Furtails
Голыш Дмитрий
«Я - живой»
#NO YIFF
Своя цветовая тема

Предисловие


Здравствуй, всяк тот, кто читает эти строки... Для начала я должен представиться. Меня зовут Эван. Эван Доули. Я лисо-волк (я этим никогда не гордился). Мне 33 года, но выгляжу я на 5 лет старше. На дворе 2070 год... Мне хорошо - я ухожу... В мир иной. Телом. Духом. Это есть истиная смерть. сущая смерть... Я напишу свою биографию. От начала и до самого конца... Пока не потерял рассудок и я не пал... Пишу я только для одного , к кому я отправлюсь уже скоро...

Я даже не знаю кто ты будешь. Я не посмотрю тебе в глаза. Не буду гулять с тобой. Не увижу, как ты смеёшься, плачешь, грустишь или радуешься. Но знай - я люблю тебя. Всем сердцем... Но может быть и такое, что никто не прочитает эти строки... Это будет грустно. Это будет невыносимо больно для меня (хотя я уже умру). Но если всё же кто-то почитает эти строки... Я отправлюсь на небо без груза на душе. Я освобожусь и не буду мучаться. Ну что же - начнём... Но я буду жить даже когда буду на небе...




Глава 1: Рождение


... В родильной палате проходили роды. Протекали они тяжело. Но всё же все было хорошо и они закончились благополучно:

- Какой милый лисо-волк! Мальчик. - сказал врач-окушер с возгласом.

- Мой сын... Назову его в честь своего отца - Эваном. - ответила уставшим голосом лисица Лейла (моя мама - как я её люблю).

- Какое милое имя. А где отец? - спросил врач.

- Отец? Отец нас бросил... Не хочу о нем вспоминать. - с презрением ответила Лейла. - Можно мне вздремнуть? Я устала.

- Конечно! Отдыхайте и набирайтесь сил. ...


... Мне уже было 6 лет. Я сидел на диване с Альбертом - братом-лисом, которому было уже 18 лет. Я играл с ним. Нам было весело и мы смотрели друг на друга. Я зарывался в его шерсть на груди. Он был таким мягким. Но ему уже надоели игры и он сказал:

- Ну всё, хватит маяться хренью! Мне надо идти до одного друга - пока братец!

- Пока... - сказал я с грустью. -Ты на долго?

- Нет - примерно на час. Не скучай! - ответил с сарказмом, погладив меня по голове своей рукой. И схватив со стола сендвич - вышел.

Поднявшись по лестнице, я пошел в свою комнату. Лег на кровать и начал мечтать о том, что бы поскорее вырасти и пойти в школу (потом я об этом жалел...).Я заснул...

...Просунулся я от хлопнувшей двери. Посмотрев на часы (было 8 вечера) и увидев, что уже темнеет, я подумал: "Это пришла мама. Наконец-то." Резко вскочив я не заметил свой скейтборд, я об него запнулся. И упал, закричав от боли. Я услышал, как мама пробежала по лестнице и открылась дверь. Она с ужасом в глазах посмотрела на меня и подбежала ко мне. Она спросила. Хотя она даже закричала, а не спросила:

- Что случилось!?

Стонав от боли, я воскликнул:

- Этот грёбаный скейтборд! Я запнулня об него!

Ужас на лице сменился удивлением и недовольством. Она спосила:

- От куда ты таких словечек нахватался?

- Так Али всё время говорит.

-Надо бы ему задать трёпку, чтобы при тебе таких слов не говорил. - сказала мама себе и обратилась ко мне. - И тебе тоже! Что у тебя болит? - вспомнив, спросила мама.

- Нога. Левая. Я её, кажется, сломал! - закричал я.

- Дай-ка взгляну. - мама взглянула на ногу (она же врач-травматолог как-никак).- Не пугайся так - это просто ушиб - ,уже с улыбкой на лице ответила она.

- А почему мне так больно? - восклинул я.

- Сильно значит ушибся. Пошли вниз - я тебе дам льда для твоей лодыжки.

Мы пошли вниз (я, конечно, прихрамывал). Я лег на диван. Нашел пульт на диване и включил ТВ. Там как раз шла моя любимая передача про сборки автомобилей. Мама пришла с упаковкой спрессованного льда. Она наложила мне его на больное место на ноге. Лед был чертовски холодным, но через минуту я привык к этому холоду и было не так неудобно. Мама пошла на кухню.

На улице послышалось как останавливается машина. "Братец." - подумал я. - "Вот ему сейчас будет." Позлорадствовав вдоволь, я подолжил смотреть телевизор. Открылась дверь. Я оторвал взгляд от телека, чтобы посмотреть на брата. Он был в солнцезащитных очках, слегка пьяный и потрепаный.

- Всем привет! -, навеселе сказал братец.

-Альберт! Подойди - нам надо поговорить. - донёсся голос из кухни.

Али пошел. Я услышал громкий вздох (этот вздох, наверное, почувствовали даже вы). Из кухни доносились крики:

-Это что ещё такое?! Ты почему такой пьяный?! И сними уже эти очки! - закричала мама.

Из кухни опять донеслись громкие возгласы:

- А это ещё что?! Кто тебе поставил этот "фонарь" ?

- Это моё личное дело! - сказал Али.

- Знаю я твои дела... Опять из-за этой Оливии подрался с пьяного угара?"

- Она не "эта"! Я Её люблю! И жить без неё не могу!

- О как! Ну ладно. - уже спокойным голосом ответила мама.- Дай я тебя обниму. Я тебя люблю.

- Я тебя тоже, мама...

- Я тебя люблю. Хоть ты у меня дурак. Мой дурак...

Через минуту из кухни донеслось:

-Эви! Пора спать - завтра мы поедем в школу!

-Ладно мам, иду уже.

Я похромал в свою комнату и расстелил кровать. Я всё думал, как бы уже поскорее в школу (я об этом сильно жалел). Наконец я заснул...


... Зазвонил будильник. Я с неохотой оторвал голову от подушки и взглянул на часы. Было 8 утра. "Как рано!" - подумал я (не привык вставать так рано). Начался понедельник. У мамы был выходной день, а у брата рабочий. Он работал в автомастерской у своего друга.

Все спешили и мне тоже надо было спешить. В комнату вошла мама и сказала:

- Вставай, сынок, сегодня у тебя важный день. День когда ты в первый раз пойдешь в школу...


...Этот день я занес в календарь, как черный день, так как началась каторга...

...

В школе были разные ученики - всякие разные. Были ботаны и крутые. Спортсмены и зануды. Простаки и богатые... Но в этом коллективе у меня был только один друг. Его звали Джимми (Джимми Эдвардсон), он был на 6 месяцев меня старше. Он был сыном породистого овчара. Про маму он никогда не говорил. Не хотел... Сам по себе он был сильным и здоровенным овчаром. Очень сильным (на вид). Подружились мы с ним на большой перемене. Он заметил, как я сижу совсем один. Подошел ко мне, сказав:

- Привет - меня зовут Джимми. - .он протянул лапу, чтобы я её пожал.- Можно Джим.

В ответ я протянул ему свою и мы пожали друг другу лапы. Я ответил:

- Привет, а меня Эван. Можно просто - Эви.

- Приятно познакомиться, Эви. - .улыбнулся Джим.

В ответ я тоже улыбнулся, ответив: -Мне тоже...


... Вот уже 7 класс. Я как всегда, попрощавшись с мамой, бегом позавтракав, побежал к автобусу, который за мной приехал. Когда я вошел, то услышал маты в свою сторону от много злейшего врага... Джастин! Этот поганый волк (вообще волков я люблю, но Джастин был исключением)! Как же я его ненавижу! Всем нутром... Я сел рядом вместе с Джимом, он воскликнул вслед Джастину пару крепких словцов. Тот сразу успокоился. Тот побаивался Джима. Он лишь ответил мне:

- Мы ещё встретимся. Один на один!

- Заткни пасть! - ответил Джим.

Тот сразу заткнулся. И лишь бурчал своим дружкам что-то...


...Начался урок химии. Я как всегда надеялся как-нибудь пошутить. Мой юмор воспринимали очень даже хорошо (меня это радовало). Этим я хотел обратить внимание на девочку которую я любил в тайне от всех. Её звали Сьюзи. Она была очень красивой лисицей. Она была в классе самой красивой! Но с ней всё время крутился Джастин. Вот прозвенел звонок. Все заняли свои места за своими столами. Сьюзи (о, Сьюзи...) была рядом с этим моральным уродом, Джастином...

В класс вошел наш учитель. Его звали Биллиус Анавиус (странное имечко...). Он уже был старым медведем с сединой и длинной бородой, что, порой кажется, что он не медведь вовсе, а что то большое с бородой (странное сравнение... Всё странное.) Подойдя к своему столу он громко воскликнул:

- Здравствуйте!

Все хором ответили: - Здравствуйте, мистер Анавиус!

- Итак дети, на прошлом уроке мы остановились на теме "Амины и Аминокислоты".

Он начал, как всегда свой занудный монолог со своей доской. Ну и с нами, конечно... И тут началось начало опыта. Мы, по указке учителя делали всё, о чем он говорил. Я решил пошутить (зря я, конечно, это сделал, но вы же тоже были детьми). Во время разгара опыта я сказал учителю:

- А вдруг как бахнет?!

Учитель ответил: - Нет, не бахнет! - .но опомнившись громко воскликнул. - Что?!

И не заметив, что вещество вступило в реакцию - произошел взрыв. Небольшой взрыв. Анавиус на меня посмотел суровым взглядом и воскликнул:

- Так, Эван! После звонка пойдем к директору!

Я, заметно погрустнев, ждал конца урока. После звонка учитель пошел со мной к директору. Его звали Майкл Адамс. Это был леопард черного окраса. Он был мастером спорта по тяжелой атлетике. Все старались ровняться на него. Но это был страшный человек... Все его боялись (кроме меня - мы с ним как-то сдружились). Я ждал сурового наказания. Оставив меня наедине с директором, он сказал:

- Ну что, Эван, опять ты... Уже третий раз за неделю. - спокойным голосом пройзнес Адамс мне.

- Я знаю, опять в наказание вы меня оставите после уроков...

- Подожди делать выводы, я хочу вот что тебе сказать - я был таким же хулиганом в твои годы. И мне нравилось делать пакости. И я их делал. И в один прекрасный день меня так же отправили к директору и так же я ждал наказания. Но мне сказали только одну фразу и я перестал проказничать...

- Ну и что это за фраза? - с интересом спросил я.

- "Поставь себя на место того, кому ты делаешь пакость" - Я это запомнил на всю жизнь и стараюсь "не пакостить".

- Я все понял.

- Что ты понял?

- Я не буду больше делать гадости учителям - слово скаута.

- Ну, я думаю, ты понял... Все, свободен!

Я не заметил как началась большая перемена. Я решил признаться в любви Сьюзи - но только что бы этого не видел этот... даже слов не могу подобрать, чтобы описать какой он гадкий... Всё - я решился! Буду ей говорить! Всё что чувствую к ней! И никто меня не остановит (я так думал)...


...Закончились уроки, и я решил проводить Сьюзи до дома. Она всегда ходила до дома одна. Я подошел к ней и сказал:

- Сьюзи, тебе одной не страшно ходить?

- Нет, а что? - с интересом она спросила, понимая мои намерения.

- Может тебя поводить до дома?

- Ну ладно...

Мы шли с Сьюзи и молчали. Но кто то должен был начать. И начал я. Я нёс полнейшую чушь. Но она слушала всё с интересом, наблюдая не то что я рассказываю, а скорее наблюдая за мной. Когда я рассказывал какую-либо шутку, она мило хихикала ( о боже, как она была мила и красива в эти моменты)...

Мы не заметили, как мы подошли к её дому. Когда мы подошли к двери, она сказала:

- Пока.

- Пока. - ответил я.

Мы проводили друг друга взглядами и я пошел домой, мне было по пути. Придя домой, я корил себя за то что не сказал то, что хотел сказать Сьюзи. Я плакал в подушку от переизбытка чувств. Я осуждал себя за то что пропустил этот подходящий момент для признания... Но всё же я заснул...


... На следующий день в школе я не встретил своего друга. От однокласника я узнал, что он заболел. Все шушукались за моей спиной о том что я вчера провожал Сьюзи. Когда об этом узнал Джастин. Он рассвирепел. Посмотрев на меня он показал жестом, что мне конец. Я сглотнул, готовясь к худшему. На большой перемене ко мне он подошел со своей сворой и спросил:

- Мне тут говорили, что ты гулял с моей Сьюзи, это так?

- Где написано, что она твоя? - с иронией ответил я.

- Да ты шутник... - сказал Джастин.

И мне в лицо прилетел его сжатый кулак. Я упал. Он сказал:

- Добейте его.

И тут же меня ударили ногой в голову. Я потерял сознание...


...Очнулся я уже в больничной палате. Я не чувствовал ни клетки своего тела. Мне было жутко больно... Рядом со мной сидели моя мама, Али, и Сьюзи. Я удивился увидев её. Слабым голосом спосил её:

- Что ты делаешь здесь, Сьюзи?

- Я поняла, какой Джастин падонок (полностью согласен) и я бросила его. И я хочу признаться тебе - я тебя люблю.

И тут я снова потерял сознание. От счастья...


...Вот уже день окончания колледжа. Мы все стоим в смешных колпаках и плащах (никогда не понимал этой дурацкой традиции). Я сижу рядом со своей любимой девушкой и держу её за руку. Мы с ней собираемся пожениться. Да-да - пожениться. Я её настолько сильно люблю. И у нас должен был родиться ребёнок. Через шесть месяцев. Наш ребенок... Мы вместе с Сьюзи открыли свой магазин. Мы купили себе дом (нам помогли как мои родные, так и её). Но я отвлекся от мыслей, когда назвали мою фамилию. Я пошел получать свой диплом. Но я ждал не диплома, а того что будет после его получения. Мы с друзьями решили отметить это дело парой банок пива. Когда всё закончилось я отвез Сьюзи домой. Она спросила у меня:

- Ты долго будешь у Джима с друзьями?

В её вопосе прозвучало волнение.

- Конечно же нет - как освобожусь, так приеду.

- Я жду... Люблю тебя.

- Я тебя тоже люблю тебя. Сильно, сильно...


Обняв её на прощание и проводив до дома, я поехал на своей машине до Джима.

Как только я подъехал к его дому, вышел он сам. Он остался всё тем же завидным самцом - я ему даже немного завидовал. Ведь я худой, как палка, а он был мускулист, как никогда. Он встречал меня со своими, как будто мы очень давно не виделись. Он возгласил:

- О наконец-то Эван, приехал, все-таки до своего друга. Как же мы давно не виделись. - шуткой сказал он мне.

- Ты что, с дуба упал, мы вот с тобой на окончании колледжа были! - не поняв шутку, брякнул я.

- Ты чего Эви? Я же пошутил. - погрустнев, отвелит он.

- Ну ладно, не расстраивайся. Нас ждет пиво и танцы в честь окончания этого ебучего колледжа!

- Да! Идем,я тебя кое с кем познакомлю.

- С кем же? - с интересом спросил я. Хотя я понимал, что это его девушка - Бритси. Классная девушка - но не лучше моей Сьюзи... Она ждет меня дома.

И я угадал. Это была его Бритси - привлекательная болонка, с большим бюстом. Джим только рассказывал мне о ней: какая она классная в постели, какая она красивая и что она лучше всех. Я понимал! Всё - влюбился парень... После пары банок пива и бутылки джина, бутылки уже не помню чего и бурных танцев я заявил, что мне надо домой. Меня отвел Джим до моей машины и попросил отвезти друга. Я не помню кто это был - так как я был чертовски пьян...



... Я очнулся дома, в своей кровати. Голова моя посто раскалывалась. На тумбочке возле кровати лежали стакан воды, таблетка от похмелья и записка. В ней говорилось: "Эван, я тебя люблю. Но ты грязная свинья. Я уехала к маме. Не звони. Сьюзи."

Я заплакал - как я мог так поступить. Ведь я никогда не пил много. Я должен был искупить свою вину любым способом. Главное что бы она меня постила и вернулась. Я купил огромный букет из её любимых белых роз и купил кольцо - я решил, что на должа выйти замуж за меня. Более подходящего момента и не могло быть... И поехал к её маме - она была лисицей черного окраса, тихой и мирной.

Когда я приехал к свекрови. Она встретила меня у дома. Как-будто меня ждала. Она сказала:

- Она на тебя сильно обижена и не хочет разговаривать с тобой.

- Дайте я её только объяснюсь и всё. - посмотрев с волнением на окно. От туда выглядывала Сьюзи (о, она была красива, как никогда). Я зашел в дом - Сьюзи спустилась, не посмотрев на меня. Она прошла мимо. Я сказал:

- Дай я тебе всё объяс... - хотел было сказать, но меня прервала Сьюзи:

- Ты думал вот так прийти сюда и просто просить пощения?

- Нет, я хотел сказать тебе, что я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. - сказал я прямо, без запинки и сомнений.

Она была немного в ступоре от таких слов. Но было видно, что она рада. Безмерно рада. Я увидел на её глазах слезы. Я спросил:

- Это значит да?

Она прижалась ко мне и заплакала. И без слов понятно, что это означало: Да...



...Наша свадьба была шикарная, лучшая среди тех, которые я видел по телевизору и у друзей. Я женился самый последний из моей группы друзей ( Проклятье! ). Сьюзи была уже на девятом месяце беременности. Мы очень сильно волновались и держались за руки. Я сказал Сьюзи, чтобы она успокоилась, так как это вредно для нашего ребёнка. Она улыбнулась. Мы подошли к престолу. Всё таки волнение не спадало. Мы стояли и слушали. И тут мы услышали заветные слова:

- Эван Доули, берёте ли вы в жены Сьюзи Адамс? Будете ли вы с ней и в радости, и в горе?

- Да! - с радостью воскликнул я.

- Сьюзи Адамс, берёте ли вы в мужья Эвана Доули? Будете ли вы с ним и в радости, и в горе?

- Да. - тихо ответила она.

- Обьявляю вас мужем и женой! Обменяйтесь кольцами и поцелуйтесь в знак того, что вы муж и жена.

Нам принесли кольца. Мы не спеша надели их. И поцеловались. Все радостно закричали. И вдруг Сьюзи схватилась за живот.

- Что случилось, Сьюзи?

- Кажется, воды отошли... - уже шепотом произнесла Сью ( я её так называю )

- Вызовите скорую - немедленно! - закричал я...



...Мы были уже в родильной палате. Я был рядом с Сью и снимал на камеру роды. Я подбадривал её как мог. Она кричала. Она мучалась. Я это понимал. Окушеры крутились вокруг неё. Я с нетерпение ждал. Её кричали:

- Дышите часто! Тужьтесь! Тужьтесь, голубушка!

- Ну а я что делаю по вашему! - произнесла сквозь крики Сью.

И тут от переизбытка чувств я потерял сознание...


...Очнулся уже на койке. резко проснувшись, я закричал:

- Где Сью?!

Ко мне подошел врач и сказал:

- Успокойтесь, с Сьюзи всё в порядке - у вас родился вполне здоровый малыш... Поздравяю вас, папаша.

- А можно увидеть её?

- Пока нет - она отдыхает. - спокойно произнёс врач.

- Понимаю... - сказал я положив голову на подушку.

Я был счастлив. Очень счастлив. Безмерно счастлив. Я заснул, с улыбкой на лице...



...Мы были дома с Сью. Она пеленала Брендона (так мы назвали нашего сыночка). Я сидел и смотрел телевизор. Закончив свое дело, она подошла ко мне. Присев ко мне на диван, она положила свою голову мне на грудь и произнесла тихим голосом:

- Я устала...

Я её обнял. Я был на седьмом небе от счастья: семья, дом, деньги. Бог не оставил меня - думал я. Но я сильно ошибался...



Глава 2: Смерть


... В это время мне было 27 лет, а моему сыну уже 7. Он был вполне обычным ребёнком. Лучшим ребёнком в мире...

Было 6 вечера. Мы сидели с сыном и собирали модель самолета. Он с интересом разглядывал все детали и с тщательностью собирал их. Решив поинтересоваться, как идут у него дела, я спросил:

- Бренди, как дела в школе?

- Отлично, пап! Я сегодня пятерку получил по биологии. - воскликал Бренди и неожиданно чихнул.

- Будь здоров, сынок. - сказал я, при этом погладив по голове. - Я тебя люблю , сынок.

Я обнял его. Он тоже прижался ко мне. За окном послышалось, как подъезжает машина Сью. Бренди заметно обрадовался. Он побежал к двери вcтречать свою маму.

- Сынок, не беги ты так. А то убьешься.

- Скажешь ещё, папа. - с улыбкой на лице произнес Бренди.

В это время открылась дверь и вошла Сью. Она выглядела уставшей. У нас был порядок: день поработаю я, день - она. К ней подбежал сын и обнял её, произнеся:

- Мамочка, как же я рад тебя видеть!

- Я тоже, мой Бренди. - ответила Сью, прижав его к себе.

Они выглядели счастливо и не хотелось портить эту идилию, но я всё таки спросил:

- Как дела на работе, Сью? Выглядишь уставшей.

- Да там - случай один... На работе... Этот Хуан. Опять устроил...

- Что опять этот Хуан сделал на этот раз? - с тревогой спросил я, на что Сью ответила:

- Он опять опоздал. Но уже на полчаса... И ещё он... нахамил мне... - и Сью заплакала.

- Что сказал этот урод?

- Он сказал: "Лучше я буду бутылки собирать, чем работать у такой шлюхи как ты!" - через слезы произнесла Сью.- - Папа, а что такое "шлюха"? - с интересом спросил Бренди.

- Сынок, тебе лучше не знать значение этого слова. И вообще - иди в свою комнату!- Вот так вы ко мне относитесь... - грустно произнес Бренди и поплёлся наверх.

Я обнял свою Сьюзи, сказав:- Я его обязательно накажу...

- Но ты же его бить не будешь? - с тревогой спросила Сью.- Конечно не буду... ( я её обманул )...


... На следующий день, прибывши на работу, первым делом я вызвал к себе Хуана. Он был среднего роста львом. У него был шрам под глазом. Работал заведуюшим складом. Сам по себе он был типичным хамом. Уродом ( полным отморозком ). Но он хорошо выполнял свои обязанности...

Распахнулась дверь. Он вошел в дверной проём и тут же от него повеяло пьяным угаром. Не выдержав напряжения я спросил:

- Ты совсех охренел, Хуан?!

- Что? То что я пьяный? Или из-за вчерашнего? - скахал Хуан и рассмеялся.

- Ну всё, урод! Ты сейчас своё получишь! - сказал я и удаил его по лицу изо всех сил.

Он упал. Держась на правый глаз, в который я ему попал, он буркнул:

- Зря ты это, ты об этом пожалеешь...

Он вскочил и у нас завязалась потасовка. Нас еле разняли. Вызвали полицию. На удивление - она приехала быстро и меня вместе с Хуаном забрали в участок.

После недолгих объяснений Хуана отпустили под залог. Не знаю кто. Его так вот просто отпустили. А меня на 14 суток?!...


...Об этом узнала Сью и приехала меня навестить. Она, конечно же, была недовольна этим. Первым делом на свидании она сказала:

- Ты меня не послушал... И вот ты теперь где!

- Я знаю... Но этот моральный урод! Он совсем охренел!

- Ты меня не слушаешь, а значит не любишь...

Сью зарыдала. Я попытался её обнять, говоря:

- Что ты такое говоишь? Конечно же я тебя люблю!

- Ага! Если бы любил - то ты бы просто с ним поговорил. Как я сказала...

Она ушла. Я тоже заплакал. "Как? Как я мог так поступить?" - думал я. Я корил себя. Всю жизнь делаю неправильно. И был в тюрьме ещё десять дней. Десять самых жутких дней. И не зная то, что меня ожидало потом...


... Когда меня отпустили, я первым же делом заказал такси. Надо было поскорее прихеать домой, что бы увидеть Сью и Бренди. Я скучал без них. В такси я думал только о своих родных. Вспомнил о маме, об Альберте, Джимме. Я даже вспомнил Джастина. И понял - мне не хватает моей родни. Не хватает моего детства, где мог делать всё, что мне вздумается. Где мог не отдавать отчета своим поступках...

Я даже не заметил, как подъехали к дому. Таксист повернулся ко мне и сказал:

- С вас 2 доллара ровно.

- Хорошо. Вот держите. Спасибо вам!

- Не за что.

Я подошел к дому. Открыл дверь, но... никого дома не было. Всё было перевёрнуто с ног на голову. Я ужаснулся. "Кто бы это мог быть? И где Сью? Где Бренди?" Думал я. Прошелся по всему дому. Дома действительно никого не оказалось...

И тут, взглянув на обеденный стол, я увидел записку. Я быстро её развернкл и прочитал. Там были напианы такие слова: "Ну что - доигрался. Я тебе ведь говорил - ты ещё пожалеешь! Твоя семья у нас..."

- Вот урод! - заорал я и стал читать дальше.

"... И кстати - ты не знаешь всей правды о своей жёнушке! Она действительно шлюха! Я сам это знаю - на личном опыте..."

- Что, блядь?! - я закричал это на весь дом.

"... Ты сейчас удивлен - я знаю. Если ты хочешь их увидеть - готовь миллион зелёных! Что делать с ними дальше, мы подскажем тебе потом!"

Почитав это - я рассвирепел: Она спала с этим недоноском?! С этим уродом!

Это было ещё не все - в зависке было написано что-то мелким шрифтом, я прочитал:

"Если ты обратишься в полицию - твоя семья умрет! Мы следим за тобой..."

Я не знал, что делать дальше. Был напуган. Напуган за Сью и Бренди. Что с ними делают? А если их бьют? Если над ними там издеваются?

Я не мог этого допустить! Надо было что то делать! Я попытался позвонить Сью. Конечно же её телефон не отвечал...

Я решил разобраться с ними. С этими тварями...

Решил позвонил Джимму (как же я давно не видел его - почти 8 лет). У меня остался его номер. Набрав его, я услышал знакомый голос:

- Алло.

- Алло! Привет Джим.

- Это кто? ( он меня не узнал... )

- Это же я - Эван. Ну, Эви!

- Эви, Эви.. Ааа, Эви! Здорово, дружище! Давно ты мне не звонил.

- Я знаю...

- Ну и зачем позвонил. Вспомнил друга. Побухать со мной решил?

- Мне сейчас не до бухла! Где ты сейчас живешь?

- Ага. Ну я живу там же, где и жил. Родные все поумирали, Бритни к другому сбежала - а я бухаю. Уже 3 года. Один...

- Соболезную... Но мне сейчас нужна твоя помощь, как никогда раньше.

- Ну приезжай. Выпьем.

- Ладно. Приеду и все объясню тебе.

- Жду.

Я вспомнил, куда я положил свой револьвер ( дело было серьёзным ), взяв машину из гаража, поехал до Джимма. Я уже давно у него не был и надеялся чтон он остался прежним. Надеялся...



...Подъехав к его дому, я его не узнал. О был запущен. Жестоко запущен. Остановившись, я взглянул в окна. Сами окна были посившимися, неухоженныйми. Я не узнал дом, куда я ходил к другу! Всё-таки я решил войти. И вошел. В доме был полнейший беспорядок: повсюду лежали банки из под пива, бутылки, какие-то коробки. Было действительно грязно. И тут появился сам Джимм. Его я тоже не узнал: он стал толстым, шерсть его торчала клоками, ходил он в порванной футболке с эмблемой "Leikers" и потрепаных штанах. На лице были ссадины и синяки. Он превратился в самого настоящего бомжа ( сравнение жестокое, но сейчас правдивое ). Я открыл рот от удивления. Но всё же это был мой лучший друг и я был рад его видеть.

Он улыбнулся и сказал:

- О, дружище! Как же я рад тебя видеть. - сказал он и подошел ко мне, что бы обнять.

- Привет, Джимм... Тебя не узнать. - ответил я и обнял его.

- А ты прямо деловой, как я вижу. Костюмчик, машина. Ещё и семья отличная. Кстати, как они поживают?

Я заплакал.

- Ты чего? Что я такого спросил? - удивился Джим.

- На вот посмотри...

Я дал ему записку. Он прочитал её внимательно. И сказал мне внятным голосом:

- Кто это сделал?

- Хуан...

- И что нам делать?

- Я не знаю! Я к тебе приехал за советом.

- Ну как видишь... - с грустью произнес Джим.

Тут мы услышали как кто то подъехал к дому. Я украдкой взглянул в окно. Это был мотоцикл. И тут начали стрелять. Мы пригнулись. Когда стрельба прекратилась, в окно влетел камень. И мотоцикл уехал. Первым делом я поднял камень. К нему была привязана записка.

Когда я отвязал её я прочитал вслух:

"Ну что же! Деньги отвезёшь на склад в порту - у нас один порт. Когда войдешь положишь пакет с баблом возле главного входа. Ровно в полночь. Завтра. Если не принесёшь - твоим будет конец."

- А у тебя есть столько бабок?

- Да, есть - я все отдам им! Главное что бы не пострадала семья!

- Это да. Хоть свою семью не сберег - хоть твоей помогу. -и попытался улыбнуться.

- Спасибо - друг...


... Собрав необхожимую сумму, я вместе с другом отправился к порту. Он сказал, что будет прикрывать меня, если что то пойдет не так. Он взял свой пистолет из бордочка...

...Я один пошел к складу. Было темно, но светитли фонари. Подошел к входу и бросил пакет с деньгами. Тут появился Хуан и ещё трое. Они дежали мою семью.

Хуан воскликнул:

- Молодец, не кинул. Алан! Сходи, проверь пакет!

- Хорошо, Босс.

- Босс? - воскликнул я.

- Да... А ты что думал - мне нужно было прикрытие. Хоть какое-то.

- Босс, в пакете деньги - миллион.

- Принеси!

Бандит подонел к нему и отдал пакет. Хуан открыл пакет.

- Хорошо, очень хорошо, но ты знаешь больше чем надо и свидетели мне не нужны...

И тут я услышал два выстрела. Сью и Бренди упали...

- Ты урод... Так умри!

Я выхватил револьвер и выстрелил. И попал. Убил обоих подельников Хуана. Но я не успел выстрелить в него. Он попал в меня первый. В грудь...


- Ну и что ты хотел этим добиться?

- Ты урод и заслуживаешь смерти! - говорил я истекая кровью.

- Добился? Нет! Теперь умрешь ты - теперь ты урод, а я чистенький. Заплачу, сколько нужно и кому нужно. А ты будешь гнить в могиле.

Он направил на меня пистолет. Раздался выстрел...


...Хуан упал замертво. Произнеся:

- Как же я мог забыть про тебя?

Он умер. Я вспомнил по Джима. Он ко мне подбежал и всё говорил:

- Держись, друг - мы тебя спасём, ты только держись...

Последнее что я услышал это звуки сирен и потерял сознание...



Глава 3: Перерождение


... Очнулся в палате психбольницы ( Что я тут делаю?! )... Ничего не помню... Голова раскалывается... Боль в груди мешает двигаться, но нахожу в себе силы чтобы подняться. Я пытаюсь вспомнить хоть что-нибудь. Но ничего, не приходило в голову - мой мозг был как чистый лиcт. Не помню даже своего имени! От этого я заплакал. Посмотрев в окно я увидел лишь только двор...

Тут открылась дверь и вошел врач:

- А, Эван. Поснулись уже - это хорошо.

Я вспомнил, что меня зовут Эван.

- А вы кто? И что я здесь делаю? - с тревогой спросил я.

- Кто я? Я - ваш лечащий врач. Меня зовут Рудольф Фокс. Приятно познакомиться. - он протянул руку.

С неохотой протянув руку, я поздоровался и повторил:

- Так что я здесь делаю и кто я вообще?

- Ну это долгая история... Сюда вас привез ваш друг.

"Джим, - вспомнил я,- Но зачем?"

- А сейчас какой год?

- 2031, а что?

- Так мне уже 33 года получается!

- Я знаю что у вас много вопросов, но погодите немного. Ведь вы хотите узнать, кто вы?

- Да!

- Вы были последние шесть лет в коме...

- Сколько?! - первал я вопросом своего врача.

- Шесть. И от этого у вас случилась амнезия. Но не переживайте. Мы связались с вашим единственным другом. Родственников у вас, к сожалению нет...

- Как?! А мама?! А брат?

- Вы уже вспоминаете - это хорошо... Но хочу огорчить вас - они умерли.

Я заплакал.

- Успокойтесь. Через неделю приедет ваш друг и всё вам расскажет. А сейчас отдыхайте...


... Неделя шла долго. Очень долго... Я пытался покончить с собой... Всё это время шел дождь. Я плакал. Не выходил из палаты. " У меня нет никого, кроме друга, который упёк меня в психушку!" - говорил я себе. Это были мои единственные слова. Я сильно исхудал. Ничего не ел. Вообще. Только пил воду.

Подходили к концу мои ожидания...


... На этот раз крепко спал.

Но меня вдруг разбудил Руди (я так теперь называл своего лечащего врача), сказав:

- Эван, к тебе гости...

В палату вошел Джим. Он был опрятно одет, хорошо выглядел. Он был в халате. Видно, что он за собой следит...

В его руках был пакет с фруктами, я вспомнил это... У меня всплыла картинка в голове: Я лежу в койке, в больнице, возле меня сидит Джим и, плача, шепчет на ухо: "Ты тот ради кого мне нужно жить, и хочется жить. Ты тот, кто мне нужен, ведь никого у меня не осталось, кроме тебя. Ты тот, кто мне нужен - я люблю тебя..."

Образ пропал, так как со мной поздоровался Джим:

- Привет, как ты себя чувствуешь? - он улыбался.

- У тебя такое милое лицо, но я тебя не узнаю...

- Как же я Джим - твой лучший друг!

- Не кричите на него. - ,сказал Руди.

- Хорошо извините... И ты меня извини, Эви.

Так меня называли только мама и Джим. Я его узнал. И улыбнулся.

- Вот и хорошо. - сказал Руди, - я оставлю вас наедине. Для Эвана сейчас этот разговор важен. - обратился он к Джиму.

- Да-да - я всё понимаю.

Дверь закрылась.

И началось молчание... Мы просто смотрели друг на друга. Я начал первый:

- Я тебя сначала не узнал... Ты так изменился - я помню только как ты был толстым и неопрятным.

- Знаю. Есть тот, ради кого я так выгляжу.

Я не очень понял намек. И продолжил дальше:

- Можешь рассказать мне про мою жизнь. Я ничего не помню.

- Хорошо. Я тебе все расскажу...



... Рассказал он мне до того момента как я потерял свою семью Сьюзи и Брендона. Я плакал. Я не мог просто перестать плакать. От радости, от горя - не важно...

Я плакал. Он меня обнял и сказал:

- Перестань, пожалуйста плакать. Мне тоже грустно на душе...

- Почему ты меня упрятал сюда?!

- Чтобы ты вспомнил меня... - сказал он покраснев.

- Ага. А что случилось со мной. Мне сказали я был в коме.

- Да... Ты был у глубокой коме. За это время случилось многое...

- Я знаю. Но я хочу знать подробности.

Он рассказал мне всё что было со мной. А было со мной немногое... И тут он сказал:

- Я ведь тебя на руках отнес до скорой, которую я вызвал, как только услышал выстрелы. Был с тобой до самого конца...

- А что случилось с моими родными?

- Тебе лучше не знать.

- Скажи! - закричал я.

- Ладно... Когда твоя мама узнала, что ты в коме, её сердцен не выдержало. Она умерла. Позже твой брат спился и начал колоться. Он умер от передоза...

Я заплакал.

Джим сказал:

- Мы ещё обязательно побудем на их могилках.

- Да... - сквозь слезы сказал я.

Джим меня обнял, и тоже пустил слезу... Я никогда не видел его плачущим. Когда грусть немного спала, Джим подолжил свою историю:

- Когда ты был в коме, я всё время был возле тебя. Не мог бросить тебя , не мог допустить того, что ты умрешь... И не мог смотреть, как ты страдаешь. Ибо вместе с тобоя страдал я. И понял - я люблю тебя! Как друга, как брата, как семью, которая у меня осталась...

Вспомнив всплывшую картину в мозгу, я его спросил:

- Спасибо, конечно. Но моя настоящая семья умрела и ты не сможешь её заменить ( я уже окончательно все вспомнил ).

- Я всё понимаю... Прости...

Он встал и подошел к двери. Он только повернулся ко мне и сказал:

- Я все-таки тебя люблю, как брата...

И ушел.

Примерно через полчаса ко мне пришел мой врач Руди и спросил, о чем мы разговаривали. Я ему все рассказал. Выслушав меня, он сказал лишь одно:

- А ты и в правду так думаешь, что он не может тебе заменить семью?

Эта фраза заставила думать. Долго думать... Примерно несколько лет...


... Каждый день я обдумывал это. И лечился, я хотел восстановить все крупинки памяти, чтобы понять... И понял. И вспоминал... Понимая, какую страшную ошибку совершил...


... Я хотел увидеть Джима. Я хотел его обнять и объяснить... Но я не знал... Я просто не знал...



...Ко мне пришел Руди и сказал, что меня выписывают. Я обрадовался. Наконец закончилось это мучение в ожидании. Мне выдали костюм, дали ключи от машины. Я удивился.

Мне сказали. Что это подарок от моего друга. Я спросил адрес, где он живет.

Сев в машину, я предвкушал встречу с моим другом...


Я поехал ( Помню, как водить машину! ). Я посмотрел по карте, которую мне оставил Джим, куда мне ехать. И я поехал. Он был далеко... На другом конце материка.

Я ехал, ехал и ехал. Не останавливался даже на ночлеги ( ну если иногда ). Стоя на заправках. Я думал только о Джиме. Он единственний друге, кто у меня остался...



...Лишь через три дня я приехал. Это был большой дом на берегу моря. Я и не знал, что существует рай...

Позвонил в дверь, дверь мне открыла лисица (она была похожа на мою Сью ). Она спросила:

- Вы кто?

- Меня зовут Эван Доули.

- Эван? Друг Джима?

Она расплакалась.

- Почему вы заплакали?

- Вы... из-за вас умер Мой Джимми...

Я застыл от ужаса. Я не ожидал услышать это. Эти слова для меня были, как нож в сердце...

- Как умер?! - крикнул я, не замечая этого.

- Он повесился... Из-за тебя!

Она меня ударила. Я не защищался. Я знал что, что этого заслуживаю...


- Но ты так похож на Джимми.. ( Я и в правду тогда был похож на него).- Эван, извини...

- Я сам виноват в том что он умер.

- Нет он сам вбил себе это в голову. И... я тебя люблю...

Эти слова меня ввели в шок...



...Теперь я живу с Амантой ( так её зовут ). Мы поженились. К нам пришел наш почтальон. Он приезжает к нам раз в неделю. Аманта вышла к нему и забрала письма.

- Эви, тебе тут письмо... От какого то Рудольфа Фокса.

Я был в удивлении - что им надо от меня опять?

Я раскрыл письмо. В нем лежало письмо и ещё один конверт.

рештл прочитать сначала письмо:

" Здравствуйте, Эван. Я знаю что вы удивлены моему письму. Нашему психдиспансеру ничего от вас не нужно. Это во-первых. А во-вторых, разбирая документы я нашел этот конверт. Он был адресован вам. До свидания. P.S.- Рудольф Фокс."

Перевернув конверт, который я держал в руках - я увидел что на нем было написано "Для Эви - моего друга и брата".

я его открыл и почел что было в записке, адресованной мне:

"Привет, Эви. Это мои последние слова которые я тебе пишу. Ибо я больше жить не буду. Я всю жизнь любил тебя... Любил и ждал... Больше не могу... Люби сильнее, кого любишь в этот момент. Люблю. Твой Джимм."...

... Я заплакал и вспомнил. Ко мне подошла Аманта, спросив, что случилось и почему я плачу. Показал ей записку... Она прочитала её... и обняла меня заплакав со мной. Она лишь произнесла:

- Он правильно это сделал...


...Любите тех кого вы любите ещё сильнее...




Послесловие


Этим рассказом, как вы поняли, я хочу подтвердить важность тех кто рядом с нами всю жизнь. Не стоит их терять...

Пропускал некоторые моменты из жизни для того, чтобы вы сами додумали эти моменты. Это развивает мышление, внутреннее воображение, расширяет ваш внутенний мир. Оставляет вам место для творчества...

Да, и я знаю, что существуют недочеты. это из-за того, что я первый раз пишу в таком стиле - биография...

И вообще я первый раз пишу рассказ. Любая ваша критика и комментарии будут как нельзя кстати. Они будут напутствием в последующих моих работах. Или же крестом на моем творчестве.

Любая оценка будет принята во внимание.

Спасибо, что прочитали мой рассказ до конца...






Автор: Голыш Дмитрий.

Контактные данные:

Сайты: stratos007.deviantart.com

Skype: stratos00771

Мой Mail: golyshdima@mail.ru

12.03.2012г.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Гольдберг Елена «Никогда не разговаривай с Драконами!!!», Сергей Антонов «Пушистик (S.T.A.L.K.E.R.)», Кир Булычев «Разум для кота»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален