С.Ф. Сэйд
«Варджак Лап - 1»
Скачать
#NO YIFF #кот #пес #хуман #приключения

Варджак Лап

Сэйд



В гостях хорошо, а дома лучше.

«Волшебник страны Оз»

Глава 1


Старый Лап рассказывал историю.


Это была сказка о Джалале, причём одна из самых лучших. Варджак любил слушать сказки дедушки о знаменитом предке. В них рассказывалось о том, как Джалал сражался с жестокими бойцовыми котами, как он охотился и добыча никогда не уходила от него, о том, как из Месопотамии он отправился в путешествие по миру — туда, где не бывал до него ни один кот.


Но сегодня сказка Старого Лапа не могла успокоить Варджака. Ну и что, что у Джалала были такие приключения? С ним, Варджаком, ничего такого не случится. Джалал провёл свои последние дни в доме графини. И с тех самых пор семья месопотамских голубых поселилась здесь.


Наверное, во времена Джалала, много лет назад, здесь кипела жизнь, а сейчас тут царят пыль и запах плесени. Окна всегда закрыты, двери заперты. Правда, за порогом был сад, но его окружала высокая каменная стена, и Джалал был последним, кто перебрался через неё. За последующие годы ни один из их семьи не покидал дома графини.


И никто, кроме Варджака, и слышать не хотел о приключениях Джалала. Отец, мать и тётя Джуни дремали, солнечный свет пробивался через пыльные стёкла и освещал их пушистые шубки. Старший брат Варджака, Джулиус, лениво потягивался, кузина Джасмин теребила ошейник, младшие братья Джей, Джетро и Джером затеяли какую-то игру. Варджак никогда не принимал в их играх участия — он просто не видел смысла в том, чтобы гоняться за чьим-то хвостом или пытаться повалить противника на спину. Впрочем, его и не приглашали играть вместе.


Сейчас на него никто не смотрел. У него есть шанс. Он как-то был в саду, но семье там не нравилось, и ему не разрешали оставаться там надолго.


Осторожно, как сам Джалал, Варджак поднялся и тихонько пошёл к кошачьей дверке. Он уже видел сад за дверью, свежий воздух уже принёс с собой сотни запахов. Варджак толкнул дверь…


— Варджак Лап! — послышался голос отца. — Куда это ты собрался?


Варджак повернулся и поднял хвост — они проснулись и увидели его. Но на этот раз он так просто не сдастся.


— Но ведь нам можно выходить в сад? — сказал он.


— Маленький мой, — промурлыкала мать, поправляя ошейник, — Сад — гадкое, грязное место. А ты породистый кот, чистокровная месопотамская голубая порода. Что тебе там может понадобиться?


Варджак осмотрелся: пыльная мебель, запертые дверцы шкафов, портьеры, на которые нельзя взбираться. Он ещё не бывал за пределами дома, но не сомневался, что живёт в самом скучном месте на свете.


— Я поохотиться, — ответил он. — Разве мы не должны охотиться? В сказках говорится…


— Сказки! — фыркнул его старший брат Джулиус, и его глаза полыхнули зелёным огнём. У всех членов семьи были зелёные глаза, у всех, кроме Варджака. — В сказки верят только маленькие котята, — насмешливо продолжал он. Кузина Джасмин хихикнула, Варджак разозлился.


— Джалал жил много-много лет назад, — сказала мать, вылизывая и приглаживая серебристо-серую шёрстку Варджака. Кошка воспользовалась моментом и наводила на него красоту, пока он не улизнул, — умываться Варджак не любил. — В любом случае Джалал пришёл жить в дом графини, и правильно сделал. В сказках говорится, какие чудовища живут снаружи. Огромные чудища, которых называют собаками, они такие страшные, что даже люди их боятся. — Она вздрогнула и поёжилась. — Нет, нам повезло, что графиня нас любит и разрешает жить в этом доме.


— Графиня любит некоторых из нас, — вмешался Джулиус.


Варджак знал, что услышит дальше, и хуже всего, что, возможно, это была правда.


— Графиня любит некоторых из нас, — вмешался Джулиус.


Варджак знал, что услышит дальше, и хуже всего, что, возможно, это была правда.


— Когда я был котёнком, — продолжал Джулиус хвастливо, — графиня спускалась сюда почти каждый день. Она позволяла играть у неё на коленях, гладила меня, а теперь она приходит лишь для того, чтобы накормить нас, а иногда и не приходит вовсе. На самом деле мы почти не видим её с тех самых пор, как на свет появился Варджак. Он слишком не похож на нас.


Кузина Джасмин снова хихикнула. Её поддержали младшие братья Варджака Джей, Джетро и Джером


— Графиня не хочет видеть его глаза, — добавил Джулиус. — Ну что это за цвет? Месопотамская голубая кошка, глаза у которой не зелёные, — это ужасно и опасно.


Ну вот. Джулиус, конечно, был больше и старше Варджака, но терпеть эти издевательства дальше Варджак не мог. Он повернулся к Джулиусу, взъерошив шерсть от злости и выгнув спину.


— Я тебе не верю, — сказал он. — Ты просто врун.


— Варджак! — воскликнул отец. — Как ты разговариваешь со своим братом!


— Но Джулиус сказал…


— Ах-ах-ах, — насмешливо пропел Джулиус. — Ещё слушать всякую мелюзгу!


— Джулиус, не дразни его, — сказал отец. — Графиня не спускается, потому что она больна, вот и всё. А тебе, Варджак, нужно научиться вести себя как подобает. Не забывай, что ты из семьи чистопородных месопотамских голубых кошек. Мы — особенные, и никто из нас не носится туда и сюда и не обзывает других врунами. Никто не говорит о таких отвратительных вещах, как охота, и никто не пачкает лапы в этом грязном саду. Всё это унижает достоинство чистопородных месопотамских голубых. Ты понял?


Варджак махнул хвостом. Вот так всегда. Джулиусу всё позволено, а он, Варджак, всё делает неправильно.


— Отец с тобой разговаривает, — строго сказала тётя Джуни. — Почему ты молчишь? Ты всё понял?


Он молча разглядывал холодный каменный пол. Сказать было нечего.


— Отлично, — сообщил отец, не дождавшись ответа. — Поступай как знаешь. Но пока не научишься вести себя как настоящая месопотамская голубая, не получишь ужина. — И он облизнулся. — Пойдёмте. Пора есть.


Все вышли в коридор, направляясь в кухню, а Варджак остался возле входной двери напротив лестницы, ведущей наверх, в комнату графини. Последним вышел глава семьи — Старый Лап.


— Ничего, Варджак, — шепнул он так тихо, что никто, кроме котёнка, его не услылал. — Вечером я расскажу тебе другую сказку про Джалала — о его великой битве. — он подмигнул и отправился вслед за остальными.


Варджаку стало немного полегче. Конечно, сказки ничего не могли изменить в его жизни, но он всё равно их очень любил. В таком скучном месте, как дом, даже рассказы о приключениях приносили утишение. Он посмотрел на деревянные ступеньки, покрытые пыльной ковровой дорожкой. Кошкам не разрешалось подниматься наверх, особенно теперь, когда графиня заболела. Дверь в её комнату всегда была закрыта.


И весь дом был таким же — закрытым на все замки и пыльным. Никто не входил и никто не выходил из него. Здесь не происходило ни-че-го. Жизнь текла так уныло и однообразно, что и представить нельзя.


Т-р-р-р-р-р-р-р-р.


Входная дверь распахнулась. В дом ворвался ветер и взметнул вверх лежавшую толстым слоем пыль. Шерсть у Варджака встала дыбом.


Клац, клац.


Перед его глазами появились начищенные чёрные ботинки, такие огромные, что в каждом легко бы уместился Джулиус.


Варджак поднял голову, чтобы посмотреть, что же находится над ботинками. Ботинки, ноги, туловище и огромные белые ручищи. Да уж, таким рукам не составит труда свернуть ему, Варджаку, шею.


Он задрал голову ещё выше, так что у него даже шея заболела, и увидел лицо человека. Никогда раньше Варджак не встречал этого мужчину. Брови нависали над крохотными глазами, словно пытаясь спрятать их от постороннего взгляда, полные розовые губы влажно поблёскивали.


Губы раскрылись, и над головой Варджака раздался громоподобный голос. Мужчина вошёл в дом.


У Варджака голова шла кругом. Он опустил взгляд и увидел, что возле блестящих ботинок появились две гладкие чёрные кошки. Они нисколько не походили на месопотамских голубых, они были намного больше и сильнее, даже если сравнить не с Варджаком, а с отцом или с Джулиусом. В их движениях чувствовалась какая-то угроза. Они казались единым целым. Варджак смотрел то на одну, то на другую, но никак не мог различить их.


Кошки подошли к Варджаку, посмотрели на него совершенно одинаковыми глазами. Глаза у них были такими же чёрными, как и мех. Варджак вздрогнул.


— Вы кто? — спросил он. В их глазах не отразилось ничего, они как будто не слышали вопроса, просто оттолкнули его с дороги и прошли вперёд, к лестнице.


В дом вошёл ещё один человек. Ещё одни сверкающие ботинки проскрипели мимо Варджака. Он застыл на месте, не в силах шевельнуться, просто смотрел, как чужие люди прошли мимо чёрных кошек, поднялись по лестнице и вошли в комнату — ту самую комнату, в которую не дозволялось входить месопотамским голубым.

Глава 2


Что же делать? Такого ещё никогда не случалось в доме графини.


Надо рассказать семье. Они-то уж придумают что-нибудь.


Варджак помчался по коридору. Он чувствовал, как вслед ему уставились две пары одинаковых чёрных глаз, но сами кошки не шевельнулись. Они так и остались сидеть у лестницы, охраняя вход.


Что это за кошки? Кто ети люди? Что им нужно?


Возле двери в кухню он на мгновение остановился, заколебался. Всё казалось таким мирным и спокойным. Семья ужинала — на полу стояли ровные ряды фарфоровых мисок с едой и водой и круглые белые блюдца с молоком и сливками.


Он почувствовал себя чужим, все его родственники были такими аккуратными и ухоженными — серебристо-голубой мех, маленькие ошейники и зелёные глаза.


— Ну что ж, ты решил вести себя как подобает, — заметил отец. — Очень хорошо.


— Ты вымыл лапы? — спросила мать.


— Там кошки! — завопил Варджак. — В доме чёрные кошки, и они…


— Варджак… — прервала его мать.


— …пришли с человеком…


— Варджак! — возмутился отец.


— И они прошли в комнату графини!


В кухне воцарилось молчание. Все сразу прекратили лакать и жевать и уставились на Варджака.


— Я не понимаю, — пробормотал отец. — Ну почему он не может быть как мы все?


— Ты не вымыл лапы, верно, малыш? — спросила его мать. Она подошла и принялась вылизывать его.


Варджак прикусил язык. Так и есть, никто не поверил ни одному его слову. Неужели он так и останется одиноким и ненужным в своей семье?


— Иди и поешь с нами, Варджак, — сказала кузина Джасмин. — Всё очень вкусно. — голос Джасмин звучал невозмутимо и холодно — таким холодным было молоко по утрам.


— Я не хочу есть, — попытался объяснить он. — В доме чёрные кошки…


— Ну какая разница, чем занимается это назойливое насекомое? — вмешался Джулиус, поднялся и направился к миске Варджака. Джасмин зачарованно смотрела на него.


— Ты слышал, Варджак? — с гордостью произнёс отец. — Джулиус — настоящий месопотамский кот.


Варджак вздохнул. Ну и пусть Джулиус образец для подражания, зато он, Варджак, знает то, чего ещё никто не знает. Как же заставить их поверить ему?


— Джалалом клянусь, что говорю чистую правду, — настаивал он. — Кошки и сейчас сторожат у лестницы, я их видел, как вас сейчас. — вспомнив об этом мгновении, Варджак поёжился. — У них глаза совсем чёрные!


— Ну хватит! — возмутился отец. — Хватит этих сказок! — он произнёс слово «сказки» с таким отвращением, словно ему в рот попало что-то гадкое.


— Но некоторые рассказывают о том, что действительно было, — тихо сказал Старый Лап. — Почему бы тебе не показать нам всё, Варджак? Отведи нас к этим кошкам.


Отец недовольно покосился на Старого Лапа, но промолчал. Последнее слово всегда оставалось за главой семьи. Дедушка Варджака был очень старым — его пушистый серый мех стал серебрянным, кошки тоже становятся седыми к старости. В последнее время он мало говорил, но все его слушались.


Когда семья вышла в коридор, Варджак почувствовал, как что-то сжалось у него в животе. Он повернул за угол как раз вовремя, чтобы увидеть, как первый человек открыл дверь, а другие вынесли что-то наружу. Рядом с их ботинками мелькнули чёрные хвосты страшных кошек.


В тот момент, когда семья Варджака вошла в зал, человек захлопнул дверь. Так что, кроме этого мужчины, они не видели ни других людей, ни чёрных кошек.


— Ну, это человек, мужчина, — пояснила мать.


— Я помню, что, когда была котёнком, — добавила тётя Джуни, — сюда каждый день приходили женщины и мужчины. У графини всегда были посетители.


Они посмотрели наверх. Дверь в комнату графини была широко распахнута, внутри никого не было.


Семья растерянно уставилась на мужчину. Только Старый Лап задумался, словно пытался что-то вспомнить.


Человек показал на комнату графини и что-то сказал. Его голос прогремел словно раскат грома. Потом он присел на корточки и сразу стал казаться меньше. Его влажные розовые губы улыбались.


Варджак с опаской посмотрел на дверь — чёрные кошки так и не вернулись. По правде говоря, он надеялся, что больше никогда их не увидит.


Мужчина достал что-то из кармана. Он держал это «что-то» в белой, словно восковой, руке и протягивал семье месопотамских голубых, приговаривая какие-то слова. Семья Варджака подошла поближе.


Игрушечная мышь.


Маленькая, серая и пушистая — совсем как живая.


Мужчина положил её на пол, прямо перед ними. Варджак понюхал мышь. Она даже пахла как настоящая. На минуту любопытство пересилило все его страхи, — в конце концов, ему всегда хотелось поохотиться.


— Дайте-ка взглянуть, — произнёс отец. Он со всех сторон обнюхал игрушку. — Занятно, — мурлыкнул он и кинул её Джулиусу. Джулиус поймал её лапой прямо в воздухе и кинул её Джулиусу. Джулиус поймал её лапой прямо в воздухе и перекинул Джею, Джетро и Джерому. Они засмеялись. Варджаку стало интересно, заберёт ли мужчина мышь. Скорее всего нет.


— Прелестная игрушка, — сказала мать.


— Самый лучший подарок, который когда-либо получали, — проворковала Джасмин.


Мужчина улыбнулся и выпрямился в полный рост. Он поманил их за собой, и его блестящие чёрные туфли прошлёпали в кухню. Джей, Джетро и Джером мчались впереди него.


— Пойдёмте, — сказал отец, — посмотрим, что он ещё собирается делать.


В кухне мужчина раскладывал какую-то странную еду в их миски большой ложкой. Это была чёрная маслянистая масса, от неё невыносимо пахло рыбой. Варджак поморщился.


— Фу! — сказал он.


— Это икра, — благоговейно прошептала мать. — Самое редкое, самое дорогое лакомство в мире.


— Он обращается с нами как должно — ведь мы породистые месопотамские кошки, — пробормотал отец. — Этот мужчина знает, какие мы ценные.


Человек поставил наполненные икрой миски на пол. Когда кошки принялись нюхать предложенную еду, его губы снова расплылись в улыбке. Потом он кивнул, повернулся и, улыбаясь, вышел из кухни.


— Ну, и из-за чего весь этот шум, Варджак? — строго спросил отец. — Что ещё за выдумки с чёрными кошками?


— Я созываю Семейный Совет, — прервал его Старый Лап. — Прямо сейчас. Должны присутствовать все, даже котята.


— Но, — запротестовал было отец, косясь на миски с икрой, — Семейный Совет собирают лишь в крайних случаях. А тут…


— Сейчас, — повторил Старый Лап. — В передней.


С этими словами Старый Лап вышел. Варджак беспокойно посмотрел на отца — тот был в ярости.

Глава 3


— Семейный Совет начинается, — объявил Старый Лап.


Мать, отец и тётя Джуни, устроившись бок о бок на стареньком коврике, тихонько перешёптывались. За ними уселись Джулиус и Джасмин, они серьёзно кивали и вообще вели себя как взрослые. Джей, Джетро и Джером сражались за право обладания игрушечной мышью, отпихивая друг друга в старинный камин.


Однако, услышав слова Старого Лапа, все притихли и тесной кучкой расположились на полу. Варджак сидел позади остальных, взволнованный до глубины души. Это был его первый Семейный Совет.


Старый Лап стоял на красном бархатном кресле графини. Дождавшись тишины, он заговорил:


— В сказках говорится, что, когда Джалал вышел из Месопотамии, он путешествовал по всей земле, пока не нашёл дом графини. С этого времени все поколения Лапов жили здесь. Но теперь всё будет по-другому, потому что, я думаю, графиня умерла.


Старшие вздохнули и переглянулись, потом покачали головами, словно отказываясь верить сказанному. В камине треснуло полено.


Старый Лап вновь дождался абсолютной тишины и продолжил:


— В последнее время графиня редко выходила из комнаты, она спускалась только покормить нас и поддержать огонь в камине. Наши малыши — Варджак, Джей, Джетро и Джером — почти не видели её. Они даже не знают, как она выглядит. Такое могло случиться только в том случае, если бы она была больна, тяжело больна. А теперь ещё этот человек. То, что мы сегодня видели, только подтверждает мои опасения. Графини больше нет.


— Может, она просто куда-нибудь уехала, — прервал его отец. — Уверен, она скоро вернётся, а в это время её друг присмотрит за нами.


— Он ей не друг, — ответил Старый Лап. — Я помню его. Он приходил в этот дом много лет назад, никого из вас тогда ещё не было на свете. Они с графиней страшно поссорились, крик и ругань были слышны по всему дому. Он хотел забрать нас, а она не позволила и просто выгнала его из дома.


В комнате воцарилось молчание. Дрова в камине почти догорели, и стало совсем темно. Варджак видел, как в темноте зелёным огнём полыхнули глаза отца.


— Это абсурд, — заявила тётя Джуни и лизнула переднюю лапу. — Мы — чистопородные месопотамские голубые, самые благородные из всех кошек. С нами не может случиться ничего плохого.


— Ни к чему было тревожить котят такими пустяками, — вторила ей мать. — Для таких серьёзных вещей они слишком малы. Теперь бедняжкам всю ночь будут сниться кошмары, вот увидите.


— Точно. — отец встал и выгнул спину. — Я вообще не понимаю, о чём идёт речь. Человек накормил нас ещё лучше, чем графиня…


— Но почему он так добр к нам? — задал вопрос Старый Лап. — Отличная еда, подарки — всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой. И зачем здесь чёрные кошки, которых видел Варджак?


— Ну, зная Варджака, понятно, что это всего лишь одна из его фантазий, — пояснил отец. — Нет, я решительно не вижу поводов для беспокойства. Я совершенно не верю в существование этих кошек, не верю в то, что графиня умерла, и не верю, что этот мужчина и есть тот самый человек, которого помнит Старый Лап. У него, должно быть, всё перемешалось в голове.


По комнате пронёсся одобрительный шёпот. Варджак не мог удержаться, он просто обязан был это сказать.


— Я видел, как человек что-то выносил из дома, — сказал он. — Может, это и было тело графини…


— Варджак! — прошипела мать. — Это уж слишком! — Она повернулась к Старому Лапу: — Видишь, что ты натворил?


— Но это правда! — завопил Варджак. — И там были кошки! Они…


— Замолчи, ты, глупая букашка! — рявкнул Джулиус. — Мы единственные кошки в доме графини. А то, что сейчас происходит, не твоего ума дело! Котятам тут вообще делать нечего!


Внезапно все завопили. В камине взметнулись языки пламени.


— Послушайте меня! — потребовал Старый Лап, пытаясь восстановить порядок. — Нужно продумать план. Если в доме всё переменится, нам придётся уйти отсюда.


— Старый Лап! — воскликнула мать. — О чём ты говоришь? Всем известно, что снаружи полно чудовищ. Здесь, по крайней мере, мы избавлены от собак!


— Но мы даже не знаем, какие они — собаки! — возразил Старый Лап. — Всё, что мы знаем, — этот дом, ну ещё сад…


— Этот дом — единственное, что нам нужно, — ответила тётя Джуни. — Графиня очень добра к нам. И дальше всё будет идти как и прежде.


— Послушайте, — уговаривал Старый Лап. Он спрыгнул с кресла.


Отец решительно подошёл к нему:


— Нет, это ты меня послушай. На этот раз говорить буду я. — Его мех встал дыбом. — Пожалуй, теперь самое время, чтобы решения в семье принимал кто-то другой.


Все замерли, только огонь потрескивал в камине.


Отец начал угрожающе двигаться вокруг Старого Лапа, не говоря ни слова. Он скалил зубы и казался в два раза больше, чем на самом деле. Его тень выплясывала вокруг Старого Лапа, то приближаясь вплотную, то отступая.


Старый Лап отвернулся. Внезапно он показался таким старым и усталым… Да он и был стар, как весь этот дом, как коврик и бархатное кресло.


— Я просто говорю о том, что нужно подумать…


— Хватит! — оборвал его отец. — Совет закончен. — Он повернулся к семье: — Пойдёмте!


По комнате пронёсся шёпот одобрения. У Варджака пересохло в горле — он не верил своим ушам. Всё случилось так быстро: только что Старый Лап был главой семьи и вот он низложен.


— Чистокровные месопотамские голубые, — произнёс Старый Лап. — Семья Джалала. Во что же мы превратились?


— Совет закончен, — отрезал отец.

Глава 4


Как только взрослые вышли из комнаты, Джулиус повернулся к Варджаку.


— Я-то знаю, почему графиня не показывается, — сообщил он, вонзая когти в игрушечную мышь. — Всё потому, что она не может смотреть в глаза Варджака.


Джасмин, Джей, Джетро и Джером — все были на стороне Джулиуса. Никто не пожелал вступиться за Варджака. Он стоял у кресла графини совсем один.


— Бедняжка Варджак, — ехидно произнесла кузина Джасмин. Она улыбалась, словно говорила Варджаку самые приятные слова. — И почему ему так не повезло? Уверена, ему бы хотелось иметь зелёные глаза, как у всех нас!


— А у него они совсем не зелёные, — небрежно бросил Джей.


— Говорят, это цвет опастности, — притворно испугался Джетро.


— Он не такой, как мы, — заключил Джером.


Варджак не обратил на издевки ни малейшего внимания. Он даже не взглянул на братьев и сестру, а, уставившись прямо в огонь, сказал:


— Графини здесь нет, потому что она умерла. Вы не слышали, что сказал Старый Лап?


— Ну хватит, насекомое! — фыркнув, возмутился Джулиус. — Тебя никто не спрашивает. И вообще, как ты осмелился заговорить на Семейном Совете? Ты просто позоришь весь род Джалала!


Хвост Джулиуса раздражённо мотался по коврику. Очень медленно Варджак поднял глаза и встретился взглядом с Джулиусом. Тотчас его собственный хвост так же раздражённо дёрнулся по полу.


— Ты, кажется, собираешься со мной драться? — усмехнулся Джулиус. Он с высоты своего роста смотрел на Варджака и был очень зол. Джулиус выпустил когти, Варджак сделал то же самое.


— Драка! Драка! Драка! — радостно завопили Джей, Джетро и Джером и тут же окружили драчунов. Джасмин наблюдала издалека, время от времени вылизывая свою замечательную серебристо-голубую шёрстку.


Сердце Варджака сжалось, но он ничем не выдал страха. Он дрался в первый раз и отлично понимал, что у него нет ни единого шанса выстоять против Джулиуса. Но изнутри поднималось что-то сильнее его, и это "что-то" заставляло Варджака выгибать спину и выпускать когти, готовясь к драке. За кого Джулиус его принимает?


— Джулиус, дорогой, он же всего-навсего котёнок, — проворковала Джасмин.


— Он не настоящий месопотамский кот, — ответил Джулиус и буравил Варджака зелёными глазами. Его узкие зрачки были похожи на две чёрные точки. Он насмехался над Варджаком, ожидая, что тот кинется на него.


Но Варджак не мог. Он не мог даже выдержать взгляда Джулиуса, слишком сильным был его брат, слишком уверенным. Остатки мужества покинули его. Варджак повернулся и пошёл прочь.


Всё было кончено.


Джулиус справился с ним одним взглядом, так же как отец справился со Старым Лапом. В камине догорали последние головешки.


— Из-за тебя все неприятности, — прошипел Джулиус. — А ну-ка извенись сейчас же!


— Мне очень жаль, — произнёс Варджак. Слова казались ему раскалёнными углями.


— И никогда не смей больше так делать, иначе я переломаю тебе все кости!


Варджак вышел из комнаты, чувствуя себя совершенно униженным. Он опозорил весь род Джалала — вот что самое ужасное. Ему не было никакого дела до того, что о нём подумает или скажет Джулиус, но вот Джалал… Он, Варджак, всегда чувствовал особую близость к своему предку. И мысль о том, что он опозорил имя Джалала и весь его род была мучительной.


"Ну погоди, — подумал он, мысленно обращаясь к Джулиусу. — Настанет день, и я тебе покажу".


Возле двери никого не было. Теперь неважно, даже если кто-нибудь и увидит, что он вышел в сад, хуже не будет. Варджак подошёл к кошачьей дверце и выскользнул наружу.


В саду было темно и мрачно, повсюду стояли старые деревья. Они росли сами по себе, мешая друг другу. Когда-то садовник следил за ними, подстригал и обрезал ветки, но теперь они переплелись и образовали нечто вроде купола, сквозь который едва виднелось небо.


За деревьями высилась каменная стена. Она отгораживала дом и сад графини от всего остального мира. Эта стена была такой высокой, что никто из семьи и не помышлял взобраться на неё, даже Варджак, хотя опыт лазанья у него был. Однажды он взобрался почти до середины занавески, прежде чем мать и отец заметили и прекратили это "безобразие".


Варджак вдохнул свежий ночной воздух, взглянул вверх и сквозь густую листву разглядел тонкий и бледный серп месяца.


— Варджак, — послышался голос Старого Лапа. Он стоял в глубине сада, у самых корней старого дерева. Варджак подошёл к нему.


— Прости меня, дедушка, — сказал он. — Это из-за меня всё случилось. Но я не выдумал про чёрных кошек, клянусь Джалалом, они и правда приходили.


Старый Лап печально улыбнулся.


— Я знаю, — ответил он. — И ты ни в чём не виноват. Это всё они. Они больше не хотят думать.


Варджак и его дедушка немного посидели молча у стены.


— А ты мне расскажешь о великой битве Джалала? — нарушил молчание Варджак.


— О битве с Сэлией? Не сегодня. Боюсь, в первую очередь мне придётся рассказать тебе вещи поважнее. Конечно, ты ещё мал, но навряд ли у нас много времени, а ты единственный, кто способен понять…


Варджак вздрогнул. Даже после того, что произошло на Совете, слова дедушки произвели на него сильное впечатление.


— Я готов, Старый Лап, — сказал он.


— Тогда слушай внимательно. Только Джалал знал, что на уме у этого человека. Графиня умерла, и с этим ничего не поделаешь. Нам надо получить помощь из мира снаружи.


— Но в том мире полно разных чудовищ! — ужаснулся Варджак.


— Вот нам и нужно чудовище. Чудовище, которое называется собакой. Говорят, собаки огромные и сильные и вполне способны справиться с человеком. Они ужасно пахнут и рычат так громко, что можно оглохнуть. От одного взгляда на собак кровь стынет. В сказках говорится о том, что Джалал разговаривал с ними, значит, есть какой-то способ договориться о помощи и прогнать этого человека.


— Мать и отец говорят, что в сказках всё неправда. Они называют их россказнями.


— Россказнями… — Старый Лап внимательно посмотрел на него: — А ты тоже так думаешь?


— Нет! — Варджак покачал головой.


— Отлично. Потому что сейчас я раскрою тебе семейную тайну. Этот секрет очень старый. С него-то всё и началось.


Варджак не верил своим ушам — впервые кто-то собирается доверить ему тайну!


— Это связано с Джалалом? — догадался он.


Старый Лап улыбнулся:


— Конечно. Все слышали сказки о Джалале, но о его пути знают лишь немногие. Это великая тайна.


Путь Джалала. Что-то, о чём ни Джулиус, ни остальные не имеют нималейшего представления. А ему Старый Лап расскажет обо всём. Ему, и никому другому.


— Рассказ о Пути, — начал Старый Лап, — передавался из поколения в поколение. Со временем мы перестали многое понимать, многое уже забыто. Может, зная о Пути, ты сумеешь поговорить с собаками. Я знаю не всё, и, боюсь, у меня мало времени, чтобы научить тебя тому немногому, что я знаю. Но это единственный шанс.


Варджак почувствовал разочарование. Ну и пусть он узнает семейную тайну, а какой толк в секрете, с которым не знаешь, что делать? Впрочем, что-то всё равно лучше, чем ничего.


— Расскажи мне обо всём, что знаешь.


— Подойди поближе, — велел Старый Лап, и Варджак послушно приблизился к нему. — Ещё ближе. — (Варджак почти прижал ухо к губам Старого Лапа.) — Чтобы постичь Путь Джалала, нужно знать о семи искусствах, — прошептал Старый Лап прямо в ухо Варджаку. — Я помню только три из них. И называются они — искусство замедлять время, двигаться кругами и становиться тенью. — И он ещё раз медленно повторил эти названия, словно читал прекрасное стихотворение. — Ты должен их выучить.


— Замедлять время, — послушно повторил Варджак, — двигаться кругами и становиться тенью. Он пробовал слова на вкус, словно это были не слова, а новое лакомство.


— Ещё раз.


— Замедлять время, двигаться кругами и становиться тенью, — заучивал Варджак.


— И никогда не забывай об этом. Пройди весь Путь, Варджак Лап.


Варджак кивнул. Слова Джалала накрепко отпечатались в его голове. Он их никогда не забудет.


Раздался скрип, и дверь отворилась.


Варджак и Старый Лап оглянулись — на пороге стоял человек. А у самых его ног, рядом с блестящими чёрными ботинками, извивались две чёрные кошки.

Глава 5


Варджаку внезапно показалось, что в саду похолодало.


— Мне это не нравится, — прошептал Старый Лап. — Не хотелось бы, чтобы такая тварь меня укусила.


Человек посмотрел на них, потом наклонился к своим кошкам, поправил их ошейники и что-то шепнул. Затем он вернулся в дом, оставив Варджака и Старого Лапа наедине с чёрными кошками.


Кошки медленно приближались, неслышно ступая по траве. От страха у Варджака шерсть на спине встала дыбом.


— Кто вы? — спросил Старый Лап.


Ответа не последовало. Они молча шли вперёд. Варджак и его дедушка отбежали в сторону, но всего на несколько шагов — прямо за ними была стена. А путь домой им преградили кошки.


Сердце Варджака бешено билось. Он вспомнил, с какой лёгкостью эти кошки отпихнули его с дороги, когда он оказался у них на пути. Да разве таких остановит что-нибудь? Варджак царапнул свой ошейник — тот плотно охватывал шею.


— Варджак, — быстро сказал дедушка. В его голосе не было ни капли страха. — Мне кажется, кто-нибудь вроде тебя, храбрый и ловкий, смог бы взобраться на эту стену и попасть в большой мир, правда?


Варджак поднял глаза — стена была очень высокой. Тут и там она поросла мхом, и некоторые камни крошились от старости.


— Не волнуйся, — сказал Старый Лап, — у тебя будет время. Я об этом позабочусь.


— У меня будет время? — У Варджака потемнело в глазах. О чём говорит Старый Лап? Он что, должен пойти в большой мир совсем один? — А… мы не могли бы… вдвоём? — начал было Варджак.


— Нет. Только один из нас сможет выйти отсюда. Я отвлеку этих кошек, а ты выберешься наружу и найдёшь собаку.


— Но ты же не станешь драться с ними? Они… они…


Старый Лап шагнул навстречу чёрным кошкам. Его глаза горели яростным огнём.


— Ступай! И приведи сюда чудовище, которого боится даже человек. Пройди весь Путь, Варджак Лап!


Кошки остановились. Они смотрели на Старого Лапа, словно, выжидая, что он будет делать. Старый Лап направился к ним. У Варджака невыносимо болела голова, его раздирали противоречивые чувства. А Старый Лап шёл навстречу кошкам с высоко поднятым хвостом, а в зелёных глазах горел огонь.


— Иди, Варджак, пока не поздно! Не оглядывайся!


Он был великолепен. Старый уставший кот, потерпевший поражение на Семейном Совете, изчез. Теперь перед Варджаком стоял истинный сын Джалала, готовый предстать перед врагом и сразиться с ним.


— Вперёд! — рявкнул он и бросился на чёрных кошек.


Они переглянулись. Старый Лап мчался прямо на них, на какое-то мгновение он заколебался, но затем проскочил между ними и ринулся к дому.


Обе кошки повернули за ним. Они ещё могли догнать Старого Лапа.


Сердце Варджака билось уже где-то в горле. Его дедушка уводил чёрных врагов прочь, стремительный, как серебристая молния.


Однако чёрные кошки были проворнее.


Они двигались так слаженно и быстро, что, казалось, невозможно ускользнуть от них. Вот Старый Лап замедлил свой бег, выбившись из сил. А чёрные кошки приближались.


Скоро они поймают его. Даже если не поймают, как Старый Лап сумеет противостоять человеку, который в десять раз больше, чем он сам? Да тут целая кошачья семья бессильна!


Старый Лап прав. Единственное спасение — собака. Его дедушка сделал то, что должен был сделать, а теперь очередь Варджака.


Варджак повернулся к стене. Она так надёжно отгораживала их от большого и, без сомнения, ужасного мира… После Джалала никто из семейства Лапов и не думал выходить за стену.


Он глубоко вздохнул и в последний раз оглянулся. О нет!


Чёрные кошки окружили Старого Лапа и теперь теснили его к дому. Они надвигались на него с обеих сторон. Он отбивался, как мог, но всё-таки его повалили на землю.


Раздался пронзительный крик, и чёрные кошки отошли, покачивая головами. А Старый Лап…


Старый Лап остался лежать на земле, маленький и жалкий, как сломанная игрушка.


Внутри у Варджака всё перевернулось, как же он уйдёт? Он должен остаться и помочь тому единственному, кто всегда понимал его. Но в ушах звучали слова Старого Лапа: "Беги, пока не поздно". И Варджак снова повернулся к стене.


Три.


Два.


Один.


Варджак бросился вперёд. И полез вверх, цепляясь когтями за замшелые камни. Выше и выше, выше, чем занавески, выше дома, выше веток на деревьях. Накатила усталость, лапы дрожали, когти вот-вот разожмутся. Далеко ли ещё. Выше и выше, шаг за шагом, он карапкался по стене.


Наконец Варджак зацепился за край. Подтянулся. И оказался на стене.


Вот он — большой мир! Впервые со времён Джалала кот из семейства Лапов очутился в большом мире!

Глава 6


Варджак увидел мир на много миль вокруг. Этот мир теперь не заслоняли ни стены, ни деревья.


Над головой у него не потолок, а необозримое небо, впереди — огромное пространство. Он стоял на узкой кромке стены, и до земли было так далеко.


Варджак глянул вниз — деревья скрывали от него и Старого Лапа, и чёрных кошек. Вернуться он уже не сможет. Отныне придётся во всём пологаться только на себя.


Правильно ли он поступил? Может, он должен был остаться и помочь дедушке? Ему никак не удавалось выбросить из головы картину: Старый Лап лежит на земле, как сломанная игрушка.


Варджак почувствовал предательский страх. Варджак снова загнал его внутрь. Старый Лап знал, что делает. Он всё спланировал заранее. Он сам решил сразиться с чёрными кошками, чтобы у Варджака появился шанс выбраться в большой мир и найти там собаку.


Всё, что он должен сейчас сделать, — это отправиться на поиски. Но куда?


Где-то впереди в надвигающихся сумерках разгорелось целое море огней. Варджак не знал, что это и нужно ли ему туда идти. Он посмотрел вверх. Над головой горели другие огни — луна и звёзды, и были они далёкими и холодными. Ему показалось, что небо опрокинулось на него, стена закачалась под лапами, и он едва не упал.


Тогда Варджак закрыл глаза и сосчитал до десяти. Это не помогло — всё кругом было таким огромным, а он слишком маленьким. Чистокровному месопотамскому коту не место на стене. Но ведь вся семья говорила, что он не настоящий месопотамский кот. Так кто же он?


Под огромным небом Варджак был никем. Он почувствовал себя совсем маленьким — крохотная песчинка под светом далёких звёзд.


У Варджака сжалось горло. Он просто умрёт, если останется на этой стене. Скорее вниз. Ему надо спуститься, и побыстрее, ведь чёрные кошки всё ещё ищут его. Но как? Лезть по отвесной стене — верная смерть, он упадёт и разобьётся.


Рядом росло большое дерево, единственное возле стены. Он бы смог спуститься по дереву, только бы до него добраться.


Варджак протянул лапу. Мох, росший на камне, соскользнул, и котёнок едва удержал равновесие. Порыв холодного ветра чуть не сдул его со стены. У Варджака закружилась голова. Ветер словно дразнил его: Слишком высоко! — насмешливо напевал он. — Слишком высоко! — Варджак старался не слушать, но вой так и лез в тши. — Ты забрался слишком высоко! Слишком спешишь! Не доберёшься до этого дерева!


Варджак решил не обращать на ветер внимания. Он поднял хвост для равновесия и сделал шаг по мшистой стене. Это было всё равно что идти по льду — так же скользко и опасно. Медленно он уже представил, как летит вниз и разбивается на сотни кусочков. Варджак задрожал.


"Надо думать о чём-то другом, — сказал он себе. — Лучше буду думать о Пути. Что же значит замедлять время, двигаться кругами и становиться тенью?"


Варджак упорно пробирался к дереву.


— Слишком высоко! — запугивал ветер.


— Замедлять время! — крикнул Варджак в ответ. Он не собирался сдаваться на милость ветра. — Двигаться кругами! — Он не позволит стене сбросить его. — Становиться тенью! — Он — Варджак Лап, и он знает о Пути.


Варджак прошёл по стене, словно только этим и занимался всю жизнь, — у него получилось! Значит, Путь действительно помогает! Он больше не боится и лапы не дрожат! И нет никакого страха!


"Хотел бы я, чтобы это видел Джулиус", — подумал он.


Теперь ему надо только прыгнуть на дерево, а там он легко слезет вниз. Самое трудное уже позади. Варджак усмехнулся и прыгнул на ближайшую ветку.


ХРЯСЬ!


ПАДАЮ!


Надо было сначала проверить её! Глупец!


Ветер лихо свистнул, и Варджак полетел вниз. Он закрыл глаза, и всё стало чёрным.

Глава 7


Варджаку снился сон.


Он ночью гулял по берегу большой реки. Было очень жарко. Лёгкий ветерок покачивал листья деревьев. В воздухе пахло корицей и спелыми финиками. Он посмотрел вверх — звёзды над ним были совсем другими. Они сверкали и переливались, как бриллианты на чёрном бархате.


Рядом с ним шёл старый кот. В свете звёзд его мех казался серебрянным. Он был похож на месопотамского голубого, но не носил ошейника, да и глаза у него светились янтарным огнём, словно солнце на восходе.


— Добро пожаловать на землю предков, — сказал старый кот. — Это Месопотамия.


— Месопотамия? Значит, отсюда пришёл Джалал?


— Джалал Лап? Конечно! В давние времена здесь был его дом.


Сердце Варджака забилось сильнее.


— Ты знал Джалала? — спросил он.


— А что если это так?


— Тогда я спрошу тебя! Неужели всё, что рассказывают в сказках, правда? Он действительно мог говорить с собаками? И… и что бы он обо мне подумал?


Старый кот кашлянул:


— Ну и вопрос! Какое это имеет значение?


Варджак смущённо отвёл взгляд:


— Ну-у… Моя семья говорит, что я позорю имя Джалала. Они говорят, что я не настоящий чистокровный месопотамский голубой кот.


— Вот как? Прямо так и говорят? А ты что думаешь? Достоин ты своих предков или нет?


— Нет, — тихо произнёс Варджак и опустил голову.


— А если бы ты знал тайну Пути Джалала? Тогда бы ты был настоящим месопотамским голубым?


Варджак печально улыбнулся, вспомнив Старого Лапа:


— Я знаю о Пути. Но всё равно чувствую себя недостойным.


— Ты знаешь о Пути? Как интересно. Может быть, покажешь? Ударь меня.


Старый кот остановился и встал на пути Варджака. Этот кот не был большим, но внушал чувство опасности. Варджак отступил.


— Ударь меня! — снова скомандовал тот.


Его янтарные глаза вспыхнули, как два факела. — Ударь меня, или умрёшь на местер.


Ну, если ему так хочется… Почему бы и нет?


Варджак легонько ударил лапой сумасшедшего кота. Он хотел шлёпнуть его по боку, но почему-то у него ничего не вышло. Его лапа махнула по воздуху там, где только что стоял старый кот. Варджак нахмурился. Как это он промахнулся?


Кот с удовольствием почесал за ухом.


— Я слишком быстр для тебя? — поинтересовался он. — И ты хочешь сказать, что ты знаешь о Пути Джалала? Думаю, ты ничего не знаешь, котёнок! Ударь меня ещё раз!


Ну, это уж слишком! Теперь Варджак сам хотел ударить этого кота, причинить ему боль. Он решил ударить его изо всех сил — тот не сможет ускользнуть!


Варджак выбросил вперёд сжатую лапу, не попал, потерял равновесие и упал на землю. Над ним насмешливо сияли незнакомые звёзды. Варджак в ярости вскочил.


— Ещё разок! — крикнул старый кот. Варджак бросился на него, во что бы то ни стало желая сокрушить врага. Его лапа опять скользнула по воздуху, не встретив ни малейшего сопротивления. Он рухнул на землю и попытался лягнуть соперника задними лапами, уже понимая, что проиграл.


Его противник склонился над ним:


— Думаю, первую атаку можно не считать. Ты не собирался драться, — сказал он так спокойно, словно они беседовали о погоде. — Третья была грубой и неуклюжей, ты и сам это понимаешь. А вот вторая могла бы увенчаться успехом, да. Хотя ты двигался слишком медленно, просто ужасно медленно. Но в тебе есть запал. Если ты хочешь научиться Пути — настоящему Пути, — только попроси, и я научу тебя.


Варджак не мог произнести ни слова. Горло у него сжалось, он почувствовал себя пристыженным и растерянным. Совершенно ясно, что старый кот знает о Пути гораздо больше, чем он, но гордость Варджака не позволяла ему обратиться к победителю.


Старый кот пожал плечами:


— Тогда прощай. — И он пошёл прочь.


Варджак опомнился.


— Подожди! — крикнул он. Старый кот повернулся, лёгкий ветерок взъерошил его мех. — Не уходи! — сказал Варджак. — Я… я хочу узнать о Пути всё.


Кот улыбнулся:


— Отлично. Я научу тебя. Мы начнём прямо сейчас. — Он откашлялся. — На пути Джалала тебе предстоит постичь семь искусств. Первое из них — ОТКРОЙ РАЗУМ и учись познавать. Ты только тогда что-нибудь узнаешь, когда уверен, что ничего не знаешь.


Варджак широко раскрыл глаза:


— Кто ты?


— Ты ещё не узнал меня?


— Джалал?


— Джалал Лап, собственной персоной. — Он подмигнул. — Не верь сказкам.

Глава 8


Варджак очнулся. Он лежал у самой стены. Голова кружилась, лапы болели. Рассвет ещё не наступил, но ночь уже была на исходе. Должно быть, упав с дерева, он потерял сознание. Ну и сон ему приснился! Интересно, увидит ли он ещё что-нибудь подобное.


Он вздрогнул. Здесь было холодно, а трава под ним оказалась совсем мокрой. Варджак встал, стряхнул с меха капельки росы и огляделся.


То, что открылось его глазам, заставило Варджака проснуться окончательно. Большой мир оказался ни на что не похож.


Дом графини стоял на вершине высокого холма, ниже расстилался большой парк, а за ним виднелся город.


Его здания стремились вверх, к небу, в предутреннем свете они серебрились и были воздушными. Город оказался огромным скопищем зданий самых разных форм. Там были и высокие башни, сверкавшие стеклом и металлом, и невысокие кирпичные дома, потемневшие от копоти. Большие сады чередовались с узкими улочками, соборы устремляли в небо свои острые шпили, а разноцветные здания напоминали пёстрые заплатки на выцветшем от времени половике. Отсюда, с холма, Варджак слышал лишь шелест листьев на деревьях, а город был похож на муравейник, в котором ни на минуту не прекращается движение — все суетятся, куда-то бегут и что-то делают.


Его нос уловил запахи опасности и тревоги, сердце забилось быстрее при одном лишь взгляде на город. Варджаку казалось, что в этом ужасном городе может случиться всё, что угодно. В городе делай что хочешь и никто ничего не сможет запретить.


Там можно найти всё, что нужно, — даже собаку.


События прошлой ночи — сражение с чёрными кошками, побег из дома, прыжок со стены, — казалось, всё это случилось давным-давно и с кем-то другим. Гибель старого Лапа камнем лежала на сердце, но дедушка доверил Варджаку важную миссию, и он должен справиться. Он должен спасти свою семью. Варджак спустился с холма, который был гораздо круче, чем казался с виду, и вскоре Варджак уже бежал вниз, а под конец и вовсе покатился. Впрочем, это не могло омрачить его настроения — он был на свободе, и никто ему ни указ. Горизонт окрасился золотистыми тонами — скоро встанет солнце. Варджак никогда не видел рассвета, и ему казалось, что нет ничего прекраснее этого зрелища.


Он перебрался через изгородь у подножия холма и попал в парк.


Наверное, сейчас в доме графини его семья просыпается и все начинают вылизывать друг друга. Варджак фыркнул. Он ненавидел умывание, и теперь был просто счастлив видеть грязь на своих всегда чистых лапах.


Потом все отправятся завтракать — есть надоевшую еду из фарфоровых мисочек. Наверняка сегодня человек снова даст эту отвратительно пахнувшую икру. Но он, Варджак, теперь оказался в большом мире, и никто не заставит его есть то, что ему не по вкусу. Теперь он будет выбирать, что и когда ему есть.


После завтрака вся семья послушно усядется на поддоны со специальным наполнителем. Ха! Варджак присел под деревом. Отныне никаких поддонов! Ощущение ему понравилось, всё естественно — именно так, как и должно быть.


Именно так и будет всегда. Похоже, сейчас начинается лучшее время в его жизни. Он вернётся из города с собакой (чем бы там ни была эта самая собака) и прогонит человека и его странных кошек. Потом он выведет свою семью из старого дома и покажет им волшебный большой мир. И тогда все они скажут, что он — настоящий месопотамский голубой кот, истинный потомок Джалала. Ему начнут оказывать всякие почести и будут предлагать любое вознаграждение, но он от всего откажется.


"Я совершил это ради славы нашей семьи", — скромно ответит он, а им станут восхищаться ещё больше прежнего.


Погруженный в восхитительные мечты, Варджак шёл всё дальше и дальше. Он даже не заметил, как яркие краски рассвета сменились сумеречным светом, а небо из золотистого превратилось в пепельно-серое.


Внезапно его мечты прервал страшный грохот. Вернее сказать, этот звук был скорее похож на рёв какого-то чудовища. Доносился он со стороны дороги, расположенной за парком.


Варджак пополз туда, прижав от страха уши к голове. И вот наконец он увидел их.


Перед ним двигалась целая колонна ужасных чудовищ. Они катились по дороге, рыча на всех и друг на друга. Огромные чудища из металла с выступающими острыми углами. У них были жёлтые глаза спереди и красные — сзади. Они передвигались на чёрных круглых колёсах, которые крутились так быстро, что у Варджака закружилась голова. К тому же они оставляли в воздухе чёрный вонючий дым.


Неужели это и есть собаки?


Как там говорил Старый Лап? Эти чудовища такие большие, что вполне могут убить человека. У них вонючее дыхание, и они издают громкие и страшные звуки, а при взгляде на них сердце наполняется ужасом.


Так и есть! Это — собаки. Он их нашёл.


У Варджака сжалось сердце. Как он только смел надеяться, что сумеет о чём-то договориться с этими монстрами? Да их вообще никто не остановит, а уж маленький котёнок и подавно. Он побрёл к дороге, все его радостные мечты о счастливом будующем исчезли.


Замедлять время, двигаться кругами и становиться тенью.


Он покачал головой. Всё это только бесполезные слова. Зачем Старый Лап доверил ему невозможное дело? Почему он не выбрал кого-нибудь постарше и посильнее, наприме Джулиуса? Может, Джулиус и знает, как надо обращаться с собакой, а Варджак — нет.


И Варджак едва не заплакал от отчаяния.


На нос ему упала капля дождя. Варджак поморщился — он терпеть не мог, когда на его шубку попадала вода. Дома, как только погода менялась, он убегал на тёплый коврик и сидел в тепле и уюте. Если бы он мог сделать это сейчас! Он посмотрел на холм, дом графини отсюда не был виден.


Налетел ветер. Небо потемнело. Приближалась гроза.


Убежище. Ему надо хоть где-то спрятаться. Тогда он и подумает о собаках. Но здесь, в парке, укрыться негде, тут есть только деревья, от которых никакого толку. Он замёрзнет и промокнет.


Тучи стали ещё темнее, ветер усилился. Он трепал траву и поднимал в воздух листья. Нужно спрятаться и побыстрее.


С неба хлынул дождь, от воды шубка Варджака намокла и потяжелела. Он попытался отряхнуться, но без толку. Дождь не утихал. Мир стал холодным и неуютным. Его семья была права — здесь нет места для котят.


Далеко за дрожащими от порывов ветра деревьями он внезапно увидел маленький деревянный домик. Убежище!


Варджак изо всех сил помчался вперёд. Капли дождя хлестали прямо по глазам, ветер сдувал в сторону. Каждый раз, когда Варджак делал два шага, ветер на шаг уволакивал его прочь. Земля превратилась в жидкую грязь, его лапы скользили и вязли в ней.


Шлёп! Варджак свалился в громадную лужу. Чёрная, отвратительная вода попала ему в нос, залила рот, серебристая шёрстка покрылась коричневыми и зелёными пятнами. Ветер выл и шипел, как раненый зверь.


Слиш-ш-шшшком далеко-о-о-о-о, ты забрался слиш-ш-ш-шком далеко-о.


Из чёрной тучи вдруг высунулся белый сверкающий коготь. Мгновение стояла оглушительная тишина, а потом вся земля содрогнулась от грома. Котёнку показалось, что сейчас земля расколется на две половинки и он полетит вниз, в чёрную жирную грязь.


— Джалал, помоги! — крикнул он. В ответ раздался новый удар грома, и Варджак пожалел, что вообще заговорил.


Котёнок смахнул с глаз грязную жижу и снова побежал. Домик пах мокрым деревом, в нём не было окон, одна дверь. И эта дверь была закрыта. Варджак навалился на неё, она скрипнула и чуть приоткрылась. Через такую щель не пролезла бы даже мышь, но от отчаяния силы Варджака удвоились, он толкнул дверь снова, и она распахнулась.

Глава 9


В домике царила непроглядная темнота. Там было тесно и грязно, но, по крайней мере, намного суше, чем снаружи. Наконец-то Варджак в безопасности. Он расслабился. Позади него со скрипом захлопнулась дверь.


— Не шевелись, — раздался чей-то холодный голос. — Иначе хуже будет.


Варджак выпустил когти и приготовился к драке с невидимым врагом.


— Убери-ка когти, — скомандовал всё тот же голос.


Варджак пошире раскрыл глаза — здесь была другая кошка! Она была примерно ровестницей Варджака, но при взгляде на неё становилось понятно, что она уже успела повидать мир.


— Я не собираюсь драться, — сообщила кошка, — но, если ты не уберёшь когти, пеняй на себя.


Это было сказано таким тоном, что Варджак решил с ней не спорить.


— Я тоже не хочу драться, — сказал он и втянул когти. Дождь колотил по крыше с такой силой, что казалось, снаружи бьётся тысяча сердец перепуганных котят.


— Ладно, — произнесла она. — Это мой дом, моё убежище. И все об этом знают. Зачем ты сюда пришёл?


Варджак покосился на дверь:


— Дождь идёт…


— И что?


— Мне больше негде укрыться, я искал…


— Ты что, не видишь, что здесь занято? — прорычала она.


— Но ведь тут и двоим вполне хватит места? — неуверенно спросил Варджак.


— Здесь место только для одного.


Это, разумеется, было не так, но Варджак понимал, что незнакомке возражения не понравятся. И он молча уставился на грязный пол. С его шёрстки уже натекла большая лужа, и теперь он стоял прямо в воде. Он не мог себя заставить выйти наружу. К тому же эта кошка оказалась первой, кого он встретил после того, как ушёл из дома. Она была совершенно не похожа на месопотамскую голубую, но и на чёрных кошек человека она тоже не подходила. В ней не было ничего особенного или странного, разве что её врагом лучше не быть, это уж точно.


Варджак выдавил из себя слабую улыбку. Она посмотрела на него и отрывисто спросила:


— Как тебя зовут? Раньше я тебя здесь не видела.


— Варджак Лап.


— Варджак Лап? — переспросила она. — Варджак Лап. Что за странное имя?


— А тебя как зовут?


— Не твоё дело. Ты в какой банде? Кто твой вожак? Ты сбежал, потому что боялся исчезновений?


Варджак заколебался. Что всё это значит? О чём она говорит? Он ничего не понимал, но чувствовал, что молчать нельзя.


И он выпалил первое, что пришло ему в голову, то, во что он и сам не очень-то верил:


— Я — чистокровный месопотамский голубой кот.


— Кто-кто?


— Месопотамский голубой. Мы очень редкие, особенные кошки.


— Особенные? — фыркнула она. — Уж не знаю, откуда ты такой чистокровный взялся, но имеет значение только то, что ты делаешь.


Громыхнул гром. Варджак вздрогнул. Он никогда не слышал таких слов.


— А ты кто? — спросил он.


— Здесь вопросы задаю я, — сварливо сказала она. — А теперь скажи мне, что ты на самом деле делаешь. Ты из банды Джинджера? Или один из котов Салли Бонс?


Самым правильным Варджак посчитал продолжить разговор:


— Я же говорю, я — месопотамский голубой кот. Мы живём на холме.


Кошка вздохнула и выпустила когти.


— Всем известно, что на холме нет еды. Даже банды туда не заходят. Ну, давай говори правду. Ты наверняка в какой-то банде, иначе давно бы уже умер от голода.


Неужели, подумал Варджак, она не знает о доме графини? Кажется, что большой мир и мир, из которого он пришёл, совершенно не связаны друг с другом.


— Послушай, — не унималась она, — как это тебя, такого чистокровного и особенного, угораздило оказаться в парке во время дождя?


— Я вышел в большой мир, потому что мне нужно поговорить с собакой, — признался Варджак. Она уставилась на него с таким изумлением, словно он сказал, что хочет научиться летать. — Собаки — это такие громадные и шумные чудовища, — пояснил он.


— Я знаю, кто такие собаки, — фыркнула она.


Может, тогда она сумеет помочь?


— И ты знаешь, как с ними говорить?


Она снова фыркнула, словно не веря услышанному.


— Я знаю, это звучит ужасно странно, — сказал Варджак, — но мне обязательно надо это сделать, чтобы спасти свою семью. Она в большой опасности.


Кошка громко рассмеялась:


— Он думает, что сможет поговорить с собакой!


Варджак почесал шею под ошейником.


— Что ты там царапаешь?


— Ошейник.


— Ошейник… — На её морде появилось странное выражение, она как будто пыталась что-то вспомнить. — Эту штуку носят домашние животные?


Варджак уставился на её шею. Ошейника там не было.


— Ну, теперь понятно, — пробормотала кошка. — Ты просто чей-то домашний котёнок, который потерялся в грозу, верно? Ты не из банды, ты не знаешь об этом городе, точно?


Варджак хотел было сказать, что он много чего знает, но тут ему вспомнился недавний сон. Открой разум и учись познавать. Только тогда, когда ты уверен, что ничего не знаешь, ты действительно можешь что-то узнать.


— Точно я знаю только одно: мне нужна твоя помощь, — сказал он тихо. — Мне нужно где-то переждать грозу, а потом я должен найти собаку.


Кошка долго смотрела ему в глаза. Дождь всё стучал и стучал по крыше, — судя по всему, непогода затянулась.


— Ладно, домашний котёнок, — произнесла она наконец. — Можешь оставаться. Но только до конца грозы. А после этого ты сразу же уйдёшь, понятно?


Варджак улыбнулся:


— Спасибо.


— И не вздумай больше рассказывать мне про собак, — проворчала она.


Они сидели молча. В голове Варджака метались сотни разных вопросов. Много ли кошек в большом мире? Что такое банды и исчезновения, о которых она говорила? И как на самом деле надо говорить с собаками?


На него обрушилось так много нового, и ему очень хотелось расспросить обо всём свою новую знакомую. Но чёрно-белая кошка свернулась клубком и не выказывала ни малейшего желания разговаривать. Они молчали, и это молчание словно воздвигло между ними невидимый барьер.


Дождь всё не кончался. Варджак дрожал от холода, он промёрз и устал. Незаметно его глаза сами собой закрылись, и он задремал. Несколько раз Варджак встряхивал головой, прогоняя сон, — спать в незнакомом месте с незнакомой и странной кошкой было настоящим сумасшествием, — но вместо этого он окончательно заснул.

Глава 10


Варджаку снился сон.


Он снова был в Месопотамии. Ветер слегка покачивал странные резные листья. На тёмном небе сияли яркие звёзды. В воздухе пахло корицей и сладкими финиками.


Джалал шёл рядом с ним.


— Научи меня говорить с собаками, Джалал!


— Что это за деревья? — неожиданно спросил Джалалал.


— Деревья?


— Вот эти деревья, которые тут повсюду. Ты их видишь?


Деревья с резными листьями. Варджак кивнул.


— Ну, так что же это за деревья, Варджак Лап?


Варджак прикусил язык. Джалал говорил с ним не о собаках, а о деревьях, но он, Варджак, не имел о них ни малейшего представления. Не хотелось разочаровывать своего предка, но что ещё оставалось?


— Я не знаю, — признался он.


Джалал остановился.


— ЗНАНИЕ, — произнёс он, — вот второе искусство. Если ты хочешь выжить в мире, ты должен знать об этом мире всё. Неважно, что тебе придётся делать — искать пищу, сражаться с врагом или даже говорить с собакой, — ты должен знать, с чем ты имеешь дело. Никаких "если", "может быть", "а вдруг" — нужно твёрдо знать, что перед тобой. Пользуйся всеми своими чувствами: слушай, смотри, нюхай — и ты узнаешь мир.


— В воздухе пахнет финиками, — робко сказал Варджак.


— Конечно. Потому что эти деревья — финиковые пальмы. Видишь, какие у них стволы? На них как будто зигзаги вырезаны. По этому признаку ты всегда узнаешь финиковую пальму.


Джалал показал Варджаку и другие деревья на берегу. Он говорил, как они называются, и учил котёнка различать их по стволам, листьям и запаху плодов. Варджак старательно всё запоминал. Ему очень нужны новые знания.


— Я никогда не думал, что в мире так много нового, — признался Варджак.


— Потому что до нынешнего дня ты использовал лишь малую часть своего ума. Но ты ещё ничего не умеешь, сын мой, совсем ничего. Ты не умеешь пользоваться тем, что дала тебе природа. Твои усы могут уловить малейшие изменения в воздухе, самые незаметные движения другого существа. Носом ты можешь учуять чужой страх. Пойми, что ты способен чувствовать опасность или когда за тобой следят.


Джалал внезапно навострил уши и прижался к земле:


— Тихо! Ты слышишь?


Варджак прислушался. Ночь была тихой и спокойной. Он не замечал ничего необычного.


— Будь внимательнее! — сказал Джалал. — От воды доносится стрекочущий звук. Теперь слышишь?


Варджак прикрыл глаза и сосредоточился. Действительно, всё было так, как сказал Джалал.


— Я слышу. Но что это?


— Завтрак, — кратко отозвался Джалал.

Глава 11


— Эй!


Варджак услышал чей-то сердитый голос. Сначала он доносился издалека, но становился всё отчётливее.


— Эй, ты! Бар Джек, или как там тебя! Вставай!


Он открыл глаза. Сон исчез. Варджак снова оказался в маленьком деревянном домике посреди парка. Варджак почувствовал, что он промок, замёрз и ужасно хочет есть.


— Ты что-то сказала про завтрак? — спросил он, потянулся и почесал задней лапой за ухом. На пол тотчас полетели ошмётки грязи.


— Завтрак? — раздался чей-то незнакомый голос. Варджак огляделся. Дверь была открыта, и на пороге сидела симпатичная шоколадно-коричневая кошечка. — Давненько я такого слова не слыхала, — сообщила она. — А ты, Холли, помнишь, что такое завтрак?


Чёрно-белая кошечка, которую, оказывается, звали Холли, покачала головой.


— Нашла что-нибудь? — спросика она.


— Ровным счётом ничего. Даже колбасной шкурки. — Новая кошка подмигнула Варджаку. — Откуда ты его выкопала?


— Не твоё дело, — отрезала Холли и повернулась к Варджаку: — Дождь кончился. Тебе пора.


Он выглянул за дверь. Там была ночь. Варджаку вспомнились сверкающие молнии. Неужели он снова останется совсем один?


— Не будь такой бессердечной, Холли, — укоризненно произнесла шоколадная кошечка. — Посмотри, он совсем не опасный. — Она улыбнулась Варджаку и добавила: — Меня зовут Тэм. Не обращай внимания на Холли, у неё сейчас плохое настроение. А в такое время к ней лучше не приближаться, ругается она куда злее, чем дерётся.


— Ну хватит, — оборвала её Холли.


Варджак посмотрел Тэм в глаза. Они были цвета горчицы.


— Ты поможешь мне найти собаку? — спросил он.


— Собаку? — удивлась Тэм. Глаза у неё округлились и стали похожи на блюдца. — Зачем?


— Мне нужно с ней поговорить.


— Поговорить с собакой? — прошептала Тэм, не веря своим ушам.


— Я знаю, что это очень трудно…


Её шёрстка встала дыбом.


— Посмотрите на него! "Трудно"! Ты хоть представляешь, о чём говоришь?


— Не слушай его, Тэм, — сказала Холли. — Он ничего не знает.


— Неправда, я знаю! — возмутился Варджак.


— Ну ладно, скажи Тэм, как тебя зовут, — улыбнулась Холли.


— Я Варджак Лап, — гордо представился он. — Это достойное имя. Я чистокровный месопотамский голубой кот.


Секунду Тэм ошарашенно молчала, а потом фыркнула. Холли усмехнулась.


— Миссуп что? — переспросила Тэм.


— Месопотамия. Моя семья оттуда родом.


— Первый раз слышу, — задумчиво сообщила Тэм. — И где это?


Варджак почесал затылок.


— Я точно не знаю, — признался он, — но…


— Ты там был?


— Только во сне.


Кошки рассмеялись. Как ни странно, в этом смехе не было ничего обидного. Не то что в дразнилках Джулиуса. Эти кошки очень отличались от его семьи. Варджаку нравилось, как они говорили, даже когда поддразнивали его. Он рассмеялся вместе с ними и в этот момент почувствовал, что незримый барьер между ними исчез.


— Ладно, — отсмеявшись, сказа Тэм. — Если ты не оттуда, значит, отсюда. Ты такой же, как мы.


— Он не отсюда, — вмешалась Холли. — Он домашний котёнок. Говорит, что живёт на холме и потерялся во время грозы.


— Я здесь, чтобы спасти свою семью, — ответил Варджак.


— Спасти? — изумилась Тэм. — От кого же?


— От человека. У него есть две чёрные кошки, у них даже глаза чёрные. И они так странно двигаются. — Варджак попытался показать, как именно, но тут же понял, что у него ничего не получится.


Тэм и Холли снова рассмеялись.


— Он мне нравится, — сообщила Тэм. — Он мне напоминает Люку.


Смех тут же оборвался, и в домике повисла тишина. Варджак посмотрел на Холли. Её глаза стали грустными.


— Люка — наш друг, — пояснила Тэм. — Вернее, был нашим другом. Он был похож на меня, но говорил точь-в-точь как ты, мы всё время смеялись. В конце концов он присоединился к банде, как раз в то время, как начала исчезать еда. Банды всё забирали, и мы всё время хотели есть.


— Я говорила, что добром это не кончится, — пробормотала Холли, — но он всё равно ушёл. А потом исчез.


— Он ушёл от вас? — уточнил Варджак.


— Не ушёл, — сказала Холли. — Исчез. В этом городе всё время такое случается. — Она посмотрела на дверь. Невидимый барьер снова встал между ними. — Но с друзьями так всегда — они исчезают, а ты потом тоскуешь. Не стоит их заводить.


— Почему же? — Варджаку всегда казалось, что ради друга он готов на всё.


— Потому что от этого только больно. Все они уходят. Так что лучше быть одной.


— Не верь ей, Варджак, — сказала Тэм. — На самом деле она так не думает. Холли старается казаться резкой и грубой, но на самом деле она лучший дуг на свете. И скажу тебе по секрету, ты ей понравился.


— Ну хватит болтовни! — вскричала Холли. — Если вы так сдружились, может, и уйдёте вместе? — И она, гордо задрав хвост, вышла в парк. Варджак пошёл за ней. У него возникло странное чувство, как будто что-то очень важное ускользает от него.


— Подожди, — попросил он.


— Отвяжись от меня! — Она выгнула спину и зашипела. Кошка, к котой невозможно подойти.


— Нет-нет, — Тэм побежала за ней, — я не должна была вспоминать Люку. Я всё испортила. Холли, подожди! — И она тоже исчезла в ночи.


Варджак Лап снова остался один.

Глава 12


Варджак побрёл прочь. По лапам хлестала мокрая и холодная трава. Небо после грозы прояснилось, но ни звёзд, ни луны не было видно, словно их смыл дождь.


Сейчас, после того как он познакомился с Холли и Тэм, одиночество стало ещё более невыносимым. Только теперь он понял, как плохо быть одному. Но, как бы там ни было, он должен выполнить возложенную на него миссию: найти собаку, принести её домой и изгнать человека вместе с его кошками.


Перед ним возник город. Варджак уже видел его с холма, но тогда он мог охватить его взглядом целиком, а сейчас, с земли, котёнок видел лишь ближайшее здание. Стены домов нависали над ним, как горы, и по сравнению с ними дом графини казался игрушечным.


То тут, то там слышались незнакомые звуки. Всё вертелось, двигалось, звонили колокола, выли сирены. Что всё это значит? Как он сумеет с этим справиться? Ему нужна помощь. Похоже, что Холли и Тэм знали, как надо себя вести в этом мире, но они ушли и больше не вернутся.


Варджак вышел из парка через ворота. Прямо за ними шли низкий тротуар и широкая чёрная дорога, вдоль которой стояли высокие столбы с оранжево-жёлтыми лампами. Больше всего они походили на стальные деревья, между ветвей которых запуталось солнце. Но пахли они не фруктами, а железом, и, проходя под ними, Варджак слышал, как они напряжённо гудели.


Далеко впереди Варджак видел людей и слышал, как они переговариваются и смеются над чем-то. Мех у него на спине встал дыбом — он вспомнил человека, который пришёл в дом графини.


Варджаку не хотелось, чтобы его увидели. Он чувствовал себя слишком маленьким и беспомощным. На другой стороне дороги он приметил небольшую улочку между двумя кирпичными домами, — пожалуй, там можно спрятаться.


Варджак вступил на тротуар и замер — прямо перед ним, на дороге, выстроилась целая колонна блестящих чудовищ. Все они застыли, не издавая ни единого звука. Их глаза не светились, а лапы, или что там у них было, стояли, не сдвигаясь ни на миллиметр.


Но, вне всякого сомнения, это были собаки, и, значит, у Варджака появился шанс поговорить с ними.


— Простите, — начал он.


Никто не отозвался. Наверное, они крепко спят. Варджак глубоко вздохнул и осторожно подполз поближе, он подполз поближе, он был готов сбежать в любую секунду, как только собаки проснутся. Варджак вышел на дорогу, приподнял переднюю лапу и дотронулся до гладкого металлического бока чудовища.


Бок был холодный. Варджак содрогнулся при мысли о том, что чудовища не спят, а просто умерли.


Откуда-то издалека донёсся грохот. Он приближался, становясь всё громче. Сердце Варджака бешено заколотилось, но он мужественно повернулся навстречу опасности. Прямо на него мчалась целая свора собак, все они были живыми и очень страшными.


Они мчались по улице прямо на него. Варджак не смог выдержать взгляд их ярких круглых глаз, которые, казалось, пронзали его насквозь. Он отступил. Неудивительно, что люди боятся этих чудищ!


Варджак смотрел, как чудовища проносятся мимо одно за другим, огромные, сильные, не обращая на него никакого внимания. После них в воздухе стоял отвратительный запах. Варджак закашлялся.


Единственное, что ему оставалось, — это смотреть в красные глаза, которые росли у чудовищ сзади. Теперь эти глаза мелькали где-то вдалеке.


"Что же мне делать, Джалал?"


Второе искусство — знание: ты должен знать, с чем имеешь дело. Ничего не надо предполагать, нужно твёрдо знать, что перед тобой.


Ладно, теперь он твёрдо знает, что собаки не обратят на него внимания, даже если он усядется здесь и начнёт их звать. Придётся одну из них остановить. И сделать это можно только одним способом. При мысли о том, что ему предстоит, у Варджака сжалось сердце. Ему надо встать прямо перед ними, посреди дороги, когда они снова помчатся мимо. Они увидят его и уж точно остановятся и поговорят с ним.


Конечно, такой поступок требует смелости, но он может это сделать. Варджак был уверен, что у него всё получится.


Он вздохнул. Нет, он не Джалал и даже не Джулиус. Собаки и не подумают остановиться. Даже если они его и увидят, то скорее всего просто разорвут на части. Вы только посмотрите на них! Огромные бессердечные твари! Не стоит и пытаться с ними разговаривать.


Но всё-таки он должен попробовать. Старый Лап погиб ради того, чтобы он, Варджак, нашёл собаку. Эта жертва окажется напрасной, если он не решится рискнуть. И к тому же разве не Варджак всегда хотел доказать, что он настоящий чистокровный месопотамский кот?


Варджак закрыл глаза, глубоко вздохнул и прыгнул на самую середину утоптанной тропы, по которой бегали собаки.


Вдалеке показалась пара светящихся жёлтых глаз. Он почуял отвратительный запах, идущий от собаки, и услышал её страшное рычание. Сказки говорили правду — эти чудовища и впрямь наполняли сердце страхом. Варджак выгнул спину и поднял хвост!


— Стой! — крикнул он.


Глаза становились всё больше и больше. Варджак смотрел прямо в них. Он не обращал внимания на то, что лапы у него задрожали, а в голове металась единственная мысль — бежать отсюда как можно дальше. Он стоял и смотрел на приближающуюся собаку.


Варджак вспомнил Старого Лапа, как тот бросился прямо на страшных чёрных кошек. В нём была храбрость и отвага. И ему, Варджаку, нужно сейчас быть храбрым.


— Пожалуйста, остановитесь! — крикнул он. — Мне надо с тобой поговорить!


Чудовище подбиралось всё ближе и ближе. А за ним Варджак увидел целую стаю таких же монстров. Отлично. Он встал прямо у них на пути. Они не смогут промчаться, не заметив его.


"Джалал это сделал. Значит, я тоже смогу". Чудища приближались. А Варджак всё стоял на дороге, хотя ему пришлось вцепиться когтями в асфальт, чтобы не сбежать, позорно поджав хвост от страха.


— Мне нужна ваша помощь! — закричал он. — Пожалуйста, помогите мне! Пожалуйста!


Но собаки даже не замедлили свой бег. Они вопили, рычали, визжали. Огромные, ужасные. "Стой на месте, — приказал он себе, — стой на…"


Д-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-А-А-А-А-А-А-А-Х-Х-Х!


Чудовища промчались у него над головой -


— слева -


— справа -


— слева -


— и снова умчались прочь.


Варджак остался, не разжимая когтей и почти распластавшись на асфальте. Собаки исчезли, а вместе с ними и все его планы по спасению семьи от чёрных кошек.


Он переполз на другую сторуну дороги, всё ещё не осмеливаясь подняться. Лапы у него всё ещё дрожали от пережитого ужаса. Подумать только, если бы он шевельнулся, если бы он сделал хоть малейший шажок, — они бы растерзали его!


Он был на волосок от смерти. Но это было не самое худшее.


Самым ужасным было то, что он ничего не сделал.

Глава 13


Варджак опустил голову.


Он слышал рёв чудовищ за спиной, но сил обернуться не было. Для чего? Теперь это не имело никакого значения. Он знал, что они никогда не остановятся и не помогут ему, даже если он будет умолять их миллион лет. Он не смог сделать единственное, что ему доверили. Что он вообще может? Джулиус был прав. Варджак не настоящий месопотамский кот и никогда им не станет. Он букашка, ничтожество. Хуже букашки. Он опозорил имя Джалала.


Он не смог.


Варджак посмотрел на холм, который виднелся за парком. Он не сможет вернуться туда без собаки, значит, не сможет вернуться никогда. Больше он не увидит свой старый дом, кухню с фарфоровыми мисками, красное бархатное кресло графини, даже игрушечную мышь.


Он нырнул в узкую улочку, которая уводила от дороги с ревущими чудовищами, от холма, от его воспоминаний о доме.


Улочка была пустой, на ней стояли только пластиковые мешки с мусором, набитые так плотно, что некоторые из них лопнули. Отбросы высыпались из них и застыли на земле причудливыми кучами. Там в грязи лежал и заплесневевший хлеб, и полусгнившие фрукты, и какие-то огрызки.


Где-то поблизости сквозь все эти запахи пробивался аромат мяса. В животе у Варджака заурчало. Он так давно не ел. Варджак вспомнил, как убеждал мать и отца, что должен охотиться, как Джалал. Сейчас он с горечью усмехнулся. Легко сказать — охотиться, но как это делается на самом деле? Как может охотиться он — трус, который даже не смог остановить собаку? Он, Варджак, опозоривший свою семью? Нет, и старый мясной обрезок для таких, как он, — незаслуженная роскошь.


Варджак пошёл туда, куда вёл его нюх. Нос приказал ему идти по улочке, вдоль стены. И вскоре Варджак оказался в самом заброшенном месте, какое ему доводилось видеть.


Это был маленький дворик. Неба почти не было видно из-за нависающих стен, звёзды и луна исчезли, словно никогда и не появлялись на небе. Варджак видел лишь тёмные каменные башни. Все двери и окна оказались плотно закрытыми, словно люди никого не хотели выпускать изнутри.


Варджак поёжился. На такие стены невозможно взобраться, слишком они гладкие. Если что-нибудь случится, если он попадёт в беду, то этот двор станет настоящей ловушкой. Выход здесь только один — там, где вход. Но, по крайней мере, здесь не было видно всевидящих глаз собак, которые вот-вот пронзят тебя насквозь. И шум города был здесь еле слышен.


Запах мяса привёл его в укромный угол, где на боку в грязной луже валялся металлический бак. Варджак решительно направился к нему.


Вдруг что-то мазнуло его по плечу.


Варджак ахнул и плюхнулся на землю. Что такое? Рядом никого не было. Лишь раздавался странный шелест. Пластиковый мешок, подхваченный ветром, кружился, словно настоящий охотник, а он, Варджак, был его жертвой.


Варджак перевёл дыхание, сказал сбе, что нечего бояться всякой ерунды, и решительно направился к баку.


Когда он подошёл поближе, аромат мяса оказался вовсе не таким приятным. К нему добавился запах гнили, поэтому Варджак и почуял его издалека. Он поморщился. Да, не так он представлял себе жизнь в большом мире. Как было бы здорово сейчас сидеть перед миской с икрой! Он бы вылизал всё до капельки! Но теперь ничего этого не будет.


До бака оставалось совсем немного, и мир в тот же миг взорвался. Из теней, где так хорошо можно было спрятаться, выпрыгнуло несколько здоровенных котов. Ни один из них не носил ошейника. Варджак выпустил когти, чтобы защититься, но противники двигались слишком быстро. Мгновенно коты оказались рядом и опрокинули его на землю.


Самый большой и сильный взмахнул лапой и острыми когтями распорол Варджаку скулу. Котёнок пискнул от боли.


— ЭТО НАШИ БАКИ, СОСУНОК! — рявкнул кот. — И НЕ ЗАБЫВАЙ ОБ ЭТОМ!


Варджак высвободил лапу и цапнул кота. Тот и не подумал драться с ним. Он открыл пасть и плюнул в него. Тотчас на Варджака со всех сторон посыпались удары.


— Что ты знаешь об исчезновениях? — требовательно спросил кот. Ростом он не уступал чёрным кошкам человека.


— Каких исчезновениях? — пробормотал Варджак.


— Не притворяйся!


По боку Варджака немилосердно прошлись когти. Он втянул голову в плечи и сжался. Где-то далеко раздавался рёв сирен.


"Вот и конец", — подумал он отстранённо. Ему придётся умереть в этом безжизненном дворике, и никто никогда не узнает, что с ним случилось.


Как ни странно, он даже обрадовался — скоро всё кончится. Разве можно жить дальше, зная, что именно он, Варджак, всё испортил, после того, как жертва Старого Лапа оказалось напрасной?


Теперь он воспринимал происходящее как бы со стороны, словно всё это происходило не с ним, а с кем-то другим. Откуда-то издалека до него донеслись голоса.


— Оставь его в покое, Джинджер!


— Посмотрите-ка, кто к нам пожаловал! Твой дружок, а, Холли?


— Оставь его! Он ничего не знает.


— Ха! Вот и узнает.


Что-то обрушилось на Варджака, перед его глазами встала кровавая пелена, и он провалился в черноту.

Глава 14


Варджак видел сон.


Он шёл по берегу реки в Месопотамии, под лёгким ветерком финиковые пальмы слегка покачивали резными листьями. В ночном воздухе пахло корицей. Рядом с ним шёл Джалал.


— Джалал! Я боялся, что больше тебя не увижу.


— Как ты думаешь, почему здесь так пахнет корицей? — спросил Джалал, словно не слышал Варджака.


— Корицей?


— Ты же чувствуешь этот запах? Сейчас мы пойдём в то место, откуда пахнет, и посмотрим. Только тихо.


Джалал повёл его вдоль берега к группе людей, которые сидели возле костра и что-то жарили на скворчащей сковородке. От неё исходил восхитительный запах. Варджак напрягся. Ноздри у него затрепетали, а рот наполнился слюной.


Пара толстых кошек отиралась возле костра. Один из людей бросил им что-то со сковородки, и Варджак с радостью подумал, что Джалал, наверное, не против присоединиться к этому пиру. Должно быть, эта еда очень вкусная.


Но Джалал покачал головой:


— Это не настоящие кошки. Они забыли, как надо охотиться, и превратились в попрошаек, загнанных в ловушку собственной жадности. Они стали рабами людей. Лучше бы они умерли.


Варджак почувствовал стыд, вспомнив, как ему хотелось съесть тот кусок мяса в городе.


— Но если ты голоден, а больше ничего нет? — спросил Варджак.


Глаза Джалала сверкнули.


— Кошка — это воплощение свободолюбия, — сказал он сурово. — Её невозможно привязать к кому-то или чему-то едой. Чтобы она действительно жила, она должна быть свободна, а свободная кошка может охотиться. Она никогда не попрошайничает и зависит только от себя самой.


Варджак опустил голову. Ему хотелось провалиться сквозь землю.


— Я подвёл тебя, Джалал. Я подвёл тебя и всех остальных.


— Все мы совершаем ошибки. Единственное, что имеет значение, — можешь ли ты на них учиться.


Варджак посмотрел на него. Старый кот улыбался. Котёнку показалось, что эта улыбка похожа на солнце, неожиданно осветившее ночь.


— Я хочу научиться охотиться, Джалал.


— Значит, научишься. Я сохранил то, что утратили многие из нас. Я научу тебя охотиться, потому что охота — третье искусство. Но сначала покажи мне второе искусство — знание. Скажи, что это за стрекочущий звук?


Варджак навострил уши, стараясь не ошибиться. Звук доносился с берега. Варджак принюхивался и прислушивался, пока наконец не установил, откуда точно он доносился.


— Сверчки, — наконец сказал он. — Их четыре. Они спрятались там, в траве.


— Верно.


Джалал скользнул к зарослям. Варджак поспешил за ним, стараясь повторять все его движения.


— Когда выслеживаешь жертву, — прошептал Джалал, — будь с ней единым целым. Ты должен воспринимать её как часть самого себя. Дыши так, как дышит она. Думай так, как думает она. Двигайся так, как она… И вот когда ты будешь предугадывать каждое её движение — нападай. В этом и состоит секрет третьего искусства. Поэтому охотиться лучше в одиночку. Попробуй.


Сверчки по-прежнему весело трещали, пока Джалал с Варджаком подкрадывались к ним. Варджак выбрал цель и замер, выжидая и присматриваясь. Он слился со сверчком в единое целое, он замечал малейшее его движение, не обращая внимания больше ни на что. Весь остальной мир как будто перестал для него существовать.


Сверчки застрекотали громче, они чувствовали, что за ними наблюдают. Они уже собрались взвиться в воздух и перебраться в более безопасное место — Варджак знал это абсолютно точно.


Его лапы словно превратились в стальные пружины, и вот настал нужный момент. Варджак прыгнул, его когти вонзились в выбранную жертву, прижав к земле. Он открыл рот, собираясь вонзить зубы.


— Хватит! Хватит! — крикнул Джалал. Варджак выпустил полузадушенного сверчка. Что он сделал неправильно?


Джалал глубоко вздохнул:


— Нападение было превосходным, третье искусство ты понял. Но это была только практика, а ты собирался убить его.


— Но ведь это всего лишь сверчок!


— Мы тоже всего лишь кошки. Запомни: причинять вред можно, только когда нет другого выхода, только когда твоя жизнь в опасности. Смерть — это не развлечение. Именно так устроен наш мир.


— Прости, Джалал, — произнёс Варджак. Его победно поднятый хвост сам собой опустился.


— А почему ты выбрал всего лишь одного сверчка? Им нельзя накормить даже мышь.


— Но никто не может поймать больше одного зараз.


— Неужели? — усмехнулся Джалал.


Варджак посмотрел на него — лапа Джалала прижимала к земле трёх сверчков.


— А теперь смотри, как это делается, — сказал Джалал добродушно.

Глава 15


Варджака лизнул чей-то шершавый язычок, и котёнка окликнули по имени. Он очнулся, открыл глаза и тотчас увидел чёрно-белую шубку Холли.


— Лежи спокойно, — приказала она. — Будет больно, но вычистить рану необходимо.


Варджак снова закрыл глаза, вспоминая Месопотамию, Джалала, запах корицы и еду, которую он так и не попробовал. Он старался не думать о боли, даже голод был лучше её.


— Ну вот, — наконец сказала Холли. — На конкурсе красоты тебе, конечно, делать нечего, но зато ты остался жив.


Варджак открыл глаза. Холли стояла прямо перед ним, а чуть поодаль виновато топталась Тэм.


Они по-прежнему были на узкой, грязной улочке, в окружении серых домов. Неподалёку изгибались и уходили в землю какие-то трубы. Варджаку показалось, что в конце улочки что-то мелькнуло, но, может быть, ему просто почудилось.


В отдалении он слышал рёв чудовищ, которые, как и раньше, неслись по дороге, отравляя воздух своим вонючим дыханием. Он различал и шаги котов, спешащих по своим делам. Но сейчас на этой улочке они были втроём, и над ним не возвышался тот страшный кот.


Варджак потянулся. В рёбра ему врезались острые камешки, в теле пульсировала боль. Странно, но он думал, что будет чувствовать себя значительно хуже. Он был рад, что остался жив, рад, что неласковая Холли спасла его.


— С тобой всё в порядке, Варджак? — спросила она. — Ты так долго не мог очнуться


— Я думал, ты не хочешь, чтобы мы были друзьями, — пробормотал он.


— А мы и не друзья, — фыркнула она. — Просто Тэм мне все уши прожужжала о том, что нельзя тебя так просто бросить.


— Я? — изумилась Тэм и рассмеялась. — Как будто я могу заставить её что-то сделать против её воли!


— Как бы там ни было, Джинджер со своей бандой уже далеко, — прервала её Холли.


Варджак неуверенно поднялся:


— Ты их остановила, верно? Думаю, ты спасла меня.


— Ладно, ладно, — смущённо отозвалась Холли, не глядя на него.


Одним прыжком она взлетела на высокую кирпичную стену и пошла прочь, такая же своенравная, как всегда.


Но Варджак не мог потерять её снова. Ни минуты не раздумывая, он запрыгнул на бак, а потом оказался на стене. Он сам не понимал, как это произошло. Казалось, его тело само знает, что нужно делать. Он просто шёл за Холли. Тэм последовала за ним.


Через некоторое время Холли остановилась и посмотрела наверх. Варджак тоже поднял глаза. В небе сверкала круглая луна.


— Где мы? — спросил он.


— В центре города, — отозвалась Холли. — Никто не знает об этом месте. Здесь мы в безопасности.


— В безопасности?


— От банд, глупый. На этой стороне парка только центр города — нейтральная территория. Банда Джинджера патрулирует восток. Салли Бонс — хозяйка западной части. Что бы ни случилось, никогда не вздумай драться с ней, как с Джинджером. Тут тебе никто не поможет. Джинджер, конечно, грубый, но в глубине души он один из нас. Салли Бонс — совсем другая.


— Т-с-с-с-с! — шикнула Тэм. — Она тебя услышит!


— Не говори глупости, — прервала её Холли.


— Она — везде, — прошептала Тэм.


— Нельзя быть везде. Это просто глупо.


— Ну а как ещё объяснить всё, что она может? — возразила Тэм. — Ты сама сказала, что она не такая, как мы. Она совсем другая.


Варджак заинтересовался. Не такой, как все, — именно этим упрекала его собственная семья.


— А что в этом плохого, — робко спросил он.


Тэм вытаращила глаза и испуганно прошептала:


— Она… она вся белая!


Холли фыркнула:


— Большое дело. А ты вся коричневая. И что из этого?


— Она умеет делать такое, чего не может ни одна другая кошка, — мрачно ответила Тэм.


— Что именно? — Варджак не смог сдержать любопытства.


Тэм пожала плечами:


— Об этом даже думать опасно!


Холли прикрыла глаза, чтобы Тэм не увидела прыгающих смешинок. Варджак улыбнулся — Тэм так любит всё драмматизировать.


— Я никому не скажу, — пообещал он. — Я умею хранить тайны.


— Ну-у, — Тэм настороженно огляделась, — ладно. Она умеет становиться невидимой. Она появляется прямо из ниоткуда, а ты заметишь её, когда станет уже слишком поздно. Поэтому никто ещё не победил её в драке.


— Это просто сказки, — сказала Холли. — Такому я никогда не поверю. Но то, что она самая умная кошка в этом городе, — даже не сомневайся. Даже Джинджер боится Салли Бонс.


— Пожалуйста, — взмолилась Тэм, — не произноси её имени!


— Её банда контролирует все помойки, — продолжала Холли. — Поэтому-то нам и нужно молчать о таких местах, как это.


Она спрыгнула со стены. Варджак и Тэм последовали за ней. Они незаметно проскользнули в другую улочку. Холли снова заговорила:


— Сейчас её банда воюет с Джинджером. Поэтому он так разозлился, когда ты пошёл к бачкам, которые он считает своими.


— Кстати, — напомнила Тэм, — что бы нам поесть, а то я уже проголодалась.


— И я тоже, — промолвил Варджак.


Холли пожала плечами:


— Здесь ничего нет, я уже проверила. Надо обыскать парк или попробовать поохотиться.


— Если мы будем охотиться, придётся разделиться, — сказала Тэм, — а мне спокойнее, когда мы вместе. — Она опустила голову и несмело заметила: — К тому же охота — довольно трудное дело.


— Не так уж это и трудно, — сообщил Варджак.


— Что? — воскликнула Холли, поворачиваясь к нему. — Ты умеешь охотиться?


Варджак не был в этом уверен. Он, конечно, охотился, но это было лишь во сне.


— Думаю, что умею, — нерешительно произнёс он.


Холли рассмеялась:


— Или умеешь, или нет, третьего не дано. Я в жизни не встречала домашнего котёнка, который бы умел охотиться. — Она посмотрела на Тэм и добавила: — Даже не все уличные кошки умеют.


— Если ты много знаешь, не значит, что ты самая умная, — огрызнулась Тэм. — Вот я хочу, чтобы меня любили просто так, а не за то, что я умею охотиться или знаю что-то особенное.


— Я тебя люблю, Тэм, — с лукавой усмешкой сказала Холли. Глаза у неё блестели.


— Правда? — подозрительно переспросила Тэм.


— Конечно! — Голос Холли звучал искренне, Тэм расслабилась и тоже улыбнулась. — Все тебя любят, — продолжала неумолимая проказница. — А знаешь, кто тебя любит больше всех?


— Кто? — спросила заинтригованная Тэм. — Кто, Холли? Скажи!


— САЛЛИ БОНС! — завопила Холли.


Тэм отпрыгнула и испуганно огляделась по сторонам. Холли довольно смеялась. Варджак тоже усмехнулся. Несомненно, за постоянным брюзжанием Холли скрывалось своеобразное чувство юмора. Но бедняжка Тэм так не считала. От ужаса её шоколадный мех встал дыбом.


— Совсем не смешно, — обиженно произнесла она, потихоньку успокаиваясь.


— Ладно, — сказала Холли. — Давайте-ка лучше поищем что-нибудь в парке.

Глава 16


Они пробрались обратно на улицу. Звуки города стали отчётливее, слышалось рычание металлических чудовищ. По улице ходили люди, их длинные тёмные тени скользили по стенам домов, а каблуки стучали по мостовой.


— Пригнись, — посоветовала Варджаку Холли. — Тебя не должны заметить. В этой части города лишняя осторожность не помешает.


— Именно здесь и происходят исчезновения, — пояснила Тэм.


И снова это слово — "исчезновения". Все о них говорят.


— Что значит "исчезновения"? — не выдержал Варджак.


— Они происходят по всему городу, но чаще всего именно здесь, — прошептала Тэм. — Живёт себе кошка, поживает, а потом раз — и нет её. Не остаётся никаких следов, как будто этой кошки и не было никогда. — Тем прикрыла глаза и боязливо добавила: — Некоторые говорят, что в этом замешана она.


Варджак улыбнулся и взглянул на Холли, ожидая, что она обернёт всё сказанное в шутку. Но Холли промолчала, лишь хвост её беспокойно дёрнулся.


— Никто не знает, в чём там дело, — произнесла наконец она. — Джинджер и его банда от неизвестности злятся ещё больше. Они потеряли слишком много хороших бойцов. И никто не может сказать, кто же станет следующим.


Варджак внезапно подумал о доме. Кто станет следующей жертвой человека и его чёрных кошек? Первым оказался Старый Лап, чья очередь наступит завтра? Мир, который он знал, и мир, в котором он сейчас, были совсем разными. Здесь человек и голубые месопотамские не значили ничего, а в доме графини не было ни банд, ни исчезновений. Неужели он единственный, кто связывает эти такие непохожие миры? А кто он сам? Из какого он мира?


Совершенно точно он знал одно — без собаки возвращаться нельзя.


— Наверное, я должен вступить в банду, — предположил Варджак. Там не будет никому никакого дела до его родословной. Никто не узнает, что он предал свою семью. Он сможет стать самим собой и сможет найти друзей.


— В банде не спрашивают, что ты хочешь делать, а что нет, — мрачно предупредила Холли. — Будешь только говорить "Да, босс" и выполнять приказания.


— В моей банде всё будет по-другому, — заверил её Варджак. — Ты сможешь делать всё, что тебе захочется.


— А кто кроме тебя войдёт в эту банду?


— Ну, вы двое. И я. Для начала этого вполне хватит.


— Забавно, — фыркнула Тэм.


Холли рассмеялась:


— Ты так думаешь? А как насчёт того, что один из членов нашей банды ничего не знает и не умеет?


Варджак застыл на месте.


— Но я много чего знаю, — возразил он.


— Знаешь, да не то. Ведь чтобы выжить в городе, нужно знать тысячи разных вещей — как найти пищу и убежище, как выпутаться из сложной ситуации, как…


— Я могу найти пищу, и умею охотиться. — Варджак понимал, что она ему не верит, но тем не менее продолжал: — Я - самый лучший охотник в мире!


— Самый лучший? — усмехнулась она. — Вот это новости — домашние котята умеют охотиться. Ты даже завтрак себе не мог раздобыть…


Но Варджак уже не слушал. Задетый словами Холли до глубины души, он навострил уши, принюхался и побежал вперёд. Он должен доказать ей.


— Ну зачем ты с ним так? — спросила Тэм укоризненно. — Конечно, он не умеет охотиться, но совсем не нужно…


— Я ещё не закончила! Варджак, вернись! С тобой опять что-нибудь случится! Куда ты пошёл?


— Добывать завтрак, — отозвался он.


Варджак слышал, как гудят фонари у него над головой, как рычат собаки на дороге, до него доносился неумолчный шум города. Но помимо всех этих звуков он слышал кое-что ещё.


Он скользнул в тени домов, стараясь оставаться незамеченным.


— Вернись! — крикнула Холли.


Его глаза уже привыкли к темноте. Вдалеке он различал вываленные на улицу коробки и ворох бумаг, он ощущал запах пищи — пахло рыбой, маслом и солью, но не этот запах привлёк его. Его чувства подсказывали, что есть что-то ещё…


Неожиданно он почувствовал на себе чей-то взгляд. Но не Холли и не Тэм, а кто-то холодный и безжалостный. Варджак застыл на месте.


— Варджак! Не ходи туда, там опасно! Вернись! — раздался голос Холли. Он повернулся и взглянул на неё, а потом снова двинулся вперёд. Странное ощущение пропало. Не почудилось ли ему? Все эти разговоры об исчезновениях…


Он принюхался. На этот раз он явственно почувствовал, как в темноте кто-то шевельнулся. Что это? Шорох доносился из-за груды мусора — там было что-то маленькое и юркое.


Мышь. Всего лишь мышь.


Он усмехнулся. Не что иное, как живая и очень подходящая для завтрака мышь.


Вот и отлично. "Это твоя первая настоящая добыча, не игрушка, не сон, а реальность. Не двигайся. Не дыши, — приказал себе Варджак. — Помни, на охоте ты следишь за своей жертвой и сам становишься ею".


Он следил за малейшими движениями мыши, а та всё приближалась.


Р-ррраз! И всё было кончено.


Варджаку стало не по себе. Он впервые убил живое существо и чувствовал себя так, словно убил часть себя самого.


"Ужасно, — подумал он. — Это ужасно. Но мне нужно есть".


Он поднял с земли маленькое обмякшее тельце и приступил к завтраку.


Как ни странно, здесь, в большом мире, настоящая мышь выглядела и пахла точно так же, как та игрушечная мышка в доме графини.


Но как только Варджак вонзил в мышь зубы, он понял, что на вкус она совершенно не похожа на пищу, которую он ел раньше. Это была настоящая еда — свежая и тёплая, и он добыл её сам.


— Ты видела это? — воскликнула Тэм. — Ты видела, Холли? Бац — и всё!


— Да, — ответила Холли задумчиво.


— Это что-то невероятное! — Тэм никак не могла успокоиться. — Где ты научился охотиться, Варджак? Ты научишь меня?


— По правде сказать, — признался он, — я охотился в первый раз.


Холли кивнула:


— Я так и думала. Впрочем, я видела, как у других это получалось гораздо хуже. — Она подмигнула: — Похоже, ты не такой беспомощный, каким кажешься, мистер Лап.


Варджак улыбнулся. Теперь он больше никогда не будет зависеть от людей. Он стал охотником. Он овладел третьим искусством.


Тэм принюхалась.


— Что это за запах? — спросила она.


Варджак и Холли тоже повели носами. Улица была погружена в темноту, и рыбный запах доносился с того места, которое они не могли разглядеть как следует. Запах напомнил Варджаку об икре — теперь ему не придётся есть то, что давал человек.


— Пахнет замечательно, — сообщила Тэм. — Пойду посмотрю, что там такое.


— На твоём месте я бы не ходила, — предупредила Холли. — Мы слишком близко от территории Джинджера. Не стоит рисковать, пошли лучше в парк.


Тэм облизнулась:


— По крайней мере, это не её территория. Так хорошо пахнет, Холли. К тому же здесь никого нет, так что всё будет в порядке. Пошли, Варджак, поедим.


— Тебе и вправду нравится этот запах? — спросил он.


— Здесь очень опасно, — сказала Холли. — Я не собираюсь идти дальше.


— Ты вечно всё удовольствие испортишь, — пробурчала Тэм. — Холли воображает себя самой умной.


— Так оно и есть.


— Могу поспорить, что в парке ничего нет.


Она оказалась права. В парке они не нашли ничего съедобного и ушли оттуда голодными. Сытым был только Варджак Лап.

Глава 17


Во сне Варджак снова был в Месопотамии. Ветер слегка шевелил верхушки финиковых пальм, а в воздухе пахло корицей. Рядом шумела река.


— Эта река называется Тигр, — сказал Джалал. — В своё время я приведу тебя к ней. У реки можно многому научиться. Но сегодня мы должны овладеть четвёртым искусством — искусством замедления времени.


Очертания старого кота на мгновение оказались размытыми.


Варджак сморгнул:


— Что это?


— Замедление времени, — ответил Джалал. — Я могу двигаться быстрее, чем ты можешь уследить за мной.


Варджак широко раскрыл глаза. О замедлении времени говорил и Старый Лап. Он рассказывал про искусство замедлять время, двигаться кругами и становиться тенью.


— Научи меня, Джалал.


— Замедление времени начинается с дыхания, — объяснил тот. — Прежде всего ты должен научиться дышать. Считай — вдох-выдох, вдох-выдох. Понятно? Ты дышишь быстро и неглубоко, как и все кошки. А теперь попробуй дышать глубже. Дыши всей грудью. Хорошо. А теперь считай. Вдох — два-три, выдох — два-три. Вдох — два-три, выдох — два-три.


Они сидели на берегу Тигра и медленно дышали.


— Ещё медленнее, — сказал Джалал. — Вдох — два-три-четыре, выдох — два-три-четыре. Очень хорошо. А теперь попробуй замедлить течение своих мыслей. Раз уж ты в замедленном времени, всё вокруг должно казаться замедленным. Сам же ты будешь двигаться очень быстро. Быстрее, чем кто-либо другой.


Варджак посмотрел на небо. Он видел, как летит свет звёзд, видел, как сам он прорывается сквозь пространство и время. Через его тело текла энергия. Он чувствовал себя лёгким, как луч света.


— Чем больше ты замедляешь время, тем быстрее двигаешься сам, — сказал Джалал. — Понима-а-а-аешь? З-а-м-е-д-л-я-й в-р-е-м-я.


Энергия пульсировала в Варджаке. А голос Джалала медленно растягивался и таял.


— Не бойся. Это искусство замедления времени. А теперь тренируйся!

Глава 18


— Я есть хочу, — ворчала Тэм на следующий день. Они снова вернулись на улицу и сейчас сидели на кирпичной стене. — У меня живот к спине прилип.


— Я тоже голодный, — сказал Варджак. — Мышь, конечно, вкусная штука, но слишком уж она маленькая.


— Это точно, — согласилась Холли. — Надо переходить к решительным действиям. У меня есть план. — Она посмотрела на Варджака. — Прежде всего тебе надо привести себя в порядок. Скажите-ка мне, Мистер Лап, вы собираетесь умываться?


Варджак отрицательно затряс головой. Вот ещё! В большом мире совершенно не обязательно умываться и заниматься прочими ненужными глупостями.


— Дома мама постоянно меня намывала. Терпеть не могу этого.


— Теперь ты не дома.


— Это точно, — вздохнула Тэм.


— Здесь не нужно делать то, что не нравится, — гордо ответил Варджак.


— Конечно, можешь делать что хочешь, — согласилась Холли, — но ты только посмотри на свою грязную шерсть! Люди решат, что ты дикий бродячий кот, и увезут тебя.


Варджак осмотрел свою шубку. Холли права — он выглядит как настоящий дикий кот. Красивый серебристо-голубой мех свалялся и покрылся грязью.


— Мне нравится, — не здавался он, удовлетворённый осмотром.


— К тому же, — продолжала Холли, — от тебя отвратительно пахнет. Просто воняет. Прости, но это действительно так.


Варджак посмотрел на Тэм, но даже она не поддержала его.


— Ладно, ладно, — проворчал он, облизывая лапы. — Ты иногда говоришь совсем как моя мать. — Лизнув себя несколько раз, он недовольно спросил: — Ну, так лучше?


Холли серьёзно посмотрела на него:


— Я говорю об этом не из вредности. Поверь, выглядеть таким грязным просто опасно. Ты будешь привлекать внимание, и наш план провалится. А теперь умойся как следует, или я уйду.


Варджак фыркнул, но снова принялся за умывание.


— Если ты чистокровный голубой и как там дальше, ты должен гордиться тем, как выглядишь, — заключила она.


— Мы — самые благородные из кошек, — пробормотал он с набитым грязью ртом.


Но имеет ли это значение в городе? Его семья спасла бы незнакомца, попавшего в беду? Может, Старый Лап и помог бы ему, но остальные — нет. Так кто же благороднее — месопотамские голубые или уличная кошка, спасшая жизнь?


Варджак задумался. Эта мысль ставила под сомнение всё, во что он верил. Варджак решил подумать после и снова занялся умыванием.


— Хорошо, — сказала наконец Холли. — Теперь всё в порядке.


Шубка Варджака стала тускло-голубой и ничем не напоминала серебристый мех месопотамских голубых. Но ему самому так нравилось гораздо больше. Он выглядел обыкновенным серым котом.


— А теперь ошейник, — приказала Холли. — На уличной кошке не может быть ошейника.


Варджак всю жизнь ненавидел свой ошейник и был счастлив избавиться от него. Холли вцепилась в ошейник зубами. Варджак стоял на стене, с трудом удерживая равновесие, зубы Холли щёлкали возле его горла, но страха не было. Она была его другом.


— Ну вот. — Холли попятилась.


Варджак помотал головой, и ненавистный ошейник соскользнул с шеи. Он упал, проскользнул между прутьями люка и исчез в канализации. Теперь Варджак стал таким же уличным котом, как и остальные, — без семьи, без дома и без ошейника.


— Отлично, — произнесла Холли, — теперь ты один из нас. Если ты им попадёшься, так и скажешь.


— Попадусь кому? — спросил Варджак, хотя и сам уже знал ответ. Он усмехнулся: — Не той ли огромной и страшной Сал…


— Пожалуйста, не надо! — завопила Тэм. — Ты сам не знаешь, что говоришь!


— Это не шутка, — прервала его Холли. Голос её звучал так серьёзно, что Варджак перестал улыбаться. — Нам придётся проскользнуть через её территорию, чтобы попасть куда нужно. Помнишь, что с тобой сделал Джинджер? А эти кошки гораздо хуже. Намного хуже.


И они молча отправились вслед за Холли, которая вела их известными только ей путями, каждый раз выбирая самые тёмные и незаметные тропинки. Но чем дальше они шли, тем ярче становился свет фонарей на улицах, тем громче шумел город. Спустя некоторое время они подошли к перекрёстку.


У Холли шерсть встала дыбом.


— Прячьтесь, — прошипела она.


Они отскочили в боковую улочку как раз вовремя — по другой стороне улицы прошло несколько котов, патрулирующих территорию. Увидев их, Варджак вздрогнул, у него сразу заныл шрам, который он получил от Джинджера. Холли была права: выглядели они намного страшнее того кота, который чуть было не убил его.


Варджак насчитал семерых котов, они неторопливо прогуливались по тротуару с таким видом, словно им принадлежал весь мир. Все прочие коты и кошки немедленно уступали им дорогу. Во главе патрулирующих шествовал здоровенный полосатый котище. Варджак уставился на него — вся морда у этого кота была покрыта шрамами.


— Это Рэйзор, — прошептала Тэм. — Один из её лейтенантов.


Все трое тихонько сидели в своём укрытии, выжидая, пока патруль не пройдёт мимо.


— Ладно, теперь можно идти, — сказала наконец Холли. — Нам надо проскочить прежде, чем они вернутся.


— По этому перекрёстку проходит граница территорий, — объяснила Тэм Варджаку. — Границу лучше не нарушать.


— И не собираюсь, — заверил тот.


Здесь уже не было маленьких тёмных улочек. Перед ними раскинулась широкая площадь с фонтаном и огромной каменной колонной посередине. Колонна указывала прямо в небо, Варджаку стало любопытно, что же там может быть.


У подножия колонны лежали бронзовые львы, такие большие, что на лапе каждого из них мог спокойно поместиться человек. Морды у этих львов были спокойными и отрешёнными, сразу было понятно, что они свободны от страха и от всего на свете.


Как бы он, Варджак, хотел быть столь же уверен в себе!


— И мы должны быть такими же, — озвучила Тэм мысль, не высказанную Варджаком.


— Мы могли бы быть такими, — поправил её Варджак. — Они великолепны.


Все трое немного посидели, глядя на статуи.


— Мы можем приходить сюда только ночью, — пояснила Холли. — Днём здесь не протолкнуться — люди, собаки, машины. Но это, по крайней мере, ничейная территория, все банды обходят её стороной. А ещё здесь стаи птиц.


Варджак огляделся. Его так поразили статуи, что он даже не заметил, что вся площадь запружена голубями. Десятки их топтались на земле, десятки кружились в воздухе.


— Ну-ка, мистер Лап, — продолжала Холли, — как бы вы стали здесь охотиться? Смогли бы поймать хоть одного?


— Хоть одного? — переспросил Варджак. Она что, шутит? Никогда прежде он не охотился на птиц, такая добыча казалась слишком трудной.


— Я говорю, пойди и поймай голубя.


Это звучало как приказ. Варджак посмотрел ей в глаза. Не похоже, чтобы она смеялась над ним.


— Ладно, — сказал он. — Я попробую.


— Холли! — возмутилась Тэм. — Это нечестно. Не обращай на эту хитрюгу внимания, Варджак.


— Но я хочу попробовать, — сказал Варджак, глядя Холли в глаза.


Холли улыбнулась.


Варджак скользнул на площадь. Он выбрал птицу, сосредоточился. Теперь Варджак не удивлялся тому, что видел то, что видит голубь, слышал, как он.


Он подполз к голубю, тихо и осторожно, как учил Джалал. Во всём мире не существовало никого, кроме самого Варджака и его жертвы. Он прыгнул…


И тотчас в воздухе замелькали сотни крыльев, со всех сторон к нему потянулись когти и клювы.


Варджак запаниковал и рванул прочь. Он не ожидал подобной атаки. Варджак спрятался за спиной у Холли и Тэм, его шерсть встала дыбом, а хвост дрожал.


— Варджак! — воскликнула Тэм. — С тобой всё в порядке?


Он покачал головой.


— Я же говорила тебе, Холли, что это совершенно невозможно!


— Такое происходит каждый раз, когда на них пытаются напасть. Поэтому банды и обходят это место стороной. Будь мы похитрее этих птиц, уж точно никогда бы не остались голодными.


— Это невозможно, — пробормотал Варджак. Сердце у него по-прежнему стучало где-то в горле. — Совершенно невозможно.


— Одному, может, и невозможно, — задумчиво сказа Холли. — А мы всегда пытаемся охотиться поодиночке. Но представьте, если мы втроём… нападём вместе… возможно, всё получится. Как вы думаете?


— Да, — ответил Варджак Лап.


— Мне это не нравится, — отозвалась Тэм. Она свернулась в клубок, собираясь спать. — Разбудите меня, когда пойдёте домой.

Глава 19


Варджак и Холли проговорили всю ночь под огромными бронзовыми львами. Их прерывали лишь плеск фонтана да сонное курлыканье голубей.


Сначала Варджаку это казалось немного странным — охоту в его семье презирали. Он мог только удивляться, что его ровестник, вернее, ровестница интересуется охотой, а не бессмысленными детскими играми, как Джей, Джетро и Джером. Но Холли в этом смысле была похожа на Варджака: ей нравилось то же самое, что и ему, она даже думала примерно как он.


Конечно, иногда Холли ставила его в тупик: когда Варджак считал, что знает ответ на тот или иной вопрос, она вдруг спрашивала: "А почему так, а не иначе?" К тому же у неё возникали неожиданные идеи, которые никогда не пришли бы в голову Варджаку. Но и он тоже предлагал что-то своё, и к исходу ночи план охоты был готов.


Этой ночью Варджак впервые почувствовал, что больше не одинок.


Они разбудили Тэм рано утром и рассказали, как будут действовать. Глаза у неё округлились от ужаса.


— Я? — воскликнула она. — Вы хотите, чтобы этим занялась я? Но почему?


— Ты что, можешь выполнить то, что по плану должна делать я или Варджак? — возмутилась Холли.


— Нет… Но…


— Ты должна это сделать, Тэм, — убедительно сказал Варджак. — Без тебя всё теряет смысл. Без тебя наш план невозможно осуществить.


— Правда? — недоверчиво переспросила Тэм.


— Ещё бы, — с жаром отозвалась Холли. — А если ты будешь умницей и всё сделаешь правильно, обещаю больше никогда не упоминать её имени.


— Ладно, — согласилась Тэм. — Чего же мы ждём?


Как только первые лучи солнца осветили площадь и окрасили ближайшие здания в розовый цвет, все трое заняли места в соответствии с разработанным ночью планом. Варджак подполз к голубям с одного конца площади, а Холли с другого. Тем стояла неподалёку от голубиной стаи.


По сигналу Холли она прыгнула на голубей. Рассерженные птицы тотчас замахали крыльями, их клювы угрожающе защёлкали. Тэм помчалась прочь, не останавливаясь ни на секунду. Холли и Варджак выбежали на встречу голубям незамеченными, помому что солнце светило птицам прямо в глаза.


Всё шло точно по плану — птицы, вспугнутые Тэм, не видели охотников. Но тут-то прекрасный план и дал сбой. Тэм уже была в безопасности, но в стае оказалось слишком много голубей. Ни Варджак, ни Холли не смогли подобраться настолько близко, чтобы поймать хотя бы одну птицу.


И в эту минуту голуби набросились на Холли, как прежде на Тэм. Снова захлопали крылья, защёлкали клювы. Но Холли не побежала, она упрямо стояла на месте, пока птицы окружали её.


Холли оказалась в ловушке, Варджак видел в её глазах страх. Тэм замерла в стороне, и помощи от неё ждать не приходилось. Он должен сам что-то предпринять, и побыстрее, пока не стало слишком поздно!


Время! Нужно замедлить время! Все вокруг двигаются медленнее и медленнее, как будто замирают, а ты станешь быстрее всех.


Но получится ли у него? Ведь мир снов — это одно, а реальность — совсем другое. Он начал глубоко дышать, так, как учил Джалал. Вдох — два-три-четыре, выдох — два-три-четыре.


И крылья птиц стали мелькать всё медленнее, а потом и вовсе замерли.


Варджак теперь видел каждый клюв, каждый коготь. Он рванулся к Холли сквозь стаю голубей, расталкивая их и отпихивая с дороги.


— Холли! — крикнул он. Она оглянулась. Этого крика оказалось достаточно, чтобы из её глаз исчез ужас. Она помчалась за ним к тому месту, где стояла Тэм.


Теперь опасность была позади, и Варджак снова стал дышать как прежде. Замедление времени закончилось. У него получилось! Он освоил четвёртое искусство!


— Они тебя не поранили? — спросил он, как только пришёл в себя.


— Со мной всё в порядке, — ответила Холли, она всё ещё дрожала от пережитого ужаса. — Спасибо, что вытащил меня оттуда, — добавила она тихо.


— Не за что.


— Он спас тебя, Холли! — ошеломлённо воскликнула Тэм.


— Полагаю, мы теперь в расчёте, — пробормотала Холли рассеянно.


— Я вовсе не из-за этого… — начал было Варджак.


Холли отвернулась, но он бы мог поклясться, что она сейчас улыбалась.


— Пошли, — сказала Холли. — Нам надо убираться отсюда. Слишком опасно оставаться здесь днём.


— А ты не хочешь попробовать ещё раз? — неуверенно предложил Варджак. Он понимал, она напугана — шерсть у неё досих пор стояла дыбом, — но, может, стоит попытаться?


— К чему? — кратко отозвалась Холли. — План не сработал. Это была глупая идея.


— Неправда, — возразил Варджак, поравнявшись с ней. — Ты сделала всё, что могла…


— А я? — спросила Тэм. — Я всё сделала правильно, Варджак?


— Ты была великолепна! Вы обе действовали замечательно!


— Я была великолепна, — задумчиво произнесла Тэм.


— Просто в этот раз их было слишком много, — пояснил Варджак. — Но это не значит, что мы придумали плохой план.


— Возможно, — сказа Холли, останавливаясь. — Если мы сделаем по-другому…


И они принялись составлять новый план. Тем временем город просыпался и начинал жить, на улицах появлялись первые прохожие.


— А я хочу есть, — заныла Тэм. — Эй, вы двое, подождите! Снова пахнет рыбой.


Она остановилась у небольшого переулка, похожего на тот, в котором Варджак поймал мышь. Даже днём там царил мрак.


— Пойдём, Тэм, — позвала её Холли.


— Но здесь так вкусно пахнет, — настаивала Тэм. — В парке не было ни кусочка, охота не удалась, и я хочу есть.


— Не надо здесь останавливаться, — предупредила Холли. — Если ты туда пойдёшь, на нас больше не рассчитывай.


С этими словами Холли повернулась к Варджаку, и они пошли дальше, на ходу обсуждая новый план, Тэм осталась одна.


— Ладно! — крикнула Тэм. — Увидимся позже!

Глава 20


В тот день Тэм не вернулась.


Сначала Холли только посмеивалась.


— Должно быть, с кем-нибудь подралась, — говорила она. — И теперь не хочет показываться расцарапанной.


Но когда Тэм не появилась на следующее утро, Холли забеспокоилась по-настоящему.


— Это была та же самая улочка, где ты поймал мышь, верно? — спросила она Варджака. — Мне очень не понравилось то место.


Варджак тут же вспомнил, какое неприятное чувство его охватило в переулке, когда, казалось, из темноты на него смотрел кто-то невидимый. В конце концов, возможно, у него разыгралась фантазия.


— Знаешь, — признался он, — у меня тоже нехорошее предчувствие.


— Давай-ка её поищем, — решила Холли.


Они пришли на то самое место, где Тэм отстала от них, обследуя весь переулок, заглядывая в каждую щель, но никаких следов Тэм так и не нашли. Переулок выходил на другую улочку, такую же маленькую и тёмную, Тэм не было и там. Даже Варджак, вспомнив всё, чему его научил Джалал, не мог ничего найти. Варджак и Холли обошли все места, где собирались кошки, живущие сами по себе, но никто не смог им помочь. Никто не видел Тэм.


Тогда они отправились на территорию Джинджера. Недалеко от того места, где Холли спасла Варджака, они встретили двух котов из его банды.


— Я ищу Тэм, — сказала Холли. — Кто-нибудь её видел?


Коты ответили, что не видели.


— Ты им веришь? — спросил Варджак, когда они вернулись в парк.


— Коты Джинджера — настоящие бандиты, но врать не станут, — отозвалась Холли. — Знали бы, так сказали, даже если Тэм с ними подралась.


В парке Тэм тоже не было. Обыскав всю округу, они нашли лишь какие-то объедки, следов Тэм обнаружить так и не удалось.


Усталые и промокшие от дождя, лившего целый день, они вернулись на улицу. По дороге к убежищу Холли, они встретили огромного полосатого кота. Варджак тотчас узнал его по шрамам и приготовился к драке, но кот улыбнулся Холли, показав ряд ослепительно белых острых зубов.


— Рейзор, — позвала Холли.


— Рад видеть тебя, Холли, — отозвался полосатый. — А где та кошка, с которой ты постоянно таскалась повсюду?


— Тэм? Она… Я не знаю, где она. Ты её не видел?


Рейзор покачал головой:


— Нет. Она не показывалась на территории Салли Бонс, это совершенно точно.


— Откуда ты знаешь?


— Это моя работа. — С этими словами он гордо лизнул переднюю лапу. — А кто это с тобой? — Он махнул хвостом в сторону Варджака, даже не посмотрев на него, словно не хотел тратить время на такое ничтожество.


— Я — Варджак Лап, — представился Варджак.


Хвост полосатого недовольно дёрнулся.


— Я не с тобой разговариваю, — буркнул он. Варджак замолчал.


— Тебе не о чем беспокоиться, — заверила Холли. — Он один из наших. Просто домашний котёнок, который потерялся.


Рейзор фыркнул:


— Охота терять с ним время? Лучше вступай в нашу банду. Ты же знаешь, Салли Бонс в конце концов подомнёт под себя весь город, если ей не давать отпор.


Холли улыбнулась, но ничего не сказала.


— Тебе не будет грозить исчезновение, — продолжал Рейзор.


— Спасибо, Рейзор, — ответила Холли, — но ты же знаешь, банда не для меня, а теперь ещё мне надо искать Тэм.


Холли развернулась, но Рейзор встал у неё на пути.


— Пойдём, Холли, — уговаривал он. — Ты мне всегда нравилась.


Холли улыбалась, но Варджак видел, что она пытается отодвинуться от своего опасного соседа.


— Ты бы заняла достойное место в банде, — продолжал Рейзор, придвигаясь всё ближе. — Я бы сделал так, чтобы тебя уважали.


— Я не хочу…


— Пойдём, — настаивал Рейзор. — Я возьму тебя на встречу с боссом. Я теперь один из его главных помощников.


Варджак заметил, как в глазах Холли мелькнул страх.


— Она же сказала, что не хочет, — вмешался он, не раздумывая.


Рейзор тотчас повернулся к нему:


— Я тебя предупреждал!


Бац!


Одним ударом он сбил Варджака с ног, и тот упал прямо в лужу. Варджак хотел подняться, но лапы у него дрожали и подгибались, словно бумажные, а дома и улицы кружились перед глазами.


— И больше не попадайся мне на пути! — рявкнул Рейзор.


Его слова били наотмашь. Подумать только, Рейзору хватило одного-единственного удара, чтобы одержать победу. Он даже не видел, как Рейзор замахнулся.


Кот повернулся к Холли:


— Когда тебе надоест тратить время на маленьких неудачников и ты захочешь достичь чего-нибудь, найди меня. — И он ушёл, высоко задрав хвост.


— Варджак? — спросила Холли, как только Рейзор исчез. — С тобой всё в порядке?


Варджак помотал головой. Изо рта у него текла кровь.


— Это было очень смело, — мягко сказала Холли, — но глупо. Ты не можешь драться с Рейзором.


— Когда-нибудь я с ним справлюсь, — пообещал Варджак.


— Всё-таки ты сумасшедший, — вздохнула она. — В первую очередь надо научиться пользоваться мозгами. С такими, как он, лучше не связываться. Самое лучшее, что ты можешь сделать при встрече с ним, — это уступить ему дорогу.


— Я побью его! — выкрикнул Варджак.


Ведь оставил же кто-то на морде Рейзора такие ужасные шрамы. И он, Варджак, тоже сумеет это сделать.


— Но сегодня, мистер Лап, вы ни с кем не будете драться, — сказала Холли. — Пойдём. Нам надо искать Тэм.

Глава 21


Раны Варджака затянулись, и теперь он охотился вместе с Холли на городских улочках, а по ночам они отправлялись на поиски Тэм, но в то же время ему доставляло удовольствие бродить по тёмным переулкам, о которых, кроме них с Холли, не знала ни одна живая душа.


Они обошли сотни улиц, заглядывали в подворотни, смотрели в окна. Они умудрились не попасться на глаза людям, хотя очень часто те проходили, едва ли не наступая им на лапы. И Варджак, и Холли попрежнему избегали широких шумных улиц, по которым постоянно мчались визжащие и ревущие чудовища. И повсюду, куда они забредали, первым делом расспрашивали о Тэм. Но никто её не видел. Ни Варджак, ни Холли не произносили этого вслух, но было похоже, что Тэм исчезла, как и десятки кошек до неё.


— Ну, — сказала однажды Холли, — мы обыскали весь город, но всё же кое-где ещё не побывали. И теперь самое время туда идти.


— Территория Салли Бонс?


— Это, конечно, опасно, но ничего другого нам не остаётся.


Варджак промолчал. Ему казалось, что и там они не найдут Тэм, кроме того, ему ужасно не хотелось снова встречаться с Рейзором. Но в то же время интересно было бы узнать о Салли Бонс — абсолютно белой кошке, которая умеет неожиданно исчезать и появляться из ниоткуда.


Холли вела его по незнакомым улицам — в этой части города Варджак ещё никогда не был, хотя, казалось, давным-давно он покинул свой дом на холме. Чем дальше они шли, тем шире становились улицы. Дома здесь сверкали огнями и были намного выше тех, к каким уже привык Варджак.


Он уставился в одно из окон. На стеклянных полках там выстроились разные животные — маленькие меховые мыши, пушистые кролики, разноцветные птицы. Они сидели с открытыми глазами, но совсем неподвижно, словно по велению какого-то злого волшебника.


— Хватит глазеть, мистер Лап, — сухо сказала Холли. — Никогда не видел магазина игрушек?


— Что это? Кто они?


— Игрушки? Ничего особенного. С ними играют дети. — Холли сошла с тротуара. — Пойдём. Не стоит попусту болтаться по территории Салли Бонс.


Варджак оторвал зачарованный взор от витрины и пошёл за Холли. У него возникло странное чувство — нечто похожее он испытал в той маленькой улочке, где впервые поймал мышь. Казалось, что за ним наблюдает непонятное существо — ни живое, ни мёртвое.


Варджак прислушался, принюхался и понял, что следят за ним из кучи коробок возле двери магазина игрушек. Одна из коробок опрокинулась и стояла на боку полуоткрытая.


— Очень рада познакомиться, спасибо, пожалуйста, — произнёс тоненький голосок изнутри. Крышка коробки соскочила, и оттуда вышла кошка.


Сначала Варджак подумал, что это Тэм, у кошки была такая же шоколадно-коричневая шёрстка и мягкий взгляд, но когда присмотрелся… Как и все животные, выставленные в витрине, она была неживой. Широко открытые стеклянные глаза ничего не выражали, на губах застыла безразличная улыбка. Правда, кошка говорила, но какую-то бессмыслицу.


— Тэм? — позвал Варджак. — Тэм?


— Рада, рада, рада, — твердила кошка. У Варджака от ужаса шерсть встала дыбом.


— Это Тэм! — завопил он. — Холли, посмотри, что с ней?


— Не говори глупостей! — отозвалась Холли. — Это всего лишь игрушка. — Холли подошла к ней поближе и кивнула: — Очень хорошая и похожа на настоящую. Только взгляни, мех — как настоящий.


— Но он такой, как у Тэм…


— У Тэм он намного гуще, — фыркнула Холли. — А ты послушай только, что она говорит! Кошки никогда так не говорят, да и не пахнут они так…


— Я буду твоим лучшим другом! — вкрадчиво сказала игрушка странным тонким голосом.


— Холли, это просто ужасно! Я уверен, что это Тэм!


Холли выгнулась дугой и яростно уставилась на Варджака.


— Это не Тэм! — завопила она. — И выброси эту глупость из головы! Тэм ушла, понятно? Она исчезла!


Повисло напряжённое молчание. Даже игрушечная кошка не произносила ни звука.


— Ну да, я сказала это. Она исчезла. Она была маленькой жадной дурочкой, а теперь она исчезла! Ещё один друг, который бросил меня! Она не вернётся. Никогда. Ясно?


Варджак никогда не видел Холли такой расстроенной. Да, она потеряла друга, но она всегда вела себя так, словно окружающие не очень-то много для неё значили. А на самом деле она просто скрывала свои чувства.


— Давай всё-таки поищем хорошенько Тэм, — мягко предложил он.


— Ваша киска тут как тут, — сообщила игрушечная кошка.


Холли закрыла глаза:


— Нет. Здесь её нет. И нигде её нет. Она исчезла. — Холли покачала головой: — Прости, что накричала на тебя. Просто… Это не Тэм.


Варджак снова посмотрел на игрушечную кошку. Холли права. Тэм исчезла, а это, просто игрушка. Ни живая и ни мёртвая игрушка.


Из-за коробки вышло ещё несколько игрушечных кошек, и все они в один голос произнесли:


— Очень рада познакомиться, спасибо, пожалуйста.


Варджак поморщился.


— Они мне не нравятся, — сказал он. — Почему люди покупают их, вместо того чтобы завести нормальную живую кошку?


— Люди больше любят игрушки, — объяснила Холли. — За ними не надо ухаживать, они делают то, что хотят люди, — мурлычут, ходят или лежат. Не то что мы. — Она усмехнулась. — Давай убираться отсюда, пока не нарвались на Салли Бонс.


По дороге домой Варджак всё думал. Ему очень не понравились эти кошки. Но он вспомнил игрушечную мышь, которую принёс человек в дом графини, — она была совсем как настоящая, и ему тогда хотелось поиграть с ней больше всего на свете.


Дом графини. У него совсем не было времени подумать о нём, но сейчас он вспомнил всё: пустое кресло, старинный камин, длинный ряд фарфоровых мисок. Теперь эти картины в его памяти не были такими яркими, Варджак начинал забывать и человека, и его страшных кошек.


Но в эту минуту Варджак почувствовал, что должен вернуться в свою семью. Издалека доносился рёв металлических чудовищ. Варджак сжался.


— Давай-ка остановимся тут, — внезапно сказала Холли, показав на узкий переулок. — Мы ещё на территории Салли, но, по-моему, гораздо опаснее разгуливать по улицам, чем просто переждать день где-нибудь в подворотне. — Холли улыбнулась. Варджак попытался улыбнуться в ответ, но у него ничего не получилось. — Эй, что с тобой?


— Я хочу домой.


— Но я же тебе говорю, остаться здесь намного безопаснее.


— Я хочу в свой прежний дом, на холме.


— Ты опять за своё? — Она покрутила головой. — Ну и пожалуйста, никто тебя не держит.


— Я не могу. Я должен вернуться туда с собакой, чтобы спасти свою семью от человека и его кошек. Я пробовал остановить собаку, встал прямо на пути этих чудищ, но не смог… Они не обращали на меня внимания. — Он прикрыл глаза и снова почувствовал горечь стыда.


— Ты не виноват, — мягко сказа Холли. — Собаки вообще ненормальные. И глупые к тому же. Я никогда не слышала о том, чтобы кошка говорила с собакой.


Варджак вздохнул. Он-то знал, что Джалалу это удалось. Но он не Джалал, он даже не настоящий месопотамский голубой кот.


— Пока у меня нет собаки, путь домой мне закрыт.


— Это неправда. Теперь твой дом — весь мир, даже территория Салли Бонс. — Холли подмигнула. — А теперь давай поспим, завта будет видно. Кто знает, что тебя ждёт дальше.


И они улеглись бок о бок — теперь между ними не было никаких невидимых барьеров.

Глава 22


Варджак спал. Ему снилось, что он гуляет по берегу Тигра. Пальмы слегка покачивали листьями, голову дурманил запах корицы. На небе ярко сверкали звёзды.


Рядом двигался Джалал. Он замедлил время, поэтому его движения невозможно было уловить — силуэт Джалала расплывался. Варджак сделал несколько глубоких вдохов и выдохов и тоже замедлил время. Только теперь он смог как следует разглядеть своего спутника.


Никогда раньше Варджак не видел ничего подобного. Конечно, все кошки грациознь, но Джалал, словно изменчивая река Тигр, перетекал из одного положения в другое плавно и незаметно.


— Твоё тело, — сказал Джалал, — лишь часть тебя самого. Ты намного больше, чем просто тело, и ты можешь делать всё, что угодно: отразить любой удар, поразить противника. Главное — знать как. Я покажу тебе, как это делается. И это пятое искусство, мы называем его — двигаться кругами.


Его серебристо-серое тело начало двигаться.


Сначала Джалал выгнулся дугой, Варджак сделал то же самое. Джалал изогнулся ещё сильнее, так что его тело образовало восьмёрку. Варджак повторял его движения, растягивая позвоночник изо всех сил. Он чувствовал ослепляющую боль, но в то же время в его теле пульсировала энергия, и она давала ему странную силу.


Джалал принялся кружиться на месте, его очертания превратились в круг. Это и означало "двигаться кругами". Варджак глубоко вздохнул и сделал то же самое. Ему показалось, что через его тело прошёл мощный поток энергии, она омывала его, как река, и не было ей конца и края. Теперь он тоже умеет двигаться кругами, как Джалал.


— Отлично, — сказал Джалал. — А теперь последнее. Открой свой круг и позволь энергии вырваться наружу. Вот так.


В воздухе мелькнула лапа Джалала, она прошла на волосок от носа Варджака. Он даже не заметил начала движения. Если он так овладеет этим искусством, то сумеет выйти победителем из любой драки.


— Ударь меня, — приказал Джалал.


Варджак вздохнул и замахнулся, Джалал изогнулся, пытаясь уйти от удара, но ему это не удалось — Варджак задел мех на его плече.


Джалал удивлённо, но довольно улыбнулся.


— Хорошо, — сказал он. — Ты многому научился с тех пор, как мы впервые встретились, Варджак Лап. Но запомни, ты можешь причинять вред только в том случае, если твоей жизни действительно угрожает опасность. — Глаза предка сверкнули золотисто-янтарным светом. — Ну вот и всё.

Глава 23


Варджак проснулся. Он попрежнему находился на улице города.


Была ночь — они с Холли проспали весь день. Над его головой жужжали фонари. Высоко в небе поблёскивала луна, похожая на блюдце с молоком, впрочем, вскоре её заволокло облаками.


Варджак почувствовал, что ему нужно в туалет. Холли ещё спала, а они были на территории Салли Бонс. Что же делать? Но ведь теперь он живёт в большом мире, где вовсе не обязательно искать свой подносик с песком. Варджак выбрался из укромного уголка, где они спали, и справил нужду прямо на большой куче мусора.


Вдруг он напрягся. Мех у него на загривке встал дыбом — он почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Варджак поднял голову и посмотрел в дальний конец улицы, — лучше бы он этого не делал.


Там сидела тощая белая кошка. Она вылизывала лапу, поглядывая на Варджака льдисто-голубым глазом. Второго глаза у неё не было. Казалось, она и мухи не обидит, но вокруг неё витал запах опасности и смерти.


Неподалёку от кошки расположилось с десяток уличных котов, мрачных и неприветливых, как и сам этот город. Все они были намного больше белой кошки, но почему-то возникало ощущение, что по сравнению с ней это маленькие и глупые котята.


— Ну что, облегчился, сынок? — спросила она.


Варджак не ответил. Он молча смотрел на неё, не в силах разжать челюсти. Кошка была очень тощей, про таких говорят — кожа да кости, даже через шерсть были видны выступающие рёбра.


— Это не твоя территория, — сообщила она, рассматривая свои аккуратные когти. — И тебе не следовало бы делать то, что ты сейчас сделал. Особенно на моей территории.


Она криво усмехнулась, но её единственный глаз смотрел так же холодно и спокойно. Варджак ни минуты не сомневался, кто перед ним. Неудивительно, подумал он, что Тэм приходила в ужас при одном только упоминании имени Салли Бонс.


— Отвечай, когда с тобой разговаривает босс! — взревел один из котов. Варджак узнал его по шрамам — перед ним стоял Рейзор собственной персоной. Разбуженная шумом Холли выступила вперёд, загородив собой Варджака.


— Он не хотел ничего плохого, — сказала она. — Он тут пока ещё новенький.


Варджак видел, что лапы у неё дрожат, но голос оставался спокойным и твёрдым.


— Новенький? — переспросила белая кошка и раздражённо взмахнула хвостом. Она кивком подозвала к себе кота: — Рейзор, почему ты мне об этом ничего не говорил?


Кот затрепетал как осиновый лист.


— Я не думал, что это важно, босс. Он всего лишь домашний котёнок…


В воздухе что-то мелькнуло, и Рейзор взвыл. На скуле у него краснела свежая царапина, а с когтей белой кошки упало несколько капель крови.


— Твоё дело не думать, Рейзор, — прошипела она, — а докладывать мне обо всём. А если ты не в состоянии выполнять свою работу, я найду кого-нибудь другого. Понятно?


Рейзор кивнул. Варджак почувствовал, что его собственное сердце колотится где-то в горле.


— А теперь выбейте из этого новенького всю информацию, — приказала Салли Бонс. — У меня такое чувство, что он имеет отношение к исчезновениям. Люгер и Вез, вы займётесь этим.


Рейзор и ещё два кота направились к Варджаку и Холли. Холли нервно прижала уши к голове.


— Неужели нельзя было потерпеть до дома? — прошептала она. — Что теперь будет?


— Можно сбежать через стену, — ответил Варджак, лихорадочно обдумывая план бегства.


— Они уже поймали нас. Нам повезёт, если это сделает Рейзор, а не она сама. — Холли задрожала. — Только не говори им о моей улочке, ладно?..


Рейзор шёл к ним. Глаза у него были прищурены, на щеке алела царапина.


— Как тебя зовут? — рявкнул он.


— Варджак Лап.


— Откуда ты?


— Из Месопотамии.


Рейзор скривился:


— Очень смешно. Откуда ты? Где ты живёшь?


Варджак бросил взгляд на Холли. Что ему делать? Если он заговорит, её тайна выплывет наружу. Он решил промолчать.


— Ну, ты собираешься отвечать? — прорычал Рейзор. — Или я должен тебе помочь вспомнить?


На улице было так тихо, что слышалось жужжание фонарей над головами. Варджак стиснул зубы. Все смотрели на него: Рейзор, Салли Бонс, её банда. Он чувствовал себя маленьким и одиноким, но упрямо смотрел на Рейзора, не произнося ни слова.


— Ну? — спросил Рейзор и злобно уставился на Варджака, но тот не отрываясь смотрел ему в глаза.


"Не отводи взгляда, — твердил себе Варджак. — Не позволь ему победить. Смотри. Смотри. Смотри".


Где-то далеко взревело чудовище.


Рейзор сморгнул и отвёл глаза. Варджак расслабился. И в эту же секунду на него обрушился удар.


Голова у него загудела, как колокол. Варджак покачнулся.


— Я собираюсь преподать тебе урок, который ты надолго запомнишь, — рявкнул Рейзор. Он выступил вперёд. Варджак замахнулся, но кот снова ударил его — из уха Варджака хлынула кровь.


Последовал новый удар, Варджак почувствовал, как лапы у него ослабели. Уголком глаза он видел, что Холли хотела прийти ему на помощь, но путь ей преградили Люгер и Вез. Они были один на один: Варджак и Рейзор.


— Не очень приятно? — рычал Рейзор. — Я могу прикончить тебя в любую минуту. Говори! — И он снова ударил Варджака под рёбра.


Варджак пошатнулся. Вокруг него всё плыло, он не потерял равновесия и устоял на лапах, но ещё одного такого удара он не выдержит.


"Двигаться кругами — пятое искусство, — вспомнил он. — Ты сможешь отразить любой удар и поразить любого врага".


У него был шанс!


Варджак глубоко вздохнул. Рейзор хотел убить его.


Вдох — два-три-четыре. В теле Варджака запульсировала энергия. Выдох — два-три-четыре. Варджак выгнулся дугой.


Вдох — два-три-четыре. Рейзор исчез. Выдох — два-три-четыре. "Получается", — подумал Варджак Лап.


Он видел, как кошки удивлённо уставились на него, вернее, на то место, где он был секунду назад. Холли от изумления даже рот приоткрыла. Рейзор оскалил зубы и бросился на Варджака, но так медленно, словно двигался он в воде или в жидкой грязи. Варджак открыл свой круг, направил энергию и изо всех сил ударил Рейзора между глаз.

Глава 24


Голова Рейзора откинулась — Варджак попал в цель!


Но этот кот был сильным и опытным бойцом, и удар Варджака лишь на мгновение ошеломил его. Рейзор отпрянул в сторону, так чтобы Варджак не мог его достать, и потряс головой, словно не веря, что его ударил такой маленький и неумелый противник.


— Хватит! — крикнула Салли Бонс. Варджак посмотрел в её сторону, но там уже никого не было.


— Где ты этому научился? — снова услышал он её голос. Варджак обернулся, но единственное, что он смог заметить, — это мелькнувшее белое облачко, сама Салли Бонс исчезла.


— Кто тебя научил? — прошипела она. И прежде чем Варджак успел понять, что происходит, она опрокинула его на землю. Единственный голубой глаз уставился на него. Варджак сбился с ритма дыхания и вышел из замедленного времени. — Отвечай! — крикнула она. — Кто тебя научил?


Он не мог спрятаться, не мог пошевелить лапой.


— Джалал! — беспомощно ответил Варджак.


Глаз Салли Бонс сверкнул.


— Джалал? — воскликнула она. — Джалал Лап? Но ведь он умер сотни лет назад! Откуда ты знаешь о Джалале? Что ты успел узнать о его искусстве?


— Я умею замедлять время, — прошептал Варджак. — Двигаться кругами…


— Ты? — Салли Бонс моргнула. В её глазах промелькнуло что-то очень похожее на страх. — Ты?


Но не успел Варджак ответить, как раздался грозный рёв. Все повернулись в ту сторону, откуда он доносился.


В конце улицы, загораживая выход, стояло непонятное чудовище, чёрное, огромное, ростом почти с человека. Во рту у него виднелись страшные жёлтые клыки, с которых на землю капала слюна. Чудовище громко залаяло и двинулось в сторону кошек.


Банда Салли Бонс, объятая ужасом, бросилась врассыпную.


— Немедленно назад! — завопила Салли. — Трусы! Мы можем справиться с ним, если будем драться все вместе!


Но её не слышали. Вся её банда сбежала. Салли Бонс отпустила Варджака, и он поднялся.


— Я не прощаюсь, Варджак Лап, поговорим в другой раз, — сказала она. Мелькнуло белое облачко, и кошка исчезла.


Через мгновение Варджак и Холли остались один на один с чудовищем. Оно казалось смущённым, оно лаяло на стены, но вовсе не пыталось на них взобраться, чтобы преследовать кошек.


— Так, значит, все эти сказки про Салли Бонс — правда, — выдохнула Холли. Она покачала головой. — Я не знаю, что тут происходит, но могу поклясться, твоё появление всех взволновало.


У Варджака голова шла кругом — Салли Бонс знала о Джалале. Она знала о его Пути и об искусствах намного больше, чем он, Варджак. Она даже не испугалась чудовища.


— Ну, теперь всё позади, — сказала Холли. — Пошли отсюда, сейчас самое время убираться, пока эта тварь до нас не добралась.


Чудовище медленно направилось в их сторону. Его огромные когти клацали по мостовой. Оно было огромным и, должно быть, сильным; по правде говоря, Варджаку показалось, что оно может сшибить их обоих своим хвостом.


Варджак сосредоточился. Что бы на его месте сделал Джалал? Он бы применил второе искусство — знание. Варджак посмотрел в глаза чудовища, они были чёрными и бездонными, и в них застыла боль, а запах чудовища говорил о том, что оно чего-то боится.


Оно снова залаяло, Варджак вздрогнул — эти ужасные звуки чуть не оглушили его. Однако он не отвёл глаза. Конечно, если бы Варджаку не довелось однажды стоять перед рычащей собакой на дороге, он бы наверняка испугался и убежал. Но по сравнению с металлическими чудищами этот испуганный лающий зверь был вполне дружелюбным.


— Что ты делаешь? — прошипела Холли испуганно. — Пошли скорее!


Варджак взглянул вверх. Он, разумеется, мог бы перелезть через стену, как это сделала банда Салли Бонс, но вместо этого он решил довериться своему внутреннему голосу, который твердил ему, что ничего плохого с ним не случится. На сей раз он встретит опасность лицом к лицу.


— Не бойся, — сказал он чудовищу самым тихим и спокойным голосом. Чудовище открыло огромную пасть — Варджак мог бы уместиться там целиком. — Не бойся, — снова прошептал он.


А потом зверь прыгнул на него…


Замедлить время!


…Холли рванулась вперёд, чтобы защитить Варджака…


Двигаться кругами!


…Но Варджак остался на месте…


Стать тенью?


…Нет. Он ошибся.


Чудовище бросилось на него. Мир перевернулся, и всё погрузилось в темноту.

Глава 25


— Бывают случаи, когда лучше исчезнуть, — сказал Джалал.


Варджак снова был в Месопотамии, воздух пах корицей и финиками. Варджак улыбнулся. Как хорошо снова оказаться тут! Что бы ни случилось в реальном мире, во сне он всегда видел Месопотамию.


Джалал стоял возле него в тени стены, а потом он вдруг исчез.


— Джалал, — позвал Варджак. Но его предка нигде не было.


— Я — Джалал Лап, — раздался голос старого кота. Однако Варджак заметил лишь тень у стены.


Варджак покачал головой:


— Это невозможно.


Джалал снова появился справа от Варджака:


— Ничего невозможного.


— Для тебя, может, это и возможно, но у меня так не получится, я не умею становиться невидимым и не могу говорить с собаками.


— Если ты заранее считаешь что-то невозможным, — тихо сказал Джалал, — ты никогда не сможешь этого сделать. Но как только ты поверишь в себя, в свои силы, у тебя всё получится.


Варджак вспомнил, как охотился на голубей. Холли уверяла, что это невозможно, но он чувствовал, что всё получится, нужно только хорошенько подумать. Наверное, и умение казаться невидимым — то же самое. К тому же здесь сам Джалал, и он готов учить. Разве не стоит попробовать, а потом попробовать ещё и ещё, до тех пор, пока не получится?


Варджак кивнул:


— Научи меня, Джалал.


— Становиться тенью — шестое искусство, — объяснил старый кот. — В первую очередь ты должен забыть о себе, так же как на охоте, когда ты сливаешься со своей жертвой в единое целое. Представь, что ты — ничто. Тогда ты станешь тенью. Ты превратишься в воздух, ты станешь частью земли, тебя никто не увидит. Попробуй.


Варджак прижался к стене, пытаясь раствориться в ней. "Я — тень, — твердил он себе. — Никто меня не видит, я превратился в невидимку."


— Тенью становятся не тогда, когда об этом думают, — сказал Джалал. — В конце концов, о тени нельзя и думать: она — ничто. Вот и думай ни о чём. Освободи своё сознание от мыслей.


Варджак попытался думать ни о чём, но обнаружил, что пробует представить это "ничто".


Он попытался освободить своё сознание, но в голове у него мешалась мысль о том, как здорово будет исчезнуть.


— Ты слишком стараешься, — сказал Джалал. — Наверное, для тебя рановато познавать это искусство. Ты должен прежде всего познать себя. Ты знаешь, кто ты?


Варджак вздрогнул:


— Что ты имеешь в виду?


— Подумай об этом, Варджак Лап, потому что от этого зависит твоя жизнь. — И Джалал исчез, превратившись в тень.

Глава 26


Варджак очнулся. Он лежал на земле, прямо на улице. В плече у него засела боль. Холли нигде не было.


Над ним возвышалось огромное чудовище, которое обдавало его своим вонючим дыханием. Из пасти вывалился наружу большой красный язык; казалось, его обладатель голоден и собирается свой голод немедленно утолить. Варджак подумал, что совершенно напрасно доверился своему внутреннему голосу, — это создание куда хуже, чем собака. Это было самое жуткое чудовище в мире.


Он должен что-то предпринять! Шестое искусство — становиться тенью! Не думай ни о чём. Освободи своё сознание от мыслей.


Боль в плече мешала ему сосредоточиться, она заполняла собой всё сознание. Он не сможет. Он никогда не сможет стать тенью.


Варджак посмотрел на узкую кирпичную стену. Она нависла над ним и, казалось, через мгновение рухнет и накроет его. Если бы он только смог до неё добраться! Варджак попытался встать, но боль разлилась по всему телу.


Всё кончено. Ему отсюда не выбраться. Чудовище раскрыло свою пасть ещё шире…


— Кладж, — сказало оно глубоким низким голосом. Варджак беспомощно уставился на него. В глазах чудовища застыл вопрос, оно облизнулось и повторило: — Кладж.


Варджак насторожился — он не был уверен, что правильно расслышал.


— Это твоё имя? — спросил он. — Тебя зовут Кладж?


Чудовище смущённо улыбнулось и повторило:


— Кладж.


Варджак улыбнулся в ответ. Наверное, Кладж вовсе не собирался его съесть.


— Варджак, — представился он. — Меня зовут Варджак.


— Вар Джак? Вар… Варджак. Варджак!


— Правильно, Кладж. Я — Варджак.


— ВАРДЖАК! ВАРДЖАК! ВАРДЖАК! — гулко залаял Кладж.


— Всё верно.


— ВАРДЖАК!


Варджак опёрся на передние лапы и попробовал подняться. Плечо болело, хотя не так сильно, как прежде, и он благоразумно плюхнулся на землю.


Кладж лизнул раненое плечо Варджака. В его глазах мелькнуло беспокойство.


— Прости, Варджак, — сказал он. — Я не хотел. Не хотел сделать больно.


— Кладж боялся. Варджак не боялся?


— Нет, — улыбнулся Варджак. Ему начинало нравиться это сознание. Кладж на первый взляд казался страшным, но на самом деле был добрым и ласковым.


— Кладж один, — печально вздохнул тот. — Все бегут от Кладжа. Нет друзей.


Варджак снова посмотрел Кладжу в глаза. Он увидел в них то, что когда-то терзало его самого: боль, стах и одиночество.


— Всё будет хорошо, Кладж, — тихо сказал Варджак. — Теперь ты не один. Мы с тобой будем друзьями — ты и я.


— Друзьями? — переспросил Кладж недоверчиво. — Варджак и Кладж друзья?


Варджак улыбнулся:


— Друзья.


Он снова попробовал встать. На этот раз плечо, отозвавшись болью, выдержало его вес.


— Друзья! — лаял Кладж. Он радостно замахал хвостом. — Варджак и Кладж — друзья! ДРУЗЬЯ! ДРУЗЬЯ!


— Варджак Лап, — произнёс мрачный голос, — это просто что-то невероятное. Я многое повидала в этом городе, мне даже довелось увидеть, как ты побил Рейзора. Но это вообще нечто недоступное моему пониманию. — Холли спрыгнула со стены. — Ты всё-таки добился своего. Ты сумел поговорить с собакой. — Она покачала головой. — Это просто невероятно. В это невозможно поверить. Это…


— С собакой? — переспросил Варджак. Кладж гавкнул.


— Да, с собакой, — подтвердила Холли, оставаясь на безопасном расстоянии от Кладжа. — Как ты думаешь, кто это перед тобой?


— Но он не похож на других собак.


— Каких других?


— Ну, ты знаешь. Металлических.


Холли опешила:


— Да я в жизни таких не видела!


Издалека донёсся рёв и скрежет.


— Ну вот таких! — воскликнул Варджак. — Собак, которые так гремят и скрежещут.


Холли покачала головой:


— Это не собаки. Это машины.


— Что?


— Машины! — согласно гавкнул Кладж. — Машины смешные. Кладж на ними бегал.


— Так это не собаки? — ошеломлённо переспросил Варджак.


— Ну-ка, домашний котёнок, посмотри на меня, — приказала Холли. — Значит, ты думал, что говоришь о собаках, а на самом деле говорил о машинах?


Варджак смущённо потупился. Он был совершенно уверен, что металлические чудовища и есть собаки! Но разве кто-нибудь ещё называл их собаками? Нет. А ему откуда было знать, что это такое? Варджак решил, что это собаки, потому что в сказках они так и описывались: огромные чудовища со зловонным дыханием, на которых нельзя смотреть без страха, такие большие и сильные, что могут убить человека.


Но, надо признать, Кладж как раз такой и есть.


Второе искусство — знание. Ты должен знать, с чем ты имеешь дело. Ничего не надо предполагать, нужно твёрдо знать, что перед тобой.


А он не знал и чуть не погиб, пытаясь поговорить с машиной. Глупая ошибка.


Холли хихикнула.


— Ну и что ты нашла смешного? — обиженно поинтересовался Варджак.


Она фыркнука ещё громче:


— Машины даже не живые, балбес! Ты никогда бы не смог поговорить с машиной!


— Ты думала, что с Кладжем я тоже не смогу поговорить, — возразил Варджак.


— Кладж говорит только с друзьями, — сообщил пёс.


— Вот видишь? — победно сказал Варджак. — Может, машины тоже говорят только со своими друзьями.


Холли не могла больше сдерживаться. Усы у неё задрожали, всё тело затряслось, и она расхохоталась в полный голос. Кладж катался по земле, гулко хохоча и взвизгивая. Варджак с удивлением обнаружил, что тоже смеётся вместе со всеми. Удержаться было невозможно. Такого чувства он не испытывал ещё ни разу в жизни — ему было легко и весело. Как же он ошибался! Разумеется, машины вовсе не собаки. Кладж и есть собака, а машины — нет!


Кладж — собака?


Варджак перестал смеяться. Кладж — собака. С собакой он может спасти свою семью от человека с его страшными кошками, если, конечно, ещё не слишком поздно.


— Кладж, мне нужна твоя помощь. Мне нужно, чтобы ты напугал человека. Ты сможешь это сделать?


Кладж тоже перестал смеяться и стал очень серьёзным. Он выпрямился в полный рост и оскалил жёлтые клыки. Холли испуганно пискнула и замолчала.


— Кладж может всех напугать, — заверил пёс грозно. — Кроме Варджака.


— Тогда пойдём. Нельзя терять ни минуты. — Варджак повернулся к Холли: — Ты пойдёшь с нами?


— Куда?


— На холм. Мы втроём должны спасти мою семью.


— Ты сумасшедший, — сказала Холли. — Однако до тебя никому не удавалось встретиться с Салли Бонс и уйти от неё невредимым, так что здесь нам оставаться небезопасно. — Она встала. — Ну, мистер Лап, показывай дорогу. Куда скажешь, туда и пойдём.


Варджак почувствовал, как к горлу подкатил комок.


— Спасибо, друзья мои, — сказал он.

Глава 27


Трое друзей быстро взобрались на холм. По дороге Варджак рассказал про человека и его чёрных кошек.


Варджак надеялся, что они не опоздают. Теперь, когда во главе семьи не мудрый Старый Лап, а отец Варджака, что сможет сделать его семья против чёрных кошек? И что кошки человека могут сделать с ними? Уже наверняка что-нибудь случилось. Интересно, изменилось что-нибудь в его отсутствие?


В голове мелькали картинки: красное бархатное кресло, фарфоровые миски, — возможно, больше ничего этого нет.


Он был уверен только в одном — им придётся перебираться через стену, а Варджак помнил, что это был самый трудный в его жизни подъём.


Когда они добрались до холма, разразилась гроза. По небу неслись тёмно-фиолетовые тучи.


— Это здесь, — проговорил Варджак.


Они взбирались на холм, торопясь изо всех сил. С неба хлестали струи дождя, вода попадала им в нос, в глаза и в уши, но друзья упрямо двигались вперёд. Шаг, другой, ещё сто или тысяча — сколько понадобится.


Наконец, мокрые и задыхающиеся, они добрались до вершины холма.


То, что увидел Варджак, потрясло его до глубины души — перед ним была не такая уж высокая каменная стена. Любая стена в городе была выше этой по меньшей мере раза в два. Вид у этой стены был самый жалкий — камни крошились и выпадали, словно долгое время никто не обращал на неё внимания.


Раздался новый раскат грома. Варджак вздрогнул. Неужели это та самая стена, за которой лежит мир, где он вырос? Стена, через которую, казалось, невозможно перебраться? Или, может быть, всё здесь так изменилось за время его отсутствия?


В стене была дверь, но она оказалась заперта. Варджак нажал на неё, но она не открылась. Варджак обошёл стену, отыскивая знакомое место. Сверкнула молния и осветила все щербины и выступы, покрытые зелёным мхом. Над стеной покачивались верхушки деревьев из сада графини. А вот и то старое дерево, с которого он упал в ночь своего побега. Варджак прикоснулся к его влажной коре и вздохнул с облегчением — теперь он узнал это место. Конечно, оно осталось прежним. Они и не могло измениться, изменился он сам.


— Это здесь! — воскликнул он. — С той стороны тоже деревья, и мы легко по ним спустимся на землю. Я пойду первым… Кладж, что случилось?


Кладж дрожал. В его глазах снова появился страх.


— Я н-не полезу, — запинаясь, пробормотал он. — Кладж не умеет лазить…


Варджак смотрел на огромного пса, не веря своим ушам.


— Ты не умеешь лазить?


— Конечно не умеет, — фыркнула Холли. — Все знают, что собаки не умеют лазить. А если бы умели, трудно бы нам, кошкам, жилось.


— Собаки не умеют лазить? — недоумённо повторил Варджак.


— Я же говорю, не умеют, — снова сказа Холли. — И не делай такой вид, будто это единственный способ попасть туда.


Варджак чувствовал себя так, словно перед ним разверзлась бездонная пропасть и он сейчас свалится. Они подошли так близко. И эта стена снова встаёт у него на пути.


— Кладж просит прощения, — раздался рядом с ним неуверенный голос. — Хотел помочь, Варджак, но не могу.


Снова ударил гром и сверкнула молния. По щекам Варджака, как слёзы, катились капли дождя. Гроза не пугала его, как раньше, наоборот, Варджак почувствовал, как он и гроза становятся единым целым. Гроза как будто передала ему часть своей грозной силы.


Пути назад нет. С собакой или без неё, он найдёт свою семью и спасёт её.


— Всё в порядке, Кладж, — мягко сказал Варджак. — Подожди нас тут. Пошли, Холли. Нам надо попасть внутрь.


Они оставили Кладжа под деревом, а сами ловко взобрались на стену и спустились с другой стороны, перепрыгивая с ветки на ветку.


Потом молча они прокрались в сад. По мокрой траве подошли к кошачьей дверце и проскользнули внутрь.


— Это здесь, — прошептал Варджак. — Вот он, дом графини.

Глава 28


Они прошмыгнули в коридор — там не было ни души. Кошачья дверца захлопнулась за ними с металлическим щелчком. Холли тотчас развернулась и нажала на дверцу задней лапой — она и не думала открываться.


— Дай я попробую, — предложил Варджак. Он нажал посильнее, но результат остался тем же. Они оказались заперты внутри.


— Ну вот так сюда и попадают, — констатировала Холли. — Судя по всему, выйти отсюда уже невозможно?


— Должно быть, это придумал тот человек, — пояснил Варджак спокойно, хотя внутри у него всё сжалось от нехорошего предчувствия.


Он осмотрел коридор. Окна были плотно закрыты, занавески опущены. Всё казалось ему меньше и как-то дряхлее: вытертые половики, шаткая мебель. В памяти у него все эти предметы сохранились другими. Теперь, побывав в городе, он мог сказать, что этот дом больше похож на витрину магазина, чем на то место, где происходит настоящая жизнь. Здесь не было даже звуков, к которым пн привык в городе, и это тоже казалось странным.


Было так тихо, что Варджак подумал, что здесь больше никого нет — ни семьи, ни человека, ни его чёрных кошек. Хотя откуда-то доносился запах кошек, как будто где-то рядом находилось несколько десятков представителей кошачьего племени. Варджак повёл носом. Что-то здесь не так — куда все подевались?


Варджак и Холли отряхнули с шубок капли дождя и пошли вперёд по коридору. Они добрались до лестницы, покрытой старым пыльным ковром, дверь в комнату графини была закрыта. Варджак насторожился. Сверху доносилось громкое тоскливое мяуканье, больше похожее на безутешный плач, а чуть дальше по коридору слышался спокойный кошачий разговор.


— Я посмотрю наверху, — предложила Холли. — А ты проверь здесь. На случай если я найду твою семью, скажи мне, как они выглядят.


Варджак на мгновение задумался:


— Они немного похожи на меня. Будь осторожна. Если увидишь человека или двух чёрных кошек, сразу беги. Они очень опасны.


Холли оуправилась наверх, а Варджак пошёл дальше по коридору. Он попытался освободиться от всех мыслей, как учил Джалал, чтобы стать тенью. Но мысли никак не хотели уходить, они настойчиво крутились у него в голове. Где его семья? Всё ли с ними в порядке? Будут ли они рады увидеть его или все уже успели о нём забыть?


Теперь голоса слышались отчётливее, и шли они из дальней комнаты. Дверь оказалась полуоткрыта, Варджак подобрался поближе и осторожно заглянул в комнату. Все они были там! Семейство месопотамских голубых осталось в живых и чувствовало себя прекрасно!


Варджак облегчённо вздохнул — он не опоздал. Он успел вовремя. Никто из его семьи не был ранен, ни с кем не случилось ничего дурного. И нигде не было видно человека и его кошек.


Похоже, Семейный Совет был в разгаре. Но теперь в красном бархатном кресле графини восседал Джулиус. Остальные сидели внизу и, похоже, внимательно слушали его.


— …это неважно, — сказал Джулиус, заканчивая фразу.


— Но такие вещи не происходят без причины, — произнёс отец. — Разве не нужно выяснить, что же на самом деле случилось?


— Теперь я — глава семьи, — прервал его Джулиус, поигрывая мускулами. — Кто-то в этом сомневается?


В комнате послышался шёпот, но никто не возразил вслух. Варджак не верил своим ушам! Да, с тех пор как он ушёл из дома, всё разительно изменилось. Джулиус вёл себя как настоящий бандит. Похоже, он сместил отца, так же как в своё время тот сместил Старого Лапа.


— Если все согласны, — продолжил Джулиус, — Совет закрыт.


Варджак глубоко вздохнул и шагнул в комнату. Все обернулись и уставились на него, словно не узнавая.


— Варджак? — наконец недоверчиво спросила мать. — Это и в самом деле ты, дорогой? Смотрите, смотрите, он вернулся!


Все окружили его, рассматривая как незнакомца. Варджак снова видел вокруг себя серебристо-серый мех и зелёные глаза.


— Варджак! Мы уж думали, что ты пропал навсегда!


— Он вырос, верно?


— Добро пожаловать домой!


Дом. Наконец-то он дома. Он оглядел своих родных, все они ласково мурлыкали: мать, отец, тётушка Джуни, Джулиус и Джасмин, Джей, Джетро и Джером. Казалось, все они рады снова видеть его. Как хорошо вернуться!


— Где ты был, сынок? — спросил отец.


— В большом мире.


— А Старый Лап?


Варджак покачал головой:


— Его больше нет.


Джулиус встал между родителями и Варджаком.


— С тех пор как ты исчез, многое изменилось, — сообщил он. — Теперь я глава семьи. Сначала им был отец, но теперь я.


С этими словами он выпятил грудь, словно желая подчеркнуть свои права. Джулиус потолстел, стал выше и шире в плечах, ошейник был ему явно мал. По правде сказать, он выглядел так, словно его кормили на убой.


Варджак взглянул на отца. Рядом с Джулиусом тот казался старым и очень уставшим. Варджак одножды видел, как сильнейший побеждает в схватке за главенство в семье.


— Поздравляю, — сказал Варджак старшему брату.


— Но это ещё не всё, — начал было отец.


— Нет, нам стало только лучше, — прервал его Джулиус. — Мы никогда не жили так хорошо. — Он перекатил что-то по полу, под лапой у него оказалась игрушечная мышка. — Человек относится к нам прекрасно.


— Человек? — возмутился Варджак. — Его кошки убили Старого Лапа!


В комнате послышался шёпот, а Джулиус выглядел раздражённым и недовольным — только и всего.


— Ты лжёшь, — произнёс он, вцепившись когтями в мышку. Она уже порядком обтёрлась — мех вылез, одно ухо висело на ниточке. — Человек нас любит. Его кошки — наши друзья. С чего бы им это делать?


— Они хотели помешать нам уйти в большой мир…


— Ну, это ты так говоришь, — сказал Джулиус. — Они всего лишь пытались помочь, а ты просто не понял. Наверняка ты опять натворил каких-нибудь глупостей…


Варджак опешил. Джулиус был не прав, Варджак знал это абсолютно точно. Но Джулиус всегда лгал так убедительно, что все ему верили, и на сей раз Варджак не смог ответить достойно.


— Ну хватит, хватит, — вмешалась мать. — Джулиус прав, Варджак. Человек по-прежнему каждый день кормит нас прекрасной пищей. А что касается его кошек…


Джулиус метнул на мать предупреждающий взгляд, и она, закашлявшись, замолчала.


— Ну, довольно об этом, — сказала она быстро. — Ты только посмотри на себя, дорогой. Как ты вырос! А эти шрамы! Ты невероятно изменился, я тебя с трудом узнала!


— Какие шрамы? — спросил Варджак и тотчас вспомнил Джинджера, Рейзора и Салли Бонс. Он улыбнулся. Большой мир оставил на нём свой след. — Ну, мне пришлось несколько раз подраться.


У самого его уха раздался сладкий голосок кузины Джасмин:


— Да, Варджак, ты больше не маленький котёнок!


У Варджака кровь прилила к голове. Джасмин ему всегда нравилась больше всех.


— Он навсегда останется нашим котёнком, — сказала мать. Она лизнула Варджака в шею, приглаживая мец. Он не возражал. Он позволил ей смыть с его шубки грязь и копоть города, запах большого мира.


— Это точно, — сказал Джулиус, покосившись на Джасмин. — Он ещё маленький котёнок.


— А на что похож большой мир? — с любопытством спросил Джей.


— А где твой ошейник? — подал голос Джетро.


— А откуда у тебя шрамы? — послышался голос Джерома.


— Я вам всё расскажу, — пообещал Варджак, не обращая внимания на изумлённые взгляды, которые бросал на него Джулиус.

Глава 29


Варджак не стал рассказывать семье о своих снах, он был уверен, что этого они не поймут. Зато он рассказал им про жизнь в городе: про драки и про друзей, про исчезновения. В конце концов он почувствовал, что его рассказ звучит странно, как сказка, как будто всё это происходило в каком-то придуманном мире. Этот рассказ больше напоминал сон. Месопотамские голубые сидели, внимательно слушая захватывающий рассказ о жизни в большом мире, они смотрели на Варджака во все глаза. К тому моменту, когда Варджак начал рассказывать про Кладжа, даже Джулиус слушал не шелохнувшись.


— Варджак принёс славу нашей семье, — объявил отец, когда рассказ был окончен.


Сам Варджак прикладывал все усилия, чтобы выглядеть скромным, но это ему плохо удавалось.


— Я всегда говорила, что он вернётся целым и невридимым, такое у него воспитание, — мурлыкнула мать. Джасмин улыбнулась. Джей, Джетро и Джером смотрели на него как на героя.


Но Джулиус только фыркнул.


— Отличная сказка, — сказал он. — Но это всего лишь сказка, правда? Я тебя хорошо знаю, Варджак. Могу поспорить, ты не делал и половины из того, что нам тут расписал. Ты же трусишка!


Зрачки Джулиуса превратились в узкие вертикальные полоски. Он взъерошил мех, став ещё больше.


У Варджака перехватило дыхание. Меньше всего в эту минуту — минуту своего триумфа — он хотел драться. Он посмотрел в камин — пламени там не было.


— Да, иногда мне бывало очень страшно, — согласился Варджак. — Но всё, о чём я рассказывал, — правда.


— Ты маленькая глупая букашка, — прошипел Джулиус. — Ты что о себе возомнил? Решил, что вернёшься и все сразу обрадуются? Думаешь, тебе позволено вести себя словно ты тут хозяин? Или ты воображаешь, что мы верим в твои глупые сказки?


— Джулиус! — укоризненно сказала Джасмин. — По-моему, тебе просто завидно.


Джулиус не обратил на её слова ни малейшего внимания.


— Он не настоящий месопотамский кот, — прошипел он и с ненавистью уставился на Варджака. — Никогда им не был и не будет!


— Но это неправда, Джулиус, — возразил отец. — Само собой понятно, что Варджак — месопотамский голубой кот. Только чистокровный месопотамец мог совершить всё это.


— Он не такой, как мы, — рявкнул Джулиус. — У него глаза другого цвета. Разве не так, а, букашка?


В Варджаке поднялась ярость. Джулиус всю жизнь насмехался над ним, унижал его, заставлял чувствовать себя маленьким и никчёмным.


— Не называй меня так, — предупредил он.


— Букашка, — злорадно прошипел Джулиус.


— Мне это не нравится. И никогда не нравилось.


— А ты такой и есть! А сейчас я тебя проучу!


Терпение у Варджака лопнуло.


— Ладно же! — услышал он собственный крик.


— Не надо, Варджак! — крикнула Джасмин. — Он тебя убьёт…


Джулиус посмотрел на неё и зашипел. Джасмин отступила и, замолчав, юркнула за спины остальных.


Теперь у Варджака не было выбора. Ему придётся драться.


Варджак и Джулиус кружили по комнате, напряжённо следя друг за другом. Вся семья смотрела на них молча, затаив дыхание.


Варджак глубоко вздохнул — как учил Джалал: вдох — два-три-четыре — и замедлил время. Джулиус смотрел на него оскалив зубы. Варджак оскалил зубы в ответ. Джулиус, казалось, ужасно удивился.


— Ну, Джулиус Лап, — сказал Варджак, — давай проучи меня!


Джулиус ринулся вперёд.


Он двигался довольно быстро, что было удивительно при его весе, но Варджак был быстрее, его наполняла энергия, и он легко ускользнул от разъярённого противника. Удар Джулиуса обрушился на пустое место, хотя ещё секунду назад там стоял Варджак.


— Больше никогда не называй меня букашкой, — сказал Варджак.


Джулиус взревел. Он снова выбросил вперёд лапу, но Варджак вновь отскочил. Джулиус промахнулся и изо всей силы впечатался лбом в ножку кресла.


Джей, Джетро и Джером захихикали. Неужели они смеются над ним? Варджак повернулся и обнаружил, что смеются над Джулиусом. Варджак и сам улыбнулся, но в это мгновение Джулиус напал на него со спины со спины и ударил.


Варджак упал, он не ожидал такого удара.


— Букашка! — проревел Джулиус. — Вот теперь я по-настоящему разозлился!


Он выпустил когти, готовый полоснуть Варджака по горлу. Варджак откатился в сторону как раз вовремя. Не сбиться бы с дыхания, иначе Джулиус его прикончит.


Последовало ещё несколько яростных атак, Джулиус злился всё сильнее, потому что ни одна из них не достигала цели. Удары становились всё сильнее. Варджак отступил в сторону, но Джулиус уже приготовился нанести сокрушительный удар, и избежать его невозможно.


Варджак снова замедлил время, начал двигаться кругами, и через его тело вновь потекла энергия. Когда Джулиус приблизился, Варджак направил против него силу его же собственного удара. И Джулиус упал.


Варджак усмехнулся. Отлично. Он не чувствовал такого удовлетворения, даже когда справился с Рейзором. Восхитительное чувство — такое ощущение, словно до этого он вовсе не жил.


Джулиус валялся на полу, слабый и побеждённый.


"Прикончи его, — приказал себе Варджак. — И больше не придётся страдать из-за него".


Надо сделать это.


Нет!


— Хватит, — сказал Варджак. — Этого достаточно.


Джулиус упрямо замотал головой:


— Я только начал, букашка.


Он поднялся и снова бросился на Варджака. Варджак замедлил время, сделал шаг в сторону.


Бац!


Джулиус со всей силы влетел головой в камин, подняв тучу пыли и золы. Он посмотрел на Варджака злыми зелёными глазами и попытался подняться. Тщетно.


Всё было кончено.


— Варджак Лап! — воскликнула Джасмин.


— Варджак Лап! — радостно завопило всё семейство.


— Варджак Лап! Варджак Лап! Варджак Лап!


Он закрыл глаза. Вкус победы оказался сладким, с запахом корицы. Наконец-то он сделал это! Варджак доказал, что он настоящий месопотамский голубой кот!


— Варджак Лап! Это ты шумишь?


Услышав знакомый голос, Варджак на секунду опешил, он уже успел забыть, что пришёл сюда не один.


— Холли?

Глава 30


В комнату ворвался чёрно-белый меховой шар. Это была Холли собственной персоной. Варджак, довольный своей победой, направился к ней, но, посмотрев Холли в глаза, он заметил в них такой ужас, что его радость мгновенно исчезла.


— Варджак, это ужасно! — воскликнула она. — Нужно уходить отсюда как можно скорее. — С этими словами она посмотрела вверх, на прочные окна, Холли пыталась отыскать путь наружу.


— Что "ужасно"? — переспросил Варджак. Его смутило неожиданное появление подруги.


— Исчезновения! — выпалила Холли на одном дыхании. — Всё происходит именно здесь. — Она вздрогнула и продолжила: — Человека сейчас нет, и его чёрных кошек я тоже не видела, но там, наверху в комнате, стоит огромная клетка, а в ней сотни кошек. Только некоторые из них уже не кошки… — Она закрыла глаза, словно пытаясь забыть увиденное.


— Как это "не кошки"? — дрогнувшим голосом спросил Варджак, уже догадываясь, какой ответ получит.


— Они не живые.


Варджак никогда раньше не видел Холли такой испуганной и потрясённой.


— Прости, что прерываю вас, Варджак, — вмешалась мать, — но не мог бы ты объяснить, кто это?


Семейство чистопородных месопотамских голубых уставилось на незнакомку. Даже Джулиус перестал зализывать свои раны возле камина и поднял голову.


— Холли, это моя семья, — сказал Варджак. — Мама, папа и все остальные, познакомьтесь с Холли.


Отец поморщился и обратился к Варджаку:


— Я не вполне понимаю. Ты что, знаешь эту кошку?


— Это Холли, моя подруга из большого мира. Я же вам рассказывал.


Отец повернулся к Холли спиной. Вся семья повторила этот манёвр.


— Здесь не большой мир, — значительно произнёс отец. — Так что вели этой кошке оставить нас.


Эти слова были как пощёчина. Варджак беспомощно смотрел на Холли, она остолбенела, так же как и он сам.


— Как ты мог даже подумать о том, чтобы привести эту кошку сюда? — прошептала мать. — Тебе следовало бы помнить о том, что мы — чистокровные месопотамские голубые.


— Разве вы не слышали, что я говорил? — переспросил Варджак. — Она поможет нам выбраться отсюда!


— Но мы не собираемся отсюда уходить, — возразила мать. — Куда мы пойдём? Кто нас будет кормить?


— Подождите минуточку, — решительно вмешалась Холли. — Разве вы не видели, что происходит наверху? Если вас кормят, это не значит, что вы в безопасности.


Отец не обратил на её слова ни малейшего внимания. Он обращался только к Варджаку.


— Мы не ходим наверх из-за чёрных кошек. Но мы знаем, что там живут и другие кошки.


— Откуда вы знаете? — спросил Варджак.


— Их приносит человек, — объяснил отец. — Он их кормит. Конечно, не так, как нас — икрой, а простым сухим кормом. Они живут у него, пока… ну, по правде говоря, мы не знаем, что с ними происходит потом. Нам он вреда не причинит.


— Вы не правы, — сказала Холли. — Если сегодня он взялся за них, кто может поручиться, что завтра он не возьмётся за вас?


— Мы особенные, — с заметной гордостью произнёс отец, по-прежнему глядя только на Варджака. — Мы — чистопородные месопотамские голубые. А что касается остальных кошек, — тут он пожал плечами, — какое нам дело до них? Они ничто, и нас их судьба не интересует.


— Что? — воскликнула Холли, встопорщив усы.


— Даже меньше, чем ничто, — подтвердила тётушка Джуни, словно Холли и не было в комнате.


— Пойдём, Варджак, — позвала Холли. — Эти глупцы так ничего и не поймут до тех пор, пока их самих не придут убивать.


Варджак растерялся, не зная, что ему говорить и думать. Он беспомощно посмотрел на мать.


— Мы знаем, о чём говорим, дорогой, — произнёс её мягкий нежный голос. — И никуда не собираемся уходить.


Голова у Варджака шла кругом. Может, правы именно они, а не Холли. Человек до сих пор не сделал им ничего плохого.


— Но как же Холли? — спросил он.


— Она не из нашей семьи, — отозвался отец.


Варджак взглянул на Холли. В горле у него застыл комок, он не знал, что делать. Варджака раздирали противоречивые чувства. Он снова посмотрел на Холли. Потом на семью. Потом опять на Холли. Невозможно сделать выбор.


— Ты нам нужен, — мягко пропела Джасмин.


— Я вам нужен? — переспросил Варджак.


Отец серьёзно кивнул:


— Конечно, ты нам нужен, сынок! Теперь ты глава семьи. Ты не можешь вот так просто взять и уйти.


— Ты побил Джулиуса, — сказал Джей.


— Джулиус себя вёл просто ужасно, — поддержал брата Джетро.


— А ты лучше всех, Варджак, — подытожил Джером.


Скрипнула входная дверь.


Клик. Клак. Клик. Клак.


Зацокали башмаки человека. Он вошёл в дом, возле его ног тёрлись две чёрные кошки.


— Пойдём, — настаивала Холли. — Давай скорее. У нас есть шанс!


Она выскочила в коридор. Варджак молча стоял, не в силах двинуться с места. Он всей душой хотел пойти с ней, но разве он мог? Теперь, когда его признали настоящим месопотамским голубым, — то, чего он добивался всю жизнь!


Он не мог бросить всё и уйти. Он не мог всё испортить.


Холли остановилась на пороге и оглянулась. Варджак сгорал от стыда, не находя в себе силы, чтобы взглянуть ей в глаза.


— Холли…


— Варджак? Что случилось?


— Я… Я не могу…


И снова невидимый барьер разделил их. И он знал почему: он сделал именно то, чего она боялась больше всего на свете. Он предал её, и предал как раз в ту минуту, когда она пыталась помочь его семье. Но какой он мог ещё сделать выбор?


— Я самый плохой друг в мире, — прошептал он.


— Хватит, — сказала она. — Больше ничего не говори.


Варджак молча смотрел, как Холли побежала к двери.


В это мгновение чёрные кошки набросились на неё и прижали к полу.


За время своей жизни Варджак в городе успел повидать много драк и много котов, но такой силы, такой скорости и такой слаженности движений он не видел ни у кого, даже у Салли Бонс. Они двигались так одинаково точно, так безупречно, что казалось, в них жизни не больше, чем в машинах.


Варджак с ужасом смотрел на прижатую к полу Холли. Всё внутри него кричало, но что он мог сделать против этих двоих? Они убьют его, так же как и Старого Лапа.


Он повернулся к семье, надеясь обрести поддержку, но все они отвернулись от него. Ни один не смотрел ему в глаза.


Человек закрыл входную дверь. Он нагнулся, дотронулся до ошейников на своих чёрных кошках и что-то прошептал.


Потом он поднялся наверх и с лестницы посмотрел на Варджака и его семью. У Варджака возникло странное чувство, когда на нём остановился взгляд этих чёрных глаз.


Варджак шагнул навстречу кошкам, но одна из кошек встала у него на пути.


— Не ходи, сынок, — предупредил отец. — Ты навлечёшь на нас беду.


— Пусть делают что хотят, — сказала мать. — И тогда они не тронут нас.


Варджак почувствовал холодную ярость. После всего, что они пережили вместе, он предал Холли. Это он привёл её сюда. Это из-за него она потеряла несколько драгоценных мгновений, стоивших ей жизни. А сейчас он не может ей помочь, потому что это навлечёт опасность на его семью. И нет никакого выхода.


Он хотел быть настоящим месопотамским голубым. И он был им. Он пренадлежит своей семье, а не ей. Им.


Варджак смотрел, как одна из чёрных кошек повела Холли наверх. Та даже не сопротивлялась, в ней не осталось ни желания сражаться, ни желания жить. Варджак молча стоял и смотрел. Вот последним мелькнул кончик её хвоста, Варджаку почудилось, что у него вырвали сердце.


Холли исчезла. Вслед за ней ушёл и человек. Чёрная кошка, сторожившая Варджака и его семью, тоже ушла.


— Ты мой истинный сын, — торжественно объявил отец.


— Я знала, что ты поступишь правильно, — сказала мать.


— Ну и уродина же она, — весело добавила кузина Джасмин. Голос у неё звучал как молоко. Только на этот раз Варджаку показалось, что молоко это скисшее.

Глава 31


Ночью Варджаку снова приснился сон


Он гулял по берегу Тигра. Пахло корицей, на ветру покачивали узорными листьями финиковые пальмы. Варджак посмотрел на небо, там сияли месопотамские звёзды. Больше они не казались ему далёкими и незнакомыми. Варджак чувствовак, что здесь его дом. Ему трудно давалась наука Джалала, но научиться жить в реальном мире, оказывается, гораздо сложнее.


Рядом с ним шёл Джалал.


— Потерянное знание всегда удаётся восстановить, — сказал он. — Есть ещё одно искусство, но научить ему я те бя не смогу. Я только могу сказать, как оно называется.


Пока он говорил, в голове у Варджака крутилась одна-единственная мысль: что же на самом деле думает о нём настоящий месопотамский голубой кот? Джалал никогда не отвечал на этот вопрос. Гордится ли он, что Варджак остался со своей семьёй? Варджаку пришлось сделать нелёгкий выбор, и он выбрал месопотамских голубых. Но по-прежнему при мысли о Холли у Варджака внутри всё сжималось, как от физической боли. Он постарался не думать об этом и внимательно посмотрел на предка:


— Это седьмое искусство, Джалал?


— Седьмое искусство — доверять себе. Ну вот. Теперь я научил тебя всему, что знал. Доберись до конца своего Пути, Варджак Лап. — С этими словами Джалал пошёл к воде.


— Подожди! — крикнул Варджак. — Я не понимаю! Скажи мне, что это значит!


— Доверять себе или верить в себя — искусство, такое же как познание, — пояснил Джалал. — Надо учиться смотреть внутрь себя. И это самое трудное. А для тех, кто думает, что не стоит становиться самим собой, оно и вовсе не доступно.


Варджак опустил голову, избегая взгляда золотистых глаз Джалала. Но как спрятаться от его слов? Они, казалось, проникали в самое сердце Варджака.


— Чему я тебя учил, сынок? Кот должен быть свободен и должен говорить себе правду. Когда ты сказал, что недостоин быть месопотамским голубым, я не знал, смеяться мне или плакать. Видишь ли, совершенно неважно, какой ты породы, важно лишь то, что ты делаешь.


Варджак уставился на Джалала — он не верил своим ушам.


— Но разве мы не самые благородные из кошек? — спросил он растерянно.


— Мы такие, какими решили быть, — ответил Джалал. — Если для тебя что-то значит быть месопотамским голубым, это и значит следовать Пути. Любая кошка, которая ему следует, и есть самая благородная. Всё, что тебе нужно, — научиться доверять себе. Я бы сказал, что ты достойный представитель месопотамских голубых. — Он улыбнулся: — Что ты теперь скажешь, Варджак Лап?


— Но мои глаза…


— А что с ними такое?


— Они неправильного цвета. Это цвет опасности.


— Какой это цвет?


Варджак заколебался.


— Я не знаю, — признался он наконец.


— Пойдём, сынок, я тебе кое-что покажу.


И Варджак послушно подошёл к кромке воды.


— Посмотри на меня, — велел Джалал. — Я достоин быть месопотамским голубым?


— Ну конечно!


— А теперь взгляни в воду, — сказал Джалал. — Что ты видишь?


Варджак посмотрел на гладкую поверхность Тигра. Он видел сверкающие в небе звёзды, яркий диск луны.


А ещё он увидел двух серебристо-серых котов с золотистыми глазами. Коты сидели на берегу реки и спокойно смотрели на него.

Глава 32


Варджак проснулся. Он снова был в доме, на улице уже стемнело, и в комнате сгаустились сумерки. Варджак огляделся. Вся семья сидела здесь же вокруг кресла.


Варджаку показалось, что в голове у него прошла гроза и теперь всё стало кристально ясным. Он твёрдо знал, что ему надо делать.


Одним прыжком он оказался в красном бархатном кресле. Никто не пытался его остановить — ни отец, ни Джужиус. Отныне это место принадлежало ему, главе семьи, и только он теперь решал, что делать.


— А сейчас, — сказал он, — мне нужна правда. Кто-нибудь видел графиню с тех пор, как человек появился в нашем доме? — (Все дружно покачали головами.) — Значит, мы всецело зависим от его милости. Он часто уходит из дома?


— Да, — сообщил отец.


— А чёрные кошки? Они уходят вместе с ним?


— Варджак, ты глава семьи, — произнёс Джулиус. — Я этого не оспариваю. Но для чего ты задаёшь все эти вопросы? Из-за них у нас будут неприятности. Почему ты не можешь принять всё как есть?


— Потому что здесь происходит что-то ужасное, и я хочу выяснить, что именно. Я хочу вернуть своих друзей. И если придётся, буду драться с этими чёрными кошками.


— Что бы там наверху не происходило, нас это не касается, дорогой, — произнесла мать. — Мы совсем не такие, как обычные кошки.


Варджак покачал головой:


— Мы точно такие же, как и другие. В нас нет ничего особенного. Мы просто кошки. — (Вся семья уставилась на него с таким видом, будто он сошёл с ума.) — Разве вы не слышали, что сказала Холли? Она права. Возможно, не сегодня и не завтра, но в один далеко не прекрасный день человек придёт и за нами. Его кошки убили Старого Лапа, чтобы помешать нам уйти. Человек наверняка что-то замышляет против нас. Я это знаю совершенно точно.


— Даже если ты и прав, — помолчав немного, сказал отец, — как мы можем драться с этими чёрными кошками? Они слишком сильны.


— Старый Лап дрался с ними, — ответил Варджак. — Они справились с ним, но он задал им жару. Он сражался доконца. Если мы будем вместе, у нас всё получится, я совершенно уверен в этом. Кто со мной? — И Варджак оглядел семью.


Мать, отец и тётушка Джуни отвели глаза в сторону. Джулиус и Джасмин смотрели куда-то в окно. Джей, Джетро и Джером отвернулись.


Варджак Лап снова остался один.


— Ладно, — сказал он. — Если передумаете, вы знаете, где меня искать.


Он спрыгнул с кресла и вышел из комнаты. Никто не последовал за ним. Впрочем, Варджак как раз этого и ожидал. Снова, как в городе, он должен был полагаться только на себя самого и на искусства, которым обучил его Джалал.


Варджак проскользнул на лестницу — Холли была наверху, значит, и он должен туда попасть. Правда, там же находились и чёрные кошки.


Как же ему пробраться мимо них? Варджак должен стать невидимым. Видно, придётся ему использовать искусство становиться тенью — единственное, в котором он ещё не упражнялся.


Он глубоко вздохнул. И вспомнил слова Джалала: "Ты должен прежде всего познать себя, а только потом покидать своё сознание. Ты знаешь, кто ты?"


"Да, знаю, — подумал он. — Я — Варджак Лап. Не больше, но и не меньше".


Варджак расслабился и тенью слользнул под лестницу. Мир вокруг как будто потускнел.


Одна из чёрных кошек вышла из комнаты графини. Она остановилась на верхней лестничной площадке и осмотрела лестницу. Варджак замер. Видит ли она его? Кошка на мгновение остановила на нём взгляд, но тотчас отвела чёрные глаза в сторону, словно не замечая Варджака.


Он поставил лапу на первую ступеньку. Чёрная кошка не обращала на него внимания. Варджак для неё как будто не существовал. Медленно и осторожно Варджак поднялся по ступенькам наверх. Кошка не видела его. И никто другой не видел. Варджак стал тенью и теперь мог пойти куда угодно. Но куда же ему идти? Что он увидит? Он вспомнил ужас в глазах Холли, когда та спустилась к нему и его семье после осмотра второго этажа. Что бы там ни было, но вряд ли это что-то хорошее. Дойдя до верхних ступеней, он услышал приглушённое мяуканье. От этого звука шерсть у него встала дыбом — в мяуканье явно слышался страх, вернее, ужас. Но так или иначе, ему придётся всё выяснить. Он должен узнать правду о человеке, исчезновениях и комнате графини. Только так он сможет спасти Холли. Ощущая опасность каждой шерстинкой, Варджак проскользнул мимо чёрной кошки. Держась в тени и сам оставаясь тенью, он заглянул в комнату.


Там всё было именно так, как и рассказывала Холли. Посреди комнаты стояла огромная клетка, дверь которой была заперта на прочную задвижку. В клетке сидели десятки кошек — уличных кошек без ошейников и прочих атрибутов домашней жизни. Все они громко мяукали, а в воздухе витал запах страха. Страх проникал во все поры, горчил на кончике языка. При виде человека и его чёрных спутниц, уличные кошки отпрянули в дальний угол клетки.


Человек выбрал небольшую пёструю кошечку и вытащил её из клетки. Она жалобно мяукала, но он не обращал на это никакого внимания.


Человек закрыл клетку и креоко запер её на задвижку. Варджак сжался в комок, когда мимо него протопали блестящие чёрные ботинки, — человек едва не наступил на лапу Варджака. Держа обмягшую от ужаса кошечку за шкирку, человек вынес её из комнаты. Чёрные кошки последовали за ним.


От Варджака потребовалось всё мужество, чтобы остаться в тени и не сбежать, как этого требовал его инстинкт. Клетка, кошки, запах страха — всё было словно в кошмаре. Но Варджак помник: оставаться самим собой, верить в себя. Там, внизу, он был уверен, что должен прийти сюда. И сейчас Варджак понимал, что всё делает правильно. Для свободной кошки нет ничего хуже, чем быть запертой в клетку. Он должен освободить Холли и всех остальных.


Но где же она? Варджак снова осмотрел клетку и наконец нашёл свою подругу. Холли сидела забившись в угол, но с ней всё было в порядке — она оказалась жива и здорова! Варджак видел, что она с кем-то говорит — с какой-то тощей шоколадно-коричневой кошкой. Неужели? Варджак всмотрелся внимательнее. Сердце у него забилось быстрее.


Это была Тэм! Это точно была она — похудевшая и измученная, но всё-таки живая!


Значит, Холли оказалась права насчёт всех этих исчезновений. Этот дом имеет прямое отношение к исчезновениям. Но почему?


— Куда человек отнёс пёструю кошечку? — спрашивала Холли у Тэм. — Что он с ней сделает?


Тэм покачала головой:


— Мы не знаем. Но для неё всё на этом и закончится. Если он забирает кого-то из клетки, значит, эта кошка уже не вернётся.


— По крайней мере для неё всё кончится быстро, — добавила другая кошка.


У Варджака шерсть встала дыбом. Что кончится быстро? Что здесь вообще происходит? И почему ему так страшно?


— Из этой клетки никак нельзя выбраться? — послышался голос Холли.


— Думаешь, мы не пытались? — сказала в ответ Тэм. — Клетка открывается только снаружи. И даже если ты как-то ухитришься открыть её, как ты проберёшься мимо них? Ведь именно чёрные кошки и привели нас сюда.


Варджаку стало холодно. У него снова возникло чувство, что на него смотрит кто-то не совсем живой, точнее, ни живой и ни мёртвый одновременно. В первый раз такое чувство у него возникло от взгляда чёрной кошки там, внизу. Что же это значит? На сей раз в комнате не осталось ни одной чёрной кошки, так кто же смотрит на него таким странным взглядом?


Варджак сосредоточился и понял, в чём причина. Оказалось, что на него направлен не один взгляд. В комнате сидели и другие кошки — они не двигались, не разговаривали, не дышали. Все они находились в большой коробке. Варджак заглянул им в глаза… вместо глаз у них были цветные стёклышки — голубые, зелёные, жёлтые с чёрным зрачком посредине.


У Варджака закружилась голова. Как говорила Холли? "Они не живые". Да, они были похожи на те игрушки, которые Варджак видел в городе.


Человек вернулся в комнату. В руках он нёс ту самую пёструю кошечку. Но теперь она изменилась — стала тихой и покорной, она не двигалась, не дышала и не моргала стеклянными глазами.


На шее у неё красовался новый ошейник. Человек дотронулся до него, и кошечка открыла рот. Варджак с ужасом ждал, что она скажет, уже догадываясь, что услышыт.


— Рада познакомиться, спасибо, пожалуйста, — произнесла она тонким голоском.


Кошечка двигала головой вверх и вниз, вверх и вниз. Она без устали кивала, пока человек не нажал на ошейник, и тогда она снова замолчала и стала неподвижной, как камень.


Теперь она превратилась в игрушечную кошку, такую же как и все остальные, — прекрасно сделанную пушистую игрушку, которая казалась почти живой, потому что когда-то и в самом деле была живой и весёлой кошкой. Все кошки из коробки были именно такими — ни живыми и ни мёртвыми.


Варджаку захотелось кричать. Так нельзя! Никогда ещё он не видел ничего столь ужасного.


Человек осторожно посадил пёструю кошечку в коробку и, пересчитав содержимое коробки, закрыл её.

Глава 33


Ботинки человека прошлёпали мимо Варджака, человек погасил в комнате свет и направился к лестнице. Чёрные кошки последовали за ним.


Ярость. Вот единственное чувство, которое испытывал Варджак. Казалось, ярость, как ослепительно белый свет, залила всё его тело, вытеснив страх. Варджак не думал больше ни о чём ином, кроме того, что человек сделал с этими несчастными кошками. Его нужно остановить. И нужно сделать это прямо сейчас, пока у Варджака есть преимущество. Только внезапность может стать его союзником. Он захватит их врасплох — нельзя терять ни секунды.


Варджак вышел из тени и стал видимым, завидев его, кошки в комнате тотчас замолчали, прекратив свой леденящий душу вой. Все смотрели только на него — в темноте светились сотни кошачьих глаз. Как же освободить этих несчастных?


Варджак видел, как человек закрывал задвижку. Конечно, она находилась довольно высоко, но для нынешнего Варджака такой подъём был пустяком.


Он принялся карабкаться наверх, к задвижке. Цепляясь когтями за поперечные перекладины, он легко добрался до цели. По правде сказать, это было гораздо легче, чем лазить по стенам в городе. Варджак вцепился в задвижку обеими лапами и изо всей силы нажал.


Дверь клетки распахнулась с металлическим лязгом. Кошки стремительно бросились наружу. Они пихались и царапались, пробиваясь на свободу. Все они отпихивали своих соседей, пытаясь выбраться первыми.


— Подождите! — крикнул Варджак. — Послушайте! Мы должны действовать сообща…


Но никто его не слушал. Кошки в панике бежали из комнаты графини. Варджак спрыгнул вниз. В комнате царил настоящий хаос — то и дело в воздухе мелькали хвосты, лапы и даже когти.


Всё шло не по плану. Где же Холли и Тэм? Они могут ему помочь, если, конечно, Холли простит его.


Откуда-то снаружи, из коридора, раздался вопль. Варджак мгновенно, продираясь сквозь лапы и когти, выскочил из комнаты.


На лестничной площадке стояли чёрные кошки.


Вид у них был самый что ни на есть угрожающий. Мимо них не мог проскочить никто. Прямо перед ними лежали тела тех, кто первым вырвался из клетки и выскочил на лестницу. Варджак не знал, ранены они или мертвы, кошки лежали совершенно неподвижно. Остальные, испугавшись этой жестокой расправы, ринулись обратно в комнату.


Началось настоящее избиение, чёрные кошки не щадили никого. И Варджак понял, что он не может вернуться обратно. Он знал, что ему предстоит жестокая драка. От исхода этой драки зависит его жизнь.


Варджак стремительно и легко, как танцор, проложил себе дорогу среди вопящей от ужаса толпы. Кошки расчищали ему путь к чёрным врагам. Внезапно все замолчали.


Варджак посмотрел на чёрных кошек и глубоко вздохнул. Он начал дышать так, как учил его Джалал, — с каждым разом у него получалось всё лучше. Внутри него пульсировала энергия, требующая выхода. Варджак почувствовал прилив сил. Именно ради этого мига он и родился на свет. Именно этого момента он ждал всю жизнь.


Четвёртое искусство — замедление времени. Он втянул в себя воздух и замедлил время.


Пятое искусство — движение кругами. Варджак двинулся по направлению к чёрным кошкам, как стремительная комета.


Шестое искусство — становиться тенью. Варджак исчез. Чёрные кошки напрягли уши в ожидании чего-нибудь необычного, но они никак не могли понять, что же их ждёт.


Варджак мчался на врагов. За Старого Лапа. За Холли и Тэм. За всех пропавших кошек.


Лапы Варджака налились силой. Он выпустил когти, как ножи, и ударил. А потом ещё и ещё! В нём бушевала ярость, и чёрные кошки были тому причиной. Он наносил удар за ударом. Он вкладывал в них всю свою мощь, он дрался за всех.


Варджак не сдерживал себя. Он мог справиться с любым противником и был готов пройти свой Путь до конца. Он был хорошим учеником Джалала. А вокруг него разносились крики уличных кошек. Только теперь это были не вопли страха и боли, а приветствия. Сейчас они присоединятся к нему, и они победят.


Варджак сильным ударом откинул одну из чёрных кошек к стене и заглянул ей в глаза. Даже теперь они ничего не выражали: ни гнева, ни ярости, ни боли.


Варджак нанёс ещё один удар, но из раны не вытекло ни капли крови. Варджак ошеломлённо смотрел на врага. Как такое может быть? Он бил изо всех сил, от таких ударов любой нормальный кот уже упал бы замертво. Но его противник стоял как ни в чём не бывало! И теперь Варджак потерял своё преимущество — неожиданность.


Одна из чёрных кошек нанесла ответный удар — очень быстрый и сильный. Варджак едва успел ускользнуть.


Чёрные кошки переглянулись и направились к Варджаку с двух сторон, как когда-то давно они подходили к Старому Лапу.


Их тела двигались слаженно и чётко. Варджак отпрянул в сторону и начал новый круг. Он наносил всё новые удары, ускользая от ударов своих врагов.


Круг завершился, теперь энергия вытекла из Варджака. Но чёрные кошки по-прежнему шли на него, невозмутимые, неутомимые, совершенные. Обе были целы и невредимы. Они не давали ему ни секунды на раздумья. Варджаку потребовалась вся его сила, выносливость и всё его искусство, чтобы не попасть под мощные удары чёрных лап. Но кошки медленно, но неотвратимо теснили его в сторону комнаты графини.


Бац!


Одна из чёрных кошек прорвалась через круг, защищающий Варджака. Он потерял равновесие, и она тотчас прыгнула на него и прижала к полу.


Варджак рванулся в сторону, но не смог выскользнуть. Чёрная кошка намертво пригвоздила его к полу.


Как трудно дышать! Где же остальные? Почему никто ему не поможет? И Варджак снова сделал попытку освободиться.


Кошка навалилась на него всем телом, прижав к полу Варджака и вцепившись ему в горло. Варджак закашлялся. Воздуха не хватало. Чёрные глаза безучастно смотрели на него.


Он научился искусствам, но их оказалось недостаточно. Он не смог пройти свой Путь.


Но ведь есть способ победить, обязательно должен быть.


Угасающим зрением он увидел промелькнувшую чёрно-белую молнию и услышал знакомый голос Холли:


— Ошейники!


Ошейники? Варджак уставился на шею чёрной кошки. И правда, ошейник, точно такой же, как и на игрушечных кошках. Он снова посмотрел чёрной кошке в глаза. Да они стеклянные! Стекло. Это стекло. Как у игрушек.


Ни живые и ни мёртвые. Если человек мог сделать игрушечную кошку, почему бы ему не создать игрушку, которая умеет драться? Совершенная машина, которую нельзя убить или ранить, которая никогда не проигрывает. Которую можно включать или выключать… кнопкой на ошейнике.


У него есть последний шанс.


Варджак из последних сил рванулся, сомкнул зубы на ошейнике и с треском сорвал его с кошки. Её глаза расширились, она попыталась поднять лапу, но её движения становились всё медленнее и медленнее. Кошка плавно опустилась на пол и замерла.

Глава 34


На мгновение воцарилось молчание. С чёрной кошкой было покончено. Её тело неподвижно лежало на полу, больше эта сломанная игрушка никого не могла напугать.


Варджак, задыхаясь и дрожа, встал. Он всё ещё не верил в победу. Никакое искусство не могло одолеть чёрных кошек. По правде сказать, они во всём были лучше, чем кошки настоящие: они были сильнее, неутомимей, точнее. Но они не были живыми. Именно в этом и крылась их сила и их слабость.


Вторая чёрная кошка смотрела на сломанную подругу, словно не могла поверить, что такое могло случиться. Она тронула лапой лежащее на полт тело — никакой реакции. Никакого движения. Никакой жизни.


Кошка медленно направилась к Варджаку. Он знал, что теперь они ни за что не позволит ему дотронуться до её ошейника. Сейчас она отомстит за свою сестру, уничтожив его, а Варджак всё ещё не знает, чем её остановить.


Но кошка дошла до него и замерла, глядя ему прямо в глаза. Она смотрела на него с такой грустью, с такой печалью, что никак не могла испытывать игрушка.


Кошка не собриралась драться. Она вытянула шею, словно хотела, чтобы Варджак снял и её ошейник тоже. Она могла бы разорвать Варджака в клочья, но почему-то не делала этого.


Варджак заколебался. Он так долго боялся и ненавидел чёрных кошек, что ему и в голову не приходило, что они тоже чувствуют. Но эти две кошки всегда были единым целым, а сейчас, без своей второй половины, эта замечательная боевая машина оказалась бесполезной.


Варджак подумал, что наконец-то понял чёрную кошку. Она не хотела быть одинокой. Он склонился над её ошейником, кошка не сопротивлялась. Очень осторожно он снял с неё ошейник, её глаза на мгновение расширились…


А затем она, как и её сестра, медленно опустилась на пол.


Всё было кончено.


— Он сделал это!


— Он победил!


Теперь кричали все.


— Мы свободны!


Но где же Холли? В эту минуту Варджак думал только о ней. Где она? Ведь именно она подсказала, как справиться с кошками. Значит, в этой победе есть и её участие.


— Они похожи на обычных кошек, — раздался за его спиной знакомый голос. — Одна не могла жить без другой.


Варджак обернулся, его сердце колотилось.


— Холли, прости меня. Я должен был пойти с тобой…


Она улыбнулась:


— Я знаю. Но ты всё-таки пришёл. Значит, ты не самый худший друг в мире, мистер Лап. Не самый.


И они рассмеялись.


— Варджак! У тебя получилось! — радостно воскликнула Тэм. Глаза у неё сияли. — Я ей говорила, что так и будет. Правда же, Холли?


— Тэм, — сказал Варджак, — как же я рад тебя видеть!


Несколько кошек начали спускаться по лестнице.


— Подождите! — крикнула Холли, и они мгновенно остановились. — Это ещё не всё. Нам надо найти выход отсюда. Дом заперт, нет ни одного открытого окна, ни даже маленькой дверцы. Сейчас вы спуститесь вниз, но только тихо, очень тихо. Никто ничего не станет предпринимать, пока мы не скажем. Мы поведём вас, потому что мы знаем, что и где находится. Понятно?


Раздались одобрительные возглась. Варджак только удивлялся тому, как командует Холли и как её все слушаются. Когда они повели притихших кошек вниз, он тихонько улыбнулся! Он вернул себе друзей! Они справились с чёрными кошками! Они совершили невозможное, и теперь всё будет хорошо.


— Варджак! Варджак! На помощь!


Варджак взглянул вниз. В руках у человека выл и извивался Джулиус.


Человек поджидал их у подножия лестницы.


Кошки испуганно замерли. Варджак видел, что на пороге комнаты собралась вся его дрожащая от ужаса семья. Конечно, чёрных кошек больше нет, но их и сравнить нельзя с человеком. Человек поднял Джулиуса за шкирку и, потрясая им, как тряпкой, закричал. Его голос звучал, словно раскаты грома. Перепуганные кошки начали разбегаться.


— Подождите! — крикнула Холли. Но на этот раз её никто не послушал.


Охваченные паникой, они бросились наверх. Человек отшвырнул Джулиуса в сторону. На лестнице остались только Варджак, Холли и Тэм. Человек шёл прямо на них.


Он был весь в чёрном. Его ботинки сверкали, как чёрные льдинки. В них Варджак видел своё отражение. И чем ближе подходил человек, тем больше это отражение становилось.


Как это он мог подумать, что у него всё получится? Что всё пойдёт как надо и всё плохое уже позади? Варджак ненавидел себя за вспыхнувшую на мгновение надежду, потому что сейчас, когда надежды не осталось, он чувствовал себя совершенно беззащитным.


— Отсюда нет другого выхода, Варджак? — спросила Тэм.


— Нет.


— Звучит как эпитафия на могиле, — заключила Холли. — Будем драться?


— Спустимся и начнём сражение, — сказал Варджак.


Человек протянул к Варджаку свою белую руку. Она была такой огромной, что Варджак мог бы уместиться на ней весь целиком. Варджак оскалил зубы. Он был готов вцепиться в эту ненавистную руку и сражаться до конца. А как же иначе?


Рука нависла над головой Варджака.


Дзынь!


Раздался звон разбившегося стекла и дикий рёв: ОСТАВЬ МОИХ ДРУЗЕЙ В ПОКОЕ!


Варджак поднял глаза и увидел самое страшное чудовище в мире.


Это был Кладж! Он сумел перебраться через стену! Он выбил стёкла в доме графини!


Вид у Кладжа был устрашающий. Даже Варджак содрогнулся при виде огромного взъерошенного пса.


Кладж зарычал. Человек испугался и попятился. Варджак ясно видел, как от ужаса у человека тряслись руки.


Варджак даже в самых смелых мечтах не предполагал увидеть ничего подобного. Этот сильный, большой человек, умевший делать игрушки из живых кошек, теперь превратился в маленького испуганного ребёнка, которого некому защитить.


Кладж кружил возле него, рыча и скаля зубы. Он заставил человека отступить к разбитому окну, а потом встал во весь рост и положил ему на плечи свои огромные лапы с чёрными когтями.


Человек завизжал и выпрыгнул в окно. Кладж подмигнул друзьям и прыгнул за ним. Человек с дикими воплями уносился подальше от этого опасного места.

Глава 35


Всем было понятно, что человек больше не вернётся. Все кошки спустились вниз и приветствовали своего спасителя.


Варджак Лап бессильно опустился на пол. Казалось бы, он должен радоваться больше других, но почему-то ему хотелось лишь найти какое-нибудь тихое местечко и уснуть.


— Варджак Лап! Ты совершил это! — сказал Джулиус.


— Варджак и его друзья! — Месопотамские голубые смотрели на них с восхищением. Семья Варджака подняла героев на плечи и понесла. Вокруг гомонили уличные кошки. Они бегали по всему дому, празднуя своё освобождение.


— Слава Джалалу, всё кончилось, — вздохнула мать. — Но как мы теперь вернёмся к нормальной жизни?


— К счастью, в доме полно сухого корма, — заметил отец. — Это, конечно, не икра, но выбирать не приходится.


Варджак с изумлением уставился на них:


— Вы хотите остаться здесь после всего, что произошло?


— Мы не хотим уходить в большой мир, — ответил отец.


— Это наш дом, — пояснила Джасмин. — Дом графини.


— Но графини больше нет, — сказал Варджак. — И человека тоже нет. Теперь вам надо полагаться только на себя. — Варджак услышал хлюпающий звук — это всхлипывали Джей, Джетро и Джером. — Не бойтесь, — успокоил их Варджак, — мы начнём всё сначала. Где-нибудь мы найдём другой дом, как это сделал Джалал, когда уехал из Месопотамии. Только на сей раз это будет наш собственный дом, потому что мы сделаем его сами.


— Вар! Джак! Лап!


— Кладж!


Всё семейство брызнуло в стороны, когда в окно запрыгнул огромный пёс. Тэм повернулась к Холли. В глазах у неё застыло изумление.


— Глазам своим не верю, — прошептала она. — Он и вправду смог поговорить с собакой? Настоящей собакой?


— Пса зовут Кладж, — пояснила Холли. — И он наш друг.


Кладж приветливо замахал хвостом.


— Человек ушёл, — пролаял он. — Больше не вернётся.


Варджак усмехнулся:


— Ты спас нас всех, Кладж. Но как ты сумел перебраться через стену?


Кладж потянулся:


— Кладж боялся лезть на стену. Но друзьям был нужен Кладж, — пёс ещё сильнее завилял хвостом, — и Кладж взобрался на стену.


Радостные крики не стихали. Несколько уличных кошек добралось до икры и закатило пир. Такого они ещё никогда не ели. Другие выскакивали через разбитое окно, возвращаясь в большой мир. Уже вставало солнце.


Варджак повернулся к своей семье.


— Я ухожу, — сказал он. — Потому что я принадлежу тому миру.


— Но ты и твои друзья спасли нас, — нерешительно произнёс Джулиус. — Теперь ты глава семьи. Ты не можешь так просто уйти.


Варджак улыбнулся.


— Думаю, настало время, когда семье вообще не требуется глава, — сказал он. — Так будет лучше всего.


— Но как же, Варджак… — начала Джасмин.


— Я покажу вам, как охотиться, сражаться и жить в большом мире, если вы, конешно, пойдёте со мной.


Один за другим все опустили глаза. Но Варджак больше не чувствовал себя одиноким.


— Спасибо тебе, Варджак, — сказал отец. — Ты нас спас. И ты был прав насчёт этого человека, а мы заблуждались по поводу твоих друзей. Мы вообще неправильно судили о многих вещах. Но мы не можем пойти с тобой в большой мир. По крайней мере сейчас. Может, когда-нибудь потом.


— Если мы тебе понадобимся, — добавила мать, — ты найдёшь нас здесь.


— Я понимаю, — ответил Варджак. И впервые он действительно понимал их.


Они попрощались, а потом Варджак повернулся к Холли и Тэм.


— Ну что, вы хотите вступить в банду? — спросил он. Тэм кивнула и улыбнулась.


— Есть только одна банда, в которую я бы вступила с удовольствием, — сказала Холли. — И это наша банда.


— Кладж тоже! — пролаял огромный пёс.


Друзья выбрались наружу. По пути они смеялись, болтали и строили планы на будущее. Многие из освобождённых кошек пошли за ними, словно эта троица и в самом деле стала главарями банды.


Перед ними лежал весь мир. И не было в нём ничего невозможного.


Наставшее утро было самым прекрасным в мире. На каждой травинке сверкали капельки росы, воздух был чистым и свежим. А в ясном небе поднималось солнце, обещая новый прекрасный день. И солнце это было золотистым, как глаза Варджака Лапа.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Филип Пулман «Темные начала-3»
Мумр «Вечность Пахнет Нефтью»
Стив Дьюно «Собака, которая спустилась с холма»
Ошибка в тексте
Рассказ: Варджак Лап - 1
Сообщение: