Furtails
MISTER Z
«Память»
#NO YIFF #конкурс #лис
Своя цветовая тема

Ледяной осенний ветер шумно носился по пустынным улочкам, негодующе шумели уже пожелтевшими остатками листвы деревья, неохотно засыпающие в раннюю осень. Тяжелые сапоги устало хлюпали по грязи и свежим лужам, а где-то далеко вновь слышались отголоски грозы.

Кутаясь в старую армейскую шинель, позаимствованную в одном из домов у бывших владельцев, Фредерик глянул на серое небесное полотно. Он уже и забыл, когда видел солнце – дожди шли один за другим всю неделю, лис простудил горло и теперь шумно хлюпал носом.

Влажный холодный ветер трепал рыжую, грязную челку, Фред давно не мылся и не видел чистой одежды, поначалу его нос привередливо фыркал и морщился, но за месяцы скитаний уже попривык. Как привыкли и ноги к постоянной ходьбе, как привык желудок к пустоте или древним консервам.

- Ну, теперь осталось только переночевать для полного счастья, - усмехнулся Фредерик и шумно закашлялся.

Войдя в городок еще с утра, лис успел лишь немного осмотреться: несколько домов с окраины, еще несколько ближе к центру – ничего необычного. Обычный город-призрак, пустой, одинокий, стонущий. За несколько месяцев странствий зверь привык к ним, хотя поначалу они казались пугающими, даже если не верить в истории с призраками людей.

Со времен «восстания зверей», как это окрестили выжившие существа, минуло уже тридцать три года. Казалось бы и не так давно, но звери начали постепенно забывать с чего все началось. А толком никто и не знал, да и не узнал бы, наверное, как ни старались все умы мира.

Просто в какой-то момент звери обрели тот очеловеченный облик, что имеют сейчас. Еще живые свидетели тех времен, которых начали называть первым поколением, говорили, что однажды проснулись голыми кто где, а в голове роились странные, страшные и непонятные мысли.

И никто уже не помнит, как началась война, длившаяся несколько недель. Что-то гнало, что-то заставляло зверей искать укрытия, искать и красть оружие и инструменты, а когда все обнаружилось, люди, уже бывшие на грани паники, не выдержали и смутные опасения превратились в реальные.

А потом оружие человеческого гения погубило их самих. Вирус, первоначально спроектированный на уничтожение всех нелюдей, был перестроен под их ДНК и убил человечество за две недели, разнесясь незримой дланью между континентами, опустошив города и деревни.

И после уже звери и птицы переселились в крупные города, используя человеческое наследие. А маленькие поселки и далекие городки так и остались пустыми и никому, кроме мародеров ненужными.

Фредерик перешел на середину отлично сохранившейся дороги, оглядывая дома по разные стороны. Постепенно темнело, и серые силуэты небольших коттеджиков уходили за спину. Похоже, он шел к центру городка, - свернув направо, вдали он заприметил яркие вывески магазинчиков, при виде которых в животе шумно заурчало.

Ветер усилился, всколыхнув ветви деревьев и срывая остатки листвы, золотисто-рыжим потоком носившихся по жухлым газонам и серым, потрескавшимся тротуарам.

Снова заморосил дождь, лис ускорил шаг, направляясь к ближайшему магазину. Подойдя ближе, он прочел надпись на английском, гласящую, что это книжная лавка. Голодное брюхо негодующе заворчало, требуя чего-то материальнее пищи для ума. Через дорогу была еще одна поблекшая от времени вывеска с нарисованной чашкой кофе и непонятным названием. Фред направился туда, дождик уже набирал силу, и лис поспешил вломиться в закрытую стеклянную дверь. Она была заперта, поэтому потребовалось разбить стекло.

Внутри было темно и мрачно, но, по крайней мере, сухо. Фредерик сбросил с плеч увесистый рюкзак и вытащил из кармашка фонарик. На улице дождь уже шумел, яростно извергаясь с небес. Фред надеялся, что в этой забегаловке осталось хоть что-то, пусть и тридцатилетней давности – запасов его еды едва хватило бы на пару дней, а к древним консервам и затхлым пакетикам с разной снедью он привык.

Изнутри заведение было обильно приправлено пылью и мусором. Похоже, здесь кто-то уже побывал – только сейчас лис заметил уже разбитые стекла напротив перевернутых столиков. Пятно от фонаря довольно быстро нашло длинную высокую стойку. Лис оттащил к ней рюкзак и положил на нее винтовку. Ничего страшнее такого же усталого скитальца, как и сам Фредерик лис не встречал, но с оружием он чувствовал себя увереннее в этих мертвых городах. «Глупость, конечно, но как-то так» - думал про себя Фред.

За стойкой среди кучи мусора не нашлось ничего интересного: разбитая посуда, да всякая мелочь. Пройдя дальше, обнаружилась покрытая грязью витрина. «Наверняка в ней когда-то стояли какие-нибудь десерты» - тут же возникло в голове. «Пирожные, печенье, тортики. Тортики. С пышным взбитым кремом, ягодами и шоколадной крошкой…» - при мыслях о сладком Фред облизнулся. «Иди любит такие» - пронеслось в голове…

***

Фредерик сидел в маленькой уютной забегаловке напротив станции метро, народу было не так уж и много – большинство уже разошлось по домам после рабочего дня. На столе лежала залитая кофе газета с объявлениями. Фред сегодня потерял работу – поссорился с начальником и, в сердцах, пообещал откусить ему палец, которым маленький серый мышь тыкал в него. Похоже, грызуна проняло: он развернулся и зашагал в административное крыло, что-то ворча про угрозы.

Лис фыркнул, глядя в большое окно. «Начитался человеческих книжек» - усмехнулся про себя Фредерик, - «можно подумать, я ему угрожал». Когда мышь вернулся, Фред уже подумывал над тем, чтобы извинится – все-таки отчитали его за дело. Но когда начальник протянул ему документы и расчет, лис просто плюнул на все и ушел.

Не долго думая, Фредерик купил газету с объявлениями о работе и начал их просматривать. Технарь он все-таки неплохой, и уж какую-нибудь работу он бы нашел.

Минуло тридцать два года с «Восстания зверей», уже пошло четвертое поколение зверят и птенцов, и даже они сохраняли остатки генетической памяти, но это были лишь жалкие крохи тех знаний, которые получило первое поколение.

Любое их воспоминание так и упиралось в набившее оскомину «вот знаю и все тут». И никто так и не понял, откуда. Второе поколение, как оказалось, при рождении тоже имело определенные знания: как удивлялись родители, когда дети через полгода-год начинали говорить на всех возможных человеческих языках, умели считать, читать и писать и знали основы естественных наук. Третье поколение так же родилось со знанием, но уже меньшим, по сравнению с родителями. Откуда бы не взялась эта странная генетическая память, похоже, это явление сходило на нет.

Фредерик был совсем молодым и принадлежал ко второму поколению. В его голове сохранились знания языков и науки, но многое было заложено очень глубоко, и то, что не использовалось, постепенно забывалось.

Лис обладал золотыми руками, как сказали бы люди: все, что можно было починить – он чинил, что нельзя тоже, иногда что-нибудь мастерил, но чаще ремонтировал или просто настраивал. Довольно рано он выбрался из родительского дома и часто переезжал между городами, чтобы найти применение себе. И вот сейчас его занесло в Чикаго, - звери не стали менять названия, данные людьми.

Фред допил уже третью чашку кофе, закусив булочкой с сыром. Правда сыр был очень несъедобного вида, лис сразу вспомнил, как помогал чинить в городе какие-то агрегаты по синтезу белков. Точнее не помогал, а был на побегушках ибо такие аппараты были просто огромными, да и не слишком-то он разбирался в их устройстве. Должно быть это их производства. Просмотрев с десяток объявлений, Фредерик пока не нашел ничего интересного, а слесарем или автомехаником он всегда смог бы устроиться.

На улице совсем потемнело, лис смотрел в окно и видел, как город сияет ночными огнями, звери идут по своим делам, а птицы летят. Вон, прошел большой носорог в потрепанном пиджачке, держа руки за спиной и глядя на небо, прохожие расступались перед двухметровым гигантом, который не замечал ничего вокруг. А вот мимо окна прошла милующаяся парочка долговязых выдр, девушка чуть пониже и посветлее звонко смеялась, когда парень что-то шептал в ее крохотные ушки. Они прошли, а Фред смотрел им вслед, идущие прохожие достали зонты, когда закапал мелкий дождик, а выдры только разразились заливистым смехом. Вскоре дождичек превратился в полноценный ливень. Лис угрюмо смотрел на извергающуюся стену воды: не любил он дождь, настроение и без того было неважным, а сейчас и вовсе испортилось.

- Что, настроение подмочил? – Фредерик лишь повел ухом, продолжая смотреть в окно.

- Что-то вроде, - не желая заводить беседу, пробурчал Фред.

- Тогда будем его сушить, - собеседница, а по голосу это точно была девушка, хихикнула и уселась напротив.

Лис понял, что она уже не отвяжется и устало взглянул на визави. Перед ним сидела симпатичная лисичка, судя по серой полоске шерсти, идущей от носа, американочка. Яркие локоны длинной шерсти на голове были аккуратно убраны за уши, темно-зеленые глаза с интересом смотрели на Фредерика, а уголки губ таили улыбку.

- Ну, выкладывай, чего такой грустный? – собеседница жестом подозвала официантку.

- А чего веселиться: работы нет, денег нет, да и вообще скучно как-то. Вот и сижу тут, пью невкусный кофе и пялюсь на унылый ливень в окно.

- А ты выпей вкусный, - улыбнулась лиса. – Две больших чашки латте и тортик Ферцай, - заказала она, когда подошла высокая лошадь в бежевом фартуке.

- Угощаешь? – теперь улыбнулся Фредерик.

- Угу, - лисичка чуть высунула язык и показала парню, - вот видишь: все налаживается.

- Похоже на то, - лис допил остатки своего черного кофе и отодвинул чашку в сторону вместе с газетой. – И часто ты угощаешь незнакомцев?

- Иногда. И только симпатичных, - Фред смущенно смотрел на нее, он буквально чувствовал, как горят его уши, невольно отведенные чуть назад. Лисица хихикнула. – Я тебя здесь раньше не видела. Недавно в Чикаго?

- Да уже как месяца два. Просто сегодня я решил прогуляться по городу, ну и дошел сюда, - официантка принесла заказ. Увидев перед собой еще одну чашку кофе, лис почувствовал, как все выпитые до этого решительно попросились наружу. – Похоже, что кофе мне уже сегодня хватит, - лошадь положила на стол немаленький тортик и, забрав пустую чашку, удалилась. Фредерик неловко смотрел на торт и напряженно заелозил хвостом, а организм все требовал свое.

- Иди уже, а то у тебя такой несчастный вид, - снова хихикнула лисичка, - обещаю, что оставлю тебе кусочек, - она улыбнулась и принялась за лакомство.

Пообещав мигом вернуться, Фред вынырнул из-за стола и быстро зашагал в уборную. Там он задержался у зеркала: невысокий, поджарый лис обычного рыжего окраса, с темными конечностями и белой грудью светло-зелеными глазами смотрел на него. Рыжая челка топорщилась во все стороны, как и бакенбарды. Парень достал из кармана маленькую побитую расческу и заботливо причесал бакенбарды, а потом принялся и за челку. Непослушная шерсть все равно топорщилась, пришлось уложить ее смоченной ладонью. Лис еще какое-то время смотрел на себя, поправил воротник рубашки и застегнул пуговицу. «А что, действительно симпатичный» - довольный Фред вышел.

Вернувшись, лис нашел на столе остатки торта: из восьми кусочков оставался только один, а еще один доедала девушка.

- Быстро ты, - удивился Фредерик, а потом поспешил положить оставшийся кусочек к себе на тарелку.

- Моя маленькая слабость – люблю сладкое, - улыбнулась лиса.

- Смотри – растолстеешь, - шутливо осклабился Фред, а потом откусил тортик. На вкус он действительно оказался очень даже хорош: не слишком сладкое, воздушное лакомство просто таяло во рту, обнажая кусочки фруктов.

- А у меня, как в известной шутке – если много работать мозгами, то не потолстеешь, - девушка облизала черные коготки.

- И о чем же ты думаешь?

- Да много о чем. А вообще я работаю в институте исследования генетики и биологии. Знаешь, наверное, что недавно здесь открылся, и сюда свозят все оставшиеся от науки людей по этому направлению.

- Неа, - с невинным видом ответил лис.

- А мне казалось, что об этом только глухой не знает. И по радио, и по ТВ показывали, что нашли не так далеко отсюда старую военную базу людей. Вот и решили в старом здании Иллинойского университета обосновать большую научную лабораторию.

- Ученая девица, значит.

- Ага. Меня, кстати, Иди зовут.

- Фредерик, - лис неспешно попивал кофе.

- Фредди, значит.

- Ну только не так – меня так мама только звала.

- Фредди, фредди, фредди, - лиса задорно показала язык парню.

- А ты тогда «Идя», - он показал язык в ответ.

- А меня почти все так зовут, - расплылась в улыбке девушка. – Ты сказал, что у тебя работы нет. Неужто не нашел еще?

- Да потерял. Начальник зануда всю кровь выпил, даром, что обычный мышь, - настоящий вампир.

- А что ты делал?

- Да много чего: там починю, здесь настрою. Сама понимаешь – много где руки требуются, вот и катался по всему континенту. Пока вот тут.

- Нам в институте как раз технари нужны, я спрошу на работе – может, тебя возьмут.

- О, спасибо тебе большое, - Фред просто не верил такому повороту событий: как быстро унылый дождливый день поменялся на приятный вечер.

- Дождь закончился. Ну что? Проводишь девушку? – лиса жестом позвала официантку.

- Конечно!

- Я тут недалеко живу, - она расплатилась и лисы направились к выходу.

***

Помотав головой, чтобы отогнать воспоминания, лис вздохнул и тут же залился кашлем. «Чертова простуда» - прокашлявшись, он достал платок и высморкался.

Дождь на улице все шумел, стало совсем холодно. Даже имея мех средней длинны, больной лис ощущал, что было бы неплохо развести костерок. А то и приготовить чего.

Фред вернулся к рюкзаку и вынул оттуда небольшой котелок. Оглядевшись с фонариком, он с удовлетворением заметил, что большая часть мебели деревянная. Перевернув ближайший столик, лис подтаскивал к нему мебель и разламывал. Стулья и ножки столов сдавались сразу, а вот крепкие столешницы пришлось с силой проламывать ботинками. Когда дров набралось достаточно, Фредерик вновь заглянул за стойку, собирая старые газеты и обрывки бумаги. На полу он нашел и сломанный кассовый аппарат с купюрами и монетами. Улыбнувшись, зверь взял и их.

Вскоре язычки пламени замерцали, жадно поедая газеты, бумагу и купюры. «А когда еще можно будет пожечь деньги?» - улыбаясь, Фред скармливал мятые бумажки огню. Лис соорудил костер поближе к большому разбитому окну, чтобы дым выходил наружу.

Достав котелок, парень подставил его под дождь, чтобы набрать воды, а потом поставил прямо в костер. По крайней мере, горячим чаем можно будет согреть больное горло. Порывшись в рюкзаке, лис с неудовольствием отметил, что сухпая у него действительно осталось на несколько дней. Он и так перебивался всем, что найдет: летом можно было найти фрукты или ягоды, благо после людей растения разрослись в изобилии, а в старых городах можно было разорить остатки магазинов.

Этим Фредерик и занялся. Он заглянул на кухню. Под лучом фонаря на глаза попадались поваленные печи, столы и разный мусор. Лис добрался до двух больших холодильников в противоположном конце помещения, в них он даже не стал заглядывать, а обратил внимание на большую дверь, подергал за ручку – заперто. Он вернулся назад и достал из рюкзака самодельную отмычку, а потом уже отработанным за время скитаний методом открыл простенький замок.

За дверью скрывались ступени в подвал. Фред снова закашлялся от холодного сырого воздуха. Внизу оказались стеллажи с мешками и коробками, большая часть уже сгнила и развалилась, но на некоторых можно было еще разобрать этикетки. Походив среди рядов полок, лис вернулся наверх.

Вода в котелке как раз закипела. Держа его в рукаве, он отлил немного в кружку, а в котелок высыпал концентрат из сухпая и размешал. Вкус у него был неважнецкий, но зато было сытно. Покопавшись еще в мешке, Фред достал пакетик с чаем и потряс над кружкой. Из него высыпались жалкие остатки черного чая. Вздохнув, лис снова залез в рюкзак и вынул еще одну пачку. Щедро насыпав мелких красных листочков, лис оставил чашку настояться, а сам снял котелок с огня и еще раз помешал.

Фредерик устроился на одном из оставшихся после его вандализма стульев и поставил котелок на стол. Вкуса обжигающая тягучая похлебка почти не имела, разве что совсем слабый сладковатый привкус. Лис понемногу хлебал питательное варево и смотрел, как костер танцует перед его глазами. Дождь уже успокоился и лишь тихо постукивал по каким-то металлическим железякам на улице.

Дохлебав нехитрый ужин, Фред поставил котелок на улицу, чтобы за ночь набрать воды, а сам снова сел перед костерком и, подложив несколько досок, принялся пить чай.

«Каркаде. Тот самый» - пронеслось в голове. Зверь все смотрел и смотрел, как танцуют и прыгают язычки пламени…

***

- Идя, ты дома? – Фредерик закрыл за собой дверь и разулся. Ответа не последовало.

«Должно быть опять на работе» - рассудил лис и направился в ванную, чтобы смыть грязь и пот рабочего дня. Иди, как и обещала, устроила его в свой институт. Там Фред занимался ремонтом и иногда настройкой разного оборудования, а заодно на него взвалили и кучу всякой мелочи: лампочку поменять, замок вставить и прочее в том же духе. По мнению лиса, некоторые звери там вообще от нечего делать заявки на ремонт штампуют. «Что, неужели чертово скрипучее кресло стоит целой официальной заявки на ремонт?» - недоумевал Фредерик, но постепенно он более-менее привык и стал относиться к такому, как ему казалось, идиотизму с большим терпением.

Лис залез в душ и расплылся в улыбке, подставляя голову теплой струе воды. Фред нащупал на полке гель, выдавил немного, а потом мягкими движениями растер его на голове, стоя с закрытыми глазами и прижатыми ушами. В ноздри ударил аромат «летней свежести» со слабым мятным запахом и кучей еще каких-то едва различимых отдушин.

Вскоре Фредерик уже весь пропах этим неказистым запахом, который только усилился, когда лис выключил воду и включил сушилку. Мощные струи горячего воздуха из встроенных в стену фенов принялись сушить шерсть. Зверь медленно крутился, подставляясь под шесть вертикальных струй, бьющих с трех сторон. «Чувствую себя балериной» - снова подумал лис, а потом попытался изобразить какое-то танцевальное па. Рассмеявшись, Фред выключил сушилку и выбрался из ванной. От него так и несло этой летней свежестью.

В квартире стояла духота, Фредерик включил кондиционер в зале, а сам зашел на кухню. На обед он так и не выбрался, поэтому был готов съесть даже завалявшиеся недельные бутерброды. Лис понюхал один и скривился, вроде еще не пропали, но желание их есть пропало начисто.

После борьбы голода и лени, победил голод, и Фред решил все-таки приготовить нормальный ужин, тем более Иди тоже придет голодной. Через полчаса, когда запеканка уже была поставлена в духовку, лис услышал, как открывается дверь.

- Привет, что, ужин готовишь? – девушка разулась и обняла вышедшего в коридор Фредерика.

- Ага.

- Замечательно, я есть хочу! – лисица заглянула на кухню и выложила из пакета покупки, - я тут чай взяла интересный. Завари пока, я пойду сполоснусь.

- Хорошо, - Фред взял большую красную упаковку с витиевато написанным названием чая – каркаде.

Лис как раз вынул из духовки запеканку, когда девушка зашла на кухню.

- Замечательно пахнет. Так хорошо, что ты умеешь готовить, - растянулась в улыбке лиса.

- А то, - усмехнулся Фредерик, снимая кухонные варежки.

Пока лис разрезал блюдо, Иди достала уже порядком помятую газету и пробежала по заголовкам первой полосы.

- Представляешь, вчерашний провал уже развесили по ушам, - недовольно рыкнула девушка, прижав уши.

- А что вчера было? – Фред налил чая сперва Иди, а потом себе.

- Помнишь, я тебе говорила, что всю неделю журналюги будут по институту шнырять? – лиса попробовала стряпню парня. - Вкусно, - протянула она.

- Помню, что, неужели облажались перед ними? – Фредерик взмахнул вилкой и очередной кусочек упал на тарелку, лисица хихикнула.

- Ну конечно! Только мы подумали, как нашли эффективную вакцину, так тут же что-то пошло не так, - Иди отпила из большой серой кружки с ее именем, - ммм… хороший чай.

- И что же? – Фред попробовал чай, неплохо, но кисловато, как ему показалось.

- Какой-то идиот не привязал как следует пациента, и он сумел вырваться и покусать журналиста, которому вот совсем захотелось взять и подойти поближе, - лиса фыркнула, - хорошо хоть никого больше не успел тронуть.

- Заразился? – у Фредерика кусок застрял в горле, как он подумал о болезни.

В голове лиса прокрутилось все, что ему за полгода успела рассказать Иди, точнее то, что он хоть как-то понял и запомнил.

Незадолго до конца войны, даже еще до того, как вирус, убивший всех людей, был выпущен одним пареньком, - а это всегда забавляло Фреда: человек убил человечество, - люди создавали в секретных лабораториях много всякого биологического оружия. Как минимум известно о двух военных базах: одна была уничтожена атомным взрывом после того, как с нее запустили боеголовки с вирусом, убившим людей, еще одна была захвачена зверьми уже когда последние люди собирались выпустить разную заразу в качестве мести. И вот года два назад нашли еще одну такую лабораторию.

Сперва исследовательская группа обнаружила лишь записи и несколько образцов, среди них упоминалось о том, что было найдено лекарство от вируса, убившего людей. Останки людей явно показали, что оно не подействовало.

А после двух недель работ вся исследовательская группа сошла с ума и, частью перебила друг друга, а частью разбежалась. Пришедшие следом ученые в защитных костюмах нашли записи о том, что на этой базе разработали боевой вирус, который должен был истребить всех нелюдей. Постепенно он распространился по окрестностям благодаря беспечным искателям сокровищ в заброшенных поселениях, а позднее был замечен и за пределами бывшего Иллинойса.

Иди прожевала очередной кусок.

- Скорее всего заразился – мы пока изолировали его. Хотя черт его знает – с крыс вся зараза сходит, - усмехнулась девушка, доедая запеканку. – Вкусно готовишь, чертяка, - лисица потрепала Фреда за ушко, отчего тот расплылся в улыбке с набитым ртом.

- Хоть кому-то же надо уметь?

- Сделаешь завтра нечто похожее? – Иди лизнула лиса в нос.

- Так понравилось? – Фредерик глотнул чая, а потом, подумав, кинул в кружку две ложки сахара.

- Понравилось, - улыбнулась девушка, - да и где я еще целую неделю буду есть домашнюю стряпню?

- Опять полевые работы, - недовольно пробурчал Фред.

- Да ладно, всего неделю.

- Угу, и в прошлый раз тоже. А потом я узнаю, что ты чуть не заразилась!

- Не начинай, а? – устало ответила лисица, покачав головой и убрав спавшие пряди длинной шерсти за уши.

- Нет, а что «не начинай»? Каждый раз ты едешь в эти полевые лагеря неведомо зачем, и каждый раз я знать не знаю, что с тобой, – видите ли, работа, - при последнем слове парень скривился.

- Думаешь, если я зам главы отдела, то буду постоянно в теплице отсиживаться? – скрестила руки Иди, - А кто за этими олухами смотреть будет? Ты?!

- Что, нравится копаться в развалинах, носить этот неудобный костюм и ночевать в палатке? Неужели никто другой не сможет сделать?

- Нет, не нравится, и нет, не сможет, - девушка вздохнула, - ты же знаешь, что моя работа очень важна…

- Да знаю я, - теперь вздохнул Фред, - но зачем обязательно в пекло-то лезть?

- А что, по-твоему, я должна посылать зверей на то, на что у меня самой духу не хватило бы? – Лисица пристально посмотрела в глаза Фредерику.

- Это их работа…

- Нет, это как раз моя работа! – Перебила Иди, - И я ее буду делать своими руками, а не прятаться за спины подчиненных.

- Да кто тебе сказал, что ты будешь прятаться? Пусть лаборанты делают свою работу, иначе нафиг они вообще тебе нужны?

- А мне сидеть в уютненькой лаборатории, пить кофе и ждать, пока мне привезут образцы…

- А что такого? Вон, как его… - лис задумался, пытаясь вспомнить коллегу Иди.

- Уж не Виззет ли? – лисица скорчила гримасу отвращения.

- Угу, он самый. Сидит себе, и ничего – работает ведь.

- Да, великий он ученый, - иронично усмехнулась девушка, - только и делает, что с бумажками возится. Видел бы ты, как у него хвост поджался, когда шеф предложил опробовать его вакцину на гризли, - лиса хищно оскалилась, - ко мне прибежал, скулил, чтобы я за него все сделала. Даже в бокс побоялся зайти.

- Ну, я бы тоже побоялся к бешеному гризли зайти…

- А я нет, - девушка встала, - и вообще достал уже! – Иди вышла, оставив Фреда одного. Лис глотнул еще чая, «все-таки редкостная кислятина» - подумал он и сыпанул еще сахара.

***

Фредерик допивал кисловатый чай, чувствуя, как горячая жидкость согревает горло и теплом разливается по телу.

- Дурак я… - вздохнул лис, поставив пустую кружку рядом. «Идя, Идя, где же ты теперь?» - Фред взял собственный хвост и начал медленно поглаживать его белый кончик, - «черт же дернул за хвост!».

Воспоминания. Эти долбанные воспоминания не отставали ни на шаг: каждая мелочь, каждый день этой дрянной недели снова и снова заставляли проваливаться в прошлое, думать о ней. И каждый раз засыпая один, в холоде с голодным брюхом мозг лиса сверлила одна и та же мысль. С упорством росомахи в его голове вертелась, рычала и металась мысль о том, какую же глупость он совершил.

Идя. Эти полгода с ней были самыми лучшими в его жизни, самыми живыми в сером и не слишком ярком существовании Фредерика, и чем сильнее было это скребущее, удушающее чувство одиночества, тем больше ощущалась глупость. Парень сбился со счета, сколько он уже бродит по этим никчемным городкам: третий или четвертый месяц? «И ради чего?» - с этой мыслью он вставал последние дни, и с этой же мыслью ложился. Лис и сам уже не знал, зачем.

Костерок перед Фредом постепенно увядал, он смотрел на огонь, тающий в ночи, и видел, как он зависим от него, Фредерика. Пламя растворялось в одиночестве, среди пепла старого мира. Комок подкатил к горлу и зверь расплакался.

Очередной приступ кашля прервал рыдания, лис хорошенько высморкался и вытер слезы. Стало заметно холоднее, Фред наломал еще дров и подбросил в огонь, который радостно принялся вылизывать деревяшки. Парень достал из рюкзака старенький плед и, закутавшись в него, улегся у огня. Рука привычно обхватила приклад винтовки, повинуясь привычке, выработанной за месяцы скитаний - с оружием было как-то спокойнее. Под аккомпанемент тяжелых мыслей и треска огня лис заснул.

Фредерик встал довольно рано, золотистый рассветный диск только начал подниматься на небосвод. В холодном воздухе пахло сыростью и осенней листвой.

Лис потянулся, разминая замерзшие пальцы. Выглянув на улицу, он забрал котелок с накапавшей за ночь водой и посмотрел на небо. Облака просто сдуло, и на чистом голубом небосклоне не было и намека на дождь. Это порадовало Фреда, и он с довольным видом принялся собирать остатки мебели. Пока языки пламени облизывали старый котелок, зверь рассматривал карту штата.

За несколько месяцев он удалился от Чикаго на добрую сотню километров, петляя по округе без всякой цели. На потрепанной бумаге были отмечены поселения, где он побывал, лис фыркнул и поставил еще одну метку.

В паре дней пути был еще один маленький городок, Фредерик наметил его как следующую остановку. В голове вновь зароились мысли, подстегиваемые крепнущим желанием вернуться, но лис все не решался, сам не знал почему.

Вода в котелке уже закипела, и Фред засыпал туда немного чая. Горло все больше саднило, а с собой у него не было даже захудалого аспирина. Более-менее согревшись, зверь затушил костерок, закинул рюкзак за спину, перекинул через плечо винтовку и вышел.

Холодный порывистый ветер трепал челку и шумно дул в уши, но хотя бы дождя больше не намечалось. Солнце беспристрастно взирало сверху, больше не одаряя теплом, его молчаливый лик рябью отражался в больших лужах, по которым как кораблики плавали жухлые листочки, гоняемые из стороны в сторону не унимающимся ветром.

Пройдя несколько домов, лис заметил небольшой магазинчик. Разбитая вывеска свидетельствовала, что когда-то там продавались продукты и разные товары для дома. Большие витрины зияли дырами, на тротуаре вокруг валялся мусор и стеллажи, вынесенные из магазина. Перед глазами Фредерика так и предстала картина мародерствующих людей, в исступлении носящихся по городу зная, что они обречены. Как свидетельство его мыслей, в стене он нашел несколько пулевых отверстий.

Подумав, лис все же зашел внутрь, под сапогами хрустело битое стекло, а в воздухе пахло пылью. Перевернутые полки, остатки разбитой тары, разный мусор - ничего интересного. За прилавком виднелась приоткрытая дверь, зверь направился туда, достав фонарь. В темноте луч шарил по стенам, ища какие-нибудь указатели, внезапно Фред обо что-то споткнулся. Посветив фонарем, он увидел скелет человека в лохмотьях.

- Извини, чувак, - Фредерик перешагнул через него.

Дальше по коридор было несколько дверей. За первой был какой-то крошечный кабинетик с кучей хлама и пожелтевшей бумаги, за второй оказался разоренный мародерами склад с полупустыми полками. Ничего интересного на них не было: какая-то бытовая химия, порошки и разная мелочь для дома наподобие губок и тряпок. А вот за третьей, развороченной, дверью опять были ступени в подвал.

Внизу стоял жуткий холод, лис осмотрелся. Под лучом фонаря опять замелькали полуразвалившиеся коробки на древних полках, какие-то банки и консервы. Видимо, не успели все вынести.

Фред скинул рюкзак и положил рядом винтовку, а сам занялся изучением того, что осталось. Банки с помутневшим содержимым отбрасывались сразу же, уже даже нельзя было сказать, что в них было. А вот на консервах зверь остановился внимательнее. Большие алюминиевые банки с потертыми этикетками выглядели вполне неплохо.

Лис не раз слышал, что мародеры часто их ели и даже нахваливали. В свое время он выменял пару таких у одного путешественника, будучи еще в Чикаго и отнес баночку Иде в лабораторию. Девушка только и поразилась, как хорошо за тридцать лет они сохранились. Оставшуюся банку они съели дома.

Истертая надпись гласила, что тушенка была сделана почти тридцать четыре года тому назад. Лис внимательно осмотрел банку: хорошо сохранилась, не проржавела, не помялась. «Если тут хотя бы штук десять наберется, то недели на две хватит», - Фредерик сунул банку в свой рюкзак и принялся искать другие. Попалось несколько вздутых, а так лис насобирал уже пять штук, когда его уши невольно дернулись. Зверь напрягся и подобрал оружие. Нет, не показалось, он действительно слышал шум мотора.

Фред поднялся и пошел к выходу, рокот стал слышен сильнее. Когда парень выглянул в витрину, мотор затих. Огромный черный буйвол в кожанке восседал на таком же громадном трицикле. Мотоцикл жалобно скрипнул, когда махина слезла с него. Лис как зачарованный смотрел, как черный зверь достает из приваренного к раме багажника большую металлическую канистру одной рукой.

Сам мотоцикл представлял собой приземистую конструкцию с одним передним и двумя задними колесами с приваренной между ними небольшим багажником с брезентом. Большое черное седло со спинкой было посажено довольно низко, а вот руль высоко, Фредерик гадал, сможет ли до него дотянутся. Вид мотоцикл имел довольно потрепанный, но в то же время ухоженный, местами виднелись всяческие украшения: большая блестящая изогнутая труба у руля, похожая на рога, брелок на ручке в виде красного светящегося на солнце шарика, всполохи огня, которыми было изрисовано все, что только можно.

- О, здарова! – зычным глубоким голосом произнес буйвол, обернувшись к Фредерику.

- Привет, - лис спрятал закинул винтовку за спину и принялся изучать путника.

Ростом буйвол был все два с половиной метра, и весил, судя по виду, килограмм триста. Одной рукой великан заливал в бак бензин, а второй периодически прикладывался к бутылке. Громадные рога на большой голове образовывали щит на лбу и загинались вверх и назад, из-за чего два длинных уха торчали в разные стороны на уровне широко посаженных глаз. «Такому и шлема не надо» - усмехнулся про себя Фред. От нижней губы до самого горла шла длинная стоячая бородка. «Прямо типичный байкер» - лиса это забавляло, не ожидал он здесь кого-нибудь встретить.

- Что, тоже по заброшенным городкам шатаешься? – усмехнулся буйвол.

- Ага.

- Да иди ты сюда, не бойся, - ухмыльнулся зверь, его губы едва растянулись до половины головы, - не часто встретишь путника. Так что можно и отметить! – великан поставил канистру на пол и закрыл крышку бака, а потом достал из сумки в багажнике две коричневые бутылки, - Лови! – буйвол кинул одну лису. Фред успел ее поймать.

- Надеюсь, не из людских закромов, - усмехнулся парень, а потом глянул на новенькую этикетку.

- Да ну его, это пойло то и тридцать лет назад пить нельзя было, - байкер смачно приложился к уже открытой бутылке и высосал ее до дна, а потом просто выкинул рядом, - С нового, Сиввеловского завода из пригорода Чикаго. Самое лучшее пойло среди этих грязных городишек! – он свернул крышку у новой бутылки и снова приложился.

- Что ж, попробуем, - лис открутил крышечку и сделал несколько небольших глотков, - отличное пиво.

- А я что говорил? – буйвол рассмеялся. Видимо, он уже штук пять таких выдул. Словно читая его мысли, он начал рассказ, - а что еще делать? Все равно здесь ни души не встречается, а так хоть ехать веселее. Не люблю толпы зверья, вот и катаюсь где не лень, собираю шмотье по таким городкам, потом продаю – тем и живу. А тебя каким ветром сюда занесло? Тоже мародеришь? – зверь еще раз приложился к бутылке.

- Что-то вроде, - пожал плечами Фред, - сам не знаю уже, чего я тут шарюсь по округе.

- А…. Ну, я тогда дальше покачу, раз тут место занято, - буйвол рассмеялся, - ты это, если найдешь какую-нибудь фигню романтичную, ну там, семейный альбом или обручальные кольца – тащи обязательно! Сейчас в Чикаго как раз какая-то выставка намечается, так что купят за хорошую сумму.

- Благодарю за совет, - улыбнулся лис.

- Да не за что, - гигант отхлебнул еще, - оп! Надо отойти, - смеясь он направился к одному из узких проулков.

Лис потихоньку пил не слишком крепкое, но и не слабое пиво и пялился на трицикл. В свое время он пару раз ремонтировал мотоциклы, в одно время даже хотел купить себе, но то денег не было, то еще что. Он так и представил, как он рассекает по дорогам на таком красавце. Буйвол вернулся через несколько минут.

- Что, нравится? – заметил он взгляд Фреда.

- Классный аппарат. Я таких еще не видел.

- А то! Купил по дешевке рухлядь, починил, да прибамбасов навешал. Красавец! – великан вновь принялся за оставленную на асфальте бутылку, - слушай, мож тебя подвести? Там дальше какой-то городок будет, компанию составишь.

- Не, я еще тут не все осмотрел, - улыбнулся лис, допивая пиво, а сам подумал про банки тушенки, которые он нашел. Прокатиться на мотоцикле это, конечно, было бы классно, да и топать два дня не надо было бы. А вот светить говядиной перед пьяным буйволом было как-то страшно.

Современные звери и птицы выращивали кучу культур и синтезировали мясо, будучи поголовно всеядными, это не вызывало каких-то споров и протестов; некоторые птицы даже откладывали яйца на продажу, хотя это и было редкость, да и стоило дорого. А вот при виде натуральных мясных консервов у некоторых случался приступ лютой ненависти. Фредерик видел такое только по ТВ, но испытывать удачу с пьяным гигантом не решился.

- Лады, как знаешь, - буйвол допил пиво и кинул бутылку в стену, та вдребезги разбилась; лис только уверился, что поступил правильно, - вот, держи, - зверь достал из сумки еще одну бутылку. - Выпьешь за бродягу Сида! – он кинул бутылку, Фред едва ее поймал, - Ну, бывай, - гигант стукнул копытом по стартеру, мотор зарокотал.

- Доброго пути! – кинул вслед уезжающему байкеру Фредерик.

Настроение у него все улучшалось: сперва консервы нашел, теперь вот пивка попил. Осталось только теплую постель организовать, чтобы почувствовать себя цивилизованным зверем.

Довольный, лис пошел обратно в подвал и набрал там еще с десяток банок, решив непременно одну сегодня попробовать, заодно и бутылочку пива приберег.

День медленно перевалил за середину. Бледное солнце равнодушно взирало с небосвода, когда зверь выбрался из магазинчика. Ветер немного утих и стало теплее.

Фредерик походил по домам в поисках чего-нибудь ценного или просто интересного. Он уже до этого набрал неплохой клад всяких женских украшений, может, не все из них драгоценности, но весьма симпатичные. Частенько лис находил и оружие, обычно рядом с бывшими владельцами. Он не стал его собирать, иначе бы за спиной выросла бы целая гора винтовок и пистолетов, которую надо было бы еще тащить.

В одном из домов Фред нашел кое-что, не романтичное, но очень трогательное, что стоило бы показать на той самой выставке, про которую говорил буйвол. В забаррикадированной спальне лис нашел на большой кровати два скелета, они лежали, обнявшись, лицом друг к другу, покрытые пылью. Сквозь щели из закрытых ставень в полумраке так и предстала картина, как двое на кровати лежат и ждут конца, глядя в последние часы жизни друг на друга. Зверя настолько тронула эта картина, что он прослезился и не стал входить в комнату. Вернувшись на первый этаж дома, Фредерик нашел на столике фотографию пожилой четы. Лис долго рассматривал ее, а потом засунул в рюкзак.

Находясь под впечатлением, Фред забыл обо всем на свете, голову заняла эта картина, он долго думал об этой паре, а потом мысли как-то плавно перетекли в образ: уже престарелый Фредерик сидит на диване с Иди в обнимку. Сильнейший приступ одиночества захватил лиса, его мысли вновь и вновь возвращались к девушке. Наконец, уже поздним вечером, когда парень уже развел костер в той же забегаловке, где уже ночевал, он принял уже долго назревавшее решение.

Фредерик осмотрел еще несколько домов, оставив на два часа вариться тушенку в котелке. Настроение было прескверным, очень хотелось напиться до беспамятства, но с одной бутылочкой пива не получилось бы. Лис приложил все свое старание, чтобы среди мусора и пустых склянок найти хотя бы одну чего-нибудь крепкого. Ему повезло. Усталый, Фред вернулся к костру и подбросил еще дров. Промерзший зверь сел поближе к огню, чувствуя слабый запах вареного мяса, желудок сразу же напомнил о себе, шумно заурчав.

Лис не нашел больших отличий от синтезированных продуктов, почти одинаковый вкус и запах, не лучше, но и не хуже. Тем не менее, кусок в горло не лез. В голове все еще блуждали не слишком приятные мысли, так что трапеза прошла без удовольствия.

Откупорив найденную бутылку виски, лис фыркнул – в ноздри ударил резкий спиртовой запах вперемешку с еще какими-то неразборчивыми ароматами. Выдохнув, он приложился к бутылке. Огненная смесь с сильным дубовым привкусом вихрем пронеслась по языку и горлу, а потом ударила в голову. Вдохнув, Фред закашлялся. Даже закусить нечем было. Зверь сделал еще несколько глотков, а потом шумно задышал ртом, голова уже заметно заплыла туманом.

- Да ну нах!.. – Лис с силой кинул бутылку на улицу.

«Очередная глупая мысль» - всплыло в мозгу, - «знал ведь, что дрянь…» Парень достал из рюкзака любезно подаренную бутылку пива и хорошенько присосался к ней, - «Во, другое дело!» Фредерик сам не заметил, как заснул, развалившись на полу.

Утро тронула лиса ледяным дыханием, стоило открыть глаза, как в них ударил яркий свет немедленно отозвавшийся болью во всей голове. «А вот и первое похмелье…» - Фред с трудом встал, замерзшее тело с болевшей головой слушалось с трудом. Каждое резкое движение отдавалось в голове, зверь проклинал себя за вчерашнее. Кое-как наломав остатки мебели, лис развел костер. Хоть одно порадовало – не отравился тридцатилетней тушенкой.

Воды не было, так что вместо чая пришлось вскипятить остатки вчерашнего бульона. Более-менее согревшись, Фредерик затушил костер, собрал вещи и вышел. Ветер шумно гулял рядом, насмехаясь над головной болью, солнце, казалось, специально светит прямо в глаза. Но лис смиренно терпел все и неспешно шел по дороге. Он принял решение.

Через полдня пути голова кое-как оклемалась. Вечером Фред остановился у обочины рядом с несколькими деревьями. Пришлось побродить по окрестностям, чтобы насобирать на костер, но через полчаса огонь вновь лизал котелок с тушенкой. Запах на этот раз был посильнее и чем-то напомнил о котлетах в столовой Иллинойского института…

***

- А, вот ты где, - Иди села напротив Фредерика, в обеденный перерыв было не протолкнуться, поэтому в столовой стоял шум и отовсюду доносились аппетитные запахи.

- И почему бы им не разделить обеденное время для ученых, рабочих и студентов? – недовольно проворчал Фред, когда его в очередной раз толкнули в спину.

- Да половина института просит о том же, а ни зав. отделами, ни ректор не шевелятся, - девушка пожала плечами, - перец передайте, - попросила она сидящую рядом куницу, а когда перечница перекочевала через три пары рук к краю стола, она обильно посыпала пасту черным порошком.

- Как ты можешь такую горечь есть? – покачал головой Фред, его опять задели, на этот раз хвостом.

- А мне нравится. Вот такая вот я странная: и сладкое люблю, и острое, - хихикнула лиса, - мы тут, кстати, протестировали последние образцы вакцины. По предварительным результатам, выглядит просто чудесно: мы излечили четверых пациентов на ранней стадии, а среди контрольной группы ни один не заразился. Зав. отделом опять пригласил журналюг, правда, не думаю, что многие придут, хотя того крыса мы велечили…

- Идя, ну обязательно тебе портить мне аппетит разговорами про болезни? – Фредерик уже доедал свое жаркое.

- Да ладно, тебе испортишь аппетит, - усмехнулась девушка, - вон как уплетаешь. Кстати, раз уж ты меня перебил, - лиса полезла в портфель и достала оттуда журнал, показывая Фреду, - смотри: какая красота, - картинка изображала чистейший берег с пальмами и накатывающим на него океаном, солнце игриво играло бликами на голубой водной глади.

- Уже наметила отпуск? – улыбнулся лис, отставив тарелки в стороне, а сам принялся за чай.

- А то! Нам всем обещали премию, а заодно и путевочку на гавайские острова, Иди отложила открытый журнал и принялась за еду.

- Что, все-все бесплатно?

- Нет, - с набитым ртом ответила лиса, прожевала и продолжила - билет и две недели в отеле оплатят. А вот все остальное придется самим.

- Ну выкладывай список, - улыбнулся Фред.

- Да ну тебя, - Иди вновь взяла журнал и пролистала пару страниц, - смотри, - лиса действительно уже составила список с десяток мест, куда хотела бы пойти.

- А цены-то ты на эти экскурсии посмотрела?

- Конечно, - девушка вдруг замолчала и вздохнула, - ладно, все выйдет немного дороже, чем вся моя премия.

- Ну не тяни! – народ постепенно рассасывался, обед подходил к концу, за длинным столом остались только лисы и орел на дальней стороне.

- Три тысячи еще.

- Многовато.

- Ну, Фредди! – умоляющим тоном начала лиса, - не будь бякой.

- А что я? Это треть моей зарплаты. А нам еще жить на что-то, - всплеснул руками парень.

- Я как раз нашла решение. Даже еще тысяча останется! – лиса довольно ухмыльнулась.

- Мне даже спрашивать страшно, - вздохнул Фредерик, - ну выкладывай.

- У нас сейчас идут расширенные тесты…

- Идя, нет, - спокойно ответил Фред, даже не дослушав. Он уже догадался, что Иди имеет ввиду.

- Слушай, я понимаю, что страшно, но как специалист тебе говорю: все уже проверили тысячу раз. Ты далеко не первый…

- Ну, вот и не надо.

- Да тебе ничего не грозит. Все работает!

- А я тогда зачем?

- Так получилось, что для видовой статистики нам не хватает лисов. Одного мы нашли, нужен еще один для контрольной группы.

- Что, вот прям из всего города испарились?.. – покачал головой Фред.

- После той идиотской статьи к нам неохотно идут добровольцы, даже когда мы подняли оплату до четырех тысяч зентариев. Давай, не только заработаешь, но и меня чаще видеть будешь, сам ведь ноешь, что я на работе больше времени, чем с тобой провожу, - девушка взяла за ладонь Фредерика и изобразила жалобную мордочку.

- И надолго это?

- Две недели всего, - лиса просияла, - а потом еще раз в месяц приходить на анализы в течение года. С твоим шефом я договорюсь. Смотри – не передумаешь? – она прищурилась, зная не всегда постоянный характер парня.

- Обещаю не передумать, - улыбнулся Фредерик.

- Спасибо! – Иди лизнула его в нос.

- А когда?..

- Сегодня, в три, - девушка глянула на часы, - о, надо идти. Давай, я тебя найду, - лиса смахнула журнал в портфель, а потом встала из-за стола.

- Надеюсь, я об этом не пожалею…

- Все будет хорошо! – девушка направилась к выходу.

Фредерик с нехорошим предчувствием поплелся в свой корпус, где его ждала куча работы. Он попробовал заняться делом, но мысли были заняты этим чертовым вирусом. Лис мельком видел, что случается с заразившимися и его шерсть вставала дыбом, стоило только это представить. Мерзкое липкое ощущение уютно обосновалось в животе. Бросив инструменты, Фред пошел прочь из мастерской.

День выдался жарким, лис медленно шел по коридорам в распахнутой рубахе, нервно дергая кончиком хвоста. Чем больше он думал, тем меньше ему нравилась эта затея. «И ведь еще пообещал!» - укорял себя Фред.

И как-то так получилось, что он проходил мимо окна, идущего на сторону биолабораторий. Большой серый ватомобиль с сиреной пронесся через стоянку и встал напротив входа. Персонал внизу засуетился, лис присмотрелся. Из авто медленно выгружали большую клетку с толстыми прутьями, внутри метался огромный зверь в лохмотьях. Было не очень далеко, Фред смог рассмотреть его: большой тигр в крови и с пеной у рта метался внутри, охранники и лаборанты держались поодаль, позволяя мотору тащить клетку. Иди рассказывала, что вирус каким-то образом подавляет действие транквилизаторов, поэтому ловить крупных зверей приходится ловушками. Тигр безумно метался в клетке, пытался перегрызть прутья и дотянуться до существ снаружи.

Фредерик завороженно смотрел, как клетка медленно въезжает в двери лабораторного крыла под напряженными взглядами вооруженной охраны. Комок застрял в горле у лиса, а в животе похолодело. Какое-то время он продолжал смотреть в окно.

«Нет уж, ну его нах…» - Фред направился в кабинет начальника. В голове все окончательно спуталось, а еще нужно было сказать Иди. Он уже поговорил с шефом и получил в распоряжение остаток дня, как раздался звонок из кармана. Парень достал телефон.

- Слушай, нам тут великана привезли, так что приходи на полчаса позже. Ну, или, если не против, то тебе лаборант инъекцию поставит. Я уже все сделала – тебе нужно только прийти и расписаться в паре бумажек, - лиса выдала это все на одном дыхании.

- Слушай, Идя… - Фредерик замялся, - я, пожалуй, не приду.

- Что?

- Зря я согласился, прости…

- Что значит «прости»?! Ты же обещал! – голос стал заметно жестче, - ты где?

- Прости, Идя, я тебе дома все объясню.

- Ты где? Ты же знаешь, что я тебя найду.

- Я уже ухожу…

- Что?! – девушка добавила еще кучу ругательств на разных языках, лис держал трубку на расстоянии, чтобы не оглохнуть. Последнее, что он услышал перед тем, как она бросила трубку – «я тебя найду».

***

«И ведь действительно нашла!» - усмехнулся Фредерик, доедая скромный ужин. Сидя перед костром он смотрел, как его маленькие язычки постепенно все уменьшаются и уменьшаются.

- Дурак я, - снова тихо прошептал лис и добавил, - дурак и трус.

В тот день Иди нашла его, когда парень подходил к станции метро Стоя в тени здания близ входа в подземку, они долго говорили на высоких тонах, и, в конце концов, Иди залепила знатную пощечину когтями по носу Фреду.

Лис невольно тронул это место, конечно, давно все зажило и даже шрама не осталось, но от этого легче не стало. Фредерик ждал дома, когда девушка вернется, чтобы в очередной раз попросить прощения, но на часах уже было двенадцать, а ее все не было. Не выдержав, он позвонил и в очередной раз выслушал, какой он слюнтяй и трус, а заодно узнал, что Иди не вернется домой в ближайшие две недели потому, что она сама привилась. Лисы еще раз поругались, и Фред напился. А потом сделал вторую большую ошибку в своей жизни.

Пьяный зверь использовал свой пропуск, чтобы ночью войти в свою мастерскую, клятвенно заверив охранника, что он забыл барсетку с наличностью. Антилопа в форме хихикнул ему вслед, тихо добавил что-то про тряпку, что еще больше разозлило лиса.

Пробраться из мастерской в лабораторное крыло особого труда не составило, Фред знал всю систему безопасности, так как помогал ее устанавливать и обслуживать. Найти несколько ампул с вакциной было просто, как и открыть запертый шкафчик. Не долго думая, лис ввел себе препарат через инъекционный пистолет, - благо все было уже дозировано. А потом он там же написал записку девушке и убежал.

«Как нахулиганивший школьник» - Фредерик сплюнул в тлеющие головешки, они огрызнулись снопом искр. Поначалу он злился на все: на себя, на человечество, на чертов вирус, а потом как-то само в голову пришло осознание собственной глупости. «А что делать?» - постоянно всплывал вопрос перед лисом, - «Прийти и на пороге вымаливать прощение?» Идя могла рубить с плеча, но довольно быстро отходила. Этих трех месяцев вполне хватило бы. А вдруг прогонит? Чертов страх, он бесил Фреда больше всего.

Лис посмотрел на чистое небо. Холодные звезды молчаливо взирали из темноты. Некоторые люди когда-то верили, что звезды могут предсказывать будущее и давать советы. Фредерик всегда забавлялся этим, но сейчас, глядя на эту россыпь крошечных точек, он бы хотел узнать, простит ли его Иди.

Спал Фред плохо, как только солнце окрасило небосвод первыми лучами, парень собрался и потопал дальше по дороге. День выдался на удивление теплым, даже негодник-ветер притих и лишь слабо трепетал чуп лиса. За эти три дня не только лужи подсохли, но и почти перестало болеть горло у Фредерика.

Под конец дня зверю даже стало жарковато, он распахнул шинель, обнажая грязную бежевую футболку, которую не снимал уже месяца три. Фред принюхался к себе и мечтательно подумал о горячей ванне. В голову сразу же залетела мысль лисе, которая нежится в жарких лучах солнца и купается среди чистых голубых волн. Парень надеялся, что она была достаточно зла на него и не затеяла поиски, а воспользовалась возможностью хорошо провести время.

До городка оставалось часа три, но усталость и сон взяли свое, и лис, быстро поужинав, улегся спать.

Утро снова выдалось теплым и солнечным, что не могло не радовать истосковавшегося по хорошим денькам Фреда. Настроение было приподнятым, и в городок он пришел, напевая себе под нос веселый мотивчик. Нужно было найти, где наполнить опустевшие фляжки водой, а заодно и просто осмотреться – мало ли чего можно тут найти.

С виду городок был намного меньше предыдущего – с десяток кирпичных зданий в центре и кучка домиков по округе. Первое, что бросилось в глаза еще на подходе – несколько сгоревших домов, остатки которых уже смешались с грязью, обнажив кирпичные основания и развалившиеся дымоходы. Когда лис прошел немного дальше, прямо на дороге он увидел три обгорелых остова машин. Подойдя ближе, Фредерик заметил пулевые отверстия. «Неплохо повеселились» - улыбнулся краем губ парень.

Лис дошел до середины поселения и огляделся: полуразвалившийся магазинчик, кирпичное строение ратуши и еще несколько серых зданий, многие из которых несли на себе шрамы предсмертной агонии человечества. У ближайшего из них с вывеской какой-то фирмы Фред скинул рюкзак, снял шинель, - уж очень припекало вдруг расщедрившееся осеннее солнце, - и оставил у входа, предварительно достав две фляги. В некоторых домах можно было найти сохранившиеся бутылки с водой, на их поиски зверь и отправился. Перекресток в центре городка был снабжен светофором, лис усмехнулся и, выбрав направление, свернул направо. Рука сама потянулась за оружием.

У следующего здания на боку лежал уже знакомый лису трицикл, вокруг валялись выпавшие из багажника вещи, а на асфальте багровели засохшие пятна крови. Хозяина видно не было, но просто так он бы не бросил ни мотоцикл, ни барахло. Фредерик снял винтовку с предохранителя и подошел поближе. На погнутом руле так же виднелась кровь, прерывистый след вел в узкую улочку, уши развернулись вперед, заметив какой-то слабый звук, лис напрягся и покрепче перехватил винтовку.

Фред едва успел среагировать на выпрыгнувшее из-за угла чудише, которое с воем и рыком бросилось на лиса. Выстрел задел плечо разъяренного зверя, который замедлился лишь на мгновение. Фредерик успел сделать еще выстрел, когда тварь уже прыгнула на него, лис едва отскочил в сторону, безумный зверь изогнулся в полете и краем когтей полоснул воздух.

Упав на бок, Фред вскочил и выстрелил еще раз не целясь, сердце бешено колотилось, видя как безумный монстр медленно встает с асфальта, брызжа слюной и кровью. Когда-то это был волк, или койот, сейчас уже трудно было разобрать: грязный мех был полон засохшей крови и зеленоватых выделений, все тело было крайне истощено, на нем свободно болтались клоки одежды, голова была искажена гримасой ненависти, шерсть местами выпала, а кожа загноилась и распухла. Безумные помутневшие зло глаза смотрели на Фредерика, тварь разразилась оглушительным ревом и бросилась на него.

Пятясь, лис выстрелил еще раз по согнутой фигуре, мчащейся на него. Пуля попала в живот, монстр плюнул кровью но не остановился. Фред подставил ружье под удар, его силы хватило, чтобы лис повалился на землю. Безумная тварь вновь прыгнула на него, Фредерик заехал тяжелыми армейскими сапогами по изуродованной физиономии, чудовище взвизгнуло.

Лис вскрикнул, когда зверь вцепился когтями в его ногу и потащил на себя. Фред лихорадочно пытался прицелиться в голову. Промах! Тварь взбесилась и схватила зубами левую руку, рвя и терзая ее как дикое животное. Фредерик в панике начал палить без остановок.

Внезапно зверь затих, лис выстрелил еще два раза, пока понял это, а потом быстро сдернул с себя обмякшее тело, стараясь уползти как можно дальше. В ушах звенело, Фред лихорадочно хватал ртом воздух, все еще целясь в неподвижно лежащее тело. Похоже, тварь, наконец, сдохла.

Кое-как встав, Фредерик поковылял прочь, из истерзанного запястья кровь каплями следовала за ним по пятам, образовывая очередной кровавый след на асфальте. У него с собой был припасен бинт, которым он разжился в одном из городков, но ничего больше. Лис посмотрел в сторону раскиданных вещей у мотоцикла, - там может быть что полезное, все же это бывалый путешественник. Фред направился туда, решив, что если бы здесь был еще кто-нибудь, то уже непременно показался бы. У зараженных постепенно угасала умственная деятельность и они превращались в истекающих блевотиной и вонючими выделениями безмозглых тварей, сохранявших лишь низшие инстинкты и безумную агрессию. Вирус постепенно их убивал, самые крепкие держались неделю, но, в конце концов, угасали.

Орудовать одной рукой было неудобно, а вторая ужасно болела, лис стиснул зубы, чтобы не кричать от боли. Нашел. Буйвол действительно взял с собой маленькую аптечку, Фредерик уселся прямо на асфальт и доставал из нее лежавшие в беспорядке лекарства. Найдя баночку с перекисью, лис обильно полил рану, а потом смазал края ватной палочкой с йодом. Разорвав зубами упаковку, он обмотал руку салфеткой и перемотал бинтом. В аптечке лежал и инъекционный пистолет с ампулами к нему. Средства, снижающие риск заражения выпускались уже как полгода, помогали они или нет – никто толком и не знал, но лис все же впрыснул себе дозу в вену на раненой руке. Плотные штаны защитили ноги, и поэтому там оставалось лишь обработать царапины.

Все это время Фред старался прислушиваться к звенящей тишине, уши следили за малейшим шумом. Краем глаз он заметил темный силуэт в переулке, присмотревшись, лис понял, что это был буйвол. Мозги великана отпечатались на серой потрескавшейся стене, а рука до сих пор сжимала обрез. Видимо, бедняга так же встретился с зараженным зверем и не пожелал кончить как он. Завершив обработку ран, Фредерик встал, опираясь на оружие, он проковылял к телу гиганта; дальше в переулке лежал еще один труп с изуродованной головой. Похоже, он столкнулся с первым зараженным раньше, а вторая тварь появилась уже после смерти буйвола, привлеченная запахом мертвечины. Лис почувствовал озноб и медленно направился к своему рюкзаку.

Он так боялся встретиться с этим чертовым вирусом, и все же нашел его. Фред горько усмехнулся. Вот она, ирония жизни.

- Так и не убежал, - хрипло прошептал он.

Лис добрался до своего имущества, накинул на плечи шинель и устало плюхнулся у здания, прислонив винтовку к стене. Фредерик просто уставился вдаль, он не знал, что теперь ему делать. В животе вновь зародилось это омерзительное чувство страха. По словам Иди, вакцина была практически готова и давала иммунитет к вирусу, но никаких гарантий не было. Если он заразился, то оставалось лишь застрелиться – Фред поежился, вспомнив безумного, обезображенного болезнью зверя. Инкубационный период составлял около суток, и первым симптомом было помутнение в глазах, обильное слюноотделение, потливость и жар. Так что оставалось лишь ждать.

Лис взглянул на солнце, равнодушный золотой шар на бескрайнем небе, по которому лениво плыли редкие тучки.

- Идя, Идя… увижу ли тебя?.. – Фред вздохнул и понурил голову, кутаясь в шинель.

«А ведь все могло быть совсем не так. И стоило мне, дураку, не струсить тогда... Мы бы могли вдвоем быть далеко…» - перед закрытыми глазами так и предстала эта картина: ласковое солнце щедро дарит свое тепло, слышится шум волн, игриво набегающих на чистый песчаный берег, среди пальм и кустиков распластались шезлонги, а на столиках стоят прохладные напитки.

Вот Идя выходит из воды и весело отряхивается, смеясь, идет в тень пальмы, что-то говоря Фреду. Лиса опирается на изогнутую пальму и долго смотрит на парня, который улыбается и медленно встает с шезлонга. Она лукаво смотрит, в ожидании, а лис лишь с улыбкой легкими шажками подбирается к ней. Вот он говорит ей что-то смешное и Идя заливается звонким, заливистым смехом, а лис подскакивает к ней и ласково обнимает сзади. Девушка хихикая, теребит рукой мех на затылке Фреда, а потом оборачивается и они тепло смотрят в глаза друг другу…

«Идя, Идя…» - на глаза Фредерику навернулись слезы, здоровой рукой он попытался смахнуть их, а потом не выдержал и разрыдался. Хоть бы еще разок ее увидеть, хоть бы еще раз прикоснуться!

- Даруй мне милость… - едва шевеля губами, прошептал лис.

Мир вокруг словно отстранился, зверь сидел и ни на что не обращал внимания, лишь слабо шевельнулось ухо, заслышав вдали какой-то шум. Даже когда шум превратился в рокот, сил подняться все равно не было, лис лишь приоткрыл глаза, видя туманным взглядом какие-то силуэты. Он почувствовал, как две пары рук его поднимают, а потом укладывают куда-то и несут.

- Идя… - слабо простонал Фред и почувствовал, как чья-то рука ласково сжимает его правую ладонь.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ulla «Бегущий за радугой», Автор под номером Л «Звери и двери», Автор номер семь «Полосы»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 37 старых комментариев на форуме