Furtails
Добрынина Марина
«Про разных драконов и всяческих принцесс»
#NO YIFF #юмор #дракон #хуман
Своя цветовая тема

Про разных драконов и всяческих принцесс

Добрынина Марина Владимировна



- Ну что, ящерица, - угрожающим тоном произнесла принцесса, вытаскивая из ножен клинок, - ты меня сюда притащил, что ты теперь собираешься со мной делать?

Дракон окинул коренастую фигуру девушки мутным больным взглядом и обреченно выдохнул:

- Есть.

- Ну попробуй!

Принцесса попятилась, медленно. Вскоре ее защищенная кольчугой спина уперлась в стену пещеры, позволив оставить для обороны лишь три стороны тела. Это не то, чтобы успокаивало, хотя... Нет, успокаивало, хотя бы иллюзию создавало, и то ладно.

- Я так просто не дамся! - сообщила девушка, грозно сверкая глазами.

- Да куда ты денешься, - тоскливо пробормотал дракон, - только сядь пока, не маячь. Я тебя завтра съем.

Он тяжело вздохнул, свернулся клубком и спрятал голову под крыло.

Принцесса некоторое время постояла, подозрительно глядя на ящера и машинально выискивая взглядом уязвимые места в его бронированной шкуре. Таковых обнаружено не было. Нет, вероятно, они все же имелись, но в данный момент, по всей видимости, были скрыты где-то внутри этого ежа-гиганта.

Стена противно холодила спину. Дракон не двигался, а, следовательно, непосредственной опасности пока не представлял. Пожалуй, можно было отправиться не рекогносцировку. К сожалению, скотина шипастая разлеглась, загородив своей тушей выход из пещеры, а потому несчастной нашей героине оставалось только бродить по оставшимся в ее распоряжении квадратным метрам драконьего жилья.

Принцесса походила немного по пещере, попинала сапогами старые неопознанные кости, нашла денежку и спокойно присвоила ее. Забегая вперед, скажем, что ее королевство не было особенно богатым, а если совсем уж честно, оно даже зажиточным не было - королевство это. Одна ценность - папина корона, да и та как-то подозрительно облупилась местами. А поэтому лишняя наличность принцессе всегда бы пригодилась. Стрел там прикупить, или еще чего, в хозяйстве нужного и для сердца важного.

В пещере обнаружилось также некоторое количество сухих веток, а потому девица, устав бродить от стенки до стенки, соорудила себе небольшой костерок и уселась возле него, задумчиво глядя на пламя и поджаривая между делом кусочек сала на палочке. Сало нашлось в сумке принцессы. Она всегда была хозяйственной девушкой. Жизнь казалась вполне сносной штукой, но тут дракон, о котором принцесса с некоторым усилием, но все же постаралась на время подзабыть, протяжно вздохнул, а потом издал стон, от которого с потолка оборвался небольшой сталактит. Непорядок.

- Дракон! - позвала принцесса, - дракооон!

- Ну что ты орешь? - глухо отозвался ящер.

- Дракон, а почему ты именно меня решил слопать? - поинтересовалась принцесса.

- Отстань.

- Дракоооон!

- Отстань, говорю!

- Не, ну так нечестно! Я завтра, можно сказать, умру, а мне и пару слов сказать не могут!

Дракон вздохнул, вытащил голову из под крыла - узкую такую, зубастую и шапастую голову - грустно посмотрел на принцессу и счел-таки нужным дать необходимые пояснения, справедливо рассудив, что иначе она не отвяжется.

- Я должен тебя съесть, потому что ты - принцесса. У тебя должно быть мягкое диетическое мясо. Принцессы не приучены к физическому труду, это раз, они - нежные воспитанные девицы, не страдающие всяческими заболеваниями - это два, их откармливают качественными продуктами - это три. А сейчас заткнись. Пожалуйста. У меня очень болит желудок. Ты мешаешь мне спать. И хватит ржать, наконец!!!

Принцесса пригнулась, потому что с последними словами из пасти дракона вылетел сноп искр, а потом упала на колени, прижимая руки к животу. Она уже не смеялась. Она тихо похрюкивала.

- Что смешного?! - яростно полыхнул пламенем (в прямом смысле этого слова) дракон, - да, я болен! И что в этом смешного?!!!

- Я... (хрю-хрю)... принцесса (хрю-хрю)... Лизандра... из Урии. Диетическое мяяяясо...

Дракон растерянно заморгал, хотел было вновь потребовать объяснений, но решил подождать окончания истерического припадка у этой ненормальной. Ждать пришлось минут десять.

- Я слушаю, - наконец, холодно произнес он.

Принцесса вновь умостилась у костра, который стараниями дракона стал существенно больше, достала из золы полуобгоревший кусочек сала и сунула его себе в рот.

Она слопала сало, причмокивая, затем вытерла рукавом губы и взглянула в желтые глаза рептилии лазоревым честным взором. Принцесса, в общем, была довольно-таки хорошенькой, только очень чумазой.

- Понимаешь, ящерица, - задумчиво проговорила девушка, потом не удержалась и снова хрюкнула, - в округе не сказать, чтобы было полно принцесс. Но в наличии имеются. И все они, действительно, более или менее подходят под твое описание. Мягкие, нежные и пушистые. Одним словом, диетические.

Лицо принцессы брезгливо скорчилось, показывая, в общем, как она относится к другим представительница царствующих династий да и к ограничениям в пище тоже.

- Их, - продолжила она, - и в самом деле откармливают качественными продуктами, но...

Дракон уже понимал, к чему она клонит, но решил на всякий случай дослушать.

- Так вот, значит, кормят их, кормят... О чем это я? А, ну да! И к труду не подпускают, чтобы мясо не портилось и жирок в нужных местах завязывался. Но тебя ж угораздило поймать именно меня! Тебя не смутило, нет, что я не стояла, дожидаясь тебя на балконе, и к скале какой-нибудь или там дереву прикована не была? Тебе ж за мной полдня по лесу гоняться пришлось! За милой, изнеженной принцессулечкой! Да ты бы меня вообще не поймал, если бы лошадь моя не споткнулась, а я б, как дура последняя из седла не вылетела!

- Так ты не принцесса... - разочарованно протянул дракон. Глаза девицы гневно вспыхнули.

- Я? Я - принцесса. Самая натуральная. Лизандра. Из Урии. И папа у меня король, и мама - королева. А братья балбесы в количестве четырех штук - все, как на подбор, принцы. Чесслово! Вот только королевство у нас - маааленькое. А жрать хочется всем. И бандиты всякие лезут время от времени. В смысле лезли. Только успевай отбиваться. Так что некие навыки в плане физических упражнений с колюще-режущими предметами волей-неволей пришлось приобрести. Еще я выпить люблю и это, покуриваю время от времени. А потому звиняйте, выходит, что мясо у меня твердое и малосъедобное.

Принцесса развела руки в стороны и добавила:

- Так что вот! Ах, да! Но заболеваниями я всяческими не страдаю. Скорее всего. Девица потому что.

Здесь она опустила ресницы и мило порозовела.

- Девица? - тупо переспросил дракон, отчаянно моргая.

- Да, - простодушно отозвалась Лизандра, - замуж меня такую теперь не берут. Дела дома почти уже наладились, а замуж не берут. Конкуренция, видите ли. Принцесс-то вокруг много, а я вот....

На этом слове Лизандра оборвала фразу и глубоко задумалась.

- А мне что делать? - спросил дракон спустя пару минут.

- А? Подожди, кажется, есть мысль. Только помолчи немного.

Лизандра вскочила, заставив дракона нервно вздрогнуть, и стала ходить по пещере, что-то высчитывая. При этом она шевелила губами, делала какие-то странные жесты руками, один раз споткнулась о драконий хвост, употребив при это несколько нецензурных выражений. Спустя некоторое время принцесса замерла и серьезно посмотрела на ящера.

- Есть одна идея, - заявила она, - и, думаю, она тебе понравится. Тебя, кстати, как зовут, партнер?

Дракон изобразил на морде скепсис. Он как-то не был уверен в необходимости партнерства. С другой стороны, сопоставив факты, он уже и сам понимал, что выбор продукта питания осуществил несколько неудачно. А поесть бы ему не мешало. Да и что случится, в конце концов, если назвать этой наглой малявке свое малое, неистинное имя?

- Шаррауданапалларамм! - гордо произнес он.

- Ага, - сказала принцесса, - стало быть, Шарик.

Дракон пожал плечами. В принципе, ему было все равно, как его называет эта потенциальная сосиска.

- А мне-то тебя как именовать? - ехидно поинтересовался он, - Лизонькой или Андрюшкой?

- Лизандрой! - рявкнула "сосиска" и сердито встряхнула остриженными по плечи волосами.


План Лизандры оригинальностью не отличался, но, основное его достоинство, был выполним. Идея заключалась в уменьшении процентного содержания принцесс в природе и в сопутствующем этому выздоровлении дракона за счет потребления высококачественного мяса благородных девиц.

Короче - Шарик жрет принцесс, а у Лизандры повышаются шансы выйти замуж.

Этическая сторона вопроса Лизандру не беспокоила. Дракона - тем более. Решение проблемы выманивания конкуренток на открытую местность урианка брала на себя.

В этом месте мы должны плавно перейти к описанию главных героев. Но плавно не получается, поэтому сделаем, как придется.

Итак, Шаррауданапалларамм. Крупная особь. Самец. Он вышел из юношеского возраста, и готов был уже практически начать вить гнездо (обустраивать пещерку) с одной приглянувшейся ему пятнистой самочкой, если бы не эта противная болезнь. У Шарика, действительно, болел желудок. Болел до такой степени, что все матримониальные планы пришлось отложить на когда-нибудь очень потом. После выздоровления. А с выздоровлением, как видите, были проблемы.

При этом, даже учитывая то, что в последнее время Шарик сильно похудел, выглядел он все еще внушительно. В длину он был примерно, как три повозки, составленные одна за другой и еще пол-лошади. Такой весь черный, броня чешуйчатая на солнце блестит антрацитом. Пузико серебристое, а на лапах мелкие тоже серебристые пятнышки. Голова длинная, узкая, надо лбом наросты вроде рогов. И крылья, конечно, замечательные. Кожистые, мягкие, широкие, как паруса. В общем, красавец, и по драконьим меркам, и по людским.

Лизандра же, хотя мы ее тут недавно называли хорошенькой, особой красотой не блистала. Впрочем, если отмыть...

Она была невысокой и крепенькой, с широкими плечами, накачанными бедрами и икрами. Возможно, у нее была талия, но под грубовато сработанной кольчугой последняя плохо просматривалась. Волосы принцессы, вроде бы, русые, кучерявились и торчали в разные стороны по своему усмотрению. Ногти на руках у нее были обломаны, да и сами руки в специфических мозолях, способных без слов подсказать знатоку, что девочка и меч в руках удержит, и с луком неплохо знакома.

Зато у Лизандры было милое слегка загорелое круглое личико, ярко-голубые глаза и прямой носик, к счастью (или к удивлению), не сломанный. Рот, впрочем, был совершенно непримечателен. Рот, как рот. Подбородок тоже.

Но это было так, отступление.


Закончила свою речь Лизандра словами:

- А еще мне нужна лошадь.

- Зачем? - поинтересовался дракон.

- А к дворцу я у тебя на хвосте, наверное, подлететь должна?

- Вот еще! - фыркнул Шарик, - я тебе не ездовая кобыла!

- Меня, в общем-то, пол средства передвижения не интересует. Так что давай, Шарик, лети, принеси мне коня. Ты еще не настолько ослаб? Лошадь унесешь?

Принцесса оценивающе оглядела ящера. Последний гордо надул бока.

- Да я! - сказал он, - да лошадь! Да я, может, и слона...

- Вот и замечательно. Вот и вали. И без лошади можешь не возвращаться.

Шаррауданапалларамм послушно удалился, по пути с долей некоторого недоумения размышляя о превратностях судьбы. До этого момента ему как-то не приходилось обсуждать с обедом массу переносимых драконами тяжестей.

Через час он аккуратно поставил у входа в пещеру лошадь, а затем быстренько отполз в сторонку, чтобы отдышаться, и чтобы принцесса не заметила, как утомила отважного и предприимчивого ящера процедура поимки и доставки средства передвижения. "Эх, - горестно бормотал себе под нос Шарик, - слона бы я теперь точно не унес. А все она. Язва". Что он назвал язвой - дракон не уточнял.

Конь был хорош. Высокий, статный, широкогрудый, редкой игреневой масти. Он равнодушно смотрел на принцессу, будто и она и дракон были чем-то совершенно не заслуживающим его внимания.

- Хорооошая лошадка, - протянула желающая установить дипломатические отношения девица. Конь, как выяснилось, против установления отношений не возражал, но понимал под ними нечто совершенно иное. Во всяком случае, ехать он точно никуда не собирался. Вместо поспешной скачки к месту назначения он стал срывать растущие между камнями пожухлые травинки и задумчиво их пережевывать.

Взгромоздившаяся на скакуна Лизандра отчаянно молотила его по бокам пятками. Звуки ударов были какими-то звенящими, как от барабана. Жеребец с меланхоличным выражением на морде продолжал жевать травку.

- Ну сделай же что-нибудь! - наконец, взмолилась принцесса, бросая полный мольбы взгляд в сторону своего партнера.

Шарик подошел ближе и легонько ткнул конягу мордой в упитанный зад. Конь не меняя выражения "лица" аккуратно лягнул дракона копытом в зубы.

Шарик взвыл:

- Сама с ним разбирайся.

И уполз в сторонку.

- Откуда ты его взял?!! - возопила принцесса, продолжая тщетные попытки сдвинуть лошадь с места.

- Откуда, откуда... - проворчал дракон, - из табуна, естественно. Просто остальные, увидев меня, разбежались, а этому пофиг было. Ну, я его и забрал.

- Да это же не скакун! Это пофигист какой-то! - заорала Лизандра, дергая "скакуна" за спутанную гриву.

Конь поднял голову, навострил уши, будто пробуя на вкус новый звук, а затем вдруг спокойно потрусил вниз по тропинке, унося на спине присмиревшую от неожиданности принцессу.

- Ну что ж, - философски отметил дракон, - стало быть, будешь ты зваться Пофигистом.

К вечеру наши герои достигли места назначения. При этом Пофигист то пускался в галоп, то совсем останавливался и начинал восторженно озирать окрестности. В частности, на закат он любовался битых десять минут, совершенно игнорируя отчаянные попытки принцессы стронуть его с места. В общем, вел себя как какой-то ненормальный турист за границей. Предугадать его действия было практически невозможно, и потому нашей героине оставалось только смириться, расслабиться и постараться получить удовольствие от процесса.

Она старалась.

Дракон парил неподалеку, иногда спускаясь пониже понаблюдать за фортелями добытого им для капризной принцессы скакуна. При этом Шарик ехидно улыбался, но от комментариев, на всякий случай, воздерживался.


Королевство Зильдевейн было почти таким же игрушечным, как и родная для Лизандры Урия. Ну, может, чуть побольше. И уж явно побогаче. В Зильдевейне была известная по всей округе ярмарка, которая и приносила казне большую часть дохода. Но это так, к слову пришлось. Ярмарка к нашему повествованию не имеет никакого отношения. Вроде бы.

Дворец располагался в центре города. А потому Лизандре, гордо въезжающей в столицу на золотистом неоседланном жеребце, пришлось отдать вредным стражникам в виде въездной пошлины единственную честно украденную у дракона денежку. Принцесса скрипела зубами от злости, но утешала себя тем, что эта деньга - всего лишь удачная инвестиция в светлое замужнее будущее. А потому так и быть, пусть уж эти ироды подавятся.

Над парадным входом во дворец висела отливающая пурпуром табличка "Прием королевских женихов временно приостановлен".

Лизандра завистливо вздохнула. Надо же, временно приостановлен. Стало быть, обычно они сюда потоком стекаются. Эх, нет в жизни счастья!

Ну и ладно. Значит, Милисента - старшая дочь короля Зильдевейна, пострадает не зря. Лизандра решительно шагнула вовнутрь.

Надо сказать, старший распорядитель двора признал ее почти сразу. Ну, после пятого напоминания точно поверил, что перед ним не какая-то оборванка, а сама Лизандра Урийская. И не просто Лизандра Урийская, а высокородная дева, похищенная коварным драконом и лишь по счастливой случайности сумевшая освободиться из ненавистного плена. А потому бедная, несчастная, нуждающаяся в крове, пище, отдыхе и немедленной аудиенции принцессы Милисенты.

Впечатленный рассказом распорядитель сбегал к королю, получил необходимые указания, и уже через полчаса Лизандра плескалась в лохани с горячей водой в специально отведенных для нее покоях. Плескалась и ругалась себе под нос, поскольку время уходило, а когда она сможет увидеться с еще одной потенциальной жертвой драконьего произвола, ей так никто и не сообщил.

Пофигист меж тем спокойно лопал овес в королевской конюшне. Шарик сидел в засаде и ждал условного сигнала.

С Милисентой Лизандре удалось встретиться лишь на следующий день. Стройная, изящная, белокурая Милли, как звали ее особо приближенные лица, глядела на Лизандру с недоверием. Рассказ о драконе ее отчего-то не впечатлил.

Однако от предложения прогуляться по крепостной стене, свежим воздухом подышать зильдевейнская принцесса не отказалась. Только забежала к себе и прихватила торбу какую-то. Пусть и расшитую золотом и драгоценными каменьями, но все равно больше всего смахивающую на котомку бродяги.

- Я без нее теперь никуда, - пояснила Милли и грустно вздохнула.

Они бродили по стене уже с полчаса. Милисента мыслями витала где-то. Ее прекрасное одухотворенное лицо то хмурилось, то прояснялось. У Лизандры лицо проясняться не желало. Она лихорадочно пыталась придумать, как дать знак дракону. Когда они вдвоем решили, что помахать факелом со стены будет достаточно, почему то никто не подумал о том, что события могут начать разворачиваться и днем. А по ночам порядочные принцессы вообще-то спят.

Днем же факелом этим маши, не маши, все равно не видно. Да и сторонние наблюдатели могут не понять. Однако незажженный факел Лизандра с собой все-таки прихватила, и теперь она меланхолично постукивала им по каменной кладке. Помимо средства освещения она взяла и плотно набитый продуктами мешок, объяснив это тем, что может захотеть перекусить во время прогулки.

Наконец, урианка решилась на отчаянный шаг.

- У тебя есть с собой белая тряпка? - спросила она у Милисенты.

- Тряпка, - повторила та растерянно, - а зачем?

- Понимаешь, - быстро начала придумывать Лизандра, - там за стеной меня ждет... друг... Он меня...

- Ах, - вздохнула Милли, - люююююбит.

- Ну да, - подтвердила принцесса-1 (для удобства Лизандру время от времени мы будем именовать именно так), - любит. Я должна подать ему знак. Не знаю, как. Хотела помахать флагом, мол, жду и все такое. Флага нет.

Принцесса-2 (Миллисента, конечно) воровато оглянулась.

- Я тебе помогу, - сказала она, чуть нагнулась, подняла подол платья, и как-то очень быстро извлекла из-под него нижнюю юбку.

- Она почти чистая, - нежно улыбаясь, прощебетала Милли, - и белая. Можешь делать флаг.

Лизандра нервно сглотнула. Жертва сама напрашивалась на то, чтобы ее съели.

Минут через пять истеричного размахивания пришпиленной к факелу юбкой над стенами замка появился огромный зловещий черный дракон с серебристым брюхом, схватил передними лапами обеих принцесс и унесся в неведомые дали.

При этом принцесса-2 отчаянно визжала, а принцесса-1 громко комментировала свои ощущения от полета с использованием ненормативной лексики.

- Ну почему я, - стонала аккуратно опущенная на землю перед пещерой и поставленная перед фактом скорого умерщвления Милли, - он не мог крестьянку какую-нибудь поймать? Их вон сколько развелось - жри не хочу.

- Ему что надо, - объясняла принцесса-1, - чтобы жертва питалась хорошо, к труду была не приучена, мягкая, нежная, в общем, деликатес. У Шарика желудок больной. А еще он предпочитает девиц, потому что они гарантированно всякими дурными болезнями не болеют. А ты вот, насколько я знаю, не замужем. Стало быть, девица.

Милисента отчаянно покраснела. Ее прекрасные карие, большие, как у Пофигиста, глаза наполнились слезами.

- Не смейтесь надо мной! - всхлипнула она.

- В смысле? - удивилась Лизандра.

Через полчаса рыданий ситуация прояснилась. Юная Милисента мало того, не была девицей, а еще и в отношении отсутствия заболеваний, передающихся преимущественно половым путем, тоже не преуспела. И потому глотала теперь горстями всяческие травки, бережно хранимые в той самой торбе.

- И кто тебя этим наградил? - полюбопытствовал дракон, уже уяснивший, что поужинать ему сегодня не удастся и даже почти смирившийся с этим.

- Менестрел... ли, я музыку очень люблю, - отвечала прекрасная принцесса, захлебываясь слезами.

- Видать, не только музыку, - отметил дракон, заползая в нору поглубже.

- А что еще? - недоумевала Лизандра.

Шарик только фыркнул в ответ.

Утром на пороге пещеры появился оставленный ранее в королевской конюшне Пофигист. Оседланный и взнузданный.

- Это что ж такое! - возмущалась Лизандра, снимая с жеребца богато украшенное седло, - на день животное оставить нельзя, уже норовят присвоить. Одно ворье кругом! Но как он нас нашел? И зачем? Ему что, плохо там жилось?

- Странная живность, - согласился дракон. Пофигист фыркнул.

- А может, он зачарованный принц? - предположила Лизандра.

- Или менестрель, - мечтательно прощебетала принцесса-2.

- Нет, - отрезал Шарик, - не зачарованный - это точно. Я - существо волшебное, я в этом разбираюсь. Но что-то ненормальное в нем точно есть.

Пофигист медленно поднял заднюю ногу. Дракон поспешно удалился.

- А может его моей травкой напоить? - робко спросила Милисента.

- Ты своей травкой свои болячки лечи! - мрачно отозвался из глубины пещеры дракон.

Милли обиженно посмотрела в глаза принцессе-1.

- Ну правда, - продолжила принцесса-2, - у меня травки есть широкого антибактериального действия. Может, они ему помогут. А то я от этих его стонов всю ночь не спала.

- Да что ему твои травки, - грустно вздохнула Лизандра, - посмотри, какой он крупный, ему этих травок целый воз сожрать надо.

- Ну так я знаю, как они выглядят живыми! В смысле несушеными!

Лизандра задумалась.

- Слышь, Шар, - позвала она, - мы тут с Милькой сходим, травки тебе пособираем, ладно?

- Да валите, куда хотите! - раздраженно рявкнул дракон. Сегодня он чувствовал себя особенно паршиво. Его тошнило.

Часа через три ободранные, но довольные девицы притащили в пещеру две охапки каких-то покрытых голубыми мелкими цветочками растений. Еще часа через полтора у них был целый котел пахнущей сеном с нотками какой-то химии жидкостью. Откуда в пещере дракона взялся котел, история умалчивает. Может, принес с собой какой-то прежний посетитель.

- Шарик, - ласково позвала Лизандра, - ползи сюда, дорогой. Мы тебя лечить будем.

- Отвалите.

- Шарик, ползи по-хорошему, а то хуже будет!

- Не будет! Некуда!

- Шарик, мать твою дракониху за ногу, а ну иди сюда, а то я тебе отвар этот в другое место вливать начну!


Два дня дракон покорно глотал заботливо возобновляемый высокородными девицами отвар. На третий ему, действительно, полегчало. Однако и аппетит, несомненно, улучшился. Шарик начал плотоядно посматривать на принцесс. Последних это сильно нервировало.

Наконец, Лизандра поняла, что пора снова выходить на охоту.

На сей раз в жертвы была намечена ее высочество Ариэль Гисунская. Проживала она, соответственно, в столице Гисуна, что в двух днях пути, если на лошади, и в трех часах лету, если на драконе. Принцесса обитала в летней резиденции на окраине столицы, слыла затворницей.

Лизандру к ней с удовольствием допустили. Только вот Ариэль в ответ на вежливую просьбу принять прибывшую с визитом коллегу ответила недвусмысленным посылом этой самой коллеги в неведомые дали.

Лизандра ласково улыбнулась сопровождающему ее пажу.

- Вы не могли бы нас оставить на пару минут? - нежно проворковала она.

Мальчик охотно удалился. Лизандра подождала, пока его шаги станут неслышны, а затем что было дури бухнула сапогом в дверь, ведущую в покои принцессы.

- Слышь, - заорала она, - открывай, сука, я к тебе, б..., с дипвизитом!

- Да пошла ты! - глухо раздалось из-за двери.

- Открывай, сказала, я не затем сюда столько времени перлась, чтоб с обоями разговаривать! Ну?

- Гну!

- Ах, так!

Лизандра немного отошла назад, разбежалась и... своим нежным женским плечиком вышибла дверь к чертям собачьим вместе с наличниками.

На кушетке полулежала Ее высочество Ариэль принцесса Гисунская и смотрела на незваную гостью маленькими сердитыми глазками.

Ариэль была очень, очень толстой, прыщавой особой. Причем прыщи живописно располагались на ее выглядящей опухшей физиономии вперемешку с большими коричневыми веснушками. От этого лицо принцессы напоминало палитру художника-импрессиониста.

Жидкие волосы ярко-рыжего цвета Ариэль собирала в хвостик на макушке. Хвостик походил на султан на шлеме какого-нибудь полководца. Глазки у принцессы, конечно же, были, но определить их цвет не представлялось возможным. Грудь ее высочества плавно перетекала в живот, а затем - в ноги, отчего девица напоминала тюленя, вставшего на задние ласты. Ах да, с плюмажем на голове.

- Так! - заявила Лизандра, - подъем, дивизион. Дело есть!

Лицо Ариэль брезгливо поморщилось.

- Здесь говори.

- Ну уж нет! Мое дело не для посторонних ушей. Так что давай, ноги в руки и в сад.

- Не хочу.

- Что?! Не хочу? А я хотела? Надо! Есть такое слово, милочка. Надо. Давай-давай, отрывай зад от дивана и на свежий воздух. Быстренько!

Ариэль, недоумевая от того, почему она вообще слушает эту надоедливую особу, а не зовет стражников, чтобы последнюю вежливо, но настойчиво выпроводили за пределы королевства, подчинилась.

Она тяжело сползла с кушетки и нехотя поплелась за Лизандрой в сад. Когда они были в достаточно глухом (по мнению принцессы-1) уголке, урианка сунула в рот два пальца и пронзительно свистнула.

Громадный черный дракон (с серебристым животиком, конечно) тенью упал на принцесс, схватил их лапами и попытался взмыть ввысь. И в этот момент Шарик с Лизандрой поняли, что кое в чем они просчитались.

Во-первых, взмыть с Ариэль в лапах оказалось не так то просто. Они вместе с Лизандрой весили ну примерно, как одна лошадь, однако дракон давно уже ничего не ел, а Пофигист в свое время и не думал оказывать сопротивление. Ариэль же размахивала в воздухе конечностями, извивалась, как могла и орала. Причем орала она вполне конкретные приказы стражникам, которых в этом глухом месте оказалось видимо-невидимо. В воздухе засвистели стрелы.

Шаррауданапалларамм, тяжело взмахивая крыльями, пытался одновременно набрать высоту и хоть как-то увернуться пусть не от стрел, так хотя бы от летящих в него копий.

Только через полчаса ему удалось оторваться от погони. Еще часа через четыре (а не три, как планировалось) изнемогающий от усталости дракон опустился возле родной пещеры.


Шарик мрачно оглядел последнюю жертву, понюхал ее, чихнул и поморщился.

- Я не буду ее есть, - буркнул он, повернулся к дамам спиной и хотел было уйти к себе в нору.

- А ну стоять! - рявкнула Лизандра, - почему ты не будешь ее есть?!

- Она - страшная.

- А ты у нас, значит, ценитель женской красоты?! - взвизгнула Милисента.

- Она в прыщах, наверняка заразная. И сала много. Мне и так плохо. И вообще отстаньте.

- Нет, ты будешь ее есть! - проорали принцессы 1 и 2 хором.

Ариэль заинтересованно прислушивалась к перебранке. Но терпение ее постепенно иссякало.

- Это что это вы, бабы, придумали? - прорычала она, ставя руки в объемистые боки, - это вы, значит, живого человека решили зверюге скормить окаянной?!

Принцессы лишь раздраженно от нее отмахнулись.

- Шарик, - с угрозой в голосе проговорила Лизандра, - я, между прочим, для тебя старалась. И вообще, прежде чем тащить ее сюда, ты в воздухе ее рассмотреть не мог?

- Я от стрел уворачивался! - возмутился Шарик.

- Ты? Не смеши меня! И что тебе могла такого сделать какая-нибудь малюсенькая стрелка?

Дракон обиженно засопел:

- Ага, а если в глаз?

- Ну, Шарик, миленький, ну кусни маленько, - ласково заглядывая в глаза дракону, пропела Милли, - тебе же лучше станет.

- Что значит кусни?! - завопила Ариэль. Голос ее при этом разносился по округе получше драконьего рыка.

- Что значит кусни?!!! - повторила она и тут же вцепилась обеими руками в шелковые локоны Милисенты. Последняя отчаянно завизжала.

Дракон тут же передумал уходить.

Вероятно, это в натуре большинства мужчин, пусть даже некоторые из них являются ящерами, получать удовольствие от наблюдения за женской дракой. Тем более, что к последней немедленно подключилась Лизандра, внеся в происходящее некоторую новую нотку. Лизандра умела драться профессионально.

Минут через пять прилично помятые и исцарапанные девицы мрачно разошлись по углам. Впрочем, углов в пещере не было и поэтому они просто рассредоточились по пространству, стараясь находится на максимальном удалении друг от друга.

- Мне надо поесть, - вдруг горестно простонал дракон, - у меня спазмы.

- Ну так слопай корову какую-нибудь, - раздраженно отозвалась Лизандра. Она лихорадочно пыталась придумать, где бы ей раздобыть более съедобных принцесс. Не удавалось, и потому она находилась несколько не в духе.

Шарик посмотрел на принцессу с укором и пополз к выходу.

Он вернулся часа через два. На его физиономии застыло мученическое выражение. Дракон покружил пару минут по пещере, а потом практически галопом вылетел прочь. Принцесса Лизандра выбежала следом. На всякий случай. А то мало ли что могло случиться! Она не ошиблась.

Больного дракона долго рвало остатками какой-то рогатой живности.

- Я больше так не могу, - плакался Шарик, заползая обратно в свое жилище, - мне плохо. Может, вы не такие уж и ядовитые, а? Может, мне Пофигиста слопать?

Подошедшие ближе принцессы 2 и 3 переглянулись.

Ариэль приблизилась к остаткам извергнутой страдающим драконом пищи.

- А ты что? - поинтересовалась она, - корову вместе с рогами и копытами сожрал?

- Нет, - огрызнулся Шарик, - я из нее бифштексов настрогал и фрикасе!

- Что такое фрикасе? - тут же спросила Лизандра.

- Не знаю! - рявкнул дракон, - блюдо такое!

- Ну, я понимаю, - не унималась принцесса-1, - что блюдо, а из чего его готовят? Я, дело в том, что на досуге кулинарией увлекаюсь...

- Ооооо! - простонал Шаррауданапалларамм и прикрыл глаза крылом. Мол, глаза бы мои на вас не глядели.

- Если ему так плохо, - глубокомысленно заметила Ариэль, - ему на диету надо.

Принцессы 1 и 2 поглядели на нее с укором.

- А что! Я по диетам специалист. Знаете, сколько я из них перепробовала?

- Что-то я эффекта не заметила, - пробурчала под нос Милисента. Ариэль услышала и показала принцессе-2 кулак.

- Ему бы вырезку попробовать, а не жрать что попало вместе с шерстью и прочими отходами производства, - сказала принцесса Гисунская, - слышь, дракон, как там тебя, ты животину сюда какую-нибудь притащить сможешь?

- Живую? - поинтересовался Шарик.

Милисента вздрогнула.

- Нет, блин, - возмутилась Ариэль, - тобою лично убиенную! Но не сожранную.

- Смогу, наверное, - вздохнул дракон.

Минут через двадцать перед принцессами лежала туша оленя, которую Лизандра тут же деловито освежевала так кстати находящимся при ней охотничьим ножом.

- Ну что, Шарик, - сказала она, вырезая из туши длинный и тонкий пласт мяса, - подходи сюда. Будем над тобой эксперименты проводить. На выживание.

Она аккуратно вложила мясо в открытую пасть дракона. Шарик, опасливо морщась, сглотнул.

- Эй! - возмутилась Ариэль, - ты еду-то прожевывай!

Шарик растерянно кивнул. Он прислушивался к ощущениям внутри живота.

- Ну что? - заботливо поинтересовалась Милисента. - Не тошнит?

Шаррауданапалларамм отрицательно помотал головой и вновь открыл рот, намекая, что неплохо бы туда еще что-нибудь кинуть. Следующую порцию, побольше, он уже пережевывал.

Еще пару дней девицы кормили ящера маленькими порциями свежанины. Раз по семь на день. Время от времени в протестующего дракона вливали очередную порцию лекарственного отвара. Постепенно Шарику становилось все лучше и лучше. Его серебристое пузико округлялось, и характер ящера улучшался не по дням, а по часам.

- Ну что, принцессы, - как-то после очередного сеанса кормления, облизнувшись, заявил он, - будем расставаться?

- В смысле? - спросила Лизандра.

- Ну, я чувствую себя гораздо лучше. Вполне могу вернуться домой. Да и вас разнесу кому куда надо.

- А я?

- Что ты?

- А я?! Количество принцесс-то не уменьшилось! Я что, замуж так и не выйду, да?

Принцесса Урийская жалобно хлюпнула носом.

Дракон вздохнул.

- А у меня есть идея! - радостно воскликнула сочувствующая коллеге Милли. - По моим расчетам сюда завтра-после завтра должны начать стекаться рыцари.

- Зачем? - подозрительно щурясь поинтересовался Шарик.

- Тебя убивать! И нас вызволять из плена! Мой папА, я полагаю, уже объявил награду. Да и Лизочка с Арочкой тоже не под забором родились. Если мы немного подождем, то обязательно найдем для Лизаньки какого-нибудь подходящего жениха. Ну и что, если даже и не принц, зато избавитель! Ты как на это смотришь, Лизандра?

Последняя лишь растерянно хлопала ресницами.

- А если они меня, все-таки, убьют? - осведомился дракон.

- Тебя?! - фыркнула Ариэль, - не смеши! У нас техника до этого еще не дошла, чтобы драконов убивать. Пыхнешь на них огнем пару раз и все.

- Воооот вы как, значит, - заворчал Шарик, - все против меня, да?

Лизандра умоляюще на него посмотрела и сложила ладони у груди домиком.

Бедный дракон лишь вздохнул.


- А вы девочки, как же? - робко спросила наряженная в какой-то нелепый изображающий из себя платье балахон Лизандра. В руках принцесса Урийская неловко держала пяльцы с вышиванием, которые незадолго перед тем ей всучила Милли. Принцесса-2 считала, что с пяльцами Лизандра будет выглядеть гораздо женственнее.

- У меня нет проблем с претендентами, - сладко улыбаясь, ворковала Милисента, пытаясь гребнем расчесать непослушную гриву принцессы-1. Лизандра только жалобно поскуливала, когда из ее шевелюры выдирался особенно крупный клок волос.

- А мне насрать, - гордо заявила Ариэль, - во-первых, я помолвлена с каким-то уродом. Лет так с четырех. А во-вторых, с моим приданым меня любой замуж возьмет.

- Сейчас к нам рыцари пойдут, ты уж смотри, вдруг тебе кто приглянется. - продолжала меж тем Милли. - Мы загородочку какую-нибудь сделаем, спрячемся там с Арочкой, а ты не теряйся. Встречай кавалеров. С Шариком мы этот вопрос уже обговорили. Он, если что, подыграет.


Первый претендент появился тем же вечером. Шарик предусмотрительно залег в засаде неподалеку от пещеры.

- Привет, - шепнул рыцарь, воровато оглядываясь, - где дракон?

- Улетел по делам, - ответила Лизандра, откладывая в сторону вышивание.

- Давно?

- Недавно.

- А... ну хорошо. Значит, скоро не вернется?

- Вряд ли.

- А ты точно принцесса?

- Ага.

- Ну, давай тогда, собирайся быстрее, и сматываемся.

Из-за ширмы раздался отчетливый шорох. Это у Ариэль от долгого сидения затекла нога, и девица решила поменять позу.

Рыцарь резко побледнел.

- Кто там? - испуганно шепнул он. Практически выкрикнул. Но шепотом.

- Мыши, - холодно ответила Лизандра.

- Не дракон? Нет? Точно мыши? Да? Давай-давай, быстрее потопали. Лошадь там твоя пасется, да? Тоже заберем. Слушай, а у дракона этого золото здесь есть? А то, может, прихватим.

Рыцарь говорил очень быстро. Глаза его по пещере так и бегали. И напрасно. Лучше бы они остановились на лице спасаемой высокородной девицы. Лицо это меж тем становилось все мрачнее и мрачнее. Руки Лизандра давно уже сложила на груди, брови насупила и пыхтела при этом все громче, почти как дракон.

- А сражаться? - наконец, поинтересовалась она.

- С кем? С драконом? Я? Не, ну ты смешная, зачем я буду с ним сражаться? Он же еще того, и прибить меня может. Ненароком. А у меня, может, жизнь только начинается. На принцессе женюсь. За тебя полцарства обещали? Не знаешь? Ну, ничего, я своего все равно добьюсь. Так что давай быстренько. Бери свои манатки, или даже черт с ними, побежали так.

Через минуту рыцарь вылетел из пещеры прочь. Напоследок Лизандра еще раз пнула его сапогом под зад и крикнула вслед что-то неразборчиво ненормативное.

Второй по счету спасатель был весь закован в латы. Лизандра посмотрела на него и удивилась - как он с коня-то слезть умудрился. Как выяснилось впоследствии, для этих целей рыцарь возил с собой оруженосца.

- О дева прекрасная! - возопил посетитель из-под забрала. - Я твой избавитель, явился к тебе! Где гнусный вредитель, покорный судьбе?

- Кто? - переспросила принцесса-1.

- Где ящер коварный, зловредный дракон? Сейчас моей пикой он будет сражен!

- Где? - поинтересовалась принцесса.

- Что где?

- Пика, - терпеливо пояснила она.

Рыцарь расстроено хлопнул себя по лбу, отчего по пещере распространился своеобразный гул, и направился к выходу. Минут через пятнадцать (латы, все же, сильно мешали более быстрому перемещению в пространстве) в пещере появилась пика. Вслед за ней - рыцарь. Длина оружия была значительно больше роста рыцаря, а потому держать пику наперевес храброму спасателю удавалось с трудом. Его явно пошатывало.

Лизандра наблюдала за процессом своего спасения со все возрастающим любопытством.

- И вот я явился, гонимый судьбой. Прикончу дракона. Приду за собой! - возвестил несостоявшийся пока истребитель ящеров.

Меж тем последний уже заходил на посадку. Шарик долго готовился к роли коварного похитителя принцесс (да что уж говорить, по сути, он им и был) и сейчас, перед представлением, немного волновался, а потому приземление вышло у него каким-то излишне шумным.

- О! - сказала Лизандра, - вот и гнусный вредитель.

Рыцарь с трудом развернулся, посшибав при этом пикой несколько сталактитов.

Шаррауданапалларамм терпеливо дожидался у входа.

Надо отдать должное претенденту, он не испугался грозного ящера, а с громким "Ааааа!" ринулся вместе с оружием на зловредного дракона. Шарик с любопытством посмотрел на несущегося (практически) в его сторону рыцаря, а потом сделал шаг в сторону.

Громкое "Ааааа!!!" постепенно затихло где-то вдали.

- Как ты думаешь, - полюбопытствовал дракон, - он еще вернется?

- Вряд ли, - честно ответила Лизандра.

Она ошибалась.

Рыцарь появился минут через сорок. Латы его были уже не в таком хорошем состоянии. Пика отсутствовала.

- Монстр вонючий, ты все еще здесь?! Я посбиваю мечом твою спесь! - воскликнул рыцарь, потрясая полутораметровым клинком и бодрым шагом направляясь к Шарику.

- Я плохо пахну? - удивился дракон.

Лизандра пожала плечами.

- Вроде нет.

Дракон лег на пол, скрестил лапы и стал ждать. Дракона интересовало, что рыцарь собирается делать с мечом. Рыцарь собирался мечом тыкать. Дракону в грудь. Упс! Не получилось. Меч чешую не пробил. Тогда в лапу. Опять неудача. Шарик, явно издеваясь, подставил под удар шею. Меч только звякнул, скользнув по шкуре. Шарик хихикнул:

- Щекотно.

Но рыцарь не унимался. Снова и снова он нападал не неуязвимую тварь. Тварь продолжала ехидно ухмыляться. Наконец отважный спасатель несчастных принцесс особенно высоко взмахнул мечом, не удержал равновесия и со стуком, переходящим кое-где в звон, рухнул на пол. Точнее приземлился на пятую точку.

Принцессы некультурно ржали. Шаррауданапалларамм смотрел с сочувствием на наглой черной морде.

- Я что-то делаю не так? - грустно спросил рыцарь.

Дракон, аккуратно подцепив когтем доспех, поставил незадачливого истребителя на ноги.

- Иди, милок, отсюда, - посоветовал Шарик, - не твой сегодня день.

Рыцарь грустно кивнул и поплелся к выходу.

На следующий день в пещере побывало еще четверо претендентов (то ли на руку принцессы, то ли на награду, то ли на славу грозного победителя драконов).

Один из них, обнаружив перед собой полного сил и задора дракона, сразу дал деру, и бежал прочь, сопровождаемый оскорбительными выкриками всех трех принцесс и обидным ржанием Шарика. Второго удалось обнаружить не сразу, а когда его присутствие все же было выявлено, незадачливого "рыцаря" пришлось обыскивать, поскольку, не обнаружив в пещере драгоценных камней, претендент решил прихватить нож Лизандры и торбу с травками. Третий долго стучал мечом по драконьей Шкуре (без видимого эффекта), а затем обругал дракона и принцесс нехорошими словами и удалился.

Лизандра мрачнела. Она понимала, что либо ей необходимо пересмотреть критерии отбора женихов, либо она до конца дней своих останется в девушках. Однако какое именно из требований к кандидату снять с повестки дня, Лизандра никак не могла определить. Смелость или сообразительность? Влюбиться в трусливого умника или в смелого идиота? Эта дилемма решаться не желала.

Шарик и принцессы ей искренне сочувствовали, но предложить дельный совет не могли.

В следующий раз Лизандра даже не стала переодеваться. Просто сидела себе на камушке, застеленном собственной же курткой и меланхолично полировала лезвие ножа. Посетитель вошел без шума, и, хотя Лизандра была предупреждена о его появлении, она все равно нечаянно вздрогнула.

- Привет, - сказал незнакомец и снял с головы шлем.

- Я Роланд, - представился он и протянул Лизандре руку для пожатия. Ладонь была твердой, сухой, привычной к мечу.

- А ты - Лизандра?

- Нет, буркнула принцесса, - Милисента.

Незнакомец скептически приподнял левую бровь, но от комментариев воздержался. Затем он отстегнул пряжку плаща, расстелил его на одном из валунов и спокойненько там расположился.

- Ну, - спросил Роланд, - как жизнь?

- Нормально. Ты насчет дракона уже определился?

- То есть?

- Будешь рассказывать ему стихи, тыкать пикой, искать в пещере драгоценности или сразу сбежишь?

Роланд обаятельно улыбнулся.

- Да нет. Дождусь. Поболтаем.

- Вот еще! - возмутилась Лизандра, - он великий и ужасный, сожрет тебя и не подавится, так что давай, сваливай побыстрее.

- Тебя же он не сожрал.

- Я - ядовитая.

- И подружек твоих тоже. И пещера у вас выглядит подозрительно обжитой. И за ширмочкой кто-то шепчется. Еще и картинка такая на стене симпатичная.

Лизандра перевела взгляд на стену. На ней, действительно, красовалось изображение. Милисента, творческая личность (руки бы ей оторвать) углем от костра нарисовала Шарика. Очень похоже. Дракон улыбался, и вообще выглядел довольным жизнью. Рядом с ним была изображена тонкая девичья фигурка с развевающимися волосами. Принцесса не забыла даже автограф поставить под своим творением - "Милли" и сердечки вокруг.

- И коняга у вас рядышком пасется, на котором ну вполне можно было отсюда ускакать. - Продолжил посетитель. - Если, конечно, захотеть. Так что, заинька моя, дракон, я полагаю, вполне адекватный субъект. Хочу с ним пообщаться.

Последние слова Лизандра уже не слышала. Отчего-то именно "заинька моя" сладко царапнуло душу. Ее никогда не называли заинькой. Никогда-никогда! Она как-то по-новому взглянула на Роланда, и тут же заметила, какой он широкоплечий, поджарый, как благородны черты его обветренного лица, с какой элегантной небрежностью носит незваный посетитель дорогую кольчугу из вороненого железа.

Сердце Лизандры бухнуло и заныло. И принцесса тут же унеслась в мечтах в счастливое замужество, и витала бы там долго, если бы не подозрительный шум где-то у входа.

Там тщетно пытался вырваться из-под покрывающей его сети Шаррауданапалларамм.


Лизандра побледнела и вынула из ножен меч. Она готова была защищать жизнь своей зверушки до последней капли крови - своей или зверушкиной. Рядом тут же материализовались принцессы 2 и 3. Милли держала в руках кривую суковатую ветку, Ариэль - оставленный Лизандрой нож. На лицах принцесс застыло выражение мрачной решимости.

Краем глаза Лизандра углядела, что Роланд тоже готовится к бою. На сердце потеплело.

- Оба-на! - услышала она вдруг, - так он тебя таки не съел! Сестренка!

Какой-то крупный, небогато одетый субъект, сграбастал Лизандру в объятья и легко оторвал ее от земли.

- Бруно! - запыхтела Ее высочество, - отпусти меня, дурень!

- А мы боялись! Мы переживали! - это вокруг принцессы уже прыгал мальчик лет десяти.

Еще два молодых человека - один лет так пятнадцати, а другой двадцати - оба невысокие, крепенькие и русоволосые, подошли к принцессе и встали рядом, радостно улыбаясь.

- Я рад, что счастливое семейство воссоединилось, - проворчал дракон, - но мне здесь, под сетью, немножечко неуютно.

- Молчи, тварь! - грозно выкрикнул Бруно.

- Эй, братец, - возмутилась Лизандра, - это мой дракон, какого лешего ты им распоряжаешься?

Бруно насупил брови.

- Чего это он вдруг стал твой? Это мы его поймали!

- А не надо было его ловить! Ты бы еще Пофигиста поймал, и сказал, что он твой!

- Кого?!

- Пофигиста, коня моего!

- Э... Желтенького? Так он твой, значит.... А мы его того....

- Съели?!

- Тоже поймали.

К пещере, полный решимости, со злобно горящими глазами, подошел Пофигист. Его уздечка была порвана, в гриве застряли колючки. Пофигист покосился на спеленутого сетью дракона и медленно повернулся задом к Бруно, справедливо определив в нем главного в этой банде принцев-мародеров.

Наблюдающая за этими манипуляциями и вполне осознающая их суть Лизандра помедлила немного, размышляя о том, стоит ли помогать вредному старшему брату, но затем все же выкрикнула:

- Берегись!

Бруно отпрыгнул в сторону. Копыто Пофигиста просвистело буквально в двух сантиметрах от плотненького тельца принца Урийского.

- Ладно, - отдышавшись, миролюбиво заявил Бруно, - пусть это будет общий дракон. Давай, рассказывай быстрее, как его убить.

- Не надо его убивать! - закричала побледневшая Милисента.

- А это кто? - заинтересовался Бруно.

- Ты тему не меняй! - возмутилась его сестра, возмущенно топая ногой. - Немедленно отпусти Шарика!

- Чего ради? Я щас отпилю ему голову, и она здорово будет смотреться на стене у нас в зале. Все обзавидуются!

Пофигист снова стал занимать боевую позицию.

Тут уже не выдержал Роланд.

- Молодой человек, - сказал он, - я рекомендую отпустить дракона. Во-первых, отпилить ему голову будет весьма затруднительно. Во-вторых, Вы же видите, он не причинил Вашей сестре вреда. Он относится к принцессам дружественно. А дружески настроенный дракон - гораздо больший повод для зависти, чем его голова на стене. Тем более, Ваша стена может такой тяжести и не выдержать.

Шарик и Пофигист с уважением на мордах уставились на претендента.

- А ты кто такой, чтобы советы мне здесь давать? - возмутился Бруно.

- Щас по зубам получишь, - прорычала Лизандра.

- Я - Роланд.

- Кто? Рыцарь, а может, принц?

- Я - Роланд, король Миссонии.

Тут Бруно как будто сдулся.

- Ах, тот самый, - пробурчал он, - Лизкин жених...

Лизандра нахмурила брови. Как по команде, Шарик, Пофигист и принцессы 2 и 3 недоуменно на нее уставились.

- Ах, да! - отмахнулся Бруно, - Лизка же не в курсе! Ну, Лизок, мы тебя просватали. Давно уже, просто не хотели раньше времени воду мутить. А это Роланд, твой, типа, жених. Он что, тебе не сказал? Забавно. Ну, теперь ты знаешь. А дракона я тебе все равно не отдам. Ааааа! Уберите от меня Вашу бешеную лошадь!

Это Пофигист, не надеясь уже на собственную меткость, подкрался и куснул наследника престола Урии за мягкое место.

Меж тем Ариэль, не вмешиваясь в беседу, аккуратно разрезАла сеть, и выпутывала из ее остатков конечности дракона. Наконец, Шаррауданапалларамм был освобожден.

- Ну все, - сказал он, - ребята, вы дождались.

- Только не ешь их! - испуганно воскликнула Ариэль, - Мы только лечить тебя закончили!

- Ешь-ешь! - мстительно заявила Лизандра, - он из тебя чучело сделать собирался! Мой дракон, мой дракон... Ничейный он! Вот!

Шарик задумался. С одной стороны, его мстительная драконья натура требовала подвергнуть гнусных нарушителей его спокойствия какому-нибудь жестокому наказанию, с другой стороны, наказаний дракон знал только два - спалить или сожрать. При этом Шарик справедливо полагал, что Лизандра впоследствии может не оценить ни того, ни другого. Что бы она сейчас ни говорила.

А потому Шарик выпустил из ноздрей по струйке дыма, уронил на сухую траву несколько искорок (намеренно на сухую, чтобы по ней пламя побежало - для наглядной демонстрации возможностей), потом зевнул, показав набор шикарных, белых, острых зубов, и, наконец, расправил крылья, чтобы все оценили их размах.

Все оценили. Кроме принцесс, конечно, которым этот размах уже несколько примелькался.

- Так, - сказала Лизандра и устало взмахнула рукой, - спектакль окончен. Зрители расходятся по домам.

- Вас проводить? - любезно предложил Роланд, внезапно перейдя на "Вы".

Сердце Лизандры вновь засбоило. С этими братско-драконьими разборками она как-то забыла поразмыслить о том, что ее, видите ли, просватали. Не спросив. За какого-то короля какой-то Миссонии. Где это, кстати? За... Роланда... Она перевела взгляд на претендента на свою руку и сердце и взгляд ее смягчился. Какой он, все-таки, красивый. И король, а не какой-нибудь там принц. Хотя, стоп. Он же ее руки просил, когда они еще не были знакомы. А вдруг он передумал?! Да она же соврала ему, назвавшись другим именем!!!

Роланд терпеливо ожидал ответ и был несколько заинтригован сменой выражений лица принцессы.

- Нас ждет Ваш батюшка, король Урии, нам нужно обговорить детали свадьбы, если Вы не против, конечно, - напомнил он.

Лизандра покраснела и опустила взгляд.

- Ниоифф, - пробормотала она.

- Что?

- Ниоифф..., - повторила принцесса.

- Что? Я не понял.

- Не против!!! - выкрикнула принцесса, - я не против! Я - за!

Роланд испуганно отшатнулся.

- Я стесняюсь, - пояснила принцесса-1 и вновь опустила очи долу.

На этом нашу историю можно было бы считать законченной. Если бы не одно "но". Шаррауданапалларамм разнес по домам принцесс 2 и 3, которые перед этим долго расцеловывали всех присутствующих, не исключая Пофигиста, обещали писать письма и обмениваться визитами. Затем Шарик нагнал всадников, направляющихся к себе в Урию, сделал над ними прощальный круг почета и собирался было возвращаться к себе домой, к пятнистой подружке, если бы не...

- Шарииик! - закричала Лизандра и приглашающее помахала дракону рукой.

Дракон немедленно приземлился неподалеку.

- Что случилось? - поинтересовался он, - мы же, вроде уже попрощались.

- У нас есть к тебе одно предложение.

- Подкупающее новизной и простотой?

- Вроде того. Мы вот тут подумали с Роландом... Слушай, а это правда, что драконы любят золото собирать и всякие драгоценные побрякушки?

- Ну, допустим.

На морде дракона появилось подозрительное выражение. Он не любил разговаривать о своих игрушках.

- И, я так понимаю, заболевания пищевого тракта у вас не редкость, - продолжала меж тем Лизандра.

- Не редкость. И что?

- Ну, понимаешь, Миссония, как выяснилось, граничит с Волшебным лесом.

- Допустим, граничит.

- А Роланд говорит...

- Позволь дорогая, я сам скажу, - вмешался король Миссонии, - на территории моего государства есть скалистая гряда с пещерами, естественно. Учитывая то, что методика лечения драконов принцессами отработана, а большая часть драконов обитает неподалеку от Волшебного леса...

- Я понял, - весело хрюкнул Шаррауданапалларамм и переступил с лапы на лапу, - вы хотите устроить там санаторий для больных драконов. Не бесплатно, естественно.

Роланд пожал плечами.

- Бизнес есть бизнес. Но в любом случае, ты в доле. Двадцать процентов с выручки - твои.

- Тридцать, - хмыкнул Шарик, - и не с выручки, а с прибыли. И не надо учить меня основам экономики. Но зато рекламу я беру на себя. И нам надо будет согласовать прайс...

Всадники неспешным шагом двигались в сторону королевства Урия. Над ними парил большой черный дракон с серебристым брюхом. Время от времени сверху доносились непонятные слова: "Маркетинг... Кривая спроса... равновесное предложение...".

Все были счастливы и готовы к будущим свершениям.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://zhurnal.lib.ru/d/dobrynina_m_w/dragon.shtml
Похожие рассказы: Квендиэль «Поступь науки», Наталья Голованова «Рыцарь и Др.», Алекс Линард «Теодор, светлый эльф»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален