Furtails
Коб Ра
«Салатовый»
#NO YIFF #сказка #лис #хуман
Своя цветовая тема

Салатовый.

Коб Ра



Глава первая


1. Незнакомец.


Начался второй месяц каникул, и Машке было решительно нечем заняться. С соседскими ребятами играть не хотелось-на улице жуткое пекло, детские книжки перечитаны, все мультики пересмотрены. Да и душе хотелось чего-нибудь... эдакого, удивительного. Мысли уносили Машку далеко-далеко, в другие галактики, другие миры...

Она сидела в "старом доме" на рыжем потрёпанном диване, мечтала о чудесах и... грызла ногти. Конечно, это занятие не для воспитанной и благоразумной девочки, успешно закончившей третий класс общеобразовательной школы №33, а также блестяще сдавшей экзамен по классу фортепиано. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, как в дверь позвонили...

На пороге стоял, именно стоял как все обыкновенные люди, странный зверёк. Он был в серой шляпе и с ярко-синим зонтиком в лапках.

-Салатовый, - сняв шляпу, произнёс зверёк.

-Какой-какой? - переспросила Машка.

-Салатовый, - повторил он, ловя длинным носом аромат сладкой каши, оставленной Машке на завтрак. "Да, - подумала Машка, - говорила же мне мама, что нельзя открывать никому дверь, особенно незнакомцам. Теперь влетит! "И в голове пронеслась жуткая сцена экзекуции, где Машке было категорично отказано в покупке новой компьютерной игры. Она поморщилась, - лишиться игры не входило в её планы.

-Странный какой-то, - вслух подумала Машка, - на лиса похож, только на какого-то затравленного...

-А я и есть лис, - обрадовавлся зверёк, шмыгнув длинным носом.

-А почему Салатовый? - спросила Машка.

-Имя такое, - важно ответил лис, - давняя история. (И он попытался заглянуть на кухню, где на плите стояла каша).

-Геркулесовая? - спросил лис облизнувшись.

-Ага, - грустно пробурчала Машка. - С абрикосовым вареньем.

-Ух ты! - присвистнул лис и заискивающе посмотрел на девочку.

И уже через пять минут они сидели в гостинной за большим столом, уплетая кашу за обе щёки.

Как водится, за столом, во время разговора, лучше узнаёшь человека. Но это был лис и он молчал. И поскольку Салатовый был занят кашей, обильно политой душистым абрикосовым вареньем, Машке ничего не оставалось делать, как пристально его разглядывать.

"Лис как лис, - думала Машка, - кстати, правда с салатовым оттенком. Ушки торчком, шейка белая, пушистая, лапки, ловко державшие ложку-чёрненькие с коготками. Словом, всё как положено: и ушки, и лапки, и глазки... Стоп. Тут Машка остолбенела...

Вот глазки-то и были самыми странными. В них не отражалось ничего, - ни стол, ни шторы, ни вещи... В них не было ничего, кроме звёзд... Машка приблизилась к левому глазу лиса, но он тут же его зажмурил.

Девочка с нетерпением ждала, когда лис всё-таки заговорит с ней и расскажет ей что-нибудь интересное. Но лис и не думал. Слизав последнюю ложку каши с вареньем, сладко зажмурился, облизнулся и, громко икнув, свалился под стол.

-Эй! Ты что? Тебе плохо? - испугалась Машка и тут же юркнула под стол, вслед за Салатовым. Но ему там было хорошо. Салатовое существо свернулось калачиком, закрыло нос лапами и храпело как ни в чём не бывало...

Вдруг раздался звонок. "Мама пришла, - подумала Машка. - Интересно, она обрадуется лису или нет? Надо бы их познакомить... " И Машка побежала открывать дверь...


Остаток дня оказался грустным. А всё потому, что Лис исчез. "Был, да сплыл, будто и не было", - думала Машка. А так хотелось познакомить его с мамой.

Машка обыскала всё: шкафы, тумбочки и даже старую беседку в саду, заросшую диким виноградом.

-Ты что-то потеряла? - спрашивала мама.

-Да нет, так просто, - торопливо отвечала Машка.

Вечерело. Силы Машки уже были на исходе, и её, уставшую, покормив ужином, отвели спать. Девочка залезла на кровать, отвернулась к стенке и стала рассуждать: "Вот интересно, кто так делает, а? Появляется ниоткуда и исчезает в никуда! Я, может быть, подружиться хотела, новости рассказать, а он... А он даже спасибо не сказал! Машка поёрзав, уселась на кровати. "Это же нечестно совсем! - произнесла она вслух. - Сов-сем не-чест-но! " Пследние слова машкиной фразы повисли в воздухе. По мере того как смеркалось и в комнате становилось всё темней и темней, из-под машкиной кровати стало просматриваться слабое салатовое свечение, будто кто-то зажёг маленький фонарик. За окном стремительно темнело, а под кроватью, так же стремительно усиливался салатовый свет. "Салатовый! "-промелькнуло в машкиной голове. И, опираясь обеими руками об пол, чтоб не свалиться, она попыталась заглянуть под кровать.

И правда. Под кроватью сидел Салатовый. Как раз именно от него и исходило это свечение. Удивительная картина-пушистое, салатово-светящееся лисье существо сидело в шляпе, разложив свой шикарный хвост, и что-то считало. Рядом лежали зонтик и маленькая изящная шкатулка, из которой он доставал, (а некоторые выпрыгивали сами), красные, с перламутровым блеском, пуговицы-бисерины, похожие на божьих коровок. Эти бисерины Салатовый складывал в ровные кучки.

-Что это? - удивилась Машка.

-Сбила, - ответил Лис.

-Чего? - переспросила Машка.

-Ты меня сбила, - немного раздражённо ответил Лис.

-Здрасте-пожалуйста, - обиделась Машка. - сам исчез, а теперь отвечать не хочет.

Вспомнив геркулесовую кашу с абрикосовым вареньем, Лис сменил гнев на милость.

-Это дроплеры, - сказал он, кивнув на ровные кучки божьекоровкиных бисерин.

-Кто-кто? Вернее что-что? - удивилась Машка.

-Дроплеры, - повторил Салатовый.

-Это что, как деньги? - продолжала интересоваться Машка.

-Почти, - ответил Лис.

-А что на них можно купить?

-Десять дроплеров-один "ВХОД".

-Куда "ВХОД"? - машкино удивление зашкаливало.

-Ложись! - вдруг скомандовал Лис и задёрнул кусок покрывала, лежавшего на машкиной кровати поверх одеяла. Машка уткнулась в подушку, но ей на миг показалось, что под окном пронеслась какая-то тень.

-Эй, ты тут? - прошептала Машка. На секунду она подумала, что ей всё это снится: светящийся лис в шляпе, какие-то красно-перламутровые дроплеры, которые, к слову сказать, сами порой с писком выпрыгивали из шкатулки и укладывались в кучки.

-Тут, - прошептал Салатовый.

-Ты чего? - спросила Машка.

-Так надо, - ответил Лис.

-А где можно взять дроплеров? - шёпотом спросила Машка.

-Обменять.

-На что? - не унималась Машка.

-На слёзы дракона. Один дроплер-тысяча слёз дракона. Так что дорого...

-А вот если...

-Спи! - оборвал машкину фразу Лис. - Потом. Всё потом. И, кстати, спасибо.

Из-под кровати раздался тихий писк и щелчок. Видимо все дроплеры попрыгали обратно в шкатулку, и она захлопнулась.

Салатовый засопел сразу, а Машку мысли уносили далеко-далеко в другие галактики...


Лис оказался существом непредсказуемым. Каждое утро он куда-то исчезал, а появлялся глубоко под вечер уставший и голодный. Машка ждала и обижалась. «Точь-в-точь как дядя Коля», - думала она и, как ей казалось по-взрослому, надувала губки. Так всегда делала тётя Даша, мамина приятельница, когда рассказывала о своём непутёвом муже.

Спящего лиса невозможно было добудиться. Машка трепала его пушистые ушки, дёргала за лапы, но всё было бесполезно. Салатовая сущность спала без задних ног, вернее лап. Спала, сопела и... светилась.


Куда исчезал лис и где он мог так уставать, Машка не могла себе представить. « Даже если целый день гонять с мальчишками на велике, даже если разучивать гаммы и повторять ненавистные арпеджио, то всё равно оставались силы на что – нибудь интересное, а тут... », - она огорчённо вздыхала.


Машка проснулась от какого-то непонятного шума. Она открыла глаза – за окном было ещё темно. По комнате огромными прыжками передвигалось светящееся существо. Машка протёрла глаза. По полу скакал Салатовый. Похоже, он кого-то ловил.

Лис по-кошачьи неслышно подкрадывался, подпрыгивал и ловко зажимал между передними лапами потенциальную жертву. « Неужели мыши? » - подумала Машка. Тут она заметила изящную шкатулочку с открытой крышкой. «Дроплеры! » - пронеслось в голове.

-Салатовый! – тихонько позвала Машка.

- Салатовый – Салатовый! - слегка картавя, передразнил её лис. – Помогай давай!

И теперь по комнате, в предрассветной тишине, прыгали уже два существа. Первое – маленькая девочка лет десяти, второе – непонятный науке, похожий на лису, светящийся зверёк со странным именем Салатовый.


Положение усугублялось тем, что лис не разрешил включать свет. «Хорошо ему, - думала Машка, - он светится. А я? » Маленькие дроплеры, перебирая тоненькими лапками, быстро разбегались по комнате. Машка осторожно перескакивала с ноги на ногу, чтобы ненароком никого из них не раздавить.

Пушистое лисье существо мягко прыгало от одной стайке дроплеров к другой. Эти маленькие существа видимо не понимали, что лучше всего не перемещаться стайками, а разбегаться врассыпную, кто куда. Это обстоятельство весьма облегчало охоту.


Внезапно лис уставился в одну точку, слегка протоптался задними лапами и прыгнул. Ещё мгновение, и из-за ножки стула был вытянут огромный, с машкину ладошку, дроплер. Жучок - бисерина нехотя перебирал чёрными лапками. Было заметно как он устал и сопротивлялся так, для видимости.

- Вот это здоровяк! – удивилась Машка.

-Это доплер – кау! – победно заявил Салатовый. Лис погладил здоровяка по чёрному блестящему пузику, от чего кау быстро подобрал лапки и позволил себя положить в шкатулку.

- Их ещё четыре, - сказал лис. – Надо найти!

- Могу принести пылесос! – выпалила Машка. Лис с огорчением посмотрел ей в глаза. Машка смутилась.

- Слушай, а зачем он тебе, такой огромный? – поинтересовалась Машка.

После второго и третьего удачно пойманных дроплер-кау, лис заметно повеселел.

- Ну смотри, - облизываясь говорил он. – Один «ВХОД» или «ВЫХОД» стоит десять дроплеров. - Или один кау! - лис мечтательно улыбнулся.

- А «ВХОД» куда? – продолжала выпытывать Машка.

- Куда – куда! – снова передразнил лис. – Узнать бы сначала, где он у вас тут находится, - сказал лис и огорчённо вздохнул.

- Вот что он обижается, - думала Машка, снимая четвёртого дроплера-кау со шторы. – Я же помочь хочу, а не из любопытства.

- Именно. Из любопытства, - парировал лис. ( Он умел читать мысли. )

- Ну ладно, и из любопытства тоже, - не выдержала Машка. – Пусть так! Но ты должен знать, что так не поступают! Я жду тебя, а ты исчезаешь и даже не говоришь куда. Я жду тебя, а ты не понимаешь как мне одиноко! – на машкиных глазах показались слёзы.

Она положила пойманных дроплеров на бархатную лисью лапу, залезла на кровать и накрылась с головой одеялом.

Салатовый виновато вздохнул. Убрав последних свежепойманных беглецов в шкатулку, он уселся рядом с Машкой.

- Я знаю, - сказал лис. – Я знаю что такое одиночество. Завтра ты пойдёшь со мной, - и, помявшись, добавил. - Если захочешь конечно.

- Конечно! Конечно захочу! – сбросив одеяло с головы, воскликнула Машка. Солнечные лучи уже вовсю освещали детскую. Лиса нигде не было.


Весь день Машка не находила себе места. Завтра, на рассвете, её желание сбудется! И куда они отправятся с лисом? Девочка верила этому необыкновенному зверьку с грустными глазами, в которых отражается звёздное небо.

Машка сидела на скамейке садовой беседки и размышляла. «Чем же так подкупает лис? – думала она. – Да, он необычный... но, в конечном счёте, каждый человек необычный, не похожий на других. Шляпа, синий зонтик, шкатулка с дроплерами... Да, дроплеров-то, конечно, ни у кого не было, но это всё не то, не главное. А что тогда главное? »


Сал в июне благоухал! Пышные шапки белых и розовых пионов были великолепны!

То и дело на них опускались толстые шмели, бабочки и какие-то бронзовые жучки. Пионы слегка покачивались на ветру, будто кланялись своим крылатым гостям. Из гущи пионовых стеблей неожиданно выпрыгнул маленький лягушонок. Неспеша, важно, словно красуясь перед Машкой, он проследовал вдоль садовой тропинки. Его гладкая спинка переливалась на солнце всеми оттенками оливкового цвета. Одна из бабочек, гостивших на цветах пиона, неслышно подлетела к лягушонку и села ему на голову. Его глаза удивлённо округлились. Машка рассмеялась: такой забавной сценки она никогда не видела.


«И всё же... как трудно ждать! » - вздохнула Машка. До вечера было ещё очень далеко. Деревья словно купались в полуденном зное, подставляя ладошки своих листьев горячим солнечным лучам. Вдруг, прямо перед Машкиным носом, пронеслись две огромные стрекозы. Они были связаны между собой тонкими нитями паутины, на которых болтался берёзовый листок. Создавалось такое впечатление, что эти стрекозы – пара сказочных крылатых коней, запряжённых в крохотную колесницу. И, было похоже, что листок- колесница не был пуст. Стрекозы кого-то катали!

И, что самое удивительное, этого кого-то не было видно, но листок выделывал такие пируэты, будто им управлял опытный возница.

Машка была в восторге! Она даже забыла про свой маленький альбомчик, в который зарисовывала разные интересные картинки.


Дальше началось что-то невообразимое. Шмели, которые мирно «паслись» на пионах, разом, будто по команде невидимого дрессировщика, поднялись над цветами. Одно мгновение - и в воздухе стали возникать различные фигуры. Сосредоточенно жужжа, шмели выстраивались то в шахматном порядке, то располагались по кругу, то, словно вальсируя, кружили парами...

Машка захлопала в ладоши! «Полёт шмеля» это одно, но вот вальс... !


Неожиданно, как-то по-особенному громко, в траве застрекотали кузнечики. Прямо над пионами в воздухе повис странный белый шар размером с футбольный мяч. Взявшись ниоткуда, он будто замер ватным белым облачком над кустом розовых пионов.

Машкиному удивлению не было границ! Чудо, самое настоящее, рядом с ней! И так близко! Оставалось только протянуть руку и коснуться его...

Машка, затаив дыхание, осторожно дотронулась до шара-облачка. Мягкий, нежный, словно сотканный из тончайшей шёлковой паутины, шар зашевелился. Внутри него кто-то начал толкаться. Совсем близко, в ветвях соседской яблони, послышалась барабанная дробь дятла. На какое-то мгновение кузнечики умолкли...

Ещё миг, и яркий солнечный луч, полоснув по шару, казалось испепелил его мягкую паутиновую оболочку. Машка онемела от испуга. Наконец она увидела кого скрывала эта нежная паутиновая вуаль.


Гусеницы... Много... Огромные, разноцветные... Словно проснувшись от долгого сна, они, извиваясь, лезли друг на друга, образуя огромный клубок! Каких здесь только не было: и ярко-красные с чёрными полосками вдоль всего тела, и изумрудно-палевые с крохотными твёрдыми рожками, и жёлтые в фиолетовую крапину с гигантскими розовыми присосками! А некоторые были столь косматы, что трудно было понять какого они цвета. Большой гусеничный шар висел в воздухе, переливаясь на солнце всеми цветами радуги. Он был похож на диковинную многоцветную головоломку. Машка была ошеломлена!


Вдруг, словно по хлопку всё того же невидимого дрессировщика, разноцветный гусеничный клубок распался. Каждая гусеница, свернувшись калачиком, повисла в воздухе отдельно от своих собратьев. Ещё хлопок. И, вместо одного большого паутинового шара, возникли сотни маленьких белых шариков. Коконы походили на снежные хлопья, которые так приятно наблюдать долгими зимними вечерами...

Ещё хлопок! Смолкло всё вокруг. Казалось, будто малейшая травинка не смела шелохнуться. Машка услышала удивительную музыку... тихую, нежную, словно кто-то играл на свирели давно забытую мелодию. Ещё мгновение... и из каждого маленького белоснежного шарика фейерверком, салютом, залпом стали показываться... бабочки!


Коконы лопались друг за другом, группками, по отдельности... Васильковые бабочки сменяли лиловых, розовые - фиолетовых, оранжевые - фисташковых, оливковые – бархатных чёрных с тонким серебряным рисунком... !

Ах, как играло солнце на крылышках бабочек лимонного цвета! Словно нежнейшие лепестки сусального золота сыпались с неба!

Машка... Она была счастлива! Никто никогда не видел того, что видела сейчас она.

Разве только... Салатовый? ! Машка быстро побежала в дом.




Продолжение следует......



© Copyright: Коб Ра, 2011

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Рейнеке Лис «Рыжий вальс», --- «Принц и Лис», Фред Адра «Лис Улисс и свирель времени (Лис Улисс - 3)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален