Slash Freezen
«Колокольчики и Звёзды»
Скачать
#разные виды #дракон #фентези #NO YIFF #грустное #смерть #трагедия #фантастика

0


- Куааааарк! – вскрикнул вель и отбежал в сторону, когда на голову упал небольшой камень. Подняв голову, он увидел на вершине утёса чёрный крылатый силуэт, разглядеть в полной мере который не давало возможности слепящее солнце. Были различимы лишь два голубых огонька на вершине силуэта. Тот поджал под себя когти, услышав звук ударившегося о землю камня и звонкий рокот веля.

“Прости…” – читалось в грустном взгляде молодого девятилетнего дракона, который был обращён на зверя, - Я не хотел… - добавил он уже вслух.

Вель забавно склонил голову набок, издав ещё один рокот, на этот раз более тихий. Затем развернулся и побежал в лес, припадая к земле. Дракону оставалось лишь проводить взглядом маленького ящера с ушами большими, чем сама голова.

Между крыльев приятно играл утренний ветер, а шерсть отливала чистым серебром в лучах ещё не до конца проснувшегося солнца. Но даже такие вещи не могли успокоить трепетную душу дракона, который думал лишь об одном:

- Боги, смогу ли я выдержать ещё один день? – Взгляд крылатого поднялся, осматривая местность, где горы вырастали из леса, стремясь, словно штыки, насквозь проткнуть небо. Так и не дождавшись ответа, серебристый дракон глубоко вздохнул. В следующий момент он распахнул крылья и, оторвавшись от земли, взмыл навстречу бескрайним небесам.


1


Пролетая меж высоких гор, юный дракон взглянул на НПК (Налапный Персональный Компьютер). Как всегда, времени ещё было более чем достаточно. Силрен не любил школу…По двум причинам. Но, тем не менее, никогда не опаздывал…По одной причине. Но о них позже.

Ветер свистел в ушах, пока крылья рассекали воздух, а хвост координировал движения. Казалось бы вот оно – счастье. Счастье просто распахнуть крылья и отдаться небу, упиваясь его чистотой и свободой. Но только не сегодня. И не вчера. И никогда…

Вскоре на горах начали появляться плоские полуовальные зеркальные строения с небольшими площадями для посадки – жилища драконов, между которыми редко, но пролетали крылатые. Хотя город Норт (статус "поселения” чем то не устроил совет, поэтому находящиеся в нём драконы долго требовали, чтобы статус сменили на “город”) и сам по себе совсем небольшой – всего то с полсотни квадратных километров. Драконы жили преимущественно в горах, землёй и лесами практически не пользовались. Только для охоты и как укрытие от остатков сил врагов на планете, если те вдруг прорвутся через барьер вокруг города и атакуют его. Ещё бы – грифоны, как и драконы, легко могут найти неприятеля в воздушном пространстве, но вот для того, чтобы найти его в большом и тёмном лесу, который к тому же прикрывают тени от гор, придётся долго выжигать все деревья. А за это время драконы уже успеют разбежаться по соседним лесам и послать сигнал о помощи самому близкому к городу населённому пункту – столице всей планеты и родины драконов. Хотя в то же время из-за непосредственной близости к Седьмому Пику (а именно так называется столица), грифоны никогда не осмелятся напасть на этот город.

Постепенно строений становилось всё больше и больше, и жилые районы переходили в промышленные, а за ним и центральный. В промышленных районах строения были куда больше и выше, чем в жилых. Да и драконов тоже было больше. Все чем-то занимались, работали, но при этом даже и не думали суетиться. Здесь каждый знает своё место и знает, что надо делать. Одни вспахивали поля на обширных площадках, закреплённых меж скал, выращивали сады и деревья, используя искусственную, но не менее плодородную, чем настоящая, почву. Другие занимались бытовой промышленностью, и в мастерских-заводах работали вместе с роботами. Третьи занимались чем-то ещё.

Центральный же район представлял собой огромный плоский золотисто-зеркальный диск с пару сотен метров в диаметре, “насаженный” на самую высокую гору в поселении в виде пики. Нижняя часть диска была немного выпуклая, в ней располагались в основном рынки. Верхняя часть была плоской и полностью приспособлена под главную площадь, на которой проходили все веселья по праздникам, а так же выступал совет. Как раз в центре, вокруг того места, где скала проходит сквозь диск, находилось городское управление. Вокруг диска был небольшой пустырь, как будто горы специально расступились, давая место и защищая самое сердце города. Как раз к этим горам, где расположены в основном имперские предприятия, и летел Силрен. Точнее к одной горе – немного подкошенной из-за давнего землетрясения, с серебристым зданием, “обёрнутым” на полдиаметра скалы. К зданию прилегала обширная площадка с небольшими садами.

Подлетая к школе, юный дракон на момент закрыл глаза и мысленно вздохнул.


2


- Тоусиро, ты практиковался дома? – скучающе спросила зелёная драконесса, сидя на мягком полу и хлестая его хвостом. Сразу бросалось в глаза, сколькими браслетами и амулетами обвешено её тело. Даже грива вся была каких-то ленточках и заколках.

- Да, учитель, - не совсем уверенно ответил молодой дракон-змей, светло-синего, или как ещё принято говорить, небесного цвета.

- Тогда почему у тебя рога светятся как бенгальские огни, а…кхм…”шар” в лапе похож больше на больного светлячка в тумане, чем на сгусток света?

Вся группа тихо захихикала. Все ждали, когда же этот новичок в группе совершит первый прокол. На вторую неделю их желание исполнилось.

- Ну…- дракон виновато отвёл глаза и погасил неудавшийся световой шар. Драконесса покачала головой.

- Это только “минус два”, Тоусиро.

- Нет, пожалуйста! Я же честно весь день вчера пробовал! – взмолился молодой дракон, - ну хотя бы “ноль”!

- И вот кого ты обманываешь? – вздохнула крылатая, - “Ноль” ещё надо заработать. А “минус два” в данном случае – честно заработанная тобой оценка.

- Нет… - дракон в отчаянии обернулся, ища хоть какой-то помощи. Они находились в небольшом помещении, где одной из стен было прозрачное покрытие с видом в центр, а три остальные занимали всяческие побрякушки, талисманы, плакаты с принципами действия магии, и особо заметное высказывание «Магия – это наука!». Правда, ни один из плакатов с громоздкими и не очень объяснениями не помог Тоусиро. Тогда он обратил внимание на группу, но та лишь с интересом наблюдала за происходящим. Да и никто не способен был помочь дракону. Ведь пришлось бы создавать световой шар на расстоянии, такие вещи изучают только с четвёртого уровня обучения магии тела. А они находились только на втором. Впрочем, один из учеников мог помочь непутёвому дракону. Силрен сидел сзади всей группы и что-то с энтузиазмом рисовал карандашом на листе кармелина (синтетический материал, являющийся достойной заменой устаревшей бумаге. Правда используют его лишь художники, рисующие вживую).

- А можно мне попробовать ещё раз? Пожалуйста! Я смогу на этот раз!

Драконесса с улыбкой посмотрела в глаза Тоусиро, которые жалобно молили о ещё одной попытке.

- Ладно уж, так и быть. Удиви меня, - она скрестила лапы на груди, уже зная, что будет дальше.

Дракон ещё раз краем глаза взглянул назад и чуть не свалился на пол от неожиданности. Силрен держал в лапах повёрнутый к Тоусиро лист, где был нарисован он сам с ярко светящимся шаром между когтей. Да ещё и как нарисован! Сидя на заднем ряду, он мог не волноваться, что его рисунок увидит ещё кто-то кроме бескрылого дракона-змея, который сейчас находился перед учителем и закрывал ему весь обзор.

Оторвав взгляд от рисунка с собой, Тоусиро глубоко вздохнул, расслабился, и представил, как в лапе у него появляется сгусток света.

- Световой шар, - сказал дракон, последовав совету учителя – новичкам в этом деле всегда будет проще использовать заклинания со словами, так как это помогает им лучше представить, что они в итоге хотят создать, а для опытных это ни к чему. Рога Тоусиро постепенно начали светиться – самая обычная реакция при использовании молодыми драконами любой из форм магии, так как вся магическая сила находится именно в рогах для лучшей синхронизации с головным мозгом. Поэтому если вдруг дракон по каким-то причинам лишится своих рог, он больше никогда не сможет использовать ни магию тела, ни магию души. Даже сложные операции, не говоря уж о реген-камерах, не смогут восстановить сложнейшую структуру рогов. Но к счастью для драконов, рога очень непросто даже немного повредить.

- Хм…интересно, - драконесса с интересом осматривала сияющий, искривший во все стороны, в лапе молодого дракона. Тот же поначалу вообще ничего не понял и мог лишь с выпученными глазами наблюдать за своим творением. Группа поступила аналогичным образом.

- Ну ладно, у тебя получилось. Думаю, ты заслужил свой “ноль”.

- Да…”Ноль”!? – опомнился Тоусиро, - Но разве это не тянет хотя бы на “плюс один”?

- Вот когда научишься делать такой световой шар с первой попытки, тогда и будешь получать свои “плюсы”, - сухо сказала учитель.

- Но…

- Тоусиро... – она посмотрела ему прямо в глаза, и этого хватило, чтобы он замолчал, - ‘Ноль” – не такая уж и плохая оценка. По крайней мере, она показывает, что ты явно не хуже большинства.

- Ну…хорошо, - с грустью согласился дракон и направился на место. По пути он ещё раз взглянул на серебристого дракона сидящего дальше всех и понял, что этот световой шар в большинстве своём – ни его заслуга, а этого дракона с грустными глазами, и в душе ему улыбнулся.

Учитель когтём на НПК поставила Тоусиро “ноль”, а рядом с именем Силрена, где выше “ноля” оценки почему то почти никогда не поднимались, хотела было поставить “плюс три”, как вдруг с горечью вспомнила, что не она ведёт у этой группы магию души.


3


Расписание занятий на сегодня выглядело следующим образом:

1. Магия тела.

2. Боевые искусства.

3. Математика.

4. Магия души.

5. Скаймеевский язык


Последние два пункта заставили Силрена потереть виски. Он еле-еле выдержал урок боевых искусств, где как всегда пасовал перед остальными учениками и получил в награду “минус два”. Ко всему прочему на него ещё и накричал учитель, для которого это стало чуть ли не традицией. Придётся хорошенько постараться, чтобы выстоять ещё два часа подобного тона.

Он никогда не понимал, почему его так не любят учителя, по крайней мере большинство из них. Конечно, к боевым искусствам у него нет ни данных, ни желания, это безусловно. Но вот почему он не нравится остальным? Наверное, все они просто завидуют его способностям к магическим и гуманитарным наукам – это сказала ему учитель магии тела – возможно единственная драконесса в школе, которая хорошо к нему относилась и защищала. Она сказала, что учителя не любят, когда кто-то в столь юном возрасте знает и может больше них.

Это первая причина, по которой Силрен не любил школу.

Дракон вздохнул, подняв глаза от НПК, и отпрянул от неожиданности. Перед ним стоял тот самый дракон-змей, которому он помог с заклинанием на первом уроке.

- Привет, а тебя зовут, кажется Силрен? – улыбнулся он, держа лапы за спиной.

Серебряный дракон ничего не ответил, а лишь ещё немного отступил. Глубокий вдох. Ему оставалось только резко развернуться и зашагать по коридору. В душе от такого перемешались чуть ли не все чувства, что только есть на свете.

Синий дракон сначала удивлённо наблюдал за реакцией серебряного, а затем бросился к нему и положил лапу на плечо, чтобы остановить.

- Слушай, да что это с тобой? Я же хочу просто познакомиться с одногрупником! – Тоусиро в недоумении повысил тон. Его ещё никто так не игнорировал.

“Ну вот” – мысленно вздохнул Силрен и закрыл глаза. Ему так не нравилось, когда кто-то его трогал или даже просто беспокоил. Особенно если это кто-то из школьных. Вздохнув на этот раз в самом деле, он обернулся и посмотрел прямо в глаза ярко-синему дракону.

Увидев тот взгляд, что обратил к нему серебряный, где-то в душе кольнуло. Его глаза источали такое страдание и усталость, что просто невозможно было поверить, что они с ним ровесники. Ему девять, максимум десять лет, но только не его глазам, не его душе. И они просили, нет, они молили о том, чтобы его оставили в покое. И в то же время они были прекрасны. Глубокие голубые глаза, в которых находила отражение сама вечность.

Тоусиро ослабил хватку и Силрен смог пойти дальше. Дракон-змей долго смотрел ему в след, всё ещё завороженный этими глазами.

- Не понимаю… - тихо проговорил дракон.

- И не поймёшь, - донеслось рядом.

Тоусиро обернулся на голос. Слева стоял белоснежный чешуйчатый дракон, точно так же смотрящий вслед Силрену. Синий вспомнил его – это один из его одногрупников, с которым он ещё тоже не знаком.

- Почему?

- Потому что он ненормальный. Это уже давно все знают. Лучше не связывайся с этим драконом.

- А что в нём такое?

- Ну, - белый закусил коготь, - он очень странный. Мрачный, замкнутый, неразговорчивый. Совсем-совсем. Когда наша группа только сформировалась, мы с ним пытались заговорить. Но он постоянно нёс какую-то чушь про...я уже даже не помню. Да и вёл он себя очень странно. Насколько я знаю, он живёт без папы, а ещё некоторые говорят, что он – сын ведьмы.

- Ведьмы!?

- Ага. Потому что такой сын может быть либо у ведьмы, либо у сумасшедшей. И живут они за городом вдали от всех. Но в ведьму я не верю, потому что это бред, а вот в сумасшедшую верю.

Тоусиро выслушал своего собеседника и краем глаза посмотрел в ту сторону, куда шёл Силрен. Теперь он и сам не знает, стоит ли знакомиться с этим драконом ближе, но эти глаза он точно запомнит надолго.


4


- На сегодня всё, не забудьте про домашнее задание! – учительница скаймеевского была очень горласта. Её тона, пожалуй, не боялись только коллеги. И Силрен был искренне рад, что, наконец, всё закончилось. Как только раздался звонок, дракон пулей вылетел из помещения быстрее на свежий воздух. Голова после нескольких особо напряжённых уроков болела неимоверно, в висках всё время стреляло. Пара таблеток от головной боли были бы в самый раз.

Маневрируя между спешащим домой драконами, он таки вышел на улицу. В голову ударил прохладный воздух, а по шерсти пробежал приятный озноб, заставляя немного трястись кончик хвоста. От удовольствия глаза закрылись сами собой.

“И этот день я всё-таки пережил” – подумал Силрен и мысленно отблагодарил Богов. Наверное, он единственный во всей школе, а может быть и единственный во всём городе, кто всё-ещё верит в высшие силы. Хотя нет, совершенно точно есть ещё кое-кто. Если бы кто-нибудь услышал о его вере, то непременно бы засмеял. Так уже было однажды в первом классе. Но об этом Силрен предпочитал не вспоминать, так как это очень сильно подорвало его веру в тех, кому бы ему хотелось доверять. Он отрекался от любых знакомств. Вот и сегодня тоже прервать знакомство с одним драконом. Тоусиро, кажется. Новичок в группе, которому он немного помог на первом уроке. Все, кому Силрен пытался хоть немного открыться, просто в конечном итоге махнули на него лапой.

Это вторая причина, по которой Силрен не любил школу.

Пока он наслаждался горным воздухом, большинство драконов уже улетело восвояси. Лишь старшие группы, у кого по 6-8 часовых занятий, просто разминали кости на воздухе. Странно, что им можно выходить между занятиями на площадку, а младшим группам нельзя. Он мог бы, наверное, так ещё очень долго простоять в размышлениях, если бы его не отвлёк высокий голос, прозвучавший сверху, как шипение змеи:

- Привет-привет, малыш.

Силрен чуть не упал от неожиданности. Уже второй раз за день к нему подкрадываются, словно из ниоткуда. Дракон открыл глаза и посмотрел, кто же это теперь, и на этот раз действительно бы упал, если бы крепкие лапы не придержали его.

- Хе-хе, будь поосторожней, малыш. Ты не вапр, чтобы падать каждый раз, как увидишь кого-то нового.

Перед Силреном стоял взрослый тёмно-жёлтый дракон, который был раза в три выше и шире его самого.

- А скажи, пожалуйста, когда у вас заканчивается следующее занятие?

- А…- Силрен поспешно глянул на время в НПК. Оказывается, он настолько сильно задумался тогда, что не заметил, как закончился перерыв и все ушли на занятия, а остальные разлетелись, - Через пятьдесят пять минут.

- Хм…да, ещё целый час. Ну что ж, ладно, подождём.

На морде дракона, где играла лёгкая ухмылка, были три широких шрама, на боковом гребне висело два золотистых кольца, а под левым глазом татуировка в виде молнии. Мускулистое тело было настолько пропорциональное, красивое и грозное, что ему бы позавидовали величайшие атлеты империи. Если Силрен не ошибается, то перед ним не просто дракон, а ни кто иной, как Пандей – верховный капитан самого легендарного боевого отряда за всю историю Скаймея, “Чейзер-13”!

Дракон словил ошарашенный взгляд Силрена, и расхохотался. Хотя смех с его-то змеиным голосом – очень и очень необычное и немного жутковатое зрелище.

- Да, вот примерно такую реакцию я ожидал, - Пандей присел и с улыбкой потрепал молодого дракона за гриву, - Вот, что значит быть известным на всю Скаймеевскую Империю. Но ты успокойся, малыш, можешь разговаривать со мной, как и со своими сверстниками.

Силрен очень смутился, когда почувствовал, что его коснулась лапа героя. Не то, чтобы это было неприятно, но, по меньшей мере, неудобно. Он попытался немного успокоиться и отвлечься. Взгляд дракона приковала неестественная линия вокруг грудины Пандея. Интересный такой шрам. Ещё и от самой грудины кусочек отломлен. Силрен не знал, что пережил этот легендарный герой, но понял, что жизнь была для него далеко не самой спокойной.

Серебряный дракон осторожно протянул лапу странному шраму и тихо сказал:

- Наверное, это очень больно…

Улыбка на секунду сошла с морды Пандея. Но только на секунду.

- Знаешь, да, это было неприятно. Но ты не беспокойся за меня, я сильный.

- Да, я знаю. Вы очень сильный и благородный дракон.

- А меня не было бы без всех вас, малыш. Без всех тех, кто бы поддерживал меня, - голос дракона стал тёплым и приятным, пропали все нотки змеиности, - Заботься о родине и родина будет заботиться о тебе.

Хотя Силрен не назвал бы себя патриотом, слова героя заставили его улыбнуться. Потому что этот дракон по-настоящему любит Скаймеевскую Империю и сделает для неё все, что только сможет.

В стороне в это время приземлились ещё два чёрных чешуйчатых дракона. Одной из них кажется, была драконесса с трёхцветной гривой и интересными повязками на лапах. Рядом шёл дракон, который по своему телосложению совсем чуть-чуть не доставал до атлетического идеала Пандея. По взгляду было понятно, что спокойствие и хладнокровие – родная стихия этого чёрного дракона.

- О, вот и вы. У нас ещё целый час в запасе, - Пандей приподнялся, приветствуя крылом драконов.

- К сожалению, нет, друг мой, поступил приказ сверху, что нам надо заняться этим немедленно. Поверь, если бы я мог, я бы потратил этот час на куда более полезные для меня вещи, - сказал дракон с гривой.

Силрен не мог поверить своим ушам. Это…это самец! Не самка! Вот это да, а выглядит совсем как драконесса, ни отличить совсем, думал серебристый дракон. Ему даже немного смешно стало, но он смог себя пересилить, чтобы не рассмеяться вслух.

- Да, охотно верю, - улыбнулся Пандей, - Ну ладно, приказ есть приказ.

Герой повернулся к Силрену.

- Ладно, прощаюсь я с тобой. В будущем может быть, ещё встретимся, если ты пойдёшь в армию, - напоследок он подмигнул юному дракону и вместе с остальными он зашёл в школу.

- Ух ты, - тихо прошептал серебристый дракон. Он и в самых смелых мечтах не мог предполагать, что встретиться с драконом такой величины. Отряд “Чейзер-13”, известный тем, что освободил не одну планету от гнёта грифонов. Говорят, во всей Империи не сыщешь драконов, которые были бы такими же сильными и способными, как они.

Силрен отметил для себя, что на этот раз день прошёл очень хорошо, а не как обычно. Голова хоть ещё немного болела, но дракон был в очень хорошем расположении духа. И с этим настроением он расправил крылья и оторвался от земли. Домой.


5


Впереди показался маленький дом, находящийся на вершине одной из гор. Он находился вдали от всего города, из-за чего приходилось дольше лететь. Но это не так уж и страшно. Главное, что здесь он мог закрыться от всего мира и знать, что здесь его никто не потревожит. Дом был уже старый, в нём не было того лоска, что излучают дома жилых районов. А в некоторых местах даже немного проржавел, потому что был сделан из металла, а не из новомодного синтетического материала, который сейчас используют везде. Сиол – на ощупь как металл, но в отличие от него ни прохладный, ни тёплый.

Силрен приземлился на площадку. Как только лапы коснулись прохладного металла, душа дракона наполнилась теплом и радостью. Он вернулся домой.

Внутри находился двухэтажный полукруглый зал, одна из сторон которого была на самом деле большим окном с выходом. Помимо этого в доме было ещё три комнаты, двумя из которых почти никогда не пользовались, кухня, и уборная. Все вещи в доме напоминали о том, что пережили ни одно десятилетие. Здесь не было мягких полов, вместо этого всё было покрыто старыми коврами. Тёмно-жёлтые стены обвешаны портретами и изображениями различных богов. Потолок немного зарос ржавчиной.

- Мама, я дома! – радостно крикнул юный дракон, и побежал прямиком в родительскую комнату. Там на одном из ковров лежала необычайно красивая белая драконесса. Её звали Лиар. Она умиротворённо спала, кажется, не слышав своего сына. Силрен улыбнулся и прилёг рядом с ней, залезая под крыло и стараясь не разбудить. Но драконесса уже почувствовала движение и зевнув, открыла глаза. Обнаружив рядом своё дитя, она тепло улыбнулась и прижала крылом к себе.

- Привет, мой милый. Как у тебя прошёл день? – глаза источали столько любви и нежности, что Силрен непременно бы утонул в них, если бы это было возможно.

- Хорошо, мам! Представляешь, к нам в школу сегодня прилетал сам Пандей! Он разговаривал со мной!

- Пандей?

- Ага! Помнишь, о нём ещё часто в новостях упоминали. Это герой всей Империи! – всё не унимался от восторга дракон.

- А, так это тот жёлтый дракон? Выходит, ты у нас познакомился с героем, – мать потрепала своего сына по гриве - Поздравляю. А зачем он к вам прилетал?

- Я не знаю, он прилетал с ещё двумя драконами, им что-то надо было в школе. Но он такой хороший и добрый!

- В самом деле? Мне почему-то казалось, что таких как он надо остерегаться.

- Неправда, Пандей в самом деле хороший! – настаивал на своём молодой дракон.

- Ну ладно, Сил. Раз ты так говоришь, значит, так оно и есть, - Лиар нежно лизнула Силрена в щёчку, - И это не может не радовать.

- Ага! – морда молодого дракона просто светилась от счастья. Драконесса улыбнулась и обняла своего сына. Силрен просто закрыл глаза и наслаждался заботой матери. Мягкие и лапы ласкали тело малыша, выливаясь бальзамом на израненную душу. Теплота Лиар наполняла закрытое ото всех остальных сердце. А нежный голос матери тихо напевал “Песнь Про Белого Дракона” – любимую песню Силрена.

Боги, как же он любил свою мать. Она для него была всем. Та единственная яркая звёздочка в космосе его души. Единственная, кого он любил и которая отвечала ему взаимностью. Она отдавала ему всё - любовь, заботу, ласку, тепло. И он старался никогда её не подводить. Хотя и знал, что она ему всё простит.

Это была та единственная причина, по которой он летал в школу.

Так они пролежали до самого вечера.


6


До ушей донеслись какие-то звуки из зала. Силрен немного приоткрыл сонные ещё глаза. Похоже, что он заснул в объятиях матери. Слегка покачиваясь после сна, дракон поднялся и осторожно выглянул в зал.

У выхода из дому стояла Лиар. Она разговаривала с двумя драконами, одного из которых Силрен прежде уже видел. Это был высокий чёрный дракон, прилетавший вместе с Пандеем в школу. Рядом стоял золотой дракон несколько поменьше ростом, и один глаз у него закрывал странный электронный предмет с маленьким голографическим дисплеем.

- Говорю же, мы просто проверим активность его мозга и зададим пару вопросов, - у чёрного дракона был очень спокойный и немного холодный голос, - Мы сейчас во всём городе так опрашиваем тех родителей, чьи дети не достигли десяти лет.

- Нет уж, я вам не позволю! Появление здесь представителей армии может означать только одно, - резко оборвала драконесса.

Драконы переглянулись.

- Госпожа Лиар, не стоит так сильно беспокоиться, - успокаивал золотой звонким голосом, - В армию попадают лишь двумя путями – либо по желанию начиная с десяти лет, либо по достижении совершеннолетия в двадцать лет. Не факт, что ваш малыш сам захочет этого.

- Да хоть в тысячу лет, я его вам не отдам! Его отец уже погиб на войне, я не позволю, чтобы жизни лишили и моего сына! – Лиар была уже чуть ли не со слезами на глазах. Сердце серебряного дракона замерло, никогда он ещё не видел свою мать такой.

- Ох, звёзды… - вздохнул золотой, - Кенай, что нам делать?

Слух чёрного дракона уловил лёгкое шелушение в соседней комнате, заставив повернуть в ту сторону голову. Глаза чёрного уловили беспокойный взгляд серебряного. Лиар тоже это заметила и обернулась.

- Мы быстро, - бросил чёрный и направился к Силрену.

- Нет! – вскрикнула белая драконесса, загородив собой малыша.

Дракон остановился.

- Пожалуйста, отойдите.

- Ни за что!

- Поосторожней. Я бы не советовал идти против Империи. Это могут посчитать за измену.

Белая драконесса тихо зарычала на гостей. Чёрному ничего не оставалось, как схватить её за лапы и силой прижать к стене, не давая выбраться.

- Отпустите! Я не позволю!

- Плекс, приступай, - скомандовал чёрный.

Золотой подошёл серебристому, который сразу зарычал, видя, что делают с его матерью. Но ничего кроме этого он сделать не смог бы, поэтому ему лишь оставалось наблюдать, как лапа золотого (Силрен замети, что к ладони было прикреплено небольшое устройство, с середины которого тянулись серебристые линии до кончика каждого когтя) опускается на лоб Силрена. От прикосновения молодой дракон зарычал громче.

Несколько секунд и золотой дракон убрал лапу со лба серебряного.

- Хочешь в армию? – спросил он прямо. Но во взгляду понял, что можно было и не спрашивать, - Что ж, это твоё право. Но кто же будет защищать родину, как не ты?

- Отстаньте от него, демоны! – закричала Лиар.

Чёрный дракон отпустил Лиар, которая тут же бросилась к малышу и крепко обняла его, закрывая крыльями.

- Сколько? – спросил чёрный у золотого.

- Восемьдесят процентов.

- Ого, - в голосе чёрного впервые начали ощущаться хоть какие-то эмоции, - Пожалуй, когда-нибудь даже посильнее меня будет. Что ж, мы закончили, можно уходить. Спасибо за оказанное внимание, госпожа Лиар.

Белая драконесса оскалилась. В глазах засверкала ярость.

- Очень жаль, что ты не хочешь в армию сейчас. Мы бы могли бы оказать услугу такому потенциально сильному бойцу и взять его даже в девять лет на обучение, - сказал золотой.

- В таком случае увидимся через одиннадцать лет, - бросил через плечо чёрный дракон, направляясь к выходу. Золотой последовал за ним.

Белая драконесса ещё долго со злобой и страхом смотрела им вслед через стену-окно. Она обняла малыша покрепче, всхлипнув и тяжело дыша.

- Я ни за что не позволю им отобрать тебя у меня, Сил, - через силу сказала Лиар, сдерживая слёзы. Она старалась быть сильной.

- Я знаю, мама, я знаю. Я тебя никогда не оставлю…


7


В школьной столовой как всегда было шумно. Двухэтажное помещение до верху набито юными крылатыми. Проголодавшиеся ученики нарасхват брали еду с низких столиков, приспособленных специально под рост дракона, когда он не находится в состоянии прямохождения. Они обменивались фразами, весёлыми или не очень, обсуждали свои дела, планы, проблемы. Между некоторыми разгорячённо происходили дискуссии на ту или иную тему. И чтобы кто-то ел в одиночестве, здесь было невероятно редко, все садились рядом. Эту традицию изо дня в день нарушал, пожалуй, лишь один дракон, сидевший за самым дальним столиком подальше от любопытных глаз.

Сегодня в меню мясо с овощами. Силрен мысленно помолился за животное, которое теперь лежало перед ним в виде полусырого мяса, и принялся за еду. Не успел он доесть первый кусок, как за спиной раздался знакомый голос, что Силрен чуть не подавился.

- Привет ещё раз, - дракон-змей обошёл стол по кругу и сел напротив серебряного. Тот молча дожевал кусок мяса, которое потеряло вкус, как только появился Тоусиро.

- Да хватит уже, почему ты такой? – вздохнул светло-синий, увидев кислую мину Силрена.

Серебряный попытался встать вместе с подносом еды, но Тоусиро остановил его на полпути, придержав за плечи. Силрена передёрнуло. Похоже, от этого змея так просто не избавишься. Да и не хотелось Силрену ни с кем вступать в конфликт. Поэтому он просто опустился обратно, глубоко вздохнув.

“Оставь ты меня уже в покое, а?” – мысленно взмолился серебристый дракон.

- Не бойся, я ничего тебе не сделаю. Я просто хотел поблагодарить тебя за то, что ты помог мне там, на магии тела. Спасибо тебе большое, - улыбнулся Тоусиро.

Силрен нахмурился. Ему говорят “спасибо”. Это настолько невероятно, что даже не смешно.

- Знаешь, ты очень красиво рисуешь. Мне понравилось, как ты тогда меня нарисовал. Прямо настоящий талант!

Серебряный дракон даже не знал, что и думать. Его впервые за два с половиной года похвалил кто-то из учеников, а не из учителей. Да и ещё искренне. Силрен немного смутился и опустил голову.

- Эй, ну ты чего? – расстроился Тоусиро, - Тебе моя кампания неприятна, да?

Силрен ничего не ответил. Он немного боялся. Обычно к нему если кто-то и подсаживался, то только ради того, чтобы поиздеваться. Но даже если и не ради этого, то познакомившись с ним поближе, все просто, как и всегда, махали на него лапой и больше не связывались. Но Тоусиро...если подумать, то он ведь перелетел из другого города или поселения, так как в этом городе лишь одна школа. Значит, и мышление у него несколько по-иному устроено. Да и с виду дракон понимающий. Может, всё-таки рискнуть?

- Эх, ладно, тогда я лучше уйду. Извини, что потревожил, - вздохнул Тоусиро, вставая из-за стола.

Серебряный поднял голову.

- Тоусиро, скажи, тебе нравятся колокольчики?

Светло-синий дракон остановился, немного удивившись перемене в Силрене.

“Колокольчики? Необычный вопрос для того, чтобы поддерживать беседу. Но вообще ничего плохого в нём нет. Для начала сойдёт” – подумал Тоусиро.

- Даже и не знаю. Я никогда не задумывался над тем, какие цветы мне нравятся. Там, откуда я приехал, было очень много ферламинов.

- Ферламинов?

- Да, это такие цветы, у которых в разное время года разный цвет. Они распускаются сразу после зимы и каждую неделю теряют ровно по лепестку, отсчитывая время до следующей зимы.

- Интересно. А они тебе нравятся?

- Здесь очень непривычно жить, потому что нет некоторых вещей, что были там, откуда я приехал. В том числе и ферламинов. Так что, наверное, нравятся. Привязан я сильно к ним.

- Понятно. А колокольчики?

- Ну, к ним я, наверное, отношусь так же, как и ко всем остальным цветам. Ни хорошо и ни плохо.

- Хорошо, - улыбнулся Силрен. Впервые в его жизни на этот вопрос кто-то ответил нормально и без оскорблений, не считая мамы. Когда он задавал всем этот вопрос, одни начали считать его странным, другие ненормальным, третьи…голубым. Все думали, что цветы – это только для девочек. Силрен не понимал этого. Он не понимал, почему и мальчикам не может нравиться такая красота, как цветы. Или природа. Мама говорила, что это всё из-за Империи и армии. Она отравила во многих чувство прекрасного. Юные драконы только и думали, чтобы поскорее вырасти и ринуться в бой с грифонами. Но совсем не думали о той красоте, что они хотят защищать. О том, ради чего они хотят отдать свои жизни. По крайней мере в непосредственной близости от Седьмого Пика и главного штаба воздушных сил драконов, цитадели Целеброс.

- Ну вот, видишь, очень просто говорить с другими, - увидев улыбку на морде Силрена, Тоусиро сразу развеселился.

- Но совсем не просто говорить так, чтобы они поняли тебя, - ответил Силрен и наконец продолжил есть уже остывшее мясо. Тоусиро слегка опешил.

- Ну да ладно. Мне очень интересно узнать, как это у тебя получилось мне помочь.

Серебряный дожевал кусок и задумчиво поднял морду к верху.

- Ммм…это зрительное внушение. Магия, которой могут пользоваться только художники. Ты смотришь сперва мне в глаза, а потом на рисунок. Ну, или наоборот. Как только наши взгляды встречаются, я посылаю твоему мозгу сигнал из астральных магических частиц, усиливающий восприятие двухмерных зрительных образов до такой степени, что ты очень глубоко подсознательно начинаешь верить в то, что изображено на рисунке. Настолько сильно, что это непроизвольно посылает импульс другим участкам мозга для того, чтобы сделать изображение на рисунке реальностью. Другими словами – самовнушение.

Тоусиро слушал его с открытой пастью, так как рассказывал Силрен так, словно уже всю жизнь занимался магией души. И ещё больше удивляло то, что он спокойно может это применять на практике.

- Ты настоящий талант, - улыбнулся светло-синий дракон и заметил, как Силрен опять сильно смутился.

“Не такой плохой дракон, как о нём говорят” – подумал Тоусиро.

“Не такой плохой дракон, как многие другие” – подумал Силрен.

С этого момента они стали друзьями.


8


Шли дни, дела в школе были всё так же неутешительны, учителя и ученики, как и всегда, полностью игнорировали серебряного дракона. Но Силрен перестал это замечать. Не столько, потому что привык, сколько потому что дружба между ним и Тоусиро с каждым часом крепла всё сильнее и сильнее. Силрен теперь летел в школу только ради него. Лиар очень обрадовалась, узнав, что у сына появился первый в жизни настоящий друг, который бы принял его таким, какой он есть и понял его.

Через три недели после знакомства их дружба окрепла настолько, что Силрен решился кое-что ему показать. То, что он никому не показывал, кроме своей матери.

- Это далеко отсюда? – спрашивал Тоусиро, когда они уже поднялись в воздух после уроков. Силрен ещё в первый день знакомства заметил, как дракон-змей интересно летает. Совсем не так, как остальные драконы. У него, в отличие от других не было крыльев, поэтому серебряный долго ломал голову, как так можно летать, пока сам не увидел это. Дракон в буквальном смысле “плыл” по воздуху. Легко и грациозно извиваясь в потоках ветра. Выглядело это настолько невероятно и красиво, что дух захватывало. После этого Силрен понял, насколько он мало знает о мире.

- За городом. Кроме меня туда больше не летает. Надеюсь, тебе понравится, - улыбнулся серебристый. В глазах уже не было грусти. По крайней мере, это было не так заметно, как раньше.

Полёт длился недолго. Как только они пролетели жилые районы, Силрен указал высокую гору, которая кроме размера ничем ни отличалась от остальных.

- Слушай, а я тут никогда не был.

Силрен ничего не ответил. Тоусиро уже привык к его манере иногда не обращать внимания на некоторые фразы, или придерживать ответ до самого последнего момента. Так они в молчании долетели до вершины горы, слушая, как только ветер посвистывает в ушах.

- И что? – спросил дракон-змей, когда лапы уже коснулись земли.

Силрен вновь промолчал и лишь указал когтем на противоположный край вершины.

“Ну ладно” – вильнув хвостом от предвкушения зрелища, Тоусиро побежал к краю.

Открывшийся синему дракону вид надолго оставил отпечаток в его памяти. С противоположного края скалы, если посмотреть вниз, было видно широкое яркое поле с небольшим уклоном в низ, засеянное травой и цветами. Поле прямо на горе, там, где растительности в принципе быть не может.

- Ух ты, - тихим, но восхищённым голосом сказал Тоусиро.

- Полетели, - скомандовал Силрен, и сам спланировал вниз. Синий дракон ещё немного постоял наверху, и полетел следом. По приземлении он понял, что цветы, которыми засеяно поле – это колокольчики. Легко покачиваясь на ветру, они испускали настолько сладкий и приятный запах, что можно было подумать, будто они находятся в магазине сладостей, которые очень любил Тоусиро.

- Удивительно, я и не думал, что в горах может быть такое.

Силрен осторожно лёг между колокольчиков, обратив взгляд к небу.

- Я нашёл это место два года назад, когда впервые летел один, без мамы, со школы и с непривычки заблудился. Интересно, что никто кроме меня его не находил.

- Почему ты так думаешь? – синий дракон присел рядом, так же как Силрен, стараясь не задеть цветов.

- Да потому что кроме меня сюда никто и никогда не летает.

- А, ну…- синий задумался, - Его же из города не видно из-за того, что гора развёрнута не той стороной, а за город никто кроме тебя, по-моему, не летает.

- Возможно. Хотя у меня немного другое мнение, - серебристый прикрыл глаза, наслаждаясь прохладным горным ветром.

- Какое?

Опять молчание. Тоусиро вздохнул. Нет, иногда эта привычка Силрена его немного раздражает.

- Может, когда-нибудь сам поймёшь, - серебряный улыбнулся и посмотрел в глаза синему.

“Какие же у него всё-таки красивые и глубокие глаза, удивительно”, – подумал про себя Тоусиро.

Синий сел на хвост, поджав одну заднюю лапу под себя, и посмотрел куда-то вдаль меж высоких гор. Силрен, увидев друга в такой позе в поле колокольчиков, подумал, что получилась бы очень неплохая художественная композиция. Мысленно он “сфотографировал” синего дракона в таком положении. Пока он запоминал каждую деталь с того ракурса, с которого сам находился, ему на нос бабочка. Раньше, можно сказать, это были его единственные друзья, они хоть и не умели разговаривать и не имели разума, зато не боялись Силрена. Потому что знали, что он им ничего не сделает. Тоусиро с умилением посмотрел на это зрелище и хихикнул, прикрыв пасть лапой.

- А почему тебе нравятся колокольчики?

- Почему? – Силрен задумался, поднеся коготь к носу и дождавшись, когда на него пересядет бабочка, - Наверное, потому что они похожи на меня, - он осторожно погладил рядом растущий колокольчик, - И ещё прошу – пожалуйста, не говори никому про это место, хорошо? Пусть это останется нашей с тобой тайной.

- Хорошо, друг, - синий подмигнул серебряному. Тот улыбнулся.

Больше слов не было. Только ветер и шелест травы нарушал блаженную тишину.


9


Ближе к ночи, когда город начал засыпать, Силрен тихо, стараясь не наделать шума, выбрался из комнаты. На минуту он зашёл в мамину комнату, где Лиар мирно спала, положив голову на лапы, и нежно, но осторожно, лизнул её в щёчку. А затем направился к выходу. К счастью полукруглые двери на выходе ещё не проржавели, поэтому, как они отъезжают в сторону и обратно, было не слышно.

Оказавшись на воздухе, дракон сразу сорвался с места и полетел к поляне с колокольчиками. От дома до неё приблизительно полчаса.

- Ну, так что ты хотел мне показать? – весело спросил Тоусиро, уже ожидая дракона на полянке и дождавшись, когда и он спустится на землю.

- Пошли, - Силрен схватил дракона-змея за лапу и повёл к самому краю поля, - теперь надо просто подождать.

- А что будет то? – синему всё не терпелось увидеть то, что же ему хотел показать серебряный.

- Тссс… - дракон приложил коготь к пасти Тоусиро, шёпотом сказав, - Сам всё увидишь.

Тот не стал спорить.

Они сидели в тишине и темноте, дожидаясь неизвестно чего, ещё довольно долго. Синий дракон уже за это время успел немного озябнуть. Как-никак сейчас ночь, а чешуя не даёт достаточного тепла, чтобы согреться. Тоусиро уже начал думать о том, чтобы полететь домой, но он всё-таки решил дождаться, чтобы не расстраивать друга. Силрену со своей шерстью было, похоже, совсем не холодно.

“Везёт ему”, – подумал Тоусиро.

Прошло ещё немного времени, прежде чем синий дракон увидел то, что хотел серебряный. Где-то в поле проснулся маленький жёлтый светлячок, закружившись вокруг одного из многочисленных колокольчиков, словно маленький фонарик. Но этим дело не кончилось, вслед за этим светлячком, над полем начали появляться и другие. Большие и маленькие, яркие и очень яркие, скоро их набралось столько, что непроглядная тьма просто не смогла больше держаться и расступилась. Поле освещалось так, словно откуда-то светил невероятно мощный прожектор.

- Вау… - только и смог выдавить из себя Тоусиро, увидев эту красоту.

Вскоре светлячки начали постепенно менять цвет света с жёлтого на красный и с красного на синий. Многие светлячки, наигравшись на полянке, залетали в колокольчики и теснились там между лепестков, меняя цвет на фиолетовый. Выглядело так, словно колокольчики вдруг превратились из просто красивых цветов в маленькие фиолетовые фонарики, заполняющие всю поляну.

- Удивительно…

- Прямо как в сказке, правда? – улыбнулся Силрен.

- Ага… - синий дракон стоял на краю поляны с открытой пастью, пытаясь справиться с потоком эмоций от такого зрелища. Кто бы мог подумать, что такая красота вообще может существовать здесь, в такой глуши, - Ты никому это больше ни показывал?

- Я маме рассказывал про то, как тут ночью красиво. Правда, она расстроилась из-за того, что я вылетал ночью без её ведома. Но всё-таки побывала здесь в это время. Ей тоже очень понравилось.

- Понятно. Сил, знаешь, огромное тебе спасибо за то, что всё-таки доверился мне и показал это место. Оно прекрасно.

- Да ладно, ты же мой друг, - серебряный, как всегда немного смутился. Немного погодя он внезапно крепко обнял Тоусиро, просто не зная как его ещё благодарить за понимание, - А тебе спасибо за то, что принял меня таким, какой я есть.

Синий немного опешил от такого действа, но не растерялся.

- Сил, у тебя прекрасная душа. Многие просто не могут этого понять, - Тоусиро положил лапы на плечи серебряного, - Прекрасная, как это место.

От слов синего дракона, Силрену сразу стало очень тепло на душе. Сейчас ему было так хорошо, что казалось ещё немного, и он начнёт плакать от счастья.

- Тоусиро, знаешь, у меня дома есть для тебя небольшой подарок. Я хотел взять его с собой, да всё не знал, понравится ли он тебе.

- Сил, от тебя мне все подарки в радость, не беспокойся ты так, - синий потрепал серебряного по гриве, - Покажешь тогда завтра, что за подарок?

- Ага!

- Ну, вот и хорошо, - улыбнулся Тоусиро, - Ладно, давай уже прекращать эти все нежности, а то если бы нас кто-то увидел, то подумал бы совсем не то, как есть на самом деле.

Силрен рассмеялся, наконец, поняв, что что-то действительно не так, и отпустил синего.

- Ты прав, как-то неправильно всё это, - всё ещё улыбаясь, сказал серебряный и присел на траву. Но в следующую секунду вскочил, как пружина из-за внезапного чувства тревоги.

- Сил? – Тоусиро отпрянул от дракона, углядев в его морде нотки страха и ненависти одновременно.

- Что-то происходит. Что-то очень страшное, - мрачно проговорил серебряный дракон, - “Почему мои конечности так сильно дрожат? Ведь сейчас всё хорошо, но…мама”, - мысль стукнула в голову, словно молния, на момент дезориентировав дракона.

Кончик хвоста нервно дёрнулся. Не сказав ни слова, он резко взмыл в небо, постепенно набирая скорость. Сзади к марафону присоединился Тоусиро, волнами рассекая воздух.

- Да что такое!? – закричал дракон-змей, перекрикивая свист в ушах.

- Мы летим домой! С мамой беда! – голос Силрена дрожал. Очень сильно дрожал, - “Да как же так? Что с ней могло случиться?”

Силрен знал, что это сильное чувство тревоги – ни что иное, как родственная эмпатия, которая у драконов была развита на очень высоком уровне. Конечно, с возрастом это чувство очень сильно обостряется, позволяя чувствовать эмоции не только родных, но и тех, с кем просто налажен хороший контакт. Проще говоря – с друзьями.

Летя быстрее ветра, Силрен всё думал, что же могло произойти настолько страшное. От скорости и звона в ушах размышлять было крайне сложно. Но в один момент он почувствовал, что сразу перестал волноваться так, как на той поляне. Как будто в нём просто выключили все функции головного мозга, отвечающие за волнение и страх.

Как только это произошло, сердце Силрена до отказа наполнилось собственным страхом и тревогой.

“Нет, нет, быть того не может!” – в истерике думал серебристый дракон, тщетно отгоняя от себя самые мрачные мысли, “Не может…не может…Точно, её аура то ещё ощущается!”.

Осознание этого подействовало сильнее адреналинового укола. Дракон полетел на такой скорости, что уже не было слышно ни ветра, ни криков Тоусиро, пытавшегося догнать дракона. Уши с непривычки очень сильно закладывало. Но главное, что с мамой всё в порядке. Ведь аура – это особая магическая субстанция, с рождения содержащаяся в каждом драконе. С её помощью можно вытворять такие вещи, что магия тела и магия души по умолчанию отодвигается в сторонку. Но чтобы научиться их вытворять, порой приходится потратить не одно столетие, а порой и тысячелетие. Но даже самые молодые драконы уже умеют делать с помощью неё несколько вещей. Например, привязывать свою ауру к чужой, тем самым получая возможность узнать, например, о том, насколько далеко от тебя находится этот дракон, или о его физическом состоянии.

“Боги, пожалуйста, молю вас, сделайте так, чтобы всё обошлось!” – чуть ли не вслух уже ревел Силрен, - “Ну почему, почему эта поляна так далеко от дома!?”.

С той скоростью, с которой летел Силрен, он бы мог добраться домой минут за пять, не больше. Но неразвитость лёгких в таком возрасте и непривычка делали своё дело. Уже к концу третьей минуты крылатый начал выдыхаться. Но не остановился.

За какой-то жалкий километр до дома, дракон весь похолодел, на мгновение потеряв восприятие мира и возможность двигать конечностями. По всему телу прошёлся такой импульс, что будь дракон не в состоянии шока, он бы точно закричал.

“НЕТ!!!” – от ужаса Силрен даже пасть открыть не смог, лишь подумать, как только ощущение ауры его матери бесследно исчезло.

Впереди показался дом. Серебряный дракон на полной скорости несся прямо к нему, даже и не думая остановиться, чтобы не расшибиться о стены. Сжавшись и закрывшись в крылья, образуя собой почти шар, Силрен с грохотом пробил стену-окно дома, больно ударившись о следующую стену, лапой, грудью и головой. Но боль, которую он испытал при ударе – это ничего по сравнению с тем, что творилось в его душе и что ему предстояло увидеть.

- М…мама… - хрипло произнёс дракон, тщетно попытавшись встать. Рядом никого не было. Похоже, Тоусиро очень сильно отстал от Силрена.

В полутьме серебряный еле двигал лапами, ползя по осколкам стекла в комнату матери. Взор не столько закрывала темень, сколько тёплая чёрная кровь, текущая из разбитой головы. Боли Силрен не чувствовал. Он чувствовал лишь страх, очень, очень сильный страх. И капельку, самую капельку призрачной надежды. Это всё, что держало его в сознании.

Он не знал, сколько прошло времени, пока он добрался до того угла зала, где начиналась мамина комната. Он лишь знал, что обязан найти её. Дверь беззвучно отъехала в сторону, открывая вход в спальню родителей, где последние семь лет спали лишь мать с сыном. Но в такой темноте не было видно совершенно ничего. Силрен медленно прополз до середины комнаты, никого внутри не было. От страха и волнения он даже не чувствовал и не слышал, как под его лапами хлюпает тёплая густая жидкость. Тогда дракон в полубессознательном состоянии попробовал дотянуться до выключателя около двери. Тело отказывалось поднимать конечности так высоко.

- Свет…включись… - шёпотом скомандовал Силрен, вспомнив, что в доме так же имелась функция голосового управления.

Идентифицировав голос, система услужливо зажгла свет в спальне. И молодой серебряный дракон увидел то, что хотел.

Внутри не было никого…Только некогда жёлтые стены теперь были окрашены в чёрный цвет узором многочисленных брызг, с которых ещё стекала не засохшая до конца “краска”. То же самое было и на потолке, с которого прямо на голову капала чёрная жидкость. На полу же была целая лужица с кровью, которая начала сразу растекаться по залу, как только открылась дверь в спальню.

- АААААААААААААААААААА!!!!!!! – крик от увиденного ужаса был настолько силён, что оставшиеся части окна-стены задрожали, а эхо разнеслось по всей округе, отражаясь от скал и наверняка достигнув города. Крик души, рвущей саму себя в клочья, окончательно затуманил рассудок Силрена, который, даже не обращая внимания на отказы тела, смог вызвать в нём самую настоящую конвульсию, заставляя в слезах биться лапами, хвостом и головой об пол. Если бы его не остановили чьи-то чешуйчатые лапы, то он навряд ли бы остановился и разбил себе череп.

- СИЛРЕН!!! – уже какой раз попытался докричаться дракона Тоусиро, держа за лапы и пытаясь прекратить конвульсию, - ОСТАНОВИСЬ, ПРОШУ!!!

На этот раз синий дракон-змей был услышан. Серебряный сразу прекратил дёргаться, но вой в его душе даже не думал униматься.

- Мама… - тихо проговорил он, не в силах больше кричать.

- О, звёзды, о, небо, Сил… - Тоусиро в ужасе смотрел на покалеченное тело дракона. Из всего тела торчат осколки от якобы суперпрочного стекла, раньше серебристая шерсть вся вымазалась в крови и стала чёрной, передняя правая лапа вывихнута и сломана в двух местах, пара рёбер выпирает из груди, а из широкой раны на лбу, пасти и носа обильно течёт кровь.

- Сил…да что же это такое… - Тоусиро дрожащими лапами обнял друга и осторожно прижал к себе, ужасаясь тому, что здесь произошло. - Что же это такое…

Подбородок сам по себе задрожал, а глаза наполнились горькими слезами, заставляя прерывисто дышать.

- Мама… - только и мог шептать Силрен, безжизненно смотря в потолок, с которого капала ещё тёплая кровь…


10


С тех ужасных событий прошла неделя, прежде чем серебряный дракон смог встать на лапы. Первые несколько дней он лежал в медицинской капсуле в полубессознательном состоянии, ни на что не реагируя. Когда же он опомнился, и к нему пришло понимание того, что произошло, глаза все последующие дни были на мокром месте, его никто не мог успокоить, даже Тоусиро, который каждый день навещал его. Хотя у того последнюю неделю настроение тоже было ни к чёрту. На последний день реабилитации в палату заглянул кто-то из военных, рассказав, что же случилось у него дома. Как оказалось, двое грифонов как-то сумели преодолеть барьер, поставленный вокруг города и прилежащей к нему территории. По иронии судьбы дом Силрена и Лиар оказался ближе всех к месту, где они преодолели барьер, плюс большую роль сыграло ещё то, что он находился вдалеке от города. А после, как показала экспертиза, проникновение ночью, изнасилование и убийство. Определяли всё происходящее только по крови, потому как тело дракона, как только прекращает работать сердце и мозг, распадается на “зеркальные частицы”, которые тут же покидают планету и уносятся куда-то в космос. Грифонов же потом изловили в пределах барьера и убили на месте.

От услышанного, Силрен потом ещё долго плакал ночами, а иногда и днями. Тоусиро старался в те моменты всегда быть рядом, чтобы хоть немного успокоить или разделить боль друга. И однажды так у них состоялся разговор в колокольчиковом поле.

- Тоусиро, знаешь...я последнее время всё хотел тебе кое-что сказать, - Силрен всхлипнул, вытирая с морды последние слезы.

- Что такое, Силрен? – синий дракон сидел рядом, смотря, как колокольчики за последнее время неизвестно отчего потемнели и наклонились очень близко к земле.

- Я пойду в армию. Завтра. Я уже попросил, чтобы прислали дракона оттуда, чтобы он меня забрал, - грустно прошептал серебряный.

Синий ошарашено разинул пусть.

- Сил, ты что!? Нельзя тебе в армию, погубит она тебя!

- Но если не мы будем защищать свою родину, то кто будет? – Силрен практически дословно повторил слова чёрного дракона.

- Сил... – Тоусиро даже не нашёл, что ответить, - Но я так не хочу, чтобы ты уходил. Прошу, не делай этого.

- А я не хочу, чтобы кто-то ещё потерял кого-нибудь близкого. Да и к тому же мне некуда идти.

Синий закусил губу.

- Но ты можешь жить у нас. Мы можем быть братьями! Ты ведь мне в самом деле как брат.

- Нет, я уже сказал, что всё решил. А если в следующий раз грифоны нападут на твою семью?

Тоусиро замолчал, слушая как шелест листьев на ветру, и крики птиц нарушают тишину.

- Жесток ты, Сил…

Серебряный дракон ничего ответил.

На следующий день друзья встретились в последний раз на площади, где Силрена должен встретить представитель армии. Народа было совсем немного, самое-самое утро выходного дня. Прохладный ветер развевал гривы обоих драконов.

- Тоусиро, помнишь, я хотел сделать тебе подарок? – серебряный достал из наплечной сумки, которую он собрал специально для пути, толстый альбом листов на двести, - Он немного запачкался кровью, правда.

- Постой, ты мне хочешь подарить свой альбом? – удивился синий дракон.

- Ага. Правда, раньше я хотел подарить тебе один рисунок. Но сейчас подумал, что лучше подарю тебе весь альбом. В нём всё равно уже не осталось места, - Силрен протянул труды последних двух лет Тоусиро.

- Но это ведь тво…

- Бери, - оборвал серебряный.

Синий дракон посмотрел в глаза серебряного и понял, что лучше не спорить.

- Хорошо, - Тоусиро несмело взял переживший многое альбом, - Спасибо тебе, друг. Жаль, что я не могу сделать тебе подарок.

Серебряный улыбнулся.

- Это и не нужно. Ты уже сделал мне потрясающий подарок. Я уже говорил тебе какой.

Тоусиро тоже улыбнулся и вздохнул, покачав головой.

НПК серебряного дракона завибрировал. Силрен, пощёлкал в нём когтями и взглянул в сторону Седьмого Пика. Отсюда, с площади тот город был совсем не виден. Лишь грандиозная по своим размерам цитадель Целеброс даже здесь пугала своей мощью и величием. Возвышаясь даже над облаками, это чудо света представляло собой очень сильно вытянутую чёрную пирамиду, пик которой был слегка подрезан. Вокруг высились ещё четыре полукруглые башни, соединённые непосредственно с основным комплексом, но при этом они и не составляли и половины размера цитадели.

На фоне этого величия, в их сторону летел зелёный дракон. Резко спикировав на площадь, он затормозил перед самым носом у драконят, которые уже были уверенны, что он непременно в них врежется.

- Приветствую, дорогие мои, - живо сказал дракон и сразу же обратил внимание на серебряного юного дракона, - Итак, значит, Силрен – это у нас ты. Ну что, готов?

Серебряный как всегда ничего не ответил.

- Хм, ну что ж, молчание – знак согласия, - усмехнулся зелёный дракон.

У Силрена сразу пропало желание знакомиться с этим драконом. Но что поделать – придётся терпеть кампанию таких, как это.

- Прощай, друг, - серебряный грустно улыбнулся синему. Тот поник головой. Силрен всё ждал от него ответа, но вместо этого Тоусиро бросился к нему и крепко обнял, еле слышно всхлипывая.

- Прощай, Сил, - тихо сказал он серебряному на ухо, - Для меня ты всегда останешься самым близким другом и братом.

Серебряный тоже был не в лучшем настроении, поэтому он лишь взаимно обнял друга, понимая, что увидеться им суждено ещё очень нескоро. Зелёного похоже, несколько забавляла ситуация. Он то и дело ухмылялся.

- Ладно, дорогие мои, прекращайте уже, нам пора.

Силрен и Тоусиро ещё немного постояли так и всё-таки нашли в себе силы разжать уже братские объятия. Не говоря ни слова, они в последний раз посмотрели друг-другу в глаза и Силрен нехотя развернулся.

- Полетели, – решительно сказал серебряный дракон. Зелёный улыбнулся и первым взмыл в небо. Силрен последовал за ним, не оборачиваясь. Синий дракон и не ждал этого. Надо было перестать жить прошлым, а думать о будущем, где они с Тоусиро ещё наверняка встретятся. Нужно быть сильным и стойким.

Дракон змей ещё долго стоял на площади, наблюдая за удаляющимися от него двумя точками. Вот и всё, подумал он.

Глубоко вздохнув, синий посмотрел на подарок серебряного. И весь он заполнен рисунками одного-единственного дракона. Синий грустно улыбнулся. Расправив крылья, он рванулся в небо в то единственное место, которое ещё хранило дух серебряного дракона.

Колокольчиковое поле очень сильно изменилось за эти дни. Цветы совсем потемнели и сморщились, хотя дожди идут достаточно часто. У некоторых начали выпадать лепестки, а некоторые склонились так низко, что начали ими доставать до самой земли. Лишь один цветок, росший в самой середине, выглядел так, как выглядели все колокольчики до того, как стали такими. Нет, даже лучше. Он был чище, белее, живее. И головка в отличие от других, совсем не была опущена к низу. Наоборот она была почти ровно обращена к небу, а лепестки распущены. Увидев это зрелище, у Тоусиро где-то кольнуло в душе. Распущенный колокольчик был прекрасен. Прекрасен настолько, что все остальные цветы, что видел дракон, смотрелись бы рядом совсем не так.

И Тоусиро, увидев фантастическое зрелище, наконец, понял, почему это поле никто и никогда не находил. Понял, почему оно было закрыто от остальных глаз. Да, он всё понял.

Синий дракон осторожно присел рядом с распустившимся колокольчиком, нежно погладив его. И посмотрел на все остальные. Армия отравила душу Силрена. Но не всю. Он не позволит завять последнему цветку в его душе. Дружбе.

Лапы сами собой потянулись к толстому альбому. Тоусиро открыл первую страницу. На нём была изображена мать с ребёнком. И они были счастливы.

Вторая страница. Маленький дракон, закрывшись крыльями, сидел под непроглядным слоем тьмы, над котором возвышались зловещие силуэты.

И так по порядку. Добрые и позитивные рисунки чередовались с мрачными и жестокими. Некоторые согревали душе лучше любого солнца, другие заставляли в ужасе и отвращении отворачиваться от альбома. Но самыми запоминающимися были последние два десятка рисунков, откуда пропал всякий негатив. И самый последний…

На глазах дракона непроизвольно навернулись звёзды, но это были не слёзы горечи, это были слёзы счастья.

На последнем рисунке был изображён синий дракон-змей в колокольчиковом поле, смотрящий куда-то вдаль. А внизу было подписано: “Моему другу, Тоусиро”.

Синий дракон закрыл альбом и прижал к себе, чувствуя, как становится тепло и приятно на душе.

Он уже решил, что когда ему исполнится десять, он полетит в армию…


11


- Итак, значит, грифоны пробрались через барьер, вторглись в дом матери с сыном, изнасиловали мать, затем убили, а потом намеревались скрыться в пределах барьера, но к их сожалению, их быстро нашли и убили. После этого дракончик, узнав, кто убил его родителей, решает пойти в армию. Так?

- Так.

- Очень, очень хорошо, Кенай. Ты гений.

- Благодарю вас, Сэр.

- Удивительно, как всего пара изменённых деталей и сила самого простого слова могут так повлиять на личность. Но, в любом случае теперь мы получили в распоряжение очень серьёзный потенциальный козырь, восемьдесят процентов – это внушительно. Было бы печально, если бы он пришёл к нам в двадцать лет, способности бы развивались уже не так хорошо и эффективно.

- Я согласен с вами, Сэр.

- Кенай, я надеюсь, кроме тебя и Инфекса об этом никто не знает?

- Никто. Даже Пандей.

- Замечательно, пусть все думают, что всё было именно так, как им сказали. Ну а теперь скажи мне, каково это убивать беззащитную самку?

- Я не знаю, Сэр. Я по большей части смотрел. Этим занимался Инфекс. Он же и развлёкся с ней.

- О, как это мило. Доставить даме наслаждение перед смертью. Она сопротивлялась?

- Нет, Сэр. Сначала, когда она увидела нас, то сразу побежала обыскивать комнаты. Как только она закончила в своей, кажется, комнате, то прекратила. Более того – она в тот момент, по-моему, даже улыбнулась.

- Понятно, значит, первым делом бросилась смотреть, где её малыш, а поняв, что его дома нет, и ему сейчас ничего не угрожает, просто порадовалась этому. А раз не сопротивлялась, значит, понимала, что это бессмысленно, ведь исход будет один.

- Вы очень проницательны, Сэр.

- Спасибо. Что ж, ты свободен, Кенай.


Чёрный дракон низко поклонился и вышел через широкую дверь. В просторной круглой комнате стены и пол которого напоминали чёрный мрамор, царила приятная Вальхаусу, тишина. Окунув коготь в ёмкость с кровью, могучий белый дракон с наслаждением, облизал его. Затем он прошёлся к широкому окну, где сверху была видна территория на сотни километров вокруг. Рядом с окном не спеша пролетали облака. Где-то внизу он заметил две точки, летящие над лесами в город. Развитое зрение позволило углядеть цвета точек – зелёная и серебристая.

“Теперь ты мой, маленький дракоша”, – пасть растянулась в довольной улыбке, оскалив белоснежные зубы.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.»
Alex Wolf «Потерянный Рай - Революция Угнетённых.»
Мирдал, Хеллфайр «Сменщики человечества»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Колокольчики и Звёзды
Сообщение: