Furtails
Диэль Каппа
«Собака»
#NO YIFF #пес #робот #хуман
Своя цветовая тема

СОБАКА

Диэль Каппа


Я лежала и читала книжку, когда пришел Генка. Сначала я услышала звук открывающейся двери, какое – то копошение, а потом грохот, как будто на пол упало что-то тяжелое. На всякий случай я спросила:

- Генка, это ты?

- Я. Смотри, что я тебе принес! – с этими словами он зашел в комнату. Он хитро улыбался. В руках у него была большая коробка.

- Что это?

- Помнишь, ты вчера говорила, что хочешь собаку?

- Говорила. Но собак не носят в коробках…

- Это особенная собака. Она будет тебе помогать.

- Это что, робот? Но я хотела настоящую…

- С настоящей надо гулять, кормить. Мыть ее. Она может заболеть. А ты слабенькая. Эта собака совсем как настоящая. Только гораздо умнее. К тому же она умеет мыть посуду!

- Вот это да! – мыть посуду я ненавидела с детства. А сейчас у меня к тому же не было на это сил.

- А какой породы собака?

- А какую ты хочешь?

- Не знаю. Может быть, терьер…или овчарка. Постой, ты же ее уже купил?

- Породу ты можешь выбрать сама. Смотри.Генка открыл коробку. Там была куча каких – то пакетиков, несколько проспектов, коробочек и разной мелочи. Он вытащил из этой кучи большую пластиковую коробку.

- Ее надо положить на солнце. Собака использует энергию солнца или тепловую. Надо пойти на кухню. Погоди, не вставай. Я тебе помогу.


Он вышел и унес коробку. Потом вернулся, взял меня на руки и отнес в кресло, которое стояло у обеденного стола. На столе, залитым солнечным светом, стояла коробка. Генка ее открыл. Собаки там не было. Там был серый порошок. Полная коробка серого порошка.

- Генка, а где собака?

- Сейчас будет. Какую ты хочешь? Смотри, вот картинки. Выбирай.


Он дал мне проспект. Сначала шла реклама. Я рассеянно пролистала ее. «Верный друг и домашний помощник! Не требует энергии, пищи и постоянного внимания! Поможет вам вымыть пол, пропылесосить ковер, умеет играть в шахматы и шашки! Удобное голосовое управление, настроенное исключительно на владельца!»


Да ну, бред какой. Собака в шашки играет. В шашки мы можем и с Генкой поиграть. Правда, Генка все время на работе. На моих врачей деньги зарабатывает, бедный.

- Ну что, нашла? Не туда смотришь. Вот тут картинки. Видишь, есть колли, овчарка, бульдог…

- Нет, только не бульдог!

- А кого ты хочешь?


Я посмотрела на картинки. Приятнее всех выглядела колли. Рыжая морда, ехидная такая. И пасть открыта. Улыбается.

- Наверное, колли.

- Хорошо подумала? Может, овчарку?

- Нет, колли.

- А какого цвета?

- Как здесь. Рыжего.

- Ну хорошо. Сейчас я ее активирую.


Он сходил в комнату и принес маленький флакон. Открыл его и вылил жидкость в коробку с порошком. И сказал:

- Код 428 А.


Я завороженно смотрела, как порошок начал двигаться. Собираться в кучу, менять цвет, трансформироваться во что- то непонятное… Минут через пять на столе оказался маленький рыжий собачонок.

- Генка, но это же совсем не то! Это не колли!

- Глупая, это щенок! Он будет расти и станет большой.

- А когда он станет большой?

- Сейчас посмотрю.


Он взял у меня проспект. Полистал.

- Ага. Через 4 месяца у тебя будет взрослая собака. Но уже сейчас она может мыть посуду и чистить ковры. Может быть, не так быстро как взрослая, но так же хорошо.


Весь вечер мы возились с собакой. Она была пушистой и теплой. Псиной не пахла. Она вообще ничем не пахла.


Генка настроил голосовое управление, чтобы собака слушалась только меня.

- Нужно ввести имя. Как ты ее назовешь?

- Хм. А какого она пола?


Генка растерялся. Видно, эта мысль не приходила ему в голову раньше. Он схватил все проспекты разом, и стал их судорожно перелистывать. Минут через десять он поднял голову и виновато посмотрел на меня.

- Ленка, ты знаешь, у нее пола кажется нет. Это…ну…это просто собака. Без пола. Она же не может размножаться. Поэтому и пола у нее нет. То есть наоборот. В общем, можешь любое имя придумать.

- Как это любое?

- Ну так, любое. Она будет откликаться.


Как – то это не по правде, подумала я. Собака была такая настоящая, такая теплая, и мех у нее был совсем настоящий. А пола нет. Как же это?


Я растерянно посмотрела на Генку.

- Лен, ты не расстраивайся. Ты кого хотела, сучку или кобеля?

- Сучку, наверное. Кобели глупые.

- Тогда и называй ее как сучку.


Я подумала. Ладно, назову ее Матильда.

- Давай назовем ее Матильда.

- Давай Матильда, прикольное имя. Почему бы и нет.


Ночью я лежала и не могла заснуть. Интересно, что собака делает, когда все спят?

- Матильда! – позвала я тихо.


Собака появилась в дверном проеме. Такая же радостная, какой я видела ее полчаса назад.

- Матильда, спать!


Матильда легла на брюхо и закрыла глаза. Интересно, она действительно спит или только делает вид? Я посмотрела на Генку. Он заснул, как только голова коснулась подушки. Устает, он бедный. Конечно, ему тяжело работать за двоих.


Генка был всегда. Когда я ходила в детский садик, мы были в одной группе. В школе мы учились в одном классе. Он защищал меня от мальчишек, которые так и норовили подергать девчонок за косички. Прозвище «жених и невеста» прилипло к нам еще с первого класса. Сначала я злилась, а потом привыкла. Когда мы поженились, никто не удивился.


К тому же Генка очень хорошо ладил с моим папой. Папа всегда говорил:

- Гене можно доверять. Он позаботится о тебе. Не ссорься с Геной, он желает тебе только хорошего.


Мама умерла, когда я была совсем маленькая, и я не помню ее. Меня воспитывал папа. Второй раз он не женился.


Когда я вышла замуж, я была не в состоянии переехать к Генке. Я не могла, просто не могла уехать от отца. Он был для меня самым близким человеком. Конечно, я любила Генку, но при мысли, что я не буду видеть папу каждый день, мне становилось плохо. Несколько месяцев я жила с папой, будучи уже замужем, пока Генка не поменял свою квартиру на квартиру в той же парадной, где была наша. И каждое утро, выпив кофе перед уходом в институт, я шла пожелать папе доброго утра. Мы болтали с ним, завтракали с ним, в то время как Генка уже шел на лекции. У него они начинались раньше. После лекций я приходила к папе обедать. Генка приходил только вечером, потому что не только учился, но и подрабатывал. Он приходил к папе, забирал меня и мы шли домой.


Это было в прошлой жизни. А потом случился этот кошмар. Автокатастрофа. Папа разбился на машине. Торопился на семинар, поймал такси, а водитель не вписался в поворот. Оба умерли мгновенно.


Я до сих пор не могу себе представить, что папы больше нет. Мне кажется, что вот – вот он войдет в дом, улыбнется мне и скажет:

- Леночка, вставай, уже поздно! Опять вчера допоздна читала, засоня?


И эта картина настолько яркая, что мне кажется, что папа жив.


Когда я узнала о смерти папы, мой мир рухнул. Я заболела. Перестала есть. Конечно, Генка кормил меня всякими деликатесами, но все они на вкус были одинаковыми – как песок. Но я их ела, сколько могла запихнуть в себя. Потому что мне было жалко Генку. Потом он стал покупать мне глюкозу. Я пила глюкозу. Потом он вызывал врачей. Они прописали мне какие–то лекарства. Мне делали кучу анализов, но ничего не нашли. Ни-че-го. Однако я слабела, и сейчас мне было уже сложно ходить.


Вчера Генка возил меня к психологу. Психолог сказал, что я стояла на плечах у отца. Теперь отца нет, и нет опоры под ногами. И что мне надо срочно начинать отвлекаться, а еще лучше о ком-нибудь заботиться. Родить. Генка сказал – вы посмотрите, какая она дохлая! Куда ей рожать. И подарил мне собаку.


Утром я проснулась от того, что солнце светит на мое лицо. Яркое такое, и греет уже. Весна ведь.

- Матильда!


Собака оказалась рядом. Интересно, а как она чистит ковер?

- Матильда, почисти ковер!


Матильда посмотрела на меня, потом подошла и разлеглась на ковре. И стала увеличиваться! Ну не то что бы увеличиваться, а скорее истончаться. Через минуту она стала в три раза шире и в несколько раз тоньше. Это выглядело как рыжий коврик с хвостиком. Коврик переползал по ковру с места на место и тихонько шуршал.


На весь ковер у Матильды ушло минут сорок. Интересно, куда она девает мусор, подумала я. Когда Матильда добралась до края ковра, она как – то стянулась к центру, оформилась, и вот уже я опять увидела нормального рыжего щенка. Щенок что – то держал в зубах.


Кое – как я встала с постели. Матильда подошла и положила мне под ноги то, что держала в зубах. Это был спрессованный мусор. Во всяком случае мне показалось именно так. Поскольку Матильда сразу потеряла к нему интерес, я его выбросила.


Посуду она тоже здорово мыла. Посуду надо было сложить в тазик. Матильда туда залезала и распадалась на множество маленьких рыженьких частичек. Частички сосредоточенно ползали по посуде, а потом опять собирались в собаку. Настоящую собаку, которую можно погладить. Такая классная!


Где- то в обед зазвонил телефон. Я говорю – в обед, но на самом деле я уже неделю не могу заставить себя пообедать. Да и поужинать тоже. На тумбочке стоит несколько флаконов с глюкозой. Мне надо за день их выпить. Когда Генка приходит с работы, сначала он смотрит на меня, а потом на тумбочку. Так что глюкозу я все – таки пью.


Так вот, зазвонил телефон. Звонила моя единственная подруга Юлька.

- Привет! Как здоровье?

- Нормально. Мне вчера Генка подарил собаку!

- Собаку? А как же ты…

- Это не настоящая собака. То есть она совсем как настоящая! Но может мыть посуду!

- Посуду мыть? Ух ты! Моя конечно посуду мыть не может. Она еще даже лаять как следует не научилась. Но я ее все равно люблю. А можно я к тебе приду? И на собаку посмотрю. О, а можно я со своей собакой приду?

- Приходи. Я же ее еще не видела. Интересно, как они будут общаться?

- Мне тоже интересно. Как настоящая, говоришь? Сейчас приду.


Юлька пришла через полчаса. За ней семенил крохотный щенок таксы. Щенок прижался к ее ногам и изрядно трусил. Матильда на него никак не реагировала.

- Матильда, смотри, собака!


Матильда посмотрела сначала на меня, потом на это крохотное недоразумение. Недоразумение начало лаять. Пискляво так и совсем не солидно. Матильда подошла ко мне и вопросительно на меня посмотрела. Потом улеглась на ковер и отвернулась.

- Действительно, очень похожа на настоящую.

- Ты бы видела, как она посуду моет! Матильда, дай мне чашку!


Матильда вспрыгнула на табуретку и потянулась лапой к чашке, стоящей на столе. Лапа удлинилась. Матильда мягко спрыгнула на пол, ковыляя на трех ногах. Она подошла ко мне и протянула мне чашку. Я взяла ее, и матильдина лапа опять стала нормальной собачьей лапой. Потом она пошла и улеглась на пол в солнечное пятно.

- Ей – богу, мне даже не по себе стало, - сказала Юлька. - Хотя на вид собака как собака. Можно ее погладить? Не кусается?

- Погладь.


Юлька осторожно погладила мою собаку.

- И шерсть как настоящая. Прикольно. Хорошая игрушка.

- Это не игрушка! Это собака!

- Это все равно не настоящая собака.

- Но она почти как настоящая!

- Нет, Ленчик. Ты ей не нужна по-настоящему. Ей никто не нужен. Вот солнце ей нужно, а люди – нет.

- Почему?

- Потому что это просто механизм. Понимаешь? Если с тобой что – нибудь случится, она ничего не почувствует. Совсем ничего.


И тут совершенно неожиданно для себя я заплакала. Плакала и не могла остановиться. Не понимала, почему плачу. Но мне стало так грустно, что не передать.

- Лен, ты чего? Я же не хотела тебя обидеть! У тебя классная собака!

- Да нет, ты права. Я не обиделась, - прошептала я. – Ей действительно никто не нужен. Это игрушка…


Вечером пришел Генка. Я сидела в кресле и смотрела в окно.

- Лен, приветик! Как собачка?

- Генка, а мы можем сдать ее обратно?

- Сдать обратно? А что случилось?


Он подошел ко мне и сел рядом.

- Она…она не настоящая. Она не может меня любить.

- Но она совсем как настоящая. К тому же ты давно хотела собаку.

- Я хочу настоящую!

- Лена, с ней надо гулять. Ты по квартире – то двигаться не можешь.

- Я буду есть. Я буду сильная и смогу ходить.

- Правда?

- Правда.

- Ну хорошо. Но подумай как следует. Это будет очень хлопотно.

- Это не важно. Генка…

- Что?

- А Матильда…Ты высыпешь ее в коробку? Она не будет страдать?

- Нет, милая, не будет – он улыбнулся и погладил меня по голове. – Ты же сама понимаешь, что это не совсем собака. Она не умеет страдать.


На следующий день собака пропала. Пропала коробка, в которой Генка ее принес, пропали проспекты и коробочки. А вечером Генка принес собаку. Настоящего щенка. Он выглядел так же, как Матильда. Рыжий пушистый щенок. Но его надо было водить гулять, кормить, а когда перед его носом закрывали дверь в комнату, он скулил. Дверь приходилось открывать.


Первое время мне было очень тяжело. Я с огромным трудом одевалась, очень медленно спускалась по лестнице. На улице сразу садилась на скамейку. Щенок носился вокруг меня и хотел, чтобы я тоже бегала вместе с ним. Конечно, бегать я не могла. А через пару дней мне захотелось есть. И я медленно стала выздоравливать.


Прошло уже несколько месяцев. Я собиралась выходить на работу. Щенок подрос и стал носиться по дому еще быстрее. Генка был счастлив. Как – то вечером он подошел ко мне, погладил меня по голове и сказал:

- Ты уже совсем здоровая стала.

- Мне теперь есть для чего жить, наверное. Этот рыжий во мне нуждается. Я ему нужна.

- Дурочка, а разве ты не нужна мне?


Я растерялась.

- Так же, как ему?

- Может быть даже больше...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Даниэль Пеннак «Собака Пес», Клиффорд Саймак «Город», Сергей Лукьяненко «Последняя ночь колдуна»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален