Furtails
Ganlok Blackmane
«Рассвет-закат»
#NO YIFF #лис #конкурс #милитари #смерть
Своя цветовая тема

Рассвет-закат

Ganlok


Сумерки постепенно захватывали город, но ни одно из окон многочисленных зданий так и не засветилось светом. Никто не спешил домой, стремясь успеть попасть в уютную квартиру до наступления темноты, никто не собирался с друзьями в клуб. Даже машин на улицах не было. Была лишь смерть, неизбежная, вездесущая смерть. Вновь начался ее пир, ее праздник, когда одним взмахом своей косы она сможет унести не один десяток жизней. И жители, казалось бы, мертвого города вновь начали спешно баррикадироваться в своих каморках, набивать запасные магазины, проверять сигнализации и молиться. Молиться, чтобы пережить еще одну страшную ночь.

Так же и я, молодой, никому не известный выживший, сидел в квартирке, зябко кутаясь в темно-зеленую куртку и зорко вглядываясь в темноту. Кончик длинного, пушистого хвоста, моей гордости, подрагивал, выдавая мои эмоции с потрохами. Рядом со мной лежала моя единственная подруга, делящая со мной кров и сон уже не один месяц. Автоматическая винтовка с чудом уцелевшим оптическим прицелом, М14, очень мощная, точная. Рядом - несколько запасных магазинов к ней и россыпь патронов в маленькой картонной коробке. Дернув ухом, я схватился было за оружие, но успокоился - всего лишь легкий ветер пошевелил кусты. Поежившись, я подтянул колени к груди и обхватил их лапами, вглядываясь в сгущающуюся темноту.

Кто наши враги, спросите вы? Кто заставляет нас спать днем и бодрствовать ночью, дрожа в страхе за свою жизнь? Я не знаю, я их никогда вблизи не видел. Не рискую я подпускать их к себе слишком близко, а к утру от убитых мною остаются лишь пятна крови. Поначалу было страшно убивать. Было больно при каждом выстреле ощущать тяжелую отдачу, часто ныли плечо и ключица, покрытые синяками от приклада. Но я привык, привык, потому что хотел жить. Как и каждый в пустом городе, чьи выстрелы я слышал время от времени, и с кем дрался за остатки еды и патронов. Иногда убивал, исподтишка, стреляя издалека, а потом забирал еду и, если повезет, патроны. Так было нужно, наверное. Что еще можно было сказать мне в свое оправдание?

В носу защекотало. Подергав им, я поморщился от неприятного запаха, который с трудом можно было описать, но еще тяжелее было от него отмахнуться. Так пахли те, кто приходил за нами. Поправив широкий кожаный ошейник, я взял в лапы винтовку и приник к прицелу, привычно обхватив пальцами рукоятку и положив палец на спусковой крючок. Медленно осмотрев все ближайшие кусты, я все-таки заметил движение. Чуть поведя плечом и замерев, я плавно выжал спуск, автоматически прижав уши... Громкий, сухой выстрел, резкий тычок в плечо и я тут же перевожу прицел на другую цель. Еще выстрел - в кустах кто-то резко дергается, и ветки тут же приминаются к земле упавшим телом. Довернув всем корпусом, ловлю в прицел еще одну цель. Снова выстрел, снова удар по чувствительным ушам, и снова кусты мнутся под тяжестью убитого.

Сегодня их было много, достаточно много, чтобы я начал нервничать. Достреляв последние патроны в магазине, перезарядил винтовку. Быстро прильнув к прицелу, я тихо зарычал - ночь окончательно вступила в свои права, и видно было ни зги. Постучав когтями по ствольной коробке, я мгновенно переместил прицел и выстрелил по движению. Во тьме кто-то явно дернулся, но не упал, и я послал еще одну пулю в цель. Уши уже почти ничего не слышали, слишком громким был звук стрельбы, а у меня не было специальных наушников, да даже простых беруш. Подергав ушами, я вновь выстрелил. Пока мне, да и всем выжившим, везет - неизвестные враги почему-то не нападают большими группами, больше пробираясь поодиночке, прячась в тени, кустах, высокой траве или за укрытиями.

- На сегодня, похоже, все, - вздохнув, я отстегнул полупустой двадцатизарядный магазин и начал его снаряжать, заодно проверяя состояние своего слуха. Сначала я не слышал щелчков входящих в него патронов, но со временем начал различать этот звонкий звук.


Утро наступило как-то неожиданно. Просто оторвав взгляд от двора, и посмотрев вверх я увидел не темно-синее, усеянное звездами небо, а светло-серое, светлеющее с каждой минутой. Подхватив рюкзак, оружие и патроны к нему, я побежал к продуктовому магазину, что был через несколько кварталов. С прошлого раза его не полностью обчистили, и вполне возможно, что мне повезет, и я раздобуду себе еды. Боеприпасов пока было достаточно, об этом волноваться пока не стоило.

Быстро перебежав пустую улицу, я прижался спиной к пыльной, местами пробитой пулями стене дома. Хвост метался из стороны в сторону, подметая стену и изредка - кладку тротуара, но я за ним не следил особо, некогда. Только что мои уши засекли звук выстрела, и я пытался понять, насколько далеко он прозвучал. В пустом городе трудно определить расстояние до стрелка, эхо от выстрела многократно отражается от стен зданий, и практически невозможно определить даже откуда стреляют, не то, чтобы дистанцию. Стрельба не продолжалась. Бегло осмотревшись, я побежал вдоль стены к перекрестку, внимательно смотря за лишенными стекол окнами. Добежав до поворота, я притормозил и осторожно заглянул за угол. Странно, похоже, тут и стреляли - на тротуаре валялись гильзы. Хотя, они с той же вероятностью могли лежать тут и день, и неделю, дождей не было, сильного ветра тоже. С погодой вообще черте что творилось...

Пригибаясь, завернул за угол и побежал вперед. По пути я подхватил одну из гильз - она была холодной - и посмотрел на донышко, ища маркировку. "5.45х39" снизу, и маленький трудно различимый значок сверху. Стандартный патрон для АК-74 разных модификаций... бросив пустую гильзу, я поудобнее перехватил винтовку и пошел дальше, часто осматриваясь. Пройти еще следовало достаточно много, по нынешним меркам. Поднявшийся ветер завывал в выбитых окнах пустых квартир, гонял по тротуару мелкий мусор.

Вновь притормозив у очередного поворота, я прислонился к стенке, успокаиваясь. Я не устал, в моей крови не кипел адреналин, но осматриваться надо будучи спокойным, позволив глазам несколько секунд отдохнуть от постоянного напряжения. Пошевелив ушами и убедившись в относительной тишине, я заглянул за угол и быстро осмотрелся. Пусто. Пусто и тихо, что внушает немного уверенности, но в то же время вызывает вполне обоснованные подозрения. Ведь если слишком тихо, обязательно должно что-то произойти, так положено...

Эту улицу я пробежал не менее быстро и спокойно, чем предыдущие. Тихий, мертвый город не спешил пробуждаться к жизни.

Почти полчаса ушло на то, чтобы добраться до магазина. Обычный продуктовый магазин, небольшое одноэтажное здание, некогда пестревшее вывесками, плакатами, а нынче потрепанное ветром и дождем, серое. Мертвой. Я быстро вошел внутрь и побежал вдоль пустых стеллажей. Добежав до кучи мусора, которым стал рухнувший плафон и придавивший его же стеллаж, я быстро разгреб небольшой завал, откопав чуть помятую банку тушенки. Бинго! Впопыхах организованный тайник уцелел, и мои запасы продовольствия пополнились десятком банок. Довольный собой и даже чуть-чуть жизнью, я надел приятно потяжелевший рюкзак, подобрал винтовку и чуть ли не бегом побежал к своему укрытию на ночь. В асфальт перед моими лапами ввинтилась пуля, подняв облако пыли и каменной крошки, а затем, сзади, раздался явно принадлежащий самке голос:

- Оружие на землю, рюкзак туда же, лапы вверх и замри!

Мне пришлось подчиниться; я стоял на открытом пространстве, до ближайшего укрытия несколько десятков метров, за которые точно успею стать нашпигованным свинцом трупом...

Я медленно поднял лапы. Заставив меня вздрогнуть, по поясу прошлись чужие лапы, снимая запасные магазины, затем снова прозвучал ее голос:

- Развернись, хочу посмотреть, кто у нас такой везучий, - интонации были командные, так что мне ничего не оставалось, как выполнить приказ.

Передо мной стояла лиса. Короткий взгляд снизу вверх: кроссовки, брюки цвета хаки, черная кожаная куртка, а в лапах точная копия моей винтовки, только без прицела. Прищуренный, оценивающий взгляд.

"Трехцветная", отметил я про себя, на мгновение поймав взглядом ее хвост - рыже-черно-серый. Интересный такой хвост, в плане окраса - черные кончик и верхняя часть, рыжий снизу, и идущая от кончика полоска серого меха. Я впервые видел такой... рыжие волосы, изящная мордочка, красивые зеленые глаза. И вдруг я понял, что боюсь не пули, а что она просто повернется и уйдет. При этом меня не волновало, что она заберет оружие, патроны и еду. Это было несколько странно, все-таки не верил в любовь с первого взгляда.

- Странный ты. Тебя держат под прицелом, а ты стоишь и улыбаешься. Что смешного-то? - лиса не смотрела мне в глаза, больше следя за моими лапами. А я только сейчас понял, что действительно улыбаюсь, как дурак. И мысли у меня сейчас дурацкие...

- Красивая ты, вот и улыбаюсь. От лап такой лисы и умереть обидно не будет, - а еще язык контролировать не умею. Лиса явно удивилась.

- Надо же, как мило. Ну да ладно, сейчас ты... - раскатистый выстрел и разорванное пулей ухо не дали лисице договорить. Зарычав, она вскинула винтовку и выпустила несколько пуль куда-то назад, в сторону десятиэтажного дома. Я же быстро надел рюкзак и схватил винтовку. На этот раз пуля просвистела прямо надо мной, вскочив я на мгновение раньше, и быть мне остывающим телом...

Прильнув к прицелу, я бегло осмотрел дом, по которому вела огонь несостоявшаяся грабительница. В одном из окон что-то блеснуло, и выпустив туда две пули подряд, я перекатом ушел в сторону. Сильно ударился локтем о бетон, что-то хрустнуло в правом плече, а надо мной вновь просвистела пуля. Резко вскочив, я зигзагом рванул за ближайший угол. Настоящего снайпера мои потуги только насмешили бы, но стреляющий по нам явно был дилетантом.

"Нам? Я что, правда так подумал?"

Просвистевшая совсем рядом пуля заставила меня припустить быстрее, и уже через секунду я был в относительной безопасности. Рядом прижималась к стене лиса.

- У дураков мысли сходятся? - вопрос был риторическим.

- А был выбор? - я осторожно выглянул из-за угла, за что чуть не поплатился вышибленными мозгами - совсем рядом просвистела пуля. Чертыхнувшись, я завалился обратно - и тут же мне в лоб уставился ствол винтовки. Устало вздохнув, я осторожно положил оружие на землю и посмотрел лисе в глаза.

- Умница, - хмыкнув, она отошла назад. - А теперь сымай рюкзак.

Я подчинился и буквально бросил брезентовое хранилище ей под лапы.

- Какие мы грубые... гуд бай, удачной жизни!

Весело скалясь, лиса помахала мне лапой, подхватила мою винтовку, рюкзак, и нырнула за угол. Тихо вздохнув, я засунул лапы в карманы протертых до дыр на коленях штанов и уныло побрел по улице, пиная попадающийся по пути мусор.

Никаких иллюзий на свой счет строить не приходилось. Что меня ждало? Быть может, на меня и пожалеют патрон звери или люди, но вот с наступлением ночи... скажем так, перед смертью мне станет ясно, кого мне приходилось хладнокровно отстреливать во тьме.

Не знаю почему, но завернул я за тот же угол, что и лиса. Ее тут не было, да и не стоило мне надеяться на обратное. Может быть в глубине души и жила надежда, что она вернется, но это так, из разряда неисполнимого. Начавшуюся перестрелку я бы просто проигнорировал, если не одно "но" - дробный треск стреляющей в автоматическом режиме М14 я узнаю всегда. Прикинув направление, я побежал на звук, для чего - непонятно. Выстрелы повторились, на сей раз, они звучали дольше, агрессивней. Раздались несколько одиночных выстрелов, снова очередь. Я уже бежал со всей возможной скоростью. Снова одиночные, очередь... и тишина.

Ворвавшись во внутренний двор, я судорожно осмотрелся и, заметив рыжее пятно возле одной из стен, рванул со всех лап к нему. Добежав, я рухнул на колени перед истекающей кровью лисой. Она умирала, с пятью огнестрельными ранами не живут. Над самой макушкой просвистела пуля, зарывшись в стену.

Схватив свою винтовку, я быстро осмотрелся, но не увидел ни одного укрытия. Это была ловушка. Инстинктивно дернувшись в сторону, я почувствовал, как пуля задела ошейник. Стреляли из здания напротив, но вот откуда? Ни бликов, ни вспышек, ни звука выстрела. Вновь чудом ухожу от смерти - заметив какое-то движение справа, резко поворачиваюсь боком и пропускаю пулю буквально у своей груди. Шокированный, вскакиваю на лапы и бегу вперед, прижимая винтовку к груди и петляя. Передо мной в землю зарывается пуля, вызывая панику и настойчивую мысль о везении, которого у меня слишком много. Влетев в подъезд, я сполз по стене, дрожа, пытаясь успокоить бешеное сердцебиение. Как бы поступил любой нормальный стрелок в моем случае? Верно, поднялся бы на пару этажей вверх. Ну а мы сейчас успокоимся и выглянем прямо отсюда.

Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, я прижал приклад к плечу и медленно выглянул из-за угла. Пара секунд мне понадобилась, чтобы бегло осмотреть первый этаж, еще несколько секунд на второй, следом третий... есть! Прячусь в подъезде, довольный собой. Еле заметное в темном провале окна движение, третий этаж. Противник лишился своего главного преимущества, теперь мы с ним на равных. Но меня по-прежнему беспокоят его прошлые промахи, он явно мастер своего дела, но так грубо промахнуться два раза подряд!

Поднявшись на третий этаж, я забежал в лишенную двери правую квартиру. Голые, лишенные обоев стены были покрыты какими-то бурыми разводами, слой пыли был неровен, словно кого-то волочили по полу. В углах валялись стреляные гильзы. Судорожно сжимая цевье, я пробрался в одну из комнат, в окна которой был виден дом со снайпером. Выглянуло из-за туч солнце, обеспечив мне преимущество - оно должно было светить в глаза противнику. Дождавшись, когда солнечный свет станет наиболее ярким, я медленно и плавно выглядываю наружу и беру на прицел третий этаж, его левую четверть. Сейчас мой прицел не будет сильно бликовать, выдавая мою позицию, чем я и пользовался, методично изучая каждое окно. Секунда, другая. Полминуты. Солнце вновь спряталось за тучами, а в третьем окне слева появилась фигурка снайпера. Грохот выстрела, отдача в плечо, и тело противника, перевалившееся через раму и рухнувшее на землю. Рассмотрев убитого в прицел, я узнал причину столь странных промахов - стрелок уже был ранен, и не раз...

Я вернулся к лисе. Она была еще жива, даже нашла в себе силы чуть приподнять голову. Присев рядом с ней, мягко сжал ее холодеющую лапку. Она умирала.

- Снайпер... - она посмотрела на меня стекленеющими глазами. Я чуть улыбнулся ей. - Ты когда-нибудь был на море? - Помотал головой. - А я была... красиво там...

Подхватив свою винтовку, я сел у испещренной свежими пулевыми отверстиями стены, пристроив М14 рядом с собой. Посмотрел на еще светлое, дневное небо, зябко поежился. Вытащив лапы из рукавов, я поплотнее закутался в куртку. Ночь без сна, утренняя беготня и тяжелое, сосущее чувство потери в груди сделали свое дело - я забылся тяжелым, тревожным сном...


Солнечный пляж, прозрачное синее море, плывущие по небу перистые облака, не закрывающие горячего солнца. Высокие пальмы, теплый белый песок, мерный шум прибоя и соленый запах моря. Я и Она, вместе, счастливые... такие далекие от реальности... реальности, полной смерти...


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane, Дремлющий «Дождь и гром», asd «Холодные игры», Krysgitsune (VladislavAYANAMI) «Меланхолическая сталь»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален