Furtails
Slash Freezen
«Я - Патриот»
#NO YIFF #война #инопланетянин #разные виды #смерть #фантастика
Своя цветовая тема

Пролог.


Это произошло в полдень. День тогда стоял не самый лучший – из-за пурги сложно было разглядеть что-либо дальше десятка метров. Но это не мешало молодому ашироги во весь опор нестись по снежной пустыне, где, казалось бы, легче всего - заблудиться.

Все четыре лапы белоснежного тигроподобного существа с вытянутой мордой врезались в снег, разгребая его и отталкиваясь от опоры. Ветер бил по длинным ушам, заставляя их болтаться над спиной. Лишь густая шерсть помогала бороться ашироги с воином природы, имя которому – холод. Воином, который приходится отцом этой планете.

«О небо, только бы успеть!» – металась одна единственная мысль в голове вислоухого существа, морда которого была озарена ужасом. Бежал он так скоро, что в ушах завывал ветер, а условный путь до цели перед глазами растягивался на тысячи вёрст.

Сквозь пургу стали видны очертания поселения, похожие на скопления больших бугорков, которые на самом деле являлись вигвамами, сшитыми из шкур зверей.

“Есть!” – пронеслось в мыслях ашироги, наливая сердце радостью и спасительной надеждой, которая словно открыла в нём второе дыхание.

Вислоухий в три прыжка преодолел расстояние до вигвамов и побежал к самому большому, где живёт главный. На скорости ввалившись внутрь, он обессилено упал на сшитую из шкур подстилку. Сидящие внутри трое самцов и самка ашироги удивлённо и немного испуганно от неожиданности, повернули к нему головы.

- Уф…уф…уф… - пытался отдышаться ашироги после ледяного марафона.

- Что случилось, Клю? – обеспокоенно спросил самый старый на вид ашироги, когда костёр в центре вигвама осветил измученную морду прибежавшего. Его отросшая грива заплеталась в мириады тонких косичек, на концах которых закреплено по клыку, добытому в сражениях с другими хищниками. Всё тело от морды до кончика хвоста раскрашено красными узорами. При одном взгляде на него можно было сразу определить, что это вождь.

- Уф…Там… - вислоухий приподнялся на передних лапах, как мог.

- Дайте ему воды! – рыкнул старый ашироги остальным.

Клю принял из лап самки чашу с прохладной водой и с жадностью сделал несколько глотков.

- Там…деревни Звезды больше нет! – выпалил, наконец, ашироги, - Все погибли! Погибли!! – на последнем слове у него на глазах выступили слёзы.

В глазах остальных дрогнули огоньки беспокойства. Лишь пожилой самец только прищурил глаза.

- Луна, я видел…видел её! Она спустилась с небес, чтобы убить всех нас! Я видел, как она изливала огненный дождь на деревню, и как дождь претворялся в чёрных демонов! Они… - казалось, что Клю сейчас начнётся захлёбываться собственными словами, - …Они убили всех! Даже самок и…детёнышей…Сейчас там лишь пекло. Эта луна, она…она выжигает землю!

Молодой ашироги, закончив рассказ, зажмурился и опустил голову, тяжело дыша. Остальные же смотрели на него с ужасом, разинув пасти. Даже вождь – и тот теперь выглядел очень беспокойным.

- Боги прогневались на… - начала было самка, у которой уже стояли в глазах слёзы.

- Это не боги, Лая! – резко отрезал вождь, смерив самку и остальных убедительным взглядом, - А если и боги, то совсем не те, которым мы молимся.

- Но п-почему ты так думаешь, Вала? – испуганно спросила самка.

- Разве могут боги быть такими жестокими? Разве они могут вот так просто убивать беззащитных самок или тем более – детёнышей, а? – в глазах вождя, вдруг, загорелась ярость. Все рефлекторно отшатнулись от него, никому ещё не приходилось видеть Вала в таком виде, кроме Лаи. Да и ей только раз. – Это зло! Самое настоящее зло, из тех, перед которым мы не должны прогибаться, потому что даже если это и боги, то это не наши боги! Они вторглись на нашу землю и творят, что им вздумается!

Атмосферу в вигваме пропитала ярость, да такая, что у всех стала дыбом шерсть, пока вождь говорил.

- Клю… - ровным, но напряжённым тоном продолжил он.

- А..? – вислоухий приподнял голову.

- Эта луна, она ведь движется сюда?

- А..да.

- Можешь сказать, как скоро?

- Очень скоро, мы не успеем даже собрать вигвамы, чтобы убежать.

- А кто сказал, что мы собираемся бежать?

- Что? – от удивления у вислоухого отпала пасть.

- Рей, Ава, предупредите деревню, - обратился вождь к двум другим самцам, сидящим рядом, - Пусть самцы берут в лапы оружие.

- Э-эй..! – крикнул Клю, пытаясь осмыслить приказы вождя.

- Выберите нескольких самцов, которые будут уводить самок из деревни в безопасное место и защищать их. Группа воинов пусть собирается перед деревней с тобой, Рей. Ава с детёнышами и самками, ты как только всех соберёшь, сразу выдвигайся. Пока всё.

Рей и Ава кивнули и по очереди выбрались из вигвама, запустив внутрь немного снега.

- Лая, отправляйся с Ава и остальными, - продолжил командование вождь.

- Н-но… - попыталась возразить самка.

- Отправляйся, я сказал! – рыкнул он в ответ.

Ей только и оставалось, что склонить заплаканные глаза и молча выйти.

Клю и Вала остались одни. Но от этого атмосфера в вигваме стала только тяжелее.

- Почему? – тихо и недоумённо спросил ашироги.

- Почему что?

Клю тут же вспыхнул.

- Почему ты не прикажешь бежать всем? Они не выживут!

- Это ещё неизвестно.

- Это очевидно! Разве тебе недостаточно того, что я тебе рассказал, чтобы понять, что они для нас – как боги, если это и не есть боги!? Они раздавят нас, как и не заметят!

- Нельзя бояться врага. Нужно уверенно смотреть ему в глаза, чтобы был шанс его победить, - в вождя голосе сквозило легкое раздражение.

- Да какой, ещё шанс!? Нас даже нельзя сравнивать с этой луной и спускающимися из неё демонами! Ты думаешь, северо-восточная деревня не пыталась дать им отпор!? Они пытались, и ещё как! Они бились насмерть как безумные но не сразили ни одного демона из их армии!

Чем больше Клю спорил с вождём, тем отчётливее чувствовал, как поднимается дыбом его шерсть. В попытке убедить вождя он старался вложить в свой голос всю уверенность, на какую был способен, но душа его была беспокойна. И с каждым словом Вала уверенность делалась все тоньше и призрачней, а страх начинал сжимать все внутри в комок.

Вокруг вождя начали происходить изменения не видимые глазу. Но чувствовать их можно было всем телом.

- А что ты предлагаешь? Вот так отдать им нашу землю без сражения? Ты понимаешь, что это предательство по отношению к нашему родному дому? Мы родились на этой земле, выросли и сейчас растим своих детей. И поэтому мы её так просто не отдадим, - на этот раз Вала повысил голос.

- Да какой смысл будет в этой земле, если на ней некому будет жить!? – не унимался Клю.

- А если мы так просто отдадим её, то где будем жить мы? И кому, как не нам, остановить этих демонов? Я вижу, как тебя изнутри пожирает страх. Это нормально. Но тебе нужно преодолеть его, ты должен бороться.

- При чём тут страх!? Это здравый смысл! И даже если говорить о страхе…не просто так небеса нам его подарили! Это инстинкт самосохранения!

Зря, ох, зря он это сказал. Потому что вождь на этот раз не выдержал. Клю даже не успел заметить, как его голова оказалась прижата к полу крепкой лапой.

- Если ты такой трус, то можешь идти на все четыре стороны, тебя никто не держит! Но помни, что в этом случае ты не только опозоришь себя и нашу расу, но ещё и предашь свою родину! – взорвался Вала, презрительно зарычав на Клю.

В этот момент в вигвам просунулась голова Ава. Он хотел было что-то сказать, но увидев представшую перед ним картину в виде вождя, прижимающего Клю к полу, замялся.

- В чём дело? – Вала отпустил ашироги. Тот сразу схватился за отбитую щёку.

- Ээ… - Ава сглотнул, - Многие самки хотят сражаться вместе с самцами. Как нам поступить?

- Разрешите сражаться лишь тем, у кого нет детёнышей и не беременным.

- Хорошо, - голова Ава тут же скрылась.

Вала с горечью посмотрел на Клю и сказал:

- Вот, что значит быть настоящим ашироги…

Затем молча поднялся и вышел из вигвама. Ашироги ещё несколько минут сидел и пытался прийти в себя. Наваждение ярости медленно рассеивалось и Клю почему-то неожиданно для самого себя подумал о том, насколько силен вождь и победить ему его не под силу ни в одном из видов боя. Ни в физическом, ни в умственном.

В тот момент, когда лапа главного ашироги коснулась головы Клю, по телу словно прошёл мощный электрический разряд. Вала словно окружало статическое поле, сотканное яростью. То было нечто непонятное, кажущееся мистическим. Тогда Клю испугался по-настоящему. Раньше он не придавал особого значения этому, но и теперь вдруг понял, ощутил на своей шкуре, насколько Вала отличается от других ашироги. И именно эти отличия и сделали его вождём. Всего несколько минут назад он казался Клю большим. Большим! Вернее даже сказать – недосягаемым! Настолько, что живи Клю даже тысячу лет, он всё равно не смог бы достичь его уровня.

После того, как он вождь покинул вигвам, страх перед ним сходил на нет. Теперь Вала не казался Клю настолько внушительным. Но всё-же…Что же это тогда?...

«Может, я и в самом деле просто трус?» - подумал Клю, закусив губу, - «Ведь если подумать, то это естественно. Любой бы испугался, увидев то, что увидел я.

Но сбежать, наплевав на свою честь и честь всей деревни и расы? А потом всю жизнь влачить жалкое существование, будучи предателем своей родины? Вот уж нет!

Лучше умереть, но с достоинством!»

Ашироги хлопнул себя по щекам и плеснул в морду воды из стоящего в углу ведра, чтобы взбодриться и придать себе решимости. Он собирался присоединиться к войнам группы Рей.

Но ровно до того момента, как он вышел наружу и ледяной ветер сразу ударил по Клю.

«Чёрт! Я, что, сплю?!» - вдруг подумал ашироги.

Почувствовав под лапами свежий снег и порывы ветра по шерсти, он словно разорвал окутывавшую его пелену. Приглушённые временным наваждением мысли, тут же нахлынули на Клю снова, и что особенно радовало, это были его мысли, его собственные мысли.

Разметая лапами снег, он сорвался с места и понёсся искать группу воинов под предводительством Рей и Вала. Найти их не составило труда – они были на самом краю деревни как раз в той стороне, откуда прибежал Клю. Когда он прибежал, там уже находилось полсотни самцов и десяток самок ашироги. Каждый в туго затянутой кожаной броне. А в лапах находилось костяное оружие – ножи, копья, луки, и топоры.

- …И если нам суждено умереть, то сделаем это с честью! Потому что это наша земля! И да помогут нам Боги! – уже заканчивал Вала свою речь раскатистым басом, на что ашироги ответили буйным и громким «ДАААА!!!». Рядом с вождём, гордо подняв голову, стоял Ава.

- Постойте! – завопил Клю так, чтобы его услышали все без исключения. Голос был, конечно, далёк, от прорывающего громом даже свист бури голоса вождя, но достаточно сильный, чтобы ашироги обратили на него внимание. Все повернулись в сторону крика.

- Что, Клю, решил всё-таки присоединиться? – с легкой насмешкой спросил вождь.

- Нет, я пришёл остановить вас! – выпалил ашироги.

Войны удивлённо переглянулись и смерили Клю ещё более удивлёнными взглядами.

- Ох-ох-ох… - покачал головой Вала, - Уж лучше бы ты трусливо убежал и не пытался остановить нас, чем позорился ещё больше перед остальными.

- Вот уж нет! Позоришься как раз таки ты, Вала, доверяясь только старым традициям и убеждениям! – зарычал Клю.

Половина воинов чуть не поперхнулась словами молодого ашироги. Как такой, как он, мог так дерзко спорить с вождём, словно с существом своего социального уровня? Естественно это вызвало всеобщее недовольство, обращавшееся в угрожающие рыки и взгляды со стороны воинов.

Но теперь Клю себя чувствовал совсем не так, как там в вигваме. Здесь и сейчас он источает такую уверенность, которая позволяет ему свободно общаться с вождём, позабыв о том, что приказы не обсуждаются.

- А не слишком ли ты много на себя берёшь малец? Думаешь, что… - начал было вождь.

- ЗАМОЛЧИ!!! – уже с надрывом заорал Клю, - Ты думаешь, что я трус, да? Ведь думаешь, не так ли!? Но нет, я не трус! Не трус! Я уже говорил тебе, что это инстинкт самосохранения, который в нас заложили боги не просто так! Ты сам хоть немного пошевели извилинами, затянутыми паутиной стереотипов и вековых убеждений! Какой смысл сражаться, когда шансов на победу нет! Нет их, понимаешь!? Ни-че-го!

Напряжение между двумя ашироги, вновь зависшее в воздухе, не могла разогнать даже вьюга. Войны уже, казалось, были готовы наброситься на Клю и перерезать ему горло, но тот попросту не обращал на них внимания. Сейчас он стоял на вершине утёса, а перед ним на другой вершине стоял Вала, и ничего вокруг для Клю просто не существовало.

- А как же другие племена, а? Ты не думал о том, что мы могли бы объединиться с ними и что-нибудь да придумать! Бессмысленно тупо идти в бой с верой в одно лишь чудо! Деревне Звезды эта вера ни черта не помогла!

Войны уже внутренне горели, но из последних сил сдерживали себя, чтобы не наброситься на сородича. Сейчас они были подобны пламени, исходящему из пропасти между Вала и Клю.

- А вот вы! – на этот раз ашироги обратился к своим собратьям, - Как же ваши любимые? Каково думаете им сейчас? Самки, детёныши, а!? Вместо того, чтобы идти с ними и быть им защитой и опорой, вы собираетесь ни за что погибнуть в бою, да?

- Мы защищаем…! – взорвались хором войны, но договорить не успели.

- Свою родину? Знаю! Но что именно вы подразумеваете под этим словом? Свой дом? Свою землю? Свою культуру? – Клю со всей силой ударил лапой по снегу, - Я скажу вам, что я подразумеваю под этим словом! А именно – своих родных! Своё племя!! СВОЮ РАСУ!!!

Последние слова раздались словно громом, заставив неуверенно отшатнуться некоторых воинов. От былой злобы и следа не осталось. Если, конечно, не считать вождя. Тот, напротив, злился всё больше. Но с его утёса решительности уже откололось несколько камней.

- Что такое земля? Что такое культура? Это всё, конечно, очень ценно, но разве могут быть такие вещи ценнее чьей-то жизни? К тому же они все построены на могилах наших собратьев, наших братьев, на их поте и крови и вы, несомненно, сейчас думаете, что сражаетесь и ради них! Ну как же – наши деды и прадеды испокон веков защищали эту землю, значит, и мы должны! Но ещё раз вспомните о тех, кто там! – Клю указал когтем назад, куда ушли самки и детёныши, - Как вы думаете, что сейчас чувствуют они? Кто будет защищать их, кто будет помогать им растить детей? Ведь это не только их дети! Это ваши дети! И как раз таки сейчас не я, а вы бросаете свою родину! А знаете почему…? – спросил ашироги почти шёпотом.

Войны уже не знали, что и думать. Было видно, как в них сейчас происходила усиленная борьба, хотя чаша весов была больше склонена явно не в сторону Клю.

- Потому что чувства живых преобладают над чувствами мёртвых! – звонко окончил молодой ашироги, яростно дыша.

Любому, попавшему в самый эпицентр этой словестной лавины, показалось бы, как пространство вокруг него начинает вибрировать, повинуясь силе духа и уверенности Клю, а так же ярости Вала.

Тяжело и зло дыша, вождь, уже чувствовавший, как основание его утёса начинает разваливаться на части, тем не менее, сумел удержать свою позицию. Повинуясь неведомой силе, Вала смог выстоять и отразить атаку Клю

- Нам больше не о чем говорить… - ровно, но отнюдь не спокойно сказал Вала, - Ну что, войны, вы готовы? Сражаться с честью против воинов без чести, которые без жалости убивают самок и детёнышей?

Ашироги как-то немного неуверенно повернулись к своему лидеру, но преодолев колодец сомнений, уверенно сказали:

- ДА!!!

- Что..? – Клю разинул пасть от удивления. Теперь его утёс начал постепенно рушиться,- Н-но, но почему!?

Все Ашироги повернули к нему взгляды, но на этот раз в них совсем не читалось той первобытной ярости. Вместо этого в них было лишь море боли и печали. Боль – оттого, что они больше никогда не смогут увидеться со своими родными, обнять их, приласкать…что не смогут больше защищать их. Печаль – от того, что они под волей вождя не смогут изменить свой выбор, чтобы остаться со своими близкими. Настолько глубоко засела в их подсознании мысль о защите своей земли, что она уже, словно скала, которую не сдвинуть с места.

- Извини… - грустно проговорил кто-то из толпы.

- Чёрт, чёрт, чёрт! Ну почему, почему!? – Клю бросился к тому, кто это сказал и схватил за плечи, - Почему просто нельзя это понять…? – с этими словами он попытался потянуть хоть немного его в свою сторону, чтобы вырвать из толпы.

- Прости…не знаю…не могу… - тот же не двигался с места и лишь стоял с опущенной головой, словно готов был вот-вот заплакать.

- Можешь даже не пытаться, - сказал вождь, даже не глянув на происходящее, - Они уже сделали выбор. Потому что, в отличие от тебя, они знают, что по-настоящему существа умирают не когда их сердце пронзают острым копьём, или переламывают все до единой кости…а когда о них забывают.

В этот момент что-то ёкнуло в груди Клю. Он чувствовал, как земля под ним медленно проваливается, оставляя после себя лишь глухое эхо.

«Так забери же просто эту память с собой и уйди вместе со мной…», - подумал ашироги, смотря на повёрнутого спиной вождя.

Тот же, ощущая на себе молящий взгляд вождя, только чуть повернулся, посмотрев на Клю одним глазом.

«Нет, не заберу…она здесь, на этой земле, на которой прожило много поколений наших предков…», - отчётливо читалось во взгляде Вала.

Клю ещё несколько мгновений бесцельно смотрел на снег под собой, как лапы сами, словно обессиливши, отпустили плечи ашироги. Не поднимая морды, он развернулся и, покачиваясь, побрёл обратно в деревню, чтобы выйти с другой её стороны. Больше он ничего не мог сделать. Под его лапами не осталось ни единого целого и надёжного камня.

Лишь отойдя уже на некоторое расстояние, Клю посмотрел назад, чтобы в последний раз увидеть своих сородичей и чуть покачнулся. Они все смотрели ему вслед…все до единого. И только сейчас Клю заметил, что это стоят мертвецы. Самые настоящие мертвецы. Не телом, но душой. Они уже готовы умереть, они уже наполовину на том свете. Их морды говорят об этом. Клю уже увидел, как смерть положила им на плечи свои костлявые пальцы и приставила к горлу громадную косу. Тёмная, как сама ночь.

- Прощайте, собратья…память о вас я унесу с собой…


Он видит это словно наяву.

Видит, как сквозь снежную бурю в небе появляются расплывчатые очертания, плывущего вперёд основанием, полумесяца.

Видит, как сородичи в ужасе замирают на месте, наблюдая это зрелище. Даже вождь.

Видит, как на полумесяце загораются оранжевые точки, которые огненными стрелами падают вниз, на землю.

Видит, как все ашироги в панике разбегаются, кто куда, стараясь не попасться под стрелы. Но вождь одним своим словом заставил их остановиться и встать обратно на изготовку.

Видит, как из мест, куда упали огненные стрелы, вырастают чёрные демоны с горящими глазами и ростом в два раза выше ашироги.

Видит, как несколько ашироги безуспешно пытаются стрелять по ним из луков, пока их не пронзают насквозь красные лучи, вылетающие из рук демонов.

Видит, как демоны во все стороны палят красными лучами, которые оставляют после себя лишь обугленные трупы.

Видит, как два десятка воинов бежит с топорами на демонов, ломая об их кожу оружие и напарываясь на их красные лучевые мечи.

Видит, как последние из ашироги в ужасе прячутся в вигвамах. В тот момент что-то ломается в сознаниях воинов. Они больше не могут сражаться. Теперь это простые оболочки без сознания. Они никак не реагируют на происходящее.

Видит, как демоны сжигают все вигвамы лучами вместе с сидящими внутри ашироги.

Видит, как последний из выживших – вождь – сам режет себе горло, думая, что демоны хотят забрать его с собой в Ад и мучать там целую вечность. Он ещё не осознаёт, что таким образом сам себя отправляет в настоящий Ад.

Видит, как демоны стрелами возвращаются обратно на полумесяц, а тот в свою очередь извергает огромный луч света, уничтожающий всё на своём пути, в том числе остатки деревни и всё вокруг неё.

Видит всё это, потому что однажды видел это раньше. Не с той деревней, но с другой.

Видит, как этот огромный монстр мерзко хохочет, будучи на звёздном небе…

Просыпается в холодном поту.


Уже десять дней, как он убежал из деревни и отыскал группу Рей, который вёл самок и детёнышей, а так же ещё нескольких самцов. Сейчас они все вместе ночуют в пещере сталактитов-сталагмитов. Клю считают предателем, трусливо бежавшим с поля боя, стараются держать подальше от себя. И не перестанут. Ну и пусть, думал ашироги.

Уже десять дней, как ашироги смотрит на свои лапы и наяву видит на них белую кровь своих погибших собратьев. Вместе с кровью он видит и самих собратьев, которые время от времени являются к нему, чтобы наполнить очередной день болью и страданиями. Если бы только вислоухий тогда начал выступать перед всеми раньше вождя, а не сидел в вигваме, рассуждая о неизвестно чём. Но думать, что можно было сделать, а что нет, было уже поздно. Ровно, как и сожалеть. Потому что от этого бы ничего не изменилось…


Эпилог.


Последний. Остался, наконец, последний корабль. Этот из материнских. Достаточно громадная махина. Хороша для нападения на наземные базы, в атмосфере и космосе же такой монстрик в виде полумесяца практически ничего сделать не мог. Максимум – выпустить несколько десятков истребителей, которых бы тут же по стенам этого же корабля размазали окружившие его корабли адмирала Алькири.

Всё началось с того, что небольшая группа из нескольких десятков кораблей прибыла из другой галактики в Альянс Двух Галактик. Никому ничего не объяснив, они начали вести активную деятельностью по выжиганию малозаселённых или примитивно развитых планет. После чего те становились непригодными для жизни. Как выяснилось позже – эти пришельцы выбирали лишь планеты одной конкретной величины. Для чего они всё это делали – неизвестно. Хотя однажды так один из их кораблей направился в сторону очень важной для Альянса планеты с населением 13,5 миллиардов разумных существ, что, конечно, заставило совет Альянса принять меры. Вот тогда-то и выяснилось, что пришельцы на самом деле откуда-то знали язык Альянса. При попытке переговоров существа так и не остановились, заявив, что “Так-надо” и ни словом больше. Пришлось уничтожить корабль. Однако от этого остальные корабли не остановились и расползлись по всему Альянсу, то тут, то там выжигая планеты и превращая их в просто огромный круглый кусок камня. Полетели головы. С пришельцев, естественно. Хотя Альянсу тоже немного досталось. Что самое удивительное – при своей неподвижности, корабли этих существ, в конце-концов прозванными богомолами из-за своей внешности, скрывались по Альянсу восемьдесят лет. И за это время успели выжечь около двухсот планет.

Положить конец этому взял на себя честь адмирал Алькири, за тридцать пять лет дослужившийся до такой должности с простого рядового.

В данный момент адмирал расслабленно сидел в кресле (специальной модели для четырехлапых) капитана корабля на своей величественной «Ашириги» и наслаждался происходящим. Его флот, состоящий из пятидесяти кораблей, со всех сторон окружал вражеский «полумесяц», делая путь к отступлению невозможным даже в подпространстве.

- Ждём приказаний, сэр, - послышалось из динамика на ухе адмирала.

Тот как-то хищно улыбнулся и сказал рядом сидящему лейтенанту:

- Соедините меня с капитаном этого корабля. Хочу с ним кое о чём потолковать.

- Есть, - холодно произнесла баросса, сосредоточившись на неоновом калейдоскопе из голомониторов.

Перед Алькири возникло голографическое изображение чёрной рубки с мерцающими то тут, то там огоньками, на фоне очень странного существа, который, наверное, по недоразумению попал на передний план.

Очень забавное существо, похожее на четырёхлапого волосатого богомола быстро заморгало и задвигало ротовыми клешнями.

- Капитан-космического-корабля-«Риджи-Ф»-приветствует-вас-ка… - начало быстро тараторить существо.

- Адмирал Алькири, - с усмешкой поправил его капитан «Ашириги».

При слове “адмирал” Богомол заморгал ещё быстрее.

- Чем-могу-служить-адмирал?

«Жаль, у этих существ не различить эмоций», - подумал Алькири и уже голосом добавил, - Думаю, вы знаете о том, что во всём Альянсе Двух Галактик из вас, богомолов, остались лишь те, кто находятся на этом корабле.

- Знаем-адмирал.

- Вот и славно. А знаете ли почему вы последние?

- Потому-что-вы-нас-истребляете.

- Браво-браво, мой друг! – Алькири даже немного прихлопнул в ладоши, - А знаете почему вас истребляют?

- Потому-что-мы-выжигаем-планеты.

- Да-да, правильно. Знаю, если я спрошу, зачем вы это делаете, вы мне банально ответите “Так-надо” и ничего больше. Я знаю, что захватить ваш корабль или персонал тоже не выйдет, потому что в случае проникновения из вне, на корабле включается функция самоуничтожения, - адмирал придвинулся поближе к изображению, - Поэтому я здесь и сейчас задам вопрос, мучавший меня долгие годы.

Богомол задумчиво стукнул клешнями.

- Зачем вы спускаете солдат, для того, чтобы они перебили весь народ? Не проще было бы просто взять лазером выжечь населённый пункт вместе со всеми разумными?

- Потому-что-это-как-вы-называете-грязно-и-подло.

Алькири искренне удивился ответу.

- Да. Даже-у-нас-есть-своя-мораль.

- Дааа? То есть для вас не так грязно и подло убивать, когда ваши солдаты на земле, но ваши силы всё равно во много раз превосходят силы противника?

-Да-это-так. Неважно-какие-силы-важно-кто-с-кем-сражается.

- То-есть? – решился уточнить Алькири.

- Космический-корабль-должен-сражаться-с-космическим-кораблём. Живое-существо-должно-сражаться-с-живым-существом. Разумный-воин-должен-сражаться-с-разумным-воином. Причём-количество-боевых-единиц-должно-быть-равным-с-обеих-сторон.

- Другими словами – вы всегда всё стараетесь уравнивать?

- Можно-и-так-сказать.

- А как же, например, если вашими противниками будут первобытные аборигены?

- Это-уже-их-проблемы. Если-мы-видим-что-боевая-единица-врага-одна-и-он-превосходит-нашу-боевую-единицу-по-всем-параметрам-мы-всё-равно-ставим-эту-самую-боевую-единицу-против-него.

- Выживает сильнейший, - заключил адмирал, - Но в то же время всё якобы по-честному.

- Именно-так. Без-якобы.

«Подумать только, даже у этих существ есть какая-то честь. Несколько необычна для нас, но более-менее понятная».

Алькири задумался.

«И ведь, значит, тогда они тоже сражались с так называемой своей честью».

Адмирал вспомнил слова своего уже покойного вождя, когда тот воодушевлённо говорил про то, что они идут сражаться с “войнами без чести, которые без жалости убивают самок и детёнышей”.

Это было незадолго до того, как на практически зажаренную планету прилетели представители Альянса и, хоть силой, но увезли Алькири вместе с оставшимися жителями планеты на другую, где они бы могли спокойно продолжать свой род. Тогда все пожелали на той планете и остаться. Один лишь Алькири захотел полететь вместе со спасителями, потому что понимал, что если эти существа спасли их от неминуемой гибели, то значит они против тех “демонов” с полумесяца.

Следующей целью жизни стало истребление пришельцев, превративших его родную планету в камень. Языковой барьер был успешно пройден за пять лет. Столько же понадобилось молодому ашироги, чтобы изучить причуды открытого ему мира и поступить в космический флот. А дальше по наклонной…задом наперёд, конечно.

- Хорошо, больше нам не о чем говорить.

- Это-значит-что-вы-нас-истребите?

- Да, а иначе вы так и продолжите уничтожать планеты.

Богомол хотел было что-то сказать, но Алькири уже догадался, о чём будет разговор.

- Да, знаю, пятьдесят на одного – это, по-вашему, позор на всю жизнь. Но вы, надеюсь, не забыли, где находитесь. Здесь не ваш дом, здесь наш дом. И вы не просто нагло нарушили его границы. И как раз здесь вы считаетесь жестокими убийцами без чести и совести.

- Но-почему?

- Потому что у нас только самые низкие подонки могут позволить себе убийство женщин и тем более – детей.

Богомол как-то косо посмотрел на адмирала.

«Понятно. Видно, это выше твоего понимания», - покачал головой Алькири и поднял лапу, - Главные орудия наизготовку! Двадцать процентов мощности на лазеры!

Несколько офицеров, сидевших за компьютерами и отвечавшими за бортовые орудия, начали перебрасывать энергию на самые мощные орудия корабля. Всего у «Ашириги» было пять таких пушек. Но лазеры, достигнув цели, начинали не прожигать щиты и обшивку чужого корабля, а образовывать пучки, которые, чем дольше лазер непрерывно ведёт огонь, тем больше разрастались и поглощали вражеский корабль, выжигая всё, что попадёт внутрь.

Вместе с «Ашириги» ощетинились и остальные корабли флота.

Адмирал в предвкушении зрелища победоносно зажёг сигару свободной лапой.

«Больше из-за вас никто не умрёт».

Он сделал несколько затяжек, прежде чем продолжить.

- У нас в Альянсе не считается за честь убийство кого-либо, пусть даже существ, вроде вас. Но лично для меня будет самой большой честью спустить курок на последнего из вашего рода хотя бы у нас дома, - напоследок сказал Алькири, выключил связь с капитаном полумесяца, и взмахнул лапой, - Огонь!

Зрелище не было бы зрелищем, если бы адмирал не приказал наложить на иллюминатор фильтр, показывающий лазерные лучи – в космосе то их не видно.

А зрелище действительно было завораживающим. Смотреть, как сотни белых лучей прожигают лазерными сферами корабль в виде полумесяца. Наверное, никто, кроме как Алькири из всего флота, не почувствовал такого удовольствия от этой картины.

Он вжал когти в кресло, чувствуя выброс эндорфинов в организм. Ах, это сладкое мгновение. По телу проходит приятная дрожь, а шерсть, словно одновременно ласкают миллионы маленьких перьев. Чувства радости и победы переполняют сознание, унося куда-то вдаль, где всё, даже ты, не тяжелее пушинки.

Алькири знает это чувство.

И всё это за те несколько секунд, что корабль в виде полумесяца постепенно превращается в космическую пыль, пока от него не остаётся ровным счётом ничего.

Затем накатывает лёгкая апатия, горечь, не самые лучшие воспоминания и чувство вины от неспособности защитить своих близких. Но это проходит быстро. Потому что сердце греет то, что были спасены миллиарды других жизней от гибели.

Клю Алькири усмехнулся и откинулся в кресле капитана. Вдоволь затянувшись своей любимой сигарой, он с неприкрытым удовольствием говорит про себя:

- Ну и кто из нас теперь прав, старик?


Столетием позднее этот ашироги будет признан пятым Великим Героем Альянса за свои многочисленные подвиги. Посмертно.



Он! Тот, кто плюнул на честь своего племени и честь умерших за него существ!

Он! Тот, кто поклялся защищать других, будучи предателем своей родины!

Он! Тот, кто когда-то выжил, чтобы в конце-концов победить!

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», Дмитрий Янковский «Фактор агрессии (Homo Militaris - 1)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален