Furtails
AleksStory
«Везунчик»
#NO YIFF #насилие #смерть #лис #хуман
Своя цветовая тема

00:27

Запад центральной улицы города.

«Нужно скрыться… скорее… спрятаться где - нибудь… блин… холодно - то как… нужно в тепло… в какое - нибудь помещение… что им нужно… от меня… зачем… зачем это всё…»

Одинокий силуэт, едва видный в ночной метели, трусцой бежал по заметённой улице, стараясь не попадать в свет немногочисленных ночных фонарей. Проходя мимо очередного подъезда, он остановился и дёрнул дверь на себя. Та, тихо скрипнув, поддалась, и человек зашёл внутрь, закрыв за собой. Пройдя чуть вперёд, он откинул капюшон и вздохнул. В подъезде чем – воняло, ступеньки были заброшены окурками, а стены исписаны какими - то гоповскими иероглифами, но зато тут было чуточку теплее чем снаружи, а в морду не сыпало горстями обжигающего снега.

«Нет, тут оставаться нельзя. Могут найти. Но к кому мне идти? Из людей я не знаю никого. Никого вообще. Так, нужно отдохнуть, хотя – бы пару минут. Потом уходить.»

Пригладив рыжего цвета шерсть на голове, он немного чего - то подождал, и потоптавшись на месте присел, облокотившись спиной на стену. Через некоторое время, сознание стало меркнуть, и он отключился.


00:35

Север центральной улицы города.

Патрульная машина, ревя и разбрасывая снег колёсами, двигалась в сторону перекрёстка но неожиданно заглохнув, остановилась. Водитель, бесполезно пару раз крутанув ключ в замке зажигания, грохнул кулаком по приборке.

- Ну что, высаживаемся. Дальше пёхом. –

- Ты чё, Андрюх, охренел? На улице метель лупит! И как мы будем в потёмках этого гуманоида искать? Тем более у нас из стволов только две пукалки. А вдруг он опасный?! –

- Не ори. Предлагаешь в машине остаться и задубинеть? –

Рация затрещала, и прохрипела позывной, заставив напарников замолчать. Пассажир взял передатчик, и нажал на приём.

- Патрульный два - семь на связи. –

- Объект замечен не был? –

- Никак нет. Товарищ капитан! Вы и так несколько снайперов по крышам рассадили! Нам - то зачем задницы морозить? У нас тем более машина потухла на фиг. –

- Значит пешком! Пешком, родимые! Кода улицу обойдёте, выходите на Зелёную, за вами там двадцатый заедет. Выполнять. –

- Так точно. –

Он, положив рацию, взглянул на водилу.

- Чё застыл, пошли. –


00:41

Запад центральной улицы города. Подъезд дома.

Мужчина, спустившись по лестнице, у самого выхода вдруг наткнулся на лежащего около стенки какого – то человека, одетого не по погоде легко: в тонкой, чёрной куртке с капюшоном, спортивных чёрных штанах и кроссовках. Замызганная лампочка в подъезде светила слабо, лишь в общих чертах напоминая нормальное освещение, и разглядеть лицо было довольно сложно, угадывались лишь странные, непривычные контуры, необычные для человека. Достав фонарик, мужчина посветил в лицо лежащему и пугливо дёрнулся. Вместо лица была самая настоящая лисья морда. Уши, с чёрными кончиками, рыжая шерсть, тёмная полоска на вытянутой морде. Всё это зрелище несколько пугало, и выглядело очень неестественным.

- Да ну нафиг… Чё за приколы? Это маска наверное, какая – то… Мужик! Слышь, мужик! Ты это… вставай давай и уматывай! А то выкину тебя сейчас! – с этими словами мужчина брезгливо толкнул лежащего ногой, стараясь привести в чувство. Лис очнувшись, помотал головой и уставился на мужика ошалелым взглядом.

- Что смотришь? Вали давай отсюда! Развелось бомжей, ступить некуда! Охренели уже! –

- Извините, мне очень помощь нужна… -

Лис пошатываясь и опираясь на стенку, поднялся на ноги. Мужик лишь презрительно поморщился.

- А больше тебе ничего не надо? Мелочи у меня нет! Работу себе найди лучше! –

С этими словами он схватил лиса за грудки и с силой толкнул его на выход. Тот полетел назад, и открыв собой дверь упал навзничь. Затылок заныл от неслабого удара, а холод от снега пробирал до костей, но зверь этого не ощущал. Он чувствовал лишь непонимание, острое непонимание и не осознание. За что? Почему тот так поступил? Что ОН сделал ЕМУ? Впрочем, лис уже привык, что на этой планете всё непонятно, и нельзя объяснить даже самых обычных поступков этих людей. Тут всё делают с какой – то излишней жестокостью. Как будто людям нравится издеваться друг над другом, и особенно над теми, кто не похож на них, кто отличается от этой серой, жестокой массы «цивилизованного человечества» как они себя называют.

Поднявшись, зверь отряхнулся от снега, и побрёл по занесённой дороге. Он скучал по прошлой жизни. Больше всего по своей семье, по жене и детям, которых он очень любил. А теперь они далеко. В нескольких тысячах световых лет от этой погрязшей в насилии планете под названием Земля. Что делать он не знал. Как вернутся обратно? И знает – ли кто - нибудь, что он застрял здесь?

- Да, плохи мои дела… - сказал он в пустоту, за неимением лучшего собеседника. Тишину и покой нарушал лишь вой метели, и далёкий перелай бродячих собак, таких – же как и он. Таких – же опустошённых, отчаявшихся, и не знавших что делать.


01:05

Запад центральной улицы города. Патрульная группа 2-7.

Два человека двигались по дороге, два совершенно разных человека. Один любил покутить, расслабится, но при этом имел свою семью и был довольно неплохим отцом. Можно сказать, он был обычным, заурядным человеком. Другой – же был каким то совершенно другим. Не имел вредных привычек и не собирался связывать себя узами брака. Не любил филонить, всегда хорошо выполнял свою работу, что вызывало зависть у остальных. Он мало с кем контактировал, не любил пустые, бездельные разговоры, и не имел таких понятий как «посидеть, поболтать». Но противоположности, как известно, притягиваются, и они хорошо сработались уже в первый день, и так, вместе, служили уже более двух лет.

- Андрюх, спички есть? –

- Не задавай тупых вопросов. Ты знаешь, что я не курю. –

- То - то и оно. Великий спортсмен, блин. Думаешь, без курева больше проживёшь? Хрена. Может, от пули завтра ляжешь. А может, я лягу. Неизвестно. А может, сегодня оба ляжем. –

- Серёг, а может, а может, блин! А может, хватит базарить? По сторонам лучше смотри. –

- Да ладно тебе. Вечно кислый, всем недовольный… -

- Заткнись! Смотри, около фонаря! – зашипел напарник, хватаясь за кобуру.

- Вижу. Стой, может это не он. –

- Проверим. –

Они, держась за рукоятки пистолетов, но не доставая их из чехлов, двинулись в сторону силуэта, медленно брёдшего в свете фонаря по дороге.

- Э! Гражданин! Постойте! –

Лис, даже ещё не поняв, к кому обращаются, обернулся и увидев зовущих задрожал. Это были они. Те самые, которые искали его, охотились на него. В памяти вспыхнула пятнистая форма, с чёрными бронежилетами, серые шлемы на головах... Именно люди в такой форме стреляли в него, но тогда ему удалось скрыться, удалось обмануть смерть. В свою очередь бойцы узнали его. Просто по животной морде, освещаемой тусклым светом фонаря.

- Это он… - прошептал Серёга, и дернув рукоятку «Макарова» на себя, дослал патрон в патронник. Силуэт стоял в оцепенении, но вдруг резко присел на корточки, и рывками, по звериному, стал стремительно бежать в темноту.

- А ну стоять! – заорал Андрей, и прицелился в удаляющуюся цель. Лис бежал, бежал как только мог. Он не хотел больше встречаться с этими злобными существами, которые хотели его прикончить, причём неизвестно почему, из – за каких провинностей?… Сзади, злорадно захлопали пистолеты, что только подстегнуло зверя бежать быстрее и дальше от своей смерти, и от этих людей сеющих смерть. Вдруг левую, заднюю лапу пронзила сильная боль, и беглец потеряв равновесие, споткнулся, и рухнул на снег. Попытавшись снова встать, он зашипел от разрывающей конечность боли, но ползком продолжал двигаться. Он не хотел останавливаться, не хотел умирать. Это напоминало страшный сон, когда ты не можешь бежать, не можешь повлиять на ход событий, и остаётся только смотреть, как происходит необратимое… Рядом послышался топот, и к нему подбежали двое человек, со стволами наперевес. Он понял, что проиграл.

- Лежи, не дёргайся. А то снег твоими мозгами разукрашу. – держа раненого на прицеле, произнёс Серёга. Напарник достал рацию.

- Центральный! Патрульная два - семь вызывает! –

- Два - семь, приём. – прохрипела рация.

- Объект у нас, пришлите транспорт на Парковскую, к седьмому дому. –

- Два – семь, принято. Ожидайте в течении пяти минут. –

Андрей сунул рацию в карман, и присел рядом с лисом. Тот лежал не шевелясь, и только подрагивал, зажимая рану лапой.

- Слушай, а мы ему ничего серьёзного не задели? А то кровяка хлещет не по детски. – забеспокоился Серёга, не сводя дула с раненого. Кровь текла из раны по ткани и капала на снег, окрашивая его в багровый, напрягающий разум цвет.

- Не знаю, я не доктор. –

- Ага, и стрелок из тебя тоже хреновый. Это же я попал. – довольный собой произнёс напарник, и демонстративно заулыбался. Андрей поморщился.

-Ну да, конечно. Ты ногой в ботинок попасть не можешь, что уже об этом говорить… –

Лис лежал на снегу, и слушал разговор. Он понял, что всё кончено, что ему конец в любых случаях, и если он сейчас попробует убежать, они его просто пристрелят. У этих людей не было жалости, или хоть капли сострадания. Он осознал, что больше не увидит свою семью. От этих мыслей стало ещё больней, и зверь зажмурился от невыносимой горечи и обиды охватившей его душу. Сердце стучало так, что било пульсацией по вискам, заставляя дрожать всё тело. Из – за поворота показалась «Газель», с включёнными проблесковыми маячками. Пленник понял, что это конец.


01:24

Запад центральной улицы города.

Из фургона выпрыгнуло пару человек, оба в такой – же форме, как и его «ловцы». Один, с отвращением посмотрел на лежащего, и поспешил переключить своё внимание на бойцов.

- Так, Каменцев и Рябов? Молодцы, молодцы, хорошо поработали. Ну найти – то нашли, а не устранили сразу почему? – протянул он, будучи, по – видимому, их командиром. Андрей переглянулся с напарником.

- Товарищ капитан, то есть как? –

- Что значит «как»? Забыли как на курок нажимать? Приказ был «ликвидировать на месте». Ладно, сейчас исправите. –

- Так точно. –

- Давай. –

Андрей достал табельное, и передёрнув затвор направил дуло в голову лежащего. Лис буквально затылком ощутил направленное на него оружие. Что делать? Бежать? Куда? Как? С простреленной лапой? Сердце бешено забилось, он понял, что это его последние секунды жизни, лежащим в снегу, в луже собственной крови, голодным и замёрзшим. Поганый конец жизни.

- За что?!!! Что я вам сделал?!!! – хрипло взревел он, пытаясь встать на лапы, что – бы посмотреть в глаза палачам, которые хотят смерти, крови, хотят отнимать жизни, просто потому что считают себя всемогущими. Капитан задёргался как паралитик, заорав:

- Стреляй! Это приказ! –

Андрей нажал на курок… но уже не по своей воле. В горло ему вцепились клыки, перегрызающие плоть. Кровь хлестала по морде зверя, попадала в глаза, но он не обращал на это внимания. Отчаяние смешалась с звериной сущностью, и туман ярости буквально затмил его разум. В судорогах жертва беспорядочно нажимала на курок, при этом впустив пару пуль в лоб своему напарнику. Тот, по инерции отошёл на несколько шагов назад, и рухнул на спину. Все буквально стояли в оцепенении, лицезрея это кошмарное зрелище. Первым отошёл от шока капитан, и пятясь, дрожащими руками полез в кобуру. Лис, с чавкающим звуком отцепившись от горла жертвы, бросил обмякшее тело на снег. Боль в ноге неожиданно прошла, появилась странное чувство эйфории. Теперь он стал палачом, теперь он решал, кому стоит умереть. Припав на переднюю лапу, зверь молниеносно сделал подсечку, подрезав капитана, и вскочив, двумя быстрыми движениями когтей разорвал ему грудь и горло. Оставшийся боец с автоматом, рывками дёргал затвор на себя, от шока забыв, что оружие стоит на предохранителе. Лис, не слезая с тела, выхватил у трупа из кобуры ствол, и направив в сторону автоматчика, нажал на курок. Затем ещё. Ещё. Ещё. Хлопки разносились по пустынным, заснеженным улицам города, отвечая эхом. Боец с каждой вошедшей в него пулей, отходил всё дальше, и наткнувшись спиной на дверь «Газели», дёргаясь и хрипя сполз по ней и застыл. Наступила оглушающая тишина, словно уши набиты ватой. Казалось, что даже ветер перестал шуметь, и развевать снег по дороге.

Желудок зверя вдруг сжало спазмом, и скорчившись лис согнулся напополам. Его стало рвать, и только через несколько приступов, внутренности успокоились. Лис, тяжело дыша, взял горсть снега и вытер им рот.

- Ты… ты же убийца… - срывающимся голосом, самому себе сказал он, и отбросил пистолет. Вокруг него лежали тела, озаряемые тусклым, ночным фонарём и светом мигалок, вспыхивающих на крыше фургона. Посмотрев на свои окровавленные лапы, с налипшими кусками мяса и кожи, он неожиданно для самого себя истошно закричал. Кричал на пределе связок, пока хватало воздуха в лёгких… Крик, перерастающий в обессиленный вой, разнёсся по улицам, сливаясь с воем метели. С хрипом вдохнув, зверь упал на снег, рядом с истерзанным телом капитана. «Чем ты лучше их?…» возникла мысль в его рыжей, измазанной кровью голове.

«Ничем.»


02:08

Чердачное помещение пятиэтажного дома по улице Зелёной.

Холодный металл ощущался даже сквозь перчатки, обжигая кожу. Снайпер, отложив винтовку, потёр руки одна об одну и закашлялся. Погода не располагала к «рабочей» обстановке, хотя специалисту было всё равно, в каких условиях работать. Всё усложнялось только плохой погодой, а всё остальное было пустяками.

Винтовка снова легла в руки, а оптика зашарила взглядом по перекрёстку, находящемуся в паре сотен метров от точки обстрела, жадно ища добычу.

- Перекличка на канале. Первый, обстановка. – заработал радио эфир.

- По нулям. – отозвался искажённый голос.

- Второй! –

- Никого. –

«Блин, а новый год – же скоро...» - вдруг подумал снайпер, постукивая пальцем по обойме, - «Надо подарки покупать, опять затраты… Везде одни затраты…»

- Пятый! Пятый, оглох что – ли?! –

- Да, да, никого! – отвлёкшись от раздумий, произнёс он, и снова закашлялся.

«Да, досиделся по чердакам да крышам… Так ведь и воспаление заработать можно…» Рация продолжала что – то разглагольствовать, но он уже не слушал её. Он увидел мишень. Оптика резко вскинулась в сторону человека, который хромая брёл по улице. Снайпер подкрутил дальность. Хромой, попав в свет фонаря, предстал испачканным кровью, усталым зверем, его вид буквально завораживал, и настолько потрясал, что стрелок невольно засмотрелся.

- Центральный, вижу цель, полностью подходит под описание. Что предпринимать? –

- Разрешаю открыть огонь. – спокойным голосом произнёс диспетчер, видимо привыкший с лёгкого позволения отнимать жизни людей. Стрелок, судорожно сглотнул и сделал глубокий вдох. Как всегда. Он так делал постоянно, перед тем как убить. Выдохнув, снайпер припал к оптике и совместил перекрестие на голове цели. Сделав поправку на погодные условия, положил указательный палец на спусковой крючок. Осталось надавить. Несколько секунд ожидания, казалось, растянулись в вечность, палец плавно начал нажимать на курок. Очередной приступ застал в неподходящий момент. Стрелок зашёлся в кашле, и непроизвольным движением палец надавил на спуск. Винтовка с накрученным глушителем, щёлкнув затвором, дёрнулась, и плюнула свинцом в сторону мишени.

Зверь брёл куда глаза глядят. Ему хотелось скрыться из этого города, вообще с этой проклятой планеты, но сделать это было невозможно, по крайней мере, пока что. Боль в лапе вернулась, кровь продолжала течь, хотя уже и не так сильно, благо страдалец перетянул её куском ткани, оторванной от куртки. Навалилась ужасная слабость, тело с трудом слушалось, но жажда жизни была сильнее всех трудностей и препятствий. Вдруг в шуме и свисте метели раздался смачный шлепок в паре шагов от лиса. В бетонном столбе образовалась зияющая дыра, от которой на землю посыпались крошки. Моментально сообразив, что к чему, зверь бросился за угол здания, и прижался к стенке. Всё это напоминало какой – то бред, за ним охотились с неимоверным желанием уничтожить, буквально хотели растереть по земле, и причём это началось с самой катастрофы, когда его «ГЛА» рухнул недалеко от этого грёбаного города. Лис, взяв в лапу горсть снега, обтёр им морду и вздохнул. Всё начиналось по новой.

Снайпер грязно выругался, и перевёл винтовку в автоматический режим. «Неужели упустил? Нет, не может быть! В первый раз такое! Ни разу не мазал! Твою мать! Ладно, ему идти больше некуда, только если он будет возвращаться назад. А он не будет. Это точно. Смысла нет. Через перекрёсток он может перейти только через зону прострела. Вот тут я его и сниму. Успокойся, всё в норме.» - судорожно размышлял он, наблюдая за углом, откуда должна была выйти цель. Лис, поразмыслив, снял с себя куртку, обнажив торс, покрытый рыжей шерстью с большой белой полосой на груди. Местами на шерсти были растёртые пятна крови, попавшие на неё во время недавнишнего боя. Замахнувшись лапой с зажатой в ней окаменелым куском ткани, зверь бросил его из – за угла. Тут – же куртка дёрнулась прошитая пулей, отбросившая её в сторону.

- Поиграть решил? Сейчас поиграем, сука… - злобно произнёс стрелок, и поудобнее прижал винтовку. Зверь прикинул расстояние до следующего здания. До него было около ста метров, причём на пути не находилось никаких прикрытий, совершенно пустой перекрёсток. То есть, шансы на то что он добежит живой, упали до нуля. Снова риск, снова смерть дышала в затылок.

Но вдруг зверь ощутил что – то непонятное, необъяснимое. Какое – то далёкое, глубоко запрятанное в душе чувство, начало твердить, что всё будет хорошо. Нужно просто идти, и не боятся. Разум орал совершенно другое, что нужно прятаться, сидеть и не высовываться. Но сам не зная, почему, лис послушал внутренний голос. Словно он знал заранее, что будет впереди. Медленно встав, словно в прострации, он просто вышел из – за угла, навстречу хищно зыркающему дулу снайперской винтовки.

Немного офигев от такой наглости, снайпер чуть помедлил, а затем просто прицелился и нажал на курок.

Вдруг ствольную коробку разорвало хлопком, и кусок крышки патронника, отлетев, снёс стрелку половину черепа. Кровь вперемешку с серым веществом, брызнула на посеревшие стены чердака. Обмякшие руки выронили винтовку, и та, выпав из оконного проёма, полетела вниз и рухнула в сугроб.

Лис, зажмурился. Он ждал, что сейчас пуля снесёт ему голову, что сейчас ему настанет конец. Но он всё шёл, и шёл, а выстрела так и не последовало. Открыв глаза, зверь посмотрел по сторонам. Он живой. Живой! В очередной раз, он выжил, словно охраняемый неведомой силой, которая постоянно рядом, постоянно его защищает.

«Что – же с ним случилось, почему не выстрелил?» - задумался он, но отогнав навязчивые мысли, прихрамывая, как только позволяла боль в лапе, побежал по заметённой дороге.


03:29

Федеральная трасса.

Город остался позади, утонув в снегопаде, и непроглядной тьме. Лис шёл по обочине шоссе, ёжась от пронизывающего ветра. Благо шерсть была довольно густой, что хоть как – то спасало от холода. Изредка, мимо проносились машины, не обращая внимания на одинокого путника, идущего неведомого куда.

Вдруг, рядом со зверем остановилась грохочущая пробитым глушителем «семёрка». Напрягшись, лис замер. Водительская дверь открылась, и молодой парень, сидевший за рулём, совершенно не пугаясь внешнего вида путника, махнул рукой, подзывая к себе. Лис подошёл.

- Запрыгивай. – парень беззаботно кивнул на пассажирское сиденье. Зверь удивлённо округлил глаза.

- То есть? Вы меня не боитесь? –

- Во первых, давай сразу на «ты». Во вторых, это почему я тебя должен боятся? –

- Нн… Ну все боятся… И практически все хотят убить… -

- Ну да, фуррей особо никто не любит… -

- Кого? –

- Того! Запрыгивай, говорю! –

Третий раз зверю повторять было не нужно, и он сел в машину. Старенький «ВАЗ» взревев, вышел на трассу и начал набирать скорость.

- Как зовут – то тебя? –

- Скай. –

- Как, как?! – водитель, с наигранным шоком посмотрел на зверя. Лис улыбнулся.

- Ну… Скай. Я же не виноват, что такое имя дали. –

- Да я впрочем, тебя и не виню. А меня Лёха. Будем знакомы. – водитель не отрывая взгляда от дороги, протянул зверю руку. Скай непонимающе посмотрел на ладонь. Водила усмехнулся.

- Лапу дай. –

- Зачем? –

- Что значит «зачем»?… А, да, ты же не местный… Для рукопожатия. Приветствие такое у нас. –

Лис протянул чёрную лапу, с выступающими когтями, навстречу руке Лёхи. Водила улыбнувшись, пожал лапу и снова уцепился в руль.

- Почему ты меня подобрал? Почему не боишься моего вида? Ведь я отличаюсь от тебя. –

- Ну вообще, понимаешь, долго объяснять… –

- А я никуда не спешу. –

Водила, прищурившись, посмотрел на зверя и засмеялся.

- Ну да, тебе спешить некуда. Ладно, слушай…


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: fox mccloud «История одной любви», Roz Gibson «Рейд на Обезьяний Город», Мерфолк Великий «Спускаясь во Тьму»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален