Furtails
Кеннет Оппель
«Серебряное крыло -1»
#NO YIFF #верность #приключения #фентези #летучая мышь #разные виды
Своя цветовая тема

СЕРЕБРЯНОЕ КРЫЛО

Кеннет Оппель


Скользя над берегом ручья, Шейд услышал, как жук пробует крылья, собираясь взлететь. Шейд был почти невидим на фоне ночного неба, лишь серебристые полоски на густой шерсти тускло мерцали в лунном свете. Он видел жука не глазами. Его локатор издавал очень высокие, не слышные другим существам звуки и ловил их отражения. Сам Шейд называл это эхозрением.

Жук уже взлетел и теперь был похож на гудящий вихрь. Шейд прекрасно "видел" его ушами. Он спикировал вниз и, резко затормозив, ударом хвоста швырнул жука на свое левое крыло и тут же отправил его прямо в открытый рот. Взмыв вверх, он разгрыз твердую оболочку, смакуя нежное мясо. Несколько секунд, и с жуком было покончено. Очень вкусно. Жук был едва ли не лучшей пищей в лесу. Вот комары не особенно вкусные, но зато их много и ловить их легко. Сегодня ночью он уже съел штук шестьсот или около того. Комары такие медлительные и неуклюжие, что можно просто держать рот открытым и ждать, когда они сами залетят в него.

Шейд снова начал обшаривать пространство локатором, выискивая насекомых. Он был уже сыт, но знал, что должен съесть еще больше. Мама твердила чуть ли не каждую ночь, что он должен стать толстым, потому как скоро наступит зима. Шейд скорчил мордочку, схватил очередного зазевавшегося жучка и проглотил его. Скорее бы стать толстым! Ведь ему предстоит долгое и трудное путешествие на юг, к Ги-беркулануму, где вся колония проведет зиму.

Он слышал, как в лесу, в сумраке свежей осенней ночи, охотятся другие сереброкрылы. Шейд с наслаждением вытянул крылья, мечтая о том, чтобы они стали длиннее и сильнее. На мгновение он закрыл глаза и словно поплыл по воздуху, ощущая, как ветерок ласково овевает шерстку на животе.

Вдруг он навострил уши. Это шелест крыльев большой бабочки-медведицы! Шейд развернулся, отыскивая добычу. Если ему удастся поймать ее - а каждому известно, как это трудно,- будет о чем рассказать в Древесном Приюте!

Вон она порхает, неуклюже покачиваясь. Шейд был уже почти над бабочкой, и, возможно, поймать ее окажется не так уж трудно. Он засек бабочку локатором, вытянул крылья и приготовился к броску. Внезапно лавина звуков разорвала четкое "изображение", и вокруг он "увидел" не одну, а целую дюжину бабочек.

Шейд растерянно моргнул. Бабочка порхала прямо перед ним. Как же ей удалось умножить и смешать отражения? Используй глаза, только глаза, сказал он себе. Он сильнее замахал крыльями и выпустил когти. Затем, резко затормозив, отпрянул назад, нацелился хвостом на добычу, как вдруг... Бабочка сложила крылья и исчезла.

Шейд слишком разогнался и не смог остановиться. Хвост сильно занесло вправо, и Шейд перекувырнулся через голову. Несколько секунд он цеплялся когтями за воздух, пока наконец не выровнял полет. Ошеломленный, он оглянулся в поисках бабочки.

Она снова безмятежно порхала над ним.

- Не уйдешь!

Шейд забил крыльями и круто взмыл вверх, чтобы схватить бабочку. И вдруг перед ним мелькнула другая летучая мышь и выхватила добычу прямо у него из-под носа.

- Эй! - закричал Шейд. - Она моя!

- Была твоя,- ответила летучая мышь, и Шейд сразу узнал голос. Чинук. Детеныш из их колонии.

- Я почти поймал ее,- настаивал Шейд.

- "Почти" не считается.

Чинук энергично жевал, крылья бабочки торчали у него изо рта.

- Невероятно вкусно, между прочим.- Он вызывающе причмокнул. - Ладно, может, когда-нибудь и тебе повезет. Недомерок.

Шейд услышал хохот и понял, что смеются зрители - детеныши, слетевшие вниз и расположившиеся на ветках дерева. "Чудесно,- подумал Шейд,- теперь все будут болтать об этом".

Со смешанным чувством гнева и зависти Шейд смотрел, как Чинук, поблескивая роскошными крыльями, грациозно опустился на ветку и, вцепившись

В нее когтями, повис вниз головой. На другой ветке повис Джарод, неотступно следовавший за Чинуком и ловивший каждое его слово. Рядом расположились Яра, Офик, Пенумбра и другие детеныши. Шейд совсем не хотел оставаться с ними, но и улететь теперь ему казалось хуже поражения. Он примостился на ветке, немного в стороне. Правое предплечье болело после недавнего кувыркания в воздухе.

Недомерок. Шейд ненавидел это прозвище, хотя знал, что оно правдиво. По сравнению с другими детенышами он был очень маленький. Он родился раньше времени. Мама даже не надеялась, что он выживет. Потому что малыш был тощий, совсем без шерсти, со сморщенной, тоненькой кожей. И такой слабенький, что едва мог держаться за мамину шерсть. Мама везде носила детеныша с собой, даже отправляясь на охоту.

Питаясь маминым молоком, он постепенно становился сильнее. Через несколько недель он уже мог есть измельченных жучков, которых ловила мама. Появилась шерсть, густая, черная и блестящая. Все в Приюте удивились, когда Шейд совершил свой первый прыжок и, судорожно размахивая крыльями, удержался в воздухе несколько секунд. Шейд выжил.

Но другие детеныши росли быстрее его, даже самочки, - с крепкими грудными клетками и сильными руками, приводящими в движение широкие, мощные крылья. Чинук, искусный летун и охотник, был самым сильным из всех. Шейд много отдал бы, чтобы иметь такое тело, как у Чинука. Правда, не такие мозги - от них пользы было не больше, чем от пробки.

- Чинук, это невероятно! - захлебываясь, говорил Джарод. - Как ты ринулся на эту бабочку - изумительно!

- Это уже вторая за сегодняшнюю ночь,- самодовольно заметил Чинук.

- Вторая? - ахнул Джарод.- Ты сегодня поймал двух бабочек? Это... это...- Ему не хватало слов.- Потрясно!

Шейд стиснул зубы.

Чинук презрительно фыркнул:

- Я поймал бы и больше, но здесь ужасное место для охоты. Вот на юге, говорят, отличное место. Не могу дождаться, когда мы прибудем туда.

- Точно! - с жаром подхватил Джарод. - На юге будет отличная охота. Удивительно, как здесь вообще удается что-то поймать. Я тоже жду не дождусь, когда мы туда прилетим.

- Моя мама говорит, что мы отправимся через три ночи, - продолжал Чинук. - И когда мы прибудем в Гиба.... Гибер...

- Гибернакулум,- пробормотал Шейд.

- Да,- сказал Чинук, игнорируя Шей да, как будто его здесь не было. Шейд привык, что его не замечают. И зачем он вмешался в разговор?

- Так вот, когда мы туда доберемся,- продолжал Чинук,- мы будем спать в настоящих, глубоких пещерах, где сверху свисают громадные сосульки.

- Сталактиты,- снова вставил Шейд. Он спрашивал об этом маму. - Это не сос^^льки, они из минерального раствора, который капает с потолка.

Чинук снова не обратил на его слова никакого внимания и продолжал рассказывать об огромных сосульках и пещерах. Шейд усмехнулся. Чинук был начисто лишен любопытства. Шейд даже сомневался, видел ли Чинук когда-нибудь лед. А вот Шейд видел, как раз прошлой ночью. Перед рассветом, когда все спустились к ручью напиться, он заметил на воде, у самого берега, прозрачную корочку. Он пролетел совсем низко над ней и даже царапнул когтями. Шейд почувствовал, как лед с легким треском раскололся, и в его когтях оказался маленький кусочек. Шейд и раньше замечал признаки наступающей зимы: листья на деревьях потускнели, ночной воздух стал прохладнее. Но появление льда означало, что зима действительно вот-вот наступит.

Шейд не любил думать о предстоящем путешествии. Гибериакулум находился в миллионах взмахов крыльев отсюда, и Шейда терзал тайный страх, что он не осилит такое долгое путешествие. Мама, наверное, тоже беспокоится, иначе зачем она постоянно напоминает ему, чтобы он побольше ел. Но даже если он доберется туда, придется впадать в спячку на четыре месяца подряд, и эта мысль пугала его. А вдруг он не сможет заснуть? Что если он один будет без сна висеть вниз головой? В любом случае ужасно глупо спать так долго. Какая бесполезная трата времени! Ведь ему так много нужно сделать: научиться хорошо летать и правильно приземляться, стать ловким охотником, поймать бабочку-медведицу. А как же он это сделает, если проспит всю зиму?

- Не могу дождаться, когда увижу своего отца, - сказал Чинук.

- Мы тоже, - согласилась Раша.

И все заговорили об отцах, пересказывая истории, которые слышали от матерей и сестер.

В это время сереброкрылы, как всегда, разделились на две группы. Древесный Приют был детской колонией, где самки растили своих детенышей. Самцы проводили лето немного восточнее, в Каменной Крепости.

Однако перед долгим перелетом в Гибернакулум они соберутся вместе.

Шейд угрюмо молчал, от всей души желая, чтобы они заткнулись.

- Мой папа ужасно огромный, - говорил Чинук, перебивая остальных. Он всегда встревал в разговор, и все замолкали и слушали его. Шейд никак не мог понять почему - ведь Чинук говорил только о том, сколько он сегодня съел или какие мышцы повредил, совершая очередной героический подвиг. - У него крылья, - продолжал хвастаться Чинук,- отсюда вон до того дерева, и он может съесть за одну ночь десять тысяч жуков. А один раз он сразился с совой и убил ее.

- Летучая мышь не может убить сову! - выпалил Шейд. Впервые он осмелился возразить Чинуку, и сам удивился, как решительно прозвучал его голос.

- Мой папа может.

- Она слишком большая.

- Сильная летучая мышь запросто может это сделать.

- Никогда.

- Много ты знаешь. Недомерок! По-твоему, я вру?

Шейд почувствовал, как шерсть у него встала дыбом. Он знал, что должен сказать: да, да, ты врешь!!! Но слова застряли у него в горле, как сухие ракушки.

Вдруг звонкие звуки птичьих голосов прорезали тишину леса, и детеныши замерли.

- Это предрассветная песня,- зачем-то пояснила Пенумбра, ведь все это и так знали. - Нам пора возвращаться.

Чинук и остальные расправили крылья, готовясь к полету.

- Ну, вы летите,- небрежно произнес Шейд.- А я останусь взглянуть на солнце.

Все оглянулись и с ужасом уставились на Шейда, а он с трудом сдерживал удовлетворенную улыбку.

- О чем ты болтаешь? - насмешливо спросил Чинук.

- Тебе нельзя смотреть на солнце,- сказала Яра, мотая головой.

- Я подумал, стоит попробовать.

Это было первое и самое важное, что говорили детенышам. Было много других правил - по мнению Шейда, даже слишком много, - но это одно они выучили накрепко. Вы никогда не должны смотреть на солнце. Просто, ясно и не подлежит обсуждению.

- Оно ослепит тебя,- сказал Джарод.- Выжжет глаза.

- А потом превратит в пепел, - прибавил Осрик не без удовольствия.

Шейд с царственным безразличием пожал плечами.

- Тут везде совы,- произнесла Пенумбра, с беспокойством оглядываясь. - Нам пора лететь.

Вдалеке Шейд слышал голоса матерей, которые созывали своих детенышей в Древесный Приют. И голос Ариэли, его мамы: "Шейд... Шейд..." Он почувствовал, как дрогнуло его сердце. Мама о нем беспокоится! Один раз он уже попал в неприятную историю. Несколько ночей назад, опустившись на землю, он решил нарушить еще одно правило - посмотреть поближе на сверкающую паутину. Но его тут же поймали и сурово отчитали перед всеми детенышами.

- Я только взгляну, - сказал он, поглядывая на светлеющее небо. - Это недолго.

- Ты просто ненормальный,- сказал Осрик, но в его взгляде Шейд прочитал невольное восхищение.

- Да не собирается он смотреть на солнце,- раздраженно бросил Чинук.- Просто болтает.

- Я расскажу тебе об этом, когда вернусь, - весело ответил Шейд.- Конечно, если ты не полетишь вместе со мной.

Это был деликатный момент - детеныши в ожидании смотрели на своего героя. Чинук знал, что ему бросили вызов. От злости он еще сильнее вонзил когти в кору.

- Ну, не поминайте лихом,- весело сказал Шейд, готовясь взлететь.

- Подожди! Я лечу,- остановил его Чинук. И решительно повторил: - Я лечу с тобой.

- Я знаю, это просто дурацкая шутка,- заявил Чинук, когда они летели через лес прочь от Древесного Приюта. - Посмотрим, кто первым повернет обратно.

Шейду пришлось стараться изо всех сил, чтобы не отстать от Чинука. Он усердно махал крыльями, но все равно отставал. Он завидовал легким взмахам крыльев Чинука, но смотрел внимательно, пытаясь им подражать.

- Мы полетим на вершину холма, - сказал он, надеясь, что Чинук не услышит, как из его груди со свистом вырывается воздух. - Оттуда мы быстрее увидим солнце. Как ты думаешь?

Чинук что-то неразборчиво пробурчал, а потом спросил:

- А если нас заметят совы?

Неужели в его голосе звучало беспокойство? Шейд приободрился.

- Мы будем держаться ближе к деревьям. Чинук снова что-то пробурчал.

Птицы, распушив перья, суетились в своих гнездах, рассаживались на ветках и присоединялись к утреннему хору.

Достигнув холма, Шейд и Чинук устроились на верхушке самого высокого дерева и прижались к стволу, чтобы их никто не увидел. Перед ними изгибалась длинная долина, сплошную чащу деревьев прорезала пыльная Человеческая дорога. Но Шейд никогда не видел на этой дороге ни людей, ни их шумных повозок.

- А зачем ты хочешь увидеть солнце? - поинтересовался Чинук.

- Просто хочу, вот и все.

- Но зачем?

- Я любопытный. А ты? Чинук ответил не сразу:

- Нет.

Он помолчал еще немного и спросил:

- А если оно превратит нас в пепел?

- Солнце еще никого не превратило в пепел. Шейд наслаждался - Чинук внимательно слушал его.

- Моя мама рассказывала мне про одну летучую мышь. Ее крылья, кости, зубы - все превратилось в кучку пепла, - тихо произнес Чинук.

- Сказки, - бросил Шейд, но почувствовал, как от страха у него свело живот.

- Давай вернемся,- через некоторое время предложил Чинук.- Просто скажем остальным, что видели солнце. Это будет наша тайна, хорошо?

Шейд задумался. Чинук наконец о чем-то просит его. Ощущать свою силу было восхитительно.

- Ну, ты лети,- ответил Шейд, не двинувшись с места. Ему была нужна безоговорочная победа.

Небо на востоке стало совсем светлым, такого он еще никогда не видел. Шейд отметил слабую, колющую боль в глубине глаз. Что если все эти истории правда? Вдруг он действительно ослепнет?

- Совсем недолго, - пробормотал он, успокаивая себя.

Чинук подвинулся, его крылья зашуршали по коре ветки.

- Ш-ш-ш-ш, - прошипел Шейд. - Смотри, вон там.

На соседнем дереве неподвижно сидела сова, наполовину скрытая листвой.

- Ты ведь не боишься? - прошептал Шейд.--Сильной летучей мыши нечего бояться.

Сам Шейд, конечно, боялся, но думал, что сова не видит их. А даже если и видит, не нападет на них, пока не взошло солнце. Таков закон. Но он сомневался, что Чинуку это известно, потому что о таких вещах детям обычно не рассказывают. Он сам узнал об этом случайно, подслушав однажды разговор мамы с кем-то из взрослых. В его слабости есть и хорошие стороны: маленького Шейда мама носила с собой даже на собрания взрослых мышей. Таким образом он узнал уйму полезных вещей.

От ужасного крика совы шерсть у Шейда встала дыбом. Сильно всколыхнув воздух, сова снялась с ветки и полетела прочь, бесшумно взмахивая крыльями.

Шейд перевел дух.

- Я... я больше не могу,- заикаясь, пролепетал Чинук и быстро полетел в сторону Древесного Приюта.

Шейд смотрел, как он исчезает среди деревьев. Он чувствовал странное разочарование и сам не знал почему.

Теперь Шейд тоже мог лететь назад. Он победил.

Но оказалось, что это не все. Ему хотелось чего-то большего, и это удивляло его. Он действительно хотел увидеть солнце. Хотел сделать то, что строго запрещено.

Светлая полоса над кронами деревьев по ту сторону долины становилась все шире. Шейда удивляло, что это длится так долго. Половина неба уже окрасилась в бледно-серый цвет, а солнца все нет. Что происходит?

Он моргнул, повернулся и вдруг с изумлением обнаружил прямо перед собой плотную стену перьев. Поднял голову и встретился взглядом с огромными, полуприкрытыми тяжелыми веками глазами совы, которая сидела рядом с ним на ветке. Без единого звука Шейд вжался в кору, крепко вцепившись в нее когтями. Сова скользнула по нему взглядом, затем зловеще повернула массивную рогатую голову к светлеющему горизонту, проверяя, где солнце. Шейд хорошенько рассмотрел ее: грубое, прочное оперение, облекающее свирепую мощь, хищно изогнутый клюв, способный в одно мгновение разорвать плоть... Шейд знал, что сове не нужны глаза, чтобы видеть его. У нее тоже есть эхозрение.

Ни одна летучая мышь не может убить сову. Шейду следовало бы окаменеть от ужаса. Но он такой маленький, он сможет залезть туда, куда она не доберется: в узкие щели между тесно переплетенными ветвями, в трещины ствола.

Неожиданно Шейд почувствовал позади движение воздуха и, оглянувшись, увидел свою мать.

- Летим! - прошептала она. - Быстро!

Ее голос был таким непреклонным и сердитым, что он немедленно повиновался. Они ринулись к подножию холма, держась линии деревьев. Шейд оглянулся и увидел сову, которая не спеша летела за ними, мерно взмахивая гигантскими крыльями. Солнце все еще не явилось над горизонтом.

Они пронеслись над ручьем, сова не отставала. Вдруг Шейд почувствовал, что его крылья стали теплыми, и с недоумением посмотрел на них. Крылья ярко светились. Солнце.

- Быстро под деревья! - крикнула Ариэль, обернувшись.- Не оглядывайся!

Он оглянулся.

Тоненький краешек солнца показался над горизонтом, заливая долину ослепительным светом. Свет был такой мощный, что, казалось, в одно мгновение высосал из Шейда жизнь. Он крепко зажмурился.

Затем локатором нащупал мать и, так и не открывая глаз, следовал за ней, пока они не оказались под деревьями. Внезапно сова обрушилась на него - ее когти скользнули по перепонке крыла, чуть не проткнув его.

Теперь они летели низко, среди деревьев.. Весь лес уже проснулся, птицы подняли ужасный шум. Шейд упорно продвигался сквозь замысловатое сплетение листвы, стараясь не отстать от матери. Наконец они вырвались на простор, и тут их снова настигла сова. Она камнем ринулась на них. Уворачиваясь от ее когтей, Шейд и его мать резко метнулись в сторону, потом обратно, помчались по направлению к могучим, узловатым ветвям Древесного Приюта и, проскользнув через узкое дупло, оказались в спасительной темноте.






Древесным Приютом называли огромный старый дуб с изрезанной морщинами корой и толстыми, искривленными, выпирающими из земли корнями. Сотни лет назад в него ударила молния - и дерево стало мертвым, окаменевшим. Сереброкрылы выдолбили полости в огромном стволе и ветвях и с тех пор использовали дуб в качестве детской колонии. Каждую весну самки прилетали сюда, чтобы дать жизнь новому поколению и вырастить его. Это было идеальное место для детской колонии. Правда, было довольно трудно находить хорошо скрытые входы и выходы, но зато ни птицы, ни животные не могли проникнуть внутрь.

Когда Шейд вместе со своей матерью ворвались в Приют, летучие мыши, устроившиеся вокруг входа, смотрели на них с ужасом. Снаружи в бешенстве кричала сова - снова и снова она бросалась на дерево, царапала его когтями, пока наконец не улетела прочь, тяжело взмахивая крыльями. Когда все успокоилось, на Шейда и его мать обрушился целый шквал вопросов: "Что случилось? Почему вы так поздно? Разве вы не слышали предрассветный хор? Как вам удалось ускользнуть от совы?"

Не обращая на них внимания, Ариэль сердито повернулась к Шейду:

- Ты ранен?

- По-моему, нет...

Она внимательно осмотрела его крылья, мягко и осторожно ощупала ребра и живот, чтобы удостовериться, что ничего не сломано, ничего не поранено. Затем она крепко прижала его к себе и долго не выпускала из объятий. Шейд почувствовал, что мать дрожит, но тут она оттолкнула его и сердито сказала:

- Зачем ты это сделал?

Шейд оглянулся. Он видел, что другие летучие мыши прислушиваются к их разговору, и кровь бросилась ему в голову. Он тихо пробормотал:

- Чинук... он рассказывал про сов... как его папа сражался с совой, и мне тоже захотелось сделать что-нибудь...- Он хотел было сказать "что-нибудь смелое", но мать перебила его:

- Это было ребячество, и очень опасное. - Ариэль даже не пыталась понизить голос. - Ты мог погибнуть. - Она легонько шлепнула его кончиком крыла, как делала всегда, когда хотела его наказать. - И Чинук вместе с тобой.

- Откуда ты знаешь про Чинука?

- Я наткнулась на него, когда искала тебя.

- Значит, это он тебе наябедничал,- усмехнулся Шейд.

- Да, к счастью для тебя. - Она внимательно посмотрела на него. - Из-за такой же глупости погиб твой отец.

Шейд на мгновение утратил дар речи.

- Он хотел увидеть солнце? - спросил он взволнованно.

Мать никогда не рассказывала об этом. Шейд знал только, что однажды прошлой весной, на исходе ночи, его отец, Кассел, оказался слишком далеко от дома, и его убила сова.

Ариэль печально кивнула.

- Да. Он все время говорил об этом. Он был очень любопытный - нет, скорее упрямый, он не хотел понять, что... - Внезапно она решительно сказала: - Но с тобой такого не должно случиться. Я не хочу за один год потерять и мужа, и сына. Я этого не выдержу.

- Но почему ты никогда не рассказывала мне об этом? - возмутился он.

- Я не хотела наводить тебя на эту мысль. Довольно и того, что ты потерял отца. - Она вздохнула, и взгляд ее смягчился. - Ты уверен, что с тобой все в порядке?

- А зачем он хотел увидеть солнце?

- Обещай мне, что больше этого не сделаешь.

- А отца ты просила обещать тебе это?

- Так ты обещаешь? - настаивала она.

- Это неправильно, - сказал Шейд, насупившись. - Я думаю, что это совы не позволяют нам увидеть солнце. По-твоему, это честно?

Ариэль снова сердито посмотрела на него и на мгновение закрыла глаза.

- Правильно, неправильно... И честность тут ни при чем. Таков порядок... - Она с досадой умолкла. - Я не собираюсь это обсуждать. Ты должен делать, как я велела, и все. Ты даже не понимаешь, какую беду мог навлечь на всех нас.

- Но почему, ведь мы удрали, мы...

Но ему не удалось закончить фразу - к ним медленно летел Меркурий, посланец старейшин колонии.

- С вами все в порядке? - спросил он, грациозно опустившись рядом.

- Да.

- Старейшины хотят побеседовать с вами. Вы в силах подняться на верхние уровни, или мне попросить их спуститься сюда?

- Нет, я могу лететь, - сказала Ариэль и повернулась к Шейду. - Жди меня здесь.

- Они велели привести твоего сына.

Шейд быстро взглянул на мать. В этот день он пережил уже много удивительного. И вот теперь ему предстоит впервые в жизни предстать перед старейшинами. Меркурий взмыл вверх, Ариэль с Шейдом последовали за ним. Шейд чувствовал на себе сотни любопытных взглядов, он был смущен, но в то же время ему было приятно это внимание. Обычно его никто не замечал. А теперь он оказался настолько важной персоной, что с ним хотят говорить старейшины. Он дерзко скользнул взглядом по заинтересованным лицам зрителей, расположившихся на своих насестах. Там был и Чинук рядом со своей матерью, Шейд самодовольно посмотрел на него, и тот отвел глаза.

- Нечего ухмыляться, - прошипела Ариэль. - Поторопись.

Они миновали многочисленные коридоры и поднялись почти на самый верх. Шейду стало не по себе: еще ни разу он не поднимался так высоко.

В конце коридора, тихо переговариваясь между собой, висели четверо старейшин колонии. Шейд и его мать опустились неподалеку от них. Меркурий подлетел к Фриде, что-то прошептал ей на ухо, а затем удалился в маленькую нишу в тени коридора, на случай если его позовут.

Аврора, Батшеба, Лукреция и Фрида - Шейд знал старейшин по именам, но видел их только издалека, и они внушали ему благоговейный трепет. Все они были старые и уже не могли иметь детенышей, и Шейду было непривычно видеть самок без малышей рядом. Фрида, старшая из всех, казалась Шейду самой загадочной. Ее возраст для всех оставался тайной, однако никто не помнил времени, когда не она возглавляла колонию се-реброкрылов. Крылья у Фриды морщинистые, но гибкие и сильные, а острые когти крепкие, как корни старого дерева. По маминым рассказам Фрида по-прежнему оставалась беспощадным охотником. Шерсть вокруг ее морды была скорее серой, чем серебристой или черной, проплешины и потертости на теле говорили о ее возрасте, но Шейду нравилось думать, что большинство из них - боевые шрамы.

На левом предплечье Фриды было металлическое кольцо. Шейд спрашивал о нем мать, но она только качала головой и отвечала, что не знает, как оно оказалось у Фриды. Расспрашивать детенышей было бесполезно. Они делали какие-то ленивые предположения, но - и это всегда казалось Шейду непостижимым - не видели в кольце ничего удивительного и интересного.

- Я слышала, вы были на волосок от гибели, - сказала Фрида. - Но почему вы оказались снаружи так поздно, Ариэль? Что случилось?

- Я искала Шейда.

- Он потерялся? - спросила Батшеба, и ее грубый, резкий голос неприятно поразил Шейда.

- Нет,- ответила Ариэль.- Они с Чинуком совершили глупую выходку - хотели дождаться, когда взойдет солнце.

- А где Чинук? - спросила Фрида.

- Он в безопасности. У него хватило ума вернуться в Древесный Приют до восхода солнца.

Шейд насупился и с трудом сдержал готовые сорваться с языка слова. Хватило ума? Чинук струсил, он помчался прочь, как жалкий мотылек!

- А твой сын остался,- сказала Фрида, внимательно глядя на Шейда, в то время как тот упорно рассматривал пол.

- Да, я нашла его как раз вовремя. Сова поджидала его на дереве и уже была готова напасть.

- Но солнце взошло раньше, чем вы добрались до Приюта,- многозначительно заметила Батшеба.

- Да, - печально подтвердила Ариэль.

Среди старейшин воцарилось зловещее молчание. Когда Батшеба вновь заговорила, Шейд не поверил своим ушам:

- В таком случае ты должна была оставить своего сына сове.

- Я знаю, - сказала Ариэль.

Шейд смотрел на нее с ужасом. Как она может так говорить?

- Таков закон, - упорствовала Батшеба.

- Я знаю закон.

- Тогда почему ты его нарушила?

Шейд снова увидел в глазах матери гневный огонь.

- Я не была бы матерью, если бы поступила иначе.

Шейд почувствовал, как недавняя обида сменилась гордостью за мать и горячей любовью к ней. Батшеба хотела что-то возразить, но Фрида с тихим шелестом широко расправила крылья, и все умолкли.

- Мы знаем, что случилось весной, Ариэль. Помним, как мужественно ты перенесла потерю Кассе-ла. И ты права. То, что ты сделала, - естественно. Но закон есть закон, хотя он и жесток.

- Все мы скорбим о смерти Кассела,- раздраженно вмешалась Батшеба. - Но Ариэль не единственная, кто потеряла мужа. Со многими это случалось. Ты говоришь, что закон жесток, Фрида, но он защищает нас. Защищает от опасности не только днем, но и ночью. Если соблюдать его, можно избежать многих смертей.- Она снова сурово посмотрела на Ариэль. - Ты поступила эгоистично, ты всех нас подвергла опасности.

Фрида вздохнула:

- К сожалению, это правда.

- Это, конечно, ужасно, - холодно продолжала Батшеба, - но если бы ты оставила своего сына совам, они забрали бы его, и тем дело и кончилось. А сейчас они будут требовать возмездия. Ариэль кивнула.

- Да. Я знаю, это моя вина,-смиренно сказала она.

- Нет! - выпалил Шейд, прежде чем понял, что делает. Покорность в голосе матери была ему отвратительна. Он не понимал, почему она мирится с тем, что Батшеба унижает ее. Как она смеет так говорить с его матерью! Все смотрели на Шейда, и он растерялся.

- Это моя вина, - поспешно сказал он. - Это я хотел посмотреть на солнце и подговорил Чинука, а солнце вставало так медленно... Но я не понимаю, почему совы обиделись. Мне очень жаль, что я причинил всем столько беспокойства, но я ничего не знал про закон; и мне кажется, что это жестоко и нечестно, как сказала Фрида.

В воцарившемся молчании Шейду впервые в жизни ужасно захотелось стать еще меньше, чем он был, только чтобы его никто не видел.

- Ты явно избаловала своего мальчишку, - сказала Батшеба Ариэли ледяным тоном, - он дерзкий и упрямый. Разве ты не говорила ему, как опасно солнце?

- Оно не превратило меня в пепел,- пробормотал Шейд.

- Что? - спросила Батшеба.

- И не ослепило меня,- еще тише сказал Шейд.- Солнце. Все это просто выдумки.

- Довольно, Шейд,- оборвала его Ариэль и обратилась к Батшебе: - Я накажу его.

Та лишь равнодушно фыркнула:

- Вряд ли этим удовлетворятся совы.

- Не будем беспокоиться о том, чего еще не случилось, - строго сказала Фрида. - Мальчик сделал только то, о чем мечтали многие из вас, - но уже забыли об этом. Да, он еще мал и глуп, но не спешите осуждать его. Спасибо, Ариэль. Идите отдыхать.

Она снова скользнула по Шейду острым взглядом, и ему почудился в нем странный блеск. Одно мгновение он смотрел в темные глаза старой летучей мыши, прежде чем неловко поклонился, бормоча слова прощания.

К тому времени, как Шейд и его мать покинули старейшин, почти все летучие мыши уже спали, свешиваясь со своих насестов.

- Приведи себя в порядок,- велела мать Шейду, когда они устроились на своем месте. Шейд стал вылизывать пыль и песчинки со своих крыльев. Ему казалось, что происшествие с совой было давным-давно, но он снова и снова вызывал в памяти бесшумные взмахи ее могучих крыльев, резкий свист воздуха, рассекаемого когтями. Здорово мы от нее удрали, правда? - сказал он.- Да, - коротко ответила мать.

- Я и правда видел солнце, ты же знаешь. - Она кивнула. - Тебе неинтересно? '

- Ты все еще сердишься на меня?

- Нет. Но я не хочу, чтобы ты был таким, как твой отец.

- Этого и не будет,- Шейд скорчил гримасу.- Он ведь был очень большой, правда?

- Да. Он был очень крупной летучей мышью. Но и ты можешь стать таким же большим.

Могу,- уныло согласился он. Потом, оторвавшись от умывания, спросил: - Мам, а летучая мышь может убить сову?

- Нет, - ответила Ариэль. - Никогда.

- Верно, - печально произнес Шейд.- Они слишком большие. Летучей мыши с совой никак не справиться.

- Забудь о том, что сказал Чинук.

- Угу.

- Смотри, вот здесь еще грязь.- Она подвинулась ближе и когтями принялась осторожно вычищать грязь из шерсти на его спине.

- Я могу сам, - сказал Шейд, но только ради приличия. ...

Пока мать вычесывала его шерсть, он расслабил больное плечо и затих. Его охватило чудесное чувство, он ощущал безопасность, тепло, счастье и хотел, чтобы это длилось вечно. Но когда он закрыл глаза, то завидел, как всходит солнце, ослепительную полоску света, которая запечатлелась на обратной стороне его век.

Шейд старался сожалеть о содеянном, но это было нелегко, особенно когда оказалось, что он стал знаменитостью, по крайней мере среди детенышей. Уже на следующий вечер Офик, Пенумбра, Яра и некоторые другие потребовали, чтобы он рассказал о приключении с совой. Шейд был настолько счастлив их вниманием что, хотя и старался быть правдивым, невольно приукрасил рассказ. Чинук держался в стороне, Джарод тоже. Но Шейд знал, что и они его слушают.

Он недолго наслаждался своей славой, так как вскоре все летучие мыши отправились на ночную охоту, а Шейд в качестве наказания должен был оставаться дома вместе со старыми и больными летучими мышами. Только на один час около полуночи Шейду разрешалось выйти наружу, чтобы поесть. И даже тогда рядом была Ариэль, и он не мог улететь далеко от Приюта. Но, поскольку Шейд знал, что через две ночи они покинут Древесный Приют и отправятся в путешествие, наказание не очень его огорчало. Шейд не собирался терять это время впустую: он : тренировался летать и приземляться. Пользуясь только локатором, атаковал кусочки мха на стенках ствола, представляя, что это бабочки-медведицы, и "убивал" их. И все время думал. О солнце и о совах. О своем отце, который тоже хотел увидеть солнце. Раньше он часто приставал к матери с вопросами 'о Каеселе, как тот выглядел, на кого был похож. Теперь же, когда он узнал, как именно погиб отец, он почувствовал невидимые нити, протянувшиеся между ними.

Шейд отдыхал после очередного головокружительного трюка, когда почувствовал дуновение воздуха и увидел Фриду.

- Расскажи мне о солнце,- сказала она, усаживаясь рядом.

У Шейда язык словно прилип к гортани. Старейшая летучая мышь колонии спокойно смотрела на него своими острыми глазами. Ее крылья заскрипели, когда она обхватила ими свое тело, и Шейд почуял исходящий он нее слабый затхлый запах - он подумал, что, наверное, это запах старости. Но она улыбнулась ему, около глаз собрались добрые морщинки, и Шейд немного успокоился.

- Ну, я видел его... - начал он неуверенно, но потом приободрился и рассказал Фриде все, что запомнил. Это было немного, но рассказ получился ярким, живым и правдивым. Фрида слушала очень внимательно, время от времени кивая головой.

Вы тоже его видели, правда? - повинуясь неожиданному порыву, спросил Шейд.

- Да, я тоже видела. Много лет назад.

- Оно круглое, да? Как луна?

- Да, но гораздо больше.

Шейд от изумления замотал головой. Он даже представить себе не мог, каким ярким может быть такой большой шар.

- Когда я была моложе, многие из нас хотели увидеть солнце. Некоторые даже готовы были умереть ради этого. Не то что сейчас. Теперь это никого не волнует. Они могут соглашаться, что закон несправедлив, но не желают бороться, чтобы изменить его. Как Батшеба. Что ж, может, они правы. Вспомни о своем отце, подумай, что чуть было не случилось с тобой и Ариэль.

- Как получилось, что нам не разрешается смотреть на солнце? Откуда взялся такой закон?

- Мы - изгнанные существа, Шейд, уже миллионы лет.

- Изгнанные?

- Наказанные изгнанием.

- За что? Что мы сделали?

- Будет лучше, если ты увидишь это сам. Пойдем со мной.






Накануне Шейд поднимался на верхние уровни Древесного Приюта, а в этот раз Фрида провела его в самые глубины дерева. Они, кружась, летели вниз вдоль ствола, и Шейд снова поразился его огромным размерам. Шейд и Фрида спускались все ниже и ниже, пока наконец не оказались на покрытом мхом дне. Здесь было очень холодно, чувствовался сильный 'запах древесины и почвы. Он-то думал, что обследовал каждый дюйм Древесного Приюта, все коридоры и закоулки, но никогда не обращал внимания на этот узкий изгибающийся проход в узловатой древесине, по которому Фриде приходилось продвигаться на четвереньках.

Шейд следовал за ней. Они спускались все ниже, и Шейд подумал, что теперь они находятся глубоко под землей.

- Мы пришли,- наконец сказала Фрида, и Шейд радостно раскрыл крылья и влетел в большую пещеру вслед за ней. От каменных стен исходил такой ХОЛОД, что Шейд снова вспомнил о зиме. Он услышал шум ветра, но, когда прислушался внимательно, понял, что это голоса летучих мышей.

- Кто здесь? - заикаясь, спросил он.

- Никого,- ответила Фрида.

- Я слышу голоса...

- Сейчас увидишь. Иди сюда.

Фрида провела его на самое дно пещеры и уселась на узкий выступ. В маленькой нише Шейд увидел панель из грязных сухих листьев. Голоса шли оттуда.

- Подожди минутку,- сказала Фрида и ткнула носом в мягкую середину панели.

Шейд мог только гадать, что его ожидает за этой странной панелью. Он оказался в удивительно маленькой, совершенно круглой, пустой пещере. Правда, она не была по-настоящему пустой. Вокруг он по-прежнему слышал голоса, он ощущал их шерстью, крыльями, всем своим существом.

- Плотно сложи крылья, - велела Фрида, осторожно закрывая панель позади него, - и стой смирно.

Шейд осторожно перевел дух. Голоса по-прежнему казались слабыми и далекими, но теперь было ясно слышно, как они шептали:

- ...зимой в том году...

- ...совы отомстили...

- ...в детской колонии умерло пятнадцать детенышей...

- ...после сражения восстание было подавлено... Шейд понял, что это эхо, которое снова и снова

отражается от стен.

- Посмотри, какие гладкие здесь стены,- прошептала Фрида. - Потребовались многие годы, что-

бы выдолбить пещеру, выровнять стены, отполировать их. Стены должны быть совсем гладкими, иначе отражения исказятся или быстро ослабеют. А здесь они могут существовать века. Но это далеко от совершенства. Звук может просачиваться даже через такую хитроумно устроенную дверь, я отмечаю это каждую весну. Звук угасает, теряет силу.

- Для чего все это? - спросил Шейд.

- Это история колонии сереброкрылов,- пояснила Фрида.- Каждый год в этих стенах одна из старейшин колонии должна спеть историю года, и песня останется здесь.

- Как вы в них разбираетесь? - Шейд был оглушен и сбит с толку.

- Это требует определенного навыка,- ответила Фрида. - Сосредоточенности, терпения. Немногие способны на это. Давай я тебе помогу.

Шейд увидел, как старая летучая мышь завращала ушами, глаза ее сузились, будто она высматривала насекомое.

- Самая старая история... Поймай ее... сосредоточься...

Шейд приблизил голову к голове Фриды, прищурил глаза, насторожил уши, и вдруг в его сознании возник голос, такой ясный и отчетливый, будто был частью его самого. Шейд замер, чтобы не потерять его.

- Необыкновенное ощущение, правда? - сказала Фрида.

- Он как будто внутри меня,- робко ответил Шейд.

- Все правильно, так и должно быть. Продолжай.

Он чувствовал, как голос наполняет его, время будто остановилось.

"Давным-давно,- пел голос,- миллионы и миллионы лет назад, земля была безводна и пуста". Голос был женский, ровный и мелодичный, и Шейда поражало, что кто-то произнес эти слова давно-давно, а он слышит их сейчас, через много столетий. Полуприкрыв глаза, он внимательно слушал.

"Была только Ноктюрна, Крылатый Дух, чьи крылья обнимали ночное небо и были ночным небом, содержащим и звезды, и луну, и ветер. Одного за другим Ноктюрна создала всех тварей..."

Голос уплыл вдаль, и сразу же в сознании Шейда возник сверкающий серебристый мир. Он видел его настолько ясно, что от удивления открыл глаза.

- Что это?

- Эхо-изображение, - объяснила Фрида. - Мы можем видеть с помощью звуковых отражений и называем это эхозрением. При некоторой тренировке можно создать с помощью эхо картину, которую будут видеть другие летучие мыши.

- Тут все как на самом деле!

- Слушай. Ты потеряешь звук, если будешь отвлекаться.

Он медленно выдохнул, закрыл глаза, и серебряный мир снова возник в его сознании.

Начало мира, вот что это такое, - и он был там, видел это.

Он парил над множеством разнообразных птиц," над множеством разных зверей. От земли исходил пар. Шейд ощущал тепло этого только что зародившегося мира.

Щейд видел летучих мышей, взлетающих с деревьев, мелькающих в воздухе, высоко в небе сияло солнце. Все это происходило ясным днем.

- Значит, тогда нам было можно видеть солнце?- пробормотал Шейд, не веря своим глазам. Внезапно картина изменилась. Шейд увидел, что находится на вершине гигантского дерева, вокруг которого бушует грандиозное сражение. Птицы пикировали на животных, терзали их когтями и клювами, оттаскивали своих жертв в сторону и добивали. Но и животные тоже сражались; они хватали птиц своими мощными челюстями, рвали на части когтистыми лапами, забирались на деревья и разоряли птичьи гнезда... Шейд с ужасом смотрел вниз - он увидел дикого кота, карабкающегося по дереву прямо к нему,- и закричал от страха.

- Но в следующий миг был уже высоко в небе и наблюдал побоище на безопасном расстоянии.

- Война... - шепнул он Фриде, не открывая глаз, не в силах оторваться от страшного зрелища.

-Великая Битва Птиц и Зверей, - пояснила Фрида.

- Из-за чего?

- Никто не знает.

Но тут Шейд заметил кое-что, и это показалось странным.

-А где же летучие мыши?

- Мы отказались воевать. Нас звали обе стороны, но мы сказали "нет".

Серебристая картина в его сознании снова изменилась, теперь он летел над разоренным лесом - деревья были обнажены и сломаны, земля изрыта ямами и канавами. Было ясно, что война продолжалась долгие годы.

Теперь Шейд парил над обширным полем и видел столпившихся на нем птиц и животных - по-видимому, происходило какое-то важное собрание.

- Мирные переговоры, - услышал он голос Фриды.

Летучие мыши тоже были там, но казалось, что все - и птицы, и животные - сердятся на них, кричат и в чем-то упрекают. Огромная сова негодующе распростерла мощные крылья, громадный волк громко выл. Летучие мыши беспорядочно кружились в воздухе.

Была ночь.

- Что случилось? - воскликнул Шейд.

- Звери обвинили нас в том, что проиграли сражение, а птицы посчитали нас трусами из-за того, что мы отказались сражаться. Слушай.

Шейд снова услышал голос, звучавший в его сознании.

"Миллионы лет мы должны жить в темноте. Теперь солнечный свет стал губителен для наших глаз. Крылатый Дух, Ноктюрна, разгневалась на другие существа за то, что они изгнали нас. Она не смогла изменить то, что уже сделано, но даровала нам новые способности, которые помогли нам выжить. Она сделала нашу шерсть темной, чтобы мы были невидимы в ночи; она даровала нам эхозрение, чтобы мы могли охотиться в темноте. Но величайшим ее даром было Обещание".

После короткой паузы голос зазвучал снова:

"Давным-давно, миллионы и миллионы лет назад, земля была безводна и пуста..."

Шейд вышел из потока эха. Ему казалось, что он отсутствовал очень долго.

Шейд повернулся к Фриде. Сотни вопросов вертелись у него на языке. Он и раньше слышал о Ноктюрне, непостижимом Крылатом Духе, который сотворил все сущее. Но сейчас он узнал так много нового, в го-. лове все перепуталось, и он не знал, с чего начать.

- И мы ничего не делали! - воскликнул он. Он ожидал чего-то ужасного, какого-то преступления, которое заставило бы его стыдиться своих предков.- Они изгнали нас только потому, что в этой войне мы не встали ни на чью сторону!

- Для птиц и животных мы были трусами и предателями.

- А до этого мы могли летать и охотиться днем? Это правда? Мы были свободны?

- Я думаю, да.

- А что такое Обещание?

- Оно тоже здесь, - сказала Фрида, оглядывая эхо-хранилище.- Давай посмотрим, может быть, нам удастся найти его. Это одно из самых древних сообщений...

Шейд понимал, что Фрида может найти нужное за секунды, но она хотела научить его пользоваться эхохранилищем. Вместе они прослушали вихри звуков, и Шейд вскоре обнаружил, что все они совершенно разные. Недавние сообщения были четкими и громкими, старые - словно произносились тихим шепотом, слова и изображения были приглушенными, неясными, смутными.

- Мы уже где-то рядом,- сказала Фрида.

Шейд поймал какое-то сообщение, совсем слабое. Он слушал, с трудом разбирая слова.

- Это оно?

Фрида наклонила голову, прислушалась и кивнула.

- Молодец.

Шейд поймал эхо, вошел в него - и снова голос зазвучал в его сознании. На этот раз голос был другой, прерывистый и старый, но, казалось, он весь был проникнут надеждой:

"Это рассказ об Обещании Ноктюрны. Оно передавалось из поколения в поколение миллионы лет, и я произношу его в этих стенах, чтобы будущие поколения сереброкрылов узнали, что было и что должно произойти. Пророчество было возвещено очень давно..."

Шейд оказался на опушке древнего леса. Высоко в небе стояло солнце. Внезапно на землю спустилась тьма, как если бы гигантская летучая мышь накрыла ее своими крыльями. Звери в ужасе попрятались. Птицы пронзительно кричали и старались укрыться в листве деревьев.

Однако солнце не совсем исчезло. Шейду показалось, будто на его месте открылся огромный черный глаз. Глаз Ноктюрны. Это было первое, что пришло ему в голову. От солнца остался только узкий ободок. Шейд был заворожен этим зрелищем.

Сияющее кольцо серебряного света. Такое яркое, что он даже почувствовал жгучую боль в глазах.

Внезапно летучие мыши вылетели из своих укрытий, и он оказался среди них, упиваясь полетом. Они взмывали в небо, парили в воздухе, вихрем кружились вокруг серебряного кольца.

Первый раз за тысячи лет они летали днем.

Вдруг в темном небе раздался голос, и Шейд почувствовал дрожь в каждой клеточке тела. Он ни секунды не сомневался, что это голос Ноктюрны.

"Настанет день, когда ваше изгнание окончится и жестокий закон будет уничтожен. Вам больше не придется страшиться когтей сов и звериных лап. Вы снова сможете вернуться к свету дня".

Серебряное кольцо в небе медленно померкло, не осталось ничего, кроме грозной безмолвной тьмы.

Сообщение началось сначала, и Шейд прервал его, нетерпеливо повернувшись к Фриде:

- Что это значит? Будет другая война?

- Может быть. Я не знаю.

- Когда? Когда это случится?

Фрида покачала головой:

- Может быть, не при моей жизни и не при твоей. - Она немного помолчала и добавила: - Но полагаю, это случится скорее, чем многие думают.

- - Как это случится? - спросил Шейд испуганно.

- Вот,- Фрида расправила крыло и показала серебряное кольцо на предплечье.

Шейд смотрел на него, словно в первый раз. Он вспомнил эхо-изображение: солнце, заслоненное черным глазом Ноктюрны, так что от него осталось только сияющее кольцо света. Серебряное кольцо. Точно такое же, как да предплечье Фриды.

- Ты понимаешь, не правда ли? - спросила Фрида. Шейд кивнул. - Как оно оказалось у вас?

- Мне его дали люди, когда я была молода. Наверное, не старше, чем ты сейчас. Однажды ночью я и еще одна летучая мышь были в лесу, люди поймали нас, надели кольца и отпустили. Я верю, что это знак, Шейд. Знак того, что грядет исполнение Обещания. Я не знаю, какую роль в этом играют люди, но я верю, что каким-то образом они помогут нам.

Шейд осторожно осмотрел кольцо и обнаружил на ободке нанесенные людьми непонятные знаки. Он удивлялся их своеобразию, изящным изгибам, тонким очертаниям. В некоторых местах он увидел царапины совиных когтей, отметины енота, и рядом с ними человеческие знаки казались еще более странными и замысловатыми.

- Можно? - спросил он.

- Конечно,- ответила Фрида, протягивая крыло. Шейд дотронулся до кольца кончиком когтя.

- А люди дали кольца кому-нибудь еще?

- Никому за очень долгое время - такое долгое, что я даже засомневалась, значит ли оно что-нибудь. Но две зимы назад люди пришли снова и дали кольца нескольким самцам.

- Моему отцу,- неожиданно для себя выпалил Шейд.

- Ариэль говорила тебе?

- Нет. Она вообще мало о нем рассказывает. Фрида кивнула.

- Раньше мы рассказывали детенышам эту историю. А потом большинство старейшин решили это прекратить. Они говорили, не стоит думать об Обещании, которое, может быть, никогда не сбудется. За пятнадцать лет до твоего рождения летучие мыши

восстали против сов, но не смогли победить. Во всяком случае они сражались. Я хотела сказать, мы сражались.

- И вы? - спросил Шейд, во все глаза глядя на шрамы на теле Фриды.

- К счастью, мне удалось уцелеть. После этого поражения старейшины решили остаться в ночи и некоторые даже забыли, что когда-то летали днем. Я не могу винить их за это. Но для некоторых мечта о солнце, о свободе осталась. Такова я. И твой отец тоже.

- Мама говорила, что его убили совы.

- Незадолго до нашего ежегодного путешествия

на север твой отец куда-то улетел. Он никому не сказал, куда собирается. Я знаю только, что он хотел разузнать что-нибудь о кольце и, может быть, о людях. Но он не вернулся. До него так же исчезли еще двое.

- Мама считает, что это глупо - мечтать увидеть солнце.

-Я знаю, что она не разделяла его стремлений. Но она хочет защитить тебя, Шейд. Постарайся не сердиться на нее.

Мы должны сражаться с ними,- внезапно сказал Шейд с холодной яростью. Как сереброкрылы могут быть такими покорными? Какое имеют право звери и птицы выносить им приговор? - Если все летучие мыши будут сражаться, мы могли бы...

Но Фрида только покачала головой:

- Нет, даже твой отец так не думал, Шейд. Он знал, что мы не можем победить в сражении, это ясно. Он считал, что случится что-то другое, что-то, в чем мы нуждаемся.

Шейд потупился, пристыженный ее отповедью. Он вдруг почувствовал страшную усталость, как если бы он пережил истории, которые услышал в этой комнате.

- Зачем вы показали мне это? - спросил он. Он недоумевал. Ведь он был всего лишь маленьким детенышем из колонии сереброкрылов.

Фрида улыбнулась, и ее морщинистая мордочка подобрела.

- Ты не такой, как другие. Я вижу в тебе что-то, вроде сияния, и я не хочу, чтобы его погасили. Ты любопытен. Ты хочешь много узнать. Кроме того, ты умеешь слушать: ты услышал то, что смогли бы немногие. И это намного важнее размеров тела, Шейд.

Шейд вспыхнул от гордости, но боялся поверить ее словам. У него была еще масса вопросов, но снаружи послышался шум крыльев и раздался голос Меркурия.

- Фрида! - испуганно позвал посланец. - Прибыли совы. У них с собой огонь.




Вместе с Фридой и Меркурием Шейд в тревоге поднялся на вершину Древесного Приюта и высоко в небе увидел сов. Их было тридцать пять или сорок, они мерно взмахивали огромными крыльями, и при этом зрелище Шейда охватила слабость. В когтях совы сжимали длинные палки, концы которых светились, словно грозные звезды. Огонь. Шейд застыл от ужаса. Огонь есть только у сов. Сотни лет назад они похитили его у людей и хранили в тайном укрытии в глубине леса.

- Меркурий, - с поразительным спокойствием сказала Фрида, - расскажи об этом в лесу и вели всем укрыться где-нибудь поблизости. Передай им, что мы не будем сражаться. Шейд, ступай в убежище и проверь, чтобы там никого не осталось. Шейд с трудом проглотил комок в горле.

- Ты меня понял? - спросила Фрида.

- Да.

- Ты знаешь, что может случиться?

Шейд кивнул и помчался в убежище, радуясь, что может хоть чем-нибудь помочь. Он ворвался в Древесный Приют, выкрикивая:

- Освободить убежище! Всем освободить убежище! Все наружу!

Он с большим рвением выполнял это задание, старясь не думать о пламени в когтях сов. Он начал с нижних уровней Приюта и постепенно поднимался наверх, заглядывал в боковые коридоры, чтобы удостовериться, что внутри никого не осталось.

- Освободить убежище! Все наружу!

И все это из-за него, из-за его ошибки. К счастью, большинство летучих мышей в это время охотились; внутри оставались только старые и больные, Шейд провожал их к выходу, на ходу объясняя, в чем дело.

Когда он наконец выбрался наружу и подошел к Фриде, шерсть его была покрыта капельками пота.

- Все здесь,- переводя дух, доложил он.

- Отлично, - сказала Фрида, не отрывая взгляда от сов. Они все еще парили высоко в небе, описывая огромные круги.

Вдруг одна сова отделилась от остальных и стала медленно снижаться. Шейд заметил, что у нее единственной не было огня.

- Теперь уходи,- велела Фрида,- укройся в лесу вместе с остальными.

- Что вы собираетесь делать?

- Поговорить с совой.

Шейд колебался. Ему очень хотелось остаться, помочь. Старая летучая мышь против этого гиганта...

- Может быть, я...

- Уходи! - отрезала Фрида, расправляя крылья и обнажая удивительно острые зубы.

Шейд отлетел, но не слишком далеко, только к соседнему дереву. Он вонзил когти в кору и повис вниз головой, наблюдая за Фридой и гигантской совой.

- Приветствую тебя, Брутус, - с достоинством наклонив голову, сказала Фрида.

~ И тебе привет, Фрида сереброкрыл. - Низкий голос совы напоминал раскаты грома.

- Ты привел с собой воинов и принес огонь. Почему?

- Тебе известно почему. Нам нужна летучая мышь, которая смотрела на солнце.

Шейд задрожал и затаил дыхание в ожидании ответа Фриды.

Он знал, что и другие сереброкрылы, укрывшись на ближайших деревьях, следят за разговором Фриды и Брутуса.

- Вы не имеете права нападать на нас ночью, Брутус. Таков закон.

- Закон уже нарушен, - ответил Брутус. - Мы здесь во имя справедливости. Отдай нам мальчишку.

У Шейда засосало под ложечкой.

- Он еще детеныш и не понимает, что делает,- возразила Фрида.- Этот случай можно считать просто глупой выходкой.

- Закон не признает исключений.

- Пусть совы забирают его! - крикнула Батшеба, вылетев из леса и усаживаясь рядом с Фридой. - Брутус прав. Закон нарушен, и мальчишка должен поплатиться за это.

Шейд чувствовал на себе взгляды собратьев. Неужели они хотят, чтобы он добровольно сдался? Его снова охватила слабость.

- Ты знаешь, что я права, Фрида,- продолжала Батшеба.- Одна жизнь за нарушение закона и ради спасения всех нас. Где мальчишка?

В отчаянии Шейд оглянулся вокруг и увидел мать. Их взгляды встретились. Они долго смотрели друг на друга сквозь сплетение ветвей и листьев. Никогда еще Шейд не чувствовал себя таким одиноким.

Он знал, что сделают совы, если он не сдастся. Сереброкрылы, наверное, считают его трусом. Он виноват; как же теперь поступить?

Шейд зажмурил глаза, глубоко вздохнул и приготовился взлететь. Но вдруг чьи-то челюсти сомкнулись вокруг его задних лап, потянули назад, и Шейд ткнулся в теплую шерсть Ариэли.

- Не смей! - яростно прошипела она.

Еще ни разу он не видел мать такой решительной и твердой.

- У них огонь,- сказал Шейд.- Если я не сдамся, они...

- Пусть возьмут меня вместо тебя.

Шейд в ужасе замотал головой и только сейчас до конца осознал, какая опасность им угрожает. Совы жаждали возмездия. Жертвой может стать его мать... Это было чудовищно, он не может ее потерять. Шейд рванулся к матери и вцепился в нее когтями:

- Ни за что!

- Нет! - прозвучал с вершины Древесного Приюта голос Фриды.

Шейд и Ариэль повернулись на ее голос.

В Ярости раскинув крылья, Фрида выставила когти, оскалила зубы и угрожающе наступала на Батшебу.

- Ты забылась! - гневно кричала она. - Пока я жива, руковожу колонией я, а не ты. Никто не заберет ни мальчика, ни одного из нас. - Она повернулась к сове: - Это мое последнее слово.

- Твой ответ неразумен. - Брутус прикрыл огромные глаза и, тяжело взмахивая крыльями, взлетел над Древесным Приютом. Он прокричал что-то своим воинам, а затем поднялся еще выше и крикнул Фриде: - Ты сказала свое слово, теперь наша очередь!

Со страшными криками совы устремились к Древесному Приюту, в их когтях ярко пылал огонь. Дуб не может загореться снова, в отчаянии твердил себе Шейд. Ведь однажды, когда в дерево ударила молния, это уже произошло. Но огонь бежал по стволу.

Он должен это остановить. Шейд рванулся вперед и устремился к маленьким очагам пламени на земле. Он снова и снова накрывал пламя своими распростертыми крыльями, пока наконец оно не стало гаснуть. Он сумел, сумел погасить пламя и спасти Приют! Шейд бешено оглядывался вокруг, яростно бросался на очаги огня. Краем глаза он заметил, что Ариэль и некоторые летучие мыши мчатся к объятому пламенем дереву.

-- Гасите искры! - крикнул Шейд. - Остановите огонь!

Но совы не давали летучим мышам приблизиться к дереву и мощными ударами крыльев загоняли ИХ обратно на деревья. Только немногим удалось прорваться, и они вступили в борьбу с огнем. Шейд погасил еще один островок пламени совсем близко от толстого ствола Приюта и вдруг рядом увидел сову. Она даже не заметила его. Огромная птица высматривала вход в Приют.

В когтях она держала факел. Сова нашла отверстие, правда слишком маленькое для нее, но... Шейд мгновенно все понял. Сова подлетела к отверстию и стала проталкивать в него горящую палку.

Страшный гнев охватил Шейда, в глазах потемнело. Он бросился на горящую палку, вцепился в нее зубами и когтями, пытаясь вырвать ее у совы, но тщетно. Одним крылом сова отшвырнула Шейда,-и он ударился о ствол. Сначала Шейд почувствовал, что куда-то падает в полной темноте, затем он услышал удивительно ровный, глухой гул, а потом ощутил очень сильный жар вокруг.

Шейд открыл глаза и, пошатываясь, попятился от горящего мха у основания дерева. Он попытался погасить пламя обожженным крылом, но ничего не вышло. Пламя разгоралось все сильнее и сильнее, искры сыпались во все стороны, попадали на шерсть, жгли кожу.

- Шейд, остановись! - крикнула Ариэль, оттаскивая его от огня.

- Я должен...

- Ты не сможешь погасить огонь.

Шейд знал, что мать права, но все же продолжал бороться, даже когда она тащила его подальше от едкого дыма, на воздух. Древесный Приют пылал словно факел. Остановить пожар было невозможно.

Совы улетели.

Кривясь от боли во всем теле, Шейд приблизился к понурившимся летучим мышам, собравшимся на верхушках деревьев. Ему хотелось стать невидимкой: ему было тяжело смотреть на их потрясенные; гневные лица, видеть, как матери крыльями загораживают от него своих детенышей, как будто он мог навредить им взглядом.

Шейд безмолвно смотрел, как языки пламени и клубы дыма поднимаются над их обреченным домом. Жгучий гнев сменился тихой, холодной яростью: это сделали совы. Они убили моего отца. А теперь они разрушили мой дом, наш дом.

- Счастье, что ты не потерял крыло,- послышался рядом голос Ариэли.

Шeйд что-то проворчал, не обращая внимания на ее заботу.

Он заметил, что другие летучие мыши стараются держаться от него подальше, перелетая на другие ветки или деревья. Разве они не видели, как он сражался с огнем? Ведь он сделал все, что мог, чтобы остановить его!

- Сереброкрылы! - раздался голос Фриды.- Мы должны лететь в Каменную Крепость. Если мы отправимся сейчас же, до рассвета одолеем половину пути и найдём убежище, чтобы переждать день.

-Ты предала нас, Фрида! - сердито закричала Батшеба, поднимаясь в воздух и описывая широкие круги. Посмотрите на развалины нашего дома. Сереброкрылы, вы по-прежнему считаете Фриду своим предводителем? Ведь из-за ее упрямства наш дом сровняли с землей! Говорите!

В толпе послышался глухой ропот, но никто не захотел высказаться.

- Моя власть сильна до тех пор, пока вы доверяете мне,- обратилась к сереброкрылам Фрида.- Сегодня ночью мы понесли тяжелую утрату. Мы потеряли Древесный Приют, который сотни лет был нашим домом. Но ни один из нас не убит; мы не потеряли ни одного члена колонии. Вот что я вам скажу: убежище можно заменить, но ничто не заменит Ариэли ее сына. Все вы матери, и кто из вас пожертвовал бы своим ребенком, чтобы спасти Древесный Приют? Кто?

Тяжелое молчание повисло в воздухе.

- Если вы считаете, что я сделала неправильный выбор, скажите мне об этом. Но пока я ваш предводитель, я никогда не пойду на подобную сделку, какие бы ужасные последствия ни грозили. Жизнь любого из нас ценнее убежища. У вас есть причины негодовать. Так направьте же свой гнев на сов, которые сделали это, а не на одного из своих. Если кто-то не согласен со мной, скажите.

Шейд, затаив дыхание, ждал, что ответят его собратья.

- Нам предстоит долгое путешествие,- продолжала Фрида.- Мы полетим к Каменной Крепости, где встретимся с самцами, и оттуда - к Гибернакулуму.

Медленно, но решительно летучие мыши поднялись в воздух, детеныши с матерями, старые и молодые. Впереди вместе с другими старейшинами летела Фрида.

Шейд летел за матерью. Он и не представлял, что колония может выглядеть так внушительно. Раньше он часто представлял, как они отправятся в Гибернакулум. Это страшило и волновало его. Но теперь Шейд ничего не боялся, он целиком сосредоточился на полете.

Лишь изредка он оглядывался, чтобы увидеть клубы дыма и столб пламени, пронизывающий мрак ночи.

Наступил рассвет, сереброкрылы давно уже улетели, но Древесный Приют все еще горел - мощные ветви с треском обламывались, пока наконец дерево не рухнуло, превратившись в огромную кучу обломков, которые завалили корни, землю и камни и навсегда скрыли подземную пещеру. И теперь, если какая-нибудь летучая мышь окажется в этом месте, она сможет услышать множество слабых голосов, доносящихся из эхо-хранилища, их рассказы о прошлом, теперь утраченные навсегда.

Перед рассветом они увидели заброшенную конюшню. Стропила прогнили, через щели в крыше и стенах проникал свет, вокруг чувствовался сильный запах навоза. Но место выглядело вполне безопасным и было свободно от птичьих гнезд. Повиснув на прогнивших балках, измученные долгим полетом летучие мыши сразу же крепко заснули.

Шейд крепко прижался к матери. Он устал, грудная клетка болела от долгого полета, но стоило закрыть глаза, как перед ним возникал пылающий Древесный Приют. Ариэль внимательно посмотрела на него.

- Это не твоя вина,- мягко сказала она.

- Теперь всю жизнь со мной никто не будет разговаривать.

- Они забудут. Все видели, как храбро ты сражался с огнем, пытался спасти Приют. Ты сделал больше, чем кто-либо. Я горжусь тобой.

От слов матери Шейду стало немного легче.

- Фрида водила меня в эхо-хранилище,- сообщил он. Теперь казалось, это было очень давно.

После короткого молчания Ариэль спросила:

- И что ты там слышал?

- Старые истории. Про Великую Битву Птиц и Зверей. И еще про Обещание.

- Сейчас многие не придают значения этим историям.

- Папа в них верил, и может, не только он.

- Фрида рассказала тебе, - с досадой поморщилась Ариэль, но потом примирительно добавила: - Наверное, у нее были на то причины. Но я знаю, что желание посмотреть на солнце приводит летучих мышей к гибели. Может быть, все эти истории - правда. Может, когда-то мы действительно летали днем и не боялись других животных. Но сейчас мы живем в ночи. Разве это так уж плохо? Во всяком случае это помогает нам выжить.

- Но это неправильно, - упрямо сказал он. - Мы не должны быть изгнаны. Мы не сделали ничего плохого. А что сделали совы...

- Шейд, таков порядок вещей.

- А как же Обещание? Отец считал, что оно как-то связано с кольцами.

- Ну, у Кассела всегда были сумасшедшие идеи. Получив кольцо, он решил, что Обещание в самом деле сбудется. Он думал, это знак.

- Что он искал, когда его убили?

- Он не говорил мне. Он был очень возбужден и сказал, что ему нужно кое-что проверить. Но обещал вернуться через две ночи. Может, он собирался встретиться с летучими мышами из других колоний. Или пытался найти людей, которые окольцевали его, я не знаю. Через две ночи вся колония покинула Гибернакулум. Я осталась там одна и ждала его целую ночь, потом еще одну - на всякий случай. А потом поняла, что он погиб. Тогда я тоже улетела оттуда и догнала остальных.

Шейд молчал. Впервые он понял, какой ужас она пережила. Одной ждать мужа, а потом понять, что никогда больше не увидишь его.

- Фрида сказала, что были и другие окольцованные.

Ариэль кивнула.

- Почти все они пропали, еще до Кассела. Остались лишь несколько самцов.

- Может, они знают, куда он полетел той ночью? Она сердито посмотрела на него:

- Не в этом дело, Шейд. Послушай меня. Я хочу, чтобы ты жил! Когда мне сказали, что ты умрешь - ведь ты был слишком слабенький,- я выходила тебя. Это чудо, что ты выжил. Тебе и так слишком часто грозила смерть.

Ариэль устало посмотрела на него, и Шейд ласково прижался к ней. Он не хотел, чтобы она тревожилась.

- Прости,- пробормотал он.

- Тебя беспокоит путешествие на юг?

- Немножко.

-- Все будет хорошо. Я буду рядом. И Фрида не допустит, чтобы кто-нибудь отстал.

- А если я все-таки отстану?

- Хочешь, я расскажу тебе о дороге, которой мы полетим?

Шейд кивнул. Это хорошая мысль, так, на всякий случай.

- Я опишу только главные метки, иначе рассказ получится слишком долгий. Закрой глаза и сосредоточься.

Ариэль прижалась лбом ко лбу сына и запела. В темноте возник сверкающий серебристый ландшафт, лес, огромная поляна, высокий дуб с мощными ветвями - Древесный Приют.

- Ты тоже умеешь это делать! - изумленно воскликнул Шейд. - Точь-в-точь как в эхо-хранилище!

- Когда-нибудь я и тебя научу. Слушай.

Она снова запела, и Шейд увидел родной Древесный Приют, он становился все меньше и меньше, как будто Шейд удалялся от него.

Потом ландшафт изменился, и Шейд уже парил высоко над деревьями, увидел внизу пустую конюшню, ту самую, в которой они сейчас укрылись.

Он пролетел мимо так быстро, словно делал в секунду тысячи взмахов крыльями, пока не увидел впереди огромную Человеческую башню, возвышающуюся над деревьями. Что это? Когда он приблизился к ней, вершина огромной башни на мгновение вспыхнула.

Шейд хотел спросить маму, что это значит, но уже миновал башню и увидел, что она вздымается вверх с большой каменной площадки у самой кромки воды. Но эта вода была совсем непохожа на ручей, из которого он привык пить. Черная водная гладь простиралась дальше и дальше от земли, пока не сливалась с ночным небом.

- Мам, что это за место?

- Потом, Шейд. Сейчас слушай.

Удивительные картины одна за другой разворачивались перед ним: скопления каких-то звезд внизу, металлический крест, другие звезды вокруг него, и глухой звон - бом, бом, бом, - который болезненно отозвался в ушах.

И еще: одна звезда в небе, сиявшая ярче других.

Затем уши гигантского белого волка, а вокруг снег и лед, насколько хватает глаз.

И наконец широкий водный поток - бурный, ревущий, сверкающий миллионами брызг.

Картины кончились, теперь Шейд видел только темноту. Он открыл глаза и с изумлением посмотрел на мать.

- Ты все видел? - спросила она.

- Да, но не все понял. Эта высокая, огромная башня и...

- Я объясню тебе завтра ночью, - сказала Ариэль. - Самое главное - хорошенько запомни картины и звуки. Это самые важные вехи нашего путешествия. А теперь нам надо поспать. Завтра мы будем в Каменной Крепости. И ты встретишься со своими братьями.

Шейд насупился: наверное, они тоже будут дразнить его недомерком.

Он тесно прижался к матери, обхватил себя крыльями и спрятал под них голову, чтобы не замерзнуть,- здесь было холоднее, чем в Древесном Приюте. Вскоре дыхание матери стало тихим и ровным.

НО Шейд не мог уснуть, его мозг продолжал упорно работать.

Дело не только в том, что он чувствовал себя виноватым в случившемся. Все равно невозможно вернуть Древесный Приют, вернуть отца, запретить совам охотиться на летучих мышей. Нужно что-то сделать. / Д

И перед тем как окончательно заснуть, он понял, что должен совершить. В Каменной Крепости он встретит носителей колец, которые знали его отца. Он поговорит с ними, попросит рассказать все, что они знают о том, что на самом деле случилось с Касселом. Он выяснит, что означают эти кольца. Может быть, это приведет его туда, где исчезают летучие мыши. Он раскроет тайну Обещания. И тогда он преподнесет колонии самый драгоценный дар.

Он вернет летучим мышам солнце.






Когда они проснулись, долину окутывал густой туман. Резкий ветер свистел в ушах, шерсть покрылась мелкими капельками влаги.

Несмотря на это, Шейд чувствовал необыкновенное воодушевление. На рассвете они уже будут в Каменной Твердыне и встретятся с другими сереброкрылами, а главное, с самцами - носителями колец, которые знали его отца.

У Шейда был план - простой, ясный и убедительный. Шейд решил ничего не говорить матери - это только встревожит ее, а ведь он и так доставил ей немало беспокойства. Но Фриде он позже расскажет обо всем, по секрету. Шейд знал, что она поможет ему.

Утром, перед тем как покинуть убежище, Фрида побеседовала с Шейдом и Ариэль. Причем на глазах у всех. Шейд испытывал одновременно неловкость и гордость. Из-за него, маленького детеныша, Фрида

пожертвовала Древесным Приютом. Шейд был теперь важной персоной, и все-таки ему было не по себе. Все держались от него на расстоянии. Может, они не всегда будут так ненавидеть его. Батшеба следила за ним неприязненным взглядом, который наполнял его сердце чувством вины и гневом.

Сереброкрылы пролетали над кронами деревьев, и сквозь полосы тумана Шейд видел незнакомые леса, долины, луга и ручьи. Человеческие дороги прорезали холмы, и по одной из них быстро двигалась, выбрасывая перед собой луч света, грохочущая повозка. Позади себя она оставила едкий, неприятный запах, и Шейд чихнул. На открытых местах виднелись скопления домов, над крышами поднимался дым.

- Замерз? - спросила Ариэль.

- Нет, все хорошо.

Шейду хотелось, чтобы мама перестала все время тревожиться о нем. У него были основания гордиться собой. Хотя он и недомерок, но не слабак - в полете он доказал это всей колонии. Он не отставал и не терял высоту. Он летел даже лучше, чем ожидал, удержался в первых рядах, сразу за Фридой и другими старейшинами.

Пронзительный, свежий запах ударил ему в нос. Почти тотчас же он услышал новый звук - низкий, пульсирующий, похожий на глубокое дыхание какого-то могучего животного. Шейд оглянулся на мать. - Сейчас я покажу тебе, - сказала она. Она резко изогнула крылья и взмыла вверх. Шейд последовал за ней, посмотрел вниз и чуть не задохнулся от удивления. Сквозь клочья тумана он увидел кромку леса и известняковую гряду, которые

вдруг сменились темной, покрытой рябью поверхностью, простиравшейся в бесконечность. Казалось, это край земли.

Он тотчас вспомнил звуковую карту, которую показывала ему мать.

- Это все вода? - прошептал он.

- Это океан. Вода здесь не такая, как в ручье. Она соленая.

У самого берега волны вздымались, как огромные черные лапы с белыми когтями, и разбивались о скалы.

- Мы ведь не полетим над ним?

- Нет.

Шейд облегченно вздохнул. При одном взгляде на океан он почувствовал себя ужасно маленьким и одиноким. Там не было деревьев, ветвей, скал, суши - ничего твердого, устойчивого, надежного. Что если вдруг придется приземлиться? Он еще не умел плавать и совсем не хотел учиться этому сейчас. Шейд слышал рассказы о том, что люди могут плавать по воде на так называемых кораблях. Но зачем они делают это? Что такого интересного за морем?

Когда Шейд и его мать возвращались к остальным, Шейд увидел впереди короткую яркую вспышку и тотчас подумал: молния. Но Ариэль указала ему на неясную линию горизонта, скрывающуюся за пеленой тумана.

- Узнаешь? - спросила она.

Туман рассеялся, и Шейд возбужденно кивнул. Впереди виднелась странная высокая башня из маминой песни, и он изумился, как точно она ее описала.

- А что это за свет?

. - Не смотри на вершину,- сказала мать.- Каждые несколько секунд вспыхивает очень яркий свет.

- Я помню это из твоей песни. Но зачем он нужен?

- Фрида считает, что люди построили эту башню очень давно; она помогает им в плавании, показывает путь их лодкам. Мы тоже используем ее для этой цели.

Шейд закрыл глаза и постарался представить карту. Башня, а потом... изрезанная линия скал.

- Мы полетим на юг вдоль берега? - спросил он.

- Молодец, - похвалила Ариэль. - Мы всегда будем лететь над сушей. Над водой слишком опасно, там очень переменчивые ветра.

Фрида подвела стаю совсем близко к башне, так что Шейд отлично рассмотрел сужающиеся кверху каменные стены. Затем стая резко повернула к югу, держась над скалистым побережьем.

Неожиданно начался дождь. Это были не ласковые, мягкие капли, знакомые Шейду по летним ливням, а неистовые ледяные иглы. Они лишили Шейда эхозрения, вспыхивая в его сознании, как звезды. Шейд потряс головой, стараясь восстановить изображение.

- Не позволяй ветру сносить тебя в сторону, - предупредила Ариэль.- Держись ближе ко мне. Видишь, надвигается буря.

Ветер ударил его с неожиданной силой. Шейд напрягал мускулы, стараясь управлять крыльями, но ветер все время сбивал его с курса и свирепо швырял из стороны в сторону.

- Все вниз, под деревья! Под деревья! - закричала Фрида, и остальные подхватили ее крик.

Надо переждать бурю! Все под деревья! Шейда снова отнесло в сторону.

- Держись за меня! - крикнула ему Ариэль. - Ветер слишком сильный.

- Нет! - резко ответил Шейд.

Впереди летел Чинук, оглядываясь на него через крыло. Шейд не хотел держаться за шерсть матери, ведь тогда ей придется тащить его на себе и сопротивляться буре за двоих. Он особенный - так сказала Фрида. Он должен преодолеть бурю сам, как Чинук, как другие детеныши.

- Шейд! - снова крикнула мать. - Иди сюда! Но он намеренно рванулся в сторону от нее, с

усилием пробиваясь сквозь дождь. Он изменил угол наклона крыльев, чтобы снизиться.

- Не беспокойся за меня! - выкрикнул он. Но вдруг бешеный порыв ветра ударил его в спину, и крылья согнулись, будто сломанные.

- Мама, помоги! - вырвалось у Шейда.

Он силился выровнять полет, но промокшие крылья прилипли к телу. Падая, он оказался в полосе тумана и теперь ко всему прочему ничего не видел. Потом на какую-то секунду туман рассеялся, и Шейд заметил, как вдалеке мелькнули его мать и другие летучие мыши - неужели его отнесло так далеко? Наконец ветер немного стих, и Шейду удалось расправить крылья. Он вырвался из тумана и испуганно вскрикнул.

Внизу простирался океан.

Шейд описывал круги, пытаясь понять, в какой стороне находится суша, но ничего не мог разглядеть за пеленой дождя и тумана. Куда лететь? Даже в небе звезд не было видно. Следующий порыв ветра снова отбросил его вниз. Шейд изогнул крылья, пытаясь взлететь, но был так изнурен, что мог только впустую махать ими. Внизу простиралась бескрайняя вспененная поверхность воды, волны вздымались, как миллионы языков голодных хищников. Еесли они его достанут... Он снова напряг плечи, пытаясь подняться выше, но не смог преодолеть ветер. Вдруг Шейд заметил слабый проблеск света. Свет на мгновение пропал и появился снова. Просто дождь? Нет, свет шел от какого-то предмета, качавшегося на волнах,- Человеческого корабля. Его огромные белые паруса трепетали на высоких мачтах. . Шейд устремился к кораблю. Но ветер снова швырнул его в сторону, в туман. Собрав последние силы, Шейд забил крыльями, пытаясь повернуться к кораблю. Если не получится, то он окажется слишком низко, чтобы совершить еще одну попытку. Получилось - корабль раскачивался на волнах прямо впереди. Теперь ветер дул Шейду в спину и сносил его прямо на корабль. Через несколько секунд Шейд оказался около самой высокой мачты и отпрянул, вытянув вперед когти.

Парус оказался очень плотным, и Шейд чуть было не соскользнул вниз, но потом что есть силы вонзил когти в ткань. Парус хлопал на ветру, словно пытаясь сбросить его. Дюйм за дюймом Шейд карабкался ближе к мачте и наконец забрался в тесную, плотную складку. Укрывшись от дождя и ветра, он обхватил себя крыльями. В голове снова и снова возникал вопрос: как он теперь вернется обратно и найдет своих?

Шейд проснулся от толчка.

Бешеная качка корабля сменилась мягким покачиванием. Все тело ломило. Осторожно Шейд высунул голову наружу. Небо по-прежнему было темным, но в нем сияли звезды. С огромным облегчением он увидел землю - небольшую бухту с несколькими деревянными домишками на каменистом склоне. Корабль прибило к земле!

Может быть, мама и вся стая не так уж далеко. Шейд слетел с мачты и, стараясь сдержать нетерпение, принялся описывать круги. Он не узнавал этого места - стая пролетала над многими бухточками, но все они были скрыты туманом.

- Мама! - с надеждой позвал Шейд. - Мама! Ответом было только эхо, отразившееся от крутого каменного склона.

Шейд полетел в глубь суши, подальше от воды и от ошеломляющего соленого запаха. Он поднялся над холмом, над кронами деревьев, надеясь завидеть метки,- ведь Человеческую башню должно быть видно издалека. Но вокруг простирался лишь незнакомый лес.

- Эй! - позвал он снова, чувствуя растущий страх. Тишина. Может быть, стоит спуститься ниже?

Шейд устремился вниз, отыскивая локатором просветы между серебристыми ветвями. Вот белка прячет орехи в дупло. Спящие птицы в гнездах. Их следы вокруг веток. Свист ветра в ветвях. Издалека слышалось предутреннее кваканье жаб. И никаких признаков летучих мышей.

В изнеможении Шейд опустился на ветку. "Думай,- велел он себе.- Придумай что-нибудь". Судя по светлеющему небу, скоро рассвет. А буря началась около полуночи. Значит, он пробыл на корабле около шести часов. Как далеко за это время мог уплыть корабль? И в каком направлении? Он не знал.

Шейд умел ориентироваться по звездам. Он мог определить только где север и юг. Лететь на юг и попытаться отыскать колонию? Но если они изменили курс, он совсем потеряет их. А может быть, корабль отвез его слишком далеко к югу? Тогда надо лететь на север. Те же проблемы. Это не поможет.

Остаться здесь, надеясь, что мама будет искать к его? Но, скорее всего, она уже считает его погибшим, - все видели, как его унесло в океан. Можно попробовать найти дорогу обратно, к Древесному Приюту,- но тут он вспомнил обугленные развалины, которые остались на месте их дома. Да и мама говорила ему, что зимой там слишком холодно. Остается только сидеть здесь.

Вдруг он услышал шум крыльев. |

Шейд насторожил уши. Судя по звуку, это была не сова, да и вообще не птица. Это была летучая мышь.

- Эй! Стой! - крикнул Шейд, бросаясь в направлении звука. Он уловил, как в листве мелькнуло что-то яркое - мелькнуло и исчезло. Он взлетел выше, напрягая все чувства.

-- Вернись! - в отчаянии выкрикнул он.

Никакого ответа. Шейд полетал еще несколько минут и в изнеможении повис на ветке среди осенней листвы. Его охватило страшное разочарование, на глаза навернулись слезы.

- Что ты здесь делаешь?

Шейд даже подскочил он неожиданности. Голос шел от ближайшего яркого полузасохшего листа. Шейд осторожно всматривался, готовый взлететь в случае опасности. Он заметил, что говорящий лист был больше, чем другие, и казался каким-то пушистым. Шейд взглянул на черенок листа и вдруг обнаружил, что их два, каждый с пятью острыми когтями.

- Ты - летучая мышь! - с изумлением воскликнул он.

- А ты, я смотрю, гений. Конечно, я летучая мышь! - Незнакомка пошевелилась и медленно повернулась. Длинные крылья раскрылись поразительно быстро и энергично, затем снова прижались к яркой, роскошной шерсти. Она висела вниз головой, но Шейд ее хорошо разглядел. У нее были изящный нос и элегантные, тесно прижатые к голове, похожие на раковины уши. Она была немного старше его.

- Я думаю, ты сереброкрыл,- сказала незнакомка. Шейд смотрел на нее во все глаза. Он еще ни разу не видел летучих мышей с шерстью другого цвета.

- А я златокрыл,- продолжала она.- Что ты на меня так смотришь? Не все летучие мыши одинаковы. Но ты, должно быть, еще слишком мал и не знаешь этого.

Шейд рассердился, но ничего не сказал.

- Меня зовут Марина.

- Шейд.

- Очень приятно, но что ты здесь делаешь?

- Мы летели на юг вдоль берега...

- Ты и твоя колония?

- Верно, но нас настигла буря, и меня унесло в море.

- И ты в такую бурю долетел сюда?

- Ну что ты, я спрятался на корабле.

-Тебе повезло.

- Ага, он и привез меня обратно к земле.- Шейд нахмурился.- Где я?

- Ты снова на суше, но вовсе не там, где думаешь. Ты на острове.

- Где?

- На острове. Знаешь, кусок земли, а со всех сторон вода;

- То есть я не вернулся туда, где был?

- Нет.

Шейд ошеломленно молчал. Нужно убедиться в этом своими глазами. Он резко взмыл вверх.

Шейд, поднимаясь все выше и выше в ночное небо, оглядывался вокруг. Он увидел бухту, куда причалил корабль, изгиб береговой линии, а вокруг, насколько хватало глаз, бескрайнюю темную поверхность воды. Рядом с этой внушающей ужас массой он чувствовал себя совсем маленьким и ничтожным. Между ним и его стаей пролегал океан.

- Мне никогда не вернуться,- прошептал он.

- До другого берега примерно миллион взмахов крыльев,-- кивая на горизонт, радостно сказала Марина, летевшая рядом.- Прогулка не то что не легкая, а попросту невозможная.

- Но ты совершила ее?

- Однажды.

- Так ты с того берега?

Она кивнула. Шейд удивленно посмотрел на нее:

- Зачем?

- Я прилетела сюда жить. Знаю, остров небольшой, зато это мой дом.

Он вспомнил жуткую тишину леса. Вокруг Древесного Приюта всегда летали сотни летучих мышей.,

- Ты здесь одна?

- Как видишь. . - А... остальные из твоей колонии?

- Они где-то там,- бросила она, неопределенно кивнув в сторону горизонта.

Больше Марина ничего не сказала, и Шейд не решился расспрашивать. Она тоже потерялась? Нет, не похоже. Она совсем не выглядит растерянной. Тогда почему она захотела жить далеко от своих? Он не мог этого понять. Как можно по собственной воле расстаться со своими родителями, братьями, сестрами и друзьями? Если только ее не исключили из колонии. Шейд посмотрел на нее с изумлением. Что она такого сделала?

- Надеюсь, ты не собираешься сидеть тут до завтрашней ночи, - усмехнулась Марина.

Шейд повернулся на восток и увидел, что небо посветлело.

- Да, - сказал он. - Спасибо.

- Можешь провести день в моем убежище. Если хочешь. Пора лететь. На этом острове нет летучих мышей, зато полно сов. Лети за мной.


Марина



Марина показала ему небольшое отверстие под крышей ветхой лачуги на берегу моря. Там, в куче рыболовных сетей, старых парусов, жестянок из-под масла и сухих, грязных листьев она устроила себе убежище. Было удивительно тепло, и Шей да охватило чудесное чувство безопасности. Раздражал только запах - острый запах рыбы.

- К запаху ты привыкнешь,- сказала Марина.- Мне теперь даже нравится.

- Давно ты здесь живешь?

- С прошлой весны.

- А куда ты отправишься на зиму?

- Я останусь здесь.

Марина совсем не казалась обеспокоенной. Шейд кивнул - в конце концов, здесь достаточно тепло.

Однако мысль, что кто-то может провести здесь зиму в одиночестве, наполнила его печалью, и он подумал о матери, о своей колонии, летящей на юг без него. Шейд с нетерпением пошевелил крыльями.

- А куда вы направлялись? - спросила Марина.

- В Каменную Крепость, чтобы встретиться со взрослыми самцами.

- О, так ты еще детеныш! - сказала она.- Первая миграция?

- Да. - Ему совсем не понравилось, что она заговорила о возрасте. Это заставило его почувствовать себя маленьким.- А сколько миграций ты совершила?

- Только две,- ответила она. - А по-настоящему полторы.

Марина чуть передвинулась, и Шейд увидел на ее предплечье кольцо.

Он чуть не задохнулся от удивления. Как же он не заметил кольцо раньше? Теперь он понял, почему она так неловко и резко двигается, как будто старается спрятать предплечье в складках крыла, чтобы кольца не было видно.

- У тебя тоже оно есть?

Она настороженно посмотрела на него:

- О чем ты?

- Кольцо! Откуда оно у тебя?

- А ты знаешь еще кого-нибудь, у кого есть кольцо?

- У Фриды, предводительницы нашей колонии. Глаза Марины расширились.

- У вашей предводительницы есть кольцо, как и у меня? Ты уверен? Точно там же?

- Да, насколько я помню, там же, но...

- Как она его получила? - настойчиво спросила Марина.

- От людей.

- А давно?

- Ну, она сказала, что получила кольцо, когда была еще молодой, а сейчас она очень старая, так что...

- Десять лет, двадцать?

- По меньшей мере.

- И она до сих пор жива! - воскликнула Марина с благоговейным страхом.

Шейд нахмурился:

- Ты о чем?

- Они сказали мне, что кольцо убивает, - улыбаясь, пояснила Марина.

- Кто они?

- Старейшины златокрылов.

Шейд отрицательно покачал головой:

- Но Фрида ничего подобного не говорила...

- А у других сереброкрылов есть кольца?

- У нескольких самцов, они получили кольца в прошлом году.

- И они тоже еще живы?

- Не все, - нехотя ответил он. - Некоторых убили.

- Кто? - спросила она.

- Совы.

- Значит, они были неправы, - пробормотала Марина.- Может, оно и не всегда убивает...

Шейд больше не мог сдерживаться, его переполняло любопытство: , - Что у вас об этом говорят?

- Об этом? - воскликнула Марина, показывая на кольцо. - Из-за него я здесь. Одна. - Она тяжело вздохнула. - Слушай. Прошлой весной я вместе со всеми была далеко отсюда, на юге. Как раз закончилась моя первая зимовка, и наша колония возвращалась в летние угодья. Я, моя мать, отец и все остальные.

Она замолчала, еще раз вздохнула - и Шейд понял, что ей давно хотелось рассказать кому-нибудь эту историю.

- Однажды ночью я охотилась около ручья, далеко от остальных, - гонялась за бабочкой-медведицей. Вдруг - щелк! - и мои крылья запутались в огромной сети. Я никак не могла освободиться. А потом на берегу реки появились два Человека и стали подтаскивать сеть к себе. Их лица... Они так странно светились, как луна.

Шейд почувствовал, что сердце заколотилось быстрее. С его отцом случилось то же самое! Может быть, его окольцевали эти же люди!

- А что было потом?

- Один из них вытащил меня из сети и прижал крылья к телу. Он был ужасно сильный. Никогда в жизни я не была так напугана. Не помню, о чем я думала,- может быть, что они съедят меня, не знаю. Конечно, я сильно билась, металась, старалась укусить его руку, но мне не удалось - он что-то надел на руки, крепкое, как шкура животного. Они держали меня крепко, хотя и очень осторожно. Даже гладили меня, будто хотели успокоить.

- Ты с ними говорила? - спросил Шейд.

- Я пыталась, но ничего не вышло. Они не понимали меня. Они говорили друг с другом, голоса их были низкими и сильными, как рокот грома, но я ничего не могла понять. Наконец я сдалась. Один из них расправил мое правое крыло, а другой крепко пристегнул к предплечью металлическое кольцо. Затем они меня отпустили. А когда я вернулась к своим, все страшно заволновались. Мама, как увидела кольцо у меня, сразу заплакала, отец только хмуро посмотрел и отвел глаза, а все остальные, едва взглянув на меня, пугались и улетали.

- Но почему? - смущенно спросил Шейд. Марина почесала нос и пожала плечами:

- Они думали, что я заразная. Я ничего не понимала, ведь я никогда раньше не слышала об этих кольцах. Мама и папа отвели меня к старейшинам, и они рассказали, что несколько лет назад некоторых других златокрылов тоже окольцевали, а потом все они умерли или пропали. Каких только ужасов я не услышала! У одной летучей мыши загноилось и отвалилось крыло, другую охватил огонь, и она сгорела заживо.

При мысли, что с его отцом произошло что-то подобное, Шейда охватила слабость. Что же с ним случилось? И с другими пропавшими носителями колец? Может быть, это кольца убили их, а вовсе не совы?

- Все это звучит как-то бессмысленно, - громко сказал он, желая убедить самого себя. - Фрида ничего подобного не говорила, и с ней уж точно ничего не случилось. И с тобой все в порядке, хотя ты носишь кольцо уже несколько месяцев,

- Может, все это выдумки, я не знаю,- ответила Марина, - Но старейшины сказали мне, что кольцо проклято и что я,., какое-то слово... оскверненная, вот как. Люди пометили меня, и теперь я принесу колонии несчастье. И они меня прогнали.

- Не может быть! - ошеломленно сказал Шейд.- Твои мать и отец...

- Они не могли... ничего не могли сделать,- Марина вздохнула.- Они тоже испугались. Сначала

Я пыталась следовать за ними на расстоянии, но старейшины послали несколько сильных самцов отогнать меня, и в конце концов я потерялась.

Шейд онемел от ужаса и только мотал головой. Он пытался представить, что мать позволила прогнать его, - это было слишком больно.

- Это было как в кошмаре,- продолжала Марина.- Несколько раз я пыталась прибиться к другим колониям, но, увидев кольцо, они тоже прогоняли меня. Потом я наткнулась на этот остров и решила остаться здесь. Бывало, я даже думала: полечу над океаном, так все и закончится. Понимаешь, когда я вспоминала, что со мной произошло, я хотела утопиться в море, но не смогла. Мне было страшно. Потом я решила - полечу дальше от берега и брошусь в волны. Только мне так и не хватило мужества,- эта вода, она такая холодная! Но я была уже очень далеко и не могла вернуться. Я очень испугалась.. Потом увидела этот остров. И вот я здесь. Думаю, это не так уж плохо. Вдоволь еды, и никаких неприятных встреч.

Шейд внимательно посмотрел на странную Человеческую метку, тонкое серебряное кольцо, плотно обхватывающее предплечье Марины. Он вспомнил прекрасный блеск солнечного света и вдруг успокоился. Кольцо было частью Обещания, его знаком. Не может быть, чтобы в нем было что-то плохое.

- Ты счастливая,- пробормотал он и спохватился,- это прозвучало так дико после того, что она ему рассказала.

Марина фыркнула:

- Ага, и это принесет мне кучу добра.

- Ты не понимаешь. Я думаю... - Он не знал, с чего начать. - У моего отца было такое же кольцо.- И он рассказал Марине о Каеселе, о том, как тот пропал на юге; рассказал, как видел солнце и как совы сожгли Древесный Приют. Рассказал об эхо-хранилище, о Великой Битве Птиц и Зверей, об изгнании, об Обещании Ноктюрны. И все, что Фрида рассказывала ему о кольце.

Когда он закончил, Марина долго молчала.

- Я пробовала снять его, - сказала она задумчиво,- после того, что сказали старейшины. Но оно сидит слишком плотно, будто всегда было частью меня. Только обломала когти, а оно так и осталось на месте. А знаешь что? Даже когда все было очень плохо, маленькая частичка меня радовалась. Думаю, я так и не смогла поверить, что кольцо такое ужасное. Иметь его - в этом было... что-то важное. Что-то хорошее. Я чувствовала это.

Шейд кивнул.

-Я слышала о Ноктюрне,- сказала Марина,- и даже о Великой Битве, но мне никогда не говорили об Обещании. Ты правда думаешь, что мы сможем вернуться к солнцу?

- Не знаю, но собираюсь это выяснить.

Марина посмотрела на него и усмехнулась:

- Ты - маленький смутьян. Полетел смотреть на солнце, до полусмерти напугал свою мать, из-за тебя ваше убежище сожгли совы. Держу пари, ты не очень популярен в своей колонии.

- Ты права,- ответил Шейд и тоже усмехнулся.

- Я хочу встретиться с Фридой и другими твоими сородичами,- вдруг попросила Марина. Теперь она улыбалась. - Я хочу лететь с тобой.






- Это будет нелегко,- сказала Марина, когда следующей ночью они оставили берег позади. В ясном небе сиял месяц, дул легкий ветер.- Но даже если у тебя не очень крепкие крылья, может быть, все обойдется.

- У меня крепкие крылья! - с негодованием воскликнул Шейд.

- Ладно-ладно, но не такие длинные, как у меня,- парировала Марина, и он вынужден был согласиться.

- Мои только немножко короче,- сказал Шейд,- но зато шире, а значит, лучше приспособлены для полета.- Он вспомнил, что мама говорила об этом, когда он учился летать.

- Гм,- недоверчиво хмыкнула Марина.

- Я свободно могу парить. И я могу проскользнуть в самую узкую щель.

- Интересно. Но здесь, над морем, мой маленький друг, главное - скорость. И в этом отношении у меня преимущество.

Маленький друг? Да она еще хуже Чинука! А он-то радовался, что они будут путешествовать вместе.

- Зато я попал в бурю прошлой ночью, - пробормотал Шейд, - и ветер был круче некуда. Но я сумел справиться.

Около часа они охотились на острове, и Шейд угрюмо насыщался. Он думал только о том, что каждую секунду его мать и остальные отдаляются от него. Ему отчаянно хотелось сразу же отправиться в путь, но он знал, что нужно хорошо поесть, - над морем ему понадобятся силы.

Как только они поднялись выше, ветер усилился, и Шейд встревожился. Марина указывала путь и летела впереди, мерно взмахивая крыльями. Шейд поморщился, снова вспомнив Чинука.

- На какой высоте мы полетим? - спросил он.

- Летучая мышь боится высоты? Это что-то новенькое.

- Просто удивляюсь, зачем лететь так высоко.

- Чтобы найти подходящий воздушный поток,- объяснила Марина.- В одиночестве я часто развлекалась с ними. Иногда можно поймать те, которые огибают остров, некоторые направлены к берегу. Они помогут нам лететь быстрее.

- Отлично! - Его раздражало, что она знает больше, чем он.

- Накренив крылья, она покружила немного, принюхиваясь.

- По-моему, где-то здесь. Чуешь запах?

Шейд тоже принюхался, но не почувствовал ничего, кроме обычного запаха моря. Он сосредоточился на том, чтобы удержать высоту при сильном ветре. Оставалось надеяться, что Марина знает, что делает.

- Еще чуть-чуть... Вот!

Шейд теперь и сам почувствовал: ветер стих и их повлекло вперед. Каждый взмах крыльев был как два. Шейд посмотрел вниз и тут же пожалел об этом: океан с такой высоты выглядел как бескрайняя чернота. Было неуютно и страшно находиться так далеко от деревьев.

- Вон, впереди, материк. Видишь? - Марина вздёрнула подбородок, указывая вперед. Вдалеке виднелись темная линия берега и крошечные, но яркие вспышки света. Темнота, затем снова вспышка.

- Башня! - сказал Шейд возбужденно. - Там нас настигла буря.

- Это Человеческий маяк - ответила Марина.- Я помню его. Люди используют его для своих кораблей. Он показывает им, где можно пройти.

"Она все знает,- подумал Шейд.- Она крупнее, хоть и девочка, лучше летает, превосходит меня во всем. И еще у нее есть кольцо".

- Твоя колония уже отправилась на юг?

- Через пару ночей, я думаю.

- Думаешь?

- Я совершенно уверен.

- Если повезет, мы перехватим их на побережье. За две ночи вполне можем нагнать. Если только полетим по их маршруту. Ты ведь знаешь маршрут, правда?

Шейд почувствовал в желудке тяжесть, будто проглотил камень.

- Ну...- выдавил из себя он.- Моя мама спела мне карту.

- И ты забыл ее?

- Нет,- отрезал Шейд.- Я все отлично помню.- Он не лгал. Он мог в любую минуту вызвать в воображении все звуки и картины - даже если не понимал, что они означают.

- Ладно, это облегчает дело, - сказала Марина.

- Но мы найдем их на побережье, верно? Марина что-то пробурчала в ответ. И Шейд решил, что лучше он будет изучать вспышки маяка.

Когда небо на востоке стало светлеть, они достигли берега и приземлились у маяка. Шейд чувствовал себя изнуренным, но ликовал. Ему удалось вернуться.

Под поваленной березой они нашли хорошо укрытую нору и залезли внутрь, как раз когда на деревьях запели птицы. Шейд мгновенно заснул.

- Вставай!

Шейд широко открыл глаза и непонимающе уставился на Марину. Она снова ткнула его носом.

- Что случилось?

- Солнце село час назад.

Шейд чувствовал себя так, будто всю ночь таскал тяжести. Он потянулся, и каждый его мускул отозвался болью.

- Надо было раньше разбудить меня.

- Мне показалось, что после такой трудной ночи тебе нужен отдых.

- Давай собираться.

- Ты голоден?

Конечно, он голоден. Но было обидно тратить драгоценное время на охоту за жуками и москитами.

- Они ведь тоже питаются, сам знаешь,- утешила его Марина.

Шейду стало легче - об этом он как-то не подумал.

- Тебе обязательно нужно много есть. А что, все сереброкрылы такие маленькие?

- Нет, что ты! - горячо сказал Шейд. - Так уж случилось, что я такой недомерок. - Он чуть не рассмеялся. "Недомерок". Это слово так долго отравляло его жизнь, и он никогда не думал, что может сказать его в защиту своего племени. - Во всяком случае, как охотники мы гораздо лучше, чем вы, златокрылы.

- Ты так думаешь? - с иронией спросила Марина. Казалось, ее это позабавило.

- Ага, и я объясню почему. Мы быстрее летаем в тесном пространстве, например среди деревьев, где водятся комары. У нас темная шерсть, и поэтому мы незаметны. А вас насекомые, если они не слепые, могут увидеть за милю!

- По-моему, есть только один способ проверить это, да?

- Спорим, я поймаю больше комаров, чем ты! Победит тот, кто первый поймает тысячу штук.

- Хорошо, - согласилась она. - Полетели.

Они выбрались из-под поваленной березы и поднялись в воздух. В то время как Марина летала над кронами деревьев, Шейд петлял между ними, заглатывая целые тучи комаров. Он усердно трудился, не обращая внимания на боль во всем теле, которая чувствовалась при каждом движении. Никогда еще он не ел так много и так быстро.

- Шестьсот двадцать пять! - крикнул Шейд, пронесясь мимо Марины.

- Шестьсот восемьдесят два!

Он летал все быстрее, прямо метался во все стороны, хватая каждого комара, который попадался на пути.

- Тысяча! - выкрикнул он через минуту.- Я выиграл! А у тебя сколько?

- Что ты там делал так долго? - бросила Марина, свисая с соседней ветки и беззаботно вычищая крылья.

- Ты уже поймала тысячу?

- Гм-гм.

- Не поймала!

- Поймала, несколько секунд назад.

- Тебе просто нечего сказать,- проворчал Шейд, опускаясь на ветку рядом с ней.

- Ты не слышал меня. - Она громко рыгнула.

- Знаешь, по-моему, я объелся, - сказал он.

- Поделом тебе.

- Мне? Это была твоя идея.

- Видишь, мне тоже нехорошо,- призналась Марина.

- Больше никогда в жизни не съем ни одного комара.

- Тебе не кажется, что они слишком острые? - спросила она.

- Не говори о них, пожалуйста.

Они посидели еще немного, пока их желудки не успокоились настолько, что можно было лететь дальше. Шейду казалось, что он проглотил большой камень.

- Давай считать, что мы сыграли вничью,- сказала Марина, помолчав.

Шейд улыбнулся и тоже звучно рыгнул:

- Это звук удовлетворения.

Этой ночью стало значительно холоднее, трава покрылась инеем. Шейд и Марина летели над побережьем. Вдоль берега петляла Человеческая дорога, и теперь Шейд ясно видел повозки на ней.

- Ты думаешь, люди нам как-нибудь помогут? - спросила Марина.

- Так считал мой отец.

- Я все думаю об Обещании. О том, как мы вернемся к свету. Мы не ослепнем?

- Только если будем долго смотреть прямо на солнце, - ответил Шейд. В эту холодную ночь ему особенно ясно вспоминались тепло солнца, его чудесная сила.

- Но ведь ты видел только краешек солнца, верно?

- Да, но Фрида видела его целиком. Просто птицы и звери не хотят, чтобы мы жили днем. Знаешь, что я думаю? Если мы будем жить при солнце, то станем сильнее, и нам не придется больше никого бояться, и даже совы не смогут охотиться на нас. Мы спросим об этом других сереброкрылов, у которых есть кольца. - Он посмотрел на горизонт. - Если мы найдем их.

- Ты говорил, что они какое-то время полетят вдоль берега. А потом? Как мы узнаем, когда изменить курс?

- Я попробую спеть тебе следующий отрезок пути. - Он еще не умел это делать, но решил, что стоит попробовать. Ведь у него так хорошо получалось слушать в эхо-хранилище.

- Не получится.

- Не получится?

- Разве ты не знаешь? Ты сереброкрыл, а я златокрыл. Каждый может принимать только свое эхо. Получится путаница и все.

- Значит, только я могу прочесть карту,- сказал Шейд, с трудом сдерживая усмешку. Это хорошо. Значит, он знает хоть что-то, чего не знает Марина.

- Не очень-то важничай. Лучше объясни мне, как сумеешь.

Шейд вызвал в памяти мамину звуковую карту. Он увидел океан, маяк, побережье, а потом...

- Огни,- сказал он Марине.- Как звезды, только ненастоящие. Они внизу, на земле, а не на небе. Их как будто кто-то сделал.

- Это город, - уверенно сказала Марина, Шейд моргнул. Все оказалось так просто.

- Ты там была?

- Один раз. Нам действительно нужно туда?

В этом городе, среди моря огней, что-то очень важное. Башня, выше, чем маяк...

- Да. Там находится метка. Мы сможем определить курс по звездам и металлическому кресту...

- Слушай! - вдруг перебила его Марина.

Шейд завертел ушами и отчетливо уловил звуки крыльев. Множества крыльев.

- Летим! - Он понесся вперед сквозь темное небо, пока не увидел летучих мышей, сотни летучих мышей, мелькающих над деревьями.

- По-моему, это они! - крикнул он Марине. - Должны быть они!

- Надеюсь, я им понравлюсь, - сказала Марина. - Но как я представлюсь? Привет, я друг летучей мыши, из-за которой сожгли ваше убежище?

Шейд радостно засмеялся.

- Эй! Привет! - крикнул он. - Это я, Шейд! Ближайшие к ним летучие мыши оглянулись. Шейд

жадно ощупал их своим локатором. Так, крылья правильной формы, хвосты, туловища, может быть, немного крзшнее, но...

- Нет, - разочарованно вздохнул он.

Это были серокрылы, покрытые роскошной густой шерстью, и с бакенбардами на мордочках. Даже уши и внутренняя сторона предплечий были обрамлены серой шерстью.

- Куда вы направляетесь? - спросил один из них.

- Ищем колонию сереброкрылов, - ответил Шейд. - Вы их не видели?

- Мы только что прибыли с северо-запада. Видели несколько колоний, но сереброкрылов не встречали. Каким путем они следуют?

- На юг вдоль берега, по направлению к городу.

- Наверное, они немного опередили нас. Вы отбились от колонии?

- Две ночи назад, во время бури.

- Не повезло. Зря вы направляетесь в город. Это неподходящее место для летучих мышей. Мы-то летим в обход города. Можете некоторое время лететь вместе с нами, если хотите.

Шейд посмотрел на серокрылов: отцы и матери летели рядом с детенышами, время от времени меняя направление и на лету хватая насекомых. Он взглянул на Марину. Лететь с большой группой летучих мышей так соблазнительно. Может, действительно не стоит лететь в город?

Но тут один из серокрылов уставился на предплечье Марины.

- Она окольцована! - прошипел он Шейду.

- Я знаю,- ответил тот.

- Ты в своем уме? - удивился серокрыл, отлетев в сторону. - Это плохо, очень плохо. К ней прикасались люди. Разве твоя мать тебе ничего не говорила? Она приносит несчастье всем своим спутникам.

- Нет, - сказал Шейд,- это неправда.

- Ты можешь лететь с нами, сереброкрыл, но не она.

- Шейд с недоумением смотрел на серокрыла.

- Если она не полетит, то и я не полечу,- наконец решительно сказал он.

- Как хочешь. Но на твоем месте я бы держался от нее подальше.

Серокрыл вернулся к своей колонии и повел ее в глубь материка, прочь от воды, прочь от них. Шейда охватило страшное разочарование, только что зародившиеся надежды рухнули. В мыслях он уже рвался вперед, к своим, представлял, как встретится с матерью...

- Извини, - сказала Марина. - Я забыла спрятать кольцо. Думала, это твои.

- Не важно, - ответил Шейд. - Но я не понимаю, почему они считают, что кольца приносят несчастье? - Он посмотрел на серебряный ободок вокруг ее предплечья, словно видел его впервые, и вдруг ощутил беспокойство. - Наверное, случилось еще что-нибудь, чего мы не знаем.

- Может быть, тебе все-таки полететь с ними? - язвительно спросила Марина.

- Я не об этом.

- Никто тебя не держит.

- Я не оставлю...

- Думаешь, я нуждаюсь в твоем обществе? Я привыкла жить одна. И обойдусь без твоей колонии, Шейд. - Она пристально смотрела на него потемневшими глазами, но потом отвела взгляд. - Я... забыла об этом.

- Может быть, бывают разные кольца, - сказал Шейд.- Плохие и хорошие.- Голова болела, его подташнивало.- Я не знаю.

- А у меня какое? Полагаю, что я узнаю это, когда сгорю в пламени.

Шейд с недоумением посмотрел на нее, и вдруг оба расхохотались. Они смеялись долго, от души, пока на глазах не выступили слезы. Но тревога не проходила. Скорее бы добраться до колонии, там он сможет спросить об этом взрослых и хоть в чем-то разобраться.

- Жаль, что это была не твоя колония,- сказала Марина.

- Ага.

- Мы ДОГОНИМ ИХ. Твоя замечательная карта нам поможет.

Шейд благодарно улыбнулся. Впереди, на горизонте, он увидел призрачное сияние - словно восход солнца. Только это было не солнце. , - А теперь летим в город,- сказала Марина.





ЧАСТЬ II










Сегодня ночью он будет свободен.

Он висел, покачиваясь на толстой ветке в искусственных джунглях. Здесь было очень жарко, но жар шел не от жгучего тропического солнца, а от спрятанных под полом обогревателей. Мелкий дождь и туман спускались не с неба, а из маленьких разбрызгивателей в черном потолке. Даже некоторые растения были фальшивыми - без запаха, с жесткими искусственными листьями. Неужели люди думают, он настолько глуп, чтобы не распознать обман?

Это место было совсем не похоже на его дом, настоящие джунгли, где его поймали месяц назад. Это была тюрьма - здесь он мог описать лишь один круг, сделав всего сотню взмахов могучими крыльями. Только попав сюда, он все время натыкался на невидимые, твердые как камень стены. И он решил исследовать их с помощью эхозрения. По непонятным причинам звук не мог проникнуть сквозь них,

И также ему не удавалось увидеть место, откуда приходили люди рассмотреть его.

Неужели они не понимают, кто он? В нем течет королевская кровь Вампиров-призраков, он - Гот, потомок Камы Зотца, бога в образе летучей мыши, властелина Подземного царства. Все, даже люди, отправятся туда, когда их тела умрут. Они предстанут перед лицом Зотца, и он решит их судьбу, раскалывая головы тем, кто оскорблял его при жизни.

В джунглях люди почитали Зотца. Они приходили к королевской пещере, приносили ему дары - пищу, цветы и блестящие диски из металла и просили для своих детей долголетия, силы и здоровья.

А здешние люди... Он сердито покосился на кольцо на предплечье. Знак пленника. Это было унизительно. Когда он освободится и вернется в королевскую пещеру, то попросит Зотца покарать их.

Особенно этого Человека. Высокого, с длинными руками и ногами, одетого в белый халат. У него были черные волосы и неопрятная борода. Один глаз всегда наполовину закрыт, и это придавало его лицу сонное выражение. Но это впечатление обманчиво - глаза были ясные, зоркие и внимательные. Иногда Человек зажигал яркий свет прямо перед Готом; бывало, заходил в искусственные джунгли, тыкал Гота острой палкой и будил во время глубокого сна. Но большей частью он просто сидел, невидимый и недосягаемый, по другую сторону стены и наблюдал.

Гот без устали тренировал мощные мускулы грудной клетки, на все три фута разворачивая крылья. У него была большая угловатая голова, покрытая жесткой шерстью, высокие заостренные уши и приплюснутый НОС, выдающийся вперед, словно шип. Глаза большие, немигающие, черные как смола. Длинная морда, пасть, усаженная острыми, блестящими зубами, больше подошли бы зверю, чем летучей мыши. Казалось, его упругое, сильное тело в любую минуту готово напасть и насмерть поразить жертву.

Люди кормили его мышами, жалкими, крошечными созданиями. Мыши уже приелись ему - мягкие, водянистые и совершенно безвкусные. Он жаждал другого.

Больше всего ему хотелось съесть летучую мышь.

Он мечтал снова охотиться по-настоящему.

В искусственных джунглях был еще один узник, летучая мышь по имени Тробб. Их обоих поймали, когда они охотились в одной части джунглей. Готу никогда не нравился Тробб: он не был королевской крови - слабая, жалкая тварь, которая питается объедками, полуразложившейся падалью. Он даже не сопротивлялся, когда люди поймали его.

Гот сразу же пометил свою территорию, загнав Тробба в тесный угол. Время от времени он отбирал у Тробба мышей, не потому что был голоден, а просто чтобы посмотреть, как Тробб, хныкая, кидается наутек. Иногда он подумывал съесть Тробба - так отчаянно ему хотелось полакомиться мясом летучей мыши. Но Тробб был ему нужен. Тробб поможет ему освободиться.

Сегодня ночью он станет свободным.

Со своего насеста он увидел, как Человек приблизился к невидимой стене и открыл потайную дверь. Гот ночь за ночью наблюдал, как он это делает. Сначала он думал, что это и есть путь на волю. Когда за ним никто не следил, он нашел эту почти незаметную дверцу и попытался открыть ее, ударял ее головой, царапал когтями твердую гладкую поверхность. Но ничего не вышло - это было ничуть не легче, чем разрушить всю стену.

Потом, однажды ночью, он почувствовал струю холодного воздуха в джунглях. Немного покружив, он нашел источник этого воздуха. В черном потолке была маленькая металлическая решетка, сквозь которую тянуло свежим воздухом. Гот отчаянно старался протиснуться в одну из ячеек, но он был слишком крупный и не смог этого сделать. Быстрее и проще сделать это с чьей-то помощью.

- Ты хочешь выбраться отсюда? - спросил он однажды своего соседа.

- Конечно,- робко ответил Тробб.- Но как?

- Делай, что я скажу, и скоро мы окажемся на свободе.

Теперь каждую ночь, когда люди уходили, две летучие мыши подлетали к решетке и зубами и когтями отковыривали кусочки бетона и пластика вокруг нее. И с каждым днем решетка держалась все слабее.

Человек положил на землю около дюжины мышей, вышел и крепко запер дверь. Затем он уселся возле невидимой стены и стал наблюдать за ними. Гот ненавидящим взглядом смотрел на него. Почему он не уходит? Неужели что-то заметил?

Тробб уже спустился к мышам и торопливо старался съесть как можно больше, пока не появится Гот. Гот совсем не хотел есть, но знал, что сегодня ночью ему понадобятся силы. Он неторопливо подлетел к Троббу и оттолкнул его. Он ел быстро, иногда разрывая мышей на куски резкими движениями челюстей, иногда проглатывая целиком.

- Возвращайся на свое место и притворись спящим,- шепнул он Троббу.

Насытившись, он взлетел на ветку и повис вниз головой, как будто тоже уснул. В ожидании он тешил себя мыслями о том, как вырвется на свободу. Он вернется в джунгли и вновь соединится со своей семьей. Его будут славить как великого героя, который освободился из Человеческой тюрьмы!

Наконец Человек встал и ушел, за невидимой стеной стало темно. Гот снялся с насеста.

- Давай! - скомандовал он Троббу.

Вместе они взлетели к потолку и вцепились когтями в металлическую решетку. Они тянули ее изо всех сил, пытаясь оторвать, но решетка держалась крепко.

- Просунь сквозь нее крылья! - приказал Гот.

Вдвоем они продели крылья сквозь ячейки и снова потянули, но решетка по-прежнему не двигалась с места.

Тогда они опять вцепились в нее когтями и яростно замахали крыльями. На шерсть Гота и Тробба посыпалась пыль.

- Сильнее! - рычал Гот.- Сильнее, если хочешь выбраться отсюда!

Наконец Гот с облегчением почувствовал, как решетка поддалась, осыпав их обломками бетона. Это оказалось труднее, чем он предполагал, его крылья угрожающе изогнулись. Гот и Тробб рванулись назад - решетка падала прямо на них. Тробб сумел вывернуться из-под нее, а когти Гота застряли в узких ячейках.

- Зотц! - воззвал он.

И тут же когти освободились, и он отпрянул в сторону. Решетка рухнула на влажную землю.

Гот вцепился в лиану, стараясь унять бешено бьющееся сердце. Зотц пришел к нему на помощь.

- С тобой все в порядке? - услышал он голос Тробба.

- Только не благодаря тебе.

Гот подлетел к отверстию, уцепился за край и просунул в него голову. Прохладный, свежий ветерок скользил по его гладкой шерсти. Гот не учуял в нем знакомых запахов, но все равно это был вестник свободы. Он послал звуковой сигнал, и вернувшееся эхо превратилось в картину в его сознании.

Впереди была металлическая труба, поднимающаяся вверх. Она была слишком узкая, чтобы он мог расправить крылья во всю ширь, а стены до того гладкие, что за них невозможно было уцепиться когтями.

- Надо лететь вверх. Тробб заскулил от страха.

- Оставайся здесь, если хочешь, - сказал Гот, карабкаясь вверх. Его тело дрожало от напряжения, он так часто бил крыльями, что их почти не было видно, - пятнадцать, двадцать, двадцать пять взмахов в секунду.

Он поднимался по трубе вверх, как темный дух Подземного царства; челюсти свело от напряжения, в уголках рта пузырилась слюна. Он не слышал ничего, кроме тяжелых ударов собственного сердца. И когда ОН уже подумал, что крылья вот-вот не выдержат, труба сменилась горизонтальным туннелем. Задыхаясь, он упал на его металлическую поверхность.

Но отдыхать времени не было. Повернувшись лицом к ветру, он пополз вперед по гладкому полу, не заботясь о том, сумел ли Тробб подняться за ним. Здесь ток воздуха был сильнее, и Гот снова попытался уловить знакомые запахи джунглей, но тщетно. Неважно - он почти у цели.

Откуда-то издалека доносился странный звук - резкое, ритмичное шарканье, которое становилось все громче: шрт-шрт-шрт-шрт-шрт-шрт.

Гот завернул за угол, и в лицо ему ударил поток воздуха, заставивший его на мгновение зажмуриться. В конце туннеля, за сетчатым экраном, вращались огромные изогнутые лопасти, острые как ножи.

- Что это? - удивленно спросил подоспевший Тробб.

- Думаешь, я что-нибудь знаю о людях? Наверное, какая-то штука, чтобы держать нас взаперти.

- Она изрубит нас на куски!

Гот не обратил на его слова никакого внимания. За этими лопастями виднелась ночь. Он чувствовал ее запахи. Зотц не допустит, чтобы он погиб. Гот внимательно прислушался, сосредоточившись на вращении лопастей. Сетка не помешает, сквозь нее можно пролезть, сложив крылья. Но вот лопасти...

Они вращались по кругу в конце квадратного туннеля, и в углах этого квадрата оставалось небольшое свободное пространство. Гот мысленно прикинул его размеры.

- Пролезем,- сказал он Троббу.

- Что?

- Посмотри, вон там, в нижнем углу, можно пролезть. Лопасти тебя не достанут.

Он не был в этом полностью уверен, поэтому хотел, чтобы Тробб пошел первым. Пусть от него будет хоть какая-то польза.

- Может, есть другой путь? - боязливо пробормотал Тробб. - Другой туннель?..

Гот придвинулся к Троббу вплотную.

- Делай, как я говорю! - прошипел он. Жалобно поскуливая и поминутно оглядываясь,

Тробб медленно пополз вперед. Крепко прижав к дрожащему телу крылья, он приблизился к сетке. Уже наполовину протиснулся сквозь нее и вдруг замер, словно загипнотизированный, глядя на вращающиеся лопасти.

Шрт-шрт-шрт.

- Они крутятся слишком быстро,- срывающимся голосом произнес он, вжав голову в плечи. - Меня засосет внутрь.

Шрт-шрт-шрт.

- Давай, пошевеливайся!

- Я не могу.

Гот укусил Тробба за хвост. С визгом тот рванулся вперед. Гот слышал, как огромные лопасти мягко разрубают воздух. Когда одна из них зацепила Тробба и срезала с плеча клок шерсти, тот заорал от ужаса, но уже проскочил мимо лопастей, целый и невредимый.

Сердце Гота неистово билось. Он быстро пролез сквозь сетку, глубоко вздохнул. Лопасти вращались так быстро, что казалось, воздух вращается вместе с ними.

Выбрав момент. Гот рванулся вперед.

Шрт.

Взмах лопастей прогремел в ушах, слегка оглушив его.

Но он проскочил мимо, не задев их. И вот он уже снаружи, он вырвался из Человеческой тюрьмы!

- Свободен! - торжествующе взревел Гот, но крик застрял у него в горле.

Где же джунгли?

Множество ярких огней, потоки незнакомых звуков ошеломили его. Вокруг высились огромные, сияющие огнями каменные башни. Гот описал небольшой круг, пытаясь понять, где находится. Он ожидал, что его будут приветствовать джунгли - знакомые приметы, запахи густого, влажного леса, крики братьев и сестер.

Но эта местность совершенно чужая ему. Шум внизу почти непереносим, он пульсировал в ушах и мешал Готу что-нибудь увидеть. Он лишь смутно улавливал внизу какое-то движение.

Вдруг он почувствовал, что вокруг ужасно холодно. В джунглях никогда не бывало так холодно. Его ненависть к людям стала еще сильнее. Куда они увезли его? В панике он взглянул на звезды.

И не смог узнать ни одной.

А где же луна? Гот поднялся выше, надеясь увидеть джунгли хотя бы на горизонте. Однако внизу расстилалось только бескрайнее море огней.

"Может быть, - подумал он в страхе, - в этих местах нет луны, нет ни востока, ни запада, ни севера и ни юга".

- Где мы? - запричитал Тробб.

Но тут наконец среди облаков показалась луна, и Гот немного успокоился. Она была точно такая же, какую он знал, со знакомыми линиями и пятнами.

- Люди завезли нас из джунглей,- сказал он Троббу.- На север.- Он слышал рассказы об этих краях, ужасные рассказы.

- Здесь слишком холодно. Давай вернемся,- сказал Тробб.

- Куда? - прошипел Гот. - Обратно в тюрьму?

- Там по крайней мере тепло.

- Нет, я намерен вернуться в джунгли.

- Но мы даже не знаем, далеко ли они.

Гот с презрением посмотрел на Тробба. Первоначально он собирался съесть его, как только они выберутся наружу. Устроить себе маленький праздник по случаю победы. Но теперь, в этой незнакомой обстановке, он решил пока не убивать его. Гот не мог полагаться только на себя, ему снова может понадобиться помощь. Придется пока не трогать это никчемное существо.

- Мы должны найти дорогу домой, - процедил он сквозь стиснутые зубы. - И мы найдем ее, клянусь Зотцем!

- Мы замерзнем.

- Заткнись! - оборвал его Гот.

Было холодно, и ему нужно много пищи, больше, чем обычно. Пища помогает сохранить тепло. Он пошарил локатором вокруг. Возвратившееся эхо принесло ему изображение птиц, сидящих на карнизах высокой квадратной башни.

Голуби. Много жирных, больших голубей.

Гот поджал когти и бросился вперед.







Шейд и Марина летели над городом, пораженные открывающимся перед ними зрелищем.

Бесконечная сеть огней уходила к самому горизонту. В какой-то момент Шейду даже почудилось, что эти огни на самом деле звезды и он летит вниз головой. Внизу грохотали машины - гудки, металлический скрежет, казалось, насквозь пронизывали воздух.

Шейд очень устал. Они ничего не ели с тех пор, как влетели в город. Здесь почти не было насекомых, а те, которых удавалось поймать, были какими-то противными на вкус. Больше всего он хотел поскорее найти метку, определить нужное направление и выбраться из этого неприятного места.

Впереди на сотни футов поднималась в небо огромная квадратная башня.

, Эта башня была не похожа на маяк. Она вся была украшена выступами и резьбой, с множеством окон.

светящихся и темных. На одной стороне, почти на самом верху, располагался большой светящийся круг - больше и ярче, чем луна. Внутри круга виднелись какие-то черные метки. Шейд издалека слышал равномерное щелканье, доносящееся из-за крута. На вершине высилась маленькая башенка, на которой рядами располагались узкие окна.

- Что это? - нетерпеливо спросила Марина.

Шейд вызвал в памяти звуковую карту и попытался найти в ней что-то похожее. Высокая башня, заостренная башенка - что-то такое было...

Вдруг из-за круга раздались удары, он которых Марина и Шейд вздрогнули. Бом! И снова: Бом! бом! И все затихло.

- Звук с маминой карты! - возбужденно воскликнул Шейд. - Это то самое место!

Они подлетели к башенке и опустились на узкую деревянную перекладину, прибитую поперек узкого окна. Шейд стал внимательно рассматривать силуэт башенки на фоне ночного неба.

- Нет,- сказал он,- это что-то другое.- И вдруг вспомнил: - Металлический крест. На этой башне нет креста. Мы ошиблись.

- Шейд! - тихо произнесла Марина. - Ты чувствуешь запах?

Только теперь Шейд заметил слабый неприятный запах, шедший из окна. Внезапно между сломанными дощечками просунулась большая голова с хохолком, и острый клюв цапнул его за предплечье. Шейд смотрел на круглый блестящий глаз, слишком ошеломленный, чтобы чувствовать боль. Потом понял, что его тянут с перекладины внутрь башенки через окно.

Его, колотя крыльями, грубо затащили внутрь. Он видел только беспорядочное мелькание: окна, деревянные планки, множество незнакомых птиц - все это вертелось перед ним, в то время как его волокли ниже и ниже. Предплечье было крепко стиснуто птичьим клювом.

- Мы поймали двоих! - раздался птичий голос.- Проснитесь! Проснитесь!

Наконец его куда-то бросили, минуту спустя рядом с ним со стоном упала Марина.

Они лежали в яме, покрытой липким птичьим пометом. Вонь была такая сильная, что Шейда чуть не вырвало. Птицы, которые поймали их, закрывали ловушку просмоленными дощечками.

- Будите капитана! - послышался голос наверху.

- Голуби! - выдохнула Марина.

- Ты видела их раньше? Она кивнула:

- Они живут в городе. Их здесь полно.

- Но... почему они не спят? Она затрясла головой:

- Кажется, они поджидали нас...

- Этого не может быть. Мы ничего не сделали. Ночь наша.

- Не похоже, что это их волнует. Нас поймал патруль. Такое уж наше везение.

Яма была не слишком просторная. Сквозь щели между неплотно пригнанными деревянными планками пола Шейд видел свет и слышал ритмичный стук. Он догадался, что свет исходит от того странного светящегося круга на башне.

Он взлетел к дощечке, закрывающей яму, и толкнул ее. Дощечка не сдвинулась с места. На ней стояли голуби, Шейд видел кончики их когтей по краям. Этим путем отсюда не выбраться.

- Что они собираются сделать с нами? - прошептал он, поворачиваясь к Марине.

Вдруг доска отодвинулась в сторону, и двое голубей-стражников схватили их, выволокли из ямы и бросили на пол. Шейд съежился рядом с Мариной и беспокойно огляделся по сторонам.

Они были в самом низу башенки. Наверху, образуя гигантскую сеть, перекрещивались деревянные балки. На балках, ворча и сердито хлопая крыльями, сидело множество птиц.

- Дайте больше света! - прокричал один из стражей.

Шейд увидел, как два голубя притащили большую просмоленную щепку, и вдруг в башне взвился столб слепящего света. Он зажмурил глаза, прислушиваясь к ужасной суете и пытаясь найти какой-нибудь выход из положения.

Невозможно проскочить невредимыми мимо такого скопища птиц. Голуби были не такие большие, как совы, но все же намного больше Шейда - с мощными грудными клетками, сильными крыльями и странно мерцающими глазами-бусинками.

Вся башенка была наполнена низким, угрожающим ворчанием птиц: курр, курр, курр - от него у Шейда мороз пробегал по коже.

Вдруг на одной из нижних балок птицы раздвинулись в стороны, и в освободившееся место опустился большой голубь с выпяченной вперед грудью и высоко поднятой головой.

- Докладывайте, сержант.

- Есть, капитан. Мы поймали этих двоих как раз около башни,- отрапортовал один из голубей, кивком головы указывая на съежившихся пленников.

- Отличная работа, сержант! - Капитан сверху посмотрел на Шейда и Марину. - Это те, которых ты видел, рядовой?

Тощий голубь-солдат слетел вниз и стал разглядывать Шейда и Марину. В его правом плече зияла рваная рана, которая до сих пор кровоточила; он казался чрезвычайно возбужденным и испуганным - голова дергалась из стороны в сторону, глаза горели.

- Нет,- сказал он и вдруг громко расхохотался: - Эти двое? Нет! Нет, нет и нет! Они слишком маленькие. Те, которых я видел... - Он вздрогнул от ужаса и перестал смеяться, в измученных глазах мелькнул страх. - Они огромные, сэр. Они громадные, а размах крыльев не меньше трех футов...

. - Довольно! - сердито оборвал его капитан; другие голуби испуганно поворчали и замолкли.

Шейд почувствовал слабость и беспомощно посмотрел на Марину. О чем они говорят? Летучая мышь с трехфутовыми крыльями...

- Где другие летучие мыши? - гаркнул сверху капитан. - Отвечай!

Шейд не знал, что сказать. Какие летучие мыши? Он говорит о сереброкрылах?

- Я не понимаю, о чем вы говорите...

- Стражник больно клюнул его, и Шейд вскрикнул. - Что вы делаете около нашего убежища?

- Мы мигрируем, - сказала Марина. - Мы пытались найти метку, которая поможет нам найти дорогу на юг. Мы думали, что это та самая башня, а оказалось...

- Кто убил двух воинов сегодня ночью? Летучие мыши убили голубей? Шейд сглотнул.

Они не могут... но как же трехфутовые крылья? Наверное, это ошибка. Летучие мыши не бывают такими большими.

- Мы не знаем.

- Где ваше убежище?

- Мы...

- Сколько вас?

Шейд посмотрел на Марину. Объяснять что-либо бессмысленно: их не слушали, и он испугался. Испугался их острых клювов, их гнева, который прокатывался по башенке, как раскаты грома.

Страж слетел к капитану:

- Сэр, прибыл посланник.

- Отлично! - Капитан повернулся к Шейду и Марине: - Сейчас вы убедитесь, что посланник не так терпелив, как я.

Темная тень появилась в одном из окон, и Шейд различил очертания огромной совы. Позади нее, снаружи, кружили два воина.

- Дела хуже некуда,- тихонько шепнул он Марине.

Сова-посланник беззвучно влетела в башенку, окинув голубей пренебрежительным взглядом. Ее голова медленно поворачивалась из стороны в сторону, клюв был хищно изогнут. В башенке стало тихо, и капитан полетел вверх приветствовать гостью.

- Добро пожаловать, посланник. Благодарю вас за то, что прибыли так быстро.

- Вы уже поймали убийц? - произнесла сова низким, рокочущим голосом.

- Нет, посланник, они слишком маленькие, но...

- Где они? - Сова опустилась на палку у самого пола. Ее плоские желтые глаза остановились на Шей-де и Марине.

Шейд задрожал.

- Это шпионы! - пророкотала она,

- Нет! - запротестовал Шейд.

- Они еще отрицают это! - возмущенно гаркнул капитан, а остальные птицы захлопали крыльями и загомонили.

- Тогда почему вас поймали около убежища голубей? - спросила сова.

- Мы потерялись!

- Вы знаете что-нибудь о летучих мышах, которые убили голубей?

- Нет, - не задумываясь ответил Шейд.

- Возможно, они собирают сведения для следующего нападения, - сказала сова капитану. - Держите своих солдат в готовности.

- Хорошо, посланник.

- Они говорили вам, где находятся другие?

- Нет.

- Все ясно.

Сова снова посмотрела на Шейда.

- Сереброкрыл,- сказала она задумчиво.- Откуда ты?

Шейд молчал.

- Отвечай! - заорал капитан.

- Из северных лесов.

- Я так и думала. Один из тех, кто злонамеренно нарушил закон, смотрел на солнце.

Возмущенное бормотание прокатилось по башенке.

- Несколько ночей назад мы дотла сожгли их убежище. Я подозреваю, что именно они ответственны и за это зверское преступление, капитан. Возможно, это что-то вроде акта мести.

- Мы уничтожим их! - выкрикнул капитан.

- Нет, если они вроде тех, что я видел,- пробормотал солдат с раной на плече. И рассмеялся коротким, сдавленным смешком.

- Довольно, рядовой! - рявкнул капитан.

- Я не хочу еще раз сражаться с ними, капитан. Я не... у них когти и зубы, как...

- Молчать!

- Горгульи, вот кто они... ожившие горгульи с собора... Я видел...

- Солдаты, уведите его прочь! - Капитан сконфуженно повернулся к сове.- Рядовой Сандерс склонен преувеличивать.

- Летучие мыши не имеют права соперничать с птицами, - невозмутимо сказала сова и объявила: - Я принесла приказ короля Северных областей. Слушайте. Небо объявляется закрытым. Убийство птиц - враждебное действие со стороны летучих мышей, и мы ответим тем же. Закон нарушен.

Сова повернулась к Шейду и злобно посмотрела на него:

- Вы больше не находитесь под защитой ночи. Любая летучая мышь, замеченная в небе днем или ночью, обречена на смерть. Мы не потерпим таких

111 враждебных поступков. Наши посланцы уже несут это известие всем в городе, а потом полетят дальше с быстротой, на какую способны их крылья.

- Вы не сделаете этого! - в ярости закричал Шейд.

Закрытые ночи. Значит, теперь им нигде нет спасения. Он подумал о своей матери, о всей колонии. Удалось ли им улететь достаточно далеко или указ их настигнет? Теперь он тем более должен догнать их.

- Это уже сделано, маленькая летучая мышь, - сказала сова. - И если ты хоть немного дорожишь жизнью, скажи нам, где найти убийц.

- Я ничего не знаю.

Сова повернулась к капитану:

- Я должна доложить об этом на королевском совете. Пытайте этих двоих, пока они не заговорят, а потом пошлите за мной.

- Да, посланник.

Сова расправила крылья и, когда голуби подобострастно расступились, царственно вылетела через окно и исчезла в ночном небе.

- Приготовиться к ампутации! - приказал капитан.

Шейд почувствовал, как все его тело обмякло, ноги подкосились.

- Что это значит? - спросила Марина. - Ампутация?

- Не знаю,- заикаясь, пробормотал Шейд.- Я не...

- Бей! - слышалось монотонное грозное бормотание птиц. - Бей, бей, бей!

Вж-ж-ж-ж-жик!

Шейд похолодел от ужаса. Несколько голубей точили клювы о камень.

Вж-жик! Вж-жик!

Шейд понял: они заклюют их.

- В наказание вы лишитесь крыльев,- спокойно объявил капитан. - Но вы сможете уползти к своим друзьям и рассказать им, что голуби этого города никогда не забудут такого оскорбления.

- Держите их крылья! - закричал один из стражей.- Придавите их к земле!

Голуби слетели со своих насестов и стали окружать пленников плотной толпой. Они лишат его крыльев, и он никогда больше не сможет летать, никогда не вернется к своим. Шейд почувствовал себя беспомощным, как будто внезапно оказался на ярком свете.

Свет.

- Давай за мной! - шепнул он Марине.

Шейд прыгнул вперед и, перескочив через кольцо голубей, приземлился позади них, совсем близко к ослепительному столбу света. Он зажмурил глаза, затем широко расправил крылья, отчего мгновенно стал казаться втрое больше, и оскалил зубы, издав леденящий кровь визг. Три голубя в изумлении и ужасе шарахнулись от него. Марина приземлилась рядом с ним. Шейд ощутил неровную поверхность просмоленной щепки.

- Толкай! - крикнул он ей. - Гаси свет! Вместе они вонзили когти в дерево и толкнули.

Щепка заскользила по полу и упала.

- Держите их! - заорал капитан. - Хватайте за крылья!

Но башенка уже погрузилась в непроглядную темноту. Теперь у Шейда и Марины появилась возможность спастись - единственная возможность. На некоторое время голуби совершенно ослепли. Действовать нужно не мешкая.

- Летим! - шепнул он Марине.

Они беззвучно поднялись в воздух. Шейд быстро обшарил башенку локатором: серебристая сеть балок, охваченные паникой ослепшие голуби, призрачные тени их крыльев. Он заметил ближайшее окно, манящий прямоугольник темноты. И понял, что нужно делать.

Голуби в смятении метались, натыкаясь друг на друга. Резко дергая крыльями из стороны в сторону, Шейд обогнул одну балку, потом другую. В голову ему ткнулся какой-то голубь. Неожиданный удар оглушил Шейда, и он врезался в деревянную балку.

- Один попался! - торжествующе закричал голубь.

- Шейд! - послышался позади отчаянный крик Марины.

- Лети! - крикнул он в ответ. - Я за тобой. Но он чувствовал, что тяжелые крылья голубя

придавливают его все сильнее. Шейд вонзил зубы в птичье крыло и прокусил его. Голубь вскрикнул от боли, и его хватка ослабла.

Шейд соскочил с балки и несколько секунд падал вниз, пока наконец не пришел в себя. Где Марина? Он огляделся вокруг и увидел ее тонкий силуэт, мелькнувший в одном из верхних окон. Она уже снаружи. Какой-то голубь попытался преградить ему путь, но Шейд метнулся в сторону и вылетел в окно.








Шесть голубей бросились в погоню за Шейдом и Мариной.

Шейд обернулся и увидел силуэты птиц на фоне ночного неба.

- Как думаешь, мы сможем от них уйти? - спросил он.

- По-моему, нет! - пропыхтела Марина.

- Но они же ночью почти ничего не видят!

- Здесь хватает света.

Она была права. Эта ночь была совсем не такая, как в лесу. Город сиял огнями. Они вились вокруг башен, горели на плоских крышах, в узких улочках. Сквозь ликование - он вернулся в родную ночь - пробивался смутный страх. Раньше ни одна птица не могла поймать его. Он был маленький, темный, как ночное небо, быстрый, как падающая звезда. Однако голуби упорно преследовали их.

- Давай за мной! - крикнула Марина.

И ринулась вниз, в глубь города. Шейд последовал за ней мимо светящихся стен и ревущих машин. Куда мы?

- Туда, где темно.

Оки нырнули в узкий переулок между двумя невысокими домами, обогнули угол и прижались к покрытой сажей кирпичной стене, вцепившись в нее когтями. На всякий случай Шейд укрыл Марину крылом, и орш стали почти невидимы в темноте. Затаив дыхание, они смотрели, как голуби кружили над переулком.

- Куда они полетели? - спросил один.

- По-моему, сюда.

- Давай проверим.

Два солдата уселись на краю крыши, поворачивая головы из стороны в сторону и прислушиваясь.

- Слишком темно, - сказал первый солдат. - Я ничего не вижу.

- Мы потеряли их, - ответил второй.

- Давай вернемся.

- Капитан будет недоволен.

- А что если прилетят те огромные летучие мыши?..

- Забудь, о чем болтал Сандерс. Он врет. Таких мышей не бывает.

- Тогда кто убил наших? Ты же видел рану на плече Сандерса.

- Может, у них было оружие, как ты думаешь? . - Сандерс сказал, они унесли тела убитых в когтях.

Второй голубь ничего не ответил.

- Ладно, давай вернемся. Зови остальных. Через несколько часов станет светло. На рассвете можно послать на поиски другую команду.

И ОНИ взлетели, улетели прочь. Шейд глубоко вздохнул. Ему казалось, что он не дышал целую вечность. Марина оттолкнула его крыло.

- Ты чуть не задушил меня! - сказала она возмущенно.

- А неплохо получилось,- ответил Шейд, ухмыляясь. Он так радовался, что они сбежали из плена и что его крылья по-прежнему целы и невредимы.

- Мог бы сказать мне спасибо, - возмутилась Марина. - На открытом месте они бы нас поймали.

- Ну ты даешь! Ведь это я погасил свет и вызволил нас из этой вонючей ловушки!

- Да, это ты здорово придумал, быстро соображаешь,- согласилась она.

- Точно.

- Нам повезло,- прибавила она.- Повезло, что мы остались живы.

Шейд пожал плечами:

- Они не слишком выносливые. И летают не бог весть как, правда? Я думаю, они не быстрее нас, очень шумные и маневрируют плохо. Здорово мы удрали!

- Они вернутся за нами.

Шейд вздохнул - она слишком рассудительна. Начался тихий, ласковый дождик, и Шейд вдруг почувствовал, что смертельно устал.

- Нам нужно отыскать башню с крестом, - сказал он. Но как ее найти? Больше всего на свете ему хотелось выбраться из города.

- Давай сначала поищем пристанище на день. Я не желаю, чтобы на рассвете меня поймали, ведь теперь все городские птицы будут охотиться на нас.

Закрытое небо... Шейд, словно наяву, снова услышал слова совы. Теперь они никогда не будут в безопасности. Всю жизнь он считал ночь безопасной, и вот теперь его лишили возможности выжить. И все потому, что голуби сказали, что летучие мыши убили двоих из них. Гигантские летучие мыши.

- Кто такие горгульи? - спросил он Марину.

- Не знаю. Ты думаешь о том, что сказал тот голубь?

- Может, они и вправду сделали это. - Ему хотелось, чтобы и на самом деле существовали такие большие летучие мыши, которых боятся голуби. Может быть, они даже смогут сражаться с совами.

Шейд оглядел здание.

- Может, укроемся под крышей? - предложил он.

- Нет. Вокруг слишком много голубей. Лучше на дереве.

Они поднялись выше, чтобы получше оглядеть окрестности, и полетели к обрамленной деревьями площади. Посреди нее возвышалось огромное каменное здание, не похожее на другие. Больше всего оно напоминало скелет огромного скрюченного зверя, голова которого склонилась к земле. Впереди, словно острые лопатки, возносились вверх две башни из шероховатого камня. Крутая остроконечная крыша, которую поддерживали ребристые каменные арки, напоминала вытянутый гребень. И наконец, в конце здания поднималась самая высокая башня, которая суживалась, как костлявый хвост животного.

Шпиль башни венчал металлический крест, в свете городских огней отливающий серебром.

- Марина, это она, та башня! - воскликнул Шейд.

Обрадованный, он стал внимательно рассматривать шпиль, выискивая место, куда можно опуститься,- и вдруг в ужасе рванулся назад.

- Посмотри! - крикнул он.

У основания шпиля, изогнувшись, сидело существо, похожее на огромного демона. Над спиной "демона" поднимались острые крылья, огромные глаза мерцали. Дьявольские челюсти были вытянуты вперед и широко раскрыты, будто готовясь проглотить жертву, изо рта стекала слюна.

- Это они! - выдохнула Марина и быстро полетела прочь.

Шейд перекувырнулся в воздухе и, напрягая все силы, бросился за ней, каждую минуту ожидая, что чудовище настигнет его и смертоносные челюсти вот-вот сомкнутся. Но ничего не происходило. Еще секунда... еще... Не в силах больше терпеть этот ужас, он оглянулся.

- Подожди! - крикнул он Марине. - Почему они не двигаются?

Марина настороженно кружилась неподалеку.

- Может быть, они нас не заметили?

- Да я почти влетел ему в пасть! Действительно, если бы они были так опасны, его

бы уже разорвали на части. Шейд стал разглядывать их внимательнее. Неподвижные, словно камни, они располагались по четырем сторонам шпиля.

- Это гигантские летучие мыши,- прошептал Шейд изумленно.

Он облетел шпиль и внимательно рассмотрел всех четырех чудовищ, глядящих в темное небо.

- Они неживые! - крикнул он Марине.

Ему стало смешно. Это огни города заставили сверкать их глаза. А слюна, капающая из пастей,- всего лишь дождевая вода. Марина осторожно подлетела к нему.

- Но кто они? - пробормотала она удивленно.

- Это горгульи, - глухим голосом ответило одно из чудовищ. - Их сделали люди.

Шейд снова метнулся назад; голос явно исходил из широко раскрытой пасти.

- Влетайте внутрь,- послышался голос, и Шейд понял, что говорит летучая мышь.

Теперь Шейд увидел, что каменная глотка чудовища продолжалась дальше, внутрь шпиля, как туннель.

- Ты предлагаешь мне лезть туда? - сказала Марина.

- Это нужная нам башня. Здесь есть крест и все остальное. А внутри сидит какая-то летучая мышь.

- Не бойтесь,- раздался голос из глубины шпиля.

- Ну нет, с меня достаточно! - отрезала Марина.

- Подумай, - уговаривал Шейд, - там мы будем в безопасности. Так или иначе, моя колония использовала эту башню как метку, верно?

- Только ты первый.

Шейд понял, что она соглашается и он должен лезть первым. Он тяжело вздохнул. Все-таки страшно было подлетать к мокрой морде каменного чудовища. Шейд приземлился между рядами острых зубов, не будучи до конца уверен, что они не сомнутся вокруг него. Однако челюсти оставались неподвижными.

- Кажется, все нормально! - крикнул он Марине. Она осторожно опустилась рядом с ним, и они

вместе пробрались внутрь каменной глотки.

- Все хорошо, идите сюда, - снова послышался голос из темноты, и Шейд различил в конце туннеля очертания летучей мыши.

Туннель был мокрым от дождя, Шейд с Мариной торопились миновать его и поскорее выбраться на сухую поверхность. Наконец туннель закончился. Внимательно ловя эхо-сигналы, Шейд понял, что они находятся внутри шпиля; в просторном помещении виднелось несколько диковинных металлических предметов, похожих на огромные груши или луковицы, видимо полые изнутри. Они были подвешены на системе веревок, балок и зазубренных металлических колес.

- Меня зовут Зефир.

На деревянной перекладине висела летучая мышь - Шейд никогда такой не видел. Она была обыкновенного размера, но с ослепительно белой шерстью. Крылья тоже были светлые, почти прозрачные, видны были темные очертания предплечий, длинных тонких пальцев и даже сетка вен.

- Я альбинос,- объяснила летучая мышь, как будто поняла их изумление. - Мои шерсть и кожа не окрашены. И глаза тоже, когда я еще мог пользоваться ими.

Шейд посмотрел на тусклые от катаракты, светлые глаза Зефира.

- Устраивайтесь рядом.

Шейд и Марина взлетели выше и вонзили когти в дерево рядом с Зефиром.

- Те каменные чудовища,- спросила Марина,-

кто они?

- Их называют горгульями.

- Про них говорили голуби! - воскликнул Шейд. - Зачем они нужны?

- Это собор,- пояснил Зефир,- священное место людей, его построили очень давно. Я думаю, они сделали горгулий, чтобы отпугивать злых духов и демонов, о которых знают только люди. Но горгульи хорошо служат и нам. Птицы и животные опасаются приближаться к шпилю. Сотни лет мы используем это место как безопасное убежище, оно было для летучих мышей как бы почтовой станцией, помогало в путешествиях. Последние двадцать лет я являюсь Сторожем Шпиля.

- Вы здесь живете? - спросил Шейд.

- О да, круглый год.

- Тогда вы, наверное, видели мою мать,- заволновался Шейд. - Вместе с Фридой и всей колонией!

- Сереброкрылов я видел,- ответил альбинос.- Две ночи назад. Они оставались здесь недолго, только чтобы определить направление полета. - - Говорил я тебе, это та самая башня, - торжествующе сказал Шейд Марине. - У них ничего не случилось? - спросил он Зефира.

- Ты детеныш, который отбился во время шторма?

Удивленный Шейд кивнул.

- Они сказали вам?

- Они думают, ты погиб.

Шейд почувствовал комок в горле. Бедная мама!

- Ладно, - сказал он, - я постараюсь догнать их. Вы знаете, каким путем они полетели?

- У тебя есть звуковая карта?

- Есть, но я не уверен, что все понимаю. Было бы намного проще, если бы кто-нибудь смог

объяснить, как сложить отдельные кусочки рассыпавшейся головоломки. Две ночи назад они были здесь. Он сильно отстал, нужно спешить. Шейд с надеждой посмотрел на Зефира:

- Если бы вы могли мне сказать...

- Боюсь, я ничем не могу тебе помочь. Свои звуковые карты колонии держат в большой тайне. Тебе это должно быть известно.

- Да, верно,- подтвердил Шейд, хотя не знал этого.

Альбинос нахмурился и перевел слепые глаза на Марину:

- Ты ведь не сереброкрыл? Я слышу, у тебя другая форма крыльев и шерсть другая - гуще, длиннее... Ты златокрыл, верно?

- Да, - сказала Марина, с удивлением переглянувшись с Шейдом. - Но я больше не принадлежу ни к какой колонии из-за...

- ...из-за своего кольца, - закончил за нее Зефир, подняв голову. - Да, теперь я слышу... странный знак. Раньше я не слышал таких, как это.

- Вы видели другие кольца?

- Конечно. Можно? - Он протянул изогнутый коготь и дотронулся до кольца Марины. - Ты получила его недавно, так?

- Этой весной.

- Оно совсем другое, чем те, что я видел раньше.

Шейд с завистью посмотрел на Марину. Казалось, альбиносу интереснее разговаривать с ней, чем с ним.

- Вы знаете, для чего они? - спросила Марина.

- Это великая тайна,- сказал Зефир.- Это связывает тебя с людьми и...

- Фрида говорила, что это знак Обещания, - нетерпеливо перебил Шейд, но альбинос спокойно глянул на него затуманенными глазами, и Шейд смутился.

- Фрида много знает. Но я все же полагаю, что это больше, чем знак. Люди играют какую-то роль в том, что предсказывала Ноктюрна. Я верю, что они вернутся за теми летучими мышами, которых окольцевали. Они неспроста их отметили. Определенно люди собираются что-то дать им, но также я думаю, что они хотят от них что-то получить.

Шейд посмотрел на свое предплечье. Ничего. Никакого кольца. Почему его не выбрали? Когда он приведет Марину в свою колонию, она сразу же выделится изо всех. И все, что говорила ему Фрида о его исключительности, будет забыто. Шейд не хотел, чтобы его снова воспринимали как недомерка.

- А почему тогда многие летучие мыши боятся колец? - спросила Марина и рассказала Зефиру о златокрылах и серокрылах, которых они встретили по пути в город.

- Потому что они опасаются людей, - сказал Зефир. - Обычаи людей непостижимы, известно, что они нападали на летучих мышей, когда думали, что мы вредны, как злые духи. И я знаю точно, бывало, кольца убивали своих носителей. Потому ли, что сами кольца таковы или дело в природе летучих мышей, которые их боятся, никто не знает.

- У моего отца было кольцо,- сказал Шейд,- и он узнал о нем что-то важное, а потом...

- Он пропал этой весной на юге, я знаю, - сказал Зефир.

- Говорят, его убили совы. В колонии есть его друзья, может быть, они знают, куда он отправился.

- Ты знаешь, что ты ранен? - вдруг спросил Зефир.

Шейд внезапно ощутил боль в левом крыле. Внимательно рассмотрев его, он увидел на перепонке маленький прокол, из которого сочилась кровь, и почувствовал слабость.

- Какому-то голубю, видно, удалось клюнуть тебя.

- Удалось,- подтвердил Шейд вяло и добавил: - А откуда вы знаете, что это голубь?

- Хорошие уши,- сказал Зефир с легкой улыбкой. - Я слышу многое, что происходит в небе города. А сегодня ночью была ужасная суматоха. Визит посланника - событие из ряда вон выходящее.- И прежде чем Шейд начал задавать вопросы, продолжил: - Посмотрим, что можно сделать с твоей раной. Она, конечно, не очень серьезная, но тем не менее нуждается в лечении.

Он провел их к длинному камню, выступающему под окном, и уселся на куче сухих листьев. Сначала Шейд подумал, что листья случайно занесло внутрь ветром, но потом заметил, что это аккуратно сложенные кучки. Одни были свежими, как будто их только что сорвали, а другие такими старыми и хрупкими, что рассыпались, когда Зефир прикасался к ним носом. Здесь, на том же выступе, были и другие предметы: яркие ягоды, обломки веток, корневища с налипшей на них землей, насекомые, давно мертвые и совсем высохшие, жуки, которых Шейд никогда не видел и хорошо подумал бы, прежде чем их есть,- покрытые толстой чешуей, с острыми рогами на голове, а также множество земляных червей, личинок, ночных мотыльков.

- Для чего ему весь этот подозрительный хлам? - с недоумением шепнул Шейд Марине.

- Я их собираю,- ответил Зефир, услышав его слова. - Они не подозрительные и не хлам. Они очень полезные, поверь мне, - я прожил на свете больше тебя.

Шейд что-то смущенно проворчал. Ему следовало бы догадаться, что Зефир услышит. Он практически читал его мысли.

Через несколько минут альбинос вернулся с ягодами в одном когте и листьями - в другом.

- Расправь крыло,- велел он Шейду и принялся жевать ягоды, засунув их целиком в рот.

- Что вы делаете? - спросил Шейд.

Не отвечая. Зефир намазал рану кашицей из ягод. Шейд почувствовал жжение и дернулся:

- Эй!

- Это защитит от инфекции, попавшей в рану, и крыло быстрее заживет.

Зефир осторожно размазывал кашицу по всему крылу.

- И ягоды ему помогут? - спросила Марина.

- Это хорошее лекарство, - ответил Зефир. - А теперь тебе нужно поспать.

- Нет, - сказал Шейд, - мы не можем дольше оставаться здесь. Мы и так потеряли слишком много времени.

Но он чувствовал себя слишком изнуренным, крыло болело, и боль отдавалась в плече.

- Поверь мне, сереброкрыл, ты нуждаешься в отдыхе, - сказал Зефир. - К тому же сейчас ты не сможешь правильно определить направление, даже если очень захочешь.

Шейд ничего не понимал. Он собирался было попросить альбиноса объяснить, но увидел, что Зефир взял совсем крохотные кусочки листа, который принес с карниза. Лист был темно-красный, особенной формы, и Шейд никак не мог вспомнить, где он видел точно такой же. Раньше он никогда не обращал особого внимания на форму листьев. Ведь их нельзя было есть - по крайней мере так он тогда думал.

- Открой рот, - сказал Зефир. Шейд колебался.

- Это поможет тебе уснуть,- с безграничным терпением объяснил Зефир.

Шейд неохотно разомкнул челюсти и поморщился, когда альбинос влил несколько капель лиственного сока ему в рот. По крайней мере, на вкус листья не были отвратительными - у них вообще не было никакого вкуса.

- Ты будешь крепко спать остаток ночи, а крыло тем временем снова станет здоровым.

- Они собирались совсем продырявить нам крылья, - не без гордости сообщил он Зефиру. - Они сказали, что две гигантские летучие мыши убили голубей.

- Да, я подслушал одну сову.

- А теперь они закрывают небо! - внезапно вспомнив, воскликнул Шейд. Как глупо: нужно было сказать об этом раньше. Это важно. Но за последние часы произошло так много нового - он увидел горгулий, нашел нужную башню, встретил мышь-альбиноса...

- О закрытом небе я тоже знаю.

- Да, верно,- смутился Шейд. Он зевнул, затем снова оживился, вспомнив поразившие его слова раненого голубя: - А бывают такие огромные летучие мыши или это выдумки?

_ Поспи немного,- сказал ему Зефир. - Мы обсудим это следующей ночью.

Теперь Шейд ощущал тяжелое, приятное тепло, разлившееся по всему телу, и чудесное чувство защищенности охватило его.

Он почувствовал себя дома, в месте, напоминающем Древесный Приют. Он посмотрел на Марину: - По-моему, я сейчас усну...

Казалось, в башне стало очень темно - даже эхозрением. Шейд уже почти не различал металлических перекладин,- и он погрузился в безмолвную, непроницаемую черноту.

Гот опустился рядом с Троббом на край металлической трубы. Из темной глубины поднимался смрадный дым, но по крайней мере здесь было тепло. Это было лучшее убежище, которое им удалось найти на крышах этого проклятого города. Гот почти ничего не знал о Человеческих постройках, а времени до рассвета оставалось совсем немного.

Солнце. Теперь он по крайней мере сможет определить где находится юг.

Он должен научиться ориентироваться по этим северным звездам.

- Нам нужен проводник, - сказал он Троббу.- Кто-нибудь, кто научит нас разбираться в здешних звездах, - только тогда мы сумеем добраться домой. Нам надо найти летучую мышь.






Шейд открыл глаза и увидел склонившегося над ним Зефира.

- О, - сказал он, - а я думал, что засну. Альбинос рассмеялся:

- А ты и спал. Ты проспал целый день. Солнце только что зашло.

Шейд насупился. Ему казалось, что он всего мгновение назад закрыл глаза, но он действительно чувствовал себя отдохнувшим и полным сил. Он вспомнил кровь, сочащуюся из раны, и посмотрел на крыло: ягодный сок превратился в бледно-опаловую пленку, боль почти не чувствовалась.

- Это снадобье из растений и вправду помогает,- сказал он, сгибая и разгибая крыло.- А где Марина?

- Внизу, в соборе. Она хотела посмотреть на людей.- Зефир указал на широкую трубу в середине пола.

- Что они делают внизу? - замявшись, спросил Шейд. Он никогда не видел людей.

- Они собираются здесь по вечерам, разговаривают и поют. Думаю, что они молятся. Пойди посмотри, если хорошо себя чувствуешь.

Шейд поднялся с каменного выступа, на котором спал, и сделал несколько кругов, проверяя крыло. Немного жестковато, и на виражах побаливает, а в остальном все нормально. Он осторожно спустился по трубе, и ему показалось, будто он очутился в брюхе огромного чудовища.

Никогда ему не приходилось находиться в таком колоссальном помещении. От пола к сводчатому потолку тянулись огромные колонны. На стенах таинственно мерцали узкие, высокие окна. Над полом на длинных цепях были подвешены светильники в круглых металлических сосудах. Он подумал об Обещании, вспомнил кольцо света, и нетерпение вновь охватило его.

Внизу, под светильниками, плотными рядами сидели люди; их лица были обращены на возвышение, где стоял человек в широкой одежде. Шейд примостился неподалеку от стропил, издающих низкий, гудящий звук.

Конечно, мама рассказывала о людях, но это были просто слова. Люди оказались выше, чем он ожидал, с большими и мощными конечностями. Шейд удивлялся: как это - жить и ничего не бояться? Не оглядывать постоянно горизонт, чтобы увериться, что никто на тебя не нападет?

Правда, у людей не было крыльев. Он долго и внимательно рассматривал их плечи и спины, чтобы окончательно убедиться в этом. На минуту он почувствовал к ним острую жалость. Как это ужасно - всю жизнь быть прикованным к земле, в то время как другие существа парят над тобой! Шейд не мог представить жизнь без полета. Наверное, они очень сожалеют об этом. А может, не понимают, чего лишены. Тут он вспомнил, что Фрида рассказывала о металлических машинах, которые позволяют им летать. Кажется, у них есть приспособления для всего. Они гениальны.

Шейд нашел Марину, которая внимательно наблюдала за людьми. Она даже не оглянулась, когда он приземлился рядом с ней.

- Я никогда не видела так много людей в одном месте! - выдохнула она, и на ее лице он прочел восторженное ожидание. Как будто вот-вот должно случиться что-то чудесное.

Вдруг люди разом встали и начали в унисон произносить какие-то слова низкими, торжественными голосами, заполнившими собор. Что они говорят? Странная, необыкновенная музыка распространялась от устройства из труб и поднималась ввысь, к хорам. Шейд страстно желал понять, что все это значит. Напряженная сосредоточенность, исходящая от людей, пронизывала воздух, и у Шейда по коже пробежали мурашки.

- Я хочу пойти к ним,- сказала Марина, и Шейда поразило выражение страстного желания, написанное на ее лице.

Шейд неловко дернул носом. Он не ощущал ее страсти, и это беспокоило его. Видно, все дело в кольце, которого у него не было.

- Когда моя колония отреклась от меня,- сказала Марина, - я всегда искала тех двоих людей, которые окольцевали меня. Однажды мне показалось, что я увидела их. Потом, как следует рассмотрев, поняла, что это не они. Но сначала я полетела за ними и видела, как они относятся к летучим мышам. Они боятся нас. Они размахивали руками, кричали, закрывали лица. - Марина коротко рассмеялась.- Можно сказать, совсем не обрадовались, увидев меня.

- Не все люди одинаковы, - произнес Зефир, неслышно подлетев к ним. - Те, что дают кольца, не испугаются нас.

- Если мы их найдем,- сказала Марина. Люди замолчали, и в соборе воцарилась тишина.

- Они сейчас молятся? - спросил Шейд Зефира.

- Думаю, да.

О чем им молиться? Разве им чего-то не хватает?

- Ты знаешь, они воюют, - сказал Зефир. Шейд с изумлением посмотрел на него:

- Воюют? Наверное, со зверями, ведь птицы слишком маленькие. С обезьянами? Или, может быть, с волками? Говорят, они очень сильные.

- Они воюют друг с другом.

Люди против людей - это было непостижимо.

- Почему?

- Этого я не знаю. Война слишком далеко отсюда. Но сейчас тебе нужно думать не об этом, а о том, что делают голуби. Они ищут вас.

- Здесь?

- О, не беспокойся. Голуби не осмелятся приблизиться к собору. Теперь они особенно боятся горгулий.

- Они думают, что горгульи ожили, - сказал Шейд.

- Прошлой ночью голубей убили настоящие летучие мыши.

- Кто они такие?

- Не знаю,- альбинос казался встревоженным.- Я лишь слышал, как они пролетали над городом. Они чужаки и вряд ли задержатся здесь надолго. Но они посеяли страх и рознь.

Шейд понял, что он говорит о закрытом небе, теперь летать одному особенно опасно.

- Но почему они напали на голубей? - спросила Марина.

- Как почему? - с негодованием воскликнул Шейд. - Вспомни, что голуби чуть было не сделали с нами. А совы сожгли наше убежище, убили моего отца. Они получили по заслугам.

- Может быть, ты и прав,- сказал Зефир.- Но это может привести к войне, а войны никогда не приносят ничего хорошего.

Шейд насупился. Зефир не может знать все. Что если нет другого выхода? Фрида говорила, что мы не выстоим против птиц, но если бы с нами были две гигантские летучие мыши? Может быть, этого достаточно, чтобы победить?

- Я все-таки думаю, что нам следует поскорее выбраться из города,- сказала Марина. - Как только Шейд определит направление... - Она выжидающе посмотрела на него.

Тот вздохнул. Он нашел нужную башню и крест. Но это не все. Необходим еще один кусочек головоломки, без которого ничего не получится.

Из-за каменных стен собора донеслись глухие удары, и Шейд навострил уши.

Бом...

И снова.

Бом...

Такой же звук они слышали в голубиной башне, и теперь Шейд был уверен, что именно его он слышал в маминой карте.

- Что это? - спросил Шейд.

- Так люди измеряют время. Один удар значит один час.

Бом... Бом...

Шейд начал вспоминать, сколько ударов звучало в маминой карте. Семь? Да, точно, семь. А прошлой ночью он слышал только три.

Бом, бом - уже шесть...

Затаив дыхание, Шейд ждал.

И наконец, последний:

Бом.

Семь ударов. Значит, сейчас то самое время. И эта башня - то самое место. Необходимо снова обдумать значение креста и шпиля.

- Пойдем! - крикнул Шейд и ринулся обратно в трубу, а оттуда, через глотку горгульи, наружу. Он стремительно выскочил из каменной пасти и взвился на самую верхушку шпиля.

Марина и Зефир едва поспевали за ним.

- По-моему, я понял! - выкрикнул Шейд.- Моя мама указала мне время и место, чтобы я смог определить новый курс по звездам!

Он повис вниз головой на горизонтальной перекладине креста. Ночь, к счастью, была ясная, звезды рассыпались по всему небу. Мамина карта была очень точной. Он должен смотреть из самого центра креста. Шейд немного подвинулся. Перекладины окружали металлическое кольцо. Крест внутри круга. Теперь он узнал это изображение!

Внутри кольца небо было разделено на четыре части.

- Это то, что мы ищем? - спросила Марина. Цепочка звезд проходила через три части круга.

Который из них нужен? Он еще раз представил звуковую карту. Звезды.

Небо поделено на четыре части.

Одна звезда, ярче других, сияла прямо перед ним.

Вершина правого квадранта!

Она должна быть там.

И она была именно там, где указывала карта,- самая яркая звезда. Их звезда.

- Я нашел! - ликующе закричал Шейд, указывая на звезду кончиком крыла. - Нам нужно держать курс прямо на нее! Очень просто, правда?

- Лететь по звездам довольно сложно,- сказал Зефир. - Ты же знаешь, они движутся.

- Движутся?

Конечно, они движутся. Он знал об этом, но от возбуждения забыл. Глупо. Звезды не просто прикреплены к небу. Мама объясняла, что они двигаются по кругу всю ночь. А больше он ничего не знал. Его еще не учили ориентироваться по звездам.

- Думаю, я смогу разобраться, - сказала Марина.

Шейд поморщился. Опять она оказалась в центре внимания. Он разгадал головоломку, а Марина теперь сделает самое важное.

- Мы будем определять курс каждую ночь в это время,- предложила Марина, окинув взглядом небо на западе. - Почти сразу после заката. Но как узнать точно? Ведь когда мы покинем город, не будет звона, который подскажет правильное время.

- Вам надо научиться измерять время самим, - объяснил Зефир. - Ваше тело знает, сколько времени проходит за один взмах крыльев. Звезды движутся с постоянной скоростью: однажды поняв это, вы сможете проверять курс всю ночь, используя эту звезду как путеводную.

- О, теперь я понял,- сказал Шейд беззаботно, хотя на самом деле это казалось ему чрезвычайно трудным.

- Вдвоем вы справитесь, - подбодрил их Сторож Шпиля.

Шейд окинул взглядом город: ночь больше небезопасна. Голуби наверняка разыскивают их. Мысль о том, что нужно снова лететь, наполнила его усталостью. Кто знает, когда они догонят колонию? На мгновение ему захотелось просто остаться здесь, вместе с Зефиром. Это было бы не так уж плохо. Безопасно и тепло всю зиму. И они наверняка многому научились бы у Зефира. Он, кажется, знает почти столько же, сколько Фрида.

- Вам лучше отправиться сейчас, сереброкрыл,- мягко произнес Зефир.

- Да,- сказал Шейд благодарно. Конечно, он должен держаться своего решения.

- Следуй за звездой своих родичей,- Зефир указал подбородком на звезду, которая тем временем сместилась немного вправо.

- Вы ее видите? - с изумлением спросил Шейд.

- Благодаря моим ушам,- просто ответила старая летучая мышь.

Шейд недоверчиво присвистнул. Как можно слышать звезды? Этого не может быть! Ведь они слишком далеко.

- Когда утрачиваешь одну способность, со временем развиваются другие, - сказал Зефир. - Ты не слышишь звезд только потому, что не уделяешь им достаточно внимания. Это лишь вопрос тренировки и настойчивости.

- Допустим,- сказал Шейд и отметил про себя, что надо внимательнее слушать все вокруг.

- Еще я вижу то, что находится вот здесь,- сказал альбинос, коснувшись белым когтем своей головы.

- Как это? - спросила Марина.

- Прошлое, будущее. Все дело в эхе. Если вы слушаете, можете услышать отражения вещей, которые случились только что, секунду назад, час назад. Если вслушиваетесь внимательно, вы можете услышать то, что происходило прошлой зимой, десять лет назад, как если бы видели это собственными глазами. То же самое и с будущим. Звук присущ всему, дело лишь в том, сколько времени он до вас шел; если слушать очень-очень сосредоточенно, можно услышать и звук, пришедший с края мира.

- А вы можете увидеть, догоним ли мы мою колонию? - внезапно спросил Шейд.

Альбинос чуть сгорбился и застыл, словно погрузившись в себя. Высокие уши встали торчком и широко раскрылись. Затем, глубоко вздохнув, он расправил бледные крылья, как будто они помогали ему уловить звук.

Шейду вдруг показалось, что обратная сторона крыльев Зефира потемнела. Он моргнул, удивляясь, что глаза сыграли с ним такую шутку. Может, на его бледных крыльях как-то отражалось небо? Однако крылья действительно стали почти черными, затем заискрились...

Зефир накрыл голову крыльями, потом весь скрылся под ними.

- Путешествие будет трудное и не такое, как ты ожидаешь. - Его голос доносился будто издалека. - Вы встретите неожиданных союзников, но остерегайтесь металла на крыльях... и... вы достигнете Гибернакулума...

Сердце Шейда радостно подпрыгнуло, но Зефир продолжал, голос его был совсем не веселым:

- ...но другие тоже ищут его, мощные силы, и я не вижу, кто из вас придет первым, не вижу, что они несут - добро или зло... Твой отец, Кассел...

- Что? - воскликнул Шейд. - Что с ним? Альбинос мгновение колебался, прежде чем ответить:

- Он жив.

Зефир умолк и высунул голову из-под крыльев, затем быстро сложил их.

- Больше я ничего не могу услышать. Эхо очень слабое.

- Но не могли бы вы посмотреть, где... Зефир с сожалением покачал головой:

- Только то, что он очень далеко отсюда.

- Жив...- с изумлением пробормотал Шейд. В глубине души он всегда надеялся, что отец жив. Его мать и Фрида ошибались. Кассел просто пропал, но куда? Он беспомощно посмотрел на небо.

- Ну, прощайте, - сказал Зефир. - И желаю удачи.

- Спасибо,- ответил Шейд и взлетел со шпиля, Марина за ним. - Спасибо, что вылечили мое крыло, спасибо за все.

- До свиданья! - крикнула Марина.

Они летели высоко, надеясь, что все голуби уже в своих убежищах и на крышах никого нет. Шейд старался собраться с мыслями. Его отец жив... Было невозможно не думать об этом, но он знал, что отвлекаться нельзя. Он предельно сосредоточился, напрягая все свои чувства. Он обонял, слушал, осматривал ночное небо в поисках признаков какой-нибудь опасности.

Шейд и Марина поднялись выше самой высокой башни, и чудесный, мерцающий город простирался под ними. Шейд нашел путеводную звезду и повернул на нее.

- Ты видела обратную сторону крыльев Зефира? - спросил он.

- Я удивилась, но потом решила, что это просто игра света,- ответила Марина.

- Я тоже.

- Но...

- Ты думаешь, так было на самом деле? - спросил он.

Марина помолчала.

- Ты ведь тоже это видел, правда? - спросила она. Шейд кивнул:

- Его крылья снизу стали темными.

- Да,- подтвердила Марина.- Они стали черными'как ночь, и на них были звезды.

Гот смотрел вниз, на мерцающие огни. Они с Троб-бом уже больше часа кружили над городом в поисках летучих мышей. И не увидели ни одной. Может быть, летучие мыши не живут так далеко на севере? Эта мысль удручала его. Как тогда он найдет проводника? Как вернется домой?

Накануне Готу приснился сон. Он вернулся в джунгли, прекрасные, жаркие джунгли, и вдруг вокруг него оказались сотни летучих мышей - не таких как он, а маленьких, таких маленьких он никогда не видел. Они радостно кружились вокруг, выкрикивая его имя. "Что они здесь делают?" - удивился он. Но ликование и торжество переполняли его. Вдруг гигантские деревья, лианы и папоротники исчезли, и вокруг оказались стены. Человеческие стены, за одной из которых стоял Человек и улыбался ему.

Гот потряс головой. Он редко видел сны и относился к ним серьезно. Он был уверен, что таким способом с ним говорит Зотц. Что значил этот сон?

- Смотри! - шепнул Тробб. - Там, внизу.

Гот посмотрел вниз и удовлетворенно улыбнулся: летучие мыши.






- Ты СЛЫШИШЬ? - спросил Шейд Марину.

- Что?

- Кто-то летит, - Шейд обернулся и обшарил небо взглядом и локатором.

Никого.

Они наконец достигли края города, и Шейд очень устал. Он не мог поверить, что все обошлось благополучно. Дважды они издалека видели патрули голубей, один раз - силуэт совы на фоне восходящей луны. Их самих никто не заметил. Но теперь Шейд не мог избавиться от ощущения, что их преследуют. Кроме того, его беспокоил лунный свет: он отсвечивал серебром на его шерсти, а Марина иногда просто сияла.

Во всяком случае теперь они были далеко от океана. Шейд вдыхал запахи леса и полей, всматривался в знакомые очертания. Теперь он понимал, каково это - быть так далеко от мест, где можно охотиться, где всегда можно спрятаться.

- До сих пор не могу поверить, что мой отец жив, - сказал Шейд. - Но где он?

- Он пропал около Гибернакулума, верно? Значит, оттуда и надо начинать поиски.

- А что если его забрали совы? - Шейд слышал страшные рассказы о том, как совы заставляют летучих мышей прислуживать, строить им гнезда, а потом съедают их.

Марина с ужасом затрясла головой. Шейд знал, что, даже если ему удастся найти отца, спасти его от сов почти невозможно.

- Может быть, он вместе с людьми, - с надеждой сказала Марина.

Шейд улыбнулся. Это была утешительная мысль. Но тогда почему отец не вернулся, чтобы рассказать об этом Ариэли и остальным, рассказать ему? Не мог же он просто покинуть их всех?

Сова подкралась сзади, бесшумно взмахивая крыльями, и Шейд заметил ее только благодаря отвратительному запаху. Он закричал и бросился в сторону - ровно настолько, чтобы увернуться от когтей, но не от крыльев. Удар отбросил его к дереву и оглушил. Шейд стукнулся о ветку, сухая листва смягчила удар, и он вцепился когтями в древесину, чтобы не соскользнуть вниз.

Сова была прямо над ним и буравила его взглядом своих жутких глаз. Шейд начал карабкаться по ветке в надежде куда-нибудь спрятаться, но тут сова забила по ветке крыльями, и он едва не свалился с нее. Он увидел, как Марина бросилась на спину огромной птицы и пыталась царапать ее когтями и зубами сквозь густое оперение.

Сова в ярости закричала, вертя огромной головой, и ударила Марину кривым клювом. Марина разжала когти, сова смахнула ее крылом и снова повернулась к Шейду. Он с ужасом смотрел в ее желтые, плоские, как луна, глаза - но тут что-то большое и темное отшвырнуло птицу в сторону. Казалось, будто кусок ночного неба вырвался на свободу и накрыл птицу. Сова билась в агонии. Шейд увидел мощные черные крылья и когти; огромные челюсти открылись и сомкнулись вокруг шеи совы. Послышался ужасный хруст.

Это была летучая мышь.

Она выпустила сову, и та рухнула вниз. Мышь посмотрела на Шейда:

- Ты цел? Шейд кивнул.

- Спасибо,- прошептал он.

Горло его пересохло. Шейд почувствовал себя совсем крошечным. Летучая мышь была крупнее его по меньшей мере в четыре раза. Словно на самом деле ожила каменная горгулья. Но сходство было неполным. Эта летучая мышь была больше похожа на зверя - длинная морда, забрызганная кровью, большие глаза, странный, выступающий вперед нос.

Второй гигант, с размахом крыльев не меньше трех футов, кружился над ними.

- Меня зовут Гот, - сказал первый. - А это, - он небрежно кивнул, - мой спутник, Тробб,

- А я Шейд... - Он замолк и в тревоге огляделся. - Марина!

- Я здесь, - ответила Марина, кружась неподалеку и с беспокойством поглядывая на Гота и Тробба. - С тобой все хорошо, Шейд?



- Вы спасли мне жизнь! - Шейд взволнованно повернулся к Готу: - Вы летите из города, верно? Это вы убили двух голубей?

- Как ты об этом узнал?

- Голуби поймали нас,- сказала Марина,- и хотели узнать, кто вы.

- Они напали на вас? - нетерпеливо спросил Шейд.

Гигант расхохотался:

- Голуби? Нет. Просто мы проголодались. - Он наклонился над телом совы и вырвал из ее груди кусок мяса.

Шейд вздрогнул от неожиданности.

- Вы не едите мяса? - поинтересовался Гот, отрывая еще один кусок.

- Нет.

- Попробуйте.

- Нет, спасибо.

От тела совы шел одуряющий, тяжелый запах крови, и Шейд увидел, как Марина отступила на несколько шагов в сторону.

- Там, откуда мы родом, многие едят мясо,- объяснил Гот. - Сожалею, если это вас шокирует.

- А откуда вы? - спросила Марина.

- Из джунглей. Если бы не люди, мы бы и сейчас были там. Мы сбежали вчера ночью. - Он распрямил крыло, и толстое черное металлическое кольцо блеснуло в лунном свете. Шейд посмотрел на Тробба, который кружился над ними. На его предплечье тоже поблескивало кольцо.

- Сбежали? - спросила Марина, дрожа. - Я не понимаю.

- Я вижу, ты тоже была их пленницей,- заметил Гот, указав на ее кольцо.

- Нет. Я не была в их тюрьме. Они дали мне кольцо и отпустили, но...

- Они не посадили тебя в фальшивые джунгли?

Марина ошеломленно помотала головой.

Поедая мясо. Гот рассказал им, как люди поймали его и месяц держали в тюрьме с искусственными джунглями. Шейд внимательно слушал, как гигант описывал, что люди неожиданно зажигали свет перед его глазами, тыкали в него палками.

- Но зачем они это делали? - удивилась Марина.

- Думаю, они изучали нас. Им нужны наше умение летать и эхозрение. Они окольцевали нас, чтобы пометить как своих пленников.

- Нет,- сказала Марина так тихо, что Шейд почти не расслышал ее.

Он не знал, что и думать. Все, что говорил Гот, было похоже на правду - пережитое явно отражалось на его морде, пока он рассказывал. Кольцо - знак Обещания, связующее звено между летучими мышами и людьми, знак того, что люди когда-нибудь помогут им. Неужели Фрида и Зефир... и его отец... неужели они ошибались? Шейд растерялся.

- Они не заключали меня в тюрьму, - упрямо сказала Марина.

Гот пожал плечами.

- Люди нам не друзья. И они будут наказаны, - бросил он мрачно.

Три зловещих, резких крика прорезали ночной воздух.

- Что ЭТО? - спросил Гот, шерсть у него на загривке поднялась дыбом.

- Совы, - объяснил Шейд. - Окликают своих часовых. Они прилетят сюда, если не услышат отзыва. Нам надо уходить. Куда вы направляетесь?

- Мы не знаем. Хотим попасть на юг, в джунгли, но нам незнакомы здешние звезды.

- А там, в джунглях, другие звезды? - спросил Шейд.

- Да. Они ярче, и их намного больше, чем здесь. Шейд недоуменно повернулся к Марине. Он ни

разу не слышал о джунглях, где летучие мыши едят мясо, а в небе сияют другие звезды. Интересно, Фрида и Зефир знают что-нибудь об этих местах?

- Здесь всегда так холодно? - спросил Тробб, содрогнувшись.

- Только зимой.

- Зима...- сказал Тробб, как будто впервые произносил новое слово.

Шейд удивился. Похоже, у них там нет зимы.

- Мы мигрируем,- объяснил он.- Каждый год отправляемся на юг, чтобы перезимовать.

- Перезимовать? - переспросил Гот.

- Иными словами, чтобы долго спать.

- Как долго?

- Несколько месяцев. - Он был рад, что хоть кто-то разделяет его недоумение по поводу зимовки. - Мы спим и спим, пока не станет тепло.

- Надо же, как необычно! - сказал Гот со смехом.- Летучие мыши несколько месяцев спят, вися вниз головой. Странные, однако, обычаи у вас на севере. - Он посмотрел на небо. - Но вы умеете читать звезды?

- Мы тоже направляемся на юг, - сказал Шейд и неожиданно для себя добавил: - Летим с нами! Мы пытаемся догнать мою колонию. Уверен, Фрида сумеет объяснить, как вернуться в джунгли.

Гот повернулся к нему и благодарно улыбнулся:

- Это очень благородно с вашей стороны.

- Они мне не нравятся,- сказала Марина Шейду, когда они вдвоем охотились на берегу реки.

Шейд поймал большого жука и разгрыз оболочку.

- Ну а я чувствую себя спокойнее, путешествуя с ними.

Из леса донесся приглушенный визг, повернувшись, они увидели Гота, летящего над деревьями с крысой в зубах.

- Они съедят пол-леса,- сердито сказала Марина. - Тебя не смущает, что они хищники?

- Они же из джунглей,- нетерпеливо возразил Шейд. - Там все по-другому. Может быть, потому они такие большие.- Наверное, дело именно в том, что мясо очень питательное. Интересно, если бы он тоже попробовал... Шейд поморщился, вспомнив противный запах совы. - Какая разница, что они едят? Мы едим насекомых, они едят животных. Ты хочешь, чтобы я горевал о сове? Это уже вторая сова, которая хотела меня съесть; а я слышал рассказы, как совы едят летучих мышей, вытаскивая внутренности, пока те еще живы.

- Ладно, только вспомни, что из-за этих двоих небо теперь для нас закрыто. Они все время убива-

ЮТ кого-нибудь - голубя, сову или крысу; и птицы, и животные будут мстить. А это скверно для нас и для остальных летучих мышей.

Шейд знал, что она права, но это только рассердило его. Он подумал о крысе, которую Гот только что убил. Оставалось надеяться, что Гот был достаточно осторожен и его не видели.

- Совы тоже убивают крыс.

- И все-таки они мне не нравятся, - повторила Марина. - Я им не верю.

- Помнишь, Зефир сказал, что мы встретим неожиданных союзников?

- Думаешь, это о них? - неуверенно спросила она. - Зефир также говорил, что надо остерегаться металла на крыльях. Может быть, он имел в виду Гота.

- У тебя тоже металл на крыльях.

- Я думала об этом, поверь.

- Тебе не нравится то, что они говорят о кольцах, да?

- А тебе? - требовательно спросила она.

- Нет, но...

- Что?

- Это не значит, что это неправда.

- Люди не заключали меня в тюрьму. Не тыкали в меня палками и не изучали меня. Я не могу поверить, что люди такие плохие, как получается по их рассказам.

- Зефир тоже говорил, что людям от нас что-то нужно.

- Но он еще сказал, что они хотят что-то дать нам,- возразила Марина.

- Я не знаю. - У Шейда голова шла кругом.

- А ваша предводительница Фрида? А Зефир? А твой отец? Все они неправы?

- Не знаю, просто ничего не знаю!

- Тогда получается, моя колония правильно сделала, что прогнала меня. Люди - наши враги.

- Марина, я этого не говорил...

- Я думала, что кольцо имеет какое-то значение. - Она поднесла кольцо к самому носу Шейда. - А это всего лишь метка узника. Только и всего. Тогда мне незачем лететь дальше, верно?

Между ними повисло неловкое молчание.

- Я собираюсь вернуться,- спокойно произнесла Марина.

- На остров?

- В город. Хочу найти эти фальшивые джунгли.

- Ты с ума сошла? А голуби? Совы? Там очень опасно. Даже если ты найдешь это место, откуда ты знаешь... - Он вздохнул. - Откуда ты знаешь, что они не причинят тебе вреда?

- А откуда ты знаешь, что там нет твоего отца?

У Шейда перехватило дыхание, он растерянно посмотрел на Марину. Потом с облегчением покачал головой:

- Зефир сказал, что он далеко отсюда. Помнишь? Марина вздохнула:

- Давай оставим Гота и Тробба...

- Они нужны нам! - резко возразил Шейд.- Думаешь, мы сумеем своими силами справиться с совами?

Марина молчала.

- Я тоже хочу понять, что все это значит,- сказал он, не обращая внимания на ее недоверчивое фырканье. - Правда хочу. Но давай сначала догоним мою колонию, расскажем обо всем Фриде и другим носителям колец - может быть, они знают больше нас.

- Они произвели на тебя сильное впечатление, верно? - неожиданно спросила Марина.

- Ну...

- Ведь ты всегда мечтал быть таким большим? - продолжала она с сарказмом в голосе.

- Может быть, - ответил Шейд, покраснев. - Ну и что?

- Надеюсь, ты не собираешься просить их присоединиться к нам?

- Слушай, с ними мы в безопасности. А что если начнется война? Вдруг это именно то, что имела в виду Ноктюрна? Даже мой отец говорил, что должно что-то случиться, прежде чем мы станем свободными.

- Ты о чем?

- О Готе и Троббе. Все летучие мыши в джунглях такие огромные, верно? Мы можем убедить их присоединиться к нам. Создать большую армию.- Его сердце взволнованно забилось.- Вспомни, как Гот одолел сову. Ему это ничего не стоит. Сразу видно, что они прирожденные бойцы. С их помощью мы сможем сражаться не только с совами, но и со всеми, кто хочет держать нас в изгнании. И сможем победить их.







Гот вырвал еще один кусок из тела белки и, посмотрев в небо, начал задумчиво жевать его. Уже вторую ночь они провели с Шейдом и Мариной, он узнаёт некоторые местные звезды. Еще немного, и он научится по ним ориентироваться - тогда можно будет покончить с этими маленькими летучими мышами.

Правда, они полезны и в другом. Он не разбирался в северных деревьях, одни из которых были с голыми длинными ветвями, другие - с маленькими острыми иголками. Это Марина сумела найти убежище прошлой ночью в пустом, выдолбленном дятлом дупле. А Шейд показал ему, как нужно пить воду из ручья, разбивая корку замерзшей воды. Он называл это льдом. Гот никогда не видел такой ужасной штуки. Лед обжигал холодом, даже прикасаться к нему было больно. Гот обхватил себя крыльями, чтобы согреться, но холодный ветер все равно пронизывал насквозь. Чем скорее они выберутся из этих северных пустынь, тем лучше.

Тробб опустился рядом, с воробьем в зубах.

- Я хочу летучую мышь... - заканючил он.

- Не сейчас! - резко сказал Гот.- Подожди. Скоро ты получишь мышь. Держи себя в руках и помни,- сказал он, угрожающе глядя Троббу прямо в глаза,- я тоже хочу летучую мышь.

Тробб в испуге отскочил в сторону и молча принялся за своего воробья.

- Кто эта Ноктюрна, о которой они все время говорят? - спросил он.

Гот выковыривал когтем кусочки мяса из зубов.

- Жалкая религия этих малюток.- Шейд все ему рассказал: война между птицами и животными, изгнание, чудесное Обещание. Это было очень забавно, но Гот удержался и ничего не сказал о Зотце, истинном боге летучих мышей.

- Даже если Ноктюрна существует,- насмешливо сказал он,- вряд ли она могущественна - стоит только взглянуть на ничтожные создания, которыми она управляет.

Тробб коротко рассмеялся, одновременно выплевывая хрящи и кости жертвы.

Они действительно ничтожные создания, подумал Гот. Беззащитны даже против голубей. Он соглашался, что совы более грозные противники, - сражаться более чем с двумя непросто. Но эти летучие мыши живут в постоянном страхе - боятся показаться днем, а теперь, по словам Шейда, еще и ночью.

Гот удовлетворенно улыбнулся: оказывается, он развязал войну.

Он нужен этим малюткам. Шейд хочет, чтобы он встретился с предводительницей колонии. Конечно, Гот охотно согласился, зная, что она сейчас далеко. Настанет день, когда он сможет лететь на юг один, ему не понадобится помощь паршивой предводительницы сереброкрылов.

Если только...

Смутная, неясная мысль мелькнула в его голове. Если только самим Зотцем не предназначено встретиться ему с сереброкрылами. Иначе зачем Зотц допустил, чтобы люди привезли его на север?

Сон. Сотни и сотни сереброкрылов, летающие вокруг него в джунглях. Как они оказались там? "Потому что ты их туда привел",- произнес голос в его сознании.

- В джунглях,- рассказывал Гот,- никогда не бывает холодно. Окрестности прекрасны - не только лес и скалы, но и яркие, чудесные цветы, растения и фрукты, которых вы никогда не видели. И насекомые там такие жирные - трех или четырех хватит, чтобы быть сытым целый день.

Восхищение Шейда вызывали не столько жуки, которых описывал Гот, сколько тепло. Проснувшись сегодня вечером, он обнаружил на крыльях иней и с тревогой стряхнул его.

Это была уже третья ночь, проведенная с Готом и Троббом. Интересно знать, сколько им придется лететь, прежде чем они догонят сереброкрылов. Весь мир был покрыт инеем, обнаженные ветви деревьев отливали серебром. Насекомых еще прошлой ночью стало совсем мало, и охотиться было намного труд-

нее. Но этой ночью попряталось вообще все живое. Время от времени он улавливал взмахи огромных крыльев вдалеке - совы тоже мигрировали на юг. Но до сих пор не проявлялось никаких признаков других колоний летучих мышей, и это беспокоило Шейда.

- Наверху есть незаметный выступ,- сказала Марина, указывая на каменистый склон холма.- Мы наверняка найдем там хорошее укрытие, а потом часок поохотимся.

Шейд вздрогнул и посмотрел на восток. Он почти физически чувствовал, как уходит драгоценное время, и не хотел останавливаться. Но по крайней мере, когда взойдет солнце, станет немного теплее - от холода у него покалывало уши, лапы немели.

- Сколько летучих мышей в вашей колонии? - спросил Шейд Гота, когда они кружились над выступом, высматривая убежище.

- Миллионы.

Миллионы... Было трудно вообразить даже несколько гигантов, не то что миллионы.

- Наверное, в небе немного тех, кого вы боитесь,- сказал Шейд с завистью.

- Немного,- ответил Гот.- Из птиц только гриф и ястреб могли бы померяться с нами силами, но и они не смеют нападать на нас.

Шейд не мог представить себе, как это - никого не бояться. Уговорить бы Гота и Тробба присоединиться к ним... Но что он знал? Кто он такой, чтобы просить этих гигантов принять участие в их борьбе? Наверное, лучше предоставить решать это Фриде и другим старейшинам.

Марина нашла щель в каменном обрыве, достаточно широкую, чтобы там поместились Гот и Тробб. Ветер не проникал внутрь, было сухо, и они быстро согрелись. Шейд внимательно исследовал пол.

- Что ты делаешь? - спросил Гот.

- Ищу совиный помет. Чтобы знать наверняка, что они здесь не гнездились.- Этому его научила Марина. Совы проглатывают своих жертв целиком, поэтому их помет содержит кости и зубы. Шейд всегда боялся, что однажды они найдут пальцы или челюсти летучей мыши. Однако на этот раз все было чисто.

- Вы живете в постоянном страхе, верно? - сказал Гот.

- Мы слишком малы, чтобы сражаться.

- Но если бы вы впятером напали на одну сову... Шейд никогда не думал об этом.

- Может быть,- ответил он.

- Мы не можем допустить, чтобы наши братья и сестры вели себя подобным образом, - напористо сказал Гот, глядя на Шейда, и Шейду впервые показалось, что Гот считает его трусом. Он потупился.

- Летим с нами в джунгли, - сказал Гот, - ты и твоя колония. А я попрошу свою семью помочь вам.

- Правда? - Это превосходило самые смелые надежды Шейда.

- Мы создадим армию и вернемся на север сражаться с совами.

- Вы действительно будете сражаться вместе с нами?

- Для нас будет великая честь помочь вам вернуться к свету дня, как обещано Ноктюрной.

- Без помощи людей? - спросила Марина.

Шейд посмотрел на нее с удивлением. За всю ночь она не произнесла ни слова. Он знал, что Марина сердится - на Гота и на него. Теперь она воинственно смотрела на Гота.

- Я не считаю, что нам нужна помощь людей! -- фыркнул Гот.- Они больше заинтересованы в том, чтобы изучать нас, а не помочь стать свободными.

Шейд почувствовал, что Марина пристально смотрит на него, но избегал ее взгляда. Люди... он не знал, что теперь о них думать. Марина считает,- они добрые; Гот и Тробб - злые. И еще кольца - такие, как у Фриды, и другие, которые сжигают летучих мышей живьем. Как можно полагаться на людей?

- Наверное, Гот прав,- сказал он, по-прежнему не глядя на Марину.- Похоже, люди не собираются помогать нам.

- Что ты понимаешь? - отрезала она. - У тебя даже нет кольца.

Уязвленный Шейд посмотрел на нее:

- Может, и нет, но...

- Нет. Ты не знаешь, каково это. В этом есть что-то необыкновенное, и мне дела нет до твоей болтовни. Это что-то значит. - Она помолчала. - И твой отец думал так же, Шейд.

Шейд чувствовал, что теперь Гот внимательно смотрит на него.

- Я знаю, что думал мой отец, - холодно ответил он. - Может быть, он ошибался.

- Так теперь ты собираешься наплевать на него? Сбежишь в джунгли, а его бросишь?

- Конечно я найду его...

- Значит, ты и от меня отказываешься?

Прежде чем он успел ответить, она вылетела из укрытия и исчезла в ночном небе.

- Марина! - выкрикнул он и хотел было кинуться за ней, но Гот задержал его огромным крылом.

- Не беспокойся. Она вернется. Пусть немного остынет.

- Я не хотел обидеть ее.

- Ты и не обидел. Она возлагала слишком большие надежды на эти кольца. А теперь чувствует себя обиженной и глупой.

- Да,- сказал Шейд, глядя вслед Марине. Казалось, он должен быть безумно счастлив, зная, что Гот и Тробб хотят помочь ему создать армию. Однако ему было не по себе.

- Мы уже достаточно хорошо знаем звезды,- сказал Тробб. - Какая польза от этих летучих мышей? Давай съедим их.

- Тише! - прошипел Гот, оглядываясь на деревья, где Шейд в одиночестве охотился на насекомых. Он повернулся к Троббу: - Сделаешь, как я скажу и когда скажу. Не будь меня, ты бы до сих пор сидел в тюрьме и питался маленькими водянистыми мышами. Помни это.

Он не рассказал Троббу о своем плане. Ему все стало ясно, как только он разгадал сон.

Он будет путешествовать с Шейдом и Мариной, пока они не встретят сереброкрылов. Потом он убедит сереброкрылов отправиться в джунгли, пообещав, что они соберут армию.

Но, когда они окажутся там, все сереброкрылы станут рабами его семьи. Год за годом они будут ПЛОДИТЬСЯ, создавая неиссякаемый запас живой пищи для пропитания его родичей.

Они станут неизменными жертвами для Зотца, который послал своего слугу Гота на север испытать себя и привести сереброкрылов в джунгли.

Шейд не мог проникнуть в его замыслы.

Но Марина беспокоила его. Она сомневалась в них с Троббом, это ясно. Конечно, сейчас Шейд на его стороне, но он очень предан своей подруге. Шейда потерять нельзя, а если Марина переубедит его... . Он повернулся к Троббу:

- Ты мечтал о летучей мыши? Найди златокрыла и убей ее.

- Марина!

Шейд уже сильно беспокоился. Он охотился один около получаса, но так и не встретил Марину. Нельзя одной улетать так далеко, особенно в это время. Поблизости могут быть совы, вороны...

Он пролетел мимо каменного уступа, где они нашли убежище. Гота и Тробба тоже не было видно. Шейда обуял страх: может быть, на них напала целая стая сов? И он остался совсем один?

Шейд хотел крикнуть, но спохватился, что этим только выдаст себя, если совы близко. Он принялся кружить вокруг убежища, держась высоко над деревьями, обшаривая пространство под ними локатором. Закончил первый круг и начал второй, более широкий.

Вдруг на ветке он заметил Тробба, который, сгорбившись, сидел спиной к нему. С облегчением вздохнув, Шейд стал снижаться и, подлетев ближе, услышал хруст и чавканье. Он осторожно заглянул через плечо Тробба и увидел силуэт крыла. Им овладела такая ужасная слабость, что он чуть не лишился чувств.

На этом крыле не было перьев. Оно было из кожи, с ребрами длинных пальцев, обрамленное яркой шерстью.

Тробб пожирал златокрыла.






Шейд нырнул под деревья, но было слишком поздно.

- Шейд? Это ты? Шейд!

Скрючившись в своем укрытии, он видел, как Тробб оглядывался в поисках его. Голова златокрыла свисала у него изо рта, и Шейд мог хорошо ее видеть. Он чуть не вскрикнул от радости. Это не Марина. Тробб не нашел ее.

Шейд собрал все свои силы, расправил крылья и взлетел.

- Шейд!

Шейд нырнул в гущу деревьев. У Тробба слишком большие крылья, он не сможет преследовать его. Шейд зигзагами летел сквозь тесное переплетение веток, постоянно меняя направление, иногда почти возвращаясь назад или прижимаясь к стволу.

Он слышал, как над деревьями летел Тробб, время от времени посылая звуковые сигналы сквозь ветки и листья, стараясь обнаружить его. Шейд мчался вперед, пока наконец не перестал слышать над собой взмахи крыльев Тробба.

Сквозь просветы между листьями он осмотрел небо. Где может быть Марина? Скоро начнет светать, она не могла улететь далеко.

Она должна вернуться в убежище...

Задыхаясь, Шейд вырвался из-под укрытия деревьев и устремился к расселине. Он послал короткий звуковой сигнал - Гота и Тробба не было, должно быть, они еще охотились. Но в последний момент он отпрянул от входа и снова взлетел. А если Тробб тоже вернулся? И теперь поджидает его там?

- Марина! - тихо позвал Шейд.

- Я здесь,- послышался голос из убежища.

С огромным облегчением Шейд проскользнул в расселину. Марина чистила крылья. Он был так рад видеть ее, что даже не обратил внимания на то, что она смотрела на него холодно, даже сердито.

- Марина, пойдем! - Он дрожал.

Гот медленно приземлился как раз напротив входа в убежище, разгрызая кость. Казалось непостижимым, что еще несколько часов назад он чувствовал себя в безопасности рядом с этими существами. Теперь при виде жующего Гота его замутило. Едят мясо. Мясо летучих мышей.

- Пойдем куда? - спросил Гот.

Шейд заставил себя остаться на месте и несколько раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Он был весь покрыт потом и пылью.

- О, Я хотел позвать Марину посмотреть боль-шую сосульку около ручья.

- Я устала, - сказала Марина, зевая. - И вообще, я видела сосульки, Шейд.

- Такой большой ты точно никогда не видела.- Он пристально посмотрел на нее.

Марина в ответ торопливо кивнула:

- Ладно-ладно, покажи мне эту сосульку. А потом сразу спать.

- Хорошо. Мы быстро, - сказал он Готу.

- Я полечу с вами.

Шейд старался, чтобы ничего не отразилось на

его мордочке.

- Отлично.- Шейд лихорадочно старался придумать что-нибудь, чтобы Гот потерял интерес к прогулке.

Оцепенев от страха, он стал выбираться из расселины.

- Это там, наверху,- сказал он, когда они выбрались наружу. Так или иначе, он вывел их из убежища, теперь у них есть время, прежде чем Тробб найдет их. Они смогут сбежать от Гота в густом подлеске. Солнце взойдет не позже, чем через двадцать минут.

- Вы слышите? - спросил Гот.

- Да, - ответила Марина. - Будто жужжит целый рой насекомых.

Шум стал громче, но он был слишком ровным, и Шейду пришло в голову, что это вовсе не насекомые, а какая-то Человеческая машина. Как бы то ни было, оно приближалось к ним.

- Там Тробб, - сказал Гот.

Шейд увидел Тробба, который изо всех сил несся прямо к ним. Еще минута, и он будет здесь.

- Что это? - ахнула Марина.

Угрожающе близко над Троббом, сверкая огнями, нависала летающая Человеческая машина с пятнистыми крыльями. Тробб начал снижаться, машина, не отставая, следовала прямо за ним. Тробб что-то кричал, но рев мотора заглушал его голос.

Шейд с ужасом смотрел, как машина пролетела прямо над ними. Казалось, вокруг них взорвался воздух.

В воздухе просвистела стрела, слегка задела хвост Шейда и вонзилась в ветку. Вторая стрела попала в грудь Готу. Взревев, гигант начал падать вниз, пытаясь вытащить ее.

- Летим! - крикнул Шейд Марине.

Они бросились прочь от летающей машины и скрылись в лесу. Шейд летел совсем низко над землей, хоть и знал, насколько это опасно. Их могли схватить еноты, дикие собаки и даже змеи. Но над кронами деревьев они рисковали стать жертвой людей и их смертоносных стрел.

В гнездах просыпались птицы, и в холодном утреннем воздухе раздавалось их пение.

- Куда? - спросил он Марину. Она умела прятаться и спасаться как никто другой.

Но, к его удивлению, она опустилась прямо на землю.

- Что ты делаешь?

У основания вяза лежал толстый слой опавших листьев. Марина сначала обнюхала землю вокруг них, затем принялась когтями рыть нору, все глубже зарываясь в листья. Шейд все понял и тотчас последовал ее примеру. Вскоре они выкопали глубокую нору. Марина подползла обратно ко входу и засыпала его листьями, сделав незаметным.

Внутри было сыро и холодно, и они крепко прижались друг к другу.

- Что случилось? - спросила Марина.

- Я видел, как Тробб ел летучую мышь.

- Ты уверен?

Шейд кивнул, стуча зубами.

- По-моему, люди своими стрелами убили Гота.- Он вспомнил, как одна стрела едва не задела его и задрожал.

- А что с Троббом? Шейд покачал головой:

- Когда эта машина оказалась возле нас, я потерял его из виду. - Он снова будто наяву увидел, как в пасти Тробба трепещет тело златокрыла, и содрогнулся. - Надеюсь, в него тоже попала стрела,- сказал он мстительно.

- Ты знаешь, я чувствовала что-то в этом роде,- прошептала Марина.

Шейд ничего не ответил.

- Пару ночей назад в убежище я проснулась, а Тробб смотрел на меня такими голодными глазами. Будто я пища.

- Почему ты не рассказала мне?

- А что бы ты сделал?

Он вздохнул, пристыженный.

- Посмеялся бы. Сказал, что тебе привиделось. Я был дураком.

Летучие мыши, которые едят себе подобных,- это чудовища. Он никогда не слышал, чтобы какие-нибудь животные так поступали, даже совы.

Внезапно его охватила ненависть к самому себе. Он верил Готу, каждому его слову. Отправиться в джунгли, создать армию, разгромить птиц и зверей раз и навсегда. Шейд думал, гиганты хотят стать их союзниками. Ему казалось, что это часть Обещания.

- Ты хотел быть таким, как они,- сказала Марина.

Он с несчастным видом кивнул. "Посмотри на меня! - кричал он в душе. - Посмотри, какой я маленький! Кто бы не захотел такой силы? Силы помешать совам сжечь Древесный Приют, помочь своей колонии, найти отца..."

- А почему они не съели нас сразу же?

- Они нуждались в нас - мы помогали определить направление пути по звездам.

- Я думал, это была ты, Марина. Когда я увидел, как он ест летучую мышь, я подумал, что это ты.

- Наверное, он поймал отставшего от колонии, - произнесла Марина глухим голосом.

Шейд снова задрожал и обхватил себя обоими крыльями.

- Люди хотели убить всех нас, - мрачно пробормотала Марина. - Моя колония во всем была права. Люди злы.

Шейд стиснул зубы, не зная, что сказать.

- Машина двигалась прямо на нас,- продолжала Марина. - Они знали, где мы находимся.

- Каким образом?

- Кольца,- прошептала она.- Наверное, кольца подсказывали им.

У Шейда шерсть встала дыбом, когда он представил, как машина возвращается и стрелы впиваются в него.

- Кольца ничего не значат, слышишь? - сказала Марина зло. - Они всего лишь пометили меня и в любой момент могут прийти и убить нас. Ничего удивительного, что моя колония прогнала меня. Они были правы. Я проклята.

- Нет! - сказал Шейд хрипло.

- Ты тоже был прав. Люди не собираются помогать нам. И пока я вместе с тобой, ты тоже в опасности.

Шейд крепко зажмурился, желая, чтобы все мысли вылетели из его головы. Все рухнуло. Он был так уверен в людях, когда покидал эхо-хранилище в Древесном Приюте. А теперь что он знал? Что знала Фрида? Кольца не имеют никакого значения. Ради чего его отец рисковал жизнью? Может быть, не было никакого Обещания? Все это просто сказка, ложь, выдумка, и Батшеба оказалась права. Есть только ночь, день, закон, и больше ничего не будет.

- Мы найдем мою колонию! - решительно сказал Шейд. - И узнаем правду о кольцах. Правду обо всем.

Гот чувствовал, как глубоко стрела вонзилась в грудь, а крылья касаются замерзших листьев. Он лежал на земле. В глазах рябило, поднять голову стоило огромных усилий. Надо попытаться еще раз.

С трудом изогнув шею, он сжал зубами древко стрелы и выдернул ее. Бока Гота тяжело вздымались, из раны лилась кровь. В стреле, должно быть, была какая-то отрава, как в тех шприцах, которыми люди кололи его. Выдержать, главное, выдержать. Он был такой усталый, такой сонный.

Гот снова погрузился в темноту.

Зашуршали сухие листья, от чьих-то шагов задрожала земля, и пара рук в перчатках подняла его. Гот не открывал глаз, но на самом деле совершенно проснулся. Он сосредоточился на этих руках, оценивая силу пальцев, прикидывая, где они держали слабее всего. Потом он чуть приоткрыл глаза и увидел Человека из искусственных джунглей. Лицо Человека было защищено пластиковой маской.

Гот закрыл глаза, сделал тихий, глубокий вдох и изо всех сил взмахнул крыльями, хлестнув Человека по лицу, тот покачнулся и, спотыкаясь, отступил назад с возгласом удивления. Почувствовав, что хватка ослабла. Гот взмыл в воздух. Затем он яростно бросился на маску, вцепился в нее когтями и сорвал с лица Человека.

Человек схватил какой-то длинный предмет, лежавший рядом с ним, и прицелился. Гот снова ринулся вниз и вонзил когти Человеку в лицо. Тот выпустил предмет и зажал руками раны на щеках.

- Зотц проклинает тебя! - пронзительно выкрикнул Гот, взмыв высоко в небо. На соседнем поле он увидел летающую машину и еще двоих людей, бегущих к Человеку.

- Шейд! - позвал Гот. - Марина! Тробб!

- Здесь! Я здесь!

Громко хлопая крыльями, к нему подлетел Тробб, и Гот почти обрадовался, увидев его.

- Я думал, тебя убили! - запричитал Тробб.

- Это было какое-то сонное снадобье. Давай-ка уберемся подальше отсюда. А где остальные?

Тробб виновато потупился.

- Тробб?

- Я не знаю.

- Почему ты не убил Марину, как я тебе велел?

- Я думал, что убил ее,- промямлил Тробб.- Я нашел златокрыла, совсем одного, убил его, а потом обнаружил, что это не она. И... - Тробб замялся.

- И что случилось, Тробб?

- Недомерок все видел.

- Ты идиот,- спокойно произнес Гот.- Неудивительно, что он вел себя так странно, они пытались сбежать.- Он с презрением посмотрел на Тробба.- Ты позволил им уйти.

- Кругом были эти стрелы. Я не мог...

- Заткнись!

- Но мы больше не нуждаемся в них, - сказал Тробб. - Мы сами можем найти дорогу на юг. Мы доберемся туда быстрее без этих маленьких мышей.

- Мне нужен был недомерок.

Гот замолчал, но внутри у него все клокотало от бешенства. Он должен был сделать это сам: убить Марину, изобразив дело так, будто на нее напала сова. Тогда Шейд чувствовал бы себя в безопасности с ними.

А теперь все пропало. Шейд знает, что они едят летучих мышей. Как же завоевать его доверие? Наверное, он больше не вернется. Но он не может допустить, чтобы эти маленькие летучие мыши взяли верх над ним. Он дал обещание Зотцу. И Зотц поможет ему, Зотц не обманет ef6 ожиданий.

- Мы последуем за ними,- сказал он Троббу.- И найдем их.





ЧАСТЬ 3





Зима


Шел снег. Первые хлопья опускались на землю медленно и мягко, и Шейд кружил вокруг них, зачарованный их замысловатым танцем. Он вспомнил, как у океана его застал дождь, как он старался лететь между каплями, пока не закружилась голова; тогда он страшно устал и насквозь промок. Теперь он смотрел на небо и поражался - казалось, это тихо падают звезды.

- Их можно пить,- сказала Марина.- Смотри.

Они ловили снежные хлопья ртом, ждали, пока они растают на языке, и пили. Шейд смеялся от удовольствия, и звук смеха удивлял его - он быстро угасал, словно в тесном пространстве, набитом ватой. Прошло уже две ночи с тех пор, как они сбежали от Гота и Тробба. Они держались прежнего курса и почти не разговаривали в полете. Сегодня было теплее, чем прошлой ночью, поднимался туман. Около часа Шейд и Марина играли в снегу и, смеясь, кружились в серебристом небе. Они всеми

силами старались вычеркнуть из памяти встречу с каннибалами.

Но вскоре ветер усилился, и снег, словно миллионы острых иголочек, обжигал уши и крылья. Небо затянуло мглой, звезды почти совсем исчезли из виду.

- Давай лучше остановимся,- предложила Марина. - Все равно не видно, куда лететь.

Когда следующей ночью Шейд высунул голову из убежища, он увидел мир преображенным - удивительно ярким и чистым. Сияющий в лунном свете снег накрыл землю мягким покровом, образуя возвышенности у основания деревьев. Окутанные снегом ветви казались мягкими и пушистыми.

Все вокруг сверкало. Покинув укрытие, Шейд почувствовал, как холодный воздух буквально высасывает тепло из его тела.

- Мне кажется или на самом деле стало холоднее? - спросил Шейд, стуча зубами.

- Надо лететь быстрее. Это единственный способ согреться.

В воздухе не чувствовалось никаких запахов. Как будто они тоже замерзли. И было так тихо: ни гудения насекомых, ни кваканья лягушек, ни стрекотания сверчков. Шейда охватила паника. Наверное, холод убил всех насекомых. Куда они подевались? Или они тоже мигрируют?

- Что мы будем есть?

- Не волнуйся, здесь хватит пищи.

Шейду не верилось, что в этом холодном мире можно найти еду, но Марина указала на основание вяза у самой земли. Сначала ему показалось, что на ровном снегу лежат просто комочки грязи, потом он заметил, что эти комочки двигаются, скорее даже, прыгают.

- Снежные блохи, - объяснила Марина и начала хватать их, переходя от дерева к дереву.

- Они не так уж плохи, - заметил Шейд. - Не хуже комаров.

На открытой поляне Марина показала ему мешочки с яйцами богомола, подвешенные к торчащим из снега хворостинкам. На длинных тонких ветвях клена висели коконы мотыльков, покрытые инеем. А кора деревьев была изъедена жуками-короедами, муравьями-древоточцами и другими насекомыми.

Через некоторое время Шейд наелся и почувствовал себя лучше.

- Здорово! - сказал он с восторгом. Марина засмеялась:

- Просто для тебя это первая зима.

- Как ты узнала, что их можно есть? Она отвела взгляд:

- Меня научили родители.

Шейд пожалел, что напомнил ей об этом.

- Твоя мама тоже научила бы тебя, - сказала Марина. - Это нетрудно.

- Спасибо, что показала мне, - сказал Шейд.

- Не за что.

Он посмотрел на небо и отыскал путеводную звезду. Она казалась ярче, чем всегда, другие звезды по сравнению с ней были просто холодными вспышками света в темноте. Они полетели дальше по серебристому лунному небу.

Шейд думал о своем отце больше, чем всегда, и временами ему казалось, что каждый взмах крыльев приближал их встречу: ближе, еще ближе, еще. Раньше его утешала мысль, что отец, может быть, вместе с людьми; теперь это представлялось ужасным.

- Что это? - вдруг спросила Марина.

Шейд увидел вдалеке какие-то темные предметы на фоне сверкающего снега. Он пригляделся - и желудок его сжался.

Крылья летучих мышей, просто крылья, отделенные от тел. Они висели на острых ветвях, были разбросаны по снегу. Шейд начал считать и, досчитав до шестидесяти, бросил. Судя по окраске шерсти, это были серокрылы.

- Совы, - сказал Марина. - Наверное, их было очень много.

Она указала на помет на снегу. Шейд не мог заставить себя приблизиться, чтобы рассмотреть следы побоища. Должно быть, серокрылы тоже летели на юг, но на них напали совы и съели прямо здесь, сначала оторвав, потому в них мало мяса. Шейд видел, как Гот и Тробб поступали так же с убитыми птицами.

- Наверное, они ничего не знали про закрытое небо,- сказал Шейд, с трудом выдавливая слова.- А совы догнали их и... уничтожили.

- Ненавижу Гота и Тробба! - сказала Марина со злобой. - Это они виноваты. Если бы они не убили тех голубей в городе, ничего бы не случилось.

Шейда путало, что так будет продолжаться и дальше. Но он старался убедить себя, что большинство летучих мышей уже знают о закрытом небе. Во всяком случае этой зимой они будут в безопасности в своих убежищах. Все, кроме серокрылов.

Но, может быть, совы догнали его родную колонию? Он стиснул челюсти:

- Я хочу быть как Гот, тогда я бы убил всех сов, правда, с радостью убил бы...

Марина подлетела ближе и нежно коснулась его крылом:

- Нужно уходить отсюда. Они могут вернуться.

- Я хочу, чтобы они вернулись! - бушевал Шейд.- Я хочу схватить одну, хотя бы одну из них...- Он вдруг разрыдался. Пытаясь взять себя в руки, он задержал дыхание, напрягся всем телом, чтобы унять дрожь, и судорожно вздохнул. Ему не хотелось, чтобы Марина видела, как он плачет.- Прости.

Марина покачала головой:

- За что? - Шейд увидел, что ее глаза тоже блестят от слез. - Но нам действительно пора.

Примерно через час Марина спросила:

- Ты думаешь. Гот и Тробб живы?

- Я видел, как в Гота попала стрела.

- И все-таки... они знают путь, которым мы летим. Шейду ни разу не приходило в голову, что каннибалы живы и могут следовать за ними.

- Даже если они живы, они, скорее всего, изменили направление и летят прямо на юг.

Марина кивнула:

- Они не выносят холода. Помнишь, как они дрожали иногда? Наверное потому, что у них шерсть не такая густая, как у нас. В джунглях это не нужно. - Она помолчала. - Как по-твоему, может, нам изменить курс на всякий случай?

- Я думал об этом,- сказал Шейд.- Только тогда мы можем заблудиться.

- А какая следующая метка? - спросила Марина. - Ты ведь не сказал им, правда? - В ее голосе послышался укор.

- Нет,- сказал он обиженно.- Звуковая карта - это тайна колонии.

- Да, конечно. Так что это?

Шейд закрыл глаза и представил карту. Он увидел ночную равнину, простиравшуюся до самого горизонта. Равнина постепенно поднималась, деревья вмерзли в лед. К небу вздымались горы.

- Мы летим выше, - сказал он Марине. - Земля поднимается вверх.

- Горы, - сказал она уверенно.

- И еще... Волчий вой.

Потом что-то массивное выступило из темноты, Шейд увидел два остроконечных уха какого-то животного.

- Волки, - сказал он убежденно.

- Что это значит? - нетерпеливо спросила Марина.

- Я слышал волков. - Это было бессмысленно. Зачем мать велела ему разыскивать волков? Ведь, говорят, это самые свирепые звери на севере. - Нам надо лететь туда, где водятся волки.- Шейд потряс головой.- Причем надо подойти совсем близко, потому что я видел их острые уши.

- Это такая метка, да? - недоверчиво спросила Марина.

- Получается так...

- Чепуха какая-то! - резко сказала она. - Если только твоя мама не хотела, чтобы тебя съели.

- Она мне спела именно это,- сказал Шейд твердо. Марина вздохнула:

- Конечно-конечно. По крайней мере теперь мы знаем, что нужно лететь к горам. Нам остается держаться нашего курса и надеяться, что ты распознаешь нужное место. Одно хорошо - если Гот и Тробб живы, они не продержатся там долго. - Она посмотрела на него. - Правда, и мы тоже.

- С моим крылом что-то неладно,- пожаловался Тробб, сгибая и разгибая крыло. - Оно какое-то тяжелое.

Гот зевнул.

- Это потому, что ты слабак, - бросил он.

Гот совсем не собирался говорить Троббу о том, что его крылья тоже стали жесткими и негибкими. Каждую ночь, прежде чем лететь, ему приходится разминать их. Будь проклят этот холод. От него нет спасения. Он проникает сквозь кожу и пробирает до костей.

- Оно ужасно выглядит... - продолжал скулить Тробб.

Гот увидел, что перепонка крыла сплошь испещрена волдырями. Он знал, что крылья у некоторых гноятся и отваливаются, но никогда не видел ничего похожего на эти вздувшиеся нарывы.

- Я ничего не вижу,- проворчал он и украдкой осмотрел собственные крылья. Чистые. Тробб просто слабак, вот его крылья и покрылись язвами.

Сколько времени здесь длится зима? Неужели четыре месяца, как говорил Шейд? На открытом воздухе им так долго не выжить. Нужно найти теплое место. Они должны добраться до Гибернакулума.

Находить пищу становилось все труднее. Земля замерзла. За две прошедшие ночи Готу попалась од-на-единственная белка, которая, на свою беду, высунулась из дупла. Гот оценивающе взглянул на Тробба. Тот сильно похудел с тех пор, как они выбрались из искусственных джунглей. Рот наполнился слюной.

- Что? - нервно спросил Тробб.

- Ничего,- пожал плечами Гот. Тробб еще может оказаться полезен.

Зотц не допустит, чтобы он замерз. Зотц накажет его только за трусость. Каждую ночь Гот определял курс по звезде, которую ему показал Шейд. Они догонят беглецов, это только вопрос времени. Догонят уже завтра ночью.

И тогда он узнает остальную часть звуковой карты Шейда.

А потом съест его.

После этого он доберется до Гибернакулума с горестным известием о смерти Шейда и подружится с сереброкрылами.

У него будет теплое место, где он проведет остаток зимы.

А сейчас нужно поесть.







Шейд почти все время мерз. Он старался представить летние ночи в Древесном Приюте и не мог - казалось, холод начисто стер воспоминания о лете.

Последние три часа земля постепенно поднималась. Вдали возвышалась ломаная линия гор с острыми, покрытыми льдом вершинами.

- Мне это не нравится,- сказала Марина.- Почему твоя колония следует этим путем? Здесь так холодно.

Шейд устало разглядывал унылый ландшафт. Деревья и кустарники здесь почти не росли, земля была каменистая. Будет очень трудно найти убежище. И наверняка вокруг полно волков. Он уже сейчас слышал их жуткий, скорбный вой.

Неожиданно со стороны гор налетел сильный ветер, и весь мир превратился в белый вихрь.

- Марина! - крикнул Шейд сквозь шум.- Где ты?

- Здесь, здесь! - ответила она, и Шейд заметил смутную тень, пробивающуюся к нему.

Снег бил прямо в глаза. Шейд отчаянно махал отяжелевшими крыльями, но без толку.

- Я не могу удержаться!

- Надо приземлиться.

Но куда? Вокруг только снег и лед, да еще волки. Отчаянно высматривая подходящее дерево, он заметил заснеженный гребень на склоне холма.

- Туда, давай туда! - крикнул он, изогнув крылья. Оглядеться и проверить, есть ли поблизости птицы, времени не было. Шейд вытянул когти и уткнулся подбородком в снег. Стряхнув с головы снег, он подполз к Марине.

- Я подумал, что это может быть какая-то пещера,- сказал он.

- На камень непохоже,- ответила Марина, пробуя поверхность когтем. - Это дерево. Деревянная крыша.

Удивленный Шейд перелетел на другую сторону и обнаружил залепленные снегом бревенчатые стены.

- Как ты думаешь,- сказал он,- там есть кто-нибудь?

Откуда-то со стороны гор донесся протяжный волчий вой.

- Нельзя упускать такую возможность, - сказала Марина. - Уже поздно искать что-нибудь другое. Копай.

Они принялись раскапывать снег, пока не наткнулись на растрескавшуюся доску; через довольно большую щель в ней можно было пролезть внутрь. Шейд с облегчением стряхнул с себя снег. Они оказались в большом помещении, удивительно теплом и заваленном коробками, кусками старых одеял и другими вещами, назначения которых он не знал. Через узкие окна на одной стене проникал бледный струящийся свет. Снаружи завывал ветер.

Шейд задумался: интересно, попала его колония в этот буран или успела обогнать его? Он вздохнул. Все равно ничего не поделаешь.

Вдруг Шейд насторожился и посмотрел на Марину. Она тоже напряглась и, казалось, почти не дышала.

Они явно были не одни. Шейд увидел пролом в крыше и приготовился в любую секунду взлететь в случае опасности. Послышались шуршание крыльев и скрип когтей, царапающих дерево.

- Одна из нас... - донесся неясный шепот. - Одна из нас...

У Шейда мурашки побежали по телу. Он напрягся, приготовившись рвануться к выходу. Лучше попытать счастья в буре, чем оказаться мордой к морде с неведомым призраком.

- Подожди,- шепнула ему Марина.

Теперь шорох крыльев слышался отовсюду, и другой голос, где-то под потолком, произнес:

- Да, она одна из нас.

И другой голос с дальнего конца чердака:

- Вы правы, она одна из нас!

- Кто здесь? - требовательно спросил Шейд.

Неожиданно вылетев из укрытий под стропилами и на стенах, в воздухе появилась сотня летучих мышей. Шейд еще никогда не видел такого разнообразия. Он узнал серокрыла, нескольких сереброкрылов, но большинство было ему совершенно неизвестно. Черные летучие мыши с маленькими, похожими на мышиные носами; бледные летучие мыши

С огромными ушами, которые, казалось, могут накрыть их с головой; летучие мыши с яркими хохолками на голове; летучие мыши с огромными мордами, пестрой шерстью и маленькими печальными глазками.

Они были из дюжины разных колоний. Но одно их объединяло.

У всех были кольца.

Самка с ярко-золотистой шерстью опустилась рядом с Мариной.

- Еще один златокрыл! - сказала она радостно. - Меня зовут Пенелопа.

- Пенелопа, - пробормотала Марина, с изумлением глядя на нее. - Я слышала о тебе. Но говорили, что ты получила кольцо и оно убило тебя. Три года назад.

Пенелопа, улыбаясь, покачала головой:

- Нет. Это все выдумки. Они просто прогнали меня из колонии, потому что слишком суеверные. Здесь нас много, и никому кольца не принесли вреда.

Марина кивнула, и Шейд увидел, что ее глаза наполнились слезами. Она откашлялась.

- Ты первый златокрыл, которого я вижу с тех пор, как меня выгнали.

- Мы так рады, что ты пришла. Удивительно, как ты нашла нас в такую бурю.

- Просто повезло.

- Нет,- сказала Пенелопа,- это кольцо привело тебя к нам. Именно так все мы нашли друг друга. Мы связаны. Это одна из причин, почему люди дали нам кольца. Чтобы мы могли собраться вместе.

"Мой отец! - промелькнуло в голове у Шейда.- Именно поэтому он улетел? Чтобы быть с другими носителями колец?"

- Среди вас есть Кассел? - спросил он нетерпеливо.- Сереброкрыл?

Но до того, как Пенелопа ответила, он угадал ответ по ее недоуменному взгляду и сник от разочарования.

- Здесь нет летучей мыши с таким именем,- послышался другой голос. Над ними парил старый самец с самыми длинными ушами, какие Шейд когда-либо видел.

"У него, должно быть, невероятно сильное эхозрение,- подумал Шейд.- Не удивлюсь, если он может видеть прошлое и будущее, как Зефир".

- Меня зовут Сирокко, - сказал самец, опускаясь рядом.- Добро пожаловать.

Шейд отметил, что приветствие предназначалось главным образом Марине, а ему Сирокко лишь коротко кивнул. Сирокко внимательно разглядывал кольцо Марины.

- Да, по форме и знакам, я полагаю, с тех пор, как ты получила его, прошло немногим больше года.

Марина кивнула:

- Я получила его прошлой весной.

- А ты знаешь, что оно значит? Знаешь, что это часть Обещания Ноктюрны?

Шейд взглянул на Марину, ее глаза были печальны. Она подавленно молчала.

- В чем дело? - спросила Пенелопа.

- Раньше я тоже так считала,- тихо сказала Марина. - Но это неправда.

- Почему ты так думаешь?

- Мы встретили других окольцованных летучих мышей, не здешних, а из джунглей. Они очень большие, намного больше нас. Они могли убивать птиц, даже сов. И они ели летучих мышей.

Пенелопа посмотрела на нее с ужасом, по всему чердаку пронесся ропот.

- Продолжай,- мягко сказал Сирокко. Марина рассказала ему обо всем, что случилось с

тех пор, как они встретили Гота и Тробба. Длинноухая мышь внимательно слушала ее рассказ, изредка задавая вопросы. Когда Марина рассказала ему о летающей машине, о людях, которые собирались убить их стрелами, он кивнул.

- Люди держали тех мышей в тюрьме неспроста.

- Гот сказал, что люди изучали их, - вмешался Шейд. Он чувствовал себя лишним. Ведь он тоже принимал участие в этих событиях, и ему не нравилось, что рассказывает только Марина.

Но Сирокко лишь мельком взглянул на него и снова повернулся к Марине:

- Значит, вот что они тебе рассказали. Но они обманщики. Люди знали, как опасны они могут быть для нас. Поэтому они держали этих летучих мышей взаперти. Люди не ожидали, что они сбегут.

- Но почему тогда они дали им кольца? - спросила Марина.

Этот вопрос давно вертелся у Шейда на языке, . но Марина опередила его.

- Ты сказала, что у них были черные кольца. Я обратил внимание на эту деталь. Здесь ни у кого нет черных колец. Наши кольца яркие, словно солнце, потому что нам предназначено вернуться к солнцу. Те, у кого черные кольца, навсегда останутся в ночи. Эти летучие мыши тоже отмечены, но не как часть Обещания Ноктюрны.

Марина быстро взглянула на Шейда, и тот уловил в ее глазах проблеск надежды. То, что говорил Сирокко, звучало вполне разумно. Но кое-что оставалось все-таки неясным. Шейд откашлялся.

- Почему же люди пытались убить нас? - спросил он тихо. - Одна стрела чуть не попала в меня.

И опять Сирокко едва взглянул на него. Это напоминало времена в Древесном Приюте, когда Чинук не обращал на него внимания и никто его не слушал. Он чувствовал себя маленьким и ничтожным. У него не было кольца. Он здесь лишний. А ведь он видел эхо-хранилище, Фрида сказала ему, что он не такой, как все. Он тоже терзался этими сложными вопросами и хотел найти ответы.

- Вряд ли люди хотели причинить тебе вред,- ответил Сирокко. - Да, они застрелили Гота, и мы можем лишь надеяться, что они застрелили и Тробба. Но они не охотились на тебя. Они тебя защищали.

Шейд перевел дух. Неужели это правда? Марина задумчиво кивнула:

- Глупо, что мы улетели. Они могли помочь нам.

- Не тревожься,- сказал Сирокко.- Обещание Ноктюрны исполнится. Мы скоро вернемся к свету. Мы станем людьми.

Шейд не верил своим ушам. Он был потрясен, как никогда в жизни. Сколько бы он ни думал об Обещании Ноктюрны, он всегда считал, что они вернутся к свету как летучие мыши. Но Сирокко говорит, что сначала будет превращение, и те, у кого есть кольца, станут людьми. И таким образом они наконец обретут солнце и право жить без страха перед птицами и животными.

Шейд смотрел, как завороженно Марина слушала Сирокко. С тех пор как они расстались с Готом и Троббом, она выглядела мрачной и подавленной, держала свои мысли при себе, но сейчас ее лицо сияло воcторгом, и, встретившись с ним взглядом, она ослепительно улыбнулась ему.

Шейд отвел глаза. Почему он не чувствует себя счастливым? Он наконец знает тайну колец. То, что сказал Сирокко, все объясняет. Так почему же что-то беспокоит его? Может быть, его настолько потрясла мыль о том, что нужно будет сменить одно тело на другое? Человек... Как он завидовал им в соборе! Он хотел быть таким же сильным, таким же большим, но он не хотел становиться одним из них. Они казались такими медлительными, неуклюжими, тяжелыми. Они не умели видеть в темноте. Они не умели летать. Шейд собрал все свое мужество. Он чувствовал себя так, будто снова стоял перед старейшинами в Древесном Приюте.

- Почему вы так уверены, что будет пpeвpaщeние?

-Потому что оно уже началось,- ответил Сирокко.

- Человек... Человек...- послышался со стропил возбужденный шепот

- Смотри,- сказал Сирокко и встал в середине свободного пространства на деревянном полу. - Это скоро произойдет. Я чувствую это своим телом,- Сирокко закрыл глаза и сосредоточенно нахмурил брови. - Мои кости скоро станут Человеческими костями. Мои ноги вытянутся и станут ногами Человека...

Резким толчком он выпрямил задние ноги и чуть покачнулся, прежде чем обрел равновесие. Его хвост упирался в пол.

- Превращайся! - распевали наверху летучие мыши.- Превращайся!

Сирокко сделал несколько шагов на задних лапах, прижав крылья к телу. Совсем как человек.

Таинственная энергия заполняла чердак, и Шейд с тревогой взглянул на Марину. Она с восхищением смотрела на Сирокко, ее глаза сияли.

- Мои когти распрямятся, пальцы станут короткими, - говорил Сирокко. - Моя шерсть будет совсем тонкой, а лицо - ровным и гладким. Крылья отпадут от плеч, как слезает со змеи бесполезная старая кожа.

- Превращайся! Превращайся!

Шейд судорожно сглотнул, его сердце бешено колотилось. Шаги Сирокко стали более уверенными, крылья были так тесно прижаты к телу, что, казалось, их нет совсем, шерсти почти не осталось...

Воздух на чердаке словно пропитался светом и звуком. Шейд потряс головой, с изумлением глядя на Сирокко. Что происходит?

- И я говорю всем вам, - выкрикнул Сирокко,- что стану высоким, сильным и могущественным и вступлю в свет как Человек! г

- Превращайся!

Тело Сирокко задрожало и вдруг разорвало кожу, устремляясь вверх.

- Превращайся! - как безумные вопили летучие мыши, и, взглянув на Марину, Шейд увидел, что она распевает вместе со всеми. Он почувствовал себя ужасно одиноким и растерянным. Он повернулся к Сирокко и в смятении вскрикнул.

Посреди чердака стоял Человек. Но у него все еще были глаза летучей мыши и большие, торчащие, заостренные уши. Когда он улыбался, виднелись зубы летучей мыши с острыми клыками.

- Человек! Человек!

Не выдержав, Шейд крепко зажмурился. В этом было что-то ненормальное, неестественное. Когда он снова открыл глаза. Человек исчез. Сирокко опять стоял на полу на четырех лапах - длинноухая летучая мышь со светлой шерстью. Все остальные молчали. Слышно было лишь их тяжелое, прерывистое дыхание.

- Вы видели,- сказал Сирокко торжествующе.- Мы уже близко. Скоро люди придут за нами, и Ноктюрна позволит нам преобразиться полностью и навсегда.

Сирокко ласково посмотрел на Марину.

- Присоединяйся к нам,- предложил он.- Ожидай вместе с нами возвращения к свету. Ждать осталось недолго.

- Останься,- сказала Пенелопа.- Пожалуйста, останься.

Другие летучие мыши подхватили:

- Оставайся, оставайся!

Марина вопросительно взглянула на Шейда:

- Почему бы нам не остаться, Шейд?

- Нет,- сурово сказал Сирокко.- Сереброкрыл не может остаться.

- Почему? - удивилась Марина.

Но Шейд ожидал чего-нибудь подобного.

- Он не избран,- сказал Сирокко.- Ноктюрна разгневается, если мы позволим остаться недостойному. Она может лишить всех нас возможности превращения. Без кольца нет обещания.

- У моего отца было кольцо,- возмущенно сказал Шейд,- и у предводительницы нашей колонии!..

- Это не имеет значения, - отрезал Сирокко. - Те, у кого нет кольца, никогда не станут людьми. Они умрут во тьме. - Сирокко повернулся и первый раз посмотрел Шейду прямо в глаза. - Я сожалею, но это правда.

Шейд отвернулся, сдерживая гнев. Он прошел трудный путь в поисках ответа, и вот он нашел его. Но этот ответ не имеет к нему никакого отношения. Избранные. Как они стали избранными? Что он сделал неправильно? Если Марина смогла получить кольцо, почему он не смог? Она не была такой уж необыкновенной. Если у нее было кольцо, то и у него оно должно быть. Он опять лишний, недомерок. Шейд почувствовал, как его лицо окаменело. Краем глаза он заметил, что Марина с беспокойством смотрит на него.

- Ты остаешься, - сказал он сдавленным голосом.

Марина замотала головой, и боль в ее глазах тронула его. Шейд повернулся к ней. Она так долго ждала в одиночестве, надеясь, что ее кольцо озна-

чает что-то особенное. Теперь она нашла товарищей, которые не гонят ее, а хотят, чтобы она осталась с ними навсегда.

- Ты должна остаться.

- Но...

- А мне нужно найти свою колонию. И моего отца.

Ее глаза наполнились слезами.

- Это ведь не очень далеко, правда? Мы уже почти долетели.- Она с отчаянием смотрела на него. - Все будет хорошо, да?

Она хотела, чтобы он подтвердил это, и Шейд энергично кивнул:

- Конечно. Я знаю остаток дороги, и у меня есть карта. Ты здорово помогла мне.

Шейд посмотрел на маленькое окошко высоко в стене и увидел, что снаружи больше нет бури. Даже ветер утих. Было примерно три часа ночи.

- Мне пора.

Марина подошла к нему вплотную и обняла крыльями.

- Прости меня,- тихо прошептала она ему на ухо. - Ты понимаешь, правда?

Он кивнул, боясь расплакаться.

- Желаю удачи, Шейд.

- Тебе тоже,- ответил он, поспешно пролез через пролом в крыше и, не оглядываясь, взлетел в ночное небо.

Гот сделал круг над пустынной местностью. Его морда была покрыта снегом, но глаза блестели. Он внимательно вглядывался в поверхность земли.

- Что там? - спросил Тробб.

Гот принюхался, стараясь уловить в морозном воздухе даже самые слабые запахи.

Он улыбнулся. Зотц снова позаботился о нем.

Гот повернул голову в сторону Человеческой хижины, занесенной снегом и почти не видимой на фоне горы.

- Пища, - сказал он. - Много пищи.




Никогда еще Шейд не чувствовал себя таким одиноким. Он очень привык к Марине, и ему казалось немыслимым, что она не летит рядом, не ворчит, поторапливая его.

Вокруг Шейд видел безрадостный мир - чахлые деревья, голые скалы, все пустое, безрадостное.

В его ушах звучали слова Сирокко: ты погибнешь со всеми, кто не избран во мраке. В будущем ему нет места. Обещание Ноктюрны его не коснется: он никогда не будет жить при свете дня как Человек.

А Марина будет. И Фрида. И его отец. Для них это прекрасно. Почему Фрида не рассказала? Не знала или просто утаила от него, потому что он не был одним из обладателей этих драгоценных колец? А его отец? Почему его нет с ним, когда он так нужен? Наверное, прячется где-нибудь, ожидая, когда станет Человеком. Шейд потряс головой. А что будет с ним, матерью и другими неокольцованными летучими мышами?

Шейд посмотрел на звезды - они мерцали, словно на самом деле были на обратной стороне гигантских крыльев Ноктюрны. Стоило богине летучих мышей сложить крылья, как ночь исчезала и сменялась днем.

Шейд задумался: что Ноктюрна делает там, наверху, совсем одна? Думает ли о нем, маленьком детеныше, старающемся разыскать свою колонию?

Звезды хранили молчание.

Может быть. Зефир действительно мог слышать их, но Шейд знал, что у него никогда не будет такого слуха.

Впереди вздымались горные пики. Сумеет ли он подняться так высоко, чтобы перелететь через них? Шейд посмотрел на восток. До рассвета остался час, может, немного больше. Нынешней ночью ему не успеть перелететь через горы.

Сначала ему было страшно одному ночью. Слышались неясные звуки, мелькали серебристые пятна. Сухие листья кружились в воздухе и оборачивались Готом, тянущим к нему когти. В отдаленном крике сов мерещилось имя: "Шейд! Шейд!"

Он был подавлен этой ночью, безмолвием окружающего его пустого пространства. В темноте и в самом деле есть что-то ужасное, чего он не замечал раньше.

Вдруг Шейд услышал позади какой-то шум.

Шейд обернулся и увидел Марину - яркая шерсть мерцала в звездном свете и делала ее похожей на золотистое видение.

- Что ты здесь делаешь? - требовательно спросил он.

- Эй, я вижу, ты не слишком рад меня видеть!

- Ты... Ты напугала меня!

- Я лечу с тобой.

- Почему ты передумала?

Марина сделала круг и пристроилась рядом.

- Просто мне показалось, что остаться там без тебя было бы совершенно неправильно.

- Мне и одному было неплохо,- бросил он, стараясь выглядеть раздосадованным и скрыть свою радость.

- О, я знаю, - усмехнулась она. - Но я сказала им, что обещала вместе с тобой найти твою колонию и почувствую себя свободной от обязательств только тогда, когда доведу это до конца.

Шейд не знал, что ответить. Он был очень рад, что она вернулась, но в то же время ему было грустно оттого, что она упустила возможность стать счастливой.

- Ты уверена? - настойчиво спросил он. Секунду поколебавшись, она кивнула:

- Они хорошо отнеслись ко мне только из-за этой штуки на предплечье. Но ко мне самой она не имеет никакого отношения. Они были, как те серокрылы, помнишь? Они приняли тебя и возненавидели меня из-за кольца. А эти летучие мыши, наоборот: приняли меня и возненавидели тебя, потому что у тебя кольца не было. А это всего-навсего кусочек металла.

Он с удивлением смотрел на нее:

- Значит, ты не веришь им?

Она вздохнула:

- Часть меня хочет верить - больше всего на свете. Это звучит так чудесно. И как Сирокко начал меняться... По-твоему, это какой-то фокус?

- Я думал об этом. Это вроде звуковой картины - он спел нам изображение, и мы его увидели. Может быть, каждый на этом чердаке надеялся так сильно... откуда мне знать?

- Я все время думаю о словах Зефира. Помнишь, он сказал, чтобы мы остерегались металла на крыльях. Может, он имел в виду этих летучих мышей с кольцами? Сердце мне подсказывает, что это не может быть правдой. И... не знаю почему, но идея превратиться в людей мне совсем не нравится.

- Мне тоже! - сказал Шейд взволнованно.- Подумай только, чего мы лишимся! Я счастлив быть летучей мышью.

- Знаю. Вообще-то, все это кажется мне каким-то некрасивым. Я ничего не сделала, чтобы заслужить это кольцо. Почему именно я получила его, а не кто-то другой? Не ты, например?

- Точно,- сказал Шейд.- Я тоже об этом думал.

- Но все-таки,- сказала Марина и лукаво улыбнулась, - ты совсем не такой потрясающий, как я.

Шейд рассмеялся.

- Не такой, это уж точно! - подтвердил он с удовольствием.

Марина снова задумалась.

- Но, если они говорят правду, я всегда смогу вернуться. Когда мы найдем твою колонию и твоего отца. Однако мне все больше кажется, что ты единственный, кто любит меня, потому что я - это я. Тебе не важно, есть у меня кольцо или нет, плохое оно или хорошее. У меня еще никогда не было такого друга, как ты.

В морозном воздухе раздался волчий вой.

Шейд и Марина были уже недалеко от вершины и летели очень медленно. Ветел дул навстречу, каждый взмах крыльев давался с трудом. Шейд посмотрел вниз и увидел волка с волчицей, бегущих вверх по склону.

- Наверное, где-то наверху у них логово, - хмуро сказал он. Мама ни за что не направила бы его к волчьему логову. Он снова и снова просматривал звуковую карту, внимательно изучал изображения, которые напела ему мама. Но ни за что не мог зацепиться. - Нам надо держаться прежнего курса.

Слабый, едва уловимый свист заставил его обернуться. Звук растворился в воздухе - Шейд ничего не увидел. Уже не первый раз сегодня ночью он слышал этот непонятный металлический свист. Всего-навсего ветер, подумал он, свист ветра в ветвях.

Кости у него болели, крылья стали жесткими и тяжелыми. Шейд упрямо бил ими по морозному воздуху - вверх-вниз, вверх-вниз. Ветер обжигал уши, и эхо-изображения стали расплывчатыми и приходили с запозданием. Шейд понимал, что они замерзнут, если нынешней ночью не перелетят горы. В желудке было пусто, сегодня им не попалось даже какой-нибудь снежной блохи. Как чудесно было бы закутаться в крылья и медленно падать все ниже, ниже, ниже...

- Проснись! - крикнула Марина прямо ему в ухо, и Шейд, вздрогнув, пришел в себя.

- Спасибо,- пробормотал он.

- Не пугай меня так, - дрожа, сказала Марина. - Не спи. Говори со мной, пой, делай, что хочешь, только не спи.

Шейд потряс головой, чтобы взбодриться, и сделал глубокий вдох. Ледяной воздух обжег легкие, зато сон как рукой сняло.

Они пролетели над зубчатыми пиками, в лицо им ударил ветер такой силы, что, казалось, вот-вот сорвет кожу.

Они были на самой вершине мира.

По другую сторону простирались покрытые льдом и снегом горы. Глаза слезились от яркого сияния, и Шейд прищурился. Сквозь свист ветра донесся звериный вой, и он увидел целую дюжину волков, собравшихся на крутом склоне у входа в пещеру. Шейд взглянул на Марину.

- Я не собираюсь туда спускаться! - прокричала она.

- А что же нам делать?

- Это самоубийство!

- Она пела мне про волков!

- Волчьи уши! - вдруг засмеялась Марина. Она сошла с ума, подумал Шейд. В конце концов

холод и усталость сломили ее.

- Волчьи уши! - снова закричала Марина, заливаясь хохотом.

И тогда он увидел.

Немного в стороне виднелись два вздымающихся к небу горных пика и глубокая долина между ними. Это выглядело точно, как на звуковой карте, но то были вовсе не звери, а засыпанное снегом горное ущелье, очертания которого удивительно напоминали уши гигантского белого волка.

- Вон они!

Гот оглядывал вершины гор. Далеко впереди он увидел Шейда и Марину, которые сворачивали в ущелье между двумя сверкающими льдом пиками. Гот следовал за ними уже целый час, решив настигнуть их на вершине.

Теперь он повернул назад, чтобы они его не заметили. Несмотря на пронизывающий до костей холод, он чувствовал себя полным сил. Прошлой ночью он наелся как никогда. Гот с удовлетворением осмотрел кольца из блестящего металла, висевшие, словно гирлянды, на его предплечьях. Новые охотничьи трофеи.

Рядом тяжело летел Тробб. Нарыв на крыле увеличился и выглядел гораздо хуже, чем прежде. Тробб жаловался, что его жжет холод. Слабак. Он внушал Готу отвращение. Но сейчас желудок Гота полон, и Тробб не казался таким уж аппетитным. Возможно, позже... Он софедоточил зрение и слух на Шейде и Марине.

Ударивший его порыв ветра просвистел через металлические кольца и понес короткий, но пронзительный свист дальше через вершины гор.















Ветер на секунду стих, и Шейд вновь услышал жуткий свист.

Он оглянулся и увидел Гота и Тробба, как видения из ночного кошмара. Шейд совсем не удивился, ведь он так часто думал об этой минуте, снова и снова прокручивая ее в голове. Но этот странный свист... что он значит?

- Марина, - хрипло сказал он, - они здесь.

- Что? - Она завертела головой. - Не может быть, они же погибли...

Новый порыв ветра отшвырнул их в сторону, и они опять сосредоточились на "волчьих ушах".

- Возможно, мы сумеем оторваться от них по ту сторону гор,- предположил Шейд.

- На твоем месте я бы занялась крыльями. Они уже плохо гнутся.

Шейд промолчал. На горизонте поднимались два горных пика. По мере их продвижения вперед горы все больше становились похожими на волчьи уши.

Крылья стали жесткими он мороза. Отклонившись в сторону, Шейд выбрал курс, чтобы влететь точно в узкое ущелье. Но ветер не позволил ему накрениться.

- Шейд! - как будто издалека услышал он крик Марины.

Прямо перед ним возникла ледяная скала. Еще немного, и он врежется в нее. Шейд попытался рвануться вверх, ему почудилось, что крылья щелкнули, словно сухие ветки. Казалось, все происходит во сне - надвигающаяся скала, свист ветра в ушах Шейда. Он не чувствовал ничего, кроме разочарования, что его жизнь закончится так внезапно - здесь и сейчас.

Шейд скользнул боком по снежной кромке, мягко отскочил и снова оказался в воздухе, яростно махая крыльями. Он был цел.

Шейд взмыл в небо и кинулся догонять Марину.

- Тебе повезло! - услышал он сквозь вой ветра ее голос.

Пролетев между "волчьими ушами", они увидели, что дальше склон горы обрывался и скрывался внизу в совершеннейшей темноте. Шейд почувствовал, как у него упало сердце. Что там, внизу? Казалось, здесь кончается мир.

- Делать нечего, надо лететь вперед, - сказала Марина.

Шейд обернулся и увидел, что Гот и Тробб пролетели ущелье и уже догоняют их. С такими мощными крыльями они настигнут их через несколько минут.

- Ну что ж, посмотрим! - сказал Шейд решительно.

Он крепко прижал крылья к телу, Марина последовала его примеру. Шейд вытянул вперед нос и словно камень упал в бездну. Казалось, его желудок подпрыгнул к самому горлу. Шейд любил летать, наслаждался резким пикированием, но это было совсем другое. Никогда еще он не падал с такой скоростью, да и, наверное, ни с одной летучей мышью такого не случалось.

Воздух с такой силой ударял в ноздри, что он не мог дышать. Ветер хлестал и в уши, и Шейд постарался плотно прижать их к голове. До земли было так далеко, что он не мог ничего засечь внизу. Шейд чувствовал себя ослепшим и ужасно уязвимым. Он совершенно не представлял, где Марина и существует ли вообще мир. В какой-то момент ему показалось, что его тело распадается на части. Но он был уверен, что Гот и Тробб потеряли их и до сих пор кружатся между горными пиками.

Стало теплее. Потом показался слабый свет.

Ветви деревьев.

Множество деревьев, целый лес... Холм.

И со всех сторон поля.

Шейд чуть не вскрикнул от радости. Мир вернулся, сияя серебристым светом. Он осторожно расправил крылья, изогнул их навстречу ветру и стал замедлять падение, переходя к полету. Шейд смотрел на расстилавшуюся перед ним местность. Впереди сияли Человеческие огни, но их было не так много, как в городе.

- Марина! - позвал он.

- Я уже здесь, наверху! - Она ярким пятном выделялась на фоне ночного неба.

- Мы скрылись ОТ них? - Шейд быстро оглядел небо и гору.

Высоко над ними послышался слабый свист, быстро перерастающий в пронзительное лязганье.

- Нет...- пробормотал он, отказываясь верить ушам.

Гигантские летучие мыши появились из тьмы и начали замедлять падение. И этот шум, этот ужасный лязгающий шум!

- Бежим! - крикнула Марина и кивнула в сторону города.

- Если мы успеем до него добраться, то сможем там спрятаться.

В этом городе не было высоких башен, только множество низких домов и совсем мало машин на улицах. Позади раздавался лязгающий шум. Шейду казалось, он чует запах преследователей.

Они сделали крутой вираж над широкой дорогой и теперь летели над освещенными домами. Шейд оглянулся и увидел жадно горящие глаза Гота. Тробб немного отклонился в сторону - он намеревался обойти вокруг и отрезать им путь.

- Вниз! - крикнул он Марине, Шейд нырнул в глубину улицы. Марина ринулась за ним. Шейд не знал, что делать дальше. Он петлял между фонарными столбами, огибал металлические щиты со вспыхивающими рекламными огнями. Мимо, изрытая дым и грохот, катили машины. Вдруг Шейд увидел железную решетку на краю мостовой. Сквозь узкие щели стекали потоки дождевой воды. Он быстро измерил их эхозрением. А что если... - Сложи крылья! - скомандовал он Марине.

И просунул в щель голову, а потом тело с прижатыми к нему крыльями и оказался под землей.

Спрятавшись в глубине колодца, Шейд со страхом смотрел на Гота, который, вцепившись в железную решетку, пытался поднять ее. Тробб изо всех сил помогал ему. Шейд с беспокойством посмотрел на Марину.

- Как думаешь, они могут ее сдвинуть? - прошептал он.

Марина покачала головой:

- Не знаю.

В ответ послышалось металлическое бряцание. Шейд задрожал. Готу и Троббу удалось поднять решетку на четверть дюйма, прежде чем она со звоном рухнула обратно.

- Надо поискать другой выход, - шепнула Марина.

Шейду не хотелось забираться глубже. Под землей ему было не по себе, казалось, что она всей своей тяжестью давит на голову. Но разве у них был выбор? Они осторожно опустились на дно колодца. Оттуда расходились в стороны два длинных туннеля.

- По-моему, не важно, куда идти, - сказала Марина, заглядывая в расходящиеся туннели. - Должен быть другой колодец, который выходит наверх. Как ты думаешь?

- Конечно,- сказал Шейд, стараясь, чтобы голос звучал бодро и уверенно.

Туннель был довольно широким, и они осторожно полетели, едва не касаясь покрытого маслянистыми лужицами дна. Ужасно воняло застоявшейся водой и отбросами.

- Стрела попала в него,- пробормотал Шейд.- Я точно видел.

- Может, он вытащил ее? Впереди забрезжил слабый свет.

- Я так и думала,- обрадовалась Марина.- Это другой колодец.

Шейд полетел к свету и уже почти повернул в колодец, как вдруг...

Зубы. Сначала он только их и разглядел. Только щелкающие оскаленные зубы. Шейд закричал, отпрянул и что было духу понесся обратно, чуть не врезавшись в Марину.

Две жилистые крысы, зацепившись когтями, свисали с потолка, узкие морды свирепо скалились. Другие крысы кишели на стенках колодца, преграждая выход.

- Назад! - закричала Марина, бросаясь в глубь тоннеля.

- Нарушители границ! - кричали крысы вслед.- Мы поймали вас! Вам отсюда не выбраться!

Крысы громко стучали когтями по каменному полу: тук-тук-тук-тук. Шейд испугался.

- Там их еще больше,- вдруг сказала Марина.- Там, впереди. Я их слышу.

Шейд пошарил локатором по длинному тоннелю, и в ответ ему пришло серебристое изображение множества крыс на стенах, на потолке. Они отрезали им выход.

Неподалеку оказалась узкая, уходящая вниз труба.

- Сюда! - быстро сказал Шейд.

Труба была слишком узкой, чтобы лететь: пришлось ползли на четвереньках друг за другом. Под КОГТЯМИ хлюпала вода. И все время сквозь стены слышалось: тук, тук, тук-тук-тук, тук, тук. Сколько здесь крыс? Шейд чувствовал каждый дюйм глубины, на которую они опускались.

Позади слышался топот множества ног.

- Скорее, скорее! - торопил он Марину, оглядываясь.

Они ползли так быстро, что Шейд, выскочив из трубы, с разгону шлепнулся прямо в грязную, темную воду.

Он всплыл, задыхаясь от страха, молотя по воде промокшими крыльями. Рядом с ним, стараясь держать голову над водой, барахталась Марина. Они неуклюже подплыли к большому камню и устроились на нем отдохнуть, промокшие и дрожащие.

Они находились в широком боковом туннеле, наполовину заполненном грязной водой, которая быстро текла мимо, слабо поблескивая в темноте.

- Что теперь? - спросила Марина, с беспокойством оглядываясь на трубу.- Они скоро будут здесь.

На какую-то минуту Шейду опять захотелось быть как Гот. Чтобы у него были большие когти, разрывающие врагов на части, и огромные крылья, чтобы сметать и бить их.

- Пойдем дальше, - упрямо сказал он. Должен же быть туннель, ведущий наверх, какой-то выход наружу...

По изгибам тоннеля прямо к ним двигался плот, большой шероховатый кусок дерева. Толкая его с обеих сторон, плыли крысы. На плоту было еще больше крыс, внимательно высматривающих что-то в воде.

- Вот они! - закричала одна из них. - Быстрее!

Плот приближался так быстро, а Шейд слишком устал, чтобы убегать. Сидя рядом с Мариной, он молча ждал, когда плот подойдет к ним вплотную.

Гот кружился высоко над городом, высматривая Шейда и Марину.

- Они не могут остаться внизу навсегда,- сказал Тробб.

- Когда они вылезут оттуда, мы их увидим,- уверенно ответил Гот.

Он был зол на себя за то, что упустил их. Он посмотрел на Тробба, подумывая хорошенько укусить его,- может быть, это принесет ему облегчение. Оставалось надеяться, что в конце концов они выйдут на поверхность и он схватит их.

На окраине города Гот нашел огромную кучу отбросов. Даже в свежем морозном воздухе его чувствительные ноздри ощутили тяжелый запах протухшей пищи. Где отбросы, там и крысы. Много крыс.

- Мы наедимся здесь до отвала,- сказал он Троббу.- И подождем, когда они вылезут наружу.







Плот скользил по водному лабиринту подземных туннелей. На нем, скрючившись, сидели дрожащие Шейд и Марина. По бокам каждого из них стояли крысы-стражники, острыми зубами слегка придерживая их крылья на случай, если они попытаются взлететь.

- Что ты так на нас смотришь? - прорычал Шейду один из стражников.

Шейд отвел взгляд. Он разглядывал крыс и был поражен, как они походили на него самого. Раньше он этого не замечал. Правда, он никогда не видел их так близко. На самом деле крысы оказались намного крупнее. Но если представить их с крыльями...

- Шпионы летучих мышей! - бросил начальник стражи с отвращением.

- Мы не шпионы,- в который раз устало ответил Шейд.

- Скажешь это принцу, - стражник неприятно захохотал, как будто удачно пошутил.

Скользя ПО воде все глубже под землю, Шейд и Марина видели на берегах множество крыс, их глаза вспыхивали в темноте. Шейду страстно хотелось улететь прочь из этих мрачных гл)^ин. В конце туннеля он отметил оживленное движение: крысы, тысячи крыс. Немного дальше возвышалось что-то вроде здания. Воды в потоке теперь стало меньше, и Шейд заметил, что крысы больше не плывут, а бегут по дну.

Туннель закончился обширным пространством. Высокие каменные стены были покрыты жидкой грязью, стекающей из множества решеток. На каждом свободном клочке земли, сгорбившись, стояли крысы и смотрели на них.

Плот пристал к берегу.

- Пошевеливайтесь! - гаркнули стражники. Шейд с трудом пробирался сквозь грязь, толпа

крыс расступилась, чтобы дать им пройти. Запах грязи был отвратителен, он чувствовал спазмы в желудке, его тошнило. Летучие мыши не приспособлены ходить на четырех лапах, и они двигались медленно и неуклюже. Толпа глумилась над ними. Крысы скрипели зубами, от этого жуткого звука шерсть у Шейда вставала дыбом. Он посмотрел на Марину, которая шла, разбрызгивая грязь, погружая когти в хлюпающую жижу.

Они приблизились вплотную к некоему подобию дворца, сооруженному из мусора: мятого картона, пластика и бумаги. На широком помосте, поднятом высоко над грязью, восседала, ссутулившись, большущая крыса. С ее живота свисали складки жира. Она оскалилась на пленников, обнажив длинные пожелтевшие зубы.

- Они не на коленях! - прохрипела крыса.

- На колени перед принцем! - рявкнул начальник стражи, толкнув пленников на пол.

- Вы знаете, кто я? - спросила жирная крыса.

- Принц? - неуверенно пробормотала Марина.

- Стража! - приказал принц, и крыса, стоящая рядом с Мариной, укусила ее за крыло. Марина вскрикнула.

- Я не потерплю дерзости при моем дворе,- сказал принц и повернулся к начальнику стражи. - Как они попали к нам?

- Через дальнюю северную решетку, принц Рем.

- Почему ее не охраняли? Кто часовой?

- Крол, ваше величество.

- Его надо уволить.

- Он исчез, ваше величество.

- Меня это не интересует. Стража должна быть на своих постах все время. Вы слышите? Мы всегда должны быть начеку.

Он возбужденно повернулся к Шейду и Марине:

- Вы шпионы, не так ли?

- Нет,- сказал Шейд.

- Собираете сведения, чтобы внезапно напасть на нас?

Шейд снова отрицательно покачал головой.

- Как ты смеешь?! - взревел принц. - Как смеешь обманывать меня?!

Стражник рядом с Шейдом угрожающе заскрежетал зубами.

- Ты думаешь, раз мое королевство лежит под землей, я ничего не знаю? - Он задыхался от гнева. - Думаешь, я не знаю, что происходит наверху? Мне известно, что вы объединились с птицами!

Шейд и Марина недоуменно переглянулись. О чем он говорит?

- Да, это правда,- сказал принц.- Я вижу, вы удивлены, как много мне известно. Я получаю донесения. Я в курсе всего, что происходит.

Он грозно посмотрел на собравшихся крыс, как будто кто-то посмел усомниться в его словах.

- Король обо всем сообщает мне. - Его глаза снова цепко уставились на Шейда и Марину. - И я знаю, что вы и ваши союзники птицы подло нападали по ночам, убивали крыс, белок и наших родичей мышей.

Внезапно Шейд все понял. Он вспомнил крыс, которых убил Гот. Принц думает, что Гот и Тробб птицы...

- Черные совы, не правда ли? - сказал принц и взглянул наверх, будто ожидая нападения совы. - Черные совы - ваши союзники? Отвечай!

Шейд растерялся. Мысль, что летучие мыши могут быть в союзе с совами, была безумной. Это невозможно. Но и правду говорить бессмысленно. Принц ни за что не поверит ему, а Шейд не хотел злить его еще больше.

- Да, ваше высочество, - ответил он. - Черные совы объединились с группой летучих мышей из джунглей.

Краем глаза он заметил, что Марина быстро взглянула на него.

- Летучие мыши из джунглей? - Рем подался головой вперед. Он посмотрел на собравшихся вокруг крыс, затем на начальника стражи. - Почему я ничего не слышал о летучих мышах из джунглей?

216

Как я могу управлять королевством, если никто не информирует меня?

- Потому мы и пришли к вам, ваше высочество, - Шейд лихорадочно подбирал слова, которые могли бы убедить принца. - Мы хотим, чтобы вы точно знали, что происходит. Эти летучие мыши из джунглей - предатели, объединившись с совами, они выступили против летучих мышей и крыс.

- Летучие мыши из джунглей... - бормотал принц и с подозрением смотрел на Шейда. - Кто вас послал?

Прежде чем Шейд успел ответить, заговорила Марина.

- Старейшины летучих мышей из горной колонии, - сказала она. - Вас хорошо знают в наших королевствах. Каждому известно имя принца Рема.

- Ты права,- сказал принц самодовольно.- Конечно, они знают меня. Знают и боятся. Да, боятся меня и могущества моего королевства...

Он помолчал и снова пристально посмотрел на Шейда. Шейд с удивлением заметил, что глаза у него умные,- такого качества он в принце не предполагал.

- Очень хорошо со стороны летучих мышей, что они предупредили меня.

Шейд кивнул, стараясь выиграть время.

- Очень благородно,- продолжал принц мягче.

- Мы не хотели каких-либо недоразумений,- Шейд чувствовал, как по его телу струится холодный пот. - Эти летучие мыши из джунглей - изменники. Наша колония хочет дружбы с вами.

Принц смотрел на него так, словно хотел проникнуть в его мысли.

217

- Ты лжешь.

- Нет, ваше величество.

- Это ловушка. Вы готовите внезапное нападение. Оглянись вокруг! Ты видишь, сколько здесь солдат? Думаешь, только у вас есть могущественные друзья? Я уже известил короля! Я собираюсь просить его о помощи! Я могу позвать наших союзников-зверей - енотов, диких собак... Даже волки придут на помощь принцу Рему! Мы сотрем вас с лица земли!

- Ваше величество, пожалуйста...

- Я хочу знать расположение ваших сил!

- Я не знаю.

Шейда толкнули головой в грязь, темная жижа затекала в нос. Он бешено сопротивлялся, но стражники крепко держали его до тех пор, пока он не начал задыхаться. Шейд не мог вымолвить ни слова.

- Кто послал тебя? - требовательно спросил принц.

- Я уже говорил, старейшины колонии. Принц затряс головой.

- Отведите их в дренажную яму,- велел он стражникам,- и утопите!

- Летим! - крикнул Шейд Марине и раскрыл крылья.

Но стражники вцепились зубами в его предплечье, и было ясно, что, если он попытается вырваться, ему попросту откусят руку. Другой стражник держал Марину. Шейд шлепнулся обратно в грязь.

- Уведите их! - гаркнул принц.

- Сначала приведите их ко мне.

Этот странный пронзительный голос исходил из-за одной из решеток высоко в стене. Над толпой повисла тишина. Казалось, все испугались этого голоса. Шейд растерялся и посмотрел на принца - даже тот выглядел смущенным.

- Я хочу видеть их. Рем! - снова послышался голос.

Шейд постарался сосредоточиться на этом голосе - и высоко в стене, за ячейками металлической решетки, он уловил смутное серебристое движение. Кто там, наверху?

Он не мог решить, что хуже,- быть утопленным или отданным во власть обладателю этого потустороннего голоса.

- Отведите их! - рявкнул Рем стражникам и мрачно улыбнулся. - Пусть делает с ними что хочет. А потом обратно ко мне. Если останутся живы.

Стражники провели Шейда и Марину по нескольким круто поднимающимся туннелям. Туннели были грязные, заваленные мусорогл, с комочками грязи, сыпавшейся с потолка. Шейд заметил множество боковых проходов и отчаянно старался придумать план побега. Но он был слишком изнурен длительным подъемом, задыхался. Сейчас не было никакой возможности сбежать от крыс.

- Пришли,- сказал начальник стражи, останавливаясь перед большим камнем.

Несколько крыс оттолкнули камень, и в мокрой стене открылся низкий проход. Даже стражникам, казалось, было не по себе - их усы дергались, они кидали на начальника беспокойные взгляды.

- Введите их туда! - приказал начальник двум крысам.

- Я хочу, чтобы они вошли одни! - послышался из темноты странный резкий голос.

Начальник стражи с облегчением кивнул, и крысы подтолкнули пленников ко входу.

- Закройте проход! - приказал голос.

Когда камень вернули на место, Шейд осторожно обследовал пещеру эхозрением. Он разглядел решетку, выходящую во внутренний двор крысиного дворца. Рядом с ней, растянувшись, лежал обладатель голоса. Это была крыса, огромная, но не такая жирная, как принц Рем. Шейд почти успокоился. Ему представлялось что-то более страшное.

- Я давно ждал такого удобного случая! - нетерпеливо сказала крыса, поднимаясь и фыркая.

Шейд придвинулся ближе к Марине. Он чувствовал, как колотится сердце, как напряглись мускулы, и знал, что без борьбы не сдастся.

- Вы вели себя очень умно, играя на паранойе принца и одновременно льстя ему,- сказала крыса.- Я думал, вы так и уйдете. Хорошая работа. Я удивлен, что он не клюнул, честное слово.

Шейд молча смотрел на крысу, готовый сражаться, если она вдруг кинется. Голос у нее был не такой, как у других крыс. Он был... почти, как у летучей мыши.

- Королевство разваливается,- продолжала крыса. - А Рем не имеет понятия, как восстановить его,- его приказы бессмысленны, гвардия бежит в другие королевства. Король едва терпит его. Он живет в постоянном страхе нападения. Боится птиц, боится летучих мьштей. Даже меня боится. Я его брат, Ромул.

"Если это брат принца, - подумал Шейд, - так почему он сидит за этим камнем как преступник?"

- Я вижу, вы сбиты с толку, - сказал Ромул. - Видите ли, ходят слухи, что я сумасшедший. - Он от души рассмеялся. - Я не в состоянии управлять королевством. Я урод. Так всем и каждому говорит Рем. Поэтому он держит меня здесь, в заточении. Хотя я старший и по закону именно я должен быть принцем. Рем получил власть только потому, что заточил меня в тюрьму и распространяет обо мне гнусные слухи.

Ромул подошел на несколько шагов, и Шейд инстинктивно пригнул голову, оскалился и зашипел. Ромул в тревоге отскочил назад.

- Я не собираюсь вас есть! - негодующе прошептал он. - Вы ведь об этом подумали?

- Нам так показалось,- пробормотала Марина.

- Зачем вы забрали нас? - спросил Шейд и оглянулся на камень, за которым ждала стража, чтобы отвести их в дренажный колодец.

- Не беспокойся о них, - сказал ему Ромул. - Отсюда ничего не слышно. И они не посмеют мешать мне.- Он помолчал.- Я знаю, что вы не шпионы, и знаю, почему вы оказались здесь. За вами охотятся.

- Как вы это узнали? - удивилась Марина.

- Я видел двух летучих мышей, которые преследовали вас. Я был на окраине города, когда вы пролезли сквозь решетку. Не всю свою жизнь я провел здесь. - Он движением лапы обвел темную камеру. - Но, скажу я вам, прежде чем случилось такое волнующее событие, прошло немало времени. Я и не надеялся, что мне представится случай увидеть вас так близко.

- О чем вы? - спросил Шейд.

- Летучие мыши. Я видел их несколько раз, но только издалека.- Его голос возбужденно дрожал.- У меня особый интерес к летучим мышам, и... можно посмотреть ваши крылья?

Шейд подумал, что Ромул и правда не в своем уме.

- Я не двинусь с места, обещаю.

Шейд с сомнением посмотрел на Марину. Он не понимал, зачем Ромул хочет посмотреть крылья, но глаза узника горели таким наивным и простодушным любопытством, что Шейд уступил.

- Хорошо,- сказал он и раскрыл крылья. Ромул стоял на месте, с напряженным вниманием изучая упругую, туго натянутую кожу крыльев.

- Можете вы поднять их? Да, спасибо... теперь согните их... а... да... - бормотал он себе под нос. Через несколько минут Ромул удовлетворенно кивнул. - Благодарю вас, - сказал он. - Вы не знаете, как это для меня важно. Может быть, вы поймете, если я покажу вам... Смотрите.

Он лег прямо в грязь и растопырил лапы. Шейд ахнул. Несмотря на то что Ромул совершенно определенно был крысой, между задними и передними лапами у него были длинные перепонки - почти из такой же кожи, как крылья летучих мышей. Кроме того, перепонки виднелись между задними ногами и толстым хвостом и даже между шеей и передними лапами.

- Крылья?! - удивленно выдохнул Шейд.

- Вот почему мой брат считает меня уродом,- сказал Ромул.- По его мнению, я не настоящая крыса.

Шейд повернулся к Марине:

- У меня было такое чувство... на плоту я разглядывал стражников и думал, что с крыльями они были бы почти как мы.

- Думаю, мы родственники,- сказал Ромул.- Наверное, миллионы лет назад мы ничем не отличались друг от друга. - Он пошевелил упругими складками кожи между передними и задними лапами.- И думаю, эта утраченная связь случайно проявилась во мне. Я провел много времени наверху, изучая это явление. Конечно, может быть, я ошибаюсь. Это только теория. К тому же не очень популярная при дворе моего брата. Если бы он не считал меня сумасшедшим, я уверен, он бы давно утопил меня. Быть уродом иногда полезно, уверяю вас.

Шейд молчал, пытаясь переварить мысль о том, что они могут быть в родстве с крысами.

- Удивительно, что теперь мы стали врагами, верно? - сказал Ромул.

Шейд кивнул:

- Те большие летучие мыши, которых вы видели, преследуют нас. Они действительно из джунглей. Это они убивали крыс. Мы не могли остановить их.

- Но кто-то должен это сделать,- сказал Ромул,- пока не нача^хась война.

- Может быть, уже слишком поздно, - покачала головой Марина. - Как мы отсюда выберемся?

- Это просто, - сказал Ромул. - Положитесь на меня.

Он прошаркал к стене и принялся когтями рыть грязь, отбрасывая мусор назад. Через несколько минут показался вход в узкий тоннель.

- Как вы думаете, каким образом мне удается так часто бывать наверху? - усмехнулся Ромул.- Этот ход выведет вас на окраину города. Боюсь, придется ползти, но это недорогая цена за ваши жизни. Мой брат не знает пощады.

- А что вы ему скажете? - спросил Шейд.

- Скажу, что съел вас обоих до последней косточки.

- Спасибо, - сказал Шейд.

- Не за что, - ответил Ромул. - Надеюсь, мы еще когда-нибудь встретимся при более благоприятных обстоятельствах.









Шейд полз следом за Мариной по душному туннелю, когти глубоко увязали в грязи. Туннель беспорядочно петлял, то расширяясь, то сужаясь, Дважды им пришлось пробираться через обвалы, и Шейду казалось, что они никогда не выберутся отсюда. Локатор был совершенно бесполезен в таком тесном пространстве. Они двигались как слепые, с трудом нащупывая дорогу. Изредка слышались цоканье крысиных когтей по камням и трубам, приглушенные голоса. Они замерзли и не смели вздохнуть, опасаясь, что их услышат. Шейд с ужасом ждал, что в любую минуту сквозь грязную стену просунется крысиная морда и схватит их.

Наконец тьма стала рассеиваться, и Шейд почувствовал новый запах, перекрывающий запах грязи.

- Что это? - спросила Марина с отвращением.

Выбравшись наружу, они оказались в огромной куче гниющих отбросов. Шейда мутило при одной мысли, что он может прикоснуться к ним. Он сжался, оглядываясь в поисках выхода, заметил канаву, которую выкопал Ромул, и поспешно пополз по ней.

Наконец открылось ночное небо. Шейд радостно расправил крылья и взмыл вверх. Они летели рядом и наслаждались тем, что мусорная свалка, грязь, крысы остаются все дальше и дальше. Как чудесно снова оказаться в ночи, чувствовать себя ее неотъемлемой частью!

- Я думала, мы так и останемся там,- сказала Марина. - Казалось, что выхода нет.

- Ромул,- ответил Шейд, повернувшись к ней,- был нашим неожиданным союзником. Точно, как говорил Зефир.

Марина с недоумением посмотрела на него, а затем кивнула:

- Да, наверное, так оно и есть. Кто бы мог подумать, что нашим спасителем окажется крыса?

С высоты было видно и свалку, и город, и лес, так и манящий к себе. Шейд машинально проверил, нет ли в небе Гота и Тробба.

- Ты думаешь, они все еще ищут нас? - спросил он Марину.

- Они не оставят нас так просто, это точно. Хотя, может быть, они решили лететь на юг сами,

подумал Шейд. По крайней мере сейчас вокруг не было никаких признаков их присутствия.

Заснеженная земля светилась серебристым светом, было очень холодно, но не так, как в горах. Шейд пытался сообразить, сколько времени им еще лететь на юг.

- Куда теперь? - спросила Марина.

Шейд закрыл глаза и вызвал в воображении карту. Он начал сначала, чтобы удостовериться, что нигде не ошибся. С болью в сердце он увидел удаляющийся Древесный Приют. Вспыхивающий маяк. Потом скалистый берег и огромный океан, простирающийся в темноту. Мерцающие огни города и башню собора, металлический крест и путеводную звезду. Льды и каменные волчьи уши над линией гор. А после... Лес, расстилающийся внизу. Петляющая между деревьями спокойная, прозрачная река. В воображении он летел низко над рекой, следуя всем ее изгибам. А затем услышал звук - низкий, рокочущий, все нарастающий и нарастающий.

Река стремительно несла вспененные, ревущие воды. Волны с шумом разбивались о берег, и это напомнило Шейду море.

Наконец последнее изображение - скалистые берега сжали широкий поток, вверх летели брызги. Затем он спикировал совсем близко к воде...

Шейд попытался объяснить это Марине.

- Про реку я поняла, - кивнула она. - Но вот последний кусок... Мы должны нырнуть в воду? Я вижу, в твоей колонии любят загадки.

- По крайней мере мы знаем, куда лететь. Гибернакулум должен быть где-то неподалеку. Осталось не больше двух ночей.

Он почувствовал себя полным сил. В конце концов им это удалось. Они почти добрались. Шейд изогнул крылья и устремился к лесу, внимательно высматривая реку.

И вдруг на него обрушилось небо, и он лишился сознания.

Шейд очнулся в темноте, не понимая, где находится и что с ним случилось. Последним воспоми-

нанием было ощущение удушающей тяжести ночи. Шейд заморгал. Где он? Здесь не было луны, не было звезд. Эхозрением он попробовал определить, где находится, надеясь, что увидит привычное серебристое отражение мира, но со всех сторон эхо возвращалось к нему, отражая только темноту.

Он находился в таком тесном пространстве, что не мог даже пошевелить крыльями. Вдруг Шейд почувствовал тяжелый, неприятный запах, а затем ритмичные удары. Сначала он подумал, что так бьется его собственное сердце, а потом с ужасом понял, что это чье-то чужое сердце.

Казалось, от этих ударов сотрясалось все вокруг. Это было, как будто... как будто он находился внутри живого существа.

И тут он догадался, в чем дело.

Его съели.

Он в желудке огромного животного.

Шейда охватил ужас, и он стал биться в упругие стены. "Выпусти меня отсюда, выпусти меня!" Стены сжались еще сильнее, Шейду стало трудно дышать. Он замер, задыхаясь, весь взмокший от страха.

Наконец стены дрогнули и немного.раздвинулись. В сумрачном свете он разглядел, что стены из кожи. Крыло летучей мыши.

Когда крыло внезапно приподнялось, Шейд вскрикнул и увидел прямо над собой огромную голову Гота.

- Ничего не сломал, надеюсь?

- Где Марина? - сдавленным голосом спросил Шейд.

- О, ее мы тоже поймали.

Они находились на дне неглубокой пещеры. Рядом скрючился Тробб. Он немного приподнял правое крыло, и оттуда, хватая ртом воздух, высунулась Марина. Они переглянулись. Шейд осторожно выбрался из-под крыла Гота и пошатнулся, потрясенный увиденным.

Раньше у каннибала было только одно черное кольцо. Но теперь его предплечья и ноги были сплошь унизаны блестящими серебряными кольцами. Тробб тоже был украшен ими, хотя и не так щедро, как его товарищ. Теперь Шейду стало понятно, откуда взялся металлический звук, который преследовал их в ночном небе,

- Ты убил их! - хриплым голосом сказал Шейд.

- Вы привели нас прямо к ним.

Шейд посмотрел на Марину - казалось, ее сейчас стошнит. Все те летучие мыши, все, на что они надеялись, исчезло навсегда.

- Не беспокойся, мы съели не всех,- сказал Гот.- Столько летучих мышей даже я не могу переварить.

- Ты чудовище! - прошипела Марина.

- Они думали так же, - сказал Гот. - Призывали людей помочь им. Изображали, будто собираются превратиться в людей. Очень трогательно. Ты, я вижу, не осталась с ними? - насмешливо спросил он Марину. - Думаю, последняя встреча с людьми доказала тебе, как они заботятся о вас.

- Жаль, что они не убили тебя,- сказала Марина.

- Они чуть не убили меня. Но я вовремя вытащил стрелу. - Он посмотрел на Шейда.- Мне нужна остальная часть карты.

У Шейда перехватило дыхание.

- Зачем?

- Хочу отправиться в Гибериакулум, встретиться с Фридой и другими сереброкрылами.

- Я забыл.

- Ты лжешь.

- Нет. Мы заблудились.

Гот кивнул Троббу. Тот открыл пасть и легонько сомкнул челюсти вокруг головы Марины.

- Скажи мне, как добраться туда, Шейд. Шейд словно загипнотизированный смотрел, как

слюна Тробба стекает по шее Марины. Она дрожала от отвращения. Челюсти сжались немного сильнее.

- Это река! - закричал Шейд. - Сквозь лес. Река, и мы собирались лететь вдоль нее.

- А потом?

- Я не знаю, действительно не знаю. Мы не можем понять изображение.

Гот пристально смотрел на него:

- Ты должен разобраться, что оно означает. Шейд торопливо кивнул.

Гот повернулся к Троббу:

- Оставь ее пока. Пусть Шейд немного подумает.

- Они будут сражаться с вами! - яростно закричал Шейд.- Их там тысячи!

- Покажи мне эту реку. Мы и так потеряли много времени.

Гот и Тробб летели совсем рядом с ними, крыло к крылу. Шейд понимал, что бежать невозможно: гиганты в несколько секунд догонят их.

Вскоре они услышали мягкий шум струящейся воды, и Шейду стало не по себе. Скользя над деревьями, они полетели на этот звук.

- Далеко еще? - весь дрожа, спросил Тробб.

- Две ночи или больше. Я узнаю, когда найду последнюю метку.

- Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь,- прошипел Гот. - Если попытаешься обмануть нас, твоей подружке конец!

Около часа они летели в полном молчании, следуя всем изгибам реки. Шейд знал, что его колония уже близко, и сердце его ныло. Хотелось уснуть, согреться, забыть обо всех проблемах. Горизонт начал светлеть.

- Я проголодалась,- сказала Марина.- Мы давно не ели.

Только тут Шейд осознал, что тоже хочет есть. Гот посмотрел на них:

- Ладно, ловите своих насекомых, но только у реки. А мы будем следить за вами.

Под присмотром двух гигантов Шейд и Марина уныло искали снежных блох и яйца насекомых.

- Они собираются убить нас, ты же знаешь,- шепотом сказала Марина.

Шейд согласно кивнул, вспомнив слова Зефира. Могучие силы, разыскивающие Гибериакулум. Но кто доберется первым?

- Сразу же, как только узнают дорогу туда,- так же тихо продолжала она. - Мы будем им больше не нужны, и они съедят нас.

Что они собираются делать в его колонии? Конечно, сереброкрылы сумеют победить каннибалов, какими бы те ни были сильными.

Но... Что если Гот и Тробб не будут сражаться? По телу Шейда пробежал холодок. Что если они явятся

В КОЛОНИЮ так же, как пришли к нему? Мирными. Готовыми помочь. И сереброкрылы поверят им и оставят на зимовку? Каннибалы съедят их во время сна. Одного за другим, в течение всей зимы.

- Что за пятно у Тробба на крыле? - спросил Шейд.

- Отморозил, я видела такое раньше. Одна летучая мышь заблудилась во время бурана и отморозила крыло. Потом оно отвалилось.

Шейд задумался.

- И с Троббом будет так же?

- Может быть. Крыло выглядит скверно. Пятно увеличивается.

- И Гот обморозится?

- Кто знает, Шейд. Это может длиться несколько недель.

- Если мы собьем их с курса и они долго пробудут на холоде...

Но сколько ему удастся водить их за нос? Гот очень подозрителен. И как долго смогут выдержать холод они с Мариной?

Гот спикировал к ним.

- Довольно, - сказал он. - Нужно найти укрытие на ночь.

Шейд смотрел, как два каннибала терзают зяблика, которого принесли с охоты.

Они нашли убежище в небольшом дупле мертвого дерева. Гот и Тробб улеглись поперек входа, закрыв его. Шейд заметил, что Тробб сильно вздрагивает, когда его отмороженное крыло касается неровностей внутри дерева.

- Я вижу, МОИ гастрономические привычки внушают тебе отвращение,- обратился Гот к Шейду.

- Ты ешь летучих мышей. Это ненормально.

- Более ненормально, чем хотеть стать Человеком? Тробб расхохотался и чуть не подавился. Гот с отвращением поморщился.

- Те окольцованные летучие мыши в горах создали себе целую религию. Они поклоняются Человеку вместо того, чтобы поклоняться Зотцу.

Зотц... При этом имени Шейд почувствовал озноб.

- Ты никогда не слышал о нем, верно?

- Нет. - Шейд и не хотел слышать.

- Кама Зотц - бог летучих мышей. Он создал нас и все вокруг, даже эту промозглую пустыню, которую вы называете домом.

- Нет! - Шейд затряс головой. - Нас сотворила Ноктюрна и...

- Зачем ты слушаешь его? - сердито сказала Марина.- Он обманщик.

- Я? Тогда скажи мне, почему ваш бог хочет, чтобы его творения стали чем-то другим.

- Я даже не знаю, верю ли я в это, - ответил Шейд. - Может быть, это совсем не то, что предназначено нам Ноктюрной.

Гот снисходительно усмехнулся:

- Ноктюрны не существует. Шейду показалось, что его ударили.

- Или если существует, то практически почти бессильна. Ее творения прячутся от всех и в небе, и на земле. А Зотц всемогущ. Взгляни на меня! - Гот расправил могучие крылья, оскалил зубы, напряг мускулы. - Вот что такое сила. Я никого не боюсь.

Я могу победить всех. Сов, крыс, летучих мышей. Даже Человек не смог навредить мне.

Шейд почувствовал дурноту, но не мог оторвать взгляд от Гота.

- Вы едите насекомых. А ведь они тоже живые существа, только меньше и слабее вас. Но это вас не останавливает, верно? Настоящая причина того, что вы не питаетесь, как мы, очень проста. Вы не можете. Вы слишком маленькие. Мясо дает силу. Когда я ем другую летучую мышь, я получаю ее силу, я расту. А вы здесь, на севере, живете впроголодь, питаясь только насекомыми. Это вы ведете себя неестественно, а не я.

У Шейда голова шла кругом. В последнее время он слышал так много разных рассказов - от Фриды, от Зефира, от Сирокко, теперь вот и от Гота. Как разобраться, где правда, а где ложь? Он такой маленький и слабый. Как мог он надеяться победить сов, крыс, завоевать право жить под солнцем? Он не способен помочь даже собственной колонии, защитить сереброкрылов от Гота и Тробба.

- Возможно, ты прав,- произнес он устало. Марина с изумлением смотрела на него.

- Шейд...

- Подумай, Марина, что если все так и есть? Побеждают сильнейшие, самое важное - сила.

- Разве что для тебя,- сказала Марина презрительно. - Твой интерес к кольцам, битва с совами, возвращение к солнцу - все это только для того, чтобы почувствовать себя важным и значительным.

- А ты? - парировал Шейд.

- Что?

- Ты такая же. Тебе хотелось верить, что, раз имеешь кольцо, ты особенная, лучше других златокрылов. Это то же самое.

- Во всяком случае я не хочу быть такой, как эти двое,- ледяным тоном сказала Марина.- А ты больше всего на свете хочешь именно этого.

Шейд ничего не ответил, но, взглянув на Гота, заметил его улыбку.

- Ты можешь вырасти, Шейд,- сказал Гот.

Он оторвал кусок птичьего мяса и держал его в зубах. К удивлению Шейда, его рот наполнился слюной. Он все еще был голоден. Что если ему понравится этот вкус?

- Как это может повредить тебе? Птицы вам не друзья, - сказал Гот. - Попробуй, Шейд.

- Нет,- ответил Шейд, бросив взгляд на Марину. Гот рассмеялся:

- Ты боишься, правда?

- Нет.

Доев птицу. Гот вытянул крыло.

- Ты будешь спать здесь,- сказал он Шейду.- Я хочу быть уверенным, что ты никуда не сбежишь. Тробб, возьми себе под крыло Марину.









- Я хочу в джунгли вместе с тобой.

Гот озадаченно посмотрел на Шейда. Они летели рядом над петляющей рекой. Вода теперь бежала быстрее, с шумом перекатываясь через камни.

Впереди летели Марина и Тробб. Тробб выглядел больным. Его шерсть была какой-то засаленной, глаза слезились, и он все время дрожал.

- Зачем тебе в джунгли? - спросил Гот.

- Хочу стать, как вы. Хочу жить с могущественными летучими мышами, которые поклоняются Зотцу.

Гот рассмеялся:

- А как же твоя возлюбленная Ноктюрна?

- Ты прав, она бессильна. Я думал об этом весь день. Обещание - ложь.

- И ты покинешь свою колонию?

- Им ведь недолго жить, правда? Я знаю, что ты планируешь. Постараешься завоевать их доверие. Может быть, это получится, а может быть, и нет. Если получится, ТЫ съешь их одного за другим, пока они спят.- Он сказал это спокойно, без всяких эмоций.- И я знаю, что ты собираешься убить меня, когда мы туда доберемся.

- Ты прав.

- Меня не волнует, что будет с другими. Только возьми меня с собой в джунгли.

- Тебе действительно не важно, что я съем твоих родичей?

- Они ненавидят меня из-за того, что совы сожгли наше убежище. Да и раньше меня не любили. Было время, когда я мечтал заслужить их уважение, помочь им сражаться с совами. Но они не хотели иметь со мной дела. Так с какой стати я должен о них беспокоиться?

- А твоя мать?

Шейд пожал плечами, морда осталась невозмутимой.

- Она даже не искала меня, когда я потерялся во время шторма,- сразу решила, что я погиб. Она считает, я причиняю слишком много беспокойства, и совсем не дорожит мной.

Гот посмотрел на Марину:

- А она?

Шейд горько усмехнулся:

- Марина только и ждет, что люди явятся, чтобы спасти нас. Ты прав, это трогательно, но смешно. Надеяться следует только на себя. К тому же она думает, что я больше всего на свете жажду быть сильным.

- А ты жаждешь?

-.Да,- Шейд посмотрел Готу прямо в глаза.- Жажду. Всю жизнь меня считали недомерком, и я хочу стать большим и сильным. Хочу, чтобы ты научил меня охотиться и сражаться.

Гот задумчиво окинул взглядом горизонт.

- Я не верю тебе, Шейд.

- Но у тебя нет другого выхода.

Гот резко обернулся и посмотрел на него.

- Я так не думаю. Ведь я могу убить тебя прямо сейчас.

- Тогда ты замерзнешь. Я нужен тебе, чтобы добраться до Гибернакулума. Думаешь, хуже уже не будет? Это только начало. Посмотри на Тробба. Его крылья обморожены. Через пару ночей он не сможет лететь. А потом потеряет крыло. С тобой случится то же самое, если ты не поторопишься. У вас слишком мало шерсти, вы не защищены от холода. Вам необходимо теплое место на зиму. Я вам нужен для того, чтобы сереброкрылы приняли вас как друзей.

Гот больше не смотрел на него с насмешкой.

- Я предлагаю честную сделку,- сказал Шейд.- Я помогаю тебе добраться до Гибернакулума, а ты берешь меня в джунгли.

Каннибал немного помолчал, затем кивнул:

- Я согласен, малютка.

Возможно, он недооценил Шейда.

Краем глаза Гот наблюдал за маленькой летучей мышью, летевшей рядом. Сейчас он, конечно, мал, но он мог бы измениться... питаясь мясом, он вырастет.

Шейд прав: Гот нуждается в нем. Если в ближайшее время они не доберутся до Гибернакулума, Тробб

ТОЧНО умрет. Не то чтобы Гот очень беспокоился об этой немощной развалине. Но он сам начал чувствовать в крыле неприятную онемелость. Ему необходимо тепло.

Шейд полезнее живой, чем мертвый. Может быть, он поможет ему уговорить сереброкрылов лететь в джунгли. Тогда он воздаст Шейду по заслугам. Ему можно предоставить особые привилегии. Безусловно, он более стоящий товарищ, чем Тробб. Этот недомерок очень проницателен. Пока он немногого стоит, но в его глазах светятся ум и любознательность. Он хочет стать сильным, и Гот уважал его за это.

- Это последняя метка,- вдруг сказал Шейд и указал на высокий холм на западе, почти у самого горизонта.

Гот подозрительно посмотрел на него:

- Ты ничего не говорил о холме.

- Но я знал, что вспомню его, когда увижу. По маминой карте мы оставляем реку и поднимаемся на большой холм. Я тебя не обманываю.

Шейд мысленно прикинул расстояние. Он чувствовал себя бессильным. Еще одна ночь полета, может быть две, и они достигнут этого холма.

- Хорошо, - сказал Гот и повернулся к Троббу и Марине: - Давайте туда! Наконец-то Шейд решил сотрудничать с нами.

Марина посмотрела на Шейда через крыло. На одно только мгновение он встретился с ней взглядом, но этого было достаточно, чтобы прочесть в нем отвращение. Он отвернулся в другую сторону.

239

^ - Теперь все прояснилось, - сказал Гот. - Сейчас нам нужно поесть и подыскать убежище. Не улетайте далеко, я должен все время вас видеть.

Шейд осторожно спустился к деревьям. Они давно не сталкивались с совами и другими птицами, но он держал глаза и уши настороже, высматривая их.

- Что ты делаешь? - прошипела Марина.

- Не твое дело,- холодно ответил Шейд.

Он видел Гота, который кружился неподалеку, и знал, что у того очень хороший слух.

- Ты ведь на самом деле не ведешь их в Гибериакулум?

Он ничего не сказал.

- Если так, скажи мне, потому что я сбегу и полечу своим путем.

- Не скажу.

- Нет?

- Они поймают тебя.

- Как ты можешь? Предать свою колонию, меня? Он пристально посмотрел на нее, желая взглядом

сказать больше. Но не смог. Марина отлетела в сторону и стала охотиться одна.

Его сердце стало тяжелым словно камень. Шейд не замечал, что ест, выискивая пищу так, как учила его Марина. Пролетая мимо кустарника и высматривая коконы, он увидел листья. Он долго рассматривал их. Узнавал необычную форму, винно-красную окраску, шершавость... Где-то он видел точно такие же. Но где?

В шпиле собора.

Эти листья Зефир крошил, а потом пережевывал.

Именно они усыпили его.

Шейд чуть не закричал от радости.

Он внимательно посмотрел на Гота и Тробба. Они сидели на верхушке дерева и наблюдали за Шейдом и Мариной. Шейд опустился на куст, нашел мешочек с яйцами сверчка и жадно набросился на них. В то же время он незаметно протянул коготь к листу и оторвал его от ветки. Медленно, чтобы не вызвать подозрений, он затолкал лист глубоко под крыло и крепко прижал к телу.

Каннибалы ничего не заметили. Гот чистил шерсть, готовясь к охоте.

Шейд отлетел от куста и продолжил есть.

Гот принес к пещере убитую летучую мышь и с жадностью стал раздирать ее на части. Это был златокрыл. Марина мрачно смотрела на Гота, глаза ее блестели.

- Скажи спасибо, что нашел этого отставшего,- сказал ей Гот, - иначе могло случиться, что ты оказалась бы на его месте.

Шейд тяжело вздохнул.

- Я тоже хочу попробовать.

- Хо-хо! - прокаркал Гот. - У нашего малыша, кажется, прорезался вкус к мясу.

- Этого и нам не хватит,- сказал Тробб.- Пусть сам добывает себе мясо.

- Нельзя быть таким жадным, Тробб, - ответил Гот. - Мы должны обратить его к Зотцу.

Краем глаза Шейд заметил, что Марина с недоумением смотрит на него.

- Ну давай, ешь, сколько хочешь,- сказал Гот. Шейд медленно пошел к златокрылу, боясь в последний момент потерять мужество. Повернувшись СПИНОЙ К Готу и Троббу, он заставил себя склониться над растерзанной летучей мышью.

Последние несколько минут он медленно, так, чтобы никто не заметил, жевал лист, перемалывая и смешивая его в однородную массу со слюной.

Теперь, наклонившись над телом летучей мыши, Шейд притворился, что ест, глубоко погрузив в него зубы. Но он не ел, он просто выпустил в мясо мертвой мыши лиственную жидкость. Он был рад, что жидкость не имеет ни вкуса, ни запаха - ничего, что могло бы насторожить дв)о< каннибалов.

- Да он почти не притронулся! - взвизгнул Тробб.

Шейд быстро закрыл рот.

- Ешь! - прорычал Гот, подталкивая его вытянутым крылом. - Ты хотел мяса, так ешь!

У Шейда во рту оставалось еще немного зелья. Девать его было некуда. Он должен съесть хоть немного летучей мыши. Он взял в зубы небольшой кусок, в то же время выпуская изо рта оставшуюся жидкость.

От вкуса мяса глаза его наполнились слезами. Шейд старался не касаться его языком и не держать во рту слишком долго. Он проглотил кусок, пряча мордочку от стыда и отвращения.

Шейд чувствовал, что совершил немыслимое преступление. Слезы текли по его лицу, и он не мог остановить их.

- К этому нужно привыкнуть,- сказал Гот.- Скоро ты с нетерпением будешь ждать, когда снова кого-то убьешь.

Тробб грубо оттолкнул Шейда и жадно принялся поедать мясо. Шейд, еле волоча лапы, отполз к Марине, но она обожгла его ненавидящим взглядом и отодвинулась.

- Предатель! - бросила она.- Хоть бы мне никогда не встречать тебя!

Снаружи разливался солнечный свет.

Шейд осторожно пошевелился, готовый замереть, если Гот что-нибудь заметит. Тяжелое дыхание каннибала по-прежнему было ровным. Медленно и осторожно Шейд высвободил из-под крыла Гота плечи. Потом грудь и крылья, с трудом сдерживаясь, чтобы не выпрыгнуть сразу. Внезапно Гот повернулся, его широкое крыло дернулось, крепко прижав Шейда к дурно пахнущему потному телу.

Шейд замер, с ужасом ожидая, что произойдет дальше. Но Гот не проснулся. Во сне он скрипел зубами, струйка слюны стекала изо рта. Шейда передернуло от омерзения. Подождав немного, он начал снова вылезать из-под крыла. Еще чуть-чуть, и вот он освободил хвост и ноги.

Крылом он случайно задел предплечье Гота, на котором висели два кольца, и они громко звякнули.

- Шейд! - позвал Гот.

Шейд похолодел от страха и медленно повернул голову. Гот открыл один глаз и смотрел прямо на него. Но взгляд был неподвижный, незрячий.

Он все еще спит, подумал Шейд и мягко сказал:

- Давай спать.

Глаз Гота как по команде закрылся, его дыхание снова стало ровным.

КЕННЕТ ОППЕЛЬ

; Шейд подкрался к одурманенному тяжелым сном Троббу, осторожно поднял его широкое расслабленное крыло и носом тихо толкнул Марину. --^^^^ - Шш-шш-шш, - тихо сказал он, когда она за-

Ш1

шевелилась и открыла глаза.- Молчи.

Марина посмотрела на него тем же полным холодной ненависти взглядом, что и прошлой ночью, и Шейд испугался, что она скажет что-нибудь, поднимет шум и все его труды пойдут насмарку. . - Верь мне,- только и смог прошептать он. - Он помог ей освободиться. Они оба медленно поползли к выходу из пещеры и выглянули наружу, где ослепительно сияло солнце.

- Закрой глаза,- сказал Шейд. п:- Они закрыли глаза, расправили крылья и взлетели.








Яростный свет проникал даже сквозь зажмуренные веки, болезненно покалывал глаза, притуплял эхозрение. Шейд и Марина быстро поднимались над деревьями. Потом они вернулись к пути, которым летели ночью. Шейд хотел улететь как можно дальше, пока Гот и Тробб не очнутся.

Он был на солнце, в ясный день! Миллионы лет такого не случалось ни с одной летучей мышью.

Солнце согревало крылья и спину, и даже на зимнем холоде Шейд чувствовал себя восхитительно. Как победитель.

- Почему они не проснулись? - спросила Марина.

- Я усыпил их.

Он рассказал ей о листьях, о том, как притворился, что ест летучую мышь. Потом поведал свой план с самого начала: хотел убедить Гота поверить ему, потом увел его на запад, в сторону от Гибернакулума, надеясь, что каннибалы замерзнут насмерть или так ослабеют, что они с Мариной смогут сбежать от них.

- О Шейд! - виновато сказала Марина. - Прости меня. Я не знала.

- Я понимаю. Просто я хотел, чтобы это было убедительно, вот и все. - Он запнулся: - Ты больше не презираешь меня? - Ему трудно было забыть ее полный ненависти и омерзения взгляд.

- Что ты! Ведь ты спас нас!

- Пока еще нет.

Не было звезд, по которым можно было ориентироваться. Шейд надеялся, что сможет вспомнить маршрут; прошлой ночью, когда они повернули в сторону от реки, он пытался найти метки, которые мог бы запомнить.

- Оно не причинит нам вреда? - спросила Марина, кивая на солнце.

- Во всяком случае не превратит нас в пепел.

- А если мы ослепнем?

- Я так не думаю. Это всего-навсего сказки для детенышей. Но для первого раза света может оказаться слишком много. Нужно привыкать постепенно. И никогда не смотри прямо на солнце.

Пока они летели, Шейд понемногу ослаблял веки, мало-помалу приоткрывая их. Побуждение открыть глаза было сильнее, чем он воображал. Ведь он так страстно хотел увидеть ясный день во всей красе.

Шейд раскрыл глаза еще чуть шире и услышал, как восхищенно вздохнула Марина.

- Ты видишь его? - прошептала она. -

- Да.

Это был тот же самый мир, в котором он провел всю жизнь, но теперь, в солнечном свете, он преобразился. Удивительно, но он был не таким четким и ясным, как ему представлялось. Солнечный свет, казалось, затуманивал то, что он обычно четко и ясно видел с помощью эхозрения. Но этот новый мир был прекрасен. Все предметы стали более объемными, более выразительными. Казалось, все излучало свет - деревья, кусты, засохшие листья, снег, даже воздух. Раньше Шейд не замечал воздуха, не знал, как он вбирает в себя свет. А теперь он почти видел его. Все вокруг сияло.

Мир прекрасен, но смотреть на него мучительно больно. Солнце слепило глаза. Смотреть можно было совсем недолго и только прищурившись.

- Давай поднимемся выше,- предложил Шейд. Он хотел улететь туда, где меньше птиц, - высоко в небо, подальше от деревьев. Правда, обладающие острым зрением вороны могут увидеть его и снизу и уж тогда, конечно, нападут без предупреждения.

Ночью темная шерсть делала его почти не видимым, теперь же он был отличной мишенью. Марине с ее яркой, светлой окраской было легче.

Вдруг стало темнее - большое облако заслонило солнце. Поднялся сильный ветер с безошибочно узнаваемым запахом грозовых разрядов.

- Надвигается гроза,- сказала Марина.

Гот зашевелился во сне и теснее обхватил себя крыльями. Что-то было не так. Он вытянул крыло и пошарил им по земле. Затем с усилием поднял тяжелые веки. Шейд исчез.

- Тробб! - взревел Гот. Тробб крепко спал.

Взбешенный, Гот бросился к Троббу, приподнял его крылья и заглянул под них.

- Что? - вскрикнул Тробб в страхе.

- Они сбежали!

- Но сейчас день,- сказал Тробб, косясь на выход из пещеры. - Они не могли...

- Я говорю тебе, они сбежали! - снова зарычал Гот. Он обнюхал землю.- Но не очень давно. Вставай!

- Днем?

- Да.

- Ведь это опасно...

Молниеносно извернувшись. Гот цапнул крыло Тробба, прокусив волдырь. Тробб взвыл от боли.

- Зима тоже опасна! - прошипел Гот. - И если мы не найдем их пещеру, мы замерзнем насмерть. И ты будешь первым.

- Хорошо-хорошо... - захныкал Тробб. Пошатываясь, они приблизились к выходу из пещеры и поднялись в воздух

Сзади, словно демон, налетел свирепый ветер. Но Шейд радовался - это означало, что все птицы спрячутся. И самое важное - их уносило все дальше и дальше от каннибалов. Небо плотно затянуло облаками, стало еще труднее держать курс, и Шейд гадал, сколько времени они смогут лететь, пока не придется искать укрытие.

- Как ты? - крикнула Марина сквозь шум ветра.

- Страшно.

- Мне тоже.

- Нам нужно скорее вернуться к реке.- Если я не ошибся, подумал он в тревоге. Он надеялся, что узнает знакомые метки, но расстилающаяся внизу местность казалась совершенно незнакомой. Тем не менее через некоторое время Шейд увидел, что сплошной покров леса прорезает извивающаяся линия реки.

- Смотри! - возбужденно крикнул он. Внезапно с дерева прямо перед ними взлетела

сова.

- Нарушители закона! - хрипло закричала она.

Шейда и Марину несло прямо на сову, и Шейд понимал, что им не увернуться от ее когтей. Нет времени, чтобы резко изменить направление, нет времени взмыть вверх. В эту бесконечную секунду он вспомнил бабочку-медведицу, на которую он охотился у Древесного Приюта. Какой медлительной и беспомощной она казалась, а потом...

Он даже не знал, сработает ли, но это была единственная возможность и попробовать стоило.

Шейд закрыл глаза и запел сове звуковую картину. Он изобразил вокруг себя дюжину разных летучих мышей - одни парили выше, другие кружились по бокам, третьи устремлялись к земле.

Он увидел, что сова растерялась. Сработало! Он отвлек ее. Но тут сова встряхнула головой, и ее ужасные глаза снова смотрели прямо на него, острые изогнутые когти готовы были схватить.

Шейд снова запел, создавая эхо-изображение Гота - с трехфутовыми крыльями, угрожающе выставленными когтями, раскрытой пастью...

Сова поймала изображение и в ужасе нырнула обратно под деревья, даже не оглянувшись.

- Что ТЫ сделал? - воскликнула Марина.

- Одну штуку, которой меня научила бабочка-медведица! - ответил он весело.- Когда-нибудь покажу тебе.

Издалека донесся слабый металлический звон и тут же пропал. Шейд напрягся, задержал дыхание, надеясь, что ему почудилось.

- Ты слышал? - спросила Марина.

Сердце Шейда бешено колотилось. Он увидел вдалеке два темных пятна и ясно услышал знакомый металлический звон.

- Они далеко? - спросила Марина.

- Не знаю. Но как они догадались, куда мы полетим?

- Они же не дураки. В такой ветер есть только один путь, по которому можно лететь.

- Что мне стоило подсунуть им больше листьев! - с отчаянием сказал Шейд. - Почему я этого не сделал? Это было так легко. Там был целый куст. Я мог бы...

- Шейд,- прервала его Марина,- посмотри наверх.

На горизонте клубилась огромная грозовая туча.

- Там мы спрячемся от них, - сказала Марина.

Шейд несся сквозь пелену облаков, и его швыряло и кружило ветром, как сорванный с дерева сухой лист.

- Марина! - позвал он и едва услышал собственный голос.

Она вынырнула из тумана рядом с ним.

- Я ничего не вижу,- сказала она.

- Они тоже, - успокоил ее Шейд. - Давай попробуем пробиться наверх и подняться над тучей. Потом мы сможем опять нырнуть под облака и снова найти реку.

Вместе они с трудом стали подниматься вверх. Боясь потеряться в темном тумане, они старались не упускать друг друга из виду. Вокруг становилось все темнее, воздух словно тяжелел.

- Ты чувствуешь, с шерстью происходит что-то странное? - спросила Марина.

Шейд посмотрел на свою грудь. Все волосинки стояли дыбом и. вибрировали, он ощущал слабое покалывание. . - Что это? - удивился Шейд. В воздухе вдруг появился какой-то металлический запах. Ослепительный разряд молнии на мгновение осветил туманную мглу. Удар грома сотряс воздух и, казалось, толкнул Шейда в грудь.

- Надо поскорее выбраться из тучи,- тяжело дыша, сказал он, - а то нас ударит молнией.

Они сильнее забили крыльями, как вдруг прямо перед ними из стены тумана высунулись огромные челюсти. Шейд еле увернулся, когда Гот стремительно ринулся на него; каннибал попытался еще раз схватить его, но опять промахнулся. Гота резко накренило в сторону и закружило.

Шейд почти вслепую несся сквозь тучу, не зная, ни куда летит, ни где теперь Марина. Сквозь пелену тумана он увидел темную тень, которая быстро росла, устремляясь прямо к нему. Он нырнул вниз, но недостаточно быстро. Над ним внезапно появился Тробб, зацепил когтями хвост и потащил.

Шейд услышал, как Тробб открыл пасть, готовясь укусить; он резко затормозил и перекувырнулся через каннибала. Переворачиваясь, ему удалось глубоко вонзить когти в раненое крыло Тробба.

Тробб завопил и прижал крыло к телу.

Шейд на мгновение завис в воздухе, стараясь собраться с мыслями. Поднимись к верхней кромке тучи, говорил ему инстинкт. Именно туда мы летели. Марина тоже должна быть там.

Внезапно воздух словно обжег его, шерсть встала дыбом. Шейд зажмурился. Молния прорезала возд)^ так близко, что он почувствовал ее страшный жар; затем тут же ударил гром, и Шейд почти оглох.

Он бросился вверх со всей скоростью, на какую был способен. На мгновение ему показалось, что он видит просвет, но это был только непонятный, неведомо откуда взявшийся пузырь внутри тучи - словно плывущая волшебная пещера.

Вдруг до него донесся дикий крик.

- Марина! - Шейд пришел в ужас. Он был уверен, что кричала она. - Марина! Где ты?

Откуда-то снизу вынырнул Гот, зацепил его когтем за крыло и проколол в двух местах. Но крик боли застрял у Шейда в горле, когда он увидел блестящий окровавленный предмет в зубах Гота.

Кольцо Марины.

Взбешенный, он пытался выцарапать Готу глаза, но тот не подпускал его близко, смеясь над глупым, безобидным недомерком.

- Тробб, - позвал Гот, - мы поймали нашего проводника! - Он обернулся к Шейду.- Теперь заключим новую сделку. Ты ведешь нас в Гибернакулум прямо сейчас, или я разорву тебя на части.

Вдруг каннибал покачнулся и потерял равновесие - это Марина с разгону врезалась в него. Ее предплечье сильно кровоточило.

- Летим! - завизжала Марина.

Шейд вывернулся из когтей Гота и помчался за ней. Но прежде чем они успели спрятаться в море облаков, путь им преградил Тробб. Шейд и Марина остановились, нерешительно озираясь, а Гот и Тробб окружали их, чтобы схватить. Воздух наэлектризовался, металлический запах стал почти непереносим. Взгляд Шейда остановился на кольцах, свисающих с крыльев Гота и Тробба. Вдруг сверху протянулась изогнутая светящаяся нить и коснулась кольца на предплечье Тробба. Огоньки, как бы играя, побежали по кольцам, перепрыгивая с одного на другое.

- Отвернись! - крепко зажмурившись, крикнул Шейд.

Ударила молния, и Тробб скорчился от боли. Второй конец молнии ударил в Гота, он, казалось, увеличился вдвое - шерсть взъерошилась, крылья напряглись и вытянулись. Запахло паленой шерстью.

Гот стал падать вниз, беспомощно кувыркаясь и болтая обожженными крыльями. Его отнесло в сторону, и он исчез в клубящейся темной мгле.

- Все дело в металлических кольцах! Молния ударила в кольца!

- Я видела, - сказала Марина, тяжело дыша. - Какое счастье, что Гот забрал мое кольцо.

Он озабоченно посмотрел на ее израненное предплечье.

- Все в порядке, оно не сломано, - успокоила его Марина.

Вместе они медленно скользили сквозь облака вниз. Они свободны!

На земле Шейд собрал сухие листья, чтобы приложить их к Марининой ране.

- Я думаю, кровотечение остановилось, - сказал он через несколько минут. - Можно поискать ягоды, которые использовал Зефир.

- А ты как? - спросила Марина, разглядывая его крыло.

- Нормально, я вполне могу лететь.

- Я тоже могу, - решительно сказала Марина, стряхивая листья.- Давай закончим то, что начали.

Тело Гота лежало поперек ветки. От паленой шерсти поднимался дымок.

Совсем близко пролетела любопытная сорока, не обращая внимания на ужасный запах. Птица недоумевала - что же это за существо, крылья и тело которого так опалены? Однако, что бы это ни было, оно явно мертво. Интересно, как оно погибло? Может быть, оно попало на один из Человеческих проводов, протянутых над полями?

Внимание сороки привлек блеск металла на теле существа. Какие-то тонкие кольца. И как их много! Ей ужасно захотелось получить эти блестящие штуки. Вот если бы удалось сорвать хотя бы одну...

Сорока уцепилась клювом за самое яркое кольцо и попыталась сорвать его. Кольцо сидело крепко. Завороженная его блеском, она клюнула еще раз и потащила сильнее.

Глаза и челюсти Гота открылись одновременно. Последнее, что видела в своей жизни сорока, это надвигающийся на нее двойной ряд острых зубов.

Поев, Гот почувствовал, что силы понемногу возвращаются к нему. Каждое движение отдавалось болью, но все-таки он был жив.

Интересно, может ли он лететь? Медленно Гот расправил крылья. В некоторых местах они были повреждены, однако еще способны поднять его в возд)^.

Гот отдыхал, ел, снова отдыхал. Около полуночи он решил, что дольше ждать нельзя. Нужно попробовать, сможет ли он лететь.

Рыча от боли. Гот расправил крылья, напряг израненные мускулы и взлетел. Он то падал, то снова поднимался, пока наконец не смог взмыть вверх.

Он вернется домой. Он будет молиться Зотцу. Он снова станет сильным. И однажды он вернется в эти северные пустыни и отомстит Шейду и всей его колонии - и да поможет ему Зотц.


Гибернакулум


Река стремительно неслась, кипела и бурлила, перепрыгивая через валуны.

Шейд и Марина следовали вдоль нее уже около часа. Шейд надеялся, что рано или поздно он поймет, как найти Гибернакулум. Наступили сумерки. Вдалеке слышался низкий гул, напомнивший Шейду шум океанских волн. Громче и громче, вода бежала все быстрее, пока...

Внезапно река кончилась.

Шейд задохнулся от удивления, увидев, что вода падала вертикальной стеной, обрушиваясь вниз на сотни футов, чтобы разбиться о берег озера. Он не верил своим глазам.

- Водопад,- сказала Марина.- Однажды я видела. Что будем делать?

И тут Шейд все понял.

Это была последняя мамина метка: широкий поток воды, зажатый между скалистыми берегами, летящие вверх брызги, низкий и ревущий гул.

- Мы добрались! - закричал он в восторге.- Это он!

- Он?

- Гибернакулум.

- Где?

- Давай за мной!

Шейд начал медленно и осторожно опускаться вдоль водопада.

- Ты в своем уме, Шейд?

- Полетели!

Марина неохотно последовала за ним.

Капельки воды уже попадали Шейду на крылья. Он подлетел совсем близко и увидел, что водопад вовсе не был сплошной стеной. Вода падала по-разному - тонким слоем здесь, небольшими водоворотами там, легкими, почти невидимыми струйками, плотными потоками.

- Шейд? Что ты делаешь?

И тут он обнаружР1л то, что искал. Как дупло в Древесном Приюте: маленькая круглая дырочка в завесе воды. Шейд на всякий случай проверил ее локатором.

- Делай, как я! - крикнул он Марине.

Он прижал крылья к телу и рванулся в отверстие. Он знал, что увидит по другую сторону водяной стены.

Шейд очутился в обширной пещере. Сотни сереброкрылов кружились в воздухе, еще сотни висели на стенах и гигантских сталактитах, свисающих с потолка.

Колония стала вдвое больше, увеличившись за счет самцов, которые присоединились к самкам Каменной

Крепости. Шейд чувствовал тепло, исходящее от тел множества летучих мышей.

- Эй! - крикнул он ликующе. - Привет!

Он летел рядом с Мариной, оглядывая это скопище летучих мышей, стараясь найти мать, Фриду, хоть кого-нибудь знакомого. Незнакомые мыши смотрели на него с удивлением. Вокруг звучали вопросы: откуда вы? вы летели днем? вы с ума сошли! наверное, это детеныш, который отбился во время бури? не может быть!

- Да, да! - закричал Шейд.- Это я! Шейд! Я нашел вас!

- Шейд? - послышался сквозь шум мамин голос. - Шейд!

Его сердце подпрыгнуло, когда он нашел ее локатором.

- Пойдем,- позвал он Марину. - Пойдем к моей матери.

И полетел к Ариэли. Они кружились друг вокруг друга в изумлении и ликовании, пока наконец не опустились на каменный уступ. Шейд уткнулся носом в ее теплую, ароматную шерсть. Она обняла его крыльями.

- Мы думали, ты погиб!

- Нет, - счастливо ответил он. - Я жив. Мама, это Марина. Я встретил ее во время бури. Без нее я бы наверняка погиб.

Марина села немного поодаль и явно чувствовала себя неловко. Ариэль протянула к ней крыло.

- Иди поближе, - сказала она нежно. - Спасибо. - Она благодарно потерла златокрыла носом.

- Ну, мы сделали это вместе, - смущенно пробормотала Марина. - Помогали друг другу.

Ариэль, качая головой, повернулась к Шейду:

- Расскажи мне, как...- Она умолкла, увидев проколы на его крыльях.- Ты ранен?

- Ничего страшного, правда.

- И ты тоже,- сказала Ариэль, разглядывая окровавленное предплечье Марины. - Нужно позаботиться...

- Сейчас это неважно, - нетерпеливо перебил ее Шейд. Его буквально распирало от желания выложить главное: - Мама, Кассел жив!

Прищурившись, она посмотрела на него недоверчиво:

- Но... откуда ты знаешь?

- Нам сказал Зефир. Ну, ты знаешь, мышь-альбинос. Сторож Шпиля в городе. Он умеет видеть прошлое и будущее и... - Шейд глубоко вздохнул, стараясь справиться с волнением.

- Начни с самого начала.

Это была Фрида, которая тем временем опустилась рядом с ними.

- С возвращением, Шейд.

- Я сумел долететь сам! - радостно выпалил он.

- Я вижу, - старая летучая мышь ласково улыбнулась, и вокруг ее глаз собрались морщинки. Она вытянула крыло и погладила Шейда по голове.- И я уверена, тебе есть что поведать нам.

Шейду было очень трудно рассказывать все по порядку.

Он старался сдерживаться и не забегать вперед; ему хотелось ничего не упустить. Раны Шейда и Марины были смазаны унимающим боль ягодным со-

КОМ. И теперь они рассказывали вместе, перебивая друг друга, добавляя детали, которые упустил другой.

Вся колония завороженно слушала. Даже когда наступили сумерки и пора было вылетать на охоту, готовясь к большой спячке, сереброкрылы предпочли остаться и слушать рассказ молодого серебро-крыла и его подруги.

Шейд заметил Аврору, Лукрецию и Батшебу, сидевших наверху, а рядом с ними, с другой стороны, - четырех старейшин-самцов, чьих имен он не знал. Они были весьма почтенного возраста, их шерсть пестрела серебряным, серым и белым, и они внимательно смотрели на него сверху. Шейд вдруг вспомнил, как он, взволнованный и испуганный, впервые поднялся на верхние уровни Древесного Приюта, но сейчас он был слишком поглощен своим рассказом, чтобы нервничать.

Наконец Шейд и Марина закончили рассказ. Шейд не имел представления, сколько времени они говорили, но чувствовал, что устал, во рту пересохло. Меркурий, посланец старейшин, дал ему лист, смоченный водой из водопада, и Шейд с благодарностью напился.

- Нам повезло, - сказала Фрида. - Мы все время опережали приказ сов о закрытом небе. Если бы он догнал нас...

Шейд вспомнил об убитых серокрылах и содрогнулся.

- Теперь точно будет война,- с горечью сказала Батшеба.- И все из-за этих летучих мышей из джунглей.- Ее холодные глаза задержались на Шейде, и он понял, что она винит и его.

- Совы уже давно ждали повода развязать войну, - сказал один из старейшин-самцов. - Если бы не появились Гот и Тробб, они придумали бы другую причину закрыть небо.

Шейд упал духом. Всего несколько часов назад он попал в Гибериакулум и был счастлив от этого. Но теперь он по-настоящему оценил серьезность положения.

- По крайней мере холод задержит военные действия,- сказала Аврора. - У сов тоже скоро начнется зимовка.

- Верно, но, когда наступит весна,- угрюмо сказала Батшеба, - они сотрут нас с лица земли.

- Когда наступит весна, - сказала Фрида спокойно,- мы должны сообщить об этом другим колониям и объяснить, что случилось. Мы отправим посланцев в королевства птиц и зверей, чтобы остановить это безумие.

- Если они станут нас слушать,- заметила Батшеба.

- А если не станут, мы будем сражаться! - воскликнул другой самец-старейшина.

Со стороны остальных сереброкрылов раздались одобрительные возгласы. Но Шейд заметил, как его мать нахмурилась.

Фрида устало вздохнула. Она вдруг показалась Шейду очень старой.

- Если звери и птицы не захотят выслушать нас и будут настаивать на войне, тогда да, мы должны сражаться.

- А что с Обещанием Ноктюрны? - послышался вопрос. Один самец поднялся с места. Шейд заметил блеск металла на его предплечье. - Неужели мы должны оставить надежду, что Ноктюрна или люди помогут нам?

- Кто это? - шепотом спросил Шейд Фриду.

- Его зовут Икар. Он был другом твоего отца. Сердце у Шейда забилось сильнее.

- Не надо вспоминать об Обещании Ноктюрны! - резко ответила Батшеба. - Оно не принесло летучим мышам ничего, кроме страданий. Разве вы забыли, чем кончилось восстание пятнадцать лет назад?

- Но, может. Сирокко был прав,- сказал Икар.- Может быть, наше предназначение в том, чтобы превратиться в людей?

- Только некоторые из нас,- спокойно поправил Шейд. - Если Сирокко прав, то лишь окольцованные летучие мыши станут людьми. Значит, большинства из нас это не касается.

Марина повернулась к Фриде.

- Вы слышали что-нибудь о превращении? - спросила она.

- Да, много лет назад, но я никогда не верила, что это правда.

"А если это действительно правда,- подумал Шейд, похолодев. Он посмотрел на раненое предплечье Марины.- Вдруг она навсегда утратила возможность жить при свете дня? Ведь теперь у нее нет кольца".

Марина перехватила его встревоженный взгляд и улыбнулась.

- Не беспокойся,- сказала она,- если бы я осталась с Сирокко, я бы, наверное, уже была мертва, как и другие. - И громко, так, чтобы слышали все в Ги-бернакулуме, добавила: - Я тоже в это не верю.

- В таком случае, видимо, никто не знает, что значат эти кольца,- едко сказала Батшеба.

- Но мы должны выяснить это,- сказал Шейд.- Кассел может знать.- Он повернулся к Икару: - Вы знаете, куда он собирался прошлой весной?

Икар молчал.

- Я его сын,- объяснил Шейд.- И хочу найти его. Я хочу знать, что значат кольца, собираются ли люди прийти к нам на помощь или нет. Мы всё должны знать.

- Мальчик прав,- поддержала его Фрида.- Икар, ты хорошо знал Кассела. Если ты знаешь, куда он отправился, скажи нам.

- Там было одно здание,- взволнованно сказал Икар.- Ханаэль видел его издалека прошлой весной. Он говорил, что на его крыше установлены металлические мачты. Потом он полетел посмотреть второй раз и не вернулся. Тогда полетел Кассел. Он взял с меня обещание никому не говорить об этом, потому что там слишком опасно.

- Он там! - сказал Шейд уверенно. - Я пойду туда! - Он повернулся к матери. - Ты понимаешь меня, правда?

Она кивнула:

- Я тоже пойду.

- Ты?

- И я,- сказала Фрида.- Я очень стара, но намерена совершить это путешествие, прежде чем умру.

- Но это глупо! Чушь какая-то! - вскричала Батшеба.

- Считайте и меня заодно! - крикнул Икар.

- И меня,- сказал другой окольцованный самец.

- и меня тоже,- Шейд узнал голос Чинука.

Но у Шейда не было времени поприветствовать старого знакомого, потому что закричали остальные летучие мыши - самки и самцы, старые и молодые; его глаза с восторгом перебегали с одного лица на другое.

- Батшеба,- сказала Фрида,- мне кажется, ты не полетишь с нами.

- Конечно нет, - ответила старейшина. - Мне еще жить не надоело.

Шейд вдруг заметил, что Марина до сих пор не сказала ни слова. Он озабоченно повернулся к ней, и ее тоскливая, растерянная улыбка заставила сжаться его сердце.

- Ты добился своего, Шейд, - сказала она. - Ты вернулся домой.

- Но ты же не собираешься уходить, правда?

- Может быть, моя колония теперь примет меня обратно. Ведь мое кольцо пропало.

- Но... ты и в самом деле хочешь к ним вернуться?

- Ну, мне ведь нужно куда-то идти. - Ее голос звучал сердито.

- Нет! Не нужно! - воскликнул Шейд.- Ты можешь просто остаться здесь вместе со мной! С нами! Правда, Фрида?

- Конечно, она может остаться,- спокойно сказала старейшина.

- Правда? - спросила Марина. - Вы ничего не имеете против, чтобы среди вас был златокрыл?

- Сереброкрылы! - крикнула Фрида. - Принимаете ли вы в свой дом летучую мышь, которая проявила редкую смелость, небывалое мужество, преданность и героизм?

- Да! - страстно ответила Ариэль. - Конечно, пусть останется!

Сотни сереброкрылов подхватили ее возглас, и вскоре по всей пещере слышались одобрительные крики.

- Вот твоя новая колония, - сказал Шейд Марине.

- Тогда я с тобой, - ответила Марина. - Я полечу с тобой, чтобы найти твоего отца. И раскрыть тайну колец.

Этой ночью сереброкрылы охотились неподалеку от водопада, настороженно высматривая, не появятся ли совы. Для Шейда было непривычно не чувствовать себя в безопасности среди сотен своих сородичей.

Он убеждал Фриду и остальных отправиться в путь немедленно. Сереброкрылы хотели дождаться весны, но что если отцу угрожает опасность? Если он умирает? И потом, скоро станет совсем холодно, и совы тоже спрячутся в укрытиях. Безопаснее всего совершить задуманное путешествие именно тогда. В конце концов, тут всего две ночи полета. Шейд еле сдерживался, чтобы постоянно не говорить об этом. Но и ему было ясно, что необходимо немного отдохнуть, восстановить силы, подождать, когда заживет крыло.

Мама сказала, что он подрос. Шейд искренне удивился. Он внимательно рассматривал свои расправленные крылья, грудь, руки. Действительно, он стал больше. Конечно, он еще не был таким крупным, как Чинук, но теперь это не казалось ему настолько важным.

Вернувшись в Гибернакулум с полным желудком, Шейд устроился между Ариэлью и Мариной. Все трое укрыли друг друга крыльями, чтобы лучше сохранять тепло. Шейд слышал, как снаружи, у входа в пещеру, шумит водопад, надежно укрывая их от врагов. Слышал, как со сталактитов на пол пещеры мягко падают капли. Слышал ровное дыхание матери, шуршание Марининых крыльев.

Он старался уснуть.

Но мысли не давали ему покоя. Он вспоминал все, что с ним случилось. Его унесло в море, и он подружился с окольцованным златокрылом. Он летал над огромным Человеческим городом, научился ориентироваться по звездам. Он пересек заснеженные горы и прополз глубоко под землей. Он слышал о прошлом и будущем, видел свет дня, летел среди грома и молний. А через два дня отправится в новое путешествие, может быть, самое важное.

- Пора спать, Шейд, - прошептала Марина ему на ухо.

"Да, - подумал он, закрывая глаза. - Спать".

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Кеннет Оппель «Огненное крыло - 3», Кеннет Оппель «Солнечное крыло - 2», Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален