Gosha Hamer
«Брошенный мир»
Скачать
#NO YIFF #волк #пес #приключения #фентези

Глава 1


Каждую копеечку


В сельской таверне, вдали от городской суеты, сидел рыженький щенок, потягивая молоко из большой глиняной кружки. Он потратил на него целый грош из той несчастной горсти монет, которую выдали ему в родном храме, где он вырос. От самого юга Микора добирался до границ этого королевства с единственным поручением – передать священные свитки западному храму, что служит великому богу Халу. С собой у щенка была лишь сумка со свитками и почти опустевший мешочек с монетами, которых хватит разве что на скромный обед. Наслаждаясь прохладным и свежим молоком, щенок с довольной мордой, махая хвостом, слушал разговоры местных деревенских жителей, пришедших сюда пообедать после сезонного сбора урожая, пока за соседним столиком не заговорила небольшая компания бобров-работяг.


– Слышал, тут в Канд направляется сильный жрец. Что-нибудь знаете об этом?


– Да, поговаривают, что ходит тут святоша и за даром лечит кого не попадя.


– Может тогда попросить его меня от блох вылечить? А то заразы житья никакого не дают.


Раздался пронзительный смех и звонкий стук бобровых зубов, который был слышен по всей крошечной забегаловке. Уши щенка немного поникли, от таких "добрых" отзывов о его помощи нуждающимся, однако от этого помогать он не перестанет, ведь такой уж он есть. Однако с мнением больших бобров был согласен вечный компаньон метрового жреца, Краш. Как у всех живых есть ангел хранитель, так и у Микоры, с самого рождения, есть свой демон искуситель, но не выдуманная сущность, на которую можно свалить все беды, а вполне реальный бес с целой кучей паранормальных способностей, которыми Краш способен манипулировать всеми, до кого дотянутся его чёрные лапы.


– Крон побери... Как же с ним скучно...


Краш с тоской осматривал заведение в надежде найти, чем себя позабавить, но все посетители были увлечены разговорами, а алкоголь и жрачка ему уж лет двести как недоступны. Однако бог удачи Пьеро улыбнулся длиннохвостому чертёнку! В таверну тихо зашёл одинокий зверь. Морду его было не разглядеть под глубоким капюшоном, а свисающий почти до пола плащ скрывал его видовую принадлежность, и лишь широкие плечи выдавали в нём самца. Подобные одеяния встречались почти повсеместно, и не привлекали к себе особого внимания, однако то, как тихо и незаметно новоприбывший проскользнул в таверну и уселся за столик, привлекло внимание демона. Краш начал нагло следить за этой таинственной личностью – и, как оказалось, не зря. Уже через пару минут к нему подсел другой странный самец, который, судя по одежде, тоже не желал выделяться, но двигался более неуклюже. Краш с удовольствием послушал бы их разговор, но не мог далеко отойти от мальчишки.


– Махинация?! Хочу, хочу, хочу! – в отличие от перешёптываний двух подозрительных личностей, обыденные разговоры других постояльцев не были интересны демону. Чёрную душу Краша всегда привлекали греховные деяния живых, будь то простая измена порочной евы или же заказное убийство аристократа. Демону казалось, что у той парочки намечается что-то похожее, и потому упускать их из виду Краш не собирался.


– Нужно заставить мой якорь подойти к ним поближе, а то отсюда ничего не слышно.


Краш нацарапал в воздухе таинственные руны и что-то зловеще прошептал. Реакция щенка не заставила себя ждать. Навострив уши, Микора принялся вглядываться в постояльцев, пока не ощутил магию, исходящую из кармана одного из посетителей. Держась за стол, Микора осторожно слез с высокого стула и оставил на столе кружку с недопитым молоком и шесть медяков в качестве оплаты за напиток. Стараясь быть незаметным, щенок направился в сторону таинственной парочки. Их слов пока было не разобрать, но крадущегося пёсика никто не замечал, и то было только на лапу Микоре. Подобравшись вплотную, щенок осторожно подвинул краешек чужого плаща и тут же оказался пойман.


– Куда лапы тянешь? – грозно фыркнул взрослый волк. – За воровство вырывают когти. Знаешь об этом?


Но, взглянув на воришку, волк замер с удивлением, даже не замечая попыток мальчишки выдернуть лапу из его хватки. И тут произошло неожиданное: его собеседник внезапно с такой силой пнул волка, что тот слетел со стула прямиком на перепуганного мальца, но волку удалось вовремя уйти в кувырок, чтобы не раздавить щенка.


– Ты чего творишь?! – рыкнул волк вслед своему резво вылетевшему за дверь обидчику и бросился за ним, но дорогу ему перегородила крупная фигура мастиффа.


– За дружка своего заплати, потом беги на все четыре.


- Я-то заплачу, но лапа моя сюда больше не ступит, раз за карманниками уследить не можете!


С возмущённым видом волк вынул из того самого кармана увесистый мешок и с размаху шлёпнул на барную стойку два блестящих сребреника.


Мастифф освободил проход, и недовольный клиент быстро покинул таверну, оставив после себя «аромат» давно нестираной одежды и алкоголя. Микора хотел догнать незнакомца, но дорогу ему преградила здоровенная лапа вышибалы.


- Ты чей будешь, малой?


Уйти было невозможно, и это не нравилось как щенку, так и его демону.


– Не лезь не в своё дело, жалкий смертный!


Слова Краша не были услышаны, а Микора беспорядочно махал лапами, пытаясь что-то объяснить. Но малыш осознал, что всё бесполезно, и в последний раз взглянул на те два серебряника, как на нехороший знак, прежде чем их убрали в монетный ящик.


– Ты немой что ли? Пойдём за стол, там и разберёмся. Эй! Ларри! Принеси чего поесть мальцу!


Щенок как мог отказывался от предложения, но вышибала, словно не замечая этого, усадил ребёнка за стол и сел напротив.


– Я Девид. Ты понимаешь мою речь?


Микора кивнул, смирившись с тем, что просто так он отсюда не уйдёт.


– Твои родители в этом городе?


На это щенок распахнул свою накидку и показал Девиду вшитый религиозный знак.


- Хм... так ты из храма, – задумчиво произнёс мастифф. – А в чужой карман из-за голода полез?


Микора покачал головой, полностью отрицая, что мог бы совершить такой грех, но внезапное урчание в животе засвидетельствовало против него. Рослый пёс засмеялся и потрепал его по ушам. Через мгновение принесли твороженную запеканку, и мастифф подвинул ему тарелку.


– Ну, угощайся, малой, и возвращайся в свой храм. Не хватало ещё нашей забегаловке проблем с церковью.


После этого вышибала отошёл на своё место у двери, оставив щенка наслаждаться запеканкой со свежайшей сметаной. Закончив с едой, Микора поблагодарил Халу, а затем поклонился мастиффу и вышел на улицу. Солнце было ещё высоко, но приятный осенний ветер нежно поглаживал короткую шерсть щенка, принося малышу приятное чувство свежести.


– Ну, молодец, болван. Упустил их.


Однако этот же ветер донёс до его ушей ещё и чьи-то мольбы о помощи, и маленький монах, не раздумывая, кинулся на выручку. Прибежав на крики, щенок увидел мечущихся по улице крестьян, которых атаковали похожие на летучих мышей существа: они пожирали их плоть, заставляя бедолаг кричать от боли.


– Проклятье действует! Замечательно!


Пока Краш любовался плодами своих трудов, Микора спешно принял боевую стойку и начал что-то шептать, от чего шерсть на его лапах покрылась ярко жёлтыми переливами. Всего мгновение, и в тёмных тварей устремилась струя золотистого пламени. Но это уничтожило лишь парочку бесов, и Микора понял, что сглупил, ведь после этой выходки все селяне кинулись в его сторону, в надежде, что рядом с богоизбранным избавятся от кровопийц. Толпа вопящих и истекающих кровью жителей окружила испугавшегося щенка, от чего вся его шерсть засияла, земля вокруг загорелась, и со спины явился огненный столб, принявший форму ангела. Фигура резко расправила крылья, и во все стороны хлынули потоки святого огня, уничтожив всех тварей сразу. Но, несмотря на то, что угроза миновала, селяне продолжали окружать молодого монаха.


Микора не мог разобрать и слова из хора их благодарностей, больше всего желая оказаться где-нибудь подальше отсюда - но как это сделать, если тебя обступили со всех сторон?


– Разойтись! Проявите уважение к святому! – от столь внушительного, рычащего приказа народ расступился, и к Микоре подошёл старый лев с мощным накачанным телом. Его морда выражала уверенность, свойственную настоящим лидерам, а взгляд пугал до дрожи в коленях. И представьте, как удивился щенок, когда этот «царь зверей» опустился перед ним на колени, склонив голову!


– Что привело Вас в наше скромное поселение, Ваше святейшество? – спросил лев в полной тишине. Народ замолк и опустился на колени в ожидании ответа богоизбранного. Микора встревожился, не в силах что-то объяснить, а потому просто решил действовать. Раскинув лапы, монах закрыл глаза. Спустя мгновение шерсть щенка засветилась переливами нежно золотистого оттенка. Волны света, достигая ладоней, рассеивались, подобно солнечным лучам, исцеляя всех вокруг. С каждой новой волной щенок всё глубже уходил в себя, теряя связь с внешним миром. И вновь он здесь – среди ярко светящихся существ, похожих на маленьких фей из детских сказок. Все они заперты в очень большой и непонятной клетке, по форме больше напоминающей выбитое из камня дерево, со множеством проходов и странных прутьев, не дающих тем существам выбраться. Щенок уже пробовал освободить фей из заключения, но любая попытка повредить тюрьму отзывалась нестерпимой болью в теле, возвращающая монаха к реальности. Пронзительный писк заставил его вздрогнуть и открыть глаза. Микора лишь успел испугаться и не сразу понял, что произошло, когда несущаяся прямо к его морде тварь – похоже, единственная случайно уцелевшая после огненного взмаха ангельских крыльев – снесла вылетевшая откуда-то сбоку стрела. Дыхание на секунду замерло, а сердце будто остановилось. Было даже неясно, чего мальчишка испугался сильнее – того, что тварь могла глаза выцарапать, или того, что стрела пролетела прямо перед носом. Но, отойдя от шока, любопытство взяло вверх, и Микора оглянулся, пытаясь увидеть стрелявшего, но никого с луком или колчаном не увидел. Зато заметил небольшую толпу местных жителей, с опаской приближавшихся к месту происшествия. Не желая привлекать к себе ещё больше внимания, он поклонился льву и дал дёру.


***


Деревня ещё не успела скрыться из виду, как пришлось сбросить скорость: после угощения Даймона бежать было тяжело, а отсутствие преследования вообще лишало этот бег всякого смысла. Однако отдыхать времени не было! Грозовые тучи, словно огромные корабли, проплывали высоко над головой и затмевали собой солнце, предвещая скорую непогоду. В поисках укрытия щенок несколько раз падал, спотыкаясь под раскаты грома о ветки и корни деревьев, то и дело зарабатывая себе новые ссадины и синяки. Вскоре Микора набрёл на разведённый кем-то небольшой лагерь, стоящий посреди оголённых деревьев, старых, как само королевство Канд, между которыми была натянута верёвка. Она служила опорой для навеса из сшитых вместе звериных шкур, что накрывали чужую походную сумку и место, где можно было прилечь. Лагерь подвернулся как раз вовремя, ведь ещё пару мгновений и маленький путешественник оказался бы под проливным дождём, рискуя подхватить простуду. Наконец, можно было передохнуть после долгой пробежки и восстановить силы, коих у молодого священнослужителя и так было не много. Проведя столько времени за молитвами в стенах храма, не то что мышц не будет, вообще повезёт, если инвалидом не станешь. Дождь бил по земле всё сильнее, образуя множество маленьких луж, что неясной картинкой дрожали в такт клыкам замёрзшего зверолюда. Теперь Микора не жалел, что нагло зашёл в чужое укрытие, «Авось хозяин этой лачуги окажется добряком и не выгонит бедного монаха под проливной дождь?!», тем более места щенок занимал совсем немного.


– Чую зло! Рядом кто-то из наших? – задался вопросом Краш, которому проблемы замерзающего щенка были чужды.


Почувствовав где-то вдалеке жажду крови, что постепенно приближалась к этому лагерю, демон пару раз облетел найденное укрытие и ещё раз взглянул в сторону приближающейся опасности. Щенок также заранее почувствовал тьму, но всё равно изрядно перепугался, когда из кустов вылезла большая тень, по форме больше напоминающая вытянутый и сгорбленный прямоугольник, чем что-то зверолюдное. Предпринимать щенок ничего не стал, остерегаясь ошибиться и поспешить с выводами, а потому продолжал неподвижно сидеть в палатке и старательно всматриваться в непонятную тень. Компаньон героя, запрокинув лапы за свою рогатую голову, словно на гамаке, расслабленно разлёгся в воздухе, предвкушая скорую эпичную потасовку или захватывающую погоню, но, вопреки ожиданиям, под шум дождя к лагерю подошёл не ужасный монстр, а обычный самец, что держал над собой накидку.


– Здравствуй, путник, – сказал зверолюд, заглянув в палатку. – Корень имбиря приобрести не желаешь?


Щенок удивлённо посмотрел на незнакомца, а тот лишь мило посмеялся в ответ. На вид торговец не казался сильным или особо высоким, однако это был не тот толстый хряк, какими


привык видеть торговцев Микора на своей родине, а весьма приятный молодой опоссум приблизительно вдвое старше его самого.


– Пройдём к моей палатке, взглянешь на товар, – словно в шутку сказал торговец, приглашая малыша пройти с ним.


Стоило только щенку неосторожно взять юношу за протянутую лапу, как тот неожиданно притянул собачонку к себе, спрятав от дождя под своей накидкой. Причин отказаться от предложения Микора не находил, хотя от чего-то очень сильно этого хотел, и, возможно, это потому, что крайне стеснялся вот так обнимать чужака за талию, однако в таких объятиях было куда теплее, чем в той одинокой палатке.


– В холода имбирный чай самое то от простуды! Как придём – отведаешь сей чудесный напиток, но позволь полюбопытствовать: что ты делаешь совсем один в этом лесу?


В ответ последовало лишь молчание и внимательный взгляд под лапы. Всё же сегодняшние падения научили мальца смотреть, куда он ступает, и перешагивать торчащие корни деревьев, особенно учитывая тот темп, который задаёт любопытный торопыга. Возможно, путники так бы и добрались до палаток торговца и выпили там крепкий чай, но угроза, что почувствовал Микора ранее, не заставила себя долго ждать.


Неожиданно, для путников, под вспышку молнии, прямо над ними угрожающе зарычал большущий лютоволк со смоляной пастью, размером в половину монашеской тушки, со множеством краснущих, словно кровь, глаз, смотрящих прямо на перепуганного опоссума и ещё не осознавшего происходящего щенка.


– Явился, наконец?! Чего тебе надо? – спросил Краш лютоволка, стоящего на большом валуне. В этот самый момент перед монстром появился золотистый барьер, созданный монахом для защиты себя и зверолюда.


– Я ГОЛОДЕН! – прорычал зверь, от чего на секунду Микора проникся состраданием к голодающему животному и отвлёкся, что сыграло демону на лапу. Вместе с концентрацией жреца ослаб и барьер, и демон тут же бросился на малыша, разбив вдребезги хрупкий щит света. Зверь почти настиг монаха, однако торговец вовремя схватил юнца за шкирку и не дал лютоволку достичь цели.


– Хочешь сожрать меня? А силёнок-то хватит, вшивая ты псина?! – злорадствовал Краш, быстро отдаляясь вместе с убегающими зверолюдами от своего сородича.


Дикий рёв потревожил каждый мокрый листик в десятке метров вокруг, а капли дождя отлетали от зверя, образовывая множество куполов вокруг него, что тут же рушились вниз. Опоссум хотел сбежать и, если повезёт, вытащить мальца из этого проклятого места, однако с его планом сам малец был рьяно не согласен. Развернувшись мордой к опасности, щенок принял боевую стойку, и его лапы вновь загорелись золотистым пламенем, которому не страшны ни дождь, ни ветер. Торговец хотел было крикнуть, что надо бежать, но стало ясно, что сбежать не удастся – придётся принять этот бой. Зверюга уверенно рванул к самому слабому, но быстро пожалел об этом, получив прямо в морду жгучий огонёк света, что заставил смолу на волчьей пасти закипеть, словно масло в котле. Лютоволк отступил, не отводя глаз от противников, что не позволило тем понять, что сейчас он дезориентирован из-за ослепительно-яркого света. Один прыжок, и поражённый демон скрылся среди деревьев, но на этом бой вовсе не закончился. Пронзительный вой, что словно пытался достать до самых туч, вознёсся высоко в небо, и, предвещая всё самое нехорошее, насторожил даже Краша, а опоссума вынудил достать из-за пазухи свой кинжал. И насторожил он не зря – сразу после этого с разных сторон послышалось злобное рычание, от которого Микора и торговец встали спиной друг к другу и стали следить за новыми монстрами, что вышли из тени. То были такие же по виду монстры, только размером с обыкновенного волка, однако они в два раза превосходили путников числом.


– Держись рядом! Я постараюсь вытащить нас.


В оптимистичных словах опоссума была слышна дрожь, но, несмотря на страх, сейчас этот торговец казался самым храбрым зверолюдом в мире.


Завязался бой. Первый напавший лютоволк был откинут в сторону торговцем, что неуклюже пытался нанести удар своим кинжалом по морде зверя, но удар всё же возымел эффект, порезав противнику щёку до самого уха. Второй и третий лютоволки напали сразу за отлетевшим сородичем, и один из них в одно мгновение обратился в пепел, напоровшись на поток пламени, временно истощивший силы пустившего его жреца. Пепел унёс ветер, а напавший монстр повалил щенка в глубокую лужу, порвав своими когтищами одежду послушника. Может, торговец и спас


бы мальца, но тот и сам был занят четвёртым монстром, что заступился за раненого товарища. Не захлебнуться мальцу в лужице воды, разбавленной его собственной кровью, помогла лишь случайность: откуда-то издалека в морду лютоволка, завалившего щенка, прилетел увесистый камень, вдребезги разбив тому пол морды.


Этого вполне хватило, чтоб малец вновь зажёг в своей лапе пламя надежды и когтями нанёс удар по пострадавшей морде волка. Напавшего пошатнуло, и Микора силой скинул с себя зверюгу, наконец получив возможность подняться и вздохнуть.


Тем временем торговец сражался сразу с двумя противниками, которые то и дело хорошенько кусали бедного опоссума, но благодаря его изворотливости, вцепиться в него они не могли. Для монаха ситуация была не из лёгких: с одной стороны, надо помочь товарищу с двумя серьёзными проблемами, но с другой - надоедливый волк, что уже оправился от попадания камнем по морде, был готов вновь напасть. «Опять призвать ангела уже нет сил, а уничтожать каждого по отдельности займёт слишком много времени». Подняв лапу в небо Микора явил яркий столб огня, что возвышался в двух метрах над землёй, отражаясь в каждой лужице, что была рядом. Отражённый свет стал ощутимым препятствием для демонических созданий. Более они не могли без последствий ступать на воду, кой в ливень кругом было очень много. Не теряя момента, храбрый торговец, зажимая каждого монстра поодиночке на маленьких участках суши, кинжалом вырезал всех тварей. Но под опьяняющий голову раж победы зверолюд проглядел, как на беззащитного щенка вновь напал главный и самый большой лютоволк, которому свет из луж никак не вредил.


– ХВАТИТ, - сказал главарь поваленному жрецу, прижав того могучей лапой к стволу дерева.


Пусть пламя освещающее местность и погасло, но свет в душе опоссума всё так же ярок, и с яростью бешеного сурка торговец замахнулся кинжалом, чтоб пронзить чёрную плоть этой твари, но появившаяся из ниоткуда дымка чёрного пепла защитила демона, не дав клинку коснуться даже его шерсти.


– ТЕ, С КЕМ ВЫ БОРОЛИСЬ, ТЕПЕРЬ ОБЕРЕГАЮТ МЕНЯ, И ОСЛЕПИТЬ МЕНЯ БОЛЬШЕ НЕ ВЫЙДЕТ!


После этих слов Микора обратил внимание, что его глаз не видно. Скопище мелких чёрных частиц пеленой защищали все его алые очи, однако не было заметно, чтоб это ему мешало видеть. Ударом задней лапы ошарашенный торговец был отправлен в полёт до ближайшего дерева, и монстр был уже готов откусить мальчишке голову, как вдруг вся рыжая шерсть щенка засияла, земля вокруг, как и ствол дерева, загорелась ярким пламенем, принявшего форму ангела. Фигура резко расправила крылья, и во все стороны хлынули потоки святого огня, уничтожив при этом основание дерева и отбросив монстра настолько далеко, насколько это позволяла местность. Второй раз за день призвать ангела получилось впервые, однако сил на то, что бы встать, уже не было, и если бы соседние деревья ветвями не удерживали уцелевшую часть клёна, то, скорее всего, она бы уже рухнула и раздавила жреца. На помощь подоспел опоссум, по всей видимости, удачно приземлившийся в кусты, однако было заметно, что зверолюд был сильно побит и потрёпан, но даже хлещущая по телу кровь не останавливала его. Схватив обездвиженного щенка, торговец что есть мочи дал дёру, за пару мгновений до того, как лютоволк поднялся и ринулся догонять свою добычу. Этот тёмный зверь легко бы догнал и загрыз двух беспомощных созданий, но, как назло (для охотника), прямо на него рухнул тот самый ясень, к которому он прижимал свою добычу. Именно это и помогло героям под страшный вой сбежать из этих охотничьих угодий.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Галина Полынская «Шандола»
Ganlok Blackmane «Ролевик: Псионик»
Даймон «Рудник»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Брошенный мир
Сообщение: