Furtails
Paul Clancy
«Как фисташковое мороженное поссорилось с Брюсом Виллисом за километр колючей проволоки и горскую монобровь»
#NO YIFF #юмор #копытный
Своя цветовая тема

Как фисташковое мороженное поссорилось с Брюсом Виллисом за километр колючей проволоки и горскую монобровь

Paul Clancy


Маня сиротливо стояла в своей клетке.

- Кошмар,- шумно выдохнула она, опираясь одним копытом об ограждение.

Картина для неискушенного наблюдателя была странная. Посреди фермы, на задних копытах, стояла обыкновенная буренка. Вернее необыкновенная, потому что наша Маня, была персоной артистической и неординарной.

- Скукота,- пожевывая стебель от травки, заметила корова, обведя взглядом соседние стойла, где ее рогатое племя молча гоняло во рту жвачку.

- На что уходят лучшие годы? - продолжала сетовать на судьбу Маня.

Конечно же, не все было так плохо, как могло показаться. В нынешние годы органическое молоко было дороже виски.

А именно на такой кошерной роботоферме и жила Маня. Классическая музыка для увеличения надоев, родниковая вода, ежедневные прогулки на лугах с сочной травой - что может быть лучше? Да о такой жизни миллионы ее соплеменниц могли только мечтать. Однако отсутствие внимания со стороны человека больше всего расстраивало и угнетало нашу буренку.


Вопиющая несправедливость в обществе подтолкнула Маню к действию.

Маня была активистом со стажем.

Не уставая трудится, и писать в различные межгалактические организации о скотском отношении к парно копытным, она была удостоена почетной медали "Без молока и жизнь плоха".

Фотографии со встреч и международных симпозиумов с самыми прогрессивными деятелями современности украшали стены ее клетки.

Но большое, доброе, по-прежнему телячье сердце разрывалось от тоски. В душе Маня хотела быть киноактрисой, блистать в нарядах, купаться в лучах славы и аплодисментах поклонников. Блестящие лимузины, прогулочные космические яхты - вот где она должна была быть.


Маня вновь глубоко вздохнула.


Она прошла в угол клетки и опустилась на красный диванчик. Ах сколько боев ей пришлось провести с местной администрацией прежде, чем получить этот диванчик. Сидеть, забросив копыто на копыто было неудобно, но именно так светские львицы из глянцевых журналов принимали журналистов, и Маня страдала, но сидела - позу не меняла.


Раскрыв очередной журнал мод, Маня достала сигарету. Она знала, что сильно рискует.

Первый опыт курения привел к катастрофическим последствиям. Во первых, сработала пожарная сигнализация и весь марафет был смыт мыльной пеной. Во вторых, у Мани пропало молоко на неделю. А хряк из соседней фермы, даже сказал, что ее пустят на мясо, если молока не будет и дальше. Мани пришлось подкупать сокамерников за молчание и отдаться в грубой извращенной форме быку Василию, за то чтобы он приносил ей молоко от других коров. С трудом психика Мани выдержала это испытание.


Маня погрузилась в чтение.


Перевернула страницу, ее мысли были где-то далеко. Взор мечтательно затуманился.

Она с обожанием посмотрела на фотографию Брюса Виллиса и послала ему воздушный поцелуй.

- Дорогой,- прошептала она,- никакие километры колючей проволоки не смогут помешать нашему счастью. Она громко разрыдалась и только слизанные за один раз пол галлона фисташкового мороженного, смогли восстановить Мане душевное равновесие.

Растирая тушь по лицу, она высморкалась в приличных размеров кружевной платочек, подошла к фотографии и шепотом сказала:

- Милый, я представляю, как ты обрадуешься, когда получишь мой подарок - накладку настоящей горской моноброви! Лицо сурового Брюса и горская монобровь, определенно были созданы друг для друга.

Придя в себя, Маня вновь села на диванчик и продолжила чтение.


Но уже через пять минут она с отвращением швырнула его в сторону и вскочила с дивана.

- Невыносимо. Она стала ходить из угла в угол на двух задних копытах, спотыкаясь, но продолжая держать передние наманикюренные копыта за спиной.


-Так не может продолжаться до бесконечности! Эти размалеванные куклы с силиконовыми сиськами заполонили все вокруг!

Вдруг она застыла посредине клетки и неожиданно, забыв о собственных правилах, опустилась на четыре ноги и подбежала к только что выброшенному журналу.

Маня стала спешно листать журнал. - Мууууу,- большие лиловые глаза, наполнились слезами. Слезами радости!

- Я спасена,- шептала Маня облизывая губы в помаде, это - мой шанс.


***


Страсти на станции бушевали вовсю. Конкурс на самую сексуальную, красивую и аппетитную грудь был в самом разгаре.

Весь пиратский регион, забыв о своем промысле, собрался здесь. Те немногие смельчаки, рискнувшие выбраться из безопасной империи ради такого события, чувствовали себя неудобно среди прожженных пиратов и отребья неконтролируемых нулей.


Счастливчики, которые смогли заплатить за билет баснословную сумму, толпились в центре арены, стараясь пробраться поближе к подиуму, проходившему через весь зал. Остальные довольствовались прямой трансляцией в барах, ресторанах и прямо на площадях станции. Организаторы постарались. Из местного конкурса, придуманного по прихоти местного барыги, предложившего жалкие 100 миллионов, идея, вдруг оказалавшись востребованной, при участии спонсоров превратилась в событие года - приз конкурса шагнул за миллиард. А реклама сделала свое дело.


Как и полагается тотализатор бушевал вовсю. Действие было в самом разгаре.


В зале стоял свист и улюлюканье. Ни одна из участниц конкурса не могла пройти по подиуму без внимания. Толпа, не стесняясь громко обсуждала прелести очередной конкурсантки и щедро награждала ее аплодисментами.

Доставалось и местным официанткам, которые предлагали выпивку прямо в зале.


-Давай, сиськи покажи,- раздавалось со всех сторон!

Местные путаны не заставляли просить себя дважды, оголяя и даже предлагая проверить свой товар на упругость за скромное вознаграждение.

Рев сирены заглушил гомон толпы.


А сейчас, Дамы и Господа, мы начинаем наш финал! - Динамики прорвались сквозь шум и зал затих.

- У нас для вас внеконкурсный сюрприз! - вкрадчиво произнес голос конферансье. Послышались звук фонфар и дробь барабанов. Свет погас и тот же голос произнес:

- Внимание на сцену!


В кромешной темноте и звенящей тишине было слышно как зашелестел и поднялся занавес.


Вспыхнули софиты.


- Встречайте несравненную, Маняхину Марианну Склисовну!


На сцене была наша Маня!


Каблуки на копытах, роскошный сиреневый парик, две пары кружевных бюстгальтера и шелковый, специального покроя, бюстгальтер для нескромных размеров вымени Мани, были единственной ее одеждой.


Зал молчал. Послышалась легкая музыка и Маня грациозно поднимая ноги двинулась по сцене. Новый аккорд и Маня застыла, выгнув спину с такой силой, что первый бюстгальтер не выдержал нагрузки и пулей слетел с ее груди, обнажив ее великолепные груди.


Зал aхнул.


Темп музыки нарастал а вместе с ним и рев в зале. Сново движение в такт зажигательной музыки и второй лифчик полетел к ногам публики в первых рядах. Операторы выхватывали крупным планом то Манины полные губы в ярко красной помаде, то ее раскосые неотразимые глаза с длинными ресницами, которые она то скромно опускала, то, наоборот, провоцирующее пялила прямо в камеру.

Когда своим языком она облизала губы, захватив вместе с ними и пол носа. Публика взорвалась. Люди вскочили на ноги и даже на сидения. А кто-то, круша все на своем пути, ринулся к сцене.

Безумие захлестнуло зал.

Бешеный ритм музыки стих.

Маня обхватила себя передними копытами и в считанную секунду третий бюстгальтер оказался у нее в руке. Камера тщетно пыталась вместить и приблизить одновременно все три достоинства Мани на видеоэкране. Некоторые из зрителей, так и остались стоять с открытыми ртами, когда вновь грохнула музыка и Маня зашлась в диком танце, отбивая копытами чечетку.

Это был ее звездный час. Она была счастлива!


***

Удача улыбнулась ей в тот момент, когда она, исхудалая, со впалыми боками, с растрепавшейся прической, без следов маникюра предстала перед глазами доктора.

Да, она продалась в рабство этому человеку. Все эти годы он пользовался ей, и дети его и даже жена не отказывались от стакана парного молока. Но сделка - есть сделка. Две пары упомрачающих полновесный грудей были наградой за ее страдания. Лучший в мире пластический хирург, не мог налюбоваться своей работой и частенько на осмотре припадал то к одной то к другой груди Мани, нежно целуя и поглаживая попеременно свое творение. Однажды, правда, вышел казус, когда жена зашла в кабинет и стала свидетелем этой сцены.

Им пришлось расстаться, и Маня продолжила свой путь.

Пресс конференции, фото на обложках журналов, море поклонников.

Встреча с Вилли на Оскаре, когда он застыл в поклоне, целуя Манино копытце, а глаза его так и остались на уровне груди, не зная какой паре отдать предпочтение. Всё это было.

Мечта сбылась, чего еще желать...

Но в Мане опять проснулся активист. Используя свои нoвые связи, поклонников и растущий авторитет, она вновь обратила свой взор на проблемы парно-копытных.

Место в парламенте.

Билль о запрещении убийства коров без суда и следствия...

Признание браков между крупным рогатым скотом и людьми законными...

Вот лишь несколько проектов, которые удалось ей воплотить. Закон об употреблении молока в возрасте старше 21 года, к сожалению, провалился, но политическая карьера Мани шла в гору. Маня получила статус пророка в индийских колониях. Она была уверена, что настанет тот час, когда корова сможет стать Президентом!


Записано со слов Волшебного Кролика . 32 мая 2102

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Добрынина Марина «Точка зрения (СВЛ)», Мирдал «Краденый сон», alex_aka_jj «Козлы и тигры»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален