Furtails
Aaz
«На битву с драконом»
#NO YIFF #романтика #дракон #хуман
Своя цветовая тема

НА БИТВУ С ДРАКОНОМ

Aaz



Давным-давно, в стародавние времена, не наше государство.

Ранним летом, не слишком поздним вечером...


Дом богатого гражданина, а может, и кого рангом повыше.

На открытой террасе коленопреклоненный мужчина почтительно склонил голову перед стоящими перед ним людьми.

Звучат торжественные слова, произносимые уверенным голосом:

- Сэр Вильям, как ты сам понимаешь, на тебя ложится огромная ответственность, и твой подвиг войдет в историю нашего королевства. Множество славных рыцарей сложило голову в борьбе с чудовищем, и ты волен отказаться от этого сложного поединка. Я пойму тебя. Что ж, будем искать другого рыцаря, и он поедет вместо тебя.

- Воля ваша, господин, я еду, - ответил мужчина, поднимая голову.

- Поднимись, славный рыцарь, потомок славного рода. Я верил в тебя и... дай я тебя обниму. Мальчик мой, нет, прости, мне негоже так называть тебя... Сэр рыцарь, ты оправдал мои надежды, и не уронил чести, так пребудет же с тобой Вседержитель, и да поможет он тебе в твоем нелегком деле... От меня же прими эту скромную помощь в делах земных. И помни - мы ждем тебя назад!

С этими словами говорящий принял из рук ближайшего мешочек, и подал рыцарю.

Тот взял, и, с поклоном, вышел вон.


Получасом позже, в том же доме, двое из группы.

- Сколько ты на него потратил?

- Сущие пустяки. Всего пятьдесят фунтов золотом.

- Да тоже не мало.

- Поверь мне, Корнелиус, если бы я тратил на подкуп ее няньки, служанок, и прочую челядь, чтобы они никому не разболтали о наших встречах - я бы потратил гораздо больше. Да и леди Роанна имела бы больше шансов шантажировать меня и вымогать. Так что я чрезвычайно удачно потратил деньги.

- Если только он не вернется...

- Он не вернется. Ни один рыцарь не возвращался. Да и если вернется - еще неизвестно, будет ли Роанна так же дорога его сердцу... Может быть, она уже будет за кем-нибудь замужем. Опять же - смотря с чем вернется...

Его собеседник сдержано усмехнулся.



Двумя неделями позже, значительно южнее, в трактире предгорья Шексли.

- Да, тоже на дракона. А что, много нас таких?

- Да, почитай, раз в месяц кто-нибудь да приедет.

- А скажите, любезный, чего достигли мои предшественники?

- А кто ж его знает? - равнодушно отозвался трактирщик, протирая деревянную стойку.

- То есть, как? Никто ничего не знает?

- Почему? Дракон знает.

- Ну, хоть родственники у них остались?

- Послушай, сэр рыцарь, я тебе тут что, королевский глашатай? - трактирщик изогнулся в дурацком поклоне. - Так ведь не похож ничуточки! Вот пивка налить, или вина заморского, куру подать в яблоках - это я горазд. А вести учет проехавшим мимо рыцарям - мне за это монету не платят.

Вильям понял намек, и бросил на стол дублон. Однако, тот не возымел волшебного действия. Трактирщик с сожалением посмотрел на монету, потом - на рыцаря.

- Ты, сэр рыцарь, прости Господи... У меня трактир, а не цирк. Я, конечно, могу щас тебе наврать полную телегу, все равно сдохнешь, а мне хоть золото останется, да развлечение... Но не в мои года байки травить. Забери золото, или купи у меня бутылочку Токайского, авось разговоришь кого?

Последняя мысль была здравая, и Вильям ей воспоследовал. Поскольку бутылочка была одна, а желающих на нее, скорее всего, окажется много, Вильям не стал просто выставлять ее на стол. Прекрасно понимая, что баек за этот золотой наслушается больше, чем требуется, он решил выпить просто с хорошим человеком, и не за информацию, а на посошок.

И неизвестно еще, что будет сложнее найти - информацию, или хорошего человека.



Вечер следующего дня.

Дом алхимика.

Алхимик жил, как и положено, на краю городка. Дом у него был хоть и не богатый, но - большой. Сам алхимик был мужиком кряжистым, волосатым, с толстенной бородой и торчащими над ней усами. Крепкими своими руками открыл он токайское белое, с наслаждением потянул крупным носом запах из бутылки, и достал чуть мятые оловянные кружки.

Вино от этого, впрочем, хуже не стало.

Рыцарь и хозяин дома потягивали вино из оловянных кружек, заедая мелко нарезанным козьим сыром, и разговаривали.

- То есть, ты думаешь, что никакого способа укрепить доспехи от пламени не существует?

- Почему? Я уверен, что он есть. Но если бы это был не дракон, а, скажем, костер - тогда это имело бы смысл. Прошел костер, вздохнул спокойно, и пошел дальше. А так...

- А так?

- А так - неизвестно, что ты теряешь. Ведь доспехи дают серьезную защиту твоей нежной коже, но ты теряешь в скорости и ловкости, а так же немалую часть своей силы. Оружие дает тебе неоспоримые преимущества в бою, но оно же тебя и ограничивает.

- В смысле?

- В смысле - если ты пользуешься мечом, то тебе надо подойти на длину меча и найти уязвимое для меча место. Если ты пользуешься луком - надо отойти на длину выстрела, найти уязвимое для стрелы место, при этом надо, чтобы цель ничто не закрывало. А дракон вооружен только своими когтями, пастью, хвостом, крыльями...

- ... огнем, весом, скоростью. Всего-то!

- Вот именно. И может применять это все вместе или по отдельности, как получится. И уж он-то ничем не ограничен. Поэтому, когда ты наложишь защиту от огня - откуда ты знаешь, что ты потеряешь? Например, станешь ты хуже слышать, и не услышишь, как дракон ревет над ухом. И что будут стоить твои огнеупорные доспехи, если дракон, даже не дохнув ни разу огнем, сразу спляшет на тебе краковяк?

- Что же делать?

- По хорошему, плюнь ты на эту дурацкую идею, и езжай домой.

- А Слово?

- Что "слово"? Ты, милсдарь, скажи мне, тупоумному, какая будет разница для тебя, сдержал ты слово, или нет, ежели дракон тебя сожрет?

Вильям помолчал, играя кружкой.

- Для тела, разумеется, нет разницы. А вот для души...

- А чем для души твоей это будет иметь разницу?

- Я - рыцарь. И слово рыцаря - тверже гранита. Дороже жизни. Не дал слова - крепись, а дал - держись. Коли раз обману - хоть и звали люди рыцарем, а получается, что обманщик. Только притворялся. Но я клятву давал.

- А ты что ж, ни разу, за всю жизнь не обманул никого?

- Да ты что, Господь с тобой! И обманывал, и не раз! Да только тот обман ничего не дает - я ж не слово рыцарское давал, а... По разному было. А вот слова рыцарского своего - нет. Ни разу не нарушил.

- Надо же... Прямо вот так вот - и не нарушил??? А поклянись-ка!

- Сказано в Писании - ничем не клянись, ибо ничто не твое. Не буду клясться даже сейчас, да и незачем. Что с того - поверишь ли ты мне, или нет, коли я сам знаю? Не для тебя я слово рыцарское держу, а Он и без тебя все видит, и знает, правду ли говорю.

- Да видишь ли... Коли и впрямь ты рыцарь безупречный, ни разу слово свое не нарушивший - то это ведь... Твое оружие!

- Да какое это оружие? Трепаться-то много умения не надо!

- Смотря как трепаться. Просто языком молоть - конечно, это и корова умеет. А вот так, чтобы Слово... Чтобы за словом стояло Дело... И чтобы еще все это было подкреплено Духом... Вот у тебя есть Дух?

- Смотря, что ты имеешь ввиду, - осторожно сказал Вильям, не вполне понимая собеседника.

- Ну, уж ежели чего решил - не отступишься?

- Смотря, что решил...

- Да вот как с тем словом. Ежели дал его, и знаешь, что сдохнешь - все равно ведь на дракона попрешь?

- Нееееет. Если я знаю, что помру, то сначала найду другие пути. Чтобы не помереть.

- Ага, так ты еще и думать умеешь... Надеюсь, надеюсь. Вот я и говорю - соблазны там всякие, слабости... Ну, деньги, бабы, боль, страх?

- Да грешен... Всякое бывает. И страшно, и больно... И вообще... Пока что слова не нарушил, но мало ли, что в жизни бывает?

- Тогда есть у тебя шанс. Уж используешь ли ты его, или нет - не знаю. Но, чисто теоретически, может получиться. Давай вместе подумаем, а чего ты от дракона хочешь?

- Как, чего?

- А так! Тебе что нужно - победить его в честном бою, убить любым способом, отрубить ему бошку, пронзить копьем, или завалить камнями в пещере?

Вильям смотрел на своего собеседника, и в голову ему лезла дурацкая мысль.

- Ты, эта... Ты, случаем, сам-то не дракон?

- Я??? - собеседник рухнул со своих небес на грешную землю. - С чего ты решил?

- Да вопросы какие-то задаешь... Читал я где-то, что поехал вот так рыцарь с драконом сражаться, а он обернулся человеком, и выспросил у него все тонкости... А потом легко победил.

- Такой большой, а в сказки веришь...

- Сказка ложь, да в ней намек. Добрым молодцам урок.

- Слушай, добрый молодец... Если бы я был драконом, да еще драконом-оборотнем, я бы тебя щас за углом бы... Сжевал бы, и проблем бы не было. Вот еще - драться с тобой... А вдруг победишь? Или шкуру попортишь? Не хочешь - не слушай. Твою же шкуру спасаю!

- Ну, ладно, прости. Спасай дальше.

- Да нет, ничего. Широко мыслишь, однако, добрый молодец! Даже во мне дракона заподозрил. Ха! А это мысль! Буду драконом представляться. Если до осени не заработаю на этом приличную сумму... Ладно, речь не об этом. Так все-таки, как же ты хочешь того дракона усечь? Ну, вот представь, что я - волшебник. Могу - все! Что ни пожелаешь. Скажешь, щелкну пальцами - щас дракон сюда сам прилетит, шкуру с себя сымет, аккуратно сложит, и тихо издохнет. Или хочешь - дам тебе меч - "голову_с_плеч". Намахаешься им вдосталь, и обратно принесешь. Вот, если бы я был такой волшебник - чего бы ты у меня попросил? Как дракона одолеть желаешь?

- Ну, ты сказал... Желаю, конечно, честно. Чтобы там... зубы-клыки против кулаков...

- Ага. То есть, самому стать драконом - разумно.

- Эт почему "самому стать драконом"? Нафиг, нафиг!

- Потому, что для того, чтобы победить дракона - надо самому стать драконом.

- Аааа.. А наоборот нельзя?

- То есть?

- Можно мне драконом не становиться, а наоборот, пусть он станет человеком?

Глаза алхимика вылезли над бородой.

- Слууууушай! А это мысль! Действительно, чего бы дракона не сделать человеком? Что ящерица, что лягушка... Поцелуешь - и все дела! - и он оглушительно захохотал.

Вильям не очень понял причину столь бурного веселья. Алхимик отсмеялся, утер усы, и продолжил.

- Так, а если пойти дальше? Уменьшим дракона до размеров мухи?

- Сидя за столом, с бутылкой вина - легко рассуждать, - обиделся почему-то Вильям.

- Да не кипятись ты. Или ты предпочитаешь все это на личном опыте испытывать? И решать проблемы не за столом, с бутылкой вина, а на личном опыте, с мечом в руках?

- Да, так, знаешь ли, надежнее!

- А мне уже стало казаться, что я встретил хотя бы одного умного рыцаря. Если ты не в состоянии сейчас представить все это в мелочах и найти выход, как ты будешь действовать, когда реальность откроет свою зубастую пасть?

- Вот тогда и подумаю. Рассуди сам - какая мне польза от всех этих рассуждений о превращении дракона в муху? Все равно, ведь это невозможно.

- Потому что, глупый ты человек, ты сюда за этим и пришел. Ты хочешь найти свой путь, и это - правильно. Путь нужно искать именно так: в спокойной обстановке, за бутылкой хорошего вина, не торопясь, когда можно спокойно вздохнуть или сдохнуть, или остановиться на краю пропасти, и начать все сначала. И найти такой путь, который тебе подходит.

- И что, от всех этих теоретизаций я прямо найду свой путь, пойду, победю, и - вуаля?

- А почему нет? Древние говорили, - алхимик поднял вверх палец. - Отсутствие плана перед битвой есть глупость, обреченная на неуспех. Ну, может, они не так говорили, но все равно красиво. Вот скажи, ежели окажется, что дракон вовсе не такой, как ты думаешь - что ты будешь делать?

- Ну... По обстоятельствам.

- Вот и давай подумаем, какие могут быть обстоятельства, и как ты будешь думать, - хозяин разлил остатки вина по кружкам. - Вот, если дракон окажется с муху. Что ты будешь делать?

- Прибью, и дело с концом.

- И даже не задумаешься ни на секунду?

- О чем?

- Почему его до тебя не прибили?

Вильям всерьез задумался. Действительно, махнет... Чем махнет? Да рукавицей латной и махнет, мухобойки-то нет с собой! А муха-дракон между звеньями..

- А потому, что мухобойку с собой не берут, а между звеньями или щелями кольчуги муха запросто пролезет. А выгнать ее оттуда будет уже затруднительно. Так что, мухобойку брать с собой? И тапочки, если это вдруг будет не муха, а таракан?

- А будет ли тебе резон такую муху прихлопнуть?

- Если муха сия до меня уйму народа уложила - то все равно подвиг.

- Значит, согласился бы уменьшить дракона до размеров мухи?

- Нннет.. Наверное - нет.

- Почему?

- Да все-таки подло это... Это любой ребенок его тогда победит. Стоило ли мне тогда задницу подымать?

- А тебе обязательно подвиг нужен?

- Да не то, чтобы "обязательно"... Но хотелось бы. Не к лицу мне за мухами да тараканами бегать. Хотя и могу, конечно, но все ж таки...

- Знаешь, где подвиг? Внутри! - алхимик постучал себя корявым пальцем по волосам. - А если дракон будет не муха, а, скажем, тень на стене?

- А как он тогда столько народу убил?

- А они в пропасть падали, его догоняючи.

- Ой... То есть, если так, то и я бы за той тенью побежал...

- А я тебе еще сто вариантов могу придумать!

- Обрадовал! Придумать я тебе могу тыщу! Мне факты надо раздобыть!

- Придумывай! - разрешил алхимик.

Вильям честно придумал аж три варианта.

- Вот так-то, - прокомментировал хозяин. - Не так уж много вариантов есть. А факты ты не раздобудешь. Есть у меня подозрение.... - алхимик задрал лицо кверху, и поскреб под бородой. - Что каждого нового рыцаря дракон по-другому убивает. То ли из опасений, что такие умные еще на свете не перевелись, то ли просто из любви к искусству... Короче, чужой опыт тебе не поможет. А свой тебе взять неоткуда. Вот и пришли к тому, с чего начали. Итак, выбирай: чудо-оружие, которое все за тебя сделает, уменьшить проблему до абсолютной нестрашности, или что-нить настолько нестандартное, что дракон умрет на месте. Скажем, от смеха.

- Ты думаешь, я боюсь?

- А что, нет?

- Нет.

- Значит, уменьшать не будем?

- Не будем.

- А чудо-оружие?

- Я и сам справлюсь.

- Вот и нашли мы твой путь. Глянь, как вовремя - по паре глотков вина осталось. Надо тебе что-то такое отмочить, чтобы дракон не смог тебя победить. А ты его - смог.

- Например?

- А фиг его знает. Ну, скажем, все рыцари идут сражаться к дракону. Сделай так, чтобы дракон прилетел сражаться к тебе. Все рыцари берут оружие, прячутся в броню, и - на врага! А ты сделай наоборот: доспехи сними, оружие отдай дракону (все равно он им драться не умеет), и - от него. Ну, или как-то так.

- И что будет?

- А я откуда знаю? Этого, милсдарь, не знает никто. Если бить дракона голой жопой - может, победишь, а может, он таким дураком отобедает. От жопы зависит.

- Знаешь... Пойду я, пожалуй.

- Вот, давай, чокнемся, допьем твое вино, за удачу - и пойдешь. Ну, будем!

Вильям бездумно сдвинул кружки, плеснул вино в рот, и вышел.



Однако, посещение полоумного алхимика не было полностью бесполезным. У Вильяма засела в голове мысль "сделать все наоборот". Действительно, и рыцари, и дракон предсказуемы до смехотворности. Разумеется, и опыт, и ловкость, и чисто физическая сила меняются от одного к другому, но расклад остается примерно одинаковый. В воздухе поединки не проходят, ибо рыцари не умеют летать, да и в любом случае дракон это делает лучше. На открытой поляне тоже не проходят - дракону есть где развернуть крылья, и тогда поединщик-человек тоже обречен. Внутри пещеры дракона - только если делать засаду, но и тут удача может отвернуться - нюх, зрение, и огонь являются страшной силой, а отступать некуда.

Так что удачным местом может быть либо узкий проход между скал, либо какой-то навес, где рыцарю удобно перемещаться, а дракону тяжело развернуться.

Говорят, сэр Анаграм умудрился наехать на дракона попросту, по крестьянски - тупо поскакал навстречу с копьем, и пока дракон размышлял, каким из двух сотен способов пришибить нахала - проткнул его, словно курицу шампуром. Но, видимо, драконы об этом способе тоже знали - больше ни одного таким образом поймать не удавалось. Дракон неизменно сбегал, сразу же, и без долгих разговоров.

А потом зачастую тратил немало сил и времени, чтобы нахала отловить, и обезвредить. Если не удавалось сразу же атаковать сверху.

И, разумеется, рыцари были всегда одеты в прочные доспехи, спасавшие от зубов, когтей, а то и от удара хвоста. Все это было давно известно и людям, и драконам.

Были попытки бесчестного убиения грозных ящеров: завалить камнями в пещере, уронить в яму, отравить, поймать в сети и т.д.

Иногда даже это получалось удачно.

Но требовало много времени, народу, и обычно применялось простолюдинами, которым презренная жизнь была куда дороже, чем честь, и стесняться в приемах не приходило в голову. Лишь бы врага одолеть, а уж как - не важно.

Будь в этом деле личный интерес - может, и Вильям бы не постеснялся.

А так - даже в случае удачного исхода дела, все будут говорить:

- Вот. Это сэр Вильям, который исподтишка замучал бедного дракона, побоявшись даже показаться ему на глаза, не то, чтобы вступить в бой. Понятие чести вообще не свойственно бриттам!

В таком случае победа окажется горше поражения, и зачем она тогда?

Попытаться же придумать что-то совсем нестандартное, но не роняющее чести - это было заманчиво.

Но - страшновато, если уж совсем честно.

Доспехи, конь, щит против пламени и меч против зубов - это было привычно, и многажды опробовано в различных битвах.

Обойтись без всего этого - как?

А с другой стороны, дракон будет точно так же ошарашен. И точно так же лишен своих преимуществ - то ли бить этого рыцаря, то ли жечь, то ли кусать...

Не это ли хотел подсказать ему алхимик?

Да, человек без своих ухищрений ничто перед драконом. Но и дракон будет в равном положении!

Вот!

Это именно то, чего хотел Вильям - честной победы.

Осталось только подумать, а так ли он не боится, как убеждал алхимика, и рискнет ли сделать "все наоборот"?

В общем, идея была не лишена смысла - если все предшественники Вильяма в своих потугах добились только гибели, может, и в этом у него будет "все наоборот"?



Три дня спустя, на семьсот метров выше и на пять километров дальше.

Дракон привычно принюхался перед выходом из пещеры. Как бы ни старались эти людишки, как бы ни подделывали свой запах, это было бесполезно. Любой лишний аромат сразу врывался в привычную картину мира, и заставлял настороженно выглядывать или сразу пускать струю пламени.

Этот даже не скрывался. Сидел, гад, возле лошади, и ждал. Интересный расклад - столь наглые люди оказывались либо абсолютными дураками, либо готовили какую-то крупную гадость.

Дураков было мало.

Поэтому дракон сначала дунул пламенем, потом издал фирменный рев, потом сделал вид, что выскакивает, "поскользнувшись" у самого входа в пещеру, что давало время на осмотр и маневр, а заодно выявляло самых нервных.

Лошадь испуганно заржала, а больше ничего не последовало. Либо очередной охотник оказался трусом, либо - очень большой сволочью.

Трусов тоже находилось мало.

Тут приходилось смотреть сразу во все стороны, пробуя лапой чуть ли не каждый камень, будучи постоянно в напряжении, куда прыгнуть или развернуться.

Заодно огненная железа наполнялась для второй струи.

Из-за камней испуганно выглянула русая непокрытая голова.

- Господин дракон! Господин дракон! Пожалуйста, не убивайте! Я к вам с подарком!

Чем дальше, тем больше дракону не нравилось. На этот раз людишки придумали какую-то запредельную гадость. Хотя, возможно, что их подарок удастся обратить против них же самих, пусть сами упадут в вырытую ими же яму.

Не в первый раз.

- Господин дракон! Вас вызывает на честный бой рыцарь Вильям Брэйнштаг! Не убивайте меня! Я всего лишь оруженосец!

- Шшшто, сам рррыцарь побоялся прийти? - дракон попытался вложить в голос человеческую насмешку.

- Нет, что вы, господин дракон, - юноша поднялся из-за камня во весь рост. - Просто господин рыцарь знает, что у вас нет доспехов и оружия! А это нечестно. Вот! Это вам подарок: конь, копье, и меч. Доспехов на вас, к сожалению, нету, но сэр Вильям просил сказать, что если вы не против, он тоже доспехи снимет.

Дракон сел на хвост. Сожрать этого нахала? Так ведь не врет же!!! Ни единого слова не соврал! Правда, может и сам правды не знать, но смешно же до коликов.

Нет, это надо же удумать!

Прислать оружие для поединка!

И кому?

Лошадь... Доспехи...

Нет, смеяться пока рано. Но какой же чудовищной гадостью разродится на этот раз изощренный человеческий ум? Что же они удумали?

- Не смешно.

- Господин дракон! Сэр Вильям просил спросить, где вам удобно провести поединок? Поединок будет проходить по всем правилам!

- А кто будет правила устанавливать?

- Ой, я не знаю, - неподдельно растерялся юноша. - Мне не сказали. Вы скажите, где встречаться будете, да я пойду передам. А то мне страшно.

Ситуация складывалась безвыходная. Очередной охотник на драконов объявился, и ведь не отстанет, пока не пришибешь мерзавца.

Так что лучше будет решить вопрос сразу. И - еще год-два спокойной (относительно спокойной) жизни.

При нынешнем количестве людей жить становилось все труднее.

Ну, что им не живется спокойно?

- Так что передать рыцарю, господин дракон? Пусть сюда приходит, или вы куда в другое место полетите?

Нет, ну все-таки! Даже место для поединка он предлагает на выбор. Неужели гадость таких масштабов, что и этот пункт поединка и даже оружие роли не играют???

Или попытаться сыграть на обычных человеческих слабостях?

Или собраться, как давно уже планировалось, и махнуть на новое место? Ведь нельзя же вечно полагаться на удачу, когда-нибудь они все-таки прижмут, загонят, задушат...

Уууууу, сволочи двуногие!!!

Или попытаться? В последний раз? Придушить самого крутого гада из их гадюшника, и тогда уже - ищи-свищи?

- Приходи за ответом к обеду. А я подумаю.

Не шибко умно, не очень эффектно, но этот воняющий страхом юнец действовал на нервы.

Не лучшим образом.

Так.

Теперь - спокойно лечь, и подумать. Соглашаться на его условия, или выставить свои? А чем он может быть опасен? Если передать ему место, туда запросто подтянутся две сотни его дружков, и при посадке (не важно, увижу я их, или нет) - сделают из меня ежа. А стрелы в брюхо - это очень, очень неприятно. Можно выбрать какое-нибудь каменистое плато здесь, недалеко. Но все равно я не знаю, сколько их там может быть. Пока буду следить за одними, другие что-нибудь придумают, а переломанные крылья - тоже больно. А какие свои условия я могу выставить? Чтобы доставили мне этого идиота со связанными лапами? Не пойдут. Чтобы залез ко мне в пещеру? Тоже не пойдет. А, собственно, какая мне разница, пойдет, не пойдет? Не пойдет? Тем хуже. Ну, поголодаю пару недель - тоже больно, но зато проходит быстро. А в пещеру они не сунутся. А если и сунутся - тем проще мне, выковыривать их из панциря я давно научилась.

Когда они жаренные - это даже не сложно.

А теперь - что у него за подарок мне? Спокойно, лошадка. Возможно, ты мой обед. А может, и нет. Ну, не подумал же он в самом деле, что я на это влезу, и сражаться поеду? Это что? Меч? Так вот так он выглядит в исправном состоянии. Острый! Ладно, кладем его обратно. Это что? Копье? Держат его вот так. Ой, как глупо!!! Как я глупо выгляжу с эти копьем! Ну, что за черти что? Прислать мне коня, оружие, вызов...

Что они задумали????



Предгорья Шексли, следующий день.

В решении дракона Вильям почти не сомневался. Точнее, было три самых очевидных варианта, и один менее очевидный. Что дракон просто испугается количества несуразностей, и по тихому смоется от греха подальше.

Однако, монстр согласился на поединок. Пригласил сэра рыцаря к себе домой для обсуждения условий поединка. Ибо не в состоянии выставить секунданта, а без них, по слухам, поединки могут изобиловать всяческими нарушениями.

А людям, по понятным причинам, не доверяет.

Оруженосец на этот раз вернулся куда менее напуганным, и гораздо быстрее. Заодно доложил, что лошадь пока жива, и от дракона уже не шарахается. Это вносило дополнительные варианты - предполагалось, что лошадь дракон либо схарчит, либо заначит. Ну, не поедет же он в бой на лошади??? Однако, этого не произошло. И теперь о реакции дракона на вызов судить не получалось.

Ой, что же это я творю? - думал Вильям. Одел кольчугу, нагрудник, наручи, одел и шлем.

Не взял никакого оружия, хотя и очень хотелось.

Оруженосец увязался за ним, млея от страха и восхищения.

Возле последних деревьев Вильям оставил оруженосца с лошадьми, и пошел к пещере. Это была прекрасная возможность обозреть поле будущего поединка, если такой состоится. Хотя сам рыцарь не верил в таковой ни мгновенья, только с тоской представляя, как быстро и глупо он сложит голову, если дракон не испугается и не откажется сам.

Дракон вылез из пещеры навстречу, и Вильям смог хоть немного оценить свои шансы. Двигался дракон тяжело, как и положено крупному зверю. Пробьет ли меч чешую? Должен, наверное. Конечно, с первого удара дракона не убить. Отрубить голову тоже можно не мечтать. Только бегать кругами, пока зверь будет слабеть от потери крови. Это в том случае, если не удастся ткнуть копьем. Судя по валяющимся местами фрагментам доспехов и костей - предыдущим этого не удалось.

- Приветствую тебя, дракон, - Вильям сделал над собой усилие, и поклонился.

Зверь обошел вокруг него. Внимательно оглядел. Обнюхал. Только не лизнул. Рыцарь стоял дурак-дураком, и тихо молился.

- Обещшшал, что досспех снимешь, - сообщил дракон.

- Так а мы, вроде бы, пока не сражаемся, - Вильям поднял пустые руки. - И доспех на мне по привычке. Удобнее в нем. А то плюнешь ты огнем, и поговорить не успеем. И секундант не потребуется. Кстати, о секунданте. Что ты, паршивец, с моим оруженосцем сделал?

Дракон сел на хвост, и вытянул морду.

- А что с ним?

- А парень вчера утром уходил, умирая от страха, попрощался со мной, просил за родителями присмотреть... А сейчас просится быть твоим секундантом! Сам! Ты его подкупил? Может, и меня подкупишь?

- А сколько ты стоишь?

- Одну драконью жизнь. Не желаешь заплатить сразу?

- Дорого берешь. А золотом?

- Откуда у тебя золото, дракон? Не поверю, что в твоей пещере лежат сокровища грудами, как то рассказывают.

- Умный какой... Это почему? - дракон выгнул шею вбок.

- Потому что это тупо - лежать на золоте, и давить храпака. Да и будь здесь золото, тем более, в тех количествах, как это рассказывают - то тут бы не один я стоял бы, а целое войско. Которое либо тебя бы зажарило, либо хотя бы золото уволокло.

- Соображаешшшь. А ты здесь зачем? Зачем тебе моя шкура?

- Я слово дал.

- Какое слово?

- Что в честном бою сражу тебя, поганое чудище, дабы не творил ты больше бед моему господину, сэру Квентину из Бристоля, кои плантации и корабли терпят от тебя великий ущерб, и сей великий подвиг увенчается моим обручением с прекрасной Роанной, дочерью...

- Из-за бабы, значит, меня убить хочешь?

Неожиданно Вильям смутился под пристальным взглядом огромных немигающих глаз.

- А как же корабли, плантации...

- Корабли я не жгу, делать мне нечего. Это все сказки. А поля - так это только если рыцари, вроде тебя... Вот тебя сожру - и опять мстить полечу.

- Подавишься, - обреченно сказал сэр Вильям, понимая, что противопоставить дракону ему, в сущности нечего.

Дракон отреагировал именно так, как и ожидал рыцарь. Рванулся, клацнул зубами прямо перед носом.

Вильям только глаза закрыл, понимая, что - все. Отбегался.

Дракон сидел рядом, и смотрел на рыцаря. Тот даже не дернулся, только глаза закрыл. Может, эти сволочи его накормили ядом, и надеются, что и дракон тоже сдохнет? Может, они в него запихали какие-нибудь железки, которые пропорют брюхо? Нет, это вряд ли - он бы сам сдох, пока дошел бы. Ведь сам же в пасть лезет - на что рассчитывает? Где же секрет-то? Может, кольчуга чем-нибудь пропитана? Да еще это его "Подавишься" - что имел ввиду? Знать бы...

- А если я дам чесссстное слово не нападать больше на плантации твоего этого... из Брисстоля? Не будет он ко мне рыцарей слать - и я его не трону. Пойдет? А ты поедешь, женишься...

- Не женюсь, - слабым голосом ответил Вильям, познавший истинную цену своей храбрости. - Не сдержав Слова мне и смысла нет соваться к леди Роанне...

Он вдруг сообразил, что жалуется дракону, а для исповеди время еще не настало.

- Да кто поверит твоему честному слову? Где сражаться будем, чудовище? Поединок будет честным, - твердо и звучно сказал он.

- Пффф, - дракон выпустил струйку дыма. - А кто поверит твоему честному слову?

- Я ни разу не нарушил данного слова рыцаря!

- Ага, повеселил. То-то ты мне железяки свои прислал, тоже мне, честняга нашелся!

- А что тут нечестного? Сражаться будем одним и тем же оружием, в одних условиях...

- Только я то копье в лапах первый раз держу. Какая там честь?

- А что ты предлагаешь? Ты мне крылья одолжишь, и в воздухе полетаем?

- А если предложу - согласишься?

Вильям сделал вид, что задумался.

- Нет, наверное. Ты же все равно летаешь лучше меня.

- Вот-вот! Как и ты с копьем. Так о какой чести говоришь?

Они спорили еще с полчаса. Оруженосец, подобравшийся поближе после броска дракона, слышал только различные варианты обсуждаемой битвы.

Восхищение, которое он испытывал к своему господину, зашкалило все мыслимые границы.




Слухи разносятся по городку быстрее мух. Очередной рыцарь, пришедший сражаться с драконом, был интересен примерно так же, как и сам дракон. То есть, избавиться от них никак не получалось, и коли нас не трогают - и то хорошо.

Может, и заработать еще получится, но это вряд ли, большинство рыцарей сами надеялось на сокровища дракона.

Рыцарь Вильям из северной страны Британии успел стать легендой за один день.

Уже тот факт, что он ездил договариваться с драконом о месте и способе поединка, сделал его фигурой популярной и уважаемой. А то, что он оттуда вернулся, живой и невредимый - так и почти сказочной.

Сила духа отважный британских рыцарей в очередной раз подтвердилась, и честь их была на высоте. Поэтому возвращение сэра Вильяма с оруженосцем было встречено легкой толпой любопытных, но, поскольку толпа пряталась за заборами и плетнями, и выглядывала из окон и дверей, то погруженный в свои думы Вильям ее не заметил.

Оруженосец, конечно, заметил, но ничего господину не сказал.

Зато настоящий шквал новостей пронесся вечером.

Оруженосец, гордый до светимости, рассказывал в трактире о беспримерном подвиге своего господина, не забыв упомянуть и то, что дракон попытался напасть на него немедленно, в нарушении всех договоренностей, но схлопотал в ухо, и униженно просил о прощении.

Вильям сидел у алхимика за почти уже традиционной бутылкой белого Токайского, и докладывал о результатах похода.

Алхимик выслушал его, неспешно занимаясь какими-то своими делами, уселся за стол, и спросил.

- Скажи мне, сэр Вильям. Кто собирается сражаться с драконом? Ты, или я?

- Я, конечно!

- Тогда зачем ты мне все это рассказываешь?

- Я думал, ты опять поможешь мне советом, - ответил Вильям.

- С какой стати?

- Не понял?

- С чего ты решил, что я буду помогать тебе убивать дракона?

- То есть, для тебя это исчадье ада - лучший друг? И ты будешь защищать его до последнего вздоха?

Алхимик поморщился.

- Что за ерунду ты мелешь? Я что, кидаюсь защищать дракона? Да и советом я тебе, вроде бы, помог...

- Так почему ты помог мне советом в прошлый раз, а сейчас кочевряжишься? Что изменилось? Что я вернулся живой?

- Да что ты живой - это радует... Понимаешь, я - алхимик. Я исследую мир, и пытаюсь найти в нем тайны, недоступные иным смертным, людям ли, драконам ли...

- Так ты что... - холодея от своей догадки, медленно произнес Вильям - дракона... консультируешь?

- Тьфу на тебя, - ответил алхимик, допивая вино. - Нашел всемогущего мага... Да если бы дракон ко мне за консультациями бегал, как ты думаешь, сколько бы ты прожил? Что у тебя за манера, чуть что - подозревать меня в предательстве и заговорах? Давай договоримся, уж если ты ко мне ходишь за советами - так будь любезен, уважай меня хоть немного! Я, конечно не столь честен и свят, как ты, но и предателем меня величать через раз - не стоит. Обидеться могу.

- Прости меня. Просто вопросы твои...

- А что "Мои вопросы"? Что-то не так?

- Ты просто так спросил, как будто я не дракона еду убивать, а твою тещу!

- Еще неизвестно, кто страшнее, - философски ответил алхимик, разливая по кружкам Токайское. - Но в целом, близко к истине. Или ты свято уверен, что убить дракона - дело благое?

- А что, не так?

- А почему?

- Что "почему"?

- Почему убить дракона - дело святое?

Вильям заткнулся с открытым ртом.

- Для защиты от этого чудовища! - ответил он наконец.

- Скажи мне, не досаждают ли тебе комары?

- Досаждают, - ответил Вильям, поняв, наконец, вопрос.

- А не хочешь ли ты их всех убить? Чтобы не досаждали?

- Да, дело было бы благое.

- И мух заодно?

- И мух.

- Вот все бы вам, рыцарям, убивать. А, между прочим, мухами и комарами питаются птицы.

- Ну, и что? Не одними же мухами?

- Да, не одними. Но даже если они от этой диеты отвлекаются на поля и виноград - что с ними делают крестьяне? А одна ласточка в день съедает всякой мошки столько, сколько весит сама. Вывели всех мух и комаров - что будут есть птицы? Правильно. Зерно на полях, виноград, и прочие плоды. Их тоже выведем. Всех. Чтобы не мешали А что будут есть звери? Они тоже сдохнут. От голода. Или будут закусывать крестьянами. Ну как, сэр рыцарь, прекрасен ли мир без мух и комаров?

Вильям отхлебнул из кружки.

- Сравнил... Комары, и дракон...

- А что, дракон тебе не мил? Он, кстати, тоже кому-то нужен. И ты его собираешься убить...

- Да не собираюсь я его убивать, - взбеленился вдруг Вильям. - Что ты из меня убийцу сделал?

- Как? - алхимик даже отшатнулся. - Ты его убивать... не собираешься?

- Я не давал слова, что обязательно убью дракона. Мне достаточно его победить!

- Так это же меняет все дело! - вскричал алхимик. - Шахматы, и всех делов-то!

Сэр Вильям отхлебнул от кружки, и сказал:

- Делов-то... Два глотка осталось вина. Что, хочешь сказать, что это и есть мой путь?

- А что тебе не нравится?

- Да не очень-то я умею... в шахматы.

- А в шашки умеешь?

- Нет.

- Ну, шашки это еще проще. Давай, я тебе покажу. Допивай, и потренируемся. И в том, и в другом.




Дракон почесал когтем над глазом, и передвинул ладью. Вильям тоже почесал макушку, и прикрыл слона конем. Тогда дракон поменял местами короля и ладью.

- Не пойдет! Если ладья или король двигались с места, рокироваться запрещается.

- Слово чести?

- Да честное слово, не вру! Что ты, прямо...

- А сам?

- А я не ходил ни тем, ни другим!

Дракон хлестнул по камням кончиком хвоста, и вернул фигуры на место.

- Мелковаты они у тебя.... А так могу?

- Так - можешь.

- Тогда вот так, и тебе - шах.

- Да нет, - уныло разглядывал доску Вильям. - Мат.

- Уже?

- А куда мне отсюда ходить?

Дракон тоже оглядел доску.

- Ну что ж... Ты прав. Это реально. Если только ты не поддался специально.

- Опять?

- А что, ты хочешшь сказать, что рыцари никогда не врут?

- Врут, конечно, но меньше, чем другие.

- Мне этого доссстаточно.

- Я тебя пока ни в чем не обманул.

- Вот и я жду, когда же ты меня обманешь.

- Ну, жди, жди. Так когда битва?

- Послушай, я и без этого дам тебе честное слово, зачем ты издеваешшься надо мной?

- Что стоит твое честное слово?

- А ты хоть раз поймал меня на обмане?

- Все равно получится, что я тебя не победил.

- Так что, ты меня будешь мучать, пока не победишшь?

- Не хочешь - тогда вон копье, коняга... И решим все быстро и без долгих раздумий.

- Тогда давай будем считать, что ты у меня выиграл.

- Не пойдет. Битва должна быть честной.

- Чтоб ты подавился. Ну, чтоб мне тебя не сожрать, а? - дракон состроил страдальческую морду.

- Шутишь? Это хорошо. Еще партеечку?

- Это нечестно. Ты узнаешь все мои хитрости.

- Как и ты мои. Кстати, коли речь зашла о чести. Я беру уроки у местного алхимика. Тебе тоже надо на ком-нибудь потренироваться. А то получится нечестно.

Дракон отвернул морду, и что-то прошипел.

- Чего?

- Откуда тебя черти принесли, честного такого? Я жрать хочу, между прочим!

- А я причем?

- А ты тут мешаешься, на охоту вылететь не даешь уже который день!

Вильям сглотнул. Сидеть, играть в шахматы с голодным драконом.... Собственно, уже подвиг. И никто не узнает!

- Тогда завтра - выходной. Летай, охоться... Я тебя не буду беспокоить.

- Слово чести?

- Слово чести.

- И к пещере моей даже не приблизишься?

- Зачем?

- Золотом разжиться.

- Могу с тобой поделиться. Хочешь? - Вильям залез под кольчугу, достал кошелек, и вытряхнул несколько золотых монет. Обдумал ситуацию, и пару протянул дракону.

Дракон протянул лапу, получил монетки, внимательно их разглядел. Обнюхал, лизнул.

- Оставлю. На память. Так даешь слово чести?

- Да. Даю.

Дракон покачал головой, понюхал воздух.

- Старею, - сообщил он непонятно кому, и, тяжело переваливаясь, потащил хвост к пещере.

Вильям тоже этот день посвятил отдыху. В смысле - упражнениям, уходу за оружием и амуницией, и знакомствам с новыми рыцарями.

Оказывается, весть о его поединке с драконом умудрилась разлететься далеко за пределы Шексли, и маленький городок начал наполняться народом. Приезжали вояки, простолюдины, крестьяне, купцы, воры и прочий люд. Приехал даже барон Трампер из замка в дюжине ли восточнее, как положено - с охраной, с женой и дочками...

Пришлось знакомиться.

Кто-то хотел посмотреть на живую (пока что живую) легенду, кто-то - на дракона (раньше смелости не хватало), кто-то хотел погреть на этом руки. Вильям узнал, что принимается множество ставок на исход поединка (вариантов проведения оного предполагалась масса, а точно никто ничего не знал), и проникся моментом.

И никому ничего говорить не стал.

Однако ближе к полудню его поймали и барон Трампер, и местный управила - то ли мэр, то ли староста. Они взяли его в оборот, и попытались если не выудить договоренности с драконом, то хотя бы навязать свои условия, видимо, связанные со ставками.

Вильям всерьез рассердился, и чуть не вызвал Трампера на дуэль. В результате пришлось оговаривать особые условия безопасности для поединщиков - при таком количестве народу пострадать мог любой из них. Еще до начала.

При этом Вильяма попытались уговорить сходить к пещере, хотя бы для оценки места и возможных зрительских мест. Вильям грубо всех послал, и сказал, что жаркое из зрителей на их совести, он идет биться с драконом, а зеваки уж пусть сами о себе заботятся. Однако, он не гарантирует, что если победителем выйдет все-таки он, то зевакам от этого будет значительно легче. После чего уволок этого недомэра к алхимику, и они втроем наскоро обсудили проблему зрителей. Алхимик посоветовал сразу послать всех к черту, и рассказать, как именно будет проходить "битва века". Иначе последствия воображения окружающих могут превосходить разрушения от разъяренного дракона. Недомэр приувял, когда понял, что ни потоков крови, ни мелькания стали и когтей не будет. Вильям предложил ему самому сходить посражаться, дабы утешить зрителей, и недомэр все понял. Алхимик так же предложил поставить на исход поединка и самому Вильяму, но тот отказался. Ибо его ставка будет слишком однозначной, а выглядеть это будет не слишком хорошо - он-то лицо пристрастное.

Вечером, когда солнце садилось за близкие горы, оруженосец закричал со двора:

- Сэр Вильям! Сэр Вильям! Смотрите скорее! Летят!

Вильям выглянул в окно, потом выскочил на улицу. Все прохожие на улицы стояли, задрав головы вверх.

На фоне темнеющего неба, красиво освещенные заходящим солнцем, летели три дракона. Подлетели к горам, нырнули в тень, и исчезли из виду.

Вильям выскреб очередной золотой, и отправился в трактир. Трактирщик, только завидев его, выставил бутылку. На улице каждый встречный улыбался ему, кланялся, многие пытались заговорить. Алхимик сразу же захлопнул за гостем дверь, закрыл ее на засов, и пошел к своему стулу, напротив которого уже стояла мятая оловянная кружка.

- Чем бы ни закончилась эта история, поверь мне, сэр Вильям, этих посиделок и этого Токайского мне будет очень не хватать. Что тебя на этот раз волнует?

- Их теперь трое!

- Ты не веришь драконам, или боишься за свою шкуру?

- И то, и другое. Я ведь, по сути, ничего не знаю про них. Вдруг у них принято мстить за проигрыш родственника?

- Пока ты хотел его убить, тебя это не беспокоило.

- Пока я не увидел эту троицу, меня это не беспокоило. Поединок есть поединок. А что делать с тремя драконами - я не знаю.

- А чего ты суетишься раньше времени? Они что, все трое против тебя выступили? Пущай играют втроем, тебе же только на пользу.

- Это если они будут играть. Я бы на их месте...

- Ты же рыцарь, и все такое?

- Ну, образно говоря.... И потом, они не рыцари, и ни один из этих драконов мне слова не давал!

- Так возьми!

- А дадут?

- А ты попробуй. Заодно и узнаешь.

Вильям встряхнул бутылку.

- Как-то все слишком просто получается. А у нас еще в бутылке вон сколько. Значит, не все вопросы решены.

- Что, тоже подметил действие пьяного гадания? Ну, давай посмотрим, что тебя еще волнует.

- Что делать, если я все-таки проиграю.

- Вот с этим проще. Проиграл? Пожал лапу, и "До свидания". Ты бы лучше подумал, что ты будешь делать, если выиграешь.

- А с этим какие проблемы?

- Приедешь ты к своему этому... Лорду, или кто там он у тебя. И доложишь "Дракона победил. В шахматном сражении. Слово сдержал, гони сюда награду и невесту". Так?

- Ну, не совсем так...

- А ты подумай. Что тебе скажет твой лорд? Поля под защитой? Нет. Корабли под защитой? Нет. И вообще, где шкура дракона в доказательство победы?

Вильям посерьезнел. Да, возвращение на родину в этом случае не будет усыпано розами. Но он уже пообещал дракону.

- И вообще, - продолжил алхимик, разливая остатки вина. - Зачем тебя послали этому дракону на съедение?

- Не понял?

- Послушай, ты, вроде, не глупый парень. Не только кулаками можешь работать. Скажи мне, твой сюзерен - бедный человек?

- Не зарывайся!

- А ты не кипятись. Я же про него ничего не знаю, что, и спросить нельзя?

- Нет, он очень богатый и уважаемый человек.

- Лет пятидесяти?

- Нет... Только-только сорок недавно исполнилось.

- В самом соку, значит... Скажи мне, доблестный рыцарь, если так ему нужен был этот дракон, почему он послал тебя одного? Да еще взял с тебя такое дурацкое слово - поединок?

- Это почему - "дурацкое"?

- Потому что поединок с драконом - для дураков. То есть - нет шансов. Дракон тебя любым способом уделает. Даже если ты его убьешь, как ты видел, у него есть родственники. Или друзья. А поплывешь ты домой на корабле. Как ты думаешь - доплывешь?

- Я не трус!

- Я видел. Я пытаюсь понять, за что тебя твой хозяин убить пытался?

Вильям побагровел, и хотел было ударить наглого колдунишку, но тот выплеснул в рот остатки вина в кружке, как бы заканчивая разговор.

Глядя на эту пустую кружку, Вильям и сам вдруг осознал, что отряд хорошо вооруженных рыцарей, снабженных ловчими сетями и с поддержкой лучников - это то, что требуется для убийства дракона.

Поединок с чудовищем действительно глуп, если...

Если не рассматривать вот эту возможность. О которой он и подумать не мог.

- Ты это специально, да?

- Что?

- Ты специально перед боем меня злишь, да?

- Успокойся, будет не бой, а игра! Ну, что ты раскипятился!

- А что, приятно узнать, что тебя подставили?

- Ты думаешь, это будет приятно узнать по возвращении? Как ты думаешь, если тебя послали в пасть дракону, как последнего дурака, тебе будут рады по возвращении?

Вильям поднялся, тяжело уперев кулаки в стол, и с ненавистью глядя на эту бороду с усами. Но так ничего и не сказал, только выплеснул из кружки остатки в огонь, и вышел из домика.

От двери прыснули любопытные.



Утром половина населения провожала героя на поединок с драконами. Сэр Вильям шел в рубашке и куртке, не надев даже кинжала на пояс. Ему было абсолютно все равно, убьют ли его драконы, или нет. На утро стало легче, но не намного. Особенно если учесть, что спал он в эту ночь совсем чуть-чуть.

Оруженосец сопровождал своего господина, шепча молитвы. Вильям смело подошел прямо ко входу в пещеру, и сел на камень. Подумал, и сказал:

- Вылезайте. Поговорим. И нечего меня так рассматривать.

Сверху посыпались камни, и незнакомый драконий голос спросил:

- А что, нельзя?

- Слезай вниз, да рассмотри, - спокойно сказал Вильям, поднимаясь.

Они появились сразу с трех сторон. Хозяин пещеры - из входа, сверху спустился дракон побольше и потемнее, а сзади выполз какой-то старый ящер с поблекшими глазами и потускневшей чешуей.

- День добрый, уважаемые драконы, - встал и поклонился Вильям. - Как прошел вчерашний день? Поужинали? - спросил он "своего" дракона.

- Удивил, - ответил тот. - Может, ты и впрямь слово держишь?

- Да, - немного удивленно ответил Вильям. - А с чего ты мне вдруг веришь?

- Ты даже ставок делать не стал. И к пещере не подходил. И не подослал никого.

- У вас что, свои шпионы среди людей?

- Не шпионы, а друзья, - перебил его крупный темный дракон.

- Не знал, что драконы и люди могут дружить.

- А что ты вообще о драконах знаешь? - спросил старик.

- Ни черта, как выяснилось, не знаю.

- Тогда зачем явился?

- Слово дал. Победить в честном поединке.

- А если не победишь?

- Не судьба, значит.

- В море головой, или помочь? -спросил крупный.

- Успеешь. Или боитесь?

- Боимся, - кивнул старик.

- Чего боитесь? Одного невооруженного человека?

- Это ты сейчас один и не вооружен. А завтра здесь будет отряд из сотни вооруженных.

- И что? Ты думаешь, если ты сейчас меня сожрешь, то завтра - не будет?

- По крайней мере, - сказал старик. - Они точно так же ни черта не будут знать.

- Поздно вы хватились. Уже слишком многие знают.

- Да, поздновато. Но лучше поздно, чем никогда, - и голос у старика был какой-то сиплый.

- Короче. Вы секунданты или отряд мщения?

- Как получится, - серьезно сказал темный.

- Собираетесь ли вы есть меня лично?

- Как получится, - повторил старик.

- Тогда дайте мне честное слово. Слово дракона. Что не причините мне никакого вреда до окончания поединка. Чем бы он ни закончился Все трое.

- Не много ли просишь?

Вильям встал, и, глядя дракону в глаза, произнес, поднял правую руку ладонью вперед.

- Я, сэр Вильям Брэйнштаг, перед.... лицом трех драконов торжественно клянусь. Ни словом, ни делом, ни мыслью, ни бездействием не причинять вреда их жизни и здоровью до окончания моего поединка с... этим - он кивнул на "своего" дракона, молчавшего все это время.

Драконы переглянулись.

Потом старик чуть расправил крылья присел на задние лапы, и схватил Вильяма за плечи. Темный протянул вперед лапу, и уперся когтем Вильяму в живот.

Вильям закрыл глаза, вздохнул поглубже, напряг мышцы...

- Оставьте его, - сумрачно сказал местный. - В конце концов, вы не за этим прилетели... Это и я могу. Ты же знаешь, что он не соврал.

- Но Слова я ему не дам. Обойдется! - сказал темный, убирая коготь.

Вильям почувствовал, как старик дружески встряхнул его за плечи, и, убирая лапу, чуть-чуть похлопал.

- Я даю тебе слово, - сказал "его" дракон. - Что до окончания поединка не принесу тебе увечий по своей воле, и лишь буду защищаться. Но скажи мне честно, сэр рыцарь... В чем подвох?

- Какой подвох? - Вильям удивился, что голос его не дрожал.

- Где все-таки прячется твое чудо оружие? Ты не пропитан ядом, в тебе нет огня, вокруг нет лучников, и мы втроем не нашли этого хитрого приспособления. И даже явная агрессия с нашей стороны не заставила тебя хвататься за него. Неужели оно подействует только после твоей смерти?

- Ты о чем? - Вильям был настолько растерян, что даже бояться перестал.

- Ты раз за разом лезешь мне в пасть, провоцируешь, чтобы тебя убили. Неужели ты готов расстаться с жизнью, только бы меня убить? Чем я тебе не нравлюсь так?

- Да что же вы, - с тоской сказал Вильям. - У меня что, альтернативная исповедь? Нету у меня никакого оружия! И если ты меня убьешь, то ничего с тобой не случится, разве что в зубах у тебя застряну. Дурак - да, но это единственный мой недостаток! Дурак, но не сволочь!

- Так уж и единственный, - просипел сзади старик.

- А какой еще? - обернулся Вильям.

- Ты -- человек, - ответил дракон, и Вильям не поручился бы, был ли он серьезен, или это был образец драконьего юмора.




День летнего солнцестояния, предгорья Шексли.

Темный дракон сидел на скале неподалеку, и зорко оглядывал происходящее. Старик сидел рядом с площадью, огороженной канатами, и ждал, пока утихнут барабаны и трубы. Вильям сидел возле него, и немного стучал зубами. Народ сидел вокруг, и ждал начала. Продавцы сладостей и колбасок не успевали приносить новые подносы, виночерпии усердно разливали кровь Бахуса, а музыканты делали вид, что заполняют паузу.

На площади был организован шахматный пол и корявые, но узнаваемые шахматные фигуры высотой по пояс человеку, видимые издалека.

Стража, призванная в помощь драконам на охрану порядка, старательно потела, ибо было тепло, а беспорядков пока не наблюдалось.

Но вот появился и второй участник исторического сражения, плавно выскользнув из-за крыш, и с гулким ударом опустившись прямо на площадь.

Смахнув тщательно расставленные фигуры.

Музыканты заткнулись, и пока дракон поспешно поднимал уроненных коней и пешек, герольд возвестил:

- Дамы и господа! Как известно, мы собрались сегодня столь удивительной компанией, дабы помочь в его нелегком поединке великому бритту, рыцарю с северных островов, сэру Вильяму Брэйнштагу, в сражении с нашим старым соседом, чешуйчатым и крылатым! По обоюдному согласию, участники поединка сошлись во мнении при выборе оружия, избрав в качестве такового древнюю игру... шахматы! Поединок проходит под надзором судей с драконьей стороны (тут глашатай залез носом в бумажку) Великого и Бесподобного Пронзающего облака, а со стороны людей - нашего уважаемого магистра Фабрициуса, так же являющегося знатоком и ценителем этой древней игры. Итак, попрошу наших уважаемых зрителей не вмешиваться в ход поединка, ибо это нарушит договор участников, и как людям, так и драконам в этом случае разрешается применить силу.

Прошу занять свои места!

"Бред какой-то" - думал Вильям, пробираясь между канатами. Для него возле шахматного поля стояла телега с козлами, чтобы можно было, взобравшись на нее, обозревать поле сверху, и не упустить ни одной мелочи. Приехал рыцарь за тридевять земель, чтобы поиграть с драконом в шахматы. Нет, интересно, занимательно, но его учили владеть копьем и терпеть боль, а шахматы были только иллюстрацией к тактическим занятиям. Одна радость - дракон их тоже видит только третий день. Если что - алхимик подскажет. Только кому?

Бросили жребий, и дракон сделал стандартный ход Е2-Е4. Вильям сделал не менее стандартный ответ D7-D5. И пошло. Пешки, слоны, кони, и где-то на фоне сознания - шум толпы. Толпа тоже обсуждала их бой, и на некоторые ходы даже возникало дружное восхищенное "Ооооо!".

"Интересно - подумал Вильям - где селяне учатся играть в шахматы"?

Потом дракон сделал ужасно глупый ход. Он прикрыл короля ферзем, и рыцарь не пожалел ради такого дела коня. Дракон зашипел, ударил по площади хвостом, и...

Вильям готов был поклясться, что чуть не заплакал.

- Прошу прощения, - чуть поклонился рыцарь.

- Да ладно, сама виновата, - ответил дракон, облизывая морду.

Вильям упорно смотрел на доску, но не видел фигур.

Честно говоря, он вообще сейчас ничего не видел.

- Ну, ладно, не томи. Ходить-то будешь?

- Буду, - глухо ответил рыцарь, и подвинул вперед пешку.

По окончании партии Фабрициус сказал, что Вильям был на два хода от проигрыша, и хвала богам, что дракон этого не увидел.

- Дракониха, - ответил Вильям.

- Это... дама? - удивленно уставился на проигравшую алхимик.

- Как оказалось - да.

- О! А я тебе что говорил?

- А что ты мне говорил?

- Я тебя спрашивал, что ты будешь делать, если дракон окажется не тем, что ты ожидаешь?

- Ну, и что же мне теперь делать?

- Приноси вечером бутылочку Токайского, - усмехнулся алхимик.

После короткого перерыва началась вторая партия. Вильям разыграл "дебют четырех коней", и дракониха ему подыграла.

- Скажи, - спросил вдруг Вильям. - Это твой жених?

- Где? - подняла она голову от доски.

- Там, на скалах.

- А, нет... Мой жених... Это больная тема, рыцарь.

- Убили?

Дракониха кивнула.

- Вы жили здесь, в этих горах?

- Нет, это было далеко. Ходи, и закончим быстрее этот позор.

- Да где же позор, леди? Мы договаривались сражаться честно, и поддаваться вам не следует.

- Надо же... Леди... А то - "чудище поганое"!

- Прощу прощения, леди. Я был груб и не прав. Хотя и есть у меня оправдание - я не знал, что вы - дама. А вы почему-то держали меня в неведении.

- Почему-то, - дракониха потрогала ладью, и, словно нехотя, снесла первого коня. - Ты думаешь, если у меня нет красивого платья, так у меня нет и гордости? И я буду валяться у тебя в ногах, умоляя пощадить, только потому, что человеческие убийцы сентиментальны к дамам?

- Не думаю, - ответил Вильям, меняя второго коня на ладью.

- И все-таки, если я проиграю, ты меня убьешь?

- Да что вы, леди? У нас не было такой договоренности!

- Никак не могу в толк взять. Не верю я тебе. Знаю, что не врешь - чувствую. А все равно не могу поверить. Где же подвох? Ну, проиграю я тебе. Выполнишшь ты слово свое. А что своей невесте повезешь? Шкуру дракона, там, когти, или что у вас ценится?

- Не повезу я своей невесте ничего, - помрачнел Вильям.

- А что успел рассориться? - оставшимся конем дракониха поставила красивую вилку.

- Да говорю же - дурак...

- Все рыцари дураки. Так что случилось-то?

- Есть у меня подозрение, что невеста моя... уже давно не моя. Уже недели три. Кабы не больше.

- А у вас с ней договор был? Как у вас, у рыцарей, водится?

- Какой договор, о чем ты? Люди в таких делах договорами не... ограничиваются. Нет, не было у нас договора, просто любил я ее... Да и любил ли? Туман на сердце, не знаю уже. Уехал я, леди дракона, уехал оттуда с тяжелым сердцем, а теперь знаю почему.

- Почему?

- Сердце чуяло обман, да только здесь мне его открыли. И ведь ничего не сказала мне леди Роанна на прощание, ни словом не намекнула. Как будто не на бой с драконом я ехал, а так, в соседний лесок за цветами.

- Никогда не получала цветы в подарок, - усмехнулась его зубастая противница, ставя мат.

- Мат, сэр рыцарь!

- Да, леди дракона. Вы выиграли.

- Ничья! - объявил глашатай - последняя партия состоится ближе к вечеру, попрошу освободить места, не задерживайтесь...

Драконы улетели мгновенно. Вильям еще походил среди фигур, потрогал за уши деревянного коня.

- Не расстраивайся, рыцарь. У тебя право первого хода, - алхимик попытался его поддержать.

- Ты знаешь, Фабрициус... Мне расхотелось выигрывать.

- Не раскисай. Или влюбился? - он хитро подмигнул

- Да ладно, - беззлобно махнул рукой рыцарь, и полез через веревки.

Оставив алхимика посреди площади в полной растерянности.

- Жив буду - обязательно мемуары запишу, - пробормотал тот.




В третьей партии игра обоих героев была вялой, попытки тактических перестановок проваливались, количество фигур стремительно уменьшалось, в конце партии уже чуть ли не каждый ход вызывал восхищенное "Уууух!".

Восхищались не столько красотой хода, сколько тем, что еще есть чем ходить.

После долгих попыток загнать короля Вильяма в угол дракониха упустила его, и теперь пришлось бы гнать его в противоположный угол.

На этом Фабрициус предложил закончить партию ничьей.

- Но, позвольте, - впервые вмешался старик-дракон - по правилам должно быть пятьдесят ходов, а сейчас только двадцать три!

- Через пятьдесят ходов объявляется пат, - просветил его алхимик. - А сейчас просто предлагается ничья.

- Это как? - возмутилась дракониха. - То есть, все зря?

- Почему "зря"? Вы сыграли три партии, и счет у вас 1:1. У каждого по победе.

- То есть, после первой партии можно было бы дальше не играть?

- Ну, хотелось, чтобы все было по-честному...

- Так и давайте по-честному!

- А вы что молчите, сэр рыцарь? В конце концов, вас это касается больше, чем нас. Вот и рассудите, честно или нечестно...

- Ты согласна на ничью? - прямо спросил Вильям, глядя в глаза драконихе.

Та кокетливо изогнула хвост.

- А ты не будешь против?

- Нет. Не буду.

- Согласна.

- Тогда не нам спорить с судьбой и Господом. Они сказали, что в этой битве победила дружба.

- Победила дружба! - закричал глашатай, и люди стали расходиться.

"Напьюсь" - подумал Вильям, и действительно напился. Тем более, что этим вечером он был не одинок в этом желании, а выпить с доблестным рыцарем, умудрившимся вызывать на бой дракона, и почти его победить (про это "почти" многие почему-то забывали), хотели все.

Так что утро сэр Вильям встретил в конюшне на сене, куда, видимо, свалился вчера. Голова его усердно раскалывалась, и оклемался он только к обеду.

Так что к драконам он направился только под вечер.

- Неужели мне? - изумленно приняла неуклюжий букетик васильков дракониха. - А что с ним полагается делать?

- Повесишь куда-нибудь в пещере... Выберешь череп поприличней, засунь ему в зубы, пусть тебе улыбается.

- А на самом деле?

- Люди наливают воду в кувшин или вазу, и ставят их в воду. Но долго такие цветы не живут.

- Так долго и не надо?

- Не надо. Но я уезжаю домой, поэтому... Не знаю, увидимся ли еще?

- А ты бы хотел?

Вильям опустил голову, и перевернул носком сапога камень перед входом в пещеру.

- Жалко, что я не дракон, - вместо ответа сказал он, посмотрев куда-то в облака.

Дракониха лизнула его в щеку.

- И все-таки, скажи... Где же был подвох?

- Ну что ты пристала? Да не было никакого подвоха!

- То есть, в первый же день я могла тебя спокойно прихлопнуть, и мне бы ничего не было?

- А ты бы хотела?

Не дождавшись ответа, Вильям вдруг повернулся к драконихе, и порывисто обнял ее за шею. Почувствовал на плече тяжелую когтистую лапу, по-дурацки всхлипнул, повернулся, и быстрым шагом стал спускаться, не оглядываясь.

У начала деревьев его ждал дракон-старик.

- Иди-ка сюда, молодой человек. О чем вы там шептались?

- Какое тебе дело, ящерица?

- Драконы не едят цветов.

- И что с того?

- У нас нет обезьяньей привычки дарить избраннице подарки, у драконов в чести не богатство, а сила и смелость.

- Ты что, уже сватаешь нас, старый извращенец?

- А что, считаешь, что она тебе не пара?

- Смеешься ты, что ли? Или издеваешься? Я человек, она - дракон!

- Так что, она тебе не пара?

- Да, не пара! Была бы она человеком...

- А может, проще тебе стать драконом? - спросил старый дракон в спину удаляющемуся человеку.

Тот даже не обернулся.



История умалчивает, вернулся ли рыцарь в родные края, и как прошло у него объяснение с леди Роанной, да и было ли оно.

Известно только, что остатки вымирающего народа драконов получили передышку, ибо все чаще в разных краях рыцари вызывали дракона на честный поединок, и далеко не всегда выигрывали, но честь их от этого не страдала, как и перестали умирать в расцвете сил самые благородные и храбрые, да и отношение к драконам немного поменялось. Теперь в самых эксцентрических городах стало даже модно приглашать дракона на какой-нибудь городской праздник, естественно, с буйством разнообразных разрушений и погромов, всеобщими потасовками и прочими культурными развлечениями, о которых можно потом целый год (или даже больше) рассказывать потомкам: "Я дрался с драконом!!!".

Известно так же, что самым уважаемым, и часто приглашаемым драконом остается тот самый, да, да! - тот самый Дракон-Из-Шексли. Но он очень, очень редко принимает подобные приглашения.

И еще доподлинно известно, что ни разу в тех краях не устраивали охотники за драконьими головами попыток заполучить эту голову, наоборот, стоит недалеко от драконьего логова простая бревенчатая хижина, нечто среднее между кельей монаха и часовней.

И бытует поверье, что счастлив будет в любви тот смельчак, что проведет в ней ночь в посту и молитве перед свадьбой.

Неизвестно точно, откуда взялось это поверье, но очередь желающих записаться на ночное бдение не иссякает с годами...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Юлий Юуркин «Любить дракона», Елена Белова «Ты дура! Или приключения дракоши! (Книга первая)», Терри Spafford «Метамор. История 68. Со скоростью ветра»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален