Furtails
Альмор
«Приключения Теодора»
#NO YIFF #магия #мистика #фентези #волк #лис
Своя цветовая тема

Приключения Теодора

Альмор



Глава 1


Ласковое апрельское солнышко едва показалось из-за горизонта. Первый луч коснулся земли, разгоняя предрассветный сумрак, игриво блеснул в водах горного ручья, осветил верхушки деревьев и восточный склон одинокого холма.

Теодор недовольно заворчал и накрыл глаза хвостом. Солнечный свет пробивался даже сквозь плотно сомкнутые веки и мешал снова заснуть. Теодор в который раз мысленно обругал своих родителей за то, что им по молодости взбрело в головы вырыть нору с выходом на восток. 'Чтобы любоваться рассветом', - твердила мама. Могли бы сделать выход на запад, любовались бы закатом. Которого, правда, не видно за горами, но не важно. Тогда хотя бы утреннее солнце не мешало ему, Теодору, сладко спать у входа в нору, потому что внутри невыносимо душно с марта по октябрь...

Лис тяжело вздохнул. Отец поставил его перед выбором - или терпеть неудобства, или уходить прочь и создавать свою семью. И рыть норы в любом направлении. Теодор не хотел на вольные хлеба, потому предпочитал терпеть. И это было не так уж трудно.

Чуткие уши лиса уловили шорох травы, лёгкий ветерок донёс знакомый запах. Теодор едва заметно улыбнулся. Шорох прекратился совсем рядом, холодный мокрый нос коснулся белой кисточки на длинном хвосте, рыжего хохолка между больших ярких ушей, ткнулся в мохнатый загривок. Теодор сделал вид, что не заметил.

- Теодо-ор, вставай, - шепотом протянул до боли знакомый голос с такими привычными нотками веселья. - Вставай, соня. Солнышко пригревает.

Красный лис промычал нечто невразумительное.

- Что-что? - на голову опустилась тяжёлая лапа. - Я не слышу!

Теперь Теодор мычал ненамеренно - собеседник придавил его голову.

- Не понял, не хочешь? Как же так, Теодор? Пора уже! - голос дрогнул от едва сдерживаемого смеха.

Большой белый лис убрал лапу с головы Теодора, схватил его за шиворот зубами и с веселым оханьем швырнул в ближайшие кусты. Теодор только успел свернуться в клубок, как с треском рухнул в густые заросли. 'Нашёл, чем заняться с утра', - мысленно заворчал красный лис, устраиваясь поудобнее на прогибающихся ветках.

Белый с минуту простоял неподвижно, прислушиваясь. Но Теодор не издал ни звука. Только ветки слегка потрескивали.

- Тео... - голос белого дрогнул, но уже не от веселья. - Ты в порядке?

Тишина. Теодор прикусил язык и принялся потихоньку раскачивать ветки куста.

Завидев движение, белый лис облегчённо выдохнул.

- Не пугай меня так больше, Тео. Вылезай, - потребовал он.

'Сейчас, сейчас...' - Теодор примерился, подождал, пока ветка начнёт движение вверх, и прыгнул, издав боевой визг. Белый лис застыл на месте, то ли от неожиданности, то ли оттого, что солнце било ему прямо в глаза.

Теодор обрушился на него всей своей массой и с трудом повалил на землю. Вскочил, взмахнул хвостом и ощерился. Густая красная шерсть на загривке встала дыбом, в голубых глазах вспыхнула ярость. И только рыжий хохолок на голове лишь слегла покачивался на ветру.

Белый медленно поднялся, оглядел своего противника. В полтора раза меньше, настолько же легче. Но проворнее и быстрее, а главное - хвост. За него можно ухватиться зубами, но и он может ударить так, что мало не покажется.

- Будем драться? - осведомился белый. Теодор серьёзно кивнул.

Тогда белый напал. Молча, без предупреждения. Просто бросился вперёд, сверкая клыками.

Теодор среагировал молниеносно. Отскочил в сторону, развернулся, взмахнул хвостом раз, другой... И вот уже противник лежит на земле, не в состоянии шевельнуть задними ногами. Свой слишком длинный и сильный для лисы хвост Теодор использовал, как хлыст - вполне мог стреножить противника или повиснуть вниз головой на ветке.

Не дав белому опомниться, Теодор дёрнулся, напрягся и крутанулся вокруг своей оси. Белый с кубарем улетел вниз по склону, к быстрому горному ручью; Теодор, повертев хвостом и удостоверившись в его целости, кинулся следом.

Через пару минут, мокрые, замерзшие, но очень довольные, братья лежали на камне, подставив лапы и животы тёплым лучам утреннего солнца.

- Эх, Теодор, посмотри на это утро. Послушай его, - белый лис счастливо вздохнул и закрыл глаза. - Птицы поют своим не родившимся ещё птенцам колыбельные; ручей весело журчит, неся воды ледника к морю; деревья шелестят при каждом дуновении ветерка; солнышко греет... Ну разве не потрясающее утро? И как можно спать? Пропускаешь такую красоту!

- Видишь ли, Тобиас, - произнёс Теодор, внимательно выслушав брата, - я считаю, что здоровый сон важнее всего. Вот станем мы стариками - тогда и поговорим о красоте рассвета, об утре и всём, с ним связанным. Когда будет бессонница.

Тобиас тяжело вздохнул и открыл глаза.

- Мне бы бессонницу, - мечтательно протянул он.

- Куда тебе? - возмутился Теодор. - Ты и так встаёшь раньше рассветных птиц.

- Не по своей воле, - белый перевернулся на живот и вытянул лапы. - Я бы и хотел проспать всё утро, но стоит мне закрыть глаза, как приходит Сон.

- Какой? - Теодор сел и навострил уши.

- Всё тебе расскажи, - пробурчал Тобиас. - Ты мне не поверишь. Осмеёшь. Знаю я тебя.

- Вовсе нет! - воскликнул красный лис. - Я тебя хоть раз осмеял? Хоть раз усомнился в правдивости твоих слов? Даже когда ты сказал, что видел Круг, я тебе поверил, а родители - нет! Мы выросли, но я продолжаю тебе верить! Так что там за сон?

- Ты уже сам назвал его, - Тобиас закрыл глаза.

- Когда?

- Только что.

- Что именно? Я много чего наговорил.

- Про Круг, - Тобиас распахнул глаза и посмотрел на Теодора. - Он снится мне каждую ночь. Всю ночь. Он зовёт меня. Показывает путь, призывает идти к нему. Я не могу. Этот голос... Он постоянно просит, нет, умоляет прийти! Я уже боюсь закрывать глаза, Тео! Боюсь снова услышать его, увидеть Круг!

Тобиас умолк и прикрыл глаза лапами.

Повисла неловкая пауза. Белый ждал, когда брат начнёт насмехаться. А Теодор же обдумывал сказанное. И первым нарушил молчание.

- Раз зовёт, надо идти. Хотя бы посмотрим. Ну интересно же, что от тебя нужно этому таинственному Кругу.

- Ты тронулся умом? - простонал Тобиас. - Луна, лучше бы ты смеялся надо мной! Теодор, ты помнишь, что рассказывала та старуха, с которой мы поделились едой в зиму? Что из Круга никто не возвращается. А те, кто вышел - безумцы, гниющие заживо. Я бы не хотел...

- А кто тебе сказал, что мы будем заходить? - перебил его Теодор. - Мы только посмотрим с некоторого расстояния, покрутим хвостами и пойдём домой. Может, после этого твои сны прекратятся, и ты снова будешь отсыпаться всё утро! Пойдём!

Теодор вскочил и заплясал на месте от нетерпения.

- Ты хоть знаешь, куда идти? - совсем слабым голосом произнёс Тобиас.

- Нет, но ты же мне покажешь! Хотя... - красный проводил взглядом шустро проскакавшего мимо зайца. 'Завтрак! - вспыхнуло у него в мозгу. - Отец будет доволен!' Лапы сами понесли его следом за убегающей добычей.

- Чего 'хотя...'? Теодор, ты случайно головой не ударился, когда я тебя в кусты запустил? Признавайся. Я за всё извинюсь, - Тобиас решительно поднялся и огляделся. - Теодор?

Ниже по течению между валунов мелькнула белая кисточка.

'Восток... Луна, он бежит на восток!'

- Теодор, стоять! Туда нельзя! Теодор! - поняв, что одним криком делу не поможешь, Тобиас бросился догонять брата.

Но Теодор, увлечённый погоней, не слышал его. Заяц скакал вдоль ручья, выбирая самую удобную дорогу не только для себя. Вокруг было множество валунов, под которые он мог бы забиться и где лис никогда бы его не достал. Но он, словно прогуливаясь, скакал по широкой каменной тропе, показывая Теодору самый простой для него путь. Казалось, он вёл лиса. И тот вскоре начал это понимать, но когда осознал окончательно - заяц внезапно растворился в воздухе, а лапы чуть провалились в песок. Лис резко затормозил, присел на задние ноги и огляделся. Вокруг него ровным кругом стояли высокие камни, похожие на лепестки. Сейчас они были наклонены от центра круга, через который протекал удивительно спокойный для этих мест ручей. Вода была абсолютно гладкой, словно и не текла вовсе. Теодор осторожно приблизился к ручью и заглянул в него. Из воды на него смотрел молодой красный лис с большими ушами, белой отметиной через морду и грудь и задорным рыжим хохолком на голове.

- Опять торчит... - лис недовольно заворчал и принялся лапой приглаживать хохол. Он стеснялся своего внешнего, как Тобиас стеснялся своих снов. С той лишь разницей, что хохолок и чересчур длинный хвост были у всех на виду.

Занятый, Теодор не обратил внимание на шуршание, доносившееся откуда-то сзади. Поэтому скорбный вой стал для него полнейшей неожиданностью. Лис развернулся в прыжке, да так и застыл, придерживая лапой норовивший встопорщиться хохолок. Перед ним стояли тени. Четыре чёрных полупрозрачных существа, отдалённо напоминающих очертаниями волков. 'Это конец... - Теодор не стал отрицать очевидное, оглядевшись и увидев, что каменный 'бутон' закрылся, а ручей за ним вспенился и прекратился в водяную стену. Странно, но Теодор не чувствовал страха. Лишь безысходность. - Теперь я стану, как другие. Разлагающейся плотью, безумцем, говорящим всякие глупости... Чёрт, а день и вправду так хорошо начинался...'

Тени одновременно начали движение. Они шли бесшумно, не оставляя следов и не издавая никаких звуков. Молча теснили Теодора к водяной стене. 'Даже если я преодолею их, я не выберусь и каменного мешка. Да и они тут наверняка не одни...' Хвост коснулся воды. 'Ну вот. Теперь никто не узнает, куда я исчез. Жаль...'

- ТЕОДОР!!! - вопль сотряс, казалось, не только землю вокруг, но и весь горный хребет. Теодор поднял голову. На вершине одного из 'лепестков' стоял, освещённый солнцем и оттого словно сияющий, Тобиас.

'Узнают. Прощай, Тоби. Надеюсь, после этого твои сны прекратятся...'

- Называйте меня Теодор-Покоритель-Круга! - с этими словами лис развернулся и прыгнул в воду. Тени исчезли так же тихо, как и появились. Водяная стена медленно опала и вновь прекратилась в странный неподвижный водоём. Каменный мешок раскрылся; Тобиас, поражённый, скатился на песок.

- Теодор...Дурак... Это должен был быть я. А теперь мне суждено рассказать отцу, как ты погиб, и убить тебя, если ты вернёшься безумцем. Чёртов ты дурак, Теодор...

Одинокая слеза скатилась по белой морде и упала в песок. Тобиас встряхнулся и поспешил покинуть опасное место. Отправляться вслед за Теодором ему не очень хотелось.


'Так холодно... В ушах шум, в голове бардак... Лапы затекли... Лапы? Я цел!' Теодор распахнул зажмуренные глаза и резко вскинул голову, чем вызвал новую волну боли. Лис скривился и потёр между ушами лапой, заодно пытаясь пригладить наверняка торчавший хохолок. С длинной шерсти упало несколько капель. 'Вода?' - изумился Теодор. Потянулся, разминая лапы, скривился от боли в затёкших конечностях и осторожно поднялся. Песок под ним оказался влажным. Лис недовольно фыркнул и отряхнулся. Шерсть на теле встала дыбом и, как Теодор ни старался пригладить её, катаясь по песку, опадать не собиралась. Лис только набил себе полную шубу песка, который противно скрипел и щекотал кожу при каждом движении.

С трудом смирившись с временными неудобствами, Теодор наконец-то огляделся. Пейзаж показался ему странно знакомым. Не потому ли, что был точной копией каменного 'бутона' там, дома? Такие же валуны в виде лепестков, расположенные по кругу. Такое же крупный противный песок. Только ручей почти сухой, да вокруг сыро и сумрачно. И холодно. Очень холодно. Теодор задрал голову. Небо затянули чёрные низкие тучи, из которых то и дело сыпалась мелкая морось. Верхушки деревьев, выглядывающие из-за 'лепестков', зловеще тянули вверх голые чёрные ветки. И тишина. Зловещая мёртвая тишина, какая бывает ночью перед грозой. Казалось, всё здесь застыло в ожидании бури, которая вот-вот должна нагрянуть, но что-то запаздывает на пару столетий.

Теодору стало не по себе от мрачности. Это место навевало дурные мысли, которых лис всю жизнь старался избегать. 'Отсюда надо срочно выбираться, - решил Теодор, хотя это и так было очевидно. - Причём желательно прямо сейчас. Сию же секунду'.

- Верните меня назад!!! - завопил он, вложив в эти слова всё своё горе. Ещё бы, ведь он застрял в настолько унылом и холодном месте, что хотелось выть от тоски. Чего он ожидал, когда шёл сюда? Да ничего. Но даже представить себе не мог, куда попадёт.

Вопль ушёл в небо и остался без ответа. Может быть, его услышали, а может, и нет. Но гром не грянул, местный бог не явился, водяная стена не поднялась вновь, значит, Теодор останется здесь, как бы он ни кричал и не молил о помощи.

Лис не смог долго сидеть на одном месте. Снедаемый любопытством, он осторожно выбрался за пределы каменного круга и отправился, куда глаза глядят. Пейзаж всюду был одинаков: чёрные скрюченные деревья, ветви которых, порой, доставали земли; потрескавшаяся почва, усыпанная останками опавших неизвестно когда листьев. Налетавшие время от времени порывы ледяного ветра раскачивали ветки, те стукались друг о друга, заставляя Теодора каждый раз вздрагивать от холода и неожиданности.

Ему казалось, что он идёт уже несколько часов, а окружение всё не менялось. Тело требовало воды, пищи и отдыха, а лис всё шёл и шёл, надеясь, что вот-вот увидит речку или, хотя бы, ручеёк со свежей холодной водой, на берегу которого можно будет спокойно отдохнуть. Но надеждам этим не суждено было осуществиться.

Впереди показался небольшой овражек, до краёв заполненный густым белым туманом, словно молоком. 'Такой туман может быть только в одном месте - над водоёмом!' - обрадовался Теодор и со всех ног рванул к нему. Но на краю оврага задержался, принюхался. 'От этого места можно ожидать чего угодно, - изучая туман носом, ушами и глазами, подумал лис. - Однако же пахнет водой!'

Теодор никогда не слышал свой внутренний голос. Когда тот умолял не ходить - шёл. Когда тот просил бежать - стоял. Даже несмотря на то, что почти всегда голос оказывался прав, Теодор поступал по-своему. Иногда из чувства противоречия, иногда просто потому, что хотелось приключений.

Едва лис ступил на склон, лапы заскользили по склизкой грязи, и Тео кубарем скатился вниз, проклиная себя, брата, создателей всего сущего и коварный овраг. Прорыв носом приличный жёлоб в земле, лис остановился на дне, перепачканный, мокрый и окончательно растерявший всё своё веселье. Теперь уже идея исследовать территорию не казалась ему такой заманчивой.

Теодор с трудом поднялся, проверил лапы, хвост и уши на целостность и осторожно двинулся вперёд, ощупывая лапой каждый клочок земли перед собой. В тумане он не видел ровным счётом ничего, даже собственного носа.

Внезапно лапа наткнулась на нечто холодное, осклизлое и острое. Теодор испуганно вякнул и отпрыгнул в сторону, готовый в любую секунду бежать, куда глаза глядят. То есть, лапы ведут - глаза совсем ничего не видели.

Несколько секунд ничего не происходило. Сердце бешено стучало, и стук этот эхом отдавался в ушах. Теодор судорожно сглотнул и приблизился к тёмному силуэту, выступившему из тумана. Наклонил голову и пригляделся. Нечто оказалось свернувшимся в клубочек волчьим скелетом, немного заплесневевшим и покрытым слизью.

- Луна... Я испугался какого-то скелета! - воскликнул Теодор и, успокоенный, изо всех сил пнул груду костей.

Скелет резко вскинул голову. В пустых глазницах загорелись зелёные огоньки, челюсти, вооружённые полным набором жёлтых зубов, лениво щелкнули. Создание встало, треща костями, потянулось и внимательно взглянуло на Теодора, явно оценивая, сойдет ли он за лёгкий завтрак. Видимо, решение явно было не в пользу лиса. Скелет задрал голову и издал странный щёлкающий звук. В одно мгновение в тумане зажглись ещё несколько пар зелёных огоньков.

'Плохо моё дело, - констатировал Теодор, пытаясь по глазам пересчитать своих противников. Выходило не меньше десятка. - От этих только бег и поможет. Но куда бежать?' Лис огляделся. Вокруг был лишь густой туман да зелёные огни глаз. Скелеты медленно приближались, щёлкая зубами и суставами, со стуком помахивая тонкими ребристыми хвостами.

Теодор внезапно прыгнул в сторону, ударился плечом о склон оврага и кинулся прочь, придерживаясь его. Скелеты, горестно защёлкав, двинулись следом. Бежали они намного медленнее, но не выдыхались, в отличие от Теодора, который не мог вечно бегать кругами по оврагу, пока его преследователи не развалятся от старости.

Впереди показался скрюченный силуэт дерева. Недолго думая, Теодор кинулся к нему и, молясь, чтобы ветки не обломились под его весом, полез наверх. Когда скелеты добрались до его 'убежища', лис был уже в нескольких метрах над землёй.

Преследователи сели в два ряда полукругом и принялись задумчиво изучать свою добычу, покачивая черепами и периодически перемигиваясь.

- Что, не забраться? Эх, вы! - крикнул Теодор. Покрепче обхватил ветку всеми четырьмя лапами и хвостом, чтобы не свалиться, осторожно глянул вниз и снова заговорил: - Когтей нет, так не достанете теперь! Вот вам и еда! Трещотки вы.

Скелеты его не слушали. Они молча поднялись и принялись быстро выстраивать живую лестницу. Вернее, неживую.

Теодор судорожно сглотнул. Последнее создание как раз сможет запрыгнуть к нему на ветку и либо сбросить его вниз, либо убить тут. Ни тот, ни тот вариант Теодора не устраивал.

С диким визгом лис отпустил ветку, прыгнул и скатился по хребтам скелетов вниз, как по горке. Послышался противный скрежет и стук. Теодор оглянулся - двое преследователей лежали разобранными на отдельные косточки. Зелёные огоньки в их черепах потухли.

Остальная стая грозно ощерилась и двинулась на лиса.

- Иди к нам! - услышал вдруг Теодор.

Скелеты приближались, яростно мигая зелёными огоньками в глазницах.

- Быстрее! - поторопил голос.

- Куда?! - не сдержавшись, крикнул Теодор в пустоту, не зная, кто говорит и откуда.

- Наверх. Для чего овраг от тумана очищен, глупец?

Теодор, изумлённый, огляделся. От страха он не заметил, что туман, скрывавший весь овраг от его глаз, каким-то неведомым образом рассеялся. Теперь лис ясно увидел одинокую утоптанную тропинку, ведущую вверх по крутому склону.

Лис поднял взгляд и увидел две точки на вершине склона - белую и чёрную. 'Это они меня зовут?' - недоверчиво подумал он, стараясь определить, что это за существа. И пропустил удар скелета.

Острая костяная лапа ударила в бок, чудом не сломав лису рёбра. Теодор отлетел назад и с трудом удержался на ногах, понимая, что падение сейчас равносильно смерти. Уже не раздумывая более ни секунды, он со всех ног помчался к спасительной тропке, не оглядываясь. Сзади слышался треск и недовольное покашливание - преследователи не теряли надежды поймать свою добычу. Но Теодор оказался проворнее. Подогнув хвост, чтобы не мешал, лис разогнался и на одном дыхании взлетел вверх по склону, едва не сбив белого волка. Тот отпрянул и, взмахнув лапой, зашептал. На овраг снова опустился густой туман. Откуда-то снизу послышался разочарованный скрежет.

- Добро пожаловать в Привал, красный лис, - произнёс чёрный волк и шутливо поклонился. Белый же, при ближайшем рассмотрении оказавшийся волчицей, недовольно фыркнул и потрусил прочь от оврага.



Глава 2


Они шли, казалось, уже целую вечность, а пейзаж всё не менялся. Всё те же голые искорёженные деревья, та же выжженная, покрытая глубокими трещинами земля; только небо становилось всё темнее, и воздух наполнялся влагой, словно перед грозой.

Волки спешили, шаг за шагом всё прибавляя ходу, так что вскоре Теодору пришлось мчаться галопом, чтобы не отставать. На все вопросы запыхавшегося лиса волки отвечали лишь рычанием и просьбами бежать быстрее и ни в коем случае не отставать. Теодору оставалось только удивляться, как они различают дорогу, ведь что деревья, что земля - всё вокруг было абсолютно одинаковым.

Небо озарила яркая вспышка. Через пару секунд земля дрогнула от громового раската. Теодор испуганно взвизгнул, споткнулся и рухнул наземь, инстинктивно прикрыв голову лапами.

- Нам нельзя останавливаться! - услышал лис взволнованный голос. - Вставай немедленно! Не отставай!

Теодор замотал головой, накрывшись ещё и хвостом для верности.

- Я боюсь, - прохрипел он, не узнавая собственный голос. - Я с детства...

- Заткнись и поднимайся, глупец! - завизжала, судя по голосу, белая волчица. - Или мы тебя бросим тут и будем из укрытия наблюдать, как ты медленно и мучительно превращаешься в одну из тех тварей, что едва не сожрали тебя в овраге!

Такая перспектива не обрадовала Теодора. Лис подскочил, как ошпаренный, и ринулся следом за убегающими волками. Превращаться в голодный ходячий скелет ему совсем не хотелось.

Небо снова озарила ослепительная вспышка. В этот раз гром грянул одновременно с ней, так что Теодор на секунду ослеп и потерял равновесие. Но этого мгновения хватило, чтобы мчащийся на всех парах лис снова пропахал носом.

Рядом что-то упало и зашипело. Теодор осторожно приоткрыл один глаз и тут же зажмурился снова - в каком-то дюйме от его носа дымился миниатюрный кратер.

- Вставай и беги! - вновь услышал лис крики. - Немного осталось!

Шипение раздалось снова.

- Что это??? - не открывая глаз и даже не думая подняться, завопил Теодор. Он с трудом узнавал свой голос - настолько он был напуган. Вместо привычной насмешки он слышал истерику, чего никогда раньше не случалось. Притом внутри Теодор ощущал спокойствие, словно вокруг не сыпется что-то шипящее, земля не трясётся от раскатов грома, и вообще он дома, в родной норе...

Додумать ему не дали. Одним мощным рывком безвольное тело лиса подняли на ноги и потащили прочь. Теодор словно сквозь туман слышал свой испуганный визг и шипение вокруг. Его тащили зигзагами, уворачиваясь от падающей гадости и при этом заковыристо ругаясь сквозь зубы. Теодор хотел, было, возмутиться такому обращению, но внезапно был брошен на что-то мягкое и в меру колючее. Туман в голове рассеялся так же быстро, как и возник. Лис больше не визжал - сил хватало только на тихий скулёж. Долгий путь и нервные потрясения так его вымотали, что он, недолго думая, погрузился в глубокий сон, поверив внезапному чувству безопасности и уюта. Где-то грохотало и шипело, но Теодор уже не обращал на это внимания.

Проснулся он от резкой боли в загривке.

- Ай! - взвизгнул лис и по привычке щёлкнул зубами в сторону врага, за что немедленно получил по носу лапой. Оскорблённый Теодор вскочил, потёр ушибленный нос, распахнул глаза и ринулся на белое расплывающееся пятно с намерением отомстить за жестокую побудку. Но тут же был схвачен за загривок и отброшен к стене.

- Ещё раз нападёшь, и я тебе все выступающие части тела пооткусываю, - прошипели над ухом. Теодор рыкнул, но промолчал. Перед ним возникла вчерашняя знакомая - белая волчица. Ласково улыбаясь во все клыки, она заговорила медовым голоском: - Ну, как тебе спалось, новенький? Кошмары не мучили? А то, знаешь ли, здесь они частые гости...

Теодор мотнул головой и отчаянно заморгал, прогоняя жуткое видение всклокоченной скалящейся волчицы, никак не сочетавшееся со сладким голосом, но видение не исчезало. Совсем даже наоборот: оно приблизилось почти вплотную, так, что внушительные белоснежные клыки оказались совсем рядом с нежными ушами лиса. Этого Теодор уже не выдержал. Привычным движением проскользнул под брюхом волчицы, выскочил на свободное пространство, взмахнул хвостом, словно плетью...и не ошалевшая белая со стоном рухнула на каменный пол, здорово приложившись спиной о стену пещеры. Пещеры???

Теодор окинул пространство быстрым взглядом, но увидел лишь мерцание тысяч странных белых огоньков в полутьме. С огромным трудом лис смог различить большое серое пятно, от которого явственно тянуло прохладой и влагой - выход. Однако даже размеры помещения оценить было невозможно - стены и потолок слились в одну большую мерцающую каменную массу.

Теодор вновь обратил взор на поверженную волчицу. Она уже оправилась от потрясения и теперь просто лежала и неприветливо скалилась. Лис попятился, справедливо полагая, что чем дальше от неё, тем безопаснее.

Внезапно волчица исчезла, а ещё через мгновение тяжёлый рычащий ком белого меха рухнул на спину Теодора, прижимая его к земле. Лис, даром, что его застали врасплох, быстро перевернулся и ударил волчицу передними лапами в глаза, одновременно толкая задними. Воющая противница отпрыгнула далеко в сторону, ударилась о стену и тихо осела. В пещере сразу стало намного светлее, можно было теперь различить даже горку рыхлой земли у дальней от входа стены. Теодор вздохнул с облегчением.

- Рано радуешься, - раздался насмешливый голос. Лис испуганно подпрыгнул и обернулся. От входа к нему вальяжной походкой приближался чёрный волк. Он скалился, но намного добрее, чем волчица. Оценив расслабленное состояние противника, Теодор успокоился - нападать тот явно не собирался.

Волк остановился рядом с лисом, на секунду задумался, а потом тихонько рассмеялся.

- Вот ещё - нападать, - протирая лапой глаза, проговорил он. - Да я, если захочу, тебя в одно мгновение уложу, не приближаясь!

На эти слова Теодор лишь хмыкнул.

- Не веришь? - удивился волк.

Лис замотал головой.

- Тогда смотри, - чёрный опустил голову, встретился глазами с Теодором...и лис, охнув, рухнул на землю и прикрыл лапами голову. Её словно разломили топором и поджарили одновременно, и теперь мозг медленно вытекал через уши, а глаза вылезали из орбит. А чёрный всё смотрел в глаза...

- Х...х... - только и смог прохрипеть лис.

- Да я понял, - волк усмехнулся и оборвал контакт. Боль тут же исчезла.

Чёрный осторожно провёл кончиком лапы возле уха Теодора и продемонстрировал лису капельку крови на своём когте.

- Поверил? - спросил он.

Лис молча кивнул. Волк осторожно подтолкнул его носом под живот, призывая вставать.

Белая волчица у стены заворочалась.

- Пойдём отсюда, пока она не пришла в себя. У неё после пробуждения всегда ужасный настрой, - чёрный направился к выходу, опустив голову и хвост.

Теодор судорожно сглотнул. Туда? Под шипящее нечто? Ни за что! И лис, твёрдо решивший, что лучше драться с сумасшедшей волчицей, чем выходить наружу, попятился.

Чёрный волк обернулся на выходе. Тяжело вздохнул, пробурчал что-то невразумительное, но определённо ругательное, вернулся, за шиворот вытащил упиравшегося Теодора из пещеры и бросил рядом с выходом.

Лис вскочил, отряхнулся и кинулся, было, обратно, но волк оказался сильнее и проворнее: он вновь схватил Теодора за шиворот, встряхнул, как нерадивого щенка, и потащил прочь от пещеры, на ходу бормоча оскорбления в адрес своей ноши. Ноша же всеми лапами отбивалась и верещала, что не хочет в столь юном возрасте превращаться в зомби без мяса. От такого заявления волк немного опешил, отпустил Теодора и удивлённо посмотрел на него. "А глаза-то голубые-голубые..." - только и успел подумать лис прежде, чем волк начал разговор.

- Посмотри вокруг, - тихо произнёс он, делая лапой широкий жест. - Что ты видишь?

Теодор послушно огляделся.

- Ну... Ничего. Выжженная равнина.

- А ещё? Тучи какие-нибудь? Молнии? Дождь? - не унимался волк.

- Нет. Только вон там холм, откуда мы пришли, вроде.

Чёрный прокашлялся.

- Тогда какого шакала лысого ты орёшь на всю округу, словно тебя едят те самые зомби без мяса? Почему я вынужден тащить тебя за шиворот полмили, рискуя собственным здоровьем, чтобы спасти от утренних нападок моей сестры твою хохлатую голову? - волк навис над Теодором, словно чёрная скала. Лис по привычке провёл лапой по голове, пытаясь пригладить вечно стоячий хохол.

- Да что тебе-то, ты в два раза меня крупнее! - лис выпятил грудь. - Я для тебя, как щенок! И вообще, что мне твоя эта сестра, я с ней справился!

Округу потряс раздражённый вой. Чёрный волк закатил глаза.

- О, Луна, за что мне этот выродок? А главное - зачем? Мало мне одной идиотки на мою многострадальную головушку...

- Э, не понял... - Теодор сел и задумчиво почесал шею.

- Чего ты не понял?

- Это кто тут выродок? - лис подозрительно прищурился.

- Ты, - без тени сомнения ответил волк.

Теодор вдохнул побольше воздуха, чтобы высказать чёрному всё, что он о нём думает, а потом делом доказать, что никакой он не выродок, а очень даже достойный сын своего отца, но ему не дали даже раскрыть рот.

- Короче, ты теперь под нашей опекой, покуда мы живы, так что слушай и запоминай. Место, куда ты попал - Привал. Этакий перевалочный пункт между параллельными вселенными, - тут волк заметил, что Теодор удивлённо округлил глаза. - Что? Ты никогда не слышал о них? - лис покачал головой. - А о других мирах? Нет? Что, даже легенд никаких? Грустно. Ну и мирок у вас. Тёмный какой-то, элементарного не знают. Странно, что у вас вообще Порталы есть. Ну да ладно, знания - дело наживное. Привал служит в основном для того, чтобы путешественник мог отдохнуть перед переходом в другой мир и просто не заблудиться в хитросплетениях перемещающих потоков. Но так было раньше. Теперь же привал затягивает. Самовольно. И не выпускает обратно. Вот ты как сюда попал?

- Ну... - протянул Теодор и рассказал волку всю историю, начиная от пробуждения и заканчивая встречей с ним.

Это заняло немного времени, но чёрный ещё в течение нескольких минут словно пребывал в трансе, разбирая рассказ лиса на составляющие.

- То есть ты не обладаешь никаким даром? - заключил он.

- Угу. Совсем, - буркнул Теодор.

- Тогда совсем удивительно! Вместо тебя тут должен быть твой брат! Лис со знаниями и огромным энергетическим запасом! Привал ошибся, твоему брату просто повезло. А тебе не очень. Хотя... Ты не сможешь подкормить Привал своей энергией, её в тебе просто нет. То есть ты просто...балласт...и можешь свободно перемещаться где угодно в пределах этого мира... - в голубых глазах волка промелькнул огонёк надежды и тут же погас. - Хотя ты ничего не знаешь и вряд ли захочешь что-то предпринимать...

- Ты обещал рассказать мне всё! - возмутился Теодор.

- Я тебе ничего не обещал, - спокойно возразил волк. - Я сказал лишь "слушай и запоминай, а это значит, что я расскажу только то, что считаю необходимым в данный момент. Пожалуй, многое из того, что я хотел тебе рассказать, можно пропустить, поскольку к тебе это не относится никоим образом. Просто держись рядом с нами, не шуми, не попадайся на глаза никому - слышишь? - совсем никому и прячься во время грозы. Всегда. Ты у Привала, как кость в горле, и тебя попытаются уничтожить. Возможно, даже... Эй! - волк помахал лапой перед застывшим, словно каменное изваяние, Теодором. Лис мотнул головой.

- Уничтожить, говорите? Я на такое не согласен. Нет, конечно, я люблю приключения, но вот так тихо сидеть и отражать атаки всяких монстров и кислотных дождей - увольте! Я лучше пойду и...и...

- И что? - волк усмехнулся. - Что ты будешь делать, бездарное создание? Ты же ничего не знаешь об этом месте. Будь ты волшебником, ты бы учился и знал о Привале всё доступное, но так...

- А ты расскажи мне! - Теодор выступил вперёд и заглянул волку в глаза. Смело и решительно. Предполагая о последствиях.

Но ничего не произошло - чёрный отвёл взгляд.

- Нет. Это глупо. Об этом не должны знать бездарные.

- Ну и пошёл ты, - Теодор развернулся и, гордо махнув хвостом на прощание, двинулся прочь.

- Куда? - тихо поинтересовался волк.

- Искать выход отсюда! - не оборачиваясь, заявил лис.

- Я же говорила, что он идиот. Клинический, - послышался насмешливый голос. Теодор обернулся. Рядом с чёрным волком стояла его белоснежная сестрица. Чуть поменьше и поизящнее, чем брат, она словно и не бесилась пол-утра: шерсть аккуратно лежит, волосок к волоску; на груди висит блестящий медальон; голубые глаза смеются, нет в них той злобы, что была утром. Хотя есть ли здесь утро? И какое сейчас время? Теодор помотал головой, пытаясь изгнать видение, но оно вновь упорно не желало уходить.

Волчица засмеялась.

- Я - Снежка, мастер иллюзий. А это - мой брат, - кивнула она на чёрного, - Уголь, внушитель. Читает мысли, внушает желаемое. В общем, лучше не иметь такого врага, - Снежка вновь хихикнула.

- Я - Теодор, мастер махать хвостом, - в тон ей ответил лис и отвесил шутливый поклон. - Приятно познакомиться. Только всё первое впечатление вы испортили ранее. Так что нынешнему вашему благодушию я не верю ни на грамм.

Снежка удивлённо воззрилась на брата.

- Ты ему ничего не говорил? - Уголь сокрушённо покачал головой. - Как же мы его беречь будем, если он ничего ни о нас, ни о Привале не знает?

- Как это ничего? Что-то я ему рассказал. И вообще, он бездарный! - возмутился волк.

- Ну, так это как раз замечательно! У него есть шанс выбраться самому и освободить души, пленённые Привалом!

- Чего??? - хоровой вопль волка и лиса заставил вздрогнуть даже холм, в котором они ночевали, но на Снежку он не произвёл никакого впечатления.

- А что, собственно, такого? - волчица невинно захлопала глазками. - Я ж не предлагаю тучи разгонять ветками. Да я вообще ничего не предлагаю. Пока что. А ты, Теодор, - белая повернулась к лису, - вместо того, чтобы посылать всех нас, лучше иди за мной.

И Снежка, изящно развернувшись и гордо подняв пушистый хвост, направилась в сторону пещеры. Теодор отрицательно мотнул головой.

- Нет. С ней я никуда не пойду. Она меня убить пыталась! - пожаловался он Углю.

- Пойдём, - чёрный волк усмехнулся и направился следом за сестрой. - Ты в безопасности до следующего её пробуждения.

Но Теодор широко расставил все четыре лапы и врылся когтями в рыхлую землю.

- Я. Никуда. С ней. Не пойду, - проговорил он почти по слогам.

Уголь вдохнул поглубже, намереваясь выдать поучительную тираду, но тут небо потемнело, окрестности озарила яркая вспышка, тут же сменившаяся грохотом.

- Прекрасно! - воскликнула успевшая отбежать на довольно большое расстояние Снежка. - Уголёк, оставь его! Хочет попасть под освежающий местный дождик - его право!

Решимость Теодора моментально улетучилась. Подскочив выше своего роста, лис рванул к убежищу, сбив по пути обоих волков. Снова грянул гром. Земля мелко задрожала, Теодору казалось, что она так и норовит броситься на него и повалить. К горлу подкатила тошнота. Задыхаясь, лис влетел в пещеру и остановился только у противоположной стены, больно приложившись боком о камень. И только тут он сообразил, что ни разу за время бега не оглянулся, чтобы посмотреть, следуют ли за ним волки.

- Снежка...Уголь...Вы тут? - тихо позвал Теодор. Никто не откликнулся.

Окинув пещеру беглым взглядом, лис не на шутку перепугался: волков действительно не было. Снаружи уже должен идти страшный, убивающий всё живое дождь. Снежка говорила, что капли могут превратить его в одного из тех жутких костлявых тварей с огоньками вместо глаз. А что, если их с Угольком дождь застал вне укрытия? Новообретённые друзья станут злейшими врагами, так ничего и не расскажут незнающему Теодору.... По красной шерсти скатилась одинокая слеза.

- Какой же я эгоист, - всхлипнул лис, поднимаясь. - Бросил их снаружи, в опасности, да ещё и потоптался, а сам сижу тут, целый и невредимый...

- Да уж. Но что с лисиц возьмёшь - вы же одиночки, - произнёс насмешливый голос. Во входном проёме показалась белая ухмыляющаяся морда.

Теодор начал медленно закипать.

- Одиночки, думающие только о себе. Это твоя природа, тут ничего не поделаешь, - продолжила Снежка, тихонько, по стеночке просачиваясь в пещеру. За ней чёрной тенью следовал более крупный и тяжёлый брат.

- Так вы...ты... - Теодор захлебнулся возмущением. - Ну конечно! Как я сразу не догадался! Ты же "мастер иллюзий"! И как, смешно было наблюдать за тем, как я улепётываю?

Снежка хихикнула и кивнула.

- Надеюсь, я вас хорошо потоптал, - фыркнул Теодор.

Тут вмешался Уголь.

- Теодор, нам было необходимо вернуться в пещеру.

- Зачем?

- Сам посмотри, - волк указал на выход.

Лис недоверчиво покосился на волков, но послушался. Осторожно прокрался к выходу из пещеры, выглянул наружу и обомлел. Там, где недавно была пустыня, стояла непроходимая чаща. Несмотря на то, что деревья были почерневшие, лысые и изогнутые самым причудливым образом, они переплелись так плотно, что образовали забор, выхода через который нет.

- Откуда...

- Они тоже живые, тоже боятся дождя. Прячутся глубоко в землю при первых же его признаках, - протараторил Уголь. - Если бы мы остались там, то не выбрались бы до следующего ливня.

- Замечательно! - воскликнул Теодор, отошёл от выхода и сел посреди пещеры. - И сколько ещё таких "подарков" здесь?

- Не сосчитать, - пожала плечами Снежка.

- И вы мне о них, конечно, расскажете?

- Не только о них. Пойдём, - волчица двинулась в глубь пещеры.

- Нет! С тобой - никуда, - Теодор задумался. - Пока не объяснишь, что было утром.

Снежка тяжело вздохнула и обратила молящий взор на брата. Уголь прокашлялся и заговорил едва слышно, но различимо.

- Из нас двоих Снежка более слаба духом. А во сне она полностью открыта, словно книга - бери и читай, делай поправки и пометки. Ты у Привала, как кость в горле - энергии в тебе нет, питаться от тебя нечем. Даже наоборот - ты берёшь из окружающего пространства энергию для себя. Кроме того, ты представляешь реальную угрозу для Привала. Не спрашивай пока, почему. И вот, Снежке внушили во сне, что она должна уничтожить тебя. А она спросонья не совладала с собой.

Теодор замотал головой, ошалело похлопал глазами и недоверчиво прищурился.

- Я мало что понял, а в понятое не верю.

- Ну и глупец, - бросила Снежка. - Я прекрасно владею собой. Так что идём. Там, куда я тебя отведу, ты всё поймёшь.

- Нет уж, объясните здесь, и чтобы было понятно! - возразил Теодор.

- Куда ты его ведёшь? - заинтересовался Уголь. - Уж не нашла ли ты способ использовать его?

- Использовать меня??? - взвился лис. - Да идите вы все лесом, я не собираюсь быть подчинённым! Я рождён, чтобы возглавлять, а не бежать в хвосте!

- Вот и возглавь нас на пути к победе над злыми чарами! - закричала Снежка.

Теодор притих, Уголь удивлённо воззрился на сестру.

- Я нашла путь к Сердцу Привала. Недаром мы перебрались сюда, братец. Эта пещера - вход в древние подземелья, - Снежка толкнула один из камней.

Пещера задрожала, часть одной из стен отъехала в сторону, явив трём парам удивлённых глаз широкий чёрный проход.

- А теперь объясни, что всё это значит, - ласково скаля клыки, попросил Уголь.



Глава 3


- Как-то так, - Снежка отошла на пару шагов и оглядела творение лап своих - наспех начерченную на выровненной земляной лежанке карту. - Это подземные ходы. Они идут сеткой под всем Привалом, так что мы можем относительно безопасно добраться, куда нам надо. И самое главное - там не действует магия. Никакая. С одной стороны это хорошо - Привал не может ни влиять на нас, ни вытягивать нашу силу. А с другой стороны, мы так же лишены своих возможностей.

- Скажи мне, сестрица, - голос Уголька был до того сладким, что у Теодора шерсть на загривке встала дыбом, - где ты взяла все эти сведения? Уж не во сне ли они тебе привиделись?

Снежка вспылила, но моментально взяла себя в лапы.

- В отличие от тебя, милый брат, я много общалась с людьми во время переходов. Ну, пока та деревня ещё существовала. А у людей можно узнать столько интересного...

Уголь грозно посмотрел на наивно улыбавшуюся сестру. Чёрная шерсть встала дыбом, волк стал казаться вдвое крупнее. Снежка словно и не замечала этого - всё так же беззаботно смотрела на разозлившегося брата, потихоньку сметая карту лапой. В воздухе повисла угроза.

- Вопрос, вопрос! - вклинился Теодор, пытаясь разрядить обстановку. Чем заслужил два злобных взгляда, но решил идти до конца. - Что было раньше - курица или яйцо?

Злоба сменилась недоумением. Первой одумалась Снежка.

- Курица?

- Рыба, - буркнул Уголь.

Теодор облегчённо выдохнул. Волки отвлеклись и сразу забыли, что только что собирались разорвать друг друга в клочья.

- А откуда здесь люди? - поинтересовался лис после нескольких секунд молчания.

Уголь закатил глаза и отошёл в сторонку. Снежка же, напротив, оживилась, набрала в грудь побольше воздуха и начала рассказ.

- Привалу всего девятьсот с небольшим лет. Раньше, даже тысячу лет назад, его не было вовсе. Волшебники путешествовали из мира в мир, прекрасно обходясь без отдыха. Собственно, мы и сейчас на такое способны: наших сил хватает не на один прыжок. Но потом пришли люди-маги. Они тоже хотели путешествовать, но их слабые тела едва выдерживали даже прыжки в пределах одного мира, что уж говорить о других! Тогда они стали думать, измерять...

- И создали это гнилое место, - перебил её Теодор. - Я не спрашиваю, как возник это Привал. Мне интересно было, откуда здесь люди. Всё. ВСЁ!!!

- Какой ты нервный, - обиженно проворчала Снежка.

- Я не нервный, я не люблю длинные ответы на короткие вопросы. Мне хватало брата с его пространными объяснениями на тему волшебства.

Уголь, до сей поры зажимавший уши лапами, благодарно кивнул лису.

- Вы какие-то странные, - протянула Снежка. - Спрашиваете то, о чём можно рассказывать неделю, и требуете при этом краткого ответа. Эй, вы куда? - воскликнула она, краем глаза заметив мелькнувший у выхода красный хвост с белой кисточкой.

Уголь и Теодор остановились лишь возле самой кромки леса.

- Она всегда так? - поинтересовался лис, забираясь на низкую ветку ближайшего дерева у удобно устраиваясь на ней, чтобы быть вровень с головой Угля.

- Как? - не понял волк.

- То злая, то хитрая, то нудная.

- Ну, она волчица. Тем более волшебница. Тем более возраст...

- А что с возрастом?

- Мы застряли в юном возрасте. Видишь ли, здесь время течёт медленнее, чем в мирах. Можно даже сказать, что оно тут остановилось. В нашем мире прошлая добрая сотня лет, а мы не постарели ни на день с тех пор, как попали сюда.

- Но ведь меняется же день и ночь!

- Это больше видимость. Да и ты можешь определить, какое сейчас время суток?

Теодор сосредоточенно посмотрел на затянутое серыми тучами небо. Облака шевелились, тянули к земле свои щупальца, но не могли достать даже вершину самого высокого дерева. Не было ни солнца, ни луны: всё время, что Теодор находился здесь, вокруг было сумрак, словно близился рассвет.

- Нет, не могу, - вздохнул лис.

- Вот. А раньше это можно было сделать. Но то была лишь иллюзия. Не забывай, этот мир построили люди, привыкшие к смене дня и ночи.

- Помнится, ты говорил, что раньше это место было...не таким жутким. Что же случилось?

Уголь задумался.

- Понимаешь... - после минутного молчания неуверенно начал волк. - Никто этого точно не знает. Миру нужна энергия. Чтобы не задумываться, откуда её черпать, человеческие маги создали неплавящееся кольцо - Сердце Привала. Подключили к нему все источники и нити энергии, пронизывающие мир. А само кольцо запитали от себя же. Так и ходила энергия по кругу...

- И ты туда же??? - возмутился Теодор.

- Не перебивай меня! - взъярился волк.

- Да не нужны мне ваши исторические справки! Мне нужен факт!

- Кто-то разорвал кольцо, вот тебе факт! Теперь оно поглощает всю магическую энергию, причём чем ближе к нему, тем активнее! Достаточно ясно?

- Немного, - теперь задумался уже Теодор. - А откуда берутся дожди и скелеты?

- Насчёт дождей не знаю, а вот зомби - наши бывшие соратники. Из них вытянули всё. Обычно такое бывает, если подойти слишком близко к Сердцу.

- Как они тогда не рассыпались?

- Что-то не даёт им умереть. Не знаю! - отмахнулся Уголь.

- Подожди, подожди, - Теодор попытался пригладить торчащий хохолок, но снова потерпел неудачу. - За всем этим стоит тёмная, очень злая и сильная личность. Человек?

- Не знаю.

- А Снежка знает?

- Возможно.

- Тогда чего я с тобой разговариваю? - Теодор спрыгнул с ветки и направился к пещере, но на полпути вдруг резко развернулся обратно. - Хотя да, верно, она же не может говорить кратко.

- Ты кратко и не поймёшь, - усмехнулся Уголь, но его усмешка тут же превратилась в злобный оскал. И направлен он был отнюдь не в сторону Теодора.

Лис навострил уши. Откуда-то из леса был слышен глухой перестук и треск сухих деревьев. Такое Теодор за своё недолгое пребывание в Привале слышал однажды. Перестук костей, странный скрип, зелёные огоньки. Лис судорожно сглотнул и оглянулся на Угля. Волк ощерился, расставил лапы для устойчивости, прижал уши. В глазах горел огонь ненависти. Похоже было, что Уголь решил биться до последней капли крови. Своей.

- Нет, так не пойдёт, - Теодор кивнул сам себе и с воинственным взвизгом прыгнул волку на спину.

Уголь взвыл и принялся метаться, пытаясь сбросить неожиданного наездника. Теодор же, вцепившись в волка всеми конечностями и молясь Луне, чтобы удержаться, завопил прямо в ухо своему "скакуну":

- Беги в пещеру, Уголь, беги же!!!

Дважды просить не пришлось. Разом успокоившийся волк, с сожалением развернувшись к приближающемуся врагу задом, припустил в пещеру.

Там Угля и Теодора встретила белоснежная разъярённая фурия в лице Снежки.

- Где вас носило, двух остолопов??? - только и успела возмутиться она.

Уголь схватил сестру за шкирку и швырнул в темноту проёма. Следом, немного притормозив, влетел сам, едва не задев Теодором потолок. Лис, на своё счастье, успел пригнуться. По округе разнёсся страдальческий вой: остановившись, Уголь наступил на Снежку, за что тут же принялся извиняться, попутно пытаясь стряхнуть со своей спины вцепившегося мертвой хваткой Теодора.

- Там целая армия этих...скелетов... - выдохнул лис, не желая слезать с уютного волка. - Проход можно изнутри закрыть?

- Конечно! - воскликнула Снежка. Послышался скрежет, непривычно яркое пятно выхода начало медленно сужаться. Снаружи раздался огорчённый скрип. В последний момент в узкой полоске проёма сверкнули зелёные огоньки, а в следующую секунду череп, оторванный от передавленной тяжеленным камнем шеи, с глухим стуком покатился под ноги волкам.

- Добежал, - с грустью прокомментировал Уголь, одним богатырским взмахом сбросил свою ношу и, отряхнувшись, двинулся в полную темноту.

Через несколько секунд до охающего Теодора и помогавшей ему подняться Снежки донеслись грохот и грозное рычание. Волчица и лис переглянулись, дружно кивнули и кинулись вперёд, на помощь Углю. Однако уже на третьем прыжке они одновременно оступились и дальше покатились кубарем, отчаянно визжа и ругаясь. Затормозили обо что-то твёрдое и холодное, чему были несказанно рады.

- Вы тоже? - донеслось сверху. Уголь поднял за шиворот сначала Теодора, потом Снежку.

- Что это было? - возмутился лис, оглянувшись. Вверх уходило нечто тёмное и ребристое. Морщась от боли в боках, Теодор подошёл к орудию пытки и обнюхал первое ребро, но определил лишь камень.

- Лестница, - придерживая сильно пострадавшую Снежку, пояснил Уголь. - Очень неудобное для нас и приятное людям средство спуска и подъёма. Если вовремя заметить - ничего так.

- А-а-а-а... - понимающе протянул Теодор. Похоже, Углю досталось не меньше, чем ему. - Снежка, ты же среди нас больше всего знаешь об этих переходах. Есть тут хоть немного света? Я ничего не вижу.

- Нет. Раньше тут горели светлячки, но, похоже, выдохлись, - раздалось из темноты. Худо-бедно Теодор даже при полном отсутствии света смог различить белое пятно, поэтому, не размышляя, направился к нему.

- Подождите-ка, - пробурчал невидимый Уголь. Когти волка зацокали по полированному камню. Теодор подозрительно прищурился.

- Э-эй... - шепнул лис.

- Эй...эй...эй... - ответило гулкое эхо.

Теодор навострил уши.

- Ау-у-у-у-у! - уже громче протянул он.

- У-у-у...у-у-у...у-у-у... - передразнило эхо.

Ушедший вперёд Уголь злобно цыкнул. И этот звук эхо добросовестно повторило.

Теодор задумчиво обнюхал гладкий пол. Не найдя там ничего подозрительного, отошёл чуть в сторону, стараясь держать бледное пятно - Снежку - в поле зрения. Не пройдя и пяти шагов, лис наткнулся на каменный угол, зашипел, и дальше пошёл, прижавшись боком к одной из граней. Раз поворот, два, три, четыре. И снова. Казалось, все углы были абсолютно одинаковые.

- Снежка! - тихо позвал Теодор. - Ты меня можешь найти? Иди сюда.

Волчица возникла рядом через мгновение.

- Стань тут и никуда не двигайся, - попросил лис и повторил свой опыт.

Теперь после четвёртого поворота он наткнулся на волчицу.

- Так и знал! Оно круглое!

Снежка хихикнула.

- Оно не круглое, а квадратное. Впрочем, выше оно-таки становится круглым. Это колонны, подпирающие... - тут она закашлялась.

- Что они подпирают, эти колонны?

Снежка помотала головой и тихо-тихо проговорила:

- Мне рассказывали только об одном подобном тоннеле. Как он говорил? "Пол выложен мраморной плиткой, многочисленные изящные колонны поддерживают сводчатый потолок, украшенный мозаикой; на стенах прямо в породе выбиты портреты создателей Привала и этих подземелий..."

- Ух ты! Наверное, красиво, - Теодор прикрыл глаза, стараясь представить то, что описала Снежка.

- На картине выглядело красиво. Но опасно. Здесь стоит ловушка. Примерно в середине тоннеля рисунок - восьмиконечная звезда и круге. Если кто-то ступит на линию - он обречён. Сгорает заживо.

- Спасибо, что предупредила, сестра, - раздалось рядом. Теодор вздрогнул от неожиданности.

- Ты умер? - дрожащим голосом спросил лис.

- Пока нет, - Уголь усмехнулся. - А вот бедняге, прошедшему перед нами, не повезло. Там лежит обгоревший человеческий скелет.

- Значит, ловушка на нём сработала и не восстановилась? - поинтересовался Теодор.

- Или мне повезло ни разу не наступить на линию, пока я бродил вокруг.

- Какой смысл в одноразовых ловушках? - обратился Теодор уже к портретам на стенах. Ответа не последовало.

Решив не задерживаться, троица двинулась по галерее. Путь указывал Уголь, уверявший, что дальше он видел голубой свет. Снежка судорожно вспоминала карту подземелья, но то ли от падения с лестницы, то ли от удивления, что здесь побывал кто-то до них, в голову приходила только какая-то муть.

Вскоре они наткнулись на ловушку. От попавшего в неё мало что осталось. Внимательно обнюхав и ощупав лапами окружающую плоскость пола, Теодор заметил, что рисунок нанесён не просто так, а выбит в камне желобками. Принюхавшись внимательнее, он позвал на помощь Угля, и вместе они определили, что ловушка механическая. Канавки были наполнены особо горючей жидкостью, и рассчитана ловушка была именно на людей, а точнее на магов, которые всегда носили сапоги с железками на подошвах. Одного прикосновения подошвы к железному же желобку - и жидкость воспламенялась, поджигая и неосторожного человека. Это объясняло и то, что ловушка использовалась только раз - жидкость просто выгорала.

Снежка плакала над человеческой глупостью. Зачем так всё усложнять, если можно было навесить одно простое заклинание, которое прекрасно обновляется само? Но тут уже Теодор вспомнил её слова о том, что волшебство здесь не действует, и волчица умолкла.

Оттащив останки в сторону, лис и волки двинулись дальше. Становилось всё светлее, вскоре Теодор смог различить даже чёрного Угля. Впереди забрезжил голубоватый свет.

- Неужели мы пришли? - удивился лис.

Уголь обратил взор на Снежку. Та, ничуть не смутившись, пояснила:

- Мы не прошли и четверти пути. Там впереди, кажется, то ли грот какой-то, то ли...нет, точно не грот. Скорее просто пещера. С озером.

- А что на поверхности? - поинтересовался Уголь.

- Здесь - не знаю.

- А над озером?

- Река.

Уголь присвистнул.

- Значит, искупаться не выйдет.

Тут разговором заинтересовался Теодор.

- А что за река такая?

- Она объединяет все потоки, проходящие через Порталы. Её воды переносят в другие миры. Она имеет столько притоков, что будешь считать вечность - не сосчитаешь, - ответила Снежка.

- Но тогда ведь, если на каждом её притоке стоит Портал, весь Привал должен быть ими завален! - воскликнул Теодор. - Но я видел всего один за всё моё недолгое пребывание здесь, да и тот принёс меня!

- Некоторые миры вовремя закрылись от Привала, и их потоки ушли в землю. Но они ведь существуют, - спокойно объяснила волчица.

- Не некоторые, а почти все миры, где не живут человеческие маги, - поправил её Уголь. - И правильно сделали!

Некоторое время волки и лис шли молча. Тишину нарушал лишь цокот когтей по мраморной плитке, да редкое "кап-кап", доносившееся со стороны голубого сияния и становившееся с каждым разом всё громче.

Теодор задумчиво разглядывал окружающее пространство, сравнивая увиденное с рассказом Снежки. Так, "изящные колонны" оказались совсем не изящными, а очень даже громоздкими и высокими. Мозаики на потолке не обнаружилось: лишь кое-где были заметны кусочки цветного камня. На стенах за рядами колонн красовались остатки портретов. "Прямо в породе выбиты? В земле? Ну-ну. Даже я знаю, что если не закрепить что-то, сделанное из земли, то оно развалится максимум на следующий день..."

Яркий свет больно ударил по привыкшим к полутьме глазам. Теодор зажмурился и помотал головой, разгоняя цветных мушек. А когда вновь открыл глаза, ахнул - такого он никогда не видел и, похоже, больше не увидит.

Перед ними раскинулось огромное озеро, зеркально гладкая поверхность которого отражала голубой свет от огоньков внутри стен. Здесь было намного холоднее, чем в галерее с колоннами - казалось, стены сделаны изо льда. Прислонившись к одной из них, Теодор понял, что не ошибся. Вся огромная пещера представляла собой ледяной мешок, из которого было великое множество выходов. Озеро тоже постепенно разделялось на реки, величественно несущие свои воды во все проходы. Похоже, что дальше придётся двигаться вплавь.

Теодор ступил в пещеру и тут же подскочил от удивления: лапы обожгло холодом. Опустился он с громким хрустом.

- Снежка, Уголь! - позвал лис. - Тут снег! Вы видите? Снег!

Волки, сосредоточенно разглядывавшие выходы, только отмахнулись.

Теодор обиженно надулся, подошёл к озеру и побрёл вдоль кромки воды. От купания его удерживала случайно оброненная Углём фраза, что искупаться в этом озере не выйдет, потому что над ним протекает мифическая река, у которой много притоков.

С потолка периодически капала вода, и тогда по гладкой поверхности озера расходились красивые круги, постепенно сглаживаясь и исчезая. Кое-где плавали снежные шапки. Снег...


Это была их первая зима. Тобиас собирался ненадолго покинуть семью, обещал, что совсем скоро вернётся, но уже поумневшим. Теодор не понимал, зачем нужно уходить, чтобы поумнеть, ведь мама и папа могут всё объяснить и рассказать! А папа ещё и показать - он волшебник-иллюзор. Но Тобиасу, видимо, этого было мало.

В то утро они проснулись рано, дрожа от холода. Снаружи раздался крик отца:

- Тоби, Тео, идите сюда, посмотрите!

Лисы-подростки одновременно рванули из норы, стремясь поскорее увидеть, что же им хочет показать отец, застряли в узком лазе и долго спорили, кто же пойдёт первым. В конце концов, победил более решительный Теодор, и братья вывалились из норы в нечто мягкое и холодное. Оно набилось в носы, рты и уши, и лисы, отплёвываясь, поползли обратно.

- Ну куда же вы? - засмеялся отец. - Это всего лишь снег. Ваш первый снег.

И братья обернулись. Всё вокруг было словно укрыто белым покрывалом, а на еловые лапы словно шапки надеты. Тобиас радостно запрыгал по снегу, крича, что его наконец-то не видно. Отец заметил, что ему прямая дорога на север, в край вечных снегов и оленей.

Теодор же выглядел на снегу, словно костерок. Такой красный и заметный, он становился хорошей мишенью, и поэтому страшно завидовал белоснежному брату. Хотя вскоре научился виртуозно отбивать любые снежные комья хвостом.

На следующий день Тобиас ушёл.


В воду упала солёная капля. Теодор замотал головой, прогоняя видение. Он вернётся, обязательно вернётся! И вновь они с братом зимой будут выкапывать в снегу норы, бросая друг в друга снежные комья! Если только... Ведь Уголь говорил, что время здесь остановилось. А что, если там, в его, Теодора, мире, уже наступила зима? Ведь весной Тобиас собирался уходить на север, к таким же белым лисам, как он...

- Если я никогда отсюда не выберусь, то разнесу этот Привал ко всем чертям, чего бы мне это ни стоило! - прошипел Теодор, злобно глядя в озеро. Из воды на него смотрел немного помятый и запачканный, но всё ещё красный лис с неизменно торчащим между ушей хохолком. Теодор по привычке потянулся пригладить непослушную шерсть, но вместо этого зло ударил лапой по воде. На мгновение поверхность озера зарябила, но тут же разгладилась. Словно это был не удар, а очередная капелька упала с потолка в воду.

- Тебе всё равно. Ты здесь девятьсот лет хранишь эти проходы, не давая путникам пройти дальше, - произнёс Теодор и задумался. - В чём же твой секрет? Что в твоих водах можно замёрзнуть? Но это люди, они не покрыты шерстью... Всё подземелье - ловушки только для людей...

- Теодор! - взволнованный голос Снежки выдернул лиса из пучины размышлений. - Мы нашли лодку! И я определила путь! Скорее сюда!

Теодор грустно вздохнул, последний раз бросил взгляд на своё отражение в воде и потрусил на зов.




Глава 4


- И на ЭТОМ мы поплывём? - Теодор недоверчиво обнюхал насквозь промёрзшее деревянное нечто, названное лодкой. - Люди не нашли ничего лучше, чем сидеть верхом на деревянном гребне, словно на коне, и полностью отдаваться воле стихии? Знаете, я лучше своим ходом...

С этими словами лис двинулся к воде, намереваясь самостоятельно переплыть озеро. Снежка, испуганно взвизгнув, схватила его за шкирку и отбросила назад.

- Нельзя, глупец! Едва ты коснёшься воды - окоченеешь! И ничто тебя уже не спасёт! - заверещала она, подзабыв, что находится под землёй, в ледяной пещере. Её вопли эхом разнеслись по проходам.

- Это люди окоченели бы, они же беззащитны. А мы покрыты шерстью, и даже на снегу не мёрзнем! - возразил Теодор.

- От этого холода не спасёт даже толстая шкура, - вздохнул Уголь. - К тому же неизвестно, где кончается вода и начинается суша. Сможешь ты плыть несколько часов в ледяной воде? Сомневаюсь.

- Но и на этой сомнительной деревяшке я не поплыву! - Теодор отполз подальше от воды и прижался спиной к ледяной стене. Шерсть тут же намокла, но он не придал этому значения. - С неё же легко сверзиться, в конце концов!

- Она просто стоит вверх дном, - усмехнулся Уголь. - Лучше помоги придумать, как её перевернуть. Мы ж не люди, рук у нас нет.

Теодор отлепился от стены, медленно приблизился к лодке и принялся её внимательно осматривать. Снежка и Уголь сидели неподалёку и сосредоточенно размышляли, изредка перебрасываясь короткими репликами. Волчица что-то задумчиво чертила лапой на снегу.

Теодор обошёл перевёрнутую лодку кругом, плюхнулся на снег у самой воды, снова по привычке попытался пригладить торчащий хохолок и задумался. "Если немного подкопать с одной стороны, она, конечно, не перевернётся...а если подналечь втроём..."

- Эй, вы чем там занимаетесь? - возмутился лис, заметив дружно склонившихся над аккуратной ямкой в снегу волков. Те подпрыгнули от неожиданности. Снежка недовольно заворчала.

- Клад нашли, - буркнула она, осторожно закапывая ямку.

- А меня посадили придумывать, как вашу лодку перевернуть, чтобы не мешался, да? - фыркнул Теодор. - Ну и ладно. Тогда думайте сами, а я пошёл.

- Куда? - удивился Уголь.

- Свет искать! Не думаю, что дальше есть хоть какие-то источники света.

И Теодор, гордо вскинув закрученный кольцом хвост, двинулся прочь от воды.

- Ну ищи, ищи, - Уголь с трудом подавил смешок. - Гений.

Волки сели по обе стороны от лодки и принялись буравить её взглядом, словно надеялись, что она сама перевернётся. Теодор только криво усмехнулся. Сидеть вот так они могли долго, но безрезультатно. "Странно. Такие взрослые, да и с людьми общались, неужели ничему не научились? - мысленно удивлялся лис. - Хотя, возможно, всё дело в том, что они привыкли полагаться на своё волшебство, которое тут не действует... Или действует?" Теодор инстинктивно пошёл по своим же следам, и через несколько шагов упёрся в небольшое углубление в ледяной стене.

- Что за? - лис пригляделся. Казалось, лёд недавно растопили чем-то очень горячим - с краёв углубления капала вода.

Теодор протянул лапу и осторожно коснулся края выемки: лёд зашипел, от лапы пошёл пар, и она начала погружаться в ставшую внезапно вязкой стену. Испуганный лис с визгом отскочил и тут же вернулся обратно: во льду осталась неглубокая впадинка. Осмотрев сначала её, а потом свою лапу, Теодор снова коснулся стены. И вновь шипение, пар, медленное погружение лапы в плавящуюся массу.

Лис никогда не страдал отсутствием фантазии. Оглядевшись, он кинулся к ближайшему замурованному в стену голубому огоньку. Сев, приложил ко льду передние лапы и начал медленно перебирать ими, словно выкапывая ямку. На самом деле так и было - Теодор аккуратно снимал плавящиеся слои льда, стремясь высвободить огонёк. Будет ли он гореть вне своего ледяного плена, и существует ли он вообще, лис сказать не мог. Но не мог он и не попробовать это выяснить.

Наконец, лапы коснулись чего-то тёплого, и Теодор вздохнул с облегчением - огонёк действительно существовал. Лис заглянул в дырку. В маленькой ледяной пещерке метался маленький, бледно-голубой мохнатый шарик, сверкая чёрными бусинками глаз. Теодор усмехнулся про себя - огоньки были живые, - но тут же погрустнел. Бедные создания были навечно заточены в ледяной плен, чтобы освещать это место своим ярким светом. Каково им тут...

- Иди ко мне, - тихо-тихо позвал Теодор, ласково улыбаясь созданию. Огонёк обратил на него взгляд и испуганно задрожал. Лис перестал улыбаться. - Иди, не бойся. Я тебя не обижу.

Огонёк пискнул и завертелся.

- Не понял, - сокрушённо покачал головой Теодор. - Ты боишься? Я клянусь, что не обижу тебя. Нам нужен свет для дальнейшего пути. И только. Или вне своей ледяной темницы ты просто пушистый шарик?

То ли огонёк обладал благородством, то ли стремился доказать, что он чего-то, да стоит, но маленький голубой шарик, мигнув, решительно двинулся к выходу из своей уютной пещерки. Не ожидавший такого поворота событий Теодор не успел среагировать и покатился по снегу, получив удар в лоб. Комочек, вцепившись в шкуру своего "спасителя", радостно сверчал и разглядывал окружающее пространство широко раскрытыми глазами.

Остановился Теодор носом в деревянную корму лодки, пропахав в снегу глубокую борозду от стены. Волки всё так же сидели, но теперь уже с закрытыми глазами.

- Медитируете? - отплёвываясь и потирая ушибленный нос, поинтересовался Теодор. Дрожащий огонёк спрятался в густом воротнике лиса и сквозь шерсть таращился на волков.

Первым открыл глаза Уголь. Зевнул, выгнулся дугой и с сожалением поднялся. То же самое, спустя секунду, повторила Снежка.

- Придумываем, - пробормотала она, сладко потягиваясь.

- А что тут придумывать? - удивился Теодор. - Немного подкапываем, втроём поддеваем и переворачиваем.

Волки замотали головами.

- Нет. Как ты себе это представляешь? Лодка ведь тяжёлая! - Снежка толкнула деревянное плавсредство лапой. Лодка тихонько скрипнула и сдвинулась.

- Уверена? - Теодор подмигнул волкам и принялся копать возле правого борта. Уголь, на секунду замявшись, принялся помогать.

Снежка скептически смотрела на то, как лис и волк увлечённо роют снег, разбрасывая его во все стороны. Досталось и самой волчице, после чего она, отфыркиваясь, поспешила уйти подальше от места работ.

Размышляя о чём-то своём, Снежка двинулась в ту сторону, откуда они пришли. И, едва ступив на порог каменной галереи, услышала странный скрежет. Насторожившись, волчица прижалась к стене и вгляделась в даль. Колонны и пол по мере удаления казались всё тускнее, а вдалеке и вовсе сливались в сплошную чёрную тень. Но что-то в этой тени было неправильно. Она была испещрена зеленоватыми огоньками, непрестанно движущимися и неуклонно приближавшимися. Навострив уши, волчица уловила стук и скрип, эхом разносящиеся по всей галерее. "Быть того не может!" - испуганно подумала Снежка. Но проверять, верна ли её догадка, не стала; тихонько, по стеночке вернувшись в ледяную пещеру, она со всех ног кинулась к лодке, которую Теодор и Уголь, пыхтя, пытались приподнять на собственных плечах.

Не говоря ни слова, Снежка бросилась помогать. Втроём они враз перевернули оказавшуюся не такой уж и тяжёлой лодку.

- А как мы ей управлять-то будем? - поинтересовался Теодор, первым забравшийся внутрь и теперь с интересом изучавший нехитрую конструкцию.

- С берега толкнём, а дальше...вёсла... - неуверенно произнёс Уголь, с сомнением оглядев лодку.

- Плевать! - воскликнула, отдышавшись, Снежка. - Сюда бегут эти...зеленоглазые... Зомби!

У Теодора шерсть встала дыбом. Огонёк, тихонько пискнув, упал в обморок и завис, запутавшись в густом воротнике лиса.

- Уверена? - Уголь недоверчиво прищурился.

Из галереи раздался радостный скрип.

Дальнейших увещеваний не потребовалось. Снежка запрыгнула в лодку раньше, чем Уголь успел напомнить ей об этом. Волк, навалившись всем телом, столкнул судёнышко с берега и едва успел забраться в него сам. Лодка медленно поплыла к центру озера, покачиваясь и скрипя, как старая телега.

Уголь попытался достать с днища судёнышка вёсла, но они оказались слишком тяжёлыми и длинными для волка. Теодор бурчал себе под нос ругательства в адрес своих друзей. Волки же, не обращая на него внимания, сосредоточенно вглядывались в отдаляющийся берег.

Снежка оказалась права. Они уже достигли середины озера, когда из галереи на заснеженный берег высыпали, злобно сверкая зелёными огнями, скелеты. Они недовольно щёлками челюстями, а увидев лодку, разразились горестным шипением. Парочка кинулась к воде, но едва костлявые лапы коснулись поверхности озера, смельчаки превратились в ледяные статуи, застыв в мгновение ока.

Волки дружно вздохнули.

- Надеюсь, остальных остановит пример их товарищей, - шепнула Снежка Углю. Тот кивнул.

- А может, и нет. Вход-то они открыли, - возразил Теодор. - И вообще, нам куда?

Снежка встрепенулась и перебралась на нос лодки.

- Раз, два, три... - принялась считать тоннели волчица. - Нам в четвёртый.

- Точно?

- Точнее не бывает.

- А нас несёт в пятый.

Уголь, зарычав, кинулся доставать вёсла, но только раскачал лодку, и теперь она разве что не зачёрпывала ледяную воду. По озеру пошли круги. Насилу Снежка и Теодор успокоили беснующегося волка.

Внезапно лодка сменила направление и чётким курсом двинулась в четвёртый тоннель, куда указывала Снежка. За бортом послышалось довольное урчание, и над краем возник пушистый голубой шарик. Волки дружно ахнули, а Теодор гордо вскинул голову. Огонёк кинулся к нему и вновь зарылся в густую шерсть.

- Теодор, - Снежка посмотрела на лиса очень, очень внимательно, - где ты взял это создание?

- Выкопал из ледяной стены, - простодушно ответил лис.

- То есть ты хочешь сказать, что своими немощными коготками пробил толстый слой льда и достал светлячок? - уточнил Уголь.

Лис молча кивнул. "В общем ведь так всё и было. Незачем им говорить, что от моего касания этот самый лёд плавился..." - утешал он себя.

Снежка буравила его грозным взглядом.

- Ну что? - не выдержал Теодор.

Волчица вместо ответа огляделась. Лис последовал её примеру и ахнул: в пещере медленно, один за другим гасли светлячки. Лишь огонёк, гревшийся в его шерсти, горел ярким голубым светом.

- Что с ними? - удивился Теодор. Его терзало нехорошее предчувствие.

- Они погибают от холода. Ты проделал дыру в стене, и мороз ворвался в их теплицы. Чем дальше он идёт, тем больше светлячков гибнет, - прошипела Снежка, глядя на лиса исподлобья.

Теодор сглотнул подступивший к горлу ком. "Это сколько маленьких жизней я сейчас сгубил своей глупостью и эгоизмом? Мне нужен был свет, и я взял его. Один светлячок греется в моей шерсти, а тысяча его собратьев гибнет оттого, что я вытащил его!" - лису вдруг страшно захотелось укусить себя от досады.

- Ты, наверное, меня ненавидишь? - тихо спросил он у огонька, оккупировавшего его загривок. Шарик удивлённо моргнул, взлетел и завертелся у Теодора перед мордой. - Нет? - удивился лис. Огонёк кивнул и спрятался в своё убежище.

- А за что ему тебя ненавидеть? - грустно усмехнулась Снежка. - Он такой же эгоист, как ты. Он не знал о существовании других, пока ему не показали это. Вы отличная пара.

Лис недовольно фыркнул и отвернулся.

Лодка медленно вплыла в тоннель.


Вскоре стало намного теплее, и светлячок, довольно мурлыча, выпутался из шерсти Теодора и завис над носом лодки. Света он давал достаточно, чтобы разглядеть и стены, сверкающие, словно звёздное небо, и сводчатый потолок тоннеля. Лодка медленно плыла по течению, держась ровно посередине потока.

- Плыть нам долго, вода кончается почти у самого выхода из подземелий, а это значит, что у нас есть время отдохнуть, - оповестила всех Снежка, свернулась в клубочек на корме и моментально заснула.

- Я её не понимаю, - обратился Теодор к Углю. - Она настолько уверена, что ничего здесь не изменилось с тех пор, как она изучала карты подземелий, что засыпает, когда неизвестно, что нас ждёт впереди!

- Я бы на твоём месте тоже лёг спать. Плыть нам действительно долго, - отмахнулся Уголь и улёгся рядом с сестрой.

Теодор же устроился на носу лодки и принялся всматриваться в темноту тоннеля, немного рассеиваемую старательным огоньком. Поток величественно нёс свои воды вперёд, словно действительно никуда не спешил.

Лис свесил лапу через борт и коснулся воды. Она оказалась холодной, хотя в тоннеле было тепло. "Но оно и понятно, озеро ведь вообще ледяное. Интересно, почему так? Люди это придумали, или оно само так? Вообще странное место этот Привал. Удивительное. Здесь можно увидеть то, чего в нашем мире не увидишь..."

- Огонёк, - обратился Теодор к светлячку, - меня беспокоит то, что может быть впереди. Посмотришь?

Пушистый шарик утвердительно кивнул и рванул вперёд так быстро, что вскоре превратился в маленькую светлую точку. Теодор напряжённо следил за ним, стараясь не потерять из виду. Впереди послышался отдалённый шум. Лис навострил уши, но разобрать, чему или кому принадлежит этот звук, не смог: слишком далеко был источник. Однако шум будто усиливался, а огонёк всё маячил где-то вдалеке, словно и не собирался возвращаться.

Озадаченный, Теодор повернул голову и обмер - стены пещеры всё быстрее двигались назад. Вернее, лодка плыла вперёд, увеличивая скорость.

"Вот тебе и далеко плыть", - мысленно выругался Теодор и бросился будить волков. В затылок врезалось нечто тяжёлое и визжащее. Лис обернулся. Перед ним метался огонёк.

- Что такое? Что там? - завопил Теодор, предчувствуя самое плохое.

Огонёк запищал, пролетел немного и рухнул. Затем взлетел и выжидательно уставился на лиса своими глазками-бусинками: понял или нет? Теодор понял. Но от этого легче ему не стало.

- Снежка! Уголь! Подъём! Немедленно! - завопил лис, пиная волков лапами. Брат и сестра рычали и отбивались, но чуткие уши уже настороженно дёргались, улавливая подозрительное шипение, переросшее уже в грохот.

- Что за чёрт?! - подскочил Уголь, первым сообразивший, что всё не просто плохо, а очень плохо.

- Водопад! - язвительным тоном ответил Теодор, изучая содержимое лодки. Кроме бесполезных для лиса и волков вёсел, на днище обнаружился связанный моток верёвки. Немного поразмыслив, Теодор вытащил его и внимательно осмотрел. Даже связанный так, что лисице не развязать, моток мог пригодиться...

- Какой водопад?! Откуда?! - встрепенулась Снежка. - Не было там никаких водопадов, клянусь! Правда! Хотя... - волчица повела ушами. - Действительно, водопад. Луна, почему магия здесь не действует? Нам конец!

И Снежка завыла. Протяжно и жалобно.

- Да успокойся ты, - дрожащим голосом прикрикнул на неё Уголь. - Сейчас мы что-нибудь придумаем. Одна голова хорошо, а три умные - намного...Теодор???

Огонёк кинулся вперёд и завис над водопадом. Теодор накинул моток верёвки на голову единорога на носу лодки, коротко выдохнул, зажмурился и прыгнул в бурлящую и пенящуюся воду, подняв тучу брызг и облака пара. Уголь, кинувшийся было его остановить, отлетел к противоположному борту. Лодка закачалась.

- Теодор!!! Теперь нам точно коне-е-е-е-е-ец! - взвыла Снежка.

- Хочешь - прыгай, тогда тебе будет устроен персональный, - донеслось из-за борта.

Лодка дёрнулась и начала медленно двигаться в сторону узенького каменного бережка. Снежка перестала выть и перегнулась через борт, с удивлением обнаружив там пыхтящего от натуги Теодора. Лис отчаянно грёб к берегу, таща в зубах моток, одним концом накинутый на нос лодки, и поглядывая на огонёк, мечущийся над водопадом. До него было ещё далеко, но поток мчался быстро, и Теодор с трудом боролся с течением. Лодка развернулась кормой вперёд и тянула лиса к водопаду. Но Теодор, периодически неглубоко ныряя и цепляясь за дно реки, упрямо двигался к берегу.

- Уголёк, посмотри на него. Он должен был стать ледышкой! - прошептала Снежка, подобравшись поближе к брату.

- Ничего удивительного, у него шерсть - чистое пламя! - усмехнулся Уголь. - Но ему надо как-то помочь, - волк скосил глаза в сторону водопада и, оценив расстояние, вновь кинулся к многострадальным вёслам. Лодка начала раскачиваться.

Теодор грёб, что было сил, и тянул за собой тяжёлую лодку. Внезапно лапы коснулись каменного дна, и лис пошёл, напрягая лапы и цепляясь за гальку когтями. Уже оставалось несколько шагов до берега, когда сзади раздался истошный вопль "Теодор!!!". Лис скосил глаза: лодка уже достигла края...но в то же время была достаточно близко к берегу.

Одним мощным прыжком Теодор преодолел оставшееся расстояние и оказался на берегу. Теперь держать лодку стало ещё сложнее. Теодор мотнул головой, подтягивая её к суше. Мимо волков пронёсся огонёк. Снежка и Уголь, переглянувшись, одновременно прыгнули на берег. Теодор, облегчённо выдохнув, отпустил верёвку. Лодка перевалилась за край и упала в темноту.

Земля устремилась навстречу Теодору. Вокруг послышались крики, его звали, толкали... А потом всё стихло.



Глава 5

Сквозь сомкнутые веки проникал яркий голубой свет, в горле поселился противный ком. Тело словно болталось в воздухе, мерно покачиваясь. Теодор с ворчанием пошевелил затекшими от долго висения лапами, и тут же ощутил приступ тошноты. "Нет, так дело идти не должно", - решил лис и с трудом открыл глаза. Однако тут же вынужден был зажмуриться - голубой свет оказался невыносимо ярким.

- Всё, огонёк, можешь прятаться, он очнулся, - послышался рядом голос Снежки. Маленький пушистый шарик забился в густую шерсть Теодора.

Лис, облегчённо выдохнув, снова открыл глаза. Всё вокруг было серым и однообразным: возникло ощущения, что они находятся в каменной воронке.

Снежка сидела рядом и довольно ухмылялась, глядя выше Теодора. Лис прислушался к своим ощущениям. Ну конечно! Как же он сразу не догадался?

- Уголь, тебе больше нет нужды держать меня. Тем более за шиворот. Отпусти, пожалуйста, - жалобным тоном попросили Теодор, жалея, что не может увидеть выражения морды несчастного волка.

Лиса послушно опустили на землю и поддержали, когда он попытался завалиться набок. Огонёк глубже зарылся в густую красную шерсть, доверчиво прижимаясь к шее своего "носителя".

- С возвращением, юный ученик, - Снежка оскалила зубы в подобии улыбки и поднялась. - Теперь можно продолжать путь. Итак, Уголь, - волчица повернулась к брату, - куда пойдём? Налево, направо, прямо?

Уголь промычал нечто невразумительное, старательно разминая затекшую челюсть.

- А меня вы не хотите спросить? - встрял Теодор.

- Тебя я хочу о другом спросить, - Снежка вновь оскалилась, правда, в этот раз, недобро. - Что это было, там, в реке? Ты мог превратиться в ледяную статую, и мы лишились бы единственной надежды на спасение! - волчица принялась наступать, злобно сверкая глазами. - Чем ты думал?

- Я не думал, я делал, - стараясь сохранять спокойствие, ответил Теодор. - И если бы я не кинулся в воду, мы бы все лишились не только надежды, но и жизней!

- Ты глупец! - взъярилась Снежка. Её крик эхом пронёсся по тоннелю. По стенам скатилось несколько мелких камешков.

- Снежка, прошу, тише, - произнёс Уголь, с облегчением отметив, что бессознательный лис в зубах никак не повлиял на целостность его челюстей. - Иначе старания Теодора пойдут прахом, потому что нас всех завалит камнями.

- Чепуха! - воскликнула волчица. - Я лично знакома с создателями этих проходов и могу вас заверить, что они всё сделали на совесть!

В доказательство своих слов Снежка громко взвизгнула. Земля содрогнулась, сзади послышался грохот. Волки и лис испуганно обернулись. Путь назад был отрезан грудой обвалившихся камней.

- Знаешь, Снежка, иногда мне кажется, что ты самый неразумный член нашей маленькой команды, - тихим голосом произнёс Теодор.

- Надеюсь, это "иногда" случается нечасто, - фыркнула волчица.

- Вынужден тебя огорчить.

Снежка приподняла верхнюю губу, обнажив кончики клыков. Теодор с тяжким вздохом отвернулся.

- Снежка! - позвал Уголь. - Направо?

Теодор огляделся, ища взглядом волка. Тот стоял возле развилки. Тоннель разбивался на три, и каждый из них был настолько мрачным, что идти туда не хотелось совершенно.

Снежка подошла к брату.

- Я ещё не решила. Может, посчитаем?

- Но ты же помнишь карту! - возмутился Уголь.

- Брат, это когда было! Здесь всё как-то поменялось. Помнится, от озера до выхода никаких развилок не было, как не было и того водопада, а теперь оказывается, что тоннели изменились сами по себе. Я уже и не знаю, что думать, - начала оправдываться Снежка. Теодор даже удивился, насколько быстро сменилось настроение волчицы.

Тем временем лис отправился изучать развилку. Внимательно осмотрел и обнюхал все три прохода, прощупал стены - вдруг там подсказки. Левый и правый тоннели показались какими-то странными, пахли иначе, но Теодор не смог определить, чем. Третий проход явно отдавал сыростью и, как ни странно, немного песком.

- Огонёк, - тихо позвал лис. Перед ним возник маленький голубой шарик. - Сможешь осмотреть два боковых тоннеля?

Шарик мигнул и умчался, оставляя за собой быстро пропадающий голубой след в воздухе.

Волки продолжали размышлять, куда идти, а Теодор стал ждать, надеясь, что маленький друг не подведёт его и вообще останется в живых.

Долго сидеть не пришлось. Меньше чем через минуту из правого тоннеля вылетел верещащий от испуга светлячок. Волки замолкли.

- Что это было? - вкрадчиво поинтересовалась Снежка.

Теодор и ухом не повёл.

- Мне кажутся странными боковые тоннели. Принюхайтесь сами - они пахнут иначе, чем прямой. И вот, - лис кивнул на испуганного светлячка, - доказательство того, что как минимум в правый ход лучше не соваться.

Уголь усмехнулся и покачал головой.

- Стареем мы, сестра. Вместо того, чтобы гадать, могли уже спокойно изучить все три прохода и определить, - волк повёл носом, - что боковые ходы совсем свежие, а тот, что ведёт прямо, старый и пахнет словно бы даже песком.

- Ну вот, я же говорила, что на той карте никаких ответвлений не было! - радостно воскликнула Снежка, злобно оскалившись в сторону Теодора.

"Кажется мне, что-то с ней неправильно, - подумал лис, проводив взглядом вошедших в средний тоннелю волков и двинувшись следом. - То она заявляет, что я могу вытащить их отсюда, то демонстрирует, что она здесь самая мудрая, хотя это совсем не так. То она действительно мудра, то вдруг становится, словно овечка... Ну очень странно".

Из размышлений Теодора выдернуло тактичное покашливание рядом. Лис помотал головой, сбросив оцепенение, и внимательно посмотрел на Уголька, всем видом показывая готовность слушать его. Волк немного помолчал и начал разговор.

- Теодор, вот скажи мне...как ты смог нырнуть в ту реку и... не превратиться в ледяную статую? Я не чувствую в тебе ни капли магии, ты абсолютно бездарен, но тем не менее мне показалось, что в реке ты словно вспыхнул огнём. Никаких заклинаний, шаманства ты не использовал? - Теодор мотнул головой. - Нет? Тогда удивительно. Помнишь, здесь не действует магия. Ни моя, ни Снежки. Вообще никакая. Но ты, Проклятый Полумесяц, горел в этой реке, и огонь не давал тебе замёрзнуть, ведь так? Это не магия, это что-то более древнее и удивительное, непонятное даже нам, волшебникам с очень сильным даром... В тебе нет магии, и в то же время ты колдуешь так просто, словно бежишь...

- Уголь, - прервал волка Теодор, - если ты хотел просто поразмышлять вслух, зачем тебе я?

- Я не хотел размышлять, я с тобой разговариваю! - возмутился волк.

- И при этом не даёшь мне вставить ни слова. Так вот говорю тебе - я ничего в вашей волшебной науке не смыслю. Никаких заклинаний я не знаю и не хочу знать, никакими древними силами не обладаю. И сильно мерзну зимой, между прочим.

- Значит это Привал открыл в тебе такие способности! - Уголь усмехнулся. - Ты же поглощаешь его энергию, и она высвобождает твои скрытые таланты!

- Иногда мне кажется, что я скорее поглощаю ваши умы, - с грустью произнёс Теодор. - И, похоже, Снежку выкачал всю, без остатка.

Уголь тихонько засмеялся.

- Моя сестра всегда была немного не в себе. Это свойственно волчицам нашей семьи - частая перемена настроения, постоянные озарения, перемежающиеся с непроходимой глупостью или, как минимум, спесивостью... Всё нормально. Не беспокойся за неё, - волк подмигнул Теодору.

"А я и не беспокоюсь как-то", - хмуро произнёс про себя Теодор.

Светлячок, подрагивавший то ли от холода, то ли от страха, исправно летел чуть впереди, освещая путь. Однако вскоре и без него стало настолько светло, что друзьям пришлось зажмуриться на мгновение. Когда же они открыли глаза, ахнули: перед их взорами предстала огромная пещера, освещённая огромным количеством так и не погасших факелов. Огонь был везде: на полу по периметру пещеры, на стенах, под потолком. Теодор ощутил прилив сил и тепло, такое ласковое и родное, словно это была вовсе не пещера в страшном междумирье, а родная нора.

Заинтересованный, Теодор двинулся было вперёд, чтобы лучше рассмотреть окружающее пространство, но его тут же схватили за шерсть с обоих боков.

- Ты с ума сошёл? - зашипела ему в ухо Снежка. - Один неверный шаг, и нас всех засыплет песком!

С этими словами волчица кивнула вниз. Теодор проследил за её взглядом и тут же отскочил назад: он едва не наступил на квадратный камень со странной руной.

- Что это? - тихо спросил лис.

- Последняя ловушка. Надеюсь, что последняя, - ответил Уголь.

- Последняя, последняя, вон там лестница и выход, - Снежка ткнула лапой вперёд. На другой стороне пещеры действительно виднелся выход.

- И что это за ловушка такая? - удивился Теодор, рассматривая мост из каменных квадратов с рунами. Мост был странный: через один квадраты были парные.

- Называется, кажется, "классики", - с трудом проговорила Снежка, вспоминая. - Ловушка рассчитана на людей, самая простая. Надо прыгать на квадраты, сначала двумя ногами на один, потом на два сразу. Детская игра такая...

- Ничего себе, детская! - Теодор присвистнул. - Я такое не пройду.

- Слушай внимательнее - людская игра, - уточнил Уголь.

- А-а-а-а... - протянул Теодор, соображая. - И как нам в неё играть?

- А вот этого я не знаю, - Снежка покачала головой.

Волки и лис оценивающе осмотрели мост.

- Будем прыгать, - после минуты молчания заключил Уголь и двинулся вперёд. На первый квадрат ступил всеми четырьмя лапами. Плита со скрипом просела под его весом. Волк зажмурился, ожидая худшего, но ничего не произошло. Успокоенный, Уголь прицелился и прыгнул дальше, ступив правыми лапами на правый квадрат, левыми - на левый. Плиты вновь просели.

- Вот так надо! - радостно воскликнул Уголь и попрыгал дальше.

Едва волк ступил на нижнюю ступеньку лестницы, а плиты вновь поднялись, путь по "классикам" начала Снежка. Ей прыжки давались проще, чем Угольку, и мост она преодолела быстрее.

- Теодор, прыгай уже! - позвали волки с лестницы.

Лис ступил на первую плиту и задумался. Если волки легко вставали на парные плиты, то Теодору, чтобы последовать их примеру, пришлось бы растянуться, и дальше прыгать он уже не смог бы. "Чтоб вас, людей, с вашими "ловушками"!" - мысленно фыркнул лис и, собравшись, прыгнул. Приземлился он уже боком: передние лапы на одной плите, задние - на другой. Коротко вздохнув, Теодор подобрался, прицелился и вновь прыгнул, в этот раз приземлившись на одиночную плиту мордой к выходу. Огонёк, встревоженно пища, вился вокруг.

"Раз, два, три, четыре...восемь... Я выдержу?" Теодор сомневался, что сможет проделать такой трюк ещё восемь раз. Следующий прыжок, однако, был не менее удачным, чем предыдущие. "Уже семь". Прыжок. Выдох. Прыжок, разворот в воздухе. Выдох. Прыжок, снова разворот. Выдох. На шестом хрустнула передняя лапа, боль пронзила плечо. Теодор поморщился, покрутил повреждённой конечностью, разминая, и прыгнул дальше.

Уже на предпоследнем прыжке лис почувствовал, что ещё один разворот в воздухе он совершить не сможет. Повреждённая лапа болела всё сильнее, да и голова уже начинала кружиться от воздушных плясок. Снежка и Уголь подбадривали его с лестницы, огонёк метался, обеспокоенно мигая и повизгивая.

- Снежка! Что будет, если я прыгну только на одну плиту? - спросил Теодор.

Волчица задумалась. Лис поджимал больную лапу.

- В общем-то, ничего хорошего. Случится обвал, - ответила, наконец, белая.

- А если я последнего ряда вообще не коснусь?

- То же самое.

- Что за жизнь такая... - тихо прошипел Теодор и стал готовиться к прыжку.

Волки, о чём-то посовещавшись, кивнули друг другу и одновременно поставили передние лапы на последние два квадрата. Плиты просели.

- Теперь прыгай сразу на лестницу. И не вздумай промахнуться! - прошипела Снежка.

Теодор припал к земле, поводил плечами, с силой оттолкнулся...и, тяжело дыша, рухнул на широкую ступеньку лестницы, ведущей к выходу.

- Раз, два... - начала считать Снежка, готовясь одновременно с братом отпустить плиты. На счёт "три" волки отскочили назад. Наступила тишина, нарушаемая лишь бешеным стуком трёх сердец.

- Удалось... - выдохнул Уголь и радостно взвизгнул. - Нам это удалось!

Снежка тут же подключилась к счастливым пляскам. Теодор же, не разделяя ликования волков, вглядывался в темноту тоннеля, откуда они пришли. Вот мелькнули два зелёных огонька. За ними ещё несколько пар. И через несколько секунд в пещеру с победным скрипом высыпали преследователи - скелеты.

Теодор тихонько кашлянул, стараясь привлечь внимание ликующих волков. Те сразу уставились на него.

- Кажется, нам удалось не всё, - лис кивнул в сторону тоннеля. Там копошились преследователи, соображая, что делать.

- Их стало меньше, - заметила Снежка. - Часть, видимо, таки замерзла.

- Как они перебрались через озеро, там же не оставалось лодок? - возмутился Уголь.

- В любом случае, пока они догадаются, как играть в эти "классики", мы успеем убежать очень далеко, - волчица довольно оскалилась.

Скелеты, видимо, услышав её, с воем ринулись к ним, не обращая ни на что внимания. Пещера затряслась, с потолка посыпался песок.

- Уходим! - Теодор вскочил и, подталкивая своих друзей, помчался вверх по лестнице.

Сзади раздался воинственный писк и удивлённое шипение. Уже возле самого выхода Теодор оглянулся. Маленький голубой огонёк, не обращая внимание на сыплющийся с потока песок, метался перед клыкастыми черепами и не пускал их вперёд.

- Огонёк, Проклятый Полумесяц, улетай скорее! - воскликнул лис, пригибаясь к ступенькам: пещеру хорошенько встряхнуло. Но огонёк не реагировал на его призывы, продолжал удерживать преследователей.

Пещеру вновь затрясло, со скрежетом отодвинулся огромный камень, закрывающий вход. Повеяло сыростью и гнилью, в пещеру начал просачиваться противный сыроватый туман. Волки, переглянувшись, подхватили замершего Теодора и выкатились наружу большие разноцветным шерстяным комом.

Остановились они только у подножия склона, влетев в жидкую грязь. Первые несколько секунд все трое лежали вповалку, не веря, что они живы. Первой опомнилась Снежка и с воплем, полным омерзения, выпрыгнула из лужи. Следом, смеясь и отплёвываясь, выползли и Уголь с Теодором.

Снежка недовольно фыркнула и огляделась.

- Всё, ребята, - выдохнула она. - Прибыли.

Перед ними возвышался практический отвесный склон, увитый сухими лианами. Вершина была не столь высоко, но добраться туда, не имея когтей, могла разве что обезьяна.

- А что это? - поинтересовался Теодор, подходя ближе.

Ответом ему послужило грозное рычание.

Обернувшись, лис в ужасе отшатнулся: Снежка, оскалившаяся, взъерошенная и очень грязная, выглядела действительно страшно. Рядом лежал без сознания Уголь. "Плохи мои дела, ох, как плохи..." - Теодор отступил к стене.

Волчица грозно зарычала и начала приближаться. В её глазах плясали красные огоньки, взгляд стал безумным, словно она и не понимала, что творит. Возможно, она действительно не понимала.

Теодор судорожно сглотнул. "Вот и смерть моя, - решил он, уперевшись задом в стену. - Она бросится на меня и загрызёт, и я ничего не успею сделать, потому как... А почему, собственно, не успею?" - тут Теодор хитро улыбнулся приближавшейся Снежке. Волчица замерла в недоумении.

- Снежка, вот что ты сейчас творишь? - уверенным голосом спросил Теодор, стараясь смотреть волчице прямо в глаза. - Скалишься на меня, рычишь. Вот подумай, сама ли ты это делаешь, или тебя кто-то заставляет? А? Ты же так не любишь, когда тебе приказывают, разве нет?

Огоньки в глазах погасли, грозное выражение сменилось задумчивым.

- Приказ... - всё ещё не своим голосом прошелестела волчица. - Убить бездарного... Приказ... Убить! - проревела она.

- Нет-нет-нет, ты остановись и подумай! - чувствуя, что собеседница теряет самообладание, затараторил Теодор. - Разве ты позволила бы кому-то встать над тобой и приказывать? Ты же выше всего этого! Ты сама себе приказываешь!

Снежка остановилась, мотнула головой и задумалась. Теодор, пользуясь моментом, краем глаза принялся осматриваться, ища пути к отступлению. "По голому камню я не взберусь, как ни крути. А если побегу - Снежка в миг догонит, с моей-то повреждённой лапой! Что же делать? Не по лианам же лезть! Хотя..." - лис внимательно осмотрел сухую сетку. Вблизи лианы, вившиеся по склону, выглядели достаточно надёжными, чтобы по ним карабкаться.

Снежка, наконец, вынырнула из пучины раздумий. Взгляд стал осмысленным, но в нём читалось страдание.

- Теодор... - прохрипела волчица, привлекая внимание. Лис повернулся к ней. - Времени у меня мало, так что слушай и запоминай. Это - внешний защитный круг сердца Привала. Преодолев его, ты окажешься почти у самой цели. Само сердце стоит на двухъярусном постаменте. Забраться туда непросто, но ты справишься. Тебе нужно вернуть сердце в тот вид, в котором оно существовало ранее.

- Как оно сейчас выглядит хоть? - быстро спросил Теодор.

- Сейчас - не знаю. Но ты сразу поймёшь, что это оно. Беги! - последнее слово Снежка уже прорычала, готовясь к прыжку. В глазах снова заплясал огонёк безумия. Волчица радостно оскалилась.

- Убить... - прошелестела она и довольно облизнулась.

"Бежать..." - Теодор внутренне сжался от страха, развернулся и, не оглядываясь, полез по лианам на вершину каменной стены. Снежка недовольно зарычала и прыгнула, стремясь дотянуться до лиса. Но не зря, ох, не зря Теодор учился лазать по деревьям! Охая и кляня, на чём свет стоит, людей с их "классиками", лис шустро карабкался по густой сетке лиан.

Однако волчица решила не отставать от своей жертвы. Когда Теодор рискнул-таки посмотреть вниз, сердце его подскочило до самого горла: по лианам, рыча и кряхтя, тяжело лезла Снежка. Лис прикусил язык и рванул вверх, не оглядываясь. Несколько раз он был на грани срыва: сухие лианы порой не выдерживали даже его небольшой вес. "Разум Снежки совсем отключился, - размышлял Теодор, прислушиваясь к хрусту внизу. - Лианы могут не выдержать её, но она этого не понимает. У, найду того колдуна, который сотворил с ней такое - убью!"

Внизу раздался оглушительный треск, сетка опасно дёрнулась. Теодор сделал последний рывок и зацепился за край уступа, когда сухие лианы с громким хрустом посыпались вниз, унося с собой испуганно воющую Снежку. Лис подтянулся и взобрался на уступ целиком. "Не оглядывайся. Только не оглядывайся", - твердил он про себя. Видеть распростёртую на земле волчицу под грудой сухих лиан было выше его сил, пусть эта волчица и пыталась убить его несколько минут назад.


Глава 6

Теодор смотрел только вперёд. Его взору предстала огромная каменная чаша, заполненная густым туманом. Белая масса, напоминающая молоко, медленно ворочалась в каменном плену, не решаясь выплеснуться через край и растечься по всему Привалу.

Сердце ёкнуло. Теодор вспомнил, где он видел такой туман. И что в нём скрывалось - тоже. "Я не пойду, - решил он. - Вдруг там снова эти зеленоокие черепа, а что я сейчас могу сделать? Здесь, наверное, и деревьев нет. А хотя, может и есть, этот Привал не поймёшь!" Лапы дрожали от страха, хвост свернулся в кольцо. Лис осторожно ступил к внутреннему краю уступа и заглянул через него. Вниз уходила почти отвесная стена.

Теодор судорожно сглотнул. Ему было страшно, но перед глазами маячил образ лежащего, словно сломанная кукла, Уголька. И маленький голубой огонёк, мужественно оставшийся сдерживать скелетов и наверняка погибший под тоннами песка. Если ради Снежки Теодор не стал бы рисковать, то ради тех двоих, к которым он успел проникнуться дружескими чувствами, стоило, как минимум, спуститься вниз. Но как это сделать безопасно, Теодор не представлял совершенно.

Проблема решилась сама собой. Грянул гром, и под чьи-то истеричные вопли "Да долго ты там будешь стоять?!" Теодор кубарем полетел вниз вместе с каменной крошкой. Стена оказалась гладкой; лис быстро перевернулся и заскользил вниз на лапах. Постепенно склон становился всё более пологим, туман редел. Впереди показался каменный постамент, и Теодор начал судорожно тормозить. Но вот беда - зимой они с братом всегда тормозили в сугроб...

Камень встретил жёстко. Теодор, как мог, смягчил удар, но от ушибов спастись не сумел. Бок теперь болел нещадно, а перед глазами заплясали разноцветные пятна. Хотелось потерять сознание и очнуться дома, в родной норе, рядом с матерью, отцом и братом. Теодор зажмурился в попытке отвлечься от боли и хоть на минуту представить себе дом, но увидел только тьму.

- Ну, как тебе спуск? - раздался над головой скрипучий голос.

Теодор с мученическим вздохом открыл глаза. Перед ним стоял человек. Самый настоящий человек, с двумя ногами, двумя руками и головой. Лис даже глаза протёр. Раньше он о людях только слышал, но даже не помышлял, что однажды столкнётся с один из них.

Человек был закутан в чёрный балахон с огромным, надвинутым на глаза капюшоном. Длинная седая борода ниспадала почти до пола. В правой руке старик держал искривленную палку с прозрачным шаром на конце. Типичный людской волшебник, какими их описывал когда-то отец. Злой волшебник.

Теодор с трудом поднялся и кое-как поймал равновесие. Бок и плечо болели немилосердно, голова от движения закружилась, лис едва удержался, чтобы не упасть снова.

Волшебник терпеливо ждал.

- Конец не понравился, - поморщившись, ответил Теодор.

Человек усмехнулся и развёл руками.

- Прости, ничего мягче не нашлось. Да тебе и не нужно - чем больше страдаешь, тем быстрее начнёшь вымаливать смерть.

- А-а-а-а, так ты и есть местный тиран? - обрадовался Теодор. - Я как раз хотел с тобой поговорить!

Волшебник недовольно фыркнул.

- Тебя не учили обращаться к старшим уважительно? - Теодор мотнул головой и слабо улыбнулся. - Плохо. И кто только вас учит, молодёжь? Никаких умений, никаких навыков, никакого уважения к традициям и старикам, в конце концов! - старик всплеснул руками.

- Меня вообще ничему не учили, - поспешил оправдаться Теодор.

Волшебник чуть приоткрыл рот от удивления, но тут же его лицо вновь стало серьёзным.

- Точно, кто тебя учить будет, ты же...бездарен, - он направил прозрачный шар на Теодора. - И поэтому должен умереть. Ну, моли о смерти!

- Зачем? - удивился лис. - Почему это я вдруг ДОЛЖЕН умирать? Я ещё молодой, мне по статусу не положено. Что я тебе плохого сделал?

Старик задумался, опустил своё грозное оружие и присел на каменный выступ. Теодор, немного подумав, сел рядом, предвкушая разъяснительную беседу, во время которой его вряд ли соберутся убивать.

- Разорванное кольцо тянет в себя всю энергию обитателей Привала. А кто эти обитатели? Волшебники! Настоящие сосуды, заполненные чистой силой! Я потихоньку сцеживаю эту силу с разлома в кольце. Часть отдаю своей маленькой армии - вы ведь уже познакомились, да? Часть трачу на управление погодой и поддержание устрашающего вида этого места. И только малую толику накапливаю для себя. И тут приходишь ты - пустой сосуд, бездарное существо. Вместо твоего брата - волшебника с сильнейшим даром. Начинаешь тянуть энергию в себя, забирая мою долю. Да я из-за тебя столько времени потерял! Пока ты здесь, я даже к кольцу не могу приблизиться - током бьёт! А мог уже стать властелином вселенной... Короче, убью тебя - кольцо меня к себе подпустит, смогу остаток из него выжать и идти покорять миры.

- Хорошая перспектива, - кивнул Теодор. - Только я понять не могу - ты здесь столько лет сидел и копил энергию для завоевания вселенной? - лис не удержал смешок. - А ничего проще придумать не мог? Например, утащить какой-нибудь сверхмощный артефакт?

- Думаешь, я не пробовал? - обиженно отозвался волшебник. - Украл! Из Цитадели Драконов, что в Безвременье. Только охрана там хорошая, меня быстро поймали и посадили под арест. А я мирами править хочу! Сбежал и сижу тут, народ пугаю. Столько времени потратил! - старик раздражённо пнул ногой землю и дёрнул себя за бороду. - Даже побриться не могу. Знаешь, как подбородок чешется?

- Не знаю, прости, - Теодор сочувственно похлопал собеседника лапой по плечу.

- И не узнаешь. Потому что я тебя сейчас убью, и все мои страдания закончатся, - волшебник встал.

- Эй, подожди! - Теодор попытался поправить положение. - Можно пару вопросов задам перед смертью? Умру, так хоть знать буду.

Старик выжидательно посмотрел на него. Лис облегчённо выдохнул.

- Знаешь ледяное озеро в тайных ходах?

- Ну?

- Почему я прыгнул в его воды и не замёрз?

Тут старик задумался.

- У тебя папа волшебник?

Теодор кивнул.

- И мама?

Снова кивок.

- А ты бездарь... Нет, не бездарь. Раз твоя магия действует там, где не действует обычное волшебство... Нет, тебя точно необходимо уничтожить! - старик направил на Теодор свой посох. Шар засветился, вокруг угрожающе засверкали молнии.

- Почему? - удивился Теодор. Он не испытывал страха перед грозным злодеем, и это заставляло его нервничать.

- Юный Разрушитель! Стихия твоя - огонь! Огневик-Разрушитель! Да ты мне всю работу угробишь! Оставлять такую древнюю силищу без обучения - да куда только твои родители-идиоты смотрели?! - возмущался волшебник. Шар сиял всё ярче, молнии распространялись дальше.

Теодор взвизгнул и оттолкнулся всеми четырьмя лапами. Приземлился он уже на уступе, вровень с головой старика. Тот разъярённо зарычал.

- Не посмеешь, с-собака! Не посмеешь даже прикоснуться к кольцу! - завопил он, брызжа слюной, и спустил с привязи одну из молний. Теодор отпрыгнул в сторону и прижался к стене - молния пролетела мимо.

"Не посмею прикоснуться, да? Ну, посмотрим". Теодор поднял голову. Второй уступ находился слишком высоко, чтобы вот так просто до него допрыгнуть. "Как всегда", - мысленно пожал плечами лис, подобрался, оттолкнулся задними лапами... Как раз вовремя: туда, где он только что стоял, ударила очередная молния.

Теодор завис, с трудом удерживаясь передними лапами на краю уступа. Перед глазами замаячило небольшое разорванное кольцо, словно бы вплавленное в каменную площадку, на которой находилось. "Вот и добрались", - с облегчением подумал лис и, кряхтя, вскарабкался на уступ целиком. "Снежка сказала, вернуть первоначальный облик? Но как я смогу сплавить неплавкий металл?!"

Теодор обошёл кольцо, осмотрел со всех сторон. Током его не било, зато внезапно лис почувствовал себя бодрым и полным сил. Перестали болеть повреждённые части тела, усталость ушла, словно её и не было вовсе.

- Отойди от кольца, Огневик! - послышалось со стороны.

Теодор обернулся на голос. Сначала над уступом показалась рука с посохом, и была спущена последняя молния, успешно отражённая самим кольцом. Затем показалась голова в капюшоне, а ещё через десять секунд на площадку со стоном рухнул волшебник.

- Стар я стал для лазанья по скалам, - пояснил он удивлённому Теодору, поднявшись. - А теперь отойди от кольца. Слышишь? Даже касаться его не смей!

- Да что я сделать могу? Мне говорили, что оно создано из металла, который не плавится. Даже будь я хоть трижды Огневиком, как ты меня обозвал, я всё равно не смогу его соединить! - воскликнул Теодор.

Волшебник просиял.

- Тогда просто отойди, я тебя убью и пойду по своим делам. Все будут довольны.

"Чего он боится?" - недоумевал Теодор. Ответ нашёлся быстро.

- Нет, подожди, - лис сделал шаг к кольцу. - Ты беспокоишься, что я могу соединить кольцо. И очень обрадовался, когда я сказал, что не могу. Но я ведь и вправду могу, ты верно оценил мои силы! - ещё два шага.

- Не смей! Ты уничтожишь весь Привал! - взвизгнул старик.

- А кому он нужен? Людям? Пусть люди сидят в своих мирах и не высовываются, раз такие слабые.

- А ты подумал, что будет с твоими друзьями? - взывал к лисьей совести волшебник.

Но совесть, видимо, почила вместе со Снежкой.

- Они уже мертвы, - тихо и грозно произнёс Теодор, обхватывая разлом на кольце хвостом. Шерсть засветилась, послышалось шипение, повалил пар. Лис ощутил, как под его хвостом плавится металл, вновь соединяются две половинки.

Кольцо вспыхнуло жёлтым. Теодора отбросило за край площадки. Лис замолотил лапами по воздуху, но тщетно: зацепиться было не за что. Затем сильный удар, хруст, вспышка света и боли...и всё стихло.


***

- Теодор! Тео! Зачем ты туда побежал, глупое создание? Ну! Теодо-ор! - вопили прямо в ухо.

Теодор отмахнулся, пытаясь согнать с себя странный глюк. Но тот уходить не желал, скорее даже наоборот - начал скакать по нему, оттаптывая лапы и хвост.

- Красный лис, ты живой? - спросил глюк голосом Тобиаса.

"Что за...? Я дома?!"

Теодор распахнул глаза. Он лежал на песке в центре разрушенного каменного круга. Рядом метался крупный белый лис, обеспокоенно поглядывая на распростёртого брата.

- Живо-ой, - протянул Теодор. Осторожно поднялся, прислушался к ощущениям. Нигде ничего не болело, никаких головокружений или помутнения рассудка. "Неужели я вернулся из Привала живым и здоровым? Или это сон, а я всё ещё валяюсь там, вместе с Угольком и Снежкой?" - Тоби, укуси меня, пожалуйста.

- Что? - удивился белый лис. - Теодор, ты здоров?

- Тебе сложно? - буркнул Теодор.

Тобиас недоверчиво оглядел брата, потянулся и куснул за ухо. Теодор расхохотался.

- Получилось! - красный лис подпрыгнул выше головы и едва не опрокинулся. - Я дома! Проклятый Полумесяц, как же я рад!

Тобиас посмотрел на брата с ещё большим недоверием.

- Тео, с тобой всё нормально? - вкрадчиво поинтересовался он.

- Да! - сквозь счастливые слёзы произнёс Теодор. Но тут же посерьёзнел. - Что здесь случилось?

- Ничего, - отмахнулся Тобиас. - Ты примчался сюда, сломя голову, и рухнул без сознания. А через минуту вскакиваешь и начинаешь радостно прыгать. Тебе что, кошмар приснился? Ты скажи, я пойму.

- Если бы это был кошмар... - протянул Теодор. В голову стали закрадываться нехорошие подозрения. - Что это за место?

- Эм... - Тобиас замялся. - Вообще-то это Круг. Только он, похоже, разрушен...

"Как же это получилось? - забеспокоился Теодор. - Вот тебе и Разрушитель".

- Тео?

- Что? - немедленно отозвался красный лис.

- Ты выглядишь как-то странно.

- Конечно, Проклятый Полумесяц, я уничтожил целое измерение и угробил там двух...нет, трёх друзей! Каким я должен быть?

- Какое измерение? Каких друзей? Теодор, что случилось? - забеспокоился Тобиас. Затем понизил голос и доверительно зашептал: - Что бы ни произошло, ты ведь можешь мне это рассказать, и я поверю, насколько глупо бы это ни звучало. Мы ведь братья! И, в конце концов, я же рассказывал тебе о своих кошмарах.

- Ты прав, - кивнул Теодор и сел на песок. - Мы ведь братья, мы должны доверять друг другу. Но о чём тут можно говорить, для тебя я всего лишь потерял сознание на какую-то минуту!

- Эй, ты забыл? Во время обучения волшебству я видел такое, что тебе и не снилось! Так что уж поверь, я поверю во всё, пусть это будет даже разрушение Цитадели Дракона! - Тобиас подмигнул брату.

"Не снилось, да? Ну-ну", - скептически подумал Теодор. Мысли в его голове метались, словно птицы в клетке. Как получилось уничтожить целое измерение в попытке спасти его? Неужели Снежка, Уголь и злой волшебник сгорели вместе с ним? Теодор не мог в это поверить. Снежка, при всей её рассеянности, не стала бы обрекать себя на гибель ради избавления вселенной от очередного захватчика, и уж тем более посылать лиса убивать их. Или она могла не знать о таком "небольшом" побочном эффекте...

- Ладно, ладно, - отмахнулся Теодор. - Ничего не было. Я просто испугался, показалось. Всё хорошо.

- Точно? - забеспокоился Тобиас.

- Да, да, - красный лис слабо улыбнулся. - Пойдём домой, а? Надеюсь, твои кошмары тебя больше не потревожат.

- Хорошо бы. А то я скоро начну во сне бегать, - Тобиас засмеялся, но на душе было нелегко.

Что-то случилось с Теодором. Весёлый и прямолинейный, он вдруг стал скрытным и беспокойным...

А Теодор, старательно делая вид, что ничего не случилось, беззаботно запрыгал вокруг брата. Тобиас недолго подумал и включился в игру. Расспросить его можно и потом, когда он захочет говорить. А пока они будут наслаждаться жизнью.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/k/krinichnaja_o_w/theodor.shtml
Похожие рассказы: Мишель Пейвер «Хроники темных времен-4 (Изгнанник)», Rainbow_Demon «Сол. Свет во тьме.»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален