Furtails
lisicca00
«Синий лес - (Колючая лиса-1)»
#NO YIFF #сказка #волк #лис #разные виды
Своя цветовая тема

Как Колючая лиса получила свое имя

lisicca00


Давным-давно, в далеком-предалеком сказочно-волшебном лесу жила была рыжая и пушистая лисичка. Лисичка была маленькой, любопытной, а носик имела длинный и всеинтересующийся, а потому совала его везде, куда могла забраться. Иногда она лежала у норки и мечтала, глядя на звезды, проступающие на черном бархате ночного неба... часто хорошо кушала и знала где лежит ее БАЛЬШАЯ ложка и вилка! А часто просто гуляла, веселилась, довольно вздернув хвост, и путешествовала по волшебным окрестностям своего Синего леса...


В Синем лесу кроме нее бывало носилась еще неуемная волчица по имени Крэйзи дог.. но это уже другая история и о ней потом.

Так вот, когда Колючая лиса была еще маленькой и звалась она еще только Лисичкой, пошла она утречком гулять в лес и наткнулась на ёжика. Ёжик стирал свою колючую шубку, а потом повесил ее сушиться на солнышке и ушел по делам. Лисичке захотелось померить эту странную шубку, она натянула ее на себя, исколов себе нос и лапы, и с довольным видом убежала похвастаться перед другими зверьми.

Некоторое время она искала кому можно показаться в новом и таком обалденном наряде, шуршала по земле лапками, рыская под деревьями и вынюхивая знакомых. Но ее обнаружили первой.

- Оба! - вскрикнула над головой сорока, оправляя перышки. - Это кто тут у нас такой колючий с рыжим хвостом? - непонимающе уставилась на Лисёну и даже слетела на самую нижнюю ветку, чтоб лучше ту разглядеть.

- Здаровки, тетка Сорока! Эт я, Лисёна. Смари какая у мня шубка новая!!!!!!

Сорока поглядела на нее скептически через свой старый кем-то подареный, как она говорила, лорнет (на самом деле все знали что тетка Сорока ни разу не любит взять на недолго что плохо лежит... попользоваться), и вынесла вердикт:

- Мда, ты даешь, не положено так лисицам одеваться!

На что Лисена ухмыльнулась во все свои зубки, довольно вздернула нос и заулыбалась:

- Ой, тетка, я знала, что тебе понравится! Пасиб.. - и только помчалась дальше, когда та вдруг усмехнулась и спросила:

- А чужую шубку не тяжело носить?

- Неа! – рассмеялась лисичка и убежала, оставив птицу загадочно улыбаться дальше сам с собой.

Выбежала Лисёна к ручейку, залезла в воду, потопала лапками по песочку и уставилась на свое отражение, довольно склонив голову. И тут ее увидел Старый Барсук. Сидел он на другом берегу, расчесывая лапками шерстку на хвосте и подслеповато щурился, приглядываясь к рыжей и пушистой.

- Чего это с тобой?

- Обновка моя! - довольно расплылась Лисёна в улыбке.

- Хе-хе, - старик усмехнулся и покачал головой. - Чем старая не нравилась?

Лисичка пожала плечами и поглядела на хвостик.

- Нравится! Но весело же!!

И умчалась дальше.

- Лис! - заорал сверху бельчонок и по привычке бухнулся ей на спину с ветки. - Колючая!!!!!!!!!!!! лиса.. А чего ты колючая-то? - Бельчонок подул на уколотые лапки и с любопытством поглядел на обладательницу новой шубки.

- Обновка моя! - гордо заявила Лисёна.

- Колючая лиса! Смотрите!! Колючая лиса!!! - выпрыгнул из кустов Зайчишка и показал на нее лапкой. - Дай поносить?

- Неа, не положено, - уклончиво ответила Лисёна, и с важным видом прошла дальше, искать новых зверей.

- Колючая лиса!! - разнеслось по Синему лесу. Лисёна выбежала на полянку, и Бельчонокс Зайчишкой припустили следом, так им интересно стало чем же все закончится.

Весь день они бегали по лесу, насобирали с собой еще кучу зверей и зверюшек, которые с азартом смотрели на лисичку и наперебой пробовали на колючесть ее новую шубку. Солнышко встало высоко, стало припекать, и лисичка опять бухнулась в воду - прохлаждаться. Бельчонок снимал с колючек застрявшие листья, веточки, ягоду и грибы - Лисёна и сама не заметила как все это на шерстку ее новую нанизывается. Раньше же такого не было никогда. А тут тяжеловато стало - чужую шубку носить..

Но виду она не показывала, носик несла высоко и после обеда еще долго с друзьями гоняла по лесу.

- Фу.. - глянула перед тем как домой идти на свое отражение в ручье и обнаружила себя лохматую, но очень довольную.

- Колючая лиса! А давай я завтра эту шубку поношу! - предложил Волчонок.

- Ой, не наю.. - отнекивалась лисичка, прозвище которой уже накрепко к ней прилипло, лучше самой шубки... - Ёжик тока мне разрешил!

Волчонок озадачился: "Ага, а кто щас ёжика-то найдет, чтоб спросить только ей ли он шубку разрешил поносить или еще кому-то?!"

На том вопросы и закончились.

Вечером она конечно же пошла искать ёжика, чтобы честно вернуть ему шубку. Сняла ту, повесила ее туда, где взяла, и со счастливым видом утопала домой. Впечатлений масса, новое имя, новые друзья.. На том все и закончилось.

Хотя нет. С этого только все начиналось!..




Круглый ёж и спасение Длинного уха


Ёжик всегда был немного трусоват.

С самого детства как-то так у него занеладилось с чувством уверенности в себе, что и до взрослых лет он, чуть что, сворачивался клубком иголками наружу и терпеливо пережидал опасность - всамделяшняя она была или нет. Из всех ежат он был самым быстросворачивающимся в клубок ежонком, а потому и имя получил свое – Круглый ёж. На имя он не жаловался – он вообще никогда не жаловался – а потому так и стали его называть не только в семье, но и позже по всему лесу.

Но в тот день произошла катастрофа…

Круглый ёж по своему обыкновению в банный день тщательно вычистил, вымыл свою колючую шубку и повесил ее сушиться на ветку недалеко от своей норы. Нора находилась в низинке, заросшей всякими колючими колючками, из-за чего никто особо туда и не захаживал, и ёж полноправно считал окружающие его колючкины заросли – собственной территорией. И какого было его состояние, когда он вернулся к банной ветке, и она оказалась пуста?!!

Ёж как стоял, так и сел. Пару минут он просто смотрел на ветку и не мог поверить в то, что шубы нет. Потом он поднялся, подошел к ветке и тщательно оглядел землю на предмет следов похитителя.

Искать долго не пришлось, рыжие длинные шерстинки на камнях-песке быстро все объяснили, и ёжик возмущенно вздохнул. Лиса коварно похитила его колючую защитную шубку!!! А-а-а-а!! Хнык..

Его праведному гневу не было предела целый час. Ёж ходил вдоль ветки туда-сюда бормотал под нос возмущения и разоблачения, а потом схватил ветку, какую смог поднять, и с твердым намерением отобрать шубу обратно, пошел в лес.

Круглый ёж выполз из-под колючих зарослей своих владений и пошел по тропе в сторону восторженных детских визгов-писков, какие раздавались немного в отдалении. Лисьи восторги не услышать было нельзя, и другие зверятки лишь дополняли этот голос, превращая все в веселый и довольный детский гомон. Голоса становились все слышней, и чем ближе ёжик к ним приближался, тем медленнее он передвигал лапками.

- Ох, как их там много-то… А я-то один совсем. А они все такие страшные и злые.. – он бросил взгляд на ветку в лапках и вновь собрался с уверенностью. – Но вот я ей задам! Вот я ей покажу как таскать чужие шубки..

Голоса стали быстро удаляться, это Лисёна сотоварищи помчалась по лесу показывать друзьям свою обновку. Ёжик поначалу припустил за ними, но тут вдруг неожиданно оказался на краю оврага, не удержался и кувырком покатился вниз, свернулся клубком, как он это обычно делал в таких случаях, и выкатился прямо под самые лапы двух опешивших от неожиданности лохматых псов.

- Спаси-и-ите!! – орал рядом с ними мелкий зайчонок, попав ногой в силок и теперь отчаянно пытающийся убраться подальше от двух огромных морд с голодными глазами.

- Ой, - присел на задние лапы один из псов – с черной лохматой шерстью, драными ушами и куцым хвостом. И они оба уставились на небольшого с палкой, покрытого мокрой землей, приставшими листьями, иголками и лепестками цветов зверуна, показавшегося им невиданным подземным чудовищем, выскочившим прямо из земли со своей страшной дубиной.

Ёж в отчаянии вскочил на лапки и автоматически замахнулся палкой.

- А ну пошли прочь отсюда!!! – выпалил он с невиданной до толе злостью и силой, какую придала ему огорчительная пропажа колючей защиты.

В этот момент он напрочь забыл о том, что защиты его, собственно, на нем и нет! Но голос его обрел такую твердость, что псы недоуменно попятились.

- Эть! – скакнул он к ним и вновь взмахнул палкой так, что псы тока носы успели убрать, чтоб по ним не попало. – Гэть! – вновь взмахнул своей волшебной палкой сурьезный и страшный в своей злости невиданный подземный зверь, и псы развернулись и на этот раз просто побежали прочь.

Ёжик даже сделал за ними несколько шагов, вроде преследуя – что лишь ускорило бег чужаков, а потом опустил палку и обессилено вздохнул. ОГО как все получилось!

Сердечко его так стучало, что он даже не сразу услышал как зайчонок его окликает. А потом обернулся к мелкому и недовольно фыркнул:

- Это как надо было смотреть под ноги, чтобы попасться в такую примитивную ловушку! Разве тебе мама не говорила, что нельзя далеко от дома уходить?! – нахмурил он брови, и зайчишка полуиспуганно-полусмущенно прижал ушки и закрыл один глаз. – Как ты вообще тут оказался?! – грозно спросил его ёжик, и короткохвостый пробормотал:

- Да я за братом побежал, они тут колючую лису нашли… - он просительно поглядел на ежа. – Помогите мне выбраться, пожалуйста.

Ёжик легко распутал его узы и отбросил ловушку прочь в траву.

- Ой, спасибо! Ой, какой вы мой спаситель!!! - тот заскакал от радости. А потом остановился и спросил: - А вы что за зверь?

Ёж аж рот открыл, чтобы начать обижаться, что его не узнали, но тут вспомнил, что он без шубы вряд ли узнаваем, и его еще и за вруна примут, или еще че похуже..

- Да так, - посмотрел он по сторонам, - я тут мимо проходил…

- Но я никогда не видел такого зверя! – заулыбался зайчишка Длинные ухи. – И никогда не слышал о таком?! А где вы живете?

- Под землей, - буркнул ёжик, лишь бы мелкий отстал со своими расспросами, и отбросил приставшие к пузику листья и иголки. Мокрая земля пятнами все еще была на нем, он сморщился и решил, что надо-таки пойти отмыться чуть…

- Заяц! – воскликнула тут мама зайчиха и сбежала с пригорка в два скачка. Обняла мелкого, тут же оглядела его со всех сторон, проверила везде ли он цел, вновь обняла и тут только заметила рядом стоящего и хмыкающего земляного существа. – О-о, только и успела она вымолвить с удивлением, как зайчонок тут же его ей и представил:

- А это мой спаситель! Он под землей живет! И как он страшен в гневе! Как псы от него в стороны бросились! Бах-бах! Он им своей палкой по носам трямс-бамс! И они с воплями в стороны, ха-ха!! – он заскакал на месте.

Зайчиха принялась благодарить чуть удивленного рассказом ёжика. Появились подробности, о которых он и не знал! Хе-хе, он даже усмехнулся в усы. И пока зайчишка с воодушевлением расписывал страшное сражение, заново познакомился с зайчихой Белый бок, скромно представившись:

- Подземный охотник

Зайчиха его зауважала, пригласила в дом, и, не смотря на отчаянное сопротивление ежика, они вдвоем с зайчонком его туда доставили. Тут же был кинут клич о новом ужасном в гневе Подземном охотнике, который победил в страшной неравной схватке двух огроменных злющих псов, и спас мелкого непослушного зайчону, за самовольное сбегание с дома который получил чуть позже от отца по ухам.

Как-то незаметно у норы зайчихи Белый бок собрались все взрослые обитатели окрестного леса, разговорились, заволновались, ведь псы эти двое уже давно сюда хаживали и так и норовили кого-нибудь себе в пропитание уволочь. А тут такой Спаситель!

Ёжик смущенно молчал, зная, что если начнет говорить, то выдаст себя с головой, но его особо и не слушали. Все слушали Длинного уха, который с упоением в пятнадцатый раз рассказывал как появился из-под земли Подземный охотник и ка-а-ак даст по мордасам двум этим огроменным псинам, да потом ка-ак бац еще им по спине, да по хвосту, да по бокам, да.. Народ слушал его затаив дыхание и, когда новые звери приходили к норе, с еще более подробными подробностями пересказывали им зайчонкины басни, добавляя такие детали, что к вечеру эпизод со спасением зайчонка превратился в былину о спасении Синего леса от тысячи злых псов с горящими глазами, страшными когтями и клацающими зубами, пожелавшими ворваться в лес и всех его обитателей покушать.

По ходу дела мама зайчиха подкармливала ёжика всякими вкусностями, подливала березового сока, угощала пирогами с ягодой, так что к концу дня тот изрядно округлился в талии. В связи с этим окончательно потрескалась земля и глина, что налипла на его тельце во время падения со склона оврага, и стала сшелушиваться большими кусочками.

- Ой! – подскочил тут ёжик, испугавшись, что грязь совсем уже сейчас с него слетит, и тогда все поймут, что это никакой не страшный подземный зверун, а самый обыкновенный голый ёж. – Мне срочно нужно уходить, дорогие звери! – заявил он весьма неожиданно для всех, и потому народ к нему удивленно обернулся. – Так уж получилось, что мне нужно уходить, а то высохнет шкура моя и совсем распадусь я. Так что прошу меня простить. Мне срочно надо уходить.

- Ой, дорогой наш спаситель, - прижала лапки к груди зайчиха. – А как же пироги? Вы еще с капустой-то не попробовали! Да я вам сейчас с собой заверну, - махнула лапой и убежала в нору.

Зайчонок перестал рассказывать историю, перевел дух и подошел попрощаться с ежиком. Тот строго на него глянул, так что Длинный ух опять прижал ушки, и погрозил пальцем. Он уже было совсем хотел под шумок и сбежать! Но зайчиха тут же вернулась с целым мешком всяких пирожков, взгромоздила его ежу на спину (так что с того еще часть глины упало), и покачала головой.

- Ой-ой-ой, разваливается прямо на глазах. Ой-ой-ой!

Звери расступились, пропуская Круглого ежа в сторону оврага. Кто-то хотел ему помочь и проводить, но тот жестко пресек эту самодеятельность, и в итоге ушел один. В лесу как раз уже стало темнеть, и ежик быстренько добежал до своих колючих зарослей и юркнул под них.

Шуба висела на прежнем месте!

Уф!

Ёжик покачал головой, уложил мешок с пирогами у норы и пошел отмываться в реке. Довольно поплюхался в теплой водице, покряхтел, потоптался на бережку, обсыхая на ветерке, а по окончании просушки натянул свою колючую шубку, вздохнул с облегчением и пошел спать-ночевать.

Поутру на завтрак он ел вкусные зайчихины пироги с капустой и морковкой, а потом выбрался погулять на солнышко, вышел за пределы своих колючих зарослей и стал встречать зверей, которые тут же ему рассказали о вчерашнем чудесном спасении зайчонки Подземным богатырем.

Он кивал головой, поохал, присвистнул, сказал «мда-а-а», а затем усмехнулся в усы и пошел дальше искать лисичку, чтоб отчитать ее за самовольность. Удивление его по поводу расписной истории прошло еще вчера. Страх тоже где-то во вчерашнем дне остался, и он просто шел и с наслаждением оглядывал лес вокруг, примеривался к вкусным грибочкам, что прятались под опавшими листочками, собирал их, нанизывая на колючки на спине, и шел на звук лисьего голоса.

- Ой, дядя Ёжик!! – появился пред ним мелкий зайчишка Длинный ух. – А я вам такого сейчас расскажу! А со мной вчера такое было!

- Ладно-ладно, - остановил его тот. – Я уже слышал эту историю. Где лиса, скажи мне?

- О! А вы вчера дали ей шубку поносить?! Классно! А можно мне? Я тоже хочу быть колючим! – заявил Длинный ух и потер носик лапкой. – Тогда ко мне никто не станет приставать, и я всех победю! – заявил он. – Как вчерашний мой спаситель, - восхищенно добавил.

- А спаситель был с иголками? – поинтересовался ёжик.

- Нет, - хмыкнул мелкий.

- Значит, это не от наличия иголок зависит, - заметил ёж ему и сам аж рот открыл, поняв что это значит.

Дело-то вовсе не в колючках! Не в защитной шубке! Можно и безо всяких колючек дать отпор так, что чужим мало не покажется! Но тогда… Тогда дело-то в самом звере! В том, что у него внутри, а не снаружи! И то, что он чувствует внутри, так и будут его воспринимать окружающие! Вот-то в чем дело!!! А он-то всегда на остроту и неприступность своих колючек надеялся… Ой-ой-ой…

- А Колючая лиса там, - указал лапкой зайчишка в сторону поляны за большими кустами.

- Колючая лиса? – удивился ёжик.

- Ну да, к ней вчера это имя пристало, - рассмеялся Длинный ух. – Она сказала, что вы ей дали шубку поносить! А вы и вправду ей дали шубку поносить? – он с интересом уставился на ежиную мордашку.

Круглый ёж усмехнулся сам себе и кивнул.

- Да, разрешил, - согласился он.

- А мне можно? – прижал ухи зайчишка.

Ёжик мысленно поблагодарил лисичку за то, что она позволила своей проделкой понять ему такую простую истину, а потом опустил взгляд на мелкого и потрепал его по ухам.

- Да тебе-то и не надо. Тебе и так нормально.

А потом развернулся и пошел обратно к своему оврагу с колючками делать в колючей изгороди хороший проход, почему-то перестав бояться всего, что происходило вокруг него впоследствии.

Лису он встретил позже, но ничего ей не сказал. Она повиляла хвостиком, нашла ему большой вкуснопахнущий гриб и вручила с извинениями. Он ее простил, сказал спасибо за гриб и пригласил как-нибудь сходить по грибы вместе. Лисёна конечно же согласилась, и в один из последующих дней они так и сделали.

Но это уже совсем другая история, и о ней потом…




Про грибной поход и вкусную похлебку


Оказывается, ёжик столько знал о вкусностях Синего леса, что Лисёна только диву давалась! Тут тебе и малина, и еживика, и смородина, что изредка краснела мохнатыми дикими ягодками на низеньких кустиках. Показал он ей и утоляющую жажду костянику, и тайные полянки поздней земляники, указал на кусты черники, что должна была поспеть чуть позже, и голубики. Рассказывал о каждом найденном грибочке интересную небольшую историю, так что к тому времени, как его колючая спина была усеяна вкуснопахнущими шляпками, лисичка не только выучила все названия грибов, но и знала в какое время какие из них растут, под какими деревьями какие грибочки искать, и как их в принципе-то нужно собирать.

- Никогда не вырывай грибок с корнем, не дергай его со всей силы, - приговаривал он, подойдя к очередной коричневой, маслянистой шляпке, выбирающейся наружу из-под опавшей листвы. – Все надо собирать с благодарностью, неспеша. А то так ты порвешь ему корневую систему и на следующий год грибов тут может и не стать... Надо просто обломить его у основания. Вот так, - он аккуратно сломал ножку и надел масленок на иголки на своей голове.

Рядом под другими листьями стоял уже довольно взрослый, чуть подгнивший гриб, тоже масленок, и лиса с интересом на него уставилась.

- А, но их же много, грибов. Почему, если мы вырвем один гриб, больше ничего здесь не вырастет?

Круглый ёж глянул на старый гриб и улыбнулся.

- У грибов корневая система хрупкая. Она называется грибница. И если ее нарушить в одном месте, то она может погибнуть вся.

Лисёна приподняла бровку в недоумении.

- Почему?!

Ёж усмехнулся.

- Потому что грибница живет как один организм. Представь, что ты грибница. А грибы – это шерстинки на тебе. И вот когда просто шерстинки теряются, это одно. Они и сами выпадают, это как вот гриб этот уже сгнил. Но вот если тебе вместе с шерстинками оторвали хвост? Как ты на это отреагируешь?

Колючая рот разинула.

- Как оторвали?! – прижала она к себе хвостик. – Не дам!

- Вот видишь, а грибы-то никто не спрашивает. И не думают, что вся грибная основа, что живет под землей – может погибнуть. Но ты-то теперь понимаешь?

Лиса закивала, все также опасливо не выпуская хвост из лапок.

- Понятно мне все. Не буду рвать грибы, буду ломать, - заулыбалась она.

Круглый ёж рассмеялся и двинулся дальше.

- А ты знаешь какую вкусную похлебку можно сварганить с наших собранных грибов? А?

Лиса потянула носом в сторону нанизанных на ежика грибочков и помотала мордахой.

- Не-а, - ответила она. – А какую?

- О-о-о! – ёжик вышел на тропинку и пошел быстрей. На сегодня грибной поход был закончен, так как новые находки уже просто некуда было нанизывать. – Из грибов всегда очень вкусная похлебка получается! – заметил он. – А можно еще и пожарить. С картошечкой. Это вообще объеденье… - и он начал рассказывать как обычно готовит сие вкусное блюдо, с подробными описаниями что-куда положить и каких специй добавить, чтобы получился тот или этот аромат, и какой зелени в жарёху добавить позже, чтобы аппетит был отменный.

Солнце только-только стало спускаться в сторону заката, как грибники добрались до ежового дома, и лисичка принялась снимать все находки с колючей шубки. А вот потом!

А потом была готовка…

- Сначала нужно очистить грибы от листочков, иголок, веточек и прочего мусора, - рассказывал ёж, вместе с лисой сортируя грибы, откидывая погнившие или сильно поломавшиеся в процессе носки на его колючках. – Затем грибы промыть в чистой воде. Тут сразу всякие червячки, что в грибах живут, и посбегают с них.

Лиса высунула от усердия язык, прополаскивая грибы и складывая их на полотенце для просушки. Ёж смотрел на нее с улыбкой и подсыпал новые порции собранных грибов в миску с водой.

- После помывки мы сортируем грибы. Дело в том, что есть полностью съедобные грибы, как подосиновики, подберезовики, например, или шампиньоны. А есть условно съедобные, вроде этих вот маслят или обабков, - показал и то и другое. – Их можно есть, но перед этим необходимо отварить в подсоленной воде.

- А почему условно съедобные?

- Потому что на самом деле они не ядовитые, и если их нормально приготовить, то можно есть. Они просто горькие. А если их отварить, то вся горечь как раз выйдет в воду, мы ее сольем, а затем сготовим уже вместе с остальными обычными грибами.

На печке уже вскипела вода в заблаговременно поставленной ёжиком кастрюльке, он крупно порубил ножом отложенные грибы и ссыпал их с тарелки в кипяток.

- Варятся грибы быстро, а мы пока картошки начистим, верно? – он пододвинул к ней миску с несколькими картофелинами, и они вместе очень скоро их очистили. Круглый ёж порезал их сам. Лиса тем временем порубила ножом оставшиеся грибы, как это делал до того сам ёж.

- А почему такими большими кусками надо резать? – хмыкнула она.

- Ну, потому что грибы очень уж сильно увариваются. И если их мелко порезать, то потом совсем маленькие кусочки получатся, - он рассмеялся.

- А! – понимающе кивнула Лисёна и с нетерпением глянула на закипающую уже кастрюльку с маслятами. Ёжик тоже на нее глянул, открыл крышку, помешал, закрыл. – Чуть-чуть уже осталось, да? – завиляла хвостиком лисичка, заблестев глазками.

- Аха, - кивнул тот.

- Я пойду укропчика принесу! – вскочила пушистая и унеслась на улицу.

- Ну… - только и успел вымолвить ёжик, - ага, - и сам с собой рассмеялся.

Травка вкусная муравка у ежа росла совсем рядом с норой. Собственно, он из-за этих запахов многолетних вкуснятинок и поселился в этой части леса много лет назад. Лиса быстро нарвала укропа, мелиссы, любистока, петрушки, что попались ей на глаза, и тут же обратно. Ёж уже сливал воду с кастрюльки, а потом сполоснул грибы в друшлаке горячей водой. После вновь закинул их в кастрюлю, добавил остальных грибов и маслица. Немного обжарить, а затем картошку и воды столько, чтобы все грибы были ею чуть прикрыты. А затем под крышку и на средний огонь.

- А теперь ждем! - возвестил он.

Лиса почесала ушки и вздохнула. Она уселась на стуле перед печкой, то и дело шевеля носиком, принюхиваясь к тому запаху, что доносился от варева, и с терпением ожидала окончания готовки.

- А откуда ты знаешь, что вот этот гриб съедобен, а вот этот нет? – спросила она у ежа чуть погодя.

- От родителей.

- А они откуда?

- От их родителей.

- А те откуда? – не унималась лиса, даже переведя свою любопытствующий взгляд на Круглого ежа.

Тот помолчал, чуть задумавшись.

- Знаешь, было время, когда о съедобности или несъедобности грибов не знали, да. И приходилось пробовать то один вид грибов, то другой…

- А если он ядовитый?! – удивилась Лисёна.

- Ну, тогда можно было и умереть..

- Ого! Какие коварные грибы!

- Да ну, ничего подобного. Съедобные грибы вкусно пахнут!

- Мухомор тоже вкусно пахнет!

Ёж посмотрел на нее с недоумением.

- Ты поосторожней!

Лиса рассмеялась.

- А я осторожно. Да пошутила я!

- Просто необходимо придерживаться одного простого правила - не собирать и не есть те грибы, которых ты не знаешь или не уверена в их съедобности. – Он помолчал, чтобы лиса усвоила его мысль. – Если гриб будет тебе знакомым, вкусным подберезовиком, то все нормально. А вот если гриб тебе не знаком, то шут его знает кто это и какой он изнутри, - ёжик улыбнулся чуток.

- Хорошо, - кивнула лисичка очень серьезно. – Я буду собирать только те грибы, которые ты мне показал. Которые можно нямкать! – она облизнулась и вновь глянула на кастрюльку.

Оттуда ТАК вкусно пахло…

- Хех, - ёжик довольно фыркнул.

Лисичка роняла слюнки и ерзала на стуле.

Круглый еж помешал варево, попробовал картошку, грибок и покачал головой.

- Еще не готово.

- Эх! – вскочила лиса и заходила по норе взад-вперед. Уж больно ей хотелось попробовать вкусной похлебки.

- Терпение, пушистая, - улыбнулся ёжик. – Терпение.

Та вздохнула, сидя на стуле и болтая в воздухе ногами.

- У меня уже в желудке урчит! – заметила она.

Ёж довольно рассмеялся.

- Да, у меня уже тоже. Находились мы прилично. Ну, ты можешь погулять пока, воздухом вкусным подыши. Так время и пробежит.

Лиса поглядела на выход из норки и помотала головой.

- Не-е-е! Не хочу! Я тут лучше подожду!

Она вновь уставилась на бухчащую кастрюльку и чему-то довольно улыбнулась.

- Хотя!.. – заявила она вдруг. – Я все-таки погуляю. Точно! Я скоро буду! – предупредила она ёжика и умчалась из его норы наружу, только рыжий хвост и видели.

Круглый ёж тихо усмехнулся и вновь помешал свое варево.

- Колючая! – окликнули лису, только в лес успела влететь.

- А, чо? – помотала она головой по сторонам. – Волчонок! А мы за грибами ходили! Там такая вкусная похлебка варится, прямо объеденье! А ты что делал?

Серый волчонок выскочил к лисичке на полянку, где у ежа росли пряности, и принюхался.

- Это чем пахнет? – повел носом из стороны в сторону, а потом двинулся к самой норе.

- Грибами с картошкой! – довольно молвила Лисёна.

- Грибами? – удивился волчонок и вновь принюхался. – Этими грибами, что под всякими березами растут? – с недоумением взглянул он на пушистую.

- Ага, - кивнула та. – Они съедобны, и их можно готовить.

- Ага, белки так и делают.

- А ты не пробовал?

- Вот еще, - втянул он в себя вкусный воздух. – Я что – белка тебе, чтобы грибами питаться? – и неожиданно для себя облизнулся. – Вот еще! – повторил он и побежал в лес.

Лиса рассмеялась.

- Обалденно пахнет! – заявила она.

- Ну-у, да, - признал он и остановился. – Да не буду я их есть…

- А я тебя и не уговариваю. Ты пойдешь со мной за ягодой? Я вспомнила где уже поспела черника. Мы немного соберем сейчас, а потом чаю вкусного с черничными листочками попьем. Да?

Волчонок подозрительно на нее посмотрел.

- Ну, пошли… Только недалеко, а то у меня всякие дела еще есть, - важно заявил.

- Да рядом это, в овраге, где Комариный ручей!

- А, точно! Я ж вчера там был, и ягоды вкусной уже назрело! - он припустил в нужном направлении, и лисичка помчалась за ним.

Через пару минут зверята были уже на месте. Пробежали вдоль реки чуть ниже по течению, поднялись по оврагу вдоль ручья, который был назван Комариным из-за огромного их тут присутствия, и вскарабкались по травянистому левому склону оврага, куда ласково подсвечивало дневное солнце.

Черники было достаточно.

- Ты лопуха оторви, - указала на дно оврага лисичка, где собрались все водолюбивые растения. – Мы туда ягоды и наложим.

- Ой, сладко! – запихал в рот первую порцию ягод волчонок и пожевал. – Щас, паташти, - ответил лисе и спустился за разлапистым листом.

- Да, вкусная, - с наслаждением заценила свою горсточку ягод рыжая. А потом стала собирать ягоду в лопух.

Через некоторое время она сбегала еще за одним листом лопуха и туда уже листьев черники нарвала. Пару горсточек.

- Все? Хватит? – весь перемазанный в черничном соке поинтересовался Волчонок. Лиса глянула на него, вся такая же чумазая и облизнулась.

- Да, хватит, пора уже. – Подняла свой лист с листочками. - Пойдем. Надо еще мордочки отмыть, - рассмеялась.

Правда, просто отмыть мордашки – это они не умели. Лиса попрыгала в воде по мелкоте, разбрызгивая воду на отмывающегося волчонка, и тот в ответ забрызгал ее. Лиса помчалась прочь, он за ней. Они нарезали пару кругов по галечному пляжику, а потом остановились и высунув языки сели отдышаться.

- Уф, - перевела дух пушистая. – Ой, там уже все сготовилось десять раз! Бежим! – схватила свой лист лопуха, свернутый в кулек, и понеслась обратно к ежиной норе.

Волчонок поднял лопух с ягодой и не так быстро побежал следом.

- Ням! – появилась лисёна в норе как по мановению волшебной палочки. Ёж даже не заметил как это случилось! – А я пришла и ягоды принесла! – Она оглянулась и выбежала вновь наружу. И через несколько мгновений в нору был втолкнул Серый с лопухом ягоды в лапах. – А вот и ягода! И листочки! Надо чай поставить, и мы потом его вкусного и попьем, да? – она положила на стол свой лопух, потом лопух волчонка и развернула оба листа. – А там сварилось? – с любопытством поглядела на кастрюльку, уже снятую с огня.

- Ну конечно. А волчонок тоже будет похлебку? – улыбнулся ёж.

- Нет!

- Обязательно будет, - ответила лиса.

Ёж с улыбкой разлил похлебку в две глубокие миски и поставил перед зверятами. Дал по ложке. Потом налил и себе, оставил стынуть и занялся чаем.

Лисена помешала варево, чтобы быстрее остудить. Волчонок поковырялся в своей миске без всякого энтузиазма. Выловил картошку, подул на нее, а остудив, смахнул с ложки языком.

Лиса тем временем распробывала сами грибы.

- Как вкусно! – причмокнула она. И вновь хорошенько помешала в своей миске. Зачерпнула новой порции и отправила в рот. Стала довольно жевать и улыбаться.

Волчонок вздохнул, опасливо приглядываясь к бурым кусочками грибов. Картошка заканчивалась. Попробовать, что ли?

- А можно добавки? – заулыбалась Лисёна, облизнув ложку.

Волчонок задумчиво жевал кусочек гриба, не понимая нравится ему тот или ему все-таки кажется?

- Можно конечно, - ёж неторопясь наполнил лисью миску новой порцией и принялся смаковать свою.

Волчонок с удивлением признал себе, что или он белка, или грибы можно есть. Варево ему понравилось, и он быстро доел то, что оставалось в миске. Поглядел на почавкивающую лисичку, на смакующего ёжика и вздохнул.

Круглый ёж понял его мгновенно и встал.

- Тебе тоже добавки?

- М-м, - замялся Серый. Поглядел на лису - с каким та удовольствием уминала за обе щеки и решился. – Да, мне еще добавки!

Потом заварился и чай, ёж вытащил меда, и они ели его с черникой. Или чернику с медом? Лисичка рассказывала волчонку об их с ежом утреннем грибном путешествии, предлагая как-нибудь скоро еще вместе сходить. Серый не отказался. А потом лиса с волчонком простились с ежом, вышли на большую поляну с камнем, с которого хорошо было смотреть на закат, и свалились на травку просто побалдеть.

Подставили солнышку набитые пузики и замолчали.

В небе летали стрижи, ловя своих насекомых, рядом скворчали кузнечики, над полянкой порхали пестрые бабочки. Ветер перебирал листья деревьев, а солнце клонилось к вечеру.

Волчонок думал, что нельзя говорить про что-то, не попробовав его сначала сам, а лисичка вспоминала черничные заросли и подумывала сварить вкуснянское варенье. Ёж сушил черничные листочки на сковороде на печке и с улыбкой вспоминал обоих зверят.

А в лесу росли новые грибы!




Волчьи поделки и лисья уборка


Волчонок с самого рассвета ходил по берегу ручья и собирал всякие интересные старые сучки. Некоторое время назад Колючая покинула его общество, убежав ниже по течению речки, что-то с предвкушением собираясь там отыскать, а он вот обхаживал берег в поисках интересных деревяшек. Вот одна похожа на тетку Сороку, с острым носиком. Чуточку стесать, и сама сорока и получится, хех. А вот этот большой корень хорош для дяди медведя. Уже словно и задние лапы есть, как будто в берлоге укладывается… Осталось показать как он в берлогу эту прячется, и такая смешная фигурка получится! Он хихикнул. О! А вот сама лисичка! Ха! Он поднял с камней почти белый от времени сучок, с одного конца которого четко различалась мордочка с ушками (их надо было еще дотреуголить, а так ухи ухами) с другого же конца сучок удачно треснул, разделившись на две лапки, а сверху продолжился длинной острой щепкой, очень похожей на хвост в лисей стойке

Волчонок с интересом и очень дотошно оглядел найденную заготовку. Ему попадались разные сучки, так или иначе походившие на подругу лису, но что-то всегда им не хватало. Не мог он закончить работу так, чтоб остаться ею довольным, и следовательно подарить рыжей и пушистой.

А тут…

Серый окинул берег быстрым взглядом, типа на всякий случай еще поискать сучки, но на самом деле уже весь был в мыслях о будущей поделке и быстренько побежал домой.

- Ой, - запнулся он у входа о старую ветку, которую давненько уже притащил, чтобы что-то большое повырезать. Времени все как-то не было… - Ай, - упал на голову ком ссохшейся земли с потолка, когда попал он в комнату. – Да что у меня все так - не так, - вздохнул он. Оглядел серую комнату, давно захламленную всяким мусором и вновь вздохнул. Как-то он пытался бороться со всем этим беспорядком, но беспорядок в итоге взял верх.

Волчонок положил на пол у стола найденные сучки (так как стол уже был завален не только всякими палками и деревяшками, но также камнями) и выкопал из-под всей кучи материала свой вырезательный ножик – резец - с маленьким, но острым лезвием. Потом взял в лапы найденный лисий сучок и принялся его вновь и очень внимательно разглядывать. Но если в первый раз он искал в нем наибольшее сходство с Колючей, то в этот раз он уже пытался обнаружить все трещинки и неровности, благодаря которым вырезать будет легче, и которые сами его к идеально-лисьему образу в итоге и приведут. Таковых оказалось большое множество, река и время замечательно поработали над материалом, отполировав, разрушив и устроив в сучке впадины и неровности как раз в нужном мастеру виде, так что тот тут же и принялся за работу.

Снаружи посвистывали птички, услаждая его слух витыми мелодиями, даже чуть слышное журчание речки доносилось до его ушей, и Волчонок что-то напевал под нос. Довольно долгое время все было точно также, и он уже успел и привыкнуть к журчащей тишине в лесу за выходом из норки. Но тут пришли гости.

- Волча?! Ты тута? – раздалось лисье, и «Волча» аж вздрогнул от неожиданности.

- Да, Лис, заходи! – крикнул он, и тут же спрятал лисий сучок под кучу других. – Ох ты, а я думал, что ты далеко ушла, - разулыбался он.

- Да не, я только поискала ниже по течению пару ямок хороших и вернулась. Там дальше речка больше становится! Там можно стока рыбки поналовить! Во! – развела она лапки в стороны. – Пошли в лес! Там солнышко такое! Хватит в потемках сидеть! Ночью будешь в норе своей прятаться, а днем гулять надо! – потащила она его за лапу наружу.

- Ой, подожди, Колюч, сейчас я, выйду, - огляделся он. – Чуточку тут ветки на пол сложу, а потом сразу выйду…

- Ха-ра-шо! – лиса пулей выскочила в лес.

Волчонок перевел дух и быстро спрятал лисий сучок в укромное место, и часть веток со стола скинул на пол в угол. Вообще-то он собрался все их туда скинуть, да вот.. что-то.. Короче, не решился.

На прощанье еще раз оглядел свою неприглядную комнатку, вздохнул и побежал вслед за Лисеной. Та уже с бельчонком обрывала ягоды боярышника неподалеку. Точнее, бельчонок сидел на дереве и бросал ей грозди через одну. Одну себе, одну ей.

- Волка! – воскликнул он и от радости чуть не свалился с тонкой ветки. Вцепился лапками в веточки и поднялся повыше, а потом по стволу, вниз и на полянку к ним обоим.

- Серый! Ты смотри какой вкусный боярышник нонче, - довольно почавкивала лисичка, и тут же протянула подошедшему волчонку лист лопуха с несколькими черными гроздьями.

- Ой, - улыбнулся тот, - спасибо, Лис, - принял угощение.

- А я вчера его посушила и сеня можно такой чаек сделать! И листья там смородины с вишней, тоже положила. Да, я же вишни тогда насушила, она такая ароматная!!! – лисичка облизнулась. – Ну, там у мня еще и варенье есть, так что можно в гости приходить!

- О! – поднял палец Бельчонок, обращая на сие обстоятельство внимание Серого. – Ты слышал? Раз лиса пригласила, придётся идти, - он рассмеялся.

Лисичка показала ему язык, махнула хвостиком и побежала в сторону речки.

- Эй, стой, рыжая! – вскочил на дерево Черный и понесся за ней по веткам. Волчонок со смехом за ними.

Ближе к вечеру они таки добрались до лисьего дома с засушенными и ароматными вкусностями в закромах. Волчонок притащил рыбки, которую они с лисой только что наловили, она ее приготовила, и вдвоем они поужинали. Черный в это время грыз орехи, ну не ел он рыбу. Потом они пили чаек и угощались вишневым вареньем с печенюшками.

- Как у тебя уютно-то дома, Лисён, - заметил волчонок. – А я вот в серой норе живу, и не будет у меня никогда так красиво и классно, как у тебя, - он с сожалением вздохнул и поставил кружечку на стол. Долил еще чаю.

- Почему это? – приподняла бровки лисичка с недоумением.

- Да просто у тебя нора удобнее, чем у меня. А там у меня все осыпается, далеко, глубоко и прочее. В общем, не судьба, - посетовал волчонок.

- Глупости какие! – фыркнула Колючая и уставилась на него во все глаза. – Это ты ленишься просто обустроить норку свою! Никак это и не зависит от глубины норы! Можно хоть на самой земле себе такое понаделать, что самое классное будет!

- Как это ленюсь?! – надулся Серый. – Ничуть не правда! Я там даже иногда убираю, но все равно все не очень выглядит! – он хмыкнул.

А рыжая и пушистая весело рассмеялась.

- Ну ты даешь… - укусила печенюшку.

- Ой, что-что? Чего я интересного пропустил? – спрыгнул с подоконника Черный бельчонок, и она посмотрела на него.

- Да наш Волка говорит, что очень сложно сделать так, чтобы дом его был очень классный. Так, Серый?

- Ню-ю-ю-ю, ага, - кивнул тот, ожидая поддержки от бельчонка.

Тот задумался.

- Ну, я бы не согласился с тобой, Серый. Даже самую захудалое дупло можно обустроить так, что это будет самое лучшее в мире жилище!

- Да ленится он! – подразнила того лисичка, показав язык. – Верно, Черный, у меня тоже нора была не ахти, когда я туда попала. А теперь же вот говорят, что там очень даже ничего, - она улыбалась.

- Ну вас! Обманываете вы меня! Откуда же я знаю как там у вас раньше было? А сейчас у меня очень даже плохо! Скоро потолок начнет обваливаться, что ли…

- Ну, так выкопай новую норку, - удивилась пушистая. – Пока холода не настали, надо же подумать о жилье! А то что зимой-то делать будешь? Как ночевать?

Серый тяжко вздохнул.

- Нельзя из плохой норы сделать хорошую! – убежденно проговорил он. – И как бы я там не старался и красоту не наводил, все это будет бесполезно!

Лисичка и бельчонок переглянулись. А потом прыснули со смеху.

- Да с чего ты взял? – улыбался Черный. – Не так уж у тебя и плохо, чет ты преувеличиваешь? Там-сям подлатать и все будет нормально!

- Как это подлатать? – поднял брови волчонок. – Дак, там же все тут же рассыпется и обрушится! И как я оттуда потом буду выбираться? А?

Лисёна подняла глаза к небу и вздохнула.

- Тебе помочь, что ли?

Волчонок смотрел на нее с удивлением.

- В смысле помочь? Как помочь?

- Дом твой разобрать и починить, - подсказал бельчонок. – Побежали!

Лиса предвкушательно ухмыльнулась…

И вот они на месте.

Прошло полчаса. Волчонок сидел у входа в свою темную норку и опасливо прислушивался ко всем тем звукам, что доносись изнутри. Бельчонок с лисой что-то там громко передвигали, стучали, а затем выгребали горы мусора.

- Ой, - округлил глаза волчонок, когда наружу выползла первая куча мусора. – О…о, - хмыкнул он, пытаясь сделать невинный вид, когда следом появилась и вторая, а потом даже и третья!

- Фырк! – отряхнулась лисичка, выползшая вслед за кучами, и поставила пред серым ведро. – Сходи-ка за водой.

- Угу, - вскочил тот и побежал за водой к речке. – Через минутку вернулся с полным ведром, поставил у входа и позвал Лисёну.

Ведро исчезло по мановению ее лапок почти тут же. Серый хмыкнул. И вскоре появилось уже с грязной водой.

- Набери еще, - улыбнулась.

Прошло еще полчаса.

Изнутри уже ничего не грохотало, не падало, и лиса с белком о чем-то довольно болтали. Некоторое время волчонок опасливо ждал, подходил к входу в нору то так, то сяк, но войти так и не осмеливался. Но двое из дома выходить вроде бы и не собирались, и он наконец решился. Глубоко так вздохнул и потопал в нору, не зная что и думать о том, что там стало и как же на это реагировать сейчас, когда…

Он миновал коридор, сунулся в комнатку и прямо замер там, где стоял.

- Хо.. – только и смог он выдохнуть – О, - обвел глазами комнату и наткнулся взглядом на распивающих чай с баранками лису с бельчонком.

- Ой, а ты че там так долго-то? – заулыбалась лисичка. – А мы тя ждем, ждем, а ты все там стоишь что-то, ждешь чего-то, не пойми чего, - она приглашающее махнула лапкой. – Давай сюда. Чай вот тебя уже ждет, стынет, я варенье с собой принесла!

Волчонок поднял бровку, с недоумением оглядывая словно раздвинувшуюся в стороны комнату – такую посветлевшую, свободную от всякого обычного мусора, случайных камней, палок и прочей ерунды, что затаскивались им в нору довольно часто. Пол бы тщательно выскребен, пыль и излишняя земля исчезли. Все, что могло блестеть – блестело. Стулья окружили столик, посуда красовалась на ей отведенных местах, а не где попало посреди норы или в самых неожиданных ее уголках…

Он глянул на потолок – тот тоже был почищен.

- Звери, а как вы все это сделали, а? Разве это возможно? Не верю… - он стал обходить свою нору, как некую достопримечательность, боясь лапкой дотронуться до чего бы то ни было, чтоб не спугнуть наведенную красоту. Вдруг все исчезнет?!!

- Хе, - наблюдали за ним две пары глаз. – Смотри, он словно спит, - шептался бельчонок. – Вот что значит никто ему не показывал как должно все быть в доме-то!

- Аха, - довольно улыбалась рыжая. – Смешно-то как!.. – она провожала взглядом серую спину. – Да волка! Пошли чай допивать! Он совсем уже холодный будет! – подлила горячего из чайника в волчью любимую кружку – синюю с красными горошинами.

Серый оглянулся и потопал к ним. Но пообещал себе еще раз хорошо все осмотреть попозже!

- Ничего себе вы волшебники! – прошептал он. – Да как же вы так сумели-то? А? – продолжал удивляться он. Уселся на стульчик и оглянулся вновь.

- Да че там, делов-то, - фыркнула лисичка. – Больше слов! А так-то делать и убирать – не страшно! Надо просто поддерживать чистоту же, Серый. А ты совсем паутиной зарос. Знаешь какого я тут паука видела! Ого-го! – она развела лапки в стороны и прыснула со смеху. Тут же закрыла ими мордаху с хитро блестевшими глазами и добавила: - Раз в неделю убираться надо! Хотя бы. И тогда все будет нормально. И мусора нечего всякого в дом носить! Зачем тебе та куча палок?!

- Уф, - отхлебнул чаю волчонок. – Да я так, мне они нравятся просто…

- Да не, ну нравятся и нравятся, но внутрь-то все зачем тащить?

Волчонок смутился.

- М-м, да я это, вырезаю всякое из них. Фигурки там всякие…

- Оба! – загорелись глазки рыжей и пушистой. – Какие фигурки? Где, покажи?!

Серый замялся.

- Ну-у-у, не могу… - он помотал головой.

- Почему? – так удивилась лисичка, что даже и обидеться забыла.

- Да не готово пока еще. Я потом покажу, когда сделается все, хорошо? – нашелся он.

- Хм, - поглядела лиса на сложенную кучу веток в углу комнаты. – Ладно, я подожду, - она хитро улыбнулась и добавила: - Чуть-чуть!

Волчонок рассмеялся.

Они поболтали о речке, Лисёна рассказала что там дальше за ямки и какой глубины, поведала, что ниже в речку впадает чудесный шумный ручеек с кристально чистой водицей (она проследила его русло и обнаружила, что тот неподалеку выходит наружу в виде ключа), и надо бы там всем походить, так как есть там куча ягодных кустов и еще не всю ягоды склевали птицы. Насобирать на ягодное варенье ассорти!

Звери еще немного посидели вместе, а потом уже и вечереть стало, и они разошлись по своим домам. Волчонок проводил друзей до Большого пригорка, откуда лапой подать было до норки одной и дупла другого, и вернулся к себе домой. Он еще раз внимательно поразглядывал свое почищенное жилище, а потом заполз в постельку и довольно там понежился.

Красота! Конечно же так лучше!

- Эхь, - блаженно вздохнул он, чувствуя, как сон незаметно подкрадывается. – Спокойной ночи, - пробормотал напоследок, обращаясь ко всему Синему лесу.

А потом чуточку поерзал, устраиваясь поудобнее, и сладко засопел.

Хрррр….




Синий лес с лисьего полёта


Волчонок с воодушевлением орудовал маленьким напильничком, потом шкуркой, потом чуть поскоблил ножиком, что-то отрезал, что-то вычистил, протер ворсистой тряпочкой почти готовую фигурку и поставил ту перед собой на стол. Как хорошо прошлась лисья уборка по нему, столько места сразу стало!

Серый глянул на фигурку лисички с одного бока, потом с другого, после вновь взял и повертел ее в лапках, разглядывая очень даже придирчиво – чтоб каких-нибудь погрешностей не наделать.

Вновь поставил на стол, и ушел налить себе чайку. Сидел, пил чай, смотрел на деревянную лисичку и раздумывал.

После вновь вернулся к рабочему столу и стал на готовой фигурке рисовать глаза и нос. И оставил сушиться. В это время занялся заготовкой к чему-то еще, но тут же оставил это занятие и пошел на улицу чуток погулять.

Подумать.

Лес, как всегда, встретил его шумом листвы, свиристением птах и стрекотом кузнечиков, за которыми они с Лисёной не раз по началу лета гонялись. Те одновременно скворчали в обоих ухах, и все никак нельзя было сказать какой именно из кузнецов им слышится. Точнее, если они его видели перед собой, то и стрекот его лапок они тоже выделяли из общей картины! Но вот по стрекоту вычислить расположение насекомого было почти невозможно!

Скрыжикрыжикрыжи! – снова задразнил его слух один из прыгунов, и волчонок повел ушками в разные стороны, словно вычисляя расположение мелкуна на внутреннем локаторе. – Скрыжикрыжикрыжи! – вновь завел тот свою песню, и Волчонок опустил нос в траву и посмотрел и прислушался уже оттуда.

- О, - раздалось рядом немного удивленное лисье, и Серый аж вздрогнул от неожиданности. – А чего там? – заулыбалась Лисёна, когда он поднял взгляд на нее.

- А! – махнул Серый лапой. – Кузнечика увидеть хочу. Опять трещит… Во! слышишь?

- Ага, - пушистая кивнула. Но тут же перестала вслушиваться и выпалила: - Да ну его этого кузнечика. Пойдем че покажу! – и побежала в сторону речки. Обернулась на секунду: - У нас там такие рыбы плавают! – и вновь унеслась. Только хвост и видели!

Серый посмотрел ей вслед, потом в сторону скригуна. Пару секунд помедлил, гадая что за рыбы там такие могут плавать, а затем побежал за Колючей.

Речка была не очень далеко, и добираться долго не пришлось. Пушистая сидела на крупно-галечном пляже и с любопытством смотрела на воду.

- О! Смотри! Вон они, вон! – указала она лапкой на черные спины, вспарывающие гладь небольшой ямки у противоположного берега. – Ты смотри какие они огромные! Ого себе! Я никогда такого и не видела! – горели глазки пушистой. – А какие у них кусачие мордахи!! – она хихикнула.

- А, - кивнул серый. – Это же кита. Она приплыла икру метать. Детей заводить.

- Ого! – лиса обернулась к нему с удивлением. – А ты откуда знаешь?

Волчонок вспомнил свои каждоутрешние походы вдоль берега в поисках интересных деревяшек и улыбнулся.

- Да мне про них тетка Сорока вчера сказала, что они в нашу речку вошли и скоро в верховья самые поднимутся. А сам я их еще не видел, нет, - поглядел на тех – черные спины.

Рыбищи косяками поднимались по реке все вверх и вверх. Пушистые смотрели на черную от них речку и притихшие и ошалевшие от такой мощи сидели на берегу на камнях.

- Как их много… - пробормотала лисичка.

- Ога-а-а, - согласно вздохнул волчонок.

Так они и сидели.

- А хорошо тетке Сороке, - задумчиво протянула Лисёна. – Вот она в небо как улетит, так ей оттуда все и видно. А я вот тоже, может, хочу с неба на лес наш посмотреть! Это же наверно так интересно! Как вот он оттуда выглядит, а?! – с воодушевлением уставилась она на серую мордаху рядом.

Волчонок хмыкнул и осторожно пожал плечами. Если честно, он уже приготовился к очередной лисьей проделке и с опаской ждал, когда же лиса о ней заявит в подробностях.

- Ты вот видел Синий лес с неба?! – уточнила лиса.

Серый покачал головой.

- И я тоже нет! А я хочу! Я хочу летать!! – помахала она лапками и уставилась на пропархивающую рядом пеструю бабочку. Облизнулась и стала подкрадываться к той поближе. Бабочка подлетела и села ей на ухо. Лиса замерла на месте, пытаясь увидеть то, что творилось на ее голове, и одновременно не шевеля ухом, чтобы не спугнуть летунью.

Волчонок тихо смеялся над получившейся картинкой.

Лисёна наконец пошевелила ушками, но бабочка перепорхнула ей на макушку и вновь замерла. Лиса предвкушательно, опять облизнулась и скосила глаза, чтобы видеть пеструю. Не получалось. Она хныкнула и помотала головой. Бабочка взвилась в небо и полетела от реки к траве с цветами. Лиса за ней. Волчонок только голову вслед им обеим повернул, ожидая чем все это закончится.

Бабочка опустилась на травинку, и пушистая бросилась за ней. И вовсе не съесть она ту хотела, вот еще. А разнопестрые узоры на крыльях порхуньи разглядеть! И вот она медленно подкралась, проползла на брюхе несколько шагов, чтобы не спугнуть чуткую красотулю, и замерла на месте, уставившись в яркие и переливающиеся узоры на пушистых крыльях.

Она почти самый нос ткнула в эти крылья, чтобы увидеть все столь любимые ею тонкие подробности, и бабочка милостиво разрешила себя внимательно рассмотреть. Минуток несколько она чистила хоботок, топталась по травинке, потом спорхнула на гроздь желтых цветочков рядом и принялась за медовособирательную работу.

Лисёна все это время замершая, как истукан, лежала в траве и пыталась даже не мигать. Она медленно положила мордаху на вытянутые передние лапки и постепенно опустила взгляд с бабочки вниз, на корни травы, на землю и обнаружила, что там столько всего!

Первым делом она выхватила взглядом кузнечика – такого толстого, зеленовато-розового, грызущего травинку прямо посередине, так что та должна была скоро переломиться. Кузнечик со знанием дела дожевал до стерженька, передохнул, словно бросив на лису внимательный взгляд, и продолжил. Верхушка травинки упала на землю. Лиса опустила взгляд ей вслед. Травинка свалилась прямо на спины и головы шеренги рыжих и усатых муравьев, которые тут же засуетились, облепили ее, хватая лапками и жвалами, и потапали в ту же сторону, куда и шли ранее. Лисичка внезапно обнаружила, что стебли этих самых обычных травинок, которые прорастали из земли, были толще самих муравьев, и вздымались вверх такими громадами, словно деревья над ней самой. И тут ее осенило – она смотрит на лес с высоты лисьего роста!! Пригляделась к жизни на земле повнимательней…

Мураши обогнули выступ торчащего камня и углубились в заросли клевера. Скрылись с лисьих глаз в этом кустарнике насекомьего леса, и лиса перевела взгляд на какого-то черного жучка, спешащего в сторону недалекого старого пня, всего покрытого мхом. В ту же сторону бежали еще несколько насекомых, и Лисёна поползла вслед за ними. Бабочка вспорхнула и улетела, но пушистая уже не обращала на нее внимания. Ее заинтересовало совсем другое!

До пня было-то с два лисьих шага, но для жука-то это целое расстояние! Добирался до него он довольно долго, временами убегая в стороны, останавливаясь, словно дорогу искал, а как до пня добежал, распустил крылышки и улетел. Ну вот! Лиса хмыкнула, вздохнула и уставилась взглядом в мох.

Сколько уже она на него смотрела в жизни своей – не перечесть! Мох и мох, что тут особенного? Ну, зеленый, ну, пушистый, и на ощупь прохладный и очень мягкий…

Тут она обнаружила, что на пне есть мох темно-зеленый, а есть и светло-зеленый! Ого! Он разный, что ли?! Она пригляделась повнимательней, и тут с удивлением поняла, что мох-то – он весь разный! И почему это раньше ей казалось, что там все одинаковое?! Вот, один похож на еловые веточки, торчащие в разные стороны, а другой словно цветочки. А вот третий, тот вообще какой-то с фиолетовым отливом, а с другого бока пня, в тени, так тот совсем, как подушка ватная. Тот самый прохладный, что под елками часто растет, а она ж там вечно бегает! Елковый лес неподалеку как раз и был! Так что лиса часто там по мху лапами топала...

Лисена с нескрываемым удивлением рассматривала словно впервые увиденную мелкую растительность, и тут вновь заметила в этих зарослях усатую живность. Вездесущие мураши и тут строем бегали, пересекая пень, и она опустила свой любопытствующий нос ближе, чтобы заметить что здесь-то они такого тащат.

Волчонок тем временем сидел-сидел, да и пошел к лисе. Столько времени она там что-то упорно разглядывала, что ему тоже интересно стало. Он подошел к пню с другой стороны, потом обошел с боку и глянул на то, куда вперила свой взгляд рыжая и пушистая.

- Лис? А что там? – поднял он бровку, так и не обнаружив ничего вроде бы привлекающего внимания.

Лиса бросила на него взгляд, и вновь уставилась на пень.

Волчонок подошел совсем близко и внимательно опять поглядел в нужном направлении.

- Да что ты тут нашла?

- Ш-ш-ш-ш! Тихо, - бросила Колючая, а потом указала взглядом на цепочку спускающихся муравьев. – Смотри! Это же как лес, а они в лесу бегут! – заметила она.

Волчонок посмотрел на нее непонимающе.

- Какой лес, где лес?

Лисена вздохнула.

- Ну, вот этот мох – он же как лес для муравьев, верно? Получается, что я и ты – мы тут великаны и смотрим на лес с высоты. Ты понимаешь?

Серый вновь глянул на рыжих усатых муравьев и удивленно открыл рот.

- О!

- Получается, что мы, как и тетка Сорока - видим все сверху!!! С высоты насекомьего полета! - она помахала лапками, словно крыльями. – Мы видим муравьиный лес! Гы! Так вот и тетка Сорока видит все, что творится внизу! – довольно заметила. – Так, значит, не обязательно крылья-то иметь, чтобы видеть лес сверху. Просто лес можно найти не только над головой, но и под лапами! – заговорщески подмигнула. - Тот, что по силам увидеть!

Волчонок смотрел на нее, словно пытаясь осознать высказанную мысль, а потом рассмеялся.

- С высоты лисьего полета, - поправил он ее. – А еще говорят, что лисицы не летают. Врут все, - он покатился со смеху. А Колючая поднялась на лапы и сладко потянулась.

- Так и есть, - важно кивнула.

Серый улыбаясь сел рядышком и прицелился, чтобы цапнуть лисичку за ухо. Та делала вид, что ничего не видит, а как только ринулся он к ее уху, отпрыгнула в сторону и помчалась от реки прочь, в лес. Там она выскочила на полянку с большим валуном посередине и взлетела на него рыжей молнией, чтобы тут же замереть на месте и подсмотреть как ее будет искать волчонок.

Тот подождал немного, чтоб она спряталась, и побежал следом, водя носом по воздуху. Конечно же он сразу узнал где она спряталась – солнце золотило ее шубку вовсю, - но вида не показал и стал оббегать полянку кругами, все ближе и ближе к валуну с лисой приближаясь.

Пушистая спрятала нос между передними лапками и из-за них выглядывала на волчонка, то и дело прижимая ушки, словно пытаясь уменьшиться. А серый все ближе и ближе подходил…

Она перестала дышать, когда он оказался прямо под ней, и медленно и неслышно собралась в комок. А потом ка-а-ак прыгнет ему на спину!!

- РРяф! – со смехом фыркнула над его головой в полете и сбила волчонка с лап на мягкую траву. Тот перекувыркнулся, вскочил и кусил ее за хвост. Она его в ответ за ухо, и давай бежать от волчонка за камень!

- А-ага! – тот понесся следом.

Лиса вокруг камня давай круги нарезать, а Серый за ней. Пару минут носились во всю прыть, а потом все медленней, да совсем остановились, отдышаться. На мордашках улыбки во всю ширь, языки свешены, жарко даже стало!

- Ух, - выдохнула лисичка. – Весело-то как!

Она глубоко вздохнула и стала срывать цветы и тут же плести небольшой веночек. Волчонок побегал вокруг посрывал цветочков и травинок-колосков, чтоб и они вошли в тот венок, а потом вручил лисичке в лапки и сел рядом, глядя как она их быстро-быстро скручивает. Колючая довольно мурлыкала, быстро справляясь с работой, а потом закрепила последние стебельки среди обмотки первых стеблей и довольно поглядела на свое творение.

- Это тебе, Волча! – заявила она и надела веночек тому на правое ухо.

Серый с улыбкой поднял глаза, словно пытаясь разглядеть как венок на нем выглядит, а потом слегка повертел головой, пробуя не слетит ли тот при движении. Нет, держался!

- А у меня для тебя есть кое-что, Лис, - ответил он ей. – Помнишь, - поднялся на лапы, - я говорил, что из дерева вырезаю всякие фигурки…

Лиса закивала, довольно улыбаясь.

- Я тут сготовил одну фигурку, пойдем посмотришь.

- Вау! Пойдем! – она вскочила и чуточку нетерпеливо затрусила рядом с волчонком к его норе.

А тот словно специально не торопился! Шагал себе, стараясь, чтоб венок с уха не упал, еле лапы перебирая.

- А что за фигурка? – поинтересовалась лисичка.

- Ага! Так я тебе и сказал! – коварно глянул на нее Серый.

Лиса хихикнула понимающе.

- А давно ты ее сделал?

- Да вот утром закончил. Наверно, уже краска на ней высохла, так что и смотреть можно…

- Ох! Ты ее раскрасил?! Ого.. Клась! Так что ты говоришь сделал? – невинно переспросила.

- А! Лис! Не хитри, я не скажу. Сейчас увидишь… - они зашли внутрь.

Лисёна огляделась, вспоминая вчерашнее наведение порядка, а потом потопала к другу.

Серый поднял деревянную лисичку со стола и поднес к глазам. Краска высохла, и лисичка получилась улыбчивой и смешной. Глянул на подошедшую Пушистую и показал фигурку ей.

- Вот, смотри какая прикольная… - аж сам заулыбался он.

И Лисёна восхищенно рот разинула.

- ААААААААх!! – выдохнула она. А потом взяла ту в свои лапки и рассмеялась. – Ой какая! Хы-хы! Волча, ты классно так делаешь!!!

- Это тебе, - пробормотал тот в ответ.

- Как мне? – удивилась Рыжая. – Мне?!! – заскакала она от радости. – Спасиба-а-а-а!! – затискала на радостях Серого и вновь уставилась на себя веселую в миниатюре. – Лисичка, хе-хе, - погладила ту пальчиком, - замечательная… А я хочу еще посмотреть!! Что у тебя еще есть?! Ты покажешь потом?!! – бросила улыбчивый взгляд на волчонка.

Тот засмущался.

- Да я что, не так уж и много у меня поделок…

- А ну и что! Ты главное покажи!! Я Белка позову! А ты покажешь как это делается, хорошо?

Волчонок пожал плечами.

- Да, как-нибудь, - кивнул. – Хорошо. Надо пособирать…

- Ой, я тогда домой!! – лисичка хихикнула. – Все, я убежала, пока! – и унеслась из волчьей норы.

А серый Волчонок довольно вздохнул, сел на стул и подумал не поставить ли ему чаю…




Беговая зарядка, или история про тётку Сороку


Что такое зарядка? Знает наверно каждый. Это когда утречком встал, поделал с сонным видом какие-то замудреные упражнения, словно отдавая долг кому-то, и в бой на новый день.

У лисички же это получалось совсем по-другому!

Вообще ее день начинался по-другому! И так как зарядку свою делала она каждый день, то и опишем мы любой из ее дней, которые нам только на ум придут…


…Лисена собирала грибы с ёжиком, выспрашивая того о качествах каждого гриба, и бегая меж кустами в поисках соблазнительных круглых шляпок. Ежик не скупился на объяснения, не часто к нему с такими вопросами приходили. Да и помощь лишняя не мешала, - с таким грузом грибной добычи, какую собирал он – уже не под каждый куст-лист можно было забраться…

Лиса проснулась.

Случай тот был давно, еще осенью, после того, как отнесла ежику шубку его колючую…

Ну да это совсем другая история.

Лисичка пошевелила кончиком хвостика, почесав себе ушки, а затем вытянулась в струнку на боку и хорошенько потянулась. Зевнула, переваливаясь на пузико, и вновь потянулась. А затем вскочила на лапки, по-кошачьи выгнула спинку, по-собачьи встряхнулась и с довольным видом огляделась в своей норке.

А теперь зарядка!

Она побежала к выходу из норки, и в Синий лес влетела рыжая молния с любопытными глазами.

- Йа-а-ах-х-х-ххаааааа-а-а-а-а!!!!!! – огласила Лисена окрестности счастливым кличем – уведомлением в том, что Лиса в Лесу.

Через мгновение хвостатая молния резко завернула за одно дерево, тут же за другое, пролетела над кустами, чувствуя как крылышки режутся, нарезала пару кругов вокруг огромного валуна (летними вечерами она устраивалась на его нагретой за день макушке и созерцала Закат), потом абсолютно прямой участок тропы в пару десяток ее длин – который она преодолевала на скорость, после этого уже помедленнее рысь-петляние между мелкими деревцами, словно запутывая следы, после этого ползком под кустами, зарываясь в снег, на пузике, чуть выставив черный носик… Вновь вскочила на лапки, вновь пронеслась под деревьями…

Минут через цать остановилась на полянке с высунутым языком, быстро дыша и со счастливыми глазами оглядывая еще не оббеганные деревья. В снегу появилось одной запутанной тропкой больше.

День начался!


- Лис! – зевнул выше на ветке Бельчонок. – Тебе не надоедает каждое утро тут носиться?

- Не-а! – помотала головой лисичка. – Ты че!!! Это ж так классно! Заряд бодрости на весь день! Ты сам-то попробуй!

Бельчонок посмотрел на нее непонимающе.

- Я? – округлил он глаза. – Носиться по земле, как ты?!! Ты с ума сошла!

- Да нет! – отмахнулась Колючая лиса. – Ты не понял. Зачем тебе по земле?! Ты можешь вслед за мной по деревьям, там у тебя лучше получается!

И ее собеседник задумался.

А потом хмыкнул.

- Хе, хорошо! С завтра?

- С завтра! – кивнула лисичка и умчалась домой завтракать.


Настало новое утро.

Лисена зевнула:

- Мня-я-я-а.. – и открыла глаза.

Хорошенько потянулась, повертелась вся, растягивая сонные мышцы и связки, поднялась на лапки, вновь зевнула и потопала к выходу.

Вышла из норки, с удовольствием оглядела просыпающиеся окрестности, принюхалась к запахам, что доносил легкий утренний ветерок. Опустилась мордочкой к передним лапкам, почти принимая низкий старт, потопала задними лапками, словно разгоняясь, и прыгнула вперед, понеслась в лес.

- Йа-а-ах-х-х-хи-и-и-и!!!! – влетела под деревья и затормозила, увидев Бельчонка. – О! Ты пришел!

- Ну так! – ухмыльнулся тот. – Я решил попробовать.

- За мной! – заорала лиса и рванулась вперед под деревьями.

Бельчонок не ожидал такого резкого старта, но отреагировал быстро и понесся по веткам за рыжей проводницей. Получалось это у него так же легко, как у лисы по земле, а может и проще даже. Бельчонок мог с лучшей вероятностью найти дорогу в чаще веток, чем лиса в чаще деревьев. Он прыгал с одной ветки на другую, не останавливаясь ни на секунду - то попадая на толстые ветви, то роняя тело на тонкие прутики, которые тут же опускали его по инерции на другие ветви, то пролетая некоторые расстояния в прыжке безо всяких веток…

Бельчонок быстро догнал лисичку, но тут она по обыкновению своему резко свернула в сторону, и он, продолжая ее же траекторию тремя-четырьмя метрами выше, оттолкнулся от ствола и прыгнул за ней.

Лиса пролетела над кустом, юркнула меж парой толстых березовых стволов, сросшихся у корней, бельчонок прыгнул над ней на другое дерево, на березовую ветвь, на еще одну, ниже на боярышник, с него вновь на березу…

Лиса по прямой тропинке, бельчонок – по веткам вдоль нее. Колючая к валуну, бельчонок над тем и в распростертые Веткины объятия другого дерева.

- Ха-аааа-ааа-а-а-а-а-а-ааааа! – довольно завопил он, когда обогнал лисичку, и поскакал по веткам дальше.

- Хы, - ухмыльнулась Колючая и во всю силу своих лапок понеслась за ним..

Через некоторое время оба бегуна остановились и со счастливыми мордашками уселись кто где, пытаясь отдышаться.

- Ух ты! – наконец вымолвил бельчонок.

- А то! – воскликнула лиса и вскочила на лапки, забегала вокруг дерева, где он сидел. – Завтра будешь беговую зарядку со мной делать? – улыбалась она.

- Да!!! – тут же последовал восторженный ответ.

- Тогда я завтракать! Потом встретимся! – и легкой рысью побежала домой.


Однажды их за таким беговым занятием застала тетка Сорока. Некоторое время она наблюдала за рыжей молнией, летающей по снегу – что не было трудно из-за отсутствия листвы, а вот когда те остановились, подлетела поближе и по своему обыкновению стала брюзжать:

- Ой, где это видано, чтобы белка с лисой носились по лесу, как угорелые!

Лисена подняла на нее смеющиеся глаза.

- Делать тебе нечего! – укорила ее птица.

- Аха! – с ухмылкой кивнула рыжая.

- А ты! – скосила на бельчонка строгий глаз Сорока. – Ты-то куда? Вот все твоей матери расскажу! Как ты тут носишься без толку!!!

- А мне мама разрешила! – улыбнулся тот. И сорока, буркнув, что куда мать, туда и сын, махнула крылом и полетела прочь.

Друзья рассмеялись.

- Мама говорила, что тетка Сорока сама любила носиться меж ветвей – в юности-то, - сообщил лисичке бельчонок. - А как она от ястреба уворачивалась! Как запутала того, что бедный махнул на нее крылом и улетел!

- Какого ястреба? – загорелись глаза у лисички.

- Да давно это было, они с ястребом повздорили, он ей и пообещал все перышки пересчитать!

- Обожди! – остановила рассказчика лисичка. – Ты с начала историю расскажи, а то я что-то ничего не пойму.

Бельчонок вздохнул, не зная с чего начать, наверно. А потом заговорил...


Ну вот, как-то мы с мамой болтали о родственниках в соседнем лесу и разговор вышел к тетке Сороке. Нет, она нам не родственница, но так давно мы ее знаем (мама знает - уточнил), что почти что и родственница. Так вот, давно уже придавно, когда Сорока была не такой уж и старой, а наоборот – быстрой, острой на язык молодой задирой, они, бывало, тоже с другими своими сородичами носились по округе, и приставали к жителям леса и округ с язвительными замечаниями, шуточками и насмешками, чем выводили тех из себя. А сорокам-то это и надо было!! Веселились они до упаду над зверьми. Ведь достать-то их те с земли не могли никак! И безнаказанно сороки летали от одной норки к другой, от одного дупла к другому, чуть что – улетая, и дело с концом. Усаживались на тонкую высокую ветку, куда ни один лесной житель не поднялся бы, и вновь дразнились.

Но вот однажды, попалось им гнездо сокола. Было это рядом с лесом, сначала птицы подумали, что это гнездо какого-то фазана, ведь не встречали сокола никогда – первый год гнездовался в этом лесу он, и давай над ним свои привычные шуточки шутить.

Сначала хозяин гнезда не обращал на болтливых сорок никакого внимания, но они наверно не поверили, что так все и закончится, и не отставали. Одной надоест болтать – другая продолжит.. и так с час.

И тут сокол молча взмахнул крыльями и взлетел. И по одному только взмаху его крыла птицы вдруг поняли, кто перед ними!!! И в рассыпную! А сокол следом! За всеми сразу полететь он не мог, выбрал как раз нашу тетку Сороку и давай за ней, пируэты выписывающей!..

Сорока так испугалась и прочь! В лес! Там она каждую веточку знала, меж ними юркает, как та муха, а сокол ни на крыло не отстает от нее!! Даже все ближе подбирается!!! Представляешь что сорока испытывала?!!! Она от страха все свои шуточки позабывала и взмолилась, что если избежит когтей преследователя – навсегда перестанет издеваться над зверьми и подругам то же будет все время советовать!

И вот, несется она по лесу, быстро-быстро крыльями работая, не помня себя, носясь с такой скоростью, какой никогда от себя и не ожидала даже! А сокол молча следом, висит на хвосте, и только ветер свистит в его острых крыльях…

(Бельчонок так воодушевился, рассказывая, что аж лапками стал махать, жестикулируя, показывая, как они летали, и поворачивали, и под ветками, и между веток….

Лисена слушала с улыбкой, и перед глазам ее проносилась эта картина.)

Ну и вот. Сколько сороки его выкуривали из гнезда, столько сокол гонялся за сорокой. И не устал он не капли, даже наоборот – словно только сильней и быстрее становился. А сорока-то наша не привыкла к таким марафонам! Уже не могла она быстро лететь. И стала юлить меж деревьями, как я сегодня, пытаясь запутать преследователя и потратить на полет меньше сил.

В конце концов сокол от нее отстал. Под конец, правда, успел цапнуть когтями сороку за хвост, выдрав пару перьев, а потом поднялся над деревьями и улетел домой. Темнеть уже стало к тому времени, не гонять же болтушку еще и ночью! Хе-хе!

И вот, улетел он из Синего леса, а бедная наша тетка Сорока рухнула на первую ближайшую ветку без сил и чуть на землю от усталости не свалилась. Лапки ее не держали, в голове мутилось – от усталости, крылья в воздухе не работали… Еле до гнезда своего в дупле дуба старого добралась и скрылась с глаз наших. Целые сутки ее не было видно. Говорила потом, что как коснулась веточек гнездышка своего, так и вырубило ее. Уснула без памяти!!!

Зато когда проснулась и под ночь вылетела наружу – ее не узнать было!!! Мама рассказывает, что сороку тогда словно подменили! Злые шуточки ее исчезли, насмешки и прочее – всего и след простыл! Сначала некоторое время – пару дней - птица наша все больше отмалчивалась. А ведь ее же спрашивали все - как она от сокола-то смогла увернуться!!! А потом заговорила, но стала такой доброй и ласковой!!! Ее прямо не узнать было! Словно подменили сороку! Встретилась с подругами, и стала тех переучивать, чтоб перестали над зверьми издеваться. Постепенно те ее послушали, злые шуточки прекратились. Просто шутки сороки не могли не творить, но злости былой в тех уже не было. А сама наша тетка Сорока – вообще перестала приставать к народу. Это уже позже она повзрослела, брюзжать научилась, но это она не со зла, а так…


Бельчонок рассмеялся.

- Мама сказала, чтоб я не обращал внимания, когда она так вот бу-бу-бу говорит. Пусть ее, хе-хе.

- Аха, - кивнула лисичка. – Я тоже так, она сразу такая «бу» типа, ну и ладно вам! А я смеюсь!! И она отстает сразу! А она добрая!! Я знаю!!! Она показывала мне где растет вкусная земляника! И пару ледяных ручьев летом показала и научила как отражение в тех свое находить! Классно это! – она с улыбкой вспомнила лето и облизнулась.

- Отражение? – переспросил бельчонок.

- Угу, - закивала лисичка. – В воде можно себя видеть! Мы бывало сидим у ручья, и смотрим… Ха!

- Да ты че!? А я никогда не видел! – заинтересовался ее сосед.

- Да ты не смотрел никогда! – возразила Колючая лиса. – Я тоже раньше не смотрела! Обычно прыг в воду и плюхаюсь там, рыбу распугиваю – они такие мелкие и юркие, что никогда поймать не могла! А тут тетка Сорока на ветке надо мной сидела и говорит мне, что мое отражение на меня не похоже.

Как не похоже, говорю. Какое такое отражение?!

- Да в воде твое отражение! В речном зеркале!

- Каком зеркале? Разве у реки может быть зеркало?

- Конечно, - говорит мне она. - Мне сверху лучше видно. А ты сама слишком часто разбиваешь это водное зеркало, чтобы увидеть себя, а я вот, изредка успеваю на двух тебя посмотреть.

Ну, тут уж мне тоже стало интересно на двух себя посмотреть.

- Ты прекрати носиться. Встань смирно и смотри в воду, - учит меня сорока. Я встала, смотрю. Хвост мой речка за собой волокет, а я смотрю… и тут УВИДЕЛА!! Представляешь! В воде лисичка! Такая же маленькая и рыжая – только цвет плохо видно.. с таким же хвостом, лапками и шубкой! Короче, тама было мое отражение!! Ух! – Колючая лиса восторженно посмотрела на слушателя. И тот восхищенно открыл рот.

- Ого! Нет, я не видел… Я только отражения деревьев видел в воде и все…

- Да увидишь еще! Главное, знать что искать! А там все увидишь! А еще мы с ней на закат смотрим иногда. Летом часто было… сейчас ее редко вижу. Тоже как-то бегаю по лесу вечером, выскочила на полянку, а тут сорока на ветке и на солнце красное смотрит. Глаза чуть прищурила и смотрит. Со мной не говорит, как обычно, ну, я тоже остановилась, на камушек этот, вот, забралась и смотрю тоже. Думаю, что она там на нем увидела?.. И не знала раньше, что оно красивое такое! Солнышко наше! – ласково протянула лисичка. - А тут оказывается, что когда на него смотришь – так хорошо на душе становится! Так что я теперь не только его встречаю утром, но и провожаю вечером. Оно замечательное!

- Ничего себе! – улыбнулся бельчонок. - Я тут вспомнил, что она мне как-то показала очень красивое дерево! Говорит, что красоту надо Созерцать! Весной это было, оно цвести начало, там запах такой нежный. Вкусный!!! А осенью мы с ней оттуда яблочками лакомились - с дерева этого. Такие красные и сладкие-сладкие оказались!.. Какая оказывается наша тетка Сорока! А я и не думал, что она всего столько знает. И что умеет открывать мир новый в привычных вещах!

- Ва-а-а-а-а! – кивнула лисена. – Это точно! – с улыбкой вздохнула.

Они замолчали, думая о своем, вспоминая все, что было связано с теткой Сорокой в их жизни, - и в самом деле открывая для себя, что та редко просто брюзжала. Чаще всего она им что-то показывала, рассказывала или открывала глаза на то, что скрывалось под обычными вещами…

- А ведь она волшебница, - улыбнулась лисичка вдруг.

Бельчонок вскинул на соседку озорные глазки и хихикнул. Он с ней был полностью согласен!




Про волчонка Серый хвост и его новую семью


Серый Хвост остался один совершенно неожиданно. Еще совсем недавно он с братьями и сёстрами бегал по Желтой поляне (названной так из-за множества цветущих одуванчиков), а потом вдруг неожиданно БАХ, ПАРАБАМ! Гром, ливень! Лес потемнел, а звуки его струями дождя смылись и уплыли вместе с потоками воды.


Серый хвост забился под какую-то корягу, чтобы переждать грозу, да так и уснул до самого утра. А когда выскочил после рассвета наружу, да стал искать своих — никого уже и не нашел. Нос у него был хороший, запахи родных он отлично помнил, да вот только ни один из этих запахов не было слышно. Дождь всё смыл.


Волчонок задумался. Значит, надо что-то придумать! Он огляделся. Ведь далеко уйти от дома он не мог - всего-то несколько прыжков как за бабочкой сделал... Серый хвост вспомнил все, что ему говорил папа про ориентирование в лесу, и сел. Ага! Он повел носом к коряге, под которой спал, запоминая ее запах, а потом побежал в лес на разведку. Сначала в одну сторону некоторое время, оглядываясь и пытаясь узнать местность, потом вернулся к коряге и побежал в противоположную сторону, но ничего знакомого так и не обнаружил. По дороге он вновь погнался за бабочками и сцапал парочку, наконец, в зубы. Съел, отфыркиваясь от пыльцы с крыльев, что попала ему в нос, и решил, что больше с ними связываться не будет. Есть еще и другие вкусности - Серый хвост принялся разрывать лапами кору на родной уже коряге, отыскал несколько жирненьких белых червячков, слопал, облизнулся и вновь задумался. Как ему отыскать дом? А то он уже во все стороны побегал, а такое ощущение, что всё не там. Надо кругами побегать! Точно! Начать с коряги и пойти по кругу, все удаляясь и удаляясь, чтобы в какой-то момент времени, наконец, выскочить на Желтую поляну!


Серый хвост заулыбался и тут же принялся исполнять задуманное. Однако, это оказалось не так уж и просто. Много раз на пути встречались такие разные и интересные существа, растения, прозрачные лужи, в которых он с удивлением разглядел жизнь. Он, то погнался за черным бельчонком, моментально взвившимся на дерево и оттуда недовольно зацокавшим, то прыгнул за красной стрекозой куда-то в сторону, тут же в болото угодив. Так что к темноте недалеко смог уйти. На ночь он вернулся к коряге, нарвал даже себе травы, чтобы помягче лежать было, и с улыбкой о путешествии уснул.


На другой день Путешествие По Кругу продолжилось. Он еще много раз отвлекался от строгого своего пути по окружности, но решил, что поляна за пару дней никуда деться не может, а значит, все будет хорошо. В какой-то из дней он даже вышел на поляну, которая оказалась почти такой же, как его родная, да только была она вовсе не желтой, а белой. По всей поляне росли цветы с белыми головками из пушинок. Он еще побегал по ней, сгоняя те с цветов, ветер помогал ему поднимать их в небо и уносил куда-то в лес. Но наверно это была не та поляна, ведь никого из семьи рядом не оказалось, и запахов их — тоже. И раз это была не его поляна, Серый хвост двинулся дальше в лес, и пушистые цветы остались где-то позади.


А потом он вышел к реке.


До этого волчонок никогда рек не видел. Родители как-то показывали им родник — небольшое углубление в земле, наполненное холодной всегда водой, но тут воды было столько!! И она бежала! А на противоположной стороне сидел неизвестный черный зверь с белыми продольными полосками на голове и смотрел на него. Серый с интересом его оглядел.


- А, Серый Хвост! - воскликнул тут непонятный зверь.


- А откуда ты меня знаешь? - удивился тот.


- Да я видел тебя совсем маленьким не так давно. Однако ты быстро вырос!


- А ты кто? - поинтересовался волчонок задумчиво, ибо совсем не помнил, чтобы когда-нибудь к их дому приходил кто-то подобный.


- Меня зовут Старый Барсук, - улыбнулся тот. И словно в ответ на недоумение волчонка добавил: - Да конечно ты меня не помнишь, ведь ты тогда только-только вышел на свет!


Серый хвост совсем не понял что бы это значило, но решил уточнить всё потом.


- А почему старый? - поинтересовался он. - Что значит старый?


Барсук засмеялся.


- Ночью видел белые точки на небе?


- Ага… А что это?


- Это звёзды. Так вот — сколько звезд на небе, столько и дней я прожил под ними, - и он вновь рассмеялся.


Волчонок хмыкнул. Он не очень-то понял его странное высказывание о днях, потому что помнил своих не так уж и много. Лучше всего в памяти остались именно те дни, которые он провел самостоятельно, совершая Путешествие. А что было до того... Он попытался вспомнить всё, что предшествовало ему, вытащил из памяти образ грозы, дождя, бабочки, за которой он погнался тогда... Другие волчата, которые остались на поляне... Хм... Он уже и забыл, что шёл искать семью. Путешествие превратилось из Поиска в Открытие Мира...


- Серый хвост, а что ты здесь делаешь-то? - поинтересовался Старый барсук.


- Я пошел искать своих, - задумчиво ответил волчонок. - Они потерялись. И я пошел искать... Ты их не видел? Они должны быть где-то неподалеку!


Барсук покачал головой. Нет. Не видел... Он не стал говорить, что в тот день его семью на поляне нашли охотники…


- Но я знаю того, кто может знать. И если хочешь, я тебя к ней отведу.


- Да-да-да! - Серый хвост тут же закивал. - А кто это? - с интересом спросил.


- Это тётка твоя, матери сестра. Живет она неподалеку, у подножия гор, так что далеко идти не придётся... Ты вот там ниже по течению речку перейди. Там как раз мелко. Да, да, там.


Волчонок вошел в реку в нужном месте и потопал через воду. И тут у него меж лапами что-то пронеслось — он аж опешил! О! Кто это? Он прыгнул за коротким юрким существом, что шныряло около него, но то юрк в сторону, и только его и видели. Хо! Волчонок вгляделся в воду и обнаружил, что этих маленьких юрких полосочек под лапами полно! Прыг на одну, прыг на вторую... ааа, он ушел под воду почти по самые ухи, выскочил на мелкоту и с восторгом оглянулся.


- Что это было?! - обернулся к барсуку.


- Дак ты в ямку прыгнул за рыбой— там глубоко же! – полосатомордный зверь весело рассмеялся.


- Ха! Ямка? А можно еще?!


Барсук вновь рассмеялся.


- Да конечно!


Плюх! Волчонок вновь оказался в воде, а потом выскочил на берег, отряхнулся с головы до хвоста и довольно фыркнул.


- А что там за полоски в воде юркают?


- Рыба, что ли?


- Рыба... - Серый Хвост вспомнил, что мама приносила им что-то подобное, а он еще удивлялся как это существо живет без ног. А оно в речке плавает! Вот почему!


Он с интересом уставился в воду, даже облизнулся от предвкушения, а потом обернулся к барсуку и спросил:


- А как тётю зовут?


- О, зовут ее Чёрные Уши обычно, - с готовностью откликнулся тот. - Но иногда еще Рассказчицей называют.


- А что она рассказывает? - заинтересовался волчонок.


- Всякие разные истории. Она же страшная путешественница! Побывала во стольких разных лесах, что и не сосчитать. Вот у неё можно спросить всё, что угодно, хе-хе...


- А я тоже путешествовал!


- Тогда вы с ней точно поладите! - подвел итог барсук, а потом повернулся в сторону от реки и побежал к еле заметной тропе. Волчонок за ним.


Барсук засеменил по тропе в лес, тут же скрывшись с глаз волчонка за высокими стеблями травы, и тот с криком «эй, подожди!» припустил следом. Тропа была неширокая, постоянно виляла туда-сюда, и Серый Хвост с удивлением оглядывал Лес, населенный уже совсем другими растениями. Ещё недавно ему казалось, что всё, что можно было, он уже увидел, - а тут...


Барсук остановился у корней какого-то дерева, и волчонок подошел. Ух! Взгляд его упал вниз, и Серый чуть не свалился следом — так неожиданно высоко они оказались. Дальше лес обрывался крутым склоном, и тропа спускалась по нему куда-то вправо, теряясь в густых зарослях водолюбивых растений. Снизу тянуло влагой и теплом.


- Это гора? - с удивлением спросил он.


- Это овраг, - рассмеялся Старый Барсук. - А там внизу ручей. Комариный ручей его еще называют. А горы далеко, - он усмехнулся в усы и стал неторопливо спускаться по тропе.


- А почему ручей комариный? – тут же спросил любопытный Серый.


- А потому что тут живут комары, - не оглядываясь, ответил барсук.


- А кто такие комары? – сунулся волчонок следом, чуть поскользнулся на мокрой земле и стал более внимательно смотреть под лапы, спускаясь вниз. Барсук намного его обогнал, видно, часто тут спускался и знал каждый корень, каждую кочку и куст, за который можно было б схватиться и притормозить. Серый же Хвост неловко топтался, то и дело опасаясь, что опять поскользнётся и кубарем докатится до самого дна.


- А вот и комары, - усмехнулся барсук у тонкой нитки ручья на дне оврага, и в него всё-таки влетел поскользнувшийся и побежавший от неожиданности вниз волчонок, а потом громко чихнул.


Какое-то жужжащее облако окутало его мордочку и стало лезть и в пасть, и в глаза, щекотать нос… чхи! Он скосил глаза на свой мокрый чёрный нос и разглядел несколько жужжунов, которые, как бабочки, тыкали в него своими длинными хоботками. А-а! Волчонок от неожиданной боли опешил и смёл летунов лапой.


- Пойдём наверх быстрее, - рассмеялся Старый Барсук и вприпрыжку стал подниматься по тропе на противоположном склоне оврага. Почти испуганный волчонок побежал за ним, и через минуту со странным чувством недоумения и опаски глядел вниз на Комариный ручей. – Ну, вот, ты и с комарами познакомился, - фыркнул мягко его проводник и указал лапой на тот склон, откуда они пришли: –Видишь кустики? Это черника. В середине лета там будет много сладкой и вкусной ягоды, приходи лакомиться.


- А комары? – опасливо поёжился волчонок, нос которого немного чесался от укусов.


- А что комары – не съедят они тебя. Шкура толстая тебя защитит, а нос уж прикрывай. Научишься ещё. Пойдём.


- А в середине лета – это когда? – вспомнил вдруг волчонок, и барсук поглядел на него сверху вниз.


- Когда на берёзах появятся первые желтые листья, значит, лето перевалило на вторую половину. В это время в лесу уже полно самых разных ягод – от земляники, смородины, до малины и черники. А грибы!.. Пойдём-пойдём, надо к заходу солнца нам успеть.


Барсук вприпрыжку, чего нельзя было ждать от такого массивного с виду зверя, побежал по путаной тропе, и волчонок припустил за ним. По дороге он задавал вопросы обо всём, что было ново для него, и барсук очень интересно отвечал. Почему вода мокрая, где ночует солнце, зачем комары кусаются, если не едят. Они снова вышли к реке, звеневшей на камнях, и барсук показал Серому как ловить юркие полоски, оказавшиеся вдруг неожиданно толстыми и вкусными. У этой реки они пообедали, немного отдохнули, а потом пробежали тёмный еловый лесок, ещё какими-то дорогами прошли, целиком скрываясь в высокой траве, а потом вновь по лесу с его множеством тропинок и опять к реке. К самому вечеру, когда волчонок уже изрядно устал идти, они вышли к желтоватым скалам, то и дело заросшим деревьями и кустарником. На одном из выступов скалы сидела серая волчица с чёрными ушами и смотрела на них сверху вниз. Старый Барсук с ней тут же поздоровался, она ему приветливо ответила, и через несколько мгновений уже оказалась рядом на земле. Пока Серый Хвост приходил в себя, дуя на горящие от долгой ходьбы лапки, его провожатый поговорил со своей знакомой, и они вместе посмотрели на него.


- Здравствуй, Серый Хвост, - приветствовала волчица племянника.


- И тебе привет, тётя Рассказчица! – неожиданно откликнулся волчонок, и «тётя» рассмеялась.


Сверху на них смотрели пять пар бусинок глаз серо-чёрных волчат, норовя высунуться поболе и заявить о себе новенькому. Мама позвала их вниз, и шустрые малыши тут же скатились вниз, чтобы с любопытством уставиться на нового брата.


- Это Серый Хвост, - представила его Чёрные Уши. – Теперь он будет жить с нами. Покажите ему ручей, пусть лапы остудит после долгого пути!


- Бежим! – крикнули ему и умчались в сторону.


Волчонок сначала двинулся за ними, но потом обернулся и сказал:


- Старый Барсук сказал, что ты знаешь где мои папа и мама, да братья с сёстрами. А где они?


Волчица подошла.


- Их люди забрали, малыш. И унесли. Я не видела сама, мне Тётка Сорока рассказала. А теперь иди к ручью, остуди лапы.


- А кто это – люди?


- Потом расскажу и покажу, Любопытный, - обещала она с улыбкой. – Потом. Иди.


Когда малышей и след простыл, а от близкого ручья раздалось пыхтение и шлёпанье по воде, она обернулась к барсуку.


- Ну что ж, добрый сосед. Спасибо, что привёл Серохвоста. Зайдёшь, чайком угостишься?




Когда солнце зашло за лес, и на небе появились первые звёзды, барсук откланялся и отправился со двора домой. Волчата вповалку лежали в норе, зарывшись носами в тёплые пушистые бока друг друга, и Серохвоста не сразу выхватил из общей пушистой кучи барсучий зоркий, хоть и старый глаз. Чёрный зверь с полосатой головой усмехнулся в усы, попрощался с гостеприимными хозяевами и скрылся в лесу. А Серый Хвост сладко спал, почти забыв, что несколько дней провёл в одиночестве. Он видел сны, где он гонялся за пёстрыми бабочками и находил своих.


И как-то постепенно всё стало почти, как прежде.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://lisicca00.narod.ru/zastlis2.html
Похожие рассказы: lisicca00 «Колючая лиса и Мандариновый котенок (Колючая лиса-2)», lisicca00 «Про ось земную и Снежных драконов (Колючая лиса-3)», Народное творчество «Роман о Лисе»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален