Аноним 7
«Фатальная ошибка»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

Открытие очередной электростанции было назначено на ночь и планировалось с большим размахом.

Примерно в два часа пополудни торжественный кортеж стартовал от Королевского дворца и неспешно двинулся вдоль главной улицы к Нюбийскому тракту.

Неспешно, потому что Его Святейшество Господин Трассем из рода гривастых волков, не переносил быстрой езды – его вестибулярный аппарат и в молодости-то не отличался крепостью, а уж теперь, когда возраст и злоупотребление опиумом превратило его в еле живой овощ, тошнота подкатывала, стоило только пустить ящеров рысью.

Отсутствие у большинства карет даже самой элементарной подвески – хотя бы в виде рессор – так же не способствовало излишнему лихачеству. Да и фугасов на дороге стоило опасаться, а при быстрой езде передовой дозор не сможет оперативно обнаружить ловушку.

Как следствие, кортеж двигался со скоростью хромого пешехода.

Утром среди гвардейцев кардинала Тирита разошелся слух, будто бы Его Святейшество, опять упоровшись своей любимой дурью, наотрез отказался участвовать в торжествах, пожелав, чтобы электростанцию доставили к нему во дворец, где он и проведет все необходимые обряды.

Министрам с большим трудом удалось отговорить его от подобной затеи, кое-как объяснив ему, что электростанцию невозможно доставить во дворец по техническим причинам, а обряды провести надо, так что отправиться на торжества придется.

Отец Нации все-таки. Всенародно избранный на пожизненный пост единым голосованием, самыми честными выборами в метагалактике, при явке в сто тридцать процентов. Первый среди равных, тот, кто всех «равнее».

Как бы то ни было, Господин Трассем вскарабкался на Самую Главную Карету и кортеж тронулся. В пути Его Святейшество был весел – очевидно, уже дунул – и игриво постукивал погремушкой-маракасом по голове сэра Шметтерлинга, которому выпал жребий сопровождать Великого Господина к месту торжества.

Специально для удобства Его Святейшества и извлекания самого чистого звука на макушке выдра был выбрит участок шерсти, образовав почти идеально круглую лысину.

Сэр Шметтерлинг делал вид, что все в порядке, сохраняя каменную морду, но в глазах его, казалось, плескалась смерть.

К счастью, его мучения продлились не очень долго - вскоре Господин снова потребовал себе трубочку опиума, и оставшееся время пребывал в расслабленно-блаженном состоянии.

Весь путь занял чуть менее трех часов, в течение которых гвардейцы лениво постреливали из карабинов по окрестным кустам и далеким перекошенным домикам (Ближние были давно снесены во избежание засады). Чтобы, не дай Ктулхер, какие-нибудь местные крестьяне от переизбытка чувств к Отцу Нации не решили отблагодарить его за столь рьяно проводимые реформы и инновации.

Может быть, даже кого подстрелили, но проверят было опасно. Паразиты любили устраивать засады на таких вот любознательных. Очень любили, и главное умели, хорошо в этом деле поднаторев, так что гвардейцы не торопились вылезать из под защиты энергощитов и брони.

Вельможи так же предпочли наблюдать за процессом из-за толстых стекол своих карет и электромобилей. Даже у самых тупых из них хватало мозгов, пусть и заплывших жиром, помнить, что энергощиты задерживали все, что летело быстрее ста метров в секунду, давая неплохую защиту от пуль, но банальный арбалетный болт без проблем пролетал сквозь неё. За что, кстати, арбалет и полюбился в среде паразитов.

Без казусов все-таки не обошлось и на это раз. Передовой дозор в лице броневика с установленным электромагнитным тралом и блокиратором радиовзрывателей подорвали придорожным фугасом. Машину разорвало на куски – даже V-образное противоминное днище не спасло. Похоже, сигнал подали по проводам. Взрывом раскидало гвардейцев, сопровождавших машину, да так лихо, что кортеж пришлось остановить, пока их остатки не соскребут с дороги и не соберут ошметки по окрестным кустам, тщательно обыскав кювет. Негоже оставлять паразитам халявный завтрак – честные крестьяне сами заработают себе на еду.

По приезду еще полчаса потребовалось, что бы вельможи удобно разместили свои кареты на стоянке, причем некоторым не хватало места, а многим ездовым ящерам не досталось кормежки. Доходило до мордобоя, и пару раз охрана повздоривших вельмож оголяла мечи и угрожающе поигрывали ружьями, но дальше разбитых морд дело не шло.

Проще всего было редким электромобилям – тем из них, что доехали до места, не заглохли по дороге (Аккумуляторы были ненадежными и капризными) и, не развалились на колдобинах – асфальта за пределами Центральной Площади Столицы не видели со времен Второй Волны колонизации, а с подвеской у электромобилей было ненамного лучше, чем у карет. На случай форс-мажора в эскорте имелись ящеры для взятия на буксир заглохшей машины.

Многие отметили, что организация празднества оставляет желать лучшего, а сэр Бэртони из рода лис чернобурок, отвечающий за мероприятие, был зол как сам Великий Ктулхер, метался туда-сюда и непристойно бранил разных гостей и подчиненных.

К несчастью для него, под его руку попался дьякон Соммерслит, и Бэртони чуть было не огреб от охраны олигарха, но вовремя извинился, и тем спасся, отделавшись лишь показательной поркой.

Наконец, церемония началась. С одноразового алтаря спал огромный занавес, и высшее общество одобрительно заохало – сегодняшняя девственница оказалась выше всяких похвал. Дьякон Соммерслит из рода пантер заметил, что будь такая красавица его собственностью, то он бы не осмелился отдать её для жертвы, а вдул бы всенепременно. На него зашикали, но как-то без воодушевления. Во-первых, потому что еще помнили показательную порку сэра Бэртони. А во-вторых, потому что знали, что сэр Соммерслит тоскует по своей загородной резиденции, сгоревшей во время очередного рейда паразитов. За компанию с ней сгорел батальон личной гвардии, целый взвод бронеавтомобилей, любимая позолоченная карета и личный двойник, который, очевидно и был целью набега. Посему дьякон злоупотреблял травой и был немного не в себе.

Его Святейшество зарезал тёлку аккуратно и ловко, словно не пребывал за пару часов до этого в прострации, олениха похоже, вообще ничего не заметила. Никаких пророчеств она не продекламировала и никакие демоны в церемонию не вмешались. Это был хороший знак.

Зарезав бабу, Его Святейшество вкусил кусочек её сердца и запил рюмкой крови.

Гвардейцы дьякона, стоящие в почетном карауле, шушукались и спорили на щелбаны, не вывернет ли на изнанку Отца Нации.

Не вывернуло.

Наконец, электростанцию торжественно запустили, специально установленная мачта над алтарем с развешанными по кругу плафонами осветила обширный зал, сильные мира сего зажмурили глаза и замотали головами - свет от многочисленных ламп раздражал и был нестерпимо ярок.

Его Святейшество испуганно завизжал, и сэру Бэртони пришлось приложить изрядные усилия, что бы утихомирить его.

Когда вельможи попривыкли к яркому свету, на алтарь взошел сэр Рейнтохтер из племени хорьков и продекламировал:

- В круге света мы рождены в пути. Почему мы друг друга не можем найти в круге света?

И сделал торжественную паузу, в ходе которой в мертвой тишине послышалось два голоса.

Вначале женский:

- Он что, уже упоролся?

Потом мужской:

- Это стихи, дура.

Потом была проповедь, в которой дьякон выразил уверенность в скорейшем наступлении светлого будущего, успехе инноваций и перестройки, внедрения нанотехнологий и победе общенародных ценностей над дикостью, пригрозил расправой всем тем деструктивным элементам (Прям так и сказал, вычитал слово из старой умной книжки, каким то чудом избежавшей топки), что вставляют палки в колеса прогресса. Потому что каждый такой элемент – Враг Народа (Еще одно умное словечко из давних времен, за одно только хранение такой книжки можно на костер загреметь, но бомонду закон не писан). Конкретных имен не называл, но всем итак было ясно о ком речь.

Сэр Шметтерлинг поглаживая лысину, обратил внимание на юную особу, одиноко стоящую в толпе вельмож, одетую в старомодный наряд с высоким воротником, какой уже давно не носят даже в провинции. А кое-где никогда и не носили. Что гораздо необычнее, её караулил статный высокий лев, и это было странно - по закону охранники львы, да еще с санкцией на огнестрел, полагались только высшим церковным и государственным чинам. Шметтерлинг не мог припомнить, что бы среди означенных титулов значилась эта особа. А у этого льва за спиной еще и энергетический щит висел.

Впрочем, и сама дама была львицей, так что возможно это был её кавалер. Тем не менее, вооружен он был более чем грозно, и это насторожило выдра.

Лев, несмотря на грозный вид, вел себя очень скромно – сидел в сторонке, сложив лапы, и слушал проповедь.

Впрочем, долго подумать над странной парочкой не дали, поскольку выдру полгалось так же выйти на алтарь с речью – министр энергетики как-никак.

Взобравшись на алтарь, Шметтерлинг бубнил что-то невнятное про энергетическую независимость и инновации, то и дело порываясь погладить лысину, но вовремя отдергивая руку. Гвардейцы оживились, и снова заспорили на щелбаны, дотронется ли он до лысины, или нет.

Вроде не дотронулся – точнее было сказать трудно, плафоны на мачте постепенно перегорали, так что под конец из всей фигуры Шметтерлинга была заметна лишь его лысина.

На этом церемония завершилась, и вельможи, погрузившись в кареты и электромобили, отправились обратно в Королевский Дворец, на пир.

Назад возвращались по другому тракту, разумно предположив, что на предыдущем наверняка разместили засаду. И не ошиблись – дозор, патрулирующий Нюбийский тракт, подорвался на фугасе, после чего подвергся обстрелу из кустов и был уничтожен. На этот раз тела гвардейцев достались паразитам – отбивать их было некому.

У королевского эскорта обратная дорога прошла без особых эксцессов, разве что в карету сэра Бэдфорта из дальних кустов прилетел арбалетный болт, застрявший в толстом борту.

В ответ броневик обложил окрестности из миномета, а потом еще добавил из автопушки по особо подозрительным кустам, превратив их в измочаленные куски зеленых ошметков, словно после прохода стада травоядов.

Может быть, даже в кого-то попали – сказать было трудно, а проверять никому не захотелось. Эскорт поехал дальше.

Вся дорога до Столицы была освещена яркими лампочками на столбах, которые оперативно развешивались рабочими под охраной, а после проезда кортежа так же оперативно убирались. Иногда особо ретивые уносили и столбы.

Зато сам дворец, ровно как и улицы Столицы, по крайней мере центральные, был освещен гораздо лучше, чем обычно освещались до этого ненадежными газовыми и керосиновыми фонарями, что, несомненно, радовало вельмож.

Правда, не всех. Например, сэр Моссберг, владелец газовой компании, был хмур всю поездку, и поговаривают, финансировал саботаж на электростанции, но так и не осмелился дать отмашку, опасаясь кары.

Вскоре гости разошлись по залам в поисках развлечений и досуга.

Сэр Норберт спросил Шметтерлинга, всегда ли теперь столица будет так освещена, на что тот, подумав, ответил:

- Ну, пока металлургический завод не заработает, всегда, а там посмотрим.

Пока нижние залы поделили на площадку для танцев и пиршеский зал, на верхнем устроили оргию, причем это был первый в истории случай, когда в общественную оргию допускались травоядные.

Надо сказать, что вопрос прав травоядов вызвал во Всеблагом Кворуме Нации оживлённые дискуссии, которые традиционно вылились в поножовщину между враждующими фракциями. На сей раз, к счастью, никто никого не пристрелил и не зарезал, и даже покусанных оказалось не очень много.

Не последнюю роль в этом сыграл спикер Кворума, сэр Таймон, из-за протезов прозванный Кибером, выразивший неудовольствие поднятым шумом. Дескать, вы так орете, что честному волку уже нельзя употребить наркотик и расслабиться – всем известно, что под воплями наркотики не в кайф. И вообще, Парламент вам не место для дискуссий.

Пристыженные депутаты разошлись, а вопрос о правах травоядных так и не решился до сих пор.

В танцевальном зале тем временем гремела любимая музыка сэра Шметтерлинга, но сам выдр не отрывал взгляда от загадочной особы, танцующей с кем-то из вельмож.

Что-то в ней было не так, и дело было вовсе не в наряде. Точнее, не только в нем. Чувствовалась какая-то скованность в движениях, словно львице что-то мешало. И это был явно не её кавалер. Проблемы с ногами? Вряд ли, слишком молода, хотя может это следствие плохо залеченной травмы.

Сопровождающего её льва нигде не было видно, и это вдвойне насторожило выдра.

Быть может, его мысли не пошли бы дальше пустых подозрений, но во время танца у пары случился конфуз. То ли он споткнулся, то ли она… Теперь львица лежала на спине, над ней неловко – на четвереньках – возвышался её кавалер из племени красных панд в богато расшитом кафтане. Не исключено, что свою роль сыграла разница в росте – львица была на две головы выше панды.

Кавалер торопливо помог подняться девушке, неловко поправляющей платье, и быть может, этим бы все и закончилось, но сэр Шметтерлинг смог разглядеть кое-что неожиданное для себя.

Шерсть. Светлые полосы шерсти за ушами, какие бывают на месте заросших шрамов. Именно их скрывал старомодный высокий воротник.

Кивнув своим мыслям, министр энергетики решительно направился на выход из зала.

Для львицы, которую звали Вассерфаль, странное поведение выдра не осталось незамеченным – краем глаза она наблюдала, как Шметтерлинг торопливо вышел из зала, и задолго до этого приметила, как тот за ней наблюдал. Нехороший знак.

А ведь она противилась подобному наряду, слишком явно выделяющему её из толпы, но координаторы боялись, что шрамы от пластической операции станут слишком заметны.

Ей стоило все же проявить твердость в данном вопросе.

Дальнейший ход мыслей прервала потасовка в другом конце зала – опять кто-то с кем-то повздорил. Послышался звон посуды, звякнула сталь, но до дуэли дело не дошло – двух не поделивших что-то (или кого-то) шакалов разняли гвардейцы.

Решив, что с неё хватит, Вассерфаль пошла в соседний зал, где уже накрыли столы.

Быстро оглядев обширное помещение, пестрившие от ярких одежд и лоснящейся шерсти, она искала Брейкемина. Тот вовсю налегал на кушанья в дальнем конце зала, ни на кого не обращая внимания.

Ну да, когда еще придется. Может, и ей стоит подкрепиться? Она направилась к столу, улавливая обрывки разговоров:

- Совсем обнаглели, мерзавцы, - распинается какой-то жирный тигр, в шикарных одеждах, подергивая кончики напудренных усов. – Второй набег на плантации за месяц, мои солдаты еле отбились, два гектара продукта пожгли. Ну куда с такими убытками поместье содержать?

- Откуда только силы у паразитов на такие рейды, уже все средства на охрану уходят, и все равно не помогает, - вторит ему кто-то пятнистый, с длинным, пушистым хвостом и чуть менее длинной, гибкой шеей, увенчанной узкой клиновидной мордой, не иначе линзанг. - Того гляди, придется в охранение Гвардию одалживать.

Яркая одежда, под стать естественному окрасу, пестрит черными пятнами на оранжевом фоне, и только бежевая оторочка позволяет определить, где кончается шерсть искусственная и начинается натуральная.

- В последние годы паразиты очень обнаглели, - кивает ихневмон в гамбезоне и стеганых штанах, поигрывающий пуншем. – Раньше можно было свободно прогуливаться по улицам столицы даже глубокой ночью без охраны, теперь попробуй с главной улицы отойди без кортежа из гвардейцев, мигом прирежут. И ведь даже некоторые нетравояды на стороне паразитов, им-то что неймётся?

- Равноправия для всех хотят, как же, - ответил с недовольством какой-то волк в офицерском мундире. - Никак не поймут, что если природой заведено быть добычей, значит, так тому и быть.

- Заметно сильнее стали. Раньше только с арбалетами и бегали, теперь у них откуда-то минометы появились и даже гранатометы. На солдат энергощитов не напасёшься, - жаловался другой офицер из рода рысей.

Все это навевало гнетущие мысли на Вассерфаль. Она знала, что чудовищная нищета, коррупция и произвол, буйно цветущие на многих планетах Акламации, были платой за цветущие оранжереи и сияющие купола аркологий столичной планеты, задыхающейся в смоге и живущей, по сути, за счет грабежа провинции. Но то, что она увидела здесь, в первый месяц внедрения, просто ввело её в ступор. Стоило отойти от космодрома с припаркованным «Звездный соколом», на пару километров, и ничто уже не напоминало о том, что львица на планете, колонизированной могучим межзвездным государством. За пределами кое-как мощеной центральной площади, обрамленной сверкающими золотом дворцами и небоскребами делового района, львицу окружали жмущиеся друг к другу дома, в лучшем случае из кирпича и дерева. На окраинах лачуги и вовсе строились без какого-либо проекта - обрушения не были редкостью. И это столица единственного заселенного региона планеты, окруженного совершенно дикими территориями. В других городах ситуация была хуже. И словно этого мало, самые настоящие жертвоприношения с поеданием разумных существ, свидетелем чего Вассерфаль имела несчастье стать недавно.

При этом на руководящих постах, ни одного травоядного, что шло в разрез с проводимой Акламацией политикой толерантности, столь яро пропагандируемой на столичной планете.

Неудивительно, что львиная доля так называемых «паразитов» (термин, от которого львицу воротило) – травояды.

И у этих бунтарей откуда-то взялось вполне современное оружие, и чем дальше, тем современнее. В последнее время они наладили производство дешевых одноразовых гранатометов, против которых энергополе не спасает – скорость полета гранаты слишком мала. Летит она не дальше ста метров, даже если стрелять навесом, но для обстрела конвоев из кустов большего не надо. Количество убитых в засадах солдат и вельмож поражает – увидевшая статистику Вассерфаль впала в смятение.

Она сочувствовала тем, кого здесь называли паразитами, но так же и понимала, что дальнейшее их усиление может окончательно дестабилизировать ситуацию. И тогда сюда пришлют не группу агентов разведки, а экспедиционный корпус космофлота для усмирения.

А значит, она не имеет права на ошибку.

Однако, не все здесь варились в собственном соку, до чутких ушей агента Звездной Разведки доносились разговоры и о дальних пределах. Обсуждали, как и следовало ожидать, столичные дела, конфликты на приграничных планетах, взаимоотношения с соседями, некоторые из которых в последнее время стали уж очень настырными, поставки новой партии энергощитов для Гвардии и ответные меры паразитов.

Стол, как заметила Вассерфаль, был поделен на равные секции, на каждой из которых расположились яства для определенной категории едоков. Вот только закономерности Вассерфаль никак не уловила, подойдя наугад, и, похоже, сделала что-то не так, заслужив неодобрительные взгляды отдельных личностей.

«Проклятье, вот именно на таких мелочах и прокалываются агенты», - подумала она и торопливо отошла от стола, сделав вид, что проходила мимо. На брифинге и обучении ей ни слова не говорили о подобных нюансах. Прокол. Может быть, если к ней пристанут с расспросами, удастся сослаться на то, что она из далекой провинции? В конце концов, ей сделали пластику как раз для того, что бы внешне она походила на одну из живущих на отшибе освоенного региона титулованных особ, чья машина по дороге сюда была оперативно перехвачена. В любом случае, проверять не хотелось.

Идея со старомодным платьем явно была не самой лучшей, пусть оно и скрывало шрамы, но слишком сильно привлекало внимание. Прокол на проколе, словно операцию готовила не государственная служба безопасности, а местные халтурщики на отшибе. Выдр явно заметил её шрамы, и ушел… куда-то.

Вассерфаль вспомнила досье на него. Прибыл из Столичной планеты чартерным гиперлетом класса «летающий чайник», три года назад как назначенное должностное лицо – судя по деталям, сослан за какие-то провинности. Более чем похоже на правду – смена гламурной жизни в аркологиях Столицы на прозябание на периферии, пусть и во дворце, на побегушках у местного самодура, не похоже на добровольное отбытие. При входе в атмосферу аппарат получил повреждения – вроде как от микрометеорита – и рухнул в стороне от космопорта, в незаселенном секторе, и хотя космолет был уничтожен, Шметтерлингу удалось выжить, воспользовавшись спасательным аппаратом. Прибывшая через несколько дней спасательная экспедиция обнаружила обгоревшие обломки аппарата и сильно обожжённого выдра. Тот факт, что выдр оказался единственным выжившим и то, что он вообще пережил такое падение, уже наводила на некоторые размышления, но вопросов никто тогда задавать не стал. Во-первых, потому что некому – единственному выжившему предстояло пережить несколько пересадок кожи и пластику морды, и месяцы привыкания к новой внешности, к новой морде, к новой жизни, а во-вторых, гораздо сильнее всех поразила потеря корабля. Способных на мгновенное перемещение кораблей у Аккламации изначально было всего-то двести штук. Теперь уже меньше. Все – прямиком из обнаруженных тайников Предтеч. И потеря каждого – катастрофа, ибо на них держалось все межзвездное сообщение Акламации, и заменить их было нечем.

Несомненно, были темные пятна во всей истории, особенно с этим спасательным челноком. Проведенный разбор обломков показал, что спасательный челнок остался на уничтоженном корабле, а то, что было обнаружено рядом с выдром, принадлежало к однотипному кораблю. В купе с резкой активизацией местных бунтовщиков (Вассерфаль воротило от термина «паразиты» - если где и были настоящие паразиты, так это во дворце) это наводило на интересные размышления и побудило начать расследование и инициировало операцию внедрения. Жаль только, что с таким опозданием.

Однако стоило вернуться к насущным проблемам.

Понять бы еще, что не так она сделала? Вряд ли деление столов идет по видовой принадлежности, в зале не было травоядов, если не считать тех, с кем развлекались наверху, и на всех столах, по сути, покоились мясные блюда. Что же не так? Может, деление идет по статусу и титулу?

Она не уловила закономерности.

Уже не важно. Она вовремя исправила ошибку. А вот Брейкемин косых взглядов не замечал слишком долго. И львица заметила, как к нему подошло несколько особ воинственного вида. Впрочем, может быть, дело было в чем-то другом? Приглядевшись, она поняла, что среди них затесался Шметтерлинг и хорек Рейнтохтер.

Чуткий слух Вассерфаль легко подслушал бы их даже отсюда, с другого конца зала, если бы не гомон толпы. Она направилась к Брейкемину, но была остановлена прикосновением к плечу:

- Сударыня, не желаете ли пройтись на верхние этажи?

Обернувшись, львица обнаружила перед собой олениху, обернутую в одеяло, по крайней мере, ей так сперва показалось. Спустя мгновение она сообразила, что это местное одеяние по последней моде, и что интереснее, травоядам его вроде как носить не дозволялось – не по рангу.

Эта особь была исключением?

Спрашивать не хотелось.

Олениха обхватила её за лапу, прижавшись боком, масленый взгляд недвусмысленно намекал на намерения.

Застыв столбом от удивления и размышляя над тем, что предпринять, Вассерфаль обратила внимание, что окружение совершенно обыденно реагирует на подобные приставания. Лишь несколько взглядов скользнули по ней, как по пустому месту.

Что будет, если она откажется?

Она поискала глазами Брейкемина, но не нашла ни его, ни Шметтерлинга. Где-то глубоко внутри зародилось беспокойство. А не призвана ли эта особа отвлечь её внимание? Додумать она не успела.

Дворец вздрогнул. Раз. Второй.

- Что это? - Удивленно спросил кто-то, олениха отстранилась, и Вассерфаль перевела дух.

Внимание нескольких особ привлекли отблески в окнах, и вельможи потянулись на балконы.

Открывшееся зарево повергло многих в шок. Вассерфаль не была исключением. Беспокоил её не столько сам факт зарева, сколько то, где оно находилось. Что-то горело. Даже не горело – полыхало. Да так, что вечернее небо посветлело. Как раз там, где находился космодром.

Требовалось срочно связаться с командой.

- Господа, пожалуйста, внимание, - проговорил высокий статный медведь гризли в кирасе. – Сохраняйте спокойствие и следуйте за проводниками, они проведут вас в безопасное место. Служащим гвардии приказано немедленно явиться по месту дислокации своей части.

Тут же, явилось несколько солдат, и быстро организовав толпу, повели её к выходам. Но у Вассерфаль были другие планы.

Прежде всего, требовалось уединиться, и она незаметно юркнула в боковой проход, откуда тоже хлынула толпа. Ей стоило немалых сил грести против течения, да еще так, что бы встречных солдат это не насторожило.

Оказавшись наверху, она быстро нашла опустевшую комнату, где еще несколько минут назад творилась оргия. В воздухе все еще витал мускусный запах.

Решительно содрав одежду, она аккуратно вытянула длинный узкий и склизкий тубус – раскрывшись, он явил на свет рацию, сложенный пистолет-пулемет, короткий широкий меч и кое-что по мелочи.

Невозможно описать, каких сил стоило уложить все это в столь малый объем, и на какие жертвы ей пришлось пойти, чтобы уместить все это в себе. Ну а коли так, то и делать этого не стоит.

Кому-то пришлось сильно исхитриться, чтобы уложить все это в столь малый объем. А уж что она испытала, умещая тубус в себе...

От идеи разместить там еще и противотанковый гранатомет пришлось отказаться – Вассерфаль была категорически против. Целую неделю перед своей миссией ей приходилось учиться ходить не в раскорячку, превозмогая не самые приятные ощущения, и все равно во время танцев тело подвело её…

Львица быстро активировала рацию. План предполагал сохранение радиомолчания за исключением экстренных ситуаций. Это был как раз тот случай.

- Арктида, я Янтарь, на связь, Арктида, я Янтарь, на связь!

Рация молчала недолго.

- Янтарь, ты в порядке? – ответил Координатор.

- Со мной все в норме, но я вижу зарево…

- Космодром атакован местными сепаратистами, мы еле унесли ноги, - быстро заговорил Координатор. - Столица тоже атакована серьезными силами, операция по внедрению отменена, нам придется эвакуироваться на орбиту, команда орбитального корабля уже осведомлена и готова нас принять…

Как же она была рада слышать голос своей команды.

- Арктида, я вижу зарево как раз там, где находиться космодром, дворец эвакуируют и, похоже, армию мобилизуют, вы можете объяснить, что происходит?

- Похоже, нас раскрыли, и решили форсировать события. Либо же мы просто опоздали… Брейкемин не выходил на связь, где он?

- Я его потеряла, - она не стала рассказывать детали. - Они взорвали топливохранилище? Такое ощущение, что весь космодром горит. Чем они по нему адарили?

- Янтарь, корабль зафиксировал всплеск радиации.

Она пораженно замолчала.

- Мы не можем точно сказать, нам удалось пережить первый удар, и взлететь, и когда прилетело второй раз, мы уже были далеко. Не всем так повезло – кроме нас я видел лишь пару суден в воздухе, хотя на стоянке было не меньше десятка кораблей.

Вассерфаль не стала спрашивать, откуда у мятежников атомная бомба. Она уже знала ответ.

Где то на планете есть база, имеющая свои производственные линии и доступ к ресурсам. Либо великолепно замаскированная, либо в здешнем филиале контрразведки служат кретины, причем одно другому не мешает.

- Вы должны подобрать меня, где вы сможете сесть?

- Поблизости от тебя есть только одно подходящее место для посадки. Это большая поляна за городом. Я передаю координаты и буду ждать тебя там.

Сзади послышался скрип, и еще до того как дверь отворилась, львица ухватилась за пистолет-пулемет.

В проеме стоял выдр, и она сразу узнала Шметтерлинга.

- Я, конечно, знал что у вас там много места, но не думал, что все настолько разработано, - ухмыльнулся он.

В лапе он держал нечто угловатое и цилиндрическое, и его, казалось, совершенно не беспокоило оружие в руках львицы.

Впрочем, львица тоже не демонстрировала беспокойства – она уже активировал энергощит, так что от огнестрела была защищена, а если у него в руках пневматическое ружье или арбалет, то и на этот случай был предусмотрен изящный легкий бронежилет под платьем. А уж в рукопашной стапятидесятикилограммовая кошка уложит этого выдра.

Выдр стрельнул взглядом в тубус:

- А варианта с шипами случайно не предусмотрено? Я знаю, кошки такое любят, - он оскалился. – А еще говорят, выдры бездонные… да, до вас нам далеко. Бросай оружие.

Вассерфаль оскалилась.

- На мне энергощит, как впрочем, и на тебе, так что решить вопрос нам придется в рукопашной. И что-то мне подсказывает, что победа будет не на твоей стороне.

И с этими словами она потянулась за кошкодером.

Выдр ухмыльнулся.

- Посмотри внимательнее, что у меня в руках, неужели это похоже на кинетическое оружие? Чему вас только учат в разведке, или откуда ты там. Это лазер, малышка, и ты отлично знаешь, что бывает с энергобарьером при ударе лазером, так ведь?

Она знала – он взрывается. Именно эта милая особенность энергощитов предопределила их роль как полицейского оружия против тех, кто лазерным оружием обделен.

Умирать от собственного энергощита не хотелось, и львица, борясь с нарастающей паникой, искала выход. Искала, и не находила.

Она услышала голоса из коридора. Кто-то приближался. Может быть, это спасение?

- Уж, не по твою ли это душу? – спросила она, незаметно напрягаясь.

Шметтерлинг, быстро выглянув в дверной проем, оскалился, и резко выскочив в коридор, куда-то выстрелил.

Оглушительно взорвался чей-то энергощит.

А у львицы появилось несколько мгновений, чтобы броситься в атаку.

***

Взвод солдат выстроился в линию, готовясь к обороне. Никто не стал возводить какую либо оборону, даже окопы – их позиции прикрывали энергощиты.

В стороны тянулись позиции других взводов, образуя нестройную линию обороны.

Из рогатых были паршивые солдаты – расположенные по бокам головы глаза даровали круговой обзор, но лишали бинокулярного зрения и оставляли мертвые зоны прямо перед носом, так что стрелки из копытных были весьма посредственные, ровно как и бойцы в рукопашную – мало какой травояд мог сравниться с большими кошками в силе или с выдрой и росомахой в ловкости и скорости реакции. Бунт был обречен, как и все предыдущие, хотя известие об ударе по космодрому и позициям батарей орбитальной обороны внесло немалую сумятицу.

Поэтому недалеко позади позиций войск разместилось несколько зенитных установок, способных при случае сбить даже артиллерийский снаряд.

Пирет Пейн – леопард в шлеме и потертой кирасе, с кислой мордой разглядывал окружающее его поле, изрытое оврагами и редкими окопами. Доведется ли ему помахать мечом на этот раз, или паразиты снова разбегутся, стоит дать по ним залп-другой?

В том, что Гвардия победит, он даже не сомневался – он знал, что из травоядов солдаты неважные, и не раз после боя с сослуживцами устраивал охоту на потенциальных пленников, с гиканьем и воем загоняя жертву. Частенько после боя он на спор мощным ударом двуручника разваливал туши оленей и антилоп на части, благо после подобных восстаний пленных хватало. Особенно они любили пленных из числа хищников, коих тоже хватало. Этих ждала особо страшная участь. Предателей никто не любил.

Только известие об уничтоженном космопорте наполняло сердце тревогой. Ни разу еще паразитам не удавалось провести столь крупный теракт.

Зенитка позади вдруг зажужжала, издала громогласный рев, так что у всех в округе зачесались уши. Пирету показалось, что прямо над ним ударила молния, и краем глаза он даже увидел вспышку от неё. Только молния эта оставляла идеально ровный след, и двигалась от земли вверх, а не наоборот. Похоже, установка воспрепятствовала обстрелу их позиций из чего-то очень крупнокалиберного.

- Внимание, цели! – Заорал росомах-взводный.

Солдаты встали, взяв винтовки наизготовку, ожидая приказа взводного. Одновременно с приказом на секунду отключатся щиты, и они должны будут сделать слитный залп, который опрокинет врага и обратит в бегство. Не с первой, так со второй попытки. А дойдет дело до рукопашной, так Пирет покажет паразитам, как он орудует кошкодером.

Пару раз по щиту что-то звякнуло – кто-то из паразитов не удержался, хотя Пирет никого пока не видел. Стоило серьезно опасаться их самодельных гранатомётов, но их дальность была никудышной, и солдатам ничего не стоило подстрелить такого стрелка заранее.

Наконец, они увидели врага.

Вражеские солдаты надвигались рваной цепью, не слишком успешно стараясь сохранять строй, послышались команды готовности к стрельбе.

Пирет прижал приклад к плечу, выискивая цели. Забавно, на складах куча скорострельной кинетики, а им выдали магазинные винтовки. Какому-то умнику из обеспечения пришла голову гениальная идея – раз уж солдат все равно прикрывают энергощиты и стрельба ведется строго по команде, незачем солдатам выдавать автоматическое оружие, сойдут и магазинки. Зато дешевле, и главное, меньше шансов, что в руки к паразитам попадет что-нибудь не в меру убойное. Кое-кто все же прихватил с собой автомат, но держал их до поры за спиной. Они пригодятся потом, когда враг побежит, и можно будет выйти из под защиты щитов, дабы устроить жаркую погоню.

Раздались команды офицеров. Пирет прицелился в ещё едва видимый силуэт, ожидая команды на выстрел.

- Смотри-ка, рогов нет. Баба что-ли? – Заметил кто-то. Львица по соседству, звали которую Эльба, разглядывала в прицел потенциальные цели.

- А кто их знает, может и так, - ответил Пирет. – Решили взять пример с вас.

Львица скептически нахмурилась, продолжая целиться куда-то.

- Плохая идея, не всем это дано.

Послышались глухие хлопки сзади. Броневик с минометом и автопушкой в башне высадил в сторону врага длинную очередь из обоих орудий. По боевым порядкам паразитов пошла гулять цепочка разрывов, началась паника, кое-кто порывался убежать, и его пришлось пинками возвращать в строй.

Казалось, строй рассыпается и враг побежит, но нет. Превозмогая страх, перешагнув через мертвецов и сцепив зубы, отряды паразитов снова пошли в бой, а Пирет заметил, что среди них хватает и хищников. Целый отряд из хорьков и куниц он заметил лично.

- Я же говорила, полный мусор, ни на что не годный. Сейчас еще очередь по ним дадут, и они побегут, даже до перестрелки не дойдет.

В голосе Эльбы явно чувствовалось разочарование, и леопард понимал, почему – всему взводу были известны её садистские наклонности.

Пирет знал, что у большой кошки в рюкзаке покоился не только автомат, но и какие-то устрашающего вида крючья – она рассчитывала не только поучаствовать в погоне за потенциальными пленниками, но и как следует повеселиться с ними после.

Тем временем, враг вышел на линию огня.

Все-таки Эльба ошиблась, до перестрелки дело все-таки дошло.

- Внимание, готовсь! – рявкнул офицер.

Солдаты синхронно прицелились, и в этот момент энергощиты отключились.

- Огонь! – рявкнули офицеры и несколько тысяч солдат дали залп. В следующее мгновение энергощиты вернулись на место. Беспорядочный огонь травоядов беспомощно позвякивал об энергетическую защиту.

После нескольких залпов стало ясно, что наступление захлебнулось, и враг вот-вот побежит. Как всегда, ничего не менялось.

У некоторых отрядов паразитов тоже были щиты, и они быстро сближались, намереваясь вступить в рукопашную. Но броневик с минометом и автопушкой не оставлял шанса даже им – против очереди мин и снарядов бессилен был даже энергощит. Большинство вражеских солдат защиты от огня не имели и старались двигаться небольшими группами, перебежками между укрытиями, но без особого успеха. Многие быстро растеряли под огнем весь энтузиазм, и, не помня себя, вжимались в землю, на радость Эльбе и ей подобных.

На морде большой кошки заиграл кровожадный оскал.

Все было, как всегда, и планомерно двигалось к развязке.

- Чего они не бегут, все же здесь лягут? – удивлялся кто-то. - Дурачье, или серьезно думают, что в рукопашной легче будет?

- Если все тут лягут, тогда и пленных на всех не хватит, - тоскливо заметила Эльба.

И в этот миг прогремел взрыв. Как раз там, где находился один из взводов. Три десятка бойцов исчезли в огненном шаре, а тех, кого не поджарило сразу, расшвыряло в стороны.

Еще один взрыв поглотил взвод по соседству, вызвав настоящую панику.

- Какого хрена происходит?!

Кое-кто быстро догадался.

- Лазеры! У них лазеры!!

В рядах пехоты послышались панические возгласы.

- Отключить щиты! Отключить немедленно! – Последовали приказы. – Огонь по готовности. Огонь!!!

Пирет не на шутку взволновался. Остаться без зищиты экранов? У них ведь вместо нормальных автоматов чертовы антикварные винтовки…

Солдаты залегли, ища укрытие, и тут же многие пожалели, что не вырыли окопы – кое-кому укрытия не хватило.

Теперь уже некоторые бойцы Гвардии в панике вжимались в землю.

Но далеко не все.

Многие попрятавшись за укрытиями и медленно отступая, огрызались огнем. Тем, кто все-таки прихватил автоматы, было проще всего – Эльба экономными очередями лупила по целям, разместившись за достаточно увесистым камнем, Пирет не отставал, проклиная того дебила, кто выдал им магазинные винтовки, да еще и неавтоматические. Все-таки кого он смог подстрелить.

Тут и там по земле шлепнули пули – травояды словно по команде (Хотя почему «словно»? – мелькнула мысль у леопарда) бросились на штурм, но тут же снова залегли – автопушки броневиков не давали им поднять головы. В воздухе сверкнуло, корпус одного из броневиков вдруг взорвался, он прекратил стрельбу. Когда дым рассеялся, стала заметна здоровенная оплавленная дыра в корпусе, из которой струился дымок и показались первые язычки пламени. Остальные боевые машины торопливо дали задний ход.

«Отступают!» - в панике подумал Пирет, и в этот момент он утонул во вспышке света. Рядом с ним кто-то завопил, а самого леопарда отшвырнуло в сторону, да так, что он чуть не отрубился.

Сквозь пляшущие перед глазами круги увидел тело росомаха-взводного со здоровенной дырой в боку и еще несколько лежащих рядом бойцов. Пахло горелым мясом и паленой шерстью, над мертвецами курился дымок.

Кто-то ухватил его за шиворот и рявкнул:

- Бежим, пока эта херня нас не догнала!!!

Это была Эльба, и сейчас её морда была перекошена в неописуемом ужасе, чего за ней, как знал Пирет, вообще никогда не наблюдалось.

А потом до него дошел смысл сказанного, и он посмотрел туда, где должны были быть травояды.

Паразиты торопливо двигались навстречу Гвардии несколькими разрозненными группами бойцов. А перед ними рваной цепью двигалось нечто, похожее не то на обезумевшее колесо, не то на «перекати-поле» с кучей паучьих ног, на которых нечто стремительно перекатывалось, совершая невероятные кульбиты.

Потом показалось еще несколько штук, и еще.

Сократив дистанцию, чудища остановились, разойдясь широкой цепью, явив себя во всей красе. Приземистые, едва возвышающиеся над землей, похожие на гигантских пауков, существа. Мгновение, и небольшие башенки над их телами открыли ураганный огонь из разнокалиберных стволов, среди которых были целые батареи лазеров и гранатометы.

Эльба всадила очередь из автомата в одного такого, и к своему ужасу Пирет увидел, как чудовище с невероятной скоростью сместилось в сторону, уходя с линии огня, после чего стремительным прыжком с переворотом сблизилось с ними.

Эльба заорала, с перекошенной мордой высаживая в тварь целый магазин, леопард же онемел от ужаса – он успел заметить два громадных глаза размером с тарелку каждый, отсвечивающих зеленью, и огромную - во всю ширь здоровенной морды - зубастую пасть. А потом небольшая турель над головой твари сверкнула огнем, там, где была Эльба, ослепительно рвануло, а леопарда отшвырнуло, хорошо приложив об землю.

Когда пятна перед глазами чуток поредели, он успел заметить чудовищную морду прямо над собой.

И за секунду до того, как мощный лопатообразный наконечник манипулятора пробил его грудную клетку, он успел понять, что страшная зубастая пасть - лишь объемная голограмма на корпусе робота.

***

- Ну что, поговорим? – львица возвышалась над поверженным и связанным выдром.

Свет люстры бил Шметтерлингу прямо в глаза, но зрачки оставались широко раскрытыми – побочный эффект сыворотки правды.

Она оглядела затылок выдра. Так и есть, шрамы, прям как у неё.

- Настоящий Шметтерлинг мертв, надо понимать? И тебя под него замаскировали. Вы как то узнали о его назначении сюда, и подменили, подстроив нечастный случай. Угадала?

Выдр неохотно открыл рот - противиться препарату он не мог при всем желании.

- Все верно. Шметтерлинг три года назад трагически скончался во время несчастного случая, вызванного попаданием микрометеорита в спускаемый аппарат.

- Я так понимаю, расчет несчастного случая приставили к награде? – Саркастично заметила львица.

Выдр вдруг оскалился:

- Несомненно был бы награжден, если бы не был автономным противоспутниковым комплексом с блоком искина. Знала бы ты, как трудно было все организовать. Даже не саму аварию, тут то ничего невозможного – луч лазера со стороны не особо то и засечешь. А вот сделать так, чтобы аппарат упал на незаселенной вашими колонистами территории, добраться до него раньше спасателей и все устроить так, что бы вы ни догадались, вот это была задачка. Хотя все-таки догадались.

- Да, уж очень странно все это выглядело. Да еще активность паразитов поднялась как раз после твоего прибытия. Хотя гораздо большее значение имел тот факт, что спасательный челнок, в котором нашли тебя, почему-то имел стертый серийный номер и пустые ячейки памяти бортжурнала. Я так понимаю, вы одолжили челнок у другого гиперлета?

- Все верно понимаешь. Жаль только, поздновато чет-та спохватились - выдр ухмыльнулся. - Мы успели и контакты с партизанами навести, и снабжение наладить, и кое-чему полезному их научить. А наша база, которую за годы своего существования вы так и не нашли - что само по себе говорить о том, какие вы тут все имбецилы – даже снабдила партизан кое каким очень интересным оружием. Слышишь?

Он поднял лапу к уху.

Она слышала. Звуки стрельбы на улице, отдаленный грохот и прочие звуки боя. Паразиты уже были в городе.

Вассерфаль прервала его:

- Значит, у вас тоже есть гиперлеты, да еще и той же модели? Откуда? Нашли наследие Предтеч? Вряд ли вы прилетели на досветовых кораблях, учитывая расстояние до ваших систем, и сильно сомневаюсь, что вы появились здесь раньше нас.

- Правильно, что сомневаешься… нашей базе чуть больше двадцати лет, и появились мы здесь сразу после того, как смогли захватить один из ваших гиперлетов…

- Захватили?

Чего-то подобного она и ожидала. До ближайшей планеты пришельцев больше полусотни светолет, и в том, что у них не было своих гиперлетов, Вассерфаль не сомневалась – заброшенные склады Предтеч на каждом углу не валяются.

- Как вы раздобыли гиперлет?

Выдр пожал плечами, широко оскалившись, из уголка рта пошла слюна. Не переборщила ли она с дозировкой? На морде выдра играла совершенно безумная улыбка.

- А вот не знаю, у нас их совсем нет, мы летаем на досветовой скорости. Но точно знаю, что как то добыли один. Может в бою? А может, как-то нашли…

Васерфаль покачала головой. Его об подробностях спрашивать было бесполезно. Под сывороткой врать было нереально.

Гиперлеты иногда исчезают и терпят катастрофы, как бы сильно их не берегли, Вассерфаль это знала.

Выдр продолжил:

- И когда вы устроили несколько колоний возле наших границ, всего в двадцати светогодах от ближайшей нашей звезды, мы забеспокоились. Мы ведь параноики, ты знаешь?

- И почему же вы решили устроить революцию именно здесь, а не на приграничных колониях?

Выдр скривил морду:

- Но мы не могли напасть на них вот так. Далековато было, наше государство итак слишком разбухло, что бы еще сильнее растягивать себя, а тащить туда флот или тратить силы на уничтожение такой жалкой колонии… понимаешь ли, гиперлет у нас только один, и в один заход на нем вторжение не устроить. Даже будь у нас весь ваш флот.

Вассерфаль это отлично знала. Будь иначе, Акламация, используя гиперпространственный флот, давно обезопасила бы свои границы.

- И тогда вы решили ударить по здешнему звездному сектору. Почему по нему?

- Боже мой, какой пафос! – Выдр оскалился. – Звездный сектор, вашу ж мать, да ваша треклятая страна заселила всего девять чертовых планет, и из них только три – три, Ктулхер задери! - В том числе столица, колонизированы полностью, остальные же даже не способны сами себя обеспечить.… Зато каждая система это целый звездный сектор. Посмешище…

Львица стойко выдержала тираду.

- Ты на вопрос не ответил.

Выдр скривился.

- Молодые колонии, что возле наших границ появились, сами себя содержать не могли, и не смогут еще долго. И мы решили ударить не по ним, а по этой планете. Она тоже не заселена полностью, но нам известно, что отсюда идут ресурсы к новооткрытым планетам. Она, по сути, служит житницей всего вашего государства. Не она одна но, тем не менее. Мы не могли уничтожить весь ваш сверхсветовой флот, ровно, как и не могли, точнее не хотели тратить силы на уничтожение колоний своими силами, понимая, что это приведет к полномасштабной войне, и вам ничего не будет стоить застолбить еще колоний в случае чего. Как бы не были мы сильны, но воевать с государством, имеющим гиперпространственный флот, поостереглись.

Выдр вздохнул, его взгляд затуманился. Определенно с дозировкой что-то было не так…

- И тут нам повезло, нам попался один из ваших гиперлетов. И мы придумали план. Незаметно прибыть на вашу планету, благо гиперлет это позволял, а здешние системы космической разведки полное дно, и построить базу. Вначале небольшую, но мы ширились, и даже отгрохали небольшой завод и… и…

- База, где она?

Но выдр не слушал:

- А потом устроить местный бунт. Как видишь, успешно, я внедрился в правительство, узнал координаты многих правительственных объектов, и кое-что организовал… вряд ли у вас теперь будут силы снабжать еще и новые колонии, думаю здесь вы еще намучаетесь.

- База, где? – прошипела она.

«Какого черта» - удивилась она. Выдр каким-то образом противится сыворотке? Непонятно.

Он продолжал что-то бормотать, и его голос постепенно затихал. Неужто доза оказалась смертельной?

Во внутреннем дворе дворца, тем временем послышалась стрельба, вопли и какое-то странное жужжание.

- Кажется, у нас гости? – вдруг отчетливо проговорил псевдо-Шметтерлинг. - Познакомься, это мой хороший друг, он всегда готов протянуть руку помощи. У него их целых восемь. Можешь звать его Эл Стор, и он по твою душу.

Вопли и стрельба стали громче, Вассерфаль выглянула в окно и увидела нечто.

Нечто имело восемь паукообразных манипуляторов, огромные зеленые «глаза»-камеры и небольшую турель над корпусом, вооруженную целым арсеналом. Вместе с ним из-за угла вылезли несколько бегущих в панике солдат, участь которых была уже предрешена.

Вассерфаль похолодела.

Квазиразумный штурмовой дрон с изменяемой геометрией тела.

На корпусе робота красовалась надпись Л-100Р.

Львица прижала пистолет-пулемет к груди выдра.

- Отзови.

- Я? Даже если мог бы, не сделал бы, - он жутко оскалился. – Ты подохнешь как последняя блядь – как и должна подохнуть шавка на службе этого поганого недоразумения.

- Отзови, мразь!

- Я готов на самопожертвование. Готов был с самого начала. Скажу по секрету, план вообще не предусматривает мое выживание. Готова ли на самопожертвование ты? Думаю, мы это скоро уз…

Она выстрелила, и выдр замолк.

Все пошло наперекосяк, их команда повела себя, как последние дуболомы. Внедрение провалилось, едва начавшись, единственная зацепка – выдр, необходимый для выхода на расположенную где-то на планету базу пришельцев и раскрытия других внедренных – мертв, да и вообще они серьезно опоздали. Теперь ей остается лишь надеяться на спасение.

А во дворе к дрону подошло пополнение. Еще три машины. Все вместе они направились во дворец.

Вассерфаль бросилась наверх.

- Актида, планы меняются, я не могу выйти за город, меня зажали во дворце, вам придется забирать меня отсюда.

Она почему-то не сомневалась в том, за кем пришел дрон.

Львица бежала к входу на крышу.

- Значит, мы летим прямо к тебе. Там нет взлетной полосы и нам придется садиться на маршевом.

- Вы собрались сжечь город? - похолодела Львица.

- По-другому не получиться, мы постараемся пройти по наименее заселенным районам и не попасться вражеским зениткам.

Она перевела дыхание, оказавшись возле запертой двери на крышу.

- Я думаю, вам надо бояться не только вражеских зениток. За сжигание и заражение радиацией столицы колонии вам и свои спасибо не скажут. Постарайтесь не попасться.

- Мятежники атаковали в том числе и позиции орбитальной обороны, так что вряд ли здесь найдётся хоть что-то, что может нас сбить. Я надеюсь на это…

«Сдается мне, в рапорте про это придется умолчать» - подумала она. – «Если до рапорта доживу».

И добавила в рацию:

- Здесь штурмовой дрон, будьте осторожны.

Жужжание приближалось, и, выбив замок выстрелом и пистолета-пулемета, она выбралась на крышу.

Зрелище творившегося в городе побоища на секунду отвлекло её внимание от дрона.

Город горел. Не просто горел – полыхал огненным смерчем. Львица даже здесь чувствовала тепло от горящего делового района – парочка небоскребов вовсю полыхала, и, учитывая, что тушить их было некому, огонь имел все шансы перекинуться на соседей. Повсюду гремела стрельба, и грохотали взрывы. И над всем этим доминировал исполинский столб огня.

Над городом словно завис гигантский газовый резак, вознамерившийся испепелить все живое.

Целый водопад огня обрушивался вниз, и все, к чему он прикасался, оплывало, словно пластилин на солнце. Вершину ослепительной огненной струи венчала треугольная конструкция - массивный коботажник «Звездный сокол», балансирующий на корме - Вассерфаль могла разглядеть колпак кабины на носу с небольшими иллюминаторами и массивное вздутие на корме, из которого исходили волны огня.

Жужжание приближалось, она вдруг поняла, что еще несколько секунд, и дрон вылезет на крышу. Корабль не успеет приземлиться, поняла она, и остановить дрона она не сможет.

Все-таки надо было брать с собой гранатомет…

Она спряталась, за какую то бетонную конструкцию – теперь, если дрон и вылезет на крышу, то не сможет подстрелить её сразу с входа. Лишние секунды дадут ей шанс…

- Арктида, держите выход на крышу под прицелом, оттуда сейчас вылезет дрон!

Едва она успела закончить, как в проход проскочила размытая тень и, двигаясь резким зигзагами, стремительно приблизилась к ней.

Львица обхватила пистолет-пулемет, понимая, что шансов в случае стычки у неё нет. Никакая живая плоть не сравнится с роботом в реакции и силе.

В этот момент загрохотали турели на «Соколе», и робот резко ушел в сторону, прямо за бетонный колпак вентиляции. Одновременно с этим из прохода стремительно метнулся еще один робот, и резко остановившись, открыл огонь по челноку. Трассеры скрестились на колпаке, и мгновение спустя он исчез в облаке взрыва, и оставшийся без укрытия робот внезапно огромным прыжком оказался в другой части крыши и открыл ответный огонь. На каботажнике скрестилось несколько лазерных лучей, и львица к своему ужасу поняла, что целят роботы прямо в кормовое вздутие, внутри которого находилась камера сгорания и двести с лишним килограмм атомного топлива.

Но лазерам нужно было время, что бы прожечь броню челнока, а на одном из роботов уже скрестились трассеры...

Дрон разлетелся на куски, оглушительно рванув напоследок, и в это время челнок вдруг начал оседать.

Львица похолодела, когда увидела, как корабль крениться и падает во внутренний двор дворца…

Она успела запрыгнуть за бетонную конструкцию, когда прогремел взрыв. Взорвались топливные баки с водородом.

Огненный шар поглотил всю площадь, снеся подчистую фасад дворца, ударная волна отшвырнула Вессерфаль к стенке и протащила десяток метров по крыше, выбив из неё дух и переломав кусу костей.

Очнувшись, она попробовала шевельнуться, но её пронзила такая адская боль, что она чуть-было не отключилась снова. Кажется, она как минимум сломала руку и несколько ребер. Голова нестерпимо гудела.

Попытка сфокусировать на чем-то взгляд не увенчалась успехом, хотя какое-то движение перед собой она видела. Подкатившая тошнота едва ли не выворачивала её наизнанку, и это был очень плохой признак.

Надежда на то, что это последствия сотрясения мозга, были призрачна и глупа, она это понимала. Скорее всего, она получила смертельную дозу радиации, и жить ей осталось несколько часов. Взорвавшиеся топливные баки с водородом корабля разметали уран по окрестностям, заразив огромную площадь.

Теперь мятежникам придется потратить немалую долю времени на обеззараживание местности, или же искать другое место для столицы.

Зрение на секунду восстановило резкость, и она поняла, что мельтешащий силуэт - это медленно подползающий к ней штурмовой дрон, лишившийся части ног, и получивший в корпусе изрядную вмятину от обломка. Оторвать корпус от поверхности он уже не мог, и лишь скреб лапами покрытие крыши, медленно надвигаясь.

Она попробовала нащупать оружие, но пистолет-пулемет улетел в неизвестном направлении. Да и какая от него здесь польза? Даже в таком состоянии дрон все ещё способен пережить очередь из её карманной хлопушки.

С другой стороны, так ли это плохо?

Такая смерть, пожалуй, была даже предпочтительнее. Альтернативой была долгая мучительная смерть от лучевой болезни или сгорание заживо – огонь уже вовсю пожирал дворец.

Она все равно не жилец. Внутренности словно вознамерились вылезти наружу, все разом, и без очереди.

Подползший вплотную дрон подымает для последнего удара свой манипулятор.

Она криво оскалилась в бронированные камеры чудовища, инстинктивно пытаясь нащупать хоть что-нибудь целой лапой.

Нащупав обломок, метнула его в дрона, и тот лишь глухо отскочил от брони.

Безразличные ко всему камеры равнодушно наблюдают за расправой.

Языки бушующего пламени вырывались на крышу из всех щелей. Дворец доживал свои последние часы, и вместе с ним, как верили победители, рухнут и старые порядки.








Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд»
Автор под номером И) «Наперекосяк»
Предвестник Бездны «Ступая по кромке бездны...»
Сюжет Стиль Грамотность Фуррность
Средняя оценка 0 0 0 0
nightingale
Вчера в 17:28
Конец всё ближе…
Итак, Фатальная ошибка.
Сюжет прост и не заумен. В принципе, как мне нравится. Всё можно понять и осознать без опасения повредить мозг.
Подача правда как всегда страдает.
Но мне кажется что не слишком сильно. А может у меня уже просто глаз замылился…
Но при этом не скажу, чтобы я как-то сильно сопереживал происходящему. Всё как то абсурдно и… Отстраненно?
Никаких «вау» эффектов точно не было.
Ах да, чуть не забыл. Герберта по что ограбил? На отсылку не тянет, знаешь ли.
Оценю, скажем… на 6 баллов из 10.
Мне не хватает эмоциональной вовлеченности в происходящее.

Стиль.
Эх. Конечно не так чтоб сильно плохо, но…
Канцелярит, неудачно подобранные речевые обороты. В персонажах не очень чувствуются эмоции. «Дабы» и иже с ним… (Ну что всех так потянуло на старорусскую речь то, а?)
Попытки в юмор… Хорошо что их немного. Ктулхер, наркота, волк по кличке Кибер...
Выбор места для хранения снаряжения оставлю на совести автора. Лично я читал и не такое.
Диалоги… могли бы быть лучше.
Навскидку, стилю дам 4 балла. Читается нормально, но суховато и стилистические ошибки в наличии.

Фуррность…
Мне кажется её тут маловато.
А названия отдельных зверей приходится гуглить.
Мир кажется более менее описанным, но вопросы остаются. Например, Не совсем понятна ситуация с государствами зверей. В другом государстве только выдры? Тогда почему выдры есть в государстве львицы? Или как тут всё устроено? Не совсем понятно.
Оценю на 5 баллов из 10.
Кнютт
15:43 18.05
Сюжет: 6/10
Главная проблема — что автор просто рассказывает, что происходит, но не пытается заинтересовать читателя. Не выстраивает толком интриги, композиции. Ну вот она поймала шпиона, он ей что-то рассказал… У меня сразу были мысли: «А что, это была интрига?» Автор не поставил перед читателем вопрос — поймает ли она его, и что она должна узнать, не вовлёк, не заинтриговал, читатель не думает «В чём же там дело?» Ну видим мы вот эту первую сцену, которая показывает уныние и запустение, потом перед нами ещё проблему расизма показывают. Это, конечно, связано со всем, что происходит дальше, но логично ждать, что художественно-эмоционально будет подчёркнуто разрешение всего этого, а там из этого только «Дворец доживал свои последние часы, и вместе с ним, как верили победители, рухнут и старые порядки». Вместо этого нам подают, кто там куда с гиперсветовыми и негиперсветовыми. Это связано фабульно, но не художественно. Ну единственное — как выдр смеётся, что они называют захолустье сектором — вот это ещё художественно как-то истекает из начала. И вот эти предтечи — я вообще не понял, надо ли удивляться «ВАУ, ПРЕДТЕЧИ», или автор изначально и подавал это просто как «Ну бывают в фантастике предтечи, здесь тоже есть»?

Стиль: 6/10
Читается вроде гладко. Автор пытается юморить, но по-моему, баяны про Путика и упоминания Ктулху — это не юмор, а плэйсхолдер юмора. Забавно получилась может разве что церемония на электростанции, вот будь весь рассказ таким — я бы может оценил.
А в целом… ну, в связи с теми же претензиями к сюжету — сухо. Такое вот просто изложение событий. Если вы описываете войну, то читателю интересно не где какое дуло в какую сторону смотрит, а эмоции — весь ужас, накал, всё такое. Я понимаю, что тут всё несколько с позиции цинизма, поэтому автор вряд ли бы стал акцентировать на том, какие все бедные-несчастные, но цинизм тоже можно подать весело. Посмотрите тарантино, как у него всё весело. Сцену, как Чёрная Мамба рубится с Неистовыми 88 круто смотреть не потому что её самурайский меч движется под определёнными градусами, с определённым фехтовальным приёмом, и по определённым законам физики меч вонзается в плоть (хотя конечно грамотная постановка фехтования делает сцену смотрибельной, но это как бы фон, и это само собой разумеется), а потому что — ВАХ — она так всех рас*****ла, кровища во все стороны, а они такие интеллигентные, и только вот этот маленький…
Вообще, не хватает эмоциональности. Например, что читатель видит из внутренних процессов львицы в финале? Только что «она сочла эту участь лучше, чем другую». И всё? Где мысли, чувства? Те или иные, с тем или иным настроем описанные?

Фуррность: 7/10
Ну да, упоминаются расизм, рога, всякое такое. Достаточно высокий балл делает в том числе и необычно проявление фуррности — про расположение глаз у быков, что играет роль в битве (что автор больше концентрируется на таких технических подробностях битвы, чем на том, что делает рассказ интересным — другой вопрос; правда, это расположение глаз подчёркивает противоречия между хищниками и травоядными, так что эта техническая подробность в художественно-сюжетном отношении ещё имеет смысл).
А вообще, фуррность достаточно декоративная.
Aaz
03:53 15.05
По крайней мере, написано оригинально.
Конец, к сожалению, скатился в штамповки. Может, оно так и задумывалось, но...
Ошибка в тексте
Рассказ: Фатальная ошибка
Сообщение: