Мирдал, Хеллфайр
«Нечистые»
Скачать
#NO YIFF #волк #дракон #кот #крыса #пес #рысь #существо #тигр #война #насилие #постапокалипсис #приключения

Глава Аланин: вот так и живём...


В нынешнем мире, несмотря на сохранившиеся остатки цивилизации, природу уже не назвать покорённой. "Братья меньшие" уже не страдают от "братьев старших". Куда чаще всё происходит наоборот. Прокатившаяся тридцать лет назад война, длившаяся лишь несколько часов, завершилась неожиданно для всех участников. Сейчас уже не важно, кто первым применил биологическое оружие - люди, покорившие привезённых через порталы в свою метрополию антропоморфов с разных концов галактики, или прежде покровительствующие им драконы... сталкиваться с последствиями пришлось не им, а потомкам переживших катастрофу.

Планета изменилась. Мегаполисы человечества обратились в руины, укрытые погребальным саванном тропической растительности. Оружие, при помощи которого люди склоняли непокорных к подчинению, было по большей частью погребено и забыто, а без должного ухода пришло в непригодность. То, что осталось, быстро разделили между собой уцелевшие. И, к сожалению, оружие пригодилось - порождённые катастрофой чудовища, некоторые из которых не приснятся и в дурном сне, стали главной, но не единственной опасностью изменённого мира.

Куда больше неудобства доставлял самый опасный хищник - человек. Приспособившись к новой среде обитания, он изменился почти до неузноваемости. Сохранив свой разум, он оставил предавшие его технологии и встал во главе суровой природы, ваяя её с тем же искусством, изменяя её по своему намерению с той же простотой и умением, как прежде - металл, пластик и кремень в микросхемах.

Эти эксперименты не могли остаться без внимания главных виновников произошедшей беды. Драконы когда-то даровали людям знания, имея представление о том, что те используют их во зло. Неумелые, слабые и глупые люди должны были стать чем-то вроде пушечного мяса, а для того, чтобы они лучше выполнили уготованную им роль, их следовало поднатаскать. Именно поэтому завоевания и рабовладение стали основным занятием людей - драконы множили жестоких ублюдков, намереваясь использовать их в своих планах. И лишь желание добиться в своём чёрном деле большего сгубило драконов, когда их задумка потерпела крах.

Сейчас, когда внезапно даже крылатые техномаги осознали, кого вскормили, они могли лишь наблюдать издали и думать, измышлять, как окончательно их перебороть - теперь в их новой ипостаси. Фуррям остаётся... только жить. Не только выживать - но и жить.

Перед общей опасностью бывшие рабы сплотились. В ходе апокалипсиса были разрушены - как случайно, так и нарочно - порталы, способные вернуть различные виды на родные земли. Мир людей и так принял их с оскалом, а теперь и вовсе мог погубить всех - потому цвет шерсти или положение в пищевой цепи потеряли былое значение. Банды, пропагандировавшие расовую чистоту, быстро редели и исчезали. Им так же хватило сообразительности оставить свободными вызволенных из неволи соотечественников. Авторитет руководства теперь основывался на опыте, а не на принуждении. Впрочем, многие знания теперь утратили былую ценность, многие зверята из нового поколения лучше разобрались в причудах и опасностях переменившегося мира.

Так или иначе, а остались в живых лишь самые лучшие. Неумех отсеила смерть, подлецов изгоняли из сполившихся поселений в немногочисленных посёлках, которые удалось отремонтировать. Пессимисты и нытики сгинули сами. Поэтому расстраиваться нечему. Самое тёмное время глупости и рабства ушло. Да и хуже, чем сейчас, точно уже не станет.

Скинув оковы, надетые человеком, фурри начали возводить новый мир на обломков старого. Жизнь теперь сосредоточилась в небольших, но густонаселённых поселениях, обнесённых высокими стенами и имевшие собственных храбрых защитников. Встречались и города - отстроенное заново или же слегка уменьшенное наследство человечества. Такие города тоже имели стены, вышки и пулемётчиков на них, они выпускали по расчищенным дорогам рычащую технику и расчищали новые территории - экскаваторами от деревьев, пулями от чудовищ. Вокруг подобных городов множились поселения, возводились фермы, строились так называемые "пограничные" селения, жители которых были призваны защищать "внутренние" земли от опасностей или предупреждать о них.

Смертность в таких хуторах граничит с ужасом, но защитники в них позволяют детям в центральных поселениях спать спокойно, а немногочисленным мануфактурам функционировать, облегчая жизнь всем.

Кое-кто из фурри забредает ещё дальше, за кордоны - разведчики, добытчики, сталкеры и исследователи. Несмотря на свою репутацию и низкое звание, наверное, именно их и можно назвать лучшими из лучших. Они не потеряли храбрость, готовы помогать развиваться соотечественникам и взращевать собственные навыки, их жизнь опасна, но интересна.

Сохранив старое, фурри научились творить новое. Чего стоили шагоходы, разработанные для того, чтобы группа перебиралась через леса, по которым не проехать на чём-либо колёсном или гусеничном? Или системы защиты, способные испускать волны странной энергии, наследия драконов, для создания которых требовалось лишь умертвить какого-нибудь негодяя, бандита или убийцу? Даже несколько из самолётов уцелели, и хотя никто и не думает поднять их в воздух, одно осознание того, что в их лапах сохранилась такая сила, подбадривала разношёрстный народ и не давала ему впадать в отчаяние.

Значит, есть ещё надежда восстановить всё и приобрести даже большее. Только... хорошо бы сначала выяснить, как встать хотя бы на равных с дикой природой и природой, подчинившейся человеку.

В частности, этой целью и озаботились отряды скаутов - специализированного подразделения, не только выполнявшего обычный поиск или уничтожение мутантов, но и занимающееся большим: они вскрывали лаборатории, хранилища, музеи, забирались на военные базы, оставленные или занятые психами с оружием, отлавливали мутировавших тварей, в которых уже было трудно узнать вид-первоисточник. Они могли воевать не хуже элитного отряда специального назначения и с трепетом относится к порыжевшим листкам бумаги, поцарапанным дискам и запылённым книгам. Они были разведчиками и добытчиками, солдатами и искателями.

И ещё были дружинники - те, кто просто патрулировали границы, предупреждая поселения на краю враждебной территории об активности изменённых зверей или выбросах мутагенов. А потом, сообщив об этом фуррям на окраинах, пытались вместе сдержать угрозу или, если это невозможно, помочь с эвакуацией.

Именно дружинники подмечали, как странно поменялась природа. Скаутов уважали, о них знал каждый. А подразделения дружинников действовали, не желая себе высоких наград, потому что считали, что занимаются повседневной работой. Но их ремесло иногда оказывалось важнее даже открытий скаутов. Они первыми определяли слабые места в чешуе у омерзительных созданий новой природы, они разузнали, каким образом мутировавшие грибы поднимали на ноги трупы разумных и заставляли их нападать на себе подобных, чтобы изготовлять удобрение для своих "хозяев," они открывали новые виды монстров и способы, как обезопасить себя от них - или уничтожить. Они же придумывали, как изменившуюся природу использовать во благо, какие плоды и ягоды можно использовать для лечения болезней и утоления голода, как мирно соседствовать с миром, а не просто уничтожать всех тварей из леса по примеру скаутов.

Они же просто первым сталкивались со всеми странностями и причудами - ещё до того, как любой скаут узнает, где их искать.

Вот об одном таком открытии и расскажет эта история. А ещё - о подвиге, равном которому не было уже очень давно.


Глава Треонин: Звездопад


Волчица Волемира покинула бивак сразу, как заметила, что блестящий силуэт рухнул в лесок неподалёку. Для крылатого мутанта - слишком неествественных блеск металла... а воздушные машины давно уже не запускают из-за непомерного расхода горючки. Чем же было потерпевшее крушение устройство?

Вопреки уставу, Волемира не стала докладывать об увиденном начальству. Во-первых, дружинники были всё же достаточно свободны в своих действиях. Во-вторых, как раз вчера вернулась скаутская группа, а значит, их могли выслать на разведку. Не то, чтобы Волемира была склонна к идиотизму, то есть, к героизму, но к чему поднимать лишний шум? Тем более если несколько знакомых, деливших костёр, тоже видели всё, и один из них побежал к деревне, чтобы там подготовили подкрепление - либо для доставки древнего аппарата, либо для оказания иной, силовой поддержки.

Волемира не стала пользоваться техникой - положилась на собственные лапы. Правда, тащить винтовку по лесу было нелегко, но она составляла единственный груз - не считать же за него россыпь патронов! И к тяжести Волемира привыкла. Оружие чем-то напоминало её саму странной двоякостью - раньше служила людям, была разобрана по винтикам и стала служить теперь фурри... Старое оружие в новом мире.

А Волемира была двоякой не только в душе, но и внешне. В душе -потому что вспыхивает, как порох, а затем в лепёшку расшибётся, чтобы заслужить прощение. А внешне... Внешне её бы в старые времена разодрали соплеменники, а в нынешние только подкалывают по-дружески, иногда называя мутантом. Мутант и есть - химера. Левая сторона морды - чёрная, зелёный глаз, а правая - белая, глаз оранжевый. По телу такая окраска менее странная, оно почти всё чёрное, только с полосами белой шерсти, да некоторые пальцы белые - но тоже признак такой, что за него в прошлом или к альбиносам в рабы, либо к чёрношёрстным на нож.

Ну а в настоящее время... уродами считались куда более искорёженные бедняги, а отщепенцами - потерявшие разум и облик разумного страшилища.

Главное, самой такой не стать. А заразиться от пореза или плевка какой-нибудь зверушки сейчас - слишком просто...

Не сковывающий движение, но прочный костюм не мешал продвигаться между кустов, не шуршал. Волчица пригибалась к земле, поднимая лишь навострённые уши.

Конечно, сейчас с медициной дела обстояли лучше. Во всяком случае, большинство вакцин уже было придумано, а от укуса зомби не станешь, если лапы не протянешь. Другое дело, что лапы протянуть можно было с лёгкостью, вот например сейчас - Волемира нырнула за куст и присела на корточки, снимая винтовку. Характерный запах гниющей плоти и крови её нос учуял с лёгкостью.

От зомби Волемиру коробило - пугали в них не столько облик трупа, чьи нервные цепи были замещены грибницей, сколько их неестественные движения, иногда слишком плавные, а иногда - до невозможности резкие. Каждый раз хотелось поскорее избавиться от этого отвратительного паразита, заставлявшего покойника отправлять на тот свет других. Но для победы нужно нанести точный, внезапный удар, будучи необнаруженной - после ошибки выигрыш уже нельзя гарантировать. Да и собственная жизнь - слишком дорогая цена для такой победы.

Существо при жизни было чёрным волком. Судя по многочисленным ранам, обгрызенному хвосту и по тому, что у бедного создания были съедены бока - в самом буквальном смысле - кто-то очень долго и упорно её грыз. Гаити-гриб всё-таки вещь противная, но не смертельная сама по себе. Он как глиста - живёт в теле, пока его либо не выдворят сильнейшими антибиотиками, либо владелец не умрёт и гриб не возьмёт контроль над мозгом. Поэтому от трупов принято избавляться сразу, без похорон и других церемоний. Никогда не знаешь, чистое ли тело у товарища.

Никаких моральных терзаний у Волемиры предание зомби окончательной смерти не вызвало. Даже небольшое удовлетворение появилось - так мир делается чище. Жалко лишь, что одна, даже самая генеральная уборка не избавляет от всех последующих...

Она отцепила с пояса фляжку с водой и сполоснула слегка испачканный кровью мертвеца приклад винтовки. После этого двинулась дальше с ещё большей осторожностью. Бывает так - думаешь, что тут одна гадина, а окажется, что много.

Их притягивал валившийся аппарат - почти наверняка - потому что эти злыдни сходились к той же точке, к которой выступила Волемира. Ещё четверо - далеко друг от друга, но всё ближе к цели, будто падальщики, почувствовавшие свежую смерть. По счастью, дружинница обезглавила ставший хрупким позвоночник зомби достаточно тихо, чтобы не сбежались остальные... но как их отогнать от важной находки?Этот вопрос решился сам собой. К огромному удивлению самки.

Первый зомби со скулежом пролетел по воздуху и врезался в ствол дерева. Затем кто-то проорал "Бездушные уроды!", и второй зомби, уже совсем безмолвно, кувыркнулся в другую сторону.

"Летательный аппарат" оказался способным к самозащите! Хотя, какой аппарат... отсюда уже можно заметить, что это был дракон в скафандре, на которого бросались с флангов два оставшихся грибных мертвяка. Схватив одного своими лапищами за грудки, дракон швырнул его в другого, заставив обоих повалиться кубарем, выворачивая суставы и разрывая сухожилия.

Волемира заколебалась. Дракон... Драконы были повинны в катастрофе, драконы подговаривали людей захватывать, обращать в рабство и убивать, драконы были злом... Но прошло столько лет - всё изменилось. И пристрелить дракона просто так значило совершить ошибку.

- Лапы за голову, крылья сложи и только попробуй взлететь! - Волемира шагнула вперёд, подняв винтовку.

- При всём желании... - выполняя приказ, крылатая самка скривилась, опуская нос к своим задним конечностям. Одна из них, левая, представляла настоящий ужас. Её будто бы вырвали у искусанного зомби и насильно приставили к драконьему телу - так она была изранена и искорёжена ниже колена.

Волемира медленно опустила оружие.

- Дракон... - произнесла она, не зная, как начать. Самка вымученно посмотрела на неё.

- Моё имя - Спика.

Ни одна инструкция не могла подсказать Волемире, как поступить в той ситуации, в которой она оказалась. Но все же она была скаутом, а не обычной воякой. Именно поэтому волчица вызвала помощь по персональному миникомпьютеру, а сама, добив зомби, занялась лапой Спики.

Одно дело - простые раны, которых Волемира навидалась... другое дело - воняющиеся, загноившиеся. Разорванный скафандо драконессы будто перемешали с плотью, присыпав всю смесь какой-то белой плесенью, медленно выраставшей и впитывавшей в себя кровь.

- Не... трогай... - сквозь зубы, пересиливая боль, предупредила Спика. - А то заразишься. Лучше беги за врачом, если у вас могут такое лечить. А если нет - слушай...

- Ко врачу скоро доставлю, - вздохнув, волчица полнялась и начала осторожно всматриваться в подлесок, ожидая прибытия транспортника и надеясь, что больше не обьявятся зомби... и тем более не прибегут мутанты.

- Всё равно слушай, - Спика говорила с паузами, похоже, на бой с зомби у неё ушло много сил. - У вас больше врагов, чем думаете... И они очень сильны... Мы, драконы...

- Да знаю я, кто вы, - Волемира фыркнула с отвращением. - Убийцы! Похищали наших предков через людей, над самими людьми эксперименты ставили, а потом весь наш мир в ядовитый куст превратили. Не будь ты ранена - пристрелила бы на месте!

- Да, сейчас пристрелить меня - слишком милосердно для такой, как я... - пошевелилась чешуйчатая, а потом расправила покрытые защитной плёнкой крылья от боли. - Считай это справедливой карой и слушай дальше, как спастись хотя бы вам, невиновным в той старой войне, которую я не застала.

- Я тоже, в отличии от её последствий, - Волемира направила дуло на драконессу, не найдя других целей. Но замолчала, ожидая признаний умирающей противницей.

- Вы знаете, что мутантами управляет один разум? - подняла уши Спика, поворачиваясь в сторону. Мерные стуки и треск деревьев предвещали скорое приближение шагохода.

- Да, человеческий, - бросила она. А повернувшись, увидела, что драконница уже лежит на земле с закрытыми глазами. Только этого не хватало! - Эй! Только не вздумай протянуть лапы! - предупредила Волемира.

- Я просто устала. А ты меня не слушаешь, - прозвучал ответ. Волчица выдохнула с облегчением и снова повернулась на звуки машины. Та вскоре показалась из-за деревьев - большой серебристый паук, ловко пробираясь между стволов деревьев, шёл к ней.

Эта машина - практически идеальный вездеход, единственный недостаток которого - очень небольшой переносимый обьём или число пассажиров. Восемь ловких ног перешагивали между деревьями или просто срубали их перед дорогой шагохода. Одна сломается, застрянет где-то - можно будет дойти на остальных, электроника подстроится. Двигательный отсек в центре, пилот и пушечка - спереди, сзади - "брюшко", в котором, ужавшись, могут поместиться четверо фурри.

Пилот-водитель Спику словами не приветствовал, лишь приподнял первую справа ногу повыше... И остановился совсем, когда разглядел на поляне дракона. Спика тоже приподняла голову - ещё никогда ей не приходилось видеть такого фурря. Она-то и о волках знала лишь потому, что тех привезли в её родной мир драконы-владельцы, а уж о таких созданиях...

По одной из лап, цепляясь за специальные скобы, ловко слезла худая сморщенная самка в мятых штанах и свитере. Полностью лысая, с длинным хвостом, сейчас хорошо подсоблявшим в лазании, и с большими круглыми ушами.

- Крыса, - одними губами пробормотала Волемира, оскалившись на мгновение.

Фурри-водитель спрыгнула на землю, снимая с плеча длинный моток троса, и обернулась к самкам. Искажения приобретённых мутаций не пощадили и старого облезлого грызуна. Гетерохромия - левый глаз голубой, правый - красный.

- Это у вас что, все разноглазые? - поинтересовалась Спика.

- Нет, - ответила Волемира. Это было правдой, как и то, что общая мутация объединила дружинниц между собой, сначала породив дружбу по оружию, а затем и дружбу настоящую.

- Мира! - воскликнула крыса тем временем, подходя ближе. - Ты что, щенок? Зачем всяких зверушек собираешь?

- Я санитар леса, - быстро отшутилась волчица безо всякого веселья. Стоило поскорее помочь обвязать драконессу тросом, а попутно обьяснить ей, что происходит. - Ты сама не залезешь в кабину. Нужно тебя поднять.

- Не надо этим мне кабину мызгать, - махнула крыса на гнойную рану. - Там грязно, но без заразы. Понесём её под собой, подвешанной. Я достаточно аккуратный водитель для того, чтобы она это пережила.

Спика чувствовала себя уже на операционном столе, в окружении хирургов, которые думают, как лучше её оперировать и где разрезать. Только без общего наркоза.

- Делайте, что хотите, - обречённо произнесла она.

- Мы и собирались... - Волемира всё ещё озабоченно осматривала рану самки. - Может, хотя бы обернём чем-нибудь? Я догадываюсь, что это за дрянь, и потом на карантине сидеть у меня желания.

Пилот подумала и вытащила из кармана штанов бинт.

- Потом на своих раненых не хватит, чужих мотать. Отойди, санитар, будет работать механик.

Драконесса признала, что у этой старой фурьки лапы не потеряли ловкости. Ногу обвязали без боли, быстро и плотно.

- А теперь - пойдём... - вздохнула обшарпанная. - Да уж, на базе такому подарку обрадуются.

- Спасибо... - драконница ответила без особых эмоций. - Но услышанному от меня на вашей базе не обрадуются точно. Кстати, меня Спикой зовут.

- Пика?

- Спика, - поправила Волемира.

- Викелла, - представилась хвостатая, уже подскакивая на скобы и поднимаясь к кабине. Волемира немного подождала и поспешила за ней, только села в пассажирское "брюшко". А Спику потянуло вверх, шатая - рявкнув от боли, драконесса остановила покачивание, балансируя крыльями и хвостом.

- Внимание, поезд отправляется! Прошу пассажиров не высовывать лапы за пределы нашей машины во избежание их утери! - предупредила Викелла и двинула вперёд.

- Кусты же! - возмутилась Спика. - Я не хочу, чтобы мне по морде ветви били!

- Не боись! Донесу без колючек малейших!


Глава Лейцин: Скорая помощь


Дорога без приключений - уже чудо. Тем более обратная дорога, с "добычей". Но если от мутантов можно отбиться, как отделаться от своих же нагловатых соотечественников?

Наперерез шагоходу мчался полугусеничный БТР с синим ромбом на борту - эмблемой скаутов. Поздно эти братцы спохватились - дружинники и пограничники сами подобрали пленную, а теперь со всей возможной скоростью и аккуратностью тащили бедную крылатую ко врачу.

- Эй, что там у вас?! - донёсся голос с верхушки башеньки, из которой хищно глядел ствол пулемёта.

- Ценный груз! - ответила Волемира рысю-командиру БТРа. Тот только оскалился - не предъявишь же ничего, кто успел, тот и поймал! Висевшая под "пауком" Спика и сама не знала, какой участи избежала благодаря тому, что химерная волчица отыскала её первой.

Но и куда её переносил паук, вознеся над кустами - пока загадка. Ответ на неё Спика предполагала - честно везут к медикам, а потом - в камеру на допрос. Но окажется ли разгадка верной? И успеют ли донести раненую прежде, чем она окончательно ослабеет в своём подвешанном состоянии?

Волемира тоже начала беспокоиться, когда шагоход не пошёл ко ближайшей заставе, а поскакал к самому Волколапску, вослед разочарованно укатившимся скаутам.

- Ей нужен врач, а не фельдшер, - Вика пресекла взволнованные вопросы Воли на полуслове.

Постоянные раскачивания уже поднадоели Спике, но машина хотя бы шла быстро, перейдя на расчищенную, но потрескавшуюся дорогу... Драконница попыталась расслабиться - и вдруг навострила уши.

- Волколапск? Разве он не был уничтожен? - крикнула она.

- Нет, хотя вы очень старались, - ответила Волемира. Вскоре открывшееся за листвой поселение стало лучшим тому доказательством.

Раньше Волколапск был лишь отстранённой от столицы - Брамбурга - посёлком, соеденённым с ним железной дорогой. Ныне железка почти не функционировала, лишь иногда ходили по ней скаутовские бронепоезда до "города с кучей вещей". Зато проложенная вдоль путей телеграфная связь функционировала без перебоев.

Паук мерным шагом подходил к заставе. Спика с любопытством разглядывала укрепления, многочисленные пулемётные гнёзда, ряды колючей проволоки: всё как полагается. За дорогой и местностью вокруг Волколапска следили тщательно и незваных гостей встречали во всеоружии.

По драконессе не стали стрелять лишь потому, что она была ранена и обвязана тросами. Но всё равно она ловила на себе недобрые взгляды множества антропоморфов. От этого становилось дурно и начало укачивать. Лапы и крылья обвисли, глаза слипались, но не выходило задремать.

Шагоход застучал ногами по улицам, ловко и быстро семеня между таких маленьких прохожих. Как они не боятся, что их снесут или задавят? Спика бы на их месте уже бы давно взлетела повыше над малоэтажными домами... если бы смогла.

Больница представляла из себя невысокое - всего в три этажа - прямоугольное здание, длинное, но узкое, наверное, на три-четыре помещения внутри, считая коридор. Окна по большей частью были старыми. А вот стёкла почти все на месте, лишь кое-где закрытые фанерой дырки. Многого драконница не могла увидеть, но поняла, что от домов больницу ограждала автомобильная дорога, и вообще она стояла в гордом одиночестве, но зато после катастрофы здание обнесли сетчатым забором и поставили пару вышек с наблюдателями. Над арочным входом под начавшим накрапывать дождём трепетало самодельное знамя - синий ромб на красной материи, что за безвкусица?

Начали опускать уже ослабшую драконессу до того, как Волемира покинула кабину. На ноги вставать у Спики не было ни желания, ни возможности. Она почти повалилась на подставленную каталку, ещё не влажную от редких капель с хмурого, грустного неба. Два санитара - тигр и какой-то бескрылый ящер - сняли крепящие узлы с уже лежащей на слишком узком и короткойм для неё ложе драконессы.

- Хвостом перевязывали, уже всё сбилось, - рычал тигр, поднажав на ручки каталки. Ящер спиной вперёд повёл её к больнице:

- Хоть за такую спасибо, не всем быть хирургами, разжалованными за пьянство.

- Я пойду, прослежу за ней, - предупредила Вику Волемира и, не дожидаясь кивка, поспешила за драконницей. Надо было заполнить отчётность, да и оставлять Спику сейчас с неизвестными ей фурри не хотелось - ещё выкинет сдуру какую-нибудь глупость!

В дверях каталку встретили двое. Один - высокий, худощавый и при том плечистый доберман, другая - округлых очертаний светло-коричневая кошка, чью шерсть на спине тронула уже седина. Кошка подошла сразу же к каталке и принялась осматривать тяжело дышавшую от волнения самку, а пёс просто быстро её оглядел и подошёл к Волемире, тихо у неё поинтересовавшись:

- Сколько она должна прожить? Стоит ей на всякий случай и здоровые конечности ампутировать, вам же проще будет её содержать под стражей.

- Приказа на это не было, - ответила Волемира, сдерживаясь. Нашёл время шутить... - Так что пока ставьте на лапы.

- Это будет проблематично, - кошка внимательно осмотрела лапу самки. - Давайте её на стол. Воля, тебе объяснить правила операционной или сама вспомнишь?

- Я же буду вас охранять! - возмутилась Волемира. - Мой пленник, за него я и отвечаю!

Кошка закатила глаза - а то она предписания не знала.

- Да я как раз об этом! На дезинфекцию, быстро! Лапы помыла, халат, возьми ствол из обеззаразки - и заходи, без тебя не начнём. Так что поторопись!

- Во вторую её, - доберман потерял весь интерес к драконессе, поняв, что сейчас инициатива принадлежит не ему, и вернулся на бортик крыльца, почти под струи усилившегося дождя, курить жутко дорогие сейчас сигареты - сплошной пафос, учитывая, что табак в некоторых поселениях выращивают. Поспешив за кошкой-врачом к предбаннику операционной, Воля раздумывала, что если тигра разжаловали из хирургов, то добермана-заведующего - из офицеров-дознавателей.

Следуя уже отработанному сценарию - пусть и только в тренировках - Волемира зашла в одну из комнат-кабинетов, а через неё - в предбанник операционной. Здесь она развесила комбинезон в специальной камере, оставила там же оружие у стены и пошла мыть лапы - передние и задние. Струи воды с дезинфицирующем раствором обладали неприятным запахом, от брызг почти сразу защипало в глазах, но Волемира стерпела и старательно промыла шерсть. Затем она оделась, накинула на плечи халат, а вместо винтовки прихватила лежащий в специальном ящичке пистолет - ни к чему приносить микробов и споры на оружии... Глаза, правда, чуть слезились, но прицелиться и спустить курок это не помешает, а автоматический режим огня делал побег пациентов и вовсе невозможным. Докторам не отпускалось охраны для операционных, это должны были делать либо солдаты посменно, либо напарники раненных и добытчики пленных. Конечно, оперировать вражеских бойцов не каждый день приходилось, а солдаты должного уровня слишком ценны, чтобы тратить их на такое. Военный в операционной скорее заменял анестезиолога - грозил прибить нафиг, если оперируемый будет слишком сильно орать и громко биться, пока его по живому режут без наркоза. Своих проще уговорить полюбовно.

Спика, впрочем, не сопротивлялась. Пока Волемира совершала свои процедуры, с неё уже содрали обрывки скафандра, заменив больничной пижамой.

- Дело дрянь, - сразу заметила докторша, тоже переодевшаяся в халат и нацепившая на морду маску. - А, вот и ты...

- Сможешь вылечить? - поинтересовалась Волемира.

- Как сказать... Могу потратить на неё то, что спасло бы троих фуррей, но вылечится ли - не знаю, она же дракон, - доктор говорила с профессиональным беспристрастием, но это Спику ещё больше задело. - Потому выход один - ампутация.

Волемира вздрогнула, да и Спика тоже. Вот вляпалась...

- Выход один, - медленно пожала плечами дружинница. Она отошла в дальней угол комнаты, укрывшись в тени. Весь свет был сосредоточен на столе с лямками для конечностей и на пространстве вокруг него.

- Держите крылья, - печально повелела доктор санитарам, переложившим драконессу на операционный стол. Спика снова дрогнула, и на этот раз её пальцы на здоровых лапах так и не замерли смирно, продолжая дёргаться.

- Может, прикладом вырубишь? - с надеждой она посмотрела на волчицу. Крайняя степень отчаяния - просить врага прервать муки.

- Чтобы тебя вырубить, мне придётся раскрошить тебе череп... - задумалась Волемира. - Слушай... А у нас здесь спирта нет?

- Спирт есть в любом медицинском учреждении, - заметила кошка едва ли не с гордостью. - Но она выдует все наши запасы.

- Но мы же не люди! - возразила Волемира. - Прояви драконолюбие!

- Отставить приклад, драконолюбка, есть средство вернее и гуманнее, - кошка, приобретя командный тон мамы, за шкирку вытаскивающей котёнка из лужи, поднесла к носу крылатой маленький пузырёк. На чешуйчатую состав из банки, чем бы он ни был, подействовал усыпляюще. Хотя Спика не отрубилась, она притихла, стала заторможенной, конечности обвисли.

Сколь же образованным существом надо быть, чтобы работать лекарем. В мире уживаются множество рас, завезённых людьми не с одной планеты, и у каждой - свои физиологические особенности. Не такие кардинальные, чтобы вообще исключить универсальные обезболивающие и антибиотики, а иногда даже появление здоровых гибридов, но порой у расы могли проявляться отличительные черты биохимии. В результате не все препараты действовали на всех фурри одинаково. Доктор обязан знать последствия приёма всей имеющейся у него химии на каждую, даже самую редкую подрасу антропоморфов. И, оказывается, драконов тоже. Может, даже людей? Но не время спрашивать это.

- Начнём... - вздохнула доктор, взяв в лапы лазерный резак. Сразу и пила, и дезинфекция, и прижигание раны.

Волемира уже пожалела, что решила проследить за процессом "лечения" сама...

- Фильтр крови.

На приказ хирурга чешуйчатый поднёс к койке ящик со сторонами примерно в полметра. В кровеносные сосуды Спики ввели несколько полых игл, прокалывая между чешуи, и через них кровь вытекала по пластиковым трубочкам в этот аппарат. Спика едва не заорала от боли - едва, потому что в пасти её оказалась трубка, в которую самка от боли вцепилась зубами. Доктор же склонилась над её лапой и ещё раз осмотрела поражённое место.

Волемиру слегка замутило. Казалось бы, все чувства давно уже были очерстветь... Но нет, она сопереживала самке. Особенно когда крылатая сорвалась на вой - после того, как доктор принялась лазером резать её лапу.

Волчица-химера поняла, что, как бы её сердце не очерствело постоянной войной, лекарем ей никогда не стать. Тут нужно не просто сохранять холодность, но при этом ещё и уметь помочь другу в таком состоянии несмотря на то, что одновременно причиняешь боль. У солдат всё проще - либо бить, либо защищать. Не всё сразу...

- Вот и всё, - проговорила кошка, пока ассистент забирал отрезанную конечность. - Потерпи ещё чуть-чуть, теперь надо сшить чешую.

Удивительно, но драконница была ещё в сознании! "Это из чего же они сделаны", подумала Волемира. А доктора тем временем продолжили операцию - на культю самки намазали дурно пахнувшую (да просто воняющую!) жидкость, похожую на глину, перед этим соединив тонкими трубочками оставшиеся сосуды и зашив всё краями чешуйчатой шкуры. После кошка наложила повязку, и только к концу операции Спика наконец-то отрубилась.

- Протез командование не запрещает ставить? -в отличии от добермана, кошка проявляла больше заботы к пациентам. Волемиру это сильно порадовало - не все фурри ещё скатились, остались действительно сохранившие профессиональную честь.

- Командование одобряет, - волчица кивнула.

- Тогда пусть приходит в себя, а там подарим новую лапу, - кивнула кошка. А затем указала на гнилую, порваную лапу. - Крон, это - вынеси и сожги. А нам надо с Мирой поговорить кое-о-чём.



Глава Метионин: Шаги навстречу


Волемира сильно беспокоилась за выздоравливавшую драконессу. Казалось, с чего бы ей... Но они пережили вместе чуть ли не приключение - а это всегда сближает. Как же относиться теперь к пленной? Не помешают ли эмоции и зарождающаяся дружба долгу дружинницы? Знать бы ей самой...

Чёрно-белая волчица нерешительно вошла в палату Спики, но под взглядом её голубых змеиных глаз постаралась собраться, не выдать ничем свою слабость. Как только разговаривать с ней после того, как драконницу заберут вышестоящие органы порядка и контроля? Да и выйдет ли поговорить...

- Со мной правда будет все в порядке? - спросила драконница, приподнимаясь на койке. - И что это за лекарь? Твоя знакомая?

Волчица устроилась на стул для посетителя, отсев подальше от койки - вне досягаемости чужих лап. Волемира пока старалась подальше держаться от крылатой, хотя после того, как она стала свидетельницей спасения её жизни, уже точно не испытывала к драконице неприязни. Угадывающиеся под покрывалом костистые очертания искуственной, неполноценной задней лапы даже вызывали тяжёлую, гнетущую жалость. Но её нельзя было проявлять на словах - не стоит давать слабину эмоциям перед долгом.

- Не знакомая. А твоё будущее целиком зависит от того, что ты мне расскажешь сейчас. Я могу отвести тебя в штаб, а могу пристрелить на месте как лазутчицу.

- Ты резкая... - судя по усталой ухмылке длинной пасти, Спика не поверила, что Волемира имела право устраивать военный суд без суда и следствия. - Принесла меня в лазарет и даже уговорила хоть как-то вернуть мне способность двигаться, а теперь хочешь убить. Непостоянство... Но в этом я тебе благодарна. Думала, что ты прямо в лесу начнёшь меня допрашивать.

- Там слишком опасно, - не моргнула химера. - Для меня.

- Я уже убедилась, - Спика взглянула на культю. - Но все же ты могла меня выслушать там. Если бы я погибла, то... - она не договорила, лишь развела крылья в стороны.

- О чем же? Договаривай сейчас, - быстро сказала волчица, закидывая лапу на лапу. Спика погладила собственное крыло - видно, жест волнения.

- Хорошо, я тебе помогу, - нетерпеливо рыкнула Волемира, а потом некоторое время замолчала, мысленно извиняясь. - Есть ещё драконы?

- Могут быть, если их получится спасти, - откинулась Спика на подушку, задрав нос вверх. Крутые рога глубоко вмяли податливую набивку казёной подушки. Недлинная рыжая грива растрепалась по наволочке. - Я возвращалась с облёта...

- Что за облёт? - навострила уши Волемира. - Шпионила?

- Можно и так сказать. Подглядывала, но не за вами. Я следила за мутантами, что двигались ровными стаями к месту, где мы заметили сосредоточение странной энергии, - Спика подняла глаза на самку, - с которой очень неприятно знакомы в моём мире.

- О чем ты? - подалась Воля вперёд носом.

- Вызывает такие быстрые мутации именно эта энергия. Если пожелаешь, я попробую обьяснить на уровне... вашей науки. А можешь поверить на слово. Мой костюм как раз экранировал от неё, но сослужил плохой бронёй. Так вот... - чешучатая закатила и глаза, вспоминая, - мне удалось пролететь дальше остальных. Под покровом леса я углядела кое-кого, кто был для нас незаметен с орбиты. Если бы мы узнали пораньше... Только как тебе бы это обьяснить? - в глубоком волнении и сильной задумчивости Спика начала грызть коготь. - Есть существа, которые целиком состоят из этой мутирующей энергии. Если люди управляют всеми мутантами, то это существо управляет людьми. Оно же, как мне кажется, и подарило людям знания, как использовать мутирующую энергию вместо потерянной технологии и с её помощью подчинить себе природу.

- Бред собачий, - выругалась Волемира. - Такую тварь давно бы заметили и уничтожили!

- Либо она появилась недавно, либо же хорошо пряталась, - последовал ответ медленно двигавшей хвостом алой крылатой. - Драконы их называют навами. Нава обнаружили, потому что он - источник первоматерии для людей - то есть, источник той самой энергии. И они её от него повсюду разносят.

- Материя - это энергия? - Волемира, сощурившись, стала поигрывать с предохранителем. - Не пытайся меня запутать, не выйдет.

Помощь Спике явилась неожиданно... и из лап того, от кого эту помощь никак не ожидали. Доктор, что прооперировала драконицу, решила её осмотреть, но, услышав допрос, осталась в дверях - ждать, да и, хвост в штаны не спрячешь, подслушивать. А теперь она вошла в палату и вступилась за Спику:

- Мне кажется, в её словах больше правды, чем бреда. Я часто сталкивалась с мутациями и заражениями, в том числе и с подобными твоим, - кивнула она на драконессу. - Мутациями их называть не правильно. Ведь мутации влияют лишь на генетический код, но не на уже существующие клетки. А эта зараза разбирает все клетки и собирает их заново - часто с совершенно иным химическим, иногда даже атомарным составом. Я не знаю, что это, но это существует...

- Если речь об этом зашла, первоматерия это не материя и не энергия, - Спика, кажется, отыскала благодарную слушательницу в мордочке доктора. - Люди точно знали, что материя и энергия это одно и то же, а вы, вероятно, помните это от них. Но информация - первичнее, она поддерживает и материю, и энергию, она определяет их свойства. А есть такая субстанция, которая обнуляет эту информацию и записывает на её место другую...

- Ладно, существует так существует, - Волемира была прагматична, как и любой, кто связан с военной профессией. - Как его убить?

- Я пока не знаю, - покачала головой Спика. - В этом-то мы и могли разобраться... Но когда я вернулась на базу... Она... Она уже была разрушена.

- Сочувствую, - проговорила докторша, опуская хвост.

- Спасибо, - кивнула драконница. - Так как тебя зовут? Это, наверное, глупо... Но мне интересно знать имя того, кто спас мне жизнь. Я вот - Спика.

- Я Дарьяна. Извини, бейджиков на всех не хватает... - пользуясь тем, что Волемира стояла в отдалении, врач подошла к койке и содрала покрывало, чтобы осмотреть, как лежат швы. Волемира узрела протез. Просто несколько металлических трубок и пластин, лишённых эстетики. С ним Спика выглядела как сломаный робот. Её стало ещё более жалко.

- Но ты говорила, что драконам можно помочь, - вспомнила Воля, возвращая беседу - какой уже на хрен допрос... - в прежнее русло. - Значит, они не погибли?

- Нет... Они очень сильно изменились, - видно было, что самке тяжело вспоминать произошедшее. - Их заразила подобная пыль, но только разноцветная.

- Мы не все мутации изучили, но с этой дело имели, - почесала за ухом Воля. - Не очень опасна, лечится легко, а затормозить процесс заражения возможно. Вот только... Когда ты оставила базу и когда прилетела?

В ближайшие два дня из симптомов - только прогрессирующее помешательство.

- И сколько там на базе? Всех запасов может не хватить, - Дарьяна встревожилась.

- Двое точно выжили - те, кто меня покусали. Летела я прямо с неё, значит, с момента, как я встретилась с Волемирой, прошло меньше часа. Сколько я тут, в больнице?

Дарьяна и Волемира переглянулись.

- Часов пять... - ответила волчица. - Мы привезли тебя утром, а сейчас уже за полдень.

- И... - самка поёрзала, расправляя крылья, - их ещё можно спасти?

- Возможно, но запасов лекарств у меня маловато... - проговорила врач. - А больше... Только в городе.

- И не в Волколапске, - добавила Волемира.

- Один наш учёный ещё до катастрофы занимался навами. Он жил в Волоковске. Теперь, когда известно, что проблема в навах, можно взять защиту от них из его дома, - при помощи Дарьяны Спика встала на пол, опробовать, как её держит протез. Неказистая с виду замена оказалась неожиданно удобной, достаточно гибкой и прочной. Только пола теперь не чувствуешь одной лапой...

- Это будет проблематично... - заметила Волемира. - Ты.. Тебя теперь будут допрашивать, и не только я.

- Я постараюсь убедить ваше начальство, - ответила драконница. Дарьяна в ответ покачала головой.

- Моё начальство - это моя проблема, - встала со стула Волемира и передала Дарьяне пистолет. Та его приняла и нерешительно покрутила:

- Более ненужное оружие сдают в кабинет...

Но волчица не желала погрязать в больничной бюрократии - врач и сама лучше знает, куда класть казённый ствол, что нуждала в очередной дезинфекции. Нет, с дружинницы хватит проволочек собственного ведомства, куда она и направилась. Генерал Корнелий её, наверное, заждался.

- Эй! А мне что делать? - спросила ей вслед Спика.

- Осваивай протез, - ответила бежево-коричневая кошка. Да уж, если она сможет ходить с ним сразу после операции, то Дарьяна будет готова поверить во все басни про драконов, а не только в те, что пересказывают на классных занятиях, предупреждая подрастающее поколение об опасности крылатых покровителей человечества.

Драконесса, что странно, не делала попыток отнять у своей целительницы оружие, положенное в карман халата. Видимо, понимала, что далеко не уковыляет. Пытаясь сделать шаг искуственной ногой, чуть не упала. Но быстрее, чем кошка кинулась подхватывать массивную тушу с алой чешуёй, восстановила равновесие при помощи крыльев и хвоста:

- Нет, я сама. А то привыкну к костылям.

- Привыкать придётся, - Даряьяна с сожалением посмотрела на протез. - Как понимаю, вы можете стоять как на двух, так и на четырёх? И передвигаетесь тоже?

- Да, - кивнула Спика. - Но если получится держать равновесие на двух, то на четырёх и вовсе труда не составит.

- В беге может доставить неудобства, - предупредила кошка. - И за один день ты к нему точно не привыкнешь. Но то, что держишься - уже хорошо, обычный фуррь неделю бы провалялся, а ходить научился бы через две.

- Когда я разучилась ходить? - Спика снова возмущённо переставила заднюю, разведя передние и крылья в стороны. Твёрдая резина подошвы протеза скрипнула о линолиум, пружины сжались, поддерживая вес опиравшейся на новую ногу крылатой. После этого шага Спика стояла минуту, то ли чтоб отдышаться, то ли чтобы привыкнуть к ощущениям. - Тьма нава трахни... Стою, не чувствуя опоры, как зависла.

- Драконы слишком самоуверенны, чтобы быть хорошими пациентами, - присела Дарьяна на корточки, внимательнее присматриваясь ко швам и к креплению, не разошлось ли что и не запортило ли всю операцию. - Не кажется ли тебе, что на этот раз хватит?

- Я и так хвост отлежала. Да и этот протез... Как та же отлёженная лапа. Такой же одеревенелый, - после находки хорошей аналогии Спика совершила ещё два шага, что дались уже проще. И гордо оглянулась на доктора, - Что, вы и это бы не смогли? Хотя, признаю, для полевых условий замена достойная. Ты не обидишься, если я по возвращению домой попрошу её заменить на нормальный протез, с пальцами? Я всё равно буду тебя помнить с благодарностью.

- Ты думаешь о возвращении? - докторша покачала головой. - Навряд ли ты вернёшься! Драконов у нас недолюбливают, и тебе лучше знать, почему. Скорее всего, тебя допросят, а потом спеленают и засунут в тюремную камеру, пока твои сведения будут проверять. И если вдруг ты сказала правду, только тогда тебя, возможно, отпустят. Если вообще захотят слушать, а не прикажут пустить в расход.

- Мою базу разрушили слуги навов... - Спика медленно выпрямилась, привыкая к новой точке опоры. - Для вашего начальства это означает, что, если получится их оттуда выбить, то для вас откроются все наши лаборатории, весь запас вооружения. Неразумные звери и биоголемы вряд ли захватят самое ценное, могут даже помочь рассправиться с драконами. А вот люди могут скоро там обьявиться и отнять весь куш. Значит, нужно торопиться. А без проводника вы фиг ли туда проберётесь.

Качая головой и мысленно поражаясь тому, как драконесса владеет русским, Дарьяна заняла освободившийся стул:

- Дорогая моя Спика, ты думаешь, как дракон. Фурри более осторожны и скорее предпочтут, чтобы ты лично выдала им все те сведения и технологии, что знаешь. Раз ты понимаешь подобные идиомы, мы не попрёмся к дракону в пасть за достойным, но маловероятным призом, если у нас уже есть живой дракон, который хоть немного, но расскажет об устройстве вражеской обороны и о том, как пользоваться драконьими механизмами.

Спика в недоумении открыла и закрыла пасть, не находя никаких аргументов для ответа.

- Так что ты заинтересуешь всех куда больше лабораторий и навов, - добавила кошка. - Потому что от тебя информацию можно получить здесь и сейчас, а не пускаться в опасные и, быть может, безрезультатные предприятия. Я удивляюсь, что за тобой ещё не пригнали вооруженный конвой, ведь многие видели тебя - но, наверное, потому, что за больницей уже установили внешний контроль. Не удивлюсь, что кто-нибудь сейчас будет выцеливать тебя при помощи тепловизора из противотанковой винтовки.

- Пусть они её под хвост себе воткнут, вуайеристы, - ворча, Спика опасливо опустилась на четыре, чуть не растянувшись на полу и удержавшись лишь когтями, смявшими покрытие. Дарьяна фыркнула - в подобной ситуации и с таким характером фуррь уже давно бы матерился. А в словарный запас драконессы, несмотря на его широту, бранные слова, наверное, не входили. Не поэтому ли пограничники предпочитают отдавать приказы на командном диалекте, чтобы их драконы не расшифровали? - Им всё равно, это мои друзья страдают. Но неужели так же наплевать, что можно всего лишь за сутки избавиться от нава, от людей, от мутантов, и при этом сохранить природу и антропоморфов, если бы только сейчас драконам дали действовать? А, впрочем, ты ничего не решаешь. После операции, на которой ты проявила заботу и сделала для меня больше, чем могла бы, ты мне всего лишь сиделка. И в этом не твоя вина, а моих предков, которые сотворили с этим миром неимоверную хрень. Хотя кто знает... Если бы людей не остановили, они могли бы сотворить нечто хуже.

- Моя вина? - вдруг оскалилась кошка. - Мою мать драли под хвост все, кому не лень, да она сама была рада подставиться. Теперь я сижу на тёплом месте и рыпаюсь только потому, что у меня осталось сострадание даже к таким, как ты! Ты знаешь, сколько лет прошло после того, как всё это, - она развела лапы в стороны, - приключилось? Нет? А я тебе скажу - и года не прошло, как появились первые твари! Почему? Не потому ли, что вы, драконы, подстроили и этот бунт, чтобы посмотреть на нас, как мы справимся?!

- Могли бы, - устав, Спика снова забралась на кровать. - Только если ты знаешь, что среди фурри, даже если подонки стоят во главе, есть нормальные и честнные существа, про драконов ты думаешь, что они все поголовно такие. Я только разведчица. Даже руководители вашей армии многое из меня не вытащат - максимум пароли и отзывы, координаты базы, и, наконец, способ, как вас всех из вашей вонючей задницы извлечь и побороть людей, чтобы не было новых мутаций. Но это вам я бы и сама сказала, потому что я одна из тех драконов, у которых есть совесть. Меня сослали в этот испорченный мир, и мне отсюда не выбраться, пока я его не исправлю. А теперь и подавно я тут застряла, если с базы уже не взлетят корабли. Не в моих ли интересах устроить тут мирную планету вмсто ужаса, что есть сейчас?

- Может, и в твоих, - ответила Дарьяна. - Только не приходило ли тебе на ум, что ты в когтях своего начальства - что я в лапах своего?

- У меня уже нет начальства, - оскалившись, Спика встала с новыми силами, помогая крыльями подняться, будто взлетая на задние. - В этом моё преимущество. Теперь я сама за себя решаю и не трачу на это время. Поэтому, пока Волемира ждёт итога мыслительных мук своего штаба, а мои сородичи ждут смерти или спасения в руинах базы, давай и я не стану терять времени. Отведи меня, пожалуйста, в столовую. Со спасением вашего мира я уже не знаю, когда поем в следующий раз нормально.


Глава Триптофан: Самодуры и самодурши


Волемира тем временем перешла улицу и оказалась возле невысокого здания, окружённого хорошим железобетонным забором. У единственных ворот застыли два добермана, похожие, словно капли воды, даже автоматические винтовки в их лапах выглядели одинаково. Дружинницу они пропустили только после тщательного досмотра и без оружия, хотя стоявшему перед ней скауту только взглянули в морду, да и пустили дальше. Зато потом Волемира взглянула на скаутскую рысь, когда Корнелий самолично велел пригласить её на аудиенцию без очереди.

Генерал периметра - один из немногих, кто мог себе позволить личный кабинет, да и то он часто выполнял функции зала совещаний для всех высших чинов Волколапска. Сейчас бульмастиф в офицерской шинели стоял над картой, особенно приглядываясь к новой пометке - именно по этим координатам волчица и отыскала драконессу. Волемира вытянулась и отдала честь над головой, поскольку шапки не носила. Корнелий кивнул, разрешая начать.

- На данный момент численность мутантов вблизи охранного Периметра заметно сократилась, - доложила Волемира. - Две группы дружины уничтожили...

- Что с драконом? - прервал её пёс. - Весь город уже гудит о том, что вы принесли под брюхом крылатого. Почему не доставили на допрос?

- Она была ранена, - Воля поджала хвост, морально готовясь к разносу, - потребовалась срочная операция.

- Тогда какого чёрта ты её оставила и пришла докладывать мне? - резко рыкнул Корнелий. - Почему не запросила поддержки? Почему не вызвала подкрепление в больницу?

- Драконица сама туда дошла и лежит там спокойно, - сильно смутившись, Волемира отвела уши назад. - Она... не убежит, у неё ноги нет.

- Зато крылья целы, - ещё раз сердито зыркнув на дружинницу, Корнелий подтащил к себе стул и сел, начав просматривать бумаги. - Только что мне выдали отчёт о её скафандре. На нём нет вооружения. Вкупе с её миролюбивостью, не похожа ли она на засланного шпиона, сдобренного дезинформацией?

- Нет, - решительно помотала головой Волемира. - Она действительно разведчик, но не шпион. Драконы обнаружили, что в наших лесах завелась какая-то тварь, что управляет мутантами. Они называет её "нав" - этот самый нав представляет опасность как для нас, так и для них, и они желают его уничтожить...

Пёс прервал её строгим взглядом.

- Ты сказала - драконы?

- Если вы о том, что могут рядом присутствовать другие, кто за ней следит - нет, - предугадала Волемира вопрос старшего. - По её словам, её базу вовсе уничтожила эпидемия белой плесени, которой заразилась и она сама. Если бы её сородичи были живы, она бы искала помощи у них, а не у нас, ведь медицина драконов совершенней.

- И техника тоже, - отложил листы Корнелий, просмотрев. - Этот скафандр - хороший костюм биозащиты. Когда у драконов есть такие, как они вообще могли заразиться целой базой? Учитывая, что них есть учёные, способные придумать подобные костюмы, инженеры, способные их сшить, то и охранники периметра, гоняющие всех на строгий карантин, обязаны иметься.

- Значит, она права в своём предупреждении, и этот самый нав представляет огромную опасность, - ответила Волемира. - Если он или мутанты по его команде смогли перезаражать целую базу, что же он сможет сотворить с нами?

- Скорее всего эта самка вешает тебе лапшу на уши, - возразил Корнелий, точа коготь о коготь. - Её стоит допросить с пристрастием и отделить зёрна от плевел, а правду - от лжи.

- Как прикажете, генерал... - дрогнула голосом волчица. - И позвольте перед этим... Проверить их базу, осмотреть издали. Если её слова подтвердятся и она не функционирует, полагаю, и в остальном врать ей не зачем.

- Нет, - отрезал пёс. - Это может быть ловушкой. Не к чему соваться в пасть к дракону, и уж тем более рисковать нашими подразделениями. Идите и оформляйте подробный рапорт, а если нам потребуется проверить её слова, то отряды сталкеров или скаутов справятся гораздо лучше вас.

- Слушаюсь, генерал, - хотя Волемира была категорически против такого решения, никаких аргументов за свою точку зрения она принести не могла. Заранее ясно, что если она упомянет о ещё живых заражённых драконах на базе, это тоже назовут дезинформацией - скажут, что живые драконы там скорее всего действительно есть, только при том здоровые и готовые к обороне. - Только... Учитывая ваш опыт... Не проще ли было паре драконов захватить в плен один из наблюдательных отрядов, нежели рисковать жизнью одной из своих, заражать её без гарантии, что она выживет, без гарантии, что вы вышлите отряд на их базу? Это слишком сложно в том случае, если им нужны пленные. Если же просто нужна помощь...

- Нам ли им помогать, - раздражение в тоне Корнелия сменилось мрачностью. - Ступай, дружинница.

После такого разговора неудивительно, что Волемира покинула штаб в весьма неустойчивом настроении. Тупоголовие начальства, всегда хватающее то, что у него перед лапами, и упускающее перспективу, было ей известно не понаслышке, но такой дурости она не ожидала.

Ясное дело, что драконессе не поверят, но что стоило приставить к ней больше охраны тогда, или просто исследовать драконьи руины самостоятельно? Вылазка в стан врага никогда не помешает. Волемира могла бы убить Спику ещё при первой встрече, в конце концов...

Принимая у охраны винтовку, волчице вдруг пришло на ум, почему она этого не сделала. Действительно! Вроде бы их с самых младших лет учили, что драконы устроили весь этот апокалипсис, что они враги всех фурри, что они хуже людей... А она, имея возможность и время, предпочла взять ту самку в плен. И даже если это было рационально, правильно - почему же всё-таки не спустила курок? Наверное, потому что так было не спортивно - добивать раненных...

- Классная работа, Воля, - вдруг сказал один из доберманов. - Я бы так не смог - дракона словить!

- Ага, - машинально ответила Волемира на прощание и поплелась к больнице.

По дороге она заметила шапочно знакомый шагоход, доставивший пациентку в больницу. Он тут так и базировался, не отправился на иное задание. Значит, Викелла - водитель наёмный, "на подхвате", не прикреплённая ни к какому отдельному ведомству.

Сейчас крыса сидела прямо на земле, привалившись к одной из длинных стальных ног, и хмуро похлёбывала из фляжки.

- Грустно вышло с драконкой, - она выдала, когда Волемира прошла подле. Та остановилась, заинтересованно подняв уши, и села на корточки рядом.

- Жалко, что только мы так считаем...

- Не мудрено. Вот у дежурных врачей сейчас пьянка, я им проспорила ящик спирта. Ставила на то, что драконесса не переживёт операцию. А так бы сейчас предложила тебе выпить, отпраздновать успешное задание - да нечего.

- Тебе надо почаще бывать в походах, - заметила Воля со вздохом. Только подумаешь о фурре хорошее... - Но она действительно очень крепкая. Неудивительно, что драконы правили людьми и нашими предками.

- А что с ней дальше будет? Пытки?

- Похоже... - Волемире показалось, что крыса как-то странно поставила вопрос. - А что?

- Да тут приходил один... Я у врачей слышала... рысь Всеволод. Пока он не вышел. Так что может я ещё стребую с эскулапов весь их запас как копенсацию. Мне всё равно, что её там дезинфецируют, мне тоже есть, что протереть, - Вика, проглатывая остатки спиртного, обнажила свои зубы. Совсем не мышиные - скорее кошачьи.

- Надеюсь, Дарьяна за ней ещё наблюдает... и не даст допросу перейти в пытку, - Волемира отвлеклась от уродливого создания и начала высматривать в больничных окошках хоть кого-то, будто надеясь, что военные совершат глупость и начнут вести с ней разговор в одной из палат, а не в операционной с шумоизоляцией.

Тут волчице пришло в голову, почему именно... почему она не убила Спику. Она почувствовала, что она не станет стремиться уничтожить врага своей расы. А вот офицеры этого не понимают. Да, все рассказы о наве похожи на лажу, но на месте злобных-презлобных драконов она бы сделала что-то умнее - да хоть заразила бы Спику чем-то более опасным, что перебьёт весь Волоковск за сутки. Или бомбу бы в неё вшила, а та разорвётся при операции и весь госпиталь уничтожит... Эх, сучий хвост, не на пользу пошло Волемире общение с Корнелием - сразу начала выдумывать гениально-жестокие планы драконов там, где их нет скорее всего.

Решив одну загадку, Волемира внезапно переключилась на вторую. Что там сказала Вика?

- А чего группам дальнолазов (так отзывались о сталкерах и скаутах, правда, за глаза) тут понадобилось? - удивлённо спросила она. - Дракониху-то начальству должны передать...

- А кто его знает? - пожала плечами Вика. - Зачем-то нужны.

- Всё время эти сталкеры у нас под лапами путаются... - вздохнула Волемира. - Слушай, раз ты не на задании - довезёшь до дома? Мне ещё отчёт писать, а я сегодня и так находилась.

- Да не вопрос, - хмыкнула крыса. - А ты где живёшь?

- Посёлок Верхний Ярус, отсюда два километра, - задумчиво прищёлкнула челюстью Воля.

- Почему только его так назвали... - Викелла первая поспешила к синему небу, под которым покоилась кабина шагохода. - Стоит в низине. Все дома одноэтажные.

- Говорят, раньше там целая вышка стояла. Но её разобрали на укрепления - хорошее листовое железо, каркас не хуже.

- Понятно, был Верхний Ярус, стал Нижний, - хмыкнула Вика и двинула рычаги шагохода. - Ладно, раз выпить не получилось, хоть на такси заработаю.

- Говорят, раньше не только такси ходили, но и такой транспорт, общественный... - задумчиво проговорила волчица, устраиваясь в шагоходе. - Вот дикость - столько энергии переводить, когда можно пешком пройти!

- Иди, деньги побережёшь, - запрыгнула крыса в люк на макушке "паука". Волемира покачала головой: то ли диалог не клеился, то ли она просто не понимала ценностей своей водительницы. А хотелось поскорее забыть про эту драконессу... и про её планы спасения мира.

- Хотя бы похожу по ровным дорогам! - воскликнула водительница и двинула вперёд шагоход. Стрелки у больницы дёрнулись, но тут же вернулись к обычному наблюдению за территорией.

Следя через задний иллюминатор за удаляющимся городом, будто поглощавшимся лесом, Волемира подумала о сослуживцах-дружинниках. Неожиданная пленница значительно ослабила оборону в точке наблюдения - Волемира отошла надолго, еще один товарищ отбегал связаться со штабом. Не прорвали ли пост в этот момент мутанты или даже другие драконы?

- Вот чёрт! - оторвала её от мыслей Вика. Сглазила! Волемира подхватила винтовку, приподнялась, готовясь прийти на помощь водителю... Но если кому и требовалась помощь, то точно не крысе-кошке - та застыла с пистолетом в лапах, целясь в Спику, что стояла прямо на шагоходе, держа в передних лапах затихшую Дарьяну.

Волемиру, рефлекторно поднявшую собственный ствол, передёрнуло. Ей казалось немыслимым, что даже дракон может лишь на одной здоровой задней, опираясь на протез, удержаться на шатающемся центральном отсеке, да ещё и не уронить, не выпустить упиравшуюся кошку - не слишком сильно упиравшуюся, впрочем, фуррь была вымотана перелётом.

- Сбежала? - Волемира обратила внимание на то, что при этом самка не проявила никаких эмоций.

- Было не сложно, - ответила та. - Кто-то зачем-то споил половину персонала...

Вика слегка вздрогнула.

-...А всё потому, что кое-кто поспорил на меня с врачами, - добавила дракониха и погладила кошку по загривку. - Не волнуйтесь, единственный нормальный доктор здесь трезв.

- Отпусти её, - рыкнула Волемира.

- Конечно. Она мне нужна была только для того, чтобы вы дали мне высказаться, - Спика посмотрела прямо в глаза волчице. - И предотвратить конец света.

- Тебя поймают раньше, - вздрогнула Дарьяна, когда Спика, благодаря крыльям и хвосту более ловкая даже без одной лапы, помогла ей забраться в кабину к Волемире. Волчица быстро оттолкнула доктора на сиденья и прицелилась в грудь драконессе. А она стояла гордо, почти как одноногий пират на палубе.

- Поэтому нам стоит быстро двигаться, чтобы не поймали! На кого подумают как на сообщников? О, зная ваших лидеров, вам не поверят даже после того, как вы меня убьёте. У вас только один шанс себя оправдать - спасти от нава мир. Победителей не судят, по-вашему.

- Да что ты? - Вика, впрочем, высказалась без особого энтузиазма.

Волемира же опустила винтовку. Она-то была с ней согласна... Да что они могут? Втроем... Вчетвером?

- Вакцину раздобыть и измыслить способ, как избавиться от нава, - ответила на немой вопрос драконница. - Доктор у нас уже есть, а дорогу я знаю.

- Волей случая и твоей наглости есть четыре дозы, - вытащила Дарьяна катонную коробочку из широкого кармана. - Но для дракона... одна, может быть две.

- У меня надежда на Вилмира, точнее, на его бывший дом, - вновь упомянула учёного-сородича алочешуйчаиая. - Это учёный, что изучал до катастрофы навов. Жил в Волоковске.

- Нас за это расстреляют, - заметила Дарьяна. - Но если всё об этом наве - правда, то такая смерть будет даже приятна. Как думаешь, Воля?

- Я пока умирать не собираюсь, - ответила волчица. - Вилмир... Едем к нему.

- Тогда за мной следуйте, - Спика оттолкнулась задней и неспешно полетела спереди над лесом и шагоходом.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://ficbook.net/readfic/6879404Похожие рассказы:
Граф О'Ман «Война безоружных»
Мирдал, Хеллфайр «Крылья меж звёзд»
Brodiaga «Легенда Грешника»
Мирдал
16:56 28.07
mark, сейчас выложу продолжение)
mark
08:52 28.07
Если это все то как то особо не чего говорить а если нет то надо смотреть дальше впринцепе идея норм...
Kontra
19:50 25.07
Хммм.
Ошибка в тексте
Рассказ: Нечистые
Сообщение: