Furtails
Инна Георгиева
«Кошмар по имени Хора»
#NO YIFF #магия #превращение #романтика #фентези #юмор #дракон #оборотень #пес #ящер
Своя цветовая тема

Кошмар по имени Хора

Инна Георгиева


Однажды в лесу ведьма повстречала магов. - Не дадите ли пройти? - вежливо попросила ведьма. - А не пройти ли тебе с нами? - радостно оскалились маги. Вот так началось путешествие Хоры. Она, конечно, была страшно недовольна, шипела и ругалась, удирала и пряталась… Потому что не знала Хора, что только в конце пути, избранного для нее Видящей, она сможет обрести долгожданное счастье.



- Запомните! Если когда-нибудь на вашем пути попадется женщина с белыми волосами, ехидной усмешкой на лице и… пардон, купальнике на голое тело - знайте: вы повстречались с Хорой. Чрезмерная алчность, злобность и нежелание подчиняться основополагающим законам Гильдий - вот характерные черты этой волшебницы. Общаться с Хорой нежелательно, враждовать - воспрещается категорически. Лучшей реакцией на ее появление на данный момент считается бегство…


- Простите, учитель - поднял руку с первой парты молодой светло-русый парень. - Но если волшебница Хора - эдакий нежелательный субъект магического мира, почему тогда Гильдии так жаждут заполучить ее в свои ряды?



Глава 1



"Я как раз тот редкий случай, когда красота внутренняя отвечает красоте внешней"

NN



- У меня ножки устали! У меня крылышки болят! - ныл крупный лохматый щенок, бодая ноги хозяйки лобастой головой. Хозяйка крепилась, вяло отмахивалась и подпрыгивала в ответ на самые сильные тычки. В какой-то момент щенок перестарался, со всего размаха стукнул под коленку и только пискнул, когда хозяйка улетела с тропы в придорожный куст.


- У тебя совсем совести нет, да?! - взвизгнула она, выбираясь обратно на лесную дорогу.


- Я сильно извиняюсь… - щенок как будто уменьшился в размерах и забавно шаркнул ножкой. - Но ведь я так уст…


- Еще слово, и я тебе хвост побрею! - взвилась хозяйка. - Святые небеса, за что мне это наказание?!


- Вообще-то за двести тридцать золотых…


- Я за эти деньги покупала редкое ездовое животное! Хотя, в чем-то меня не обманули: такого редкостного засранца еще попробуй сыскать! Ты же две трети пути у меня на руках продрых! Как это называется?!


- Удача? - не замечая яростный блеск в глазах хозяйки, принялся гадать щенок. - Везение? Хорошее обращение с братьями нашими меньшими?


- Да за такое обращение эльфы мне ноги целовать должны! Они, небось, и со священными животными так не возятся, как мне с тобой приходится… Впрочем, я сама виновата. Следовало сразу насторожиться, когда ты еще в лавке заговорил. Но я подумала: какая в этом может быть проблема? А еще продавец визжал: жрет как щенок, возит как лошадь! Да перепутал он все, гад.


- Ладно, хозяйка, не кипятись, - щенок тряхнул головой и разом подрос до размера годовалого бычка. - Так и быть, сегодня я тебя покатаю.


Из предплечий щенка вытянулась пара огромных лебединых крыльев, резко контрастирующих с его темно-бурой шерстью. Извернувшись, "собачка" выдрала из основания крыла мешающее перо, выплюнула его на землю и приглашающе махнула головой.


- А раньше этого сделать не мог?


- Хозяйка, я же совсем без сил…


- Опять? - без лишних слов женщина ухватилась за длинную шерсть на загривке щенка, подпрыгнула на добрых полтора метра и перебросила ногу. Именно в этот момент "выгодная покупка" решила снова стать компактной моделью.


- Я тебя сейчас убью, мерзкое ты животное! - взвизгнула хозяйка, в раскорячку приземлившись на землю. Из-под ее торчащего зада выполз взъерошенный щенок и несколько раз тявкнул в сторону леса.


- Чего ты вдруг нормальной собакой прикинуться решил? - не сразу сообразила женщина. - Неужели опять разбойники? - за прошедшие дни ей четыре раза попадались любители легкой наживы. Но это впервые ее верный пакостник ведет себя подобным, неправильным с его точки зрения, образом. Значит, им посчастливилось нарваться на колдунов.


Женщина мысленно потерла жадные ручки: в котомках волшебников всегда можно найти что-нибудь интересное. А при ее роде занятий, еще и полезное.


- Шайтан, будь хорошим мальчиком: заберись-ка на дерево повыше.


- Хозяйка, ты когда меня "Шайтаном" называла действительно верила, что я буду хорошим мальчиком? - скептически поинтересовался щенок, расправляя порядком уменьшенные и уже серые крылышки.


- Хоть сейчас не спорь!


- Никогда! - от всего сердца выдохнул щенок, подымаясь в небо. И добавил. - Если дело касается целостности моей драгоценной шкурки я - сама покладистость.


- Будь проклят тот день, когда я тебя купила!


Вместо ответа в лоб хозяйке полетела сосновая шишка. Хмуро сбив снаряд на подлете, женщина с самым что ни есть безмятежным лицом сошла с утоптанной дорожки в лес.


"Эй, разбойнички, я здесь!" - кричала она про себя, вслух насвистывая какую-то веселую мелодию. Кусты затрещали аккурат вовремя.


- Куда же ты, девица, куда же, красная?


- Почему "красная"? - удивилась женщина, обернулась и… покраснела. - Ты бы оделся, что ли?


На разбойнике были только широкие семейные трусы да два кинжала в обеих руках, если кинжалы можно причислить к одежде.


"Ага, значит не маг, - определила "девица". - Тот бы руки ножами не занимал. Да и вряд ли этот эксгибиционист в одиночку здесь ошивается. Надо бы всю его компанию на этой полянке собрать… А то придется потом по одному в кустах вылавливать…"


- Ах, ну зачем же вы смущаете юную невинную девушку?


- Это ты-то невинная?! - фыркнул мужик. - Бегаешь по лесу в неглиже, и просишь меня одеться. Ха!


- Да что ты понимаешь?! - возмутилась женщина, поражаясь наглости отдельно взятого индивидуума. - Мне можно! Я - волшебница!


- Вот тебя-то мы и искали! - из-за спины повеяло холодом. Резко обернувшись, женщина выбросила вперед руку, и не прогадала: в ловушке, застыв парящим изваянием в метре над землей и медленно перемещая взгляд с волшебницы на разбойника, замер человек явно хулиганского вида.


- Еще один нудист-извращенец… - на довольно молодом пареньке красовались штаны-шаровары и распахнутая жилетка на голое тело.


- Никакой он не изра… извар…


- Извращенец, - подсказала волшебница, с умилением глядя на маленькую хрупкую девочку такой милой наружности, что хотелось нарядить ее в розовое платьишко и напоить чаем с печеньками.


- Не нужно меня чаем! - неожиданно захныкала она. - Я уже не ребенок!


- Ты что… мысли мои прочитала?! - ахнула волшебница.


- И даже нам их передать успела! - ветки затрещали, и меж деревьев показалась фигура кого-то большого, закованного в железо и жутко гремящего при ходьбе. Как волшебница умудрилась его не раньше услышать, оставалось загадкой.


- Э! А вы вообще кто такие?! - возопил из-за спины забытый всеми разбойник. Четыре пары глаз недоуменно уставились на него.


- Там еще… - девочка сделала задумчивое лицо, перебирая пальчиками. -…тринадцать человек.


- Ну, так сейчас их станет в два раза меньше! - грозно выдохнули доспехи, доставая из-за плеча двуручник килограммов на сорок чистой стали.


- Куда?! - "проснулась" волшебница. - Это мои разбойники! Я их первая заметила!


- А мы на них еще с Каркари охотимся!


- Фигово охотитесь, если только сейчас поймать сумели!


- Не твое дело! - огрызнулись "доспехи".


- Еще какое мое! На этих трактах не так много разбойников, чтобы законной добычей делиться!


- Но это же мы на них заказ взяли, - утирая кулачком щеки, возразила девочка. - Вам все равно не заплатят.


- Зато в карманах у них наверняка парочка золотых да отыщется.


- Эй! - потрясла кинжалами "законная добыча" в тщетных попытках привлечь к себе внимание.


- Тогда давай по-честному: тебе - содержимое карманов, нам - сама шайка.


У замороженного глаза стали медленно увеличиваться. Словно приняли целенаправленное решение вырваться из глазниц.


- Ладно, - важно кивнула волшебница в бикини. - Согласна.


- Друга нашего отпусти.


- Да кто его держит, - небрежный взмах - и парень в шароварах рухнул на землю.


- Да я тебе… я тебя сейчас… - начал было он, но здоровяк в железе молча положил ему на плечо свою здоровенную ладонь, кивая на одиноко замершего посреди дороги разбойника. Тот, похоже, понял, что запахло жареным, и попятился.


- Лира, где остальные?


- Вокруг нас, - тут же ответила девочка. - На этом дереве три, на том - пять. На самом дальнем еще пять. Среди них один маг.


- Колдун мой! - выкрикнула волшебница, подпрыгнула в воздух и пропала. Спустя секунду послышалось неясное шебуршение в ветках дальнего дерева и на землю друг за другом попадали четверо полуголых мужчин и один тип в длинных одеждах чародея.


- Она же сказала, что ее только колдун! - обиженно насупился давешний пленник.


- Не бойся, Айян, - устало ответил ему громила, подошел к ближайшему дереву, обхватил его руками за толстый ствол и два раза хорошенько тряхнул. - Здесь на всех хватит.


Разбойников он хватал еще в полете, бережно "трогал" каждого пудовым кулаком по макушке и складывал на траве.


- Тогда вон те - мои! - оскалился Айян. Его лицо вытянулось, уши заострились, на руках появились длинные загнутые когти, и оборотень двумя прыжками вскарабкался на дерево.


- Помогите!.. - отчаянный вопль прервался звучным треском, и в общую кучу полетело еще четыре тела. Их уже деловито перебирала волшебница.


- А ты им больно не делаешь? - прыгала вокруг нее девочка.


- Нет, маленькая, - помимо воли улыбнулась женщина. - Дяди крепко спят. Им сейчас все по-барабану.


- А это как? - тут же заинтересовалась Лира.


- Малышка, как ты умудрилась остаться таким ребенком, зарабатывая на трактах?


- А мы редко берем такие заказы, - довольно улыбаясь, Айян вставил на место свою звериную челюсть. Волшебницу передернуло: зрелище было еще то. - В основном по городам работаем или на чудовищ охотимся.


- Ее и на чудовищ?! - ахнула волшебница.


- Да не смотри ты так, - даже смутился великан, снимая с головы тяжелый шлем. У него оказалось доброе простоватое лицо с крупным носом и чуть раскосыми глазами. - Ты ее в деле не видела. У нашей малышки столько козырей в рукавах припрятано - всех пальцев сосчитать не хватит. Меня, кстати, Фалир зовут. Мы из гильдии "Коготь Дракона".


- Ну, а меня можете звать Хора, - волшебница подбросила на ладони несколько позвякивающих монет, сжала их в кулаке и подмигнула Лире. - Счастливо доставить заказ.


- Может, еще свидимся, - махнул рукой великан.


- Не накаркай, - пробормотала волшебница, уже почти скрывшись в кустах, когда ее догнала девочка.


- Погоди, Хора! - Лира схватилась руками за длинный плащ и потянула на себя. Коротко взвизгнув, волшебница повалилась навзничь. Высокие сапоги на небольшом каблучке, конечно, согревали в особо дождливые дни, да и к латексному "купальнику" по маго- и физ-устойчивости дадущему фору Фалировым доспехам, подходили как нельзя лучше, но в плане обычной устойчивости - это был кошмар.


- Чего тебе? - кряхтя, вопросила женщина.


- Из какого ты дома?


- А ни из какого.


- Ты отступница?! - и столько в этом вопросе было благоговейного ужаса, что Хора улыбнулась:


- Нет. Я вольнонаемница. У меня даже грамота есть. Но в гильдии я не состою.


- Тогда присоединяйся к нам! - глазки Лиры загорелись. - Ну же! У нас для всех места хватит!


- Да ты, поди, не шутишь, ребенок? - опасливо отодвинулась Хора, пытаясь вырвать плащ из цепких рук девочки.


- Она никогда не шутит, - мрачно бросил Айян.


- Но если Лира просит, чтобы ты к нам присоединилась, стоило бы ее послушать, - задумчиво вставил свои пять копеек здоровяк. Хора мысленно покрутила пальцем у виска.


- Не было печали в гильдию вступать, - фыркнула она.


- Но за официальные заказы платят больше.


- Зато свободы меньше. Этого не делай, туда не ходи, там тебе тоже ловить нечего… Вот еще!


- Хора, ты не пожалеешь! - со слезами в голосе продолжала уговаривать девочка, пока волшебница со скрипом продиралась к трапу, на буксире таща за собой упрямого ребенка. - У нас самая лучшая, самая замечательная гильдия!


- Да плевать я на нее хотела с высокой колокольни!


- Ну, хотя бы до Альбаса нас проводи! - неожиданно сдалась Лира.


- И тогда ты отпустишь мой плащ?


- Если ты пообещаешь, что не сбежишь!


"Вот черт! - выругалась Хора. - Совсем забыла, что эта мелюзга - телепатка".


- Ладно, обещаю, что не сбегу, - подняв глаза к небу, процедила волшебница.


- И до Альбаса с нами дойдешь?


- Дойду, - уже откровенно шипела Хора. - Но после - ты меня не знаешь, я тебя не знаю. Усекла?


- Конечно! - возликовала девочка, вприпрыжку бросаясь к тракту. - Наши уже там!


Тяжело вздохнув, Хора полезла следом. Лира не ошиблась: на тракте их ждали. Рядом с мужчинами, переминаясь с ноги на ногу, стояли три худые клячи, в несколько слоев груженые разбойниками. И как только лошади оборотня не боялись?


- Да я самый добрый оборотень на свете! - клыкасто улыбнулась Айян. Ближайшая лошадка всхрапнула, получила хворостиной по морде и тут же притихла.


- Я вижу… - пробормотала Хора. - А куда вы мага дели?


- Где-то здесь валялся, - запустив обе лапищи в охапку пленников на спине каурой лошадки, Фалир рывком вытянул из кучи здорово помятого чародея с кляпом во рту.


- Ты бы его повыше взгромоздил, - исключительно из меркантильных соображений предложила Хора. - Не ровен час, задохнется.


- И то правда, - поскреб в затылке здоровяк, забрасывая мага на "почетное" место в верхнем ярусе.


- Ну, что, поехали? - не утерпел Айян. - Надоело в лесу торчать.


- Ты же оборотень! - удивилась Хора. - Лес - твоя родная стихия.


- Я - цивилизованный перевёртыш с дипломом Высшей школы Чародейства, между прочим, - не без гордости заявил мальчишка. - Моя семья уже несколько поколений живет в Ревендейне.


- О! - вытянулось лицо Хоры. - Так ты, походу, не только челюсть выворачивать умеешь?


- Сейчас узнаешь, что я еще умею! - рыкнул мальчишка и наклонился, явно намереваясь прыгать. На его спину тут же легла закованная в броню ладонь Фалира, оборотень не удержался на ногах и рухнул носом вниз.


- Эту демонстрацию я запомню надолго, - расхохоталась волшебница, глядя как дипломированный специалист, шипя сквозь зубы, подымается на ноги. На его переносице красовалась длинная царапина, но уже секундой позже от нее не осталось и следа.


- Мы не закончили! - отчаянно сопливя, протянул руку Айян. Хора смерила взглядом выдвинутые когти, оценила изящество неполной трансформации, скорость самолечения, и благосклонно улыбнулась:


- Я не буду с тобой драться, перевёртыш. Я тебя снова в клетку посажу. Хочешь?


Оборотень покачал головой, зло блеснул глазами, но руку убрал. К нему тут же подскочила Лира и принялась ощупывать в поисках повреждений. Парень извивался как мог, но из хрупких пальчиков ребенка вырваться не получалось.


- Да прекратите же оба! - взведя очи к небу, приказал Фалир. Лира с Айяном тут же распались на два тяжело дышащих субъекта. Девочка скромно уставилась на свои туфельки, парень же, наоборот, принялся с беззаботным видом озираться по сторонам.


- Как ты с ними справляешься? - поразилась Хора.


- Сам иногда удивляюсь. Ну, что, идем?


Волшебница пожала плечами и даже сделала несколько шагов, прежде чем остановиться, глянуть в небо и рявкнуть во все горло:


- Шайтан!


Трое спутников вместе с лошадьми бросились врассыпную. А с неба, шелестя серыми крылышками, прямо в руки охнувшей от неожиданности волшебницы свалился серый клубок.


- Я здесь, хозяйка! - радостно провозгласил он, норовя лизнуть Хору в нос.


- Я вижу, пакостливое ты создание, - прошипела она. - Не мог рядом приземлиться, как нормальный пес?


- А я еще маленький! - нахально захлопал глазками Шайтан и завел старую песню. - У меня ножки болят, у меня крылышки устали.


- Лира, иди сюда, не бойся! - с ласковым оскалом на лице позвала волшебница. Девочка тут же оказалась рядом. - Это - говорящая собачка. Нравится?


- Ой, какая лапочка! - радостно взвизгнул ребенок. Щенок тоже взвизгнул, видимо, понял, чем ему грозит оказаться в лапках любвеобильной девочки.


- Пожалуйста, не отдавай ей меня, хозяйка! - жалобно зашептал он на ухо волшебнице.


- Ну, что ты, - почти сочувствуя ответила она. - У тебя же лапки устали и спинка болит…


- Не болит у меня спинка! - в голосе щенка прорезались истеричные нотки.


- Тогда тебе точно нечего бояться, - безапелляционно заявила Хора, сгружая извивающегося Шайтана на ручки Лире.


- Сейчас мы тебя помоем, расчешем и накормим, - возбужденно загалдела девочка щенку в ухо.


- А можно с последнего начать? - изображая умирающего, прошептал песик.


- Конечно! - Лира сжала в объятиях новую игрушку. Волшебница напряглась, прислушиваясь. Не прогадала ли она? Не окажется ли этот шайтан с характерным имечком насколько коварным, чтобы одурачит ребенка? Но тут же расхохоталась, услышав искренний ответ девочки. - Конечно можно, моя бусинка. На вот, скушай яблочко!


Отсмеявшись в свое удовольствие, Хора забросила руки за голову и бодро зашагала вперед по хорошо утоптанному тракту. Возможно, путешествие с этой троицей не было такой уж дурацкой идеей?



Глава 2


Хорошего человека не испортят ни власть, ни деньги. Потому что у хорошего человека никогда не будет ни того, ни другого.

NN



Нет, все-таки, идея была плохая. К такому выводу волшебница пришла, едва только кавалькада оставила за спинами лес и остановилась на первом же перекрестке.


- Нам налево! - радостно возопила девочка, вприпрыжку поскакав в указанном собою же направлении. В руках она до сих пор сжимала полузадушенную тушку Шайтана, и для Хоры было большим секретом, как Лира умудрялась бегать под весом упитанного щенка.


- Нет, Лира, - Айян для наглядности пригрозил пальцем. - Ты идешь не в ту сторону.


И Хора была склонна с ним согласиться - в конце концов, оборотень был единственным счастливым обладателем карты в их "команде". Но тут на сторону девочки стал Фалир.


- Ты же знаешь, с Лирой лучше не спорить.


- Что ты хочешь этим сказать? - распахнула глаза волшебница. - Если мелкая захочет пересечь море вплавь, ты последуешь за ней?


- Да, - просто ответил здоровяк.


- Но ты же утонешь в своих доспехах, - задумчиво возразил Шайтан.


- Не в том дело! - взвилась Хора. - Я вообще не понимаю, кто в вашей группе командир - ты или она?


- У нас нет командира, - пожал плечами Фалир. - Мы все на равных. Нас объединяют доверие и понимание.


- А больше похоже на то, что ты потакаешь девчонке, а она понукает всеми вами.


- Хм… - Айян задумчиво потер подбородок. - А ведь в чем-то ведьма права.


- Я не ведьма! - вспыхнула Хора.


- Это ты так думаешь! - огрызнулся оборотень.


- Сейчас я тебе лисий хвост наколдую, будешь знать, как со старшими препираться!


- Мне не нужен лисий, у меня есть волчий!


- А будет два!


- Ну и после этого ты доказываешь, что не ведьма?


- Вот же дрянной мальчишка, - пробурчала Хора, пытаясь скрыть ухмылку. Парень был юн, задирист, но по-своему добр и честен. Это подкупало.


- Я все слышу!


- Ну и флаг тебе в руки и перо в…


- Не надо мне туда пера! - как-то слишком резво схватился Айян за причинное место.


- Ой, что вы! - подскочила Лира. - Нельзя так с Айяном. Он очень подвержен проклятиям.


- Серьезно? - с куда большим интересом окинула Хора взглядом коренастую фигуру мальчишки. - Я слышала, что оборотничество в каком-то роде проклятье, но не думала, что это на самом деле так.


- А это и не так, - продолжала выдавать тайны сотоварища Лира. - Просто у нас Айян особенный.


- Ага, - не удержался Фалир. - К нему всякая зараза так и липнет! Его даже специально в нашу группу определили, чтобы я его прикрывал.


- То есть, на тебя сглаз не действует? - догадалась волшебница.


- Не-а, - весело ответил здоровяк.


- И как же, позволь узнать, ты его прикрываешь? Насколько мне известно, широкая спина в таких делах бесполезна.


- Есть одно средство, - усмехнулся Фалир. - Я как увижу, что на него кто-то порчу наводил, сразу как дам в глаз.


- И что, помогает?


- А то! Порча, она ведь только к живому липнет. А когда человек без чувств, он, вроде как, и не совсем живой. Вот она мимо и проходит.


- Погоди, - не поняла Хора. - Ты кому в глаз даешь?


- А ты догадайся, - хмуро ответил за друга Айян, так выразительно касаясь правой скулы, что последующие вопросы отпали сами собой. Хора засмеялась:


- И ты это терпишь?!


- А ты его кулаки видела? Он же без предупреждения - что-то там свое заметил, хоп! И я уже в отключке.


- И часто ты так - хоп?


- Да поди пару раз в неделю будет.


- Ну, ты мужик… - искренне восхитилась Хора. - Если бы его кулаки по мне пару раз в неделю хаживали, я бы уже коньки отбросила.


- Так что ж я, зверь какой-то? Ой, извини, Айян, не хотел тебя обидеть! Я перчатки снимаю.


- И на том спасибо! - язвительно ответил оборотень. Здоровяк пожал плечами: мол, чем богаты. Хора покачала головой: вот, что значит служить в гильдии. Тебя ставят в пару с недалеким доброжелательным маньяком, а ты вынужден не только это терпеть, но еще и благодарить от случая к случаю. Вроде как для тебя же стараются. Останешься хоть и калекой, зато точно не порченым.


- Так мы идем или как? Айян, в какую сторону Альбас?


Оборотень скосил глаза сначала на Фалира, потом на телепатку и обреченно махнул рукой:


- Идем налево.


- Ты уверен? - зловещим шепотом переспросила Хора.


- Конечно конечно! - загалдела Лира, хватая волшебницу за руку. - Пошли!


Подозревая неладное, женщина нахмурилась, но спорить не стала: у нее карты не было, а этой дорогой она в Альбас еще не добиралась. По правде говоря, ее и забрасывало-то в портовый городишко всего раз в жизни, лет пять назад, да и то проездом. Из воспоминаний остались только неугомонные крики чаек и резкий, чуть горьковатый запах моря.


Хора поняла, что они приближаются к поселению, когда впереди зажелтело ржаное поле. Тугие колосья недозрелой культуры тянулись к солнцу, колыхались на ветру и расступались перед путниками двумя широкими рукавами.


- Айян, одолжи-ка карту на пару минут, - с мрачной улыбкой протянула руку Хора. От этой ржи не пахло ни морем, ни городом. По укатанной телегами дороге не ехали торговцы, а соломенная крыша низкого домика на горизонте внушала смутные сомнения в правильности выбранного пути.


- Ты знаешь, - замялся оборотень. - Она у меня ненашенская.


- Ничего, - еще шире улыбнулась волшебница. - Я разберусь.


Айян пожал плечами, чуть покраснел и протянул Хоре сложенный вчетверо лист из дешевой желтой бумаги. С улыбкой палача, получившего разрешение на четвертование жертвы, волшебница развернула карту.


- Что за хренотень?


- Я же предупредил… - засмущался парень.


Хора молча перевернула "атлас" и обличающе ткнула им в оборотня. На полотне от руки было нарисовано несколько линий, видимо, изображавших дороги. В отдельных местах на линии накладывались крестики. Увы, без надписей. А большое светло-бурое пятно округлой формы, судя по всему, изображало рожь.


- Да нет, - еще больше смутился Айян. - Это просто след от грязного стакана.


Хора зарычала.


- Теперь ты поняла, почему я выбрал направление Лиры? - подмигнул ей Фалир, от чего волшебницу еще и перекосило:


- Вы - все трое - абсолютно нездоровые личности!


- Зато у тебя карты нет совсем! - обиженно фыркнул Айян, отбирая свой рисунок.


- Такое чувство, как будто она есть у тебя!


- Конечно, есть! - теперь щеки оборотня напоминали цветом свеклу. - Вот она! Здесь же все ясно прорисовано.


- Тогда где мы сейчас?!


- Здесь!! - распахнув листок, мальчишка уверенно ткнул пальцем в его левый нижний угол. Хора ехидно скривилась, но тут вмешалась Лира:


- Это деревня Малирка, близ замка Роккоро.


- Приятно слышать, что хотя бы один из нас не сбился с пути, - волшебница обернулась к миротворице. - А скоро мы к Альбасу выйдем?


- Конечно, - радостно ответил ребенок. - Сейчас только одно задание в замке выполним, и сразу - в Альбас.


- Какое задание? - пошатнулась Хора.


- Здорово развели, хозяйка, - захихикал Шайтан. - Так сказать, припахали к общему делу.


- А тебя, псина, я вообще кастрирую!


- Нет для тебя ничего святого! - покачал головой щенок, но Хора уже повернулась к девочке:


- Мы с тобой договаривались до Альбаса вместе дойти, а не задания выполнять!


- Хорошо, - спокойно ответил ребенок. - Тогда ты нас здесь подожди. Мы быстренько с призраками разберемся, свои четыре тысячи золотых получим и сразу вернемся.


- Что?! - ахнул Фалир.


- Сколько?! - в тон ему переспросила Хора. Девчонка, невинно хлопая глазками, протянула свиток. Быстро пробежав глазами по тексту, волшебница расплылась в мечтательной улыбке. - Не будем терять времени. Авось еще и за срочность доплатят.


- Лира, ты все-таки взяла то задание?! - заорал Айян. - Мы же не заклинатели духов. На них моя магия не действует!


- И моя тоже, - едва не плакал Фалир. - Лира, ну давай повернем назад?


- Да вы что?! - искренне возмутилась Хора. - За четыре штуки я любого призрака в порошок сотру!


- А их там целый склеп, - хныкнул Айян. - Огромное кладбище недовольных родственников!


- Да хоть вся Терракотовая армия Катанского императора! Четыре тысячи золотых!.. - Хора зловеще хихикнула. - Впрочем, вы можете остаться здесь. Я только выполню задание, заберу свое вознаграждение и сразу вернусь.


- Ты не состоишь в гильдии. У тебя нет соответствующей метки, - с деланным сожалением на мордочке заявила Лира. - Впрочем, ты можешь явиться в замок вольнонаемницей. Думаю, хозяин не откажется от твоих услуг.


- И заплатит в пять раз меньше? Ну, уж нет! Вы идете со мной!


- Тогда и награду делим поровну.


- Черта с два! - окрысилась Хора. - От вас же никакого проку. Только и можете, что кулаками махать!


- Но задание-то наше, - осторожно напомнил Фалир, потихоньку соображая, куда клонит телепатка.


- И что вы без меня будете с ним делать?


С ответом здоровяк не нашелся, да так и застыл, задумчиво кусая губы. Айян отвернулся - в его глазах читалась надежда обойти замок десятой дорогой. Зато Лира улыбалась, словно заранее знала исход дела. Хора прикинула в голове сумму потенциального дохода, вздохнула и "сдалась":


- Восемьдесят на двадцать.


- Шестьдесят на сорок, - отрезала малявка.


- Да ты никак дочь мародера! - отпрянула Хора в притворном ужасе. Но, говоря по правде, деловая хватка девочки ей нравилась. Потому, еще немного посопротивлявшись для приличия и, выбив себе дополнительные пять процентов, Хора согласилась.


Замок встретил "команду" поднятым мостом и угрюмой тишиной.


- Кажется, нам здесь не рады, - пробормотал Шайтан.


- Сейчас узнаем! - недолго думая влезла телепатка, поднялась на цыпочки и заорала дурным голосом: - Эй вы, лентяи и остолопы, к вам пришли представители дома "Коготь дракона"! Открывайте ворота!


Вместо ответа со стены замка сорвалась стрела и вонзилась в землю точнехонько у ног побледневшей девчонки.


- А ты умеешь заводить друзей, - присвистнула Хора. - Дай теперь я попробую. Эй вы! Уроды и бестолочи! Открывайте ворота, иначе спустим на вас нашего цепного волкодава! Айян, огрызнись!


На этот раз со стен замка сорвался целый ливень стрел, и путники едва успели скрыться за ближайшими деревьями.


- Чего это с ними? - удивилась Хора. Фалир бросил на нее такой грозный взгляд, что волшебница попятилась. - Да ладно тебе! Спорим, они сейчас соберут войска и бросятся нас убивать?


- Издеваешься?!


- Так ведь мост опустят! Пока вы с армией разбираться будете, я к хозяину проберусь.


- Знаешь, что… - начал было любитель доспехов, но в этот момент раздался оглушительный скрип, потом треск и здоровенный мост попросту обрушился поперек заполненного водой рва. Ворота распахнулись, кованая решетка медленно, даже как-то вальяжно поднялась вверх.


- Госпожа чародейка? - робко позвал маленький пухлый человечек в богатом, хотя и порядком истрепанном платье. Хора с опаской выглянула из-за дерева.


- Чего тебе, смерд?


- А вы правда из гильдии?


- Правда-правда! - подалась вперед Лира, но волшебница перехватила ее за плечо и вернула обратно за дерево:


- А вы правда платите четыре тысячи золотых за убийство призраков в замке?


- О! Так Боги ответили на мои молитвы? - возопил мужчина, падая на колени и начиная оголтело рвать на себе волосы. Видимо, от счастья.


- На счет Богов не знаю, - деловито прошагала к нему Хора. - Но мы ответили. Подъем!


Человечек вскочил как ошпаренный.


- Прошу вас, проходите в замок, - засуетился он. - Мы уже и не чаяли кого-то дождаться. Ни одна гильдия не взялась за выполнение этого задания!


Айян судорожно сглотнул и попятился.


- Да вы не бойтесь так! - тут же отреагировал толстячок. - Призраки до ночи совершенно смирные…


Хора первая прошла в ворота и осмотрела небольшой внутренний двор замка. Со стен ей приветливо махнули арбалетами усатые вояки. Добрая волшебница ответила им пожеланием провалиться к чертовой бабушке. Раздался грохот. Как раз проходивший под поднятой решеткой Айян едва успел отпрыгнуть, когда здоровенный отколовшийся валун впечатался в землю. По стене пошла трещина, и вояки с воплями рванули кто куда.


- Ну, надо же, - хмыкнула Хора. - А тебя и правда проклясть, как два пальца об асфальт.


- Да ну тебя в ж* с такими экспериментами! - взорвался Айян, за что тут же схлопотал подзатыльник от Фалира:


- Следи за языком!


- Сурово ты с ним, - покачала головой Хора, глядя как у парня сходятся глазки на переносице.


- И ты тоже! - рявкнул Фалир таким тоном, что волшебница едва на крышу не запрыгнула. - Думай, о чем треплешься!


- А чего они в нас стрелами пуляли? - неожиданно вмешалась Лира.


- Работа у них такая!


- Ах, не нужно нервничать, - забеспокоился хозяин замка, видя, что страсти накаляются. - Прошу вас, пройдемте внутрь. До заката еще есть время на отдых.


- Дядя, мы жрать хотим, - слабым тоном заявил Айян, предусмотрительно прикрывая голову руками. Но на этот раз Фалир только глазами сверкнул: есть действительно хотелось всем.


- О чем речь, вызволители вы наши? И накормим и напоим… Проходите, пожалуйста!


И, подталкиваемая в спину нетерпеливым хозяином, Хора ступила в замок.



Глава 3


Мага окружили враги. Он выбросил руки вперёд, и они с глухим звуком упали на землю.

NN



- Так как же ты собираешься сражаться с призраками? - на кровати пузом кверху развалилась сытая тушка Шайтана.


- Слышь, блохастая псина, слез бы ты на коврик, - незлобно "попросила" Хора.


- Ты будешь здесь спать?


- Если повезет.


- То есть с беспокойными умертвиями ты сегодня ночью встречаться не намерена?


- Ну, отчего же, - улыбнулась волшебница. - Только прежде хочется понять, с чего это они стали такими беспокойными. Как я выгляжу?


Хора переоделась в длинное темно-синее платье с разрезом до бедра и таким глубоким декольте, что наклоняться воспрещалось категорически. Шайтан смерил хозяйку задумчивым взглядом:


- Ты волшебница. Тебе можно. И даже твоя прическа ударенного молнией воробья не портит образ.


- Пошел прочь, паразит некультурный, - отмахнулась Хора, поправляя коротко стриженные на макушке белые волосы, которые забавно топорщились в разные стороны. Длинные нижние пряди легли на спину свободным потоком.


- Да ладно тебе, хозяйка, слюной брызгать, - потянулся щенок. - Выглядишь шикарно. С такими формами тебя в мешок наряди - и то прокатит.


- С этого бы и начал, - довольно улыбнулась волшебница, проводя затянутыми в высокие перчатки руками по тонкой талии.


В дверь постучали, но дождаться приглашения посчитали лишним.


- Долго ты еще возиться будешь? - просунулась в щель любопытная физиономия Айяна.


- Если тебе дороги уши, захлопни дверь с другой стороны.


- Но я и так уже долго жду!


- Крепись, мальчик, - с видом знатока протянул пес. - Бабы - они все такие.


В тот же момент платье вздыбилось колоколом, в разрезе мелькнула стройная ножка и точным пинком выдворила щенка на прикроватный коврик.


- Как грубо, - пожаловался он, по-человечески потирая лапкой ушибленный зад. Айяна как ветром сдуло:


- Жду внизу! - прошелестело напоследок.


- Сиди здесь и не тявкай! - приказала Хора и рванула на себя дверь. Треснул косяк, жалобно скрипнули петли, взметнулась мелкая щепка и куски штукатурки.


- Я думал, они открываются в другую сторону, - пробормотал Шайтан, круглыми глазами рассматривая раскуроченную дверь.


- Если спросят, - обернулась Хора. - Так все и было. Понял?


- Что я - сам себе враг - с тобой спорить?


- Вот и ладушки, - аккуратно поставив дверь на место, Хора вышла в коридор. Невезучая служанка, как раз в этот момент проходившая мимо гостевой комнаты, застыла на полушаге с открытым ртом и от избытка чувств не смогла даже толком закричать. Волшебница смерила ее вопросительным взглядом, горделиво вскинула голову и ткнула пальцем на "строительный мусор", разлетевшийся по всему коридору:


- Вам не кажется, что здесь нужно получше убирать?


- Ы-ы… - попыталась было возразить служанка, но Хора уже спешила вниз по лестнице.


На первом этаже была огромная гостиная с длинным прямоугольным столом и маленькими узкими окошками, наглухо задрапированными тяжелыми парчовыми занавесками. Комнату освещала здоровенная люстра, напичканная свечами как дикобраз иглами. Она пылала, будто маленькое солнышко и производила неизгладимое впечатление на публику. Вот только сидеть под ней совершенно не хотелось - во-первых, жарко (все-таки открытый огонь и не так высоко), а во-вторых страшно. Как представишь, что цепь внезапно лопается и эдакий метеорит падает на голову…


- Госпожа, позвольте сделать вам комплимент, - Хора опустила задумчивый взгляд на подобострастно кланяющегося мужчину. - Вы выглядите просто обворожительно.


- И в этом платье ты собираешься охотиться за призраками? Дилетантка…


Стало очень тихо. Лира закрыла лицо ладошками, бормоча:


- Сейчас она его убьет…


Айян нырнул под стол. Только Фалир, свесив на бок язык и капая слюной в тарелку, не мог отвести глаз от Хориного декольте. А она, на глазах белея от злости, в мыслях уже распиливала пополам молодого черноволосого парня в строгом деловом костюме. Сложив руки на груди и прикрыв глаза, он всем своим видом выражал полную уверенность в собственной безопасности. А потому проглядел однобокий оскал, на мгновение исказивший лицо волшебницы.


- Ему трындец! - выглянувший было из-под стола Айян, шустро залез обратно.


- Ну, чего встала? - забил последний гвоздь в собственный гроб туповатый незнакомец. - Все и так тебя зажда…


Лира буквально видела в своем воображении, как Хора взлетает на стол, хватает юнца за воротник и одним ударом сносит ему голову. Знала бы она, как сильно этого хотела сама колдунья! Но показывать зубы сейчас, в присутствии представителей Гильдии, было малость неуместно. И потому, скрепя сердцем и зубами, Хора решила дать парню последний шанс:


- Я настоятельно рекомендую тебе сдерживать свой характер, - грозно сообщила она, складывая руки на груди.


- Мне не нужны твои советы, отступница!


- Значит, ты еще более глуп, чем кажешься на первый взгляд.


- Пожалуйста, не нужно после завершения этого дела приступать к целенаправленной порче жизни Ардеку! - две маленькие ручки легли Хоре на плечо, а тонкий голос во всеуслышание продекламировал мысли. - Это наш друг из "Когтя Дракона".


- Я не интересуюсь именами своих жертв! - замогильным тоном прошипела ведьма, которую малолетняя телепатка, в куче со всей ее разлюбимой Гильдией, уже порядком достала. Айян, чей инстинкт оборотня настоятельно рекомендовал ему держаться подальше от лиловоглазой демоницы, шарахнулся от страха, здорово приложившись лбом о деревянную столешницу. Чем и привел в чувство Фалира, который тоже бросился защищать товарища:


- Ардек еще три дня назад явился в замок для выполнения задания. Он развеял проклятье, но это почему-то не помогло. Вот нас и хотели отправить на помощь.


Хора на мгновение задумалась:


- И что ты пытаешься этим сказать? Пусть сюда хоть весь "Коготь Дракона" пришлют полным составом, гонорар для "товарищей" будете высчитывать из своей доли, понятно?!


- Между прочим, это я снял проклятье! - надменно бросил Ардек. Хора хмыкнула: мальчишка бесстрашно задирал нос, хотя в глубине души, как и все, хотя бы немного владеющие магией, ощущал смутное беспокойство от ее присутствия.


- Ладно, - она заняла место во главе стола (пухлый хозяин быстренько пересел на соседний стул, мечтая оказаться как можно дальше от своей защитницы). - Так, говоришь, с проклятьем ты справился?


- Да, - ответила за Ардека Лира. - Но призраки все равно не ушли. Их даже как будто стало больше.


- Напортачил?


- Разумеется, нет! - фыркнул парень.


- А по результатам и не скажешь, - усмехнулась Хора. Мальчишка не выдержал и бросил на нее злобный взгляд. Такой смешной: черноволосый, одетый с иголочки, большие серые глаза так и блещут недовольством. На голову выше Айяна и стройный как девушка. Типичный маг, причем не последний в своем деле…


- Он - говорящий с духами, - заявила телепатка, словно оправдывая худощавое телосложение Ардека.


- Шаман, то есть? - засмеялась Хора.


- Сама ты "шаман", - тут же огрызнулся Ардек.


- Только я не понимаю, - проигнорировала волшебница. - Если ты умеешь общаться с призраками, что ж ты с этими не договорился?


- Подожди пока солнце сядет, - зловеще процедил Ардек. - Поймешь.


- Ну, тогда не буду рассиживаться, - Хора решительно поднялась на ноги. - Эй, призраки! Вы еще не разлетелись? Тогда я иду к вам!


- Ей удастся от них избавиться только вместе с замком, - процедил "шаман", когда за волшебницей захлопнулась дверь.


- Ой, пожалуйста, не надо! - испугался хозяин. - Он нам еще пригодится.


- Естественно, - оскалился Ардек. - Замок - ваше единственное имущество. Чем вы еще с нами расплатитесь, если эта дурында разнесет здесь все по камушку?


- Так у них нет денег?! - ужаснулась Лира.


- Увы, госпожа, - потупился мужчина.


- Если Хора узнает…


- Умоляю, не говорите этой страшной женщине! Мы не хотели вас обманывать. У нас просто не было выбора. Наш господин, великий маг Сандрополус, будь он трижды проклят, наложил на замок страшные чары. Не знаю, чего именно он добивался, но теперь каждую ночь призраки всех захороненных здесь покойных владык возвращаются из царства мертвых. И развлекаются до рассвета, - скупая слеза скатилась по щеке мужчины. - Господин, когда понял, что родственников нельзя упокоить обратно, из замка смылся… Падла… А все не маги оказались заперты в его стенах.


- Кроме тебя? - уточнил Айян.


- У меня мать была знахаркой. Но и я не могу пересечь ров.


- Ах, бедненький, - в глазах Лиры стояли слезы. - Быть привязанным к этому месту, каждую ночь ожидать нападения разгульных привидений…


- Разгульных? - не понял оборотень. - Это как?


- Да тут все владыки поголовно были пьяницами, бабниками и… - в этот момент замок содрогнулся от жуткого девичьего визга.


- … и магами, - добавил "шаман".


Хора мчалась по коридору, обеими руками держась за развивающийся подол. А сзади, облизываясь и улюлюкивая, неслась толпа полупрозрачных мужиков.


- Ай, какая дэвушка!


- Уйди прочь, извращенец! - призрака отбросило к стене, он "упал" в нее и на секунду исчез, чтобы вынырнуть уже несколькими метрами дальше. С увядшей розой в одной руке и посеребренным ночным горшком в другой.


- Дэвушка, зачем так строго?


- Сгинь, сказала! - ударная волна опять швырнула ухажера в каменную кладку, куда он и вошел весь, за исключением горшка. Подлая утварь ударилась о стену, спружинила, взмыла верх и приземлилась аккурат на голову волшебницы.


- Мать твою за ногу! - взвыла Хора, продолжая бег, только теперь на сильно заплетающихся ногах.


- Поймал! - за подол схватился какой-то чересчур ретивый дух.


- Хам! - взбрыкнула женщина. Платье треснуло пополам, и юбка стала значительно короче.


- О!!! - заценили новый наряд остальные призраки.


- А! - взвизгнула Хора, когда полупрозрачная (но очень даже реальная!) рука коснулась ее щиколотки. - Всё! Достали!


Ударив ногой по наглой роже, волшебница в прыжке обернулась, сверкнула глазами и вскинула руку:


- Время, остановись!


Тишина опустилась на замок. Замерло все: пылинки в воздухе, блик лунного света на подоконнике, толпа озабоченных призраков в самых разнообразных позах.


- Фу… - Хора тяжело выдохнула, утирая салфеткой вспотевший лоб. - И совсем не сложно. Только жутковато…


Волшебница сосредоточилась, скрестила ладони на груди и пропела слова заклинания. Коридор окутался нежно-зеленым сиянием, призраки пошли рябью и растворились.


- Ну, вот и все, - довольно усмехнулась Хора. - Пора получать денежки.


- Не так быстро, чертова ведьма! - духи словно соткались из невидимых нитей, витавших в воздухе. - Взять ее, парни! Она нас развеять пытается!


- Какие живучие, - уважительно крякнула волшебница, набирая ход. На очередном повороте Хора споткнулась о "волну" на дорожке и едва не пропахала носом пол. Но именно это уберегло ее от точно пущенного кинжала. Он пролетел в сантиметре от стриженой макушки, и по рукоять вошел в стену.


- Мамочка… - просипела чародейка. Не будь она уже седая, пара прядей перекрасилась бы точно. - Дайте мне выбраться из этого замка!


- Не уйдешь! - взвыли обманутые почитатели и удвоили усилия.


- Стоять! - крикнула в ответ Хора, и призраки во второй раз замерли. - Что же мне вас так всю ночь держать?


- Здорово ты их! - вынырнула откуда-то из-за спины Лира.


- Действительно, - недовольно признал Ардек. - Это что за магия такая?


- Не суй нос в чужие дела, если не хочешь с ним попрощаться! - отрезала Хора. - До рассвета они так простоят, но проблему это не решит.


- Я знаю замечательное заклинаньице! - ликующе провозгласил Айян. - Ща они у меня попляшут.


- Ты смотри, какой умный, - фыркнул Ардек. - Думаешь, я не пытался их упокоить, разогнать и все такое?


- Но у тебя точно не было такого меча, как у меня, - оскалился Фалир, выхватил клинок и обрушил его на ближайшего духа. Тот рассыпался мелкой пылью, чтобы "собраться" уже через секунду.


- Ты идиот! - взвыла Хора, хватая за шкирки Лиру и утаскивая ее за собой по коридору. - Заклятие времени нарушено. Беги!


- Ну, я же не знал! - заголосил, оправдываясь, Фалир.


- Не переживай, - полузадушено успокоила его Лира. - С каждым могло случиться.


Девочка послушно шевелила ножками в полуметре над землей, изображая бег. Фыркнув, Хора прижала мелкую к бедру и поднатужилась.


- Налево! - вдруг закричала телепатка. Фалир повернул не задумываясь. За ним шмыгнул Айян. Потом Ардек. Хора на скорости пролетела нужный поворот и с нескрываемым раздражением опустила глаза:


- Какого фигара ты не молчишь в тряпочку?


- Так нам правда налево, - сжалась девочка под грозным взглядом волшебницы.


- Вот блин! - Хора стиснула телепатку еще сильнее, оттолкнулась ногой от стены, на полном ходу поменяла направление и скользнула в указанный поворот. Новый коридор оканчивался узкой винтовой лесенкой. А та, в свою очередь - тяжелой кованой дверью, на которую и указала Лира.


- Уверена? - переспросила Хора. Ей очень не хотелось оказаться с озабоченными привидениями в небольшом замкнутом пространстве. А уж тем более - в подземелье, где нет окон, солнечного света, и где самые сильные духи могут обитать даже днем.


- Да! - отчаянно выкрикнула девчонка, слыша, как за спиной нарастает грохот. - Это самое безопасное место в замке.


- Учти, - Хора ногой распахнула дверь. - Моя смерть будет на твоей совести.


- Закрой ее скорее! - одновременно зашипели три голоса, и Хора поняла, что в тесной кладовой два на четыре метра собралась вся их компания.


- Кстати, а где хозяин замка? - волшебница со скрипом поставила дверь на место. В нее заколотили увесистые призрачные кулаки. Айян побледнел, Ардек поднял руки, готовясь встретить опасность во всеоружии, и только Фалир посадил себе на колени Лиру и радостно обратился к остальным:


- Чего вы мечетесь? Сюда они все равно не войдут. Ну, посидим до утра. Завтра попробуем что-нибудь новенькое.


- Иногда я не знаю, сочувствовать его тупости или завидовать его оптимизму…


Хора только усмехнулась в ответ на замечание Ардека, и принялась обшаривать комнатку. Она была сплошь заставлена ведрами, швабрами, садовым инвентарем… под дальней стеной большой кучей громоздились мешки с мукой.


- Что ты делаешь? - первая не выдержала Лира. Грохот за дверью стал тише, а потом и вовсе пропал.


- Хочу понять, почему духи так не любят эту кладовую…


- Думаешь, здесь есть какая-то тайна?


Хора подняла на Фалира глаза, хотела съязвить, но вспомнила, что над убогими смеяться грешно и просто кивнула:


- Думаю, да.


- Я помогу! - подпрыгнул Айян. - А что мы, собственно, ищем?


- Что-нибудь необычное. Руны какие-то… магические знаки…


- А дверь подойдет?


- Какая дверь? - Хора подпрыгнула к оборотню. В полу, под мешками была небольшая, но тяжелая квадратная дверца с крупным кольцом.


- Погреб, что ли? - Фалир поскреб в затылке. - Огурчиков бы малосольных сейчас…


- Да с картошечкой… - поддержал Айян.


- Всё бы вам пожрать, - беззлобно укорил Ардек, и потянул за кольцо. Дверца со скрипом поддалась.


- Я пойду пе… - благородно попытался вызваться оборотень, но Хора уже прыгнула вниз. Следом, успокаивающе хлопнув младшего товарища по плечу, спустился "шаман". Третьим, мягко отодвинув в сторону обалдевшего зверя, единственного, чье зрение позволяла прекрасно видеть даже в кромешной тьме, в "погреб" за картошечкой нырнул Фалир.


- Ну, и что ты думаешь по этому поводу? - Хора широким жестом обвела комнату.


- А-а-а!!! - тонко взвыл Фалир, пробкой вылетая обратно в кладовую. Волшебники проводили его хмурыми взглядами.


- Что там? Что там? - в дыру просунулась любопытная мордашка оборотня. - Ого!


- Кажется, мы не то заклинание использовали…


- Кажется, не то, - согласилась Хора. Под кладовой располагалась еще одна комнатка схожих размеров. А в ней пластами лежали знакомые и незнакомые жители замка. Во главе с хозяином, любовно прозванным Хорой "пухликом" за толщину кошелька и запасы сала на боках.


- Они спят? - рядом с Айяном вынырнула голова Лиры.


- Угу.


- Как будто мертвым сном… - пробормотал оборотень.


- Именно что мертвым, - криво усмехнулась Хора.


- То есть, мы не сможем их разбудить? - у Лиры в голосе зазвенели слезы.


- А смысл? - Хора пожала плечами. - Утром сами встанут.


- Кажется, я знаю, какое заклинание использовал Сандрополус… - задумчиво пробормотал Ардек.


- Тот самый Сандрополус? - удивилась Хора. - Один из знаменитейших магов духа современности? Я читала его "Полет во сне и наяву".


- Я тоже, - кивнул "шаман". - Книжка любопытная. Хотя и бестолковая. Сандрополус был бы прекрасным романистом, если бы не стремился при этом быть магом.


- Да… - нехотя согласилась Хора. "Полет…" ей тоже понравился исключительно как художественное произведение. - А с чего ты вообще сюда Сандрополуса приплел?


- С того, что он - хозяин замка.


- А это тогда кто дрыхнет?


- Может, дворецкий, - Ардек пожал плечами. - Разве это сейчас важно?


- Конечно, важно! - воскликнула Хора. - Нам еще четыре штуки с кого-то требовать.


- Ну, сейчас снимем чары "вольного духа", и будешь требовать сколько душе угодно.


- Жестоко Ардек несчастных слуг подставил… - пробормотала Лира.


- Страшно подумать, что она с ними сделает… - поддакнул Айян, переглянулся с телепаткой, и их головы исчезли из дверного проема.


- Если хочешь, можешь мне помочь, - предложил Ардек с таким видом, словно делает Хоре огромное одолжение.


- Благодарю покорнейше, я воздержусь, - усмехнулась волшебница, отходя к стене. - Приступай.


- А ты так и будешь здесь торчать?


- Я тебя смущаю? - Хора издевательски надула губки. "Шаман" зарычал, отвернулся и принялся снимать пиджак.


- Начало мне уже нравится, - мурлыкнула женщина. Рычание Ардека стало громче. Он ослабил галстук, расстегнул верхнюю пуговицу на сорочке, но дальше не продолжил. Хора издала негодующий свист, который "говорящий с духами" предпочел проигнорировать. Он широко расставил ноги, чуть присел и уперся ладонями в колени. Сосредоточился, насколько было возможно под постоянное хихиканье неугомонной волшебницы, и вскинул голову.


- Вау!.. - Хора никогда не видела, как колдуют заклинатели духов. Ардек замер в позе уточки, прогнул спину и запрокинул голову. Из его глаз вырвался поток ослепительно-белого света. Волшебница зажмурилась - свет ослеплял, проходил, казалось, даже сквозь веки, вливался в кровь… Он был везде - в каждой клетке тела, в каждом камне вокруг. Приоткрыв один глаз, Хора наблюдала, как свет прошивает насквозь стены, кружится вихрем, окутывая спящих людей.


"Ну, парень, ты даешь… - пронеслось у нее в голове. Ардек и сам был бледнее этого света, с напряженной челюстью и сжатыми в кулаки руками. - Эх, почему я такая добрая?.."


Немного усилий - и Хора перестала впитывать магию, становясь недоступной для испускаемых Ардеком потоков. Подойдя к "шаману", она положила ладонь ему на плечо и закрыла глаза. О, как знакомо было это чувство пульсирующей энергии под пальцами… Словно сам человек, его тело, разум, сознание - все терялось в вихре магической силы. Ардек пылал, бился изнутри, пытался вырваться за пределы физической оболочки и сам останавливал себя. Не каждое заклинание требует такой отдачи. Не каждый маг может ее обеспечить. Некоторые так и умирают, едва научившись разжигать поленья в своем камине или сушить одежду теплым воздухом из ладони. Другие пытаются идти дальше, не удерживают сами себя и взрываются осколками чистой силы, орошая землю вокруг магической пылью.


А кое-кто, такие как этот мальчишка, вечно стремятся к горизонту. Жаждут подняться на самую большую высоту, победить самый сильный страх, шаг за шагом ступая по тонкой грани, опасно балансируя на черте своих личных возможностей. Такие волшебники становятся великими, о них слагают легенды, их имена звучат в веках. Их помнят как могущественных героев, первопроходцев, изобретателей или как величайшее зло, оросившее кровью свою эпоху.


- Только у меня нет времени наблюдать, как ты прогрессируешь, - вслух закончила размышления Хора, большим потоком вливая в Ардека свою магию. Парень поперхнулся. - Что, не вкусно? Ну, прости, "бананив нема".


С выпученными глазами "шаман" напоминал выброшенного на берег карпа. Он даже попытался ладони от коленей оторвать, за что тут же по ним схлопотал:


- Не прерывай чары, пока не отработаешь наши деньги. Хотя свои шестьдесят пять процентов я уже могу со спокойной совестью забирать.


Ардек снова попробовал повернуть голову.


- Чего ты вертишься, как уж на сковородке? - заклинание почти завершилось, и Хора убрала ладонь. Пальцы онемели и слушались плохо, руку до локтя легонько покалывало.


- Какого черта ты творишь?!


- О, ты уже закончил? - Хора равнодушно осмотрела встрепанного парня. - Погано выглядишь.


- Да у меня сейчас желудок наизнанку вывернется! Какой гадостью ты меня накормила?! А главное - зачем?!!


- Ну и нафига так орать? - волшебница демонстративно потерла ухо. - Прямо как маленький. Ты на себя в зеркало посмотри. Каким бы ты был после своих чар? Побитый тапком таракан - и тот выглядит лучше. Ну, подпитала немного… чтобы потом с тобой, полутрупом, не возиться. Научись говорить "спасибо".


Ардек задумался. В глубине его души под пластом обиды заскреблась совесть. Хора чуть заметно улыбнулась, когда он сник лицом и покаянно опустил голову.


- А вот и наши жмурики зашевелились, - волшебница присела на корточки перед "дворецким".


- Что..? Где..? Как..? - зазвучало вокруг. Люди подымались на ноги, удивленно оглядывались, терли лбы и силились хоть что-то понять.


- Леди, почему вы на меня так смотрите? - заерзал мужчина под жадным взглядом волшебницы.


- Где мои денеж…


- Давайте сначала выведем отсюда людей! - откуда-ни-возьмись в подвале оказалась Лира.


- Как будто они без нас не справятся… - проворчала Хора, но послушно вздернула пухлика за воротник.



Глава 4


В жизни всегда есть место подвигу. Надо только быть подальше от этого места. Геннадий Степаненко



- А что все-таки случилось? - не удержался Айян, затаскивая наверх очередную девушку. По ходу дела он умудрялся не только ощупать лиф, но и забраться под юбки. Наверху попеременно слышались звуки пощечин и сладострастные всхлипы. Хоре, которую Лира с невинным личиком поставила "выбрасывать" из подвала местных обитателей, это вскоре надоело.


- Слушай сюда, зубастый домогатель! - рявкнула она. - Шевели ручками в два раза быстрее, иначе следующей полезу я.


- Упаси Господи, - испуганно перекрестился оборотень и на всякий случай три раза плюнул через левое плечо.


- Эй! - обиженно взвыл оплеванный Фалир и зарядил Айяну душевный подзатыльник.


- Забавный поворот событий, - пробормотала Хора, глядя как Айян ласточкой падает ей под ноги. - Фалир, чем ты там занимаешься?


- Он сам виноват!


- Блин, ребята, с вами каши не сваришь, - мрачно покачала головой волшебница, глядя на распластавшуюся фигуру оборотня. - Подъем!


- Чего? - слабо разлепил глаза Аяйн.


- Говорю, хватит отрываться от коллектива. Бери ноги в руки и дуй наверх.


- Но я…


- Пулей, я сказала! - оборотень выпрыгнул в кладовую быстрее, чем успел сообразить, как это сделал. А спустя секунду в его шаловливые ручки подавали очередную девицу.


- Все, эта была последняя. Теперь-то мне, наконец, заплат… - Хору опять перебили на полуслове:


- Сандрополус откусил больше, чем смог проглотить, - загадочно начал Ардек. Волшебница чертыхнулась, но выяснять отношения не стала. Саму любопытство мучило. - В попытках освободить собственный дух, он накрыл чарами замок. В результате, его обитатели получили свободный доступ в мир теней, чем и пользовались их души, едва только тела закрывали глаза. Так, после заката, комнаты замка наполнялись совершенно свободными, во всех пониманиях этого слова, призраками живых людей. Поняв, что ничего он с ними поделать не может, Сандрополус мигом исчез в неизвестном направлении, оставив несчастных, напуганных вусмерть смертных самим разбираться с проблемой.


- А почему они не могли выбраться из здания? - сверкнула глазами Лира.


- Ну, запечатать выходы ведь намного проще, чем упокоить привидения? С этим даже Сандрополус справился. Он ведь не хотел, чтобы вести о его "проказах" достигли Совета.


- Я так и не понял, почему духи не могли попасть в погреб под кладовой? Что в этой комнате было такого особенного?


- Абсолютно ничего, - Ардек высокомерно улыбнулся. - Это чистая случайность. Люди-то засыпали не все разом, а по очереди. Едва только закрывал глаза первый, как остальные начинали убегать от привидения. Кто-то догадался спрятаться в погребе, заснул там, проснулся невредимым, и на следующий день это была самая популярная комната в замке. Духи не могут приближаться к своему телу, если оно живое. Едва только они оказываются поблизости, срабатывает правило единства и человек просыпается. Вот они и обходили погреб десятой дорогой, наслаждаясь обретенной свободой.


Ардек замолчал. Хора дала минуту на переваривания информации, хлопнула пару раз в ладоши, как бы аплодируя повествователю, и с радостным оскалом повернулась к "пухлику":


- Четыре тысячи золотых, милейший. Не будем затягивать с расплатой.


Дядя вжал голову в плечи и попятился.


- Эй! - Хора протянула руку и схватила тостячка за шиворот. - Ты куда собрался?


- Леди… - прохрипел мужчина.


- Ты его задушишь, - безразличным тоном "предупредил" Ардек.


- Ни в коем случае, - фыркнула Хора. - Только если он откажется платить. Но ведь ты не откажешься, милый человечек, правда? Ты ведь хочешь жить?


- Да хочет-хочет, - хмыкнул Фалир. - Только все, что он может тебе сейчас предложить, это вон те две башенки. Ну, и внутренний двор, если захочешь.


- Зачем мне башенки? - не поняла Хора. - Я похожа на улитку - дом с собой таскать?


- Зато так получается даже больше шестидесяти пяти процентов, - пискнула Лира, на всякий случай прикрывая руками голову.


Волшебница обвела мрачным взглядом свою компанию, потом перевела его на пухлика и нахмурилась:


- Я не работаю за "спасибо".


- Но им все равно нечего тебе дать, - усмехнулся Ардек. - Замком они рассчитались с гильдией. Если хочешь получить денежки, идем с нами.


- Точно! - подпрыгнула телепатка. - Мастер тебе заплатит!


- А потом догонит и еще раз заплатит, - мрачно съязвила Хора.


- Ты что, боишься нашего старика? - насмешливо уточнил Ардек.


- За языком смотри, - но в лиловых глазах мелькнуло беспокойство. Что они могут знать, беспечные дети? Что они могут знать о том, чего на самом деле стоит бояться?


Незаметно к волшебнице подошла Лира. Она как-то странно, снизу вверх заглянула в глаза Хоре, погладила ее по руке и улыбнулась:


- Все будет хорошо.


- Не сомневаюсь, - передернула плечами женщина.


- По большому счету у тебя только два выхода, - Ардек оперся плечом о стену замка, и сажал в зубах сорванную травинку. - Ты можешь сравнять замок с землей, жестоко наказать местных жителей за их грязную ложь, обиженно развернутся и уйти обратно на тракты охотиться за разбойниками. А можешь рискнуть и наведаться в нашу гильдию. Выиграешь ты или проиграешь - не мне судить. Но одно я могу сказать наверняка: в первом случае ты точно не получишь свои две с половиной тысячи золотых.


- Почему две с половиной? - автоматически переспросила Хора.


- Так ведь шестьдесят пять процентов от четырех тысяч это как раз и выходит две с половиной.


- Черт! - волшебница закусила губу. Надо было активней торговаться… и математику в детстве лучше учить. Но парень был прав… "Эх, две с половиной штуки, - скривилась она. - Да за такие деньги я зайца в поле лопатой убью…"


- Ладно, - наконец, решительно выпрямилась Хора. - Уговорили. Только на этот раз - никаких остановок, никаких заданий "по дороге", идем прямо. Из пункта А в пункт Б, стрелой. Договорились?


- Да, - зачем-то вставил пухлик, чей воротник до сих пор был зажат в крепком кулаке волшебницы. Она перевела на него пылающий взгляд:


- А ты вообще чего вякаешь? Думаешь, я с тобой уже закончила?!


- Ой, хозяйка, да плюнь ты на этого жирного, - важной походкой из замка вышел Шайтан. Теперь он был размером с крупного пони, если бы у пони могли быть эдакие здоровенные клыки, длинная шерсть и высокомерная харя. Сев на пороге, "собачка" почесала задней лапой себя за ухом, на миг выпустил саблеобразные когти, зевнула во всю пасть и лже-хозяин замка беззвучно обмяк в руках Хоры.


- Сильна, - оценил Шайтан.


- Это не я, - растеряно пробормотала волшебница. Команда сочувственно вздохнула, поворачиваясь к выходу.


- Оставь его здесь, - Лира нахально забралась на холку Шайтану. - О нем позаботятся.


Хора пожала плечами и уложила пухлика на скамью. На мгновение ее глаза задержались на бледном испуганном лице. Волшебница вздохнула.


"Если когда-нибудь встречусь с Сандрополусом, шкуру с него спущу, - сама себе пообещала она. - Бросил людей фактически на голодную смерть в попытке прикрыть собственную задницу. Вот урод!"


Благожелательно хлопнув толстячка по плечу, Хора, не оглядываясь, покинула замок.


- А я уже и забыла про этих, - хмыкнула она, глядя как товарищи переводят через ров груженых лошадок. Поперек сёдел знакомо возвышалась гора разбойников. Связанных, полуголых и вонючих до невозможности.


- То, что вы их не стирали, это понятно, - Хора выразительно зажала нос. - Но вы их хотя бы кормили?


- Эй! - праведно возмутился Айян. - Ты бы их вообще в замке оставила, если бы не мы!


- Но это ведь не мои пленные, - возразила женщина, и оборотень пристыженно умолк.


- Да ладно тебе над парнем глумиться, - благодушно махнул рукой Фалир. - Сыты разбойники. Не жалуются, слышишь?


Хора послушно прислушалась - лесные бандиты мычали что-то невразумительное, пожевывая кляпы из старых тряпок, но не стремились привлечь к себе лишнее внимание. Более того, заметив с каким напряжением всматривается волшебница в их недовольные лица, они тут же попытались скорчить подобия улыбок. Мол, "жить хорошо, и жизнь хороша, только не приближайтесь к нам, пожалуйста".


Таким образом, почти не переругиваясь, компания выстроилась цепочкой и всего за шесть часов неспешного шага добралась до Альбаса.


- Мы на пару минут, - Лира повернулась к Хоре, затормозив Шайтана у большого двухэтажного здания городской тюрьмы. Этих только отдадим - и сразу нагоним.


- А деньги за них вы где получать будете?


- В магистрате, - Фалир снял с головы шлем и тряхнул взмокшей шевелюрой. - Он дальше по улице. Но я тебе не советую туда одной идти - здесь не столица, чтобы в одиночестве по ночам разгуливать. Тем более, в твоем… э… костюме.


- Шутишь, да? - недобро усмехнулась Хора и бодро потопала в указанном направлении.


- Пошел бы ты за ней, - покосился Фалир на Ардека.


- Да ты ее в деле видел? Думаешь, эту барышню нужно защищать?


- При чем здесь это? - скривился здоровяк. - Я боюсь, что после ее вечерней прогулки по здешним злачным местам нам трупы некуда будет складывать.


Айян с Ардеком переглянулись и на мгновение задумались.


- Может, мне, на всякий случай, пойти с тобой? - обеспокоенно предложил оборотень.


- Сиди уж, - с места перешел в аллюр "шаман". - Сам прослежу.


Меж тем Хора, довольная и веселая, шла по темным улицам зловещего портового города. Магические фонари горели через один, людей вокруг становилось все меньше, а типов с разбойными рожами все больше. Волшебница уже предвкушала очередное приключение, когда ее на худой лошадке догнал Ардек.


- Что, вы уже справились? - не скрывая разочарования, спросила Хора.


- Мы подумали, что не стоит бросать тебя одну, - и быстро добавил, заглянув в сузившиеся глаза чародейки:


- Зачем нужны мужчины, если леди будет вынуждена сама защищать свою честь?


- О! Глянь - леди! - раздался сзади громкий, вусмерть пьяный голос. Опасливо пошатываясь, на Хору надвигалась гора. Гора жира, мяса и грязи с табуреткой в руках.


- Знавал я таких лядей, - "тело" обернулось вполоборота, словно разговаривало с кем-то невидимым у себя за плечом, потом, усилием воли, снова выпрямилось и быстро совершило четыре мелких шага в нужном направлении. - Только в цене и разница. Так… что хочет леди за свою честь?


- Твою душу! - громким шепотом ответила Хора, подымая руки. Ее глаза сверкнули лиловым, волосы заиграли веселым белоснежным огнем, лицо и тело потемнело и словно скрылось во мраке.


- Демон! - неожиданно тонким голосом взвыл здоровяк, отбрасывая табуретку. - Демон! Помогите! - и бросился наутек, трезвый как стеклышко.


Вслед ему еще долго звучал жутковатый, но вполне искренний смех.


- Вы что думали, я тут всякий мелкий сброд буду к порядку призывать? - уже в нормальном обличии повернулась Хора к Ардеку.


- Да мы боялись, что это тебя придется…


- Даже не знаю, как на это реагировать, - улыбнулась женщина.


- Главное - спокойно! - тут же подсказал Ардек.


Хора прыснула с новой силой: как, оказывается, просто запугать этих малолетних магов, привыкших скрываться за стенами своей гильдии; этих почитателей бюрократии; этих любезных и вежливых исполнителей. Они никогда не узнают, что настоящая доброта заключается не в приветливой улыбке, а настоящая злоба способна скрываться именно за ней. Что настоящая преданность не в выполнении клятвы, а в поступках, которые совершаются без нее, но так, словно клянешься каждый день. И что настоящая любовь не может рождаться в поневоленом сердце. Там, где есть путы, стены, законы и правила может быть что угодно, только не любовь.


- Где этот ваш чертов магистрат? - Хора с улыбкой огляделась по сторонам.


- А ты никогда не пробовала носить что-нибудь более закрытое? - задумчиво протянул Ардек, не обратив внимания на заданный вопрос.


- Куда глаза выпучил, убогий?


- А почему не посмотреть, если показывают?


- Потому что в лоб можно схлопотать!


- Опять ссоритесь? - Лира спрыгнула с Шайтана и решительно втиснулась между злобонравной чародейкой и ехидным повелителем духов.


- Нет, конечно, - улыбнулась Хора. - Твоему товарищу любопытно узнать, почему я хожу в "купальнике".


- И почему же?


- Неужели и тебе этот вопрос спать не дает? - весело подмигнула волшебница. - Ладно, объясню. Моя одежда делает меня более "весомой" колдуньей в глазах нанимателей. Я уже три года на трактах подрабатываю и могу точно сказать - ведьма в закрытом костюме получает меньше, чем ведьма в купальнике. Сама не знаю, в чем тут дело. Может, крестьяне думают, что если я не боюсь так вызывающе одеваться для охоты на уголовников, то я просто супер-мего-крутая чародейка. Получается, что купальник - вроде как гарантия качества. А за качество нужно платить. И если меня все-таки нанимают, то и цену назначают выше среднего.


- А тебе в нем не холодно? - Лира оглядела открытые участки тела Хоры.


- У меня плащ с подогревом. И сапоги на меху.


- А зимой ты носишь шапку-ушанку и рукавицы… - захихикал Айян.


- Зимой я ношу шкуры чрезмерно болтливых оборотней, - зыркнула на него Хора. - Они, знаешь, какие теплые?


Айян икнул и судорожно сглотнул.


- Ладно, - женщина решительно тряхнула головой. - Где ваш магистрат? Мы ведь не собирались задерживаться в Альбасе, помните?


- Но переночевать нам все равно придется здесь, - Фалир обернулся к мелкой. - Верно, Лира?


- Конечно, - улыбнулась девочка. Хора нахмурилась: ей хотелось как можно скорее получить свои законные деньги и сбриться куда подальше. С другой стороны, сумерки уже спустились на землю. Будь она одна, прошагать ночь не составило бы проблем. Но со всем этим балластом… Да Шайтан первый начнет вопить о своих уставших ножках!


- Значит, нужно найти гостиницу, - волшебница сложила руки на груди. - Лира, ты со своими поклонниками дуй в магистрат, а я…


- Подожди нас здесь, - мило улыбаясь, перебила телепатка. - Мы знаем отличный трактир. Сейчас получим деньги и вместе туда пойдем.


- Как скажешь, - Хора со скучающим видом подошла к невысокой оградке, состоявшей из двух толстых, горизонтально крепленых бревен. Потрогав их рукой на предмет шатания, волшебница подпрыгнула и забралась на верхнее. Следом, легко, словно большой котяра, на бревна запрыгнул Айян.


- Я вас тоже здесь подожду, - мурлыкнул он Лире, блаженно вытягивая ноги.


- И я, пожалуй, - определился Фалир, с размаху опуская на оградку свой окольчуженый зад.


- Твою мать! - в один голос взвыли Хора с Айяном, горохом падая на землю: верхнее бревно треснуло пополам, не выдержав веса металлических доспехов. Две половинки оструганного дерева вырвались из креплений и взметнулись навстречу друг другу. Здоровяк охнул, когда его припечатало с обеих сторон, и обрушился на нижний "ярус", бревно которого тоже не отличалось особой крепостью.


- Пошли отсюда, - Ардек смерил взглядом сидящего на земле побитого Фалира, раскуроченный забор и две мрачные рожи. Лира хихикнула в кулачок и согласно кивнула.


- Когда тебе продавали шлем, друг мой, тебя жестоко обманули, - зарычала одна из рож. - Он тебе совершенно не нужен.


- Почему? - непонимающе хлопнул светлыми ресницами Фалир. - Я ведь ушиб могу получить, сотрясение.


- Потому, - процедила вторая, еще более злобная рожа. При падении, один кусок нижнего бревна отъехал в сторону и больно саданул ее по ноге, - что если в голове нет мозгов - это просто кость. Там нечему сотрясаться.


Хмыкнув на прощание, Ардек подхватил под руку веселящуюся Лиру и скрылся в тени домов. Чтобы вернуться буквально через пятнадцать минут и обнаружить оставшихся членов команды живыми, здоровыми и сравнительно успокоившимися.


- Получил? - Фалир тяжело поднялся с земли.


- Ага! - сверкнула зубками Лира. - Целых двадцать пять золотых.


- Итого каждому по шесть… - высчитал Айян. - Здорово!


- Какая-то неверная математика, - задумчиво нахмурилась Хора. - Не меньше чем по восемь получается.


- Ты отчисления на гильдию не посчитала, - Фалир махнул рукой, приглашая компанию следовать за ним в какой-то темный и длинный переулок. - Тридцать процентов.


- Сколько?! - выдохнула Хора. - Никогда в гильдию не вступлю! Это же просто обдираловка чистой воды!


- Это наш дом, - спокойно возразила Лира. - Мастер представляет наши интересы перед общественностью, защищает наши права в судах, выступает от нашего имени на собраниях Совета… да и на содержание самой гильдии нужны деньги.


- С другой стороны, - поддакнул Ардек. - Именно благодаря тому, что мы - волшебники "Когтя Дракона" у нас всегда есть заказы. Ведь гильдия - это не только гарантия безопасности ее членов, это также подтверждение качества выполненных услуги. Гильдия несет ответственность за нас, она может поощрить, наказать, исключить…


- Потому тебе, как вольному магу, всегда будут платить меньше. Нуждающийся предпочтет подкопить, но нанять команду профессионалов, чем выбросить деньги на неизвестного мага без постоянной прописки. Ведь если тот окажется шарлатаном, что ему помешает взять предоплату и смыться?


- Зато я не буду отчислять треть от своего заработка!


- А как же налоги? - Ардек внимательно посмотрел в напряженное лицо Хоры. - Ты ведь платишь налоги?


- Конечно, плачу! - грозно сверкнула глазами волшебница, заливаясь румянцем. Черт подери, о каких налогах может идти речь, если она по большей части зарабатывает грабежом лесных разбойников?!


- А вот и наша любимая таверна! - радостно воскликнула Лира. Хора подняла глаза - прямо на нее с вывески над дверью смотрело большое нарисованное нечто. С рыбьим хвостом, длинными волосами и таким перекошенным лицом, что невольно наводило на скорбную мысль о вкусовых качествах местной кухни. Даже Шайтан опасливо поежился.


- Идем! - Лира потянула Хору за руку, увлекая вовнутрь через скрипящую замызганную дверь.


- И это - лучшее, что может предложить Альбас? - волшебница брезгливо осмотрела грязную стойку, немытых моряков в полосатых тельняшках и грудастых официанток. - Еще и канализация во дворе… Да… не фонтан.


- Поверь, - улыбнулся Ардек. - Это даже хорошо, что канализация не фонтан.


- И здесь намного лучше, чем можно представить по внешнему виду, - добавил Фалир. - Урк!


"Я бы сказала - "орк", - Хора покосилась на почти двухметрового, заросшего темно-русой щетиной трактирщика. На нем был старый залатанный фартук и полотенце размером с простыню, перевешенное через плечо. Этим полотенцем он с задумчивым видом протирал рядком выставленные на барной стойке чарки.


- Урк! - еще раз позвал Фалир. Трактирщик поднял лохматую голову и страхолюдно улыбнулся:


- Фалир, ты ли это, старый черт? И Лирку захватил! Айян, собака бешенная, закрой пасть, муха залетит! О, господин Ардек? Рад вас видеть в нашем заведении…


А потом трактирщик перевел взгляд на пепельноволосую волшебницу в купальнике. Мощная челюсть звучно упала на стол. Глазки выкатились из орбит. Струйка слюны стекла по подбородку на необъятную грудь. Хора вздохнула:


- Очнитесь, уважаемый.


- Да! - вставил Айян. - Она все равно ничего не даст. А я жрать хочу.


- Леди! - очнулся трактирщик. - Прошу вас, проходите! Вот, присаживайтесь - он махнул рукой на столик у камина. На нем практически лежал пьяный матрос со съехавшей на затылок береткой. - Я дико извиняюсь, - сохраняя на лице все ту же услужливую улыбку троглодита, Урк схватил парня за воротник и метнул к выходу. Два незамеченных ранее охранника строевым шагом направились следом.


- Он расплатился, - уточнил для них трактирщик. Вышибалы мрачно кивнули и легко подхватили матроса под руки. - Проспится на улице… а вы, леди, прошу, садитесь! Не утомляйте ножки. Вот только собачку вашу придется на улице оставить.


- Шайтан, слышал? - Хора весело потрепала недовольного пса по голове. - Спать сегодня будешь в конуре. И не делай такое лицо. Я тебе косточку вынесу.


- Хозяйка, - прорычал пес, чувствуя, как кожа с носа начинает съезжать на затылок. - Ты решила меня погладить или свежевать?


- Ш-ш-ш, мой хороший… - волшебница попыталась незаметно сжать челюсти своему питомцу, но трактирщик феномен говорящей собаки понял по-своему:


- В вашей компании еще один оборотень?


- Агась, - улыбнулась Лира.


- Ну… тогда не смею возражать…


Шайтан пулей залез под стол, и замер там в ожидании ужина. Хора хмыкнула, вытерла обслюнявленную руку предложенной салфеткой, и заняла место поближе к камину. Купальник, конечно, был с подогревом, но открытые участки тела все равно мерзли. К тому же отсюда замечательно просматривалась дверь. Неудивительно, что волшебница первая заметила высокую, по самую макушку закутанную в плащ фигуру. Издалека ее можно было принять за гусеницу-переростка, но в свете каминного огня, Хора рассмотрела очертание плеч, носки черных сапог и руку в белой перчатке, когда таинственный некто положил на стойку две серебряные монеты.


- Уже уезжаете, господин…?


- Да, - перебил мужчина. Из-за плаща, капюшон которого скрывал верхнюю часть лица, а высокий ворот - нижнюю, его голос звучал глухо и очень тихо. Хора напрягла слух - ей не нравились эдакие подозрительные мумии. Неожиданно незнакомец чуть склонил голову и из прорези плаща на волшебницу зыркнул голубой глаз.


"Яркий, будто кусочек неба", - отрешенно подумала Хора, на долю секунды встретившись с незнакомцем взглядами. Потом мужчина отвернулся и вышел прочь из трактира. Волшебница тряхнула головой, сбрасывая наваждение.


- Ты в порядке? - шепотом спросила Лира.


- Любопытная мартышка, читаешь мои мысли?


- Это необязательно, - малявка пожала плечами и снова углубилась в меню. - У тебя на лице все написано.


- Не будь такой занудой, - улыбнулась Хора. - Морщины появятся.


- Мне всего десять с половиной лет!


- Вот и слушайся старших.


- С чего бы?


- У них опыта больше, - волшебница положила на стол меню, так ничего и не выбрав.


- Интересно, - задумчиво протянула Лира, не отрываясь от чтения. - А какой ты была в десять с половиной лет?


- Русой, - бросила колдунья, подымаясь. - Я пойду проветрюсь. Ужинайте без меня.


- Да без проблем, - крикнул в след Айян. - Нам больше будет.


В ответ громко хлопнула входная дверь.


- Вечно ты что-то как ляпнешь, - покачала головой Лира.


- Да я только поддержать ее хотел! - попытался оправдаться оборотень.


- Что с тебя взять? - хмыкнула телепатка. - Волк он волк и есть. Только о еде и думаешь.


Хора вышла из трактира и глубоко вздохнула. Чудный вечерок. Ветер треплет волосы, тучки на небе собираются - того и гляди дождь пойдет. Тихо и спокойно.


- Зря, что ли, ужин пропускаю? - волшебница потянулась, высоко вскинув руки, и побрела по темной улице. С обеих сторон к дороге прижимались двухэтажные жилые дома. Они стояли так тесно, что между ними не смогла бы протиснуться даже кошка. Не было заборов, лужаек или клумб - просто каменные постройки с темными окнами и наглухо закрытыми дверями.


Минут через пятнадцать Хора наткнулась на большую арку с толстыми, в несколько метров, стенами. Она поняла, что это - выход из города. Из той ее части, что отделена от совсем уж бедняцкого района высокой крепостной стеной. Сейчас, с учетом ночи, арка была перекрыта тяжелой кованой решеткой.


Хора огляделась вокруг. Так и есть: сбоку, почти теряясь в темноте на фоне серой стены, стояла маленькая будка.


- Служивые, дайте леди выйти из города на часок, - с обворожительной улыбкой волшебница наклонилась к смотровому окошку.


- А какого черта леди понадобилось ночью за городом?


- На шабаш слетать надо бы.


- Ведьма, что ли?


- Магичка, если точнее.


- Вечно шляются всякие… - совсем тихо пробормотал охранник, со скрипом отрывая зад от стула.


- Поторапливайтесь, уважаемый!


- Да иду я, иду! - прошептал вояка, но ходу прибавил. С магами шутки плохи. Кто знает, чего этой седой тетке за городом понадобилось. Может, задание какое выполняет. Сейчас не пустишь - потом такой нагоняй от губернатора получишь! Еще и штрафники за потерю времени из жалования вычтут.


- Когда вернетесь-то? - служивый снял большой навесной замок и открыл для Хоры неприметную дверцу аккурат позади своей будки.


- Как получится, - пакостливо улыбнулась волшебница. На мгновение ее лицо показалось в свете факела, и служивый вздрогнул, торопясь кивнуть и захлопнуть дверь.


"Чуть плащ не прищемил, - недовольно оглянулась Хора. - Вот остолоп".


- Фуу… - протянул меж тем вояка, сызнова устраиваясь на облюбованном стуле. - Страшная баба. И молодая-то совсем, годков двадцати пяти, не больше… Точно говорят: что ведьмы, что чаровницы - один черт за плечом.


Хора вышла из "добропорядочной" части города с ее темными переулками, пьяным поголовьем и в буквальном смысле проточной канализацией. Теперь ее взгляду предстала совершенно иная картина. Очень маленькие, крытые соломой дома пахли свежим хлебом и парным молоком, собаками на подворьях и закрытыми на ночь бутонами летних цветов. Волшебница медленно шла по вытоптанной дороге, изредка поглядывая на небо и вслушиваясь в шелест листьев на ветру. Так она добрела до большого поля, засеянного то ли ячменем, то ли пшеницей.


- Ан нет, кукуруза, - определила Хора, поближе рассмотрев высокие толстые стебли. Для початков было еще не время, но растения уже достигали высоты двух метров. - Ничего себе вымахала, - присвистнула женщина. - Чем же они ее удобряют..?


Внезапно в кукурузе что-то зашевелилось.


- Ась? - Хора привстала на цыпочки.


- Помо… помогите! - услышала она чей-то запыхавшийся голос.


- Ага, щас, - пробормотала колдунья. Лезть в заросли среди ночи ей как-то совсем не улыбалось.


- Да помогите же! - отчаянно вскричал некто.


- Блин, он что, знает, что я здесь? - Хора недоверчиво заозиралась по сторонам. Голос звучал так требовательно, словно "просивший" точно знал и о магичке, и о ее сомнениях.


- Ради всего святого, - надрывался потерпевший, уже начиная порядком раздражать. - Спасите меня от этой твари!


- Хм, - задумалась Хора. Тварь? Это уже интереснее. - Никуда не уходите, я сейчас буду! - крикнула она в темноту и, прикрыв лицо рукой, нырнула в кукурузу. - Ой! Ай! Черт! - острые листья резали кожу, стебли так и норовили хлестнуть побольнее, корни словно сами собой прыгали под ноги.


- Ах, вы пришли! - молодой оборванный парень бросился к волшебнице со слезами на глазах. Да так внезапно бросился, что Хора даже отпрыгнула.


- Сказано же тебе было: стой на месте! - рявкнула она, забрасывая парня себе на спину. Прямо на нее шло нечто большое и громыхающее. Волшебница напряглась, вслушиваясь в странные звуки, выставила перед собой ладони и сосредоточилась. Ломающиеся кукурузные стебли летели в разные стороны, гул нарастал, в нем уже можно было услышать отдельные нотки, словно кто-то не шибко оригинальный решил сотворить новое существо, соединив воедино дикого кабана, раненого лося и трех-четырех базарных шавок.


Хора нахмурилась:


- Что за… бред..?


- Да уж какой есть, - совершенно спокойно ответил из-за спины парень и со всего размаха опустил тяжелую дубинку на голову опешившей колдуньи. Даже не вскрикнув, она повалилась на землю.


- Я уж думал, ты ее никогда не завалишь, - из кукурузы тяжелым шагом вышел колобкообразный мужчина со странным инструментом в руках. На его поясе висел забрызганный травяным соком крестьянский серп.


- Да недоверчивая какая-то попалась, - почесал в затылке "жертва чудовища". - И спасать меня не хотела.


- А я тебе говорил, что орать надо убедительнее.


- Вот только не нужно гавкать на мои актерские способности. Это ты со своей волынкой не можешь должного эффекта произвести.


- Думаешь, легко одной рукой на ней играть, а второй - кукурузу косить?!


- Ладно, - парень устало закатил глаза. - Бери эту за шкирки и тащи подальше в поле. Мы тут слишком много шума наделали.


- Что делать-то с ней будем?


- А ты что предлагаешь? Она меня в лицо видела. Как с остальными: шило под ребро и пускай ворон кормит.


- Жалко как-то, - толстый перевернул колдунью и всмотрелся в ее лицо. - Красивая…


- А меня, значит, не жалко? - начал закипать подельник. - Блин, ну каждый раз одно и тоже! Тебя-то она только по звуку вычислить сможет, а обо мне ты подумал?!


- Прости… - шмыгнул носом толстяк. - Но, может, мы ее…


- Эй, мужики, - неожиданно раздалось из кукурузы. - Пожалуй, я ее заберу.


- А ты кто таков будешь? - парень резво выхватил из голенища кинжал и обернулся. Последнее, что он увидел, был ярко-голубой глаз и еще - как что-то тонко свистнуло в воздухе перед тем, как пробило ему грудь.


- Кудась?! - ахнул здоровяк, подымая над головой серп.


- Хм, - раздалось в тишине. Оружие на землю упало последним. Сначала была голова, потом грузно осело туловище и только после, успев блеснуть в серебристом свете ныряющей сквозь тучи луны, из безвольной руки выпал металлический полумесяц.



Глава 5


Друзья - это люди, которые всегда помогут насильно скрасить ваше одиночество.

NN



Настырный солнечный луч целенаправленно бил в глаз. Хора зашипела, попыталась спрятать голову под подушку и едва не навернулась с кровати.


- Очнулась, болезная? - Шайтан лениво приподнял морду и окинул хозяйку равнодушным взглядом.


- Где я?


- Ясно где. В трактире. Здесь на втором этаже гостиница.


- А как я здесь очутилась?


- Хм… - пес, занявший большую часть кровати, широко зевнул и вытянул лапы. - Тебя мужик какой-то принес. Весь такой зага-адочный, в плащ укутанный. Только зенки в темноте блестят. На кровать уложил, дрянью какой-то напоил и мне велел глаз с тебя не спускать. Вот я и лежу… не спускаю…


- Забавно, - Хора аккуратно ощупала голову - на затылке явственно прорисовывалась крупная шишка.


- Слышь, хозяйка, а какими непотребствами ты вчера занималась?


- Да вроде спасала кого-то…


- И сама чуть коньки не отбросила? - собака перевернулась на спину и блаженно потянулась. - Я-то думал, ты у меня сильная, прям-таки - могучая, непобедимая колдунья…


- От предательского удара в спину никто не застрахован! - отрезала Хора, подымаясь на ноги.


- Кто ж тебя так бесчестно вырубил?


- Сама хотела бы знать. Никак не могу вспомнить лицо этого гада.


- О, хозяйка… Да у тебя амнезия.


- Вот еще! - фыркнула волшебница. - Я до мельчайших подробностей помню вчерашнюю ночь… кроме лица того, кому нужно ноги повыдергивать.


- Хора, ты, наконец-то, встала? - Айян загрохотал по двери кулаками. Повернулась ручка.


- Войдешь сюда, лишишься глаза, - спокойно предупредила волшебница. Ручка вернулась в исходное положение.


- Ты бы спускалась, - осторожно попросил оборотень. - Все только тебя и ждут.


- Буду через десять минут.


- Ладно, - совсем уж кисло ответил парень и потопал прочь.


- Слушай, - Хора быстро натянула сапоги и застегнула плащ. - А вот этот незнакомец, который меня притащил… у него глаза, часом, были не голубые?


- А хоть бы и голубые, то что?


- Да так… ничего…


- Это хорошо, что ничего, - Шайтан спрыгнул с кровати и подошел к двери. - А то, знаешь, хозяйка: собаки, они ведь дальтоники. Мы цветов не различаем.


- Бли-ин… Вот никакой от тебя пользы… Пошли уже!


То, что их заждались, стало понятно сразу. Во-первых, потому что Фалир благополучно спал на столе, подложив руку под голову и тихонько посапывая. Рядом с ним, недовольно косясь на расслабившегося коллегу, сидел мрачный как грозовая туча Ардек.


- Наконец-то ты проспалась, - вместо приветствия буркнул он.


- Как себя чувствуешь? - обеспокоенно подпрыгнула Лира. - Ничего не бол…


- Все зашибись, - процедила Хора, зажимая малявке рот. Не хватало еще всех здесь переполошить.


- Завтракать будешь? Мы тебе блинчики заказали… - заерзал на стуле Айян.


- Они что - с пургеном? - недоверчиво покосилась на него волшебница. Мальчишка покраснел:


- Конечно, нет. Мы все их ели.


- Ну, тогда - спасибо!


Спустя минуту официантка притащила завтрак, Хора обильно полила его сметанкой и медом, сжевала за считанные минуты, запила стаканом парного молока и ощутила настойчивую тягу к приключениям.


- Леди уже уходит? - неожиданно раздалось над ухом. Обернувшись, Хора едва не выплюнула остатки молока обратно в стакан: улыбчивая морда Урка перед самым носом - то еще зрелище.


- Да, мы возвращаемся в гильдию, - взяла слово Лира. - Мастеру что-нибудь передать?


- Мои искренние пожелания крепкого здоровья и приглашение зайти в гости.


- Обязательно, - Ардек поднялся. - Посчитай нас.


- Вас пятеро, - с радостным оскалом ответил трактирщик.


- Этой шутке сто лет в обед, - фыркнул шаман, но Лира перебила его своим заливистым смехом:


- У тебя с каждым разом все лучше и лучше получается!


- Спасибо, малышка, - едва не прослезился Урк. - А плата у меня для членов вашей гильдии не меняется - две серебрушки за ночь. С леди - одна.


- С чего бы? - удивился Ардек. - Она даже в гильдии не состоит.


- Новым клиентам первая ночь за полцены, - подмигнул Лире трактирщик. - Скидка.


- Ты так никогда на ремонт не насобираешь, - Ардек вытащил из мешочка восемь монет и протянул Хоре руку ладонью вверх. Она достала серебрушку из складок плаща и бросила в общую кучу. - Держи, мой падкий до женщин друг.


- Жалеешь, что я не падкий до мужчин? - изогнул бровь Урк. Ардек смерил взглядом его шкафообразную фигуру, чуть покраснел и, усмехнувшись, вышел из трактира.


- Подождите меня на улице, - попросила Хора. Урк вернулся к барной стойке, и она последовала за ним.


- Милейший, - волшебница красиво изогнулась и пару раз хлопнула длинными ресницами. - Позвольте задать вопрос.


- Я - весь внимание, леди.


- Вчера с вами расплачивался мужчина. Высокий, худощавый, закутанный в плащ с головы до пят. Он тоже дал две серебряные монеты. Не смотрите так непонимающе - это было сразу после заката, мы только расселись. Скажите, кто это был?


- Простите, леди, - трактирщик виновато улыбнулся. - Но за день ко мне подходит столько людей… Среди них многие в плащах.


- Но не столь многие обладают чудными голубыми глазками?


- Леди, я стараюсь не смотреть в глаза тем, кто прячет лицо.


- Очень разумно, - кивнула Хора, будто из воздуха вылавливая золотую монетку. - А так?


- Моя жизнь стоит дороже, - беззлобно покачал головой Урк.


- Скажите хотя бы, это он меня вчера доставил?


- Если и он, я этого не видел. Чистая правда, леди. Эти двери всю ночь были закрыты. Я не знаю, когда и… как вы вернулись.


Хора задумчиво кивнула:


- Что ж, спасибо, - золотой исчез в кармане плаща, но между тонких пальчиков мелькнул его младший серебряный брат. Подмигнув смущенному трактирщику, Хора положила монету на стойку и плавной походкой вышла на улицу.


- Чего это вы тут застыли с такими каменными лицами?


Компания синхронно обернулась и ткнула пальцами во что-то за спиной волшебницы.


- Ничего себе! - обернулась Хора. Под окном таверны еще вчера росли прекрасные тюльпаны, сегодня кем-то безжалостно втоптанные в грязь. - И кто же это так постарался?


- Между прочим, - ехидно отозвался Ардек. - На втором этаже - окно твоей комнаты.


- Ничего не знаю! - тут же окрысилась волшебница. - Я клумбы по ночам не порчу. Я вообще, между прочим, цветы люблю!


- Да ладно, - попыталась улыбнуться Лира. - Цветочки отойдут… К тому же здесь отпечатки явно мужских ног.


- Но я все равно предлагаю по-быстрому отсюда валить, - Фалир с опаской покосился на дверь. - Пока Урк не увидел, что мы с его любимым бот садом натворили.


- Почему "мы"?! - возопила Хора, следом за всеми бросаясь по знакомой дороге к выходу из города.


- Да какая разница - кто? Главное Урку под горячую руку не попасть. Зашибет и фамилии не спросит. Будешь потом доказывать, что не верблюд.


- Кстати о верблюдах, - резко остановился Ардек. - Предлагаю обзавестись лошадьми. Так мы уже к вечеру в гильдии будем.


- А если пешком? - с надеждой уточнила Хора.


- На третьи сутки.


- Блин, как-то не хочется покупать коня ради одного дня пути, - скривился Айян.


- А кто говорит о покупке? - Ардек покрутил головой и решительно свернул в незнакомый переулок. - Здесь, на рынке, у меня знакомый торговец имеется. Он нам лошадок со всей амуницией в аренду сдаст. Как членам "Когтя Дракона".


- А Хоре? - тут же спросила Лира. Шаман смерил волшебницу задумчивым взглядом:


- Думаю, мы договоримся.


- Да ладно, - неожиданно покраснела колдунья. - Я как-нибудь на своих двоих. Или вон, на Шайтане.


Лира насупилась, обеими руками вцепившись в длинную шерстку собаки. Судя по ее лицу, снять девочку получится разве что с этой самой шерсткой. Хора окинула пса задумчивым взглядом - нет, вдвоем на нем не уместиться.


- Шайтан, а ты тело удлинять умеешь?


- Хозяйка, ну я же не такса! - праведно возмутился пес.


- Отдала бы собаку ребенку, - покачал головой Фалир. - Пускай покатается.


- Или тебе пары серебрушек жалко? - тут же язвительно предположил Ардек.


- Не в том дело, - Хора засунула ладонь во встрепанные волосы. - Меня, как бы это сказать, животные не любят…


- Хозяйка, - поднял морду Шайтан. - Хочешь скажу, почему?


- Заглохни, лучший друг человека!


- Знаешь, я тоже от идеи с транспортом не в восторге, - промямлил Айян под пристальным взглядом Ардека. - Но, правда и то, что времени это нам сэкономит немало.


- Короче, единогласное "за", - по-своему понял рассуждения оборотня старший товарищ. - Ты, Хора, конечно, можешь еще носом покрутить, но в результате все равно поедешь с нами. Ведь тебе хочется получить свои две с половиной тысячи золотых?


- Шаман, - саблезубо улыбнулась волшебница. - Тебя кто учил так с дамами разговаривать? Разве ты не знаешь, что некоторые представительницы моего вида за такие монологи тебе в буквальном смысле могут язык трубочкой свернуть?


- Так значит, ты согласна? - радостно, но совершенно не в тему воскликнула десятилетняя телепатка. Хора бросила на нее уничтожающий взгляд, но ответить не успела: для остальных слова Лиры послужили сигналом к действию.


Коротко чертыхнувшись, Хора пристроилась за Фалиром и поплелась на рыночную площадь. Шопинг был явно не ее любимым занятием.


- Загреб!


- Ардек!


Мужчины с радостными оскалами пожали друг другу руки.


- Опять за дешевыми лошадьми пожаловал? - торговец накрутил на палец длинный черный ус.


- Не за "дешевыми", - поправил шаман. - А за "подешевле". Разницу ощущаешь?


- О чем речь! - торговец махнул рукой в сторону рядком выстроившихся у длинной жерди лошадок. - Выбирай, какая на тебя смотрит!


- Ты за кого меня держишь?! - искренне возмутился Ардек. - Им самое место на живодерне! Ты мне нормальных коней показывай!


- А зачем тебе нормальные? - пошел на попятный Загреб. - Тебе с ними целоваться, что ли? Или ты собрался чистокровных скакунов для имперских конюшен разводить? Чем тебе мои красавицы не подошли?


- Эта - хромая, - принялся перечислять Ардек. - Эта - косая. Эта вообще не третьем шагу падёт. Как тебя только с таким товаром на базарное место пустили?


- Слушай, неплохо он в лошадях разбирается, - шепнула Хора Фалиру.


- Так ведь дитя степи, - пожал плечами здоровяк. - Они разве что не рождаются в седлах.


- Я так понимаю, эти двое в одной юрте выросли…


- Ты только подумай, какие преимущества! - орал торговец, размахивая руками. - Разбойники к тебе и на десять шагов не подойдут: зачем ты им сдался на такой-то лошади? К тому же, дешевые они - по десять медяков за день отдаю.


- Да они же до пункта назначения не дойдут! - противился шаман. - А ты за любую клячу потом как за чистокровку сдерешь! Мне нужны резвые лошади! Я не груз на них возить буду, а время экономить. Давай сюда нормальных коней!


- Тебе сколько? - неожиданно спокойным тоном уточнил торговец.


- Четыре. Двух поспокойнее.


- Так может…


- Нет! Мне поспокойнее, а не поупокойнее. Об этих даже не заикайся.


- Пошли! - перехватив Ардека под руку, Загреб повел его вглубь рынка. - Вот. То, что ты искал. Предупреждаю: эти лошади по серебрушке в день идут.


- Когда речь идет о хорошем коне, деньги значения не имеют!


- Ты знаешь, - попыталась вмешаться Хора. - Мне и те задохлики нравятся.


- Не позорь меня своим вкусом, женщина! - свысока глянул на нее шаман. - Вот этот буланый красавец как раз для тебя. Стели на него попону, Загреб, ложи седло! Мы его берем.


- Как зовут-то? - уныло спросила волшебница, понимая, что Ардека ей уже не переспорить. Тем более, что за деньгами он полез в свой кошелек.


- Дык… Как зовут.., - замялся торговец. - Архонт…


- И в чем подвох? - не поняла Хора.


- Да нечисть есть такая, - не оборачиваясь, пояснил Фалир. Для него Ардек выбрал низенького тяжеловоза с абсолютно флегматичной мордой.


- Неужели опять? - повесила голову волшебница, бросив взгляд на хихикающую псину. - Айян, а давай меняться, а?


Оборотень с бледным лицом вскарабкивался на высокую тонконогую кобылку. Она испуганно косила черным глазом и раздувала ноздри - чуяла зверя.


- Нет, Хора, - пропыхтел мальчишка. - Ты меня извини, но твой жеребчик мне как-то доверия не внушает. Да и спорить с Ардеком сейчас небезопасно. Ты только глянь на него.


Шаман сидел на мощной абсолютно черной зверюге с таким лицом, словно только что собственноручно поработил целый мир. Конь под ним стоял как вкопанный, изогнув шею и глубоко войдя в землю всеми четырьмя копытами.


- Мой Буцефал, - ласково похлопал Ардек коня по плечу.


- Его вообще-то Эмиром кличут, - попытался было исправить торговец, но натолкнулся на убийственный взгляд сородича и благоразумно умолк.


- Кажется, нам нечего здесь больше делать, - шаман тронул коня каблуками и направил к выходу с рынка.


- Уважаемый, у вас часом хлыстика нет? - наклонилась к торговцу Хора. Подлый Архонт тут же наподдал задом, и волшебница неловко свалилась ему на шею.


- Зачем вам оружие, милая леди? - искренне удивился Загреб. - Лошадь - она ласку любит.


"А почему никто не спрашивает, что люблю я?!", - раздраженно подумала Хора, от души пыряя жеребца ногами. Негодующе фыркнув, конь развернулся-таки в указанном направлении и неспешно потрусил к выходу. Следом в кильватере пристроился Айян. Его несчастная кобылка уже не знала, кого больше бояться: странно пахнущего всадника или огромного пса, семенящего за ней по пятам. Последним из города выехал Фалир. Натянув шлем и склонив голову на грудь, любитель доспехов со спокойной совестью погрузился в сон.



Глава 6


Шо, паззлы не собирал никогда? Тут повернул, тут изогнул, тут обрезал…

NN



- Фу! Фу, скотина! Стоять! - буланый жеребец, ехидно скалясь и щуря темным глазом, пронесся мимо Ардека и скрылся за поворотом.


- На следующей развилке нам направо! - прокричал ему вдогонку шаман.


- Пошел к черту! - огрызнулась Хора. Она почти лежала на спине лошади, вцепившись обеими руками в ее гриву и зажмурив глаза от страха. Какое там "направо"! Этот дикий "повелитель прерий" светло-песочной масти в момент смекнул, как доставить наезднице максимум неудобств с минимальным ущербом для себя любимого, и теперь искренне наслаждался процессом.


- Ну, все! - замогильным тоном взвыла Хора, когда скотина в очередной раз пронесла ее под низкими хлесткими ветками. - Ты попал!


И со всей силы сжала колени. Архонт всхрапнул и включил пятую передачу. Хора не сдавалась: у нее был отбит зад, горела спина, и она уже всей душой ненавидела эту непарнокопытную сволочь. На мгновение оторвав руку от шеи скакуна, волшебница ударила по мощному плечу и выкрикнула:


- Замри!


Лошадь застыла. В ее глазах очень медленно стало проявляться осознание страшной действительности. С тяжелым стоном и жутковатыми смешками Хора сползла на землю.


- Ну, теперь посмотрим, кто кого…


Проковыляв к близ растущей иве, волшебница дрожащей рукой выдрала длинную упругую ветвь. Конь попытался было возмущенно всхрапнуть, но так и не сумел открыть челюсти - заклинание держало мертвой хваткой.


Медленно, проклиная тот день, когда она встретила Лиру, Ардека и остальную компанию, Хора забралась обратно в седло. Подтянула поводья. Напрягла ноги и только потом сняла чары.


Конь заржал так, что у Хоры заложило уши, но с места в карьер броситься не успел.


- А ну стоять, животное! - яростно вцепившись одной рукой в поводья, волшебница приложила новоявленным хлыстом поперек лоснящегося крупа. - Ласку, значит, любишь?!


Архонт хрипел, закусывая удила, танцевал на месте, приноравливался к "свечке", но Хора снова и снова возвращала его на прежнее место. Бой шел свирепый. Почувствовавший свободу конь не хотел так запросто с нею расставаться. А озверевшая колдунья была полна решимости вырвать ее у него зубами.


- Фр-р… - наконец, сдалась лошадь. Прижавшиеся к голове уши стали торчком, а потом и вовсе обвисли в разные стороны. Хора тяжело выдохнула, приспуская поводья.


- Вот так, - добавляя в голос ласковых ноток, похвалила она. - Умничка… умничка…


Ардек чуть с коня не свалился, когда обнаружил Хору на развилке. Она сидела ровно, практически отдав поводья щипающему траву жеребцу, и подставляла лицо палящему летнему солнцу.


- Надо же, - несмотря на вольную позу, наметанный взгляд "джигита" сразу определил ведущего в этой безбашенной паре. - А мне казалось, в живых останется только один.


- Ну да размечтался! - фыркнула Хора, легко трогая каблуками Архонта. Тот послушно встал позади черного "Буцефала".


- Вы помирились! - радостно воскликнула Лира.


- О, хозяйка! - удивленно вторил ей Шайтан. - А я уж думал, ты себе шею свернула!


В его глазах явно читалось, что он не только об этом думал, но еще и на это надеялся.


- Ах ты, сукин сын, - покачала головой волшебница. - Кто ж тебя кормить будет, если я помру?


- Меня Лира усыновит! - тут же ответил пес и устало поморщился, когда девочка с радостным писком вцепилась ему в шею.


- Я над этим подумаю, - улыбнулась Хора. Морда нахальной собаки приобрела обреченно-поникший вид.


- Чего вы там застыли? - буркнул проспавшийся Фалир. - Мы почти на месте.


- Поднажмем? - повернулась к нему телепатка.


- Ой, лучше не надо, - икнул зеленый Айян. Он сидел сгорбившись, одной рукой вцепившись в луку седла, и выглядел так удручающе, что у Лиры слезы на глазах выступили.


- У него морская болезнь, - объяснила она. - Но укачивает, почему-то, только на лошадях.


Оборотень склонился к шее своей кобылки и обнял ее руками:


- Убейте меня, кто-нибудь…


- Извини, - отвернулась Хора. - У меня не настолько развито чувство сострадания.


- Помучайся еще часик! - жалобно попросила товарища Лира. - Уже совсем недолго осталось.


- Кстати, - Хора подогнала коня и поравнялась с Ардеком. - В каком городе размещается ваша гильдия? Я что-то ни одного не припоминаю в этом районе.


- Потому что городов здесь нет, - прикрыл глаза шаман. - Но я не стану вдаваться в разъяснения - это надо просто видеть. Скажу лишь, что такого ты еще не встречала.


- Неужели? - переспросила Хора, с любопытством всматриваясь в горизонт.


Скоро лес кончился и пошли луга. Изредка среди ровного зеленого моря попадались островки осин, берез или вербы. Волшебница с удовольствием вдыхала влажный воздух, насыщенный ароматами полевых цветов. "Наверное, здесь неподалеку протекает река", - догадалась она. Приструненный Архонт опять стал наглеть, периодически вытягивая поводья в сторону особенно сочной травинки. Но теперь Хора ему даже потакала: стебли выглядели такими аппетитными, такими насыщенными соком и цветом, что она сама бы с удовольствием их погрызла.


Прошло двадцать минут. Потом еще двадцать. Вскоре уже и часовая стрелка переметнулась на соседнее деление, а гильдия так и оставалась в категории "желаемое и недостижимое". Более того, не появлялось никаких признаков присутствия в этой местности людей. Кроме разве что одного: широкая дорога была хорошо утоптана и на каком-то участке плавно начинала покрываться крупными, отшлифованными камнями. Сначала это не бросалось в глаза - ну попадается то тут, то там странный булыжник, ну соединяются они вместе отдельными полотнами… но когда под копытами коней стала явно проглядываться мостовая, Хора затормозила.


- Догадалась-таки? - улыбнулся Ардек. - А я-то уж думал, ты таким темпом прямо в Боарель выйдешь.


- Увидеть гильдию могут только члены "Когтя Дракона". Или тот, кого пригласит лично мастер, - Лира спрыгнула с Шайтана и подошла к обочине. - Вам придется подождать здесь.


Собака послушно кивнула, а вот Хора занервничала. Она не хотела ни встречаться с мастером, ни заходить в эти невидимые двери, в которых только что растворилась малолетняя телепатка, ни даже просто ждать посреди мощеной камнями дороги. Она хотела только поскорее получить деньги и скрыться в неизвестном направлении.


- Не волнуйся, - Фалир остановил свою коняшку рядом с Шайтаном и подмигнул напряженной волшебнице.


- Тебя что, сторожить меня оставили?


- А надо? - удивился здоровяк. - Лира попросила составить компанию. Да и неловко как-то бросать гостя на пороге.


- Ну, тогда пускай она проходит, - раздалось из пустоты. Хора подняла голову и чуть не свалилась с Архонта. Кажется, челюсть отвисла даже у невозмутимого мерина Фалира. - Добро пожаловать в гильдию "Коготь Дракона"! - радостно поприветствовал ее низенький худощавый мужчина в летах с узкими глазками коренного катанина.


- С…спасибо… - выдавила Хора.


Мир перед ее глазами изменился до неузнаваемости. А, впрочем, так оно и было: ведь именно этот маленький кусочек мира был нахально экспроприирован мастером из другого измерения. Однажды Хора уже видела нечто подобное - "наложение границ", если по-научному. Теперь было понятно, почему в гильдию нельзя попасть без разрешения главы - только хозяин может открыть доступ в другую параллель. Посторонние видят все тот же луг, вдыхают все тот же влажный воздух и бродят по знакомым тропам, не подозревая, что в этот самый миг по этой самой земле ходят, дышат и говорят совершенно другие люди.


Хора обалдело рассматривала высокие резные ворота из тонких металлических прутьев. Они переплетались между собой, создавали замысловатые фигурки растений, насекомых и ящериц, разбегались снова, чтобы в результате предстать красивой, хотя и бесполезной оградкой в виде двух огромных перепончатых крыльев.


За воротами был виден большой сад, выполненный в восточном стиле - земля, покрытая слоем мелкого гравия, полностью скрытого под тонким слоем прозрачной воды. Искусно выложенные камни покрупнее создавали подобие водопадов. Хора видела лилии, окруженные большими лопухами, видела несколько особенных, незнакомых деревьев с редкими листьями и толстым, выдающимся над водой корневищем.


На фоне всего этого великолепия небольшой, крытый красной черепицей дом даже как-то терялся. От входа к нему вела змееобразная дорожка, узкая и постоянно виляющая из стороны в сторону. Она чуть подымалась над водой и тоже была посыпана мелкими камушками.


- Прошу тебя, - узкоглазый мужчина приглашающе махнул рукой. Волшебница спрыгнула с коня, взяла его под уздцы и вошла в ворота. Шайтан уменьшился до размеров крупного щенка и потрусил следом.


"Ардек говорил правду, - пронеслось у Хоры в голове. - Это нужно увидеть".


- Ты собираешься привести коня в дом? - дверь распахнулась и на пороге, облокотившись плечом о косяк, появился всуе помянутый шаман.


- Ну, так и присмотри за ним, - улыбнулся мастер. Ардек скуксился, но перечить не стал. Отобрав поводья, он прошептал несколько слов и пошел по воде.


- Да он у вас прямо святой, оказывается… - промямлила Хора.


- Ха! - катанин самодовольно улыбнулся. - Здесь целый клубок переходов. Пять измерений в одной точке сходится.


Хора проследила глазами за постепенно исчезающим крупом своего коня, и присвистнула: сильный же должен быть мастер, чтобы создать эдакое чудо.


- Хорошо, - катанин на шаг обогнал волшебницу и распахнул перед нею дверь дома. -Прошу!


Вот теперь Хора почувствовала себя в купальнике неуютно. Даже более того - впервые за три года жизни на вольных хлебах, ей захотелось задрапироваться в плащ не хуже голубоглазого незнакомца из Альбаса.


- Знакомьтесь! - бросилась ей навстречу Лира. - Хора! А это - Мира, Паррэн, Кья-Рвер, Суланж, Бранка и Жозефин. На втором этаже Моник и Даррэ.


Хора несколько растеряно кивнула, здороваясь со всеми сразу.


"В жизни не запомню столько имен, - подумала она. - Да и зачем?! Как будто я собираюсь здесь задерживаться…"


Внутри здание гильдии представляло собой большой трактир о двух этажах. Первый полностью занимали круглые столики и табуретки без спинок. У дальней стены размещалась барная стойка с высокой загорелой женщиной (кажется, Бранкой), сейчас как раз наполняющей из пузатой бутыли литра на три чарку юноше с ярко-красными волосами и затейливой татуировкой на лице. За спиной местной официантки виднелась дверь, ведущая, вероятно, либо на кухню, либо в кладовую. Справа на второй этаж подымалась витая деревянная лестница, а слева разместился большой, даже сейчас полыхающий камин. Жара от него не было, да и дыма тоже. Еще одна бесполезная магическая штуковина.


- Ты, наверное, устала с дороги? - начал было мастер, но Хора покачала головой:


- Если вы не возражаете, я бы хотела сразу перейти к делу.


- Что ж, - катанин улыбнулся и кивнул на лестницу. - Тогда предлагаю подняться в мой кабинет. Лира успела рассказать, зачем ты пришла.


На втором этажа размещалась большая полукруглая терраса, выходящая окнами на сад. По ее периметру были расставлены кожаные диваны на два-три человека с маленьким журнальным столиком в центре.


Хора оглянулась - наверное, архитектор слизнул макет здания с какого-нибудь постоялого двора, потому что в обе стороны от лестницы шел длинный коридор, огибающий строение по внутреннему кольцу. А вдоль него на равном расстоянии друг от друга виднелись двери.


- Да, - ответил мастер на немой вопрос женщины. - Некоторые члены гильдии, как, например, Бранка, здесь живут. Другие приходят только задание получить. Третьи и того реже - даже ежегодные взносы по почте присылают. В "Когте Дракона" это нормальная практика. Мы вообще за отсутствие всяческих ограничений. В пределах разумного, конечно.


"Хорошо говорит", - беззлобно хмыкнула Хора. Она вовсе не желала спорить с этим мирным улыбчивым волшебником, едва достигавшем ей до подбородка. Но и поверить в то, что он говорил… нет, не настолько она была наивна.


Мастер привел гостью в большой светлый кабинет, усадил за дубовый, жутко дорогой стол переговоров и сразу приступил к делу:


- Лира сказала, что ты хочешь забрать свои две с половиной тысячи золотых.


- Верно, - кивнула Хора.


- Что ж, - улыбнулся катанин. - Я полностью признаю твое право на оговоренную часть оплаты. Но ты же понимаешь, что мы не можем предоставить тебе такие деньги прямо сейчас?


- Отчего же? - пытаясь сдержать протестующий рык, сквозь зубы процедила Хора.


- Потому что мы не банк. И у нас нет знакомого леприкона с бездонным мешочком. Ты просишь махом достать огромную сумму.


- Тогда - когда вы сможете мне заплатить?


- Мы все, - мастер сделал ударение на последнем слове, - сможем получить оплату только после того, как продадим замок.


- И как скоро это произойдет?


- Ну… - мастер откинулся на спинку кресла. - Он в неплохом состоянии, расположен в хорошем месте, недалеко от Альбаса… Думаю, недели через две мы получим деньги. Я уже занимаюсь этим делом и могу сказать, что потенциальные покупатели на горизонте виднеются.


- Отлично, - Хора решительно поднялась на ноги. - Тогда я вернусь спустя…


- Погоди минутку, - волшебница напряглась. - У меня есть к тебе деловое предложение.


- В гильдию не вступлю.


- Разве у тебя есть тысяча золотых на вступительный взнос? - состроил удивленную мордашку колдун. У него даже глаза почти круглыми стали.


- Сколько вы требуете за вступление?! - уронила челюсть Хора. Мастер промолчал, давая ей время свыкнуться с сумасшедшей цифрой.


- Так тебя интересует возможность чуток подзаработать? - наконец, повторил он.


- Чуток - это как? В денежном эквиваленте.


- Немного, - честно ответил катанин. - Две сотни серебрушек за то, что ты доставишь письмо моему другу - ректору Высшей школы магических искусств. Это совсем недалеко.


- Почему вы просите об этом меня? Я заметила массу бездельников на расстоянии одного этажа отсюда.


- Да уж, - усмехнулся мастер. - Бездельников хватает… но тут другое. У моего друга, ректора, появилось некое забавное дельце. Он давно просит меня прислать помощь, но все мои лучшие маги постоянно в разъездах. А ты, как я понял, не только не прочь подзаработать, но и по магической части далеко не новичок. Верно?


Хора нахмурилась:


- Да. Не новичок.


- Мы уже более тридцати лет сотрудничаем со Школой. Многие наши члены в свое время именно там проходили свое обучение. Так что я не могу попросту "забыть" о просьбе своего друга. И отправить мне к нему на данный момент некого. Но если ты возьмёшься за дело, в выигрыше окажемся мы все. Впрочем, сейчас я говорю только о доставке письма. Ты вольна отказаться выполнять задание ректора, если условия тебе не понравятся. Ну, так что? Мы договорились?


- Как далеко отсюда находится Школа?


- Не более дня пути.


- Что ж, - Хора кивнула, напряженно всматриваясь в лицо мастера. - Я это сделаю, но при одном условии.


- Слушаю тебя внимательно.


- Хочу вместо денег получить коня. Буланого, на котором я приехала.


- Зачем он тебе? - искренне удивился мастер. - Ардек сказал, ты с лошадьми не дружна.


- Мы нашли общий язык.


- А что касательно собаки? Ты же не хочешь отдать ее на растерзание Лире?


- Хотелось бы, - притворно вздохнула Хора. - Но это будет слишком дорогой подарок.


- Хорошо, - мастер подошел к двери. - Будь по-твоему. Конь твой. Сегодня вы все можете остаться моими гостями. Бранка даст еды и приготовит комнату. А завтра с утра я попрошу тебя отправиться в Школу.


- Письмо? - Хора протянула руку.


- Завтра, - улыбнулся мастер. - Все завтра. Сегодня отдыхай.


Волшебница вышла в коридор, устало проковыляла к дивану и буквально свалилась в него, вытянув ноги под столик.


- Какого черта я здесь делаю?! - возопила она громким шепотом.


Слева мелькнуло что-то темное, тряпичное и скрылось за бесшумно закрывшейся дверью.


- Глюки, - невесело констатировала волшебница, зарылась рукой в короткие пряди на макушке и несколько раз глубоко вздохнула:


- Одну ночь, Хора, - убедительно проговорила она. - Одну ночь ты должна продержаться. Две с половиной штуки золотых. Это просто сказочное богатство. Вот о нем и думай.


Спускаться в зал, кишмя-кишевший колдунами, было жутковато. Может они и бездари, конечно, но толпой навалятся - фиг удерешь. Забросив полу широкого плаща на плечо в попытке прикрыть откровенный наряд, Хора промаршировала по лестнице и направилась к Бранке.


- Добрый день, - служанка окинула ее немного смущенным взглядом. - Чем могу помочь?


- Мне нужно в конюшню.


- Хорошо, - Бранка кивнула на входную дверь. - Следуйте за мной.


Хора так и не услышала волшебных слов, открывающих вход в третье измерение. Но уже через пару минут она стояла у стойла Архонта, вооружившись ведром воды, тряпкой и грубой расческой с редкими зубьями.


- Что-нибудь еще? - вежливо поинтересовалась Бранка. Было очевидно, что особого удовольствия находиться здесь она не испытывает. Волшебница на мгновение представила, как она выглядит в глазах окружающих, и внутренне содрогнулась. Прямо-таки собирательный образ лесной колдуньи получается: полуголая, седая, с яркими ненормально-лиловыми глазами… Ребенку на ночь покажешь - до полнолетия под себя ходить будет.


- Нет, спасибо, - улыбнулась она штатной официантке. - Дальше я сама.


- Если захотите вернуться, просто позвоните в колокольчик у двери. Я за вами приду.


Хора кивнула и вошла в стойло.


- Привет, малыш, - протянула она Архонту пару кусочков темного сахара. Конь застриг ушами, но угощение принял. - Прямо как барышня неприступная, - улыбнулась волшебница.


- Говорят, ты его купила? - над низкими дверцами вырисовался Ардек.


- Кто разболтал, где меня найти?


- Сам видел, как ты сахар со столов тырила, - улыбнулся шаман. - Зачем тебе эта лошадь?


- Тебе-то что?


Какое-то время Ардек молчал.


- Ты ведь понимаешь, чем хороший конь отличается от красивого коня? А этот тебе две сотни серебром обошелся. За такие деньги можно было чистокровного жеребчика купить, не гарантской породы, согласен. Но с лучшими данными.


- Знаю, - коротко бросила Хора, не отрываясь от чистки Архонта.


- Хм… - глубокомысленно выдал Ардек. - Три лучше. Вон то пятно на ноге отмывается.


Вместо ответа волшебница махнула в него мокрой тряпкой. Заржав так, что любая лошадь покраснела бы от стыда, шаман ловко увернулся от грязных брызг. А вот Шайтан, сидевший у его ног, увернуться не успел.


- Ай! - недовольно фыркнул пес, стряхивая воду с морды.


- Вернулся, предатель? - Хора перегнулась через дверцу. - Наигрался уже со своей приемной мамашей?


- Это она со мной наигралась, - буркнул питомец. - Хозяйка, впусти, а?


- Просто ради интереса, - Ардек вернулся к дверце. - Во сколько тебе говорящая собака обошлась?


- В двести тридцать золотых! - гордо вскинул голову пес. Шаман еще раз хмыкнул и с любопытством, словно в первый раз, оглядел Хору с головы до ног:


- Странная ты.


- Гений комплимента, - съязвила волшебница.


- Купила никудышного скакуна. Прокатного. И болтливого пса. Мешок золота потеряла, было бы за что…


- Что значит "было бы за что"?! - зарычал мохнатый хищник.


- Шел бы ты отсюда, - благодушно посоветовала Хора расчетливому шаману. - Пока моя бесполезная покупка тебе в горло не вцепилась.


Ардек пожал плечами и вразвалочку покинул конюшню. Волшебница еще какое-то время смотрела ему вслед, потом насыпала коню овса в кормушку и любовно потрепала по шее:


- Глупый он, - ни к кому не обращаясь, зашетала она. - Прокатная лошадь… Никому бы не желала стать разменной монетой. У тебя же через год глаза погаснут… Ну и пусть ты шатаешься при ходьбе. Пусть не умеешь бегать по кругу и брать барьеры в полтора метра. Зато ты живой. Ты, такой страстный, такой гордый и сильный… Ты лучше покладистых чистокровок… и в этом мы с тобой похожи.


Конь мерно жевал овес и на рассуждения хозяйки внимания не обращал. Зато Шайтан чуть в прострацию не выпал:


- Бли-ин… хозяйка, ты не перестаешь меня удивлять.


Хора фыркнула и достала из-под плаща жесткую щетку.


- Не может быть, - вытаращился в притворном ужасе пес. - Ты часом не заболела?!


- Знаешь, я, как бы, не настаиваю!


- Забудь все, что я говорил! С этой минуты я самая немая собака в мире, - Шайтан припал на передние лапы и радостно завилял хвостом.


- Ох ты… мелкий паразит, - умилилась волшебница. - Ты же за "почесон" родину продашь!


- У нас нет родины, - резонно заметил пес. Хора фыркнула, опускаюсь на тюк соломы, зачем-то оставленный у деревянной стены между стойлами. Шайтан блаженно зажмурился и положил морду ей на колени. В его понимании жизнь налаживалась.



Глава 7


Легче всего обходит ловушки тот, кто умеет их расставлять.

NN



- Хозяйка, за нами идет какая-то морда.


- Знаю, - цыкнула Хора. - Не оборачивайся.


- Он меня нервирует.


- Сразу за поворотом уменьшайся по максимуму и прыгай ко мне на колени.


- Мы попробуем от него оторваться?


- Мы попробуем его не спугнуть! - зловеще сощурилась волшебница. Спросить "А на кой нам это надо?" Шайтан не успел. Лошадь сделала последние два шага и свернула направо. Непривычно послушный, мохнатый питомец в момент сделался в четыре раза компактнее, подпрыгнул и приземлился аккурат перед лукой седла. Хора потянула за повод и Архонт, недовольно прижимая уши, полез в кусты.


- Чудненько! - отсчитав десяток шагов, волшебница остановила коня и спрыгнула на землю. - Вы - сидите здесь. Шайтан, следи чтоб… хотя кого я об этом прошу?.. в общем, ни во что не вляпайтесь, пока я не вернусь!


Обратно Хора бежала на полусогнутых. Ей нравилась эта игра в охотника. И приятно грела мысль о возможности, наконец, побеседовать со своим таинственным благодетелем…


Они вышли из гильдии на рассвете, под бурные рыдания Лиры, которую отрывали от шеи "говорящей собачки" в четыре руки, и хмурые напутствия мастера. Хоре оседлали Архонта, потребовав выплатить десять серебрушек за сбрую и седло, дали в дорогу три вчерашних пирожка с капустой и, судя по всему, приставили соглядатая.


Впервые почувствовав между лопаток пристальный взгляд, Хора только раздраженно передернула плечами.


"Сам отстанет", - решила она. В конце концов, дорога длинная, конь у нее хоть и не ахти какой, но все же быстрее пешего человек. Пустив Архонта неспешной рысцой, Хора самодовольно улыбнулась:


"Возвращайся обратно, гильдейская ищейка. Не дорос еще за мной гоняться".


Но с каждым движением коня лицо волшебницы становилось все более хмурым - человек не отставал. Расстояние между ними не увеличилось даже после бешеного аллюра, за который волшебнице были особо "признательны" и конь, и Шайтан.


Так Хора поняла, что ищейка оказалась двужильной.


А спина меж тем уже ныла. Неизвестный наблюдатель, казалось, хотел ей дырку в хребте выжечь, и это не просто нервировало. Это доводило до белого каления. Резко тормознув Архонта, Хора обернулась с целью высказать в лицо надоедливому спринтеру все, что накипело, а потом еще и в глаз дать для пущего эффекта. Но когда перед нею предстала полностью закутанная в плащ фигура, волшебница не придумала ничего лучше, как так же резко обернуться обратно.


- Шайтан, - шепотом позвала она. - Незаметно глянь назад. Ты узнаешь этого человека?


Собака повернулась всем телом, давая понять, что значение слова "незаметно" для нее чуждо.


- Хозяйка, ты бы панамку надела, что ли?


- О чем ты? - не оценила юмора Хора.


- Нет здесь никого.


- Как - нет?


Волшебница даже на стремена встала, чтобы лучше дорогу видеть. Пес не соврал - широкая полоса вытоптанной земли поражала отсутствием пешеходов. А самое главное - на этом участке дороги обочина была голая как курортный пляж - ни тебе деревца, ни тебе кустика… Куда он мог деться? Не в песок же закопался?


- Странно…


- И не говори, - согласился Шайтан, быстро отступая от любимой хозяйки на два шага. В его глазах читался вопрос "Не передается лиэто воздушно-капельным путем?"


Сраженная мыслью о подступающем слабоумии, Хора тронула коня пятками. Но через какое-то время снова, будто случайно, глянула через плечо. И - о, чудо! Человек в плаще опять шел за ними, на прежнем расстоянии в полсотни шагов.


- Шайтан, - очень осторожно позвала Хора. - Глянь назад.


- И что я должен там увидеть?


- Уже даже не знаю…


Собака обернулась и мрачно констатировала:


- Пусто.


Следующие полчаса прошли в скорбном молчании, пока Хора не решилась в очередной раз повернуть голову:


- Ой, солнышко, - печально пропела она. - Что ж ты меня не пощадило?


- Неужели опять?!!


- Ну, ходит там кто-то! - попыталась доказать Хора. - Правда, ходит.


Шайтан вздохнул и покачал головой.


- Блин! - взорвалась волшебница. - Я спиной вперед ехать буду!


- Может, тебе просто в тенечке полежать?


- А ты по запаху никого не чуешь?


- Хозяйка, ну ты приколистка. Это же оживленная дорога! Здесь за день столько людей проходит, что я твоего фантома при всем желании не уловлю.


- Да живой он! - рыкнула женщина. Шайтан поднял на нее тяжелый взгляд, покачал головой и обернулся:


- Хозяйка, за нами кто-то идет!


- Вот теперь ты мне веришь?!


- Теперь я тебя боюсь! - собака отбежала еще на несколько шагов. - Тебе все-таки удалось меня заразить! Хотя… где-то я этого кадра уже видел…


- Случайно, не в трактире у Урка? Ночью?


- А, так это он тебя тогда притащил?


- Вот это я как раз у тебя хотела узнать!


- Слушай, - пес честно задумался. - Я не помню… похож, конечно, но чтобы наверняка.


"Будет тебе наверняка!" - про себя решила Хора, заприметив впереди развилку…


- Ну, погоди, настырный глюк, - бормотала она, крадучись в придорожных кустах. Магию использовать не хотелось - зачем светиться? А вот палкой по голове огреть… Нет, так тоже нельзя. Вдруг, и правда это он ей тогда помог, а она на него с палкой бросится?


- Дотопал, наконец-то… - впереди показалась неясная тень, толком неразличимая за густой листвой. - Йиии-хаааа! - Хора решила идти ва-банк и сразить вражину психической атакой. С радостной улыбкой на перекошенном лице и воплем обкуренного бабуина волшебница вылетела из кустов.


- М? - невозмутимо скосил на нее глаза незнакомый мужчина в черной рубашке, брюках и свободно болтающемся галстуке на шее. Плаща на нем не было и в помине. Чуть отклонившись в сторону, мужчина пропустил визжащую Хору, и проследил взглядом за ее попытками удержать равновесие.


Едва не пропахав носом утоптанную целину, волшебница решительно обернулась к скучающему незнакомцу. Обернулась и узнала яркие голубые глаза в обрамлении черных ресниц. Глаза были миндалевидные, вытянутые как у кошака, и в них не было удивления, страха или злости. Нет, мужчина стоял прямо, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на нее с абсолютным равнодушием.


Хора осторожно обошла мужчину по дуге. Она помнила эту высокую фигуру, эти довольно широкие плечи, раньше укрытые плащом. Правда, в ее воображении мужчина был помладше и посветлее, а оказался тридцатилетним брюнетом с длинной, опускающейся на плечи шевелюрой. Эдакий "сам-себе-на-уме" парень, без багажа и спутников вышедший погулять на проселочную дорогу.


- А где плащ? - спросила, наконец, Хора.


- Понятия не имею.


- Э… а здесь еще кто-нибудь есть?


- Только я, - спокойно ответили ей.


- То есть, это ты за мной все это время шел?


- Возможно, - пожал плечами мужчина, намекая, что дорога одна, их двое и Хора однозначно была впереди. Вот и выходило, что он действительно шел за ней.


- Но еще пять минут назад на тебе был плащ!


- Не понимаю о чем ты, - мужчина со скучающим видом поднял глаза к небу.


Хора начинала закипать. Она на крови могла поклясться, что этот безразличный хмырь и любитель закутаться с головой - одно лицо. Но почему же он упрямо отказывается признавать сей факт?


- Кто ты такой?! Отвечай!


- С чего бы? - хмыкнул мужчина. - Я тебя знать не знаю.


Женщина подавилась следующим вопросом. Рука непроизвольно потянулась к скрытому под плащом кинжалу, но тут, как всегда не вовремя, проснулась совесть.


"Хора, - упрекающим тоном сказала она, - если ты будешь бросаться с оружием на каждого встречного, у тебя никогда не будет друзей".


"Когда же ты, наконец, сдохнешь?!" - рыкнула ей волшебница, но руку от ножа убрала.


- Если у тебя больше нет вопросов, я, пожалуй, пойду, - не дожидаясь ответа, мужчина вразвалочку потопал дальше по дороге.


- Нет, погоди! - волшебница приняла последнюю решающую попытку все выяснить. - Мы с тобой раньше не встречались?


- Если и так, я тебя не помню.


"Хам!" - пришла к выводу женщина, развернулась на каблуках и почти уже скрылась в кустах, когда вдогонку прозвучало:


- Так, значит, ты кого-то ищешь?


- Уже никого, - даже не обернулась Хора и нырнула под ветку.


- Ну что? - выскочил ей навстречу Шайтан.


- Чуть не словила одного уродца…


- Это такого чернявого, длинного, на богомола похожего? - уточнил пес, указывая глазами Хоре за спину.


- Ты чего за мной притащился? - рявкнула волшебница, от неожиданности едва из сапог не выпрыгнув. Мужчина равнодушно пожал плечами:


- Да вот, хотел уточнить, почему это я уродец.


- Это мои личные наблюдения, - Хора вскочила на Архонта. - И тебе их знать необязательно. Проваливай!


- До чего же ты недружелюбно настроена, - впервые улыбнулся незнакомец. - Сначала меня ловишь, потом говорить не желаешь. Тебя не поймешь.


- Слушай, - развернулась в седле волшебница. - Чего тебе надо? Ну, обозналась немного, с кем не бывает? Возвращайся обратно в Гильдию и передай, что я в сопровождающих не нуждаюсь.


- Я бы с радостью, но не могу, - мужчина, не вытягивая рук из карманов, пожал плечами. - Я действительно принадлежу к гильдии "Коготь Дракона" и мастер - да, действительно, просил меня по мере возможности за тобой присмотреть. Но только потому, что у меня есть дела в Школе и нам, как оказалось, по пути. Не более.


Брюнет замолчал, давая Хоре несколько секунд на размышление, и добавил:


- Кстати, на твоем месте, я бы повернул налево. Тот путь короче.


Волшебница кивнула и пришпорила коня.


- Ну? - повернулась она к Шайтану десятью минутами позже. - Ты узнал запах?


- В общем, да, - немного сконфужено ответил пес. - Хозяйка, ты не поверишь. От него богомолами воняет.



Глава 8


Мы изучили Ваше коммерческое предложение и приняли решение приобрести некоторое количество травы, которую вы курите.

NN



Хора подъехала к Школе в сумерках. Вернее, даже не к самому зданию Школы, а к подотчетным ей территориям. Их окружал высокий забор с тяжелыми металлическими воротами, на шпилях которого восседали две каменные горгульи. Рубиновые глаза "наседок" светились огнем, что подтверждало их работоспособность.


Волшебница спешилась и с любопытством оглядела новомодную охрану. Горгульи были дорогим удовольствием, ведь только опытный алхимик мог подчинить камень. С другой стороны, этих истуканов не нужно было кормить, они не просились в отпуска, не ленились, взяток не брали… Только в периодическом техосмотре нуждались. Если горгулья ломалась, то спасения от нее не было - клевала всех без разбору, пока не разбивалась в крошку, или пока какой-нибудь сильный маг не разрушал алхимические связи разума с камнем. Но поломки случались редко.


- Гляди-ка, - кивнула Хора Шайтану. На воротах гвоздями была приколочена краткая инструкция для посетителей. Женщина с выражением зачитала вслух:


- Входи, не таясь, если у тебя есть приглашение.


- Не входи, если приглашения у тебя нет. П.с. Колокол на воротах слева.


- Шайтан, как думаешь, письмо можно считать приглашением?


- Не знаю, хозяйка, но на твоем месте я бы позвонил.


Волшебница хмыкнула и потянула за веревочку. Где-то далеко тренькнул колокольчик.


- Ну, кого там черти принесли? - ворота отворились, и в щель протиснулся посох привратника.


- У меня письмо к директору Школы.


- Так чего сразу не заходишь? Стоят тут, почтенных магов от дел отвлекают…


Хора свистнула поджавшему хвост Шайтану, взяла под уздцы коня и решительно проскочила под Горгульями.


- А неплохо гильдия Школу спонсирует… - присвистнула она, глядя как забор загибается вправо, уходит далеко к горизонту и скрывается за полосой леса.


- Давай не будем здесь задерживаться, - дрогнувшим голосом попросил пес. Он поднял лобастую голову и с силой втянул носом воздух.


- Я и не собираюсь. Только письмо отдам и сразу на тракты вернемся.


- Это хорошо…


- Чего ты такой напуганный?


- Хозяйка, я кладбище чую.


- А я его вижу, - пожала плечами Хора. - И что с того?


- А кого, по-твоему, на нем хоронят? - еще больше нахохлился Шайтан. - Думаешь, нерадивых учеников? Нет… тут прикапывают случайных путников. С кем гильдия наваром делиться не хочет. Ты письмо читала?


- Неа.


- Там наверняка так и написано: "Друг мой, директор, тебе рабочий материал для молодых некромантов нужен? Он, правда, еще чуток живой, но это ведь не проблема?"


- Ты бы не нагонял панику, ага? - Хора решительно тряхнула головой. - Приглядись получше: кладбище старое. Здесь уже давно никого не хоронят…


- Да, давненько у нас никто не помирал, - раздался щелчок, и перед Хорой очутился пожилой волшебник в узких очках на крючковатом носу. - Я проведу вас, леди.


- С-спасибо, - выдавила из себя едва заново не поседевшая колдунья. За день два потрясения в лице выпрыгивающих из-за спины незнакомцев - пора жалобу писать на тех недоумков, что телепорты придумали.


- А на счет кладбища, - как ни в чем ни бывало, продолжил маг, - вы не правы. Оно действующее. Правда, хоронят там не нерадивых учеников, как изволил выразиться ваш пес, а покойных учителей, пусть земля им будет пухом. Многие педагоги, знаете ли, не только работают, но и живут в стенах Школы. И даже после смерти не забывают о долге перед родными стенами.


- Это как? - опасливо уточнил Шайтан.


- С некромантией вы угадали, - хихикнул старикашка.


- Не хотела бы я после смерти студентами воскрешаться… - поежилась Хора.


- Так ведь не больно совсем! - парировал провожатый.


- А если соберут неправильно? И потом еще упокоить с первой попытки не сумеют? Да ну его к черту - такой долг!


Старик пожал плечами, подводя Хору к огромному мрачному замку. Куча башенок, массивные ворота и узкие, зарешеченные окна - школа больше напоминала тюрьму для особо опасных уголовников, чем учебное заведение. У лестницы, при выходе на третий этаж висела странная табличка:


"Из окон не выбрасываться! Наказание - десять дней на строительстве оранжереи. Директор".


Хора ткнула в объявление пальцем и подняла на старичка круглые глаза.


- Ах, - застенчиво махнул он рукой, - эти юные школьники… такое впечатление, что не знают, как убиться. В окна вылазят, комнаты взрывают, ядами балуются…


Женщина переглянулась с Шайтаном и на всякий случай пошла точно по центру мрачного, освещенного магическим подпотолочным светом, коридора. Чтобы нечаянным взрывом не зацепило - по обе стороны коридора располагались двери классных комнат. Старичок понимающе хмыкнул, но промолчал.


Кабинет директора располагался на самом верху самой высокой башни "замка".


- Сюда только дракона не хватает, - пробурчала волшебница, подымаясь по узкой винтовой лестнице.


- Зачем? - бодро поинтересовался старик. В отличие от своих гостей он даже не запыхался. Тяжело дышавший Шайтан смотрел на него с откровенной ненавистью.


- Чтобы вашего директора охранять, - пояснила Хора. - Забрался, блин, на верхотуру. Как принцесса какая-то…


- Может, он просто вид красивый любит..? - встал на защиту начальства провожатый.


- … обессиленных посетителей? - добавил от себя вываливший язык пес. Старик крякнул, поскреб в затылке, но ответить так ничего и не успел - лестница, наконец, кончилась.


- Входите! - провозгласил громовой голос, едва троица встала перед большой дубовой дверью. От этого приглашения Хоре захотелось броситься на пол и прикрыть голову руками.


- Я прошу прощения, - натянуто улыбнулся старик, схватил за ручку и потянул на себя дверь. Она поддалась легко, без единого скрипа, явив гостям большой, залитый солнечным светом кабинет. - Автоматическое приглашение. Изобретение одного нашего… талантливого ученика. С громкостью перестарался, а так - очень полезная штука. Реагирует на движение. Замок срабатывает, как только кто-то перед дверью становится. Правда, запускает, зараза, всех без разбору… ну, кого сразу кандрашка не хватит.


- И часто такое случается? - кашлянула волшебница.


- Увы, - вздохнул старик, скорбно пожимая плечами.


- Так почему же вы ее не уберете к чертовой бабушке? - рыкнул перетрусивший Шайтан. - Или директор не велит?


- Я - директор, - застенчиво признался старичок. - А ученик попался настолько талантливый, что мы, всем преподавательским составом, с его изобретением справиться не можем. Уже и двери меняли, и коврик при входе… Даже стены антимагическими обоями заклеивали - ничего не помогает.


- Розга! - уверенно заявила Хора. - Розга поможет!


- Хм, - дедушка задумался. - Использовать этот аргумент мы еще не пробовали…


- Примите на вооружение, - волшебница кивнула с видом благодетеля, залезла в складки плаща и протянула директору письмо. - У меня для вас весточка от Главы гильдии "Коготь Дракона".


- А… - старик с любопытством раскрыл конверт и углубился в чтение. Так и застыв перед кабинетом увлекшейся статуей. Хора вежливо кашлянула. - Что? - поднял глаза директор. - Ой, извините… Проходите, пожалуйста. Располагайтесь… чувствуйте себя как дома.


- Но не забывай, что ты в гостях! - строго добавила волшебница, глядя как Шайтан уже намыливается запрыгнуть в директорское кресло.


Старичок ободряюще подмигнул хмурой собаке, нехотя выползающей из-под его стола, и занял рабочее место:


- Не желаете отдохнуть с дороги?


Хора чуть заметно скривилась:


- Благодарю покорнейше. Но я бы предпочла переночевать в гостинице.


Директор какое-то время молчал, теребя в руках листок бумаги. Особыми, неразличимыми для чужих глаз чернилами, там было написано:


"Делай что хочешь, только не отпускай ее из школы. Займи чем-нибудь. Оплата за счет гильдии. Черноус". И пост скриптум: "За доставку письма ей уже заплатили".


Старичок взгрустнул. Такая "сотрудница" в стенах заведения ему и с доплатой была не нужна, но отказать другу… да еще главе спонсирующей гильдии… Про себя послав Черноуса по матушке, директор улыбнулся во весь рот, швырнул письмо в мусорную корзину и поднялся из-за стола:


- Позвольте представиться. Меня зовут Папаноклауд третий.


- Хора, - автоматически ответила волшебница. Третий? То есть, с этим дивным имечком уже третье поколение мучается?!


- Прекрасно, - директор сложил руки на груди. - Прекрасно!


- Что именно? - грубо уточнил пес. - Меня, кстати, Шайтаном зовут.


- Вам очень подходит это имя, - сделал "комплимент" старик. Питомец выпучил глаза, но гневную тираду в зародыше заглушила меркантильная хозяйка:


- Мне говорили, у вас для меня есть какое-то задание?


- Для вас? - пожевал губы старик. - М-да… пожалуй, есть. Скажите, вы что-нибудь понимаете в целительстве?


- Совершенно ничего! - убедительно соврала Хора, с подозрением косясь на директора.


- А в… предсказаниях? - продолжал гадать он.


- Нет! - отрезала волшебница, чувствуя, как сердце от страха по кусочкам осыпается в сапоги.


- Н-да… - пробормотал старичок. - Ну, больше ничего не остается, кроме… Вы с некромантией когда-нибудь сталкивались?


- Конечно! - вдохновенно кивнула Хора, про себя возликовав: "не знает… просто показалось".


- Отлично! - как-то не особо обрадовался директор. - Нам как раз позарез нужен учитель по некромантии!


- Я, наверное, что-то пропустила, - помотала головой волшебница. - Мне сказали, у вас неразрешимая проблема.


- И вам не солгали! - продолжал выдумывать дедуля. - Вы представляете, как сложно найти хорошего учителя по некромантии?!


- А еще по астрологии и зельеварению? - язвительно закончила Хора. - Вы надо мной издеваетесь, или как?


- Погодите-погодите! - всплеснул руками директор, видя, что волшебница уже примеряется к выходу. - Вы еще не знаете, сколько за это платят!


- Сколько бы не…


- Золотой! - радостно потирая ручки от возможности напакостить Черноусу, объявил директор.


- Мне ваш товарищ из гильдии таких две с половиной штуки должен, - фыркнула Хора. - Нафига мне еще один?


- В день, - добавил директор, заколачивая последний гвоздь в гроб своего спонсора.


- В день?.. - задумчиво повторила Хора. - На какой срок нужен учитель?


- Хотя бы на две недели. Пока мы не найдем вам замену.


- Что ж, - радостно оскалилась женщина, - считайте, что мы договорились. Когда приступать?


- Э… да прямо сейчас! Вам выделят комнату для жилья, учительскую мантию и проведут на занятие.


- Ладно, - мрачно усмехнулась Хора. - С лекционным материалом что-нибудь придумаем.


- Это не обязательно! - воодушевленно вскинул руку старик. - Вы будете практические занятия вести! А лекции почитает другой преподаватель.


- Стесняюсь спросить, - влез Шайтан. - А что случилось с нашим предшественником?


- Э… - директор перевел взгляд с подозрительно нахмурившегося пса на любопытствующее лицо Хоры и ляпнул первое, что пришло в голову, - в декрет ушла! Это, знаете ли, просто бедствие какое-то. Постоянно молодые учителя от нас сбегают… и когда только беременеть умудряются?! Из Школы ведь ни ногой не выходят, к ближайшему городу почти двое суток пути…


Старичок опомнился, когда глаза его гостей стали совсем уж круглыми, а сам только что нанятый персонал от греха подальше сделал пару шагов в сторону.


- То есть, я хотел сказать… - промямлил он.


- Лучше просто скажите, где моя комната, - перебила Хора, не желая больше слушать о подозрительной личной жизни штатного педагогического состава.


- Второй этаж, восточное крыло, коридор налево, крайняя комната… там еще фикус большой в кадке растет. Не промахнетесь.


Волшебница кивнула, развернулась и быстрым шагом покинула кабинет.


- Хозяйка, - догнал ее Шайтан. - А ты, правда, в некромантии разбираешься?


- Ну… было дело… когда-то.


- Понятно, - пробормотал пес. - А почему на мантию согласилась? Или собираешься стиль поменять?


- Ты мне предлагаешь в купальнике мертвых оживлять?


- Раньше тебя это не останавливало…


- Раньше мне за это платили, - отрезала Хора. - И вообще, давай принюхивайся активней, а не трепись попусту. Нам нужно фикус найти. А я понятия не имею, как он выглядит.


- Может, я подскажу? - за поворотом, вольготно опиравшись спиной о стену, стоял Ардек.


- Ты что здесь забыл, дитя степи? - удивилась Хора.


- А я здесь учусь, - пожал плечами шаман. Волшебница оглядела его наглую, явно недетскую физиономию, и покачала головой:


- Тебя, наверное, раз десять на повторный курс оставляли…


- Мне всего двадцать четыре, - обиделся Ардек.


- И что же ты, двадцати четырехлетний заклинатель духов, до сих пор изучаешь в этом дивном заведении?


- Мой предмет, например, - со стороны лестницы к ним подошел знакомый синеокий брюнет в странном костюме. Он более всего походил на кожаную штору с дыркой посередине. В нее мужчина просунул голову, так что оба конца "шторы" свисали у него спереди и сзади. На талии это тяжелое, развевающееся при ходьбе нечто было перетянуто широким поясом. Темные брюки, чудесно просматривающиеся между полотнами, заправлялись в высокие кожаные сапоги. За спиной у мужчины висел подбитый мехом плащ, в котором сейчас, ранней осенью, должно было быть страшно жарко.


- Колоритный нарядец, - хмыкнул Шайтан, разглядывая тонкую черную рубаху с длинным рукавом, которую учитель носил под "доспехом".


- Это смотря с чем сравнивать, - улыбнулся тот, небрежно кивая на Хору. Она хоть и была закутана в плащ, все равно почувствовала себя неловко. - Ты уже уходишь?


- Нет, - грозно улыбнулась она.


- Не дождешься, - поддакнул Шайтан.


- И чего ж так? - продолжал выпытывать мужчина.


- А мы теперь здесь работаем! - тут же выболтал пес.


- Да ну? - не поверил мужчина.


- Некромантами! - закончил Шайтан. Ардек с учителем переглянулись.


- А вы тогда кто? - удивленно спросил шаман. Мужчина хотел было что-то ответить, но внезапно прямо перед его носом возник маленький клочок бумаги, повисел несколько секунд, давая учителю время ознакомиться со своим содержанием, и так же неожиданно пропал.


- Что это было? - спросила Хора.


- Корпоративная почта, - задумчиво пробормотал "коллега". - Значит, с сегодняшнего дня практику ведешь ты?


- Ага.


- Будем знакомы, - не слишком радостно протянул руку мужчина. - Ратибор.


- Хора.


- Общую концепцию тебе Папа рассказал?


- Кто? - в один голос переспросили Шайтан с хозяйкой.


- Папаноклауд, - со вздохом объяснил Ратибор. - Я читаю лекции. Ты - ведешь за мной практику.


- А директор точно ничего не перепутал? - Ардек перевел взгляд с симпатичной хрупкой женщины, на гораздо более могучего с виду мужчину. Тот грозно зыркнул на ученика и тряхнул головой:


- Сделай так, чтобы количество учеников на моих лекциях с твоим приходом не уменьшилось, - добавил он для Хоры.


- А как же естественный отбор? - на полном серьезе уточнил Шайтан. Ратибор опустил на него такой выразительный взгляд, что пес уменьшился в размерах и испуганно попятился. Хора кивнула, всеми силами стараясь удержать на лице серьезное выражение. Учитель рывком развернулся, махнул Ардеку и скрылся за поворотом. Уже у самой лестницы его ушей достиг веселый и откровенно хамский смех коллеги. Ратибор поморщился, Ардек опустил голову, чтобы не выдать себя улыбкой, а Хора под недоумевающим взглядом Шайтана в буквальном смысле умирала от хохота.



Глава 9


Есть такие решения, после принятия которых тараканы в голове апплодируют стоя.

NN



- Хозяйка, шикарно выглядишь, - зевнул Шайтан, рассматривая мрачную Хору. На ней было длинное темное бордовое платье с капюшоном и стальным, жутко тяжелым корсетом на талии.


- Какой извращенец придумал такую модель преподавательской мантии? - рычала она.


- Да ладно тебе, - фыркнул в ответ пес. - В этой амуниции даже ты смотришься неплохо.


- Что значит "даже я"?! - опешила волшебница. Питомец беспокойно заерзал на подушке:


- Я только хотел сказать, что в купальнике ты еще больше пугала…


- Что значит "еще больше"?!! - совсем взбеленилась Хора.


- Под капюшоном глаз не видно! - выкрикнул Шайтан уже из-под кровати. Женщина зарычала. От немедленной смерти щенка спас осторожный стук в дверь. Раздраконенная, с перекошенным лицом, Хора рывком распахнула ее на себя и едва успела подхватить за плечи сползающего в обморок субтильного студентика. Удивленно глядя на бесчувственное тело в своих руках, волшебница чертыхнулась и пару раз звонко хлопнула парнишку по щекам.


- А-а-ах… - слабо застонал он, открыл глаза и с ужасом уставился на Хору.


- Ну что, - вздохнула женщина, - будешь вставать или тебе и так неплохо?


Вместо ответа мальчик страдальчески закусил губу и принял вертикальное положение:


- Простите, учитель, - вымолвил он. - Я очень впечатлительный.


- Надеюсь, он не будет у тебя учиться, а то ему хана, - из-за двери вынырнула любопытная морда Шайтана. Тихонько всхлипнув, студент свалился-таки на пол.


- Черт, - емко выразилась Хора, подхватила парня за шкирки и встряхнула. - Накой ты явился, жертва анорексии?


- Меня послали проводить вас в аудиторию, - пискнул ученик.


- Я и сама могу найти кладбище.


- Директор просил сперва познакомиться с классом. Вас ждут.


- А ты кто таков будешь?


- Я ассистент, - скромно потупился мальчик. Хора окинула его тяжелым взглядом, покачала головой и велела:


- Указывай дорогу!


Шайтан хмыкнул и пристроился в кильватере. На резонный вопрос: "Зачем ты мне на занятиях сдался?", собака состроила умильную рожицу, но в комнату не вернулась.


- Вам сюда, - указал студент на очередную дверь, поклонился, с опаской глянул на ухмыльнувшегося во всю челюсть Шайтана и быстро исчез в неизвестном направлении. Хора проводила его печальным взглядом и, резко наклонившись, схватила пса за ухо:


- Пасть откроешь, намертво заштопаю. Усёк?


- Д-да, хозяйка, - заскулил питомец беловолосой тиранши. Хора вздохнула поглубже, призвала на помощь хваленое колдовское самообладание, которого ей всегда не хватало, и вошла в класс. Двадцать человек синхронно уронили челюсти, рассматривая сравнительно молодую женщину с радостным оскалом на лице. И большими, сверкающими лиловыми глазами.


- Ну, привет, стайка юных дибилоидов!


Нахально обогнув хозяйку по дуге, в класс прошествовал крылатый пес.


- Заглохни, ирод блохастый, - зашипела Хора, хватая пса за неудачно подставленный хвост. - И вали отсюда!


С этими словами волшебница размахнулась и попросту вышвырнула собаку в коридор. Послышался невнятный тявк, хлопнула дверь. В попытках затормозить, Шайтан запустил когти в паркет, оставив на досках с десяток глубоких царапин. Класс молча прослушал скрипучую арию умирающего пола, красиво завершившуюся глухим ударом о стену, и с куда большим уважением повернулся к женщине.


- Начнем сначала, - Хора одернула платье. - Я буду преподавать вам практику некромантии. Вы ведь любите некромантию?


Особой любви в глазах подростков не наблюдалось, но с первых парт послышалось невнятное копошение. Хора восприняла это как положительный знак. Подойдя к столу, она увидела стопку именных карточек и воодушевилась еще больше.


- Давайте знакомиться. Можете обращаться ко мне просто Хора. А вы…


С горем пополам, коверкая и спотыкаясь на половине алфавита, волшебница по очереди подымала студентов, здоровалась и с улыбкой сажала обратно. От этих улыбок дети покрывались пятнами, а особо впечатлительные пытались затолкаться под стол. Где-то на середине списка студент не встал.


- Куда делся Ен?


Класс зашушукался.


- Дети! - с выражением нахмурилась Хора. - Где Ен?


Какая-то светлая девочка с крайнего ряда трясущейся рукой указала себе за спину. За последней партой, положив голову на руки, сладко спал рыжеволосый мальчишка.


- Дорогие студенты, - волшебница на цыпочках двинулась к жертве. - Вы можете как угодно хорошо проводить ночи, - она подхватила с ближайшего стола большую книгу страниц на пятьсот. - Вы можете спать на любых других уроках, - с соседнего стола был подобран талмуд практически тех же размеров. - Но пока в классе нахожусь я, - третья книга оказалась толщиной с добротный кирпич, - вы будете сидеть тихо как мышки, фиксировать каждое слово и… - размахнувшись, Хора со всей силы приложилась стопкой о парту провинившегося субъекта. Тот подорвался как ошпаренный, завертел головой, наткнулся на полный безграничной любви взгляд учительницы и упал обратно, - без вопросов выполнять любое указание, - с нежной улыбкой закончила она. - Встать!!


Дети подпрыгнули с мест и испуганно застыли у своих столов.


- На кладбище, шагом марш!


Шайтан удивленно проследил глазами за марширующими студентами, подивился их каменным, чуть отрешенным лицами и потрусил следом.


- Бедные дети… - с грустью пробормотал пес. Парами, как хорошо воспитанные детсадовцы, студенты прошли на кладбище, повернули к большому склепу с тяжелой деревянной дверью и в нерешительности столпились перед нею.


- Чего стоим? Что ждем? - догнала свою спецгруппу Хора.


- Обычно первым заходит учитель… - промямлила юная отличница с первой парты. Хора пожала плечами, и смело шагнула в темноту.


- Фу! Как здесь воняет! - скривился Шайтан. - Хозяйка, ты не против, если я тебя на улице подожду?


- Нет, блин! - язвительно фыркнула Хора. - Хочу, чтобы ты под ногами путался, пока они мертвых воскрешать будут!


Пес сглотнул и торопливо отбежал к установленной неподалеку лавочке.


- А вам? - женщина обернулась к нерешительным студентам. - Особое приглашение нужно?


Переглянувшись, дети друг за другом спустились на нижний уровень склепа. Хора обвела глазами большой зал метров сорока в площади и присвистнула - в стены, едва не впритык друг к другу, были вмурованы десятки гробов. На постаменте в центре возвышалось два больших, богато украшенных саркофага. По углам чадили факелы.


- Ну что же, - волшебница отошла к дальней стене. Там, упираясь ушами в потолок, стояла огромная статуя какого-то древнего то ли Бога, то ли все-таки демона. Странно было видеть последнего в склепе, но и представлять Богов с такими рожами не хотелось. За статуей виднелась маленькая неприметная дверца. Толкнув ее, Хора заглянула в небольшое подсобное помещение, заставленное ведрами, швабрами и всевозможными метелками.


- Простите? - подала голос та же девочка. - А что мы будем делать?


Хора чуть заметно поежилась - в склепе было холодно. Меховый плащик Ратибора пришелся бы весьма кстати…


- Некромантией заниматься, - бодро ответила она. - Кто из вас знает, как оживлять мертвых?


Дети осторожно, переглядываясь между собой, подняли руки.


- Что, все знают? - умилилась Хора. - Ну, тогда выбирайтесь себе по гробику и - вперед.


- А разве..? - начал какой-то чересчур смелый пацаненок.


- Что непонятного я сказала, радость моя? - оскалилась ему волшебница.


Мальчик помотал головой, понурился и отошел к стене. Хора потерла руки - кто сказал, что учителем быть сложно? Да они просто не знают, как правильно с детьми общаться!


Вскоре склеп накрыла волна нестройного пения, хлопков и странного незапланированного шипения.


- Ась? - отвлеклась женщина от рассматривания статуи. За ее спиной, съежившись от страха и укомплектовавшись на двух маленьких плитках, стоял весь класс. Бледный, трясущийся, нервно стучащий зубами. А в склепе изо всех гробов выползали мертвецы. Кое-где это были совсем "чистенькие" скелеты, на других висели клочки одежды и плоти, кто-то из покойных педагогов напоминал изрядно просушенную мумию. А попадались и такие, которых иначе как зомби и назвать-то было нельзя.


- Вы чего натворили? - воскликнула Хора. В красных глазах воскресших коллег не было желания поделиться опытом с молодым поколением, на что втихую надеялась сама учительница (в некромантии она вообще-то мало что смыслила). Нет! Они были готовы это самое поколение растерзать на мелкие вкусные кусочки. - Неуд всем! - рявкнула женщина. - Я вам сказала по одному воскресить! Вы зачем весь склеп растормошили?


Зомби со скелетами потоптались у могил, огляделись по сторонам и дружно оскалились в сторону столпившегося класса. Стриженая макушка Хоры стала дыбом:


- Давайте быстро усыпляйте их обратно!


- Но мы не знаем как! - с отчаянием выкрикнула отличница.


- Что значит "не знаете"? - обомлела колдунья. - Чему учил вас этот синеглазый дыбил?! Вы умеете создавать зомби, но не знаете, как их усыплять?!!


- Но воскрешать-то намного проще! - резонно возразил беловолосый мальчик. Хора подозрительно покосилась на его шевелюру, силясь вспомнить, какого цвета она была до входа в склеп.


А зомби меж тем приближались. Глядя в их искореженные временем и недобрыми эмоциями морды, волшебница поняла, что не помнит ни одного заклинания, способного уложить труп обратно в могилу. И даже конспект попросить не у кого - эти оболтусы, оказывается, такой темы еще не проходили. Недолго думая, женщина распахнула двери каморки и быстро затолкала туда класс. Места хватило всем, хотя закрывалась кладовая со скрипом.


- Дверь не открывать! - рыкнула Хора.


Студенты испуганно кивнули - дверь открывалась наружу, а со стороны кладовой не было не только замка, но даже ручки.


"Что же делать? - Хора оглядела штук тридцать беспокойный умертвий. - Легче всего, конечно, огнем их выжечь… Но не в закрытом же помещении!.. Еще можно в прах обратить… нет, это оставим на крайняк. После моих чар их обратно точно не соберут… Ладно, пойдем по старинке…"


- Время, остановись! - рявкнула она. Мертвые послушно замерли. А вместе с ними и дети в соседней комнате, и испуганно пищавшие в подполе мыши и даже огонь в навершиях факелов.


Поднатужившись, Хора сдвинула крышку тяжелого саркофага:


- Так я и думала, - радостно усмехнулась она. В могиле покоился полностью облаченный рыцарь - в доспехах, шлеме с забралом и здоровенным мечом, в который он судорожно вцепился обеими руками.


- Мужики… - проскрипела волшебница, пытаясь отодрать от рукояти закованные в металл пальцы покойного. - Даже после смерти в войнушки играют. Ну же, поделись ножиком…


Пальцы разжались.


- Спасибо! - искренно поблагодарила колдунья, встретившись глазами с алым огнем в прорезях шлема. - Нет, товарищ, - скривилась она, от души прикладываясь тяжелой крестовиной рыцарю по лбу. - Ты мне здесь не нужен.


Глаза погасли. Но в тот же момент за спиной послышалась знакомая возня - чары времени осыпались. Пыхтя и фыркая, Хора поставила крышку саркофага на место. И в этот момент ее плеча осторожно коснулись белые костяшки. Не глядя, волшебница махнула мечом - на пол, с характерным треском, осыпался скелет.


- Простите, коллега, - пробормотала Хора, рассматривая кучу костей. - Вас потом обязательно склеят.


Коллег это, видно, не сильно вдохновило. Потому что с минуту глядя на останки своего соседа по жилплощади, они оскалились и с удвоенным энтузиазмом потянулись к волшебнице.


- Шайтан!!! - во все горло заорала она.


- Чего тебе, хозяйка? - спустя еще три жертвы раритетного оружия, раздался заспанный голос пса откуда-то сверху.


- У меня тут незапланированное ЧП. Приведи кого-нибудь толкового!


- А разве ЧП бывают запланированные? - зевнула собака.


- Спускайся быстрее! - перебила Хора. - А то Лире отдам!


По лестнице застучали когти, и собачья морда протиснулась в дверь:


- Что тут такого срочно… - Шайтана перекосило на полуслове. Мгновение они с покойниками смотрели друг на друга, потом пес попятился и пулей вылетел на улицу.


Хора чертыхнулась:


- Выберусь, остригу нафиг! Помощник вшивый…


Но Хора плохо думала о своем питомце! Уже спустя десяток особо ретивых зомби в склеп ворвался взмыленный Ардек.


- Что случи…? - реакция шамана Хору уже не удивила.


- Ты зачем его сюда притащил?! - взвыла она Шайтану, так и не решившемуся спуститься в гробницу во второй раз. - На кой мне здесь заклинатель духов?! Да еще ученик?!!!


- Хозяйка, другого не нашел!


- Ищи богомола! - рявкнула волшебница. - Пока я весь учебный материал не искалечила!!


- Зачем ты их оживила?! - очнулся, наконец, Ардек.


- Это не я! Это мои студенты! На редкость талантливые дети, что б их…


- Воскрешали одного, а поднялся весь склеп?! - не поверил шаман, выхватывая из ножен пару длинных клинков. Хора пожала плечами, но отвечать не стала. Кажется, оживлять сразу двадцать трупов было не лучшей идеей…


Когда в подвал на полном ходу вбежал синеглазый некромант, Хора с Ардеком уже замечательно сработались. Стоя в самом центре склепа, спина к спине, они в четыре руки отбивались от наседавших монстров. Пол был устелен ровным слоем костей и гниющей плоти. Стены в ошметках, дорогущие саркофаги подпрыгивали на месте и извергали шепелявые проклятья…


- Я убью тебя! - прошипел педагог, подымая над головой длинный деревянный посох.


- Сначала их! - тут же ответила Хора.


- Пожалуйста, - добавил Ардек, засаживая оба клинка в горло ближайшему трупу.


Навершие посоха засветилось зеленым. Некромант сосредоточился, выкрикнул несколько слов, и на мгновение в склепе стало очень темно. Потом была яркая изумрудная вспышка. А когда глаза снова стали различать детали, Хора увидела валяющихся на полу покойников. На сей раз - полностью мертвых. А над ней, стиснув зубы, и от того - с еще более перекошенным лицом, застыл Ратибор. Хора оглядела территорию - уборкой здесь уже не обойдешься. И даже ремонтом. "Реконструкция" - вот подходящее слово.


- Ка-ак? - прошипел некромант.


- Понятия не имею! - честно хлопнула ресницами волшебница.


- Идем со мной!! - Ратибор схватил "коллегу" под локоть и поволок из склепа.


- Там это… дети в подсобке! - успела крикнуть она Ардеку. Тот понимающе хмыкнул, поскреб в затылке и брезгливо вытер мечи о лохмотья ближайшего трупа. Хуже все равно не будет.


Ратибор практически швырнул Хору к директорскому столу.


- Вот! - обличающе ткнул он в нее пальцем. - То, что она устроила в склепе - уму непостижимо!!


Папаноклауд Третий испуганно поджал ноги, рассматривая всклокоченную, заляпанную кровью волшебницу и пылающего праведным гневом некроманта.


- А что, собственно произошло? - миролюбиво поинтересовался он.


- Она всех подняла! Все сорок два трупа!!


- Разрешите поинтересоваться, зачем вы это сделали? - осторожно обратился директор к Хоре.


- Во-первых. Почему ваши покойники такие неспокойные?! - пошла в атаку колдунья. - Вы же сами говорили, что они - бывшие преподаватели, "даже после смерти не забывшие о своем долге перед родными стенами". Так отчего же в нужный момент эти должники вдруг попытались сократить ряды своих же коллег?!


- О, это недоразумение! - скрепя сердцем пробормотал директор. Перед его глазами стояло письмо спонсора - "не отпускай в любом случае!". - Был проведен специальный ритуал, который отделяет дух от тела. Таким образом, можно бесконечное число раз пробуждать покойного, и не тревожить его… как такового.


"Логично", - вынуждена была признать Хора.


- Но какого дьявола ты их всех оживила?! - взвыл некромант.


- Это не я! - отмахнулась волшебница. - Это твои гениальные студенты. Я просила поднять по одному, а не всех разом.


В кабинете повисло напряженное молчание.


- Ты заставила двадцать магов в унисон читать заклинание пробуждения? - хрипло переспросил синеглазый. - Ты вообще хоть что-то в некромантии соображаешь?! Да тебе просто повезло, что все кладбище не встало!!!


- Зато, - покрываясь пятнами, продолжал выгораживать новенькую директор, - теперь вы можете поставить зачет по воскрешению всей группе. Они отлично справились!


Теперь на него с недоверием смотрело две пары глаз. Хора понимала, насколько сильно накосячила. И даже смирилась с перспективой увольнения. А тут, глядишь, еще и премию выпишут…


- Вы вообще представляете, во что она превратила склеп?! - страшным голосом уточнил Ратибор.


- Я уверен, все не так плохо, - натянуто улыбнулся Папаноклауд. Синеглазый поднял на него тяжелый взгляд. Потом обернулся к Хоре:


- Сама будешь их собирать!


- Но я ничего не понимаю в анатомии! - тут же нашлась волшебница.


- Вот и будет возможность попрактиковаться!!


- Думаю, не стоит так переживать по этому поводу. У нас есть замечательные специалисты. Они все сделают, - поспешно вставил директор. Он с первой минуты понял, что на две недели Хору нужно определить в место, где она доставит минимум проблем. Правда, он надеялся, что таким местом побудет кладбище. Но раз склеп она уже почти развалила… значит, нужно срочно менять план. - У меня есть предложение. Поскольку именно вы обнаружили такой досадный пробел в образовании наших студентов…


- Какой пробел? - одновременно переспросили Ратибор с Хорой.


- То, что они не могут упокаивать мертвецов, разумеется, - с улыбкой объяснил директор.


- Но ведь на это нужно больше магии, чем они сейчас способны отдать! - воскликнул некромант.


- Правильно! - поддержал его директор. - Именно поэтому леди Хора прочитает им краткий теоретический курс. А позже, когда дети окрепнут и поднаберутся сил, вы, господин Ратибор, проведете с ними практические занятия.


- Не хочу! - помотал головой синеглазый. - Вести после нее практику - я что, сам себе враг?


- Господин Ратибор! - с выражением пропел директор, подбегая к своему единственному, выписанному из гильдии, некроманту. - Двойная премия…


- Годовая! - тут же нашелся мужчина. Директор подавился, откашлялся и со вздохом кивнул. Хора фыркнула, пытаясь оттереть вонючую кровь с лица, и двинулась к выходу.


- Вы же поможете коллеге с лекционным материалом? - услышала она за спиной преисполненный надежды голос Папаноклауда.


- Три премии! - рявкнул синеглазый и вылетел из кабинета прежде, чем директор успел возразить.


"Блин, Черноус! - про себя взвыл директор. - Что б тебе все пальчики в суставчиках повыкручивало! Такую пакость мне подсунул…"


А утром Хора нашла на своем пороге большой букет ярко-красных роз.



Глава 10


- Скажи мне, Eгорушка, только честно… что у тебя по русскому языку в школе было?

- По русскому у меня была очень странная учительница…

NN



- Хозяйка, я бы на твоем месте к нему не прикасался… - глубокомысленно изрек Шайтан.


- Чего это? - задумчиво уточнила Хора.


- Вдруг взорвется?


- Вряд ли меня здесь уже настолько не любят…


Шайтан перевел мрачный взгляд с роз на женщину и покачал головой:


- Тогда откуда букет?


- Ну… - Хора замялась, - может, это… знак внимания?


- Хозяйка, я, конечно, оптимист, но ты-то сама в это веришь? Разве что мазохист какой… особо изобретательный выискался… А чума на лепестках все равно правдоподобнее звучит.


- Ты еще о сибирской язве вспомни, - буркнула женщина. Но в чем-то пес был прав: розы оказались весьма неожиданным подарком.


Злополучный букет лежал на столе, за которым, друг против друга, сидели и мусолили его глазами хозяйка с питомцем. Касаться роз было страшновато. Хора к столу тащила его двумя пальчиками, через штору (перчаток было жаль, вдруг и правда зараза какая прилипнет). Кстати, штору на всякий случай сильно испачкали и вышвырнули в коридор. Хора искреннее надеялась, что ядовитые пары, могущие возникнуть в результате стирки, никого на тот свет не отправят.


- Давай его просто в окно выбросим? - предложил Шайтан.


Хора кивнула, кончиком незаменимой шторы подцепила подарок и метнула в открытое окно. Собака вздохнула с облегчением. Да и хозяйке тоже как-то сразу спокойнее стало.


- Ладно, пора собираться на занятие.


- Первая лекция?


- Угумс.


- Не научи детей дурного, - попросил Шайтан. Потом подумал и добавил, - хотя как ты вообще их можешь чему-то научить? Ты же в предмете дуб дубом!


- Есть у меня одна идейка, - хмыкнула Хора.


- Живы-то хоть все останутся?


- Надеюсь, - честно ответила педагог, натягивая платье. С трудом застегнув на поясе железный корсет, Хора критически оглядела себя в зеркале и опустила на глаза капюшон.


- Отлично, хозяйка, - саркастично заметил пес. - Теперь еще косу в руки, и на трактах разбойники сами будут деньги к твоим ногам складывать.


- Надо над этим подумать, - хмыкнула Хора. - Зимой в купальнике холодно. А смертью я еще не притворялась.


Стук в дверь прервал Шайтана на полуслове.


- Входи, ассистент! - крикнула волшебница.


- Я не ассистент! - встрепанный Ратибор со злыми глазами мрачно прошествовал в комнату. - Это твое?!


В руках некромант сжимал проклятущий букет. Хора попятилась:


- Нет…


- А вылетел он из твоего окна! - мужчина засунул пальцы в волосы и вытащил оттуда бордовый лепесток. Шайтан осторожно пополз под кровать. Волшебница сглотнула:


- Как ты себя чувствуешь?


- Хреново! - мрачно ответил Ратибор.


"За сокращение штата меня точно уволят!" - пронеслась в голове истеричная мысль:


- Может, приляжешь?


Брови мужчины взметнулись к волосам.


- Нет? - догадалась Хора по его вытянувшейся физиономии. - Ну, ладно… Только если вдруг плохо станет, ты… - волшебница задумалась, потом бросилась к висящему на спинке стула плащу и достала из его складок маленькую темную бутылочку. - Выпей это.


- И что будет? - подозрительно уточнил некромант.


- Счастье тебе будет! - уверенно ответила Хора. - А букетик вон, на стол положи. Только осторожно! Что бы ни один лепесток по дороге не потерялся. Он мне, блин, очень дорог.


- Что ж ты им в окно бросаешься, если он тебе так дорог?


- А это не я, - сделала честные глаза Хора. - Это… Шайтан балуется. Да, кстати, я на лекцию опаздываю. Так что, давай, клади цветочки и - на выход. Рада была повидаться.


Ратибор с подозрением покосился на коллегу, но ничего не сказал. Букет вернулся на прежнее место на столе.


- Что ты с ним теперь делать будешь? - угрюмо поинтересовался из-под кровати пес.


- Сожгу нафиг, - сдвинула брови на переносице Хора. - Но не сейчас. А то и правда, опоздаю. К столу не приближайся!


- Я, пожалуй, отсюда вообще пока вылезать не буду, - пробурчал пес, толкаясь задом в самый дальний угол и на всякий случай пряча нос между лапами.


Изобразив на лице приветливую улыбку, Хора вошла в класс. Вчерашние практикующие некроманты попригибали головы.


- Ну что, карапузики мои недоученные, - начала педагог. - Вопрос первый: кто скажет, в чем вчера заключалась основная ошибка?


Дети подняли глаза. "В вас!" - красноречиво читалось в них.


- Нет, мои юные любители мертвечины, - Хора подошла к столу. - Самая главная ошибка была в том, что никогда нельзя будить мертвых, если не знаете, как усыпить их обратно.


- Но вы же сказали…


- Мало ли что я могла сказать? - хлопнула ресницами учитель. - Я же не знала, что ваш Ратибор, прости Господи, не научил вас самому элементарному. Потому сегодня мы восполним сей пробел в вашем образовании.


Студенты переглянулись:


- Вы научите нас упокаивать усопших?


- Ну, упокаивать - это не совсем то слово. Скорее, я научу им противостоять. Итак, вопрос второй. Кто скажет, какой самый легкий способ избавиться от ожившего трупа?


- Заклинание Брауменга? - осторожно предположила отличница. Хора окинула класс взглядом:


- Кто знает заклинание Брауменга?


Ответом была выразительная тишина.


- Тогда как это может быть самым легким способом, если его никто не знает? - подытожила учительница. - Думайте еще.


- Можно просто на части порубить, - предположил вчерашний засоня.


- Ен? - вспомнила Хора. - А ты, Ен, оказывается, толковый парень, когда не спишь. И ты прав - порубить мечом труп, конечно, намного проще, чем заклинание Брауменга выучить. Но если вдруг так случится, что труп начнет сопротивляться? Или просто меча под рукой не окажется. Что тогда?


- Убежать? - осмелел еще один ученик.


- Браво! - воскликнула учительница. - Запомните, дети, только полный идиот отдаст свою жизнь, если можно сделать ноги, а потом вернуться с подмогой. Или мечом. Какие еще будут варианты?


В классе повисла тишина, которую нарушил осторожный девичий писк:


- Стихийной магией?


- Гениально! - взмахнула руками Хора. - Наконец я услышала тот ответ, на который рассчитывала в самом начале. Признаться, не ожидала, что ученики Высшей школы магических искусств об обычной магии вспомнят в последнюю очередь. Впрочем, хорошо, что вообще вспомнили. Итак, что лучше всего уничтожает зомби, скелеты и остальную мерзость? Огонь! Но не простой, ибо кости горят при температуре выше тысячи градусов. В ином случае у вас на руках появится либо сильно обуглившийся скелет, либо очень злой воскресший шашлык. Потому сегодня мы с вами научимся вызывать специальный тип огня.


Класс воодушевился. Они еще никогда не занимались практикой на лекциях. Хора велела отодвинуть парты вглубь кабинета, освободив место перед доской.


- Только одно замечание. Как и всякий огонь, этот может обжечь своего создателя. Если использовать его, к примеру, в закрытых помещениях. Или возле легко воспламеняющихся предметов. Или если не рассчитать силу удара…


Волшебница отошла к окну, стала лицом к входной двери, пробормотала несколько слов, и из ее ладони вырвался небольшой, до метра, столб синего пламени. Он чуть колыхнулся из стороны в сторону, потом распался на "ветки" и взметнулся к потолку красивым раскидистым кустом.


- Вот приблизительно так должен выглядеть результат, - усмехнулась Хора, глядя на восхищенно вытянутые лица своих подопечных. Взмахнув рукой, она убрала огонь и обернулась к детям:


- Кто хочет попробовать?..


Ратибор все утро места себе не находил. После вчерашней проделки беловолосой гарпии отдавать ей на растерзание детей было, по меньшей мере, неразумно. Но, видимо, Папа считал иначе, раз позволил ей вести лекции.


Некромант подошел к зеркалу, провел рукой по длинным волосам, забрасывая их за спину, и с силой ударил кулаком по стене:


- Ну не сожрет же она их, в конце-то концов?


Это не помогло. Ощущение тревоги никуда не делось. Промучившись еще с минуту, Ратибор чертыхнулся и быстрым шагом покинул учительскую. На второй этаж, где сегодня вела занятие Хора, некромант взлетел быстрее ветра и с мрачным лицом застыл в начале коридора, все еще не до конца уверенный в собственной правоте. Потом вздохнул, доверившись интуиции, и решительно ступил на "тропу войны".


Вот на этой тропе и нашли бы его обгоревший труп, если бы чародей не успел вовремя затормозить. Дверь вылетела вместе с петлями, ударилась о стену, треснула по вертикали и рухнула на пол обгоревшими досками. Еще несколько секунд их облизывало ярко-желтое пламя, пока, наконец, не втянулось обратно в класс. Некромант, глаза которого сейчас могли тягаться по размеру с "фарами" мохнатого сыча, судорожно выдохнул и прильнул к стене.


Хора вцепилась в плечо обалдевшего от собственных способностей ученика и боялась его отпустить. Дверь до сих пор дымилась. А вместе с нею и часть стены, и черный обожженный под… и даже на мрачной физиономии Ратибора, осторожно показавшейся из-за косяка, тоже были пятна копоти.


- Ты что, под дверью караулил?! - ахнула Хора.


- Слава Богам, нет! - мотнул головой некромант. - Что здесь произошло?


Женщина огляделась: студенты лежали под партами, прикрывая головы руками. Несчастный практикант тупо улыбался, рассматривая собственноручно устроенный погром, и когда он улыбаться прекратит, пока оставалось загадкой. Да и сама волшебница чувствовала себя так, будто только что двадцать километров проскакала… с Архонтом на плечах.


- Я прошу расчёт, - выдохнула она, с трудом разжимая судорожно сжатые пальцы.


- Это хорошо, - спокойно кивнул некромант. Хора грешным делом подумала, что он бросится на нее с кулаками, ан-нет. Только покосился как-то странно своими ясными голубыми глазами… - Провести к директору?


"Лучше - "донести", - хмыкнула Хора, зигзагами продвигаясь к дверному проему на трясущихся ногах. Ратибор, все еще чуток пришибленный на вид, подхватил ее за талию, магичка устало на него оперлась и они вместе, как два переживших атомный взрыв таракана, поковыляли из класса. Где-то в кабинете плавно опустился на пол чересчур могучий ученик.


Директор встретил парочку не самым радостным взглядом:


- Что-то случилось? - до последнего надеясь на лучшее, уточнил он. Хотя и так было очевидно, что случилось. И не "что-то", а конкретно что-то очень нехорошее.


- Я больше не хочу быть учителем, - Хора с трудом опустилась в кресло. - Отпустите меня на тракты. Там безопаснее.


- Леди, - испугался Папаноклауд. - Не нужно принимать решения поспешно! Все просто не может быть так плохо.


- Поверьте, - Ратибор устало опустился в соседнее кресло. - Все еще хуже.


- Если я не уйду сейчас, боюсь я не смогу уйти никогда, - обреченно выдала Хора.


- П-почему? - еще сильнее испугался директор. Только теперь уже от перспективы оставить беловолосую надолго.


- Не выживу, - честно ответила волшебница.


Все трое скорбно помолчали. Потом директор прошел к своему столу, достал из запасов высокий графин с прозрачной жидкостью, набулькал из него в почти полулитровый стакан и махом выпил.


- Два золотых в день! - грохнул он стаканом по столу.


Ратибор с Хорой подняли на него круглые глаза. В них явно читалось: "Да ты гонишь, дядя!" Директор плеснул еще немного, крякнул и продолжил:


- Три премии!


- Мне? - удивилась Хора.


- Ему! - ткнул в Ратибора Папаноклауд.


- За что?! - поразилась такой щедрости чародейка.


- Вы теперь в паре будете работать.


- Ага, сейчас! - съязвила беловолосая. - Уже разбежалась!


У Ратибора от полноты ощущений попросту речь отнялась. А когда он, наконец, смог говорить, Хоры в кабинете уже не было. Папаноклауд сидел за столом, спрятав лицо в ладонях:


- Нет, - всхлипнул он, - я, конечно, понимаю, что вопрос всегда в цене… но она стоит дороже, чем весь наш преподавательский состав вместе взятый.


- Так какого черта ты ее держишь?!


- Лира, - коротко ответил директор. Ратибор звонко сомкнул челюсти. Ну, раз Лира… тогда все понятно.


- И что, - уже гораздо спокойнее поинтересовался он, - осада продлится две недели?


- Я тебя умоляю! - поднял на некроманта полные пьяных слез глаза директор, - займи ее чем-то. Чем-то безопасным. Я все еще надеюсь обойтись малой кровью.


- А я надеюсь, что это будет хотя бы не кровь моих учеников, - почти беззлобно парировал Ратибор.


- Думаешь, я за них не беспокоюсь? - вздохнул директор. - Я думал ее в травницы записать… ну, чтобы в случае чего, медпункт был неподалеку. Так она в травах не разбирается - еще дрянью какой детей накормит.


- И ты решил засунуть ее ко мне? Что бы, в "случае чего", неподалеку сразу было кладбище?


Папаноклауд истерично хохотнул:


- Посади ее за тетради. Пускай проверяет.


- Боюсь, тогда пожара нам не миновать, - хмыкнул некромант. - Бумага легко воспламеняется. Ладно, - он поднялся на ноги, - что-нибудь придумаю.


- Да уж, будь любезен, - с долей сарказма хмыкнул директор. - Это ведь ваша Видящая нам такую свинью подсунула.


- До сих пор Лира не ошибалась…


- Дай-то Боги, - Папаноклауд вылил остатки жидкость в стакан. - Не хотелось бы страдать запросто так…


До самой ночи жизнь шла своим обычным, размеренным чередом. Некромант расслабился, а глянув на стопку непроверенных студентских работ, еще и вдохновился. Количество свитков превышало самые смелые ожидания - из такой кипы Хора выберется аккурат к своему отъезду.


И все же оставались вопросы, которые не давали некроманту спокойно уснуть. Чем Хора так приглянулась Лире? Видящая и правда раньше ошибок не допускала, но она еще совсем ребенок… Ее мотивы могут быть необоснованы. Гильдия треснет от смеха, если спустя две недели и полтора мешка плаченных золотых, окажется, что Лира захотела поиграть… или преисполнилась чувства жалости к седовласой колдунье…


Да и Хора эта… Кто она такая? Откуда взялась? И отчего, глядя на нее, сердце сжимается? Будто на саму Погибель смотришь…


Ратибор упал на кровать, забросил руку за голову и уставился в потолок. Что-то было в Хоре такое, что не давало просто выбросить ее из головы. Вот только что..?


- Дьявол бы побрал эту женщину! - рыкнул спустя четверть часа так и не сумевший заснуть Ратибор. - Все нервы измотала.


Резко перевернувшись на бок, некромант почувствовал, как что-то маленькое, но от того не менее острое, впилось в бедро.


- Какого… - засунув руку в карман, он поднял к глазам маленькую темную бутылочку. - Что она там говорила? - сам у себя уточнил Ратибор. - "Счастье будет"?


Пить подозрительного вида зелье, подаренное странной колдуньей, было изначально глупой идеей. Но именно в тот момент счастья так не хватало…


Среди ночи Хору разбудил громоподобный стук в дверь.


- Кого там черти принесли? - с трудом разлепила глаза волшебница. Шайтан сонно причмокнул из-под бока хозяйки, но даже головы не поднял. Стук повторился.


- Да иду я, - зевнула волшебница, обматываясь одеялом. - Что случилось?


По ходу, Ратибор упирался в дверь руками… и всем остальным телом тоже. Потому что, стоило Хоре провернуть ключ в замке, как встрепанный некромант буквально свалился ей на голову.


- Ты чем меня напоила?! - странно дергаясь, зашипел Ратибор. Хора пискнула что-то протестующее и с размаху села на пол.


- Ау…!!! - взвыла она над своим побитым задом. - Ох! - кротко добавила, поймав на голову двухметрового, не стоящего на ногах, некроманта. Вцепившись одной рукой в ускользающее одеяло, Хора обхватила второй Ратибора за шею и попыталась заглянуть в глаза. - Ты что пил?


- Это ты мне скажи! - грозно повторил мужчина, едва не прикусив при этом язык. Колбасило его серьезно: огромные зрачки, блестящие глаза, мокрые, прилипшие ко лбу и щекам, волосы…


- Ты пил из склянки! - догадалась Хора. Потом вспомнила почивший в огне букет и испуганно добавило: - Тебе было плохо?


- По сравнению с тем, что я чувствую сейчас, мне было хорошо! - рыкнул Ратибор. Челюсть его слушалась плохо, зубы мелко дрожали и стучали друг о друга.


- Блин! - выругалась магичка.


- Что ты мне дала?


- Специальную смесь! - Хора дернулась в попытке выкарабкаться из-под чародея, и одеяло сползло еще ниже. - В народе "анти-сон" зовется. Какао-бобы в основном…


- Что ж мне так хреново от твоих бобов?!


- Там не только они… Шайтан! Помоги его на кровать перетащить!


- Сама, хозяйка, - фыркнула собака. - Это жертва твоего произвола.


- Да я его сама и подвинуть не могу, тяжелый, зар-раза!


И тут, как по заказу, послышался звук поворачивающейся дверной ручки, и сонная голова штатной уборщицы просунулась в комнату:


- Прошу прощения, вам помо..? - она так и застыла, с вытянутыми бубликом губами и такими же круглыми, полными обалдения, глазками. Хора смерила взглядом свою голую ногу, торчащую из подмышки некроманта, на его голову, лежащую у себя на плече и поняла, что репутации конец. Причем, полный. А значит, терять уже нечего:


- Любезная, - позвала она. - Вы не видите: человеку плохо?! Не стойте столбом, помогите дотащить его до кровати!


Женщина вздрогнула, сбрасывая оцепенение, и подбежала к беловолосой:


- Что с господином Ратибором?


- Вот это я и пытаюсь выяснить…


- Может, стоит позвать директора?


- Нет уж! - не хватало еще всю школу сюда на консилиум пригласить. - Сама справлюсь.


- Тогда… я пойду? - осторожно спросила уборщица, когда Шайтан был безжалостно вытолкнут с постели, а Ратибор уложен на его место.


- Конечно, - пожала голыми плечами чародейка и, словно нехотя, бросила вдогонку: - Надеюсь, о том, что сегодняшняя ночь должна остаться секретом, напоминать не нужно?


Женщина хотела было что-то ответить, но в этот момент Хора соизволила повернуть голову. Заглянув в светящиеся лиловые глаза, уборщица икнула и кивнула несколько раз с таким рвением, будто пыталась лбом забить гвоздь в дверную раму. Так она и выбежала из комнаты - спиной вперед, не решаясь отвернуться от страшной беловолосой колдуньи.


Хора склонилась над Ратибором.


- Выбирай, как тебя лечить: быстро, но болезненно, или медленно, но…


Некромант блеснул воспаленными глазами, чуть приподнялся на локте и неожиданно схватил Хору за стянутое на груди одеяло:


- Выбирай: живешь долго и счастливо, или умираешь со мной в один день?!


- Не нужно угрожать врачу, - Хора с трудом разжала пальцы "пациента". - Ничего с тобой не случится. Какао-бобы еще никого не убивали. Тебе просто нужно поспать.


- Как раз это я и пытался сделать перед тем как их выпить!


- Инструкцию к лекарствам слушать надо! - прошипела Хора, укладывая на лоб Ратибору мокрое полотенце. - На вот!


- Что это? - подозрительно принюхался некромант к протянутому стакана.


- Вода обыкновенная, - волшебница почти силой влила жидкость Ратибору в горло. - А теперь ляг и расслабься.


Некромант нервно дернулся:


- Зачем это я должен расслабится?


- А как, по-твоему, засыпают? - рыкнула в ответ Хора и взмахнула руками. Комната перед глазами мужчины поплыла и он, как в бездонный колодец, рухнул в спасительное небытие.



Глава 11


x: факт! он от тебя без ума! x: он в принципе без него и я тут не при чем!

BASH



- Я, конечно, надеялся, что вы подружитесь, но ведь не настолько же…


Хора подняла всклокоченную голову и из-под тяжелых век уставилась на Папаноклауда. Тот стоял в ногах кровати и с уморительной серьезностью буравил Ратибора взглядом. Волшебница зевнула:


- Чего вам надобно, старче?


- Некроманта своего штатного ищу. Он хотя бы живой?


Вместо ответа вчерашний пациент перевернулся на правый бок и уткнулся лицом в подушку. Хора ухмыльнулась:


- Забирайте. Мне не жалко.


- А что он, собственно, здесь делает?


- Спит, как видите, - волшебница махнула рукой, указывая на посапывающего коллегу. - Единственную кровать отобрал, гадёныш болезный.


Директор поскреб в макушке и деликатно кашлянул.


- Его сейчас не так будить надо, - усмехнулась колдунья, склоняясь над некромантом: - Вставай, Ратибор! Наши в городе!!!


Мужчина подпрыгнул как ошпаренный:


- Уже в городе?! - осоловело переспросил он, переводя мутный взгляд с Хоры на директора. Потом подумал и уточнил. - Какие "наши"?..


- Подымайся, спящая красавица, - волшебница чуть прогнулась в пояснице: ночевать на табуретках ей никогда не нравилось. Ратибор кивнул, сжимая пальцами виски, оглядел женщину с головы до пят и не придумал ничего лучше, чем спросить:


- А когда ты успела одеться?


Папаноклауд покраснел. Хора отчего-то тоже.


- Ну, я, пожалуй, не буду вам мешать, - смущенно пробормотал директор. - Только вы это… двери в следующий раз закрывайте… а то мало ли, ученик какой заглянет.


И уже на пороге, бросив осторожный взгляд на бордовые щеки Хоры, добавил:


- Жду вас у себя в кабинете как можно скорее. Обоих.


Ратибор поморщился и прикрыл глаза.


- Ты вообще понима… - начала было волшебница, но ее перебили:


- От головы что-нибудь есть?


- Топор, - буркнула женщина. Потом вздохнула, села на краешек кровати и протянула к некроманту руки. Он отклонился:


- Ты чего удумала?


- Не бойся, - усмехнулась колдунья. - Хуже не будет. Только глаза закрой.


Ратибор подозрительно нахмурился, но позволил пальцам коллеги коснуться его висков. Хора убедилась, что некромант не подсматривает, пробормотала несколько слов, и на мгновение ее ладони засветились нежно-лиловым светом. Он плавно, легко мерцая и переливаясь, перетек с рук колдуньи на волосы Ратибора, замер ярким покровом, а затем впитался в кожу.


- Ну как? - Хора потерла чуть саднящие ладони друг о друга.


- Неплохо… - прислушался к себе Ратибор. - А говорила, не разбираешься в медицине.


- Считай, что тебе везло. Вчерашнее зелье тоже моим было. Оно тебе понравилось?


- До смерти, - пробурчал некромант.


- Шайтан, - волшебница заглянула под кровать. - Блин, псина, ты всю пыль на шерсти собрал! Полезешь на кровать - убью! Понял?


Собака положила крупную морду между передними лапами и скорбно вздохнула.


- Жди здесь! - дала последнее указание Хора. Потом подняла глаза на Ратибора и поразилась, с каким пристальным вниманием он наблюдает за ее действиями. - Ты идешь? - раздраженно нахмурилась она. Некромант задумчиво кивнул и спустил ноги с кровати.


В кабинете директора Хора заняла единственное кресло. Ратибор с Ардеком стояли рядышком чуть позади.


- А этого зачем позвали? - указала на шамана волшебница. - Вырвали с уроков…


- Да нет, - отмахнулся Папаноклауд, не отрывая глаз от очередного зашифрованного письма. К нему все письма приходили кодированные, причем совершенно разными шифрами. Директор уже умаялся зубрить новые таблицы знаков с добавлением к "списку спонсоров" новой гильдии. Вот уж точно - знания, приносящие деньги… - У него сейчас окно.


- Ага, - склонился над Хорой Ардек. - Учитель заболел.


- Кто заболел? - не понял директор.


- Читайте дальше, - шикнул "говорящий с духами", ласково улыбаясь колдунье. Та вжалась в кресло и пригнула голову, когда шаман, опустив одну руку на кожаную спинку, почти уткнулся носом в белые волосы.


"Странный он какой-то сегодня", - поежилась Хора.


"Недогадливая, как всегда", - усмехнулся про себя Ардек.


И только Ратибор делал вид, что оглох, ослеп и вообще - в комнате не присутствует.


- Итак, - наконец, оторвался от письма директор. - Зачем я вас, собственно, собрал… Тут мне сообщение от Черноуса пришло. Поезжайте-ка вы в Гильдию… первым рейсом.


- Что-то серьезное? - выпрямился Ардек. На его холеном лице проскользнуло беспокойство. Папаноклауд вздохнул:


- Иначе я бы вас не отсылал…


- Ну, их-то понятно, - разве руками Хора. - А я при чем?


- Черноус отдельно упомянул и вас также, леди.


- Они что, уже замок продали?


- Не знаю, - честно пожал плечами директор. - Но, если я правильно понял: либо вы возвращаетесь в гильдию сейчас, либо можете уже не возвращаться вообще.


- Хм…- взъерошила волшебница стриженую макушку, - хорошенькие заявочки. Ладно! Я согласна…


Мужчины переглянулись, кивнули директору и почти выбежали из кабинета. Хора наоборот, плавно подошла к столу:


- Раз все так складывается, не вижу смысла оттягивать неизбежное. Вы должны мне три золотых.


- Двадцать восемь, - поправил Папаноклауд. - И только по завершению двухнедельного срока.


- Но вы же сами меня выпроваживаете!


- Ничего страшного, - вскинул брови мужчина. - Вернетесь и доработаете. Двенадцать дней осталось.


- Черт! - емко выразилась Хора, но возразить было нечего - четырнадцать дней она и правда не отработала. Папаноклауд с тоской посмотрел ей в след и обмяк на стуле:


- Черноус, скотина! - шепотом взвыл он. - Попробуешь распустить гильдию до того, как вернешь долги, из-под земли достану!


Волшебница вошла в комнату и, конечно, обнаружила Шайтана на кровати.


- Подымай зад, блохастый, - почти не злясь, Хора метнула в собаку тапком. - Мы уезжаем.


- Тебя, наконец, уволили? - особо не напрягаясь, пес перехватил обувку на подлете, вяло пожевал и выплюнул на пол. Хора через голову стянула школьную мантию и раскрыла одну из седельных сумок:


- Не дождешься!


- Понятно… - зевнул Шайтан. - Сама ушла. Знакомо… знакомо… Купальник ищешь?


Волшебница вспомнила помятое со сна лицо Ратибора и его "невинный" вопрос об одежде:


- Нет, пожалуй. Холодно уже.


- Да? За два дня зима пришла, а я не заметил?


Хора решительно натянула брюки, рубашку с откладным воротом и высокие сапоги на шнуровке.


- Боги всевидящие! - выпучил глаза пес. - У тебя есть человеческая одежда?!


- И совсем нет человеческого терпения! - рыкнула в ответ колдунья, набрасывая плащ. - Иди сюда.


- Опять эксплуатация братьев меньших, - пробурчала собака, вразвалочку приближаясь к хозяйке. Та бросила ему на плечи четыре седельных сумки, пес вздохнул и сильно уменьшился в размерах. Поклажа, соответственно, тоже усохла.


- Может, хватит столько барахла с собой таскать? - в который раз предложил пес, снова вырастая. Крошечные сумки скрылись под шерстью. Хора усмехнулась:


- Хоть какая-то от тебя польза. Не получилось ездового животного, будешь вьючным.


Шайтан окинул любимую хозяйку мрачным взглядом и потопал к выходу:


- Зла на тебя не хватает, - ворчливо буркнул он. Волшебница в последний раз обежала глазами комнату, оценила количество грязи на простыне и покачала головой:


- Вот свинтус…


У ворот школы Хору поджидали неприятности в лице двух уставших от ожидания мужчин.


- Наконец-то! - рыкнул Ратибор, подбирая поводья своего вороного жеребца.


- И правда, женщина, - поддакнул Ардек, разворачивая Буцефала. - Сказано же: дело срочное.


Архонт застриг ушами, понимая, что эти двое предлагают хозяйке втиснуться аккурат между ними. Впервые в жизни жеребец осознал, что значит быть между молотом и наковальней: черные глаза длинногривого андаллузца под некромантом злобно косили на раздувающего ноздри скакуна Ардека. Хора, к слову сказать, опасения своего коня поняла отлично. И поддержала обеими руками: казалось, между вороными вот-вот промелькнет молния.


- А чего вы меня дожидаетесь? - осторожно полюбопытствовала волшебница. - Я думала, вы уже на полдороге к Гильдии…


- Если Глава говорит ехать всем, значит так и надо поступать, - объяснил Ардек.


- Что - опять Лира? - догадалась колдунья.


- Не исключено, - шаман дождался, пока Архонта, наконец, выпихнут на дорогу, и железной рукой заставил Буцефала идти с ним нога в ногу. Тот грыз удила, возмущенно хрипел и фыркал, но сделать ничего не мог - "дитя степи" самоуправства не прощало.


- Ну что, - подмигнул Ардек, - поболтаем?


- У тебя что-то с глазом, - нахмурилась волшебница и на всякий случай отвела жеребца на полшага в сторону. Шаман хмыкнул и послал коня следом:


- Понравилось преподавать?


- Ну… - Хора покосилась на странные манипуляции "товарища" и пожала плечами. - Ничего так… можно на старости лет продолжить…


Впереди раздался приступ истеричного кашля и судорожный всхлип Ратибора:


- Не дай Бог дожить!


- Шайтан, цапни за ляжку его коняшку, - почти в рифму попросила Хора. Собака оценила размер ляжки, потенциальную силу удара и предпочла притвориться глухой. Ардек усмехнулся:


- А я вот считаю тебя отличным педагогом!


- Спасибо! - усмехнулась колдунья. - Хоть кто-то оценил мои способности к некромантии.


- Вообще-то я имел в виду Искусство выживания в экстремальных условиях… - пробормотал шаман. - А ты еще и некромантию преподавала?


Лицо Ратибора украсила ехидная ухмылка:


- Ага! В тот же день, на том же уроке, тем же студентам. Теперь ты понимаешь, за что я так благодарен Черноусу?


- Мне бы тоже было любопытно узнать! - сощурилась Хора.


- За то, что он избавил школу от твоего присутствия раньше, чем появились первые жертвы.


Ардек помолчал, красочно вспоминая сражение в склепе, и решительно тряхнул черной гривой:


- Но ведь все хорошо закончилось!


- Благодаря мне! - припечатал Ратибор. - И тем четырем ассистентам, которые после вас трупы собирали!


Ардек нахмурился, но достойного оправдания так и не придумал. Какое-то время троица ехала молча. Шаман бросал на Хору задумчивые взгляды, та терялась в догадках от его благосклонности, пока все точки над "I" не расставил следующий вопрос Ардека:


- А что ты думаешь о… букете?


- У учителя своего спроси, - кивнула на Ратибора Хора. - Он от него больше всех пострадал. Кстати, ты-то о букете как узнал?


- Дык, это ведь я его тебе подарил…


- Ты?! - выразительно прошипела колдунья после минутного осмысления ситуации. Буцефал попятился. Ардек уперся ногами в стремена:


- У тебя аллергия на розы? - осторожно спросил он.


- Да я чуть его не угробила из-за этих самых роз! - взвыла волшебница, тыкая пальцем в Ратибора. У некроманта медленно сползла улыбка с лица:


- Не понял…


- Я думала, это подарок от "благодарных" учеников! А, оказалось, это наш шаман, что б его, почудачить решил. Признавайся, чем розы посыпал?!


- Ничем! - для наглядности Ардек даже головой помотал.


- Но ведь ему-то из-за них поплохело! - обличающе взмахнула руками Хора. Ратибор начал о чем-то догадываться, но пока не вмешивался.


- Честное слово! Букет был абсолютно чист.


- Зачем же ты мне его тогда на порог положил?!


- Сюрприз сделать хотел… - покаялся Ардек.


- Сделал, - убежденно кивнул некромант. - Особенно глубоко неожиданность подарка прочувствовал я. Когда она меня какао-бобами напоила. Чтобы яд во сне не убил, верно?


- Конечно! - воскликнула Хора. - Откуда я могла знать, что это его работа?! Но… - она покосилась на Ратибора, - а какого черта ты зелье выпил, если букет тебе не навредил?


Синеглазый злобно фыркнул, пришпорил коня и резвым галопом вырвался вперед.


- Я так понимаю, к особенной женщине нужен особенный подход? - мурлыкнул Ардек. Хора окинула его мрачным взглядом:


- Подрасти сначала!


- За этим дело не станет, - усмехнулся шаман. - Мне не двадцать четыре. Мне двадцать семь. Это ведь все меняет, не так ли?


- Конечно, - кивнула Хора, - это означает, что ты не только самый старый ученик в школе, но еще и лжец каких мало.


- Вы очень строги ко мне, леди…


- Да что с тобой вообще такое?! - взорвалась колдунья. Шаман загадочно улыбнулся. Хора попятилась в седле: - Не подходи ко мне, я тебя боюсь!


Вместо ответа, Ардек тронул каблуками Буцефала и тот изогнулся дугой, чтобы приблизить всадника почти вплотную к боку Архонта.


- Учти, - зашипела Хора, пытаясь справиться с недовольно хрипящим жеребцом, - не прекратишь свои игры, буду на тебе в некромантии тренироваться. Сначала упокою, потом воскрешу. В худшем случае меня уволят. В лучшем - ты все-таки от меня отстанешь.


- Хм, - наклонился к ней шаман. - А если воскресить не получится?


- Вот это как раз и будет лучший случай! - зловеще прорычала колдунья, посылая коня следом за ускакавшим Ратибором. Ардек пробормотал что-то неразборчивое, поправил воротник камзола и легко подстегнул хлыстиком Буцефала. Седая колдунья, так приглянувшаяся Лире, интересовала его все больше и больше.


До гильдии Когтя Дракона доехали цепочкой. Первым, вообще стараясь не оглядываться, подгонял коня Ратибор. За ним, все ниже и ниже опуская голову под развеселые шуточки Шайтана, ехала Хора. И уже в самом хвосте, самодовольно улыбаясь, вразвалочку шагал Ардек. Правда, разглядев на горизонте низкую сгорбленную фигуру, улыбка быстро сползла с его холеного лица и путешественники скучковались:


- Прямо на пороге встречает, - мрачно заметила колдунья. Мужчины переглянулись и прибавили ходу. Копыта бодро застучали по каменной кладке. Волшебница хлопнула Архонта по плечу и пристроилась в кильватере. Что-то ей подсказывало, что и в этот раз она денег от Черноуса не получит.


- Мастер? - первым достиг ворот Гильдии Ратибор. Катанин поднял на некроманта такие печальные глаза, что тот чуть с коня не свалился. - Что случилось?


- Идите за мной, - махнул рукой Глава и, не дожидаясь, пока Хора уточнит о своей скромной персоне, добавил, - все.


Внешне за несколько дней Гильдия не изменилась ни на йоту - все тот же островок Катанского королевства в переплетении центрально-континентальных миров. Вот только людей в здании не оказалось. Ни одного. Даже давешняя официантка - и та куда-то пропала.


Ни слова не говоря, Черноус провел троицу в свой кабинет, закрыл за ними дверь, сел за стол и минут пять скорбно рассматривал собственные ладони.


- Мастер, - не выдержал, наконец, Ардек, - что происходит?


- На гильдию было совершено нападение, - загробным тоном объявил Черноус. В кабинете повисло тягостное молчание. То, что гильдии между собой враждуют - ни для кого секретом не было. Каждая сражается за своего клиента, норовя при случае напакостить "коллеге". Конкуренция - жестокая вещь, а когда на кону стоят такие деньги - еще и небезопасная. Но одно дело подраться в таверне, сойтись "стенка на стенку" где-нибудь в чистом поле или пустить подлый слух о некомпетентности "товарищей по магическому искусству", и совсем другое - в открытую атаковать Гильдию. Этого Совет не прощает. Подозревать же в нападение не колдунов - как минимум смешно. Обычному смертному до спрятанных в параллельных мирах Гильдий попросту не добраться.


- Кто это сделал? - Ардек хлопнул ладонями по столу.


- Какие наши потери? - спокойным голосом уточнил Ратибор.


- Что я вообще здесь делаю? - со своего угла вставила Хора.


- Лиру похитили, - объявил мастер и закрыл руками лицо.


- Лиру?! - в один голос переспросили некромант с шаманом. Колдунья подошла к столу:


- Есть предположения, кто это мог сделать?


- Совершенно никаких, - покачал головой Черноус. - Но… на кровати девочки нашли два вороньих пера. Мы не знаем, есть ли в этом какой-то смысл…


- Что вы уже предприняли? - шаман перебил мастера на полуслове и не заметил, как потемнело лицо Хоры.


- Я разослал людей на поиски. За Лирой любой наш человек пойдет хоть в самое пекло, вы же знаете, но… надежды мало. Если эти маги смогли обойти все наши защитные ухищрения, то спрятать Видящую им вообще труда не составит.


- Вы думаете, Лира станет им помогать?! - вскинул брови Ардек.


- Ты полагаешь, они не смогут ее заставить? - вопросом на вопрос ответила Хора.


- Вы - одни из сильнейших волшебников нашей Гильдии, - поднял глаза Мастер. - Быть может, вам удастся что-то сделать.


- Зачем ты послал за мной, старик? - грубо спросила женщина. И в этот момент, с поджатыми губами и взглядом из-под полуопущенных ресниц она выглядела так устрашающе, что никому и в голову не пришло ее одергивать.


- Я надеялся, ты сможешь что-то подсказать, - тяжело вздохнул Мастер.


- Ищите лучше, - хмуро "подсказала" колдунья, развернулась на каблуках и быстрым шагом покинула кабинет. Мужчины какое-то время смотрели ей в след.


- Что это было? - первым не выдержал Ардек.


- Езжайте за нею, - будто очнулся Черноус. - Лира не предугадала своего похищения, но предупредила, чтобы мы ни в коем случае не отпускали Хору. Возможно, она - наш единственный шанс вернуть Видящую.


- Я, конечно, не настолько хорошо знаком с Хорой, - покачал головой некромант, - но если она и правда - наш единственный шанс, то Лира больше не жилец.


- Побольше веры, Ратибор, - прикрыл глаза мастер. - Самый прекрасный бриллиант требует огранки…


- Довольно пафоса! - воскликнул синеглазый. - О каких бриллиантах мы сейчас говорим?! Она - бедствие! Катастрофа, от которой невозможно спастись. Тайфун! Торнадо! Извержение вулкана какое-то!!


- Все бобы простить не можешь? - насмешливо уточнил Ардек. Ратибор повернул к нему мрачное лицо:


- А ты, я смотрю, успел с ней подружиться?


- Я доверяю Лире, - хмыкнул шаман. - И я видел, на что способна Хора. Да, Мастер, я пойду за ней.


- Удачи, мой мальчик, - едва не роняя скупую отцовскую слезу, проводил взглядом парня Черноус. Но едва за ним захлопнулась дверь, он обернулся к Ратибору. И в узких глазах катанина не было и капли сентиментальности:


- Думаешь, я горю желанием связываться с этой колдуньей?! Да мне на нее смотреть страшно - будто самой смерти в душу заглядываешь. Но ты ее лицо видел, когда я про перья говорил? Она точно что-то знает…


- Если бы знала - сказала бы.


- Нет. Эта будет молчать. Она работать на Гильдию даже за очень весомые деньги не пожелает. А я ей и так больше двух тысяч должен.


- Что же ты предлагаешь? Слежку за ней устроить? Да она меня на раз-два вычислит!


- Не смеши, Ратибор, - скривился Мастер. - У тебя есть способы остаться незамеченным. И только не говори, что тебя ее феномен не заинтересовал.


- Да она - сплошной феномен, - фыркнул некромант. - Одна только собака чего стоит.


- При чем здесь собака?! - рыкнул Черноус. - Ты ее магический дар ощущаешь? Мг. Нет! И я тоже нет. И Лира не ощущала. Любопытно?


Ратибор скрестил руки на груди. Мастер вскочил из-за стола и принялся ходить взад-вперед по кабинету.


- Видящая все время о ней говорила. Повторяла, что мы должны ее оставить. Любой ценой… кстати, ты не знаешь случайно, сколько я там Школе твоей задолжал?


- Много, - отмахнулся некромант. - Точную цифру потом скажу. Не хочу, чтобы тебя сейчас удар хватил.


- Хэх, - совсем скис Черноус. - Про катастрофу это ты здорово подметил. Но идти за ней все-таки надо. Ратибор, никого бы не попросил. Тебя - прошу. Если у кого и есть шанс выжить рядом с нею, то только у тебя. Все-таки, ты некромант. Там где бессильна медицина…


- Ладно, уговорил, - поднял руки вверх синеглазый. Потом усмехнулся и добавил, - но ты, на всякий случай, за меня свечку поставь.


- За здравие? - уточнил Глава. Некромант скривился и вышел из кабинета. Хора с Ардеком уже играли в догонялки на полпути к Миренскому царству. Повесить маячок на мохнатую шею псине было совсем неплохой идеей. Ратибор и сам два дня назад не знал, зачем это сделал. Ведь больше всего хотел расстаться с беловолосой колдуньей раз и навсегда. Однако же сделал. И, как оказалось, не зря.



Глава 12


Когда я не знаю как поступить, я всегда советуюсь с "плохой Я" и с "хорошей Я". "Плохая" дает советы получше, но бить людей постоянно нельзя.

BASH



Хора сразу заметила Буцефала. Такую лошадь вообще было сложно не заметить. А не услышать - еще сложнее. Складывалось впечатление, что жеребец стремился насквозь пробить землю своими огромными копытами. Архонт отпрянул, когда Буцефал на всем скаку пронесся мимо и замер под железной рукой Ардека в двух шагах впереди.


- Я тебя догнал, - усмехнулся шаман.


- Я заметила, - мрачно ответила колдунья.


- Не рада меня видеть?


- Да мне как-то все равно, - пожала плечами Хора, заставляя Архонта по дуге обойти "экс-Эмира". - Удачи тебе с поиском Лиры.


- Погоди, - помотал головой шаман. - Ты хотела сказать "удачи нам"? Разве ты не поможешь с поиском Видящей?


- Эй, - не оборачиваясь, махнула рукой колдунья, - не впутывай меня в ваши проблемы.


Какое-то время шаман смотрел на удаляющуюся фигуру с длинными, развивающимися на ветру белыми волосами, потом улыбнулся и послал Буцефала следом:


- Ладно, - поравнявшись с Архонтом, парень заговорщицки подмигнул Шайтану. Пес нахмурился. - Забудь о Лире. Куда ты сейчас направляешься?


- А тебе зачем? - вскинула бровь волшебница.


- Ну, - развел руками Ардек, - если мы путешествуем вместе, хотелось бы знать, куда именно.


Хора дернулась в седле и неуклюже упала на шею Архонту:


- Мы путешествуем вместе? - по слогам повторила она. - В честь какого же это чуда?!


- А тебя что-то не устраивает? - изобразил невинное лицо Ардек.


- Блин, меня всё не устраивает! - воскликнула в ответ Хора. - На кой ты мне сдался?!


- Я умею быть полезным.


- Да мне пофиг! - Хора махнула рукой. - Давай, проваливай отсюда. У вас Видящую похитили. Тебе сейчас некогда со мной спорить.


- Я и не спорю, - улыбнулся шаман. - Просто еду рядом. Дороги у нас государственные. И ты не имеешь право меня с них прогонять.


- Хм, - прикусила губу колдунья, - а вот если я, например, сверну вон на ту тропку впереди, ты поедешь дальше?


- Поеду, - кивнул шаман. - По тропке.


"Так, значит… - Хора окинула нахально ухмыляющегося парня тяжелым взглядом, и тоже расплылась в улыбке. - Ну, ладно".


- А знаешь, - заявила она, - я даже рада твоей компании. Хотя обычно я работаю одна, думаю, в паре с тобой будет, как минимум, веселее.


- Хозяйка, - осторожно поднял голову Шайтан. - Ты чего?


- Все нормально, мой милый песик, - "песик" от этих слов споткнулся на обе ноги и едва не рухнул мордой в песок. А вот Ардек, похоже, воспринял все как должное. - Какой там город впереди?


- Ближайший? - шаман на мгновение задумался. - В двух часах пути есть большое поселение - Скандар.


- Отлично! - обрадовалась Хора. - Вот туда мы и направимся.


Ардек посмотрел в светящиеся радушием лиловые глаза и самодовольно улыбнулся - а с ней оказалось не так-то сложно договориться. До самого Скандара маги поддерживали милую непринужденную беседу, обменивались шуточками и под ошарашенным взглядом Шайтана - даже комплиментами. Но едва только ворота городка оказались позади, Хора развела активную, никому не понятную деятельность.


- Поскольку ваш Черноус денег мне так и не вернул, надо их заработать. Ты со мной?


- Ну, да… - скривился Ардек. Хора с улыбкой протянула ему повод Архонта:


- Тогда идем! Для начала на рынок. Опыт подсказывает, что в каждом городке есть несколько знахарок, которым не хватает травок для зелий. И они готовы за них платить.


Шаман мрачно вздохнул и поплелся следом за воодушевленной колдуньей. Идея путешествовать с Хорой уже не казалась ему такой уж блестящей.


Рынок представлял собой огромную площадь, тесно заставленную торговыми палатками. Над магическим рядом висела вывеска: куча желтых точек на сиреневом фоне, должная изображать ночное небо.


- Доброго здравия, - потирая ладошки в предвкушении развлечения, Хора ступила на путь торговли. - А знает ли кто-нибудь из уважаемых колдунов, где скучающие представители всемирно-известной Гильдии Когтя Дракона могут заработать несколько звонких монет?


- Так уж и Когтя Дракона? - насмешливо уточнил здоровенный бородатый дядька в пестром, явно уворованном у жены переднике. Хора толкнула Ардека локтем в бок:


- Покажи им свой знак!


Тот чертыхнулся сквозь зубы и достал из ворота камзола амулет на цепочке. Знак представлял собой крупный загнутый коготь с кольцом у основания. В руках шамана амулет начал чуть заметно светиться, подтверждая свою принадлежность хозяину. Торговцы загалдели, видимо, пока не веря в собственную удачу.


- Да неужто членам такой известной Гильдии заняться больше нечем, кроме как наши поручения выполнять? - вперед выступила необъятных размеров бабка-предсказательница.


- Вот и я о том же… - попытался поддакнуть Ардек, но Хора только весело усмехнулась:


- Сказано же: скучно нам. Так что, есть желающие поправить дела чужими руками?


- Дык, вы же столько за услуги сдерете, что ни одно зелье не окупится, - послышалось в толпе.


- А вы подходите, предлагайте, - развела руки Хора. - Поторгуемся! Ваше дело спросить, наше дело - отказать.


- Тогда мне бы этих, васильковых глазок с пол мешочка! - первой не удержалась лекарка. - Плачу две серебрушки.


Она вытянула из-за пояса аптекарский мешочек и с ожиданием уставилась на Хору.


- Берем! Один сребр в задаток!


- Держи! - обрадовалась лекарка, протягивая монету.


- Не-а, - покачала головой колдунья, - не мне. Ему, - она кивнула на Ардека, и у Шайтана снова чуть не отпала челюсть. На сей раз удивились, кажется, даже Архонт с Буцефалом - чтобы Хора сама, по своей воле отказалась от денег?


Шаман нерешительно протянул руку:


- Уверена?


- Конечно! Ты же представитель Гильдии. Тебе и капиталы считать.


Ардек окинул взглядом ласково улыбающееся лицо "напарницы", сглотнул и быстро схватил серебрушку.


- У кого еще какие пожелания будут?..


Спустя полчаса среди торговцев не осталось ни одного неудовлетворенного клиента. Хора бралась за любое дело, соглашалась на любую, даже самую мизерную цену, а лицо "подельника" все больше мрачнело.


"Это же как надо любить деньги…" - мрачно думал он, по матушки посылая сначала Лиру, а потом Черноуса.


- Ну что, теперь мы можем идти в гостиницу? - наконец, спросил Ардек, когда шум базара немного стих за спиною, а солнце склонилось к закату.


- Пока нет, - радостно ответила Хора. - Сначала - в храм.


- Богам помолиться хочешь? - с надеждой уточнил шаман.


- О чем ты? - удивилась колдунья. - Нет, конечно. Но церковь всегда предлагает самые интересные задания…


- И самые сложные! - вставил парень.


- И самые высокооплачиваемые! - подняла пальчик волшебница. - Раньше, работая на вольных хлебах, мне в храмы путь был закрыт. Но сейчас, благодаря твоему медальону, у нас есть все шансы на них поработать! Думаешь, я от этого откажусь?


- Я на это надеялся… - мрачно вздохнул шаман.


- Зря, - с улыбкой хлопнула его по плечу Хора. - Очень зря.


Они остановились перед огромным мрачно-серым храмом с высокими острыми шпилями. Всего вершин было четыре - по одному на каждого бога. Андарей смотрел на запад. В рисунках, украшающих шпиль, угадывались листья и побеги лозы. Хорвард - защитница моряков - была повернута к востоку. От фундамента и до самого верха шпиль покрывался темно-зеленой, кое-где выщербленной и пожухлой на солнце чешуей. Марика, богиня юга, по преданиям имела облик огромного дракона. Ее башня украшалась главами змей, ящериц и даже одной раздувающей щеки жабы. Видимо, скульпторы не были уверены в священности этого земноводного, но и пропустить его побоялись. Так что теперь здоровенная морда лягушки красовалась на самом видном месте. В особенно лютые летние грозы горожане говаривали, что это Марика благодарит священников за свой "квакающий" образ.


И, наконец, самому главному из богов - Снигурду Великому, повелителю морозов и северных льдов, по традиции отдавался центральный шпиль, украшенный в когда-то ослепительно белый, а сейчас - грязно серый цвет.


- Ну что, идем? - Хора решительно толкнула здоровенные, в два человеческих роста ворота, и нос к носу столкнулась с юным послушником.


- А-а! - заорал тот дурным голосом. - Демон!


- Тьфу, дурак, - колдунья переступила растянутое на полу тело обморочного святоши, и между длинными рядами лав прошествовала к алтарю.


- Чего тебе, дитя моё-ё… - толстый поп заглянул в светящиеся лиловым глаза колдуньи и попятился. - А ты уверена, что тебе вообще здесь место?


- Я - дитя света! - воскликнула Хора таким голосом, что сомневаться в этом показалось "Хранителю божественной клятвы" как-то даже небезопасно.


- Верю-верю! - поднял он обе руки. - И чего же дитю… э… света понадобилось в нашей… э… скромной обители?


- Скромной? - усмехнулась Хора. - Да вашу обидеть из-за городских стен видно! Впрочем, не об этом сейчас. Мы с товарищем, - Хора за локоть подтянула Ардека поближе, - как представители Гильдии Когтя Дракона (шамана перекосило на этих словах) предлагаем уважаемой церкви свои услуги.


- Как магов? - уточнил священник.


"Нет, блин, - раздраженно подумала Хора. - Как фокусников!". Но вслух только обворожительно улыбнулась.


- Меня зовут отец Сильхад, - представился поп, все еще с подозрением всматриваясь в лиловые глаза. Хора прямо видела, как в его маленькой лысой головке всплывают образы нечисти и как он судорожно пытается вспомнить, каким именно цветом светятся в ночи их глаза. - И у богов действительно есть для вас задание.


- Я бы предпочла иметь дело с людьми, - покачала головой женщина. - С них долги легче выбивать.


- Не богохульствуй, дочь моя! - строго одернул ее священник. - Итак…


Он сложил руки на огромном животе и медленно пошел вдоль алтаря:


- Недавно в наших краях завелись разбойники…


- Да! - шепотом возликовал Ардек. Хоть здесь не придется цветочки по ночам собирать.


- …И мы бы хотели, чтобы кто-то избавил наши края от этих… изгоев общества. Однако я вынужден предупредить, что разбойников будет не так просто найти. Они поделились на несколько групп, и засели в ближайших лесах.


- Не знаете, среди них есть маги? - на всякий случай уточнила Хора.


- Этого не ведаю, - покачал головой священник. - Однако ограбленные путешественники не упоминали колдовских атак.


- Значит, нет, - убежденно тряхнула головой волшебница. - Маги не стали бы отсиживаться в сторонке. И сколько церковь может предложить за столь рисковое задание?


- Божественное благословение, - тут же нашелся поп. Хора свела брови на переносице и он, усмехнувшись, добавил. - И две золотые монеты.


- Этот пункт нам по душе, - оскалилась колдунья. - Мы выполним просьбу богов.


- Думаю, нам стоит оговорить сроки? - склонил голову священник.


- Два дня устроит? - не меняя выражения лица, предложила Хора. Отец Сильхад кивнул. - Как насчет аванса?


- Боги не умеют лгать, дитя, - безапелляционно отвернулся от колдуньи поп. - Поговорим о деньгах, когда на спинах ваших лошадей будут наши разбойники.


- Ну, тогда - до встречи, - сквозь зубы процедила Хора, направляясь к выходу.


- В гостиницу? - с надеждой спросил Ардек, осторожно закрывая калитку храмового сада. Колдунья подбросила в руке наливное яблочко, нахально экспроприированное с ближайшего "священного" дерева, прикинула что-то в уме и улыбнулась:


- Теперь можно и отдохнуть.


- Ну, слава богам… - шаман посмотрел на довольное лицо товарки и усмехнулся. - Сейчас-то ты не будешь говорить, что от гильдий нет никакого проку?


- Ну, разумеется, нет, - Хора подхватила Ардека под локоток. - Больше никогда этого не скажу.


Поздно ночью, когда луна вовсю светила на небосводе, подсматривая в окна и разукрашивая каменные дороги серебристым светом, колдунья растолкала Шайтана.


- Матерь Божья! - взвизгнула несчастная собака, увидев перед носом два светящихся глаза на фоне белых волос.


- Не угадал, - отрезала волшебница, сжимая челюсти питомца. - Будешь себя тихо вести?


Собака качнула головой.


- Вставай! Мы уходим.


- Куда?


- Подальше, - Хора набросила на плечи плащ и открыла окно.


- А как же Архонт? - зевнул пес.


- Ждет внизу, - колдунья перебросила ногу через подоконник. - Деньги творят чудеса!


- Ну а шаман?


- Спит сном младенца в соседней комнате, - женщина помогла щенку перебраться на пологую крышу первого этажа, а оттуда спрыгнуть прямо в седло недовольно похрапывающего коня.


- Надеешься от него сбежать? - догадался пес.


- Друг мой блохастый, - покачала головой Хора. Жеребец мягко ступал по мостовой замотанными в тряпки копытами. - Я не надеюсь. Я сбегаю.


- Ему на своем Буцефале нас догнать - как два пальца об асфальт!


- Щас! - усмехнулась колдунья. - Никуда он отсюда не денется, пока весь список заданий не переделает. На кону репутация его любимой Гильдии. А васильковые глазки, между прочим, только в полнолуние собирать можно. Которое через три дня будет. Да и на поимку разбойников никак не меньше пары дней уйдет.


- Так вот почему ты запретила мне с вечера сумки снимать! - догадался Шайтан. - А грешила на Ардека. Мол, "если он узнает, как ты здорово с ними справляешь, еще и его поклажу тащить придется". Да ты просто магическим всплеском его сейчас разбудить побоялась! Когда сумки бы обратно цепляла!


- Умница, мальчик, - волшебница с умилением посмотрела на маленького крылатого песика, сидящего у нее на коленях. - Считай, что по линии эволюции ты его обогнал.


- Но… я вот о чем думаю, - Шайтан встопорщил белые перья, - почему ты денег не взяла? Зачем весь задаток шаману-то оставила?


- Понимаешь, о меркантильное дитя природы. Одно дело - нагрузить человека работой. И совсем другое - обокрасть. Может, Ардек у нас и более благородных кровей, но я бы за те сребры из-под земли достала. Особенно, если бы меня их еще и отрабатывать заставили.


- Хозяйка, - обернулся пес. - Ты мой кумир!


- Ну, конечно, - улыбнулась Хора. - Чем еще может восторгаться такое зловредное создание как ты?


Собака фыркнула, улыбнулась, выпятив длинные клыки, и опустила морду на луку седла:


- А куда мы сейчас направляемся?


- Интересно, да? - потрепала ее за холку волшебница. - Мы, болтливая моя покупка, отвечаем на любезно оставленное приглашение.


- Кем? - тут же скосил глаза щенок. - Когда? Почему я не знаю?


Хора тихо и от того - немного жутко рассмеялась, легко стукнула питомца по любознательному носу и послала Архонта быстрой рысью. К рассвету им нужно было быть от города как можно дальше.



Глава 13


"Чернобыль - это страшное и опасное место. Ведь отсюда всего шестьдесят миль до границы с Россией". Канал "Дискавери" (США)



- Добро пожаловать в Миренское царство, - зевнула Хора.


- Мы уже пересекли границу? - поднял сонную морду щенок. Архонт вяло перебирал копытами, успевая на ходу пощипывать придорожную травку.


- Вон те три сосны, которое мы только что проехали, и были границей. Кстати, ты знал, что в Мирении - матриархат? Страна поделена на мелкие княжества, а управляет всем Верховная Царица.


- Просто рай для феминисток… - буркнул Шайтан. - Как они друг с другом-то уживаются?


- Да по ходу - никак. Каждая забралась в свой терем, оцепление выставила, челядь в кандалы одела… и раз в год, под настроение, ходит войной на соседку. Кучка богатырок… но, все как одна, ведьмы. И поверь, Шайтан, вон они как раз - истинно что ведьмы.


- А мы в Мирению надолго?


- Да нет, - пожала плечами Хора. - От "хвоста" избавимся, крюк небольшой сделаем и дальше поедем. Нам от Скандара в другую сторону свернуть надо было.


- Я не понял, - обернулся щенок. - Ты сказала "хвост"? Думаешь, Ардек все-таки нас догонит?


- Нет, конечно, - фыркнула колдунья. - Шаман застрял надолго. Меня сейчас больше Ратибор волнует.


- Богомолами не пахнет, - потянул носом пес.


- Вот это и странно, - заерзала в седле Хора. - Черноус бы одного Ардека за мной не отправил. У старого Главы мозги есть - он знал, что я от его шамана быстро избавлюсь…


- Но с чего ему вообще за тобой кого-то посылать?


- Он думает, я знаю, кто похитил Лиру.


- А ты знаешь?


- Допустим, - оглянулась по сторонам Хора. Слева расстилался луг. Пахло тиной и гнилью - чуть дальше в по-осеннему жухлой траве скрывалось озеро. Справа, начавшийся теми самыми "пограничными" соснами, темнел лес. Зайти в него, а тем более - въехать верхом, не могло быть и речи: ближе к дороге стеною стояли старые, высушенные елки. Темно-коричневые острые ветви спускались до самой земли. - Я уверена, что некромант где-то поблизости… только я еще не поняла, как он скрывается.


- Хозяйка, у тебя паранойя, - убежденно мотнул головой Шайтан.


- Вот и проверим, - не стала спорить Хора. Дорога загибала вправо, и колдунья чуть подогнала каблуками Архонта. - Наведаемся в гости к одной небезызвестной Миренской княжне. Она как раз в глубине этого леса живет. Туда-то уж точно мужчинам ходу нет.


- Ты - само коварство, - хмыкнул щенок, сворачиваясь клубочком на коленях хозяйки. - Но посмотри на эти заросли. Мы и сами туда не проберемся.


- Ничего, - уверенно кивнула волшебница. - Там дальше тропа будет. Вот по ней и въедем.


И, действительно, вскоре деревья чуть расступились, оставляя место для узкой, заросшей травой дорожки. Конь фыркнул, когда хозяйка попыталась свернуть его с тракта, изогнулся дугой, почти коснулся мордой собственного плеча, но шаг в сторону так и не сделал. Хора чертыхнулась, натянула поводья и заставила Архонта сделать круг, пока он снова не уткнулся носом в просвет. И тут жеребец сделал то, от чего у Ардека, а может, и у Буцефала просто отпала бы челюсть - он поскакал боком.


- Ты что, издеваешься? - спрыгнула с коня Хора. Щенок недовольно поежился, оказавшись на земле.


- Умная лошадь, - заглянув в "коридор", покачал головой пес. - Хозяйка, я тоже туда не хочу. Дался тебе этот некромант. Может он вообще за нами не поехал.


- Поехал, - пыхтя, отрезала колдунья. Перебросив повод через плечо, она буквально волоком втащила коня на тропку. - Я этого синеглазого знаю… уф… он всегда появляется там, где его меньше всего ждешь.


- Так ведь и он тебя знает, - пожал плечами пес. - Может, на этот раз инстинкт самосохранения взял верх?


- Слушай, Шайтан, - волшебница похлопала коня по крупу и запрыгнула обратно в седло. Ветви ближайших деревьев тут же запутались в белых волосах. Хора рыкнула, пригнулась, вытащила из прически недовольного паука и поняла, что дальше придется идти пешком. - Он точно едет следом. А я очень хочу от него избавиться. Потому хватит болтать и топай вперед. Кстати, в лесу этом всякое зверье водится. По большей части - хищное. Так что я очень рассчитываю на твои зоркие глаза и чуткий слух. Понял?


- Хозяйка, ну какие там глаза… - начал было Шайтан, но Хора бросила на него такой выразительный взгляд, что щенок скривился и повесил голову. - Понял.


Упрямой молчаливой группой они шагали часа три. И постепенно темный и неуютный лес превратился в самые настоящие дебри. Елки уже не просто росли над тропкой, они заволокли своими ветвями небо. Архонту приходилось все ниже опускать голову и все выше подымать ноги - если раньше корневище можно было угадать по чуть вздыбленной земле, то теперь отдельные его части били зазевавшуюся колдунью по коленкам.


- Может, устроим привал? - по-пластунски преодолев очередную преграду, предложил пес.


- Где? - ехидно уточнила Хора. - Здесь?


Собака грустно обвела взглядом узкий темный проход между колючими ветками, и побрела дальше. Но вскоре опять обернулась. Женщина, тащившая за повод упирающегося коня, встретила его неласковым взглядом:


- Что опять?!


- Кажется, тропа пропала…


- Это нормально, - успокоила Хора, - значит, скоро защитная полоса кончится. Так сказать, внешняя линия обороны…


- И что потом?


- Потерпи и узнаешь.


Хитросплетение ёлок закончилась так неожиданно, что Шайтан какое-то время не мог в это поверить. Он застыл, до половины выбравшись из-под ветки, и круглыми глазами уставился в чистое синее небо. Хора переступила последний корень и с облегчением вздохнула. Архонт поддержал хозяйку блаженным "фырком". От обилия густой, сочной травы под ногами у лошади, кажется, случился приступ временного безумия. Потому что, вырвав из рук колдуньи поводья и забыв об усталости, она принялась скакать между высоких столетних елей, чесать бока о дубовые стволы и один раз даже перемахнула раскидистый ореховый куст. Вот он-то и привлек внимание Хоры:


- Лещина… - пробормотала она, рассматривая нежно-зеленые, похожие на крошечные капустные головки, плоды. - Болота недалеко. Нам нужно западнее. Обходить долго, придется идти по воде.


- Не знаю, как ты, хозяйка, - мрачно скривился Шайтан. - Но я в этой жизни слишком много грешил, чтобы косить под святого…


- Глупый, - усмехнулась колдунья. - Я однажды уже пересекала это болото. Пройду его и во второй раз. С Выпью только очень не хочется встречаться. Та еще нечисть…


- Так, может - в обход? - с надеждой поднял бровки пес.


Хора покачала головой, ослабила на Архонте подпругу, но седло снимать не стала:


- Полчаса на отдых. К закату нужно добраться до Гайдары. Больше, чем путешествовать через болота, я не люблю только путешествовать через болота ночью…


Шайтан посмотрел, как хозяйка хлопочет возле лошади, печально оглядел свое грязное брюхо и широко зевнул. В этот момент что-то ярко-зеленое промелькнуло на периферии его собачьих глаз. С учетом того, что обычно пес видел мир в черно-белой гамме, этот яркий, мгновенно исчезнувший цвет, поверг его в шок. Но вместо того, чтобы полежать и успокоиться, как он обычно реагировал на непонятные раздражители, Шайтан принялся крутить головой, пока вдалеке, за деревьями, не увидел еще одну вспышку. Покосившись на ничего не замечающую колдунью, пес упал на землю и пополз на свет.


Хора напоила коня, дала ему немного овса из мешочка, и только тут увидела радостно бегущего к ней Шайтана. Судя по надутым щекам, во рту он что-то нес.


- Ты зайца поймал? - недоверчиво уточнила хозяйка.


- Лутше! - прошепелявил пес. - Шмотшри.


И выплюнул на ладонь Хоре крошечного крылатого человечка.


- Твою ж мать! - с ужасом уставилась на нежданный подарок волшебница. А человечек тряхнул обслюнявленными крылышками, поднял на беловолосую перекошенное злобой лицо и вспыхнул зеленым светом.


- Упустила, - обиженно скривился Шайтан. Тоненький смешок прямо над ухом заставил его дернуться. А зеленое пламя, пущенное под хвост - уменьшиться в размерах и стрелой вознестись к кроне ближайшей сосны.


- Вот черт, - с выражением пробормотала Хора, глядя как вокруг сгущаются изумрудные огоньки. Собираясь со всего леса, они образовали вокруг колдуньи цельный мерцающий кокон, душевно, а главное - хором, расхохотались и исчезли так же внезапно, как и явились.


- Они ушли, - мрачно объявила колдунья. - Спускайся. Ох-хотничек, блин…


- Какие странные Феи… - спланировал вниз пес.


- Шайтан, сколько раз тебя просить не брать в рот всякую гадость! Феи - это мелкие ангелочки с крылышками. В цветах живут и людям по мере сил на глаза не попадаются. А это были Фейри. И от первых они отличаются, прежде всего, характером. По сравнению с ними даже я - образец доброты и милосердия.


- Ну, тебе же они ничего не сделали?


- Кто их знает… - пробормотала Хора. - Фейри любят накладывать на людей особые чары. Называют это Даром. А люди потом проклинают день, когда судьба завела их на территорию крылатых бестий. Знаешь, как можно избавиться от такого подарка? Только если найдется какой-нибудь благородный кретин, который добровольно примет его на себя.


- А почему ты так уверена, что это были не Феи?


- Ты видишь здесь цветы? - подняла горящие лиловым огнем глаза колдунья. Шайтан попятился. - Ладно. Идем дальше.


- Хозяйка, - выскочил вперед пес. - Если тебя это утешит, ты ни капли не изменилась!


- Топай молча! - рыкнула Хора так, что даже Архонт вздрогнул.


Болота выглядели совсем не страшно - большая темная луже с островками странных деревьев, росших по четыре-пять стволов из одного корневища. Вода покрывалась старыми, прелыми листьями, коричневой от времени травой и кое-где - сломанными сухими ветками. Казалось, глубины в болоте нет совсем, но Хора отлично знала обманчивую безопасность этих троп.


- Жить хочешь? - покосилась она на Шайтана. Пес кивнул с серьезной мордой. - Тогда иди за мною шаг в шаг. И не зевай.


Она подобрала длинную толстую ветку и ступила на только ей видимую тропу. С неприятным "чавком" сапог погрузился в жижу почти по щиколотку.


- А там точно безопасно? - замялся на берегу Шайтан. Земля под его весом проседала, уходила под воду, и пес все время переступал с ноги на ногу, боясь испачкать светлые "носочки" на передних лапах. Хора обернулась:


- Почему-то мне кажется, - мрачно сказала она, - что если здесь могу пройти я и Архонт, то уж такая мелкая пакость как ты - и подавно сможет. Так что шевели ножками, если с Выпью Болотной познакомиться не хочешь.


Собака испуганно обернулась, словно таинственная болотная жительница прямо сейчас возникнет у него за спиной, и, поскуливая, ступил на тропку. Архонт раздраженно мотнул хвостом, когда Шайтан с размаху боднул его головой под колено.


- Чего ты так боишься?.. - не выдержала Хора, подхватывая на руки щенка и забрасывая в седло. Тот тут же расслабился, свернулся калачиком и зевнул так, что едва не вывихнул челюсть. Колдунья с завистью оглядела бурый мохнатый клубок и снова опустила палку в трясину.


Шли долго. Беловолосая отлично помнила дорогу, хотя и была здесь один-единственный раз. Поход ночью через топкие болота очень способствовал развитию географической памяти. Но когда впереди, наконец, показался берег, даже Хора вздохнула с облегчением. Солнце склонилось к горизонту, красиво играя бликами на воде. Теперь болото казалось не грязной и скучной лужей, а ночным небом, упавшим на землю - мерцание вечноживых звезд на мертвом, изломанном фоне. Красивое зрелище… только любоваться им гораздо приятнее, ощущая твердую почву под ногами.


- Все, - устало тряхнула головой колдунья. - Еще немного, и будем у Гайдары.


- Хозяйка, - спланировал на землю Шайтан, - может, все-таки, передохнем? Кто ходит в гости по ночам?


- Я хожу, - с тоской оглядела колдунья свои грязные сапоги. - А ты и так неплохо отдохнул за счет Архонта. Вот иди и покорми его теперь.


- Как? - искренне удивился пес. - Я же собака!


- Почему ты вспоминаешь об этом только когда тебе это выгодно?


Хора развязала "овсяной" мешочек и позволила коню запустить в него морду.


- А мне что-нибудь? - тут же завилял хвостом пес. - Маковой росинки во рту с утра не было!


С тяжким вздохом, колдунья полезла в притороченную к седлу продуктовую сумку. Сначала заглянула, потом засунула руку, обшарила, все больше распахивая глаза, а под конец расшнуровала полностью и едва не нырнула в "ворот" с головой:


- Маковой росинки, значит, не было… - замогильным голосом раздалось из мешка. - Где сыр? Где хлеб?! Где хотя бы лук?!! Ты вообще здесь чем занимался, пока мы сквозь болото продирались?!!!


- Хозяйка, - скуксился Шайтан. - Тут такое дело… я, когда волнуюсь, всегда так есть хочу!


- Тогда считай, что ты уже спокоен и сыт! - рявкнула Хора, хлопая коня по шее. Тот поднял на нее печальные глаза. - Пора, дружочек, - вздохнула колдунья.


Конь всхрапнул, когда овес перекочевал обратно в зону недосягаемости, и послушно дождался, пока уставшая хозяйка кое-как заберется в седло.


- А меня на ручки? - сделал заискивающую морду щенок.


- Пешком! - рыкнула Хора, направляя коня вглубь леса. Шайтан, опустив голову, побрел следом.


Ехать было легко - деревья больше не пугали разношерстными "группировками", корни не стремились, во что бы то ни стало, подвернуться под ногу… не удивительно, что даже при тусклом свете первых звезд, Хора сразу заметила частокол. Высокие, явно сосновые стволы ограждали по периметру не менее высокий терем.


- Такое ощущение, что здесь по весне болото из берегов выходит… - хмыкнула колдунья, рассматривая верхнюю часть фундамента и огромные, настежь распахнутые окна первого этажа, теряющиеся на фоне ночного неба. - С эффектом цунами…


- Тебя только размер основания пугает? - нервно хихикнул пес. Хора проследила за его ошалевшим взглядом и скривилась:


- Хотя бы свечи в них вставила, что ли… и то польза была бы…


- Свечи?! - переспросил Шайтан. На каждом колу забора "сидело" по белой, обожжённой на солнце черепушке. Пустые глазницы мрачно смотрели в лесную чащу, словно улыбаясь распахнутыми настежь ртами.


- Чего застыл? - обернулась колдунья. - Ну да, с непривычки шокирует.


Она шепотом пересчитала головы и уважительно присвистнула:


- Когда я была здесь в последний раз, их было всего семнадцать.


- А кто эти люди? - поджав хвост, прислонился к ноге спокойного Архонта пес. Конь плохо видел в темноте и его совершенно не волновали дизайнерские ухищрения в виде человеческих голов.


- Потенциальные женихи Гайдары, - объяснила Хора.


- Чем же они ей не угодили?!


- Ну, помнишь, я тебе рассказывала, что в Мирении - матриархат? Так вот здесь, чтобы тебя признали достойным и приняли ухаживания, нужно пройти определенные испытания. И чем сильнее ведьма… то есть, чем могущественнее и богаче будущая жена, тем серьезнее тест. Ну и наказание соответствующее, в случае провала.


- Дык, - Шайтан обвел глазами ряд голов, - кто же по доброй воле согласится вот так рисковать?


- В Мирении быть мужем почетно. Хотя эти традиции и сокращают популяцию мужчин как таковых, но уж если какой доберётся до финиша - считай, будет как сыр в масле всю оставшуюся жизнь кататься.


- Даже если так… - покачал головой пес. - За сомнительно счастье жить на болоте пытаться добиться успеха в заведомо невыполнимом деле… не понимаю я здешних мужиков.


- Ну, отчего же сразу - невыполнимое? Я испытания прошла. Причем, все три.


- Ты к Гайдаре сваталась?!


- Можно и так сказать… - усмехнулась женщина. - И, к своему стыду, в этом преуспела.


- Но ты же… Хора! - заявил щенок таким тоном, словно это должно было все объяснить.


- Извини, конечно, - выпрямилась в седле колдунья, - но никто и не говорил, что будет легко. Толпа идиотов, которая здесь на кольях сидит, сама в своей участи виновата. Нечего лезть в воду, если не умеешь плавать.


С этими словами она спрыгнула с коня и постучала в ворота большим железным кольцом. Несколько долгих минут ничего не происходило, потом двери распахнулись и высокая женщина с длинными, до пола, черными волосами ступила на порог.


- Хора? - сощурилась она. - Ты ли это?


- Я ли, я ли, - перекривила колдунья. - А ты очередного хахаля поджидала?


- Да я еще от предыдущего не избавилась, - скривилась ведьма. Потом подумала немного, и с радостным оскалом заключая гостью в объятия. - Как добралась?


- В общем, неплохо, - с трудом вырвалась из цепких рук Хора. - Но тебе табличку нужно ставить перед входом в лес "на территории обитают злые Фейри".


- А… - догадалась Гайдара, - так вот какой магией от тебя несет! Странно, конечно, обычно они у меня смирные. Только на совсем уж откровенных злодеев бросаются…


- Судя по всему, мы и есть те самые злодеи, - вздохнула беловолосая, недовольно косясь на Шайтана.


- Знаешь уже, какой они тебе Дар преподнесли? - княжна подхватила гостью под руку и повела в дом. На полдороги к ним с поклоном подбежала совсем юная девочка и едва ли не силой вырвала повод из рук Хоры. Та проводила взглядом удаляющегося коня и повернулась к Шайтану. - Иди за ним и будь рядом! Понял?


Пес хотел было что-то ответить, но заглянул в потемневшие глаза хозяйки и, покорно опустив уши, поплелся за жеребцом.


- Толковый он у тебя, - задумчиво усмехнулась Гайдара.


- Но прожорливый при этом - жуть, - хмыкнула Хора. - А по поводу Фейри - не имею ни малейшего понятия. Пыльцой-то они меня точно обсыпали, но вот во что это выльется…


- Обычно их чары не смертельны, - фыркнула ведьма, указывая на длинный ряд ступеней, уходящих, казалось, в самое небо. Хора скривилась, когда Гайдара вздернула подбородок и свысока оглядела свой небольшой "двор". Холопы стояли рядком, скрестив руки на груди и не смея поднять голов. Рабство удручало. Смиренный вид испуганных людей наводил на волшебницу такую тоску, что хотелось поднять здесь революцию просто из принципа. Только вот заставить человека хотеть быть свободным нельзя.


- Комнату моей гостье! - приказала Гайдара. - И живо!


В своем шикарном платье из черного бархата, с надменным выражением на красивом лице она и правда выглядела королевой. Но Хора на месте бегающего где-то по лесам воздыхателя к такой невесте близко бы не подошла.


- Между прочим, - усмехнулась она. - Какое по счету задание выполняет твой ненаглядный?


- Да еще с первым никак не разберется.


- Это там, где яблоко спрятать надо?


- Ну, да. Ты ж сама его придумала, забыла уже?


- И что, никто до сих пор не догадался его съесть?


Гайдара подняла на подругу такой удрученный взгляд, что последующие вопросы отпали сами собой. Колдуньи прошли в большой зал с высоченными потолками, уселись в кресла перед камином и выжидающе уставились друг другу в глаза.


- Так зачем ты явилась, подруга? - чуть подалась вперед миренка. Хора окинула взглядом зал:


- Занавески - чудо! Идеально подходят к цвету стен. Зеленое и… зеленое… какая прелестная гармония!


- Сама выбирала… - сквозь зубы процедила Гайдара.


- Я так сразу и подумала! - широко улыбнулась беловолосая. - А меня к тебе… попутным ветром занесло. Проезжала мимо, дай, думаю, в гости загляну.


- Да неужто? - ехидно подняла бровь княжна.


- И, между прочим, я не с пустыми руками явилась.


В черных глазах Гайдары промелькнуло любопытство. А Хора меж тем отвернула полу плаща и достала из его складок длинную узкую коробочку. Княжна пересела на самый краешек кресла.


- Тебе ведь понравилось то ожерелье, что я тебе в прошлый раз дарила?


- О… - восхищенно кивнула ведьма. - Еще как! Я на него три гектара земли выменяла!


- Не совсем то, что мечтает услышать "даритель", но… - Хора протянула коробку изнывающей от любопытства подруге. - Держи. Может, еще гектарчика три получишь. Хотя зачем они тебе здесь - кругом лес один и болота. С Выпью.


- Что, никак ей свой позор простить не можешь? - съехидничала Гайдара.


- Нарисовать усы и обкорнать пол прически - это не опозорить. Это - нанести оскорбление, которое однажды я ей еще припомню.


- Могу с уверенностью сказать, что Выпи ты отомстила… - постанывая от восхищения пробормотала княжна, примеряя на груди ожерелье с крошечными, но от того не менее дорогими изумрудами. Аккурат в тон занавесок…


- А в следующий раз, - усмехнулась Хора, - прихвачу "Дихлофос" и отомщу Фейри.


- В следующий раз? - поперхнулась ведьма. - Я еще с первого не отошла!


- Уж кто бы говорил, - скривилась беловолосая. Они с княжной снова переглянулись и вместе рассмеялись.


- Я рада видеть тебя, - призналась Гайдара, - даже несмотря на то, что ты женщина.


- И особенно за то, что я всегда прихожу с дарами, - улыбнулась в ответ Хора. - Позволь переночевать у тебя в замке, а завтра я отправлюсь дальше. Меня ждут дела.


- Что-нибудь интересное?


- Скорее необходимое.


Какое-то время ведьма молча рассматривала потрескивающие в камине угольки. Потом еще раз любовно провела пальцами по ожерелью и поднесла его к лицу:


- Признайся, чем таким вкусным пахнет твой подарок?


- Мною, - спокойно ответила Хора.


- Выходит, тебе нужно схорониться…


- Ты всегда была удивительно догадлива, - беловолосая откинулась на спинку кресла. Ведьма криво усмехнулась:


- Кроме того случая… хорошо. Считай, что ты заплатила за постой. Завтра утром я открою для тебя ворота. И… я принимаю ожерелье. Стоит ли ждать гостей?


- Думаю, нет, - Хора представила Ратибора, наматывающего круги вокруг заветного леса, но не смеющего преступить черту из сухих елок, и почувствовала себя гением. Когда-то миренский брачный обряд едва не стоил колдунье жизни. Но сейчас она была ему благодарна.


А на следующее утро Гайдара сама проводила Хору до ворот, из рук в руки отдала повод Архонта и даже поскребла за ухом благоразумно помалкивающего Шайтана. Оценивающий взгляд черноволосой ведьмы ему тоже не понравился.


- Что, все-таки, между вами произошло? - отойдя на безопасное расстояние, поинтересовался пес.


- Это смешная история, - улыбнулась беловолосая. - Все эти территории - лес, болото… принадлежат Гайдаре. А в Мирении существует правило - если ты - мужчина и ступил на княжеские земли, ты автоматически получаешь статус жениха. Ну, и обязан либо выполнить три заветных желания местной правительницы, либо сложить голову на плахе.


- Жестко, конечно… - пробормотал пес. - Это ты потому мне говорить в замке запретила? От хозяйки берегла?


- Гайдара, конечно, уже далеко не девочка, - искренне расхохоталась Хора, - но не в таком бедственном положении, чтобы на собак бросаться. А вот игрушки всякие любит. Говорящие псы встречаются редко, и упустить тебя она бы не захотела. Вот я и подстраховалась.


Собака обиженно насупилась:


- Тогда зачем ты мне про законы эти дурацкие рассказываешь?


- До конца дослушай. В Мирении я никогда не жила. Но один раз случалось мимо проходить… я и решила путь срезать. Лесом. Этим самым. О традициях местных я тогда ничего не знала… и о Выпи болотной, к сожалению, тоже. Потому и заночевала у самой воды. Утром встаю - а у меня усы наколдованные (стирались две недели!) и вся макушка стриженная - до сих пор не отросла.


- Погоди, - обернулся пес, - дай угадаю - тебя приняли за мужика?!


- Точно! - хихикнула колдунья. - И тут же отправили на выполнение заданий. Там мелочь какая-то была… шишку из арбалета сбить, зайца в поле поймать… и, кажется, пирожное испечь. Кстати, оказалось, я неплохо готовлю!


- И ты справилась?


- Я-то да… А вот с Гайдарой истерика случилась, когда я ей… кхм, грудь показала, в общем. Я была единственным "мужчиной", который прошел все испытания! Хорошо, что у меня при себе одно колье было. Как подарок для старой подруги несла. Дорогое, зараза, и красивое - слов нет. Я его ведьме и презентовала. И, знаешь, что я тебе скажу? Сделать подарок - лучший способ понравится женщине… кстати, именно после того случая у меня родилась идея носить купальник.


- И в результате вы с Гайдарой разошлись подругами?


- Ну, не совсем, - пожала плечами женщина. - Хотя выдумывание новых испытаний действительно нас сблизило.


- Новых испытаний?!


- Ага. И, между прочим, пока никто даже первого пройти не сумел.


- Стесняюсь спросить..? - вскинул бровь любопытный щенок.


- Надо спрятать яблоко, - догадалась Хора.


- И что здесь сложного?


- А ты пробовал, не владея магией, спрятать что-либо от колдуньи?


- С чего бы вдруг я не пользовался магией? Если бы имел такую возможность, конечно…


- А я не сказала? В этом лесу владеют Силой только здесь живущие! Иначе я давно бы эту Выпь отыскала и утопила бы в ее же гадском болоте! Так что спрятать от колдуньи яблоко совсем не просто…


Собака пожала плечами:


- Я бы его съел. И пускай потом ищет.


- Понимаешь, дружок, - рассмеялась Хора, - для того, чтобы съесть яблоко нельзя быть благородным, честным, а в перспективе - еще и мертвым созданием. Но, ты молодец! Считай, с первым испытанием справился. Осталось только златорунных овец денек попасти и подарить княжне усы той самой болотной Выпи. Она без них ни черта не чует. И вкуса не ощущает…


Но собаку мстительные речи хозяйки уже мало интересовали:


- Ты сказала, златорунных овец?


- А за счет чего, по-твоему, княжество живет? - пожала плечами Хора. - Торф соседям экспортирует? Нет, овцы - их единственный источник дохода.


- И мы вот так просто покидаем "золотую" жилу?


- Во-первых, наш уход стоил еще одно колье. Так что я бы не сказала, что это было "просто". Во-вторых, даже ради златодойной коровы я бы не стала связываться с Гайдарой. Ведьма на своих землях, в самой Силе. Стричь у нее под носом овец может только суицидально настроенный мазохист. Потому что за такую наглость она будет убивать долго и мучительно.


- А если просто "увести" бяшку?


- Через лес? - фыркнула колдунья. - Шутишь? Я вообще не представляю, как нам удалось его вчера пройти, и ни одного чудика не встретить. Здесь же для монстров просто политическое убежище какое-то! Их на квадратный метр больше, чем комаров!


- Да нормальный лес! - по-боевому выпятил грудь щенок. - Я за всю дорогу ни одного лишнего запаха не уловил. Что может случиться?


- Ледяные волки, например, - удивительно спокойным тоном сказала женщина.


- Это еще кто такие?


- Вперед посмотри.


Архонт застыл как вкопанный. У щенка глаза стали в три раза больше. А Хора вдруг почувствовала такой дикий холод, словно ее в прорубь окунули. И в тот же миг что-то произошло. Мир поплыл перед глазами, ноги заскользили по седлу, и колдунья вверх тормашками полетела в покрытую льдом траву.


- Хозяйка! - испуганно пискнул Шайтан. - Что делать?


Крошечная ящерица, белая с черным рисунком на блестящей шкурке, подняла мордочку и тонко, еле слышно ответила:


- Фейри! Эти чертовы Фейри! Жива останусь, всем крылышки повыдергиваю!!!



Глава 14


- Вы готовы к приключениям?

- Да, сэр!

- Вы готовы к опасностям?

- Да, сэр!

- Вы готовы умереть?

- Можно повторить вопрос?

Ледниковый Период 3: Эра динозавров


Волков было пятеро. Двое преградили путь, один скрылся за деревом слева так, что наружу выглядывала только черная пуговка носа, еще двое монументами застыли на холме за спиной. Хора сразу определила вожака - он, широко расставив ноги, стоял прямо напротив и надменно рассматривал добычу. Не угрожал, не готовился к атаке, просто смотрел. И от этого взгляда у Архонта подымалась дыбом грива. Рядом с вожаком, нервно мотая хвостом и изредка делая нерешительные телодвижения в сторону лошади, топталась волчица. Остальные послушно ждали решения предводителя.


Нет, в любом другом случае, конь давно бы уже был съеден. Просто волки никак не ожидали, что мелкий, не стоящий внимания щенок одним махом вырастет до размеров годовалого бычка и закроет жертву своей крупной ощерившейся мордой. Исчезновение человека тоже напрягало. Волки жили в лесу не первый год и даже не первым поколением. С магией они были знакомы не понаслышке. И знали, что если человек вдруг пропадал из поля зрения, это вовсе не означало, что его больше здесь не было.


- Хозяйка? - шепотом позвал Шайтан, не забывая отчаянно скалиться.


Хора несколько раз тряхнула головой, поморгала, привыкая к чуждым глазам, и быстро забралась псу на загривок.


- Видишь вожака? - спросила она. - Старайся все время быть между ним и Архонтом.


- Я не настолько великодушен, чтобы жертвовать собой, - честно признался пес.


- Ничего с тобой не случится! На такую громадину волки не бросятся.


- Тогда, может, уже побежим? - чуть заметно поежился Шайтан. - А то мне как-то некомфортно здесь стоять…


- Еще немного… - ящерица смотрела, как нетерпеливая волчица крошечными шагами приближается к жертве. Статная, серебристая, как и другие ее собратья, она выглядела мельче, потому что ледяные наросты на шкуре были не такими толстыми и длинными. Благодаря своему весу, она наверняка была самой быстрой в стае, но земля под ее лапами обледенела сильнее всего.


- Как скажу - беги к болоту, - шепнула Хора в прижатое к голове ухо собаки. Потом подумала и добавила. - Направо, то есть.


Они смотрели друг на друга - колдунья и волчица. Вернее, последняя буравила глазами пса. А вот Хора ловила каждое движение хищницы и когда та необдуманно выдвинулась на целый корпус перед вожаком, ящерица рявкнула:


- Гони, Шайтан!


Собака гавкнула. Этого было достаточно, чтобы с ближайшей сосны на голову волкам посыпались шишки, а Архонт получил такое ускорение, что едва не взлетел. Волчица от страха села на задние лапы и вожаку пришлось неуклюже обегать ее по дуге. Хора отлично подгадала момент - самочка преградила ему путь и сбила момент атаки.


- Хозяйка, - высунув язык, позвал Шайтан, - как я смогу управлять Архонтом на болоте, если я путь не знаю?


- Это необязательно! - закопавшись в шерсть, крикнула в ответ Хора. - Скоро тебя догонят волки, и тогда можно будет бежать даже по топи.


- Что значит "скоро догонят"?! - даже обернулся пес. В этот момент сбоку показалась парочка желтоглазых, облюбовавшая холм. Делая длинные прыжки, они неслись по косой, грозя в один далеко не прекрасный момент выскочить наперерез.


- Ты должен немного обогнать Архонта! - приказала Хора. - Чтобы они на него спереди не прыгнули.


- А если на меня прыгнут?!


- Еще раз повторяю: ты для них - не добыча! Ни один волк не захочет связываться с собакой таких размеров. Они же не знают, что от тебя, кроме шерсти, никакого толку!


Пес обиженно рыкнул, но лапами заработал в два раза быстрее. Вскоре он занял позицию на полкорпуса впереди Архонта и волки нехотя изменили траекторию. Теперь они бежали параллельно своей несговорчивой добычи: один немного впереди, а второй - как раз на уровне Шайтана.


К болоту доскакали так быстро, что Архонт даже затормозить не успел.


- Поднажми! - крикнула Хора на ухо псу, тот чуть притормозил и послушно гавкнул на лошадиный хвост. Прокатный жеребец вскинул торчком уши, подпрыгнул всеми четырьмя копытами одновременно и едва не припечатал парой задних подков собаку в челюсть.


- Я и не думала, что он так умеет… - пробормотала Хора, но развить мысль ей не дали - Архонт прыгнул на воду. - Главное - не останавливайся! - предупредила колдунья.


Спросить "почему?!" Шайтан не успел. Расправив крылья, и едва-едва касаясь воды лапами, пес ошалело смотрел, как скакун несется по болоту. Не разбирая дороги, не определяя мелководья, он просто бежал вперед. А по обе стороны от него, на расстоянии нескольких шагов мчались тяжелые, не имеющие запаха морозные волки. Под их лапами вода покрывалась льдом, красились в белый цвет ветви растущих неподалеку деревьев, схватывалась изморозью прошлогодняя палая листва. Грязное, поросшее сорняками и кустарником болото, в мгновение ока превращалось в такой же комковатый и неровный каток.


Если бы Архонт бежал медленнее, он наверняка завяз бы в какой-нибудь луже. Но его копыта успевали лишь пробить верхнюю корку льда и оставить после себя глубокий след. Теперь, когда волки немного отстали, Шайтан позволил жеребцу выйти вперед. По указанию Хоры он старался испортить охотникам траекторию прыжка, и пока ему это удавалось. Трещины под лапами собаку почти не заботили - несмотря на огромный рост, крылья отлично держали ее в воздухе.


- Хозяйка, - вдруг выкрикнул питомец. - Скоро просвет! Я знаю, где свернуть!


- Какой еще просвет? - не сразу поняла Хора.


- К ёлкам! - раздраженно пояснил пес. - Мы выберемся!


Эта новость подбросила ящерицу на вздыбленной холке.


- Ни в коем случае, Шайтан!


- Почему?! - удивилась собака. Впереди и правда уже виднелся "сушеный лес". К несчастью, его заприметил и Архонт. Наплевав на мнение о том, что у лошадей плохая память, хрипящий от натуги конь рванул к выходу так, что болото вздыбилось.


- Нет-нет! - подпрыгнула Хора, едва не перекувыркнувшись через голову собаки. - В "тоннель" нельзя! Эти волки здесь каждую ветку знают. В лесу они нас в два счета догонят!


- Но там у нас хотя бы будет шанс! - завопил в ответ пес. И в этом крике колдунья отчетливо услышала: "потому что пока волки будут доедать коня, мы успеем скрыться". Надежды на то, что жеребец добежит до тракта целым, не питал даже Шайтан - он, как и конь, отлично помнил "дорожку". И в каком она состоянии - помнил тоже. На такой скорости взмыленный Архонт о первую же ветку ногу сломает. И хорошо, если только ногу…


- Есть еще возможность! - крикнула вдруг Хора.


- Уверена? - тут же уточнил пес. В голосе хозяйки явно сквозили нотки сомнения, и это было не то, что он хотел услышать в такой момент. Но колдунья уже приняла решение:


- Направо! - молодецким голосом гаркнула она и, увидев, что Шайтан воспринял приказ буквально, добавила, - коня разворачивай, дубина!


- Как?! - возмутилась собака. - Повод остался наверху!


- Схвати его за что-нибудь!


- У меня нет лишней челюсти!


- Ну, так гавкни! У тебя это хорошо получается!


- Я сам справа! Если я гавкну, он побежит в другую сторону!


Похоже, волки тоже сообразили, куда намеревается добежать конь. И им эта идея пришлась по душе. Потому что они всей командой в пять сосредоточенных морд сгруппировались по правому боку и принялись теснить добычу к лесу.


- Черт… - обреченно пискнула Хора, понимая, что теперь жеребца на спасительное право удастся развернуть, только если слева случайно окажется дракон. Но до чего же не хотелось верить, что всё вот так кончится! Она печально закрыла свои лиловые, такие нехарактерные для ящериц глазки и вздохнула.


Потому и пропустила момент, когда конь внезапно всхрапнул, словно кто-то с силой натянул удила, и сделал резкий скачок к волкам. Такого поворота событий не ожидал даже матерый вожак. Стая еще несколько шагов пробежала по инерции, удивленно выворачивая шеи на взметнувшегося за их спинами в воздух пса, который вновь приземлился сбоку от разрезавшей их "клин" лошади, своим могучим телом перекрывая к ней доступ. И только потом, сделав порядочный крюк и потеряв на этом несколько драгоценных секунд, морозные волки вошли в поворот.


Хора подняла крошечную голову и уронила челюсть - на Архонте сидел закутанный в плащ мужчина. С очень знакомыми голубыми глазами.


- Я знала, что он идет за нами! - крикнула она в ухо Шайтану. Тот мимолетом заглянул в седло и, задыхаясь от долгого бега, ответил:


- Слава Богам, что на этот раз ты не ошиблась!


Даже у миренских княжон иногда пробуждается совесть. Они не дают мужчине права отказаться от участия в "соревнованиях", но каждая считает своим долгом выделить крошечный участок земли, на которой не действуют ее чары. Это называется благородством.


Гайдара определила "офшорной точкой" маленький островок посреди болота. Он был всего метров пять в диаметре и окружен самым полноводьем. Найти эту "duty free" зону мог только колдун. И только на ней к нему возвращались чары. Они не действовали за пределами выделенной поляны, но и слуги ведьмы не имели права преступить ее границу.


Именно сюда Ратибор направил Архонта. Спасибо волкам за мгновенную заморозку - без их помощи конь точно ушел бы под воду. А так - только бабки намочил, когда задними копытами ударил по пошедшему трещинами льду. Шайтан последние несколько метров вообще по воздуху пролетел. А вот любопытная и нетерпеливая волчица остановиться вовремя не успела, и вниз головой нырнула в… благодаря ей уже в сугроб.


Натянув поводья, некромант заставил коня развернуться и выкрикнул несколько слов, создавая вокруг островка защитный барьер. Вожак стаи горделиво обошел свою поскуливающую подругу, понюхал стену, которую ему теперь невозможно было преодолеть, повернулся к ней боком и пометил.


- Фу, как грубо, - встряхнулся Шайтан.


- А как же инстинкты? - с улыбкой спросила ящерица. - Не хочется сразиться за территорию?


- Хозяйка, здесь метки на каждом кусте. Это их территория. И потом - я один, их пять здоровенных рыл. Я, конечно, не трус. Но и не псих.


- Где Хора? - спрыгнул с коня Ратибор.


- Э… - замялся Шайтан. Колдунья едва в ухо ему не нырнула:


- Скажи, что я рядом.


Пес послушно повторил. Ратибор огляделся по сторонам:


- А конкретнее?


Ящерица дернула хвостом:


- Повторяй за мной "тебе ли не знать, как нужно скрываться".


- Что-что? - скосил глаза пес. Хора, ожидающая от некроманта закономерного вопроса "а разве у нее есть такой же плащ?", царапнула Шайтана по уху:


- Не смотри на меня!


- А почему ты сама с ним не поговоришь? - дернулся питомец, из последних сил удерживая на месте заднюю лапу, чтобы это самое ухо не почесать.


- Вот именно, - тут же подхватил Ратибор, - почему ты сама со мной не поговоришь?


- Потому что я мелкая и незаметная. Не хочу давать ему шанс использовать это в своих целях…


- Потому что она мелкая и незаметная… - послушно повторил пес. Хора чертыхнулась. Брови Ратибора взметнулись вверх:


- Это она так сказала?!


- Да, - честно ответил Шайтан.


- У… дубина! - взвыла колдунья. - Я же не просила это вслух говорить!


Собака прислушалась и кивнула "мол, все понятно, хозяйка!":


- Информация была для внутреннего пользования. Забудь о ней!


У Хоры дернулся глаз, и пока она пыталась справиться с веком, непроизвольно высунулся язык. Прямо Шайтану в ухо:


- Уй, ай, щекотно! - запрыгала на месте собака.


- Фу! Фу! Гадость! - отплевываясь, упала на землю ящерица. Ратибор заинтересовано присел перед нею на корточки, какое-то время молча рассматривал вытирающую передними лапками язык колдунью, и некультурно заржал. Громко, заливисто, едва не падая на пятую точку. Капюшон плаща сполз на спину, волосы растрепались, на глазах выступили счастливые слезы.


Хора мрачно смотрела на веселящегося некроманта и когда его смех, наконец, стих, задумчиво пробормотала:


- Похоже, пора проверить, а не ядовитая ли я…


Вместо того чтобы испугаться, Ратибор-таки сел на землю и закрыл лицо руками. Судя по коротким хрюкам, раздававшимся между всхлипами, трясло его не от рыданий.


- Что с тобой приключилось? - спустя несколько минут выдохнул он.


- А разве ты не из самого Скандара за мной топаешь?


- Из самого, - честно согласился Ратибор. - Но к Гайдаре я не пошел. Решил вас у выхода дождаться.


- И то верно, - ящерица с сосредоточенным видом побежала по лежащей на земле поле плаща. - Зачем перед княжной зазря маячить… это ведь переходящая ткань?


- Какой догадливый зверек! - умилился некромант.


- Укушу, - серьезно предупредила Хора. - Где ты раздобыл такую редкость?


- Где раздобыл, там уже нет.


- Восхитительно… - пробормотала ящерица, на животе ползая по плащу. - Полная невидимость. По сути, ты просто выпадаешь из этого мира… все видишь, слышишь, но остаешься недосягаем. В том числе, и для магии… продай, а?


- Зачем он тебе теперь? - с улыбкой вскинул брови Ратибор. - Эта одёжка явно не по тебе шита.


Колдунья зарычала:


- Учти, я дождусь, пока ты отвернешься, и…


- Что "и"? - заинтересовался мужчина.


- И плюну тебе в суп! - грозно топнула лапкой Хора. Ратибор фыркнул, опустил локти на колени, засунул одну ладонь в волосы и посмотрел на ящерицу. С такой странной смесью нежности и всепрощения на улыбчивом лице, что колдунья даже потупилась:


- Чего?


- Кто тебя в ящерицу превратил, о могущественная истребительница продуктов?


- А тебе-то что с того?


- Может, помочь смогу.


- Ты заберешь себе проклятие Фейри?


- Я похож на полного идиота?


- Хозяйка, - встрял доселе молчавший Шайтан, - прояви толерантность. Ответь "нет"!


К нему обернулись две пары разноцветных глаз и собака благоразумно умолкла.


- Предлагаю сделку, - Ратибор махнул заинтересованно поднявшей мордочку Хоре. - Ты помогаешь мне вернуть Лиру, а я тебе - человеческий облик.


- Соглашайся, хозяйка! - опять не удержался Шайтан. - Смотришься ты, конечно, забавно, но еще немного - и кормить нас с Архонтом будет нечем.


- Твоими стараниями это "еще немного" уже наступило, - буркнула ящерица. - Так что на твоем месте, я бы о еде не заикалась в принципе. А тебе, - повернулась она к Ратибору, - могу предложить следующий сценарий: я спасаю Лиру, а ты превращаешь меня в человека.


- И как ты будешь это делать в таком виде? - вскинул бровь некромант. Колдунья поиграла желваками:


- Тогда меняем порядок действий: сначала снимай с меня чары, после я спасу Видящую.


- Не пойдет, - с той же доброй улыбкой качнул головой некромант.


- Боишься, что свою часть сделки не выполню? - нахмурилась ящерица.


- Думаю, у нас даже не будет возможности проверить степень твоей честности, - хмыкнул Ратибор. - Вон те, лежащие у купола волки доказывают, что из этого леса ты выберешься чудом. Про помощь Лире я вообще молчу. Хора, - он положил на земле руку ладонью вверх, - не упрямься. Что бы ты такое страшное не скрывала, вернуть ребенка для меня важнее, чем разгадывать твои секреты.


- Ага, - съязвила ящерица, демонстративно поворачиваясь к ладони спиной, - и в нужный момент ты благородно оглохнешь…


- Нет, - Ратибор усилием воли прогнал с лица улыбку. - Но я даю слово не использовать полученные знания против тебя.


- Пообещай лучше, что как только Лира окажется в "Когте Дракона" ты исчезнешь из моей жизни!


- Вот это - с радостью!


- Что бы не твердила ваша Видящая и чего бы там не выдумывал Мастер!


- Извини, но этот момент тебе с ними придется утрясать самостоятельно, - пожал плечами Ратибор. - Одно могу сказать точно - с моей стороны к тебе не будет никаких претензий. Помоги найти Лиру, и больше ты меня не увидишь.


Ящерица смерила внимательным взглядом серьезное лицо некроманта и поставила одну из передних лапок ему на ладонь:


- Сделка заключена.


- И да будет так, - по традиции добавил некромант. - Теперь давай думать, как нам отсюда выбраться.


- Дождемся, пока волки уйдут и…


- Не похоже, чтобы они куда-то уходить собрались, - пробормотал Шайтан. Хора покосилась на удобно устроившихся хищников, отметила про себя их абсолютно довольные сонные рожи и поняла, что питомец прав.


- В лесу не так много добычи… - задумчиво согласился некромант. - Понятно, почему они не хотят упускать коня.


- Хотят или нет, - упрямо вскинула голову ящерка. - А рассвет им придется где-то переждать. Твоя накидка Архонта прикрыть сможет?


- Это все-таки плащ, - с выражением ответил Ратибор, - а не палатка.


- Значит, будем уповать на удачу.


- Хозяйка, - состроил скорбную мину Шайтан, - ну какая удача в твоем случае?


- Сюда же мы как-то добрались? - обиженно насупилась ящерица.


- Вот об этом я, собственно, и толкую, - вздохнул пес.


Ратибор посмотрел на ругающихся зверушек, скептически хмыкнул в ответ на собственные, не слишком лесные для Хоры мысли, и пошел расседлывать Архонта. Накормил, напоил, тряпочкой обтер - ящерица и опомниться не успела, как ее жеребец уже бессовестно лащился к мужчине на глазах у родной хозяйки.


- Хочешь я его цапну? - внезапно предложил Шайтан, заметив как мрачно Хора наблюдает за "обменом любезностями".


- Давай, - без особого энтузиазма ответила ящерка. То, что Ратибор увернется, сомнению не подлежало, но… пес в который раз сумел ее удивить! Оскалившись и вздыбив длинную шерсть на холке, он решительно подошел к коню, раззявил пасть и…


- Не того, бестолочь! - вовремя успела ящерка. Ратибор, Архонт и Шайтан одновременно уставились на беспокойное пресмыкающееся. Пес медленно закрыл рот, они с Ратибором смерили друг друга взглядами, Шайтан зевнул и нехотя бросил:


- Извини, хозяйка. Другого кусай сама.


Некромант скептически хмыкнул.


- Не хочу, - гордо отвернулась Хора. - От него болотом воняет.


- Уж кто бы говорил… - буркнул в ответ мужчина. До самого вечера они делали вид, что не знакомы. Ящерка клубком свернулась в корнях единственного на поляне дерева и притворилась спящей. Ратибор нахально лыбился и, демонстративно не замечая скрытных негодующих взглядов, вычесал Шайтана, развел костер, приготовил еду из собственных запасов гречневой крупы… к тому времени, когда он уже хотел приглашать колдунью к столу, она действительно спала.


Среди ночи ящерке стало холодно. Она сонно разлепила один глаз, определила, в какой стороне находиться костер и, вяло шевеля лапками, подползла к теплу. Потом еще ближе. И еще.


А под утро обалдевший Ратибор нашел на погасших, но еще дымящихся ветках сладко спящую беловолосую колдунью. Она обнимала крупное бревно, поджимала под себя ноги и выглядела вполне счастливой. А главное - человечной.


- Эй, - присел на корточки некромант. Хора подняла сонное лицо, смерила его равнодушным взглядом и спросила:


- Солнце встало?


- Нет, - честно ответил Ратибор.


- Тогда какого ты меня будишь?


- Хочу сообщить радостную весть.


- Она не может подождать до утра?


- Может, - ухмыльнулся Ратибор. - Но я не уверен, что если костер окончательно остынет, она еще будет актуальна.


Колдунья пару секунд пыталась осмыслить длинную фразу, потом скривилась:


- Чего?


- На себя посмотри, - посоветовал некромант. - Ты снова человек.


Хора быстро опустила глаза, прошлась взглядом по рукам, ногам, порадовалась, что одежда после превращения осталась на месте и пробормотала:


- Интересно, почему..?


- Судя по месту, где ты лежишь, твой внешний вид сильно зависит от температуры.


Колдунья задумалась:


- Возможно… я стала ящерицей, когда появились морозные волки. Я замерзла! А потом, в костре, отогрелась и снова превратилась в человека…


- Понимаешь, что это значит? - с ухмылкой поинтересовался Ратибор.


- Если я не избавлюсь от проклятия до зимы, я впаду в спячку? - немного побледнев, предположила Хора. Некромант покачал головой:


- Лиру надо искать быстрее, вот что это значит. Так что, пожалуй, не стоит нам задерживаться в этом лесу.


Колдунья шепотом чертыхнулась, но на ноги встала:


- И чего ты ко мне так рано прицепился? - махнула она рукой в сторону посапывающей волчьей стаи. Вожак, прищурив желтые глаза, с кажущимся равнодушием следил за добычей. - Пока они не уйдут, мы здесь как в ловушке.


- Скоро рассвет. Не хочешь Архонта оседлать? Потом на сборы времени не будет.


Женщина, сбивающая золу с затянутой в брюки филейной части, замерла и вопросительно уставилась в лицо некроманта. Потом перевела взгляд ниже, еще ниже, совсем низко… и спросила:


- Плащик одолжишь?


Ратибор свел брови на переносице:


- Нет, конечно!


- Боишься, что сбегу? - насмешливо фыркнула Хора.


- Видишь, ты и сама все понимаешь, - улыбнулся мужчина. Колдунья скривилась:


- Зайдем с другой стороны: тебе вообще моя помощь нужна?


Теперь задумался некромант. Хора была, конечно, в неприятном положении, но не в таком уж и безвыходном. Он тоже мог надеть плащ и продолжать бегать за ней скрытно… но тогда колдунья скорее всего за Лирой и вовсе не пойдет. Из вредности. "В патовой ситуации уступает умнейший", - решил про себя он:


- Зачем тебе нужен плащ?


- Буквально на пятнадцать минут, пока солнце не встало. Хочу кое-что сделать. За пределами поляны.


- Я… поделюсь с тобой плащом.


- Как мило с твоей стороны!


- Но я пойду с тобой, - тут же осадил Хору некромант. Она чуть заметно нахмурилась - это было не совсем то, на что она рассчитывала.


- Ладно, - кивнула колдунья. - Тогда ты - седлай Архонта, а я предупрежу Шайтана.


И пока Ратибор не начал возражать, принялась расталкивать пса.


Наказав собаке следить за конем и не спускать глаз с волчьих вражин, Хора тяжко вздохнула и нырнула под руку некроманту. Он накрыл колдунью плащом поверх головы, натянул на свою капюшон и сделал шаг. Как и ожидал пессимистично настроенный Шайтан, на этом все и застопорилось:


- Ты чего встала? - удивился Ратибор.


- А ты чего пошел без предупреждения? - огрызнулась в ответ женщина, скрепя сердцем хватая спутника за пояс на штанах. - Ты ведь не знаешь, в какую сторону идти!


- Л-ладно. В какую сторону идти?


- Прямо!


- Дык… - некромант скосил на колдунью прищуренные глаза, однако, встревать в очередную дискуссию на тему "Я ведь туда и пошел!" не стал. Хора отвернулась, понимая, что без конструктивного диалога они не то, что Лиру не найдут - из лесу никогда не выйдут. Она вздохнула, прижалась к Ратибору сильнее (тот даже вздрогнул от неожиданности) и мотнула головой:


- Идем, нам нужно кое-кого навестить.


Хора впервые укрывалась переходящей тканью. Последняя была настолько редкая, что некоторые чародеи считали ее вымыслом. Сквозь материю было прекрасно видно дорогу. Но что еще удивительнее - укрывшись плащом, можно было перемещаться сквозь деревья, не касаясь травы и воды. Он словно создавал из человека абсолютно нематериальную субстанцию - прозрачную и без запаха.


Один у плаща был недостаток.


- Пожалуйста, стой! - не выдержала, наконец, Хора. Ратибор послушно остановился и колдунья, скользя руками по его ногам, осела прямо на землю. Если бы не переходящая материя, она бы тут же провалилась в трясину, а так только руку к горлу подняла и лбом к коленной чашечке некроманта прижалась.


- Я когда впервые им укрылся, тоже неважно себя чувствовал, - признался мужчина. На него подняли измученные глаза, что казались еще несчастнее на зеленом лице:


- Кажется, меня сейчас стошнит…


Ратибор вздохнул, пробормотал несколько слов и прижал указательный палец к Хориной переносице.


- Лучше?


Колдунья прислушалась к своим ощущениям и кивнула:


- Идем дальше.


- А куда, собственно, мы идем?


- Сейчас узнаешь, - не разбирая дороги они, казалось, пробежали несколько километров. И остановились только у большой кучи прошлогодних листьев, сваленной у раскидистого дерева. Недолго думая, Хора достала из голенища сапога длинный тонкий нож, засунула обе руки в кучу, покопалась там и вытащила наружу пучок длинных негнущихся волос. При этом у нее был такой кровожадный вид, словно она целую голову в кулаке держала.


- Это что? - на всякий случай уточнил Ратибор, хотя и так было видно, что колдунья отрезала чьи-то усы.


- На вас, мужиков, надежды нет, - проворчала Хора. - Приходиться самой… одним выстрелом двух зайцев, так сказать.


- А кто второй? - Ратибор мысленно посочувствовал болотной Выпи, которая теперь, пока не отрастет, ни одну жертву поймать не сможет. С ее-то зрением… совсем за два месяца отощает, бедняга.


- Второй… - Хора злобненько хмыкнула. - Идем! Здесь недалеко.


Даже под угрозой немедленного расставания с завтраком, беловолосая не отказалась бы от задуманной мести. Фейри явно не ожидали такой подлости с ее стороны - положить в дупло их священного дерева волосяную святыню "дорогого соседа"…


- Ты только что разожгла межрасовую войну, - задумчиво сообщил Ратибор.


- Главное теперь отсюда удрать побыстрее. Не люблю я быть в гуще сражений…


- Конечно, - хмыкнул некромант. - Тебе больше нравится вот так - под покровом ночи и плаща творить гадости.


- Зуб за зуб, - ответила Хора, даже не пытаясь оправдываться. - Или они думали, что если я на их болоте силы не имею, то мне усы рисовать можно безнаказанно и в ящериц превращать?


- Ты - страшная женщина, - с улыбкой сказал Ратибор, глядя в лиловые, светящиеся счастьем глаза. Колдунья хмыкнула и посильнее ухватила его за пояс:


- Пошли обратно. Солнце скоро взойдет.


Некромант чуть заметно кивнул, а синхронности их первого шага могли позавидовать бравые пехотинцы, всю жизнь марширующие на плацу.



Глава 15


xxx: Так он женат??? Блиииин((( ххх: Хотя, знаешь, давно я заметила, что есть у него что-то такое…

yyy: Ага, кольцо обручальное.

BASH



Путь обратно отнял значительно меньше времени. Хору больше не выворачивало на изнанку, и она вдруг отчетливо поняла, что некромант за время их недолгого знакомства уже второй раз беспардонно залазит на территорию ее личного пространства. Про себя чертыхаясь, она мчалась к поляне с такой скоростью, что и морозные волки вряд ли бы догнали. А вот мужчина не отставал. С каменной рожей, не задавая вопросов, не уточняя направления, он так ловко бежал вслед за нею по бездорожью, словно с детства тренировался подстраиваться под Хорин шаг.


- Мы как раз вовремя, - сообщил он, когда к "дьюти фри зоне" оставалось всего несколько десятков метров. Колдунья окинула взглядом болото - стаи не наблюдалось.


- Ушли… - пробормотала она. - Не переносят восход. Странно. По самому солнцепёку бегать могут, а утренние лучи разрушают наросты только так.


- Не спрашивай меня. Зоология никогда не была моим любимым предметом.


- Разумеется, - фыркнула женщина. - Вот если бы это были трупы морозных волков…


Ратибор промолчал. Он смотрел как нервно озирается по сторонам оставленный за главного пес и как роет копытом землю беспокойный Архонт.


"Недоумевают, куда волки делись, что ли? Хотя вряд ли… При всей своей необычности, Шайтан прежде всего собака. Он радоваться должен, а не действия врагов просчитывать".


Хора тоже заметила подозрительное поведение питомцев и нахмурилась:


"Неужели рядом еще какая-то тварь бродит?"


Одновременно шагнув на поляну, маги остановились, покрутили головами, ничего примечательного не обнаружили и только потом вынырнули из-под плаща.


- Так-так-так… - раздалось за спиной.


- А с тварью-то я не ошиблась, - сквозь зубы процедила Хора. Медленно обернувшись, она окинула взглядом Гайдару и вскинула брови:


- Ты пришла вернуть ожерелье?


- Узнала, что любимая подруга не может покинуть мои земли, - пожала затянутыми в бархат плечами миренская ведьма. - Решила выяснить причину.


- А эти сорок стрелков по периметру поляны, конечно, исполняют роль свиты?


- Можно сказать и так.


Колдуньи скрестились взглядами - лиловы и черные глаза одинаково сверкали недоверием и плохо скрываемой угрозой. На лицах отражалась решимость и абсолютная уверенность в собственных силах.


- Не думала я, что подруга будет прятать от меня мужчину.


- Прятать? - искренне удивилась Хора. - На нем переходящая ткань. Ты знаешь, что она позволяет! Не воспользоваться ею, гуляя по твоим болотам, может только полный кретин.


- Ты должна была представить его еще вчера!


- Он шел отдельно, - махнула рукой седая. - Мы встретились накануне днем, убегая от морозных волков. Твоих морозных волков, между прочим!


- Тебе известны наши правила! - грозно ткнула пальчиком в колдунью Гайдара. - Любой мужчина, ступивший на мою землю должен немедленно приступить к выполнению заданий!


- Неужели брачные законы миренских княжон уже и на чужих мужей распространяются?! - рявкнула в ответ Хора. На поляне повисла тишина. Челюсть Шайтана звонко ударилась о землю. Удивился, кажется, даже Архонт. А вот Ратибор, все это время стоявший у Хоры за плечом, воспринял новость довольно спокойно. Наверное, перспектива жениться на Гайдаре пугала его больше, чем вымышленный брак с седовласой магичкой.


- Ты… замужем? - спустя несколько долгих секунд уточнила ведьма.


- У всех свои недостатки, - фыркнула седая.


- Докажи!


- "Мне не нужна корона, чтобы быть королевой!" - высокомерно процитировала Хора, но Гайдара только скривилась:


- Красивые фразы оставь тем, кто захочет их слушать. А мои требования изволь исполнять, если хочешь покинуть этот лес без потерь.


- Ты желаешь, чтобы я показала кольца? - начала было Хора, но Гайдара помотала головой:


- Было бы странно, будь у тебя на пальце символ миренской царицы. Но я отлично знаю традиции наших соседей. Покажи метку!


Колдунья нахмурилась, но тут ей на плечи легки руки Ратибора:


- Любимая, - ласково шепнул он, - покажи знак.


- Ты обалдел?! - так же шепотом возмутилась Хора, но заглянув в спокойное лицо некроманта, быстро добавила, - здесь же толпа народу!


- Не прикидывайся скромницей, - усмехнулась Гайдара. - Мои мальчики и не такое видели.


Скользнув глазами по самодовольному лицу "подруги" и теряясь в догадках, как именно собирается выкручиваться Ратибор, когда на ней (конечно же!) не найдут никакой метки, Хора расшнуровала брюки, повернулась к Гайдаре спиной и решительно, будто повторяла эту процедуру по три раза на дню, продемонстрировала публике верхнюю часть левой ягодицы. Какое-то время Гайдара молча ее рассматривала. Потом подошла ближе, провела пальчиком по обнаженной коже и выдала:


- Хм… не нарисованная…


У седой глаза стали размером с арбузы.


"Какого…?!" - стараясь не слишком явно удивляться, изогнулась она. Потом перевела взгляд на Ратибора и мысленно пожелала ему сдохнуть. Самым долгими и мучительным образом. Тот ответил нежной улыбкой.


- Что ж, - меж тем вздохнула миренка, - вынуждена признать, что ошиблась, - она махнула рукой, и стрельцы, все это время державшие на мушке новоявленных супругов, опустили луки. Потом подумала немного и вынула из ушей крупные каплеобразные серьги. - У нас принято дарить подарки невесте.


- Спасибо, - буркнула колдунья, - у меня нет дыр в ушах.


- Это легко исправить, - невинно хлопнула ресницами княжна и, прежде чем Хора успела возразить, поднесла ладони к седовласой голове и точным ударом магических игл пробила мочки.


- А-у!!! - взвыла от боли колдунья, когда украшенные камнями серьги сами собой прыгнули в образовавшиеся дырочки.


- Не снимай три дня, - будничным тоном указала брюнетка. - Чтобы не было заражения.


Хора вытаращилась на ведьму как бес на праведника. В лиловых глазах стояли слезы и явное желание скормить "подарок" Гайдаре на ужин.


Два часа спустя беловолосая колдунья мрачно рассматривала горизонт, пытаясь не думать о том, что от постоянной тряски в седле дико ноют мышцы. О большинстве из них "наездница" узнала только после покупки коня, и теперь периодически мучилась приступами крепотуры. Архонт неспешно топал по торговому тракту, компактный Шайтан сидел у хозяйки на коленях и все время беспокойно дергался. Пока, и без того недовольную Хору, это окончательно не вывело из себя:


- Ты можешь хоть минуту посидеть спокойно?!


- Хозяйка, - тут же вскинул морду щенок. - А ты правда теперь замужем?


- Разумеется, нет! - отрезала колдунья и бросила полный презрения взгляд на некроманта. Тот криво усмехнулся в ответ и кивнул:


- Тату сотрется через полгода.


- Как ты вообще умудрился его пририсовать?!


- Ну, - пожал плечами Ратибор, - ты так удобно спала тогда, в костре. Я просто воспользовался случаем.


- И нацарапал мне череп с костями на заднице?!


- Я некромант. По-твоему, я порхающих мотыльков изобразить должен был?


- Ты вообще не должен был меня касаться! - рыкнула Хора. Ратибор не ответил, впрочем, этого и не требовалось. Они оба знали, что в момент, когда мужчина снял плащ, Гайдара его засекла. Не было сомнений, что она придет. Единственным вопросом оставалось "Когда?".


- Ну почему я такой невезучий человек? - поникла головой Хора. - В Мирению пришла, чтоб от тебя избавиться. А в результате потеряла дорогущее колье, сделала марш-бросок по болоту, превратилась в ящерицу, в добавок еще и замуж выскочила… будто других бед мало было.


- Зато тебе такие классный серьги достались! - попытался взбодрить хозяйку Шайтан.


- Ах да, - хмыкнул она. - И еще мне уши прокололи. Блин, до сих пор болят…


- Ну, хочешь я подлечу? - широким жестом предложил Ратибор, отчего Хора едва с коня не свалилась:


- Нет уж! Держись-ка ты от меня подальше!


Некромант пожал плечами, набросил капюшон на голову и исчез из поля зрения. Шайтан повилял хвостом, искоса побросал на Хору боязливые взгляды и выпалил:


- А еще нас сама ведьма из лесу вывела! От волков спасла…


- Это она просто убедиться хотела, что и духу моего на ее земле не осталось.


- Хм… - задумался пес. Провожали их и правда всей толпой, будто боялись, что гости вдруг передумают и решат остаться еще на пару деньков. - Но ты ведь раньше Гайдары мужа себе нашла, разве это не повод для радости?


- Если ты намекаешь, что при следующей встрече ведьма меня точно закопает, то тут ты абсолютно прав, - мрачно пробурчала Хора.


- Подумай только, хозяйка! - даже подпрыгнул щенок. - Ты не только единственная с ее испытаниями справилась, ты еще и замуж первая вышла! Она там, наверное, с ума от злости сходит.


Колдунья окинула взглядом воодушевленного питомца и ухмыльнулась:


- Ты - маленькое, бесподобно-вредное создание. Не боишься, что после смерти будешь кипеть в котле Темных Богов вместе с другими грешниками?


- Хозяйка, - с серьезной рожей ответил пес. - Я же собака. Для меня важней всего - остаться с тобой. Так что куда тебя заберут, туда и мне дорога.


Хора покосилась на абсолютную честность в глазах питомца, представила как Ратибор сейчас ржет под своим плащом и толкнула Архонта каблуками. Широким галопом он вынес колдунью к заветным трем соснам и послушно свернул налево. На горизонте с одной стороны еще виднелся высушенный лес Гайдары, а с другой расстилалось поле убранной пшеницы. Вид острых, низко срезанных стеблей заставил Хору поежиться. Лето давно прошло. Пока дни еще были теплыми, а по ночам не случалось заморозков; пока деревья стояли зелеными, а дожди редко осыпались на землю. Но колдунья знала, что это продлится недолго. Неделя-две и в Центральные земли ворвется северный ветер. За считанные дни деревья поменяют окрас сначала на желтый, затем - на красный, а потом и вовсе сбросят ненужную больше листву. На дорогах появятся лужи, утром трава будет покрываться белой ледяной сеткой, а крошечная ящерица все чаще станет просыпаться в костре.


- Ненавижу зиму, - прошептала Хора. Особой любви к этому времени года она не питала никогда. Но теперь для ненависти появились вполне объективные причины.


- Хозяйка, - поднял голову любопытный щенок. - А куда мы сейчас скачем?


- В столицу, - дыхание Архонта утяжелилось от бега, появились хрипы и колдунья перевела его в шаг. - Надо бы показать тебя специалисту, - пробормотала она, хлопая коня по шее.


- И он отправит его на скотобойню, - фыркнул Шайтан. - Ардек ведь говорил, что лошадь поганая.


- О тебе так каждый второй говорит, - скривилась Хора, - и утопить советует.


- Неправда! - обиженно насупился пес. - Меня все любят. А если ты про тот единственный случай, так нашла что вспомнить. У мужика на лице было написано, что он по жизни дыбил.


Седая промолчала, думая, что после бешеной скачке накануне коню стоило бы дать отдохнуть. Но к Йёралдану они тогда к вечеру точно не успеют. Еще и ночевать в поле придется. Хора вздохнула, окидывая взглядом узкую ленту дороги, убегающую за горизонт, и вдруг заметила вдалеке крошечную размытую фигурку. Подъехав ближе, колдунья смогла различить чалую лошадку с массивным крупом, телегу, груженую мешками, и усатого дядьку в широкополой соломенной шляпе.


"Отлично!" - усмехнулась чародейка и, подождав, пока телега поравняется с Архонтом, обратилась к вознице:


- Доброго здравия, отец.


Тот посмотрел на нее сузившимися подозрительными глазками и кивнул:


- И тебе не болеть, путница.


- Еды у тебя купить можно?


- Боги с тобой, дочка! - расслабился мужичок. Если поесть просит, да еще деньги предлагает, значит не разбойница. - У меня хлеб есть и сыра немного. Угощайся!


И протянул Хоре холщевый мешочек с запасами.


- Куда путь держишь, отец? - колдунья засунула нос в продуктовую сумку и поморщилась, по ошибке вытянув на ощупь две крупные луковицы.


- В Скандар на ярмарку. Муку везу.


- А в Йёралдане не проще было бы продать? Там твой продукт с руками оторвали бы.


- О том и толкую! - воскликнул дядька. - В столице сельским купцам больше делать нечего - одну телегу за городские стены провести дороже выйдет, чем я за всю муку сторгую.


- Странно, - пожала плечами Хора. - А как же город выживает, если продовольствие доставлять некому?


- Да эти гады… - с чувством плюнул Архонту под ноги мужик. Конь удивлённо вскинул голову и на всякий случай сделал шаг назад. - Они решили быть автономными! Купили поля в округе, привлекли к работе бродяг и малоимущих, установили цены на зерно ниже рыночных, и ввозную пошлину на таком уровне, что вопрос конкуренции отпал сам-собой. Но вот ты мне скажи, дочка, разве городской житель может вырастить нормальную картошку?


Хора, в этот момент безжалостно отламывающая от цельной головки сыра половину, вскинула на него глаза и на всякий случай покачала головой.


- И я говорю - не может! - убежденно воскликнул мелкий предприниматель. Колдунья с Шайтаном задумчиво переглянулись. - Вот, возьми из сумки!


Хора вскинула брови, не понимая, чего от нее хочет странный хлебороб. По большей части, едва только ей в руки достался мешочек с продуктами, она его уже и не слушала. Тот понял ее недоумение по-своему.


- Давай сюда, болезная, - он отобрал суму, из какого-то кармашка достал сырую картофелину и щедро протянул ее Хоре. - Что скажешь?


- Ну… - пожала она плечами.


- Понюхай, - подсказал пахарь. Седая послушно втянула носом воздух.


- И как?


- М… - сделала довольную рожицу Хора. Огородник взмахнул руками:


- Да такую картошку сырой есть можно! Смотри! - и с этими словами он вгрызся зубами в овощ, оттяпал здоровенный кусок, брызнув во все стороны крахмалом, и принялся яростно его жевать. - Будешь?


- Я сыта! - тут же ответила колдунья. - Знаешь, отец, я, наверное, поеду уже. Вот, возьми за продукты.


- Дочка! - отмахнулся от денег мужик. - Мы - люди простые. Делиться привыкшие. Так что иди с миром. Пускай продукты эти тебя и спутников твоих накормят в дороге.


Он засунул остаток картошки в рот и хлестнул вожжами лошадку. Какое-то время Хора молча смотрела ему вслед. Шайтан на ее коленях отчаянно кривился - перед его глазами все еще стояла задняя половина личинки "медведки", пополам перекушенной отчаянным торгошом.


Солнце уже склонилось к горизонту, когда у левого плеча Архонта внезапно "материализовался" Ратибор. Конь дернулся, едва не сбросив расслабившуюся Хору на землю, и обиженно заржал.


- Не пугай моих животных, - мрачно пробурчала колдунья.


- Даже в мыслях не было, - пожал плечами некромант. - Предлагаю на ночлег остановиться где-то здесь.


Хора огляделась и поморщилась:


- Осенний луг… мокрая трава, чистое небо над головой… давно я не испытывала подобной экзотики.


- Дальше пойдет хвойный лес. Предпочитаешь спать на иголках?


Колдунья вздохнула и неуклюже спрыгнула на землю. Прогнулась в пояснице, дотронулась пальцами до земли, попрыгала на одной месте, и только потом свернула с дороги на желто-зеленую луговину. Влажная трава достигала колен и, переплетаясь стеблями, мешала идти. Архонт недовольно потряхивал щетками, а оставшийся в седле Шайтан поежился и уточнил:


- Интересно, а змеи здесь водятся?


Хора покосилась на питомца, потом на невозмутимого Ратибора и остановилась:


- Думаю, мы отошли достаточно далеко от дороги.


- Будешь разводить костер? - свесился с коня пес.


- Йёралдан стоит на реке. Наверное, ее русло проходит где-то рядом. Видишь, как здесь мокро? И туман собирается. Вряд ли нам удастся найти достаточное количество сухих веток. Или хотя бы несколько…


- Дай тогда мне сыра и я лягу спать, - тут же сориентировался щенок.


- Харчи делим поровну, летун прожорливый! - щелкнула его по носу Хора, сняла и расстелилась на примятой траве плащ и выложила на него буханку хлеба, пол круга сыра и бляху с водой.


- Еще немного сухарей на утро осталось, - сообщила она, огромным тесаком рубая хлеб. - Если на рассвете не найду их на прежнем месте, - она ласково улыбнулась Шайтану, - съем тебя. Понял?


- Угу, - облизнулся щенок. - Давай уже к сыру переходи.


Колдунья протянула ему кусок долгожданного продукта, с демонстративным вздохом положила такой же на хлеб и отдала некроманту.


- Если этот художник приблизиться ко мне ближе чем на метр, - глядя в голубые глаза Ратибора, приказала хозяйка собаке, - сделаешь "фас!"


- Как скажеш, - не прекращая жевать, буркнул пес. Ратибор ухмыльнулся и откусил здоровенный кус от импровизированного бутерброда. Он, наивный, думал, что Хора пошутила.


Рано утром колдунья проснулась от странных звуков. Будто кто-то яростно что-то облизывал. Подняв крошечную сонную головку, ящерица обозрела окрестности, ничего не увидела за стеною травы, чертыхнулась и вскочила на лапки.


- Шайтан! - позвала она.


- Шюда хожайка! - ответил пес. Хора нахмурилась и побежала на зов. Картина, открывшаяся ее глазам, потрясла ящерку до глубины души. Ратибор лежал на животе, со скучающим видом подпирая голову левой рукой. На нем, разместившись поперек и явно наслаждаясь процессом, устроилась мохнатая псина. Передними лапами она обнимала некроманта за правую руку и по очереди примерялась зубами к пальцам.


- Скажи, чтобы он с меня слез, - равнодушным тоном, будто речь шла о ком-то другом, попросил Ратибор.


- Он подошел, хозяйка! Этот гад не выдержал дистанцию! Я правильно всё сделал?


Ящерка кивнула. Некромант задумчиво смерил ее взглядом:


- Интересно, как ты собираешься превращаться в человека, если даже костер разжечь не в силах?


Хора скривилась:


- Шайтан, ты, конечно, большая умница, но чародей нам еще пригодится.


- Можно я ему хотя бы руку отгрызу?


- Золотце моя, - усмехнулась ящерка, - ну зачем нам безрукий чародей?


Пробурчав что-то неодобрительное о хозяевах, которые сами не знают, чего хотят, собака поднялась на ноги и трусцой побежала к Архонту. Хора меж тем дождалась, пока некромант сядет на траву, вытрет о нее же мокрую руку и только потом шмыгнула ближе:


- Ты обещал превратить меня обратно!


Ратибор удивленно округлил глаза:


- Когда это?


- Когда сказал, что тебе нужна моя помощь в поисках Лиры, - хмуро отчеканила колдунья.


Некромант улыбнулся, вскинул руку и выпустил над головой ящерки столп пламени. Она рухнула на землю и практически ощутила, как поджаривается ее белая шкурка:


- Ты меня напалмом решил согреть?!


- А помогло?


Ящерица подняла мордочку и "выстрелила" в сторону "мужа" языком:


- Сам-то как думаешь?


Улыбнувшись, Ратибор протянул ладонь. Хора недоверчиво на нее покосилась и очень осторожно, готовая в любой момент дать дёру, умостилась на "линии жизни". Прикрыв ее второй ладонью сверху, Ратибор поднес ящерицу к губам и подул.


Спустя четверть часа Шайтан удивленно смотрел на ругающуюся сквозь зубы хозяйку. Она металась по лугу, срезая траву своим любимым ножиком и пинками выбивая из земли особо крупные кочки. На фоне седых волос ее ярко-пунцовые щеки выделялись ровно свекла на праздничной белой скатерти. Спросить, чем они, все-таки, занимались, прикрытые от взглядов высокой луговой травой, пес так и не решился. А Ратибор, дожевывая четвертый сухарь и с головой закутавшись в переходящую ткань, довольно ухмылялся и неспешно скользил по направлению к столице.



Глава 16


Каждый народ имеет такую историю, на какую у него хватает фантазии.

NN



В ворота славного города Йёралдан они вошли вместе. Изображая послушного гражданина, Ратибор даже снял свой фирменный плащ. И тут же об этом пожалел - въездная пошлина была ни много ни мало тридцать серебрушек.


- Совсем обнаглели, - пробурчал некромант, расстегивая кошель. Шайтан, которого от жлобства местной гор администрации малость перекосило в области морды, только еще сильнее сжал челюсти.


- Скажешь слово, придется и за тебя платить, - предупреждающе шепнула ему на ухо колдунья. И она могла свою жизнь на кон поставить - пока ворота со стражниками не скроются за горизонтом, пес будет молчать, аки немой.


Хора повела компанию самой короткой дорогой - через торговый квартал, пристань и кузнечный цех. Корабли проскочили быстро, хотя щенок и норовил засунуть любознательный нос в каждую щель, а вот с первым и последним пунктами возникли трудности. Ратибор постепенно беленел, глядя как колдунья остервенело торгуется, набивая суму продуктами, а потом так же долго уговаривает кузнеца "переобуть" Архонту четыре копыта по цене трех. И если "владыка молота" сперва даже не поверил в наглость беловолосой особы, то спустя двадцать минут беспрерывной атаки ее убедительных аргументов начал спорить, доказывать свою правоту и в результате сдался на "трех с половиной подковах и бесплатном ветеринарном осмотре".


- Только учти, - напоследок погрозила пальчиком Хора, - мне нужно не общее мнение о лошади, а конкретно по проблеме. Усёк?


- Ты мне уже все уши этой самой проблемой прогалдела! - взвыл красный от натуги кузнец. - Иди отсюда, пока я твоего коня у тебя на шее морским узлом не завязал!


Колдунья мягко улыбнулась, заметила как дернулось веко бедного горожанина и как он судорожно сжал кулаки, из последних сил сдерживаясь, чтобы не броситься на дотошную клиентку, привязала опасливо косящего Архонта к жерди, хлопнула его по плечу на прощание и прытко выскочила за ворота кузницы. Не успела дверь вернуться в закрытое положение как, с резким свистом разрезав воздух, в косяк впился здоровенный топор.


- М-да, - задумчиво оценил силу броска Ратибор, - ты умеешь заводить друзей.


- При такой экономии они мне не нужны, - пожала плечами Хора и вздохнула. Тянуть дальше было некуда. - Может, ты меня здесь подождешь? - с надеждой обернулась она к некроманту. Такими глазами смотрел висящий над бездной альпинист на последнюю ниточку своей перетертой бечевки.


- Мы не так договаривались, - ухмыльнувшись, покачал головой тот.


Женщина закусила губу, услышала как вопит сорвавшийся в бездну скалолаз, и больше не сказала ни слова. Но чем ближе они подходили к бедняцкому кварталу, тем сильнее мрачнело ее лицо. Шайтан трусил рядом, с любопытством оглядываясь по сторонам. А Ратибор чуть позади загадочно улыбался. Он уже понял, куда ведет их беловолосая колдунья. И когда она остановилась перед старым повалившимся забором, за которым виднелся угол такого же древнего дома, в его глазах не было и намека на удивление.


- Гильдия Вороньего крыла, я прав?


Хора обернулась и кивнула, скрестив руки на груди.


- Думаешь, они похитили Лиру?


- Кто еще мог оставить у нее на кровати два вороньих пера? Это знак Гильдии. Ни один идиот не посмеет использовать его в своих целях.


- Тем более, когда мы говорим о знаке этой Гильдии. Воры, убийцы, насильники… отбросы общества. Они брались за задания, которые изначально стояли вне закона. Их Кодекс был пропитан кровью, а наказанием за его нарушение была смерть. Наемники, которых не мог призвать к ответу даже Совет, так аккуратно они вели свои дела. Ничего нельзя было доказать: никаких документов, никаких сверхприбылей, ни одного живого свидетеля. Да, украсть Видящую было бы вполне в духе Гильдии, если бы ни одно "но". Около трех лет назад Воронье крыло перестало существовать.


Хора выслушала некроманта, лениво опиравшегося плечом о стену какого-то склада и говорившего с таким видом, словно делал окружающим величайшее одолжение, молча развернулась к забору, сложила перед собой ладони в особую фигуру: большие и указательные пальцы вместе, безымянные переплетены, и шепотом произнесла с детства знакомые слова.


Старые доски покрылись маревом и на их месте возникли не менее покосившиеся ворота. Полупрозрачные, едва видимые, но вполне реальные. Не оглядываясь на обомлевших спутников, Хора толкнула створку и вошла внутрь. Ратибор бросился было следом, но только руку о забор оцарапал: даже после своей кончины Гильдия наемников не впускала чужаков.


Хора зашла в особняк и поморщилась - словно не было трех лет свободы. Как будто всё случилось только вчера.


- Ни черта время не лечит, - горько пробормотала она. Ветер подхватил ее слова и разнес эхом по огромному холлу с выбитыми окнами, ободранными и окрашенными в красный стенами, пошатнувшимися периллами широкой длинной лестницы. Те, кто раньше здесь обитали, весьма благосклонно относились к комфорту и роскоши. Редкий дворец мог похвастаться такими высокими потолками, мраморными плитами на полу и бархатными занавесками, сейчас дырявыми и грязными, но когда-то фантастически дорогими. Огромная люстра разбитым искореженным колесом лежала у первой ступени. Прошли годы с тех пор, как в нее вставляли сотни свечей, и свет от этой люстры был подобен солнцу.


- Видишь, что осталось от былого величия? - перед вздрогнувшей Хорой появился сгорбленный старик с длинной белой бородок. Такой неухоженной, что не будь старик призраком, в ней наверняка завелись бы насекомые.


- Ты? - удивилась колдунья.


- А кого ты ожидала здесь увидеть? - хмыкнул старик.


- Кого-нибудь живого! - воскликнула седая. Призрак улыбнулся и махнул гостье рукой:


- Идем со мной. Я постараюсь ответить на твои вопросы.


- С чего бы? - подозрительно нахмурилась женщина.


- Так мне велели, - пожал плечами старик. - Сильно Гильдия изменилась, верно?


- Теперь, по крайней мере, ее внешний вид соответствует содержанию, - злобно отрезала Хора.


- Я понимаю тебя, девочка, - с грустью кивнул призрак. - Но это здание когда-то было твоим домом.


- Неправда! - так резко и громко воскликнула Хора, что над головой, где-то у потолочных балок послышалось встревоженное шерудение. - Дом - это место, куда хочешь вернуться. А мне трех лет не хватило, чтобы забыть…


Колдунья отвернулась, не желая оканчивать фразу, послушала хлопки крыльев летучих мышей, их недовольное попискивание и села в старое, покрытое слоем пыли кресло у камина. Последний был настоящим произведением искусства - громадный, каменный, украшенный резьбой и глиптикой. Даже сейчас в нем еще лежали не истлевшие дрова.


- Мне больно смотреть на то, чем стало это место, - грустно сказал Хранитель.


- А не больно тебе думать о том, чем оно было? - таким же тоном ответила колдунья.


- Гильдию представляют люди, девочка моя, - старик ласково провел прозрачной рукой по Хориной голове, и она отпрянула, недовольно поморщившись. - Здание не виновно. Это был прекрасный дворец и посмотри, во что он превратился. В руины. Все серое от пыли, изломанное, неживое…


- Я не хочу вспоминать прошлое, - отрезала чародейка. - Ты знаешь, зачем я здесь. Где Видящая?


- Ты же не думала, что ее приведут сюда? - усмехнулся Хранитель.


- Попытаться стоило.


- Нет, милая. Видящая там, куда ты не сможешь так просто войти.


- И, тем не менее, они оставили для меня знак, - Хора поднялась с кресла и подошла к камину. - Кто похитил Лиру?


- Рейн ван Дерт.


Колдунья обернулась так быстро, что белые волосы смели всю пыль с каминной решетки:


- Ты лжешь, старик!


- Можешь не верить мне, Хельвиора, - пожал плечами призрак, - но факт от этого не измениться. Рейн ван Дерт жив.


- Этого не может быть! - топнула ногой колдунья. - Я сама видела…


- Ты видела не всё! - перебил бородатый. - Ты не знаешь, что было после того, как ты ушла!


Хора скривилась, меряя шагами длину камина. Ей одновременно хотелось и разнести всё здесь к чертовой бабушке и забиться в угол, вопя так, чтобы даже летучие мыши попадали со своих помостов.


- Кто его вернул?


- Эстэра, - старик тяжко вздохнул, а Хора ошарашенно вскинула брови:


- Но как ей это удалось?!


- Жертва, милая девочка. Ты никогда не понимала, на что способна любовь.


- Старик, - поморщилась Хора, - даже безграничная любовь не творит чудеса.


- А семь жертв, из которых одна добровольная?


Колдунья задумалась, потом стукнула ногой по спинке кресла и чертыхнулась:


- Дура малолетняя!


- Он приблизительно так же выразился, - ухмыльнулся Хранитель. - Ведь даже перебив кучу народу, она не смогла вернуть его полностью.


- Так вот зачем ему понадобилась Лира…


Какое-то время в холле стояла тишина. Затем старик хмыкнул:


- Ты хорошо спряталась. На целых три года. А он искал. И случайно встретил тебя в Альбасе. Он глазам своим не поверил. Ты стала такой сильной, такой могущественной. Но у тебя осталась одна слабость. И он не преминул ею воспользоваться.


- Куда ван Дерт увез Лиру?


- В Валусию.


- К викингам?! - ахнула Хора. - Он рехнулся?


- Тебе бы три года пожить, как он жил, - фыркнул старик.


- Ничего, - колдунья решительно сжала кулаки, - недолго ему осталось мучиться.


- Он просил передать, чтобы ты не делала глупостей, девочка.


- Да ну? - оскалилась седая. - А больше он ничего не просил передать? Какие-то особые пожелания? Просьбу похоронить в семейном склепе?!


- Хельвиора! - зычно крикнул старик, останавливая поток предположений.


- Нет больше Хельвиоры! - мотнула головой женщина.


- Как бы ты себя не называла, девочка, - вздохнул призрак, - то, что ты натворила, исправлять придется тоже тебе. И неважно, какие тобой двигали мотивы. Сейчас есть только ты, ван Дерт и Лира, которую ты очень хочешь спасти. Твой враг учится на своих ошибках. Пора бы и тебе последовать его примеру.


Хора вышла из особняка, и он растаял дымкой за ее спиной. Теперь там снова был только старый изломанный забор из покосившихся досок. А на колдунью с немым упреком во взгляде смотрели Ратибор и Шайтан. Та поежилась:


- Что вы на меня уставились, как будто я вам денег должна и не отдаю?


- Ты была членом Гильдии Вороньего Крыла, хозяйка? - грозно прогавкал пес.


- Ну, была.


Собака задумчиво нахмурилась и предположила:


- Наверное, ты не знала, что это - Гильдия преступников. Ты ведь среди них недолго числилась?


- Это как посмотреть, - пожала плечами Хора.


- Месяц? Два? Неделю?


- Пятнадцать лет.


- Бли-ин, хозяйка, - закатил глаза пес. - Ты, конечно, особым умом не блещешь, но за пятнадцать лет даже до тебя должно было дойти, какие элементы работают вместе с тобой.


- Ты прав, Шайтан, - колдунья обошла пса по дуге и уже хотела направиться прочь из бедняцкого квартала, но была остановлена холодным вопросом Ратибора:


- Где Лира?


- В Валусии.


Некромант скрестил руки на груди и уставился на седую мрачными голубыми глазами:


- В стране вечного льда?


- Почему? - удивилась женщина. - Насколько мне известно, месяца три в Валусии довольно активно светит солнце.


- Зачем Видящую забрали к викингам?


- Я бы тоже хотела это знать, - честно ответила Хора. Ратибор приблизился к чародейке вплотную и навис над ней, грозно буравя взглядом:


- Кто украл Лиру?


Несколько секунд колдунья молчала, будто сама пыталась поверить в то, что сейчас скажет, а потом ответила:


- Глава Гильдии Вороньего Крыла, Рейн ван Дерт. По прозвищу Кровавый Дождь. Один из сильнейших магов огня, которых я знаю.


- И зачем такому могущественному чародею Видящая?


- А ты-то сам как думаешь? - криво усмехнулась колдунья. Некромант недобро сузил глаза и провел ладонью в сантиметре от женской щеки:


- Не шути со мной, наемница…


Его пальцы на мгновение коснулись острого подбородка, и чародейка вздрогнула: столько скрытой угрозы, столько презрения и жесткости было в словах Ратибора. Лиловые глаза заблестели, будто сейчас горькие слезы польются по щекам, но вместо этого они вдруг вспыхнули огнем. Волосы вздыбились за спиной, и лицо Хоры на мгновение словно потемнело, выпустило на свободу скрытый внутри мрак:


- Убирайся прочь, если что-то не устраивает! - дрогнувшим, но от того еще более жутким голосом, рыкнула она. Махнула рукой наотмашь, и некроманта отбросило назад. Он ударился спиной о стену покосившегося дома, сполз на землю, а сверху с противным треском на чернявую голову обрушился кусок соломенной крыши. Развернувшись на каблуках, Хора быстрым шагом пошла прочь.


- Живой? - к мужчине неспешно подошел Шайтан. Ратибор стряхнул с макушки глину и горько произнес:


- Она - убийца из Гильдии Вороньего Крыла. Как можно доверить ей спасение ребенка?


Пес склонил лобастую голову к плечу и задумчиво, словно сам с собой разговаривая, пробормотал:


- Ты так отчаянно пытаешься убедить себя в том, что Хора плохая… Я только не могу понять - зачем…


- Мне не нужно себя убеждать! - вскочил на ноги некромант. - Я вижу факты!..


- Перед тобой абсолютно седая двадцатишестилетняя женщина, которая бродит по трактам и шарахается от людей, - перебил Шайтан. - Я - собака. Но я и то вижу больше фактов.


Повернувшись к обомлевшему Ратибору хвостом, пес побежал догонять хозяйку. А некромант еще какое-то время молча смотрел ему в след и думал… потом чертыхнулся, набросил капюшон на пострадавшую голову и потопал следом.


Хора почти летела по закатному городу:


"Ах, я плохая, ах, я из непопулярной гильдии, ах, я убийца и вор… так, стоп! - колдунья на скорости пропустила нужный поворот, включила тормоза и едва не снесла плечом фонарный столб. - На чем я остановилась? Ну, конечно! Я - самое мерзкое, страшное и злобное создание на планете! Да что он знает?!.."


Подвернувшаяся под ногу жестяная миска почувствовала себя пушечным снарядом, пролетела пол улицы и ударилась о копыта на удивление знакомой лошади. Буцефал окинул седую взглядом, в котором читалось полное понимание и прощение, причем одной фразой: "грешно на больных обижаться".


- Какого черта ты здесь делаешь?! - рявкнула колдунья на Ардека.


- После того, что по твоей милости мне пришлось пережить, могла бы быть и повежливее!


- О! - догнал, наконец, хозяйку Шайтан. - А ты что, уже вырвался из рабства? Как это ты так быстро со всеми заданиями справился? Халтурил, небось?


- Тебя спросить забыл! - огрызнулся шаман. - Как вы вообще могли меня там бросить?


- А я всё могу! - "понесло" взбешенную Хору. - Чего еще ждать от… мм… мм-ммм!


Появившийся из ниоткуда Ратибор ненавязчиво закрыл ладонью рот "супруги". Впрочем, судя по выпученным лиловым глазам, не только рот.


- Задушишь, - осторожно подсказал Шайтан. Некромант улыбнулся Ардеку и притянул колдунью ближе к себе:


- О твоем забавном чувстве юмора мы уже наслышаны, дорогая. Не нужно повторяться.


- Дорогая?! - грозно переспросил Ардек. Ратибор пожал плечами:


- Мы тут давеча по-быстрому свадьбу сыграли. У нее на попке мой фирменный знак. Проверять будешь?


- Врет он всё! - отодрала, наконец, колдунья ладонь некроманта от своего лица. - Не было никакой свадьбы!


- Но метка-то есть? - нахально уточнил Ратибор.


- Она не настоящая!


- А вот миренская ведьма купилась…


- Так, - вмешался шаман, - я не понял. Что здесь вообще происходит?!


- По ходу, - "тактично" объяснил пес, - пока ты там капиталы заколачивал, твою девушку увел твой товарищ. Но ты не переживай, ровно через полгода она будет свободна и у тебя опять появятся шансы.


Ардек в недоумении уставился на "коллег". Хора вздохнула:


- Свадьба - это случайность.


- Ага, - кивнул некромант. - Полная. Но на полгода ты в любом случае свободен. Так что можешь разворачивать коня и отправляться обратно в Коготь Дракона. Мне как раз письмо для Мастера не с кем передать.


- Ну да разбежался! - спрыгнуть на землю Ардек. - Я еду с вами!


- В Валусию?


- Да куда угодно!.. А почему именно туда?


- По нашим данным, - встрял Ратибор прежде чем Хора успела открыть рот, - именно там сейчас держат Лиру.


- Но это черти где! - развел руками шаман. - В стране вечных льдов… информация-то заслуживает доверия?


- К сожалению, да, - кивнул некромант, поглядывая на побуревшую в его руках Хору. - Ведь так, любимая?


- Дай только руки освободить…


Ратиборовская ладонь легла колдунье на плечо, и она благоразумно кивнула.


- Что ж, - вздохнул шаман, глядя на незапланированные нежности "молодоженов", - к викингам, так к викингам. Думали уже, как добираться туда будете?


- Сядем в порту на корабль. По Рее выйдем в море… - Хора пожала плечами. Ардек нахмурился:


- А ничего, что с викингами Центральный континент не торгует? Там какая-то забастовка против пиратских налетов из Северных земель. Уже с десяток кораблей ограбили. И ладно бы только товар забирали, так еще и суда топят. Чтобы свидетелей, видать, не оставалось.


- И кто ж тогда об этих зверствах рассказал? - резонно уточнил Шайтан.


- Откуда я знаю? - махнул рукой шаман. - Но караваны туда не пускают и корабль, который довезет нас до Валусии, найти будет очень сложно.


- Ван Дерт точно по воде не ходит, - прошептала Хора Ратибору. - Как-то же он море переплыл?


- Значит, и мы что-нибудь придумаем, - шепнул в ответ мужчина.


- Раз других идей нет, придется брать штурмом порт, - задумчиво добавил от себя Ардек.


- Почему штурмом? - удивился Ратибор.


- Тебя с нами никто не звал! - грозно добавила Хора.


- Мое участие не обсуждается, - улыбнулся шаман. - После той чудной недели, которую ты мне устроила, я вообще должен за тобой из чистой вредности ходить. Что же касается вас, коллега, то я не упущу шанса приударить за вашей женой.


- Ну, давай. Рискни здоровьем, - благородно предложил некромант.


- А мое мнение никого не интересует? - воскликнула оскорбленная колдунья.


- Молчи, лукавая женщина! - цыкнул Ардек. - Пойду, гляну, что можно с кораблем придумать. Встретимся в порту. Надеюсь, вы, Ратибор, не сбежите от меня, укрывшись плащом?


- И пропущу возможность понаблюдать, как ты клеишься к этой беловолосой ведьме? - засмеялся некромант. - Да ни в жизни!


Шаман хмыкнул в ответ, одним махом взлетел в седло и был таков. А Хора резко сбросила с плеча руку "супруга" и вперилась в него злобным взглядом:


- Что это только что был за концерт?


- Ну, я же обещал, что не выдам твою тайну, какой бы она ни была?


Колдунья недоверчиво изогнула бровь, прошлась глазами по довольному лицу "супруга" и отступил на шаг:


- Знаешь, мне плевать на твои мотивы. Но учти: если твой любвеобильный дружок начнет предъявлять претензии, я оправдываться не стану.


- Вот видишь, ты и сама все отлично понимаешь, - ухмыльнулся Ратибор. - Чем меньше Ардек будет знать о твоем прошлом, тем крепче будет спать.


- И тем меньше вопросов будет рождаться в его хорошо оформленной черепушке, - добавил от себя Шайтан.


Троица заговорщиков переглянулись, кивнули друг другу и пошли догонять влюбленного шамана.


Впрочем, какая-то польза от Ардека, несомненно, была:


- Я нашел корабль, который довезет нас до Юты. Мы сэкономим почти трое суток, если пойдем по реке. И, сразу предупреждая вопрос, - межконтинентальных рейсов отсюда нет.


- Юта - морской порт, - кивнул Ратибор. - Возможно, там нам улыбнется удача.


- А если нет, хозяйка украдет корабль, - убежденно тявкнул щенок. - Делов-то. С пятнадцатилетним стажем…


- Я тебе сейчас язык бантиком завяжу, - рыкнула колдунья.


- О чем они вообще? - не понял шаман. Ратибор отмахнулся:


- Не бери в голову.


- Ладно, - Ардек посмотрел на буланого, сызнова подкованного жеребца, и похлопал его по шее. - Так и не избавилась от этого задохлика?


- Слова подбирай, - Хора потрепала коня за челку.


- Как его называть - твое личное дело, - пожал плечами шаман. - Он от этого лучше все равно не станет. В любом случае, от лошадей придется избавиться. Их на корабль не возьмут.


- И ты вот так просто продашь Буцефала? - поразилась колдунья.


- Просто? - хихикнул Ардек. - Ну, уж нет. Я за него хорошенько поторгуюсь.


- И люди еще называют меня жадной, - задумчиво пробормотала седая. Она ласково провела ладонью вдоль морды своего коня, скормила ему кусочек сахара, стянутого со стола очередной таверны, и покачала головой. - Нет. Я своего продавать не буду. Есть у меня в столице один знакомый, он за лошадьми присмотрит. Если хочешь, и твоего рядом поставим.


- И во сколько мне это обойдется? - подозрительно уточнил Ардек.


- Понятия не имею. Но скидку могу гарантировать.


Женщина подхватила коня под уздцы и пошла прочь из порта. Солнце скрылось за горизонтом и на улицах Йёралдана загорелись магические фонари. Самые обычные - тусклые здесь, в бедных районах и на окраинах города и яркие, мерцающие разноцветными огнями в центре столицы. Там даже ночью можно было читать на лавочке под ажурным, самонаводящимся светильником. Рай для мирного населения и куча проблем для "ловцов удачи". Хора помнила, сколько криков и ругани доставалось от членов Вороньего крыла этим самым фонарям, реагирующим на движение. Пробраться в центр города и ускользнуть от их "всевидящего ока" было практически нереально.


Колдунья привела товарищей на другой конец Йёралдана. Это была маленькая, сейчас уже закрытая аптекарская лавка. Хора вздохнула, как перед прыжком в ледяную воду и постучала в дверь. Какое-то время в доме было тихо, а потом на втором этаже зажглась лампа и тихо скрипнул ставень.


Хора вскинула голову, но в это мгновение входная дверь распахнулась, а на пороге оказался здоровенный, похожий на медведя человек в спальном колпаке. Он тяжело дышал, будто по лестнице несся галопом и несколько секунд они с Хорой молча рассматривали друг друга. Он - ошарашено, она - виновато улыбаясь. А затем мужчина бросился вперед и сжал колдунью в крепких медвежьих объятиях:


- Хельвиора, девочка! Я уж было думал, никогда тебя больше не увижу!


- Фергюс, ну что ты? - улыбнулась колдунья, похлопывая его ладонью по спине.


- Марта! - заорал аптекарь вглубь дома. - Марта, гляди, кто пришел!


По лестнице застучали шаги, и к двери вылетела не менее "мишкоподобная" барышня лет тридцати. С приятным веснушчатым лицом, необозначенной талией и изумительно белыми зубами.


- Хельвиора? - недоверчиво спросила она, мягко отталкивая мужа в сторону. Седая помахала ручкой, тут же была за нее схвачена и распластана на необъятной груди. - Ой, да ты с гостями? - узрела "мадам" сотоварищей гостьи поверх стриженной седой макушки. Гости синхронно сделали шаг назад.


- Фергюс, мы буквально на минутку, - просипела Хора.


- Ничего не желаю слушать! - вскинул руки медведь. - Заходите все!


- Корабль только утром, - пожал плечами Ардек. Ратибор хмыкнул, а Шайтан уже просочился внутрь вкусно пахнущего колбасой дома.


- Лошадей заведите в сарай. Там наш мерин стоит, так вы рядом привяжите.


- Вот как раз о лошадях я и хотела поговорить! - оторвалась, наконец, седая от хозяйской груди. - Нам бы коней где-нибудь приютить на время. Прокорм за наш счет!


- Девочка, о чем речь? - шикнула Марта. - Пусть стоят сколько нужно. Как за родными смотреть буду, ты же меня знаешь! А теперь все в дом. Так долго не виделись, столько всего рассказать тебе хочу!


Спустя пару часов, когда лошади мерно жевали овес в стойле, а Шайтан дрых на лавке сном сытого дворняги, Ратибор с удивлением смотрел, как при свете лучины, взявшись за руки и склонив друг к другу головы, шепчутся две такие разные женщины. Они смеялись, сочувственно кивали и улыбались так, словно в этот миг были счастливейшими созданиями на континенте.


Рядом на лавку, придерживаясь за поясницу, опустился хозяин дома. Некромант почувствовал, как его половина сидения подымается вверх, а соседняя - прогибается до земли.


- Будешь? - протянул аптекарь Ратибору самокрутку. Тот взял, затянулся и довольно откинул голову, коснувшись затылком стены:


- Как вы с Хорой познакомились?


- С Хельвиорой-то? - сжал зубами сигаретку "медведь". - Она повитухой была у Марты. Лизке сейчас восьмой годок пошел.


- Молодая совсем повитуха-то, - усмехнулся некромант. Фергюс кивнул:


- Она жену мою и дочку с того света вытащила. Так что сколько ей там было значения не имеет. А вот что для меня сделала - век помнить буду.


Ратибор удивленно покосился на аптекаря, но тот уже подымался с лавки:


- Пойду я спать, пожалуй. Пускай женщины болтают. Мы вам в комнате наверху постелили.


- Ага. Спасибо, - кивнул некромант, не отрываясь глядя на столь редко по-доброму улыбающуюся Хору:


"Интересно, кто же она такая?"


Болтать женщины закончили далеко за полночь. Когда Марта едва не впечаталась носом в стол:


- Прости, девочка. Я с этой аптекой, аки петух деревенский - рано встаю, рано ложусь, - женщина зевнула, чинно прикрывшись ладошкой, и колдунья понятливо кивнула. - Идем-ка спать. Я тебя провожу.


Хозяйка подхватила колдунью под руку, не без ее помощи взобралась на второй этаж и практически впихнула подругу в гостевую спальню:


- Спокойной ночи, - еще раз зевнув, Марта тихонько прикрыла дверь и скрылась за поворотом. Этажом ниже скрипнула лавка - на жестких постелях Ардеку всегда снились неприятные сны.


Зевнув и потянувшись, Хора сбросила плащ, стянула сапоги и, не раздеваясь, рухнула в постель.


- Ох! - послышалось снизу.


- Мамочка! - взвизгнула колдунья, почувствовав чью-то руку на пятой точке. Одеяло зашевелилось, сползло и при свете луны сверкнули два голубых глаза. - Ты?!


- Ну, я, - не стал спорить Ратибор. - А чего ты в моей комнате делаешь?


- В твоей комнате? - не сразу поняла женщина. Потом задумалась и стукнула кулачком о подушку. - Шайтан! Эта чертова псина разболтала хозяевам, что мы женаты.


- Ну, кровать большая, - зевнул некромант, одним движением сдергивая колдунью с себя и укладывая рядом. - До утра как-нибудь перекантуемся.


- Размечтался! - фыркнула непреклонная женщина, сгибая ноги в коленях и точным пинком отправляя некроманта на пол. Сверху полетела одна из трех подушек и плед. Блаженно улыбнувшись, Хора разместилась по центру перины, вытянулась во весь рост, закуталась в одеяло так, что только нос торчал наружу, и уже не видела, как макушка Ратибора медленно подымается над краем кровати.



Глава 17


ххх: Мне очень нравиться один парень с курсов, но он меня в упор не замечает ((((Подскажите, что я могу сделать?

ууу: Ты можешь стать ниндзя!

BASH



Солнце только-только выглянуло из-за горизонта, а группка отважных путешественников уже стояла на пороге. Пунцовая от смущения Хора стоически выслушала поток советов от хихикающей Марты, махнула на прощание Фергюсу и пущенной стрелой унеслась в порт. Ардек непонимающе проследил взглядом за ее размашистым аллюром, забросил на плечо сумку с вещами и поспешил следом.


- Спасибо за ночлег, - протянул Фергюсу руку некромант. Тот широко улыбнулся, схватил ладонь, неожиданно с силой дернул на себя опешившего Ратибора и заключил в крепкие отеческие объятия:


- Ты даже не представляешь, как тебе повезло с Хельвиорочкой, - шепнул он на ухо пораженному до глубины души слабо трепыхающемуся колдуну. - Береги ее.


И отпрянул прежде, чем "недогадливый счастливчик" успел определиться с ответом. Магда взяла под руку взгрустнувшего Фергюса, подмигнула некроманту и стояла, прижавшись к супругу, пока Ратибор, несколько раз оглянувшись на прощание и как бы проверяя, не бросится ли добрый аптекарь за ним с целью облобызать напоследок, не скрылся за поворотом.


- По-моему, Хора будет с ним счастлива, - улыбнулась женщина. - Ты заметил, она с утра просто вся светилась?


- Да, - умиленно протянул "медведь". - Таким очень ярким красным светом. Сложно было не заметить. Только с чего она так визжала?


- Ой, - махнула рукой жена. - Я тоже сначала испугалась. Сдуру ворвалась к ним в комнату, а там… в общем, развлекалась молодежь. Помнишь, какими мы были?


- Почему "были"? - игриво обернулся к Марте Фергюс. Та пискнула, хихикнула, прикрывшись ладошкой, и козочкой поскакала в дом. Муж довольно улыбнулся и захлопнул входную дверь. День обещал начаться приятно.


Хора явилась на пристань даже раньше Шайтана. Перевела дух, пригладила стоявшую дыбом прическу и с невозмутимым лицом пошла по деревянному помосту. В детстве она, бывало, прибегала сюда и подолгу смотрела на корабли, представляя как однажды сядет на один такой и уплывет в далекие-далекие края. Ребенку хотелось приключений…


Сейчас, много лет спустя, маленькие кораблики на вёслах, ходившие по не слишком глубокой реке навевали тоску. Медлительные, тесные… впрочем, встречались и уникальные "персонажи" для перевозки пассажиров. Эти суда больше всего напоминали растекшийся по водной глади блин - одноэтажный, пёстрый и сравнительно комфортный для путешествий.


Именно на такой корабль указал Ардек, за что тут же получил по "шапке" от своей беловолосой возлюбленной:


- Ты каким местом думал, когда на туристический лайнер билеты покупал?


- Удобно же! - попытался оправдаться шаман. - Отдельные каюты, трехразовое питание, четыре остановки…


- И неделя в дороге!


- Все равно быстрее, чем по суше…


- Ладно, - остановил Ратибор готовую зарычать Хору. Она встретилась с ним взглядом, густо покраснела и отвернулась. Некромант спрятал самодовольную ухмылку за напускным спокойствием и продолжил. - Других альтернатив у нас нет. Так что вздохнули поглубже и - вперед!


- Милости прошу на борт? - неуверенно поклонился юнга у красного каната, изображающего преграду для входа на трап. Бедняга очень старался улыбаться и не смотреть в лиловые глаза колдуньи. А еще не слушать перебранку, которую они устроили прямо у него под носом. Клиент всегда прав, даже если он считает путешествие на таком шикарном корабле - дурацкой и бесполезной затеей.


"Боги отмечают демонов! - думал он, чувствуя, как по спине неторопливо стекает струйка пота. - Но, наверное, последние все же не стали бы это так явно демонстрировать. Красные глаза… всяко бывает…"


Только спокойнее от этих утешений почему-то не становилось.


Хора чертыхнулась, заметив дрожавшие ладони бедного юнги, и первая взошла на корабль. Там ее встретил гораздо искреннее улыбающийся первый помощник капитана. В симпатичной такой шапочке с длинными голубыми лентами и костюме со специальными нашивками - две завязанных морским узлом бечевки.


- Могу ли я увидеть ваш билет? - протянул он руку. Ардек вытянул из складок плаща стопку золотистых карточек. Матрос внимательно их изучил и любезно обратился к Хоре:


- Позвольте ваш багаж?


Она хмуро уставилась на Шайтана, тот в ответ оскалился в сторону нежданного помощничка и потрусил по деревянному "коридору", огибающему судно по кругу. Над головой прохода был натянут тканевый навес с бахромой по краям. По одну сторону на равном расстоянии друг от друга располагались двери кают. Комнаты по форме напоминали трапецию, сужающуюся к центру корабля. По другую беспрерывно тянулся изящный деревянный бордюр. Эдакий балкон длиною в целый корабль. Красиво, а главное - удобно. Укачает - далеко бежать не нужно: перегнулся через парапет и…


На этой сугубо практичной мысли перед Хорой отворилась дверь, и она с кислой миной вошла в свою каюту. Кровать, письменный стол со стулом, гардероб и трюмо. Все намертво привинченное к полу. Если учесть, что на реке штормов не бывает, остается неутешительный вывод - боятся, что утащат. Хора вздохнула, дождалась, пока за мужчинами закроется дверь и обернулась к Шайтану:


- Расти.


- То расти, то уменьшайся, - пробурчал пес. - Не поймешь тебя.


- Если так сильно хочется, можешь неделю ходить с сумками на плечах. Мне не жалко.


Пес качнул головой и мгновенно увеличился в размере. Хозяйка сняла четыре здоровенных баула (и откуда у нее столько запасов?До покупки уникальной собаки была единственная сумка через плечо - и как-то ведь жила), затолкала их в шкаф и, наконец, позволила себе расслабиться.


- А, может, здесь не так и плохо… - задумчиво пробормотала она. - Тепло, уютно, чисто… Долго, конечно, зато с комфортом.


Шайтан забрался на кровать, вытянулся во весь рот и согласно тявкнул.


Они ведь не знали, что проблемы начнутся, когда корабль отчалит.


Буквально спустя пару минут после сего торжественного события, в дверь постучали. Хора отложила штопку сто лет назад порванной рубашки и с явным сожалением впустила в комнату радостного Ардека.


- Как устроилась? - издалека начал он. Колдунья пожала плечами:


- Нормально.


- Чем занимаешься?


- На разговоры с тобой время трачу, - нахмурилась женщина. Она копчиком чувствовала приближающиеся неприятности, и они не преминули явиться во всей красе:


- Я пришел тебя на обед пригласить.


Надо сказать, что на таких кораблях был предусмотрен "шведский стол". Пассажиров обычно было не много - человек десять от силы (потому и билеты такие дорогие). Трижды в день путешественники собирались на общей палубе на корме судна, туда выносили маленькие круглые столики, а у стены выставлялись длинные полки с готовыми продуктами. Обычно - рыбой.


- Шайтан, ты идешь? - Хора покосилась на занявшую кровать собаку и едва увернуться успела, когда этот шерстяной клубок ломанулся в дверь:


- Разве бывало, что я отказывался от обеда?


- Действительно, - улыбнулась колдунья, вешая на дверь каюты магический замок. И вдруг почувствовала, как что-то прохладное коснулось ее шеи. Резко обернувшись, она уставилась на Ардека, нахально отодвинувшего белые волосы и почти впившегося носом в нежную кожу.


- Ты так приятно пахнешь, - мурлыкнул шаман. Хора вжалась в стену:


- Совсем сдурел, да?!


- Нет, я серьезно, - проигнорировал Ардек круглые глаза седой, - что за запах?


- Ландыши… - промямлила колдунья. - Ты себя нормально чувствуешь?


- Люблю весну, - с улыбкой признался мужчина.


- Могу поделиться шампунем, - отрезала Хора, выворачиваясь из-под руки Ардека и устремляясь на палубу. Мужчина каверзно улыбнулся и, нахально прищурив глаза, двинулся следом.


Почему-то первой идеей Хоры было отыскать Ратибора. Рядом с ним шаман обычно держал себя в руках и не позволял собственным чувствам выплескиваться наружу. Но стоило чародейке увидеть сидящего за столом некроманта, увлеченно рассматривающего карты Валусии (общий белый фон, изображавший укрытые снегом равнины был виден даже с другого конца палубы), как ее пыл тут же угас, и Хора едва не бросилась обратно в каюту.


- Чего застыла, хозяйка? - Шайтан оглядел заново начавшие алеть щеки колдуньи и хмыкнул. - Ты уж определись как-нибудь: тот или этот.


- Я поем в каюте! - пришла на ум Хоре спасительная мысль. Ратибор только голову приподнял, когда мимо него на бешеной скорости промчалось нечто белое с развивающимся за спиной плащом. Но когда следом шагнул Ардек с маской хищника на чернобровом лице, некромант не выдержал и все-таки обернулся. Окинул взглядом Хору, без разбору сгребающую на тарелку продукты, потом шамана, крадущегося за ней по пятам, и усмехнулся.


"Посмотрим, надолго ли тебя хватит", - подумал он, неожиданно сообразив, что ему подозрительно сильно хочется, чтобы терпенье колдуньи закончилось как можно скорее.


- Какой столик предпочитаешь? - шепнул на ухо седой Ардек. - С видом на реку или…


- Ты когда-нибудь слышал о личном пространстве? - перебила Хора, с вызовом глядя на приставучего ухажера. Вместо ответа тот отобрал у нее доверху наполненное блюдо и кивнул на палубу: мол, "выбирай место по душе". Женщина мрачно обвела глазами столики и поняла, что обед наедине с Ардеком приведет либо к его мучительной смерти, либо к ее скорому помешательству. Вздохнув и еще больше нахмурившись, она на негнущихся ногах направилась к Ратибору:


- Не занято? - едва не зарычав, дернула Хора ближайший к "мужу" стул.


- Прошу, - ответил он, с любопытством наблюдая за беспокойным поведением грозной колдуньи.


- Спасибо, - хрипло ответила Хора, опускаясь на табурет. Видимо, недостаточно быстро. Потому что не успела обогнать момент, когда Ардеку захотелось побыть джентльменом. - Ой! - женщину стукнуло деревянной седушкой по ногам, она с размаху упала на стол, по инерции заскользила вперед, не удержала равновесие и рухнула некроманту на колени.


- Прости! - тут же раскаялся Ардек, хватая любимую за шиворот и водружая на стул. Шайтан прикрыл лапами глаза и плакал от смеха, стараясь делать это не слишком громко. Ратибор и сам еле сдерживался, глядя на бурую, малость придушенную колдунью, остервенело растирающую горло и бросающую красноречивые взгляды на шамана. Тот сделал извиняющееся лицо и сел рядом. Нет, не просто сел - он еще и стул подвинул, чтобы иметь возможность поухаживать за неподдающейся дамой сердца. И сразу бросился с места в карьер:


- Рыбки? - приподнял он за хвост одного из карасиков длиной в ладонь. Хора покосилась на ценный продукт и на всякий случай отклонилась к некроманту. Рыбка выпучивала блёклые глазки и щерила зубастый рот. Стандартный такой жареный карасик, но в руках шамана он почему-то казался настоящим оружием против аппетита.


Заметив, как сошлись на переносице брови возлюбленной, Ардек отбросил рыбу и взял неведомо каким образом оказавшуюся на Хориной тарелке крупную грязно-желтую раковину.


- Может, ты устриц предпочитаешь?


- Вряд ли… - пробормотала магичка. Шаман подцепил ножом у основания, и устрица раскрылась, явив миру желеобразное "рваное" тельце в прозрачной слизи.


- М… вкусно, - облизнулся мужчина, выдавливая в раковину несколько капель лимонного сока. Хора позеленела. Впрочем, не только она:


- Меня сейчас стошнит, - честно предупредил Ратибор. Хора сглотнула в попытке подавить неприятные позывы желудка, и решительно подпрыгнула:


- Ты знаешь, я, оказывается, не голодна.


- Я! Я голоден! - тут же воспользовался ситуацией Шайтан и, положив крупную морду на стол, вперился в Ардека жадными глазами. - Только эту гадость мне не предлагай. А вот от карасика я бы не отказался.


Скривившись, Ардек молча протянул ему рыбину, пес схватил ее зубами и мгновенно сжевал.


- Ну, ты пока покорми зверушку, - натянуто улыбнулась Хора, - а я скоро вернусь.


И, стараясь не сорваться в бег, рванула обратно в каюту. Там, заперев дверь на задвижку, она села на кровать и крепко задумалась.


"Что я делаю? - с тяжким вздохом она прикрыла глаза и спрятала лицо в ладонях. - Я ведь взрослая женщина, почему же при взгляде на Ратибора меня бросает в дрожь, а от прикосновений Ардека слегка коробит?.. Ну, последнее понятно - он "говорящий с духами". У них особая аура и вряд ли я когда-нибудь перестану ее ощущать… Впрочем, Ардек даже для шамана ведет себя странно. Не как другие мужчины в моем присутствии. Может, он чем-то болен? Не хочется предполагать худшего, но этим бы все объяснилось. Черт, ведь никогда не знаешь, что он сделает в следующий момент! И ведь ясно же, что не со зла надо мной издевается… - женщина закусила губу. - Ладно, будет сильно надоедать - спущу на него Шайтана. Уж эта псина не применёт за больное место хватануть. Глядишь, и полегчает мальчишке… А вот что делать с Ратибором?.."


Колдунья легла на кровать и уставилась в потолок. Там, на деревянных светло-коричневых досках ее память услужливо нарисовала немного отрешенное, помятое со сна лицо некроманта. Со встрепанными волосами и расфокусированным взглядом, с загоревшей кожей и потрясающими голубыми глазами… Первое, что она увидела сегодня утром, когда проснулась и ощутила, что за талию ее кто-то бесцеремонно обнимает… Наверное, она никогда не забудет это лицо и на смертном одре будет настойчиво пытаться описать его священнику. Небесные глаза и то странное чувство, которое заставило ее завизжать, но которое, вопреки всякому здравому смыслу, было очень приятным…


Шайтан вернулся к хозяйке ближе к вечеру - с довольной миной на морде и таким полным брюхом, что оно едва не волочилось по земле.


- Я сказал шаману, что путь к сердцу женщины лежит через желудок, - сообщила собака и добавила. - Через желудок ее питомца.


- И он купился?


- Нет. Зато купился один крупный мужик за соседним столиком. Правда, он не знает, что я твой пес… так что, в случае чего, - мы с тобой не знакомы.


- Как скажешь, - буркнула, отворачиваясь к стене, Хора. Вот она - правильная реакция мужчины на седую колдунью. Увидеть, перекреститься, сделать вид, что тебя вообще не существует. Из-за лиловых глаз ее и в детстве-то не слишком баловали вниманием, даже те, чья психика была куда крепче, чем у нынешних соседей по кораблю. Правда, тогда они не сверкали как пара обезумевших светлячков. Да и на фоне русых волос "демоновы зеницы" смотрелись как-то даже вполне нормально… А то, какого цвета были глаза, когда Хора была совсем крошкой, она уже и не помнила…


Хотя со временем ко всему привыкаешь - и к ужасу на лицах прохожих, и к шепоту за спиной. И даже к злобному тону Ратибора, когда он узнал, из какой Хора Гильдии.


"Да… - подумала женщина. - Человек может научиться считать обыденным то, что для других - дикость. Но как потом заставить себя взглянуть на мир по-другому?"


К ужину колдунья так и не вышла. А поутру ее разбудил настойчивый стук в дверь. Судя по мощности ударов, стучали не первую минуту. Чертыхнувшись, Хора выползла из-под одеяла, обернулась в него на манер сари, и кое-как убрав волосы с лица, вышла в коридор.


- Опять ты?!


- Я тебе кое-что принес, - с улыбкой оповестил ее Ардек.


У женщины на лице было написано, что лучшим подарочком для нее сейчас будет компактно упакованная молния, которую она с радостью швырнет шаману в довольную физиономию. Но тот предпочел не задумываться о подобных мелочах и с развеселым оскалом протянул возлюбленной букет.


- Мы проплывали очень красивое место. Целую плантацию лилий, кувшинок… Я нарвал их для тебя.


"А… - сообразила Хора. - Так вот чем здесь воняет".


На корабле стоял убойный аромат речной тины вперемешку с тяжелым, удушливым запахом "водяных" цветов. Колдунья посмотрела на букет в своих руках, печально вздохнула, окончательно убедившись в неизлечимой болезни Ардека, и попыталась изобразить благодарность. Но вместо этого в носу вдруг защипало, на глазах выступили слезы и Хора чихнула. Прямо в лилию.


- Будь здорова, - автоматически пожелал Ардек.


- Спа… спа… спа-сибо! - наконец выговорила Хора между еще двумя "чихами".


- Ты нормально себя чувствуешь?


- Не… не… не… знаю!


- У тебя на лилии, случайно, аллергии нет?


- Ка… ка… кажется, не… не… не…


- А, похоже, все-таки есть, - не дождался ответа Ардек, отбирая букет, в который Хора судорожно вцепилась обеими руками, и одновременно подхватывая сползающее от "чихательной" тряски одеяло. Именно в этот момент из-за поворота показался Ратибор.


- И чем вы тут заняты? - поинтересовался он, наблюдая как шаман пытается удержать на колдунье ее самодельную тунику, а она чихает так, что даже подпрыгивает на месте.


- Ну, я ведь не знал, что ей от лилий будет так плохо, - попытался оправдаться Ардек, швыряя злополучный букет за борт корабля. Некромант подошел ближе, полюбовался на то, как у Хоры по щекам катятся крупные слезы и мягко приобнял колдунью за талию:


- Дальше я сам.


- Но… - попытался было возразить оттесненный шаман. Ратибор обернулся:


- Ты в медицине хорошо разбираешься?


- Я все равно могу помочь!


- У тебя на костюме пыльца, - безапелляционно заявил синеглазый. - Если у нее аллергия, ты только навредишь. Оставь Хору в покое на сегодня. Нам еще пять дней плыть. Успеешь наверстать.


Колдунья представила, сколько еще возможностей сжить ее со свету может придумать Ардек за это время, и застонала даже сквозь чихи. Ратибор завел ее в каюту, уложил на кровать и улыбнулся:


- Не устала еще от поклонника отбиваться?


- Иди в ба… ба… ба-ню!


- Так и сделаю, - некромант прошептал несколько слов и легонько коснулся указательным пальцем Хориной переносицы. А потом внезапно, неожиданно даже для него самого, наклонился, убрал со лба седые пряди и коснулся его губами.


- Спи, жена моя…


Наверное, это даже хорошо, что Хора уже спала. Потому что иначе в стене каюты нарисовался бы второй выход. В виде фигурки одной стройной, но очевидно, весьма сильной женщины. В полный рост.


Ардек места себе не находил. Не то, чтобы от его любви к Хоре плавились доспехи, но… угробить ее он уж точно не желал. И вообще "говорящий с духами" в первый раз попал в подобную ситуацию. Прежде в его практике женщины не "ломались". Они, конечно, давали ему за собой побегать, могли игриво поизображать испуг, но чтобы вот откровенно прятаться - такого не было никогда. Он ведь не урод какой, не варвар, пропахший прошлогодним луком, не дурак, с которым и поговорить не о чем… Длинный список поверженных дамских сердце позволял убедиться и в эффективности собственной, уникальной методике их завоевания. Почему же с Хорой он постоянно попадает впросак?!


"Всё, - сам себе дал установку Ардек. - Нужно сосредоточиться и сделать что-то такое, чтобы убить ее наповал…"


И после двух часов напряженного поиска, шаману-таки пришла в голову гениальная мысль - надо подарить любимой какой-нибудь сувенир. Эдакую симпатичную безделушка. Женщины от них без ума. А чтобы упрямая Хора тут же не отправила презент за борт в целях сохранения собственной безопасности, эта безделушка должна быть еще и полезной.


Закопавшись в сумки, Ардек вытащил с самого дна тяжелую дубовую шкатулку и высыпал ее содержимое на кровать. Амулеты, магические кольца, цепочки и браслеты - все вперемешку легло на простыню. Покопавшись в драгоценных металлах минут пять, шаман отобрал симпатичное колечко явно на женский палец по размеру, еле-еле дождался утра и с гордостью за себя и свою смекалку отправился к любимой.


Словно почувствовав приближение ухажера, колдунья открыла глаза и резко села в кровати. Женская интуиция и спинной мозг - личный предвестник беды, хором скандировали "Беги!" И она действительно хотела последовать их совету! Не успела.


Распахнув дверь, Хора практически нос к носу столкнулась с Ардеком.


- Мама дорогая, - чуть не плача, прошептала она.


- Да нет, это только я, - недопонял шаман. - Подарок тебе принес.


- Что, опять?!


- Этот тебе понравится. Дай сюда руку.


- Не дам! - женщина от греха подальше спрятала ладони за спиной. - Что бы ты там мне не притащил, подари лучше своему врагу.


- Хора, ну извини за букет, - взмолился Ардек. - Я, правда, не хотел!


Колдунья посмотрела в умоляющие черные глаза, на протянутые в ожидании руки и в который раз тяжко вздохнула.


- Ладно. Показывай, что там у тебя.


- Нет, - радостно заулыбался шаман. - Тогда сюрприза не получится. Закрой глаза и протяни мне ладонь.


Женщина с опаской покосилась на шамана, отчетливо ощутила, как жалость сражается со статистикой, но потом все же решилась:


- Учти, останусь без руки - убью.


- Не останешься, - клятвенно заявил Ардек, поднимая ее ладонь и одевая колечко на безымянный палец. - Обеща…


- Аааа-у! - взвыла женщина, отчаянно пытаясь содрать драгоценность. Кольцо шипело и жгло кожу так, что в каюте запахло горелым мясом.


- Я не понимаю, что происходит… - шаман осекся и уставился на вцепившуюся зубами в кольцо Хору. Эту самую безделушку ему когда-то подарили. Одна из толпы "поверженных" барышень. Ревнивая - жуть. Потому, собственно, и расстались. Кто бы мог подумать, что она ему напоследок такую свинью подложит?


Хоре, наконец, удалось справиться с кольцом. Едва не рыдая от боли и злости, она посмотрела на свой искореженный палец и застонала.


- Прости! Прости! - запрыгал вокруг нее шаман.


- Не приближайся ко мне! - рыкнула колдунья. Она метнулась было в каюту, но в дверях как раз нарисовалась сонная морда Шайтана. Он честно выслушал вопли хозяйки и, наконец, когда они стихли, решил проверить, в чем же было дело. Не найдя другого выхода, но желая как можно скорее убраться от шамана подальше, колдунья развернулась и понеслась по "коридору".


Впереди отворилась дверь и какой-то мужчина, отчаянно зевая и потягиваясь, забросив руки за голову, вывалился к бортику. Хора едва не вписалась ему в бок, сверкнула лиловым взглядом, и отдыхающий шустро запрыгнул на деревянный парапет. Сзади очнулся шаман:


- Погоди, Хора! Не убегай! - закричал он, что только подстегнуло колдунью включить третью передачу.


Вот на ней-то она и столкнулась с Ратибором. Каким-то образом перевернувшись в воздухе и схватив Хору в охапку, некромант упал на руки, сверху обрушилась "супруга" и уже потом - сам Ратибор.


- Ты чего летаешь по судну? - несколько беспокойнее обычного спросил он. Колдунья молча продемонстрировала ему покореженный пальчик:


- Я даже представить не могу, что от меня останется к концу недели! - дрожащим голосом пожаловать она.


- Хочешь, чтобы это прекратилось?


- А по мне не видно?!


- "Да" или "нет"?


- Конечно, да! - воскликнула Хора.


- Тогда полежи смирно хотя бы минуту, - Ратибор улыбнулся, чуть сместился в сторону, чтобы перенести вес тела на правую руку, вытянул левую из-под колдуньи и, едва касаясь кожи, провел пальцами по виску, скуле, прямо к губам, заставляя их чуть приоткрыться. А потом наклонился и, сначала осторожно, под недоумевающим взглядом абсолютно круглых лиловых глаз, а потом все требовательнее, настойчивее, почувствовав как руки Хоры скользнули по спине под плащом, поцеловал.



Глава 18


Стоит только захотеть и любая женщина будет у ваших ног. Главное - точно попасть в челюсть.

NN



Сколько они так лежали, Хора не поняла. Но что гораздо дольше минутки - точно. Потому что даже шаману надоело испепелять взглядом целующуюся парочку и он, демонстративно обидевшись, удалился в свою каюту.


Только после этого Ратибор поднял голову. Колдунья приоткрыла глаза и с легким недоумением уставилась на некроманта. Тот усмехнулся:


- Думаю, Ардек больше не станет тебя беспокоить. По крайней мере, ближайшие пол года.


- О-у, - приподнялась на локтях седая, медленно приходя в себя. Огляделась по сторонам, сообразила, что лежит в проходе, поняла, под кем, собственно, лежит и, к своему ужасу, отчетливо, в деталях вспомнила, чем только что занималась. - С…спасибо!


Стремительно покраснев, колдунья торпедой вылетела из-под Ратибора, так ловко извиваясь на полу, словно переняла некий талант у своего крошечного чешуйчатого "я".


"Будто дикий зверек какой-то", - подумал про себя некромант. Хора вцепилась в плащ, запахнулась в него и уставилась на мужчину с эдакой жуткой смесью стыда и страха на лице. Казалось, протяни он сейчас к ней руку, и она сиганет за борт. Медленно и плавно Ратибор поднялся с пола, отряхнул костюм от пыли и только потом перевел взгляд на Хору:


- Дай я осмотрю твой палец.


- Н-нет, спасибо, - немного заикаясь, ответила колдунья. Она бы уже давно смылась под защиту дверей со щеколдой, да Ратибор как раз стоял на дороге.


- Хора, я не откушу тебя ладонь, - клятвенно заверил он. Седая нахмурила брови:


- Я и сама могу себя излечить.


- Ну, смотри, - пожал плечами некромант. - Когда нужно будет ампутировать, ты знаешь, где меня искать.


Хора стиснула зубы и поднесла раненую руку к груди. Палец, когда о нем вспомнили, принялся болеть с удвоенной силой. А ранка уже начала покрываться коркой.


"Если срочно не залечить, появится шрам, - с тоской поняла колдунья. - А, может, и заражение…"


Она, конечно, разбиралась в медицине гораздо лучше, чем хотела показать некроманту… именно поэтому и наступила на горло собственной гордости. Ведь как потом объяснить столь искусно излеченное повреждение?


- Ратибор! - тот обернулся так быстро, будто ни минуты не сомневался в трезвомыслии седой колдуньи. - Просто помоги перевязать, ладно?


- Как скажешь, - пожал плечами некромант.


В каюте Ратибора был тот же набор мебели, что и у Хоры. С одним отличием - трюмо представляло собой обычное зеркало и тумбу, а кровать занимала всю дальнюю стену и выглядела огромной как полигон. Почему-то именно она приковала к себе взгляд чародейки.


- Присаживайся, - кивнул Ратибор и Хора осторожно, стараясь не коситься на хозяина, села на самый краешек одеяла. Некромант подвинул стул и умостился напротив. Колдунья закусила губу и, чувствуя себя ребенком в ожидании укола, протянула ладонь. Ратибор поднес ее к глазам и внимательно осмотрел пострадавший палец.


- М-да… - выдал он, наконец, - здорово тебе досталось… Честно говоря, я не думал, что ты так долго вытерпишь.


- А на что ты рассчитывал? - тут же вспылила колдунья. - Что я твоему другу в глотку вцеплюсь?


Некромант хмыкнул:


- Если бы ты это сделала, я бы не удивился. Но у женщин есть другие способы отвадить нежелательного ухажера.


Хора промолчала, мрачно уставившись в угол. Некромант достал из сумки какую-то склянку, вылил ее содержимое на тряпку и протер место ожога. А потом основательно и довольно туго его перебинтовал. Палец получился толстым, несгибаемым и тяжелым. Хора сжала кулак, полюбовалась на полученную в результате фигуру, вздохнула и поднялась на ноги:


- Спасибо.


- Всегда пожалуйста, - пожал плечами некромант.


- И… за тот поцелуй тоже, - уже не просто краснее, а покрываясь бурыми пятнами, выдавила Хора. Ратибор усмехнулся:


- Пока ты моя жена, можешь всегда рассчитывать на меня в подобных вопросах.


- Ты только не воображай, будто это что-то значило! - выпалила Хора прежде, чем успела подумать, зачем она вообще это говорит. А некромант уже откровенно смеялся:


- Ни в коем случае, дорогая.


Задыхаясь от смущения и осознания безграничных пределов собственной тупости, Хора выскочила в "коридор".


- Хозяйка? - поднял всклокоченную голову Шайтан, когда колдунья хлопнула дверью своей каюты и, опираясь на нее спиной, "стекла" на пол. - Что это с твоим пальцем приключилось?


- Пал жертвой моей неразделенной любви, - хмуро пошутила седая.


- То есть завтрака сегодня не будет? - деловито уточнил пес.


Хора поняла, что при мысли о еде ее начинает мутить, с трудом поднялась на ноги и перекочевала на кровать:


- С этими мужиками к концу путешествия я стану психанутой инвалидкой…


- А разве ты уже не..? - с абсолютно серьезной рожей пробормотал пес, словил на себе уничтожающий взгляд любимой хозяйки и выскочил за дверь, ловко подняв лапой щеколду. Колдунья вздохнула. Она двадцать шесть лет жила безо всякой любви. Наверное, в этом и крылась загвоздка. У нее просто не выработался к ней иммунитет.


Только на следующее утро колдунья решилась выглянуть из каюты. Впрочем, не то, чтобы "решилась", просто раньше ей это как-то не особо нужно было. А вот когда желудок стал не просто урчать, а завывать от голода, женщине пришлось взять себя в руки и отправиться на палубу. Время завтрака еще не пришло, но в Хоре тлела надежда, что корабельный повар сможет отыскать для нее что-нибудь из вчерашних блюд. Ежась от холода и кутая руки в плащ, седая сделала себе в памяти отметку обязательно накупить зимней одежды в Юте, вышла на палубу и обомлела. Там шла драка.


- Вы что, с ума посходили? - рявкнула она, когда голос, наконец, вернулся. Ратибор с Ардеком распались на два полуобнаженных, тяжело дышавших тела и синхронно повернули к ней встрепанные головы. В руках оба держали деревянные мечи.


- А, - улыбнулся некромант, - так ты уже прервала свое добровольное заточение? Как палец?


- Какой, к черту, палец? - взвыла колдунья. Кстати говоря, он перестал болеть еще вчера вечером, а сегодня, после снятия бинтов, на месте ожога вновь была ровная нежная кожа. Настойка Ратибора, из чего бы она ни была сделана, творила чудеса. - Вы что тут устроили?!


- Тренировочный бой, - пожал плечами шаман. - Нам капитан разрешил. До завтрака тут все равно никого нет, а палуба довольно большая. Можно размяться в удовольствие.


- Тренировка? - переспросила колдунья, про себя вздыхая с облегчением.


- Неужели волновалась? - мягкой поступью подошел Ратибор. Седая пробежала по нему глазами, сглотнула и хрипло выдавила:


- Хоть поубивайте друг друга. Только после того, как мы Лиру отыщем.


- Ну, если разрешение получено, может, продолжим? - шаман облокотился плечом о деревянную стену корабля и криво улыбнулся. - Или ты тоже хочешь принять участие?


- О, хозяйка, - неизвестно откуда вынырнул Шайтан. - Давай! Это будет здорово. Уложишь Арлека на лопатки, а заодно отомстишь за все доставленные неприятности.


Вот последняя мысль Хоре понравилась. Решительно сдернув с себя плащ, она осталась в белой сорочке с широкими рукавами и заправленных в сапоги узких штанах.


- Одолжи меч, - протянула она ладонь Ратибору. Со своей знаменитой покровительственной ухмылкой, от которой у Хоры одновременно начинало трепетать в животе и подкатывало желание треснуть по смазливому голубоглазому фейсу утюгом, тот вложил оружие ей в руку.


Бой начался, едва противники вышли на середину палубы. Ардек неплохо владел мечом, это было видно сразу. Он даже счел себя достаточно опытным бойцом, чтобы дать колдунье фору. И тут же об этом пожалел, довольно сильно схлопотав деревяшкой по мягкому месту.


- Неплохо, неплохо, - пробормотал он, потирая ушибленный зад. Хора ухмыльнулась, мол, а чего ты ожидал после трех лет на трактах?


Ардек поднял меч, стал в стойку, окинул колдунью напряженным взглядом, выискивая пробелы в защите, и приступил ко второму раунду. Потом к третьему. А на четвертом седой стало скучно. Нет, шаман-таки был отличным бойцом, но встреться они в поле по разные стороны баррикад, и он продержался бы от силы минуты две. А, скорее всего, и того меньше. Ардек проводил оригинальные приемы, мощные выпады, демонстрировал красивые стойки, но все это было бесполезной тратой сил. Шаману не хватало только одного, но самого главного качества при сражении с Хорой. Ему не хватало скорости.


Когда седая вела бой, для нее словно само время двигалось иначе. Иногда казалось, что она видит действия противника наперед. Хора двигалась так быстро, что Ардек порой терял ее из поля зрения. Она даже не била, только легонько касалась, отводя удары и заставляя противника терять равновесие.


"Используй силу врага против него самого", - учили колдунью. И она делала это мастерски, шаг за шагом красиво и просто продвигаясь к победе.


- Довольно, - спустя полчаса вмешался Ратибор. Хора опустила меч и отошла к стене. Ардек вытер пот со лба и с трудом выпрямился:


- Каким стилем ты пользуешься? - поинтересовался он.


- Я не знаю названия, - Хора даже не запыхалась. Да и с чего бы? "Скользить" ее натаскали отлично, а мечом она практически не махала - один раз по пятой точке ударила. Вот Ардек нафехтовался на десять лет вперед и теперь стоял, чуть нагнувшись вперед и положив обе руки на эфес упирающегося в пол оружия.


- Ты разбила меня в пух и прах, - с чуть заметной горчинкой усмехнулся он. - Я бы с радостью у тебя поучился.


- Извини, - покачала головой колдунья. - Я не даю уроков.


- Скоро завтрак, - Ратибор протянул Хоре плащ и попытался отобрать у нее меч, но она, в которой раз сама себе удивляясь, сделала шаг назад:


- А ты не хочешь со мной сразиться?


- Нет, - спокойно ответил некромант.


- Боишься проиграть? - ухмыльнулась колдунья.


- Ты устала и у меня будет явное преимущество, - почти равнодушно ответил тот. - К тому же, скоро здесь будет полно народу. Но, если хочешь, можем встретиться завтра. На рассвете.


- Вы действительно хотите скрестить мечи? - отчего-то удивился Ардек. Наверное, в его понимании пара, которая так целуется, не должна жаждать спарринга.


- Да, я хочу, - упрямо вскинула подбородок Хора.


Ратибор улыбнулся, кивнул и ушел к себе. Колдунья проводила взглядом его голую спину, мысленно треснулась головой о столб, чтобы вставить на место "поплывший" мозг и досчитала до десяти. Мысли о скором сумасшествии посещали ее все чаще…


А после завтрака, в каюте, когда колдунья в очередной раз села за порядком осточертевшую штопку, к ней подошел Шайтан:


- Забавно ты сегодня некроманта на свидание пригласила.


Игла соскользнула и вошла в палец.


- Твою собачью маму! - взвизгнула Хора. - Нашел, что ляпнуть в такой неподходящий момент. Откуда в твоей мохнатой голове вообще такие дурацкие мысли?!


- Отчего же дурацкие, хозяйка? - удивился пес. - Ты завтра на рассвете дерешься с Ратибором. Вот мне и интересно - не проще ли было…


- Нет, не проще! - отрезала колдунья. - И это не свидание. Это тренировка. Спарринг.


- В котором, разумеется, ты хочешь победить?


- Что за вопросы? Конечно, хочу.


- Ну, да, - пробормотал пес. Потом заглянул в пунцовое лицо Хоры, вздохнул и забрался на кровать. Странный все-таки народ - люди. Была бы она собакой, давно бы определилась, чего именно желает. - Слишком много думать - вредно.


- Что сказал? - не разобрала Хора.


- До обеда, говорю, не буди, - "повторил" Шайтан, отвернулся к стенке и мгновенно захрапел.


Колдунья вышивала до вечера. Именно что вышивала, потому как штопать давно уже было нечего, а к тому времени, как она встала с кровати - и нечем. На ужин Хора идти отказалась, заметив за собой странную тенденцию есть один раз в день. Впрочем, ей всегда кусок в горло не лез, когда она волновалась, а сегодня колдунья просто места себе не находила. Вытащила из сумы свои праздничные брюки с бахромой и наклепками, покрутила их в руках и засунула обратно. Туда же отправилась праздничная рубаха с золотым драконом во всю спину.


- Черт, - пробормотала раздасованная женщина. - У меня завтра тренировка, а не званый ужин. Чего я так нервничаю?!


Но поспать ей все равно нормально не удалось. Неудивительно, что на спарринг Хора явилась в препоганом настроении. У стены, в предвкушении забавного зрелища, уже сидели Ардек и Шайтан.


- Как думаешь - кто кого?


- Ставлю на Хору, - потер ручки шаман. - Она меня вчера так ловко уделала, что я начинаю верить в ее непобедимость.


- Давай конкретнее, - остановил поток комплиментов пес. - Сколько именно ставишь?


- Серебрушку, - Ардек даже не удивился, что ему предстоит спор с собакой.


- Ну, это несерьезно, - скривился пес. - Давай хотя бы десяток.


- А не много ли будет? - улыбнулся шаман. - Тебя за такие растраты хозяйка не кастрирует?


- Если денег нет, так и скажи, - обиженно буркнул пес.


- Деньги есть, - спустя минуту ответил Ардек. - Ударим по рукам. Я ставлю на Хору десять серебряных монет.


- Идет, - радостно облизнулся Шайтан. - Ну, вы там скоро уже начнете?


Колдунья вздохнула и привычно показала питомцу кулак. Ратибор снял безрукавку, сорочку и у Хоры в сто первый раз за время их совместного путешествия покраснели уши. Торс у некроманта был что надо. Живот в кубиках, грудь широкая, руки не перекачанные, но мышцы бугрятся. А по левому плечу до самого локтя - крупная татуировка. Какие-то символы, завитки, кольца…


- Я участвовал в Роггорской компании, - объяснил мужчина. Хора подняла на него круглые глаза. Война при Роггоре, последнее крупное сражение магов до того, как Совет взял под контроль все Гильдии на континенте и суровой рукой установил хоть и хлипкий, но мир, случилась более десяти лет назад. Какой же возраст этого голубоглазого учителя?! - Ты готова?


Хора взяла меч в правую руку, отвела левую чуть назад и согнула в локте, будто готовилась нанести ею удар:


- Всегда готова.


Первый шлепок Хора, как и Ардек накануне, получила по заднице. И очень от этого разозлилась. Ратибор оказался шустрым малым и хорошенько усвоил наблюдаемый вчера урок. Он не проводил сложные комбинации, не стремился поразить противницу силой и мастерством, но его руки и ноги порхали так быстро, что колдунье просто не хватало конечностей ставить блоки. Казалось, Ратибор был повсюду, со своей фирменной улыбкой на спокойном лице и ровным дыханием. Будто они не сражались вовсе, а танцевали какой-то странный танец, где Хоре по определению отводилась роль проигравшей.


В какой-то момент она сделала неуклюжий выпад, Ратибор перехватил кулак, вывернул руку в кожаной перчатке, заставив уронить на пол деревянный меч, и удерживая колдунью за талию, прижал спиной к своей груди.


- Сдаешься? - шепнул он ей на ухо. Хора дернулась, но некромант держал крепко. - Так как?


В ответ послышалось приглушенное рычание. Некромант ухмыльнулся, но хватку не ослабил.


- По-моему, чистая победа, - подбежал к парочке Шайтан и обернулся к Ардеку. - Гони десять серебрушек.


- Ты ставил против меня?! - возмутилась Хора.


- Но я ведь выиграл!


- Ты же мой пес! - попыталась втолковать колдунья. - Ты, как никто, должен в меня верить!


- А я верю, - загадочно ухмыльнулся Шайтан. Хора покачала головой и, не глядя на улыбающегося противника (этот гад вообще в последнее время постоянно лыбился) отправилась в свою каюту. Переодеваться. В отличие от вчерашнего утра, когда она и не устала особо, сегодня ей очень бы пригодился душ.


- Быстрее собирайся, и пойдем завтракать, - указал владелице топтавшийся у двери Шайтан.


- Иди, пускай тебя Ратибор кормит, - грозно махнула ему Хора. - Предатель…


- Хозяйка, я ставил, чтобы выиграть, а не чтобы потешить твое самолюбие.


- Неужели ты думал, что я не смогу победить?


- Ну… нет, конечно, - помотал головой пес. - Если бы ты хотела, ты бы, конечно, победила.


- То есть, ты хочешь сказать, что я не хотела? - скривилась Хора. Шайтан вздохнул:


- Вот как тебе объяснить? Помнишь, ту симпатичную пуделиху из Дарстана? Ну, за которой я еще приударил так результативно?


- Еще бы не помнить, - хмыкнула колдунья. - Мне тогда ее владельцу за твое "приударить" двадцать монет пришлось отдать. Она у него, видите ли, породистая была.


- Ага, породистая, - с явным удовольствием вспомнил Шайтан. - Так вот она от меня тоже бегала. И рычала, и за ухо меня цапнула. Но я-то все равно своего добился.


- Да у нее шанса не было! - выглянула из-за ширмы Хора. - Ты же даже в таком виде ее раза в два крупнее.


- Опять ты не о том думаешь, - фыркнул пес. - Что бы она не делала, она хотела, чтобы я выиграл. А я за ней бегал, потому что знал, что рано или поздно, она проиграет. Не понравился бы я ей - ничего бы мне не обломилось. Теперь-то параллель улавливаешь?


- Шайтан, - одернула рубашку Хора. - О чем ты вообще? Я ведь не с собакой дралась.


Какое-то время пес молча рассматривал колдунью, потом опустил голову и скорбно пробормотал:


- Нет, хозяйка. Ты безнадежна. Абсолютно безнадежна.


Юта встретила гостей затянутым тучами небом, холодным, пронизывающим до костей ветром и мерзким осенним дождем. Быстро попрощавшись с пассажирами, помощник капитана скрылся в своей каюте, а знакомый матросик с учтивыми поклонами и испуганным выражением на лице еще долго смотрел вслед уходящей Хоре. Эти яркие лиловые глаза, как он подозревал, до старости будут сниться ему ночами. А в каюту, оставленную колдуньей, он в одиночку и входить-то боялся, страшась обнаружить под кроватью чей-то полуразложившийся труп.


- Нужно где-нибудь пересидеть дождь, - ежась в плаще и старательно дуя на враз замерзшие пальцы, сообщила Хора. На Центральном Континенте зима обычно было не слишком холодной - температура редко опускалась ниже нуля, потому особо теплыми вещами за три года путешествий Хора так и не разжилась. Зато у нее были непромокаемые сапоги, кожаная жилетка с меховой оторочкой и шерстяные брюки… тут же впитавшие по литру висящих в воздухе капель.


- Тебе холодно? - с каким-то непонятным беспокойством в голосе уточнил Ратибор.


- Мне зябко, - раздраженно ответила колдунья. Благодаря Шайтану с некоторых пор степень ее замерзания была очевидна - она либо человек, либо ящерица. Промежуточных вариантов пока не наблюдалось.


- Думаю, нам стоит разделиться, - шаман явно получал удовольствие от дождя. - Я поищу корабль, а вы пока определитесь с гостиницей.


- Да мне любая подойдет, - пробурчала Хора. - Лишь бы поближе.


- Тогда идем в "Тихую гавань", - предложил Ратибор, сворачивая налево в проулок.


- Буду искать вас там! - махнул рукой Ардек и быстро пошел в противоположном направлении. Колдунья проводила его задумчивым взглядом.


- Нет, - будто прочитав ее мысли, ответил некромант. - Убегать от "говорящего с духами" мы не будем. Всё равно ничего не получится. Да и Валусию, в отличие от нас с тобой, он знает.


- Откуда "дитя степи" может знать ледяные земли?


- Он много путешествовал и, кроме того, ты разве не заметила его специфическую манеру колдовать?


- Да, - задумалась Хора, вспоминая забавную позу Ардека в момент изгнания духов в замке близ Альбаса. Тогда она не придала этому значения: ну, корежит парня немного, ну, балуется световыми эффектами, - так ведь главное результат.


- Он у друидов учился.


- Да ты что?! - не поверила колдунья. - Они разве берут учеников?


- Только самых одаренных.


- Он еще и одаренный?! - съязвила седая. - Я была о друидах более высокого мнения.


- И не надо так откровенно ехидничать, - покачал головой Ратибор, ведя колдунью какими-то узкими грязными улочками. Вода бурными ручьями стекала по козырькам домов и постоянно норовила просочиться за шиворот. - Ардек очень талантливый шаман… тьфу, "говорящий с духами".


Хора хмыкнула, натянула капюшон посильнее и едва не врезалась лбом о низко висящую вывеску.


"Тихая гавань" стояла на углу улицы, с трех сторон обвесившись деревянными табличками, на которых большими буквами на блёкло-рыжем фоне красовалось название. Около каждой таблички стояло по фонарю, светившему в темное время суток, и об один из которых все-таки ударилась Хора, когда уворачивалась от деревяшки.


- Ты же, вроде, не пила на борту? - с усмешкой бросил Шайтан. Колдунья ответила мрачным взглядом и злобно оскалилась:


- Быть тебе сегодня стираным.


Пес скуксился и, видимо от переполнявших его тягостных дум о шампуне, отряхнулся. Получив холодный дождь прямо в лицо, колдунья на мгновение замерла с открытым ртом, потом медленно вытерла ладонью брызги и… почувствовала, как что-то изменилось. Развернувшись на каблуках, Хора бросила на некроманта испуганный взгляд, но позвать на помощь не успела. Да и выругаться тоже.


- И куда при превращении девается такая куча одежды? - задумчиво поинтересовался Ратибор, опускаясь на корточки перед белой ящеркой. Она "выстрелила" языком и огрызнулась:


- Хочешь, я поделюсь с тобой проклятием, и ты все прочувствуешь на собственной шкуре?


- И что мы, двое пресмыкающихся, будем делать в Валусии?


Хоре стало не по себе. Валусия! Страна вечного снега! Как же она сразу не подумала, что ей там все время будет холодно!


- Ратибор, - серьезно вскинула мордочку ящерка. - Мне обязательно нужно расколдоваться. Срочно.


- Есть у меня одна идейка, - задумчиво протянул руку некромант. Хора шустро забралась на ладонь и уже привычно обняла лапками большой палец. - Но для этого нам как раз нужно попасть в Валусию.


- Посмотри на меня! - с горькой досадой воскликнула Хора. - Как я могу спасать Лиру, если сама нуждаюсь в спасении?


- Хозяйка, по-моему, вы с Ратибором вполне способны согреть друг друга, - подбежал к некроманту неугомонный питомец.


- Шайтан, скотина! - яростно зашипела ящерица. - Я однажды за твои шуточки сверну тебе шею.


- Дык я, вообще-то, на полном серьезе…


- Он прав, - мужчина поднялся на ноги и аккуратно засунул потерявшую дар речи Хору в нагрудный карман. - У меня есть кое-что для тебя. Талисман. Если его правильно заговорить, будет удерживать тепло несколько дней. Компактная такая телогрейка.


- Вот видишь, хозяйка! - подпрыгнул щенок. - А если тебя с ног до головы обвесить такими талисманами, можно и на Северный полюс отправлять!


- Ну, во-первых, он у меня только один, - улыбнулся Ратибор, открывая двустворчатые двери гостиницы. - А во-вторых, хотя бы пару раз в неделю его нужно заряжать. А это почти сутки.


- Как ни крути, а результат один, - свернулась печальным калачиком ящерка. Мерный стук сердца под боком успокаивал, тепло мужского тела согревало и убаюкивало. Хотелось закрыть глаза, спрятать нос под кончик хвоста и погрузиться в спячку.


Хора словила себя на последней мысли, резко вскинула голову и только успела ухватиться передними лапками за край кармана, когда…


В общем, от кармана мало что осталось. И от рубашки, которую Ратибор носил под плащом, в целом, тоже. А вот хозяин "Тихой гавани" долго аплодировал, когда на его глазах с тихим хлопком неизвестно откуда в руках Ратибора и судорожно вцепившись ему в шею, материализовалась беловолосая женщина.


- Вам номер один на двоих? - с улыбкой уточнил он. Некромант хмыкнул, прижимая к себе истерично икающую от смеха колдунью, и отрицательно покачал головой. Ее вообще удар хватит, если она узнает, что он был бы не против провести с ней в одной комнате несколько дней. И не только в комнате… и, возможно, намного дольше, чем несколько дней.



Глава 19


Автовокзал. 4 часа утра. - Девушка, мне нужно как можно быстрей попасть в Волгодонск. Как мне это сделать? - (сонно) телепортируйтесь…

BASH



Ардек пришел ближе к ночи. Голодный, уставший и дико злой. Рухнул на стул между Хорой и Ратибором, швырнул под стол сумку и пару минут рассматривал вытянувшиеся в ожидании лица своих спутников.


- Есть будешь? - первым не выдержал некромант. Они с колдуньей свой ужин уже заказали и теперь коротали время в милой беседе (Ратибор задавал каверзные вопросы, а Хора, перманентно краснея и заикаясь, увиливала от объяснений).


Вместо ответа, Ардек окинул взглядом таверну при гостинице, сейчас битком набитую горожанами, обнаружил официантку - дородную женщину в ослепительно белом переднике и махнул ей рукой:


- Женщина! Да, вы! Подойдите сюда! Я сказал - СЮДА!


- О-у, - Хора вытянула губы трубочкой, втайне надеясь, что официантка плюнет в тарелку только Ардеку, - я так понимаю: всё плохо?


- Плохо?! - перевел пылающий взгляд на колдунью Ардек. - Во всей Юте нет ни одного грёбанного корабля, который бы согласился доставить нас в эту долбанную Валусию! Это, чёрт побери, не плохо! Это - катастрофа!


- Во-первых, - холодно осадила шамана колдунья, - хватит орать мне в ухо. Во-вторых, мы знали, что так случится. Завтра будет еще один день. И мы попробуем отыскать корабль вместе. Возможно, нам удастся кого-то уговорить.


- Деточка, ты меня вообще слушаешь?! - практически зарычал шаман. От слова "деточка" Хорины брови взметнулись вверх, а рука сама собой дернулась залепить Ардеку подзатыльник. - Я - "говорящий с духами"! Я знаю решение человека до того, как он примет его самостоятельно. И мне отлично видно, что страх в душах этих матросов значительно сильнее жадности, азарта и чего угодно другого. Мы никак не сможем соблазнить их отправиться на Север!


- Вы собираетесь делать заказ? - грубо перебила его официантка. Шаман поднял глаза, вырвал из ее рук меню, развернул на произвольной странице и ткнул пальцем:


- Это! Это! И вот это!


- Мы не с ним, - тихонько пробормотала трактирщице чародейка. Та понимающе вздохнула. Ардек бросил злобный взгляд на делающую невозмутимое лицо Хора и добавил:


- В номер!


- Он всегда такой злобный, если у него что-то не получается? - спросила седая, когда громоподобные шаги разъяренного шамана стихли на втором этаже. Ратибор поднял руку, заставляя Хору замолчать - послышался резкий удар, жалобно скрипнули петли, с потолка дождем посыпалась штукатурка. Только после этого некромант улыбнулся и ответил:


- Всегда. Но он быстро отходит.


- То есть, завтра поутру он будет смотреть на раскуроченный дверной косяк и искренне удивляться, как такое могло произойти?


- Где-то так, - улыбка Ратибора стала еще шире. - Он даже поможет его чинить. Или оплатит ремонт…


- …или организует похороны, - тем же тоном закончила Хора. Ратибор усмехнулся и несколько минут они с колдуньей сидели молча, думая каждый о своем.


- Но в чем-то Ардек прав, - наконец, задумчиво поднял вилку некромант. - По морю в Валусию мы не попадем.


- А по воздуху не долетим, - Хора поставила локти на стол и засунула пальцы в белые волосы. - Да и мост между континентами пока не организовали. Еще идеи?


- Мощный телепорт?


- На артефактах? - скосила глаза колдунья. - Это будет стоить целое состояние…


- Может, все-таки, уворуем корабль? - высунул из-под стола морду Шайтан.


- Не будем мы ничего воровать, - устало отмахнулась Хора.


- Почему?


- Ты вообще видел парусники когда-нибудь? Там только чтобы из порта выйти человек десять команды нужно. Минимум! Что мы втроем будем делать с такой махиной?


- Фу, - облегченно вздохнул пес. - Я уж испугался, у тебя совесть проснулась…


- Сгинь с глаз моих, - огрызнулась хозяйка. Силами официантки на столе стали появляться блюда: курица для Хоры, баранина для Ратибора, салат, рагу и бутылка белого вина.


- Спасибо, я не пью, - отставила кубок Хора.


- Здоровье бережешь? - усмехнулся некромант. Колдунья покачала головой, и Ратибору это показалось неубедительным аргументом. - Пригуби со мной за компанию. Не хочу пить в одиночестве.


- Осмотрись! - Хора махнула рукой. Большая часть посетителей таверны уже давно была в стельку пьяная. И с каждой минутой количество трезвых людей стремительно сокращалось. - Это я должна бояться остаться одна.


- Ну, так и не отрывайся от коллектива, - Ратибор придвинул бокал, до краев наполнил его вином и всучил колдунье. - Расслабься. Хотя бы немного. Тебе это совсем не повредит.


Хора посмотрела на пол-литровую емкость, покрутила ее в руках, понюхала содержимое и, на всякий случай, заглянула под стол. Шайтан свернулся клубочком, засунул нос под пушистый хвост и спокойно дрых.


- У меня такое чувство, будто ты пытаешься меня споить, - покачала она головой. Ратибор загадочно улыбнулся и отсалютировал кубком.


Четверть часа спустя из-под стола выбрался щенок. Он потянулся, зевнул, перевел взгляд на хозяйку и от удивления "уронил" на пол зад. Весело хихикая и подпрыгивая на табурете в такт только ей слышимой мелодии, Хора старательно пыталась выловить из рагу отсутствующий там гриб. Некромант сопровождал ее манипуляции откровенным ржачем.


- Хозяйка! - ахнул щенок. - Ты что, пила?!


- Н-неет!.. - решительно ответила Хора, ткнула собаке под нос тарелку вареных овощей и едва не свалилась при этом со стула. Шайтан перевел дикий взгляд на Ратибора.


- Она и правда почти не пила, - со смехом подтвердил он. - Так, пригубила только.


- Да ты посмотри на нее! - взвыл пес. Хора кое-как выпрямилась, словила на себе изучающий взгляд некроманта и послала ему воздушный поцелуй. Ратибор покачал головой и закрыл лицо руками:


- Пить она не умеет.


- Так нечего поджучивать! - рыкнул Шайтан, подталкивая лобастой головой колдунью в бедро. - Вставай, хозяйка. Оторви свой зад от табуретки.


- И правда! - радостно оскалилась Хора. - Что это я сижу, когда мне давно уже так хорошо не было?


И полезла на стол. Ратибор оценил сапог в своей тарелке, вздохнул и за талию сдернул колдунью себе на колени:


- Знаешь, о человеке многое можно сказать по тому, как он пьет. Вот ответь мне, девушка, ты из какого леса выскочила, что от двух капель сразу - в драбодан?


- Не понимаю… ик! о чем ты, - захохотала чародейка, в тщетной попытке сорваться в бега.


Ратибор фыркнул, вставая, кое-как поставил колдунью на шатающиеся ножки, прижал к своему боку и повел наверх. Шайтан, ругаясь сквозь зубы на бестолковых мужиков, побежал следом.


- А куда мы так весело шагаем? - светящимися глазами Хора в последний раз обвела таверну. Какая-то пьянь оторвала голову от стола, узрела полубезумное лицо седой колдуньи и мигом протрезвела:


- Демон… - страшась крикнуть, но будучи не в силах сдержаться, прошептал мужик. На его беду, Хора слишком часто слышала это слово в свой адрес и была способна прочитать его по губам. Коротко взвизгнув, она вырвалась из рук Ратибора, метнулась к лестнице и бросила в мужика крошечную искорку. Раздался хлопок, и облезлый козел с потрясающе длинными рогами цокнул копытом по столу.


- Йи-ха! - воодушевилась чародейка. Некроманту очень захотелось треснуться головой о стену. Да, он хотел выведать кой-какие тайны из жизни этой беловолосой ведьмы. И он действительно рассчитывал на "помощь" алкоголя. Но кто же знал, что от двух глотков ее так развезет?!


А в таверне уже вовсю гремела посуда, переворачивались столы и ломились к выходу, оттягивая друг друга за волосы, сильно- и слабо-пьяные посетители. Жалобно блея и только добавляя паники, на табурете приплясывал новообращенный домашний скот.


Хора забралась на трактирную стойку и уже оттуда, весело хохоча и выделывая какие-то невероятные "па" на заплетающихся ногах, посылала чары в толпу. Куры, кролики, петухи, свиньи и даже одна белка - похоже, чаровница всерьез намерилась превратить едальню в зоопарк. Только с третьей попытки Ратибору удалось подобраться к завывающей женщине и схватить ее за руки. Меж тонких пальчиков мелькнула молния. Некромант чертыхнулся, забросил колдунью на плечо так, чтобы держать одной рукой за запястья, и под ее жизнерадостный хохот рванул наверх.


- Что здесь происходит? - выглянул из комнаты Ардек. Скользнул глазами по пьяной в зюзю и едва не рыдающей от счастья Хоре, мрачному лицу некроманта, понимающему, что разгребать хаос на первом этаже придется ему и, от греха подальше, захлопнул дверь. Ратибор только зубами скрипнул - сам виноват. Напоил женщину - теперь расхлебывай.


Комната Хоры была в самом конце коридора и туда некромант добрался изрядно взмокшим. Ведьма извивалась, хваталась руками за гардины и тумбы с цветами, дергала его за волосы и все это считала ужасно веселым.


- Ты просто маленькая… - пыхтя, прорычал Ратибор, с трудом отдирая колдунью от своего плеча, - непредсказуемая… катастрофа. Заходи внутрь!


- Не хочу! - махнула рукой Хора, и стены коридора окрасились в фиолетовый цвет. Ровненько так - окна, картины, потолок с полом - все покрылось темным слоем краски.


- Че-ерт… - обреченно выдохнул некромант, рассматривая над головой стайку крошечных огоньков, по-видимому, должных изображать звезды. - Ради всех Богов, держи руки так, чтобы я их видел!


- Ладно! - тут же кивнула Хора, протягивая к некроманту ладони. - А зачем ты меня сюда привел? Мы будем танцевать? Давай будет танцевать!


Ратибор криво улыбнулся и решительно выпутал пальцы колдуньи из своей прически:


- Предложение, конечно, заманчивое, но давай мы лучше будем спать.


Глаза Хоры мгновенно стали в два раза больше, на щеках появился нездоровый румянец и она, недолго думая, отвесила мужчине такую пощечину, что тот пошатнулся:


- Я не буду с тобой спать!


- Да я просто выразился неправильно! - взвыл некромант, ощупывая поврежденную щеку.


- А! - сразу поверила седая, бросаясь Ратибору на шею и нежно целуя в покрасневшую скулу. - Тогда ладно!


- Обалдеть… - скосил глаза совсем ничего не понимающий колдун. - Однажды ты сведешь меня с ума… если до сих пор не свела… Ну, а сейчас - давай в постель.


- Не хочу! - со смехом отпрыгнула Хора. - Я себя так замечательно еще никогда не чувствовала!


- Я догадался, - пробурчал Ратибор, не давая чародейке выскочить из комнаты. - Поверь, сейчас тебе лучше прилечь.


- Зачем? - удивилась та. - Я могу сделать столько полезного! Вот сейчас пойду и очищу улицы от всяких гадов. Спорим, после меня там не останется ни разбойников, ни продажных стражей, ни даже…


- Охотно верю, - перебил некромант. - Но все-таки, давай отложим войну с мировым злом на завтра, когда ты немножко придешь в себя…


- Ты думаешь, я не справлюсь?!


- Как раз боюсь, что справишься…


- Нет, ты думаешь: раз я женщина, то я не могу быть сильной?! - непонятно каким образом "свела" логическую цепочку Хора. - А я, знаешь, какая сильная?! Ну, хочешь, я кровать подыму?!


- Да как-то не очень, - признался Ратибор. - А вот если ты покажешь, какая ты послушная и на нее ляжешь…


- Но это не так интересно!


- Хора, ложись… - схватив колдунью в охапку, некромант силой повалил ее на кровать, схватил за руки и прижал к матрацу. - Давай, баю-баюшки…


- Уйди, противный! - выдохнула чародейка, но поставить щит не успела. А усыплял Ратибор, хоть и не мгновенно, зато качественно. Хора откинулась на подушки, повернула лицо к стене и, наконец, затихла.


- Ты просто уникальная женщина, - хрипло сообщил некромант, накрыл спящую покрывалом, и вдруг заметил какую-то неучтенную царапину на шее "супруги".


- Что это у тебя? - шепотом поинтересовался он, протянул руку, коснулся, осторожно провел пальцем по старому, еле видимому шраму… и даже увернуться не успел. Да и как тут увернешься, если человек, доселе считавшийся спящим, вдруг проводит мощный хук справа, при этом даже не открывая глаза!


- Какого черта?! - взвыл некромант, хватаясь за челюсть. В первую секунду ему даже показалось, что Хора выбила ее к чертовой бабушке.


- Что, - в комнату, наконец, "дошел" Шайтан, - за шею взялся в неположенном месте? Привыкай. Это у нее безусловный рефлекс такой. Я когда-то лизнул… случайно. Так она меня спросонья в окно выбросила. Хорошо, крылья есть… Странная реакция, да?


Ратибор вгляделся в спокойное лицо колдуньи, но отвечать не стал. Все равно она не захочет подтвердить или опровергнуть его слова. Но, черт побери, два раза за вечер схлопотать по физиономии!..


"То ли я сноровку теряю, то ли Хоре до неприличия везет… но приближаться к ней завтра с утра может быть реально опасно…"


И, терзаемый сомнениями, покинул комнату, тихонько прикрыв за собой дверь.


Седая проснулась с дикой головной болью, красными от стыда щеками и гениальной идеей.


- Я знаю, где нам раздобыть корабль… - просипела она.


- Ты попробуешь разжалобить капитана своим внешним видом? - Шайтан оглядел колдунью с головы до ног и соскочил с кровати. - Как ты могла? Ты ведь знаешь, что с тобой бывает от алкоголя.


Хора покраснела еще сильнее и резко села. Желудок отреагировал незамедлительно.


- Боги, как мне паршиво… - простонала седая. - Где мое универсальное средство от похмелья?


- Извини, хозяйка, - мрачно пошутил пес, - но запасных мозгов у нас нет.


- Да ну тебя, - прикрыв рот рукой и стараясь не представлять "запасные мозги", хотя воображение так и порывалось нарисовать эту картинку, Хора залезла в суму, достала пузырек и сделала два больших глотка. В глазах посветлело…


- Так что ты там о корабле говорила? - Шайтан дождался, пока с лица хозяйки сползет дыбильно-счастливое выражение справившегося с похмельем человека и вернулся к насущным проблемам.


- А, точно! - подпрыгнула Хора. - Слушай, прикрой меня, хорошо? Если явится этот, гад который, скажи, что я еще сплю. Я вернусь через полчаса.


Щенок равнодушно пожал плечами:


- По дороге только не пей больше ничего, алкоголичка…


Колдунья щелкнула пса по носу и запрыгнула на подоконник. Эх, хорошо-то как! Ветер перебирает волосы, солнышко не по-осеннему припекает, ни одна падла нервы не треплет…


По карнизам да веткам раскинувшегося под окном ясеня Хора спустилась на землю. Воровато огляделась и бросилась бежать. Телепортом, конечно, быстрее было бы, но тогда Ратибор ее точно учует.


Дом, который был нужен колдунье, располагался в богатом районе города. Туда и пешком войти-то было нельзя: только в карете или верхом на чистопородном жеребце въехать. Когда Хора была здесь в первый раз, ее одели в шикарное платье с оборочками и шляпку с перьями. Тогда, в двенадцать лет, ей казалось, что она попала в сказку. А вот как ее отсюда вывозили, девочка уже не помнила. И слава Богам…


Перемахнув через стену, отделявшую богатый район от остальной Юты, Хора скользнула к высокому, но какому-то узкому зданию с резной оградкой и шикарным фонтаном перед центральным входом. Не имея никакого желания встречаться с чопорным дворецким, женщина ухватилась руками за козырек и одним прыжком достигла балкона.


- Кое-что никогда не меняется, - кровожадно усмехнулась она, проходя в комнату. Прозрачные занавески дрогнули и опали за ее спиной. Хора окинула взглядом роскошно убранную спальню, заценила размер трюмо у дальней стены, количество бутылочек с пудрой, присыпкой, кремами и другой косметикой, которым оно было заставлено, и только потом подошла к кровати.


Мужчина лежал на спине, вытянув руки вдоль тела и чуть приоткрыв рот. На его глазах была повязка, ночной колпак слез почти на макушку, открывая залысины. Хора скривилась и нагло уселась на край постели:


- Вижу, ты бережешь то, что получил. Правда, погано у тебя это выходит…


Спящий дернулся так, словно Хора ему ногой в челюсть ускорения добавила. Забился в угол кровати, содрал повязку и уставился на колдунью с диким, прямо-таки животным ужасом.


- А ты думал, я тебя не найду? - улыбнулась та.


У мужчины задрожали губы. Он мельком глянул на дверь, потом на балкон, а затем снова перевел взгляд на Хору, и уже не мог отвести глаз. Потому что когда тебя настигает твой самый страшный ночной кошмар, тело просто отказывается повиноваться…


Седая возвращалась в таверну размеренным шагом сытого хищника. Купила по дороге леденец на палочке, полюбовалась на ажурные скамейки в городском парке, понюхала хризантемы, украшавшие клумбу перед зданием мэрии… а потом толкнула дверь едальни и улыбка соскользнула с ее лица.


За центральным столиком сидел мрачный Ратибор, спрятавший лицо в ладонях Ардек и грустный Шайтан.


- У нас кто-то умер? - осторожно полюбопытствовала колдунья.


- Пока нет, - сквозь зубы прорычал шаман. - Но очень может статься, что скоро умрет.


- Ты где была? - грозно добавил некромант. Шайтан прыгнул вперед и заискивающе вильнул хвостом:


- Хозяйка, он меня пытал! Но я ничего ему не сказал. Дай пожрать, а?


- Во-первых, - нахмурилась Хора, - никто бы тебя пытать не стал. Потому, что дай тебе только шанс - и ты сам все разболтаешь. Даже спрашивать не придется. А во-вторых, ты молчал только потому, что я тебе ничего не сказала.


- Так все-таки, где..?


- И не скажу! - отрезала колдунья, буравя щенка взглядом. - Все, что вам нужно знать: я отыскала корабль. Мой старый знакомый отвезет нас в Валусию, а потом привезет обратно.


И, не обращая внимания на обалдевшие рожи спутников, заспешила наверх. На середине лестницы лихим галопом ее догнал Ратибор:


- Старый знакомый? - шепотом переспросил он. - Не тот ли, случайно, что ошейник на тебя одел?


Седая охнула, споткнулась и едва не свалилась со ступеней. В последний момент Ратибор успел подхватить женщину под локоть, но она шарахнулась от него с такой прытью, что, будь стена тоньше, пробила бы в ней проход.


- Ничего не хочешь рассказать? - хмуро поинтересовался мужчина.


- По-моему, у меня на лице написан ответ, - стараясь не сорваться на визг, выдавила из себя Хора. - Не хочу!


И, выдернув руку из цепких пальцев Ратибора не побежала, - помчалась в комнату.


- А когда отплываем? - вдогонку крикнул некромант, но седая уже не слушала. На мгновение она замерла, прижавшись спиной к двери и обхватив шею обеими руками, потом метнулась к сумкам, вытряхнула все содержимое на кровать и быстро набила ту, которая была поменьше самым необходимым.


- Извини, Шайтан, но я почти уверена, что эти двое о тебе позаботятся…


И, больше ни о чем не думая, по знакомому маршруту выбралась на улицу. Ратибор был прав, когда назвал Хору зверьком. Правда, он и сам тогда не понял, как сильно угадал…


Куницей шмыгнув в подворотню, женщина бежала так быстро, как никогда в жизни. Прыгнула ласточкой через забор, обогнула фонтан и ногою "открыла" входную дверь.


- Простите, но… - попытался было возразить дворецкий, заглянул в лиловые глаза и молча растянулся на полу.


- Кого там еще черти принесли?! - рявкнул хозяин, спускаясь со второго этажа.


- Не поверишь, - грозно усмехнулась ему Хора. - Это опять я.


- Я же сказал, что все сделаю, - пролепетал несчастный, судорожно пытаясь сглотнуть.


- Планы поменялись, - ступила вперед колдунья. - Выходим в море немедленно!


- Но вся моя команда на берегу! - взвыл "старый приятель", хватаясь за голову. - Ты просишь невозможного!


- Услуга, которую я когда-то тебе оказала - вот, что было невозможным! А теперь мне просто нужно…


Договорить она не успела. На очередном шаге плитка, устилавшая пол, прогнулась, раздался короткий щелчок, и Хора ничком повалилась на землю.


- Да, это именно та, о которой я вам говорил, - раздалось откуда-то сверху. - Заберите ее из моего дома…


А дальше была пустота.



Глава 20


С сайта знакомств. Анкета девочки: имя: Альбина рост: 172 вес: 55 телосложение: зависит от настроения) Комментарий: ты что, Халк?

BASH



Шайтан набрался смелости пробраться в номер уже после заката. Остановился в коридоре, поглядел в окно тоскливым взглядом, вспомнил лучшие моменты своей собачьей жизни, убедился, что так или иначе все они были связаны с его беловолосой хозяйкой, и только потом толкнул дверь.


А затем еще раз. И еще… но дверь не поддавалась.


- Однако… - Шайтан сел на пол, склонил голову на бок и негромко завыл. Обычно на его трели Хора реагировала метким броском подушкой в голову. А теперь даже магическим пульсаром швырнуться не захотела. Это показалось собаке очень подозрительным:


- Хозяйка, открывай! Здесь нет твоей тайной любви с голубыми глазами. Здесь только я, твой верный пес и преданный друг.


В ответ - тишина.


- Как-то мне это всё не нравится, - Шайтан вскочил на ноги, нервно потоптался на месте, поскреб пол, сняв с паркета стружку… Ничего! Хотя в конце коридора кто-то уже бежал к двери, чтобы своими руками придушить неугомонного питомца. Вот тогда-то псу и стало по-настоящему страшно… Порчу имущества, за которое ей придется платить, хозяйка бы ему не простила. Поднявшись на задние лапы, он навалился на дверь всем своим немалым весом. Потом рыкнул, вырос раза в четыре и повторил маневр. С жалобным всхлипом деревянная перегородка ввалилась внутрь. К потолку взметнулись щепки, труха и собачья шерсть.


- Хозяйка, у меня просто не было выбо… - пес прервался на полуслове: сумки на кровати, вещи разбросаны по полу, окно нараспашку… - Черт!


Выскочив из комнаты, Шайтан с размаху боднул дверь соседнего номера. Сонный Ратибор открыл не сразу:


- Чего тебе?


Вместо ответа, пес схватил зубами за край полотенца, намотанного на бедрах некроманта, и резко дернул. Тряпка упала.


- Ты что, голым спишь?! - ахнул Шайтан, спешно отводя глаза. Ратибор хмыкнул, подхватил с пола "повязку" и с невозмутимым видом снова закрепил на поясе:


- А вдруг твоя грымза седовласая заскочить вздумает? Надо быть готовым.


- Облезешь! - рыкнул пес и добавил грустным голосом. - Нет больше грымзы.


У Ратибора сердце замерло:


- Как - "нет"?!


- Убежала она от нас, - всхлипнул Шайтан. - Бросила меня на произвол судьбы! Совсем одного!


- Уб-уб-бежал-ла? - заплетающимся языком повторил некромант. - Глупая псина, с этого и надо было начинать!


- А чего ты на меня вопишь?! - праведно возмутился пес. - Это, между прочим, ты виноват! Не лез бы со своими вопросами дурацкими, ничего бы не случилось!


- Ты лучше не советы мне давай, а нос к земле опусти и след вынюхивай!


- Да она, скорее всего, телепортом ушла! - убежденно вильнул хвостом пес. Ратибор подошел к окну и несколько секунд стоял молча, высунувшись в него по пояс и горящими глазами всматриваясь куда-то вдаль:


- Телепорт я бы ощутил… нет, она убежала своим ходом.


- Раз такой умный, может, скажешь - куда?


- А вот к этому вопросу, - нахмурился Ратибор, пытаясь рассмотреть что-то в темном переулке спящего города, - ты и должен унюхать ответ.


- Я?! - в дверях стоял Ардек, которого последняя фраза соратника догнала в момент зевка и от которой он едва не вывихнул челюсть. Пес обернулся к шаману с таким видом, будто и правда ожидал получить ответ. Ратибор хмыкнул и без объяснений вышел из комнаты. Ардек и Шайтан проводили его задумчивыми взглядами:


- Он что, голый спит? - спросонья вслух поинтересовался шаман.


- Это он так к приходу Хоры готовится, - объяснил пес. - Хотя, если ты моего мнения спросишь: долго ему придется ее ждать.


- Умница, девочка, - масляно улыбнулся Ардек.


- Ты, кстати, тоже не обольщайся, - фыркнул Шайтан. - Он-то ей хотя бы нравится.


- А я?!


- А тебя она, скорее, терпит. Да и то - с переменным успехом.


И, оставив шамана собирать порушенные надежды, пес бодро поскакал вслед за Ратибором.


Приблизительно в это же время где-то далеко в городе очнулась Хора. Разлепила глаза, села и ка-ак треснется головой о какую-то деревянную штуковину! Проснулась в момент:


- Какой кретин положил меня около лежанки?!


- Чего орешь?


Колдунья напрягла зрение: комнатка была маленькая, скудно обставленная, и вообще-то называлась "камерой". Железные прутья во всю дальнюю стены это красочно подтверждали. Помотав головой и с трудом вспомнив последние минуты в доме одного будущего покойника, Хора с трудом подтянулась и переместила тело на нары. Голова гудела.


"А хорошо мерзавец подготовился… - почти с восхищением подумала женщина. - Это же надо так полы изуродовать, чтобы при нажатии на плитку срабатывало заклинание… У-у… гаденыш. Но я всё равно до него доберусь… - потом покосилась на решетку, на стражника, одиноким изваянием прислонившегося к стене напротив, и добавила. - Только как?.."


Тюрьма была стандартная - стены, прутья, нары и кандалы на запястьях. Без цепей, конечно, тут тоже не звери какие работают… но вот колдовать все равно было нельзя. Вообще. Браслеты просто блокировали любую магию. А колдун без магии - что обычный человек. Такой же слабый, беспомощный и, увы, не проходящий сквозь камень.


Но даже в больной голове мозги, если они в принципе имеются, способны выполнить возложенную на них функцию. Колдунья хитро усмехнулась и села в "кровати". Как можно сотворить чары, если ты больше не маг? Всего лишь купить бестолкового пса! Остальное приложится.


- Эй, служивый! - позвала Хора. Отлично, голос еще не отошел ото сна: хриплый, слабый. Никаких подозрений. Теперь главное еще глаза особо не подымать, чтобы жертва раньше времени не испугалась.


Стражник ступил вперед и дернул головой снизу вверх, мол, "Чего надобно?".


- Воды дай…


Охранник скривился, переступил с ноги на ногу, вздохнул и пошел за стаканом. Вообще-то, в его обязанности даже говорить с пленницей не входило. Но когда перед тобой лежит такая красивая и беспомощная женщина, благородство просыпается само собой. По крайней мере, у этого молодого, еще не огрубевшего за годы службы парня оно проснулось.


- Спасибо, - застенчиво улыбнулась колдунья, протягивая руку сквозь прутья.


- Помочь? - предложил вояка, отчаянно пытаясь при этом выглядеть грозно.


- Вы слишком добры, - еще ниже опустила взгляд Хора и плавным движением вылила воду себе на голову. У стражника глаза на лоб подпрыгнули:


- Ты чего вытворяешь?!


Чародейка хлопнула ресничками и таинственно улыбнулась. А спустя мгновение на пол один за другим упали кандалы. Крошечная ящерка, невидимая в тусклом свете единственного факела, скользнула к прутьям. В камере было недостаточно холодно, чтобы проклятие Фейри сработало автоматически. Но мокрые волосы всегда заставляли Хору дрожать - даже летом.


- Благодарствую, юноша, - убегая прочь, прошептала колдунья. - Когда тебя будут увольнять за пособничество заключенным, пусть мысль о том, что ты до конца оставался джентльменом, станет для тебя хоть каким-то утешением.


Конечно, гениальнейшим поступком было бы тут же выбраться из тюрьмы. Но Хора никогда не искала легких путей! Тем более, когда у нее нагло отобрали сумку с лучшими зельями и кучей золота.


"Либо мои вещи забрал мудак с залысинами, и тогда он умрет даже раньше, чем я планировала, - вспоминая хозяина "усыпляющего" пола, думала колдунья, - либо их конфисковал начальник каталажки. И почему-то я сильно сомневаюсь, что он сдал их на хранение".


Если кто думает, что крошечной ящерке в огромном доме легко найти кабинет начальника тюрьмы - он ничего не знает о тяжкой жизни пресмыкающихся. Хоре пришлось бегать часа два по темному зданию, пока на втором этаже, просунув голову под очередную дверь, она, наконец, не увидела сидящего за большим дубовым столом крупного бородатого мужчину. Прямо над его головой светил тусклый фонарь, ярко озаряя плешь на затылке, длинный нос, казавшейся еще длиннее от падающей тени, и крошеный участок стола. Остальная часть комнаты утопала во мраке.


Ящерица скользнула взглядом по кабинету - сейф в углу, гардероб, зеркало и диван.


"Это он! - бодро констатировал чешуйчатый зверек, и только теперь задумался, как он в таком виде будет подступаться к врагу. - То, что я маленькая, конечно, дает свои преимущества… но в основном это сплошные недостатки…"


Неожиданно внимание ящерицы привлек мощный "сёрб". Вскинув голову, она посмотрела, как мужчина подымает со стола кружку парующего чая, подносит к губам, осторожно, чтобы не обжечь губы, отпивает и ставит обратно. На мордочке ящерицы проступила радостная ухмылка.


Бесшумно скользнув в кабинет, Хора метнулась к окну, расположенному прямо за спиной бородача и сейчас наглухо задрапированному тяжелыми шторами, ловко вскарабкалась по ним на уровень плеча мужчины и… и тут в дверь постучали.


Колдунья с мужчиной подняли головы одновременно.


- Кого там черти притащили… - глухо заворчал начальник тюрьмы. Хора была склонна с ним согласиться: белая ящерица на темном фоне, аккурат в месте перехода света в тень была не просто хорошо видна. Нужно было еще постараться ее не заметить!


- Войдите!


В кабинет ступил запыхавшийся бледный стражник, нервно теребящий в руках войлочную шапку:


- У нас проблемы, шеф.


- Докладывай!


- Ведьма сбежала…


- Какая, к черту, ведьма?! - вскочил на ноги бородач, закрывая широкой спиной замершую беглянку.


- Беловолосая. Она, по ходу, оборотнем оказалась…


- На ней антимагические браслеты были! - уже откровенно беленился начальник. - Они и повороты блокировать должны!


- Может, бракованные попались? - предположил вояка, на что "шеф" сузил заплывшие жиром глазки и процедил:


- А мне кажется, бракованным у нас кое-что другое оказалось… Чья сегодня смена на нижних ярусах стоять?!


- Вильнюса…


- Задержать его. До выяснения обстоятельств.


Хора, в раскорячку распластавшаяся по занавеске, ощутила острый укол совести.


- С другой стороны… - пробормотала она, глядя, как бородач спешно направляется к двери. - Спасибо тебе, неудачливый незнакомец! Родина тебя не забудет…


Раскачавшись, колдунья прыгнула на стол, перевернулась через голову и с ходу налетела задом на чашку. Послышался хруст:


- У-у-у, черт! - взвыла бедная крошка. - Сломать хвост! Такого со мной точно еще никогда не было…


Не теряя времени, попискивающая от боли Хора скрутилась кольцом вокруг чашки, разрешая ее стенкам обжигать себе бок, и зажмурилась. Прошло минуты две, когда раздался негромкий хлопок и со стола полетели бумаги, чернильница и куча перьев. Женщина спрыгнула на пол, поправила меховую безрукавку, бережно зафиксировала магией ноющее ребро (перетасовка костей при изменении формы просто изумляла) и решительно подошла к сейфу. Приложив ладонь к железной дверце, она прикрыла глаза и сосредоточилась.


А дальше случилось то, чего ну никак не ожидал глава тюрьмы, накладывая на хранилище огнеупорные и стойкие к ударам чары. Дверцы из серых стали коричневыми, потом рыжими, а затем, покрывшись мелкими трещинами, и вовсе осыпались тонкими хлопьями.


Ядовито улыбнувшись, колдунья вытянула на стол несколько мешочков с золотом, свою сумку с припасами и толстую картонную папку с завязочками. Поперек нее большими буквами было выведено "Секретные материалы".


- Идиот, - хмыкнула колдунья, понимая, что не будь этого названия, на папку она бы даже не взглянула. Перебросив белые пряди за спину и даже, в кои-то веки заправив их за уши, чтобы не мешали, Хора склонилась над бумагами. - Не интересно… не интересно… старье какое-то… вау! Никак дневник попался…


Пробежав глазами по бумажке, колдунья злорадно хихикнула и подтянула к себе чернильный копир. Положила листочек в машинку, пробежалась валиком сверху вниз, присыпала песочком, чтобы краска не растеклась, и спрятала готовую копию в карман плаща. Информация о том, как часто и с кем именно изменяет бородатый увалень своей драгоценной супруге, между прочим - одной из богатейший дам Юты и потомственной аристократке, однажды могла пригодиться.


"В государственные тайны лучше не лезть", - решила про себя Хора. Тем более, что настоящих секретов папка ей не поведала, а сплетен колдунья и сама могла придумать, сколько душе угодно.


Отодвинув штору, женщина толкнула ставень, забралась на подоконник и ловко спустилась сначала на первый этаж, а оттуда уже на землю. Как по заказу, именно этой ночью луна светила, ровно волшебный фонарь над городом. Каждый камушек, каждая ветка была видна в деталях. Хора оглянулась - территория тюрьмы была огорожена высоким каменным забором. В центре - большое здание с характерным подвалом, по окружности располагались низкие казармы, чем-то отдаленно напоминавшие коровники.


Одним мощным прыжком Хора взлетела на вершину забора. Присела, стараясь выглядеть незаметной на фоне серого камня, и скользнула вниз. Где ее и ждали заботливые, а главное - неожиданно сильные руки.


- А! Упшь бьюшь пшь! А! - затрепыхалась колдунья.


- Да тише ты, - прошептал на ухо до боли знакомый голос. Колдунья скосила глаза - черная, как всегда взлохмаченная шевелюра, синие глаза, на сей раз встревоженные, но не потерявшие искорку смеха в глубине, и улыбка на губах.


- Что ты здесь делаешь? - отодрала, наконец, мужскую ладонь от своих губ колдунья.


- Как - "что"? - вскинул брови некромант. - Тебя выручать пришел. Хотя, вижу, ты и сама неплохо справилась…


Крупные ладони чуть сильнее сжали под грудью, и Хора застонала сквозь стиснутые зубы. Ратибор самодовольно улыбнулся.


- Чего скалишься, придурок?! - засекла это колдунья. - У меня ребро сломано!


Некромант покачал головой, но рук не отнял. Уткнувшись носом колдунье в затылок, он пробормотал несколько слов, и Хора ощутила, как пальцы на ее талии становятся теплее, как это тепло проникает сквозь одежду, касается кожи, доходит до позвоночника… и как одним резким движением "выпрямляется" сломанная кость.


- Тише, милая, - прошептал Ратибор в ответ на отчаянный Хорин рывок и брызнувшие из глаз слезы. - Не убегай. Ш-ш-ш… успокойся. Все хорошо…


- Паскудный из тебя лекарь, - хрипло бросила за спину женщина, когда боль немного отступила. Мужчина фыркнул:


- Ты будешь некроманта учить, как ребра собирать?


- Ну, ты, блин, уравнил! Тренируешься-то на мертвых, а лечишь живых!


- Родная моя, - уже откровенно смеялся чародей, - Ты - мой первый и единственный пациент. Во врачевании я тренируюсь исключительно на тебе.


Резко выпрямившись, колдунья извернулась в кольце мужских рук и злобно уставилась в голубые глаза:


- Ты - гад. Беспринципный самовлюбленный гад.


- Но я ведь нравлюсь тебе таким?


Хора замерла с открытым ртом, чувствуя как краска медленно проступает на лице. А некромант с улыбкой рассматривал ее розовеющие щеки, прижимал к себе и даже не пытался поцеловать!


"Точно - гад!" - определилась колдунья. Эта мысль так четко проступила на симпатичном личике, довершив картину вселенского разочарования, что Ратибор в очередной раз согнулся от приступа дикого хохота.


"Боги всевидящие! - подумал он. - Какая же она еще зеленая!"


- Если ты не прекратишь ржать, - угрожающе скрестила на груди Хора, - я тебя ударю.


- Уверена, что именно этого сейчас хочешь? - наклонился к ней Ратибор. Седая заглянула в светящиеся глаза, полуприкрытые, нахальные и страшно довольные, и мрачно ответила:


- Никогда в жизни так сильно ничего не хотела.


Мужчина вздохнул и опустил руки:


- Нам нужно найти Ардека, - он окинул взглядом ночной город. - И, сдается мне, корабля у нас опять нет.


- Я так не думаю, - хищно усмехнулась колдунья, вздрагивая от холодного осеннего ветра. Стоять, обнявшись, было не в пример теплее.


- Опять намекаешь на "старого знакомого"?


- Можно и так сказать, - кивнула Хора. - Будьте на пристани спустя четверть часа.


- Сама справишься?


- Второй раз в ту же ловушку я не попаду, - оскалилась колдунья, ныряя в первую же подворотню.


- По крайней мере, во второй раз я точно буду знать, где тебя искать, - усмехнулся ей в след Ратибор.


Хора бежала по темным улицам, стараясь думать только о насущной проблеме.


"Этот уродец знал, что в тюрьме я не задержусь… и если три года назад он покинул континент, только чтобы избежать встречи со мной, то и сейчас пойдет тем же путем…"


То, что богатый район окружен стражниками, Хора поняла еще с соседнего квартала - по всей длине забора на расстоянии несколько шагов друг от друга стояли копьеносцы.


- Меня ждут, - довольно хмыкнула седая колдунья. - Бестолковые, как всегда. Но упорные и трудолюбивые. Как же я люблю этих доблестных воинов!


Неужели они думали, что Хора готова жизнь положить на то, чтобы пробраться в заветный дом и вцепиться в глотку "старому приятелю"? Зачем? Долго они его сторожить не смогут - просто финансирования не хватит. Да и пожелай колдунья войти внутрь - служивые ничего не смогут сделать. И хозяин дома это отлично понимал. Странно, конечно, что паршивец не сбрился из Юты до заката… но он точно в доме, иначе власти не выставили бы оцепление.


Хора не ошиблась. Не успела она найти себе укромное местечко, чтобы оттуда наблюдать за входной дверью заветного дома, как она распахнулась и хозяин, груженый чемоданами, тяжело вывалился наружу. За ним спешил дворецкий:


- Господин, куда вы? Куда же вы, господин?!


Тот даже бровью не повел:


- Где мой экипаж?


- Подать экипаж! - рявкнул один из близстоящих сержантиков. Хора обернулась: по улице, громыхая колесами, мчалась карета. Мгновение - и в темном углу больше никого не было, а белые пряди мазнули по воздуху на крыше экипажа. Хорошо, что на козлах пока никто не стоял - иначе колдунья не успела бы изловчиться и проскользнуть через окно внутрь. Там, жутковато усмехнувшись, она подняла крышку одного из сидений и забралась в нишу.


Вскоре экипаж остановился и на него, торопясь и переругиваясь, взгромоздили тюки. Хора злорадно хихикнула, пока до нее не дошло, что если "приятелю" вздумается опустить свой зад на сидение, под которым она лежала, до пристани ей оттуда выбраться не получится. Сколиоз обеспечен. В комплекте к седине будет она еще и радикулитом страдать.


Но на этот раз женщине улыбнулась удача:


- Слава Богам, не явилась, - отчаянно грызя ногти, откинулся на спинку кресла хозяин дома.


- Меня ждешь? - улыбнулась колдунья, отбрасывая крышку сидения и подымаясь почти в полный рост. Мужчина побледнел, потом покраснел, а затем и вовсе попытался свалиться в обморок.


- Не так быстро, любезный! - рыкнула Хора, приставляя к шее бедолаги тонкое серебряное лезвие. За воротник стекла алая капля. - Я тебе сейчас вкратце объясню ситуацию, а ты сам скажешь, как мне с тобой поступить. Согласен? - ласково предложила она. "Жертва" кивнула одними глазами, боясь еще сильнее поранить шею.


- Вот и умница. Мое утреннее предложение остается в силе, только на этот раз я его несколько изменю. Ты ведь не против?


Мужчина против не был. Об этом ярко свидетельствовали бисеринки пота на лбу и панический ужас в глазах.


- Ты отвозишь меня и моих друзей в Валусию, а я за это оставляю тебя на любом из трех островов Панарин, - брови несчастного взметнулись к залысинам. - На твой выбор. Можно и по-другому. Команда твоя сейчас на корабле, так что ты мне, по сути, уже и не нужен…


- Я согласен… - просипел мужчина.


- Тогда, прежде всего, избавься от стражей. И учти - убить тебя мне хватит одного мгновения. А чтобы ты не вздумал опять со мной играть, знай: я возьму обратно свой Дар, как только посчитаю нужным, и касаться тебя при этом мне вовсе необязательно. Ты всё понял?


- Но Панарины…


- Я даю тебе шанс, уродец! - Хора схватила мужчину за шиворот и чуть притянула к себе. - Ты не заслуживаешь и крошечной доли того, что получил… и еще смеешь диктовать мне условия?!


Спустя полчаса огромный парусный корабль с характерным названием "Честь и Совесть" плавно и красиво выходил из порта. В капитанской каюте, мрачно глядя в иллюминатор, сидела Хора. У ее ног, пожалуй, впервые за время их совместного путешествия, улегся Шайтан. На кровати, поглядывая на колдунью с непередаваемой смесью удивления и восхищения, сидел Ардек. И только Ратибор носился по палубе, помогая матросам и отдавая указания капитану.


- Если бы этот богомол чёртов сказал, что когда-то управлял такими судами, - рычала Хора, - мне не пришлось бы тащить сюда капитана.


- Можешь выбросить его за борт, когда от Юты отойдем подальше, - предложил пес. Хозяйка смерила питомца мрачным взглядом и отвернулась. Она выбросит! Обязательно выбросит! Посадит в шлюпку и отправит покорять необитаемые острова. А лет через десять явится туда, чтобы отыскать его давно остывший трупик и станцевать на костях. Нет, Мордрик из клана Шавеленов не был ее врагом… он был гораздо хуже. Он украл часть ее жизни, и Хора никогда не простит ему этого. Как никому другому не простила…



Глава 21


Нет, я ему всё мирно пытался доказать… Топор появился позже…

NN



Трое суток море было таким спокойным, словно все силы бросило на подготовку какой-то несусветной гадости. Ратибор бродил по палубе недовольный, с видом матерого морского волка смотрел вдаль, и постоянно ворчал себе под нос. Хора, в широкополой шляпе устроившаяся на той же палубе позагорать, провожала его равнодушными взглядами. Не по-осеннему теплое солнышко к волнениям не располагало. Впрочем, колдунье тоже досталось. Видя, что "супруг" активно занят предсказанием нехорошего, Ардек возобновил свои матримониальные поползновения.


- Как на счет коктейля?


Перед носом у седой нарисовался бокал с зеленоватым содержимым, при виде которого Шайтан, скуля, пополз под лежак. Колдунья осторожно, одним пальчиком отодвинула сомнительное пойло и подняла на шамана мрачный взгляд:


- На всякий случай предупреждаю: если со мной что-то случится, команде дан приказ выбросить тебя за борт.


Ардек посмотрел на бокал, вспомнил как пострадала невезучая Хора от его шашней в прошлый раз, и на всякий случай выплеснул содержимое в рядом стоявшее ведро. Колдунья нахмурилась, но прокомментировать не успела: нахально отодвинув ее ноги в сторону, на деревянный "топчан" уселся некромант.


- Думаю, будет шторм, - без обиняков заявил он. - И я не уверен, что наше корыто его выдержит.


- Ничего себе корыто! - высунул морду из-под койки пес. - С десяток парусов, высотой в дом, всё новенькое, красивое…


На него перевели такие выразительные взгляды, что собака стушевалась и шустро нырнула обратно.


- Как-то не верится в бурю, - покосился на чистое небо Ардек. - Да и ветра совсем нет.


- Не переживай, - преувеличенно бодро ответил некромант. - К вечеру поднимется.


И он оказался прав. Ближе к заходу солнца капитан велел спустить паруса. Волны с силой накатывали на судно, но пока не достигали дека. Кое-как, хватаясь за веревки и подбадривая себя веселой бранью, на убегающую из-под ног палубу выбралась Хора. Посмотрела на низкое, прицельно бьющее молниями небо, и почапала к Ратибору. Тот что-то кричал, отдавал приказы, махал руками, так что колдунья, подобравшаяся из-за спины, едва не схлопотала по шее.


- Эй! - крикнула она, вовремя приседая, а точнее - падая на деревянный пол. Некромант обернулся, подхватил Хору под руку и помог подняться. Как ему удавалось сохранять вертикальный контакт с палубой, в то время как седая напоминала походкой беременного пингвина, - оставалось загадкой.


- Что ты здесь забыла?! - рявкнул мужчина, стараясь перекричать шум ветра.


- Помогать пришла!


Ратибор оценил стоявшие дыбом белые волосы, решительно нахмуренное лицо и вздохнул:


- А кто поможет тебе?


Корабль сильно накренило, и бодрый ответ "Я и сама со всем справлюсь!" завершился на слове "Я", плавно перетекшим в протяжное "Й-а-а-я…". Хмыкнув, некромант развернул седую в обратную сторону, подхватил за талию и поволок в каюту. Она особо не возмущалась.


- Если действительно хочешь помочь, - распахнул синеглазый дверь на нижнюю палубу, - сиди в каюте и молись.


- Да я с Богами как-то не в ладах… Ух ты!


Лиловые глаза распахнулись во всю ширь, губки образовали красивый бублик. Обернувшись, некромант проследил за взглядом колдуньи и чертыхнулся: прямо на них шел корабль. Да какой! Черные оборванные паруса, сломанные мачты, темное от времени дерево… И вся это красотень плыла в окружении мрачно-фиолетовых туч, из самого эпицентра того шторма, которого так боялся Ратибор.


- Слушай, кажется у меня появилась идея… - задумчиво сощурилась Хора. Некромант помотал головой:


- Я не смогу подвести корабль так близко.


- Значит, будем телепортироваться!


- Ага, - съязвил мужчина, безуспешно пытаясь затолкать ведьму в дверной проем. - И на полном ходу протараним какой-нибудь рангоут. Определимся заместо флага, блин…


- Не понимаю, о чем ты! - оскалилась женщина, обеими руками обхватывая Ратибора за талию и падая вместе с ним в темную безликую массу телепорта. Он даже среагировать не успел. Почувствовал только, как вокруг завихрилась сила и подгнившая палуба чуждого корабля жалобно треснула под его весом.


- Никогда! Никогда так больше не делай! - сипло выдохнул Ратибор, с трудом подымаясь на локтях и буравя глазами удачно приземлившуюся ему на живот колдунью. Ящерица потрясла головой, тяжко вздохнула при виде своих крошечных лапок и выжидающе уставилась на мужчину. Тот с кряхтением выпрямился, поднес "жену" к губам, подул… и пол таки не выдержал.


- Твою ма-а-а…! - полетел вниз Ратибор с Хорой на коленях.


- Время! Остановись! - в последнюю секунду успела седая, и некромант замер в паре сантиметров от гнилых досок. Голубые глаза стали медленно увеличиваться в размерах, когда чародейка выскользнула из его рук, поправила костюм и только после этого махнула рукой. Мужчина растянулся на полу:


- Ты что, рехнулась? После телепортации использовать заклинание времени!


"Черт! - мысленно треснула себя по лбу Хора. - Это ж я сейчас совсем измученная должна быть".


- Извини, Ратибор, - съязвила она, на ходу выдумывая отмазки. - Когда захочешь в следующий раз поцеловать задницей пол с высоты двух этажей, сразу меня предупреди. Я амулет тратить не стану.


- Ладно, - поднялся на ноги некромант. - Беру свои слова обратно. Ты очень запасливая, хотя и совершенно безбашенная ведьма. Давай теперь обыщем корабль.


- Ты - налево, я - направо, - тут же сориентировалась Хора, бросаясь в указанном направлении. Ратибор догнал ее одним прыжком и, схватив за плечи, прошептал в макушку:


- Разделяться - не самая удачная идея. И потом, я думаю, нужно начать с рулевого колеса. Ищем путь наверх?


Седая кивнула: корабль шел на таран. Его нужно хотя бы попробовать развернуть. Без хозяина это, конечно, вряд ли получится, но чем черт не шутит.


Внутри судно выглядело еще хуже, чем снаружи. Все полуистлевшее, грязное, покрытое ракушками и водорослями. А еще там было жуть как темно.


- Знаешь, если бы ты открыла глаза пошире, получились бы отличные фонарики, - хмыкнул Ратибор.


- Могу тебе организовать, - зашипела в ответ Хора. - Светиться не будут, зато на косметике здорово сэкономишь… Погоди! Что там?


Стена одной из кают была изломана, словно в ней выгрызли кусок диаметром в полтора метра. Сквозь дыру проглядывалась почерневшая мебель: кровать, тумбочка и платяной шкаф на заднем плане. Их было отлично видно, потому что на кровати, томно изгибаясь, лежала некая барышня. Она излучала нежно-голубое сияние и с откровенным призывом хлопала ресничками в сторону Ратибора.


Недолго думая, некромант толкнул дверь каюты. Следом, поскрипывая зубами в такт деревянному полу, вошла Хора.


- Ах, путник, - подпрыгнуло на постели эфемерное создание. - Я так долго тебя ждала!


- Да неужто?! - ехидно процедила седая. А призрак уже протягивала к мужчине руки:


- Приди же ко мне, о мой ненаглядный! - и качнула таким бюстом, что даже у Хоры дыхание перехватило:


- А ну убрала свои грабли от этого гаденыша! - зарычала седовласая ревнивица. Дама, наконец, соизволила повернуть к ней голову:


- Ты вообще кто такая будешь?


- Жена я буду! - совсем страшным голосом оповестила колдунья, воздела руки к потолку и мадам исчезла, коротко взвизгнув на прощание. На талию чародейки легли горячие ладони:


- Я и не думал, что ты такая собственница.


- Слушай сюда, моральный уродец, - Хора обернулась на каблуках и ткнула пальцем в грудь усмехающемуся Ратибору. - Эта наша с тобой игра в молодоженов имеет двусторонние обязательства. Захочешь мне изменить - оторву хотелку. Усёк?


В ответ некромант так захохотал, что потолочные балки дрогнули:


- Ну, зачем мне кто-то еще, когда у меня есть ты?


Женщина отклонилась, сложила руки на груди и покраснела:


- Хватить трепаться попусту. Идем дальше!


- Как скажешь, любовь моя, - подхихикивая кивнул Ратибор, за что тут же схлопотал по шапке. Правда, не от Хоры. На полу, тихонько звеня, крутилась на ребре золотая монетка. Колдунья облизнулась:


- Старого образца, - подхватила она денежку. - Золото высшей пробы. На черном рынке один к трем пойдет.


Рядом, едва ли не в руки колдунье, упала еще одна монетка. Третью женщина подхватила в полете, а за четвертой уже бросилась в соседнюю каюту - оттуда послышался характерный звон. Ратибор едва успел подхватить свою алчную супругу, когда под ее ногами внезапно закончился пол. Перед дверью в комнате зияла прямоугольная дыра глубиной в несколько палуб. По крайней мере, золотой, случайно вырвавшийся из Хориных пальцев, летел довольно долго.


- Один-один, - хрипло "поблагодарила" колдунья, цепляясь за плечи Ратибора.


- Хорошо, - легко согласился он, даже не пытаясь переубедить "супругу", что в борьбе с призраком ее помощь была не особо-то и нужна. - Ты слышишь?


- К сожалению, да, - скривилась седая. За стеною кто-то рыдал. Слезы лились водопадом с таким музыкальным сопровождением, которое слышно, наверное, было и на соседнем корабле.


- Полюбопытствуем?


- Могу поспорить, что это опять Она бесчинствует.


- Дорогая, то, что на этом корабле уже давно нет никого живого, я прекрасно знаю. Но Королева к нам выйдет, только если мы с ее слугами разберемся.


Со вздохом и предвкушением худшего, женщина подошла к следующей двери, прижалась к ней ухом и мгновенно отпрыгнула, когда длинное, остро заточенное лезвие прошло насквозь деревяшку, замерло, чуть подрагивая в воздухе и давая Хоре возможность разглядеть себя получше, и только потом медленно втянулось обратно. Колдунья судорожно сглотнула:


- Да ну его к черту, кто бы там не ревел! - пискнула она. - Пусть сам со своими проблемами разбирается!


- Радость моя, он за соседней дверью, - подсказал Ратибор.


- Прекрати меня так называть! - окрысилась колдунья, очень осторожно, бочком, подступая к нужной каюте. - Котик, солнышко, дорогая… кто я тебе, по-твоему?


- Жена, - пожал плечами некромант, резко толкая дверь. Оттуда вырвался целый столб пламени, лизнул потолок, стены коридора и замер колыхающейся стеной, преграждая доступ в комнату.


- Блин, - всхлипнула Хора, - почему мы не догадались взять с собой Ардека?


- Думаешь, он смог бы призвать Королеву?


- Да нафиг нам нужна эта Королева! - разглядывая почерневшие от копоти сапожки, ответила женщина. - Мы бы его разведчиком назначили. Шел бы впереди и определял безопасную дорогу.


- Не ценишь ты своих компаньонов, - с ухмылкой пожурил Ратибор. Хора подняла на него глаза и совершенно серьезно ответила:


- В виде первопроходцев еще как ценю!


Хмыкнув, некромант подошел к стене огня и заглянул внутрь. Там, в пустой комнате прямо на полу сидел ребенок и заливался горючими слезами.


- Эй, малый, - позвал его Ратибор. - Ты чего ревешь?


- Дяденька! - всхлипнуло дитё. - Дяденька! Я заперт здесь уже двадцать лет. Мне так страшно и одиноко! Я никогда не выберусь из этого ужасного места! Дяденька, помогите мне!


- Что скажете, коллега? - с видом профессора обернулся к Хоре некромант.


- Скажу, что над нами издеваются, - скривилась колдунья. - Слышь, одичавший от одиночества, хочешь я тебя развею по-быстрому? Это тебя не развеселит?


Мальчишка резво вскочил на ноги и отбежал к дальней стене:


- Вы злая!


- Ты даже не представляешь, насколько! - сверкнула глазами женщина. Ребенок задумался на мгновение, а потом скривился. Только теперь его рожица была не просящая, а выражала явную угрозу:


- Вы пришли на чужую территорию! Вам не выбраться отсюда живыми!


Корабль содрогнулся от жуткого хохота. Казалось, он звучал отовсюду - из каждой стены, каждого выбитого окна… Хора тяжело вздохнула и щелкнула пальцами:


- Пшел нафиг!


Ребенок захлебнулся смехом и растаял, прихватив с собою магический огонь из дверного проема.


- Долго она еще будет над нами прикалываться? - раздраженно подбоченилась Хора.


- Смотри, - махнул рукой Ратибор. - Я вижу ступени.


- Наконец-то! - бросилась к выходу женщина. В затхлом, провонявшем гнилью трюме просто дышать было сложно, не то что играть в эти дурацкие шарады.


- Как думаешь, а на прожорство она нас проверять будет? - на ходу бросила волшебница.


- Наверное, нет. Мы ведь уже разгадали ее загадку.


- Черт! - расстроилась женщина. - Нужно было после чревоугодия вслух ответ сказать. Я бы сейчас чего-нибудь пожевала… Но, блин: прелюбодеяния, сребролюбие, уныние… любой бы догадался!


- Это была печаль! - раздалось над самым ухом. Хора вздрогнула, а Ратибор подхватил ее под руку и буквально выволок на верхнюю палубу.


- Мама дорогая! - ахнула женщина, едва не бросаясь обратно в темноту. Над кораблем клубились низкие тучи, в нескольких местах соединявшиеся с морем водяными смерчами. Ветер стоял такой, что рулевое колесо крутилось само по себе, хотя корабль шел ровно, без ощутимой качки.


Но не природная магическая аномалия напугала Хору - она была к ней готова еще когда только фиолетовое небо увидела.


- Скольких же ты погубила, Белая Странница?!


Ответом ей стал тихий искрящейся смех, и на палубе возникла женщина: корона на голове, рукава, скрывающие руки от плеч до пальцев, сапоги по колено и изящное бикини - все ярко-голубого цвета застывшей воды. Даже кожа у нее отливала синим. Женщина взмахнула рукой, и на запачканной кровью палубе возник ледяной трон. Она не пошла - поплыла к нему, легко перелетая останки своих несчастных жертв.


- Королева Призраков, - прошептал Ратибор.


- Я не ждала такую добычу, - меж тем улыбнулось Ее Сиятельство. - Извините, не успела подготовиться, - обвела она руками творившийся вокруг хаос.


- Ты напала не на тех чародеев, - грозно сузила глаза Хора.


- Сколько силы! - восхитилась женщина. - Сколько страсти! Ты будешь венцом моей коллекции.


- Подавишься! - рыкнула седая, и выпустила в Королеву сгусток энергии. Та весело рассмеялась, на мгновение обратив тело в туман, а затем собралась вновь, только уже за спиной колдуньи.


Досталось обоим - и Хоре, не успевшей среагировать, и Ратибору - в последний момент выставившему щиты.


- Огрызаетесь? - хмыкнула Королева. - Сдавайтесь. Так будет проще. И совсем не больно.


- Фигли тебе! - прошипела колдунья. - Больно как раз будет!


Три заклятия седой ушли "в молоко". Ратиборовы чары защиты сминались как бумажные журавлики, успевая взять на себя толику удара, но не имея силы выдержать всё. Не прошло и пары минут, как чародеи буквально валились на палубу - исцарапанные, в кровоподтеках, но еще стоявшие, спина к спине.


А Королева бесновалась. То туман, то человек - она металась вокруг, осыпала ударами и растворялась быстрее, чем ее успевали настигнуть чары. И в какой-то момент Хора не выдержала.


- И это все, что ты можешь?! - насмешливо закричала она. - Больше тебя ни на что не хватает? Только на бестелесную мглу?


- Милая, милая девочка, - голосом заботливой мамаши проворковала Призрак. - Неужели ты еще не поняла? Я - это сам Свет. Ты не сможешь меня одолеть!


Будто в доказательство своих слов, она превратилась в яркий ослепительно-белый поток. Хора ослепла на мгновение - вокруг ничего не осталось: ни верха, ни низа - все утонуло в этом сиянии. Но именно этого и добивалась колдунья.


"Нет, все-таки ты поймала не тех чародеев!" - хищно резюмировала она, хлопая в ладоши.


И время остановилось. Не так, как всегда - на ничтожные несколько мгновений. Оно замерло полностью. Корабль, волны, ветер, тучи и даже отпавшая челюсть Ардека, заприметившего неугомонную парочку на вражеском судне. Весь мир застыл в ожидании приказа.


- Ты знаешь, что произойдет со светом, если его остановить? - подняв глаза, спросила колдунья. - Он рассыплется. Свет, конечно, очень быстр. Но в состоянии абсолютного покоя его просто не существует.


Мягко улыбнувшись, она подняла руки к груди и театрально сомкнула запястья. Больно было одно мгновение, будто током ударило - время завершило круг, и пошло вновь. Только свет погас. А вместе с ним и блеск в лиловых глазах. Пошатнувшись, Хора упала на палубу. И уже не видела, как медленно рассосалась туча. Как утихли штормовые ветра. И как растаял дымкой Призрачный Корабль, едва только Ратибор со своей седовласой ношей его покинул.


Вопреки ожиданиям некроманта, колдунья спала недолго. Солнце не так высоко поднялось над горизонтом, когда Ратибор решил проверить состояние "любимой супруги", и не обнаружил ее в каюте.


- Хорошенькое дело, - пробормотал мужчина, на всякий случай даже перетрусив одеяло (может, беловолосая опять ящеркой обратилась?). На соседнем кресле зашевелился пес, окинул гостя задумчивым взглядом и зевнул:


- Она на рассвете убежала.


- Куда?! - ахнул Ратибор. - Вокруг сплошная вода!


- Я думаю, в камбуз. После сильного колдовства она всегда есть хочет…


Некромант чертыхнулся, отбросил одеяло и пулей выскочил из комнаты. Хора действительно нашлась в обители кока. Причем последний, вцепившись обеими руками в половник, забился в угол и круглыми испуганными глазами следил за "гостьей". Ему хватило ума попытаться выставить ее из кухни! И она очень подробно объяснила ему, почему так делать нехорошо.


- Кхм! - привлек к себе внимание Ратибор. Колдунья подняла глаза и на мгновение перестала жевать. Усилием воли некромант заставил себя подавить смешок: щеки, как у хомяка, подлива на губах, лиловые глаза сверкают, волосы дыбом. Белая ночная сорочка в пол и босые ноги довершают образ… Типичное привидение. Добравшееся до халявного хавчика.


- Приятного аппетита, - почти серьезно поздоровался Ратибор.


- Угумс, - кивнула волшебница, склоняясь над кастрюлей. Ела она прямо оттуда большой деревянной ложкой.


- Вкусно?


- М-м… - протянула Хора, блаженно закатывая глаза.


- Поделишься? - и, не обращая внимание на возмущенный взгляд, отобрал кастрюлю. - Хм… А ведь действительно вкусно.


Минут десять они молча поглощали непонятное темно-рыжее варево, чем-то отдаленно напоминающее мясное рагу. И только когда кастрюля опустела, Ратибор решился задать вопрос:


- Ты не в курсе, что там, на корабле, случилось?


Хора подняла на мужчину уставший взгляд и категорически заявила:


- Понятия не имею.


- Но кто-то же изгнал Королеву Призраков? - ступил ближе Ратибор.


- Я, между прочим, лежала в обмороке, - глядя в сторону, буркнула колдунья.


- Хо-ора, - протянул некромант. Чародейка закусила губу и уставилась в пол. - Хора, чего ты боишься? Я не сделаю тебе ничего плохого.


- Ты задаешь вопросы, на которые я не знаю ответов, - рыкнула седая. - И вообще, прекрати во мне копаться. Я ничего не боюсь.


Она решительно спрыгнула с табуретки, вскинула подбородок и, пунцовая от храбрости, вышла из кухни. Ратибор вздохнул, глядя ей в след, но догонять не стал. Раздраженно швырнув ложку в глухо звякнувшую кастрюлю, он бросил взгляд на мелко дрожащего повара и усмехнулся:


- Можешь отлипнуть от стены. Она не рубит сук, на котором сидит.


- Рубит? - проблеял несчастный. - Что? Где?!


- Пока ты готовишь такие вкусные… э… блюда, считай себя в безопасности.


Кок кивнул, напряженно соображая, где бы достать седой омаров на ужин.


А Хора прибежала в комнату запыхавшаяся, с тяжелой головой и глазами на мокром месте.


"Они все называли себя моими друзьями, - глядя на запертую дверь, думала она. - Обещали не сделать больно… но на пороге смерти каждый забыл об этом".


Стянув через голову ночную сорочку, под невозмутимым взглядом Шайтана она подошла к кровати и добавила вслух:


- И он тоже забудет.


- Что, хозяйка? - не понял пес. Хора на мгновение замерла с пальцами на не застегнутых манжетах, обернулась к мохнатому другу и горько ответила:


- Меня.


22



Муха в молоко попала - ждите, мама, гостей… "Илья Муромец и Соловей Разбойник"


- Скоро мы уже приплывем в эту недостижимую Валусию? - ныл Шайтан. Хора скрипнула зубами - ее и саму трехнедельное путешествие не особо вдохновляло, а тут еще пес нервы треплет. Колдунья подняла голову, обозрела до боли знакомый пейзаж и заново откинулась на лежаке. После изгнания Королевы Призраков природа совсем затихла - ни тебе облачка, ни ветерка какого-нибудь. Скукотища жуткая.


"Хоть бы пираты, наконец, появились, что ли", - изнывала от ничегонеделания седая.


"Лишь бы добраться без происшествий…" - с надеждой глядел на горизонт Ардек.


"Почему у этого корыта нет весел?!" - по непонятным для других причинам негодовал Ратибор, косясь на обвисшие паруса. С таким штилем они еще полгода до континента плыть будут.


И только Мордрик с каждым днем становился все молчаливее и угрюмее. Он дергался при резких звуках, ходил на цыпочках, специально подбив сапоги резиной, чтобы не стучали, и прятался от Хоры успешнее белого зайца в заснеженном лесу. За три недели пути в целом довольно видный сорокапятилетний мужчина превратился в очень верующего неврастеника. Закрываясь по ночам в крошечной каютке на нижней палубе, действующий капитан "Чести и Совести" усердно бился лбом о деревянные полы и молился всем четырем богам одновременно. В глобальном смысле он, конечно, надеялся на чудо, ибо с островов Панарин еще никто живым не выбирался. Как, впрочем, и из хватких пальчиков седой колдуньи. А по мелочи, если Всевидящие и Всезнающие на большее не расщедрятся, умолял простить грехи. Два десятка ночей как раз хватило, чтобы перечислить все…


Не удивительно, что когда впереди показалось целых два корабля откровенно пиратской наружности, каждый встретил их по-своему воодушевленно:


- Хоть какое-то развлечение! - радостно металась по палубе женщина. Матросы, и без того считающие, что дамам на корабле не место, обреченно повесили головы - они уже поняли, что седовласая чародейка притягивает катастрофы как одинокий флигель молнии.


- Ты, главное, всех сразу за борт не выбрасывай! - перехватил ее Ратибор. - Видишь, какие у них быстроходные галеры? Посадим пленных на весла - пускай работают. Недели не пройдет, а мы уже в Валусии будем.


- Спасибо вам, милостивые Боги! - отчаянно кланялся Мордрик. - Вы услышали мои молитвы! Лучше попасть в плен к пиратам, чем ожидать милости от этой ведьмы.


- Твою мать! - по-своему оценил обстановку шаман. - А никак от них оторваться не получится?


- Ты, верно, шутишь? - в один голос удивились Хора с некромантом. И продолжили, уже каждый от себя:


- На этом парусном корыте? В абсолютном безветрии? Разве что ты сзади толкать будешь.


- Я не собираюсь отказываться от такого подарка судьбы! - подбоченилась колдунья. - Кто к нам с мечом придет - так тому и надо!


- Но ты только представь: сражение на море! - попытался растолковать свои опасения Ардек. Любовь заставляла его до последнего верить в Хорино благоразумие. - Они выкатят пушки, наделают нам дырок в обшивке… А здесь, между прочим, акулы водятся! Тебе не страшно?


- С чего это я должна бояться за акул? - не поняла колдунья.


- Это же наш корабль, Хора! Если он пойдет на дно, то и мы - вместе с ним.


- Не знаю как ты, - отмахнулся некромант, - а я сильно рассчитываю на одну из тех трирем.


- Хочешь захватить пиратское судно?! - ахнул "говорящий с духами". - Не слишком ли оптимистично?!


- Так это мне их что, - перебила Хора, с сожалением глядя на огненный шар в руках, - топить нельзя?


- Сначала подманим поближе, - ухмыльнулся Ратибор, осторожно укладывая руку седой на талию. Она, погруженная в свои кровожадные планы, этого даже не заметила. - Вывесить белый флаг!


- Вы, оба, чокнутые! - с выражением констатировал Ардек, на что супруги обменялись довольными взглядами и в унисон послали его лесом. Чтобы не мешал трудиться на благо общего дела.


- Глядишь, когда-нибудь свою корабельную компанию организую… - мечтательно потерла ручки Хора. - А что? Два корабля уже есть…


- Почему два? - не понял Шайтан. Он планы хозяйки поддерживал целиком и полностью.


- Потому, друг мой, что этим суденышком, скорее всего, придется пожертвовать, - вздохнула колдунья. Ее меркантильное жадное сердце вопило о буксирных тросах, но разум упрямо настаивал на гибельности такой идеи. Неуклюжее парусное судно, спущенное на воду лет пятнадцать назад, как и десятки других до него, должно завершить свой жизненный путь на подступах к Северным землям. И тоже (кто бы мог подумать?!) в результате атаки пиратов. Будет Центральному континенту очередной повод для торговой блокады!


- И каков же ваш гениальный план? - вздохнул Ардек, понимая, что убедить товарищей действовать осторожно не получится.


- Ну, до того, как Ратибор предложил захватить, а не уничтожить пиратские корабли, я хотела выманить их на рифы…


- Действительно? - насмешливо вскинул бровь некромант. - А здесь есть рифы?


- Представь себе, - хмуро ответила колдунья, решительно выбираясь из ненавязчивых, но довольно цепких объятий супруга. - Я за эти три недели от скуки все карты выучила. Немного на северо-запад расположена целая грядя скалистых островов. С рифами! Мы бы их, конечно, прошли без проблем, а вот те две галеры наверняка бы напоролись.


Мужчины задумчиво переглянулись:


- Радость моя, - ступил ближе Ратибор, - а ты какие именно карты изучала? - и добавил, в ответ на непонимающий взгляд седой. - Просто если там все рифы обозначены, им же цены нет!


- Сокровище мое, - ехидно перекривила колдунья, - на кой нам карты, если у нас есть такой замечательный ты?


- Можно поподробнее с этого места? - руки мужчины уже привычно сомкнулись вокруг Хориной талии.


- Ну, ты же умеешь вглубь смотреть? - попыталась разъяснить она. - Иначе как вы, некроманты, определяете, какой труп выкапывать, а какой уже так сгнил, что из него даже плохенький зомби не получится?


С минуту Ратибор молча рассматривал седую в попытке определить, шутит она или говорит серьезно. Потом вздохнул:


- Любимая, уже очень давно мы, некроманты, пользуемся табличками. Их, знаешь ли, на надгробие вешают. Там есть циферки, через черточку написанные. Это, открою тебе большой секрет, годы жизни…


- Так вы сквозь землю не видите?! - воскликнул пораженный до глубины души Шайтан.


- Нет, - пожал плечами Ратибор. - Я нормальный волшебник. С абсолютно стандартными возможностями.


- Ты только что разрушил всю мою веру в тебя, - серьезно сказал пес.


- Ну, - пожала плечами колдунья, - тогда остается только одно: дать им нас захватить.


- Два корабля нас одновременно на абордаж не возьмут, - резонно заметил Ратибор.


Заговорщики задумались. В панике бегающие по палубе матросы косились на чародеев совершенно обалдевшими глазами. Тут пираты наступают, а весь командный состав равнодушно-безмятежным тоном обсуждает какие-то глупости!


- У меня есть идея! - наконец, решила что-то седая. Ратибор заглянул в лиловые глаза и твердо ответил:


- Телепортироваться не буду.


- Черт, - сникла женщина, взлохмачивая стриженную макушку. - Тяжело с тобой. Ладно. Не буду тогда и время с вами терять. Начнут атаковать - зовите.


- А ты куда? - не понял Ардек.


- Пойду, в порядок себя приведу, - махнула на прощанье Хора. - Шайтан, рядом!


Пес вздохнул и неспешной трусцой побежал за хозяйкой. Мужчины переглянулись и в один голос резюмировали:


- Женщины…


А колдунья меж тем перетрусила одну из своих сумок, вытащила из ее недр белую рубашку, кожаные брюки, расклешенные к низу, и тяжелый пояс на бедра.


- Ну как? - кивнула она на наряд. Шайтан зубасто улыбнулся:


- Ему понравится. Только я сильно сомневаюсь, что твой зад в эти штаны влезет.


- Не поняла?! - Хора решительно бухнулась на кровать и с трудом, но застегнула неподатливую одежку. Потом завязала рубашку под грудью, чтобы открыть живот и крутанулась перед собакой. - Хороша?


- Не то слово. Ратибор схлопочет инфаркт.


- С чего бы? - даже испугалась Хора.


- Да с того, что при взгляде на твою затянутую в кожу попенцию даже мне хочется вцепиться в нее зубами! - хмыкнула собака. - Но ты в этих брюках хотя бы дышать можешь?


- Я в них даже сражаться могу! - бодро заявила колдунья. - Где моя непобедимая шпага?


Попытка наклониться отозвалась угрожающим скрипом.


- Сражаться? - ехидно переспросил пес. - Ага, сейчас…


Он перехватил сумку за шлейку, забросил себе на спину и немножко подрос:


- Так удобнее?


- Шайтан, ты просто чудо, когда захочешь, - умилилась хозяйка, вытягивая давно не используемую шпагу в ножнах. Оружие было знатное, красивое - все в драгоценных камнях и золоте. Но в бою Хора чаще всего полагалась на магию, а потому сиё колюще-режущее великолепие пролежало в мешке около двух лет, и теперь впервые было представлено миру.


- Все, - бодро заявила она, цепляя ножны к поясу. - Я готова.


- Кому что перед боем… - покачала головой собака, ловко забрасывая себе на спину остальной скарб, - а этой прихорошиться…


Что бы колдунья не говорила Шайтану, но когда при взгляде на нее у Ратибора отнялась речь, ей было чертовски приятно.


- Ты решила сразить врагов психической атакой? - хрипло поинтересовался Ардек.


- Захлопни варежку и сделай шаг назад, - мрачно уставилась на него Хора. - Твоя пускающая слюни физиономия меня пугает.


Ответить шаман не успел - одна из трирем приблизилась на критическое расстояние. Крюки в воздухе еще не летали, но залихватская пиратская песня уже была слышна. И от этой песни команда парусника начинала истерить.


- Пушки к бою! - внезапно раздавшийся вопль заставил матросов воинственно крякнуть в ответ, а Хору едва не сесть на палубу:


- Какие, к черту, пушки, идиот?! - возопила она. Мордрик бросил на нее полный ужаса взгляд, но решительно выскочил из трюма. Может, пираты и были для него неким вариантом спасения, но свою команду он так подставить просто не мог. - Нет, я все-таки собственноручно убью его! - зарычала Хора.


- Радость моя, он все делает правильно, - успокоил ее Ратибор. - Было бы довольно странно, если бы по приближении пиратов жертва никак не реагировала. Они же так могут что-то заподозрить и вообще не захотеть на нас нападать!


- Но он сейчас будет дырявить мой корабль!


- Да что он сможет сделать с таким вооружением против быстрой и маневренной триремы?


А потом случилось нечто. Пол на верхней палубе мелко задрожал, доски в самом центре разъехались в стороны и миру предстал непонятный, но очень крупный агрегат. Он походил на огромного железного дикобраза, только вместо иголок были сравнительно тонкие пушечные дула. Ратибор кашлянул и на всякий случай рухнул навзничь, увлекая за собой седую. И очень вовремя! Потому что корабль словно взорвался изнутри. Одним ударом он буквально вспахал океан. Как и было предсказано Ратибором, обычные пушечные ядра цели не достигли. Но центральная фиговина, посылающая заряды во все стороны, не оставила триреме шансов.


Лежа в обнимку на полу, Хора с Ратибором молча наблюдали, как пиратское судно медленно уходит под воду.


- Перезаряжать! - белугой взвыл Мордрик. Лиловые глаза опасно блеснули, но Ратибор снова ухватил женушку повыше локтя:


- Гляди! - пираты, похоже, не впервой сталкивались с подобным оружием. Они не торопились скрыться, но и на спасение своих товарищей особо не отвлекались. Наоборот, трирема шла на парусник стрелою, словно намереваясь протаранить его своим остром носом.


- Кажется, это наш шанс… - пробормотала колдунья. Ратибор согласно кивнул. На палубе нарастал гул - матросы матерились, понимая, что им катастрофически не хватает времени, кто-то пел псалмы, кто-то вспоминал родственников. А потом они дружно выхватили оружие и бросились к левому борту.


Операция "захват корабля" удалась пиратам отлично. Не прошло и минуты, как вокруг было полно одноглазых, одноногих, беззубых и дико вонючих "джентльменов удачи".


- Ну что, хозяйка? - весело потряхивая кучей сумок на плечах, к Хоре подскочил Шайтан. - Пора и нам показать, на что мы способны?


Она задумчиво кивнула, протянула к собаке руки и та прыгнула в них совсем крошечным щенком.


- Ардек, побудь пока здесь, - бросил Ратибор, вслед за супругой перелетая состыкованные борта двух кораблей.


- Как прикажешь, - скривился "говорящий с духами", выхватывая у ближайшего пирата кинжал из ножен и наотмашь посылая его врагу в шею. Обиженный шаман не знал пощады.


Первая реакция пиратов при виде женщины в сногсшибательном наряде чем-то очень напоминала реакцию Ратибора. Они даже не сразу сообразили, с какого это перепугу маленький крылатый щенок вдруг вырос в здоровенного зубастого пса.


- Я! Я! - прыгал он вокруг седовласой колдуньи, от чего трирему малость покачивало в такт. - Можно я их покусаю?!


- Давай, - милостиво кивнула Хора.


- Р-р-р… - оскалился Шайтан, враз обрывая все романтические и не очень мысли пиратской братии. Челюсти собаки работали как заведенные: одного за ногу, второго за бок, у третьего топорик отнял, в двух местах ручку перекусив. А на четвертом застопорился - метким ударом чародей отбросил пса к бортику и приложил концом каната сверху.


- Хозяйка, этот гад не поддается!


- Ну-ка двинься, - закатала рукава колдунья.


- Я тебя не боюсь, демоново отродье! - дрожащим тоном вякнул местный колдун.


- А мне реально пофигу - боишься ты меня или нет, - отмахнулась Хора.


- Что вам нужно на этом корабле?


- Не поверишь - сам корабль!


- Воруешь у пиратов?!


- Э, минуточку! - обиженно вскинула палец седая. - Это вы первые на нас напали!


Вместо подходящего аргумента чародей метнул в Хору плетенную магическую сеть, и бросился бежать. "Паутинку", как называли ее колдуны, ловко перехватил Ратибор, и она распалась отдельными нитями.


- Не ожидал увидеть среди пиратов кого-то из нашей братии… - задумчиво пробормотал некромант.


- По ходу, я не единственная отступница, верно? - подмигнула Хора, но на нее бросили такой выразительный взгляд, что она пристыжено умолкла.


- Ну, что вы здесь уже натворить успели? - перебрался на пиратский корабль Ардек. Супруги уставились на него с ярко выраженным недоумением. - Да ладно вам, - отмахнулся шаман. - Там и без меня справятся. Твой старый приятель весьма неплохой боец.


- Я в курсе, - хмуро скрестила руки на груди Хора. Мордрик в свое время вел интересную двойную жизнь - капитан на пиратском судне с одной стороны (кстати, в те далекие времена парусник назывался "Без чести и совести") и один из самых почитаемых убийц драконов с другой. Когда-то давно русая девочка с лиловыми глазами считала его едва ли не своим героем. А потом случилось несчастье. Сначала с Мордриком из клана Шавеленов, а потом - с ней. И больше у Хоры героев не было.


- На триреме обитает маг, - ввел Ардека в курс дела Ратибор. - И мы теперь думаем, что с ним делать.


- А чего тут думать? - не понял пес. - Акулам тоже надо чем-то питаться. Камень на шею - и пускай учится дышать под водой.


- Он может быть представителем Гильдии, а это уже не наша компетенция, - покачал головой некромант.


- Я согласна с Шайтаном. Проблемы Гильдий меня не волнуют. Он встал на моем пути, а значит, я имею право оторвать ему за это голову.


Ратибор с Ардеком переглянулись, синхронно вздохнули и с четырех рук осыпали неумолимую колдунью сонным песком.


- Я даже представить боюсь, что она с вами сделает, когда очнется, - задумчиво пробормотал Шайтан, глядя как некромант подхватывает супругу на руки.


- На всякий случай, - тут же сориентировался Ардек и ткнул пальцем в старшего товарища, - это было его идея. Ратибор закатил глаза, но отвечать посчитал ниже своего достоинства.


Хора проснулась ближе к вечеру. Потянулась, зевнула и ударилась ногой о что-то твердое.


- Ты потерялся? - сонно мурлыкнула колдунья, из-под полуприкрытых век рассматривая сидящего на краю ее постели некроманта.


- Хотел быть рядом, когда ты все вспомнишь.


- Обычно люди делают наоборот - пытаются спрятаться, пока враг не перебеситься.


- Но я ведь знаю, что ты все равно найдешь, - ухмыльнулся Ратибор. - А то ведь и корабль, не разобравшись, поджечь можешь.


- Допустим, на счет корабля - это ты погорячился.


- Допустим…


Когда он наклонился достаточно низко и кто проявил больше инициативы - так и осталось загадкой. Хора почувствовала, как пальцы Ратибора сначала забрались в ее локоны, потом спустились ниже, медленно стягивая рубашку. Она с трудом понимала, как ее собственные руки с неженской силой разодрали в клочья сорочку некроманта. И если бы в этот момент он не прыснул от смеха, на секунду оторвавшись от ее губ, она не увидела бы, какие у него красивые плечи, какая широкая грудь и какие яркие глаза.


"Кто из нас демон?" - пронеслась в голове одинокая мысль. Впрочем, она исчезла так быстро, что ненужный ответ затерялся где-то в подсознании. Пальцы некроманта пробежали по талии, переметнулись на живот, скользнули ниже… вернулись обратно, задержались в районе пояса… потом еще раз ниже, и снова обратно…


- Как ты одевала эти брюки?! - не выдержал мужчина. Черная кожа сидела будто влитая.


- С трудом, - между поцелуями призналась женщина.


- Надеюсь, они тебе не слишком дороги, - буркнул Ратибор, щелкая пальцами. Штаны опали черными кожаными лоскутками.


- М… какой кайф! - выгнулась от удовольствия седая - ноги снова были свободны.


- Погоди, любимая, - улыбнулся Ратибор, покрывая поцелуями шею и ключицы супруги, - это еще не кайф…



Глава 23


x: А потом мы пошли колядовать. Дачный поселок, темно, тишь да безлюдье - стрёмно трём хрупким, беззащитным девушкам одним в ночь идти. Но что делать - надо. x: Ну, одели мы фуфайки (здоровые такие, теплые), нарядились поверх дождиком, Наташа взяла топор и мы пошли. x: правда мы ничего не наколядовали…

BASH



Хора спала на боку, пристроив одну руку под подушку, а второй бессовестно прикрыв грудь. Ратибор минут двадцать ждал, когда супруга сменит позу на более откровенную, а потом аккуратно кашлянул.


- М… - зашевелилась колдунья. Некромант воодушевленно приподнялся на локте. - Ты опять залез в кровать, Шайтан?


И с этими словами женщина согнула ногу в колене, а потом резким тычком ударила муженька в бедро.


- Твою мать! - взвыл он, слетая на деревянный пол каюты. Хора недовольно фыркнула и, натянув одеяло на голову, отвернулась к стене.


- Да, любимая… - потирая ушибленный локоть, поднялся на ноги Ратибор, - по утрам тебя лучше десятой дорогой обходить.


Он глянул в иллюминатор, за которым уже вовсю светило солнце, покосился на дверь, размышляя, а не приступить ли к своим добровольно-принятым обязанностям капитана, потом плюнул и полез обратно в постель. Кто знает, когда эта беловолосая ведьма в следующий раз подпустит его к себе. Надо использовать подвернувшийся момент по максимуму.


Подбодрив себя такими мыслями, Ратибор вздохнул поглубже, приготовившись получить удар локтем в солнечное сплетение, и решительно обнял Хору за талию.


"А вот это - точно не Шайтан!" - пронеслось в голове у седовласой. Глаза распахнулись сами собой. Тело приготовилось к прыжку, и даже зубы, казалось, увеличились в размере:


- Это кто же здесь такой смелый?!


- Твой дорогой супруг, радость моя, - поспешил представиться Ратибор. - Пожалуйста, оставь меня в живых. Очень не хочется умирать таким замечательным утром.


Хора нахмурилась и, резко обернувшись, уставилась в насмешливые голубые глаза. Готовая уже сорваться с губ язвительная реплика застряла в горле. Очень медленно, словно выбираясь из закромов спинного мозга, на щеках стал проявляться румянец.


- Не смотри на меня так! - наконец, не выдержала колдунья. - Я смущаюсь!


- Как именно не смотреть? - придвинулся ближе некромант.


- Будто съесть хочешь… - если бы койка одним боком не касалась стены, Хора уже давно была бы в коридоре. А так оставалось только подтянуть одеяло повыше, потихоньку отползая на краешек постели. - И вообще: нечего разлеживаться в моей каюте.


- Так ведь это моя каюта, - парировал некромант. Хора обвела взглядом комнату - незнакомая, как и должно быть при переезде на другой корабль. С какого же это перепугу Ратибор ее в свою вотчину притащил?


- Кстати о птичках, - седая сузила лиловые глаза и подалась вперед. - Где наше предыдущее корыто?


- Если курс не поменяло, - задумчиво потер подбородок мужчина, - где-то в паре суток хода на юго-запад.


- А мой старый знакомый?


- Сама-то как думаешь?


Хора стиснула зубы и откинулась на подушки:


- Вот уродец!


- Будешь догонять?


Мгновение колдунья молчала, с улыбкой представляя, как она появляется из тумана, рассекая воду острым носом своей новой триремы, и в глазах недруга отражается безумный всепоглощающий ужас…


А потом Хора моргнула и кровожадное видение исчезло. Она снова была в кровати, рядом с черноволосым некромантом…


- Да черт с ним, - буркнула она. - Мы почти приплыли в Валусию. Будем считать, что он задание выполнил и свободу свою заслужил.


- Что же вы, все-таки, с ним не поделили? - проникновенным тоном поинтересовался Ратибор. Хора бросила на него мрачный взгляд:


- Много будешь знать - до старости не доживешь.


Ратибор перевернулся на живот и заглянул в угрюмое лицо дражайшей супруги. На долю секунды в лиловых глазах отразились льдинки, и некромант понял, что ответом на следующий вопрос станет побег. Или драка.


"Бережет свои тайны как дракон злато… и не понимает, что не их от мира оградила, но себя из жизни вычеркивает", - вздохнул мужчина. А колдунья смотрела на это грустное, полусонное лицо, и не могла понять, что ей теперь делать. По-хорошему, с самого начала нужно было держаться от Ратибора подальше. Бежать прочь, как только он снял капюшон со своей лохматой головы. Отказаться от любых денег и затеряться где-то в северных степях, едва только услышала этот глубокий бархатных голос. Потому что сейчас это сделать будет куда сложнее.


"Сколько раз жизнь учила меня не рисковать! - злобно спросила сама у себя колдунья. - Когда же я, наконец, стану делать выводы?!"


Встрепанная и недовольная, она обмоталась одеялом наподобие туники и, решительно переступив обнаженное мужское тело, потопала к двери.


- Здорово, нудист! - в комнату не вошел - ввалился Шайтан. - А ты мою беловолосую гарпию нигде не видел?


Ратибор лениво приподнял голову - Хора стояла за дверью, натянув одеяло почти что на голову и отчаянными жестикуляциями "рекомендовала" молчать. А не то… Некромант даже загляделся на такое красноречивое изображение казни.


- Слышь, товарищ, вернись в реальность, - не выдержал пес. - Я хозяйку нигде найти не могу. И только не говори, что ее здесь не было - я по запаху чую - совсем недавно с кровати слезла.


Хора с выражением стукнула себя кулаком по лбу, Ратибор зашелся смехом, а Шайтан, наконец, соизволил обернуться:


- Блин, хозяйка, - он обиженно топнул передней лапой, - нашла, когда в прятки играть! Мы уже в порт заходим. Ардек просил тебя на мостик привести. Да, кстати, - пес состроил брезгливую гримасу и покосился на Ратибора. - Тебя там тоже заждались.


Маги переглянулись.


- Прибыли, - спустил ноги на пол мужчина.


- Прикрой телеса, - закатил глаза пес, обернулся к застывшей Хоре, схватил зубами край одеяла и буквально потащил к выходу. - Ненашто тшут шмотреть… извращенеч чертоф…


В Валусии шел снег. Впрочем, для северной страны это было вполне обычное явление. Зима здесь длилась почти круглый год, а трех-четырех месяцев тепла едва хватало на то, чтобы в низинах зазеленели травы. Хора вообще не понимала, как можно жить в таких условиях.


- Не государство, а кусок льда, окруженный океаном, - ворчала она, натягивая платье с меховыми вставками.


Шайтану, надо сказать, усыпанный снегом край тоже не особо нравился. Встопорщив шерсть, щенок большими прыжками слетел по трапу и, не успев вырасти, по уши утонул в белоснежной перине.


- Ну, как вы нашли наш новый порт? - к Ратибору, в надежде получить задание, подбежал мальчик - носильщик.


- С трудом, - мрачно ответила Хора, кутаясь в пушистый воротник плаща.


- Что? - не понял юноша.


- Все снегом замело, - буркнула колдунья, за шкирки вытягивая из сугроба своего пса. - Плыли практически вслепую.


- Понятно… - пробормотал служка, начиная смутно подозревать, что здесь ему заработать не удастся.


- Погоди, парень, - внезапно шагнул к нему некромант.


- Да, господин?


Меж пальцев Ратибора мелькнула серебряная монетка:


- Мне нужно узнать местоположение ближайшего стойбище друидов.


- Простите, господин, - потупился юноша. - Но "говорящие с лесом" не любят, когда их тревожат и не желают делиться подобной информацией.


- И, тем не менее, в этом портовом городишке вряд ли отыщется человек, не имеющий карты с отмеченными стоянками.


Мальчишка нахмурился:


- У нас нет выбора, - почти шепотом ответил он. - Попасться на глаза колдунам - еще хуже, чем раскрывать их местоположение.


- Что ты делаешь? - шепотом полюбопытствовала Хора. - У нас нет времени на экскурсии. Зачем тебе кучка старых маразматиков, когда мы должны как можно скорее отыскать Лиру?


- Радость моя, - оскалился в ответ Ратибор. - Ты, часом, не замерзла? Хотя, да, конечно, я помню, что как только ты замерзнешь, то превратишься в ящерицу…


- Думаешь, друиды смогут решить эту проблему? - догадалась Хора. Ратибор вскинул брови, но ответить не успел.


- Простите, - носильщик неуверенно поднял руку. - А госпожа умеет перекидываться в животных?


- Хочешь, и тебя научу? - буркнула колдунья, за что тут же получила хлопок по заду от некроманта. Но парень, похоже, воодушевился:


- Конечно, хочу! Я всю жизнь мечтал стать одним из друидов! Пожалуйста, научите меня!


Губы Хоры искривились в улыбке: зачем искать Валуских колдунов, если сама жизнь подбрасывает такой шанс? Этот идиот добровольно примет на себя проклятие Фейри! Разве не чудо, что именно он оказался первым, кого они встретили по прибытию?


Она уже открыла рот, чтобы торжественно произнести "На тебе, Боже, что мне негоже"… как вдруг наткнулась на полный ожидания и осуждения взгляд Ратибора. И Хоре стало стыдно.


- Проваливай отсюда, парень, - грубо оттолкнула она носильщика, согнувшегося перед ней в подобострастном поклоне. - Ты сам не понимаешь, чего хочешь!


- Н-но… - попытался было возразить он.


- Я все еще жду карту, - некромант подбросил в воздух монетку. С тяжелым вздохом парнишка вытащил из кармана скомканный листок, схватил деньги и, понурив голову, пошел прочь от своих несбывшихся надежд. Шайтан посмотрел ему вслед, помотал головой, будто не верил своим глазам, и бросился догонять хозяйку:


- Почему ты упустила такой шанс? - напустился он на беловолосую. - Неужели так нравится ходить в чешуе?


- Отстань от меня! - буркнула колдунья, прибавляя ходу.


- Не ожидал, что некромант сделает тебя такой мягкотелой, - отвернувшись, брякнул пес. Хора остановилась так резко, будто подошвы ее сапог вдруг приросли к земле:


- Что ты сказал?!


- Раньше ты бы ни секунды не сомневалась, - набычился щенок.


- Посмотри вокруг, бездушное чудовище, - рыкнула Хора. - Разве смог бы этот пацаненок нормально жить в Валусии, если бы я отдала ему заклятие Фейри?


- Но это были бы уже не наши проблемы, разве нет? - сузил глаза Шайтан.


Какое-то время колдунья молча смотрела псу в глаза, а потом тихо спросила:


- Ты путешествуешь со мной два года. Скажи, не было ночи, когда ты просыпался, вспоминая лица наших жертв?


- Нет, - решительно ответил питомец. - Никогда.


- А у меня были, - еще тише ответила колдунья, и уже не глядя на пса, быстрее пошла вперед. Там виднелись соломенные крыши невысоких домов и тоненькие сизые ручейки дыма над ними. Хора никогда не была в Валусии, но она знала, что викинги живут небольшими селениями, где каждый, так или иначе, приходится родственником друг другу. А их дома, распластавшиеся по земле длинными прямоугольниками, делятся на несколько секций. Сперва - большой зал, где собираются мужчины и играют в "кости" у разложенного прямо на полу костра. Через перегородку хлопочут на кухне женщины. А еще дальше - за спальнями и кладовой - викинги содержат скотину.


Все это колдунье когда-то рассказывал дед Нихор. Он много путешествовал, многое повидал и он, пожалуй, был единственным членом гильдии Вороньего крыла, по ком она иногда тосковала. Потому что если в стае волков тебе удается найти волка, чуть более доброго и чуткого, чем остальные, ты забываешь о том, что он тоже хищник и со временем начинаешь называть его другом. Он может быть этого не достоин… но все же он достойнее остальных…


Седая уже стала замерзать, когда подошла к низкой ограде. Она, конечно, прикупила теплой одежки на континенте, но эти платья и замшевые сапожки ни в какое сравнение не шли с настоящими мехами викингов. И именно у этого дома на треногах были натянуты несколько медвежьих шкур.


- Хозяйка, чего ты замерла на пороге? - вильнул хвостом Шайтан.


- Я думаю…


- А, - догадливо протянул пес. - Тогда не буду тебя отвлекать. По лицу вижу, что процесс дается с трудом…


Хора перевела взгляд на питомца и нахмурилась:


"Черт… Нихор рассказывал что-то про собак… Как же я могла забыть?.. Ну, да рискнем!"


- Шайтан, - с улыбкой, от которой псу стало не по себе, позвала хозяйка. - Идем-ка со мной.


И решительно отворила калитку.


В Валусии темнело рано. Казалось, вот только что был полдень, а уже солнце склонилось к горизонту. Не удивительно, что огромная серая псина в наступающих сумерках показалась колдунье только смазанной тенью. Беззвучной и очень злобной.


- Взять! - коротко приказала Хора, для пущей убедительности выпихивая Шайтана вперед пинком. Тот вырос уже в полете, расправил огромные крылья, ощерил зубы… но воспитанный викингами волкодав не отступил. Он, конечно, малость удивился столь резким переменам в противнике, но его учили целиться в гордо медведю. И не важно, какого именно роста этот медведь.


- Ну, - глядя, как по двору летает шерсть, отмахнулась Хора, - ты тут пока разберись, а мне с хозяином кое-что перетереть нужно.


Из дома слышался веселый гогот, звуки какого-то музыкального инструмента и лязг оружия вперемешку с глухими ударами. Викинги развлекались. Хора ухмыльнулась себе под нос - все как Нихор рассказывал. Будто в сказку попала…


Впрочем, эта сказка показалась ей очень знакомой, стоило только встать на пороге. Сначала один крупногабаритный мужик повернул к колдунье массивный, украшенный рогами шлем, потом второй… в зале повисла напряженная тишина. Причем такая, что слышно было, как трещат поленья в центре комнаты.


- Э… - поскребла затылок гостья.


- Хель! - тонким голосом ответил самый бородатый, тыкая в нее пальцем, толщиной с эфес Хориного меча.


- Чего?! - не поняла женщина.


- Хель!! - подхватили остальные, разом срываясь с мест. - Сгинь! Пропади, владычица Хельхельма!


- Да нет! Вы не поняли! - попыталась было растолковать Хора, и едва успела увернуться от огромного топора, просвистевшего в воздухе и с глухим треском вошедшего в деревянную дверь.


- Кажется, нам пора, - прошептал Ратибор, перехватывая супругу за талию и выдергивая на улицу. Туда же, продираясь сквозь окна, уже выскочила большая половина испуганных викингов. Во дворе они, правда, не задержались, а, похватав палки, вилы и другое оружие обезумевшего крестьянина, рванули на соседние участки. Видимо, за подмогой.


- Сваливаем, пока они не вернулись, - к парочке подскочил Ардек. Он на мгновение остановился, окинул Хору таким взглядом, будто впервые увидел, и задумчиво произнес:


- А ты действительно чем-то на нее похожа…


Ратибор хмыкнул.


- Ну, все, - сказал он получасом спустя, когда компания спринтеров достигла леса. - Путь в деревню нам закрыт.


- Чего они на меня взъелись? - вздохнула колдунья. - Ничего же не сделала. Только вошла!


- Ты знаешь, кто такая Хель? - некромант взмахнул рукой, и поднявшийся ветер буквально сдул снег с облюбованной полянки, расположившейся в десяти метрах от проезжего тракта.


- Впервые слышу это имя, - Хора подула на озябшие руки. Пока бежали, холодно, вроде, не было, но сейчас… к ночи стал подыматься морозец.


"Быть мне ящерицей, - со вздохом поняла колдунья. - Интересно, а они зимой в спячку впадают? Вот будет весело, когда меня поутру добудиться не смогут…"


- У Викингов свой пантеон богов. Хель - одна из них.


- Странно, - седая щелкнула пальцами, разжигая огонь посреди очищенной от снега территории. - Богиней меня еще не называли. Демоном - сколько угодно. Но, если на сей раз я не монстр, почему они от меня так рванули?


- Хель - Богиня смерти, - пояснил Ардек, притаскивая откуда-то целый ворох лапника. Хора присмотрелась:


- Ты что, медведя обобрал?


- А ты предпочитаешь спать на земле? - вопросом на вопрос ответил шаман.


- Фу! - потрусил передней лапой пес. - Там же блохи!


Впрочем, на подстилку он забрался первым. Чуть поворчал, скорее для вида, потоптался на одном месте, свернулся клубком и тут же захрапел. Товарищи перекинулись мрачными взглядами:


- Нам нужен провиант, - сказала Хора. - И какая-нибудь одежда потеплее этой.


Она присела у костра на корточки и протянула к огню руки. Ратибор вздохнул и опустился рядом:


- Твоя персональная печка к твоим услугам.


Колдунья покосилась на улыбающегося мужчину, натянула капюшон на глаза и прижалась к его боку.


- Я, кстати, тоже могу помочь! - нахально сориентировался Ардек, но наткнулся на такой многообещающий взгляд некроманта, что предпочел ответ Хоры не дожидаться. - Пожалуй, вернусь-ка я к цивилизации. Меня викинги не видели. Попробую раздобыть чего-нибудь на ужин.


- Правильно! - приоткрыл один глаз мохнатый питомец. - А если что, Ратибор тебя потом спасет.


- Что значит "если что"?! - аж споткнулся шаман.


- Да ты главное не волнуйся, - зевнула собака. - И это… той озверевшей псине не попадись… а то мы с ней не особо удачно распрощались.


- Слышь, умник, - вскинула голову колдунья, - иди-ка ты с Ардеком, а?


- Если хочешь остаться наедине со своим синеглазым, можешь так и сказать! - обижено нахохлился Шайтан. - А не выдумывать мне всякие задания…


- Я сказала - шагом марш! - рыкнула Хора. - Пустобрех блохастый. И чтобы слушался шамана, понял? А то первому же викингу продам за символическую плату. Будешь на медведей охотиться, пока зубы не повыпадают.


- Да иду уже, - со вздохом поднялся на лапы пес. - И не нужно так грозиться…


Ардек хлопнул по бедру и собака, недовольно рыкнув, пристроилась рядом. Хора с Ратибором какое-то время смотрели, как постепенно исчезают в сумерках две разнокалиберные фигурки.


- Ты, правда, думаешь, что друиды помогут снять проклятье? - наконец, тихо спросила седая.


- Думаю, это в их силах, - задумчиво ответил Ратибор, прислоняясь спиной к дереву и закрывая глаза. - Но станут ли они нам помогать, и какую цену придется заплатить…


- Было бы значительно проще, если бы твоя гильдия успела рассчитаться со мной до того, как Лира пропала.


- Я не думаю, что лесных волшебников интересует золото.


Хора удивленно подняла брови:


- Но если их не прельщают деньги, как мы будем с ними торговаться?


- Я хочу предложить услугу, - лениво приоткрыл один глаз Ратибор.


- Какую? - подалась вперед Хора.


- Ты слишком любопытна, - улыбнулся мужчина. Седая уронила челюсть:


- Ты надо мной издеваешься?! Это ведь мое проклятье!


- Издеваюсь над тобой? Ни в коем случае, - руки Ратибора сомкнулись на Хориной талии. - Но согласись: с какой стати мне все тебе рассказывать, если ты не желаешь поделиться со мной даже теми крохами, что известны твоей собаке? А ведь я лучше собаки.


Колдунья уперлась ладонями в грудь некроманта и отвернулась:


- И кто из нас чересчур любопытный?


Ратибор склонил на бок голову, и Хора не смогла разглядеть досаду на его лице. Он так хотел ее разговорить… До чего же неподдающаяся женщина попалась…


- Я не знаю, что с тобой случилось, - наконец, прошептал он, - но ты могла бы хотя бы попробовать мне доверять.


- А я, по-твоему, что делаю? - после секунды размышлений ответила колдунья. - Я осталась с тобой один на один ночью в лесу. Разве это не признак доверия?


Ратибор скосил на нее изумленные глаза:


- Вот теперь я чувствую себя злобным монстром, подстерегающим в чаще невинных дев!


- Эй, я сделала тебе комплимент!


- Хочешь сделать комплимент, расскажи хоть что-нибудь. Я не прошу вывернуть душу наизнанку, но для нашего общего дела будет лучше, если я узнаю, что именно связывает тебя с главой гильдии Вороньего крыла.


Хора отшатнулась:


- Что ты имеешь в виду? Зачем тебе эта информация?


- Очевидно, что Лиру похитили не просто так. Девочка талантлива, но не настолько. А вот ты, любовь моя, уникальна. Я еще не понял, в чем именно, но то, как ты расправилась с Королевой призраков, произвело впечатление. Немного найдется чародеев, способных состязаться с магом такого уровня.


- Мне просто повезло, - буркнула Хора. Ратибор усмехнулся:


- Я не стану спорить. Завтра мы отправимся к друидам, и я сделаю все, чтобы они сняли с тебя проклятье. А затем мы будем спасать Лиру. И только от тебя зависит, как сильно твое молчание нам в этом помешает.


- Помешает? - Хора вскинула голову и покраснела, такой четкий ответ просвечивался в глубине голубых глаз. Сердита фыркнув, она закусила губу и уткнулась лбом некроманту в плечо.


"Я не хочу думать о будущем, - пронеслась в голове злая мысль. - Не хочу говорить о прошлом. Есть только здесь и сейчас. Только этот день, эта ночь, только мы с тобой в этом лесу. И миг этот слишком хрупок, чтобы менять его на несбыточные мечты… Оказывается, в том, чтобы быть ящерицей есть свои преимущества… - Хора зажмурилась покрепче и вцепилась рукой в пояс Ратиборовой туники. - Ящерицы не умеют плакать…"



Глава 24


xxx: Юль, тут такое дело

xxx: в общем, тут так получилось

xxx: ты выхухоль

BASH



- Долго еще? - в сотый раз дернула шамана за полу плаща здоровенная нетерпеливая псина.


- Твою мать, Шайтан! - взвыл тот, с трудом удерживая равновесие на устеленной снегом тропке. - И как же тебя так культурно послать, чтобы ты, наконец, от меня отцепился?!


- Только вот не надо меня "культурно посылать"! - с выражением ответил пес.


- Хорошо, - оскалился Ардек. - Пошел ты к черту, Шайтан!!


Хора с Ратибором одновременно закашлялись и чуть замедлили шаг, пропуская вперед рычавшую друг на друга парочку. Впрочем, на этот раз седая хорошо понимала своего питомца: лес и метель успели достать всех. Снег пошел рано утром и за три часа успел смастерить на голове и плечах колдуньи целый ледяной дворец. Сначала она стряхивала белоснежных "бабочек", а затем плюнула, махнула рукой и только чертыхалась сквозь зубы.


- Ты замерзла? - удивленно спросил Ратибор, глядя как супруга дышит на пальцы.


- Да, как бы, не лето вокруг, - беззлобно огрызнулась она.


- Но на тебе же медальон? Уже иссяк?


- Нет, пока действует. Но его хватает как раз на то, чтобы в ящерицу не превратиться. А этого мало для такого теплолюбивого создания как я. Далеко еще до стоянки друидов?


Мужчины переглянулись.


- А ведь правду люди говорят, что хозяин со своей собакой похожи, - задумчиво отметил Ардек.


- Неправда! - в один голос возмутились Хора с Шайтаном.


- И вовсе я на нее не похож! - добавил пес. Седая повернула к нему мрачное лицо:


- Нашел чем гордиться, бестолковый тунеядец!


- Ты бы… это… - осторожно кашлянул шаман. - В этом лесу животных лучше не обижать.


- С какого-такого перепугу?!


- Да просто друиды считают любую жизнь священной… вернее, любую нечеловеческую жизнь… В Валусии даже поговорка есть: "Защитников животных легко опознать по их лютой, прямо-таки бешеной ненависти к людям". Это они как раз друидов имеют в виду.


Хора хмыкнула и на секунду задумалась, внимательно разглядывая пушистый хвост питомца. Потом подхватила под руку Ратибора и шепнула:


- А ты уверен, что они не ящерицу от меня спасать будут, а меня от ящерицы?


- Не понял, - вскинул бровь мужчина.


- Ну… как бы я из этого леса на четвереньках не вышла. Без возможности когда-либо вновь обернуться человеком…


- Не выйдешь! - убежденно похлопал Хору по ладони Ратибор. - Потому что если они только попробуют тебя обидеть, ты ж им лес сожжешь…


Хора задумчиво вскинула брови и коварно усмехнулась, а синеглазый с усмешкой продолжил:


- Ну, а если ты не сожжешь, то это сделаю я.


Колдунья улыбнулась, на секунду сбившись с шага, но уже в следующий миг нахмурилась и несильно ударила Ратибора в плечо:


- Не выдумывай.


- Кстати, - "мастерски" перевел он тему, - а ты заметила, что в Валусии два государственных языка?


- Правда? - удивилась седая. Она-то говорила на центрально-континентальном, считающимся языком торговли, а оттого известным всему миру.


- Да, - уверенно кивнул некромант. - На юге люди говорят между собой на фаируне.


- Странно… я отлично понимала, о чем болтали между собой викинги…


- Это потому, что фаирун - диалект центрально-континентального.


Хора задумалась:


- Логично. Именно здесь проходят крупнейшие торговые пути. Вот жители и выдумали себе некий универсальный "говор". Чтобы общаться на одном языке с купцами. А какое второе наречие?


- Валусское. И его ты точно не поймешь, если раньше не изучала. Это язык южных народов. А еще на нем общаются друиды. Говорят, он был рожден самой природой.


- Врут? - с усмешкой скосила глаза Хора.


- Понятия не имею, - честно ответил Ратибор. - Но к местным колдунам ты на фаэруне не обращайся. Будут бить.


- Всё так серьезно?


- Даже более того! - назидательно поднял вверх палец Ратибор. - Услышат на побережье, как ты на валусском болтаешь - тоже побьют.


- Какой кошмар, - притворно ужаснулась Хора. - Такая маленькая страна, а куда не ткись - везде бьют… Погоди секундочку! А как же я с друидами буду говорить, если их языка я не знаю, а на центрально-континентальном нельзя?


Ратибор обернул к седой ласково-ухмыляющуюся физиономию.


- Ах, ты..! - даже задохнулась от возмущения она. - Думаешь, я с какими-то друидами не смогу договориться?!


- Сможешь, малыш, - подмигнул некромант. - Конечно, сможешь. Но тогда нам точно придется лес уничтожать…


К вечеру метель усилилась. Ветер, раньше дувший в спину, коварно поменял направление, начал заходить на виражи у самой земли и все время норовил забраться внутрь капюшонов. Хора подняла воротник так, что наружу торчал только кончик носа, спрятала руки в новоприобретенной Ардеком муфте и мечтала о весне. К счастью, именно сегодня погода решила сделать путешественникам подарок. Подняв сугробы еще сантиметров на десять над землей, вьюга пошла на спад, а затем и вовсе прекратилась. Небо посветлело, выглянула большая круглая, словно блин, луна. Она так ярко осветила все вокруг, что лес стал виден вплоть до самых дальних деревьев.


И уж, конечно, в такую-то погоду сложно было не заметить одинокий "огонек" от огромного, в человеческий рост, кострища, разложенного среди сосновых гигантов.


- Как думаешь, - шепнула Хора. - Это наши друиды палят родную природу?


- Уверен, они нашли самые старые и сухие ветки.


- Мг. А потом долго просили деревья пожертвовать их во благо себя, любимых.


Ратибор окинул жену мрачным взглядом, всерьез раздумывая над тем, а не засунуть ли ей ненадолго кляп в рот. Просто на всякий случай.


- Предлагаю подкрасться поближе, - подошел к парочке Ардек.


- А разве тебе здесь не рады? - удивилась Хора. - Ты ведь их ученик.


- Так я обучался у южных друидов. Они больше по духам и призракам леса специализируются. А эти почитают животных. Считай, два разных народа.


Хора с Ратибором вздохнули почти в унисон. Они-то надеялись на старые связи Ардека, а тут такой облом. Впрочем, к стоянке их шаман привел, за что ему уже можно было "спасибо" сказать. Потому что по той одинокой кляксе на фоне белого листа,который раздобыл некромант, Хора в одиночку друидов ни за что бы не отыскала.


Друг за дружкой, стараясь ступать максимально беззвучно, насколько это вообще было возможно по хрустящему снегу, группа авантюристов направилась "в разведку". Первым шел Ардек, как самый опытный. Последним - Шайтан. Его хотели пустить вперед, чтобы он первым слышал посторонние звуки и видел посторонние тени… но зубастый мерзавец так отчаянно сопротивлялся, что пришлось от этой затеи отказаться.


- А они неплохо устроились, - завистливо прошептала Хора, когда компания добралась-таки до ближайших к друидам кустов. Ратибор согласно кивнул, про себя дивясь морозоустойчивости благообразных старцев. Друидов на поляне было не очень много - человек пятнадцать. И все высокие, худые с длинными роскошными бородами…Одетые в легкие белые туники и сандалии на босую ногу.


Хора содрогнулась:


- Может, они мутанты какие-то? С прослойкой пингвиньего жира под кожей?


- Обычные люди, - отмахнулся Ардек. - Просто природе поклоняются, вот она их и не морозит.


- Черт, я тоже хочу ей поклоняться! - присвистнула Хора. - Как думаешь, пара молитв заменит Ратиборов медальон?


Шаман нахмурился, но ответить посчитал ниже своего достоинства.


- Как будем с ними договариваться? - меж тем вернул товарищей в реальный мир некромант.


- Ты что-то говорил об услуге?


- Говорить-то говорил, - не стал отпираться голубоглазый. - Только стоит нам выйти из своего убежища, и друиды откроют огонь на поражение. Викинги ведь рассказывали, как сильно они "любят" чужих на своей территории.


- Да… - задумчиво пробормотала Хора. - Тогда остается только одно.


Ратибор скептически выгнул бровь, но узнать, что именно остается не успел.


- Медленно поднимите руки над головой, - раздалось из-за спины. - И обернитесь.


Товарищи обменялись раздраженными взглядами, но просьбу выполнили. Перед ними, вскинув над головой сразу два орудия местных ценителей природы, стоял молодой рыжебородый колдун. Длинный посох с красивой резьбой у основания был направлен на Ратибора. Тонкая волшебная палочка - на Ардека.


- Да вы, по ходу, первые лесорубы по эту сторону океана, - фыркнула Хора, глядя на эти заряженные магией "поделки" из дерева.


- Молчи, женщина! - рыкнул колдун. - Тебе слова не давали!


- Сначала попробуй его у нее отобрать, - скривился Шайтан. Над кустами повисла тишина. Седая окинула взглядом вытянувшееся лицо молодого чародея, встретилась глазами с понимающим взглядом некроманта и усмехнулась.


Юный друид даже не успел сообразить, что произошло, когда Ратибор точным ударом в коленную чашечку заставил его пошатнуться, а седая колдунья змеей скользнула под руку и приставила длинный кинжал к горлу. Да что там к горлу!..


- Бороду! Бороду не порежь! - испуганно вскрикнул пленник.


- Тише ты! - шикнула на него колдунья. - Дергаться не будешь - останешься цел.


- О, великий говорящий сын леса! - простер друид руки к Шайтану. - Скажи этой бесовке, чтобы нож опустила.


- Вот сам и говори, - буркнул в ответ пес. - Мне пока жить охота.


И в этот момент Ратибору в голову пришла блестящая идея. Недолго думая, он, как бы невзначай, ткнул Шайтана под зад, заставляя сдвинуться на пару сантиметров в сторону хозяйки, и настойчиво мотнул головой, мол, "действуй, зараза!". Пес пару секунд ошалело смотрел на странные кривляния некроманта, потом задумчиво почесал лапой за ухом и спросил:


- Ты что, больной?


- О, великий! - вступил в игру догадливый шаман. - Прикажи своей слуге опустить оружие. Мы молим тебя.


- Слуге? - задумчиво повторил Шайтан, с сомнением глядя на Хору. В ее глазах стояло алое пламя, отчетливо видимое даже в ночном лесу. - Ах, слуге… Опусти нож, несчастная!


- Слушаю… - спустя пару секунд отчаянной борьбы с собой, выдавила седая, - и повинуюсь.


- А теперь давайте поговорим как цивилизованные люди… - начал было Ардек, но друид его и слушать не стал. Он рухнул перед собакой на колени, вытянул к ней руки и принялся остервенело биться головой о сугроб:


- Спаси и помилуй, защити и награди…


- Да-да-да! - Ратибор поднялся во весь рост и скрестил руки на груди. - Обязательно наградит! Как только ты снимешь проклятье вот с этой женщины.


- А… какое именно проклятье? - поднял голову друид.


- Я на холоде превращаюсь в ящерицу.


- Так это же великое благо!


- Они тут что - поголовно идиоты?! - воскликнула Хора. - Кому не скажу - все завидуют.


- А может, - задумчиво потер подбородок Ардек, - тебе просто нужно по-другому взглянуть на свою проблему?


- Это, блин, как?! - ощерилась колдунья.


- Я согласен, что проклятье Фейри приносит много неприятностей, но ведь оно же тебе однажды и помогло?


- Из камеры сбежать? - вспомнила Хора. - Да, помогло. Но это был единственный раз, когда я обратилась по собственной воле. И мне уже надоело постоянно бояться замерзнуть.


- Так, может, ты не избавляться от проклятья должна, а выяснить, как его контролировать?


- А давай я тебе сейчас объясню, что такое "проклятье" и почему его невозможно контролировать? - съехидничала седая, но Ратибор уже обернулся к друиду:


- Скажи, ты можешь научить ее управлять способностью превращаться в животных?


- Я сам еще ученик, - пожал плечами друид. - Мне всего триста двадцать лет и я не умею учить других.


- Чтоб я так выглядела в триста двадцать! - обалдело пробормотала колдунья.


- Но старейшина нашей общины может знать, как помочь вашей слуге! - по-прежнему обращаясь к Шайтану, нашелся друид.


- Отлично! - зевнул пес, которому большего всего сейчас хотелось просто спать. Поклонение - это, конечно, хорошо, но он и так себя не чувствовал особо притесненным. А чем раньше они расколдуют седую чародейку, тем скорее можно будет затребовать ужин и теплый лапник. - Веди.


- Минуточку, - перехватила Хора Ратибора за рукав. - Я не горю желанием встречаться с верховным друидом.


- Я тоже, - кивнул некромант. - Но другого выхода просто не вижу.


Сказать, что старцы удивились незваным гостям - это ничего не сказать. Похоже, они навсегда разочаровались в своей охране и конкретно в одном юном рыжебородом колдуне. А уж когда вперед вышел Ардек со словами: "Не бойтесь! Мы пришли с миром!" седобородые чуть посохи не пороняли.


- Откуда здесь взялись эти шуты?! - визгливым тоном спросил самый пухлый.


- Учитель, - кротко ступил вперед трехсот двадцатилетний "юноша", - их ведет говорящая собака. Символ Парнасской долины.


- Да неужели?!


- Шайтан, - с улыбкой обратилась Хора к любимцу. - Пугни дядей.


- А чего делать-то?


- Вырасти и гавкни что-нибудь умное в их сторону.


Собака вздохнула, одновременно увеличиваясь в размере, расправила крылья и выдала, глядя на хозяйку большими сонными глазами:


- Некоторые приносят радость, куда бы они ни пришли. А другие - откуда бы не ушли.


- О-о!.. - выдохнули друиды.


- Р-р… - отозвалась Хора.


И только один волшебник в белом балахоне не поддался "чарам" говорящего пса.


- У вас прекрасный питомец, леди, - ступил вперед мужчина с седой бородой, заплетенной в толстую косу, подметающую кончиком землю.


- Благодарю, - кивнула чародейка. Она сразу, с первого взгляда поняла, что с этим человеком шутить не стоит. Он был другим. Не похожим на остальных друидов, заносчивых и высокомерных в своей вере, но пугливых и невежественных по сути. Он был достоин того, чтобы его слушали, чтобы его уважали и чтобы боялись.


- Старейшина, - пробормотал рыжий колдун, смиренно опуская голову.


- Я знаю, зачем ты пришла, - меж тем продолжал верховный. - Но, несмотря на то, что мой долг - помочь тебе, Хельвиора, я не могу этого сделать. Только в твоих силах превратить проклятие в дар.


- Откуда ты меня знаешь?! - наконец, смогла вставить слово колдунья.


- И это все, что тебя волнует?! - в свою очередь поразился вождь. - Мать-природа нашептала мне твое имя. Она же велела ждать твоего прихода.


- И как же ты понял, что Хельвиора - это я?


- Не так часто к нам заглядывают седовласые колдуньи с лиловыми глазами.


- Он прав, хозяйка, - задумчиво кивнул Шайтан. - Кому-кому, а тебе в толпе затеряться не получится.


- Ладно, старик, - хмуро вздохнула женщина. - Что ты предлагаешь?


- Пройдем к костру, дочь моя, - голосом настоятеля монастыря, предложил верховный. - И вы, путешественники, проходите. Этой ночью будете нашими гостями.


Ратибор с Ардеком переглянулись, но вопросов лишних решили не задавать. Когда жизнь предлагает приятный, хотя и неожиданный сюрприз спорить с нею как-то даже некрасиво.


- Хельвиора, - замер у огня старик, - Фейри наделили тебя особой способностью. Ты можешь изменять контуры своего тела и превращаться в крошечных существ.


Вокруг послышались восторженные вздохи. Похоже, каждый второй друид мечтал подставиться под удар насекомоподобных болотных чародеек.


- Я бы с радостью отдала эту способность тому, кто желает ее больше меня!


- Ты не понимаешь, какой великой силой обладаешь, дитя мое! - с доброй улыбкой попытался вразумить колдунью друид. - Потому и пытаешься избавиться от нее.


- Эта сила приносит неприятностей больше, чем радости, - вздохнула Хора.


- Но это ведь так просто исправить, - склонил на бок голову колдун. Некромант нахмурился. Что-то ему не нравился подход этих почитателей леса. Да и не верил он в такую спонтанную "любовь к близкому". Природа нашептала появление Хельвиоры, и теперь сам верховный друид вокруг нее хлопочет? То, что было известно Ратибору о седобородых старцах, никак не вязалось с тем, что он видел сейчас. Это заставляло его быть настороже.


- Я приготовлю для тебя снадобье, дитя мое, - меж тем продолжал друид. - Оно поможет тебе первое время контролировать превращения. Потом же, когда ты научишься делать это самостоятельно, зелье будет уже не нужно.


- Да зачем же я буду превращаться в ящерицу? - удивилась Хора. - Мне и в человеческом теле очень комфортно!


- Почему в ящерицу? - округлил глаза старик. - Ты сможешь выбирать любое животное, какое только захочешь.


- Абсолютно любое? - хищно ухмыльнулась колдунья, представляя большую зубастую кошку. О, да! От такой силы она бы не отказалась!


Друид кивнул в ответ, подошел к котлу, стоящему чуть поодаль от костра и насыпал в, и без того густую наваристую, жижу какой-то порошок из холщевого мешочка. Прошептал несколько слов, закрыв глаза и подняв лицо к небу, помешал варево длинной деревянной ложкой и отлил порцию в крупную флягу.


- Выпей глоток, - протянул он зелье колдунье. Она нерешительно взяла баклажку, принюхалась и поднесла ко рту.


- Хора! - Ратибор перехватил ее руку и накрыл горлышко фляги ладонью. - Ты уверена?


- Нет, - глядя мужу в глаза, ответила она. - Но я не вижу другого выхода. Если друиды не смогут мне помочь, я буду вынуждена до самой смерти работать на обогревающие амулеты.


- Все может кончиться куда хуже.


- Яды на меня не действуют, - чуть заметно улыбнулась Хора. - А ты всегда сможешь обратить меня обратно.


И, прежде чем некромант успел возразить, она сделала глоток. Мгновение ничего не происходило, а потом…


- Дитя мое, - сокрушенно покачал головой друид. - У тебя была возможность стать любым животным, а ты выбрала это…


- Я хотела быть большой и сильной, - чуть не плача ответил здоровенный белый варан, - просто забыла, как правильно называется зверь.


- Нет, хозяйка, - Шайтан брезгливо скривился, - ящерицей ты мне нравилась куда больше.


- Юридически, - почесал бороду верховный, - она и сейчас ящерица. Только очень крупная и ядовитая.


- А еще уродливая как помесь бегемота с крокодилом, - добавил пес. - Превращай ее обратно!


- Не могу, - пожал плечами старик. Хоре стало плохо:


- Что ты сказал?!


- Я не могу тебя превратить. Ты сама должна это сделать. В твоих силах снять чары.


- Ардек, подай-ка мне флягу! - зашипела колдунья.


- Нельзя! - вскинул палец друид. - Зелье не подействует, пока ты животное. Только когда станешь человеком.


- Что же мне теперь делать?!


- Отдохни, полежи у костра, подумай… - стал перечислять колдун, но тут вмешался Ратибор. Он бросился вперед и, схватив друида за бороду, притянул к себе:


- А теперь ты подумай, старик. Мне плевать, как ты будешь это делать, но ты снимешь чары. Это понятно?


- Молодой человек, не надо так нервничать! - поднял руки верховный. Друиды, несказанно удивленные внезапным нападением, принялись роптать и тянуться за посохами. Ардек со вздохом приготовился ставить магические блоки. Шайтан ощерился и чуть подрос. И только Хора с тяжелым стоном улеглась на землю и прикрыла лиловые глаза.


- Отпусти его, Ратибор, - вздохнула она. - Я не хочу войны с друидами. Тем более, когда они - мой, возможно, единственный шанс вернуть прежний облик.


Она повернула голову к верховному, и чуть приоткрыла один глаз:


- Скажи мне, отец, как стать человеком, когда ты зверь?


- А как обернуться зверем, когда ты человек? - с выражением "ответил" друид.


Хора задумалась. Было в его словах что-то особенное. Нечто, что заставляло копнуть глубже, заглянуть внутрь, покопаться в себе. Что-то таинственно-неуловимое. Чуждое и родное одновременно. То, что есть ответом, хотя звучит как вопрос.


"Тебе ли не знать, как быть зверем, Хора? - внезапно пронеслось в голове у колдуньи. Лиловые глаза распахнулись. Она знала! Да, она знала, что чувствуют те, кто перестает быть человеком. - Неважно, как ты выглядишь. Важна только душа и то, что за ней стоит. Прогони зверя и станешь человеком. Но потеряешь человека - и обретешь зверя".


Колдунья смотрела в глаза седовласому друиду и боялась отвести взгляд. А что, если в ней больше не осталось того, что может помочь? Что, если за три года она растеряла все, что было в ней человеческого? И это тело - только отражение ее души, такой же безобразно сморщенной, как шкура варана, такой же ядовитой, как его укус?


Но если она не превратиться обратно, что станет с Лирой?


Хора почувствовала, как сердце пропустило удар. Маленькая видящая, отвечающая жизнью за ее грехи. Что станет с Фалиром, ждущим свою юную спутницу? С Айяном, этим падким на порчу оборотнем?


А что станет с ней, если она больше никогда не сможет поцеловать Ратибора?


И в этот миг все впервые увидели, как плачет ящерица.


- Иногда это больно - заглянуть в себя, - с улыбкой отметил друид. - Но это важно, если не хочешь себя потерять.


Как она превратилась обратно, Хора даже не заметила. Но теперь она знала, что сможет повторить этот трюк когда угодно. Потому что нашла ту струну своего сердца, которая пробуждала лучшее даже в диком животном. Она все еще была там, внутри. Прикрытая толстым слоем лжи, гнева, обиды и печали. Скрытая ото всех, огороженная и почти невидимая, едва ощутимая. Но она все же была, эта струна. А значит, все еще можно было исправить.



Глава 25


xxx: как думаешь, он согласится?

yyy: нужно быть полным идиотом, чтобы отказаться от такого предложения!

xxx: вот и я боюсь, что откажется…

BASH



- Ну а теперь, дитя мое, - довольно потер ладони друид, когда эмоции вокруг нового умения Хоры немного стихли, - готова ли ты отдать долг?


- Разумеется, нет, - равнодушно пожала плечами седая.


- Как это - нет?! - удивился старик.


- А она, кому должна, - всем прощает, - зевнул Шайтан.


- Удобная позиция, - вынужден был признать верховный. - Но все равно неверная.


Колдунья даже головы не повернула. "De jure" она о помощи не просила, бумаг никаких не подписывала и ей не грозила смертельная опасность при переходе в режим "отчаянной наглости". Вот когда будет грозить, тогда и к вопросу о долге можно будет вернуться.


Несколько долгих секунд седобородый друид молча рассматривал непреклонную в своей беспардонности женщину, потом улыбнулся и покачал головой:


- Дитя мое, не стоит пытаться быть хуже, чем ты есть на самом деле.


- Не будь наивен, старик, - свернулся калачиком пригревшийся у костра Шайтан. - Она не пытается. Она такая и есть. Правда, хозяйка?


- Что "правда"? - не поняла Хора.


- Что ты злобная и бездушная врунья, не имеющая стыда, совести или каких-либо моральных принципов.


Тихий смех старика набатом прокатился по звенящей тишине ночного леса.


- Л-ладно, отец, - обернулась к нему Хора. - Я помогу… если смогу.


- Сможешь, дитя мое, - убежденно кивнул друид.


- Ты только не думай, что я из-за паршивца этого…


- Конечно, нет, Хельвиора. Конечно, нет.


Он махнул рукой и друиды, с удивительной для таких почтенных старцев скоростью, рассредоточились по поляне. Встав в круг на равном расстоянии друг от друга, они подобрали полы туник и уселись прямо на снег, положив посохи и палочки на колени. Хора с товарищами и верховный "почитатель природы" остались в центре поляны, у костра. Лица путешественников отчетливо отображали их нежелание отдыхать на таких холодных "перинах". Видимо, из уважения к гостям, стоять остался и друид.


- Пару недель назад в священном лесу к западу отсюда появился странный призрак.


Седая бросила взгляд на Ардека, но тот свою заинтересованность ничем не выдал. Хотя, дойди дело до драки, с нежданным гостем пришлось бы разбираться именно ему, как специалисту.


- Возможно, тебя заинтересует, что призрак этот принадлежит девочке лет одиннадцати-тринадцати. И называет он себя Лирой.


Сердце Хоры пропустило удар:


- Лира… погибла?


- Нет, - ухмыльнулся друид. - Баловница попросила помощи у матери-природы, которая всегда была благосклонна к юным девам, и теперь может общаться с нами голосом священной рощи. Вы бы сказали ей, что так делать… не желательно. А то мои друиды, когда впервые услышали "просьбу" Великой Сосны решили, что в нее бес вселился. Чуть не срубили от греха подальше.


- Зачем же так строго? - засмеялась Хора. Лира была жива и даже умудрилась найти способ передать им весточку. Это было не просто хорошо - это было отлично!


- Как умеют, - пожал плечами старец. - Но именно от призрака я узнал, что ты придешь.


- Хм, - склонила голову седая. - Выходит, ты исполнил просьбу Лиры, когда помог мне с проклятием. Не жалеешь?


- Нет, - твердо ответил друид. - Во-первых, девочка находится под покровительством матери-природы. А я с великим почтением отношусь к решениям своей госпожи, ибо она мудрее и могущественнее любого из нас. Во-вторых, Лира - Видящая. Я не знаю, как она оказалась здесь, но если она хочет уйти - нельзя ей мешать.


- Понятно, - кивнула Хора. - А девочка, случайно, не говорила, где конкретно находится?


- Случайно - нет, - улыбнулся старик. - А вот специально раз двести повторила. На севере от священной Парнасской долины когда-то располагался город-крепость Одейлон. Вам нужно идти туда. На границе Одейлона и Парнасса течет река Одейла. Мы не можем перейти на другой берег. Хочу предупредить, что и для вас это будет непросто, но сделать это придется.


- Что же это за преграда такая, труднопреодолимая? - самоуверенно хмыкнула колдунья.


- В реке живет чудовище.


- Вы - друиды - не можете договориться с каким-то чудовищем?!


- Мы - друиды, - с выражением подтвердил старик. - И в нашу компетенцию монстры не входят. Вот если вы повстречаете безумное дерево - можете обращаться. "Договоримся" по высшему разряду.


- Ага, - сонно буркнул Шайтан. - Срубят от греха подальше.


Ратибор с Ардеком переглянулись, искусно пряча смех за тактичным покашливанием, а вот седая даже не улыбнулась:


- Ты покажешь нам дорогу?


- Провожатым не буду. Но карту нарисую. Лира ваша мне четко дала понять: либо ты ее из Валусии увозишь, либо призраки в моем священном лесу не переведутся.


До утра путешественники наслаждались гостеприимством седобородых старцев. По правде говоря, друиды не прочь были бы как можно скорее с пришлецами распрощаться, но от Хоры оказалось не так-то легко избавиться. Тем более, когда Шайтан с довольной мордой дрых у костра, а сколько до этих самых развалин по рыхлому снегу придется топать - неизвестно.


- Ты не будешь против, если мы отдохнем у огня? - скорее из вежливости, чем действительно нуждаясь в ответе, спросила седая. Верховный хмыкнул:


- А выбор у меня есть?


- Не думаю, - честно отозвалась женщина.


- Тогда - добро пожаловать на нашу территорию, - улыбнулся старик. Хора кивнула в ответ и внезапно поняла, что ей нравится этот друид. Настолько, что будь у нее хоть какие-то способности к магии леса, она просила бы разрешения остаться. Просто чтобы общаться с этим человеком, учиться у него вот так смотреть, чувствовать, понимать…


- Я бы не смогла победить его в схватке, - прошептала она на ухо Ратибору, когда они, наконец, угомонились на своем "ложе" у костра. Мужчина отстранился, чтобы заглянуть в глаза своей нахальной возлюбленной. Мало того, что она "подвинула" его на плаще, так еще и спать теперь не дает.


- Только не говори, что хочешь с ним сразиться!


- Он сильнее меня.


- В случае с Королевой Призраков тебя это не остановило.


- Меня всегда удивляло, почему самые сильные противники чаще всего кажутся не опасными? - пропустила мимо ушей последнее замечание Ратибора колдунья. - У зверей все по-другому. Если ты большой и зубастый - тебя все боятся и обходят стороной. А этот старик… Он, не особо напрягаясь, мог бы стереть меня в порошок. И при этом выглядит так, будто вот-вот запрыгнет в сани и полетит развозить детям подарки на Морозенец.


- Тебя это пугает?


- Да не особо, - Хора перевернулась на спину и уставилась в ночное небо. Она не могла выразить словами те чувства, которые вызывал в ней верховный друид. Уважение? Восхищение? Или просто понимание того, что не каждый чародей с уровнем магии выше среднего - монстр в душе? Что не все готовы шагнуть в ад ради могущества и власти? Друид был добрым, смешливым и сильным. Очень сильным. Настолько, что речное чудище не являлось для него препятствием.


- Но по какой-то причине он не хочет нас проводить…


- М? - вскинул голову задремавший было Ратибор. Хора скосила глаза на его встрепанную шевелюру и улыбнулась:


- Не обращай внимания, - потом полежала немного, подумала и все же толкнула Ратибора в грудь. - Нет. Остался-таки, один вопрос.


Некромант кротко вздохнул и с умным видом приготовился внемлять.


- Ты ощущаешь что-нибудь рядом с верховным?


Ратибор честно задумался:


- Я должен начинать ревновать?


- Ты - дурак? - незамедлительно отреагировала супруга. - Я серьезно.


- Хэх… ладно, отвечу: ничего не ощущаю. Кроме запаха. Старик хвоей пахнет. Довольно сильно, я бы сказал.


Пару секунд Хора молча смотрела на некроманта, потом фыркнула:


- Спи давай! Парфюмер…


- А вот теперь мне не хочется…


- Даже не надейся! Я не буду заниматься этим на глазах у друидов.


- Думаешь, сможешь показать им что-то новенькое? - скривился Ратибор, откидываясь на спину.


- А так и вовсе не хочу, - пакостливо ухмыльнулась седая. - Если даже друидов удивить не получится…


Рано утром, когда солнце еще только едва-едва подкрасило в серый полоску небосвода, в путь товарищей уже провожала община старцев с пунцовыми щеками. Они казались еще более яркими на фоне белых бород.


"Бесстыдники"… - читалось в выцветших глазах добропорядочных друидов. Поджатые губы, тонкими нитками застывшие на морщинистых лицах выражали крайнее недовольство. И что-то еще… неуловимо-загадочное.


- Завидуют, - убежденно сообщила Хора.


- Предлагаю бежать быстрее, пока они в порыве зависти нам вслед вилы не швырнули, - опасливо оглядываясь, добавил Шайтан. Верховный чародей, единственный, с чьего лица не сошло выражение всепрощения и понимания, помахал им на прощанье рукой.


- Знаешь, что самое обидное в этой ситуации? - шепнул супруге на ухо Ратибор, когда они, поднимая за собой стену снега, наперегонки помчались по лесу. - Что я сейчас вообще ни за что страдаю.


- Ну, не могла же я, в самом-то деле, соблазнить тебя на глазах у благообразных старцев? - оглянулась Хора.


- А стонать из-под одеяла так, что белки с веток падали - могла? - фыркнул некромант. По лесу разнесся веселый смех седовласой чародейки. Где-то далеко, у большого кострища, улыбнулся верховный владыка друидов. На него с большим удивлением воззрились четырнадцать пар глаз.


- Вы думаете, она послушается совета? - осмелился спросить самый высокий чародей. Верховный таинственно покачал головой. Какой бы путь не избрала Хельвиора, она сможет его преодолеть. Вопрос в другом: что вынесет она с этого пути? Мать-природа каждому дает испытание по силам, но кто-то видит в этом возможность получить опыт и стать лучше. А кто-то начинает злиться на весь мир, и тогда мир отвечает ему тем же. Что станет с Хельвиорой не мог знать даже самый талантливый Видящий… но потому друиды и не заглядывали в будущее. Ибо как можно предугадать судьбу человека, способного изменить мироздание за возможность определять ее самому?


- Все! - первым не выдержал Шайтан. - Дальше бегите без меня. Я вас потом найду. По запаху. А лучше, заберите меня на обратном пути. Могу вас прямо здесь подождать. Вон под той елкой.


- Ты же крыльями себе помогаешь! - удивилась колдунья. - Как ты умудрился первым устать?!


- Когда я большой, крылья скорее мешают, - отдышавшись, начал объяснять пес. - Они ведь больше для планирования предназначены, а не для полетов. А когда я маленький, мне вообще на землю садиться нельзя - тут же снега по макушку! Приходится все время лететь. Знаешь как тяжело, при таком-то ветре?


- Когда я тебя покупала, торговец божился, что ты меня по воздуху возить будешь!


- А ты, хозяйка, хоть что-то о полетах знаешь, кроме того, что для этого крылья нужны? - резонно уточнил Шайтан. - Я и себя-то еле-еле нести могу.


- Столько перьев, - фыркнула колдунья. - А все без толку.


- Как это - без толку? - обиделся Шайтан. - Да я пёс-орёл! Правда, на коротких расстояниях…


- Пёс-орёл, - перекривила хозяйка. - Пёс-курица! Хотя, с учетом ареала обитания, скорее пёс-пингвин.


Она обвела глазами усыпанный снегом лес и вдруг заметила вдалеке непонятное свечение. Будто посреди зимы вдруг выглянуло летнее солнышко и направило свои лучи на одну-единственную поляну.


- Куда собралась? - встал на пути седой Ардек.


- Хочу глянуть, что там такое, - махнула она рукой. Мужчины одновременно оглянулись, прищурились и несколько долгих секунд всматривались вдаль.


- Друиды нам четко сказали: ни в коем случае не сворачивать.


- Не могли же они всерьез рассчитывать, что мы сможем идти по лесу исключительно прямо? - пожала плечами колдунья. - Здесь же все деревья одинаковые!


- Нормальные люди в лесу не на деревья ориентируются, - сложил руки на груди Ардек, - а на солнце.


- Ты все еще считаешь ее нормальным человеком? - вскинул брови Шайтан.


- Я скоро вернусь, - пообещала колдунья, обходя Ардека по дуге.


- Даже не надейся, что я тебя отпущу, - рука Ратибора легла на укрытое мехом плечо супруги. - Идем вместе.


- Она на тебя плохо влияет, - скривился шаман, но спорить с коллегой не стал. В конце концов, каждый сходит с ума по-своему, и раз человек так к этому стремится, нечего ему мешать. - Мы с Шайтаном будет ждать вас здесь. Постарайтесь не задерживаться. Хочется пройти как можно дальше, пока солнце не село.


- Хорошо-хорошо, - отмахнулась колдунья, целенаправленно топая в сторону обнаруженного света. Ратибор хмыкнул и кивнул Ардеку:


- Я прослежу.


Чем ближе Хора подходила к странной поляне, тем сильнее ей хотелось ее достигнуть. Там, среди зимнего холодного леса был крошечный участок золотой осени. Узкая тропинка терялась в высокой траве. Где-то совсем рядом звонко журчал ручей. Старые ивы, укрытые золотистой листвой, касались ветвями земли. Эта поляна казалась картиной из сказки, волшебным сном, от которого невозможно было отвести взгляд.


- Как красиво… - выдохнула Хора.


- Не торопись, малыш, - преградил ей путь Ратибор. - Тебе все это подозрительным не кажется?


- Кусочек осени в зимнем лесу? - уточнила колдунья. - Конечно, кажется.


- Тогда какого черта ты рванула на поляну, ровно бабочка на огонь?


- Потому что там разгадка, - подняла глаза седая. - А я хочу ее отыскать.


- Даже если это будет стоить жизни?


- Не будь таким пессимистом, - и прежде чем Ратибор успел найти еще хоть какой-нибудь разумный довод, Хора ступила за черту.


Где-то далеко верховный владыка друидов поднял к небу глаза и зашептал слова древней молитвы. Где-то совсем рядом содрогнулся всем телом Шайтан, удивленно нахмурился Ардек, закричал некромант…


Только для седой колдуньи это больше не имело значения.



Глава 26


x: с точки зрения физики световой меч является световым телом?

y: с точки зрения физики световой меч является только психически нездоровым людям!

BASH



Хора добежала до поворота и замерла, прижавшись спиной к холодной стене. Отдышалась немного, осторожно выглянула из своего укрытия, скользнула глазами по черному мрамору древних подземных развалин и помчалась дальше по узкому коридору с непомерно высоким потолком. До следующего поворота. Десять шагов, двадцать, сорок… Внезапно справа показались контуры каменной двери. Если бы Хора специально ее не высматривала, она бы пробежала мимо - такой незаметной была дверь на фоне черной стены.


- Сюда или не сюда? - вслух поинтересовалась колдунья. Сколько таких дверей она уже видела на своем пути. Сколько проходов, комнат и ловушек довелось ей исследовать. И все безрезультатно. Но вдруг именно за этой дверью скрывается заветный тайник?


Хора отбежала к противоположной стене коридора и внимательно оглядела каменную преграду. Как и все предыдущие она была высокой, не слишком широкой и у нее отсутствовал любой намек на ручку или кольцо. Привычным движением колдунья провела ладонями по стене, на месте стыка каменной двери и мраморной глади коридора. В какой-то момент она услышала тихий звон, будто кто-то коснулся пальцем бокала, до половины наполненного водой, и обеими руками, со всей силы нажала на стену. Мрамор всхлипнул и поддался.


Дверь словно выпрыгнула наружу, подняв тучу пыли и мусора. Хора закашлялась, прижимая локоть ко рту - не хватало еще шуметь в этом богами забытом месте. Привлекать внимание к своей шныряющей в неположенном месте воровской рожице, она хотела меньше всего.


Когда пыль немного улеглась, женщина ухватила руками за щербатый камень и потянула. С глухим стоном дверь распахнулась во всю ширь. Хора заглянула внутрь и удивленно хмыкнула - похоже, она случайно обнаружила еще один коридор. И заканчивался он огромным залом с таким высоким потолком, что казалось, его и вовсе не было.


Не раздумывая больше, колдунья скользнула внутрь. К тому, что в развалинах, не освещенных ни факелами, ни светом солнца, было до неприличия светло - она привыкла давно. Но сейчас будто сам камень издавал непонятно сияние. Хора шла пригибаясь, на цыпочках, стараясь ставить ногу максимально осторожно. И все время смотрела вверх - ей не нравились высокие потолки, особенно в помещениях с галереями. Получить стрелу со второго этажа было бы очень неприятно.


У дальней стены зала возвышалась огромная полуразрушенная статуя человека с головой шакала. В скрещенных на груди руках он держал странные символы, которые показались колдунье смутно знакомыми. Мгновение Хора рассматривала старую скульптуру, поражаясь крошечным деталям, делающим статую похожей на живого человека. Потом окинула взглядом оставшийся за спиной зал и вдруг ей показалось, что с балкона, по периметру окружающего комнату, за ней кто-то наблюдает. Она сощурилась, подалась вперед, но так никого и не рассмотрела.


Чертыхнувшись, женщина сделала несколько шагов назад и, чуть спружинив на усталых ногах, бросилась в обнаруженную дверцу по левую руку от статуи. Дверца поддалась легко, но путь, который открылся перед Хорой, заставил ее притормозить. За дверью были ступени. Старые, полуразвалившиеся, теряющиеся в темноте далекого подвала. Колдунья вздохнула. Ей очень не хотелось идти дальше. Тем более что оттуда слышался мерный звук падающих в воду капель. Будь у женщины выбор, она давно бы убежала из этого проклятого места. Но выбора у нее не было.


Набрав в грудь побольше воздуха, Хора медленно, боясь сорваться и пересчитать задом и без того покореженные ступени, пошла вниз. С каждым шагом сапоги все сильнее скользили, а стены обрастали все большим количеством мха.


- Откуда здесь столько воды? - только и успела поинтересоваться колдунья, когда кто-то большой и сильный схватил ее за шкирки и с размаху ударил о мрамор. Коротко взвизгнув, Хора врезалась в стену и рухнула на пол, подняв к потолку цунами брызг.


- Агр-р-р! - зарычали над головой, и женщина поняла, что сейчас не самое оптимальное время для отдыха. Невероятным усилием она подбросила тело вверх, взгромоздилась на четвереньки и, сама удивляясь своему сходству с крабом, бросилась в сторону. Мгновением позже, на место, где она так неаккуратно легла после столкновения со стеной, обрушилась гора мышц и шерсти.


- Кто же ты такой, неведомый зверек? - обалдело прошептала женщина, глядя на самого настоящего минотавра. Тот ответил обиженным ревом. А Хора чуть перевела дух, мельком оглядела темную комнату, по щиколотку заполненную водой, и ощерилась. Наверняка стража здесь поселили не просто так.


"Похоже, я иду в нужном направлении…" - решила она, ловко уходя от очередного удара. А потом подпрыгнула, оттолкнулась ногой от гладкой стены и приземлилась у монстра на загривке. Тот даже с рыка сбился от подобной наглости. Изогнувшись и удерживаясь одной рукой за бычью шею, Хора выхватила из голенища сапога длинный стилет и ударила. Один раз, второй… Страж захрипел, взмахнул руками и упал на колени.


- Ничего личного, - с толикой грусти заявила колдунья, выдергивая нож, застрявший над ключицей зверя. - У каждого своя работа…


Потом был еще один коридор и еще одна дверь. Только на сей раз - украшенная резьбой и странными картинками. Затаив дыхание, Хора легонько толкнула ее, и она распахнулась настежь, будто и не прошло сотен лет с тех пор, как ее открывали в последний раз. А у стены, в маленькой квадратной комнатке, стоял небольшой сундук. Колдунья медленно, страшась совершить фатальную ошибку на последнем шаге, подступила к нему и приподняла крышку.


- О… - выдохнула она. В сундуке лежало только две вещи, но для Хоры сейчас ценнее их ничего не было. - Зеркало будущего и гребень истины.


Осторожно вытянув священные реликвии из хранилища, она спрятала их в сумку и побежала обратно. Тело сильно ныло. Оно, конечно, привыкло бегать. Привыкло мчаться так стремительно, что едва касалось ступнями земли. Но сегодня ему пришлось потрудиться за двоих.


Хора выскочила в зал, подняла голову и встретилась глазами с таинственным наблюдателем. Он был весь закутан в темный плащ, и невозможно было понять - мужчина перед тобой или высокая женщина. Незнакомец несколько секунд смотрел на колдунью, потом бесшумно шагнул назад и растворился в тени второго этажа.


- Стой! - выкрикнула Хора. - Погоди!


Она не понимала, почему просила об этом. Слова будто сами вырывались изо рта, без всякого желания с ее стороны. Но она знала, что они были правильные. Ей нужен был этот человек. И он оказался здесь не просто так - он искал ее. Не чтобы остановить - для этого у него был десяток возможностей. Но чтобы увидеть. Убедиться, что она выбралась…


Однако сейчас некогда было рассуждать на подобные темы. Перехватив сумку поудобней, Хора побежала дальше.


Когда она выбралась из развалин, была ночь. Теперь понятно, почему колдунья так устала - солнце еще не встало, когда вчерашним утром она спускалась под землю.


- Охота началась, - содрогнулась женщина, глядя на диск луны, покрытый чуть заметной алой дымкой. - Нужно возвращаться… и быстро.


- А что, если не успеешь? - раздался сзади тонкий детский голосок. Колдунья резко обернулась - на нее смотрела девочка лет двенадцати с улыбкой на веснушчатом лице и косынкой, прикрывающей светлые кудряшки.


- Успею. Не сомневайся! - ощерилась Хора, срываясь с места.


"Как она узнала, где меня искать?!" - ворвалась в голову паническая мысль. Выскочив за ворота, женщина бросилась направо, туда, где расстилался луг. Люди боялись приближаться к развалинам старого города, и земля здесь оставалась нетронутой. Высокая трава мешалась под ногами, но еще хуже стало, когда колдунья с разбегу запрыгнула в лужу, появившуюся после недавних дождей. Сапоги мгновенно завязли в мутной вязкой жиже. А за спиной уже слышался характерный радостный смех.


Падая и спотыкаясь, едва не вырывая ноги из обуви, Хоры выбралась на сухую землю и поняла, что дальше бежать нельзя. Догонит. Слишком много драгоценного времени она потеряла. Выбора не было, и колдунья свернула туда, где, как ей казалось, трава была погуще. Пробежав на полусогнутых еще метров двадцать, она навзничь свалилась среди зеленых стеблей и замерла.


- Где же ты? - прозвучало совсем близко, и сердце Хоры пропустило удар. - Я ведь все равно тебя найду. Плохая девочка.


"Уж кто бы говорил", - скривилась колдунья, доставая из сапога верный кинжал. Сейчас он был абсолютно бесполезен, но с оружием в руках женщина чувствовала себя хоть немного увереннее. Ровно настолько, чтобы не вскочить на ноги и не побежать, истерично завывая, навстречу гибели. Она чувствовала себя загнанной ланью, павшей где-то в степях саванны и ждущей не спасения, а просто момента, когда голодный хищник сомкнет зубы на ее шее. Разница лишь в том, что львам не страшен рассвет, а у Хоры все же оставалась надежда.


И она оправдала себя. Женщина сразу поняла, что осталась в одиночестве. Она давно научилась ощущать охотницу. Без этого умения ей просто не удалось бы выжить.


"Первые петухи пропели", - выдохнула Хора. Только сейчас, когда она позволила себе расслабиться, то ощутила как устали ноги, как бешено колотится сердце и как темная пелена ложится на глаза. Всхлипнув, женщина откинулась на спину и невидяще уставилась в небо.


- Я справилась, - дрожащим голосом сообщила она звездам. - Я действительно справилась.


По лугу прокатился нервный, но вполне счастливый смешок. Потом еще один. А затем Хора просто схватилась за живот и принялась кататься в траве. Она не только пережила еще одну ночь, но смогла на шаг приблизиться к заветной мечте. К тому дню, когда ей больше не придется бояться.


Кое-как усевшись, колдунья вытащила из сумки зеркало и долго держала его в руках, рассматривая свое отражение: голубые глаза, такие светлые, что казались прозрачными, и русые волосы до плеч со странным рыжим оттенком. Лицо казалось одновременно родным и незнакомым. То ли из-за новой морщинки, пролегшей вертикально меж черными бровями. То ли из-за усталости, оставившей свой отпечаток на веках.


- Я хочу убить ее, - решительно сказала она. - Покажи мое будущее.


На мгновение гладкая поверхность зеркала уподобилась воде и пошла кругами. А потом Хора увидела себя. Она лежала на земляном полу, лицом вниз с любимым кинжалом в руке. А вокруг была кровь. И отчего-то Хора сразу поняла, чья она.


- Как и ожидалось, - невесело сообщила женщина. - А что, если ее вообще не трогать? Если продолжать прятаться?


Зеркало задумалось на миг и показало не одну, а целую серию картинок. Колдунья содрогнулась: столько трупов и все родные… она зажмурилась, восстанавливая дыхание. Артефакт знал, что показывать. Изобрази он гибель целого мира и то не смог бы ответить на вопрос Хоры более полно.


- Выбора у меня нет, - колдунья засунула ладонь в волосы. Она должна победить в этой схватке. Должна, чего бы ей это не стоило.


- А если я попрошу о помощи? - принялась гадать Хора, периодически заглядывая в зеркало. Но лишь за тем, чтобы увидеть, одну за другой, гибель своих вероятных помощников.


- Ну, кто-то же должен иметь возможность ее уничтожить?! - с отчаянием воскликнула она, когда варианты закончились. Послушать зеркало - так выходило, целой гильдией эту тварь сразить не получится. Артефакт будто ждал этого вопроса. Потому что, подёрнувшись дымкой, он показал Хоре спящее лицо молодой женщины. Колдунья долго на него смотрела, потом нахмурилась и перевернула зеркало стеклом к земле.


- Неужели это - единственный выход?


Ответом ей была тишина.


- Как же я смогу ее уговорить?! - возопила женщина, подняв лицо к звездам. Далекие светила загадочно молчали. А Хора медленно выдохнула, досчитала до десяти и открыла сумку. Достала гребень и провела им по спутанным волосам. - Боги, помогите нам…


Только к рассвету Хора, наконец, добрела до каменной мостовой, построенной при входе в город. Вокруг сновали люди. Они улыбались, занимались своими делами, и казалось, ничто не омрачало их покой. Глядя на этих жизнерадостных горожан, невозможно было подумать, что каждую ночь они баррикадируют двери, закрывают ставнями окна и с оружием наготове ждут незваную гостью.


- Здравствуй, Хельвиора, - остановилась перед женщиной дама средних лет с котомкой, полной зеленых яблок. - Возьми парочку, - протянула она фрукты колдунье. - Передавай матушке привет.


- Обязательно передам, - улыбнулась та.


- А что с твоими волосами, деточка? - вдруг спросила дама.


- Да ничего, вроде, - удивилась Хора.


- У тебя седые пряди появились…


- Правда? - колдунья подбежала к перилам моста и перевесилась через них, чтобы глянуть на свое отражение. Вода легонько подрагивала, и разглядеть что-либо было сложно, но то, как побелели ее волосы после соприкосновения с гребнем истины, Хора увидела ясно.


- Не переживай так, деточка, - сокрушенно покачала головой дама. - Кто бы не поседел в такие-то времена. Ты, главное, держись, милая.


- Да, спасибо, - кивнула колдунья, страшась коснуться прически. Вдруг еще и выпадать начнут…


Стоит ли говорить, что к любимому кафе Гайдары, где та по своему обыкновению завтракала, Хора прибежала в препоганейшем расположении духа. Впрочем, черноволосая барышня тоже не светилась любезностью.


- Зачем пожаловала? - грубо поинтересовалась она, когда Хора без лишних вопросов села за ее столик.


- К тебе пришла. Поговорить надо.


- Убирайся к черту! Нам не о чем разговаривать.


- И все же тебе придется меня выслушать, - колдунья нахмурилась и выразительным жестом положила на стол кинжал. Пока - в ножнах.


- Ты совсем оборзела, седая?! - глазам своим не поверила ведьма.


- Возможно. Ты сама знаешь, что я скорее руку бы себе отрубить позволила, чем помощи твоей попросила, но… сейчас только ты можешь помочь.


- Не бывать этому! - решительно встала Гайдара, но Хора оказалась быстрее. Прыгнув вперед, она вцепилась ведьме в голову, прижала к своей груди и со всей силы провела гребнем по волосам. Жертва неумелого парикмахера взвыла от боли. Ее гладкие, черные как смоль волосы, стремительно белели. От вида того, как гордость княжны превращается в жутковато выглядевшие пакли, Хора отпрянула обратно. Но Гайдаре сейчас было не до красоты. Гребень свою работу сделал. И сейчас все, что видела Хора несколькими часами раньше, предстало перед глазами ведьмы. Трясущейся рукой она стерла капли пота со лба и устало откинулась на стуле.


- Что это было?


- Гребень истины.


- Как..?


- Тебе действительно интересно? - скривилась колдунья. - Но теперь ты знаешь, что я не лгу.


- Да… - прикрыла глаза Гайдара. - Не лжешь. И чего ты хочешь от меня?


- Помоги убить ее.


- А не многого ли ты просишь?


- Ты видела, что будет, оставь мы все как есть.


- Она - моя сестра, Хельвиора, - выпрямилась на стуле ведьма. - Ты показала, как гибнут твои близкие, и ради них ты просишь убить единственного моего?


С минуту Хора молчала. Потом подняла на Гайдару глаза и тихо ответила:


- Ее нельзя оставлять в живых. Она уничтожит всех. И тебя в том числе. Вопрос только "когда?"


- Если после того, как я увижу твой труп, - зло ухмыльнулась ведьма, - то, возможно, оно того стоит?


- Я не знаю, - поднялась на ноги колдунья. Она догадывалась, что разговор будет трудным, но не думала, что настолько. - Просто помни, что спустя год этот мир может измениться до неузнаваемости. Все, кого ты знаешь, с кем здороваешься по утрам, кто приносит тебе кофе и застилает постель - никого не останется. Все падут от ее руки.


- Ответь мне, Хельвиора, - сузила глаза Гайдара. - Смогла бы ты убить единственную сестру ради спасения мира?


- Она уже не твоя сестра, - покачала головой Хора. - Больше нет.


Колдунья вышла из-за стола и, повернувшись к Гайдаре спиной, побрела прочь. Как уничтожить чудовище, она так и не узнала. Но она точно не откажется от этой затеи, не опустит рук.


- Я что-нибудь придумаю! - решительно сжала кулаки Хора.


- Я помогу тебе, - внезапно прошипела за спиной Гайдара. - Будь ты проклята за это, но ты права. У нас нет выбора.


"Спасибо вам, Боги!" - прикрыла глаза Хора и тут же получила удар в бок. Отшатнувшись, колдунья споткнулась о бордюр, налетела на парапет моста, скользнула по нему руками, и-таки не удержала равновесие.


- Это тебе за испорченные волосы, мерзавка! - рявкнула сверху Гайдара. Хора только зубами заскрежетала. - Жду тебя на закате у черного входа в замок. Не опаздывай!


Домой Хора примчалась вполне довольная жизнью. Да, она была мокрая как мышь, седая и дико уставшая, но теперь у нее была надежда. И, если верить зеркалу будущего - вполне осуществимая. Тихонько приоткрыв входную дверь, колдунья прислушалась - в доме было тихо. Сёстры с мамой уже ушли на рынок, а отец с утра должен был пойти к кузнецу, подковать их единственную верховую лошадь - Патрика. Как папа не пытался привить дочерям любовь к верховой езде, у него ничего не получилось. И если старшие в принципе не выказывали особых талантов к боевым искусствам, то младшая, Хельвиора, была настолько одаренной, что в некоторых кругах ее называли колдуньей. Ибо как еще можно назвать человека, способного практически без промаха предугадывать действие противника? Впрочем, когда дело касалось верховой езды, младшая дочь была для отца одним сплошным разочарованием. Ее сестры хотя бы лошадей не боялись…


- Я дома! - на всякий случай крикнула Хора. Освещенный солнечными лучами холл отозвался тишиной. Облегченно выдохнув (мама наверняка принялась бы отчитывать дочь за ночную "прогулку"), седая сбросила суму с плеча и бодрым шагом поспешила наверх. Сегодня была тяжелая ночь. Грядущая обещала быть еще тяжелее. А значит, нужно было выспаться, пока представлялась такая возможность.


Вечером Хора выбиралась из дома через окно: катана на боку, родной кинжал в сапоге, замшевые перчатки до локтя и брюки с широким поясом - самое то для предстоящей схватки. Маму бы удар хватил, если бы она свою дочь в таком наряде увидела. Дай ей волю - девочки и сражались бы в платьях, орудуя веерами на манер сюррикенов.


Прокравшись в конюшню, женщина по стенке обошла Патрика, скосившего на нее черные удивленные глаза, и едва успела выставить перед собой руки, когда большой белый пес, встав на задние лапы и повизгивая от радости, принялся вылизывать ей лицо.


- Я тоже рада тебя видеть, Деми, - ласково прошептала женщина, лохматя собаке загривок. - Мне сегодня предстоит работа. Ты поможешь?


Собака завиляла хвостом, всем видом демонстрируя полную готовность к подвигам. Хора невесело усмехнулась. Она боялась рисковать другом, но знала, что с ним у нее шансов больше. А умирать так не хотелось!..


До замка Гайдары они добежали быстро. И черный вход тоже нашли без проблем. Как ведьма и обещала, он был не заперт. Хора толкнула полукруглую дверцу и вошла во внутренний двор.


- А мы тебя уже заждались.


Хора вздрогнула и впервые поняла, как это, когда вся жизнь проносится перед глазами. У стены стояли обе - и Гайдара и она, хищница, охотник.


- Ты же не думала, что я позволю тебе убить сестру? - с улыбкой спросила ведьма. Коротко рыкнув, Демиург бросился на обидчицу, но его перехватила железная рука девочки.


- Не люблю псов, - задумчиво пробормотала она, швыряя белого питомца о стену. Тот даже не попытался подняться. У Хоры на глазах выступили слезы:


- Чудовище!


- Я всего-лишь пытаюсь выжить, - улыбнулась охотница. - Как и все мы. А ты мне мешаешь. Поэтому сейчас я и тебя убью.


- Ты слишком самонадеянна, - ощерилась Хора, доставая из ножен катану. В свое спасение она больше не верила, но продать жизнь подороже была просто обязана.


Охотница наклонила голову, оценивающе скользя глазами по напряженной фигуре колдуньи. На миг Хоре показалось, что она видит бегущую строку на лбу хищницы: "…А из ее черепа я сделаю себе кубок".


"Обойдешься!" - мысленно выкрикнула женщина, срываясь с места. Катана прошла в миллиметре от горла охотницы, но вызвала только улыбку на ее лице. Зато Хора восприняла это как положительный знак. Обернувшись в воздухе, она приземлилась аккурат перед мрачной Гайдарой. Мелькнуло лезвие, взметнулись вверх длинные белые волосы.


Круглыми глазами ведьма смотрела, как опадают на землю ее локоны и не верила, что Хора могла вот так промахнуться.


- Я понимаю… - прошептала колдунья. Ведьма подняла на нее ошарашенный взгляд, но ответить не успела - соперница уже кувырком уходила от атаки сестры.


Гайдара смотрела, как танцуют в смертельной схватке два создания. Сила против ловкости, скорость против опыта. Когти против меча. Смотрела и не могла отвести взгляд. Только что, когда она на долю секунды заглянула в прозрачные голубые глаза, что-то изменилось. Она увидела в их глубине отчаянную решимость, кроткий огонек надежды и… понимание того, что это конец. Увидела, как жажда жизни борется с разумом. Как человек, падая и подымаясь, захлебываясь болью и криком, вновь и вновь заносит руку для удара. Просто потому, что не умеет по-другому.


- Лира! - крикнула ведьма. Охотница не обернулась. - Сестра!


Охваченное жаждой крови, бесконечно жестокое создание, играющее с жизнью, знающее, что никто и ничто не сможет его остановить. Гайдара смотрела, как когти сестры становятся длиннее, как алый язык слизывает капли чужой крови с лица…


Смазанная тень скользнула через каменную стену и в последний момент успела оградить колдунью от рокового удара. Хора отлетела к кустам, с трудом разлепила глаза и увидела длинный плащ, такой знакомый, такой родной… хотя она точно знала, что никогда раньше не видела его так близко. Сверху слышался шум борьбы, лязг оружия и шипение охотницы. А потом…


Потом тень обратилась человеком. Поднялась на носочки, захрипела и упала.


Хора задохнулась вздохом:


- Нет… Нет! Нет! - откуда взялись силы, чтобы прыгнуть вперед, выхватить у человека нож и вогнать его в живот охотницы? Смогла бы колдунья взлететь повыше, попала бы в горло и на этом схватка закончилась бы. А так монстр только еще больше разозлился. Схватившись руками за рану, он провыл что-то в небо, вытащил нож и швырнул его в сторону.


Хора упала перед своим нежданным спасителем, откинула в сторону капюшон, роняя слезы, закрыла яркие голубые глаза и прижалась лбом к его щеке. Больше не было сил бороться. Ни на что больше сил не было.


- Прости, сестра, - раздался тихий шепот. Лира обернулась. Вскинула брови, распахнула подернутые красной пеленой глаза и вскрикнула, когда тонкий кинжал, уроненный Хорой в самом начале схватке, по самую рукоять вошел в горло.


- Гай-да-ра…


Алая луна бесстрастно смотрела на маленький внутренний дворик, где две женщины рыдали каждый над своей потерей. Зеркало будущего не солгало - единственная, кто был способен подобраться к Лире на расстояние удара, была ее сестра. Но оно не говорило, что для этой великой победы придется заплатить такую цену.



Глава 27


- Марти, брось! Ну что такого можно найти на Брайтон-Бич?

- Геморрой?

- Спасибо, Мелман! "Мадагаскар"


Хора открыла глаза и не верящим взглядом уставилась в напряженное лицо Ратибора.


- Я сплю? - шепотом спросила она. Некромант покачал головой. - Я умерла? - продолжала допытываться колдунья.


- На какую-то долю секунды мне показалось, что - да, - свел брови на переносице мужчина.


- И ты - живой? - с такой очевидной надеждой спросила колдунья, что Ратибор даже испугался:


- А почему тебя это удивляет?!


Коротко всхлипнув, Хора бросилась вперед и повисла у некроманта на шее. Тот крякнул от неожиданности, но равновесие удержал:


- Радость моя, что с тобой приключилось?


- Она всего лишь побывала у меня в гостях.


Хора с Ратибором вскинули головы. Над осенней тропинкой, чуть касаясь ее кончиками пальцев, парила женщина. Длинные невесомые волосы окружали миловидное лицо с огромными раскосыми глазами. Зеленая кожа мерцала на солнце.


- Мать-природа? - догадался некромант.


- Она самая, - усмехнулась женщина.


- Это ты наслала на меня видения? - окрысилась Хора. Некромант почувствовал, как она напряглась в его руках и, на всякий случай, прижал к себе сильнее. Не хватало им еще в священном лесу друидов с их главной святыней воевать.


- Если ты про сны, то - да. Это моя работа.


- Но зачем?!


- Я лишь дала тебе возможность заглянуть внутрь себя. Разве ты не увидела кое-что интересное?


- Интересное?! - подалась вперед колдунья. - Да это был самый жуткий кошмар в моей жизни!


- Если ты не желала моей помощи, зачем пришла в моё святилище?


- Чего? - не поняла колдунья. - Вот эта поляна - твой храм?


- Именно так.


- И любой друид, ступивший сюда, получает от тебя в дар порцию сновидений?


- Не сравнивай их и себя, Хельвиора. Они - мои слуги, мои почитатели. Те, кого я берегу и наделяю силой. Ты же никогда не было частью природы. Как я могу благоволить ту, которая самим своим существованием ставит под сомнения мои законы?


- Я тебя не понимаю, - помотала головой колдунья.


- Разве? - улыбнулась женщина. - Вспомни свой сон.


- В моем сне, между прочим, я была спасительницей мира, - скривилась седая. - Не особо удачливой, но тем не менее…


- А кем была Лира? Девочка, глядя на которую, ты видишь себя в детстве?


Слова застряли у Хоры в горле. А ведь и правда… Во сне Лира заслуживала смерти, но на самом деле, она куда больше достойна жить, чем седая колдунья. Ведь при всей своей силе Видящая далеко не так опасна для этого мира.


- Не печалься, Хельвиора, - природа ступила ближе и коснулась зелеными, деревянными на ощупь, пальцами подбородка женщины. - Твоё умение - это величайший дар и страшное проклятье. Так вышло, что ты видела только темную его сторону, но оно же может нести добро. Даже я понимаю это, хотя твоя сила идет в разрез с моей.


- Некоторые подарки, - пробормотала Хора, исподволь косясь на природу, - хочется вернуть с доплатой.


Женщина тихонько рассмеялась:


- Иди дальше, уникальное создание. Тебя ждет твоя дорога, с испытаниями и радостями, с тревогами и весельем. Я желаю тебе отыскать свой лучик света. Который сможет тебе показать, что даже в кромешной тьме есть что-то необыкновенно прекрасное. Надеюсь, однажды ты сможешь оценить свой сон по достоинству. И тогда ты скажешь мне "спасибо". А я его услышу.


Спустя мгновение на поляне не было никого. Да и поляны, как таковой тоже не было. Осенняя красота леса исчезла вместе со своей властительницей. Вокруг снова лежал снег, зимнее солнце дарило земле косые, негреющее лучи и ледяной ветер подымал к небу хоровод крошечных звездочек.


- Ты как? - склонился над Хорой Ратибор. Она перевела на него задумчивый взгляд и вздохнула:


- Нормально. Сколько я проспала?


- Минуты две. Не хочешь рассказать, что тебе такое страшное привиделось?


- Нет, не хочу, - слишком резко ответила колдунья. Потом замялась, опустила глаза и добавила. - Я… вообще не хочу об этом думать.


- Хорошо, - недовольно поджал губы некромант. - Но в твоем сне ведь был я?


Хора не ответила.


- Разве ты не хочешь понять, что означает твое видение?


- Всего лишь то, - поднялась на ноги колдунья, - что я слишком на тебя полагаюсь.


Она оглянулась вокруг, определила направление и почти бегом направилась в сторону Ардека с Шайтаном. Ратибор ухмыльнулся ей в след:


- Я тоже полагаюсь на тебя, Хельвиора, - прошептал он. - Надеюсь, однажды ты поймешь, что так и должно быть.


Колдунья замерла. Не обернулась, а только скосила глаза, прислушалась, не идет ли он за ней, этот человек, чья смерть во сне так ее расстроила, и тут же обругала себя за это. Подхватив с земли горсть снега, женщина растерла его по лицу и удовлетворенно выдохнула - кажется, щеки, наконец, перестали пылать. Правда, не только щеки.


- Идиотка, - обреченно покачал головой белый варан, косолапым шагом двигаясь к ожидающим товарищам.


- Ты вошла во вкус, хозяйка? - удивленно вильнул хвостом пес. Варан красноречиво скривился, но отвечать не стал.


- А чем вы там занимались? - в свою очередь поинтересовался Ардек. - Свечение так внезапно исчезло.


- С матерью-природой сны разгадывали, - буркнула колдунья.


- И как?


- Как в игре "ассоциации". Не особо увлекательно и нифига не понятно.


- О! - вскинул уши Шайтан. - Я знаю эту игру. Тебе что-то знакомое снилось?


- Скорее "кто-то знакомый".


- А я там был?


- Да что ж вас всех так заботит этот вопрос?! - даже обернулась ящерица.


- И все же, - наклонил голову питомец. - Был или нет?


- Да, - со вздохом призналась колдунья. - Ты мне снился.


- И..?


- Совсем другим снился! Белым, послушным, ласковым…


- Обычной псиной, короче? - деловито уточнил пес.


- Именно так, - кивнула седая, вспоминая, чем закончился жизненный путь этого преданного пса… и внезапно ухмыльнулась. Так по-вараньи страшненько, что собака даже отшатнулась. - Знаешь, неважно каким ты был. Главное, что был. А значит, я даже во сне без тебя свою жизнь не представляю.


- Правильно, хозяйка! - тут же ощерился пес. - Куда же тебе без своего верного друга?


- И то верно, - хмыкнула Хора. Оба на четвереньках, они с питомцем и сами не заметили, как набрали приличную скорость. Ардек покачал головой, глядя в след этой черно-белой парочке, подождал Ратибора и задумчиво поинтересовался:


- Чем она тебя пленила?


- Собой, - даже не останавливаясь, коротко ответил некромант.


- Да… - протянул шаман. - Хора - уникальная женщина. Да еще и с такими буфера…


Голубые глаза опасливо сузились, и этого оказалось достаточно, чтобы Ардек подавился словом.


- Я все понял, - благоразумно кивнул он. Кажется, вымышленная свадьба расстраиваться не собиралась. По крайне мере, по инициативе некроманта. Положа руку на сердце, Ардек вынужден был признать, что уже и сам давно об этом догадался, но… попытаться все же стоило.


Речка возникла неожиданно. Вот буквально сразу за полосой деревьев - бац! И обрыв. Хора окинула взглядом уходящие в обе стороны покрытые ледяной коркой "рукава" шириной всего метра полтора, и деловито поинтересовалась:


- Ну, и где это неукротимое чудовище?


Шайтан скосил на нее глаза и поежился:


- Прямо передо мной. Хозяйка, будь человеком, смени морду лица. На тебя же смотреть жутко.


- Ладно, - покладисто кивнула колдунья, бодрым вихлявым маршем направляясь к Ратибору.


- Чего тебе, золотце? - почувствовал неладное тот.


- Ну же, муж, - Хора как смогла изобразила гримасу насмешки. - Поцелуй свою жену.


Видно, гримаса получилась не ахти, потому что несчастный супруг принял все за чистую монету. Его, правда, аж передернуло от открывшихся перспектив, но он, мужественно зажмурившись, опустился на колени и вытянул губы трубочкой. С минуту жена внимательно их рассматривала:


- А ничего, что я - ядовитая?


- Так я же тебя не есть собираюсь, - не открывая глаз, ответил некромант.


- Яд в слюне, не в мясе, - задумчиво предупредила Хора.


- Малыш, - сквозь зубы процедил мужчина. Спина уже начинала ныть. - Я обещаю тебе столько франдузских поцелуев, сколько захочешь. Только стань человеком. А пока давай обойдемся обычным, а главное - не смертельным.


Хора хмыкнула и под синхронный вздох облегчения от Ардека и Шайтана, толкнула Ратибора лапкой в плечо:


- Ты же знаешь, что мне для снятия чар этого не нужно.


- Знаю, - бодро подскочил на ноги некромант. - Просто хотелось на твою реакцию полюбоваться.


- А если бы я все же поцеловала?


- Ну, - Ратибор задумчиво повел бровями, обнимая за талию свою седовласую супругу, без особых трудностей вновь обернувшуюся человеком. - Это бы означало как минимум две вещи. Что я знаю тебя хуже, чем думаю. И что тебе пришлось бы рыть одну внеочередную могилу.


Хора вспомнила свой сон, как она убивалась над ним, павшим, и тихонько пробормотала, на мгновение забыв о конспирации:


- Не приведите Боги…


- Что ты сказала? - тут же повернул голову Ратибор.


- Шевели копытцами, - буркнула покрасневшая колдунья. - Блин… когда надо, не доорешься. А как не надо, каждый шорох слышит…


Шелест крыльев над головой заставил ее отвлечься.


- Голубь? - недоверчиво вскинул брови Ратибор. - В зимнем лесу?


А потом произошло нечто. Река вздыбилась, качнулась, по натянутой ткани льда пошли трещины… И, ровно огромная змея, она вдруг подпрыгнула вверх, изогнулась и поглотила несчастную птицу.


Четверо обомлевших путешественника так и остались стоять на берегу, в тщетных попытках переварить увиденное.


- Что это только что было такое? - первым не выдержал Ардек.


- Я видела, как река схарчила голубя, - тонким голосом ответила Хора. - Но если кто-то скажет, что я ошиблась, я буду благодарна.


Никто не отозвался. Ардек пригладил вставшие дыбом волосы и откашлялся:


- Кажется, я знаю, почему друиды не смогли справиться с этим чудовищем. Река - она же, вроде как, творение матери-природы. Они просто не могут с нею сражаться.


- Не хочу тебя расстраивать, - вздохнула седая, - но я тоже не представляю, как мы будем это делать. Хотя… разве что по воздуху…


- И закончить как эта несчастная пичужка?! - прорезался, наконец, голос и у Шайтана.


- Если ты выманишь реку на достаточную высоту, мы сможем проскочить по земле.


- А почему я?!


- Потому что ты - самый крылатый, самый манёвренный и тебя меньше всего жалко, - отбрила Хора. Вот никогда вредная псина свою помощь сама не предложит.


- Хозяйка, я тебе в двести золотых обошелся. Неужели ты настолько расточительная, чтобы мной рисковать?


- Уверена, гильдия мне все до последней монетки вернет, - Хора покосилась на умоляющую морду питомца и взмахнула руками. - Ну, я же не прошу тебя вниз опускаться. Тебе просто внимание чудовища привлечь к себе нужно. И покружить там сверху немного, пока мы на другой берег не переберемся.


- А если я увернуться не успею? Видала, какие она выпады делает?!


- А ты крылышками махай почаще, и успеешь! - назидательно вскинула палец колдунья.


- Думаешь, он справится? - задумчиво прошептал Ратибор, глядя как пес неуверенно, постоянно оглядываясь, устремляется наверх. Хора покачала головой:


- Я только боюсь, что он вообще не опуститься так низко, чтобы река его засекла.


Некромант понимающе хмыкнул и приготовился. Долго "развлекать" местное чудовище Шайтан не сможет. Впрочем, он хотя бы начать отважился…


- Ну же, спустись немного, - через четверть часа закричала в небо Хора. Пес превратился в крошечную, едва различимую точку и парил где-то в слоях стратосферы. На оклик хозяйки он вздрогнул, сделал круг почета над троицей и спланировал ниже. Метра на полтора. - Ты что, издеваешься?! - взвыла колдунья. - Он издевается! - обернувшись к Ратибору, ткнула она пальцем наверх. - Окажешься на земле - все перья повыдергиваю! А ну живо сюда!


- Любимая, ты бы поласковее с ним, - осторожно начал некромант. - Шайтан, поди, не привык геройствовать…


- Я его с гранатой на шее монстру этому в пасть не засовываю, - резонно отмахнулась колдунья. - А, между прочим, неплохая идея… пусть будет благодарен, что она мне в голову поздно пришла, и отрабатывает свой хлеб!


Последние три слова прозвучали октавы на четыре выше и возымели-таки эффект. Крайне осторожно, по спирали, Шайтан начал спускаться.


Речка отреагировала так, будто точно знала, на какой высоте она свою добычу поймает, а на какой - только спугнет. Она ждала до последнего - застывшей лентой, протянувшейся через лес. А затем вдруг выгнула спину, так неожиданно, что даже Хора вздрогнула, и метнулась к Шайтану. Щенок завизжал, но, подстегнутый страхом, оказался на удивление шустрым.


- Какой гибкий пес, однако… - пробормотал Ардек, разглядывая кульбиты в воздухе.


- Потом налюбуешься! - рыкнула седая, подхватывая шамана под руку. - А слабо обогнать стихию? - почти весело крикнула она, ласточкой перелетая узкий тоннель потока. Колдуны промолчали, а вот сама река, похоже, обиделась.


Хора успела обернуться, чтобы увидеть, как на нее мчится здоровенный столб замороженной воды. Она вскинула руки и выкрикнула первое, что пришло на ум. К сожалению, так поступила не только она.


Атакующие чары ударились о внутреннюю поверхность выставленного Ратибором щита, срикошетили и всей мощью врезались в незадачливую троицу.


"Какая я все-таки сильная колдунья!" - без особой радости думала седая, пока ударной волной ее уносило к дальней стене леса. Речка, кстати, тоже удивилась. Она, ровно живая гигантская анаконда, замерла над своим руслом, покачиваясь из стороны в сторону и пытаясь рассмотреть невесть куда упорхнувшую добычу.


Спустя какое-то время к Хоре на колени опустился Шайтан. Он несколько секунд обнюхивал задумчивое лицо колдуньи, а потом все же решился лизнуть ее в нос.


- Кажется, я опять сломала хвост, - безразличным тоном сообщила седая.


- Но ты сейчас человек, хозяйка, - осторожно поправил пес.


- Значит ребро, - Хора охнула, с трудом оторвала спину от затормозившего ее полет корявого ствола, и все же свалилась на землю, уткнувшись лбом в снег. - И кажется, не одно.


- Еще бы, - Шайтан лапкой убрал с лица мокрые пряди. - На такой скорости чуть дерево не протаранила. Как только позвоночник выдержал…


- Найди Ратибора, - выдохнула колдунья. Сейчас, когда опасность быть немедленно съеденной отошла на задний план, на место страха начала просачиваться боль, - он знает, как меня вылечить.


- А чего его искать? - удивился пес. - Вон он, прямо над тобой висит. В ветках запутался.


И тут раздался треск.


- Родная, ты как? - бросился к супруге некромант. Нет, он и задел-то ее совсем чуть-чуть - ладонь на волосы приземлилась. Только теперь недовольная мордочка лиловоглазой была утоплена в снегу по самую макушку. И очень-очень злобно чертыхалась из этого сугроба.


- Я бы на твоем месте ее не откапывал, пока не остынет, - шепотом посоветовал Шайтан, от греха подальше делая шаг назад.


- Когда она остынет, то станет вараном. А в нем полцентнера веса и слюна ядовитая.


- Зато варан колдовать не может… - совсем шепотом добавил пес, глядя как Ратибор выдергивает из снега свою мокрую супругу и прижимает к себе. Особо качественно прижимает… особенно руки… на всякий случай.


- Ну-ну, малыш, - ласково ворковал мужчина. - Сейчас все будет хорошо.


И одним рывком срастил изувеченные кости.


- Мать твою! - на пол леса взвыла колдунья. - Тебе только мертвых лечить!


- Молчи, неблагодарная, - ковыляя, к парочке подошел встрепанный Ардек. - А напомни, кстати, ты в медицине разбираешься?


- Хуже, чем он, - мрачно усмехнулась седая, тыкая пальцем в супруга. В глазах шамана пропала последняя надежда:


- Хэх… помоги, друг.


- Уверен? - на всякий случай уточнил Ратибор.


- А куда деваться?


Спустя секунду по зимнему лесу разнесся второй "благодарный" вопль.



Глава 28


xxx: Я самая обычная!

yyy: Все люди необычные…

xxx: А я не такая как все!

BASH



- Интересно, почему у тебя не растет борода?


Ратибор скосил глаза на лежащую у него на плече Хору и выгнул бровь:


- Какие странные вопросы на ночь глядя…


- Нет, ну правда, - не сдавалась волшебница. Протянув палец, она провела по гладкой скуле мужа. - Разве тебе не нужно бриться?


- Я - чародей. У меня другие методы избавления от щетины.


- А почему тогда Ардек такой заросший?


- Не знаю, - буркнул некромант. - Может, ему так теплее.


- Действительно? - Хора подняла голову, нашла глазами спящего у костра шамана и понимающе хмыкнула. - А тебе без бороды не холодно? Все-таки зима на дворе…


- Малыш, я ведь знаю, что тебе нравится, когда у меня подбородок гладкий.


- Так это ты для меня стараешься? - умилилась Хора.


- Ну, конечно, - свел бровки домиком Ратибор и седая тут же ощерилась:


- Ты меня совсем дурой считаешь?!


- Нет, - отрепетировано выдал некромант. Колдунья сузила лиловые глазки и уложила голову обратно ему на плечо:


- Смотри мне…


Ратибор только улыбнулся в звездное небо. При знании нескольких бесхитростных правил с Хорой можно было довольно легко ужиться.


Утром чародейка проснулась первая, чем несказанно удивила Шайтана. Пес поднял голову, окинул взглядом сидящую у костра седую и на всякий случай протер лапой глаза.


- Хозяйка, ты чего спозаранку подпрыгнула?


- Выспалась.


- А… ну тогда, главное, все харчи не стрескай… а так хоть вообще не спи, - и засунул морду обратно под хвост.


Седая хмыкнула и повернулась к огню. Небольшое пламя чуть подрагивало на морозном воздухе, то затихая, будто в попытках спрятаться под сухими корягами, то выстреливая в небо рыжими искрами.


"Самое время, чтобы оставить этих надоедливых прилипал, и удрать на поиски Лиры", - пришла на ум интересная мысль. Хора ухмыльнулась и даже сосредоточилась, представляя, как сейчас подпрыгнет и бросится наутек. А потом вслушалась в мерное сопение спутников, глянула на укрытого походным одеялом Ратибора и чертыхнулась. Как могло случиться, что она, давшая себе слово никогда больше близко к людям не приближаться, если только не за деньгами, конечно, оказалась по рукам и ногам привязанной к синеглазому некроманту?


- По рукам и заднице, - сама себя поправила чародейка, вспоминая начавшее уже бледнеть тату. - Блин, какая же я, все-таки, дура. Ничему у жизни не научилась…


- Простите, леди, - раздалось вдруг из-за спины. - Как пройти к развалинам Одейлона?


- Все время прямо, - буркнула поглощенная своими мыслями колдунья, и только потом смысл фразы достиг ее мозга. Она медленно обернулась и уставилась на полупрозрачного юношу в щегольском костюме и шляпе с пером. Вытянувшись в струнку перед обомлевшей женщиной, он белозубо улыбнулся и поклонился, черкнув шляпой землю.


- Да что же это лес такой?! - сдавленно пискнула в ответ Хора.


- Милая леди, - юноша приблизился на шаг. - Я слышал ваши терзания и готов помочь избавиться от них за скромное вознаграждение.


- И что, интересно знать, ты предлагаешь?


- Вы согласны? - кажется, парень такой удаче и сам удивился, но седая решительно вскинула руку:


- Не гони лошадей. Сперва о методах расскажи.


- А без этого никак? - грустно скривился тот.


- Лоботомией от всех болезней я и сама вылечить могу, - отчеканила Хора. - А вот если что дельное предложишь…


- Могу вдовой сделать! - тут же нашелся парень.


- Не покатит, - вздохнула колдунья.


- Что, мужа любишь? - понимающе хмыкнул пришелец.


- А то сам не знаешь, - буркнула седая. - Ну, скажи, как я умудрилась влюбиться?


- Не знаю, - честно развел руками юноша. - Я уже лет пятьсот мертв и про человеческие чувства ничего не помню.


- Эх, - колдунья снова отвернулась к костру. - Знаешь, что обидно?


Призрак поскреб в затылке. Он не знал.


- Что у нас с ним - будущего нет. Я же не смогу всю жизнь от родного мужа прятаться? Верно?


- Ну… в целом - да.


- А если я ему откроюсь, то на этом наши с ним взаимоотношения благополучно завершатся. Ты меня понимаешь?


- Типа того…


- Так почему же я не могу сейчас просто встать и уйти?!


- А… - честно задумался юноши. - Какие есть варианты ответов?


- Знаешь, - нахмурилась колдунья. - Мне мой предыдущий сон понравился больше, - призрак чуть подался вперед, всем видом изображая недоумение. - Да! Там хотя бы действия какие-то были. А здесь сижу, разговариваю сама с собой…


- Почему "сама с собой"? - обиженно поднял брови парень.


- А что толку с тобой говорить? - фыркнула колдунья. - Ты все равно ни на один вопрос ответить не можешь.


- Хора… - седая обернулась и увидела некроманта, сидящего на подстилке с крайне встревоженным видом. - Хора, ты тоже его видишь?


- Ох, Ратибор, не выделывайся, - отмахнулась колдунья. - Это опять мать-природа шутить изволит.


- Вообще-то, - послышался сдавленный голос Ардека с другой стороны костра. - Призраки в компетенцию друидов этой местности не входят.


- Если они часть сна, то еще как входят, - не сдавалась женщина.


- Но этот конкретный экземпляр тебе точно не снится.


Хора с минуту размышляла над данным фактом и вскочила на ноги:


- Чего же вы тогда ждете?! Развейте его к чертовой бабушке!


- Но, леди… - попытался было возразить призрак.


- Тебе пять сотен лет! - мрачно перебила Хора. - Нажился уже. Ардек?


Шаман поднялся с плаща, завыл что-то заупокойно-траурное и встал в любимую позу. Спустя миг у костра духов не было.


- Хора, - обернулся к седой Ардек, - нельзя по ночам разговаривать с полупрозрачными существами. О чем ты думала?


- Мы недалеко от Одейлона, - проигнорировала колдунья нравоучения шамана. Тот замер на полуслове и задумался:


- Да… паренек явно не местный. Скорее всего, прибыл из ближайшего крупного города. А поскольку отойти от него более чем на пару миль он не мог, и в округе другого крупного поселения отродясь не было, я склонен с тобой согласиться.


- Тогда не станем терять время, - поднялся на ноги некромант. - Раз все проснулись, завтракаем и выступаем. День обещает быть долгим. Что в котелке?


- Кашу поставила, - Хора принюхалась к вареву и скривилась. Гречка уже не просто надоела - казалось, этот вкус чародейка будет помнить, даже когда призраком вернется после смерти на землю.


- За что люблю путешествия, - словно читая мысли супруги, улыбнулся Ратибор, - так это за их завершение. После месяца в пути любая кровать кажется мягкой, а еда - вкусной.


Колдунья усмехнулась. Некромант, конечно, прав… но что делать тем, кому некуда возвращаться?


- Как думаете, что нас ждет в Одейлоне? - подсел к котелку поближе Ардек.


- Ты конкретное что-то хочешь услышать? - напряглась седая. Она знала, что этот момент однажды наступит. Даже странно, что мужчины захотели все выяснить только сейчас. Но, видят Боги, как же ей не хочется начинать этот разговор!


- Ты говорила, что Лиру похитил глава погибшей гильдии Вороньего Крыла?


- Рейн ван Дерт, - подсказала колдунья.


- Верно. Но разве этот самый ван Дерт не пал несколько лет назад вместе со своей гильдией?


Хора сняла котелок с огня, рассыпала кашу по тарелкам и только потом кивнула недокучливому шаману.


- Привидения, конечно, на многое способны, но людей они не похищают, - сощурился Ардек. - Выходит, он каким-то чудом выжил?


- О, - усмехнулась колдунья, - могу тебя уверить, что три года назад Рейн ван Дерт был мертвее мертвого.


- Скажешь, его с того света вернули?


- А что тебя так удивляет? - хлопнула ресничками седая. - Прецеденты случались.


- Да ты хотя бы представляешь, какая колоссальная энергия должна быть затрачена для воскрешения?!


- Поверь мне, - мрачно уставилась Хора в кашу. - Я представляю.


- Ладно, - устало потер виски шаман. Все это время Ратибор сидел молча, изредка перебегая глазами с коллеги на супругу. - Допустим, глава вернулся. И первое, что он сделал - похитил нашу Видящую? Бред какой-то…


Колдунья пожала плечами. У каждого свои тараканы…


- Ну, ладно, - вздохнул Ардек. - Сейчас это не суть важно. Меня больше интересует, как мы у него Лиру выкупать будем. Думаешь, он много запросит?


- Мы не станем торговаться, - не терпящим возражения тоном заявила колдунья.


- Сейчас не время быть принципиальной, Хора. Гильдия Когтя Дракона не оставляет своих членов в беде. Мы заплатим выкуп.


- Не будем мы ничего ему платить, - по слогам повторила чародейка, злобно сверкая лиловыми глазами.


- Прекрати, Хора, - даже отшатнулся от такого взгляда шаман. - Я не хочу рисковать ребенком. Да и мастер велел быть осторожными. Это экстренная ситуация и Гильдия имеет определенные резервы для ее покрытия. На пополнение бюджета "Форс-мажор" идет часть нашего заработка. Каждый чародей платит процент с премиальных, чтобы в подобном случае Гильдия могла его выкупить, а не рисковала его жизнью для экономии пары тысяч золотых.


- И часто у вас воруют людей? - хмыкнула колдунья. Шаман чуть смутился:


- Это впервые, но… мы стараемся быть готовыми ко всему. Ты, конечно, очень могущественная чародейка, не приемлющая и мысли о том, чтобы на попятный пойти, но сейчас не такой случай. Нам нужна Лира, живая и здоровая…


- А ты действительно думаешь, что ван Дерту нужны ваши деньги? - спросила Хора. На поляне повисла тишина.


- Я пока с похитителем не общался, - настороженно сузил глаза шаман. - А ты?


- Мне не нужно этого делать,- отвернулась чародейка. - Я и так знаю, чего он хочет. И он этого не получит. Точка.


- Хора, меня терзают смутные сомненья…


- Лиру похитили из-за тебя? - внезапно спросил доселе молчавший Ратибор. Седая втянула голову в плечи. - Почему ты сразу не сказала?


- Тебе бы захотелось узнать подробности, - пробурчала женщина.


- А ты не находишь, что я имею на это право?


С минуту волшебница молча кусала губы, потом отставила кашу:


- Хорошо. Вот вам правда, какая есть. Я три года пряталась от последователей ван Дерта. А потом пришла ваша драгоценная Лира, навязалась ко мне в попутчицы, и этого оказалось достаточно, чтобы все мои старания пошли прахом. Рейн оставил два вороньих пера на кровати девчонки, знак гильдии, эдакую записку для меня. "Приходи, Хельвиора, я уже заждался". По уму мне бы надо было в тот же день на другой конец света бежать, куда-нибудь в Катарию, или еще дальше… а я… как всегда…


- Но зачем ты Рейну? - поскреб затылок шаман.


- У нас давние счеты.


- Тогда почему он просто по твою душу не явился? Почему Лиру решил украсть, целую гильдию против себя настроил?


- "Целую гильдию"… - перекривила колдунья. - Ну вот, вы, оба, сидите здесь, прозябая в снегу на чужом континенте. Опасные и беспощадные. Несете возмездие и мешочек денег для похитителя.


- Ты не поняла, Хора, - спокойно улыбнулся Ратибор. - Нам бы только Лиру вернуть, а потом на ван Дерта настоящая охота откроется. Ему не уйти живым.


- Ты, похоже, не представляешь, о ком сейчас говоришь. Он исчезнет быстрее, чем вы сообщение в Гильдию доставите. Растает, разнесется песком по свету, только его и видели.


- Да, - хмыкнул шаман, не особо, впрочем, веря в слова седой волшебницы. - Но ты-то ему все же зачем?


- А он новую жизнь начать хочет, - печально улыбнулась колдунья. - И, похоже, за мой счет.


- Расскажи поподробнее, - осознав, что супруга не желает говорить больше, попросил Ратибор.


- И мне интересно, - кивнул шаман. - Чем чародейка-отступница может помочь воскресшему главе гильдии с не самой, мягко говоря, положительной репутацией?..


- Ой, - вдруг подпрыгнула волшебница. Ардек напрягся. - А вы мой плащ не видели?


С мрачным лицом некромант кивнул на лежащую подле него одежку.


- Спасибо! - слишком широко, чтобы можно было поверить в искренность этого поступка, улыбнулась Хора. - Ты мой самый лучший… самая лучшая ищейка!


Ратибор, ожидающий комплимент, демонстративно закатил глаза, и женушка попыталась исправить ситуацию:


- Так это ведь хорошо! - убежденно кивнула она. - Нюх как у собаки, а глаз как у орла!


- Ага, - зевнул Шайтан. - А еще бывает глаз как у собаки. И хвост как у собаки. И вообще это собака. Но сейчас хозяйка, конечно, тебя оскорбить не пытается. Если ты вдруг сомневаться начал…


Хора насупилась и показала питомцу кулак. Ардек подленько захихикал, но Ратибора оказалось не так-то легко сбить с толка:


- Прекрати паясничать, любовь моя.


- А ты не задавай вопросы, на которые я не хочу отвечать, - в тон отрезала чародейка.


- Сейчас не время потакать твоим личным капризам.


- Ну, - криво улыбнулась седая, - тогда мне… очень жаль.


Ратибор, конечно, выставил щиты, но это был не тот уровень магии, чтобы они смогли помочь. Мужчина так и застыл: с круглыми удивленными глазами и чуть приоткрытым ртом. Рядом замер зевающий Шайтан. Чуть поодаль - застигнутый врасплох Ардек.


Сцепив зубы, Хора подхватила плащ, набросила себе на плечи и пошла в лес. Она даже не пыталась бежать - зачем? Ей хватит сил удерживать спутников за границей времени еще несколько дней.


"Если я захочу скрыться, - с некоторой долей грусти подумала колдунья, - ты не сумеешь меня удержать, некромант. Ведь ты слишком благороден, чтобы одеть на меня ошейник…"


Она шла несколько часов, не спеша, полной грудью вдыхая обжигающий легкие морозный воздух. Лес постепенно начал редеть, вокруг появлялось все больше молодых низких пока деревьев, не затененных своими более взрослыми собратьями. А на горизонте, сначала чуть заметно, а потом все более четко стали прорисовываться шпили древнего города. Впервые за многие годы на границу Одейлона ступила нога человека.


- Какая громадина… - восхищенно пробормотала Хора, останавливаясь у кованной железом двери, высотой в три человеческих роста. Исполинских размеров кольцо было возможно сдвинуть с места разве что магией. Хора протянула руку и коснулась металлических узоров на креплениях…


- Я же говорил, что смогу ее найти!


Чародейка даже не оглянулась. Из леса, постоянно стряхивая снег с длинной шерсти на загривке, выскочил Шайтан.


- Неужели ты думала, что сможешь от меня убежать? - самодовольно спросил он, уменьшаясь до размера нормальной собаки. Хора скосила на пса глаза и насмешливо качнула головой.


- А я знаю это заклятие, - следом за Шайтаном к двери подошел Ардек. - Но только полный придурок использует магию времени перед боем. Она же кучу сил отнимает!


- Поаккуратней со словами! - рыкнула Хора.


- Я и так предельно аккуратен! - взорвался шаман. - Была бы ты мужчиной, я бы прямым текстом заявил, что ты - идиот!


- Но я не мужчина, - ощерилась колдунья. - А ответ стоящей перед тобой конкретной женщины ты можешь представить очень четко, не правда ли?!


- И что-то мне подсказывает, - пробормотал Шайтан, - что он будет связан с кровью…


По глазам было видно, что Ардек очень хочет что-то ответить. Но он не был бесстрашным, и уж тем более - не был бессмертным, а потому выяснять отношения с озлобленной ведьмой посчитал ниже своего достоинства. Особенно, когда к двери, бесшумно ступая по рыхлому снегу, подошел Ратибор.


"Ну, сейчас тебе муж задаст…" - садистки ухмыльнулся шаман. Даже Хора виновато насупилась. Вот только некроманта это, похоже, нисколько не заинтересовало. Он даже не посмотрел на уже готовую оправдываться супругу, от чего та еще больше занервничала.


"Почему он молчит?!" - пронеслась в голове у седой паническая мысль.


Шайтан перевел взгляд с опешившей Хоры на невозмутимого Ратибора, ощупывающего старые доски, и вильнул хвостом:


- Ну, так, что, хозяйка? Ломаем дверь?


- Да нефиг делать! - съязвила она. - Я же всегда беру с собой переносной таран.


- Допустим, эту преграду мы преодолеем, - задумчиво встрял в разговор Ардек. - А что дальше?


- Находим гада, укравшего Лиру, и отрываем ему хвост! - блеснул глазами пес. - По самую шею!


- Что? Вот так просто?


Только спустя несколько секунд Хора поняла, что Ардек с Шайтаном буравят ее взглядами:


- Нет, конечно, - чуть покраснела она, резко поворачиваясь к Ратибору спиной с твердым намерением больше о нем не думать. - Нас ждут, и я уверена, что ван Дерт успел каждому приготовить сюрприз по вкусу.


- Ах, он, падла нехорошая, - покачал головой пес.


- Но где нам искать Лиру? - сложил руки на груди шаман. - Не можем же мы весь город облазить?


- Это не обязательно, - отмахнулась Хора. - Она будет там, где повыше. Ван Дерт захочет видеть город. Захочет понять, когда мы будем рядом. И вылить на наши головы котелок раскаленного масла, что тоже в его стиле.


- Думаешь, он не изменит своим привычкам сейчас?


- Уверена, что нет, - криво ухмыльнулась чародейка, подхватывая на руки щенка. - Ведь иначе я не смогу его найти. И в чем же тогда будет смысл этого путешествия?



Глава 29


Психологи утверждают, что для хорошего настроения нужно ежедневно обнимать восемь человек. Ну, или дать одному в морду…

NN



Одейлон изнутри оказался гораздо больше, чем виделось снаружи. Шайтан опасливо покосился на возвышающиеся вдали шпили древнего замка, потом на раскуроченную дверь, оставшуюся за спинами мрачных путешественников, и задумчиво сообщил:


- Вот теперь враг точно знает, что мы идем.


- Он и раньше это знал, - отрезала Хора.


- Но теперь шанс получить котелком по темечку значительно возрос, - резонно заметил Ардек.


- Каким котелком? - не поняла колдунья.


- С кипящим маслом.


На шамана бросили такой грозный взгляд, что скорость его ходьбы одномоментно увеличилась вдвое. Не прошло и пяти секунд, как он догнал шагающего впереди некроманта. Собака задумчиво хмыкнула и обернулась к хозяйке:


- Не хочешь пойти и извиниться?


- Он не ждет моих извинений, - буркнула Хора. С тех пор как она продемонстрировала спутникам свое уникальное умение уходить от нежелательных вопросов, Ратибор с нею не разговаривал. И вообще, казалось, не замечал. Один раз Хора попыталась поймать взгляд голубых глаз, но некромант уделил ей внимания не больше, чем растущей неподалеку сосне.


- Знаешь, - вздохнул пес, - по-моему, лучше попросить прощения и промахнуться, чем не извиниться и попасть…


- Я не буду просить прощения! - рыкнула Хора. Впрочем, не так громко, чтобы ее услышали впередиидущие мужчины. - Я не сделала ничего плохого!


- Ты его бросила.


- Я дала себя догнать!


- И заморозила.


- Это совершенно безболезненная процедура.


- И продемонстрировала крайнюю степень недоверия.


- Да почему я вообще перед тобой оправдываюсь?! - "нашлась" колдунья. Пес вздохнул:


- Мне не нравится, что вы поссорились перед решающим сражением.


- Не нравится, можешь убираться! - рявкнула совсем запутавшаяся в собственных мыслях колдунья. - Никто тебя не держит! И за мной идти не заставляет!


Шайтан аж с шагу сбился от такого заявления. Не то, чтобы Хора никогда его не прогоняла, но это всегда говорилось в шутку. Пес знал, что хозяйка заступится, приласкает и поможет в случае нужды. Что она выручит из самых опасных переплетов и, как бы ни ворчала, никогда не прогонит. Но сейчас она говорила искренне. Словно выплескивала то, что накопилось в душе. Будто сама верила в то, что говорила. Впервые за все время их совместного проживания Шайтан испугался, что действительно может остаться один.


- Не бросай меня, хозяйка, - тихо попросил пес. Хора вздрогнула, моргнула и как-то разом успокоилась:


- Да куда же я без тебя? - с кривой ухмылкой ответила она. Потом заглянула в напряженную и какую-то совсем несчастную морду питомца, и твердо сказала. - Не брошу. Никогда не брошу.


И тут Шайтан зарычал.


- Ничего себе проявление радости! - удивилась Хора.


- Сзади, - мало похожим на человеческий голосом ответил пес, ласточкой перелетая хозяйку, и падая на землю уже в четыре раза более крупной собакой.


- А я уже начала думать, о нас забыли, - скривилась колдунья, широким жестом бросая через плечо горсть блестящих шариков.


- Откуда узнала, что первыми будут зомби? - на бегу полюбопытствовал Ардек, врываясь в гущу неживой плоти. Те, на которых упало заготовленное седой проклятье, уже лежали в снегу. Спокойные и молчаливые, как и полагалось покойникам.


- Почувствовала запах гниющего мяса, - отмахнулась Хора.


- Неужели ван Дерт думает остановить нас кучей старых костей? - фыркнул шаман. Он особо не напрягался, фехтуя больше не в попытке уничтожить врага, а лишь отмахиваясь от тянущихся к нему полуистлевших рук. Зачем жертвовать собой и своей силой, если у тебя в команде один из сильнейших некромантов Центрального Континента? Пускай с мертвыми разбирается тот, кому за это платят.


Невесть откуда в руках Ратибора возник длинный посох с резным набалдашником. Глухо рыкнув и мимоходом снеся одному из усопших голову, у ног некроманта приземлился Шайтан. Ардек и Хора, разминаясь короткими выпадами, заняли круговую оборону вокруг синеглазого.


- Чего медлите, коллега? - не оборачиваясь, крикнул Ардек.


- И я о том же, - не преминул вставить свои "пять копеек" пес. - От их вони уже в носу щиплет. Неужто так сложно некроманту избавиться от парочки сотен зомби?


- Не сложно, - подал, наконец, голос Ратибор. - Это меня и настораживает.


Хора бросила на мужа удивленный взгляд. Он стоял чуть пригнувшись, удерживая на вершине посоха крошечную зеленую искорку - заклятие, способное уложить в могилы весь этот восставшей народец. Но вместо того, чтобы сделать это и расчистить путь к замку, некромант злобно зыркал по сторонам, словно высматривая только ему известное нечто в скоплении покойников.


- Ратибор, сделай уже хоть что-нибудь! - не выдержала колдунья. Странное поведение любимого супруга начинало ее беспокоить.


- Как скажешь, драгоценная, - не без доли иронии ответил тот, взмахом руки заставляя посох исчезнуть.


- Какого черта?! - только и сумела вымолвить Хора, когда сильнейший из известных ей колдунов смерти вытащил меч и рванул на зомби врукопашную.


- Он идиот?! - более емко выразил общую мысль Шайтан.


- Раньше не был, - чертыхаясь сквозь зубы, Ардек вытащил второй меч и заработал ими в два раза быстрее. - Это все твое тлетворное влияние, женщина!


- А я-то здесь вообще при чем?! - опешила Хора, не забывая, впрочем, отбиваться от тощих загребущих ручонок.


- До того, как вы с ним поцапались, он не страдал суицидальными наклонностями!


- Уверена, что это здесь не при чем! - покраснела колдунья.


- Ну, и как ты тогда объяснишь его поведение?.. Слева!


Хора ловко ушла от удара мертвеца, рубанула по нему рапирой и только потом позволила себе чуть заметно пожать плечами:


- Возможно, Ратибор не хочет рисковать. Ван Дерт знает, что с нами некромант, ведь магию ночи практически невозможно скрыть. Так зачем же тогда он потратил столько сил на воскрешение кладбища, с которым даже мы с тобой управились бы без особого труда?


- Думаешь, это ловушка?


Колдунья не ответила.


- Откуда ван Дерт взял такую кучи мертвецов?! - рыкнул Шайтан, которому особо ретивый зомби только что едва не отгрыз крыло.


- Одейлон - древний город, - повернулся вокруг своей оси Ардек. - Он на костях стоит.


- Что-то я не только кости вижу, - буркнул пес.


Шаман задумался:


- Он кладбище викингов сюда передислоцировал?!


- И, кажется, не одно, - вздохнула Хора.


- Откуда у старика столько силы?!


- Я же предупреждала, что он подготовиться к нашему прибытию!


- Но ты не говорила… что это такое, черт возьми?!


Хора обернулась и вздрогнула - по снегу быстро перемещалось большое фигуристое пятно. Словно тень от огромной птицы с размахом крыльев в четыре метров. Только птиц в небе не было. И пятно было не одно.


- Уходим! - внезапно оказавшийся рядом некромант схватил Хору повыше локтя и бросился бежать. - Быстро!


Ардек с Шайтаном припустились следом.


Колдунья обернулась на ходу и увидела как "тень" врезается в стену медлительных зомби, делает большой крюк и разворачивается следом за удирающими жертвами.


- Какая, однако, эффективная работа, - вынуждена была признать женщина. В месте, где пятно прошлось по земле, не осталось мертвых. Вообще-то там ничего не осталось, даже снега - только выжженный коридор чуть дымящейся земли. Эдакая усыпанная пеплом петля на фоне древних руин.


Ратибор добежал до гряды покосившихся зданий и бросился к первой же двери. Деревянная, едва державшаяся на петлях, она была выбита ударом плеча и Хора охнула, когда ее буквально зашвырнули внутрь, заставив больно удариться спиной о каменную кладку. Ратибор прыгнул следом, прижал ладонь к губам супруги и напряженно замер. Хора скосила глаза в дверной проем и смотрела, как пятно нарочито медленно проплывает мимо. Сейчас оно казалось абсолютно безопасным - нетронутый снег, недрогнувший воздух…


- Что… что это было? - хриплым шепотом спросила колдунья, когда Ратибор, наконец, убрал ладонь и отстранился.


- Призрачные гончие.


- А разве гончие - не огромные огненные псы, по преданию вернувшиеся из Ада, чтобы покарать грешников?


- Бред, - отмахнулся колдун. - Гончие - результат магии Уничтожения. И да, они могут принимать различные обличия, в зависимости от воли сотворившего их хозяина. Но смысл от этого не меняется. Они ищут жертву по остаткам волшбы. А дальше - ты видела.


- Мертвецы, - задумчиво пробормотала Хора. - Выходит, сейчас гончие охотятся за чарами Смерти? За тобой?!


Некромант бросил на супругу мрачный взгляд, но отвечать не стал. Колдунья закусила губу.


"Воспользоваться, что ли, советом Шайтана… пока двое вечно любопытных попутчиков пережидают атаку где-то в другом месте, и не мешают советами…?"


Она уже почти набралась храбрости, даже покраснела от избытка эмоций и напряжения, уже почти протянула руку, почти прошептала "Ратибор…" полным раскаяния голосом, но именно в этот момент некромант решил, что прятаться довольно. Ни слова не говоря, он развернулся и покинул дом. Хора так и осталась стоять с открытым ртом, глупо моргая ему в след.


- А мы уже начали волноваться, - послышался с улицы голос Ардека. Хора чуть слышно выдохнула и вышла на солнце.


- Нужно делать отсюда ноги, - от страха прижимая к лапам пушистый хвост, заявил Шайтан. - И чем скорее, тем лучше. Или они не вернутся?


- Еще как вернутся! - Ардек воззрился на мрачного Ратибора, но подтверждающего кивка не дождался. - Как же ты теперь будешь колдовать?


- А никак, - буркнул некромант.


- Почему? - удивился пес.


- Стоит ему произнести чары, как гончие тут же его учуют, - пояснил шаман. - Ван Дерт здорово придумал, решив избавиться от нас по одному.


- Не стоит списывать меня со счетов, - огрызнулся некромант, доставая из ножен рапиру.


"Вот поэтому я и хотела идти одна, - про себя чертыхнулась Хора. - Не хочу видеть тебя беспомощным…"


Словно почувствовав что-то, Ратибор на мгновение обернулся, но Хора уже опустила голову, прикрыв челкой глаза, и он не заметил того выражения отчаяния и страха, что в них отразилось.


Медленно, тщательно выискивая ловушки, чародеи пошли дальше. Замок находился в самом центре старого города, на холме. Хора рассматривала острые шпили полуразвалившегося храма, вглядывалась в черные пустоты дверных проемов и представляла, каким Одейлон был столетия назад. Даже сейчас, в этот скопище руин угадывались блики минувшего величия. Снег покрывал стены толстым серебристым слоем, не позволяя мху и травам оплести камень. Гнилое дерево выглядело, будто резьбленное цветное стекло, каким-то чудом уцелевшее на петлицах. Почему люди бросили Одейлон? Что прогнало их из этого места, дома их предков и надежды будущих поколений?


- Чума, - вдруг сказал Ратибор, и в снежной тишине его шепот прозвучал невероятно громко. Хора вздрогнула:


- Как ты сказал?


- Раньше черная смерть выкашивала города. Не было магов, способных ее одолеть, ведь их она поражала первыми. Не было лекарств, могущих остановить болезнь. Одейлон пал жертвой чумы.


- Какой ужас… - благоговейно прошептал пес.


- Но отчего же люди не вернулись сюда позже? Каменные дома, дороги, инфраструктура - все осталось…


- Человек склонен бояться даже тогда, когда опасности больше нет. Он привыкает к страху и не в состояние его переступить.


- Что же сделать, чтобы перестать бояться? - тихо спросила Хора.


- Быть может, нужно просто начать верить, - не оборачиваясь, ответил Ратибор.


Какое-то время путешественники шли молча, размышляя каждый о своем. Шайтан представлял, как вернется на континент, позволит натереть шёрстку лучшими маслами и за один присест слопает целый свиной окорок. Пусть даже за это хозяйка оторвет ему крылья.


Мысли Ардека были куда менее прозаичны. Он все никак не мог решить, чего хочет больше: чтобы Хора с Ратибором вконец разругались и у влюбленного шамана появился шанс… или чтобы его старый друг нашел счастье с женщиной, которую так сильно любит…


Кстати этот самый друг вообще о любимой думать не желал. А потому первым услышал тонкий свист, словно что-то большое, на огромной скорости рассекло воздух над головой.


- Гончие вернулись! - пискнул Шайтан, глядя на быстро приближающуюся тень.


- Это не гончие, - крикнул Ратибор. - Прячьтесь!


Синяя птица напала в стратегически удачном для себя месте - когда-то здесь располагалась большая площадь, возможно рынок. Но то, что из всех укрытий в радиусе ста метров был единственный мраморный фонтан - это факт. По правде сказать, на фонтан это здоровенное сооружение походило меньше всего - статуя трех полуголых мужчин, удерживающих за хвосты извивающихся гидр. Фантазия у скульптора была еще та - что люди, что чудовища особой красотой не блистали, но именно в этот миг путешественники были признательны ему за такое уникальное сооружение. Издалека, если особо не присматриваться, фонтан напоминал раскрытый зонтик, без материи, но с отличным каменным каркасом: за ручку можно было принять богатырей, а тела гидр, которые касались головами земли, походили на прутья. Вот и получался эдакий узорчатый колокол, внутрь которого, попискивая от ужаса, первым нырнул Шайтан. Следом Ардек. А затем и Ратибор.


И только седая колдунья, погруженная в собственные нерадостные мысли, вовремя не заметила приближение воздушного гиганта. Впрочем, ей случалось отбиваться и от более опасных врагов… если бы не одно "но".


- Хора!! - взревел Ратибор, выскакивая из-под защиты змеиных голов. Чародейка вскинула брови, проследила за взглядом голубых глаз и судорожно вздохнула. Такую птичку на обед кокнуть - батальон накормить можно.


- Ложись, дура! - совсем невменяемым тоном проорал некромант, направляя на чайку-переростка свой посох.


- Замр… - вскинула руки чародейка, уже хотевшая быстро и без потерь расправиться с врагом, когда заметила этот жест дорогого супруга. - Ты рехнулся?! - не обращая внимания на нацеленные в нее когти, возопила женщина и развернула чары в противоположную сторону. - Замри!


Ратибор застыл молчаливым изваянием. Глядя как птица радостно гогочет на своем пернатом наречии и уносит в облака его очень мрачную супругу.


- Что случилось? - спустя пару секунд выбрался из-под скульптуры Ардек. - Где Хора?


- Там, - невнятно объяснил Ратибор. Заклятие перестало действовать, как только колдунья скрылась из виду.


- Не волнуйся, - вильнул хвостом Шайтан. - Она нужна ван Дерту живой. Он ее не тронет и птица тоже.


Вместо ответа Ратибор так ударил кулаком по телу морского чудовища, что скульптура мелко задрожала, и на голову не успевшего отбежать пса осыпался целый сугроб снега.


- Она совсем чокнутая!


- Вообще-то она тебя спасти пыталась, - обиженно отряхнулся Шайтана.


- Да нахрена мне нужно такое спасение?!


- Тебе, может, и не нужно, - фыркнул пес. - Но, видать, у нее другое мнение по этому поводу.


- Потому что она дура! Где теперь ее искать?!


- Полагаю, в замке? - на удивление спокойным тоном ответил Ардек. Ратибор перевел на него гневный взгляд и бросился через площадь по направлению к башням старинного феодального особняка.


- Эти двое будут очень счастливы вместе, - задумчиво пробормотал Шайтан в спину некроманту. - Если раньше не поубивают друг друга.


В острых когтях исполинской птицы Хора чувствовала себя довольно комфортно и особо не дергалась. Летать она не умела, чтобы всерьез рассматривать возможность прыгнуть с высоты в полторы сотни метров… да и зачем? Все равно к замку направлялись.


Пернатый динозавр преодолел расстояние в полчаса ходьбы минут за пять. Сделал круг почета над самой высокой башней замка и резко спикировал вниз.


- Могла бы и понежнее, - буркнула колдунья, когда ее буквально сбросили на площадку во внутреннем дворе. Птица не села на землю, просто разжала когти и стрелой устремилась обратно в небо.


Колдунья огляделась - позади опущенная кованая решетка и поднятый мост над рвом. Вода в нем давно промерзла до самого дна, крокодилы извелись, но высокие стены по периметру Одейлонской крепости оставались надежной защитой.


- Только без телепортов, любовь моя, - прошептала колдунья и сама себе удивилась. "Любовь моя"?! Это же как надо было головой о мостовую треснуться, чтобы язык подобрал именно такое обращение к Ратибору. Но телепортироваться и правда было нельзя. Стоит некроманту призвать магию, любую, даже самую элементарную, как его отыщут гончие. А отменить приказ адским псам могла только смерть хозяина. Шаман, будучи, конечно, очень талантливым "говорящим с духами" телепортироваться не умел. Да и ван Дерт не стал бы рисковать. Хора знала этого мага - он мог не обладать всей своей силой, но хитрости и умения строить козни в нем хватило бы на десятерых. Он наверняка расставил ловушки, да такие, обойти которые мог либо очень везучий колдун, либо… либо Хора, ведь ван Дерту она была нужна живой.


Чародейка вздохнула:


- Мог и бы розами ступени выложить, ворон облезлый, - мрачно пошутила она, вытаскивая из ножен меч. Впервые за несколько дней она искренне, от души, улыбалась. Не от того, что было так уж весело. Просто неизвестно когда ей теперь представиться такая возможность.


Как победить главу гильдии во второй раз Хора не представляла. Вернее, ван Дерт-то ее особо и не пугал. Пугала Лира, которую старый основатель Вороньего крыла держал заложницей.


- Глупая девчонка, - сквозь зубы ругалась колдунья, медленно подымаясь по лестнице в башню. - Если бы ты не была так упряма, не выдумывала причины, по которым я должна следовать за тобой, ван Дерт не сделал бы из тебя приманку. Почему ты никогда не слушаешься взрослых?.. Почему в твоей чертовой гильдии такие шизанутые взрослые? Если однажды встречусь с Фалиром, подарю ему розгу. И книгу "Воспитание ребенка для самых деревянных"…


Как и следовало ожидать, для седовласой не было препятствий в замке. Ван Дерт хотел избавиться от спутников Хоры и ему это удалось. Больше не было нужды насылать проклятья, не было причин для вызова духов и демонов. Седая колдунья с лиловыми глазами сама шла навстречу своей судьбе. Глава чувствовал это, ощущал всей своей желтоватой потрескавшейся кожей - его жизнь вскоре начнется заново.


Хора поднялась по лестнице и остановилась перед деревянной дверью единственной комнаты самой высокой башни Одейлонского замка.


- Прощай, драгоценная свобода, - криво усмехнулась она и, подняв меч на уровень глаз, будто для нанесения удара, вошла внутрь.


- Давно не виделись, Хельвиора, - певуче раздалось от окна.


- Не сказала бы, что соскучилась, - мрачно уставилась колдунья на закутанную в черный плащ фигуру. Лицо было скрыто под капюшоном, и Хора не могла видеть, как сильно изменился человек из ее прошлого. Цепкими худыми пальцами он за плечо удерживал перед собой девочку. На фоне высокого ван Дерта Лира казалась совсем маленькой, хрупкой… И в то же время - какой-то уж больно спокойной, как для человека, у горла которого держат нож.


- Рад, что ты ответила на мое приглашение.


- Как я могла проигнорировать столь любезный жест? Отпусти ребенка.


- Сначала подойди к столу.


Хора ухмыльнулась - как будто она ждала чего-то другого. На деревянной поверхности лежал тонкий золотистый ошейник. Прекрасная безделушка, отнимающая не только магическую, но и физическую силу.


- Словно и не было трех лет, верно, Хельвиора? - в голосе мага звучала победа. Седая криво улыбнулась. Она, конечно, могла еще поторговаться, могла поспорить или поугрожать, но одно то, что она сейчас стоит перед ван Дерт, было лучшим доказательством того, на что она готова пойти ради спасения Лиры.


- Знаешь, ты всегда был чудовищем, - с выражением сказала колдунья, касаясь такого знакомого украшения.


- Хора, - вдруг пискнула Видящая.


- Ну, чего тебе, неразумное создание? - слабо пошутила седая.


- Не делай этого.


- У нее нет выбора, - зашипел ван Дерт, сильнее прижимая кинжал к горлу ребенка. По тонкой шее стекла алая капля.


- Отпусти ее немедленно! - рыкнула Хора, бросаясь вперед.


- Ошейник! - взвизгнул ван Дерт, машинально отпрянув назад, к окну.


- Сначала девочка!


- Хора! - выкрикнул ребенок.


- Отпусти ее! - седая метнулась к Главе и тот, пытаясь одновременно успокоить неподатливую заложницу и не подпустить ближе слишком сильную пока магичку, прыгнул на низкий широкий подоконник:


- Еще шаг, и она полетит вниз! - пригрозил он. Хора сузила глаза и чуть отступила. - А теперь ошейник, - гнусавым голосом повторил колдун.


- Хора, - снова пискнула Лира. Но теперь в ее голосе не было страха. - Только ты можешь остановить его!


- Замолчи, мелкая дрянь! - тонкие пальцы ван Дерта потянули за детское плечо, и Лира оказалась на самом краешке мраморной плиты. Под ее пятками расстилалась бездна и заснеженный сад где-то далеко внизу. Даже Хора испугалась. А ребенок вдруг схватился обеими руками за кулак своего мучителя и ровно произнес, глядя прямо в лиловые глаза:


- Это закончится сейчас. Ты знаешь, что нужно делать.


Они шагнули одновременно - девочка и женщина.


"Какой ты была в одиннадцать лет?" - пронеслось в голове у Хоры.


- Не такой смелой, - тихо ответила колдунья, проворачивая меч в груди Рейна ван Дерта, главы гильдии Вороньего крыла.


Где-то далеко внизу всхлипнул Ардек и опустился на колени перед юным разбитым тельцем Ратибор. А Хора уже спешила вниз. Все действительно должно было закончиться сейчас.


Только немного не так.



Глава 30


Победа достается тому, кто вытерпит на полчаса больше, чем его противник.

NN



- Хорошо, что вы оба здесь, - колдунья мельком взглянула на Лиру, потом на лежащее чуть поодаль тело ван Дерта, которому она оставила на шее аккуратную и едва приметную гарантию вечного покоя вдобавок к раскуроченной грудной клетке, и ухмыльнулась. Потом вскинула руки, и мужчины вздрогнули, когда главу гильдии Вороньего крыла поглотил столб синего пламени. Миг - и напоминанием о том, что тут только что лежал человек, была лишь почерневшая от гари земля да растаявший снег.


- Лира погибла, - чуть слышно сказал Ардек.


- Да, - скривилась Хора, - такое случается. Но это горе поправимо.


- Нельзя победить смерть!


- Неужели? - седая обернулась и вперилась в шамана тяжелым взглядом. - Ван Дерту это удалось. А мы сейчас воспользуемся его умением и вернем к жизни вашу Видящую. Поможешь мне?


- Ты представляешь, сколько нужно энергии, чтобы сотворить подобное? Не один говорящий с духами погиб в попытках провести ритуал.


- Видишь, что это? - Хора достала из декольте подвеску из серебра на тонкой цепочке. - В ней больше энергии, чем ты себе можешь вообразить. Просто тяни силу из меня, а я ее буду брать отсюда. Мы справимся!


- Хозяйка, - вильнул хвостом Шайтан. - А разве это не то украшение, что ты на барахолке еще в Мирении купила?


- Нет, - оскалилась Хора. - Это не то украшение. Веришь мне?!


Сложно было не поверить такому откровенно угрожающему тону.


- Если я умру, моя смерть будет на твоей совести, - вздохнул Ардек. - Но я тебе помогу. Это наш единственный шанс вернуть девочку. Пусть он и призрачен, но я должен хотя бы попытаться.


Колдунья кивнула и перевела взгляд на мужа:


- Ратибор…


- Что требуется? - перебил он ее полную умоляющих ноток речь.


- Можешь исцелить тело?


- Сделаю.


- Теперь ты, Шайтан, - колдунья протянула к питомцу руку и тот попятился. - Не бойся. В этом деле ты мне не помощник. К сумке только доступ дай. Я переодеться должна.


"Как давно я не использовала этот наряд…" - думала Хора, закрепляя на запястьях золотые браслеты. Такие же украшения красовались на щиколотках - длинная пластина в десять сантиметров и два тонких обруча. Круглая золотая брошь над правой грудью, равно как и изящный поясок на фоне белоснежных шелковых "лепестков" смотрелись очень эффектно. Раньше в перечень необходимой амуниции входил также золотой ошейник. К нему крепился один из длинных кусков ткани, призванных изображать одежду. Сейчас Хора продела край материи в "петлю" браслета и осталась вполне довольна.


- Как я выгляжу?


Шайтан смерил хозяйку обалдевшим взглядом:


- Ты же голая!


- Неправда, - хихикнула колдунья. - Все стратегические места прикрыты.


- Ага! Только руками махать нельзя, - пес обошел седую по кругу, критически разглядывая наряд из полосок ткани. Одна, самая длинная, была переброшена через плечо и именно ее кое-как удерживала брошь. Широкий лепесток белого шелка прикрывал грудь, струился по животу и опускался до колен. Тот, который шел по спин