Furtails
lisicca00
«Пещерное озеро и Гномьи лабиринты (Колючая лиса-4)»
#NO YIFF #сказка #фентези #кот #лис #разные виды
Своя цветовая тема

Лягушонок и Пещерное озеро

lisicca00


Лисена мочила лапы в озере и распугивала головастиков, когда ей под ноги плюхнулся лягушонок.

- Фя! – она вытерла мордочку от капель воды лапкой (собственно, так как лапки ее были мокрыми – она просто все размазала) и посмотрела на то, что в общем-то перед ней плюхнулось.

Лягушонок тем временем прыгнул дальше, и у лисички тут же проснулся охотничий инстинкт.

- Ва! – прижала она носик к передним лапкам, не отрывая от прыгуна взгляда, а тот вновь прыгнул. Она за ним. А потом осторожно его лапкой потрогала – вдруг кусается – и к себе!

- Эй! – возмущенно возопил лягушонок, опрокинувшись на спинку, так что лисичка от неожиданности отпрянула и села в воду, намочив хвост. – Хватит меня лапать! – буркнул тем временем зелено-бурый прыгун, переворачиваясь вновь на лапки.

- Э-э-э-… - приподняла бровку Лисена. – А что?

Лягушонок тем временем уселся нормальным образом и очень внимательно ее оглядел.

- Ты кто? – строго спросил он.

Лисичка опешила.

- Э-э.. Лисена меня зовут.. – озадаченно ответила.

- Лиса, значит, - все тем же тоном продолжил он, задержав взгляд на ее мокнущем хвосте. – И что ты тут делаешь на озере, Лиса? – подозрительно спросил он.

- Как что… - она посмотрела на себя. – Лапы мочу.

- А кто тебе разрешал, лиса, в этом озере мочить… слово-то какое.. лапы?!

Лисичка совсем растерялась. От такого маленького существа такой строгости она не ожидала!

- Согласно пункту два статья восемнадцать Кодекса поведения на Пещерном озере – посторонние не имеют права посягать на акваторию этого самого Пещерного озера, и уж тем более… - он опустил взгляд на ее лапки, - «мочить лапы»! Безобразие! Согласно пункту тридцать восемь этой самой статьи восемнадцать указаны признаки тех, кто не является посторонним в акватории Пещерного озера! Этими признаками являются: гладкая кожа, - указал на свое тело, - перепонки, - показал те на правой передней лапке, - чешуя или хвост лопатой, так и быть, бобры тоже сюда входят… - Он вновь критически ее оглядел. – У тебя есть что-то из вышеперечисленных признаков?

Колючая лиса подняла хвост из воды и поглядела на него, не представляя, как это он может быть «лопатой»…

- Не-а, - покачала она головой.

- В таком случае, посторонних попрошу покинуть акваторию! – воскликнул лягушонок и вновь очень строго на нее посмотрел.

Лисичка подумала.

- А если я съем обладателя признаков? – спросила она с любопытством. – Тогда гладкая кожа будет во мне, и я тогда буду подходить по этому признаку?

Лягушонок чуть не поперхнулся. Прочистил горло…

- Нет! Согласно статье девяносто восемь уже известного тебе Кодекса, употребление внутрь субъекта, обладающего нужными признаками, не приводит к автоматическому переходу прав на присутствие в акватории с Поедаемого на Поедателя!

Лисена вновь задумалась, покусывая коготок на лапке.

Сзади раздался знакомый смех, и она обернулась.

- Кота! – обиженно буркнул лягушонок. – Она меня сожрать хочет!

Мандариновый ухмыльнулся, подойдя совсем близко, но не ступая лапками в воду.

- Киса! Ну, наконец-то! А то я уже соскучилась! – вскочила на лапки лисичка обрадовано.

- Я же говорил, что ничего у тебя не выйдет, - сказал лягушонку котенок.

- А что? - -оглядела обоих лисичка. – Чего было?

- Он же хотел тебя испугать и прогнать с озера, - улыбнулся котенок.

- Она коварно воспользовалась тем, что я маленький!

Лисичка посмотрела на лягушонка озадаченно.

- Ты чего? – не поняла она. – Я не собиралась тебя есть. Я не ем лягушек! Мне мандаринки больше нравятся!..

Лягушонок удивленно на нее глянул, а потом перевел взгляд на котенка.

- Кажется, она меня надула! Или я сам себя… - он рассмеялся. – А чего же тогда спрашивала про съесть?

- А я про рыбку думала. Я ее часто ловлю.

- А-а-а! – облегченно вздохнул перепончатый. – Фу ты! Напугала..

Лисичка рассмеялась и показала ему язык. А потом спросила:

- А что за Кодекс?

- Да нету никакого Кодекса, - улыбнулся Мандариновый котенок. – Это он специально так народ пугает.

- Ну нет! Есть Кодекс! – возмутился лягушонок. – Священная Книга Правил!.. – он не закончил и со смехом свалился в воду, глядя на недоумевающую лисичку. – Да пошутил я, Лиса. Нету книги. Слышал просто, что была когда-то, вот и нравится народ с понталыку сбивать…

Рыжехвостая странно посмотрела на них обоих.

- А что такое Пещерное озеро? – спросила она.

- Ну, озеро наше так называется! – воскликнул лягушонок. – Что тут непонятного?

- А почему пещерное? Там пещеры есть?.. – ЕЕ глазки загорелись. – Под водой пещеры! Точно! Да? – оглянулась на котенка, потом вновь на лягушонка и, обнаружив на их мордашках отсутствие особого восторга, буркнула: - Ну, чего?

Котенок пожал плечами:

- Я даже не знаю, Лис. Не думал об этом…

- Как это не думал?! – округлила глаза Лисена. – Ты же сам говорил, что раскрываешь тайны Синего леса! А это тайна из тайн! Вдруг там подводные пещеры! И они потайными коридорами связаны с морем!! И поэтому здесь морская рыба! Ты же сам говорил! – упрекнула она его.

Котенок вздохнул.

Лягушонок перевел взгляд с него на нее, а потом обратно.

- Я, признаться, думал, что просто поблизости где-то пещеры есть, вот от них название и прицепилось… - задумчиво протянул котенок и почесал лапкой за ушком. Ему было немного неловко оттого, что до ТАКОЙ мысли с пещерами, как Лисена, он сам не додумался.

Лягушонок тактично кашлянул.

Оба пушистых обернулись к нему, и перепончатый выдал:

- Так там и в самом деле есть пещеры… - с таким невинным выражением, какое было свойственно обычно только лисичке…

- Ва-ах! – выдохнула Лисена, мигом вся оборачиваясь к нему. – Пещ-щ-щеры!!! А какие они? А там много воды?! А вода тама соленая? А рыба там водится? А далеко они.. э-э… - она рассмеялась и лукаво обоих слушателей оглядела. – Они глубоко уходят под землю-то? – с удовольствием у лягушонка поинтересовалась.

Мандариновый котенок пораженно уставился на них обоих.

- Пещеры? – выдохнул он. – Там?! – перевел взгляд на водную гладь и застыл на месте, подергивая кончиком хвоста в нетерпении. – Вау!.. – только и смог он сказать и уселся на берегу.

Лягушонок с довольным видом выпятил грудь. Ну, как же, он поведал им такую важную новость!

- Перепончатый! – буркнула лисичка, хмуря бровки. – Давай рассказывай, чего молчишь?!

Лягушонок перестал важно дуться, улыбнулся и сказал:

- Пещеры, как пещеры. Их много. Ведут они в разные стороны от озера, но куда именно – я не знаю – мне как-то не было интересно прошлым летом там прыгать. А в этом году пока все растаяло… Короче, я там еще не был…

- А там везде вода? – спросила лисичка.

- Везде вода, - согласился лягушонок.

- Прям везде-везде?! – уточнила пушистая. – До самого потолка пещеры – только вода?!

Тут лягушонок задумался.

- А я не знаю… - вынужден она был признать. – Надо идти проверять. Но там все равно не все еще растаяло. Вот солнышко прогреет землю хорошо…

- Ну-у… - хмыкнула Колючая лиса. – И когда это время наступит?! Оно и так хорошо греет! – прищурившись, подняла мордашку к теплому желтому кругляшу в небе.

- Ну, - задумался перепончатый. – Когда земля хорошо прогреется, то травы сразу куча вырастет. Значит, когда трава вырастет, - тогда и проверять можно будет…

Лисичка надула губы.

- Долго!

- Да ничего не долго, - рассмеялся котенок. – Сейчас за несколько дней зеленое все станет! Тепло как в лесу уже! Снег сошел – а это самое главное!!

Лисена вздохнула, предпочитая отмолчаться.

- Значит так, Длинный хвост! – подвел итог Мандариновый котенок. – Ты на всякий случай проверяешь раз в пару дней пещеры на проходимость, и говоришь нам. А мы подумаем как туда проникнуть нам...

Колючая лиса с улыбкой глянула на лягушонка.

- Хорошо, - ответит тот.

- А где у тебя хвост? – спросила его она. – Какое интересное имя…

- Да нету у меня уже хвоста! – вздохнул перепончатый.

- А был?! – округлила глаза лисичка.

- Был конечно!

- Да нет же у лягушек хвостов, - рассмеялась лисичка.

- У лягушек нету, - согласился Длинный хвост. – А у головастиков есть! – гордо заметил. – И у меня был самый длинный хвост!! Вот потому-то меня так и прозвали, - с улыбкой добавил. – А прозвище же оно как? Как прилипнет, так и не.. хуже, чем колючка в твою шерстку. Уже не отделаешься… - засмеялся.

- Ух ты! – Лисена глянула меж лапок на плавающих головастиков. – Точно! Ты был головастиком!! Ого!.. А как это – быть без хвоста? – поглядела на свой. – Мой хвост всегда со мной!!

Котенок рассмеялся.

- Ну, не знаю, это было так давно, что я уже и не помню, - ответил ей лягушонок.

- И тебе его не жалко? – удивилась лисичка. – Ведь он же такой красивый.. – вновь поглядела на свой Лисена.

- Да ты посмотри на головастика! – ткнул пальцем в ближайшего лягушонок. – Хвост, как хвост. Это же не твоя пушистая рыжая драгоценность! Нам он нужен, чтобы в воде плавать, когда родились только. А когда лапки вырастают, и мы уже можем по земле скакать – то зачем тогда нам хвост-то? Он только мешать будет…

Лисичка приподняла бровку и прыгнула в воде – брызги во все стороны…

- Ха! А мне не мешает прыгать! Значит, он у меня не отвалится?!

- Ха-ха-ха!! – свалился от смеха Мандариновый котенок. – Ну ты же лисичка! А не лягушка. Лисичкам не положено хвостики терять! Они с ними всегда остаются!!

- Всегда-всегда? – недоверчиво поглядела на него Колючая лиса.

- Всегда-всегда, - уверил ее котенок.

- Вах! – улыбка расплылась по ее мордашке. – Тогда ладно… Нет, подожди… Лапки вырастают? Как это? – вновь, с большими от удивления глазами уставилась она на него.

Лягушонок вздохнул.

- Ну что тут непонятного, Лиса? Сначала мама лягушка отложила икру. Видишь вон ту студенистую массу с черными точками?

- Угу, - кивнула лисичка, она давно ее уже хорошо разглядела.

- Так вот, черная точка – это будущий головастик, зародыш. Время проходит, и у черной точки появляется хвостик, она растет, а потом прорывается наружу в воду, так как стала уже взрослым хвостатым головастиком. – Он сделал паузу, и Лисичка кивнула. – Затем проходит еще время, головастик тоже вырастает, у него появляются задние лапки, и он уже с их помощью учится плавать. А потом вырастают и передние лапки! А потом головастик уже и вовсе похож на хвостатую лягушку… и тогда хвостики исчезают! А маленький лягушонок, так как он уже стал лягушонком, начинает просто расти в размере… - он подумал что еще сказать. – Все. А потом он – я – буду большой лягушкой! Хы! – гордо раздулся.

Лисичка рассмеялась

- Как интересно!! А вот я родилась сразу лисичкой! – сказала она. – А почему так?

- А потому что на земле нашей несколько видов живых существ, - муркнул котенок, вылизывая лапку. – Каждый вид очень отличен от остальных. Мы по-разному выглядим, по-разному рождаемся, и процесс роста у нас выглядит по-другому!..

- О-о-о! – выдохнула лисичка. – А ты же тоже родился сразу котенком! Да? – она довольно улыбнулась. – Значит, мы принадлежим к одному виду? Ха!

- Ну, что-то вроде того, - Мандариновый улыбнулся.

- А кто еще по-другому родился? – насупилась лисичка, вспоминая всех своих знакомых.

- А тетка Сорока? Она птица. Птицы откладывают яйца. А уже из них маленькие птички – птенчики, - влез лягушонок.

- А рыбы? – спросила лисичка.

- А рыбы тоже икру мечут! – со знающим видом заметил перепончатый.

- Но они другой вид, - рассмеялся котенок. – Не путай ее. Хотя, к вам, лягушкам, они ближе, чем к нам – пушистым.

- Ух ты! – лисичка открыла рот. – А птицы к кому ближе?!

Котенок задумался, а потом прыснул со смеху и выдавил из себя:

- К драконам.. – и вновь рассмеялся.

- Как это? А перья?! – возразила лисичка.

- А перья потом наросли. Птицы произошли от драконов. Точнее, от динозавров, - котенок довольно ухмыльнулся. – Они были ближайшими родственниками.

- А ящерицы?

- И ящерицы тоже, - кивнул Мандариновый. – И крокодилы… Крокодилы вообще динозавры! Они с тех давних пор почти не изменились…

- А бабочки? – улыбнулась лисичка, видя ту – порхающую над котенком.

- Не знаю, Лис, - задумался котенок. – Насекомые вроде и до динозавров были… Они очень-очень древние существа!.. – поднял он палец, привлекая внимание к сему факту.

- Почему древние? Откуда ты знаешь, что они тогда жили?! Это ж давно так было! – возразила Колючая.

- Так просто все! Мы на море находили смолу со впаянными в нее насекомыми! Проще говоря – янтарь. Он очень древний.

- А-а-а! – Лисена заинтересованно кивнула. – Ого! А я и не знала…

- Да у меня дома есть такой янтарик. Я тебе не показывал наверно..

- А кто в янтарике? – поинтересовался лягушонок.

- Комар.

- Ням, - облизнулся перепончатый. – А он вкусный?

Котенок рассмеялся.

- Вот уж не знаю, Длинный хвост. Ему миллион лет – этому комару! От него ничего не осталось! Ни запаха, ни вкуса, ха! Да и не дам я янтарь расковыривать. Он – красивый!..

Лягушонок и не настаивал. Ему и обычных комаров тоже хватало. Тем более, что миллионнолетний уже и не вкусный был.. чего о нем думать?

Зверятки помолчали.

- Ну эта.. – лягушонок на них посмотрел. - Я пошел домой. Пора уже и пообедать. Всем пока! – махнул он лапкой с перепонками и прыгнул в воду. И уплыл.

Пушистые поглядели друг на друга.

- А мы будем думать как нам до пещер добраться если они под водой, да? - -улыбнулась лисичка, а потом выскочила на берег и отряхнулась от воды.

Котенок кивнул.

- Точно! Пойдем ко мне домой. Я как раз нашел вкусные мандаринки! И заоодно подумаем. Думать полезно.. – он рассмеялся.

И они ушли с берега.




Про сома и красные лотосы


Лисена лежала у ручейка и наблюдала как по нему кружась и переворачиваясь плывут листочки. В принципе, в воде можно было увидеть не только листочки, но ее интересовали только они. А потом вдруг по воде проплыл кораблик, собранный из большого овального листа, и лисичка удивленно проводила его взглядом. И тут же глянула выше по течению.

- Здаровки, Лис! – поймал ее взгляд Мандариновый котенок. – А ты чего свои кораблики не пускаешь, а только на мои смотришь?

- Э.. - -приподняла Лисена бровку. – Какие свои?.. А как их делать?

- Да вот, - показал котенок листик сухой в лапках – прошлогодний. – На треть сгибаешь его внутрь, ломаешь черенок, отрываешь вдоль черенка справа-слева листик и складываешь лист друг в друга, а черенок наружу торчит, - он быстро собрал лодочку и показал ей.

Лисичка подошла ближе.

- О-о, сделай еще раз! – восхищенная его умением, попросила она.

- Повторяю, - кивнул Мандариновый и разобрал лодочку. – Вот листочек. Вот так ты его складываешь. Придется сломать среднюю жилку листа, чтоб он сложился. А теперь ты отделяешь сам лист от этой жилки, - показал.

- Угу.

- А потом левую часть вдеваешь в правую, уголком, получили лодочку! А жилка у нас, как нос у судна торчит снаружи. Вот. Можно и с другого конца сделать нос, тогда будет точно лодка, - он улыбнулся и пустил свой кораблик по воде. Вместе с лисичкой проводил его взглядом, пока он не скрылся за поворотом. И Лисена задумчиво сказала:

- Хочу прокатиться на кораблике…

- Хе-хе! – рассмеялся котенок. – Это я могу тебе устроить! Только это будет не совсем, конечно, кораблик, а так, плот, но покататься по нашему озеру будет можно!

Лисена посмотрела на него, недоверчиво улыбаясь.

- Точно?

- Точно, - ответил котенок, запуская по ручью еще одну лодочку из листика.

- На плоту? – она задумчиво пошевелила ушками, пытаясь представить как это будет выглядеть.

- Ага, - он широко улыбнулся. – Я его недавно сделал. Хотел половить рыбку в том месте, где мы ее зимой ловили. Где она у меня только морская ловилась. Но раз уж ты спросила, можно и просто поплавать!

Колючая лисичка посмотрела на него удивленно.

- Так с него же можно понырять и поискать пещеры! – воскликнула она.

- Ну, - пожал плечами Мандариновый, - вряд ли пещеры будут посреди озера. Они где-то под берегом, я полагаю, иначе все озеро бы вылилось туда.

- Как это? – приподняла лисичка бровку. – Почему все бы вылилось?.. Но ведь ты сам говорил, что только там морская рыба ловится! – разумно она возразила.

- М-м, Лис, - почесал за ушком котенок. – Но подводный коридор к морю и воздушный коридор – это не одно и то же!! В любом случае, надо спросить у лягушонка, сколько времени уже прошло?! Он должен был все разузнать.

- А-мм, - задумалась лисичка. – Ну да, - медленно она проговорила. – Ты прав, что они разные… я подумала, что они вместе, а морская вода, как речка, течет вдоль основного коридора…

Котенок подумал над ее мыслью. И вновь пожал плечами.

- Лягушонок однозначно должен знать! – заявил он. – Пойдем, кстати, его поищем, а заодно я тебя покатаю на плоту, - он довольно улыбнулся.

- Ах! - встрепенулась Лисена. – ХАчу! – вскочила она на лапки и, глянув на котенка хитрым глазом, понеслась в сторону озера.

Мандариновый припустил за ней.

Хлюп-хлюп-хлюп, выбралась Лисена на слегка заболоченный берег и побежала в сторону песчаного пляжика, где в прошлый раз познакомилась с лягушонком.

Она помочила лапы в воде, когда добралась до места и уставилась в воду на свое отражение. Показала язык, улыбнулась, нахмурилась, вновь задразнила языком.

- Че-то нету его совсем… - вернулся котенок к плоту, и лисичка махнула лапкой.

- Да лано! Зато мы по озерку поплаваем!!! – довольно заулыбалась она.

- Ню-ю-ю, точно, - кивнул Мандариновый и забрался на плот с шестом в лапках. – Прыгай сюда, поехали!! – дождался он лису и оттолкнулся шестом от берега.

Меж связанных стволов и веток появилась вода, и Лисена опасливо на нее покосилась.

- А мы не потонем?

- Да ну, я уже пробовал.

- Но так ты ж один пробовал! – возразила рыжая и пушистая. – А сейчас-то нас двое!!

Котенок охнул и перестал двигать плот.

- Точно! – посмотрел на свои замоченные лапки. – Да нет, не должны тонуть. Плот бы уже погрузился, тогда…

- Хым, - ухмыльнулась Колючая. – Да ладно. Даже, если потонем, то плыть до берега совсем не далеко! Давай дальше!

Котенок вновь оттолкнулся.

- Так ты что хочешь там найти? – спросила лисичка, когда они подобрались почти к середине озерца.

- Я хочу там рыбку половить… Ну, и понырять бы тоже, посмотреть что там, да как.

- Так вода же еще холоднючая!! Вот лето будет, тогда да. А щас…

Котенок задумчиво почесал шейку.

- Хотя ты права, зря мокнуть пока не стоит. Мы лягушонка подождем…

- Ага. Ух ты, кувшинки скоро порасцветают.

- Это красные лотосы, - пояснил котенок. – Они обалденные!

- Ого… - Лисена смотрела в воду, не скрывая любопытства. – Красные… А почему?

Котенок молчал, вглядываясь в толщу воды.

- Да кто его знает. Розовые, красные… Красиво!! Есть, конечно, одна история-гипотеза о том, как они сюда попали… да только правда это или нет – я не могу тебе сказать… Не знаю.

- Да ну ты! – засмеялась лисичка. – Можно подумать, что все истории, которые ты мне рассказываешь – чистая правда. Это же сказки, - сказала она с легкой ноткой вопроса в конце, словно надеясь, что он подтвердит ее слова.

Котенок загадочно улыбнулся.

- В каждой сказке есть доля сказки…

Лисена хмыкнула. О как! Такого изречения она никогда не слышала…

- Ты чего хочешь сказать? – спросила она, и ее друг уже рассмеялся.

- Колюч, мои истории тебе – это все правда, просто рассказанная в виде притч. Ты же еще маленькая, и так тебе будет проще понять мои слова…

Лисена подняла на него взгляд.

- Слушай, - задумалась она. – А ты чего сам – разве не маленький! Откуда ты все это знаешь?!

Мандариновый с улыбкой вздохнул..

- Да как тебе сказать. То там что-то узнаю, то тут. То знакомый расскажет, то где-то летопись найду, прочту сам… Всегда по-разному, - он улыбался и прикрыв глаза всматривался в озеро.

- Читаешь? – переспросила лисичка. – А как это? А что ты читаешь?

- Ну, есть такие маленькие значки, которые обозначают все звуки, которые мы говорим. То есть, ими можно записать все слова, которые мы произносим. А, если мы можем их записать, то мы можем их и прочитать! Вот, кто-то что-то записал много времени назад, а я нашел и прочитал. Или кто-нибудь другой, кто умеет читать, - он улыбнулся.

- А я не умею! – забеспокоилась Лисена.

- Так надо просто научиться, это же так просто. Я тебе как-нибудь все покажу. Хорошо?

- Да! – обрадовалась она. – Хорошо!

Котенок глянул в воду.

- Ого там рыба! Огроменная такая!! – он немного удивился.

- Де? – навострила ушки лисичка и глянула в воду с противоположной стороны плота.

- Ну вон, смотри какая красавица! И как плавно она плавниками шевелит…

- Котенок, она же огромная… - прошептала лисичка.

- М-м, и что?

- А если ей вздумается нас съесть?

- Да ну, ерунда какая. Это сом. Видишь усы у него длинные?

- Угу… - она заворожено смотрела на эти шевелящиеся усы.

- Он ест рыбу. Лисичками и котятами сомы не питаются.

Он помолчал, разглядывая в глубине уплывающий призрак главного хищника озера, а потом задумчиво выдал:

- А ведь я никогда его здесь не встречал, сколько живу. Мама мне о нем рассказывала, правда, да я как-то не очень в это верил.

- Почему? – спросила Лисена шепотом.

Мандариновый пожал плечами.

- Такая громадина не может жить в нашем маленьком озерце, ему еды не хватит. Значит, он сюда приходит откуда-то с другого водоема. Но это значит, что под озером и в самом деле есть ходы-коридоры, ведущие прочь! – он поглядел на Колючую, та посмотрела на него. – А я тогда в это не верил. Только ты меня на эту мысль натолкнула, так что сейчас я вот смотрю на него и ду-у-у-умаю…

Они помолчали. Сом пропал с глаз, лисичка и котенок опять подняли мордашки от воды и переглянулись.

На лисенкиной мордахе было написано такое живейшее любопытство, что ее друг от неожиданности рассмеялся.

- Хе-хе, Колючая, ты что замыслила?! – строго спросил он.

- Проверить коридоры! – заговорщески, полушепотом ответила та.

- Это к лягушонку, - тут же отвел ее мысль котенок.

Лисичка досадливо вздохнула, хотела надуться, но передумала и вновь посмотрела на бутоны водяных цветов.

- Так что за история про их здесь появление? – спросила она с интересом. - А раньше их тут не водилось, что ли? А почему?

Котенок задумался.

- Не знаю почему. Просто не было их и все… Мне мама говорила, я ж сам не видел, не знал тогда… Точнее, меня тогда на свете просто не было, - он рассмеялся. - Он здесь давно живет, сом этот. Он спокойный и веселый… Иногда, когда с ним удается встретиться и поболтать… - добавил чуть позже.

- Что ты сказал? – оглянулась на него лисичка. – Поболтать? С ним? Э-э-э, а разве рыбы разговаривают? – округлила она глаза.

Котенок оторвал взгляд от воды и обернулся к тому пляжику, откуда они отплыли.

- Не знаю, как остальные рыбы, а этот сом – да. Но опять же – я сам не слышал, с ним не болтал, мне мама про него говорила – как они в детстве здесь играли. Он тоже тогда был молодой, этот сом, и катал их по озеру на спине. Мы ж, камышовые кошки, любим побултыхаться, и вот с сомом этим они часто играли.

- Ва-а-а!! – лисичка заулыбалась. – А потом? А что потом было?

- О, точно. Да я тебе сам историю и расскажу, так лучше будет, - котенок оттолкнулся шестом о дно и направил плот обратно.

- А какую историю? – с довольным видом спросила Лисена. – Про сома?

- И про сома, и про красные лотосы, - улыбнулся котенок. – Увидишь. Так вот. – И он начал.


Было это, конечно же, очень давно. Мама моя очень взрослая кошка, а тогда она была совсем маленькой, даже меньше меня сейчас. Было их в семье шесть котят. Все озорники, каких поискать. Любили они с утра убежать к озеру и плюхались там весь день, пока мама их строгая – бабушка моя – не загоняла котят вечером обратно. Мама вместе со своими братьями и сестрами облазили весь берег, исходили вдоль и поперек близлежащие ручьи (вроде того, где мы с тобой кораблики пускали) и протоптали кучу тропинок в прибрежных зарослях. Тут неподалеку жило семейство цапель, и мама моя с ними даже задружилась. Было время, когда она помогала цаплям охранять гнездо с яйцами, пока птенцы не вылупились. Но это совсем другая история, и я ее почти не помню. Знаю только, что в благодарность цапля спросила ее – что она может для мамы сделать.

А надо сказать, неподалеку на юге (котенок указал лапкой) есть большая река. Мама много раз от цапли о ней слышала и очень хотела там побывать. Все интересно ей было увидеть большую текущую воду. Ведь озеро это озеро, а река, это река.

Цапля согласилась маму Кошу туда перенести. Котенком она была еще маленьким, легким, Серой цапле не составило труда ее нести на себе. И вот они уже были на реке.

(Плот пристал к берегу, котенок спрыгнул на песок и чуть вытащил на него плот. Лисичка тоже соскочила на сушу. Мандариновый закрепил свое водяное средство передвижения, чтоб случайно не уплыло, вернулся к лисичке на травку и продолжил.)

Река оказалась настолько огромной, что мама моя в восторге прыгала по берегу, пытаясь совладать с бурей положительных эмоций. Цапля оставила ее на некоторое время, как они и договаривались, ей надо было наловить вкусных рыбешек своим деткам, и мама Коша сама путешествовала по берегу туда-сюда, чтобы увидеть где-кто живет и что-где растет у такой огромной реки.

А надо сказать, что берег речной был неровным. То и дело попадались лужицы воды, канавы, которые наполнялись водой в весеннее половодье, а сейчас уже и подсыхать стали, ведь вода спала, река ушла в основное русло. И в одной такой канаве моя мама нашла странную усатую рыбу! На озере таких рыб не водилось совсем, а потому ей стало очень интересно. Она подошла ближе, облазила канаву со всех сторон, чтобы разглядеть ее обитателя во всех деталях, и уже когда она стала трогать его лапкой, проверяя, жива ли эта рыба вообще, та вдруг с ней заговорила и попросила перенести ее в реку. А то в канаве уже через пару дней вода точно высохнет, и сом (а это был он) погибнет.

Сомик был мал, но и мама моя тоже. Они были одинаковой длины, но сом-то тяжелее!! Мама сорвала лопух, кое-как взгромоздила сомика на его большой разлапистый лист и потянула к реке.

До воды-то было не очень далеко, но ноша оказалась больно тяжела. И мама Коша долго-долго тащила сомика из канавы в реку. Немного протащит, наберет воды в другой лист, обольет рыбу, чтоб не высохла кожа ее, и снова тащит.

Короче говоря, принесла ее Серая цапля к реке утром, и только к обеду мама этого сомика дотащила до большой воды. Сом обрадованный ушел в воду и лег на дно, приходя в себя. Мама моя побултыхалась, тоже приводя себя в порядок, а потом сом выплыл, и они разговорились.

То, се, слово за слово, мама Коша рассказала про озеро, где она живет, сом про реку свою… Он с интересом расспрашивал ее об озере, где она живет, о том, что живет в нем и на берегу, и когда мама сказала, что на берегу его лишь обычные камыши, сом ответил, что на той стороне реки есть чудесные красивые водяные цветы, и он их ей сейчас принесет. И уплыл.

Но тут вернулась Серая цапля, маме пришлось улететь обратно на озеро, и она уже распрощалась с мыслью о том, что увидит когда-нибудь эти замечательно-красивые цветы. И тут!

(Котенок заговорщески усмехнулся, лисичка с улыбкой на него посмотрела, ожидая захватывающей развязки)

И тут в один замечательный день на поверхности озера появились большие округлые листья, а потом их все больше, больше, а потом из воды поднялись розоватые бутоны странных цветов, а потом они как раскрылись в одно утро!! И такая это была красотища!!!!!!!!!!!!!!!!!

И все цветы пушистые, красные, темно-розовые, светло-розовые, но неизменно прекрасные!!!

Думала она как они здесь оказались, пока однажды не встретилась с этим самым сомиком на озере нашем. Приплыл он к берегу с лотосом в зубах и подарил маме)) Тут она конечно все у него поспрашивала, как и откуда, он сказал, что есть какой-то коридор сюда из реки, он его долго очень искал, но нашел. Обещал же показать цветы ей…


- Ну, они там долго еще играли вместе, он долго жил с ними, пока не вырос и не перестал проходить в этот коридор. Мама сказала, что сом этот уходил кормиться в реку, а здесь так просто, поиграть с ними приплывал. И в один из дней он попрощался со всеми ними и уплыл. И больше они его не видели… И я его тоже не видел… До сегодняшнего дня… - он задумался. А потом посмотрел на лисичку и сказал: - Представляешь какой там есть коридорище, что даже этот сом проплывает из реки – сюда?!!

Лисена представил.

- О-го… - открыла она рот. – Только, как к нему добраться-то… - с сожалением вздохнула она.

И котенок оглядел прибрежные заросли в поисках перепончатого.

- И где это у нас пропадает лягушонок?!!!




Колючая лиса и подземельный паук


- Ква! – раздалось из озерной растительности совсем рядом, и лиса вздрогнула.

- Длинный хвост! – воскликнул котенок очень обрадовано. – А мы к тебе!

Лягушонок выбрался на берег из воды-травы и тяжело вздохнул:

- Уф! Ну я и наплавался! – он вновь вздохнул. – Чего ты говоришь я должен был сделать? – он посмотрел на довольного котенка и поднял палец. – Точно! Пещеры! Они есть, их много и попасть туда просто.

- Ва-а-а! – разинула рот лисичка. – Как?!! Где? А сегодня можно?! Я хочу пещеру!! – завопила она, подскакивая на месте.

- Спокойно, Лис, - засмеялся котенок. – Ну, чего там? Рассказывай, - кивнул он лягушонку и присел на травке.

Лисичка выскочила на берег, отряхнулась, потопталась на травке, чтоб лапки обсохли, и тоже села, с любопытством глядя на перепончатого.

- Первое! – возвестил тот. – На дне озера есть ход, большой ход, по которому течет вода из другого большого водоема. Я туда не добрался, так что ничего сказать определенно не могу…

- А она соленая? – перебила его лисичка.

- Кто соленая? – не понял лягушонок.

- Ну, вода в том ходе, через который она в озеро течет.

- Нет…

- Значит, это не море! – опустила ушки лисичка. – А где море?!! – обиженно надулась она.

Котенок толкнул ее в пушистый бок, лиса рассмеялась и улеглась, ожидая продолжения лягушачьего сообщения.

- А второе, так это то, что пещеры, которые отсюда ведут - они воздушные, там даже плавать не надо, чтоб в них пробраться. Вот! – довольно высказал он.

- Как это? – приподняла бровку лисичка. – Совсем-совсем не надо плавать? А-а-а-а… ничего не поняла…

- Но ты же говорил, что ходы ведут со дна озера! – хмыкнул котенок, поддерживая лисичку.

- Ну, так, они оттуда и ведут!! Но есть ходы в эти ходы – с суши! И я их нашел! Изнутри! Никогда бы не догадался, что они есть, хе-хе, - он рассмеялся над эмоцией удивлене-недоумене-непонимания на рыжих мордашках. – Правду вам говорю! Пойдемте, и я вам все покажу. Это на той стороне озера, - указал он лапкой через озеро, в сторону ивовых зарослей и небольшого обрывчика той самой горы, через которую к котенку постоянно приходила Лисена.

- Ого! – глянула в нужном направлении та. – Хотя, я ж там не ходила никогда, - задумчиво покусывала она травинку. – А где тама? – встала она на лапки вместе с котенком.

Мандариновый котенок посадил лягушонка к себе на спину, чтоб не дожидаться его медленных скачков, и потопал в указанную перепончатым сторону. Через несколько минут, когда они были почти на месте, он остановился, наклонил голову, чтоб лягушонку проще было оглядеться, и спросил:

- Куда теперь?

- Па-да-жди! – ответствовал тот, оглядывая окрестности. – Там должен быть большой камень, темно-серый такой. Он под толстой ивой лежит. А ива такая раздвоенная… на высоте моего хорошего прыжка.

- Вижу! – заорала лисица. – Вон ива! Их там две толстых, так что я не знаю какая из них…

- А, точна, - проследил ее взгляд котенок и двинулся к двум толстым ивам, что поднимались из сухого прошлогоднего камыша. Новый камыш еще не вырос так высоко, а потому ивы очень хорошо просматривались.

Прошло несколько минут – пушистые рыскали в сухой траве в поисках удобоваримой тропинки, которая привела бы их к цели (в итоге, они ее и протоптали) и вот пред их любопытными взорами предстали две красавицы ивы.

- Ах, - улыбнулась лисичка. – Да это одна ива! Классно как! – она обошла дерево со всех сторон, разглядывая как ствол его раздваивается на высоте ее мордашки и дальше в небо уносится двумя сильно ветвяными стволами.

- Ого, - уселся котенок (лягушонок соскользнул с его спины на землю). – Вот это деревце…

- Камень! – воскликнула лисичка на противоположной от него стороне. – А где пещера?! – стала она рыть лапками землю.

- Да вот она! – засмеялся лягушонок, прыгая ближе. – Вот она под корнями ивы! Даже ты туда залезешь! Смотри скока пространства!!

Лисена сунула нос в указанном направлении.

- О-о! – вырвалось у нее восхищенно. – Нора!! – она поглядела внутрь, подрыла лапками землю и принюхалась. – М-м… - задумалась и высунула мордашку на свет, чихнула. – Пылью пахнет!! Нет, вру, землей… И все! А воды там нет!

- А зачем тебе вода? – удивился лягушонок. – Лапы мочить, что ли?

Лисена поглядела на свои лапы. Мокрые. Мочить их еще больше не хотелось, и она помотала головой.

- Не-е-е, - ухмыльнулась, а потом вновь сунулась в нору и скрылась там вся. Даже хвост исчез с поля зрения котенка, и тот тоже заглянул под ивовые корни.

- Длинный хвост, а там как? Ход широкий?

- Ну, для меня-то он явно широковат. – Лягушонок оглядел пушистого. – А ты… Ну, лиса же влезла, и ты влезешь, - он хихикнул. – А вообще, там дальше эта нора выводит в огромный коридор! Ведь это же гномьи ходы, я полагаю. А они много больше и тебя и лисы! Колючая!! – заорал он в нору. – Ты там как? Живая?!

Из глубины послышалось чихание.

- Тут стока паутины! – пожаловалась лисичка. – У меня весь нос в ней! Фя!

Колючая лиса стирала липкую сеть с мордашки лапкой и недовольно фыркала.

- Откуда тут паутина?! – бурчала она под нос, делала новый шаг и натыкалась носиком на новую сеть. – Бя! Бырь.. – остановилась, отряхнулась.

- Ну вот, делаешь ее делаешь, а тут пришли, все порушили, и еще и возмущаются! – тихо прозвучало совсем перед лисьим носом, и лисичка опешила.

- Кто это? – с недоумением скосила она глаза, пытаясь кого-нибудь увидеть перед собой. По носу что-то защекотало.

- Да вот она я, паучиха я, на паутинке перед тобой висю!!

- А-а… - лисичка и впрямь разглядела что-то висящее и шевелящееся. – Ох ты! – шепотом воскликнула она. – Какой большой паук!..

Тот зацепился лапкой за лисий нос, чтоб не крутиться на паутинке, и лисена опять чихнула.

- Да хватит тебе чихать, - буркнул паук.

- Ну, оно само чихается! – насупилась лисичка. – Я тут не причем! Нечего мой носик щекотать!

Она вгляделась в темноту перед собой, паук все висел.

- А меня зовут Колючая лиса, - улыбнулась она.

- Оу, - подала голос восьминогая. – А меня обычно называют Ужасная Шага!! – произнесла зловеще. – Но можно и просто Шага, - добавила более миролюбиво. - Я не буду возражать.

Лисичка села.

- А почему ужасная? – полюбопытствовала она.

- Потому что всех ем, - лаконично ответила паучиха.

- Как это всех… И меня? – подняла бровки Лисена удивленно.

Шага вздохнула.

- Ты слишком большая, ты в меня не вместишься…

- Уф! – улыбнулась лисичка. – А я уже хотела испугаться…

- Хи-хи, - донеслось от паука. А потом озабоченно поинтересовалась: - А ты, случаем, пауков не ешь?

Лисена рассмеялась.

- Нет, Шага! Я люблю рыбку и мандаринки! Мандариновый котенок их как раз находит, и мы их едим!.. А пауков я не, я не ем.

- Хорошо, - словно кивнула в ответ паучиха.

Они помолчали.

- А что ты здесь делаешь? – спросила лисичка, наконец. – Здесь же темно! И мухи наверно совсем не залетают!!

- Не залетают… - со вздохом подтвердила Шага.

- А как же ты тогда? – лисичка задумалась.

- А мы пауки редко едим… А потом вот сидим и ждем…

- Чего? – поинтересовалась лисичка.

- Да кто ж его знает чего мы ждем. Все ждут, и я жду.

- Фя, - фыркнула Лисена. – Но так же не интересно! А я вот не люблю сидеть и ждать. Я хожу путешествую! – поведала она. – Вот сейчас мы хотим забраться в подземные ходы-пещеры! Наверно их гномы сделали, так нам Старый барсук рассказывал. И ходов там столько!!!

- А-ам, - вставила паучиха. – Ходы-коридоры? Так я их знаю! В детстве много их облазила, прежде чем сюда пришла обосноваться…

- О-па! – лисичка аж рот открыла. – И как там?

Шага хмыкнула.

- А как там… Обычно там. Долго и темно… Правда, можно светлячков наловить, они дорогу вам освещать будут… А так… А ты с кем идешь-то? Не одна, что ли?

- Нет, - улыбнулась лисичка, оглядываясь на светлый кругляш входа в нору. – С котенком и лягушонком!

- А-а, - понятно. – Лягушонок тут как-то пробегал. Чуть я его не съела…

- Он! Хе-хе, - рассмеялась Колючая лиса. – Да зачем его есть? Он же хороший.

Паучиха пробурчала что-то про особую вкусность хороших лягушат и замолчала.

- И ты тоже хорошая! Вам надо задружиться! - лиса вновь оглянулась назад, обнаруживая, что котенок тоже протискивается в нору.

Сразу резко потемнело, паучиха быстро-быстро поднялась по паутинке и сверху сказала:

- Начинается тут хождение по сетям…

- Ты чего тут застряла? – спросил котенок, наткнувшись на пушистую в норе.

- Да я тут интересного паука встретила. Это Шага! – с улыбкой повернула мордочку лиска. – Представляешь, она мне говорит, что часто тут по этим коридорам хаживала!!

Котенок просунул мордочку через лисью спинку и спросил:

- Где паук? Какой паук? А она знает куда надо идти по коридорам?

- А куда ты хочешь прийти? – раздалось от Шаги сверху.

- Мм.. не знаю, - признал котенок.

- Тогда все равно куда идти, - словно пожала плечами из темноты паучиха.

- Хихик… - улыбнулась Лисена. А потом повернула голову к другу и спросила: - А в самом деле? А куда мы идем?

Мандариновый хмыкнул.

- Об этом я как-то не думал…

- Ну как же, - возразила лисичка. – Мы же хотели просто походить по гномьим лабиринтам и узнать, куда они ведут!

Котенок подумал.

- Ну-у, вроде да… Хотя почему бы нет…

- А мы не заблудимся там? – озабоченно поинтересовалась она у него. – И тут же подняла голову к потолку: - Шага! А мы там не заблудимся? Там много коридоров? Или там одна главная тропа и много от нее мелких тропок?

- Хе-хе, - усмехнулась паучиха. – Главная тропа… Нет, лисица, там много разных коридоров. Каждый из них ведет в какое-то место. Гномы в свое время пометили каждый коридор. Если хорошо смотреть, то можно найти их выбитые в камне или нарисованные символы и обозначения. Только, я не обещаю, что вы их поймете… - она вновь усмехнулась.

- А что там на них? – заинтересовалась лисичка.

- Да всякое. Пойдете по коридору, так сами все и увидите…

- Ша-а-ага, - заговорщески протянула Колючая. – А пошли с нами, а?

Паучиха аж поперхнулась над головой.

- Что? – выдохнула она. – С вами идти?!

- А чего? – невинно поинтересовалась лисичка. – Ты ж сама говорила, что давно не путешествовала. А тут такая классная возможность!!! Пойдем с нами?!

- Э-э…

- Ну Ша-агачка, - заулыбалась лисичка.

- Э-мм…

- А вдруг ты найдешь коридор, где куча мух летает!

Паучиха замолчала, наверно обдумывая.

- Да нет там таких коридоров! Я их все облазила! – буркнула она.

- Так это когда было?! – воскликнула Лисена. – А сейчас-то все изменилось!!

- Да ну, - фыркнула Шага. Но по голосу ее было заметно, что в своих словах она уже не очень уверена. И впрямь, слишком много времени прошло с тех пор, как бегала там… да и интересно самой уже стало – как там теперь, что нового? Родственников проведать, все такое…

- А вдруг ты знаешь такие интересные места, куда мы с котенком вообще не догадаемся забраться! – мурлыкнула лисена. – О которых может и сами гномы не знают! А ты вот знаешь!

Паучиха усмехнулась:

- Есть такие…

- И там наверно так красиво! – все примурлыкивала ее Лисена. - Так вкусно! – она аж сама облизнулась.

- Ну не трави душу-то, лиса! – пробормотала Шага со вздохом. – Знаю я такие места! Знаю! Если там ничего не изменилось, то их даже несколько…

- Ах, - вздохнула лисичка задумчиво.

- Да хорошо, хорошо, - Шага фальшиво вздохнула, словно действует по принуждению. – Уговорила ты меня, рыжая. Пойду я с вами.

- Урря-я-я-я! – не очень громко обрадовалась лисичка.

- Хым, - вздохнула Шага. – Но не седня.

- М? Почему? – удивилась Колючая.

- Потому что светляков наловить надо. Чего нам по темноте шарахаться?! А ночью я их как раз наловлю, да завтра и пойдем.

- А-а! – с пониманием кивнула пушистая. – Ну хорошо, тебе виднее, - согласилась с авторитетом.

- А вы пока себе еды наготовьте, - посоветовала Шага. – А то еще с голоду помрете посреди путешествия…

- А мы мандаринки найдем, - заулыбалась лисичка. – А так ничего нам больше и не надо…

- Ну, как знаете. Дело ваше. Я себе светляков побольше наловлю, мне хватит, а вы там сами разбирайтесь.

- Ладно, - обрадовалась лисичка и оглянулась на Мандаринового друга. – Пойдем к лягушонку, надо же ему все сказать!!

Котенок кивнул и попятился к выходу.

- Спасиба тебе, Шагачка! – подняла к той мордашку Лисена.

- Да чего там, - разнежилась от приятных слов паучиха. – Еще даже не пошли же никуда. Потом приятности говорить будешь.

- Халасо! – кивнула лиса, извернулась, поворачиваясь, и побежала к выходу. – До завтра! – крикнула она.

- Пока, - ответила Шага с улыбкой.




Азбука для лисы, или правила поведения в лабиринтах


Над Синим лесом неожиданно пошел дождь. Капли воды застучали по молодым листочкам деревьев, и Лисена припустила домой, чтобы не намокнуть под нежданным небесным подарком. Дождь был холодным, весна все-таки, а не лето, а потому она с бурчанием вбежала в свою норку, отряхнулась и оглянулась на лес.

- Вот так-так, - пробормотала она. – Если так и дальше пойдет, то как же мы отправимся в пещеры-то… Грязышши будит!.. Хотя, - тут же подумала она, - мы ж под землю уходим, какая там грязишша?…

Она вернула свой носик в сторону норки и отправилась внутрь собирать вещи в поход. Котенок предупредил ее, что путешествие может быть довольно долгим, так что подготовиться надо будет очень тщательно. А так как Колючая лиса была ответственной лисой, то и собираться она стала очень ответственно. Не хотелось ей, чтобы в самый нужный момент не оказалось под лапкой какой-нибудь мелочи. Поход к Великому дракону был хорошим примером тому, что может понадобиться в пути, но ведь то, что им предстояло СЕЙЧАС – было сложней во сто крат! Хотя бы потому, что идти они будут теперь ПОД землей, а много ли под землей можно найти того, что вдруг неожиданно понадобилось?

Лисена достала свой рюкзачок, проверила все ли цело, а потом принялась выкладывать из закромов все, что хотела взять с собой. Здесь была и сушеная рыбка, что они ловили зимой с Волчонком, и чайная смесь из лепестков цветов и сушеных ягод, которые собирали с теткой Сорокой, и моток веревки, которую они с бельчонком свили из волокна какой-то травы осенью… Через пару минут на столе оказалось столько всего, что в принципе не поместилось бы в ее рюкзачок, а потому она заварила себе чайку ароматного, села на стульчик и подумала что же из всего этого им действительно будет нужно.

В это время котенок тоже собирал вещи. Припасов он не делал - «что бы поесть» – никогда вопросом для него не было, но вот что-нибудь из вещей… К вечеру он пришел к лисичке, чтобы проверить как у нее дела, обнаружил собранный рюкзачок, улыбнулся и сказал:

- Слушай, а я вот тут подумал – а не начать ли нам с тобой учить азбуку?

Лисичка посмотрела на него недоуменно.

- Учить что? - переспросила она.

- Азбука – это все буквы, из которых состоят слова, - понял о чем она котенок. – Большую часть времени мы все равно будем просто идти и идти. Надо же будет нам чем-то заняться. Чтоб не заскучать там. К тому же, раз Шага говорит, что гномы сделали надписи на стенах – будет что тебе читать. Ты быстро научишься, - он довольно улыбнулся.

И лисичка выдохнула:

- Вах! Да! Я хочу! Конечно! Я хочу научиться читать! – Она на секунду задумалась, а потом добавила: - И писать? – с легкой ноткой вопроса в голосе, на что Мандариновый весело рассмеялся и закивал:

- Ну конечно, лисиц! И писать! Я буду одновременно тебе все показывать и рассказывать. Только надо будет взять побольше угля, чтобы писать. И бересты, на которой ты рисовала – тоже возьмем. Точнее, я уже взял, но нам может не надолго ее хватить, так что и ты тоже прихвати, хорошо? – он сел за стол.

- Конечно! – закивала Лисена и полезла в один из шкафчиков в своей норке. – Я взяла несколько берестинок, но раз уж такое дело, то надо будет их больше, да-а-а-а, - протянула она.

Мандариновый улыбался, наблюдая за ее поисками, а потом помог открыть рюкзачок и уложить удобно еще несколько нужных им берестинок.

- А вот уголь… - лисена ухмыльнулась. – Я придумала кое-что лучше угля, - мурлыкнула она. – Я его раскрошила и добавила воды. И получила жидкую пасту, которой хорошо можно рисовать, макая в нее кисточку. Или палочку, - она пожала плечами. – Я уже взяла их несколько.

Котенок приподнял бровки.

- О, как! Ты молодец, Лис!

Та скромно потупилась. Правда глазки ее хитро блестели, так что котенок не обманывался на счет ее скромности, и он тут же рассмеялся:

- Ой, Лисиц, хитруша ты!..

Лисичка сообразила невинное выражение на своей проказливой мордашке, и котенок вновь рассмеялся.

- Мыр-мыр-мыр, - распушила хвостик та, довольно улыбаясь. А потом посмотрела в сторону выхода, вернулась к котенку и спросила: - И когда же начнется обучение?

И котенок спохватился:

- Да хоть сейчас! Берестинки еще остались? Давай, тогда, свою пасту с палочками, и я начну свой первый урок, - торжественно он объявил.

Лисица не менее торжественно выставила на стол требуемое им, и с искренним интересом стала ждать что же будет… Котенок попробовал писать тем, что ему было предложено, удивился тому, что «оно действительно пишет» и придвинулся к лисичке поближе, чтоб ей все было хорошо видно.

- Как я уже говорил, - начал он, - все слова можно написать маленькими значками, которые называются буквами. Букв не так уж и много, запомнить их легко, и я напишу тебе их все, а рядом мы нарисуем картинку, которая будет помогать тебе ее вспоминать. Смотри. Вот это буква «а». Есть большая буква «а», а есть и маленькая. С больших начинаются предложения, имена, названия, а на маленькие все другие слова. Например, «Мандариновый котенок» пишется с большой буквы, потому что это имя. А вот «мандарин» – с маленькой – потому как это просто фрукт.

- Ого! - открыла рот Лисена.

- Это буква «эм», о ней мы позже поговорим. А вот на первую нашу букву начинаются слова «аист», «астра», «аир»… Что мы нарисуем, чтобы ты запомнила ее? – поинтересовался он.

- Цветочек! – улыбнулась лисичка. – А можно я сама его нарисую? – прижала она ушки.

- Конечно! – он вручил ей кисточку, придвинул баночку с краской, и та быстро и искусно нарисовала разлапистую астру с парой листочков.

- А потом? – с предвкушением спросила она по окончании, и котенок тут же нарисовал пару новых букв – большую и маленькую…

- Это буква «бэ», - сказал он.

- Береза! – воскликнула лисичка.

- Точно! – кивая, подтвердил Мандариновый. Колючая лиса стала рисовать дерево с черными пятнышками по стволу. – А это «вэ»… - продолжил он через некоторое время.

- Волчонок! – рассмеялась пушистая.

Котенок поддержал ее смех, поглядел как умело она орудует с кисточкой, изображая картинки и покачал головой:

- Где ты так научилась рисовать?

- Дома! – возвестила та, ставя последний штрих в «волчонке». – Когда дожди были осенью, я много рисовала, делать все равно нечего…

- Ого, - улыбнулся ее друг. И продолжил…

На пяти первых буквах, он остановился и довольно вздохнул.

- Ну вот, пока хватит. Ты учи их, учись их писать, а завтра уже и за новые буквы примемся.

- А че так мало? – надула губы лисичка. – Че тут запоминать-то? Я уже их выучила!

- А написание? – улыбнулся котенок. – Ты тренируйся. Не торопись. Заодно повспоминай все слова, которые начинаются на эти буквы.

- А-а-а-а, ну ладно, - кивнула Колючая. – Хорошо… - вроде бы согласила она. - Но все-таки, - посмотрела она на свои рисунки, а потом на котенка, - а какие буквы потом? – и прыснула со смеху.

Мандариновый поглядел на нее, а потом расхохотался.

- Лис! – воскликнул он. – Не торопись! Всему свое время, - он покачал головой над любопытством пушистой лисички.

Та вздохнула, почти смиряясь.

- Ладно, твоя взяла! – улыбнулась она. – Завтра, так завтра.

И вот это завтра настало…

Лисичка, котенок и лягушонок встретились у озера ранним утром, еще раз хорошо проверили свои рюкзачки и их содержимое, и потопали к заветной иве. За ночь земля подсохла, Лисена вдыхала вкусные травяные запахи и улыбалась.

Лягушонок не долго думая представил котенка пред фактом, что будет ехать на нем, так как ходит-прыгает он не очень быстро, и Мандариновый пожал плечами.

- Да ладно, садись, ты же не тяжелый.

- Куда же мы попадем, интересно, - пробормотала Колючая.

- Как куда? – отозвался Длинный хвост. – В пещеры!!! – и рассмеялся.

- Глупый! – буркнула на него лисичка. – Я говорю про те места, в которые эти пещеры выводят!!

Лягушонок показал ей язык и отвернулся. Лисена улыбнулась ему в спину.

- Звери, прекратите, - обернулся котенок, устроив на себе рюкзачок.

- А что мы? – подняла бровку пушистая. – Я вообще молчу!.. – невинно заметила она. Но не надолго ее хватило. - Представляете, если мы гномов встретим! – заблестела она глазками. – Вот интересно будет у них про все порасспрашивать!

- Фя, - несогласно фыркнул Длинный хвост, устраиваясь на мандариновой спине.

Колючая не обратила на него внимания.

- Да гномы вымерли уже все! – все-таки вставил свою мысль лягушонок. – Как эти динозавры, про которых котенок нам тогда рассказывал… Или как те комары, что в янтаре уже давно... или как…

- Драконы, - вставила лисичка, немного язвительно.

Длинный хвост замолк, не зная что сказать.

Котенок воздел глаза к небу и вздохнул.

- Ой, как с вами сложно… - протянул он.

- Киса, не надо так вздыхать, мне аж… - лисичка подошла сбоку и лизнула его в щечку. – Ты не надо, а мы все нормально, - замахала она хвостиком.

- Пойдемте уже, - еле скрывая улыбку буркнул Мандариновый и направил свои шаги вдоль берега к загадочной норе.

- Конечно пойдем, - посмотрела ему вслед лиса раздумчиво. А потом нагнала, выскочила вперед и первой побежала к иве.

И вот – ОНА! Раздвоенная красавица…

Лисичка с интересом вновь сунула мордашку в загадочную нору, ведущую к гномьим лабиринтам, и оттуда послышался знакомый голос:

- Ну, давайте уже, сколько ждать-то вас можно!!

В глубине коридора светились несколько голубоватых огоньков – светляки, и на фоне этого свечения выделялась восьминогая Ужасная Шага, висящая на своей паутинке посреди прохода.

- Привет, Шага! – забралась в нору Лисена. – Да мы совсем и не долго, не надо, мы же тут совсем рядом же!

- Угу, - совсем не согласилась с ней паучиха. – Иди сюда, пушистая, я на тебе поеду, ты не против? А то мне как-то уже не по возрасту скакать по коридорам. Это вы тут молодые, да быстрые… да и удобней так будет, как ни говори..

- Да конечно, Шагачка, - подошла к ней Колючая. – Лягушонок, вот, на котенке тоже, так что ты не переживай. Ты на голову мне забирайся, оттуда дорогу лучше будет видно… Ух ты, а как у тебя светлячки держатся? Они не улетят? – поглядела она на разлетающиеся в стороны огоньки.

Паучиха довольно фыркнула:

- Не-а, - и опустившись на лисью макушку отцепилась от нити, что держала ее в воздухе. – Я каждого хорошо паутинкой обмотала, он не вырвется, а так пусть летает, что ему…

Лисена с интересом к ним присмотрелась.

- Классно ты придумала… - восхищенно заметила она.

- Да ну, Лиса, мелочи это… - вроде бы отмахнулась восьминогая. - Вы все взяли, что хотели? – поинтересовалась Шага перед дальней дорогой. – Еды-воды, - уточнила она.

- Да, - кивнула Колючая.

- Эй! Ты там не часто кивай! Я ж свалюсь от неожиданности! – возмутилась паучиха, и лисичка охнула.

- Ой, прости, я как-то не подумала…

Паучиха что-то буркнула.

- Да ладно, я больше не буду, - возразила пушистая.

Шага на это только вздохнула и промолчала.

- Ну, пойдем, что ли! Шага, гроза мух и комаров, привет тебе! – присоединились к ним котенок с лягушонком. – Пушистые! Мы идем в сердце земли! – торжественно возвестил лягушонок.

Паучиха впереди него вновь фыркнула.

- Угу, - усмехнулась она на голове лисички, и та подняла на нее глаза, пытаясь не шевелить головой. – Ах, да, - добавила Шага вдруг. – Мне надо преподать вам пару уроков хождения по Подземелью… - она задумалась на пару секунд, собираясь с мыслями. – Если уж вы туда пошли, то надо соблюдать несколько простых правил.

Котенок остановился рядом с Лисеной, чтобы не пропустить ни словечка тихо говорящей паучихи. И та поглядела и на него, переводя взгляд с лягушонка.

- Первое – если вы идете вместе, никогда нельзя разделяться, потому что если потеряетесь – уже можете и не найти друг друга.

Лягушонок кивнул. Замечание было разумным.

- Второе – если вы планируете из Подземелья выбраться обратно, то лучше всего у его начала привязывать нитку. По ней вы всегда будете знать где ВХОД. - Она помолчала. – Я, использовала свою паутину, тянула ее вдоль стены, так что всегда знала, какой дорогой возвращаться. Правда, не сразу до этого додумалась, но тем не менее.. – она усмехнулась, видно вспомнив давние свои приключения… - Третье правило – если коридор разделяется на несколько коридоров, и вы идете в один из них, то непременно оставляйте на входе какой-то знак – камень, палку, отметину на стене и тому подобное. Чтобы всегда можно было сказать, что в этом коридоре вы уже были, и не ходить одной и той же дорогой целый день… А то я как-то, по-первости, ходила-ходила по всяким коридорам, пока не обнаружила, что паутина на стене уже несколькими витками намотана – а я же и не обращала внимания на это! - она рассмеялась. – Учиться мне пришлось на ходу, так что вам крупно повезло, что у вас есть я, - хихикнула немного довольно. – А вы запоминайте, запоминайте… Есть еще одно правило, четвертое, тоже очень простое, - она глянула на витающих над ними светлячков. – Если уж вам получилось заблудиться в Подземелье, то не расстраивайтесь. Паниковать в лабиринтах – самое последнее дело… - объяснила. – Любой лабиринт не вечен. Вы просто выбираете одну из сторон коридора и неизменно начинаете следовать ей. Например, правая стена. И вы идете только вдоль правой стены. Коридор вправо и вы вправо вдоль этой самой стены. В конце концов, можно обойти весь лабиринт и выйти наружу. Конечно, это долго, но зато верно. Хотя еще верней просто не заблуждаться там, - она усмехнулась. – Вот и все правила, зверятки. Запомнили? – оглядела она всех троих.

- Да! – раздалось от тех дружно.

- Вот и славно, - заключила Шага, перебирая лапками, удобнее устраиваясь на рыжей и пушистой. – Так что? Идем? – спросила она.

- Угу, - довольно хмыкнула лисичка, еле удержавшись опять от кивка.

- Естессна! – подтвердил лягушонок, и котенок над ним улыбнулся.

- Ну да, - сказал он, соглашаясь.

И их проводница поглядела в уходящий вниз узкий коридор-нору и разрешила:

- Тогда топай, лисичка.

На что Лисена глубоко вздохнула и только после этого устремилась в гномье Подземелье с весьма предвкушательным видом …




Гномье подземелье


- Ну, так вот, - продолжила Шага рассказывать историю о своих похождениях по гномьим лабиринтам много-много времени назад. Она сидела на лисичкиной макушке, чтобы своим медленным ходом не тормозить движение любопытной команды, и эта самая команда - в лице котенка, лягушонка и лисички – с интересом ее слушала. – Я как только сюда впервые попала – то тут же заплутала! Было это, конечно, очень давно, еще до того, как гномы его благоустроили… - Она задумалась. – Да, задолго до Ремонта Подземелья… Но это было мое первое Путешествие, и мне было без разницы куда и сколько идти, лишь бы мир посмотреть.

- Ого, - присвистнул котенок.

- А где ты раньше была? Где ты жила? – спросила лисичка с интересом.

- Ну… Да далеко это было, лисиц, все равно ты не знаешь этих мест.

- А мы там будем проходить?

Шага задумалась.

- Да вряд ли. Мне, конечно, хочется с родственниками встретиться, узнать как там наше царство поживает, да что-то уж больно это далеко…

- Царство? – навострился лягушонок.

- А, ну я так просто, пошутила, - откликнулась Шага.

- Паучье царство, - мурлыкнула лисичка. – Классно звучит. Тока там наверно не пройти не проехать, везде паутины, да? - подняла она глаза, пытаясь на себе разглядеть восьминогую.

- Да не больше там паутины, чем везде, - паучиха словно пожала плечами. И ненадолго замолчала.

И тут осторожно взял слово лягушонок.

- А я слышал про Паучье царство от бабушки Жабы, - промолвил он. – Она нам лягушатам рассказывала, что оно есть по ту сторону Сизых болот, Желтых холмов и большой воды… Она была там случайно…

- Ух ты! – воскликнула лисичка. – А я никогда не слышала!! А что за царство такое?

- Ну, там живут только пауки, плетут свою паутину и ею тщательно маскируют какой-то очень важный свой секрет.

- А-а-хх! Секрет!! Котенок, ты смотри, и тут секреты, вот классно! А какой секрет? – с еще большим интересом поглядела она на лягушонка, что примостился на спине Мандаринового.

Длинный хвост пожал плечами.

- Вот этого я не знаю. Да мне и не интересно как-то. Ну, секрет и секрет. Если охраняют, значит надо.

- Да ну, - возразила лисичка. – А мне интересно! Что же там такое?! Шага, а ты знаешь что там?

- Ха-ха, да сказки это все, - рассмеялась Шага весело. – Еще и не такое тут придумают, чтобы красиво вышла история приключений. Эта ваша жаба наверно просто выдумщица хорошая. Вот и рассказывает сказки, хе-хе… - она тихо смеялась.

- Секрет перестанет быть секретом, если все о нем будут знать, - разумно вставил котенок.

- Что же там закопали… - задумалась лисичка.

- Почему сразу закопали? – удивилась паучиха.

- Как почему? – в свою очередь удивилась Колючая лиса. – Потому что секретное что-то всегда надо закопать, чтоб его не нашли! А как же иначе?

- Ты не права, - возразил лягушонок. – Секретное надо под воду, под тину спрятать! Вот тогда его точно не надут!!

- Да ну тебя! – возмутилась лисена.

Котенок рассмеялся.

- Звери, тише. Просто все прячут по-своему. Так что самое тайное место у всех будет разным.

- Почему это? – приподняла бровку лисичка. – Волчонок тоже закапывал свою косточку! Я видела!

- Да потому что это волчонок, - улыбнулся ее друг. – А куда прячет белка свою добычу?

Лисичка задумалась, вспоминая бельчонка.

- В дупла или в развилки деревьев…

- А тетка Сорока?

- Э-э, в гнездо свое.. Я поняла! – воскликнула она. – Точно! Я что-то подумала о пауках, как о лисах! Ох ты!! Киса, какой же ты умный!! Значит, чтобы найти секрет пауков, надо думать, как паук!! Шага, а ты бы куда спрятала? – вновь подняла она глаза.

- Да никуда бы я не прятала. Пауки не прячут. Они вешают, где пришлось и все тут…

- А почему? А разве другой паук не может случайно взять это повешенное? Так же случайно подумает, что это он сюда случайно повесил.. и все! – слегка поддела она паучиху, хитро улыбаясь.

- Нет, у каждого паука своя территория. Другие просто на чужую территорию не приходят. Так что ничего «случайно» здесь произойти не может, - отрезала та.

Лисичка хмыкнула, не став возражать дальше. Уж больно тон Шаги не способствовала продолжению этой темы.

- Так что там дальше с твоим первым путешествием? – подал голос вновь котенок, и паучиха тут же оттаяла. Воспоминания были ей приятны, на эту тему говорила она довольно охотно, а потому продолжила:

- Все эти подземельные ходы были названы в народе Бесконечным лабиринтом.

- Почему это? - улыбнулась лисичка.

- Да потому что сколько по нему не ходи, конца коридорам так и не найдешь!! – паучиха усмехнулась. – Но это только в том случае, если дорогу точную не знаешь, - заметила она. - Если же дорога тебе известна, то в этом случае можно дойти до места без всяких лишних плутаний.

- Ого! – хмыкнул лягушонок. – А куда мы идем? Нам наша дорога известна?

- Ну, пока мы просто выходим в само Подземелье, - пробурчала паучиха. – А дальше вот посмотрим…

- А куда вообще там можно прийти? – не унимался лягушонок. – Ты же говоришь, что все тут знаешь, Шага? А куда ведут подземельные коридоры?

- Да так. Туда, сюда… Я не очень-то помню. Вот выйдем в коридор, я посмотрю что гномы за пометки оставили, вспомню…

- Точно! – вспомнила лисичка. – Пометки! А что за пометки у гномов? Как они там отметили, что в одной стороне одно, а в другой стороне другое?! Значит, кто-то же все это подземелье из конца в конец проходил!! И знает его назубок!

- Ну, просто есть же старая гномья карта, - недоуменно высказалась паучиха. – Хотя, я думаю, что это даже не гномья карта, а тех, кто изначально рыл эти коридоры.

Котенок с лисичкой недоуменно переглянулись.

- А нам барсук рассказывал, что это гномы его рыли… - сказала Лисена.

- Ну, сказать они могли все, что угодно! – усмехнулась Шага. – Но я хаживала этими коридорами еще задолго до того, как гномы стали его обживать… А потому, когда они стали хвалиться, что выкопали Подземелье… Фы, - фыркнула она. – Я подумала, пусть говорят, что угодно. Тем более, что они собирались как раз в то время его приводить в порядок, а дело это было полезным – некоторые коридоры просто-напросто обвалились или затопило их… Ну, я помогла им с направлениями, карту отдала, чтоб рассчитали все правильно…

- Ты отдала им карту?! – вырвалось у лисички. – Вау! А откуда же у тебя была гномья карта?!!! Где ты ее взяла?

Паучиха помолчала, словно собираясь с мыслями.

- Ну, где взяла, там уже нету, а отдала, да, а почему бы не отдать, для дела же попросили…

- Гномы ПОПРОСИЛИ? – удивился котенок. – Да ну!.. Разве такое бывает? Они же вечно такие… такие…

- Котенок! – перебила его паучиха. – Ты гнома хоть раз видел?

- Э-э, нет, - признал тот.

- Так о чем речь? – усмехнулась восьминогая.

- Молчу, - согласился Мандариновый.

- Ну и вот, - вернулась к теме беседы Шага. – Обменяла я им карту, они ушли строить свой ремонт в Подземелье…

- Поменяла? – подал голос лягушонок. – Так отдала или поменяла? – уточнил он.

- Да какая уже разница, - фыркнула паучиха немного недоуменно. – Как там карта попала в руки ремонтникам – роли не играет. Получили они ее и получили. Стали ремонт наводить. Где-то новые ходы прорыли, где-то старые закопали, так как оказались не нужны им, что-то у меня поспрашивали, так как я там о-о-оо-чень долго обитала и все ходы-коридоры знала лучше всякой карты, хе-хе. Об этом сразу они как-то не подумали…

- Подожди, - вновь перебила ее рыжая и пушистая. – Так и в самом деле есть места, о которых не знают гномы?!!

Паучиха секунду молчала.

- Ну да, я же говорила тебе еще вчера…

- ОГО!! А что там в этих местах? – крайнее любопытство послышалось в ее голосе.

- Много будешь знать, скоро состаришься, - усмехнулась Шага. – Если мимо будем проходить, покажу…

- Да! – чуть не подпрыгнула лисичка, но вовремя вспомнила, что на ее голове паучиха, а потолки пока низкие!..

Котенок рассмеялся.

- А потом что? – спросил он.

- А потом, - вздохнула Шага. – Потом они его еще много лет восстанавливали, а я нашла себе уютный коридорчик и стала там жить-поживать. Ну, там мы с вами и встретились, собственно…

- Подожди, - глянул в ее сторону котенок, и Шага обернулась к нему с лисичкиной головы. – Ну, коридоры это ясно. А Нору кто прорыл? Не гномы же, они сюда не поместятся!

Шага подумала.

- Не знаю, может лиса какая, - усмехнулась. – Или другая какая-нибудь зверюшка. Нора эта продолжается куда-то дальше, коридор гномий через нее проходит, там перекресток получается… А, да, там пещерка небольшая, точно! Вспомнила. И вправду ведь нора была. А когда гномы тут коридор свой выкопали, хозяин норы отсюда ушел.

- Ого, - сочувственно вздохнула Лисена.

- Да ничуть не бывало! – заявил тут лягушонок. – Хаживал я там по этой пещерке! Никаким звериным духом там и не пахнет! Ни волоса со шкуры там нет, ни чешуинки!! И пещера упирается в голый прочный камень и потому и обрывается! Ее перестали рыть! Я думаю, это кто-то из коридора хотел выбраться, ведь дальше же вода почти только!! Вот и стал рыть. В один конец рыл – в камень уперся, а в другой пошел – и вышел вот под ивой…

- Ну, может и так, - не стала спорить Шага. – Я ж не утверждаю, что мое предположение истинно. Я не видела, врать не буду…

- Ага… - задумалась лисица. – А долго еще идти-то? – поинтересовалась у своей проводницы.

Та вгляделась в коридор впереди.

- Да все уже, выходим…

- Ага, - авторитетно подтвердил лягушонок. – Вот уже и водой запахло… - Там ее очень много!

- Охт! – впрыгнула в просторный коридор лисичка и с интересом огляделась. Светляки на паутинках вылетели следом, освещая проход.

Ее взору предстали аккуратно убранные в облицовочный камень стены огромного коридора, и она пригляделась к тому, что на них было изображено.

- Шага! – выдохнула она. – Это ты!.. А почему гномики, тогда, такие маленькие? – удивленно она на нее посмотрела.

Шага бегала уже по полу, что-то выискивая в шве между полом и стеной с противоположной от норы стороны.

- Эт не я, - буркнула она.

- А вот такие пауки огромные здесь жили, - задумчиво проговорил лягушонок. – Пауки, что живут в Паучьем царстве, они как раз такие огромные и есть… Так бабушка Жаба говорила, - напомнил он.

Шага фыркнула в отдалении.

Лисена округлила глаза.

- ТАКИЕ? – переспросила она и поглядела на бегающую по полу восьминогую. – Так они же просто гигантские!!!

- Вот потому-то им и не очень сложно было сторожить свой секрет, - заметил Длинный хвост.

Лисичка открыла рот и вновь посмотрела на картинку. А потом вернула взгляд к паучихе и спросила:

- Щага, так это правда? Такие пауки были?

Та стала возвращаться, неся что-то в передней паре лапок.

- Ну приврали гномы, че тут скажешь, - отмахнулась она. – А может это и не пауки вовсе…

- Хм, - недоверчиво перевела взгляд с нее на рисунок и обратно Лисена. – А зачем они вообще эту картинку нарисовали?

- Да они тут кучу всяких картинок намулевали, - усмехнулась паучиха, - дальше еще и драконов всяких увидишь… Не обращай внимания. Разве драконы существуют? – она рассмеялась. – Так что и про пауков таких огромных они тоже приукрасили…

Лисена с котенком переглянулись и рассмеялись.

- А драконы существуют! – возразила лисичка уверенно. И Шага с интересом на нее посмотрела.

- Да что ты? – чуть усмехалась она. – И какие они?

Колючая лиса мурлыкнула, вспоминая поход к Великому дракону.

- Мы одного видели. Снежного Зеленого Великого дракона…

Шага хмыкнула. Затем буркнула «надо же» и подбежала к лисичке.

- Не бойтесь, после того, как гномы отремонтировали Подземелье, они не позволили здесь жить никому. Так что нам никто страшный и кровожадный (ну, кроме меня, естественно) не встретится. Можно идти дальше.

- О! – колючая вновь бросила взгляды в оба конца коридора. – Так что там, куда ведут эти коридоры?

Паучиха забралась по ее лапке, а потом по шее обратно лисичке на макушку, и указала коготком вправо от того места, где они выбрались из норы.

- Вот в той стороне, собственно, вся главная сеть Подземелья. Она проходит под Западными горами и уходит к пустыне, а там и еще дальше… Ну, там видно будет. А вот слева, - указала теперь туда, - весь Синий лес с его окрестностями. Куда идем? – поглядела на котенка.

Тот посмотрел на Колючую. А потом на лягушонка.

- А что такое пустыня? – спросила вдруг лисичка.

- А это огромная песочница, - фыркнула паучиха. – Там жара ужасная, дюны везде одинаковые… там потеряться, кстати, можно не хуже, чем в лабиринте. Без воды долго не проживешь… Короче, не интересно там. Уж лучше под землей.

- А я посмотреть хочу, - осторожно вымолвила лисена.

- На что? На песочницу? – рассмеялась Шага.

- Угу, - мурлыкнула пушистая.

- Ну, мне все равно, я могу и провести… Да только ты спаришься же - -в такой шубе там.

- Да она меняется уже, шуба моя, скоро зимняя совсем сойдет! – уверила ее лисичка.

Шага хмыкнула.

- Ну, как знаешь… - поглядела вновь на котенка.

Тот кивнул.

- Вправо, так вправо, - отозвался и лягушонок. – В жару я конечно не пойду… Но посмотреть что там и как…

Шага усмехнулась и над ним.

- Тогда вперед, - предложила она.

И довольная лисичка побежала в правую часть коридора.

Мандариновый с лягушонком потопали следом…



Книга Историй


Первое время звери с любопытством и в подробностях оглядывали все стены и рисунки на них, что попадались по дороге. Надо сказать, что рисунки все были разные, и на каждом были изображены сценки, где отважные гномы либо боролись - с пауками, львами, драконами и прочими опасными, хищными тварями…

- Киса! А кто это? – то и дело с удивлением тыкала в стену лапкой лисичка, никогда не видевшая ничего подобного.

…Либо мирно трудились в своих подземных рудниках или сокровищницах.

Точнее, не всегда было понятно что именно там изображено, и потому Шага часто объясняла что же они видели и почему данное изображение там красовалось…

- Ого, Шага! – скашивала глаза на нее лисичка, каждый раз все больше и больше удивляясь такой осведомленности. – А ты че, их видела? Они вправду жили в Подземелье? Ой, страшно! – Лисена зажмурилась.

И паучиха рассмеялась.

- А хотите, я расскажу вам историю - как тут все было в те далекие времена? Не могу сказать, что все это правда, но кое-то из этой истории я проверила сама, а остальное оставлю на совести моей дальней родственницы Старой Шелкопрядки, которая нам в детстве и рассказывала сказки-были про это Подземелье… - она мягко усмехнулась. – Собственно, из-за ее рассказов я сюда и пошла путешествовать, а потом…

- Да! – тут же откликнулся Длинный хвост. – А длинная история? Люблю длинные и страшные истории!! Бу-га-га! – пошевелил он в воздухе лапками, вроде как пугая.

Лисичка прыснула со смеху, взглянув на него, и лягушонок сделал страшную мордочку и выкатил глазки.

- Конечно, интересно, -- подтвердил котенок, не видя что творит лягушонок у него на спине, и поглядывая на сдерживающую смех рыжую и пушистую соседку.

И паучиха начала:


В давние-давние времена Подземелья не было вовсе, - заметила она. – Если бы вы попали в те стародавние эпохи, то увидели бы тот же лес, те же горы, те же реки… Во всяком случае, гномов тогда тут точно не было. Их вообще нигде не было! Это потом уже они пришли, на все готовое. А после того - как пришли, также незаметно и ушли. Никто их и не видел вот уже сколько лет как... Ну, да я отвлеклась. А потом неожиданно объявились Белые Черви - огромные, толщиной с эти самые коридоры червяки, которые изредка появлялись на поверхности, выбрасывая кучи земли и камня, и которые и вырыли, собственно, все это Подземелье.

- Черви? – перебила ее Лисена, округляя глаза. – Ничего себе у них размерчики!.. – она сглотнула, представив такую тварь перед собой, и села на хвост. – Мне стра-а-ашна, - хныкнула она.

- Не бойсь! – размахивал травинкой лягушонок. – Я с вами, я всех разнесу в клочки!

Колючая лиса не удержалась от улыбки, глядя на его воинственную физиономию, и паучиха усмехнулась.

А в те времена, когда Подземелье родилось, - словно вспомнила она то далекое время, – ходило по свету много самых страшных и странных тварей. Не всегда по внешнему виду можно было понять опасен зверь или нет. А иногда и непонятно было даже – зверь ли это вообще! – начала она с пояснения. – Так и черви эти. Никто не приближался к ним на столько, чтобы потрогать, никто не осмелился напасть, а потому до сих пор так и не ясно кто же это был и куда они пропали, после того, как Подземелье родилось…

- Как пропали? – возмущенно выпятил губы Длинный хвост. – Значит, мне не с кем драться!? Вот огорчение!.. – он опустил травинку и хитрющими глазками поглядел на лисичку.

Та засмеялась, поднялась на лапы, и они продолжили путешествие.

Шага раздумчиво расчесывала шерстку на лисичкиной макушке, вспоминая давно рассказанную ей историю.


Черви пропали, - произнесла она, - но тут стали появляться совсем другие существа. Не просто очень разные, но и такие, которые в округе Синего леса просто не могли водиться… Звери сами рассказывали, что они с других краев земли, описывали свои родные места… И только птицы, слушая эти истории, неожиданно могли обронить, что они там бывали, но от Синего леса это было за многие дни полета!!

И вот тогда-то появилась Книга Историй…


- Какая книга? – удивился лягушонок. – Не слышал о такой.. О Кодексе слышал, а о Книге Историй – никогда… Странно…

- Звери завели себе Книгу, куда каждого новоприбывшего просили записать свою Историю Появления В Синем лесу, - внесла пояснение Шага. - Кто сам записывал, а кому и помогали записать… так что ты правильно делаешь, Лиса, что учишься читать-писать. Очень это полезное дело… - паучиха посмотрела на нее сверху вниз. А потом продолжила свой рассказ.


Историй этих через некоторое время стало так много, что появилась не одна Книга. Текстов накопилось много, их переплетали и бережно хранили, как достояние Синего леса и его Подземелья (Лисена и котенок переглянулись. Они никогда о таком и слыхом не слыхивали…) После того, как историй накопилось достаточно, их было решено обработать - так как стали появляться одинаковые звери из одних и тех же коридоров. Отсюда и появилась карта Подземелья, или гномья карта (с указанием мест, к которым ведут отдельные коридоры)…

(Лисичка открыла рот, начиная понимать что Шага имеет в виду).

Этой картой я и руководствовалась позже, когда сама утопала путешествовать… но это совсем другая история, и я ее опущу. Когда же карта попала к гномам, когда те стали обживать Подземелье и благоустраивать его, то они, чтобы предупредить путников, сделали отметки-рисунки прямо у входа в каждый из коридоров. Это наглядно показывало то, что можно найти впереди и очень хорошо предупреждало…

- Вау! – не удержала лиса своего восхищене-удивления. – Получается, что это коридоры путешествий!! И если я хочу прийти в один конец земли, то мне тока надо найти нужный коридор, и тогда я по нему туда прийду?!! О-о-о-о-о-ого! – выдохнула она, замерев на месте и пытаясь переварить эту мысль.

Шага на ее голове молча кивнула.

- Вот почему мы и видим эти картинки, - пояснила она на последок и указала лапкой на очередной полустершийся каракуль на стене. – Вот почему я могу сказать, что этот коридор должен вести к тем или иным тварям… но вот живут ли они там до сих пор… Я, когда стала путешествовать, то облазила все коридоры и не по одному даже разу, но честно скажу, что видела не все, что указано на этих настенных росписях. Карта Подземелья гласила, что там должен быть, например, дракон, но я обнаруживала только черную пещеру или бескрайние поля, или… в общем, не то, что ждала увидеть. Это не значит, конечно, что рассказчики врали, или, что Книга Историй сама по себе – неверна… ведь ей так много лет, что она сама почти история, почти выдумка… Может, ее и нет вовсе…

(Паучиха задумалась.)

- Старая Шелкопрядка могла и приврать. В общем, не так уж это и важно. Верно?

- А тогда что за коридоры, о которых гномы не знают? – вспомнила о тех лисичка. – Что это за места такие? – подняла она глаза на восьминогую.

- Ах, это, - заулыбалась та. – Да я потом вам покажу. Так будет интереснее, - она рассмеялась. - Но это дальше. Сначала мы пустыню увидим, может даже погуляем там… Посмотрим. Там саблезубые живут. Большие такие голодные кошки… - она посмотрела на котенка и покачала головой. – Гораздо больше вашего Мандаринового кота, - фыркнула.

- Ну и что! – вздернула нос лисичка, опять забыв о паучихе, и та чуть не слетела с ее головы. – Ой, держись там, - встрепенулась пушистая и смущенно сморщила носик.

- Ну тебя, - буркнула восьминогая и соскочила на рыжую спину. – Я лучше тут пока посижу. Дорога все равно пока прямо идет, а если надо будет…

- Вя-я-я, - громко зевнул лягушонок и потянулся. – А долго идти-то? А то я че-то уже и заскучал… - он вгляделся в стены, обнаруживая разводы трещинок по каменной кладке, и бросил взгляд на витающих над лисичкой светляков. Проголодался чуток.

- Скоро большой ручей будет, - заметила Шага. – Там можно напиться воды, если хотите. Хоть гномы и провели воду в разные части Подземелья по трубам, мы всегда ее найдем, но все-таки Живой ручей – он вкуснее, чем по трубам вода…

- Живой ручей! – воскликнула лисичка. – Он тут? А нам барсук про него рассказывал! – она замерла в восхищении. – А он и впрямь оживляет? Ух-ты! А я думала, что это сказка!

Паучиха рассмеялась и пробормотала:

- Когда второй день по пустыне идешь без капли воды во рту, то любой ручей станет для тебя живым. А этот как раз в пустыню выходит! Только немного дальше. И мы его еще увидим, - она кивнула. – И он может и для тебя, Лиса, тоже станет Живым…

Колючая лиса немного непонимающе на нее оглянулась, а потом посмотрела на котенка. Тот же глядел в другую сторону, и она проследила его взгляд.

- О! – воскликнул перепончатый, обнаружив то же, что и котенок. – Другие коридоры! Ого! – он соскочил с рыжей спины и поскакал в один из коридоров. Остановился, принюхался, а потом припрыгал обратно. – А что там гномы нарисовали? – оглянулся на Шагу, что уже внимательно разглядывала стены по разные стороны от проходов.

Котенок тем временем смотрел у другой стены.

- О, тут мост нарисован, - отозвался он справа. – Может, это и есть тот самый твой Живой ручей? – хмыкнул он.

Шага пожала плечами.

- Наверно так оно и есть. Но тот ручей был прямо по пути, а это боковой путь. Так что я не знаю… Не помню немножко что там, проверять надо…

- Пойдем, проверим? – заулыбалась лисичка, потопав к котенку.

- Да нет, я сам схожу, посмотрю. Если ничего интересного быстро не найду, вернусь обратно, пойдем дальше большим коридором. А вы пока передохните. Устроим привал, что ли…

- Ура! Привал-привал-привал… - запрыгал лягушонок. – Только ты недалеко, ага? И если будут еще коридоры, то в них не ходи, а то потеряешься! – напутствовал он Мандаринового.

- Угу, - только улыбнулся в ответ тот.

Длинный хвост свалился на пол, раскинул все четыре лапки в стороны и с блаженством вздохнул: - Хорошо-то как…

Некоторое время он еще повалялся, а потом перевернулся на живот, сел и поглядел на Колючую лису.

Лисичка бубнила под нос, что-то повторяя, тут же рисовала на берестинке палочкой, макая ту в небольшую баночку, и любопытство несколько минут наблюдающего за ней лягушонка прорвалось наружу.

- Лис, а что ты делаешь? – спросил он и подошел поближе.

- Буквы учу, - глянула она на него и опять забубнила.

- Какие буквы? – он удивился.

- Алфавит она учит, Перепончатый, что тут непонятного, - усмехнулась паучиха со своего места.

- А! Слушай, Лис, а как ты учишь? – он заглянул в берестинку.

- Котенок меня учит, - ответила Лисена. – А ты знаешь алфавит? – поинтересовалась она.

Лягушонок хмыкнул.

- Да как сказать. Не то, чтобы очень… - уклонился от прямого ответа. – А давай вместе?

Пушистая улыбнулась.

- Давай, конечно! А это тут картинки на первые несколько букв. Киса мне нарисовал буквы сами, а я картинки, которые начинаются с этих букв. Так просто запоминается! Да и пишутся они не очень сложно, - она стала показывать какая картинка к какой букве относится, а затем на чистой берестинке принялась вырисовывать все знакомые ей буквы.

- Ух ты, - удивился лягушонок. – А меня учили, учили, и так все сложно рассказывали, что я как-то и позабыть уже успел все… А ты так хорошо объясняешь! Лисичка, ты умница!

Та засмущалась чуть-чуть.

- Да ладно тебе. Скажешь тоже. Я же совсем еще ничего не знаю! А вот котенок – он очень все знает. Вот он – молодец! – она улыбалась.

- Ладно, - не стал спорить перепончатый. Котенка рядом не было, совсем скоро тот возвращаться вроде бы и не собирался, и лягушонок решил сравнить уровни обучения лисы с ним – позже…

Мандариновый котенок вернулся спустя довольно много время и улегся на пол рядом с лисичкой.

- Есть там мосток, - вздохнул он. – Да только странный он какой-то. Вода под ним не течет. Там пустота. Света нету, дна не видно, но я камушек бросил и ничего не услышал. Вот это глубина… - он покачал головой, и Шага тут же вскочила на лапки.

- Точно! Это же колодец! Там можно спуститься на несколько уровней Подземелья ниже!.. – Она замолкла и оглядела всех троих спутников. - Только, вы там спуститься не сможете, это точно, - нехотя заметила. - А вот я по паутине легко сползала…

Лиса смотрела на нее удивленно.

- Несколько уровней? – она открыла рот. – В Подземелье несколько этажей?!!

Котенок разглядывал восьминогую с тем же недоумением, как и лисичка, и Шага пожала плечами.

- А что? Вы разве не знали? Хе-хе, вот же путешественники… У Подземелья три этажа, - рассмеялась она. – И вот о самом нижнем этаже гномы как раз и не знают, - довольно ухмыльнулась.

- Как так? – переспросила лиса.

- А вот! – фыркнула паучиха. – Я забыла им сказать… - с невинным видом развела лапками.

- Хах! – воскликнул лягушонок и рассмеялся. – Шага! А разве они не были нарисованы на гномьей карте – эти три этажа?

Паучиха деловито сложила лапки и уселась на полу.

- Не-а. Гномья карта вообще показывает только один слой Подземелья, - ответила она с довольным видом. – Я, когда меняла ее… они меня ни о чем не спросили, ну, я и не сказала им… М-м, - она поглядела на стены коридора, - второй слой они сами нашли. Случайно. Пол коридора обвалился при ремонте, и они попали в тот, что ниже… Кстати, они и тот второй слой тоже благоустроили, - заметила. – А вот до третьего как-то не добрались… Впрочем, ну и ладно, верно? Мы там не будем ходить, а если что, не потеряемся. Что там да как я, конечно, подзабыла, ну да это же ерунда!! Верно?

Лисена посмотрела на нее с размышляющим видом.

- А вот этого никто не знает, - глубокомысленно заметила она.

- Ну, Лиса, не надо страхи нагонять, нам еще стока идти… - паучиха закрыла глаза и вообще съежилась в комочек. – Я пока посплю.

Лисена поглядела на котенка и вздохнула.

- Ого себе, - полушепотом воскликнула. – Три этажа!!! Вот так Подземелье!! А дедушка Барсук и не говорил нам ничего…

- Так он же знал про Подземелье от кого? - спросил ее котенок. – От гнома! А тот и не в курсе был, оказывается. Вот видишь как надо проверять информацию? У одного рассказчика спросила, у другого. Каждый что-то сказал, больше предыдущего, так всю картину и выстроишь в голове. А если одного будешь слушать, да только его правым считать, то и не будешь знать что же на самом деле творится…

Он сам призадумался

Лягушонок поглядел на них обоих.

- Да хоть пять этажей. Нам-то что? – хмыкнул он. – Нам наоборот надо выйти из Подземелья куда-то! А не гулять тут, как призраки…

Лисена убрала берестинки и палочку с краской, раздумывая о том, что Шага постоянно им что-то новое рассказывала - и о Подземелье, и о себе, и о гномах. Сколько же еще интересностей им не известно? Вспомнила о саблезубых котах, о которых паучиха недавно упомянула, попыталась представить их себе, но перед глазами все сидел большой мандариновый кот.. а вот куда саблезубы.. приставить.. она понять не могла.

- Обождите, - вдруг вспомнил лягушонок и поглядел на котенка. - Ты ж сказал, что дна у колодца этого не было вовсе?! Так?

Мандариновый посмотрел на друга, подумал и кивнул.

- Так значит… - заговорщески молвил Длинный хвост, - там может быть даже и не три этажа, а все тридцать?!

Пушистые переглянулись, поняв его мысль.

- И тогда что же такое вообще это наше Подземелье?!. – привлек внимание к этому обстоятельству лягушонок. – Это же может быть целый город! Там могут жить стаи зверей!! И прочих существ… А может, там кто-то и живет, а мы просто и не знаем… И все, кто нам кажется просто сказкой, они на самом деле живут парой этажей ниже… Те же гномы! - поднял он палец. – Они могли найти те нижние этажи и уйти жить туда… Добывать всякие каменья оттуда им проще, а солнце они все равно как-то не очень уважают.. Им огонь подавай и все… - он развел лапками.

- О-о-о, - тока и смогла на это выдохнуть лисичка.

- Вау, - признал котенок, открыв от удивления рот.

И все трое одновременно поглядели на чуточку сопящую паучиху с одной и той же мыслью: «А знает ли Шага на самом деле что там творится внизу?»




Солнце для Подземелья, или Старый и Невидимый


- Мурлык-мурлык, - потянулся Мандариновый котенок, выпуская коготки.

- Киса! – буркнула лисичка, начиная сползать с его теплого пушистого бока. – Не шевелись, я только устроилась хорошо! – она поерзала, пытаясь вновь найти удобное положение для своей головы, но тут котенок перевернулся на лапки и встал. – О-охх, - оказалась на полу Колючая лиса и свернулась клубочком, бормоча под нос.

Мандариновый тем временем потянул спинку, пошевелил кончиком хвоста и сел.

- Лисен, добрый вечер, - сказал он.

- Какой еще вечер? Ночь на дворе, - закрылась лапками лисичка и прикрылась сверху еще и хвостиком.

Светлячки вдруг потухли.

Котенок поднял ее хвостик и рассмеялся:

- Мы же в Подземелье! Тут и должно быть темно. Хватит дрыхнуть, поднимайся.

- Няя-я-а-аф, - зевнул рядом лягушонок. – Шага, ты где?

Та не отозвалась.

- Ну вот, она нас коварно покинула!! – хмыкнул лягушонок.

- Бур-бур-бур, - из-под лапок откликнулась лисичка.

- Что?! – одновременно воскликнул перепончатый и Мандариновый. И Лиса обреченно вздохнула и сказала:

- Ну, разбудили уже, разбудили… - Она зевнула и стала потягиваться, как это недавно делал котенок. – А че, Шага ушла, что ль?

- Да! Светляки, главное, выключились, и она исчезла! – слегка возмущенно, но не очень серьезно ответил Длинный хвост. – А не видно же ничего!

- Да че ты, все видно! – поглядела лисичка на лягушонка, улыбаясь.

- Да нет! – возразил перепончатый. – Это у тебя может зрение хорошее, а я вот ничего не вижу!

- Э-э, - замялась лиса. – Да мне зрение не очень помогает. Я тебя носом вижу. Где ты, сколько тебя и какого ты цвета…

Лягушонок опешил.

- Как это «сколько меня»? – поразился он.

- Ну, как? Обычно. Сейчас, вот, тебя один, - задумчиво произнесла она.

- А что, - заинтересовался тот. – Бывает время, когда меня двое? Или трое?!

Рядом на полу вспыхнул светлячок. Затем второй в отдалении.

- О! – воскликнул Длинный хвост тут же. – Да будет свет!

Он огляделся в поисках паучихи, никого не обнаружил и шепотом предложил:

- А давайте, пока Шаги нету, проверим многоэтажность Подземелья? А?!

Он поглядел на котенка, на лисичку.

- Лиса, у тебя же есть веревка! Мандариновый, давай ты меня спустишь на веревке, и мы узнаем сколько там этажей?! – с воодушевлением посмотрел он на своих пушистых друзей.

Котенок не очень позитивно на это хмыкнул.

- Ну, давай, когда Шага вернется, - предложила лисичка.

- Да ну ее! – фыркнул перепончатый. – Она же видела уже. Ей будет не интересно. А мы-то не видели! Я бы, вот, и посмотрел… А ты, что ли, не хочешь?

Колючая лиса пожала плечами, раздумывая.

- А вдруг мы потеряемся без нее? – не очень уверенно предположила она.

- Так котенок же вернулся! – с жаром возразил Длинный хвост. – Мандариновый? Там далеко до моста этого? – оглянулся на того.

- Минут десять, - потянулся тот.

- Вот видишь?! Не так уж и долго идти. Подумаешь, нас не будет полчаса. Пускай она ходит пока где-то там, если ей так хочется.

- А как ты будешь смотреть? Там же темно? – напомнила Лисена. - Светляка надо взять… Только ты его не потеряй там…

- Да нет, конечно! Мы-то и спускаться далеко не будем,- он поглядел на паутинку со светляком, приклеенную к стене.

Колючая лиса пожала плечами, отцепила ее и вручила в лягушонку в лапки. А сама пошла к своему рюкзачку за веревкой. Идти ей туда вовсе не хотелось, хоть и было интересно, но как это сказать? Через несколько минут они уже двинулись в нужный коридор, немного его прошли даже, и тут лисичка остановилась.

- А вот Шага вернется, а нас нету. Как-то это нехорошо получается.

- Верно, - задумался лягушонок. – Так мы быстро же! – тут же нашелся он.

- Не, - покачала головой лисичка. – Все равно не так.

- А давай записку ей как-то оставим?! – предложил лягушонок. – Намалюем на стене знак, что мы пошли туда, и все. Она будет знать!

Лисена покачала головой.

- Как она увидит? Света нет почти!

- Ну, рюкзак твой поставим в проходе! Она точно поймет!

- Не…

- Ну, так и скажи, что ты не хочешь идти, - недовольно буркнул Длинный хвост. – Трусиха! – вырвалось у него.

- Сам ты трусих! – надулась лисичка и, тут же отвернувшись, ушла к вещам.

- Ты че, - удивился котенок, глядя на перепончатого. – Ты чего ее дергаешь? Не хочет и не хочет. Я тоже как-то не особо… да ладно, узнаем хоть что там…

Лягушонок вздохнул.

Он конечно для порядка помедлил, но потом прыгнул к лисичке и пробормотал:

- Ну трусих я, трусих. Ты не дуйся. Я не хотел тебя обидеть.

Лисена в ответ буркнула что-то нечленораздельное, но видно было, что дуться она явно перестала.

Лягушонок это заметил, улыбнулся и поскакал к котенку. И довольно сказал:

- Ну, пошли, тогда.

Так что, когда через некоторое время после этого событии незаметно подошла Шага, зевнула и посмотрела на Лисичку, та была совсем одна.

- А эти где? – огляделась Шага. – Друзья твои.

Лисена подняла взгляд от письменных принадлежностей и хмыкнула:

- Да пошли проверять сколько этажей у Подземелья.

- Что? – воскликнула паучиха. – К Колодцу пошли?! – и расхохоталась.

- Угу. Киса привяжет лягушонка к веревке и опустит его вниз.

- Вот глупые. Нашли куда лазить… А ты чего не там? – усмехнулась Шага чуть улыбчиво.

- Да я вот не хочу… А он и впрямь бездонный этот колодец? - выпалила Лисена. Она даже забыла про палочку, только что окунутую в краску, и с той не замедлила упасть на берестинку огромная капля. – Ой… – Колючая лиса из капли тут же нарисовала большой и многолепесточный цветочек и птичку. - Может там не три этажа, а двадцать три? Или еще больше? – загорелись глазки рыжей и пушистой.

Паучиха усмехнулась, поглядев на потолок. Пора было заняться делом.

- Да не бездонный он! Ну, скругленный просто и все… Да и паутиной уже зарос.

- Как паутиной? – удивилась лиса.

И Шага вспомнила, что та же ничего не знает, и пояснила:

- Да паучий это коридор.

- В смысле «паучий»? – еще больше удивилась лисичка. – Там живут пауки?! – вытаращила она глаза.

Восьминогая не удержалась от довольного смешка.

- Да нет, никто там уже не живет. А паутина просто осталось. Так что этот скакучий никак там не проберется… - фыркнула насмешливо.

Она подошла к стене и попробовала подняться по ней к потолку.

- А! – вырвалось у Лисены. – Так это из-за паутины камень никуда не упал?! Да? – она разочарованно фыркнула. – И звука никакого не было. Вот оно что.. А мы-то думали… А это камень просто в паутине застрял… - лисичка разочарованно вздохнула.

Шага улыбнулась.

- Жалка, - наморщила носик пушистая.

- А светляка он зря взял с собой. Упутает его в паутине, - поглядела паучиха на последнее мигающее пятнышко над лисичкой.

Колючая лиса кивнула, наблюдая за ее подъемом по стене.

- Надо им сказать… Я сбегаю к колодцу, скажу им, ага? Ты тут посидишь одна? – она улыбнулась. – А что ты там хочешь найти? – поинтересовалась.

Паучиха задумчиво плела нить, прикрепляя ее к облицовочному камню.

- Так гномы же свет провели здесь. Можно будет и без светляков обойтись… Только вот, включатель найти надо…

- А кто знает где он? – тут же довольно у нее переспросила лисичка. – А может это где-то написано? Может, гномы как-то обозначили включатель? А какой он? Может я увижу? – она оглядела все стены в поле освещения светляка.

Паучиха смотрела на потолок и молчала. Светляк кружил под ней. Вспыхивать он стал уже реже, того и гляди совсем перестанет светить…

- А вот этого я и не знаю, - ответила она. – Все время без света обходилась, зачем он мне? Я и так хорошо все вижу-слышу-чувствую…

- А-аа-а! – раздалось испуганное вдалеке.

- Ой! – лисена обернулась в сторону колодца. – Кажется что-то случилось… - и бросилась по коридору во всю прыть.

- Ну, конечно же, - вздохнула Шага сверху. – Любопытный лягушонок свалился в паутину. Хи-хи.. Мда-а-а, - и стала спускаться. А затем очень даже прытко побежала в ту же сторону, что и лисичка.


- Да не, он не свалился в колодец, - вздохнул котенок над провалом. – Просто, светлячок перестал светить. А лягушонок темноты боится… Оказывается… - он почесал ушко.

- Не боюсь я ничего! – послышалось возмущенное из глубины колодца. – Просто меня что-то за ногу схватило!.. Просто это было неожиданно. А тут еще и светляк потух.. Да это паутина! Фя! Тут ее навалом! Это я в нее ногой угодил… - послышалось облегчение в его голосе.

- Шага сказала, что это паучий коридор, - сунула нос в колодец Колючая лиса. – И паутины там видимо-невидимо… - она принюхалась. – Киса, вытаскивай его оттуда. А то вдруг там еще остались всякие кровожадные пауки, - она чуть усмехнулась.

- Эй! Не надо меня пугать! Я тут всех кровожадных раз-раз и нету! – он покачивался на веревке, что котенок держал в лапках. – Пушистый, подожди, не поднимай, тут есть ход в другой этаж, я его нащупал!

- О! – наклонилась лисена. – А он большой? А глубоко отсюда?

- Нет, близко… Большой… Вот бы света было немного… Где там светлячок?

Тот вдруг вспыхнул, на миг осветив колодец, и взгляду троих предстало запутанное паутиной пространство и черный прямоугольный провал другого коридора…

- Ой, ты! – рассмеялся лягушонок. – Так тут тоже мосток есть!! На нем паутина, да, но так, пару слоев. Киса, отпускай еще ниже! Я хоть встану на твердую почву. Надоело в воздухе болтаться…

- Так, звери, хватит там ему висеть, поднимай его обратно, - возникла рядом Шага.

- Почему это?! – возмутился лягушонок снизу. – Ого, тут еще пара светляков есть! В коридоре светятся!!! Они щас сюда прилетят, и я все хорошенько обсмотрю!

- Быстро его поднимай! – приказала паучиха, и котенок с недоумением мгновенно выполнил нужное действие.

- А! – только и успел вымолвить Длинный хвост, как оказался на полу рядом с пушистыми, и с возмущением забухтел: - Что за самоуправство! Шага!

- Это вовсе не светляки, глупый лягушонок! – ответила та, взобравшись уже лисичке на спину. – Кот, хватай прыгуна и бежим обратно! Лиса, беги!

Лисена с недоумением хмыкнула и побежала назад, в сторону оставленных ими вещей. Котенок, она слышала, бежал следом, а лягушонок на его спине бухтел еле слышно, не понимая что, зачем и почему.

- Шага! – буркнул он уже на месте, под вспыхивающим освещением последнего светляка. – Чего это было?!

- Длинный хвост, подумай, откуда в Подземелье взяться другим светлякам, как не нашим? – ответствовала паучиха и вновь полезла на потолок.

Перепончатый задумался ненадолго, а потом пожал плечами и фыркнул:

- Да откуда ж я знаю?! Взялись откуда-то.. Да ладно, а что это такое, раз не светляки? – заинтересовался он.

Шага усмехнулась откуда-то сверху.

- Да так. Всего лишь Старый Невидимый.

И трое друзей с недоумением воззрились на нее снизу.

- Э-э, кто? – переспросил котенок.

- Ух ты, а кто это? - улыбнулась лисичка.

- Да ну! Не может быть! – рассмеялся лягушонок. – Это призрак Подземелья, - пояснил он друзьям. – Нам бабушка Жаба рассказывала, что такой есть… Но это же сказка! – возразил он и вновь поднял взгляд на Шагу у потолка.

Последний светляк вдруг перестал светить.

– А-а-а! – вдруг воскликнул лягушонок. – Где солнце?! Кто сожрал солнце?! – он завозился. – Шага, это ты съела последнее солнце?!

Левее того места, где он пытался сфокусировать свой взгляд, мигнул желтый огонек светляка. Потом он вновь загорелся уже ровным желтоватым свечением, и паучиха с той же стороны ответила:

- Солнце включаю.

Лисичка улыбнулась.

- О-о-о, - не понял ее Длинный хвост. – В смысле?.. Светляка уговариваешь, что ли? – он рассмеялся собственной шутке.

Шага некоторое время не отвечала, и Лягушонок махнул на нее лапкой.

А потом вдруг по коридору разлился ровный белый свет вдоль стыков потолка и стен, и в довольно сильном и ровном освещении Шага стала спускаться по паутинке вниз.

- Длинный хвост! – глянула на того лисичка с интересом. – А что это за старый, да еще и невидимый? А? Или ты, Шага, я тоже хочу знать. А кто это? И что это за огоньки были там? Которые лягушонок видел…

Котенок кивнул, подтверждая, что и он тоже хочет знать.

- А! – махнул лапкой лягушонок. – Обычное такое старое-старое привидение, которое иногда появляется в Подземелье.

- Угу, - усмехнулась Шага. – Всего-то ничего, если не считать на его счету кучи загубленных жизней.

- Как это? – посмотрела на нее опять лисичка.

- Да то испугает до смерти, то заведет в гиблое место какое… Огоньки, вот, это его как раз проказы.

- Подумаешь! – фыркнул лягушонок. – Оно же привидение! От слова ПРИВИДИТЬСЯ. Оно бесплотное. Что мне бесплотный Старый и.. там-сям сделает? А огоньков его я не боюсь! – гордо он заявил.

Паучиха спустилась на пол и посмотрела на него с интересом. Усмехнулась чуть насмешливо. Хотя с другой стороны видела, что Длинный хвост и впрямь совсем не трусил, и не похвальбой это было… Впрочем, может, он просто и не сталкивался с ним - со Старым-то… и Невидимым… НИКОГДА…

- А ты его видела? – словно прочла ее мысли лиса.

- Он же невидимый… - засмеялся лягушонок.

Колючая лиса огорченно вздохнула.

- Пошлите дальше, - предложила Шага, подходя к лисичке. – А про Старого я вам по дороге расскажу, - пообещала она.


Как всегда, все имеет свою причину, - начала она задумчиво, когда пушистые со своими седоками тронулись в путь дальше - по уже освещенному коридору. Путешественники разглядывали стены коридора в ровном и чистом свете, лисичка с интересом присматривалась к рисункам и символам, что теперь без труда можно было разобрать на стенах, и Шага продолжила.

Все имеет свое начало. У каждой истории свое начало и свой конец, просто многие истории еще не закончены, и нам кажется, что так и должно быть. Вот так и история со Старым и Невидимым. Началась она очень давно, да так и длится. А тем, кто встречается с ним в коридорах Подземелья, кажется, что он был тут всегда и будет здесь вечно..

Однако, это не так.

Хотя бы потому, что когда-то Подземелья не было вовсе, - она рассмеялась.

Впрочем, он и появился тут только благодаря Подземелью! Просто взял и пришел с одного из коридоров. А уйти обратно так и не смог. А может и не захотел… Кто его знает?

Я не знаю кто это и как он выглядит, не зря ж его назвали Невидимым. Просто со времен, как о нем появилось упоминание в Книге Историй, он только и делал, что пугал народ, да заводил в такие вот колодцы, обрушивал потолки и тому подобное. И если вовремя от него не убежать, то может случиться что-нибудь ужасное…


- С Ужасной Шагой случилось что-то ужасное!! – рассмеялся лягушонок.

Шага даже не посмотрела в его сторону. Впрочем, тот на это и не рассчитывал, тут же замолкнув и с искренним интересом продолжая ее слушать.


Потому-то мы и ушли оттуда, так как мне не хочется быть заваленной камнями, или вытаскивать прыгуна из колодца с внезапно обрушившегося мостка.

Лягушонок хмыкнул и сделал вид, что не заметил ее словесного укола.

- И что же? – спросила Колючая лиса. – Он теперь все время тут будет ходить? А мне вот страшно,- буркнула она под лапы, - иногда, - нехотя призналась.

- Если ты сможешь найти окончание его истории, то возможно, сможешь и ее разрешить, - ответила восьминогая.

- А какое у нее начало? - поинтересовался котенок. – У истории этой? Что написано в Книге Историй?

- Хе-хе, - заурчала от удовольствия паучиха. – А вот этого я не знаю. Об этом надо смотреть в Книге Историй.

- Ну вот, опять эта Книга! - выпятил губы лягушонок. – Искать ее еще! Пусть ходит, мешает он нам, что ли, этот Старый?

Лисичка повернула к нему голову.

- А я бы хотела его историю разрешить, - возразила она.

- Зачем она тебе!!!?

- А я хочу на Книгу Историй посмотреть! – заулыбалась Лисена. – И ПОЧИТАТЬ ее… - смущенно добавила.

Лягушонок вздохнул и пожал плечами.

Котенок улыбался.

Паучиха тоже ничего больше не сказала, и они продолжали просто идти.

Коридор был все тем же самым, редкие ответвления уводили в другие, не нужные им стороны, и команда неспеша и молча топала себе просто вперед. Так что, когда через какое-то время Шага сказала «вам пора спать», трое ее спутников посмотрели на нее с удивлением. Точнее - двое. Лисена тока подняла к паучихе глаза и хмыкнула. Голос как всегда первым в последнее время, подал лягушонок.

- Спать? Ты чего… - отозвался он.

- Да снаружи уже солнце село, ребятки. Это вы «чего», - Шага рассмеялась приглушенно. – Да и в любом случае, вам надо отдохнуть, давно же идем. Неужели совсем не устали?

Лисена переглянулась с котенком, а потом уселась со вздохом на пол. Признаться, лапки–то чуток отяжелели! Она зевнула.

Вот, стоило им только остановиться, как усталость мигом накатила, опутала своими сетями и потянула свалиться на бок и задрыхнуть…

Спа-а-а-ать, лисичка вновь зевнула, разбираясь с рюкзачком и готовя себе местечко поудобней. Мырррр, свернулась клубочком, поближе к котенку, укрыв лягушонка кончиком хвоста. Мыр, пожелала всем спокойной ночи и довольно вздохнула перед сладким сном.

- Всем споки, - растянулся на лисичке лягушонок и закрыл глазки.

- Угу, - муркнул котенок из-под хвостика,

А Шага улыбнулась и, поднявшись по стене, стала плести себе ночной гамак.

Спокойной ночи.




Водопад, или выход из Подземелья


- Это буква «жэ», - говорила лисичка лягушонку, рисуя разлапистую букву на берестинке. – Жжжжук! – заявила она довольно.

- Ой, ну когда уже будет лягушонок? – поерзал на месте Длинный хвост. – Хочу букву, с которой начинаюсь я!

Лисена посмотрела на него удивленно.

- Так ты же начинаешься уже с буквы «дэ», - молвила она.

- Нет, - помотал головой перепончатый. – Я начинаюсь с буквы «эл»! – Он задержал на пушистой взгляд. – Впрочем, ты тоже с нее начинаешься, - милостливо согласился.

- Ллл? – прижала лисичка язык к верхним зубам. – Лллисичка! – попробовала она на вкус слово. – Лллягушонок, - задумчиво произнесла, глядя в стенку. – Котенок, - улыбнулась, глядя ему за спину.

- Не, котенок на букву «кэ», - возразил лягушонок и сунул нос в лисью берестинку.

- Не «кэ», а «ка», - ответил ему из-за спины Мандариновый и сел рядом.

- Ох ты, ты чего так подкрадываешься! - вздрогнул Длинный хвост. – Так же можно и до смерти напугать!

- Ты ж у нас ничего не боишься, - мурлыкнул в ответ котенок и заглянул в лисью берестинку следом.

- Ну, ты сравнил, - буркнул Длинный хвост. - Одно дело, когда опасность видно в лицо, а другое дело, когда она вот так вот подкрадывается, а потом БАХ! И пугает.

Лисена рассмеялась.

- Ого, Лис, как ты быстро буквы-то осваиваешь… - заметил котенок и слегка удивленно поднял взгляд на чуток смущенную лисичку. – Молодец!

Та довольно заулыбалась.

- Да, мы с лягушонком уже десять букв выучили!

- Угу, буква «и» - это ил, его навалом в озере, а вот буква «й» – это посложнее будет, - задумчиво протянул тот. - Впрочем, «й», она одна такая, ее можно и так запомнить, - он протянул свою берестинку котенку. – Ты нам давай все буквы сразу нарисуй, чтоб мы тебя-то не ждали… Может, я быстрее буквы выучу! – он коварно изогнул бровку, бросив взгляд на лисичку.

- Не-ее-е! - возмутилась та. – Я лучше запомню! Киса, нарисуй мне тоже буквы! – протянула пишущую палочку и берестинку. – Киса! Мне-мне первой!! – завиляла она хвостиком.

Мандариновый рассмеялся и взял сразу две берестинки, палочку и стал в каждой из берестинок выводить по одной букве по очереди. Он сразу диктовал что это за буквы, и лисичка тут же зарисовывала на запасной берестинке образ буквы - разные изображения. А лягушонок в это время с важным видом кивал при каждой новой букве, словно удостоверял, что так оно и есть, правильную букву назвал котенок.

- Ну и вот, - закончил тот перечисление и отдал лисичке и лягушонку их писчие листочки. – Теперь смотрите на то, что я вам написал, и запоминайте еще раз, - и он вновь медленно стал диктовать название каждой буквы.

Колючая лиса с упорным видом добавляла какие-то фрагменты к своим рисункам-подписям, а Длинный хвост кивал, бормотал себе что-то под нос и по ходу дела что-то черкал палочкой около недавно нарисованных буковок.

- Давайте вы немного на них еще посмотрите, поучите старые буквы, а потом мы пойдем дальше, а то уже сколько времени прошло, утро проходит, а мы все на месте сидим, - предложил Мандариновый.

- Хорошо, Киса, - с улыбкой кивнула лисичка.

- Точно! Давайте сразу вот и пойдем, - подскочил на ноги лягушонок. – А буквы от нас никуда не денутся, - он с наслаждением потянулся.

- Ну! – насупилась Колючая. – У тебя они, может, и не денутся никуда, а у меня, вот, сразу потеряются!!! – она с бурчанием вновь глянула в свою берестинку, словно для того, чтобы проверить не пропали ли куда ее буковки.

Лягушонок прыснул со смеху.

- Да ну, Лис, ну куда же они потеряются?! Они же у тебя все записаны-нарисованы! - он подобрался к ней и заглянул в то, что она нахмурив бровки внимательно изучала. - А что написано пером, не вырубить топором. Хы! – довольно возвестил он.

Лисичка вздохнула.

- Да не с берестинки они потеряются, - нравоучительно произнесла она. – А с головы моей! Их же повторить надо хорошо, чтоб запомнить!

Длинный хвост закатил глазки и бросил:

- Ну подумаешь! Повторить всегда можно! Главное, не забыть что хочешь повторить! – он расхохотался.

Лисичка посмотрела на него и покачала головой.

- Легкомысленный ты, лягушонок.

И так это серьезно прозвучало, что Длинный хвост вновь рассмеялся, но уже добродушно.

- Да ладно тебе, Лисен. Ты меня не слушай, учи, как тебе лучше учится. А мы па-да-ждем, - улыбнулся он довольно и поскакал к котенку, чтобы поинтересоваться куда дальше путь будут держать.

- Падаждут они, - передразнила Колючая лиса и вздохнула. – А я и не долго, - пожала она плечами и пробежалась взглядом сверху вниз по своим картинкам, нашептывая под нос их названия, а потом по тем буквам, что нарисовал котенок. – И все, - мурлыкнула она через минутку уже и быстро сложила письменные принадлежности в рюкзачок. – Я готова! – заявила весьма довольно и вскочила на лапки.

И котенок с лягушонком на нее оглянулись.

- Вот и замечательно! – появилась тут словно из ниоткуда Шага. Опять она куда-то уходила. – Хочу вам сказать, что мы кое-куда пришли…

- В пустыню?! – вырвалось у Лисены.

- Не, до нее еще день идти с такой скоростью… к вечеру как раз придем…

- А почему только к вечеру? – хныкнула лисичка. – А давайте побежим?! – выпалила она и прижала ушки, подняла одну бровку, словно спрашивая.

- Ты че, Лис! – тут же возмутился лягушонок. – Я же весь растрясусь тогда на котенке! Не-е-е-е! Бегать мы не будем. Я тут лучше всякие картинки порассматриваю гномьи – что они еще напридумывали.. – он посмотрел на стену с изображением гнома у черного входа в пещеру в горе. И спросил у паучихи, указывая лапкой на рисунок: - Шага, а это про что они?

Паучиха бросила взгляд в нужном направлении.

- А, ну так это вход в Гномье Подземелье. Их же несколько. Вот дальше справа такой еще должен быть. Если хотите, можно выйти наружу, посмотреть.

- А что там? – полюбопытствовала лисичка.

- Там большой водопад. Живой ручей выходит наружу и срывается там вниз как раз огромным таким водопадищем! – она восхищенно развела лапками, словно описывая его размеры.

- Ух ты! – выдохнула пушистая. – Водопад!! А как это? Это, как дождь падает, или как-то по-другому? – поинтересовалась.

- Не-е-ет, - отмахнулась Шага. – Это совсем по-другому! Это столько воды и сразу падает! Не каплями даже, а как будто из ведра льют. И ведро при этом ОЧЕНЬ большое! – она рассмеялась.

- Хачу водопад посмареть! – заскакала на месте лисичка.

- Да я тоже хочу! – поддакнул лягушонок. – Люблю многа воды, - важно добавил, словно всех ставя в известность.

Котенок хихикнул на это, а затем пожал плечами.

- Ну, мне-то все равно, давайте глянем на этот водопад, - кивнул он. – Я их давно уже не видел…

- Киса! А когда ты его раньше видел? – удивилась Лисена.

- Да не. Я не этот водопад встречал, другие. Я же здесь и не бывал вовсе…

- А-а-а! – кивнула Колючая. – Тогда пошлите, а? Чего время зря тратить?

- Точно говоришь, Пушистая! – откликнулся Длинный хвост и поскакал за своими вещами.

Мандариновый тоже собрал свой рюкзачок, лягушонок взобрался ему на спину, паучиха на спину Лисене, и они потопали дальше по коридору. Выход из Подземелья нашелся спустя минутку с правой стороны.

- Вот, - заметила Шага довольно. – Видите, на стене нарисована падающая вода?

Трое друзей повнимательней пригляделись к картинке. Длинный хвост даже вскочил котенку на голову, чтобы быть повыше и лучше разглядеть гномий рисунок, но оступился и свалился тому на мордашку, вцепился лапками в нос.

- Ай, - воскликнула Лисена.

- Ой, - чихнул Мандариновый, и Длинный хвост слетел на пол.

- Ой, - подтвердил лягушонок с пола смущенно. – Киса, я случайно, прости, - он улыбнулся.

- Да ладно, залезай уже обратно, пошлите, - засмеялся тот.

Они вошли в коридор.

Издалека слышался ровный тихий гул.

Лисичка шевелила ушками во все стороны, прислушиваясь к нему и принюхиваясь, чтоб понять что там такое, и Шага ее успокоила:

- Да это шум от падающей воды, Колючая. Ее же много, и, когда она падает вниз в воду и на камни, то такой вот получается шум. Это тихо еще, дальше совсем громко станет! – она тихо рассмеялась.

Они приближались, и шум в самом деле стал увеличиваться. Вскоре его и шумом-то назвать нельзя было! Самый настоящий грохот!

Еще через пару минуту коридор вдруг повернул влево, и взгляду путешествующей команды предстала большая дыра окончившегося коридора, перекрытая переливо-сверкающей пеленой падающей воды.

- Вау! – выдохнула лисичка тут же и побыстрей побежала к границе Подземелья. – Ой, как красиво! – восхищалась она. – Вода! И впрямь вода! – она остановилась совсем рядом, осторожно глядя под ноги, чтоб не наступить в лужу, что набрызгалась с водопада. Засунула лапку под струю…

- Нет! – только и услышала она от паучихи, и тут же ее кто-то словно схватил за лапку и дернул в воду.

Лисичка мгновенно пропала с коридора, и Шага, что успела соскочить с ее спины на пол, со вздохом сказала:

- Забыла вам совсем сказать, чтоб не лезли туда…

- Ого! – выдохнул лягушонок. – Шага! Где лиса?! Куда она делась?!! – он скакнул на пол и запрыгал к падающей воде.

- Шага, че с ней случилось?! – туда же подбежал котенок и попытался через переливчатую преграду заглянуть вниз, туда, куда падала вся вода. – А там высоко падать? А вдруг с Лисеной что-то?! – он обеспокоено посмотрел на восьминогую, рядом с собой. – Как ее оттуда вытаскивать?!

- А никак. Надо следом прыгать, - задумчиво ответила она.

- Тогда я пойду прыгать! – сделал уже шаг к воде лягушонок

- Да подожди ты! – одернула его паучиха. – Послушайте сначала, вы же не знаете куда прыгаете! Как же я забыла-то.. – пробормотала.

- Да какая разница, ведь там лиса! – ответил Длинный хвост. – Ее спасать надо!

- Да ничего с ней не случится, с вашей пушистой. Намокнет только и все.. – она задумалась. – Это же не простой водопад! Вы забыли, что это вход в Подземелье! Он выносит в другой мир…

- Да какая там разница, ведь он нас вынесет туда же, куда и Лисичку? Ведь так? - поинтересовался котенок.

Паучиха хмыкнула.

- Наверно. Я никогда не путешествовала не в одиночку и всегда выходила в разных местах отсюда… Так что нас может вынести в мир в разные места, - посмотрела на друзей.

- Ну-у-у-у, - глянул на нее лягушонок. – Так давайте мы веревкой свяжемся! Чтоб сами не растерялись. А уж лису-то втроем мы точно найдем! Мандариновый? У тебя же веревка лисья осталась?

- Ну да, - снял рюкзачок котенок. Достал веревку.

- Ну, если честно, я даже и не знаю что у нас получится… - растерялась паучиха. – Да и как вы это меня привяжете? Я маленькая, вы меня раздавите.

- А ты к котенку в рюкзак! И держись там, - придумал Длинный хвост.

- Ха! – выдохнула Шага. – Ну, ладно.. Не очень-то я…

Лягушонок быстро привязал себя за ногу к веревке, и тут же котенка под передними лапками остальным куском. Паучиха забралась в карман кошачьего рюкзака, и котенок закрыл кармашек, чтоб она оттуда не выпала.

Мандариновый вздохнул, посадил лягушонка к себе на спину и спросил:

- Ну, готовы?

- Давай, не томи, Лисица там уже наверно вся извелась! – буркнул Длинный хвост, и Шага буркнула что-то подобное же. И котенок прыгнул в водную пелену.

Перед его глазами тут же все перемешалось, вода оказалась сразу со всех сторон, его несло не то вниз, не то вбок, струи воды по телу, удары о камни. Ох!..

- Киса! – тормошил его знакомый голос.

Котенок открыл глаза. Лисичка – живая и здоровая, только мокрая, как после дождя, сидела рядом с весьма обеспокоенным видом.

- Киса, ты как? - с тревогой она на него посмотрела. - Ушибся? – она оглядела его с головы до хвоста. – Не поцарапался? Лапы целы?

Мандариновый сел и подул на правую переднюю лапку.

- Болит… а так цел… - он выдрал с бока пару колючек, усмехнулся и поглядел на лисичку. – А ты сама-то как? – он поднялся и отряхнулся, сделал пару шагов. – Нормально, жить буду, - улыбнулся. И тут же спохватился о своем рюкзачке. – О! Там же Шага! А где мой рюкзак? А веревка?!.. А где лягушонок?!

- Да вон они на том острове лежат, видишь? – указала лапкой ему за спину Лисена, и Мандариновый наконец посмотрел на реку, частью которой водопад и был. И от восхищения просто рот открыл.

- О-го! – только и смог он сказать. И лисичка согласно кивнула.

Перед ними расстилалось узкое полотно бурливой перламутровой от солнечного света реки, а посреди нее словно кто-то воткнул кусок берега, утыканного зелеными кустами и пальмами. А надо всем этим поднимался высоченный водопад!

- Да-а-а, - выдохнула рядом лисичка.

Вода с грохотом падала с высокой и столбом стоящей одинокой скалы. Было даже непонятно откуда там взяться такой большой реке? Но пока об этом пушистые не думали. Они созерцали!...

Неподалеку стояли еще такие же одинокие скалы. Они торчали столбиками зелени, все поросшие буйной тропической растительностью, но водопад падал только с одной из них. И это было удивительно.

Солнце отражалось в брызгах и дарило миру радуги, - над водопадом их было несколько. И все такие яркие, да так близко, словно лапкой достать можно!

Котенок опустил взгляд на остров посреди речного русла и помахал лягушонку лапкой.

- Вы там как? – крикнул он, пытаясь перекричать грохот водопада. Но тот его не слышал, крича что-то свое и прыгая на камне. Шага, кажется, стояла рядом с ним.

Он посмотрел на лису.

- А как я здесь оказался? Мы же привязались к веревке!

Лисичка посмотрела на него недоуменно.

- Какая веревка? Не было веревки… А тебя выбросило волной, я тебя вытащила на берег.. Да и меня тоже сюда вот выбросило, но ниже немного, там пляж песчаный, мне мягко было, а ты вот… - она вздохнула. – А что случилось-то? Ты знаешь? Как мы тут оказались?

- Ух, - потряс головой котенок, приходя в чувство и начиная оглядываться вокруг. – Шага сказала, что это другой мир. А водопад – ворота в него/из него… И то, что она забыла нас предупредить, чтоб мы не совались в падающую воду…

- А! – подняла бровку лисичка. – Ну, то, что это другой мир, - она рассмеялась, - я вижу. Ладно, надо их как-то переправить к нам… - она огляделась в поисках какого-нибудь бревна или плавняка сухого, что обычно всегда можно найти вдоль речного русла. Котенок понял ее мысль и взглянул на деревья рядом с собой. А потом на остров.

Лягушонок тоже на месте не сидел и уже тащил к воде огромный лист какой-то пальмы. Кусок веревки оказался у него, и видно было, что он связывает лист с несколькими ветками.

- Нашла! – воскликнула Лисена выше по течению, почти у самой падающей воды. Котенок подбежал к ней и обнаружил два сухих ствола давно притащенных рекой деревов, и они вдвоем стали подтаскивать сначала одно, а потом другое к воде. Веток на тех уже не было, все пообломались, а потому тащить было не сложно. Котенок столкнул оба ствола в воду и попридержал их, пока лисичка бегала за рюкзачком своим. Мало ли куда потом они двинутся… а потом взобрались на стволы, каждый на свой, оттолкнулись ветками-шестами, и река понесла их вниз по течению.

Зверятки отталкивались шестами, чтобы их «лодки» плыли наискось к острову, а вот там их уже ждали и прыгали от счастья.

- Лиса!! – орал лягушонок, перекрывая грохот водопада. – Ты жива! С тобой все нормально?! Котенок, ты как? Я видел, как она тебя вытаскивала на берег! Представляешь?! Веревка-то порвалась на куски! Там такие водовороты! Как она лопнет! – он обнял за лапку лису, а потом и котенка. Лисичка рассмеялась. А Длинный хвост продолжил с воодушивлением: - Меня как понесло! А потом и смотрю - а рюкзак-то твой тоже со мной оказался! Шага там чуть не утопла в нем, ха-ха, да, Шага? – он посмотрел на ту, молча стоящую рядом.

Паучиха вздохнула.

- А теперь нам что, обратно надо переправиться? – спросил лягушонок у нее.

Та покачала головой.

- Да нет, отсюда мы как раз попадем туда, куда и надо…

- Как это отсюда? Это же остров! – поднял бровки в удивлении Длинный хвост.

- А куда мы попадем? – поинтересовалась лисичка, приглаживая опять намокшую шерстку. Та торчала во все сторону иголками, точна оправдывая лисье имя.

И Шага выдала:

- А все, мы в пустыню вышли.

- Вау! - выдохнула Колючая. – А потом оглянулась и хмыкнула. – Как это в пустыню? Это же остров! – повторила за лягушонком, глянув на паучиху.

- Да нет, это оазис, остров в пустыне… - возразила та. - А река тут только с этого берега… а вот с другого… - она помолчала.

- О! – лисичка огляделась. - Ого! А разве так бывает?

- Где?! Покажите мне пустыню! – отвернулся от реки Длинный хвост.

Котенок посмотрел на воду рядом с собой.

- Надо воды набрать в дорогу, - заметил он.

- Вот разумное предложение, - поддержала его паучиха. – Вы там с пустыней своей подождите чуть. Еще нагуляетесь, проситься обратно в реку будете…

Котенок набрал воды в две фляжки, отдал одну лисичке, вторую упаковал у себя и посмотрел на паучиху.

- И что дальше? – улыбнулся он. – Куда? – и бросил взгляд на Колючую с лягушонком.

- Пойдемте, - вздохнула Шага и побежала по берегу вдоль течения реки. А потом завернула по его контуру вправо, и… исчезла в жаркой дымке.




Про Мираж в пустыне


- Яа-ачхи! – раздалось так неожиданно перед лисичкиным носиком, что она вздрогнула и аж присела.

- Будь здоров, Лис! – рассмеялся сзади лягушонок.

- Да не я это! – отозвалась та и посмотрела прямо перед собой.

Никого не было.

- А кто? – удивился Длинный хвост и глянул туда же, куда и Лисена со спины подошедшего котенка.

- А вот я не и знаю, - хмыкнула та. – Но тут еще кто-то есть! – бросила взгляд на Мандаринового. – Он невидимый! – прошептала.

- А вовсе я и не невидимая! – обиженно буркнул кто-то прямо перед ней. – Я просто выбрать не могу!

Лиса аж рот открыла.

- Что она там не может выбрать? – переспросил лягушонок.

- Вид себе не могу выбрать! – заявила невидимая собеседница.

- О-о-о-охо! - выдохнула лисичка и закрыла рот. – А ты кто? – все пытаясь найти взглядом хоть кого-то перед собой.

- Если б я знала, я б уже давно стала! – бурчащее-нравоучительно заметила та.

Перед Колючей лисой появилась рыжая и пушистая лисичка с большим голубым бантом на шее.

- Может, так вот? – она вытащила из ниоткуда круглое зеркальце на длинной ручке и заглянула в него. А потом посмотрела на котенка и спросила: - Кот, как считаешь?

Мандариновый хмыкнул, не зная что и сказать.

- Не-не-не-не! – заявил тут же лягушонок и спрыгнул с кошачьей спины. – Так не пойдет! Зачем это нам две лисы? У нас своя есть! – он потрогал вторую лису за кончик хвоста и добавил: - Тем более вторая самая настоящая лиса…

- Ну вот! – огорченно отвернулась от зеркальца вторая пушистая и надулась совсем, как Лисена, так что Длинный хвост даже прыснул со смеху.

Колючая лиса тоже улыбнулась.

- Лиса! – воскликнула она. – О как! А стань котенком?

Вторая лиса вздохнула и превратилась в Мандаринового котенка все с тем же голубым бантом на шее. И теперь уже настоящий котенок стал возражать:

- Это, лисы, прекратите!

- А фто? – довольно улыбалась Лисена. А потом вскочила на лапки и оббежала нового котенка вокруг. – Ух ты! Как котенок, точно!!!

- Да не хочу я быть КАК котенок, КАК лиса… - возмутился новый котенок. - Я хочу быть чем-то единственным! – топнул он лапкой и исчез. – Но вот не знаю как это сделать… - очень грустно добавил.

Лисичка сочувственно вздохнула и вновь села.

- Как, как, - фыркнул Длинный хвост. – Берешь и делаешь! Я бы на твоем месте как понаделал себе видов всяких, как бы мня все запугались! Бу-га-га! – сделал он страшную мордашку.

- Ко мне и так никто не хо-о-о-оди-и-и-ит!!! – разревелась невидимая.

- Как это? - удивилась лиса. – Почему?

- Да как же к ней прийти-то, она же невидимая! – закатил глаза лягушонок.

- Я не невидимая! – возмутилась тут же Невидимка.

- Ага, - поглядел лягушонок на то место, где только что появлялся еще один котенок. – Но что-то я тебя не вижу, - приподнял он бровку.

- Потому что я вид не приняла! – возразила она.

- А какой вид ты хочешь? – спросил котенок, меняя тему.

- Я хочу быть краси-и-и-ивой!!

- Ну, это понятно. Но какого цвета, пушистости, размера, с хвостом ли, с крыльями? – уточнил он. И Невидимка задумалась.

- Да, ты возьми и придумай себе такой вид, какого ни у кого нет! – вставила лисичка, улыбнувшись.

- Да не умею я, – вздохнула Невидимка.

- Почему?! Ну что тут сложного? – всплеснул лапками лягушонок.

- Мммм… - отозвалась та. – Потому что так получилось, что я могу превратиться только в то, что вижу. А то, чего не видела – в то я не могу превратиться. Ну никак. Так что… - она опять вздохнула.

- А ты здесь живешь? – огляделся лягушонок.

- Что-то вроде того...

- Ну стань пока хоть чем-нибудь! Не могу я вот так с воздухом разговаривать!

На камни рядом с ним спрыгнула длинноногая серая кошка с черными лапами и хвостом.

- Так лучше? – наклонила она к нему голову.

- Та-а-а-а! – кивнул Длинный хвост, не ожидавший такого результата.

- Ва-а-а-ах! – выдохнула лисичка.

- Оу! – приподнял бровку котенок.

Кошка уселась перед ними и обвернулась длинным хвостом. Склонила на бок голову, разглядывая всех троих по очереди, и сама спросила:

- А вы что тут делаете?

Голос ее изменялся всякий раз, как его обладательница меняла внешность, а потому сейчас был, как у взрослой коши - чуточку покровительственный.

Лисена заулыбалась:

- А мы в пустыню идем!

- Ах, точно, я же слышала, - кивнула Серая кошка.

- Когда это? – удивился лягушонок подозрительно.

Кошка лизнула лапку.

- Я наблюдаю за вами с того момента, как вы в моих пределах появились, - вновь лизнула лапку.

- В каких таких пределах?! – вновь спросил Длинный хвост.

Кошка бросила на него изучающий взгляд.

- А большие они у тебя – эти пределы? – с любопытством поинтересовалась лисичка, и Коша перевела свой взгляд уже на нее.

- Ну, по-разному бывает, - уклончиво ответила, пожимая плечами.

- А сейчас какие? – улыбнулась пушистая.

Кошка огляделась, посмотрела на водопад, на реку.

- Вот это все, - задумчиво кивнула на тот берег, а потом вновь глянула на трех путешественников. – Больше пока ничего не придумала… - словно оправдываясь, добавила.

- В смысле? – уже не сколько подозрительно, сколько удивленно переспросил лягушонок. – В смысле «не придумала»? А как это можно придумать… - пробурчал он себе под нос.

Коша промолчала, отворачиваясь.

- А меня зовут Колючая лиса! - представилась лисичка. – А это Мандариновый котенок! А вот это лягушонок Длинный хвост! – довольно заулыбалась. – А тебя как зовут?

Кошка тяжко вздохнула.

- А меня зовут Мираж, - невесело ответила.

- Вау! Какое классное имя! – выпалила Лисена.

Кошка чуть улыбнулась, поглядев на нее.

- Мираж? - удивился котенок. И обвел взглядом все, что их окружало. – Так все это – мираж? – приподнял он бровки.

И Коша нехотя кивнула.

- Вот оно что! – воскликнул лягушонок. – То-то мне все казалось подозрительным! – он строго оглядел Серую кошку с хвоста до головы.

Лисичка посмотрела на своих товарищей с недоумением.

- Вы о чем?

- Мираж – это явление какой-то картинки в пустыне, - объяснил ей котенок. - Чаще всего оазиса, воды… - он огляделся. – Оно на самом деле не существует!

Лиса посмотрела на него очень удивленно.

- Кто не существует? Где не существует? – и перевела взгляд на кошку, словно ожидая, что та котенку возразит.

Но та молчала.

- Все, что ты видишь тут – всего этого нет! – заявил лягушонок.

- И реки? – удивилась лиса, макая лапу в воду.

- Да! – авторитетно кивнул Длинный хвост.

Серая кошка понурила голову.

- И водопада? – задрала мордашку пушистая.

- Да!

- И леса? И вот этой классной скалы? – удивилась Лисена.

- Да, все это выдумки, все это не настоящее! Все это мираж!

- Ва-ау! – выдохнула Колючая лиса и с восторгом обернулась к Серой кошке. – Какая ты классная придумщица!!! А я так не могу!! – она завертела головой по сторонам, словно заново весь пейзаж рассматривая. – Ну, то есть, я могу нарисовать на берестинке, да, но вот так все придумать, чтобы оно стало скалой вот такой твердой или речкой такой бурливой и… – прыгнула в воду – брызги во все стороны. – И чтоб все это можно было чувствовать!!! Так я не умею!! – вновь вскинула горящие восторгом глаза на Кошу, а лягушонок с недоумением поглядел на нее же.

Серая кошка довольно рассмеялась и вновь стала лисичкой. Только на этот раз такой же расцветки, как недавно и кошка – серой с черными лапами.

- Да это просто! – уселась она на песок и стала рисовать на нем лапкой. – Вот как увидишь что-то, то оно словно в памяти оседает, а ты потом, когда захочешь – всегда можешь это воссоздать!

Под ее лапкой вырисовался какой-то дворец с большим куполом. А потом он словно поднялся из песка, как будто песок засыпали в невидимую форму.

- Ва!! – заскакала на месте Лисена. – Классна-классна! Ой, какой маленький, какой красивый!! – она опустила мордашку на песок и заглянула внутрь дворца через одно из окошек. – Ухты-ухты! А там кто-нибудь живет? – посмотрела на Серую лисичку. – Котенок, смари какой песчаный замок!!! И из сухого песка!! Не мокрого! – она заглянула в другое оконце.

Мандариновый глянул на замок через ее плечо.

- Не, там никого нет, это же песчаный замок, - прыснула Серая. – А если большой будет, то можно сделать и жителей, это не сложно, - заулыбалась она, довольная произведенным эффектом.

- Слушай! – выпалила Лисена, вскакивая на лапки. – А давай мы тебе придумаем тогда тот образ, какой ты хочешь! Я его нарисую, ты его увидишь, и СТАНЕШЬ!! А больше такого зверя нигде не будет!

Мираж замурчала.

- Ах, ты для меня нарисуешь картинку?! – пробормотала она.

- Ну, да, конечно, а что тут такого!? – удивилась лисичка и тут же полезла в свой рюкзачок за писчеберестиночными принадлежностями.

Серая лисичка смущенно потерла ушко.

- А для меня никто никогда такого не делал…

- Как это не делал? – слегка возмутилась Лисена. – Значит, я буду первой! - она рассмеялась. – Вот! – вытащила на свет все, что нужно. – Осталось только, чтоб ты поняла - какой ты хочешь быть!

Серая вздохнула весьма задумчиво.

- А я вот и не знаю…

- Котенок правильно подсказывал! Ты хочешь себе крылья?

Серая лиса хмыкнула, и на ее спине прорезались два черно-пернатых крыла. Она посмотрела на них, покачала головой. Пернатость сменилась перепонкой… опять не то. Большие, маленькие, пушистые, стрекозиные, как у бабочки…

- Неееее, - покачала головой. – Чет не нра, не сегодня. – Она вдруг покрылась черными пятнами, как у леопарда, вытянулась сообразно ему и дернула длинным узким хвостом. – Муррр, - зажмурила огромные желтые глаза.

- Ха-ха! – прыснула Лисена. – Как у тебя классно получается!

Мираж довольно улыбнулась. А потом стала маленьким пузатым дракончиком и замахала крохотными крылышками.

- З-з-з-з-з-з, - сказала она, поднимаясь в воздух, а потом в смехе свалилась на песок обратно лисичкой и, упав на спинку, затеребила лапками. – Хы-хы, - чуток успокоилась и продолжала довольно улыбаться.

Лисена смеялась следом, что-то вырисовывая на берестинке. А потом протянула ее Серой и сказала:

- Смотри что я тебе придумала!

Мираж глянула на рисунок и подняла бровки.

- О! – выдохнула она. И тут же стала превращаться.

Длинные кошачьи лапы, поджарое тело с короткой песочно-желтоватой шерстью, длинноватая круглая мордашка и большие лисенкины ушки. Хвост длинный с кисточкой на конце.

-Ха! – воскликнул лягушонок. – Это что за зверь такой!?

- Это ливраха! – гордо заявила Лисена.

- Кто? – посмотрели на нее все трое.

- Ну, я так назвала этого зверя, - пояснила Лисена. – Ливра! А когда большая – то, ливраха! – с улыбкой глянула на ту.

Мираж посмотрела на кончик своего хвоста и рассмеялась.

- Как-то необычно… - призналась чуть растерянно. Попрыгала на месте, побегала вокруг, а потом вернулась к путешественникам. – А мне нравится! Я пока такой похожу, ага, - довольно кивнула. – Ой, спасибо, лиса!

Та с удовольствием обошла ливру со всех сторон.

- Красява!! – заметила.

- Ну да, - хмыкнул лягушонок, - неплохо, - и улыбнулся.

Лисена стала собирать берестинки и палочки с краской обратно в рюкзачок. И тут котенок воскликнул:

- Мы же совсем забыли о Шаге!! Она же наверно далеко ушла… - он хмыкнул. – Мираж, ты нас совсем запутала!

Та смущенно уставилась в песок.

- Ну да, я это… я могу сбить с толку, навести беспамятство на какое-то время… - она вздохнула. – Такая вот уж я появилась на свет… - Поглядела на лисичку. – И да, Лис, ты прости, это я тебя за лапу дернула там, у водопада, - смущенно потерла ушко. – А просто ко мне так давно никто в гости не заходил… а вы и не собирались ко мне идти, Шага бы вас обратно увела… Она злится на меня, - шепотом добавила и бросила взгляд в ту сторону, куда паучиха ушла.

- Ой! А вы знакомы с Шагой?! – воскликнула лисичка.

- Ну, ага, - кивнула ливра.

- А почему злится? – удивился котенок.

- Наверно гадостей ей наделала! – вставил лягушонок со смехом.

- Нет, - возразила Мираж. – Я не делаю гадостей! Просто, я вот что-то такое сделаю, а звери ко мне бегут и верят, что это настоящее.

Она поглядела на реку. И та вместе с водопадом, скалами и зеленью растаяла в жарком мареве. Остался неизменным только островок, у которого они стояли. Тот, про который Шага сказала, что он оазис…

- Ого! – открыла рот Лисена, взгляду которой предстала бескрайняя желтая пустыня. – Сколько много песка!!!!! – она вспомнила слова Шаги о большой песочнице. – А солнца тут сколько!!!! Жарка! - рассмеялась. – Шага, точно, - она обернулась в сторону ее ухода. – Побежали ее догонять!!! - И тут же остановилась и оглянулась на Мираж: - А ты пойдешь с нами?!!

Ливра смущенно прижала ушки:

- А вы возьмете меня с собой?!... - А затем обрадовано кивнула. - Ой, как классно! Спасибо!! Да-да-да!!!! Конечно пойду! – она заскакала на месте, как недавно это делала лисичка. – Я так давно нигде не была! - Тогда пошлите, - ухмыльнулась Лисена. – А то Шага возмущаться будет чего мы тут застряли, – рассмеялась. И побежала в сторону давно ушедшей паучихи.



Пустынный кот и Большая паучья тайна


Лиса так быстро выбежала из-за угла, стремясь побыстрей догнать давно ушедшую паучиху, что чуть не наступила на нее – неспешно шагающую. И та буркнула:

- Да куда ты торопишься?

- Да мы там чуть застряли, подумали, что ты уже и ушла совсем далеко, - заулыбалась Лисена. – Вот я и побежала за тобой, чтоб не потеряться!

Она села на песке и оглянулась на троих зверят позади себя. Шага тоже туда глянула.

- О… А это что за странная зверюшка? – удивилась она, разглядывая ливру.

- Это не странная зверюшка, а хорошая зверюшка! – поправила ее лисичка и улыбнулась новой знакомой. – Это наша новая друга! – представила она ее. – Ливра! – гордо добавила. – Мир-р-р-р-рачка! – мурлыкнула довольно.

Шага долго разглядывала новую путешественницу, а потом усмехнулась:

- Привет, Мираж…

Та смущенно опустила ушки, но тут же улыбнулась и ответила:

- И тебе привет, Шага!

- Лиса, а ты знаешь, что это она тебя в водопад утянула? – глянула паучиха на ту одним глазом, а потом давай вновь разглядывать «хорошую зверюшку».

- Да, - вскочила на лапки лисичка и помотала головой по сторонам, оглядывая пустыню с этого края. – Она мне сказала. Она же моя новая друга! А други всегда говорят, - улыбчиво поглядела на ту, смущенно ковыряющуюся в песке коготками.

- Ах, так! – понимающе кивнула паучиха. – А когда это она уже успела стать… А, понятно, - отвернулась. – Вот почему ты сказала, что вы там застряли, это Мираж время замедлила… Ясненько… Ну так что, идем дальше?

- Да-да-да! – завиляла хвостиком лисичка. И подошла ближе, чтоб восьминогая снова на нее взобралась. И конечно же не удержалась от похвастаться: - Шага, а Мираж нам замок из песка показывала!

- А куда дальше-то? – подал голос лягушонок. – Мы в пустыне, если я правильно понял, так что куда тут еще идти?

- Это она может, да, - чуточку улыбнулась паучиха, взбираясь на рыжую спину. – И замки диковинные, и реки с манящими прохладой зарослями, и края родные… Как тебе пустыня? – поинтересовалась.

- Жарка! – призналась Колючая лиса.

Паучиха рассмеялась.

- Вообще-то утро еще. Если мне память не изменяет, скоро будет еще жарче… Вам, пушистые, полагаю, будет трудновато… Хотя… - задумалась на пару секунд, словно вспоминая., - пустынный кот бегает тут и ничего, а тоже ведь мех на шкуре.

- Какой такой мех у меня на шкуре? – с усмешкой раздалось из соседних зарослей.

Все четверо повернули головы, и лисичка прошептала:

- Какой подкрадульный голос!..

- Мда… - пробормотала Шага. – Помянешь, вот и он… Тот самый пустынный кот, - представила она его.

Из за ствола пальмы, полускрытой жестким кустарником, высунулась большая кошачья морда с коварно-хитрыми желтыми глазищами и доброй улыбкой, являющей острые, белые зубы.

Лисичка подняла голову, обнаруживая, что новый знакомый выше нее раза в три…

- Ага - Шага, - бросил на ту короткий узнавающий взгляд пустынный кот. – Что-то ты обмельчала, родная. Питаешься плохо, наверно… - вышел из-за пальмы и предстал во всем своем огромном и хищном великолепии. Был он высок, широк и довольно-таки мускулист. Цвета шкура его была песочного, а на лапах и вдоль спины словно брызгами рассыпались мелкие коричневые пятнышки. Небольшие круглые уши тоже имели цвет коричневый, да и хвост, так же, как и все тело, покрытый коротким мехом, тоже коричневел. – Ох, ты какие гости! – вальяжно произнес он, опуская голову пониже и заглядывая лисичке в глаза.

- Какой ты большой кот! – с восторгом выдохнула она. Лисена с искренним любопытством смотрела на него своими огромными глазищами, и он тихо рассмеялся.

- Лиса, надо же. Вот же занесло вас ребята… - глянул ей за спину. - Котенок, лягушонок… - задержал взгляд на ливре. – И неведома зверюшка, - оглядел ту с головы до хвоста.

- Ну, это ты скорее неведома зверюшка, - заметил Длинный хвост. – Нам-то она всем ведома, а вот ты – нет.

- Хе-хе, - поднялся кот, остановив взгляд на лягушонке. – Ах да, я же не представился! Как же я так мог, простите меня, друзья! – вновь ослепительно улыбнулся. – Меня все в пустыне знают как Острый зуб. Ну, или просто Острозуб, что одно и то же, - мурлыкнул, присаживаясь на песке и оборачиваясь длинным хвостом, как самый обычный кот. – А вас как звать-величать? – приподнял брови.

И слово взяла Паучиха.

- Это Колючая лиса, великая путешественница по Гномьим лабиринтам и жительница Синего леса, - представила ее Шага. - Это Мандариновый котенок, ее друг и учитель, и с ним Длинный хвост, допытливый лягушонок. Они тоже с Синего леса… - Глянула на ливру, раздумывая как представить ту.

- А меня зовут Мира! – склонила на бок голову та. - Я где-то тут живу, в пустыне… - мило улыбнулась она.

Шага перевела с нее взгляд на огромного кота и добавила:

- Ну, а это пустынный кот Острозуб – порядочный разбойник Желтой пустыни. Коварный тип приятной наружности. Верить ему можно не всегда, зато знает пустыню, как свои пять пальцев, - усмехнулась.

- Ну-ну-ну, Шага, - укорил ее Острозуб. – Ну что ты вот всякие гадости про меня говоришь? Ну какой же я разбойник? – на его физиономии было написана сама невинность. – Не слушайте ее, я очень приятный кот, - продолжал он улыбаться. – Да что мы тут стоим, пойдемте в оазис, там хоть от источника попрохладней будет, - он поднялся и словно просочился сквозь кустарник. И под его большими лапами не треснуло ни сучка, не хрустнуло ни веточки.

- А почему ему верить нельзя? – повернула Лисена мордашку к Шаге с удивлением.

- Потому что Острозуб живет только для себя, думает только себе, и на всех остальных плевать хотел. Ну, только, если они ему вдруг зачем-нибудь не понадобятся.

- А почему? – хмыкнула лисичка недоуменно и потопала в заросли вслед за котом.

- Это его принцип жизни, - пожала паучиха плечами. – Нам с ним вообще бы лучше не встречаться было… Но раз уж так получилось…

- Шага, - раздалось над ними мягкое и опасное, - ну хватит тебе, я все слышу, - усмехнулся.

- А я и не скрываю как-то, - фыркнула в ответ та. – Нечего тут стоять. Невидимка, тоже мне…

Пустынный кот легкой тенью скользнул рядом и вместе с лисичкой вышел на покрытую травой поляну. Неподалеку аккуратной горкой было наложено несколько валунов и плоских камней поверху.

- А вот это источник, - пояснила паучиха, когда котенок и ливра вышли вслед за ними. – Он тщательно оберегается и чтится всеми жителями пустыни, так как один на пару дней пути во все стороны.

- Верно, - кивнул Острозуб, глянув на валуны без улыбки, а даже немного задумчиво. – Я тут даже недавно пару камешков поправил, а то собрались уже упасть… - он тут же замолчал, словно спохватился, и вновь чуть довольно улыбнулся. – Тут конечно не лес, а так, оазис, друзья, но жить можно. Над головой вот бананы растут, да кокосы, никогда с голоду не помрешь…

Лисена подошла к валунам поближе и обнаружила, что они окружают небольшую выемку в воде, с нее всю размером, а сверху камни защищают источник от солнечных лучей, чтобы не иссушать его. Камни все были тщательно подогнаны друг к другу, и видно было, что это довольно-таки старая постройка. Но пара валунов, что стояли по краям, казались совсем новыми, и лисичка, оглянувшись на подошедшего Острозуба, указала на них лапкой:

- Ты вот эти, да, валуны напоставил?

Пустынный кот поглядел на ее восхищенную мордашку и добродушно фыркнул:

- Ну да.

- Какой ты молодец! – с восторгом опять повернулась к воде Колючая лиса. – Они же наверно очень тяжелые, да? Какой ты сильный! – вновь бросила на него взгляд.

Острозуб смотрел на нее с легкой улыбкой и также добродушно рассмеялся:

- Да ладно, лиса. Скажешь тоже – «молодец», - поддразнил ее. – Шага же сказала, что я думаю только о себе. Так что какой же я молодец? – усмехнулся уже чуть жестковато.

Лисена посмотрела на него и с недоумением спросила:

- А что тут такого? Пользоваться-то источником все равно будут все. Значит, не только о себе думаешь! - мурлыкнула она довольно и побежала к котенку.

Кот остался сидеть у камней и недоуменно глядеть на дело лап своих. Маленькая лисичка сумела перевернуть его мысли с ног на голову, и он не мог понять почему же это произошло.

- Ва-да-а-а-а!! – закричал лягушонок с котенкиной спины, когда тот подошел к небольшому озерцу.

Вода из источника вытекала по нескольким ровным галечным руслам до озерца и стекала в него тонкими струйками, образуя небольшие водопадики. Лиса прошла вдоль одного из них к друзьям.

- Это сделано для того, чтобы из источника могли напиться сразу несколько зверей, - заметила Шага, восседая на лисьей голове.

- Ого! Как красиво!! – заулыбалась лисичка, разглядывая переливчатые струйки, звонко пропадающие в прозрачной глади озерца.

- Шага, а тут можно купаться? – спросил Длинный хвост, спрыгнув на землю.

- Можно, - кивнула та. – Для этих целей озерцо и отгородили от самого источника. Чтоб там вода всегда чистая была, а тут для купания…

ПЛЮХ!

Тут же пропал в воде Лягушонок, и только круги над местом его падения ринулись во все стороны.

- Ха-ха!! – рассмеялся котенок. И тоже поглядел на Шагу. – А его, я смотрю, очень давно построили – этот источник, озерцо… А кто все это сделал? Ведь когда-то же была наверно просто лужа, да?

Паучиха кивнула, не двигаясь с лисенкиной головы.

- Так и есть. Еще на моей памяти именно лужа и была.

- Классно!! Значит, кто-то решил все переделать и сделать ЭТО! - восхитилась лисичка. - Надо же!! И так хорошо все сделал! – она макнула лапку в воду.

- Ну, да, так и есть, - согласилась восьминогая. – Тока я не знаю кто это сделал. Да и какая разница? Хорошими делами не принято хвастаться. Иначе это уже и не хорошее дело, а простое хвастунство.

- Вау! – забралась и второй лапой в воду лисичка. – Спасиба неизвестному зверю, что сделал это озеро! – довольно улыбнулась она.

Пустынный кот тем временем подошел к общей компании и с интересом всех по очереди вновь оглядел.

- Хорошо сказала, - подумала вслух Шага.

Котенок повернулся к нескольким кустикам травы и нашел там горку мандаринок. Поднял парочку и протянул одну лисичке. Та обрадовано поблагодарила и быстро почистила ее. Разломила на четыре части и одну протянула ливре:

- Мирачка, угощайся! Это мандаринка, самый дружелюбный фрукт!

- Ой, спасибо, - смущенно приняла угощение та. – Но я как-то… не… - поглядела на пустынного кота и замолчала.

- Кота, а это тебе! – обернулась к Острозубу лисичка и протянула тому две части. – Ты большой, тебе надо больше, - рассмеялась она.

Пустынный кот удивленно глянул на лисье подношение.

- Мандаринка? Ты меня угощаешь? – брови его полезли вверх.

- Ну да! А что тут такого? – она потянула его за лапу, повернула ту к себе ладонью вверх и вложила в ту дольки мандаринки. А потом и сама принялась за угощение. – Ой, сладкая!!! – облизнулась она. – Киса, а где там еще мандаринки? Они сегодня самые вкусные!!!

Котенок смаковал дольку и согласно кивнул. Лисена вытащила из мандариновой горки еще пару кругляшей.

- Кота, а ты чего их не ешь? Или ты не любишь мандаринки? – увидела она, что ею положенные дольки так и лежат на его огромной лапе.

- Да нет, ем, но я как-то сыт… - задумчиво ответил он. – Спасибо, лиса, - добавил чуть позже, глядя на ладонь.

- Да незачто! – рассмеялась та. – Это же котенок их находит, а я вот только раздаю всем! – довольно рассмеялась. – Вот тебе еще мандаринка. Ты попробуй! Они очень вкусные! – улыбаясь уверила.

- Э, ну хватит-хватит, разоришь котенка, - он рассмеялся, отодвигаясь. Смахнул языком с ладони дольки дружелюбного фрукта и пожевал. – Вах, - прицокнул языком. – В самом деле… Даже на сытый желудок они великолепны…

Из озерца выпрыгнул лягушонок, взял свою дольку мандаринки и в рот.

- Ничто, конечно, не сравнится со вкусом хорошего комара, но мандаринка и впрямь удалась. Киса, ты сегодня что-то особенно хорошую горку нашел.

- Да я проголодался наверно просто очень, - рассмеялся тот. – Да и вы тоже. Вот потому-то они и кажутся вам такими вкусными!

- Правильная мысль! – заметил пустынный кот, указав на котенка пальцем с острым когтем. – С голодухи любая еда-вода кажутся вкуснейшими!

- Угу, - жевала еще мандаринку лисичка.

Шага от угощения тоже не отказалась и пила мандариновый сок, проткнув тонкую кожуру дольки когтем. Ради этого дела она соскочила на землю и теперь сидела рядом с Лисеной.

- А, так я же не спросил, - воскликнул Острозуб. – А вы куда идете-то, звери?

- Ну, мы в пустыню шли, - задумалась лисичка.

- Пустыня большая, и вы уже в ней, - заметил большой кот с легкой, но опять добродушной усмешкой.

Колючая лиса вздохнула и задумалась.

- А я не знаю. Мы случайно тут оказались. Мы по Подземелью шли-шли, а потом раз и водопад, и вот мы тут… А я и не знаю куда мы дальше-то… Котенок, а куда бы нам дальше пойти? – обернулась к тому.

- А пошли Паучье царство искать?! – воскликнул лягушонок со смешком. – Мы дошли до самых желтых холмов, - указал лапкой в сторону песчаных дюн, - так что нам и не долго-то осталось! Всего лишь Большая вода!

- Паучье царство!? – приподнял бровь кот и бросил смеющийся взгляд на паучиху. – А зачем вам туда?

- Да там какая-то большая Паучья тайна! А лисе же все интересно, вот она и хочет ее узнать! – ответил Длинный хвост, поддразнивая пушистую.

- Ну и ладно тебе дразниться! – буркнула та, нахмурив бровки. – Сам-то! Сам тоже туда хотел!

- А вот и нет, - покачал головой лягушонок. – Не очень-то мне там и надо. Что я, пауков не видел, что ли?!

Лисичка закатила глазки и вздохнула.

- Да ладно вам, - одернул их котенок. А потом поглядел на Острозуба. – А что, такое царство и впрямь существует? – поинтересовался он.

- Ну-у-у, - протянул он, все также пристально глядя на Шагу. – А она вам ничего о нем не рассказывала, что ли? – кивнул на паучиху.

- Нет, - с любопытством поглядела на ту лисичка. – Шага, ты же говорила, что нет его! Что сказка это!

Та фыркнула.

- Нет его, конечно!

- Ай-яй-яй! – покачал головой пустынный кот. – Не хорошо детей обманывать, Шага. Меня–то представила, как вруна, а сама?.. - он насмешливо усмехнулся, наслаждаясь ситуацией.

Только паучиха не больно-то смутилась. Она пожала плечами, вновь фыркнула и ответила:

- Ну сказала, да. И что теперь? Просто незачем вам туда идти. Ничего там интересного и нет.

- А большая паучья тайна? – ехидно возразил кот. – Или ты скажешь, что и это тоже – просто сказка? – поднял одну бровь.

Шага поглядела на него:

- Кот, хватит болтать!

- И верно! Звери, чего это мы тут просто болтаем?! А давайте я вам дорогу лучше покажу! – вскочил пустынный кот на лапы.

Лисичка удивленно подняла на него взгляд.

- Ты знаешь туда дорогу? – восхитилась она.

- Я знаю где тут есть Большая вода, - ответил ей Острозуб. – А там уже и посмотрим как найти ваше Паучье царство.

Шага поглядела на него немного задумчиво. Лисена бросила взгляд на нее и почесала лапкой мордочку.

- А может нам и впрямь туда не надо идти? А? – подняла глаза на кота.

- Не-не-не, - отмахнулся тот. – К тому же вам, я смотрю, сейчас все равно куда идти. Так, почему бы и не Большая вода? – Коварно посмотрел на Шагу, все также не сводящую с него задумчивого взгляда. - Царства вам паучьего не обещаю, но Большую воду покажу, - улыбнулся лисичке. – Там ее столько!!!!!!!!!!!!!!!!

- Много воды это хорошо, - задумчиво пробормотал лягушонок. – Да ладно, Лис, тайна не тайна, а давай хоть поглядим что тут и как. Да, Киса? – оглянулся на Мандаринового.

Тот только пожал плечами.

- Я только «за». Я сам люблю тайны разгадывать.

Пустынный кот внимательно на него глянул.

- Тайны, говоришь, любишь разгадывать. Ну, возможно там ты их найдешь, - отвернулся он и усмехнулся в усы. – Большую паучью тайну, - коварно улыбнулся и поглядел на источник. - Большую паучью тайну…




Про дорогу Старой сказочницы


- Единственное условие нашего туда путешествия, - задумчиво проговорил пустынный кот некоторое время спустя, - это нам придется пройти Дорогу Старой сказочницы, – он чуть заметно усмехнулся. – Это страшный и опасный зверь, который сторожит единственно проходимую тропку! – смотрел он на лисичку. - Если попадешь в ее когти, то уже не выберешься, а потому надо будет двигаться быстро, уверенно и бесстрашно… - словно только к ней он и обращался. – Хотя кто-то и до Сказочницы даже не доходит, - невинно поглядел на синее небо.

- Как не доходит? – поинтересовалась лисичка. – А что за Старая сказочница? А что это за дорога такая? Что там такого страшного? – улыбнулась она.

Все также разглядывая далекое облако, Острозуб пожал плечами, а потом обернулся к ней, чтоб увидеть лисью реакцию.

- Да там всякие невидимые ловушки, которые так и хотят поймать и съесть неосторожную лису! – угрожающе он выдал.

И лягушонок тут же залился в смехе.

Кот глянул на него одним глазом, отодвигаясь от пушистой, и по его морде нельзя было понять задело его это или нет.

- Острый зуб, ты не на ту лису напал! – пояснил тем временем свой смех Длинный хвост. - Колючая же любопытная! Ты ее раззадоришь только так!

Лисичка невинно улыбнулась.

- Ах, вот оно что, - усмехнулся в усы пустынный кот и глянул на лису по-новому. – Любопытная лисичка… Ну, это меняет дело. А ты, лягушон, не страшишься опасностей? – приподнял он одну бровь.

Длинный хвост только ухмыльнулся в ответ.

- Понятно. Какая бесстрашная команда подобралась… Шага, ты где таких спутников нашла? – бросил кот на ту взгляд.

Паучиха молча на него глянула и хмыкнула:

- Сами меня нашли.

Острозуб насмешливо ее оглядел.

- Ого.

- А откуда ты знаешь Шагу? – посмотрела на него Лисена. – Вы раньше встречались, да? – перевела взгляд на паучиху.

Острозуб рассмеялся.

- Это точно. Раньше мы с ней очень часто встречались! Ты помнишь как мы с тобой познакомились? – он перевел взгляд на лисичку и пояснил: - Раньше она чуток побольше была, а я поменьше. И вот гуляю я как-то по пустыне меж развалин Старого города, и тут ОНА! – указал на восьминогую когтем.

- А что такое Старый город? – уточнил лягушонок.

- А, ну это давным-давно в Белой пустыне стоял огромный город. Кто в нем жил - неизвестно, но однажды его покинули, и со временем строения разрушились, песком много занесло, так что он сейчас стоит там, как некая достопримечательность. Да и отметка хорошая. Он на пересечении разных путей построен, удобно там останавливаться. Сразу знаешь сколько куда осталось идти, - он довольно улыбнулся.

- А почему пустыня называется белой? – подняла бровки лисичка.

Острозуб глянул на нее.

- А есть две даже версии. Первая – это сам цвет песка. Это здесь он желтоватый, а дальше цвет его станет белым, серебристым. А вторая версия – это целый рассказ про первого путешественника! Был тут такой сумасшедший кот… э-э-э, ну да, он тоже из пустынных котов, - кивнул. – Так вот он однажды решил проторить дорогу, чтобы наспор за малое время перебраться из одного края пустыни к другому…

- Ну что ты всю историю переврал, - усмехнулась паучиха. – Не так все было.

- А как? – тут же подняла ушки лисичка.

- Да уж не по этому поводу он там дорогу стал искать… Видите ли, зверятки, когда-то давно пустыня считалась непроходимой. После того, как Старый город опустел, и его жители ушли, никто по пустыне-то больше и не хаживал. Никому там ничего и надо-то не было. К тому времени, как кот решил дорогу там искать – про Старый город уже никто и не помнил, карты троп были давно утеряны, и считалась эта пустыня страшной и ужасной непроходимой пустыней, в которой живут всякие ужасные голодные твари. А потому и желающих там хаживать как-то и не было. Но это вступление.

Сами пустынные коты живут большими семьями, а наш кот – как-то так получилось – с малых лет один, да один, сам по себе. К соседям мало ходил – все в своих лесах припустынных. А тут как-то понадобилось ему к собратьям выбраться, да и повстречал он там кошку… Слово за слово, не заметил, как и сердце свое отдал.

- Ах, - мурлыкнула лисичка.

Острый зуб насмешливо закатил глаза и фыркнул.

- Но, как всегда, просто все не складывалось, родители кошки не желали видеть одиночку-чужака в своей семье. Да и уезжали они вообще на другой край пустыни, чтобы выдать ее там замуж за упитанного и хорошовоспитанного котика. Но только, к тому времени, как он узнал об этом - прошло уже несколько дней. Если бежать следом, то все равно не успеть к свадьбе, а отдавать ее кому-то другому он совсем даже не желал!

Оставался один пусть - через пустыню.

Есть карты, в которых контуры пустыни хорошо обозначены, но вот троп внутри пустыни – на них нет. Взял наш кот такую карту, сверился с солнцем и пошел прямо через песчаную равнину, надеясь, что сердце само его приведет туда, куда нужно.

- Вау! – выдохнул лягушонок.

И вот он шел-шел, обнаруживая, что тут не так уж и страшно и опасно. Да и красиво бывает очень! Однажды ночью он все также шел, а на небе сияла полная луна. И свет, что от нее лился, был таким белым, что все дюны окрасились в его молочную окраску. И днем он взял и написал на карте «Белая пустыня».

- А дальше? – полюбопытствовала ливра.

Паучиха чуть улыбнулась, глядя на отвернувшегося от всех кота.

- Ну.. История длинная. Скажу только, что он перешел пустыню нормально, отметил кучу ориентиров, тот самый Старый город нашел, а потом выбрался к зверям, и стал знаменитостью, ведь он ПЕРЕСЕК ПУСТЫНЮ!! Пришел он в город, куда шла семья той кошки – раньше их каравана, а потому он даже встречал их, чем очень удивил отца семейства…

- Ох ты! – Лисена улыбнулась. – И что? А что со свадьбой?

- Свадьбы не было, - буркнул Острозуб, оборачиваясь.

- Да, папаша что-то передумал, увидев котика воочию, - согласилась паучиха. – И они просто стали жить в том городе семьей. Впрочем, кот-путешественник его тоже не вдохновил. И чтобы отделаться от него раз и навсегда, сказал, что отдаст за него свою дочь, если тот принесет ему кучу сокровищ в подтверждение того, что дочь его будет жить и бед не знать. Вот и рыскает кот по пустыне с тех пор, ищет сокровища, чтобы однажды… Впрочем, он иногда возвращается, видится с кошечкой, вдохновляется, а потом опять на новые поиски…

- О-о-о-о-о, до сих пор? – удивился лягушонок.

- Ну, кто его знает. Молва говорит, что до сих пор… Иногда его даже видят в пустыне… Впрочем, это они наверно его с нашим Острозубом путают, - она рассмеялась. – Он тоже рыскает по пустыне, ищет сокровища. Чаще всего - чьи-то… - ухмыльнулась.

- Да нет никакого кота-путешественника, - фыркнул тот в ответ. – Никогда его не встречал, сколько живу в пустыне. Кто-то придумал красивую историю и распевает о ней по всему припустынью… Фя, - скривился и высунул язык. А потом зевнул, обнажая длинные клыки, и заметил: - Если мы решили идти, то надо уже начинать наш путь. Пока солнце не село нам бы нужно пройти порядочно пути. Сегодня большая луна, идти можно и ночью, только вот вы как? Ночью пойдете? Будем днем отсыпаться, - поглядел на зверят.

Те переглянулись.

- А почему ночью? – удивился Длинный хвост.

- Да потому что днем такая жара, что даже шевелиться неохота, не то, что идти! – ответил кот. – А ночью прохладно. Есть места, где ночью не больно-то походишь, но пока дорога прямая и простая и по темноте вполне можно походить.

- А-а, - кивнул лягушонок. – Я не против, не люблю жару.

- Ну хорошо, - пожала плечами лисичка, - ладно. Можно и так…

Они дособирали свои вещи, прихватили в рюкзачки даже пару связок бананов – кот настоял, не смотря на то, что котенок с мандаринками всегда рядом.

- А если нам придется вдруг разделиться? – поднял он бровь. – У каждого должен быть свой запас еды! Чтобы от товарищей никак не зависеть. Мало ли что приключится?!

Его поняли и согласились.

А потом кот вывел всех с оазиса, ткнул когтем в одну из сторон и повел свой маленький отряд в глубину желтоватых дюн. Солнце еще с час должно было висеть над горизонтом, а потом наступит темь… или нет, луна-то нонче толстая! Значит и светить она будет почти, как солнце!

Лисена довольно топала по песчано-каменистой поверхности пустыни, смотря под лапки, чтобы не наступить на острые грани частых каменных осколков. Кот легко бежал впереди, и кончик его длинного хвоста изгибался то в одну сторону, то в другую, напоминая змею. Мандариновый котенок с лягушонком на спине бежал слева, а ливра Мираж трусила позади, мотая головой во все стороны, чтобы запомнить как можно больше из того, что увидела.

Через некоторое время ровная каменистая поверхность пустыни сменилась песчаной, и тут дюны стали увеличиваться, громоздиться друг на друга и всячески мешать двигаться вперед. Идти по песку вообще сложно, а тут еще и постоянное вверх-вниз…

Первое время юные путешественники всё с интересом оглядывали, взбирались на вершину дюны, чтобы поизучать окрестности, посмотреть на оставленный позади зеленый оазис, но потом тот скрылся за одной из дюн, а все вокруг стало таким одинаковым, что и интерес вскоре бегать пропал. К тому же ночь наступила. Хоть луна и светила вовсю, но с непривычки все равно как-то не сильно-то насмотришься на ночной песок…

Лисичка присмотрелась к его цвету и с удовольствием отметила, что ночной песок и впрямь белесый. Он подбежала к мурлыкающему себе под нос коту и сказала:

- Кота! А как ты тут ориентируешься? Ведь они же одинаковые, - поглядела на дюны вокруг.

Острозуб тихо рассмеялся.

- Да нет, лиса, вовсе не одинаковые. Нет двух одинаковых дюн в пустыне! А учитывая то, что песчаных бурь не так уж и много выпадает, то так они неизменные и стоят месяцами. Почему бы уж и не привыкнуть и не заучить их каждую?

Лисена задумалась.

- Не! Их так много… Ну, вот та, что справа да, она чуть кривовата, кажется, кто-то тут ходил и потому песок сбит с бока, а слева дюна – она маленькая… Но… хм! – внимательно смотрела по сторонам.

- Правильно, вот по таким мелочам я их и отличаю.

- А если буря, то как ты потом? – не унималась лиса.

- Тогда заново дорогу проторивать, - кот словно плечами пожал.

- Но ты же не будешь знать где и что?! – подняла лисичка бровку.

- Ну, всегда остается солнце и звезды. По ним прекрасно можно сориентироваться и пойти туда, куда нужно. Смотри на небо. Звезды знаешь?

Лисичка подняла голову к небу и фыркнула.

- Да, но у нас они совсем другие. Тут куча незнакомых звезд…

- Да не важно. Найти пару-другую крупных звезд, отметь мысленно свой путь относительно них и запомни направление. Также с солнцем. А дальше буря-не буря, ты всегда восстановишь дорогу. – Указал вперед взглядом. - Ровно впереди будет Старый город.

- О-о-о, - выдохнула Колючая, и они пошли дальше.

Острозуб, молча шагал, выбирая дорогу между дюнами, без лишней нужды не забираясь на сами дюны. Лисена шла рядом, приглядываясь к звездам, складывая их в своем воображении в созвездия, а потом вспомнила.

- Кота! А ты же так и не досказал как вы с Шагой познакомились!

Паучиха заворчала у нее на спине.

Острозуб ухмыльнулся, только этого не было заметно.

- Ну, - начал он. – Я гулял по Старому городу, забирался по всем строениям, чтобы все знать, там такие интересные здания, куча лестниц, переходов, подземных коридоров и залов. И тут в одном коридоре мы и столкнулись. Шага наплела свою сеть посреди коридора, и я чуть в нее не попал.

- Врет он все, - отозвалась паучиха с лисичкиной спины. – Какие коридоры, какие сети? Мне бы тут в норе сеточку наплести, чтоб муху поймать…

Лисена посмотрела на кота рядом с собой.

- Чего-то я не пойму. Сеть на весь коридор? – удивленно нахмурилась она.

- Я ж говорил, что она была чуток побольше.

- Кот! – жестко произнесла Шага на пушистой спине. – Хватит!

Острозуб пожал плечами.

- Молчу. Видишь, лиса, мне даже слова не дают сказать.

Колючая попыталась увидеть паучиху на своей спине.

- Шагачка, а почему ты не разрешаешь ему говорить?

- Это неважно. Это мои личные дела, которые никого не касаются! – отрезала та.

Лисена хмыкнула.

- Личные, так личные… Острый зуб, а хочешь я тебе про Синий лес все расскажу? Ты же там наверно никогда не был, да?

Кот бросил на нее чуть удивленный взгляд.

- Ты? Для меня расскажешь? Ну, давай…

И лисичка с воодушевлением тут же начала.

Иногда она переспрашивала котенка, тот что-то пояснял, добавлял, но большую часть разных историй, и своих приключений в Синем лесу она поведала сама.

Кот слушал, посмеивался, задавал вопросы, а потом заключил:

- Лес! У нас он тут совсем другой этот лес. Он пуст, сух и малонаселен. Вы с ним, полагаю, еще встретитесь. А у вас интересно…

- А я тебя к нам приглашаю! Приходи в гости, я тебе сама все покажу! – довольно заулыбалась лисичка.

Кот задумчиво поглядел вниз с очередной дюны.

- Я думаю, наше путешествие когда-то закончится, можно же будет вернуться всем вместе, да Шага?

Та вновь что-то буркнула.

- Вернуться? – поднял брови пустынный кот. – Вы думаете, что можете вернуться? – он рассмеялся. А потом в пару прыжков преодолел склон дюны, спустившись к ее основанию, и потрусил впереди в одной из долинок, что вела в направлении Старого города.

Колючая смотрела ему в спину с непониманием.

- Шага! – наконец произнесла она тоном, не терпящим игнорирования. – Почему это он намекает на то, что мы не вернемся?!

Паучиха вздохнула. Болтливость кота ее совсем не вдохновляла, и она давно ждала, что что-то подобное выйдет наружу.

- Просто, есть коридоры, которые ведут туда-обратно, а есть те, которые только для одного направления. – Глянула на сбежавшего вперед кота и добавила: - Тот путь, каким мы пришли – в один конец. А найти дорогу к выходу обратно еще надо будет суметь…

- Ух ты! – воскликнул лягушонок. – Новые приключения нас ожидают!! Страшные и опасные! У-га-га! – он зловеще рассмеялся, и лисичка фыркнула в его сторону.

- Мираж, но как так, что это в одну сторону коридор? – непонимающе она на ту глянула.

- Лисица, - заметила паучиха. – Во-первых, это было просто окно на порядочной высоте. Во-вторых, Мираж ушла, и унесла с собой даже самый водопад – этого места больше нет. Восстановить его невозможно. В-третьих, в пустыне нельзя вернуться туда, откуда пришел, тем же путем – нам все равно придется искать другой выход. В-четвертых, надо еще суметь найти выход и захотеть в него выйти. Пустыня имеет замечательную особенность влюблять в себя всех зверей, что в нее попали… Или губить. Мираж вот не понаслышке об этом знает. Она-то их и губила, развешивая картинки с живительной влагой перед усталыми путниками.

Ливра прижала ушки.

- И ничего я их и не губила, - буркнула она.

- А что же ты делала? – усмехнулась паучиха едко.

- Я показывала им новый мир, и они просто уходили туда.

- Ну да. И не вернулись назад.

- Конечно не вернулись! Они там просто остались!

- Это мираж! – возразила Шага. – Твой мир – выдумка! Его не существует!

Ливра вдруг отвернулась и больше и слова не сказала.

Лисичка обеспокоено на нее поглядела.

- Шага, ты чего?

- Ничего. Просто на место ее поставила. Тоже мне придумщица миров! Я сама чуть не угодила в ее придуманный мир! Еле вовремя убралась! Пустыня! Тут везде пустыня! И нельзя об этом забывать! А скольких она к себе завлекла!?

- Но почему ты думаешь, что они обязательно погибли? – удивилась лисичка. – Вдруг, они и в самом деле ушли…

- Ну да, - усмехнулась на это Шага. – И больше от них ни слуху, ни духу!

- Конечно, - пожала Лисена плечами на это. – Если это другой мир, и они попали в него, то зачем им возвращаться обратно в пустыню? Они и не вернутся. Они и не расскажут, что это ДРУГОЙ мир!

Шага с необычной внимательной улыбкой поглядела на лисичкину шею перед собой.

- Лиса. Да у тебя есть собственное мнение? А я-то думала, что ты во всем слушаешь котенка…

Колючая хмыкнула.

- А разве я не права?

- Мираж, а давай ты нам явишь другой мир, и мы проверим твои слова, а? - -ядовито осведомилась Шага у ливры.

Та даже головы на нее повернула, словно паучихи и не существовало вовсе. Шага лишь тихо усмехнулась на это.

- Давайте спускаться уже за котом, звери, а? – поинтересовалась она у пушистых. – А то кот уходит. Даже не оборачивается…

И те молча припустили вслед за пустынным котом…




Окно в другой мир


Они шли второй день, а дюны выглядели все также, как и в самый первый час по ним путешествия. Солнце клонилось к закату, было по-прежнему жарко, но никто не жаловался.

Шага решила сама пробежаться по песку, а потому лиса наконец-то вертела головой туда-сюда в поисках всяких интересностей безбоязненно.

- Острозуб, так ты же так и не сказал что такое Дорога Старой сказочницы! - напомнила лисичка, опять подобравшись к нему поближе.

Кот фыркнул.

- Лучше тебе и не знать… - бросил резко. Но потом спохватился и с блестящей улыбкой исправил: - Об этом можно и не узнать. Иногда она не обращает внимания на спутников. Я вот давно уже ее просто так прохожу. – Поглядел вперед. – Дальше начнется небольшой подъем. Начнем взбираться на плоскогорье – так дорога короче, да и… Там просто есть сама дорога.

- То есть вне плоскогорья дороги нет? – подняла бровки Лисена чуточку удивленно.

- Не-а, - кивнул кот. – Пустыня, это же тебе не лужайка, которую можно запросто перейти туда-сюда. Она огромна, и тут есть свои, уже давно устоявшиеся тропы!

- Но ты же говорил, что по ним никто не ходит!.. Не ходил… - поправилась она.

- По ним РЕДКО ходят, - возразил ей Острозуб. – А не ходили там до того, пока тот сумасшедший кот в первый раз пустыню не пересек. Так что сейчас тут тропинки натоптаны… Немного, - он усмехнулся. – И я вас по ним проведу, раз уж взялся за это интересное дело... – довольно ухмыльнулся.

И лиса вспомнила.

- Кота? А какой тебе интерес вообще нас куда-то провожать? Зачем тебе этот поход? – спросила она.

- Да так, интересно просто стало, - тот усмехнулся, отворачиваясь.

- Ты же обманываешь меня, - лиса подняла на него взгляд. – Я вижу, что это все из-за Шаги, да?

Кот вздрогнул, но не повернулся.

- Ты, наверно, сам хочешь найти ту Большую паучью тайну! – заметила лиса.

Ее огромный спутник бросил косой взгляд на пушистую. Та смотрела под лапы.

- А что это за тайна, ты знаешь? Чего там такого, что ты туда тоже пошел? – глядела она уже вперед.

Острозуб задумался. Лиса своей прозорливостью его весьма удивила…

- Да нет, - почти равнодушно ответил он. - Мне ее тайна, как собаке пятая нога - совершенно не нужна…

- Но ты же грабишь, да? Я правильно поняла? Ты хочешь стащить эту…Или Шага че-то не так сказала… А тайна… вдруг это какое-то страшное сокровище и все такое?!

Кот расхохотался.

- Страшное сокровище… - повторил он и покачал головой. – А вдруг ты и права?! – заговорщески прошептал. – Страшное убийственное сокровище, которое убивает всех тех, кто осмелился его коснуться! – коварно ей подмигнул.

- Ну тебя! – буркнула лисичка. – Какие еще убийственные сокровища? – фыркнула. – Да не верю я вообще ни в какие сокровища. А тем более в страшные и убийственные! – вздернула хвост.

- Да? – приподнял бровь кот. – Ты не права. Верить надо… - мягко улыбнулся в усы.

- Фы, - лиса вновь и довольно равнодушно фыркнула. – Это ты не прав. – Вскинула на него взгляд.

- А вдруг мы просто разное подразумеваем под словом «сокровища»? – улыбнулся ей Острозуб., вновь приподнимая бровь.

Лисичка пожала плечами.

- Можбыть.

Они помолчали.

- Так для тебя-то сокровища – это ж злато-серебро, да? – поглядела она на него.

Кот раздумчиво кивнул.

- Ну, в общем да. А что, ты и впрямь думаешь не так?

- Хе-хе! – рассмеялась лиса. – Да, не так. Для меня сокровища – это всякие замечательные открытости!!

- Э?.. Откры.. что? – переспросил он.

- Открытости! Это то, что открывается. Открытия! Такое, что ВАХ и ВАУ!! – она замурчалась.

Кот недоуменно на нее покосился, даже с шага сбившись.

- А разве злато не может вызывать таких же чувств?? – спросил он.

Лисёна улыбнулась.

- А что оно мне откроет?

Острозуб хмыкнул.

- Ну-у-у, красивые там всякие штучки, ваши женские даже… - попытался привести он пример. И лиса рассмеялась. - Тогда что же это для тебя? – удивился он.

- А вот хотя бы Книга Историй, - заметила лисичка. – Самая большая Открытость, о которой я узнала в последнее время. И мне все интересно, что с ней связано! Ты вот знаешь что-нибудь? – встретила его взгляд.

Кот пожал плечами.

- Впервые слышу.

Они вновь замолчали

К тому моменту, как солнце село за дюны, они поднялись достаточно высоко для того, чтобы песок почти исчез. Ветром его на такую высоту уже почти не заносило. Под ногами то и дело просвечивала черно-серая земля, обломки, камни, а местами из-под земли вздымались черные шпили обветренных скал. Такие шпили на небольших возвышениях словно были понатыканы справа и слева от пути, которым шел Острозуб, и можно было подумать, что именно они этот путь и указывали.

- Дорога Старой сказочницы, - пожал плечами проводник, поглядывая по сторонам.

- Охт! – лиса дернулась к ближайшей скале, чтоб повнимательней ее разглядеть, но кот успел схватить ее за хвост.

- Стоять! – пробормотал он, подтягивая пушистую обратно к себе.

- Ну че? – надулась та на несколько секунд, а потом завертела ушками во все стороны, чтобы хоть что-то чужое и подозрительное услышать.

- Она тут, - заметила Шага, стоя на песке около озадаченной ливры.

Земля задрожала.

- Ой, - прислушался к пустыне кот. Прижал уши, бросил внимательные взгляды по сторонам.

- Ха, че это? – удивилась лисичка.

- Землятресение, что же еще-то, - предвкушательно прошептал лягушонок.

- Тс! – бросил на того короткий взгляд пустынный кот. – За мной! Быстро! – и помчался в сторону скалистого со шпилями возвышения, что черным камнем выделялось справа.

- Ай! – стала земля уходить из-под лапок пушистой.

Кот мгновенно сгреб ее лапами в охапку, схватил зубами за шкирку и помчался к камням.

Лиса с восторгом наблюдала как земля стала разверзаться чуть ли не на пути кота, как камни и скалы падали вниз, со скрежетом обдирая бока о базальтовые блоки… Она опешила.

Там внизу, под землей скрывался город!

Кот с ловкостью и прытью, которой от такой огромной кошки ждать было нельзя, уворачивался от разверзающихся под лапами расселин, падающих камней, поднятого в воздух песка и все куда-то несся. Лисичка не трепыхалась в его зубах, не особо беспокоясь о том, куда ее занесет, просто внимательно за всем наблюдая. И ТУТ! Острозуб-таки оступился на одном из камней и провалился вниз. Лисена закрыла лапками мордашку, защищаясь от песка и мелких камней, а потом их куда-то понесло, протащило по камням, посыпало сверху… И тут все остановилось. Ухт!

- Чхи! – не удержалась Колючая.

Она поняла, что кот ее уже не держал, и вскочила на лапки. Стояла такая темь, что хоть глаз выколи! Но нюх-то лисам на что?

Колючая отряхнулась от песка и земли и принюхалась.

- Кота?! – повела носом из стороны в сторону. – Ты тут?

Неподалеку покатились мелкие камешки.

Лисена бросила туда взгляд, повернула ушки-локаторы и вновь принюхалась. Но пахло лишь землей, да камнями.

- Острозуб! - она вновь прислушалась, а затем осторожно стала пробираться на шум. – Ты тут?

Что-то большое завозилось левее и дальше того места.

- Тьфу…

- Кота! Ты живой! – лиса поскакала на звук.

- Мда… - пробормотал тот.

Упало несколько камней побольше, и Лисена остановилась.

- Ты нормально? Тебя не сильно?.. – она подошла к нему уже шагом и вновь принюхалась. – Ты поранился… - заметила, учуяв кровь.

- Уху, - согласился тот.

- А что? Сильно? Идти можешь?

Кот вздохнул.

- - Не знаю. Ничего не чувствую, - он пошевелился. – Может… Хотя нет… Лиса, куда это мы свалились?

- В подземный город. Я видела там большие такие комнаты, коридоры!.. – она аж села, чтобы лучше вспомнить. – Но откуда тут город?! Ты же говорил, что он дальше и на поверхности?!

- Я знаю не больше тебя. Сам впервые его вижу.

- Как впервые? – поразилась лиса. – А я думала, что ты тут все знаешь! – удивленно хмыкнула она.

- А вот и нет, - буркнул. – Оказывается, что совсем не все… Да и нельзя все в жизни знать, так что не приставай… - он стал подниматься. – А-а! – тут же вскрикнул и рухнул на землю.

- О, о, - протянула Колючая, понимая ЧТО это может быть. – Лапа, да? Одна, две? Говори! – требовательно заявила она.

Кот сглотнул и вновь стал подниматься, только уже опираясь на другую лапу.

- Ну да, вроде сломал, - согласился он. – А тебе-то что… - буркнул, почти встав. А затем слегка отряхнулся от каменной пыли и земли и на трех ногах поскакал немного в сторону.

- Как это что? Мы тут вдвоем! – и мне надо знать что у тебя и как, чтобы лучше помочь! – возмутилась лисичка.

Острозуб слегка насмешливо фыркнул.

- Ладно тебе. Лисе самой надо выбираться наружу, а не за котом следить. Иди ищи выход, я сам разберусь.

Лиса откровенно возмущенно фыркнула. И тут же убежала. Кот остался один и вскоре перестал слышать ее шаги.

- Мда-а-а, - прошептал он. – Попал… - Он прислушался повнимательней и огляделся. Того провала вверху, через который их сюда занесло – просто не было. Вокруг тьма. Он и впрямь не знал о существовании этих помещений…

- Молодец, что не двигался! – появилась перед его носом лисичка, и кот вздрогнул. Вообще-то, это кошкам полагалась по статусу ходить бесшумно, а не лисам! – Я тут принесла что-то, щас мы тебе лапу привяжем, чтоб не болела сильно при ходьбе! – она положила у его ног какую-то длинную и судя по стуку легкую палку и деловито принялась ворошить свой рюкзачок немного в стороне.

- Лиса, ты чего вернулась?! - недовольно выговорил кот.

- Мур-мур, - под нос мурлыкала та, не обращая на его раздражение никакого внимания. Через пару минут она с веревкой уже вернулась и обследовала своими лапками его поврежденную конечность. Кот зарычал и скривился. - Молчать! – в приказном тоне заявила на это лисичка и слегка промыла его царапины водой из фляжки. – Ты кот большой, уж можешь и потерпеть чуток, - добавила позже, чуть смилостивившись.

Острозуб смотрел на нее открыв рот.

Лиса приложила к его лапе пластину и осторожно стала ее привязывать. Кот сквозь зубы еще порычал от боли, но больше лисена ничего на это не сказала.

Принюхалась.

- Кровь больше не идет, лапа упакована, можно идти.

- Куда? – усмехнулся над ней пустынный кот. И лиса вновь его удивила.

- Да я тут вроде выход нашла.

- Э?..

Лисена надела рюкзачок и потопала в ту сторону, куда и в первый раз уходила. Обернулась на него.

- Пошли, че ждешь, - улыбнулась ему.

Кот на трех ногах потопал за ней. Остановился, отряхнулся получше, а затем побежал уже быстрей.

Через несколько минут хождений впереди появился свет, и лисичка обозначилась пред его глазами в виде черного силуэта. Кот поглядывал по сторонам, пытаясь увидеть что за стены его окружали, но кроме черного камня не различал ничего. Лиса скрылась за поворотом в ореоле света, и кот ускорил шаг.

- Вау! – выдохнула впереди него пушистая, и он поглядел туда, куда смотрела она. – Сонца!

- Ну да, ну да, - пробурчал ей в ответ. – Только вот какое?!

- Как какое… - она посмотрела на него, а затем побежала в сторону ровного проема окна и высунула нос наружу. И обалдела. – О-ГО! – замерла на подоконнике.

Кот подошел к самому окну и тоже сунул голову в его проем.

- Вот тебе и солнце, - усмехнулся он.

Над горизонтом в небольшом удалении друг от друга висело два дневных светила. Слева голубое, справа желтое. Примерно одинакового размера, меньше, чем обычное солнце, но судя по буйно разросшейся растительности вокруг – этого было вполне достаточно.

Окно находилось довольно высоко, так что двоим путешественникам открывался замечательный вид на почти заросшие растениями развалины старого города. Немного в отдалении справа словно бы стояла зеленая гора, слева пониже, а там, за ними видно было только синее небо… и солнца.

- Где мы… - хмыкнула лисичка и посмотрела на кота над собой.

- Ххы, а я откуда знаю, это ты нас сюда привела, - засмеялся тот. – Ну, по крайне мере дышать можно, живы и все такое… Так, Лиса, куда, ты говоришь, нас занесло? – осведомился он, состряпав очень интересующуюся физиономию.

Колючая чуть смущенно отвела взгляд. Бур-бур-бур, послышалось от нее.

- Что-что-что? – участливо он к ней наклонился.

- А я тут при чем?! – лиса спрыгнула в комнату и стала разглядывать голые черные стены. – А тут как будто и не жил никто, - заметила.

Острозуб разглядывал горизонт, пытаясь просчитать как далеко простирается город. Строения его все больше оказались одной высоты, обломанные вершинки стен торчали сквозь зеленый ковер блестящими черными гранями… Он вспомнил черные шпили Дороги там, в пустыне… и обалдел. Неужто местные черные здания имеют отношение к той Дороге? К тем шпилям… Глянул на стену около себя. Хотя с виду камень тот же самый. Гладкий, полупрозрачный… черный… Он провел по нему пальцем, а потом и когтем. Даже царапины не осталось!

- Может, пойдем назад и найдем другой ход, который ведет в наш мир? – поинтересовалась лиса позади, и он обернулся. – Вдруг это просто часть Гномьего подземелья была – те коридоры. И один из коридоров вывел нас в другой мир… Интересно, - пробормотала она. – А кто тут живет?..

Острозуб покусал губы.

Кто здесь живет – он знал.




Мост в другой мир


- А-а-а! – только и успел вскрикнуть лягушонок, как все уже собственно и закончилось. – Ой, - пробормотал он и слегка возмущенно огляделся. – Эй?! А где все..

Длинный хвост сидел под одним из огроменных черных шпилей, между рядами которых они все недавно и шли, и не помнил как тут оказался. То место Дороги Старой сказочницы, где они стояли сосем недавно, пустовало. Никаких следов на песке, никаких провалов в земле или еще чего такого не было совершенно! И он подумал – а было ли землетрясение?

Очень быстро темнело. Он помнил, что солнце село прямо перед толчками, а за пару минут, пока лягушонок оглядывался, его свет покинул этот бок планеты. Значит, времени прошло совсем немного после трясения! Длинный хвост поежился и закопался в теплый еще песок. По темноте ходить-бродить он не собирался, а бабушка Жаба говаривала, что по ночам в пустынях ой как холодно! Лучше всего будет конечно же с утречка все нормально обсмотреть – вдруг все же кто-то рядом есть?

- Э-э-эй! – закричал он на всякий случай уже почти в полной темноте и неожиданно уставился на звезды. Они были совсем другими! – Ничего я что-то не пойму, - озадаченно бросил по сторонам небосвода взгляды лягушонок. Многие созвездия он знал очень хорошо, а потому не сомневался, что всегда по ним сориентируется хоть где. Но здесь…

Над разными частями планеты созвездия конечно разные, это он знал и принимал в расчет, но… Но Синий лес был, на его взгляд не так уж сильно далеко от пустыни (судя по количеству дней, проведенных в Подземелье), чтобы знакомые созвездия вообще скрылись по другую сторону земли!

- И что же это значит? – усмехнулся Длиннохвостый. А потом покачал головой и закрыл глаза. Утро вечера мудренее, да и думать с закрытыми глазами удобнее.

Того, что к нему кто-то незаметно подберется, он не боялся - шаги по песку издалека слышны… Да и.. – Ой, - распахнул он глаза.

Занималось утро.

- Что? – подскочил лягушонок. – Как утро?! Какое утро? Ночь где?! – он сделал пару прыжков в сторону от черного шпиля и огляделся. Поднял взгляд и на сам шпиль, возле которого ночевал… вроде… проспал он так незаметно, что ли? Странно.. никогда такого не было… А потом и по ту сторону шпиля взгляд тоже бросил. – Катё-ё-о-о-о-онак!! – заорал он от радости и поскакал с Дороги, быстро приблизившись к Мандариновому. – Ура! Я тя нашел! А ты где был? Я вчера тут кричал-кричал… - он фыркнул. – И никто не отозвался. Ты где был?! Что вчера случилось-то?!

Котенок в это время отряхивался от песка и отчаянно зевал.

- Мя-а-а-а, - вновь разинул он рот в зевке и встряхнулся. – Я тебя прекрасно слышу! Ну хватит уже кричать-то… У тебя все нормально? Ничего не болит?

- Да ничего у меня не болит, чему у меня болеть? Все со мной нормально, – зафыркал лягушонок совсем, как лисичка обычно.

Котенок рассмеялся, так и недозевнув до конца.

- Ясно.

- А ты? А где сумка-рюкзак? Хм… - посмотрел по сторонам. – А где все? Ты никого не видел? – задумчиво оглянулся на блестящие черные камни дорожных шпилей, что так притягивали взгляд.

- Не-а, - покачал головой котенок. – Рюкзак я не нашел. Не знаю куда подевался… И больше никого вчера и позавчера не видел...

Лягушонок вернул свой взгляд к нему.

- В смысле позавчера? – нахмурился он. – Землетрясение же вчера было!

Мандариновый покачал головой.

- Да нет уже. Второй день тут хожу… А наших… Никого нет. Ни наших, ни чужих.

- Не! Но подожди! Я же вчера очнулся, уже темнело. Как раз, когда толчки начались, солнце село, а я проснулся, и стало быстро темнеть… - он смотрел на улыбающегося котенка. – Че, не так все было?

Тот добродушно усмехнулся.

- Я тебя днем откопал из песка, положил под шпилем, чтобы солнце на тебя не светило, и ушел дальше искать наших. Но больше никого не видно. – Он пожал плечами. – Лисёна с котом провалились под землю, я видел. Но я там ходил-ходил и ничего похожего на проход или тоннель не нашел. А ливра с Шагой просто исчезли. Растворились в воздухе! – он вздохнул. – Я понимаю, Мираж. Она может исчезнуть! Хотя я ее тоже полдня вчера звал – не отозвалась.. А вот Паучиха наша.. Я даже не знаю что и как там с ней..

- Ну и приключения! – пробурчал лягушонок.

- Ну, ты же их и хотел, - вновь встряхнулся котенок. – Чего-то я зеваю с самого утра.

- Но я же не этого хотел! Не таких вот пропаданий посреди пустыни! И как вот сейчас их искать?! – он уселся на песке и посмотрел на ближайший шпиль. – Может, кот нас сюда специально завлек? А? может он с этой Сказочницей заодно? Похитили нашу лисичку и… - он задумался, не зная что придумать после этого «и». И что они могут с ней сделать? Она же им все уши прожужжит всякими вопросами и восклицаниями! Хех… Как же она там…

- Вряд ли, - раздумчиво ответствовал на его подозрения котенок. - Кот хоть и бандитской, как говаривала Шага, наружности, но Колючую он первую стал спасать.

- Похитил! – возразил Длинный хвост.

Мандариновый хмыкнул.

- Если это и в самом деле Сказочница, а мы попали на ее дорогу, то это просто напросто ее Дорожные испытания. Ты есть хочешь? Кажется, где-то пахнет мандаринками…

- Хочу. Ничего себе испытания! Земля разверзлась под ногами! И все понапропадали! – возмутился лягушонок. – Чего она хочет добиться эта Сказочница?! Да и вообще, кто она такая, чтобы устраивать нам эти испытания? Это незаконно!

Котенок поглядел по сторонам, принюхался и двинулся прочь от шпилей.

- Ага! Вот они! – заулыбался он и стал разрывать песок и выкатывать наружу оранжевые кругляши. – Длиннохвостый, ты пока меньше думай, поешь фрукта. А потом мы с тобой покумекаем что и как. Хорошо?

Лягушон послушно вздохнул, а потом принял пару долек мандаринки и стал пить сок. Котенок жевал мандаринку молча, поглядывая по сторонам. Сначала он оглядывал далекие окрестности, а потом возвел очи к вершинам шпилей и хмыкнул. Те как стояли, так и стояли.

Шпилей было десять, по пять штук с каждой стороны Дороги, друг напротив друга. Цвета они были одного – черного, размера и формы тоже примерно одинаковых. Это были неровно обтесанные четырехугольные каменные колонны, воткнутые в песок четко по ровным и взаимно перпендикулярным линиям. Весь прошлый день Мандариновый потратил на то, чтобы осмотреть каждую колонну, а у одной из них даже подрыл песок на высоту своего роста, чтобы посмотреть что лежит в ее основании. Рыть очень глубоко не пришлось, и взгляду его предстал круглый постамент из более светлого полированного камня. И вообще стало ясно, что из этих четырехугольных собирались делать круглые колонны, да бросили это дело на половине. Некоторые колонны были отполированы над основанием лучше, некоторые хуже, но ни одна из них выше линии песка обработанной не была.

- А почему я был в песке? – поинтересовался вдруг лягушонок, и Мандариновый отвлекся от своих мыслей.

- Знаешь, я себя-то нашел во-о-он там! – кивнул в сторону от Дороги. – Так что эти колонны казались тонким частоколом. Не знаю я, - пожал плечами. – Я шел сюда ночью. – Он вдруг замолчал, словно что-то вспомнил, а потом посмотрел на друга. – А знаешь! Я же ночью шел… - он пожевал губу, вскинув глаза к небу. – Луна светила, песок белый, светится, как Кот и говорил… Но словно не песок это светится… А словно под песком город какой, что ли. Словно там под ним строения, и они слегка просвечивают из-под него. А дюны песчаные – они словно из мутного стекла и не совсем все пропускают! И потому… - он выдохнул и покачал головой. – Я шел над городом, а потом попал на дорогу, которая вывела к этой самой Дороге из шпилей. – Поглядел на те. – И это был – мост.

Он замолчал.

Лягушонок смотрел на него с удивлением. Потом бросил взгляд на шпили, обратно на котенка и непонимающе фыркнул.

- О! – сказал он и дожевал дольки мандаринки. – Та может, тогда, этот мост ведет нас в ту страну или мир, куда иным образом и не войдешь? И именно поэтому туда не так-то уж и пускают?

Котенок медленно повернулся к другу.

- Ты проходил по самой дороге? – спросил лягушон. И Мандариновый покачал головой. – И не пробовал?

- Нет. Даже странно как-то. Я только снаружи подходил, шпили рассматривал… А изнутри словно… Короче, страшновато изнутри было, что ли…

- Хе-хе! – рассмеялся Длинный хвост. – Какая маститая Сказочница! Всяк отпугнет народ, лишь бы к себе не пустить в дом… А если и вправду это именно к ней дорога, к ней домой, или в ее мир дорога… А? – посмотрел он на котенка, который поднялся на лапки и потрусил к входу на дорогу – с того конца, с какого они все недавно и заходили.

- Это интересно, - отозвался котенок. – Просто, тогда мне интересно что это за мир такой… Странно, - он нахмурил бровки. – Кот же говорил, что часто тут хаживал, и ничего с ним не было… Ничего не понимаю…

- Ты не понимаешь, Киса, он же пришел ОТТУДА! – вырвалось у лягушонка. – Ой, чего это… - Он тут же замолчал. – Эт не я… Вроде…Эй, киса, подожди! Давай вместе! А то исчезнешь еще, и что как я тут один буду?!

- В смысле - оттуда, - посмотрел котенок на прыгающего лягушонка. – С чего ты взял? – он подставил шею, и Длиннохвостый ему на нее и взгромоздился.

- Да не знаю я. Вырвалось само, - отмахнулся перепончатый. – Ощущение такое, что кто-то в голове сидит и моими глазами все смотрит и моим ртом говорит. Фря! – он скривился. – Наверно это Сказочница за нами подсматривает. И че ей надо…

- Но стой, - котенок поднялся на лапы и посмотрел по ту сторону «моста». – Кот. Оттуда. Хм. Ну, в принципе, почему нет? Если его мир один из тех, что нашли вход в наш мир через Подземелье, то… то там его мир. Да. А нам-то там что делать? Длинный, что там за Большая вода? Ничего не понимаю. Это озеро, море или что? И почему это она в его мире, если и Бабушка жаба о ней слышала… Совсем запутался…

- Я не знаю, киса, - ответил лягушонок. – Ну, рассказывала и рассказывала. Так, вскольз, чтобы от нас головастиков отстать. Уж больно любопытно было что за Большая вода. Она же сказала нам, что это больше нашего озера во много раз! И там вообще все другое, так что… - пожал плечами.

Котенок остановился у самого входа на мост.

- Смотри-ка. И следы наши даже остались. Ничего словно и не изменилось… Может ничего и не было? Не было трясения и все такое.. – задал лягушонок вопрос, который его давно интересовал. – Ну вот! Мне уже тоже страшновато становится, - буркнул он. – Давай уже, не тяни. Хватит ждать, пора в путь. Что бы там не было…

Котенок сделал первый шаг.

Не то, чтобы ему было страшно, наоборот, ему было интересно! Но почему-то казалось, что идти им еще рано, и он сел.

Лягушонок заскользил с его шеи и спрыгнул на песок.

- Чего? – спросил он, бросив взгляд на мордаху котенка над собой.

- Рано.

- И долго еще?

- Не знаю.

Лягушонок вздохнул.

Он посмотрел на шпили справа-слева от себя, вгляделся в словно обрубленные их вершинки (впрочем, как и у других шпилей) и молчал.

Прошло несколько минут.

И тут все завертелось!

Мандариновый схватил его за лапу, закинул себе на шею и помчался по «мосту» во всю прыть! Лягушонок и опомниться не успел, как мир стал разламываться! Шпили словно рассыпались в стороны и тут же падали котенку под лапы. Длинными скачками тот преодолевал расстояние, перепрыгивал, скакал вправо-влево, но с моста не сворачивал. И тогда все просто обрушилось под его лапами. Они кубарем полетели вниз и…

И темнота!

- Ого! – выдохнул Длинный хвост с восторгом. – Вот это гонка! Кис, ты где?

Он вскочил на лапки, ощупал всего тело, чтобы проверить, что цел-невредим, а затем внимательно огляделся. – Киса?! – еще раз позвал.

- Да здесь я, - отозвался тот слегка удивленно откуда-то сзади. – Иди сюда, глянь что я нашел.

Лягушонок обернулся и стал неторопливо пробираться в сторону голоса. К его удивлению на пути не встретилось ни камней-валунов, ни гор песка, ничего. Просто ровный каменный пол и только. Они попали в комнату?!

Длинный хвост допрыгал до котенка, начиная замечать в темноте его чуть подсвеченные контуры, а затем поглядел на то, что разглядывал пушистый.

- Ох! – не удержал он восклицания. – Ого как…

Перед котенком лежал чуть переливающийся слегка светящийся камень. Точнее, камень-то был вроде как и обычный, но вот в нем проявлялись светящиеся вкрапления в виде двигающихся огоньков. Лягушонок понаблюдал за их передвижениями и стал замечать, что это не просто огоньки. Часть из них была словно привязана к месту, а часть двигалась по определенным траекториям. Ему даже показалось, что огоньки неподвижные – это окошки каких-то неведомых многоэтажных строений! Словно они в окно смотрели, которое показывает другой мир откуда-то сверху. Он даже видел их контуры, но не очень-то понимал что это и как, а потому не стал вникать. Просто картинка на камне получалась очень уж красивой!

Они разглядывали камень довольно долгое время, а потом словно очнулись и уставились друг на друга.

- Да, точно, - кивнул лягушонок. – Отсюда нам надо куда-то выбираться. А ты не знаешь куда это мы свалились? – огляделся.

Котенок поднялся от камня, потянулся и покачал головой. Тоже осмотрелся.

Как ни странно, света в комнате словно бы чуточку прибавилось, а потому стали заметны все ее закоулки. Стены расходились в стороны далеко, потолка вообще заметно не было, и легкое подсвечивание доносилось с той стороны, откуда пришлепал лягушонок. Пару минут спустя свечение стало еще ярче, и Мандариновый подумал, что это похоже на рассвет. Самый такой обычный…

- Длиннохвостый, а ну-ка пойдем проверять местность… - кивнул он на вероятный выход. А затем медленно затрусил в нужную сторону, и лягушонок поскакал следом.

И каково же было их удивление, когда они выскочили в коридор, а слева их взглядам предстала самая обычная дверь!

- Оу… - опешил лягушонок.

- Хе-е… - улыбнулся котенок и потрогал ее лапкой.

Дверь была обычной, но не по росту друзьям. Явно более высокие существа жили в этом доме! Люди, может?

Он попробовал толкнуть дверь наружу, и та неожиданно легко поддалась. Удивительно, даже не скрипнула…

В комнату ринулся поток света, дверь медленно распахнулась полностью.

Снаружи наступало раннее утро, солнце еще не поднялось над горизонтом, но и такого освещения было достаточно для привыкших к тьме зверей. Они глянули наружу… и опешили!

- О-о-о-о, - выдохнул Длинный хвост, застыв на месте.

Котенок только рот открыл.

- Вот тебе и Большая вода, киса, - почему-то даже шепотом добавил лягушонок.

И они оба проследили взглядом вздымающийся от земли к небу огроменный столбище воды, похожий на перевернутую реку, на водопад, на море, которое встало на бок…

- Вот это да… - сглотнул наконец котенок.

Столб воды терялся высоко в голубом небе и сверху слегка рябил и отражал свет, еще не взошедшего светила. Ветер, как обычно, наводил рябь на поверхность ЭТОЙ воды!

Друзья все также ошалело пялились на эту непонятность и глаз просто не могли от нее отвести!

Это была вода-а-а-а-аааа!

Они опустили взгляд до земли…

Но как она там держалась?




Ключ ко всем мирам


Тьма привычно окутывала ливру, и та осторожно рассматривала витающие вокруг нее мысли.

Все произошло так быстро, что она не очень-то успела и подумать, прежде чем убралась с пустыни вместе с паучихой. Что-то типа страха, на уровне инстинкта, сообразно поведению остальных зверей заставило ее броситься прочь, и сейчас ливра вспоминала зачем же она это сделала.

Бояться было нечего!

- Э.. м, – выдохнула Шага скорее для того, чтобы просто нарушить окружающую тишину, чем для чего-то еще. Она словно внезапно проснулась и потому не сразу сообразила что происходит.

Точнее, она так и не сообразила.

- Угу, - раздалось рядом.

Шага встрепенулась и принялась оглядываться. Хотя делать это тут было бесполезно.

- Мираж? – недоверчиво пробормотала она. - Ты тут?! – удивлению ее не было предела.

Ливра некоторое время помолчала, а потом без особого желания повторила:

- Угу…

Паучиха попыталась найти ее взглядом, но в окружающей их кромешной тьме сделать это было конечно же невозможно.

- А что ты здесь делаешь? - хмыкнула она. – А что я здесь делаю? И мы где.. вообще-то?.. – вновь посмотрела по сторонам.

Она попыталась разглядеть свои лапки, но и тех тоже не было видно. Но не только видно, но и…

- Оба! – нахмурилась она недоуменно. – А где мое тело?!

Мираж с улыбкой фыркнула. В таком состоянии и месте она пребывала довольно часто, а потому удивления не испытывала. Шага же в него попала впервые, и конечно же все для нее было не так. Ливра не боялась, что паучиха испугается, запаникует или грохнется в обморок – та была слишком практичной для этого, но лишних расспросов и обвинений ей хотелось избежать, и она проговорила:

- Там же, где и было.

- Как?! – возмущенно возразила та. – Мы где?!

- Мы в Нигде, как ты уже успела заметить, - вздохнула Мираж. – И тело твое при тебе, просто тут оно не нужно, и ты его не ощущаешь. Когда вернешься, оно вновь будет с тобой.

- Это ты?! Ты меня сюда притащила! – немного недоверчиво выдохнула восьминогая. – Ого.. – она поверить в это не могла.

Ливра вновь вздохнула. Она и не собиралась отнекиваться. Как-то так само получилось. В первые мгновения ей просто надо было вытащить восьминогую с разверзающейся под ними ямы, а потом… Потом она пожалела.

Но Шага неожиданно утихомирилась.

– Зачем?! – спросила она вдруг очень разумно, видно сообразив, что Мираж не стала бы это делать просто так.

- Чтобы не попасть под проделки Старой сказочницы, - словно пожала та плечами.

- Какие проделки? Это трясение, что ли? – паучиха рассмеялась. – Да уж как-нибудь бы выкрутились… Ерунда все это, видимость одна… Верни меня назад! На землю! – потребовала она.

Ливра вздохнула.

То-то и оно, что видимость…

Пожалела она о своем действии по другой причине, Шаги никак не касавшейся. Как только все стало меняться-разрушаться, ходить ходуном, кот с лисой в зубах ринулся прочь, а котенок с лягушонком исчезли, то и она решила уйти-спастись. И Шагу прихватила – хоть та и не доверяла ей и наверняка бы после спасибо не сказала. Но чуть позже, вернув свой взгляд в пустыню, ливра обнаружила ту совершенно такой же, как и несколько минут назад. Ничто в пустыне не изменило своего положения! И это вызывало у нее интересный вопрос – а было ли трясение?!

Шпили стояли на своих местах, песок лежал ровно, следы от лап пришедших и остановившихся зверей обрывались в начале Дороги и…

Мираж.

- Мираж?! – требовала к себе внимания паучиха, и ливра очнулась от мыслей. – Ты где вообще? Хватит уже тут торчать!

- А, да… - отозвалась та.

Ливра только так могла объяснить то, что произошло. Землетрясение было обычным миражом, который напустил на них Некто, именуемый Старой сказочницей! Тот, кто умел ТАК пользоваться миражом, что все в него поверили - даже сама ливра, его проявление…

Вот это да-а-а, - оценила она ее проделку.

Шага что-то пробурчала. И тут пустыня словно раскрылась пред ее глазами, так что паучиха от неожиданности вздрогнула и прижалась к песку. Ливра сидела рядом и разглядывала череду черных шпилей впереди. Они были так притягательны!..

Шага поднялась.

- Не делай так больше никогда, - буркнула она ворчливо.

Ливра скосила на нее глаз.

- Чего не делать? – подняла она бровку.

- Неожиданно очень!

Ливра пожала плечами. То делай, то не делай…

- Пошли уже, - хмыкнула восьминогая и двинулась в сторону шпилей.

- Стой, не надо! – дернулась ей вслед пушистая, и Шага замерла с поднятой лапкой.

- И чего это? – удивилась она. – Не надо…

- Рано нам еще туда.

- В смысле рано?! – уже не так возмущенно переспросила паучиха.

- Надо подождать и посмотреть что она от нас хочет, - объяснила ливра. – Эта Сказочница. Она напустила на нас мираж землетрясения, чтобы испытать. Ее трюк удался, мы поверили, и теперь все мы раскиданы по разным мирам…

Шага расхохоталась.

Ливра замолкла на полуслове, не совсем понимая этот смех.

- Ты не знаешь, точно… - вздохнула паучиха. – Но это и в самом деле видимость! Я не сказала вам, как-то из головы вылетело… Ну, Старая там просто стражница. На воротах. Сидит и никого не пускает. А особо настойчивых отворачивает или отправляет другими дорогами в другие миры.

Мираж рот открыла.

- О-го, - выдохнула она. – Так значит там… - бросила взгляд в сторону шпилей. – Там все нормально?!

- Ну, земля там на самом деле не разверзается. Пошли уже, сколько еще торчать можно в пустыне?! – Шага вновь двинулась в сторону черношпильной вереницы. – Надо будет еще и ребят откуда-то вытаскивать, вот же… - она вновь что-то пробурчала. – О чем я думала…

Ливра вдруг улыбнулась.

Паучиха семенила впереди, довольно быстро удаляясь, и Мираж побежала следом. К шпилям одни подошли одновременно, и шагнули в пространство между ними.

И тут началось.

Словно плита перевернулась перед ливрой, так неожиданно взметнулся песок перед ее носиком, и глазам открылась чернота огромного бездонного провала…

- Стой! – приказала паучиха, и Мираж замерла, зажмурив глаза. – Двигай за мной, пугливая.

Ливра так и пошла за ней, не открывая глаз. Шага быстренько, чтобы не задерживать прохождение, бежала впереди и вела голосом.

- Все, уже можно смотреть, - раздалось от нее очень скоро, и ливра открыла один глаз. Потом второй.

Шпили были позади.

Но ливра только скосила на них глаза, чтобы убедиться в этом обстоятельстве, и тут же отвернулась. Ее внимание привлекла совсем другая картина!

Она с открытым ртом уставилась на проявляющуюся из жаркого марева огромную масляно блестящую чешуйчатую стену!!

- Э-а-а.. – не знала как реагировать она.

- Ну, - хмыкнула Шага, довольная произведенным эффектом, - собственно, это и есть Сказочница, - кивнула на стену.

Но ливра даже не услышала ее, обозревая представшую пред ней ОГРОМНОСТЬ!

- Ага, это она, - прошептал кто-то слева, и Шага чуть не подскочила.

- Ах ты Старая! – вскричала она недовольно. – Хватит подкрадываться! Сколько можно меня сёдня пугать?! – топнула она лапкой.

Из марева проявился огромный драконий глаз. Оглядел их обеих.

Вслед за глазом показалась и огромная коричнево-чешуйчатая морда с большими зубками. Послышался смешок. Выглядела драконья физиономия хитро и довольно.

Конечно же она была ко всему прочему еще и очень страшной и огромной, но об этом ливра, пялившаяся на нее, подумала в последнюю очередь. Она же никогда не видела драконов!!! Живых…

- Вау! – выдохнула той чуть ли не в нос.

- Что-то ты измельчала, Шага, - окинула ту драконица недоуменным взглядом. – Что с тобой случилось-то?

- Усохла, - буркнула та.

Коричневая не стала настаивать с расспросами и вперила интересующийся взгляд уже в ливру.

- Фырк, - пригляделась к той повнимательней. Зрачок ее глаза расширился. - Вот взяла и весь покров тайны с меня и сняла, - фыркнула она, обращаясь конечно же к Шаге.

Та промолчала.

- И чего вам здесь надо? – осведомилась словно у пушистой. Морда отдалилась, стена вдруг задвигалась в сторону, становясь все ниже-ниже, а затем обернулась кончиком хвоста с костяным наростом и исчезла в пространстве. И перед глазами двух путешественниц появился очень древний, почти разрушенный город.

Шага уставилась на него во все глаза и ткнула лапкой в его сторону, привлекая внимание ливры.

- Нам туда, запомни те ступенчатые развалины.

- А что вы там? – заинтересовалась драконица, появившись уже с правой стороны от них, поближе к ливре, чтоб вновь на ту уставиться ярким глазом.

- Старая, ты куда наших друзей дела - лису с котами и лягушонком? – подняла на нее взгляд паучиха.

- Э.. а, этих.. Да гуляют они, приключения им придумала. Пусть лазиют. Пусть попробуют выбраться, бу-га-га, - она довольно рассмеялась, и тут же закашлялась. – Ох, старость не в радость, - фыркнула. А потом вновь уставилась одним глазом на ливру. – А что тебе до них, Шага, ну их. А ты до дому решила вернуться?

Ливра увидела свое отражение в черной бездне веретенообразного драконьего зрачка за блестящей поверхностью глаза. И тут же заметила, как желтоватый фон драконьей радужки стал расчерчиваться новым узором из более рыжих точечек, и открыла рот от удивления. Тут же вгляделась в разнопеструю радужку драконицы более внимательно и успела-таки понаблюдать как выстроился там и застыл новый рисунок. И поверить уведенному не могла. Разве такое бывает?!!

- Ого! А почему у тебя глаза меняются? – выпалила она. – Я тоже так хочу!

Морда драконицы взметнулась в небо и откуда-то сверху послышался ее смех.

- Ты? – усмехнулась Старая сказочница. – Подрасти немного, - фыркнула добродушно.

Ливра тут же отпрыгнула в сторону и стала превращаться. Сначала просто расплылась в облако, а затем сформировала контуры огромного дракона, заполнила его красками, затем вычертила чешую, гребень, взмахнула огромными крыльями, поднимая ветер, и пару раз от радости подпрыгнула. Земля вздрогнула под такой тушей. В старом городе что-то упало, полнимая тучи пыли.

- Ой, - невинно улыбнулась Мираж, застыв с поднятой задней лапой. Хвост ее легонько опустился на песок.

Шага покачала головой и отбежала от обоих огромных тел подальше, чтоб не задавили случаем.

Новый, золотистый, как солнце, дракон встряхнулся, изогнул шею, пробуя в пластике очередное тело, а потом стал менять цвет глаз. Рассмеялся, помотал головой и глянул на Сказочницу.

- Мур.

Та смотрела на нее открыв рот, как недавно это делала сама ливра.

- Ты? – пробормотала она. – Это ты?!

Мираж мурлыкнула. Получилось это раскатисто, но очень нежно. А потом улыбнулась коричневому дракону.

- Ну, я это, я, а что? – изогнула шею, чтобы увидеть себя со спины. Проследила взглядом крыло, правильность его изгиба, натянутость перепонки, расположение чешуинок вдоль хребта…

- Нет, Старая, ты что, не видишь, что не она это?! Мираж это, самый обыкновенный мираж! – буркнула Шага откуда-то со стороны, зная что именно имела в виду Сказочница. И добавила, словно объясняя: – Она превращается во все, что когда-то видела!

Сказочница весьма так задумчиво и все еще с долей удивления глядела на Золотистую.

- А что? – переспросила та. – О чем речь? Ну, Мираж меня зовут, и что? – посмотрела на Коричневую.

- Да я уж было подумала, что ты с Солнечной долины, - хмыкнула драконица, разглядывая золотистую шкуру. А потом перевела взгляд на Шагу и спросила: - Так, если она превращается в то, что видела, не значит ли это, что она все-таки была в Солнечной долине? - Приподняла с интересом бровь.

До Шаги дошла ее мысль, и они обе уже уставились на склонившего на бок голову светлого, сияющего дракона рядом с собой.

- Мираж, - привлекла ее внимание паучиха. – Где ты видела такого дракона, в которого превратилась сейчас?

Мираж довольно встопорщила гребень на голове.

- В Ясной долине, конечно!

- Где? – не поняла паучиха.

- А как туда попасть? – спросила Сказочница.

Мираж вновь мурлыкнула, так нравилось ей ее новое тело.

- Да легко.

За ее спиной повисли огромные синие шторы, и она оттянула в сторону одну из них кончиком хвоста.

В нос Коричневой ударил аромат трав и цветов, каких-то специй и духов. Буйная растительность заняла почти все свободное пространство, и только высокие скалы, ограничивающие огромную долину со всех сторон, были от нее свободны. Они поднимались голыми отвесными выступами из моря зелени и блестели в свете солнечных лучей ясным золотом.

Солнце заходило.

Паучиха и драконица задрали головы, оглядывая все, и Сказочница нетерпеливо спросила:

- Ну, а драконы-то где? Не вижу я, чтоб они тут летали!

Мираж посмотрела на нее с некоторым удивлением.

- М-м, - хмыкнула она, начиная понимать. – А они и не летают. Пошлите, - бросила им через плечо и потрусила куда-то в сторону. Углубилась в заросли деревьев, доходящих обеим драконицам едва до плеч, подобралась к скалам, вошла в пещеру. – Вот, - остановилась в полной темноте и словно как-то провела свет так, что осветилось само нутро пещеры.

И там лежал дракон.

Чешуя его лаково отражала лучики света, что достигли шкуры. Хвост изогнулся, петлей, кончики крыльев с когтистыми пальцами торчали рядом.

Сказочница непонимающе перевела взгляд на Мираж.

- Что это? А где все?

- Это тот дракон, которого я тут нашла. Они все такие, живых нет, не было.

- Тут еще драконы есть? – уточнила собеседница.

Золотистая кивнула.

- Много! Пойдем! – и обошла лежащего справа, чтобы тут же углубиться в до того не подсвеченную часть пещеры.

Дракон осветился весь, и Сказочница со странным смешением чувств оглядела его с хвоста до носа.

Шага, давно взобравшаяся ей на гребень спины, рассматривала золотистую тушу оттуда.

- Ого, - прошептала.

- Они не мертвы, - тем временем донеслось от Мираж, утопавшей далеко вперед. – Но и не спят. Для них время остановилось. И они просто замерли в тот момент, как улеглись спать.

- Что? – удивленно посмотрела в ее сторону Сказочница. - О чем ты сказала?.. Почему ты так думаешь?!

Она нагнала Золотистую, и обнаружила впереди источник солнечного света. Там пещера явно открывалась наружу. И этим светом были освещены еще два лежащих дракона – зеленый и коричневый.

- Потому что я делала так. Однажды. – Она тронула лапой зеленого дракона, но не смогла его пошевелить. – Когда мир еще не готов, или в нем что-то быстро меняется, разрушается, то чтобы обезопасить тех, кто в нем живет – их надо остановить во времени. И тогда на них ничего не повлияет. А когда мир вернется к равновесию, их можно разморозить. Вот, - она опустила голову к лежащей зеленой голове и всмотрелась в сомкнутое веко.

- Как «разморозить», - перевела на нее взгляд Шага.

Мираж о чем-то вспомнила и вздохнула. Не ответила.

- Эй, девочка, а их-то как разморозить? – Сказочница поглядела на Золотистую с удивлением. Она тоже потрогала лежащего дракона, но почти ничего не почувствовала.

Мираж перевела взгляд на нее.

- А я не знаю.

- Как?! – огорчилась та. – Но ты же делала, значит знаешь!

Мираж вздохнула.

- Я это делала так, а кто-то другой это мог делать и по-другому.

- Да ты попробуй, дорогая, попробуй, вдруг получится?!

Золотистая покачала головой.

- Я не имею права трогать чужое творение.

Сказочница огорчилась и понурила голову.

- Какое еще творение? – возмутилась Шага. – Мираж, ну хватит врать-то!

Та отвернулась и пошла к выходу и солнцу.

Уселась у самого края, с которого открывался изумительный вид на всю долину и окружающие ее золотистые скалы, и погляделась в зеркальной гладкости стену-зеркало, что высилась слева. На нее глядело блестящее в солнечных лучах драконье отражение, и она ему подмигнула. То невесело ей ответило.

- Шага, ты чего? – удивилась драконица, провожая взглядом Золотистую.

- Все она врет! Ничего этого и нет! Она придумала просто! – возмущенно выпалила та.

Драконица поглядела на нее, сидящую на ее гребне.

- Что врет, и что придумала? – уточнила она бесстрастно.

- Да все! Ты не представляешь! На то она и мираж, чтобы придумывать всякие замечательные картинки. А потом бац и все это рассыпается песком! Потому что мы все также в пустыне, и все это песок! Все это мираж, которым она нас околдовала! – она недовольно нахохлилась на вершинке костяного нароста и смотрела на чешую перед глазами.

- Я тебя не понимаю. А как же пещера, все такое? Дракон вот лежит?..

- Да все это так, как она видела это когда-то! Все это не настоящее! Всего этого на самом деле нет. На самом деле мы в ее придуманном мире, и она пудрит нам мозги. Как какому-нибудь погибающему от жажды путнику в пустыне, показывая ему реку, или в озеро, или…

- Подожди, Шага, не торопись, дорогая, - остановила ее драконица. – А почему ты думаешь, что все это неправда? – она внимательно в нее вгляделась. – Ты разве не знаешь, что мираж это Вход в любой мир, какой только пожелаешь?

Паучиха фыркнула.

Но потом посмотрела на Сказочницу и засмеялась.

- Старая?! Ты чего? Это сказки! Это выдумки! Это ее выдумки!

Драконица с легкой улыбкой на нее смотрела.

- Эй, стоп. – Шага хмыкнула, все также разглядывая драконицу над собой. – Ты не шутишь, что ли? Ты серьезно так думаешь? Да ерунда это все!.. Старая? – растерянно выдохнула она.

- Мираж, это ключ ко всем мирам, какие только можно придумать, - объясняла драконица. - И если ты сумеешь ей его обрисовать достаточно точно, то она тебе проведет в него. Вот и все. Также, как она провела нас в эту скалу с дна долины. Ты знаешь, что мы сейчас высоко в горах? Сейчас поглядишь, - она пошла вслед за Золотистой и остановилась рядом, у края, у обрыва, который разверзался в бездну. – Видишь где мы сейчас?

- Мираж, - фыркнула паучиха в ответ.

Сказочница весело рассмеялась. А потом поглядела на ту и спросила:

- Мираж, а почему Шага на тебя зуб точит?

Солнце заходило.

- Не верит она ни во что, - ответила та.

- Шага, ты почему ни во что не веришь? – поинтересовалась Сказочница. - Точнее, так, Шага, во что ты точно веришь?

Паучиха фыркнула.

- В то, что сама вижу. В те миры, где живу сама, которых достигла сама! А не с ее помощью.

- А как это? А в пустыню веришь, значит? – уточнила драконица.

Мираж усмехнулась, и все вдруг стало, как раньше. Вереница черных шпилей неподалеку, развалины города в другой стороне…

- Я ж говорила, что все превращается в песок! – заявила Шага бурчливо.

Сказочница рассматривала камень в лапе, который подняла еще в пещере. И сунула его под нос паучихе.

- Я его там взяла. Она не могла этого видеть.

Паучиха вперила свой взгляд в него.

- Она просто успокаивается, когда возвращается в пустыню, - объяснила Мираж. – Думает, что пустыня – она неизменна, что ли… Хотя, на самом деле пустыни все такие разные… - мурлыкнула.

Сказочница выпустила камень, и тот упал в песок. Огромный такой булыжник, размером с пустынного кота…

Шага молчала.

Старая Сказочница на минуту задумалась, а потом глянула на Золотистую и спросила:

- А ты можешь принести нас в эту долину в то время, когда драконы уже все разморозились?

Паучиха остолбенела и уставилась на две огромные головы перед собой.

- Менять время? Ты шутишь, это невозможно! – отчаянно перевела взгляд со Сказочницы на Золотистую, а потом и обратно.

А Мираж улыбнулась и, разглядывая останки старого города, почти бесстрастно заявила:

- Могу конечно…




Про путешественников по мирам и Карту Ходов


Со стороны площади с котом раздался какой-то шум, и лиса оглянулась. Она сидела на обломке колонны посреди почти заросшей булыжной улицы и жевала банан, который они сорвали еще в оазисе. Пустынный кот остался под пещеристыми скалами на главной площади покинутого города, а она убежала оглядывать окрестности, обещая быстро вернуться и далеко не убегать.

Сначала она просто полазила по развалинам строений, но не нашла не то чтобы какого-либо целого дома, а хотя бы даже с крышей. Стояли лишь стены - без перекрытий, а внутри так было навалено всякими обломками, что и ходить-то не особо хотелось. Обрушиваться-то может было и нечему, но вот кто мог жить под всякими этими руинами…

Лиса глядела на двойное солнце сквозь шторку ресничек и задумчиво жевала. Где это они оказались? А главное – как?

Но тут вот этот шум!

- Что это там происходит?.. - запихнула она в рот оставшийся кусок банана и во все лапы помчалась назад. На пару секунд опешила, обнаружив кота в компании нескольких черношкурых существ с длинными хвостами и смеющимися физиономиями, но бега – теперь уже подкрадульного – не прекратила, а потому появилась рядом со всеми очень даже неожиданно.

Одного взгляда хватило, чтобы понять, что это не друзья. Пустынного кота длиннохвостые метко обстреливали камнями и прытко отскакивали, когда он хотел достать лапами кого-либо. А остальные двое рылись в тех вещах, что оставила лисичка с рюкзачком. Ага…

Лисёна ускорилась, а потом прыг на валун, прыг на обломок, а потом как ПРЫГ любопытному на спину! И тут она поняла, что любопытный-то один! Просто он о двух головах!… Но она не растерялась. И как КУСЬ его за правый загривок, и всеми двадцатью когтями в большие щеки да в тонкую шкуру, едва покрытую тощими шерстинками – хрясь!

Зверь так и подскочил на месте, да как заорет на всю площадь от боли и неожиданности! Что те, кто над котом издевался, удивленно пооглядывались и с открытыми ртами уставились на орущего собрата с рыжим воротником на шее. Кот тут же воспользовался заминкой, раскидал недругов, накостылял им по самое не хочу и с ухмылкой поглядел на большого черного обезьяна, скакающего по площади.

Лисица рычала и не собиралась прекращать экзекуцию!

Кот тихо смеялся, скаля зубы на очухавшихся своих противников. Те уползали в заросли и прятались меж развалин, постанывая и подвывая.

Обезьян пытался содрать ее руками, но рыжая только больней в загривок и шкуру впивалась. Он валялся-катался по земле, бился о стены – все бестолку. А лиса все также рычала и урчала, словно собиралась его целиком съесть. Зверю уже начало казаться, что начало съедению даже положено! Он обессилено рухнул на мостовую.

Вторая голова зверя в какой раз повернулась к рыжей и пушистой и взмолилась:

- Отпусти!!

Колючая бросила на него взгляд.

- А с чего ты взял, что тебя послушает мой хранитель? – усмехнулся Пустынный кот, подойдя, и поднял обезьяна, как котенка, здоровой лапой. Заглянул в глаза левой головы и вскинул брови. – А?

Зверь опешив, уставился на него.

- Ты?! С хранителем?! – ошарашено выдавил из себя. - Я не знал, что ты под охраной хранителя! Прости меня! Ошибочка вышла!! – он сочувственно скривился.

Морда кота выражала фразу «о, как!»

- Колючая, отпусти-ка его чуток… - душевно произнес он.

Лиса со вздохом ослабила хватку, но урчать не перестала. Она поняла уже, что кот знает с кем разговаривает, а потому своими словами лезть не стала. Вдруг эти его хранители даже не разговаривают? Гггы. Она мысленно улыбнулась.

- Сними с меня хранителя! – стонала правая голова.

Кот подумал, приподняв брови.

- Снять хранителя? Ха! Да что ты?! – он плотоядно улыбнулся. – И вы конечно же сразу уйдете?

- Да-да-да, клянусь. Конечно уйдем!

- Колюч, оставь его, - довольно фыркнул кот, опуская зверя на мостовую.

И лиса не менее довольно отцепилась, а спрыгнув, стала отплевываться от той шерсти, что успела попасть ей в пасть.

- Фя! – фыркнула она и глянула одним глазом на непострадавшую голову. Отряхнулась.

Обезьян облегченно вздохнул – левой головой. А правая тем временем продолжала постанывать. Руки внимательно обшарили поврежденный загривок, но никаких огромных повреждений, каких она себе напридумала – не обнаружили, и правая голова с облегчением вздохнула тоже. Зверь заковылял к своим.

- Кота, а кто они? – шепотом спросила лисичка чуть погодя, провожая черношкурого взглядом.

- Охранники, - тоже смотрел ему в спину кот. – Они вход в этот мир охраняют.. - пояснил, бросив на нее взгляд. – Но я не думал, что нас обнаружат так скоро... – подошел к рюкзачку и стал подбирать берестинки с ее учениями. – Ты писать, что ли, учишься? – поднес одну к глазам и пробежался взглядом по строчкам букв.

Лисичка подошла поближе.

- Ага. Меня котенок учит. – Оглянулась на двухголового. – А от кого они мир охраняют? – удивилась.

- Ты молодец… И давно ты учебой занимаешься? – словно не заметил ее вопроса кот.

- Да нет. Как путешествовать начали, так и… Несколько дней, вроде… - проследила как скрылся за деревьями обезьян. А потом глянула уже на кота и спросила: – А что?!

- Пригодится, - лаконично ответил тот. А затем стал объяснять: - Этот мир могут посещать три категории зверей. – Вспомнил о всех троих. - Первая – это путпоми, они самые первые Путешественники по мирам, и помогают миры соединять.. Они знают все ходы-выходы и могут подсказать какой путь выбрать, чтобы добраться в нужную точку.. Они сами создают ходы, а следовательно и Карту Ходов… - замолчал, все так же разглядывая берестинку.

- О, - хмыкнула лиса. – Карту Ходов? – подняла бровки, давая понять, что впервые слышит о такой.

- Путпоми бесполезно пытаться задерживать. Они являются создателями миров (их придумщиками), а потому могут делать в мире все, что угодно. Их присутствие в мире даже не обсуждается.

Лиса, видно было, очень заинтересовалась, и кот чему-то вздохнул.

- Вторая категория – это хранители. Они сами ходов-выходов сочинять не могут, но очень успешно находят те, которые наоставляли путпоми, если те в этих краях уже были. Или, есть некоторые ходы, которые были всегда… не знаю. В общем, находят.

– А хранители это кто? – уточнила пушистая.

Кот задумчиво перевел взгляд на нее.

- Ну, это такие волшебные зверюшки… - начал он хитро.

- Хы-ы, – улыбка ее расплылась на всю мордаху. – Как это?

- Ты, че, мелкая, в волшебство не веришь, что ли? – удивился кот.

Колючая пригладила ухи и не ответила.

- Да это существа такие, - собеседник ее даже задумался на пару секунд, подбирая описание попроще. – С которыми можно договориться, чтоб стали телохранителями.

- Яя-аа-а-а!? Но я же такая маленькая! – она рассмеялась.

- Зато как защитила, - добродушно фыркнул Острозуб.

И продолжил:

- И третья категория – это ходоки. Сами они пути-дороги ни создавать, ни находить не могут, но могут пользоваться теми, что им показали. Это официальные лица, или путешественники, или искатели приключений, которые ходят по мирам с какими-то своими целями и желаниями. Они приносят новости, а потому вполне в почете у тех, в чей мир пришли.

- Почему в почете? – заинтересовалась Лисёна.

- Хе. Потому что они налаживают связи между мирами – ходоки. Торговые и прочее. А так же обмен опытом, знаниями и тому подобное. Если какой-либо мир станет на них возмущаться, они могут перестать хаживать туда. Мир закроют. А этого не может позволить себе ни один из правителей этих миров…

- Почему? – удивилась лисичка.

- Потому, что существует ряд преимуществ, которые есть в наличии этих связей! Та же торговля…

- А!

- Правда, попадаются еще одни путешественники, которые захаживают в чужие миры в корыстных целях. И есть уже черные списки, в которых такие существа и занесены… Хм. Вот потому охрана и стоит. – Уложил, наконец, берестинку в рюкзак вслед за остальными и отдал его лисичке. - Они подумали, что мы сюда пришли как раз такими авантюристами… Точнее, я пришел сюда таким… Тебя, Пушистая, они как-то выпустили из вида, - усмехнулся он довольно. – И впрямь бесстрашная лисичка! - восхитился.

- А почему они сразу напали, а не спросили сначала кто ты и откуда, а?! – удивилась та. – А вдруг ты с каким важным делом?! Это же неправильно!

Кот усмехнулся и поглядел на лес вокруг площади. Он знал, что за ними все еще наблюдают. Помолчал. И бросил взгляд на дневные светила.

- Да потому что они со мной знакомы, - посмотрел удивленной лисичке в глаза. – Я уже несколько раз их грабил.

Пушистая с изумлением уставилась на кота.

- Да-а? А зачем? А что?..

- Неважно, - отмел он ее вопросы взмахом лапы. – Главное другое, - он внимательно оглядел ее с носа до хвоста. – Нам таки надо отсюда выбираться!

Лисичка согласно вздохнула и огляделась.

- Ну да, типа так… Но как?

Кот вновь внимательно посмотрел на нее. Пару секунд он что-то обдумывал, а потом присел, чтобы ее глаза были на одном с ним уровне, и спросил:

- Лиса, а как ты смогла привести нас сюда?

Колючая подняла бровки.

- Чо? – удивилась она.

- Понятно, - Острозуб со вздохом поднялся и поглядел на перевязанную лапу. – Пойдем, тогда. Мне надо подлечиться.

Лиса хмыкнула.

- А тебе надо помыться, - он рассмеялся. – Две Головы тебя совсем извозюкал. У тебя ничего не болит, а? – поинтересовался.

Лисичка пошевелилась.

- Да так, челюсть немного. Неудобно долго кусать-то.

Кот расхохотался.

- Ну да, ну да, как же.. Нет, это надо было видеть… - он со смехом покачал головой и пошел в противоположную сторону от убравшихся черношкурых обезьян, влево от скалы, с которой они недавно и спустились.

Колючая побежала следом.

- А почему Двуголовый так удивился, что у тебя есть хранитель? – вспомнила она.

И Острозуб довольно усмехнулся.

- Да тут есть один замечательный момент, лиса. Дело в том, что эти хранители - они по определению хорошие. Ну, то есть, к тем, кто плохой, бандитствует и прочее – они не идут, - коварно ухмыльнулся. – А я у охраны в черном списке. Конечно же он был в шоке. Зато более они к нам приставать и не будут. Я надеюсь…

Лисичка подняла на него взгляд. Помолчала чуточку, раздумывая, а потом спросила, меняя тему:

- А что там, куда мы идем?

- Озерцо одно приятное, - кот довольно мурлыкнул.

- Озеро? Это хорошо, - обрадовалась Лисёна. – Я люблю плюхаться! – довольно воскликнула она. – А оно большое? У нас в лесу тоже есть озеро! И мы с котенком там постоянно рыбку ловили! Вот! А как путпоми по мирам передвигаются? – заинтересовалась она. – А то что-то я ничего не понимаю. Как это можно просто так попасть в чужой мир? Одно дело пойти по дороге, а другое дело попасть из болота в пустыню… Это, как Гномье Подземелье, да? Просто коридоры, которые ведут в разные миры? Нам Шага рассказывала. И про Подземелье, как оно возникло, и про Книгу Историй – что все в него по истории от себя записывали… Вот бы эту Книгу почитать! – она заулыбалась. – Ведь это же так интересно! Столько историй всяких!! Ух!

Кот закатил глаза. Ну да, ну да. Очень интересно… Усмехнулся.

Только она этого не видела.

- Путпоми умеют выстраивать те пути, которые свяжут нужные миры, - бросил он через плечо.

- Как?! – воскликнула лисичка, и Пустынный кот повернулся к ней с задумчивой мордой.

- А я откуда знаю.

- А кто знает? – улыбнулась лиса.

- Ты.

Пушистая непонимающе нахмурила бровки, глядя ему в глаза снизу вверх.

- Я?! – выдохнула она недоуменно. – Кота. Ты чего? Я-то здесь при чем?

Кот отвернулся и смотрел некоторое время на лес перед собой. Он думал. С одной стороны он знал, что надо ситуацию прояснить до конца, потому что или он, или лиса (в последнем он был более, чем уверен) могли чего-то не знать, а из мира этого надо выбираться двоим… С другой стороны, он так привык к состоянию одиночки, который сам всегда со всем разбирается, а тут еще этот лисёнок… Как она сможет помочь? Но если это она их сюда притащила, значит может и вытащить обратно.! В Пустыню… Хм. Он вновь обернулся, поглядел на рыжую и сел.

- Ты помнишь как мы выпали из Пустыни? – задал он пей вопрос.

Лиса на секунду задумалась.

- Ну да, а что?

- Мы вышли на Дорогу Старой Сказочницы, - словно сам вспоминал кот. – Она заметила чужих и по своему обыкновению начала представление. Ты видела и чувствовала все, что она тебе показывала, я знаю, - насмешливо фыркнул. – Только дело-то в том, что на меня-то ее штуки действовать не могут. Это мой родной мир. Потому-то я и был уверен, что моя реальности твердой земли под лапами сильнее твоего воображения. И я просто перенес бы тебя на ту сторону... – Покачал головой. – Но ты со своим Воображением оказалась сильней. Ты придумала этот мир, а я в него еще и провалился! А этого не может быть в принципе, если ты не путпоми, - поглядел на нее молча, давая осознать сказанное. – Так что, если ты сумела нас сюда запихнуть, - ткнул в нее когтистым пальцем, - то должна и уметь обратно в Пустыню вытащить, - заключил.

А потом сорвал травинку, бросил ее на зуб, ожидая, когда лис придет в себя, и затем только искоса на нее глянул.

Колючая задумалась.

Не то, чтобы она ему очень поверила, но доля истины в его словах наверно была… Хотя она же ничего не придумывала! Город там просто был! И она его видела!

- Но я не путпоми! – возразила она.

- Ха! А кто тебя знает, - рассмеялся кот.

- И я вовсе не знаю ни о какой Карте Ходов, - осторожно добавила.

Пустынный кот со вздохом поднялся и потопал дальше.

- Все путпоми когда-то о своих силах узнают впервые, - словно пожал он плечами.

Лисёна нахмурила бровки и побежала следом.

- Кота, но подожди! - Осенило ее. – Но если ты сам сюда приходил, то ты тоже путпоми?! Ведь так?!

Пустынный кот хмыкнул, выходя к знакомой тропке, вьющейся меж скальных обломков и зелени.

- Нет, - фыркнул он.

- Но, если ты здесь уже бывал, то как-то дорогу находил! – не унималась лиса.

Ее большой собеседник вновь бросил на нее взгляд через плечо и продолжил путь.

- Мне помогли тогда, - ответил он, надеясь, что это избавит его от дополнительных вопросов.

- А сейчас?

- Лиса, не глупи, - фыркнул он с раздражением. - Они даже не знают, что я тут. В тот раз это была четко спланированная операция, а сейчас – тьфу! – он перешел на легкую трусцу, а потом и на бег, словно стремясь уйти от дальнейших вопросов.

Лисичка вздохнула, а потом тоже ускорилась. Она задумалась. А потом спросила совсем о другом:

- Так, хранители – они охраняют ходоков? Но если вот и впрямь вот такой мелкий, как я, хранитель? Как он защитит? – она хмыкнула.

Острозуб тихо рассмеялся, приостанавливаясь.

- Да не. Есть те, которые могут защитить, а есть те, которые могут просто проводить по переходам, - ответил. – Хранитель не от слова «охранять», а от слова «хранить». Они хранят, в своей памяти Карту Ходов, - фыркнул.

- О, точно! Так что это за карта такая?! – вспомнила о ней лисичка. – А почему только в памяти? – задумалась она, пытаясь представить как такая карта могла бы выглядеть… - А нарисованной карты нету? – вскинула глаза на его спину. - Хотя как ее нарисовать-то.. – вновь опустила взгляд под лапы и задумалась, пытаясь составить единый образ такой карты.

И кот перед ней вздохнул и хмыкнул.

Вообще-то, он тоже хотел это знать.




Принцесса озера


Озеро открылось внезапно.

Точнее, нет.

Заросли, в которых шли кот и лиса, неожиданно закончились, и их взгляду тут же предстало светлое озеро.

Светлым оно было потому, что отражало светло-голубое небо. Да и скалы, камни, песок, что окружали воду, были как раз светлых, розовато-серых тонов.

И было красиво.

Озеро оказалось совсем уж небольшим. Даже и не озеро вовсе, а так, углубление с водой, что ли. Пещерное озеро в Синем лесу и то побольше будет!

Лиса с любопытством повертела головой во все стороны.

Острозуб молча сбросил вещи на песок, вошел в воду и с блаженством в ней развалился, выставив наружу лишь морду. Видно было, что он знает что делает.

Лисичка с интересом подошла ближе, принюхалась к воде – потому что чем-то она пахла эдаким, - а потом тоже рюкзак на берегу оставила и потрогала лапкой воду. Та была теплая.

О!

Колючая прыгнула в озеро вся и зашлепала лапами по воде, довольно повизгивая.

- Лис, потише, - усмехнулся Острозуб.

Пушистая хитро и довольно на него покосилась.

А потом муркнула под нос и утопала туда, где наверно было чутку поглубже, чтоб отмыться от пыли и песка. Мырфырк! Она зажмурилась от удовольствия, а потом умыла лапой мордаху и ухи.

- Мырррр, - не удержалась от выражения своих чувств и легонько пошлепала лапками по воде перед самым носом. – Какое приятное это твое озеро, - размурчалась она.

Пустынный кот, лежащий на берегу в воде, как на полянке, только хмыкнул в ответ. Ему и говорить-то не хотелось.

- Кота, - попробовала лиса на вкус воду, - а почему озеро щипается?

Тот глубоко вздохнул, перевернулся на живот, нагнав волну на пушистую, и глянул на нее одним глазом.

- Она лечебная, - с улыбкой ответил, словно в одном этом слове скрывалась вся нужная ей для понимания информация.

Колючая лиса посмотрела на соседа с удивлением.

Сначала она даже хотела что-то сказать, или спросить, или просто выразить возгласом удивление-восторг-восхищение и тому подобное, но потом просто муркнула и плюхнулась на живот у самого берега, решив не беспокоить разнеженного кота своими эмоциями.

Тот с усмешкой за ней наблюдал.

Долгое время они так и валялись в прибрежной полосе, а потом кот пошевелил поврежденной лапой, проверяя все ли наладилось. Рана заросла, кости вроде оказались целы, и он вышел на берег и проверил целостность конечности уже в нагрузках-движениях. Отряхнулся.

- Такая классная вода тут! – наблюдала за ним лиса.

- Аха, живая и мертвая в одном флаконе, - чуть фыркнул кот, сознавая, что вновь цел и здоров, и можно идти дальше.

- Живая вода! Хе-е! – заулыбалась лисичка. – А давай мы ее с собой возьмем во фляжке? Я друзьям покажу, что такая бывает. А то они мне и не поверят!

Острозуб покачал головой.

- Почему? – удивилась лиса.

- Не каждый может пользоваться даже этой лечебностью озера, а тем более уносить воду с собой. Нам с тобой нельзя.

- Почему?

- Снаружи она стоит целое состояние, поэтому хозяева мира продают ее сами. Только они.

- Хм… Ну, хорошо, - Колючая выбралась на песок и отряхнулась. – О, у меня даже и челюсть уже не болит! – хихикнула она.

- Да, на все действует, все подлечивает, - согласился кот.

- А потом мы куда?! – вдруг вспомнила лисичка. – Что мы потом-то будем делать?

Кот закрыл глаза и не ответил.

Лиса отряхнулась с носа до хвоста и уселась на берегу, поглядывая по сторонам. С удовольствием принюхалась к запахам, которые доносил до них ветер, и рассматривала диковинную растительность, что окружала озеро. Потом вновь бросила взгляд вверх и спросила:

- А почему тут два солнца?

Котище хмыкнул и тоже глянул в небо.

- Да кто его знает…

- Котенок наверно знает!! Хе-хе, он много всякого знает… - заулыбалась лисичка. – Он мне про солнце наше рассказывал, да про планеты, про солнечный ветер, кометы с хвостами и много всякого еще! Мне так все интересно!!

- Угу, - кот бросил короткий взгляд на заросли с той стороны, откуда они пришли, и чуть встопорщил усы. – Ну вот, так и знал, что просто это не закончится…

- Что там?! – обернулась пушистая.

И тут взгляду обоих предстала голова процессии, появившейся на той самой тропке, по которой и они недавно шли. Сначала появилась небольшая обезьянка, потом двое рослых обезьяна-опекуна, несших в своих руках сумки с продуктами, а после них несколько охранников-обезьян с пиками на плечах.

- О-о, - выдохнула Лисёна. – Кто это?

Кот вздохнул, поднимаясь и уступая место вновь пришедшим.

- Пойдем отсюда. Это королевская внучка. Она хозяйка этого озера.

Лисичка побежала за ним, то и дело оглядываясь, пока они с котом не скрылись в зарослях по другую сторону водоема.

- Ну и что, что хозяйка. Она нам что – запретит тут находиться?

- Не знаю. Она постоянно тут бывает, я просто не хочу попадаться на глаза королевской семье… – фыркнул. – По-моему, ей просто хочется погулять вдоволь. А тут таскает за собой этих своих охранников… играть ей надо, а не под охраной сидеть!

И лисичка бросила на него хмыкающий взгляд. Кот не обратил на это внимания и продолжал идти, раздумывая о том – что делать им дальше.

- Мы пока подальше от них отойдем, Лис, - предупредил он, бросая взгляд за спину. – Не хочу им глаза мозолить… Лис?! Ты где?.. Ох, ты, ну куда же тебя понесло-то.. – он покачал головой и двинул обратно.

Лисичка подкралась к краю леса, чтобы поглядеть на грустную внучку короля и тут ей на нос опустилась бабочка. Ух! Порхунья тут же взлетела и неспеша вылетела на берег, села на один цветок, потом на другой… Лисёна за ней - подкрадульским ползком, не сводя с пестрокрылой горящих глазенок. Останавливалась, когда та присаживалась на очередную вкусно-нектарную чашечку цветка, и тут же вновь ползком-украдкой к ней…

Обезьяны ее заметили, и все дружно повернули головы. Лиса совершенно не обращала на них внимания и подкрадывалась себе по чуть-чуть к порхунье. А потом ПРЫГ! И в озеро лапами ПЛЮХ! Бабочка испуганно полетела вдоль берега над водой, и лиса понеслась за ней, шлепая по воде, мявкая, смеясь и пофыркивая. Бабочка поднялась чуть выше, чтоб лиса ее не смогла достать, и та замерла на месте, устремив на порхунью лукавый взгляд.

Бабочка направилась в сторону группы обезьян, и лиса проводила ее взглядом. А потом побежала следом, желая продолжить развлечение.

Пестрокрылая опустилась к маленькой обезьянке, той самой, что недавно шагала перед носильщиками. На ее шее поблескивала золотая цепочка, которая указывала ее статус, черная шерстка отливала красным, а больше ничем от взрослых она и не отличалась. Порхунья села ей на круглое ухо, лиса довольно улыбнулась, став подкрадываться, шлепая лапками по воде, и обезьянка с удивлением на нее уставилась. Бабочка порхнула в сторону, лиса бегом за ней, вокруг внучки короля кругами, а та сидела на прибрежном песке и смотрела на пушистую с недоумением.

- Эй! – возмутилась она, когда брызги от Колючей, обрушились на нее со всех сторон.

- А? – лиса затормозила, высунув язык, и с интересом оглядела мелкую. – А! Хы! Прости! – и вновь побежала, но уже не за бабочкой, а просто так. Только потому, что ей нравилось плюхаться в теплой воде.

Кот выглянул из-за дерева, заметил Колючую, покачал с улыбкой головой и усмехнулся. Лиса вытащила из рюкзака на берегу банан, побродила-побродила, так что вновь вернулась к обезьянке, села на песок и стала строить песчаную гору.

Проходило время, Лисёна наворотила кучу песка, выгладила ее поверхность, воткнула травинки вместо деревьев, камешки вместо валунов, защищавших вход в Драконью пещеру, камень на макушку горы, имитирующий Вершинный камень и чуть отползла, чтобы посмотреть на свое творение с некоторого расстояния.

- Ха! – выдохнула она довольно.

Обезьянка пренебрежительно фыркнула, косясь на кучу песка через плечо.

- Что это за куча мусора? – скривилась она.

Лисичка посмотрела на нее, словно впервые увидела.

- Это не куча мусора. Это Лисья гора! – заявила она гордо. – Мы ее всем лесом строили и за два дня построили! Представляешь?! А вот это вход в Драконью пещеру! Там живет Великий дракон. Ну, то есть он там жил, когда у нас был. А теперь он улетел на юг, где холодно, чтобы там свои владения осмотреть, - она поправила камушки у входа в углубление, имитирующее пещеру.

- Подумаешь! Мой дедушка прикажет, так тут хоть за день десять гор выстроят! – буркнула принцесса.

Лисичка улыбнулась.

- А мы вот сами построили. Я попросила всех, все собрались и построили…

- Как это – попросила?

- А вот так! Дай пожалуйста мне вот тот камушек, - указала лиса лапкой на треугольный голыш, валяющийся рядом с обезьянкой.

Та так удивилась, что взяла его и передала лисичке, и та снова улыбнулась.

- Вот это называется попросить! Хочешь банан? – протянула тот ей. – Угощайся.

Обезьянка с сомнением смотрела на лису, чувствуя, что ее в чем-то провели, но в чем - понять никак не могла.

- Что это?

- Это банан! Ты что? Не знаешь? Это фрукт! Он вкусный!! Впрочем, совсем недавно я тоже о них ничего и не знала. – И она быстро его распечатала и, смачно откусив половинку, стала довольно жевать и щуриться.

- М-м-м, впервые вижу такой фрукт, - озадачилась принцесса. – А я думала, ты отравить меня хочешь…

- Глупости! У меня еще есть! Я сейчас принесу! – и она бросилась за рюкзачком. Быстро подтащила его к воде, отломила от грозди еще банан и предложила его обезьянке. – Так он наверно только у нас растет! – объяснила.

Та неуверенно взяла, очистила его, как показала лисичка и откусила вершинку. Попробовала на язык.

- О! – удивленно воскликнула и, откусив побольше, стала активно двигать челюстями. – Вкусно, в самом деле… А где это он у вас растет этот банан? А почему у нас не растет?

- Ой, я не знаю. В нашем лесу они тоже не растут. Для них нужно, чтобы постоянно тепло было, а у нас то зима, то лето - все меняется! А эти бананы мы сорвали в пустыне! У вас есть пустыня? Если есть, то можно попытаться там отыскать! Хотя это тоже не обязательно, чтобы в вашей пустыне росли наши бананы… - задумалась она на секунду, не забывая почавкивать. - У вас наверно же другие растения все, да? И вот деревья такие интересные! У нас тоже таких нет! У вас же другой мир, а у нас совсем не такой!

- Почему другой мир? – озадаченно спросила обезьянка.

- Ну, потому что мы пришли с Котой из другого мира. Так получилось, - объяснила лисичка.

И тут принцесса открыла рот.

- А! Так вы те самые чужаки, которые утром пришли?! – догадалась она.

- Да, - скромно ответила пушистая.

- Ха! А как вы сюда попали? А сложно идти? И долго наверно, да? – она заулыбалась, глазки ее загорелись, и Лисёна заулыбалась следом. – Везет вам! Вы путешествуете! А я вот… тут, - принцесса обреченно вздохнула и вновь нахмурилась. - А куда вы потом пойдете? – спросила она.

- Да никуда я пока не хочу идти! Тут и так интересно! Очень! Все такое новое, невиданное! Смотри какие кусты странные! Как перышки!

- А, это папоротники, - фыркнула обезьянка.

- Ого себе! А знаешь, я вспомнила, у нас же они тоже есть, но маленькие такие, мне в рост. А тут такие огроменные! Даже выше кота! Ух! – лисичка выбралась на берег и подошла к одному перистому кусту. – Ой, какой листище!! Им же обмахиваться от жары можно, да? Опахало такое замечательное! – она сорвала один лист, замахала им перед мордахой, словно веером, и замурфырчала от удовольствия.

Обезьянка приподняла бровь, не понимая что та делает.

- О! Смотри! – лиса собрала кораблик из другого листа, как когда-то ее учил котенок, и пустила его в озеро. А потом подошла, наклонилась к самой воде и стала на него дуть, чтобы поплыл себе на просторы озерные.

Принцесса удивленно на них обоих посмотрела, но промолчала.

- А вот если сделать целую флотилию, то можно посадить на кораблики пассажиров и те будут переправляться через это огромное синее море! – заявила лисичка и оглянулась на местную жительницу. – А у вас есть море? – спросила она с интересом.

Принцесса от неожиданности замешкалась, не зная как ответить, и Колючая отправила кораблик еще дальше в озеро.

- Есть море… - ответила обезьянка неуверенно. – Но, только… оно ушло… хм…

- Как это ушло? Куда? – удивилась Колючая.

Принцесса только плечами пожала.

- Было, а потом взяло и пропало.

- А.. Ого! И что? Никто не знает, куда оно ушло?

- Не-а.

- И никто не ходил его искать?! – уточнила лисичка недоверчиво.

Принцесса помотала головой.

- Да ты че! И ты тоже не ходила?!

- Не…

- Ого себе! А я бы первая побежала! – рассмеялась лисичка. – А где оно ваше море? Я потащу коту смотреть на пропавшее море!

Принцесса только вздохнула.

- Да дальше по тропе. Если идти до старого дерева, сгоревшего от молнии, а потом по вправо свернуть, то через некоторое время – долго, правда, - выйдешь на берег…

Лиса заметила наблюдающего за ними кота и заулыбалась.

- А заберите меня с собой?! – громким шепотом попросила принцесса, бросив взгляд через плечо на своих сопровождающих. – Мне тут так надоело! Я путешествовать хочу! А они меня вечно сторожат-сторожат! Фя! – фыркнула она и хлопнула лапкой по воде так, что тут же себя водой и забрызгала.

Колючая навострила на нее ухи.

- С нами?! Да ты что?! А дедушка!

- Подумаешь! Ну, погрустит чуток и успокоится. Что ему я? Он больше свои сокровища любит. А меня не отпускают никуда! Надоело уже! Каждый камень тут знаю! – надулась она.

Лисичка глядела на нее с недоумением.

- Ну… Я не знаю что сказать… А почему тебя никуда не пускают? – удивилась. – Я, вот, где хочу, там и брожу…

- Потому что я принцесса!

Колючая посмотрела на нее с интересом.

- Что?! – буркнула та.

- Никогда не видела принцесс, - пояснила Лисёна. – Дедушка барсук как-то о принцессах, принцах рассказывал – сказки, но живых я никогда не видела, - она улыбалась.

Обезьянка закатила глаза, а потом махнула на нее лапкой.

- Ну тебя!

- Ах, точно! Меня Колючая лиса зовут, - представилась пушистая, запоздало смутившись.

Принцесса вздохнула и ответила:

- А меня Красные брызги.

Лиса подняла бровки в удивлении.

- Брызги? Как так?

Та вздохнула еще глубже.

- Ну, моя шерсть красная не потому, что она на самом деле такая, а потому что она в краске. И вот, когда я родилась и обросла первой шерсткой, меня стали красить. И тут я как отряхнусь от всей этой краски! Она вонючая такая, фя! И брызги во все стороны, - она засмеялась. – Вот потому так и назвали!

- О-го! – восхитилась лисичка. – А зачем тебя красить в красный цвет? А ты вот сейчас в воде, краска с тебя не сползет?

- Да нет, она красится насовсем. Пока новая шерсть не вырастет, я буду красной. А почему красят – так это признак моего королевского происхождения! Я же принцесса!

- А-а-а-а, - понимающе кивнула лисичка. – А мне вот не надо краситься, я и так красная! Ну-у, рыжая, - заулыбалась она и подняла хвост из воды, чтобы бросить на него довольный взгляд.

- Хе-хе, вижу. Везет тебе.

- Но я и не принцесса зато. Я просто лиса!

- Просто лиса, возьмите меня с собой, а? – взмолилась обезьянка.

Колючая лиса вздохнула.

- Я не могу, - вскинула она взгляд на Красные брызги. – Но я спрошу коту, и мы что-нибудь придумаем!

- Урра-а-а! – шепотом закричала принцесса и от радости заскакала по берегу.

- Вон он стоит как раз. Я пойду к нему. Только, а если мы будем долго думать – как мы потом тебя увидим? Ты же уйдешь…

- А хотите, я вас к себе в гости приглашу. Официальное принцессино приглашение. Вы же снаружи, из другого мира. Я скажу дедушке, что хочу вас обо всем порасспрашивать и прочее. Ему все равно, он может даже и не спросит. Хорошо? Я потом к вам посла пришлю, он вам официальную бумагу передаст. Кота не тронут, пусть не беспокоится, - она улыбнулась.

Колючая нахмурилась.

- Не тронут? А за что его трогать-то?

- А ты не знаешь? Но ты же хранитель! Ты же должна знать, что он воровал у нас воду этого озера! Ну, если точнее, не озера, а источника, из которого озеро и наполняется, да неважно. Воровал и уносил в другие миры.

Лисёна уставилась на нее во все глаза.

- Да? Я не знала… Он сказал, что ее нельзя брать с собой… но… - она задумалась.

- Не знала? А я думала, что хранители знают все, – довольно обезьянка улыбалась.

Колючая хмыкнула.

- Хранители? А, хранители, - вспомнила она, что ее тут посчитали за это удивительное существо. - Не думаю, что кто-то может знать все, - пробормотала. – Даже хранители.

Принцесса пожала плечами.

- Значит, договорились. Я жду вас наверно завтра к себе!

Лисена улыбнулась.

- Тогда, до завтра, - сказала она, а потом подхватила свой рюкзачок и побежала вновь в лес.

- До свидания, - пробормотала ей вслед обезьянка. – До завтра…




Кольца миров


Лягушонок опасливо засунул палец в поток воды и тут же отдернул лапку.

- Хм, - задумчиво изрек он. И засунул уже в воду лапу всю. - Вода, как вода… - придвинулся ближе и понюхал ее, а потом попробовал на вкус те капли, что остались на перепонке. – Самая обычная вода…

Котенок тем временем поднял с земли какую-то веточку с листиком и бросил в этот столб воды. Та упала на водную поверхность и медленно поползла вверх. Вода двигалась в небо.

- Хо-о-о-о, - дружно выдохнули котенок с лягушонком.

А потом Длинный хвост улыбнулся и прыгнул в столб. И скрылся с глаз пушистого на долгое время.

- Ну вот, - сказал Мандариновый и уселся на земле.

- Ухт! – чуть не вырвалось у перепончатого, когда он открыл глаза в воде, чтобы изнутри посмотреть на все остальное миро.

Тут было так красиво!!!

Непередаваемо!

Солнце просвечивало поток воды насквозь, хоть тот и был довольно широк, а потому брызги света в виде водных зайчиков были везде. Они отражались от самой поверхности, от рыб, от водорослей и каких-то непонятных конструкций, которые напоминали подводные жилища для кого-то. Некоторые из них походили на связанные из травы, бревен, веток, глины шары, утяжеленные камнями, другие являлись просто кустами каких-то жестких растений, наверно кораллов – бабушка Жаба и о них как-то упоминала… а что-то было просто большими пучками самых обычных водорослей, в которых прятались рыбешки, рачки, какие-то другие существа, каких ранее лягушонок никогда не видел. Такую водную единицу, как столб воды, трудно было просто так себе вообразить, и как здесь звери живут – тоже было не понятно. Но то, что для них это было естественно – не вызывало сомнений.

Лягушонок поплыл в сторону, которая была далече от солнечного света, предполагая, что где-то тоже должна была быть тьма, дно, другие существа, но в отдалении находился лишь голубой сумрак, потому что вода глубоко пропускает только синий и голубой цвета.

Перепончатый вынырнул с этой стороны и с восторгом поглядел в открытое небо.

- Я лечу!!!!!!!! – заорал он от радости, рассмеялся и глянул вниз, на уменьшающуюся землю. – Ой! – та была уже очень далеко внизу!

Он посмотрел вверх, надеясь обнаружить какие-нибудь звезды, ведь если над землей высоко подняться, то те всегда были видны!! Но небо со всех сторон было ровное, голубое и конечно же безоблачное. Да и над землей облака не витали, что совсем было удивительно.

Лягушонок вздохнул и хотел было уже совсем отвернуться, чтобы следовать вниз к котенку, но тут увидел ЧТО-ТО!! Там высоко появлялся еще один берег земли!! Ого!! Он присмотрелся получше. Верно. Вода двигалась, так что со временем берег становился все явственней. На нем выделялись такие же горные вершины, какая-то зелень… Он бросил взгляд вниз, обратно – а та земля, откуда он пришел, уже исчезала с поля зрения. Вот это да!!! Ему пришла в голову, что тут земля как бутерброд – сверху и снизу, а между ними вода. Но вот как все живое на такой земле держалось? Там же все получается кверх ногами!!

Он все смотрел на приближающиеся горы и тут заметил, что они слегка наклоняются по краям. Словно они поставлены по окружности. Впрочем, столб воды возможно круглый, и земля расположена как раз вокруг этого круглого столба. Как кольцо нанизано на воду… ОГО!!! Лягушонок восхищенно выдохнул, поразившись такой сильной мысли. Кольцо земли, на сплошном потоке воды… Ничего себе!!! Вот бы дальше посмотреть!!

- Нет, надо возвращаться за котенком, а то потеряемся, - вздохнул он и поплыл обратно.


Котенок все ждал, ждал, а перепончатого и след простыл. От любопытства пушистый бросал в воду камни, листья, траву, чтобы увидеть как та все в себя принимает, и обнаружил, что камни-то в воде тонут, но наружу с другой стороны не выпадывают!! Погрузившись на некоторую глубину, они остаются в водном потоке, и тот несет их дальше в небо!! Вот это новость!! А как же законы мироздания?!! Впрочем, - он поглядел на солнце, на небо, на столб Большой воды, - кажется, тут совсем другие законы…

И еще - вода была пресной.

Это обстоятельство Мандаринового несколько удивило, ибо данный столбище воды был настолько огромным, что мог играть роль мирового океана! А океан соленый в принципе, так как в него стекают всякие соли с земли. Или тут нет рек?

Эта мысль пришла к нему в голову так внезапно, что он аж рот открыл.

- Как нет рек? – удивился он, оглядываясь на горы. – А ручейки? Озерца, лужи от дождя… - глянул в чистое, безоблачное небо и хмыкнул. – А тут есть дождь?..

Он долго смотрел на одну из горных вершин, не так уж сильно вздымающуюся в небо, чтобы нести на себе шапку снега, и подумал, что надо бы сходить в горы и вообще весь этот кусок земли осмотреть. Но лягушонок?

Солнце добралось до зенита. Значит земля вертится вокруг какой-то оси, и есть смена дня и ночи, замечательно. Котенок огляделся по сторонам и стал стаскивать в кучу много камней, веток и даже пару клоков травы положил, чтоб для Длиннохвостого ориентир оставить. Сам он решился пока походить по окрестностям, в разведку, а лягушонок когда придет - неизвестно, надо было точку на местности зафиксировать.

Котенок принял, что в данном мире солнце тоже встает на востоке, следовательно та пещеристая скала, в которой они появились, была западнее. Когда они бежали к Большой воде, им не пришло в голову рассмотреть их гору получше – не до того было, ведь бабушка Жаба оказалась права!! Большая вода существовала!! А вот теперь, когда чувства чуток улеглись, можно было со спокойной совестью заняться осмотром достопримечательностей и прочих интересных вещей.

Котенок сел спиной к потоку воды, бросил взгляд вправо, бросил взгляд влево, потом медленно осмотрел прибрежную полосу перед собой, которая почти полностью состояла из розоватых скал с редкими пятнами серовато-сиреневого песка, и поднял взгляд вверх. Вдоль воды везде шли скалы, которые поднимались дальше на высоту двух-трех его прыжков и там уже начинались какие-то заросли, полянки-лужайки и прочее. А еще дальше вздымались в небо склоны гор – местами крутые скалистые, местами пологие, поросшие лесом. Их гора казалась крутой и обрывистой, но он помнил, что это не так. Скалы были зернистые, как гранит, сплошные и прочные, в которых кто-то не то вытоптал, не то специально вырезал удобный спуск к воде. Дорожка-углубление вилась по склону, изредка перемежаясь ступеньками, если склон уж слишком обрывался. Растения тут почти не росли.

Точнее, не так!

Растения росли, но на той стороне скалы, которая не была обращена к Большой воде. Складывалось ощущение, что с этой стороны просто все смывалось водой, когда случались бури… М! А тут бывают бури?

Котенок поглядел на бок горы, что был обращен к столбу воды, и попытался представить как это должно было выглядеть. Хм, что-то ничего в голову не приходило. Раз вода так четко и ограниченно в пространстве вздымается столбом, то как с неё могут вырваться такие сильные волны, которые всё бы на берегу посносили? Непонятно.

Он поднялся на лапы и побежал как раз к этой голой стороне скалы, чтобы понять механизм движения воды. Но добраться до места оказалось не так-то просто. То, что скала сама по себе находилась далеко от маячка с камнями и ветками, это еще ладно, но вот как потом к ней самой подбираться?! Прибрежные розовые скалы оказались довольно острыми и забираться по ним было то еще удовольствие. Они легко обламывались, словно состояли из мелких кристаллов, которые непрочно связывались-склеивались меж собой.

- Уф, - в очередной раз съехал котенок почти к самой воде и бросил на Большую воду взгляд. Ему стало казаться, что за ним кто-то наблюдал.

И точно! Из столба торчала круглая любопытная мордаха с парой черных глазенок. Тушка существа виднелась сквозь толщу воды выше его головы, и котенку стало понятно, что зверь двигается против течения, чтобы оставаться на месте относительно него и земли и продолжать за ним наблюдать.

«Наверно, выдра, - подумал Мандариновый и перестал обращать на него внимания, вновь устремив взгляд к скале. – Ладно, нельзя тут, значит поднимусь там, где мы спустились, а оттуда уже вдоль скалы и сюда… - он поскакал обратно к маячку, забыв о подглядывателе. В том месте, где они с лягушоном поутру сбегали к воде, берег очень удачно спускался, покрывая розовую скалу толстым слоем песка и гальки. Котенок легко по нему поднялся сейчас, и оказался на покрытой травой возвышенности, изредка перемежаемой кустарником. Лес начинался гораздо дальше, поднимаясь по пологому склону одной из гор, устремлявшейся вершиной где-то далеко. Их гора выделялась голым боком гораздо ближе, но он к ней не спешил. Сначала надо хорошо осмотреться, приглядеть ориентиры и вообще понять что это за земля, на которую они попали. Что это за мир такой? Мир Большой воды. И как он такой появился? И как он тут держится? И как…

Поглядел в синее небо.

Вопросов было целая куча, а ответить на них и некому… И как назло ни одного местного жителя. Даже мухи не пролетали! Он вздохнул и потопал к скале поверху, то и дело прислушиваясь и поглядывая на заросли справа, надеясь обнаружить хоть кого-то.

Ну вот, скала. Котенок сел у ее подножия – обтесанного водой и потому довольно округлого, и уставился на голую и очень ровную каменную поверхность.

- А что ты тут ищешь? – раздалось неожиданное справа, и Мандариновый стремительно обернулся. Оттуда же не мог никто появиться! Там обрыв и.. и стена воды, точно. Выдра! Как о мог о НЕЙ забыть?!

Та высунула всю голову из воды и с интересом смотрела на него, поднявшись на ту же высоту. Теперь было заметно, что на выдру это существо не очень-то походило. Короткая морда, круглая голова, отсутствие ушей или тех просто незаметно под мокрой серой шерстью?

Из воды высунулась маленькая лапка с перепонками и потерла мордочку.

- Да вот хочу посмотреть скалу. Почему здесь ничто не растет?

- Как почему? – с недоумением уставилась на него круглая мордаха. – Солнце не дает потому что. Ты что? С неба свалился?

- Солнце? Э-э.. Не, я просто путешествую, и в этих местах никогда не был, - осторожно ответил котенок. - Потому и не знаю... А при чем здесь солнце? – бросил на небо взгляд и обнаружил, что день заканчивается. Сутки здесь были гораздо короче.

- В смысле - путешествуешь? Да любой зверь на всех Кольцах знает, что когда солнце начинает дышать, вода выходит из берегов!… А ты с какого Кольца пришел?

Мандариновый хмыкнул. Как интересно!! Солнце дышит? Точно!

- Какие кольца? – поинтересовался он.

- Как какие Кольца? - опешила круглая морда и тоже замолкла, уставившись на него во все глаза.

Молчание затянулось.

- Ты чужой! – дошло до его собеседницы. – Вот почему твой вид мне не знаком!

И она тут же извернулась, шлепнула хвостом и скрылась в глубине Большой воды.

Котенок только вздохнул.

Что ожидать от этих ее слов – было непонятно.


А вот плыть обратно-то оказалось не так уж и просто! Течение хоть и было небольшим, но лягушонок с удивлением почувствовал, что вода не дает ему плыть назад!

- Ох! – опешил Длиннохвостый и приложил еще больше сил, чтобы увеличить скорость и этим добиться передвижения.

Некоторое время ему казалось, что он начал приближаться к почти уже исчезнувшему берегу, но тут же понял, что это самообман. Противоположный берег, к которому его легко несла река-море, становился все больше, стали различимы уже и горы, а потом и даже деревья на них…

Лягушонок вздохнул.

И тут его осенило – а как же в воде туда-сюда умудряются шнырять остальные водоплавающие существа?! Не делают же они целый круг, чтобы вернуть я в исходную точку?!

Он погрузился в воду и стал внимательно оглядываться и примечать чужое плавание.

Долго ждать ему не пришлось. Там сям шныряли рыбы, и какие-то длиннохвостые звери. Один такой проскочил совсем рядом с ним, и лягушон пристроился ему в хвост, чтобы на себе прочувствовать его движение и понять наконец как они все тут плавают.

Но тот вдруг неожиданно развернулся на сто восемьдесят градусов, по инерции проплыл некоторое время хвостом вперед, а потом словно сместился чуть влево от лягушонка, в полную силу заработал лапами и поплыл обратно… Длинный хвост только проводил его взглядом. И тут понял, что он двигается в том самом направлении, что ему и было нужно!

Как так?

Скопления веток-листьев-водорослей проплывали мимо, а он в воде двигался не параллельно им, а навстречу! Словно в другом потоке воды, с другим направлением движения! Значило ли это, что в Большой воде было движение воды и вперед и назад? Но разве такое возможно?! Впрочем, сам этот мир был невозможен. Но если уж он существовал, то и движение воды…

Длинный хвост не стал долго думать на эту странную тему. Ему нужно было вернуться к котенку и точка. А там они вместе обо всем и поразмышляют. Он почти наощупь вернулся в то русло, которое несло его обратно к другу, и задвигал лапками так быстро, как только мог.

Но просто плыть же ему было не интересно! Все рыбы-звери плывут, как хотят, туда-сюда, а он? Он что – хуже, что ли?! Лягушонок уклонился вправо и реально почувствовал как его повернуло в обратную сторону. Вах! Сунулся влево – та же ситуация. Покинул свое попутное течение и стал со всех сторон его осматривать, чтобы понять как местные жители эти течения находят. Присматривался он тщательно, долго рассматривал плавание рыбных стаек – если точнее, то рыбных ленточек, так как те плыли друг за другом, а не косяком, как у него в озере. И наконец-то понял!

Течение было, и оно проходило в Большой воде отдельными потоками. Течений этих было много, и они как змеи порой даже переплетались с потоками основного русла! И, может та вода имела другой цвет или как-то по-другому преломляла солнечный свет, что струи нужного ему течения были словно светлее. Поэтому их и можно было отыскать. Еще момент – все эти течения находились больше в глубине основного потока. Поэтому снаружи вода четко двигалась в одном направлении – прочь от земли с котенком. И лягушон, вспомнив, что надо срочно возвращаться, влился в попутное движение воды и вновь быстро-быстро заработал лапками, чтобы поскорей сообщить другу о своем неожиданном открытии.

Но когда он все-таки добрался до берега, то ничего, кроме кучи веток и камней не обнаружил.

Котенка на месте не было, и на землю пришла ночь.




Время проснутых драконов


Развалины Старого города выглядели, как самые обычные развалины. Ливра глядела на них с некоторым интересом, но и только. В каждом мире своя архитектура, метод установки балок, кладка камня, форма, наконец, и останки этого города только подтверждали общее правило. Взгляд ее блуждал по стенам, обломкам, лепнине, колоннам, нигде долго не задерживаясь. Мысли ее, собственно, были вообще не здесь. Они летали в мире Ясной долины, пытаясь найти ту тропку, что приведет ее в этот чудесный мир в нужный ей момент. А потому выглядела ливра немного рассеяно.

Все это уже было! Она знала это! Ей даже ничего не нужно было придумывать САМОЙ в Там, где она собиралась найти драконов – уже летающих, - потому что ВСЕ это уже придумали ДО нее!

Но как раз ВСЕ это найти она и не могла...

Мираж сидела на постаменте от давно исчезнувшей статуи на окраине Старого города и снова и снова пыталась отворить Дверь в то далекое будущее. Она все больше увеличивала отрезок времени, который отделял настоящее до момента разморозки, и с каждым новым шагом, приносящим лишь тишину, а не отклик в пространстве, все сильнее убеждалась в том, что пока этого еще не случилось.

Но почему?!!! Почему она не может попасть в туда, где все уже произошло?!

Она не знала. И мысли от этого у нее возникали самые необычные: СЛОВНО ТАКОЙ РЕАЛЬНОСТИ ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВОВАЛО!

Но как так?!!

Мираж перевела взгляд на звездное небо, не видя ни звезд, ни собственно самого неба. Она складывала выскакивающие мысли то так, то этак, просчитывая варианты развития событий, подставляя новые предположения, но понимание ситуации так и не приходило.

Кто-то придумал все картины, сюжеты, события еще ДО неё и создал их. И то, что она находила миры своим желанием – она лишь ступала по чьим-то следам, и только… Она просто умела хорошо искать… Ведь так же?

Откуда взялось это убеждение, ливра уже и не помнила. Оно всегда было с ней. Но тут оказалось, что она ищет то, что еще не произошло?!

«Ничего не понимаю… Но тогда… тогда не все в этом мире уже придумано, что ли?!» - обескуражено обернулась, словно желая привести в свидетели своей догадки кого-то еще.

Взгляд ее тут же упал на прилегшую на бок драконицу, что устроилась неподалеку, - поболтать с паучихой. Давнишние же они были приятельницы, раз так долго могли вести беседы… О многом, наверно, им надо было поведать друг другу за все время расставания, так что днем ливра покинула их и в одиночестве осталась размышлять.

Беспокоить их сейчас совсем не хотелось, да и толку с этого видимо не предвиделось. Ну, кто из них мог ей помочь в таком непонятном деле, как Время? Никто. А потому Мираж вздохнула, повернулась к ним обеим хвостом и побрела вглубь города, чтобы его стены навели ее хотя бы на одну новую мысль.

Ее уход остался незамеченным. Сказочница и Шага были заняты друг другом, они все вспоминали старое и рассказывали что случилось нового, но в том-то и дело, что нового-то в их жизни было не так уж много. Драконица стала Стражницей, Шага спряталась в норе вить паутину и ловить мух, так что История принялась обходить их стороной.

Они обе вздохнули.

- Мда, - подняла голову Сказочница. – Интересные были времена… Но что было, то было! – решительным вздохом отрезала прошлое от настоящего и спросила: - А сами-то вы куда? – перемещаясь в положение «сидя». – Может, помочь надо, проводить или еще чего?

Шага тут же встрепенулась, приходя с состояние внимания и заинтересованности. Как всегда деловито, она окинула взглядом тот кусок пустыни и города, что был ей виден с каменного обломка неподалеку от постамента и сказала:

- Самое первое, что надо сделать, так это объединиться. Ты малышню с котом дела куда? – добродушно осведомилась.

Драконица сказала «кхе» и прочистила горло.

- Э-э, видишь ли. Я… как бы это сказать… не могу их оттуда вытащить! – удивление слышалось в ее голосе.

- Ну и ладно! Я сама этим займусь.. Ты только скажи где.

Сказочница отвернулась немного смущенная, словно не хотела встречаться с Шагой взглядом. И та вдруг поняла, что так просто ничего не выйдет…

- Ну?! – хмуро вопросила она. – В чем дело? Что опять случилось?

Драконица скосила на нее правый глаз.

- Да я их там не нашла – в том мире, куда отправила… - смущенно объяснила.

- В смысле? Не будут же они стоять столбом на одном месте?! Ушли уже куда-то!

- Ты не понимаешь! – выдохнула драконица с жаром. – Я отправила их в старые пещеры! Это ж закрытый мир, там всего-то две пещеры!… И они пусты! Ума не приложу как такое вообще могло случиться… Исчезнуть из пещерного слоя?!! Там и выхода-то нет!..

- Тьфу ты! – в сердцах сплюнула паучиха, перебив старую подругу. – Все там есть! Как ты думаешь я от тебя постоянно убегала, когда мы по детству в пятнашки играли?! Там несколько выходов в Водный мир!

- Да ну ты врешь... – неуверенно хмыкнула Драконица, никогда не замечавшая подобного за этим простым миром.

- А тебе и не положено знать – по статусу… - буркнула Шага чуть раздраженно.

Драконица даже не подумала обидеться.

- Если ребятки и в самом деле Двери те нашли… - восьминогая вспоминала все выходы из Пещер, - то разыскать их будет точно сложно… У-ух! – просебя ругнулась.

Драконица смущенно наблюдала за ней. Ну, кто ж знал?

- А! - Шага обернулась к подруге. – Придется возвращаться!

- Ура! – вырвалось у Сказочницы. Но она тут же попыталась вернуть на свою морду невозмутимое выражение, какое и полагалось иметь Стражнику Междумирья.

Паучиха посмотрела на нее весьма косо и фыркнула.

- Где? – только и спросила она.

Старая Сказочница вскочила на лапы и ткнула когтем в ту сторону, куда недавно утопала ливра.

- Проводить?

- Нет.

- Ты ее сразу увидишь, - напутствовала драконица довольно.

Паучиха не ответила, все еще делая вид, что бурчит, и побежала в нужную сторону. Но на самом деле на нее нахлынуло такое чувство дома, возвращения к своим, в свою историю, что причины, по которым она возвращалась – уже не казались столь значительны и важны.

Она возвращается!!!

Вот это да. Ну, кто бы мог подумать? Увидит родственников, узнает как они там все решили за нее, как хорошо забыли о ней.. Хы-хы!

Впереди замаячила ливра, но даже ее присутствие не смогло испортить паучихе настроения. Та совершенно не знала цели своего существования, а вот она – восьминогая – ее знала. Этим она и мешала ей просто жить, но только вот просто житиё кажется подошло к концу, а значит ничего уже и не важно, ведь так?…

Шага нагнала ливру, а затем перегнала. Та стояла с грустным видом и с отсутствующим видом смотрела на землю.

- Ну не могу я! – топнула она лапкой и уселась посреди дороги.

Паучиха, едва ее опередившая, остановилась и оглянулась.

- Что ты там не можешь? – спросила удивленно.

- Попасть туда не могу! – буркнула Мираж и глянула в небо.

Шаге почудились хлопанья огромных крыльев, и она вздрогнула и съежилась.

- Да ладно тебе! Какие еще драконы?! Нельзя значит туда и все…

Ливра оглянулась назад, туда, где они оставили Сказочницу, усиленно думая что же она делает не так, почему нужный ей момент времени и пространства не находится?

А он вообще есть? – пришла ей в голову неожиданная мысль.

Вернулась взглядом к развалинам вокруг и хмыкнула. А если этот момент еще не придумали? Кто должен его придумать? В какое время? Эх…

А потом она и на развалины перестала смотреть. Мираж пошла вслед за паучихой, и взгляд ее был устремлен на свои пушистые с подушечками лапки. Правая, левая, правая, левая… Она шла, вновь и вновь вспоминая Ясную долину такой, какой ее застала давно-давно.

- Ты! – заявила вдруг паучиха, бежавшая уже довольно далеко впереди. – Стой здесь и жди меня! – тут же отвернулась и засеменила в сторону черневшего справа входа в одно из зданий. И на ходу добавила: - Мне тут дело одно есть… - и скрылась.

Вход этот был завален толстыми каменными блоками обрушенных стен справа, а потому по размерам выглядел теперь, как вход в нору. Паучиха не намного меньше его была по своим размерам, и исчезла с глаз ливры почти сразу.

Мираж замерла с поднятой лапой, не ожидавшая от спутницы такого приказного тона, а потом фыркнула и села. Взгляд сам собой обратился в противоположную сторону – на другую часть улицы, по которой они с Шагой шли, влево - и застрял на лиловой выпуклости навершия какой-то башенки, напоминавшей репку кверх хвостиком.

Башенка казалась живее всего, что высилось вокруг. Подумав пару секунд, ливра поняла, что просто в отличие от многих других строений, она просто была цела. К тому же цвет этот – сливовый, глубокий – был слишком уж ярким для прибитых пылью и обесцвеченных временем развалин.

Она с интересом уставилась на башню. Красивая… только откуда она тут? Кто ее ставил? Сколько времени уже простояла она? Каким целям служила, вопреки времени не развалившись на кирпичи, как многое другое в этом древнем городе?.. Словно времени для нее просто не существовало…

«Время! - осенило ее. - Нет времени!.. Почему я сразу об этом не подумала?!!»

Ливра вскочила на лапы и запрыгала от радости.

Ведь что такое «состояние заснутых драконов» как не отсутствие для них времени?!

Мираж приподняла бровку, развивая неожиданную мысль.

Стало быть, мир драконов надо просто дополнить драконьим Временем… И как это сделать?

Для этого неплохо б знать какое все было ДО заснутия драконов. А чтобы это узнать, - необходимо вернуться в прошлое!

Как она сразу об этом не подумала! Точно! Прошлое, а не будущее!

Ливра замерла на месте, раскрыв рот.

Поискать в прошлом!!

И тут же быстро-быстро устремилась вниманием назад, в прошлое драконьего мира, нащупав период, в который пресловутое Заснутие состоялось, и замерла. Ну, вот оно… Вот время, когда эти огромные создания еще летали… Она открыла мир как можно осторожней, чтоб никто ее даже не почувствовал, и легкой водяной пылью соединилась с узким водопадом. А рядом… рядом на скалах грелись дракончики, а их более взрослые и объемные сородичи деловито занимались своими делами…

Ах!

Мираж чуть не размурлыкалась, как делала это маленькая лисичка на ее памяти. Нашла! И тут же вернулась назад, чтобы уведомить спутницу, да и Сказочницу, которой эта новость очень бы понравилась!

Шшш-ш-ширх, - раздалось из коридора, куда Шага забежала, - словно песок посыпался с навеса, и ливра отвлеклась от своей мысли.

А потом БУМ, и Мираж аж подскочила, тут же о ней забыв.

- Шага?! – обеспокоенно выкрикнула она. – Ты что творишь?!

Из прохода, куда забежала паучиха, выпорхнули клубы пыли. Что-то еще поскрипывало в глубине помещения, словно прикидывая не упасть ли следом. Ливра дернулась в сторону норы, но забраться внутрь не решилась. Вход был мал, сверху нависала плита, которая могла упасть в любой момент, и там было темно. Она села и глубоко вздохнула…

- Чхи! – тут же чихнула и помахала лапкой перед носом, разгоняя пыль. Настала тишина. - Шага??

Изнутри послышался какой-то отклик, но понять ничего было нельзя. С паучихой кажется, все было в порядке, и ливра только ушами водила во все стороны, чтобы расслышать, что она выбирается наружу.

ШМЯК, БУМ, БАМ! Трямс!

Что-то звонко лопнуло.

Ливра зажмурилась, приготовившись к всеобщему падению остатков здания, и опустила ухи, чтобы не оглохнуть от этакого шума. Но ничего более не произошло. Шага выскочила из черноты хода, как ни в чем ни бывало, и воззрилась на пушистую.

- Ага, цела, я уж подумала, что это тебя придавило, - довольно высказала она и засеменила дальше по улице, то и дело вертя головой по сторонам.

- Шага! - Ливра бросила ей вслед недоумевающий взгляд. – Что это было?? – двинулась следом за ней.

- Да так, ерунда всякая. Мне вон та башня нужна, - отозвалась довольным тоном, прокладывая путь между обломками на улице прямо к фиолетовой репке за разрушенной стеной. – А ты можешь пока погулять. Или к Стражнице пойти. Или.. Ну, найдешь чем заняться. Я не очень скоро вернусь. – И дальше побежала.

Мираж с открытым ртом смотрела ей вслед, пока паучиха не скрылась из виду, а потом хмыкнула, пожала плечами и пошла обратно в сторону Старой Сказочницы. Кажется, что-то происходило…

Драконицу она нашла лежащей на своем привычном месте неподалеку от Моста.

Удовольствие от новости о возвращении паучихи на физиономии Сказочницы еще не прошло, и выглядело это немного комично. Она смотрела старой знакомой вслед, а потом перевела взгляд на Мираж и бросила:

- Ну, как там? Что с ней?

Ливра хмыкнула и пожала плечами.

- Сказала, что придет нескоро и убежала.

Сказочница чуть кивнула и перевела все свое внимание на пушистую особу.

Она, признаться, чувствовала некоторую неловкость на счет этих зверяток - слишком уж неожиданным было их исчезновение. На ее памяти такое Чудо вообще происходило впервые, а это наверно что-то, да значило, а?

Старая Стражница тут же переключилась мыслью на вторую новость – о спящих драконах. Вот это была новость, так новость! Драконы в Солнечной долине остались!! А она-то уже поверила, что они пропали навсегда…

Эй! Кстати, а как Мираж туда попала? – осенило ее. - Кто ей этот мир показал?!

Посмотрела на нее в упор.

- А как ты попала-то в мир Ясной долины? Кто тебе его показал?

- А никто, - легкомысленно пожала плечиками та, сидя неподалеку на теплом камне. – Просто как-то так получилось. Я вызволяла Шагу из пустыни – она там умирать собиралась, и придумала водопад… И как-то… как-то все по ходу и придумалось. О драконах я даже не знала, пока потом уже не вернулась. – Она вдруг замолчала. – Пока с Шагой не рассорилась по этому поводу, и… И все.

- Мираж, - пробормотала драконица.

Та вскинула на нее свои глаза и подняла ушки.

- Да не, я не тебя… Так она не знала, что там есть драконы?

- Она не захотела попасть в мир, - понурила голову ливра. – Пришлось сделать небольшой оазис там, посреди пустыни, чтобы она поверила в него и… Ну, в него она поверила, - кивнула раздумчиво сама себе. – А в мир нет…

- Это на нее похоже…

Мираж встрепенулась, вспомнив свою главную новость.

- Так я же нашла его! – вскочила она на лапы. – Я нашла вход в этот мир, где драконы не спят еще!

Драконица аж подскочила на месте.

- Как нашла? Где нашла?

- А вот! – рассмеялась ливра. – Так вам и скажи!

- И они там? Они летают, они живые? – не обратила внимания на это драконица.

Ливра рассмеялась и кивнула.

- Да, так и есть. Но это все прошлое, а не будущее, где я их раньше искала. Вот почему и найти не могла. Их никто не разморозил.

Драконица пропустила и эти слова ее мимо ушей, для нее сейчас было главным только то, что мир нашелся, и все!

- А пройти туда как? Туда можно? Ты покажешь? – нетерпеливо уставилась она на Мираж.

И та задумалась.

- Ну, наверно да. Почему нет? – раздвинула лапками перед собой невидимые створки, открывая щель между мирами, и посторонилась. – А зачем тебе туда? У тебя там…

В глубине города вновь послышался грохот падения, и они обе оглянулись на шум. Невидимая занавесь медленно затворилась.

- Ой, Шага! – буркнула драконица. – Она развалит мне весь город! – возмущенно фыркнула и расплылась дымком. Потом всем этим маревом вонзилась в песок, и тут же настала тишина.

Ливра прислушалась и огляделась по сторонам.

Э?

Песок под ее лапами задрожал, стал проваливаться вглубь на том месте, где только что Старая и лежала, а потом та выскочила из него вновь, опять драконом, но уменьшившимся раз так в цать, и побежала в город.

Ливра только восхищенно рот открыла. Класс! А потом побежала следом, стараясь не отстать. Хоть драконица и стала меньше, но она все равно раз в двадцать была больше, а следовательно и передвигалась гораздо шустрей!

Мираж следила взглядом за перламутровым кончиком туда-сюда мотающегося хвоста и тут очнулась.

Перламутровый хвост?! О, о!

Ее взгляд пробежался по покрытым гладкой чешуей ногам и части спины и задержался на зачатках крыльев где-то впереди. Дракон крыльями не пользовался? Или…

Спросить было не у кого, и она решила узнать об этом позже.

Хотя Шага-то наверняка знала, но вот что там с ней…

Старая Сказочница свернула в проем между домами, выбралась на большую улицу и побежала далее, в сторону огромного здания с небольшой фиолетовой башенкой...


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://lisicca00.narod.ru/zastlis2.html
Похожие рассказы: Фред Адра «Лис Улисс-1», Волков Сергей «Необычайные приключения рыжего котенка по имени Мурр», Missy Sippy «Возвращение Нового года»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален