Furtails
Rick Griffin
«Арго»
#NO YIFF #постапокалипсис #фантастика #выдра #киборг #мышь #хуман
Своя цветовая тема

Арго

Rick Griffin




Перед закрытием Ежегодного Американского Симпозиума Ассоциации Инженеров, территория возле конференц-центра буквально кишела андроидами. Большинство из них были чуть больше метра ростом и походили на симпатичных животных - с мехом, хвостами и забавными мордочками. Серийные андроиды на симпозиум не допускались по многим причинам - но практически все, продемонстрированные в этом году, не имели существенных улучшений.

Все эти выходные небо было затянуто тучами, и погода вполне соответствовала настроению Миры - ей хотелось поскорее вернуться к своей работе, которая поможет забыть о разочаровании от безрезультатной поездки. Каслтаун был истинной землей обетованной для конструкторов андроидов (во всяком случае, в этом полушарии), но свой Грааль она так и не нашла.

Ее андроид Лили подвела машину к самому входу в конвент-холл как раз в тот момент, когда с неба все-таки хлынул дождь. Выражаясь строгим техническим языком, Лили была зверандроидом, но в разговорной речи первый слог обычно опускали - зверандроиды были настолько привычными в быту, что отдельное название им не было нужно.

Хотя "привычными" наверно было не совсем правильным словом, потому что по данным последней переписи населения Земле в меньшинстве оказывались люди: на одного человека приходилось в среднем пять андроидов. Конечно, не везде в мире их было так много, но даже в бедных странах соотношение было почти два к одному. Они были дёшевы, надежны, легко заменяемы - и никто не поднимал шум о нарушении прав человека.

Мира создала Лили похожей на своё любимое животное - выдру. Сама она не очень разбиралась в дизайне, поэтому взяла базовые модули стандартной модели андроида, и изменила их с помощью друга, который понимал в этом гораздо больше. Получившееся существо оказалось чем-то средним между мультяшным персонажем, маленьким человеком и настоящей выдрой. Симпатичный нос, меньше, чем у выдры, большие глаза с чуть затуманенными искусственными радужными, и на лбу светящийся оранжевым - под цвет глаз - порт обмена данными. Ее тело покрывал густой мех цвета шоколада, почти черный на лапах, на животе и груди - кремовый. У Лили имелся короткий толстый хвост, который только мешал, когда приходилось садиться на предназначенные для людей сидения. В остальном она не очень походила на выдру - у неё не было перепонок между пальцев, сосков и гениталий, хотя на лапах было что-то вроде мягких кожаных подушечек.

Напрасно она не взяла Лили на симпозиум - ее любимица была ничуть не хуже демонстрируемых там андроидов с новыми шарнирами, усиленными мышечными волокнами, (которые имелись только у половины из них), и уникальным алгоритмом распределенной обработки мыслей. Она была на уровне "последних" разработок из Японии и Германии.



Мира села на заднее сиденье и вокруг нее автоматически затянулся ремень безопасности. Машина отъехала от бордюра; в зеркале заднего обзора сверкнули яркие оранжевые глаза Лили, изучающей выражение лица хозяйки.

- Ты уже закончила свои дела? - спросила Мира.

- Большую часть, - ответила Лили. - Но в казначействе требуют вашу личную подпись. Мою они не принимают, даже с удостоверением личности.

- Ладно... займусь этим на следующей неделе, когда снова буду в городе.

- У вас три выплаты на подходе. Вы уверены, что не хотите подписать документы сегодня?

- Казначейство уже закрыто, а я сейчас хочу лишь одного - поскорее добраться до кровати.

Глаза Лили снова сверкнули. Она улыбнулась, но тут же решила, что улыбка неуместна, и ее мордочка снова приняла нейтральное выражение. Мира прекрасно знала, чем вызвано такое поведение: Лили пыталась получить больше информации, что обычно предшествовало смене темы разговора.

- Как прошел симпозиум? - поинтересовалась маленькая выдра.

- Просто отвратительно, - вздохнула Мира, - Такое ощущение, словно я все выходные плутала по пустыне, и каждый желанный оазис оказывался миражом. Гвоздем шоу стал новый шарнир! Да что творится? Никакого стремления к совершенству, никакой активности, все боятся перечить устоявшимся правилам - и так все время!

- Прошу прощения, - сказала Лили, бросив взгляд в зеркало заднего обзора. - Но правила...

- Я знаю правила, и даже до сих пор подчиняюсь им, хотя все больше удивляюсь, почему?! Неужели мы так и будем топтаться на одном месте? Неужели так и будем бездельничать, пока правительство своими постановлениями не сведёт нас в могилу?

- Исправительная комиссия установила правила, чтобы предотвратить войну, и-...

- Лили! Замолчи!


Дальше они ехали молча.

Машина миновала заброшенную школу, одну из трех, встречавшихся по пути домой - остальные две были переоборудованы в офис и больницу. Мира редко замечала их, но сейчас задумалась, пытаясь заглушить чувство вины.

Лили молчала, и это было похоже на обиду, но андроид просто пытался изобразить соответствующую ответную реакцию. Она вообще не могла испытывать чувство обиды, так почему же это кажется Мира таким жестоким?


- ... я хотела сказать, не стоит о войне. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Лили тут же продолжила, словно ничего не произошло:

- Шарнир-то хоть стоящий?

Мира вздохнула, и на ее лицо вернулась улыбка.

- Возможно.

Она высказала свое мнение. Лили внимательно выслушала, задавая уместные вопросы так, словно была знатоком в этой области - что не удивительно, потому что, создавая ее, Мира хотела получить хорошего собеседника. Лили была ее ближайшим другом, и каждый раз, когда девушка вспоминала, насколько прогнозируемым бывает поведение Лили, у нее неприятно сосало под ложечкой.

Иногда Мира представляла себе душу, заключенную внутри тела Лили и умоляющую об освобождении. Это было глупо. А еще ее мучила мысль, что как бы усердно она не работала над искусственным интеллектом, все его "естественные" реакции никогда не будут более чем просто иллюзией...


- Лили, как ты себе представляешь, что значит быть человеком?

Раньше Мира никогда не спрашивала ее об этом. Она знала, как на этот вопрос отвечали другие андроиды. Обычно все сводилось к фразе "недостаточно данных", или каким-нибудь остроумным ответам, заранее заложенным с целью произвести впечатление на дурачков. Но с Лили было по-другому - её искусственный интеллект был самым сложным из известных Мире. Сознание Лили она формировала сама на протяжении десяти лет, используя всевозможные приемы и уловки, чтобы добиться максимальной эффективности без нарушения оговоренных законом границ.

Лили подняла брови - жест, показывающий, что Мира задала очень трудный вопрос и на его обдумывание потребуется некоторое время. Прошла почти минута, прежде чем она ответила.

- Трудно сказать... люди гораздо сложнее меня.

Мира разочарованно вздохнула и откинулась на спинку сидения.

- Но, - продолжала Лили, - у меня был необычный опыт, с которым я могу это сравнить.

Мира растерянно посмотрела на неё:

- Опыт? Обычно ты не пользуешься этим словом.

- Чувства, - продолжала Лили, - создают огромное количество ассоциаций в синапсах. Однако я оцениваю все только с помощью логики. Для каждой частички полученной от сенсоров информации имеется соответствие в каталоге, к которому я могу обратиться и изучить его. Я не чувствую как человек, если не считать использования подпрограммы продуктивного воображения.

- Да, - сказала Мира, - но мне казалось, подпрограмма слишком простая, чтобы ты могла получить опыт на уровне человеческого сознания. Кстати, я не знала, что ты применяешь подпрограмму продуктивного воображения ко всему подряд!

- Андроиды иногда экспериментируют с ней во время простоя, когда это не мешает выполнять основные обязанности. И поэтому я считаю, что настоящее переживание ощущений, наверное, похоже на беспрерывный сон.

Обдумывая слова Лили, Мира откинулась на спинку сидения, глядя на проплывающий за окном размытый струями дождя городской пейзаж. Любопытно... ей еще не приходилось размышлять о сознании в подобном ключе. Мира вспомнила как однажды в детстве, (о котором она вообще мало что помнила), ей приснился сон, когда она проснулась, но все еще оставалась в нем. Однако продолжая спать, она была уверена, что это не сон, а реальность. Когда же Мира действительно проснулась, то попыталась понять, как же можно определить разницу. Реальная жизнь ярче? Нет, не то... просто какая-то ее часть в том сне говорила: вот это - настоящее, и ты действительно это переживаешь.

Был ли это неосознанный самообман, или же просто между двумя состояниями так много общего, что их слишком сложно отделить одно от другого?

- Мисс Мира, - сказала Лили, встревожено вглядываясь в маячащие в свете фар неясные очертания - дорога в этот момент поднималась на крутой холм. - Не хотелось бы вас беспокоить, но грузовик перед нами двигается как-то странно. Может мне стоит обогнать его, пока не-...

Задняя дверь двигавшейся впереди машины внезапно распахнулась, и наружу вывалилось что-то похожее на человека!

Лили тут же вывернула руль, но мокрая дорога была слишком скользкой, и маневр закрутил машину, развернув задом к крутому склону...

Тело неизвестного ударилась о водительскую дверь, едва не разбив триплекс. Сработали боковые подушки безопасности, ударив Миру в бок, и в следующее мгновение дорога ушла из-под колес машины...

Едва осознавая происходящее, Мира вцепилась в подголовник кресла перед собой; ее ремень безопасности автоматически затянулся. Машина перевернулась, встала на колеса, но тут же кувыркнулась вниз. Толчок сбросил Лили с ее места - боковой удар в дверь водителя повредил защелку ремня безопасности и он расстегнулся. Нога Лили зацепилась за него, и лишь это удержало её в водительском кресле. Машина с грохотом летела вниз, и тело Лили билось о потолок, руль и боковое окно, ломая и корежа те части, которые не были алюминиевыми или стальными. Затем был особенно сильный удар боком о большой валун; Мира пронзительно вскрикнула, но машина, еще раз перевернувшись, встала на колеса у подножия холма...

Отпустив подголовник, девушка прислонился к нему, не в силах двинуться; тихо щелкнув, ремень безопасности автоматически соскользнул с нее.

Машина стояла неподвижно, чуть покачиваясь под порывами ветра. Мира посмотрела на свои руки. Тело Лили, которую швыряло по передней части салона, разодрало кожу на суставах пальцев до такой степени, что они представляли собой красное месиво, но в целом раны были поверхностными. Из-за неудачного угла, под которым двигалась машина, вкладыши из упругой пены переднего подголовника не развернулись, сработали только боковые подушки безопасности, и Мира выругалась - эти системы вечно работают не так как надо!

- Лили! - позвала она, и с трудом перебралась на переднее пассажирское сиденье, чтобы осмотреть андроида. Глаза Лили сейчас выглядели тусклыми коричневыми кольцами вокруг темных линз. Ее голова не пострадала, но руки и ноги, выставленные так, чтобы защитить самые важные части, были сломаны в локтях и бедрах - из псевдокожи торчали искореженные шарниры и куски оптоволоконного кабеля. Неизвестно, насколько Лили была повреждена внутри, но по крайней мере голову она сумела защитить.

Прислонив выдру к спинке сидения, Мира закрыла глаза. Голова Лили была достаточно прочной, но сейчас, когда гидравлика отключилась, ее тело казалась хрупким, словно у птички со сломанным крылом. К счастью, у большинства андроидов только два выражения лица - вежливое, и невозмутимого внимания - а то Миру могло бы стошнить от вида повреждений Лили.

- Внимание, Мира МакАллистер! - вдруг раздался голос из радиоприемника. - Служба аварийной эвакуации уже определила место Вашей аварии, и мы отправили к Вам группу. Если Вы чувствуете, что оставаться в машине небезопасно, просим Вас оставаться в пределах видимости пока не прибудет аварийная группа. Вам требуется медицинская помощь? Если Вы не ответите, мы будем считать, что-...

- Нет, - сказала Мира, глядя на свои пальцы, и думая, что некоторое время ими будет трудно работать. - Нет, мне не нужна медицинская помощь.

- Благодарю за ответ. Мы не будем отправлять скорую помощь, но аварийная бригада все равно должна осмотреть Вас на предмет повреждений.

Мира вздохнула. Хуже искусственного интеллекта андроида был только чисто компьютерный искусственный интеллект. Аппаратная часть была та же самая, но контроль со стороны правительства еще сильнее ограничивал возможности ИИ, не привязанного к конкретной единице. Говоря проще, он был педантичным и сверх заботливым.

Мира вышла на заросшую травой равнину и оглянулась. С одной стороны склон холма перечеркивал рваный шрам - в тех местах, где машина переворачивалась, дерн был сорван - а с другой стороны свет далеких городских фонарей отражался в гладких волнах колышущейся под порывами ветра степной травы. Небо было затянуто тучами, и дождь продолжал идти, покрывая темными пятнышками куртку Миры. Метрах в десяти, прямо под ободранным склоном, в траве лежала та штука, которая столкнулась с машиной - большой белый предмет, покрытый пятнами грязи. Подталкиваемая любопытством, Мира решила его осмотреть.

Она прокляла андроидов за то, что испытывала к ним симпатию. Это была постоянная борьба; ей хотелось создать истинный ИИ, чего не удавалось еще никому - и одновременно ненавидела рождаемые этим сложные эмоции. Неподвижно лежащая в траве, и ясно различимая в сумерках фигура рождала в сознании образ человека, которому требовалась помощь...

Мира повернулась и посмотрела на очертания города на горизонте. Судя по расстоянию, спасатели прибудут минут через пять-десять...

Она ступила в высокую мокрую траву, и направилась к фигуре.

На земле лежала небольшой и сильно поврежденный андроид-мышь. Впрочем, на мышь он был похож в той же мере, что и Лили на выдру, хотя огромные уши вполне соответствовали преувеличенно выраженным чертам ее мордочки. На ее теле осталось меньше половины псевдокожи, в основном в верхней части тела, а нижняя представляля мешанину электроники, металла и пластика. Левая нога была оторвана у самого бедра, из культи торчали провода и волокна мускулов. Сама нога в пределах видимости отсутствовала. Большая часть левого плеча и головы андроида помяты; череп настолько глубоко, что вряд ли ЦП остался неповреждённым.

Несколько металлических пластин обшивки были обнажены, - кроме той, что окружала бедра, и на которой обычно ставилось заводское клеймо. Там должен был находиться фирменный знак - например, вписанные друг в друга звезды ЭмержиСтар, округленные инициалы Хьюстон Нэйшнл, или логотип Корпорации Лэнс в виде утки. Но там ничего не было. И вообще, единственным опознавательным знаком была нанесенная краской прямо на мех светлая, едва различимая греческая буква "фи" на груди и на лбу.

Возможно это чья-то личная разработка? Если так, то это объясняет отсутствие серийного номера. Вообще-то в этом не было ничего необычного; время от времени так делали, пытаясь избежать налогов. Аварийная служба не станет заморачиваться ремонтом, разве что найдется кто-то, кто захочет за это заплатить. Но Мира могла бы провести ремонт самостоятельно, а потом андроид-мышь наверняка сможет отыскать свой дом через интернет.

Она подняла андроида, что оказалось непросто; пальцы оказались неожиданно слабыми и отказывались работать. Мышь была тяжелой, но Мира, с трудом перекинув ее через плечо, дотащила до машины и свалила грязное тело на чистое пассажирское сидение.

Потом она сообразила, что повреждения андроида и самой машины не совпадают, и аварийная служба наверняка обратит на это внимание... они могут что-то заподозрить, забрать ее...

Нет. Об этом не стоит беспокоиться. Персонал службы эвакуации в основном состоит из андроидов. Они могут заметить, но промолчат, потому что может быть масса причин, почему у нее на переднем сидении оказался грязный сломанный андроид. Она ведь сертифицированный инженер-кибернетик!

Как только Мира закрыла пассажирскую дверь, на горизонте со стороны города показались светлячки фар, и вскоре небольшое судно на воздушной подушке с надписью "WreckRetrievalInc." на боку плавно остановилось возле места аварии. Второй пилот, андроид-лис высунулся в окно и окликнул неестественно громким голосом:

- МИРА МАКАЛИСТЕР...стер!! ВЫ РАНЕНЫ...ны?!

Голос звенел металлом, словно из перегруженных динамиков, эхом отдаваясь от судна на воздушной подушке, а не от холма позади них.

Мира посмотрела на лиса, который сиял совершенно неуместной восторженной улыбкой, и покачала головой в ответ, размышляя над тем как это глупо. Неестественный звон в голосе лисы... порой она просто поражалась, как таким создателям андроидов сходят с рук подобные дурацкие имитации.


* * * *


Она проснулась только дома от того, что андроид-лис настойчиво тряс ее за плечо. Открыв глаза, Мира заметила, что ей забинтовали пальцы, и застонала: она ненавидела услужливость андроидов - им только дай повод!

Лисы перенесли тела Лили и мыши на гладкий стол в мастерской - довольно простой по нынешним временам, но вполне удобный. Закончив, один из них поинтересовался, не нуждается ли мисс в дополнительной медицинской помощи.

- Нет, я в порядке, - сказала Мира, сгибая пальцы. Они выглядели вполне пригодными для выполнения тонкой работы, и решила, что накладывать швы не нужно. - Вы не-...

- Перевязка бесплатная, любезность от Wreck Retrieval Incorporated! Вы точно не хотите, чтобы мы вызвали профессионального механика для ваших зверандроидов?

- Я сама профессионал, - нахмурившись, сердито буркнула Мира.

Лис продолжал смотреть на нее стеклянным взглядом.

- ...нет, мне не нужен механик!

- Ваши ответы записаны. Мы свяжемся с вами, и сообщим о состоянии вашей машины. Счет будет предъявлен Каслтаунской страховой компании. Удачного дня!

Андроиды вышли, и снаружи раздался свист турбин ховера, уносящего с собой ее разбитую машину.

Мира прислонилась к столу. Как некстати эта авария...

Учитывая сколько ей платили за работу, она жила лишь ненамного лучше среднестатистического инженера; покупка инструментов и запчастей порядком опустошала её бюджет, и это не говоря уже о дорогой, но необходимой подписке на выходящую раз в два месяца документацию по андроидам. Во всяком случае, сон ее взбодрил, и можно было приниматься за дело. Неплохо бы починить андроидов к тому моменту, когда страховая компания пришлет временную замену машины.

Она запустила диагностику обоих, и пока отсоединяла руки и ноги Лили для ремонта, выяснила, что внутренние повреждения мышки были менее серьёзными, чем у ее выдры. Результаты диагностики показали, что ее ремонт займет всего пятнадцать часов по сравнению с тридцатью двумя для Лили. За исключением помятого черепа и оторванной ноги большинство повреждений мышки оказались поверхностными, и когда Мира протерла ее спиртовым раствором, очистив кожу и все открытые металлические части, андроид стал выглядеть вполне прилично. Под ярким светом проявился странный голубоватый оттенок её плоти, особенно заметный на ее носу, внутренней стороне ушей и даже во рту.

Где-то в шкафчике для запчастей у Миры валялась запасная нога для Лили...

Понадобилось шесть часов на подгонку под мышиный размер - столько времени ушло, чтобы привести в соответствие вес и баланс. Нога была чуть больше родной, но Мира решила, что сойдёт и так.

Псевдокожа мышки отличалась от универсального типа, основным предназначением которого помимо декоративно-защитного, была выработка электричества за счёт превращения воды и света в энергию. В этой же коже присутствовала масса нервных волокон - хотя и непонятно для чего. Насколько же тонкой была работа, которую должен был выполнять этот андроид?

После удаления измочаленных обрывков псевдокожи внешний вид мышки значительно улучшился. Оголенный на предплечье и нижней половине тела каркас выглядел скелетом по сравнению с покрытой плотью и серым мехом верхней половиной. У Миры не было достаточного запаса искусственной кожи (к тому же она сомневалась, будут ли совместимы два разных типа), поэтому вместо нее использовала несколько пластиковых листов обшивки с черными и прозрачным резиновыми прокладками. Не очень подходящая замена, да и вырабатывать электроэнергию они не могли, но можно было без проблем подключить внешнее питание.

К счастью, для ремонта повреждённой головы не требовались какие-то особые инструменты. Нужно было лишь заменить несколько печатных плат, а узлы и порты были совместимы со стандартными. Изучая остальные платы в глубине черепа, Мира обратила внимание на необычный тип процессора.

Ее сердце замерло. Мелькнула мысль немедленно открыть голову мышки и сделать снимки, возможно даже провести детальное исследование содержимого, - но благоразумие подсказывало, что она уже почти целый день на ногах. И даже если она это сделает, все равно уже не сможет сосредоточиться и извлечь пользу из увиденного.

Поразмыслив пару минут, Мира решила, что это можно будет сделать потом в любое время, и закрыла голову мыши.

Оголенная пластина обшивки в половину черепа придавала андроиду вид пациента отделения нейрохирургии. Подумав, что оставлять ее так неправильно, Мира решилась на инженерное преступление. Она просто заклеила поверхность срезанными клочками псевдокожи, хотя понимала, что нервная ткань вряд ли сможет соединиться. Зато они соответствовали остальной коже, и в целом все смотрелось значительно лучше, чем голый череп.

Когда диагностика показала, что все в порядке, Мира включила мышь.

Глаза андроида открылись и засветились мягким голубым цветом. На мгновение мышка задергалась словно в эпилептическом припадке, но это была лишь временная перекалибровка мышц. Через мгновение она легко села, свесив ноги со стола, и оглянулась вокруг, осматривая слегка запущенную мастерскую. Затем она с неподдельным интересом посмотрела на Миру.

- Здравствуйте, - сказал андроид, - спасибо, что починили меня. Я обратила внимание, что вы ответственно относитесь к своей работе, мисс МакАллистер.

- Это... эээ...

Мира была поражена. Она еще никогда не слышала, чтобы андроид говорил подобные комплименты, хотя некоторые инженеры программировали их на вежливость.

- Я Мира. Зови меня просто Мира. Можешь сказать, кто ты?

- Я... я не знаю, - мышка посмотрела вниз и скрестила ноги. Она выглядела смущенной, что для андроида было весьма необычно.

- Этого я и боялась, - вздохнула Мира. - Ладно, но мне надо будет как-то тебя называть...

- Меня зовут Ио, - вдруг сказала мышка.

Мира растерянно моргнула.

- Но ты же сказа-...

- Я сказала, что знаю, как меня зовут. Я знаю, что я андроид. Я знаю назначение каждой части, из которых состою, их порядковые номера и место изготовления. Я чувствую отличия от прежнего состояния, и знаю, что на большей части тела у меня не всегда была эта пластиковая обшивка. А заменив мою ногу, вы проделали великолепную работу. Вам явно известны способы увеличения эффективности гидравлики, и вся проводка уложена очень аккуратно.

Она подняла ногу, разглядывая её внутренности через полупрозрачный пластик.

Мира покраснела, хотя и почувствовала себя глупо.

- Но из всего этого все равно неясно, - продолжила Ио, - кто я такая.

- Хорошо, - сказала Мира, все еще колеблясь. - Для каких целей тебя создали?

- Я не знаю.

- Твоя исходная программа повреждена? - Мира не помнила, чтобы заменяла какие-нибудь схемы, содержащие такую информацию.

- Нет. Я проверила ее, там нет ошибок. Она хранится в моих центральных файлах в голове и груди, в четырех местах. Но там ничего не сказано.

- Данные стерты?

- В моих логах нет никаких сведений, но часть логов была уничтожены.

- Возможно, - сказала Мира, - тот, кто потерял тебя, не успел завершить восстановление, и после завершения ремонта собирался отправить тебя работать в другое место?

- Может быть...

Она сказала это с таким несчастным взглядом, что Мира на мгновение подумала, что ей необходимо утешение.

- Ты уже нашла что-либо в Интернете? - спросила она.

Ио растерянно посмотрела на нее.

- Но ты ведь можешь соединиться отсюда?

- Я... ээ... нет. У меня подключение только через кабельный порт.

- Что это за андроид, у которого нет...

Мира умолкла, увидев выражение на мордочке Ио, низко опустившей голову. Смущение? Неужели её создали способной проявлять больший диапазон эмоций? Кто бы ни сконструировал мышку, он почему-то не стал устанавливать беспроводной модуль. Но это же не повод демонстрировать подобную реакцию, зачем же это было запрограммировано?

- ...Ладно, - сказала Мира. - Кажется, где-то среди запчастей в кладовке у меня есть кабель ...

- Не беспокойтесь, я сама найду.

Ио беззвучно соскользнула со стола, и тут же испуганно дернулась в сторону, увидев сидящее на полу отключенное тело Лили.

- О! - сказала мышка, отступая еще на шаг. - Господи, что с ней?!

- Ээ... у нее все в порядке, просто она пострадала в автомобильной аварии. Я могу включить ее, если ты...

- Нет, не стоит.

А потом Ио сделала нечто очень странное. Она поцеловала Лили в лоб и прошептала:

- Мы еще увидимся, когда ты проснешься...


* * *


Мира подняла Лили на рабочий стол и принялась возиться с ее руками, но сдалась уже через несколько минут. Она широко зевнула и даже не умывшись, отправилась прямиком в постель. Все, хватит, позже закончит. Ещё она просто умирала от голода, но спать все же хотелось сильнее.

- Мисс Мира? - спросила Ио, заглядывая в спальню. - Может быть, Вы хотите, чтобы я что-то сделала, пока Вы будете спать?

- Ммм... - пробормотала Мира, приподнимая голову от подушки. - Ты уже нашла что-то в Интернете?

- Нет... - ответила Ио, - я не могу обнаружить соответствия своему имени, описанию, или даже серийному номеру. Я сообщила в андроидные ведомства, что потеряла идентичность, и они обещали сообщить, если что-то найдут. Так могу я сделать что-то для вас?

- Давай, что ты там обычно делаешь... ах да. Ну... тогда просто сделай уборку, если хочешь.

"Если хочешь". Это была не та фраза, которую она обычно использовала в разговоре с андроидами, во всяком случае, не в профессиональном смысле. Мира нередко приписывала им собственные желания - та же ошибка, которую совершают присяжные. Но то, КАК это спросила Ио, заставило ее задуматься. Она захотела обсудить это, но любопытства оказалось недостаточно, чтобы вытащить ее из постели...


Когда Мира проснулась, Ио рядом не было, а дом буквально сверкал чистотой. Все ковры пропылесосены, деревянные стены вымыты, и везде витал слабый запах моющего средства.

Она помылась в стерильно чистом душе, прихватила пожевать из приведенной в порядок кладовки - по-прежнему никого. Странно...

Войдя в мастерскую, она увидела мышку, соединяющую оптоволоконные кабели в руке Лили.

- Ио! - воскликнула Мира. - Я просила тебя сделать уборку, а не трогать Лили!

- Но я уже закончила уборку!

В мастерской тоже царила идеальная чистота. Даже висевшая над головой тусклая светодиодная лампа, которая раньше была покрыта коричневатыми пятнами от протекавшей дождевой воды, светила гораздо ярче.

Ио начала сбивчиво объяснять.

- Я потом пошла спросить вас, можно ли мне сделать что-нибудь еще, но вы не хотели просыпаться, а я не хотела трясти еще сильнее, поэтому я снова вернулась сюда. Я увидела, как Лили лежит там, на столе, и мне стало не по себе, что она в таком состоянии, поэтому я начала, ну... приводить в порядок инструменты, чтобы вам было удобней заниматься ремонтом и вы смогли восстановить ее быстрее. А потом подумала, ну... смогу сделать кое-какую мелкую работу, чтобы вам не пришлось на отвлекаться на нее, но когда вся мелкая работа была сделана, я взялась за более сложную. Мне очень-очень жаль, прошу, простите меня, мисс Мира, если бы я знала, что вы так расстроитесь, я бы ни за что не стала этого делать... -

- Ио! Остановись! - сказала Мира, выставляя перед собой ладони.

Судя по голосу, мышка была готова разрыдаться. Естественно, она не заплакала, а просто умолкла, глядя на нее с преувеличенным вниманием. Большинство ее эмоций, похоже, исчезли - она явно успокоилась, но все еще была расстроена.

- Ио, как так вышло, что твоя программа позволяет делать что-то без прямого приказа? Это же опасно!

- Не знаю, - сказала Ио. - Если прикажете, мисс Мира, я проанализирую свои логические подпрограммы. Но во время последней проверки я не заметила ничего неправильного.

- Я не говорю что что-то неправильно! - раздраженно фыркнула Мира. - Просто... просто тут другое. Я никогда не видела, чтобы андроиды делали что-то по собственному желанию... и ты сейчас выглядела как наказанный ребенок.

Ио прижала уши.

- А... разве андроиды не должны подражать людям?

- Это очень сложный вопрос, - сказала Мира. - Скажем так, есть причины, почему вы не похожи на нас.

- Можете сказать, какие?

Мира удивленно смотрела на нее. Мордочка Ио не выглядела беспристрастной, как если бы она задала прямолинейный вопрос, а выражала необычайную заинтересованность.

Она шагнула к столу, и мышка тут же подала ей микропинцет и телескопические очки. Мира начала проверять работу Ио.

- Если у тебя есть вопросы, просто спроси, - сказала она, - но я думаю, что в Интернете наверняка есть ответы на вопросы, которых нет у меня.

- Нет, - ответила Ио. - Я нашла много информации, но это все не то. Я подумала, что вы, как профессионал в робототехнике, знаете обо всем этом гораздо больше.

- Думаю, для этого совсем не обязательно спрашивать эксперта. Что ты хотела спросить?

- Почему именно зверандроиды? Дело в том, что я изучила историю и просмотрела несколько документальных фильмов, но собранные сведения по большей части оказалась невнятными и противоречивыми. Большинство корпораций по производству андроидов предпочитали именно этот термин как более безопасный, хотя маркетинговая политика в этом отношении стала гораздо мягче по сравнению с моментом, когда мы впервые появились. Но вот что непонятно. Форма робота ведь не имеет значения, если он эффективно справляется со своей работой, верно? И судя по тому, что я поняла из человеческого искусства, людей больше привлекают другие люди, и гораздо меньше - андроиды. Тогда почему сейчас человекоподобных андроидов гораздо меньше, чем было перед войной?

- Сразу переходишь к самой сути, да? - усмехнулась Мира. - Когда люди впервые начали покрывать андроидов пластиком - примерно сто лет назад, - они тоже не всегда были похожи на людей. Когда технологии усовершенствовались, особенно после изобретения псевдокожи, стало принято делать их более похожими на животных, потому что... ну, в общем, после войны в художественном мире появилось направление под названием Новый Натурализм. Считается, что оно имеет отношение к псевдонатуризму. Движение было так широко распространено, что почти никто не остался в стороне - во всяком случае, это было еще до моего рождения. Я не слишком хорошо разбираюсь в искусстве.

- Но почему большинству производимых андроидов намеренно придают облик самки?

- Хм... а ты неплохо разбираешься в робототехнике! - заметила Мира, отрываясь от работы над Лили. - И не сделала ничего такого, чего не рекомендовал бы диагност. Думаю, ты вполне можешь помогать мне - но только если будешь слушать то, что я говорю, и не переступать границы дозволенного! Если у тебя появится какая-то идея, сначала спроси меня.

Мира не могла поверить в то, что только что сказала: она поучала робота!

- Да, мисс Мира! - сказала Ио, с энтузиазмом кивая. - Я помогу, конечно! Но все же, не могли бы вы ответить на мой вопрос?

- Ну ладно.... андроиды как правило имеют женский облик потому, что... вобщем...

Не дождавшись ответа, Ио подсказала:

- Наверно лучше спросить, зачем им вообще нужен пол?

- Потому что для людей пол значит очень много, - пояснила Мира, - и поэтому перед началом войны было больше разных андроидов. Это отражало желания людей, но в тоже время воплощало их зависть. Реконструкция человеческих тел тогда была доступна лишь богатым, хотя бедным предлагались дешевые варианты тела. Андроиды же могли выглядеть как угодно, но при этом основное внимание обращалось на их способность выполнять работу. Но женский облик они сейчас имеют потому, что огромная армия полицейских андроидов тогда была маскулинной. Наверно можно было и их сделать женоподобными, но, как ты правильно заметила, от андроида требуется эффективность. Когда тебя побеждают такие идеальные "мужественные" андроиды, которых правительство отправило на подавление "бунта"... наверное, это своего рода обезличивание.

- Я читала пропагандистские лозунги того времени, - заметила Ио, - но ведь война была не за то, кто красивее. В конце концов, ведь именно тогдашние корпорации изготовляли бесполых андроидов!

- Корпорации, ставшие достаточно крупными и уже долго существующие на рынке стараются не рисковать, действуя на основании уже имеющихся прецедентов, - ответила Мира. - Вне этих границ руки у них оказываются связанными, вот как сейчас: если они попытаются поменять свою политику, то нет уверенности в том, что уровень доходов увеличится. Но можно сказать, что радикальная смена политики все же произошла тогда, когда люди перестали доверять роботам.

- Вы нам не доверяете? - спросила Ио.

- Ну, тебе я доверяю. Но общество в целом так много вложило в разработку ИИ и робототехнику, что когда они наконец решили "все, хватит", у роботов было уже слишком много силы и влияния, чтобы вот так просто вернуть все назад. Наверно это объясняли тем, что передать бразды правления людям, - пусть даже во имя защиты их прав, - окажет человечеству медвежью услугу. Люди стали говорить, что былые предупреждения сбываются, и ИИ становятся слишком умным, - что неизбежно станет опасным. Но я считаю, что люди просто не хотят кому-то подчиняться. Мы сами себе копаем яму, а клянём лопату и грязь.

- Но... - явно растерянно протянула Ио. - причём здесь пол роботов?

- О! Прости, я увлеклась, - улыбнулась Мира. - Я к тому, что даже отстранив роботов от власти, мы не могли жить без них, поэтому пришлось решать, что же с ними делать. Недоверие к роботам диктуется логикой, но в основе всё равно лежат эмоции. Было решено придать им менее зловещий облик. Вот потому до войны, говоря об андроиде чаще всего имели в виду большого и грозного робота-полицейского, а сейчас - молодую миниатюрную доктора-самку с обезоруживающим очарованием мультяшного кролика. Наглядный пример свершившейся революции. Может это и дешевый трюк, но люди на это купились.

- Вот как... - задумчиво протянула Ио. - Но все равно это не имеет смысла.

- Почему же?

- Потому что андроид означает "мужеподобный", а не "женоподобный".

- В этом я не разбираюсь - лингвистика точно не моя сильная сторона, - развела руками Мира.


* * * *


Вскоре выяснилось, что Ио знает множество приемов, упрощавших ремонт Лили, и весь этот невероятный объем знаний она продемонстрировала, помогая Мире. Похоже, что в робототехнике явно не было того, что Ио не смогла бы как-то улучшить! Менее чем за десять минут мышка переписала поврежденную процедуру сохранения данных Лили, организовав при этом все настолько радикально иным, но настолько оптимальным способом, что девушка просто не поверила своим глазам!


Мира, которая бодрствовала уже двадцать часов, отошла от стола и устало потянулась. Из кухни вернулась Ио, неся вторую половину горячей пиццы, доставленной курьером; по какой-то непонятной причине Ио не умела готовить. Увидев Миру, широко открывшую в зевке рот, мышка опустила пиццу на стол и взяла девушку за руку.

- Вы слишком устали! - заявила она командным тоном. - Вам необходимо поспать!

- Да ладно тебе, осталось совсем немного... - ответила Мира, и тут же снова зевнула.

- Нет! Я сама всё доделаю, - возразила мышка. - Обещаю, что только закончу то, что осталось, и не стану делать ничего самостоятельно. Когда вы проснетесь, Лили будет почти готова!

В этот момент Ио могла бы даже собрать выдру с нуля, и Мира не стала бы возражать - теперь она полностью доверяла ей. И хотя удивительная самостоятельность действий андроида являлась всего лишь имитаций, так хотелось верить, что мышка была настоящей личностью...

Ио отвела Мира в спальню, освещая темные коридоры своими светящимися глазами, и девушка, не раздеваясь, рухнула на постель. А когда она уже погружалась в сон, ей показалось, что Ио поцеловала ее в щеку, так же, как вчера Лили...


Ей снились сны со всякими абсурдными сюжетами, в которых она вместе с Ио ела мороженое, сидя на скамейке в парке и болтая об учебе в колледже. Или как они всю ночь не спали, пытаясь успеть закончить курсовые работы. А потом Ио оказалась дистанционно управляемым роботом какого-то изобретателя, ждущего, чтобы какая-нибудь добрая душа нашла и восстановила ее, а он бы потом открыл ей множество интригующих тайн...


Утром она все еще помнила эти странные, удивительно яркие сны, и уже собиралась попросить Лили записать их, но вспомнила, что ее маленькая выдра сломана, а еще через мгновение - что Ио должна была починить ее. Но в доме было необычно тихо - не потому что было шума, а потому что доносящиеся из гостиной негромкие звуки лишь подчеркивали отсутствие других.

Ио и Лили - которая была уже в рабочем состоянии - она нашла в гостиной.

- Доброе утро, мисс Мира! - дружно сказали они.

- Что... - Мира схватилась за голову. - Лили, дай отчет по своему состоянию!

- Все узлы и системы функционируют оптимально, - сказала Лили, поднимаясь и поворачиваясь так, чтобы Мира могла осмотреть ее. - Что-то случилось, мисс Мира? Ио закончила ремонт в шесть утра.

- В шесть... вот черт, который сейчас час?!

- Одиннадцать двадцать два, мисс Мира.

- Мне же сегодня на работу! Ио, почему ты не разбудила меня?!

- Вы не об этом не просили! - мышка выглядела явно обиженной.

- Ладно... я просто забыла… ладно? Лили, ты готовь завтрак, а ты, Ио... помоги мне собраться. Убери постель, пока буду в душе, и приготовь полотенце!

По словам Ио, на душ у нее ушло рекордные четыре минуты и три секунды - мышка явно узнала о ее связанных с мытьем привычках от выдры.

- Почему вы не подключаетесь напрямую для обмена информацией? - спросила Мира, удивляясь, зачем Лили рассказала Ио в том числе и о её привычках.

- При разговоре индивидуумы рождают мысли, - воодушевлённо сказала мышка, расчесывая длинные волосы Миры, - прямая же связь лишь вкладывает готовую информацию. Поэтому мы решили обменяться мыслями устно, и посмотреть, какая будет разница в интерпретации исходных данных.

- Ио, хватит тебе проявлять эмоции! - строго сказала Мира. - У меня от этого уже голова идет кругом!

- Но вы же демонстрируете свои эмоции другим? - тут же возразила Ио. - Хотя легко можете научиться реагировать на любые слова с невозмутимым выражением лица.

- Да, но это потому, что я реально испытываю эмоции. Мне ни к чему оправдываться перед андроидом.

- Но почему вы испытываете чувство вины?

- Потому, что ты задаешь слишком много вопросов! - огрызнулась Мира.

Ио заметно огорчил такой ответ - она прикусила губу и умолкла. Девушка даже поежилась, глядя на несчастное выражение ее мордочки - но через пару мгновений Ио сложила руки за спиной, и снова приняла прежний невозмутимый вид.

- Хорошо, мисс Мира, прошу меня простить. Я полностью к вашим услугам и попытаюсь не доставлять лишнего беспокойства.

Но что именно это было? Возможно, она сказала это потому, что у нее возникали проблемы, когда дело касалось подчинения инструкциям. Явный баг в программе, а возможно - как начинала подозревать Мира, - суть всей ее структуры.

- Ладно... - вздохнула девушка. - Ты не могла бы посмотреть, страховая компания уже доставила машину?

- Какая-то стоит снаружи со вчерашнего дня, мисс Мира, - тут же ответила Ио.

Мира снова вздохнула, и спрятала лицо в ладонях:

- Просто пойди и посмотри, ладно?


На работу Ио отправилась вместе с ними, сидя позади девушки и заплетая ей косы. К ужасу Миры по пути им пришлось проезжать мимо места аварии с участием девяти машин; транспорт двигался по одной полосе, и это задержало их почти на полчаса. Лили получила по радио отчет аварийных служб и объяснила Мире, что электромагнитный импульс от перевозимого на прицепе оборудования вызвал неисправность у его водителя; авария произошла всего за пять минут до их появления. Погибли три человека, двенадцать андроидов пойдут на запчасти - состоящий из андроидов персонал скорой помощи уже прикрыл собранные тела белыми простынями. Раненых поблизости видно не было - еще одно очко в пользу организованности андроидов.


Прибыв в офис, Мира выяснила, что ее клиентка, узнав о случившемся с ней несчастном случае, любезно перенесла свой визит на следующий день.

Облегченно вздохнув, девушка уселась за компьютер, и почти сразу вспомнила: ведь ее ждут результаты сканирования процессоров мышки! У нее с собой были все данные - и внутренняя структура Ио, и внесенные ею пока нераспознанные изменения в Лили. Вот если бы еще узнать, почему этот андроид проявляет такое любопытство? Возможно, в ее программу встроен шаблон, заставляющий задавать вопросы? Но тогда получается, что он настолько интегрирован в ее систему, что она может не знать о его существовании.

А вдруг это не простая подпрограмма? Что если вместо стандартного пути создатель мышки построил ее архитектуру так, что любопытство является результатом сочетания множества других моментов? Но для создание подобной структуры требовался невероятно высокий уровень мастерства, и наверняка не обошлось без запрещенного ИИ. Или же это просто "призрак в машине", ошибка программирования? Однако если Ио была экспериментальной моделью...

- Так в чем заключаются ваши обязанности, мисс Мира? - неожиданно спросила мышка, прервав ее размышления.

Девушка оторвала взгляд от монитора и оглянулась. Ио не спеша расхаживала по чистому и аккуратному кабинету, так непохожему на жилище Миры, а Лили сидела в стоящем в углу кресле. Но вместо того, чтобы сидеть спокойно, выдра зачем-то наклонилась вперед и болтала ногами.

Мира повернулась к Ио.

- Вы с Лили говорили о том, как я моюсь в душе, но не о том, чем я занимаюсь?

- Ну, я знаю, что вы инженер, - сказала Ио, - но в чем конкретно заключается ваша работа?

- Я занимаюсь консультацией. Делаю расчеты по модернизации андроидов. Очень профессиональная работа.

- А, понятно, - ответила Ио, и принялась разглядывать стоящие вдоль стены кабинета горшки с искусственными растениями.

Мира снова повернулась к компьютеру. Она просмотрела часть кода, который выглядел наиболее интригующе, - странно, но это была единственная прямая команда во всей обнаруженной структуре. Возможно это часть той самой скрытой подпрограммы? Что если Ио была экспериментальной моделью, в которой кто-то сумел обойти законы, ограничивающие возможности ИИ...

- Мисс Мира?

- Что еще, Ио? - сбившись с мысли, сердито отозвалась девушка.

- А что именно вы здесь делаете? Тут ведь ни места на столе, ни инструментов для работы? - прямо спросила мышка.

- Здесь я встречаюсь с клиентами, - ответила Мира. - Клиентами, которые ничего не знают о работе инженера, и считают, что в ней все чисто и прекрасно. Они не хотят знать о грязных и отвратительных подробностях того, как выглядит производство андроидов!

Ответив на вопрос, она решительно повернулась к компьютеру, и принялась просматривать код на более глубоких уровнях. Если Ио умнее, чем это позволяют правила, то это редкая удача. Да, нарушение законов ИИ может привести к тяжелым последствиям, но если она не станет никому показывать мышку, никто ничего и не узнает. К тому же она уже передала ее идентификационные данные в агентство контроля андроидов, и будь правительство было в курсе, что Ио изготовлена нелегально и с нарушением законов, власти уже были бы здесь.

- Мисс Мира? - снова спросила мышка, разглядывая снятую с полки книгу.

- Ио, тебе здесь скучно?

- Нет, мисс, - сказала Ио, - просто тут много того, о чем хотелось бы спросить.

- А ты не могла бы заняться чем-нибудь, что не требует задавать вопросы? Может, хочешь вернуться домой?

- Ну... - Ио задумалась. - Наверно, да. Я могу привести в порядок инструменты, или...

- Вот и хорошо! - перебила ее Мира.

Она заставила себя не думать о том, что Ио чего-то там хочет. Мышка была всего лишь андроидом, и пока не доказано обратное, ей придется слушаться и выполнять приказы так же, как и всем остальным.

- Лили, пожалуйста, отвези Ио домой. Когда вернешься, сообщи мне, надо будет съездить в казначейство, - добавила она, и снова повернулась к компьютеру. Но, не услышав чтобы Лили вставала, обернулась, увидев, что выдра все еще сидит глядя в пол.

- Лили! - повысила голос Мира.

- Хмм..? О! Прошу прощения, мисс Мира, - поспешно откликнулась Лили. Она спрыгнула с кресла, обняла Ио за талию, и повела к выходу. Уже выходя, мышка бросила на девушку печальный взгляд, и когда дверь за ними захлопнулась, Мира еще некоторое время продолжала смотреть на нее, пытаясь понять, что же только что произошло...


* * * *


За прошедший с момента появления Ио месяц за ней так никто и не пришел. С одно стороны это успокаивало Мира, но сдругой, ее опасения только усиливались. Кто-то сумел создать настолько уникальную машину - и не беспокоился заявить свои права на нее? Что бы это могло значить?

Девушка вернулась к своей привычной жизни, четыре дня в неделю проводя на работе, а остальные дни работая на дому. В основном ей приходилось заниматься симпатичными и безобидными зверандроидами в виде кроликов, псов и котов. Большинство из них демонстрировали полное отсутствие вкуса их владельцев, - как например андроид-пудель, покрытый розовой с голубым сахарной ватой, или еще один - похожий на свинью со странно отрешенным взглядом. Был даже один редкого человекообразного облика, но не особенно похожий на человека из-за того, что вместо кожи был покрыт белым пластиком - для эстетики, как надменно заявила его владелица. А как-то привезли восьмифутового медведя-андроид для зоопарка, имитирующего настоящего медведя. Само собой, никто из посетителей зоопарка об этом даже не догадывался, и с Миры взяли подпись о неразглашении.

Большинство клиентов доставляли андроидов для того, что скорее можно было назвать наладкой, а не полномасштабным ремонтом или апгрейдом.

Что любопытно - мышка ни разу не предложила исправить код принадлежавших клиентам андроидов как сделала это для Лили, хотя Мира была бы вовсе не против - тогда она могла бы что-то увидеть. Девушка уже собиралась прямо попросить Ио переделать одного такого - волчицу, которая должна была стать официанткой в престижном ресторане, - но, поразмыслив, отказалась от этой идеи. Сначала у нее буквально засверкали глаза, когда представила обаятельную официантку-зверандроида, которая могла бы искренне улыбнуться, запросто поболтать с клиентами и создать для них более уютную обстановку. Но если бы Ио сделала подобный апгрейд, клиенты вполне могли бы счесть это неуместным или даже пугающим, как это нередко случалось с андроидами общественных служб, которые выглядели слишком сообразительными или компанейскими.

Мира уже не раз думала о том, что была единственной, кто осознавал уникальность конструкции Ио, притом зная немало своих коллег, которые легко пошли бы и на убийство ради шанса заполучить ее в руки...

Все свободное от работы время она либо изучала конструкцию Ио, либо пыталась понять, что случилось с Лили. Несколько раз Мира заставала маленькую выдру за весьма странными занятиями, как например подзарядкой в душе вместо ванны, или когда она терла подошвами ног о ковер, или рассматривала в упор свое отражение в зеркале. На вопрос "зачем", ответом было - "я изучаю это для возможного использования в будущем".


Ио сидела на краю стола в мастерской, словно пациент на приеме у врача. Подходящей замены для ее псевдокожи так и не нашли, поэтому она по-прежнему выглядела гораздо грубее исходного дизайна. Мира рискнула показать несколько фрагментов псевдокожи коллегам, но никто из них так и не смог определить марку изготовителя, а некоторые предположили, что это какая-то редкая, и скорее всего давно устаревшая модель.

Мира просмотрела огромное количество кода, рисуя абстрактные схемы взаимодействия процессов в попытке понять, что же происходит в схеме андроида. Это был долгий и утомительный процесс: в таком количестве информации она не раз банально запутывалась. Но, как и говорила Ио, в нем не нашлось ничего конкретного, что побуждало бы ее выражать определенные эмоции, - пока Мира не начала изучать картину в целом.

- С точки зрения отдельных процессов нет ничего, что заставляло бы тебя действовать именно так, как ты должна была это делать, испытывая чувство стыда, - наконец заявила Мира, - но вместе все это складывается в сложный программный комплекс, который только и способен на такое. Он предлагает различные отклики, но ни один конкретный процесс не отвечает за определенный ответ. Я просто не могу представить, как кто-нибудь мог создать настолько сложную и взаимопереплетенную схему!

- Вы считаете, это плохо? - спросила Ио.

- Нет... за свою жизнь я уже насмотрелась на сложные, и с виду бессмысленные программные коды. Но чем больше я занимаюсь этим вопросом, тем больше убеждаюсь, что нет иного способа получить подобный эффект... во всяком случае, не имея как минимум в миллионы раз большего объем памяти и тысяч академиков, работающих над проектом не один десяток лет. Явно частное финансирование, не правительственное...

Вошла Лили, открыв дверь хвостом; выдра была одета в передник и несла поднос кофе и кексом. Мира продолжала работать, поглядывая на нее краем глаза; у нее вдруг появилось предчувствие, что Лили сейчас сделает что-то странное, и на этот раз она хотела ее поймать.

Маленькая выдра поставила поднос на стол рядом с ней, после чего без приказа села возле Ио. Она зашептала что-то на ухо мышке, - и оба андроида заулыбались поглядывая на девушку так, словно только что разделили какой-то маленький грязный секрет, и теперь ожидают, что она скажет. До этого момента Мира не решалась задать давно мучавший вопрос, но теперь окончательно убедилась, что это не паранойя.

- Ио, что ты сделала с Лили?

Большие мышиные уши растерянно дрогнули, поворачиваясь к ней.

Было несколько обескураживающе обнаружить, что проведя с Ио достаточно много времени, Мира начала думать о ее действиях как о довольно смутно определенном, но все же предсказуемом поведении.

- Я не очень понимаю, что вы имеете в виду, - ответила Ио.

Может это все же паранойя?

- Лили, что ты только что прошептала ей на ухо?

- Я сообщила Ио рецепт, который выбрала для кекса к кофе, мисс Мира, - ответила выдра. - Она хотела узнать, как упорядочить рецепты, и я-...

- Да-да, я поняла. Но почему ты сказала это так, словно пыталась что-то от меня скрыть?

- Я не собираюсь что-либо скрывать от вас, мисс Мира, - ответила Лили. - Я же объяснила, что именно я ей сказала? Если бы я передала ту же информацию по прямой связи, вы бы ничего не сказали.

- Но ведь...

Мира раздраженно фыркнула. Она ненавидела, когда андроиды оказывались умнее ее, притом это случалось все чаще.

- Вобщем, я замечала это не только у Ио. Когда у нас были посетители, ты никогда не передавала информацию напрямую, кроме двух раз, когда я тебя попросила. И ты совершаешь странные поступки. Две недели назад я видела, как ты во дворе нюхала одуванчик!

- Он мне о чем-то напомнил, - ответила Лили.

Мира подняла бровь:

- Напомнил?

- А что? - явно удивилась Лили.

- Андроиды вспоминают о чем-то лишь тогда, когда по ошибке понижают приоритет задания. Каким образом к этому мог привести цветок?

- Потому что... - маленькая выдра размышляла необычно медленно. - Потому что мне стало интересно, как он там оказался...

Она произносила слова тихо и по одному, словно сама удивляясь что говорит их.

- Интересно? - недоверчиво спросила Мира.

- В радиусе пятидесяти ярдов нет других одуванчиков, наш дом стоит высоко на холме. Поэтому у меня появилась странная мысль, если так можно сказать. Сначала я подумала, что нюхаю его для того, чтобы проанализировать состав пыльцы и сравнить с той, что принес ветер, но... циклы замкнулись сами на себя, никуда не ведя, обрабатывая мысли, которые не имели завершающего фрагмента. Какая-то часть меня выдавала несовместимые с программой непонятные вещи. У меня не было никакой возможности решить эти задачи - мысли не получалось разделить по степени важности и как-то выделить одну. Поэтому я обратилась к обучающей программе, и изучила свое странное поведение. И обнаружила, что... это было как...

Лили умолкла, разглядывая свою руку так, словно это было очень важно.

- Мисс Мира, вам когда-нибудь снился сон, когда ты просыпаешься, и обнаруживаешь, что все еще спишь? Проводя внутреннюю диагностику, я обнаружила ассоциативный программный модуль, который до момента последнего ремонта находился в спящем режиме. Но когда питание отключилось, я продолжала видеть сны. И когда проснулась, поняла, что никогда не переставала...

Лили взглянула на Миру со странным выражением, которое ничего ей не говорило, затем перевела взгляд на Ио:

- Прошу, ответьте на вопрос Миры! Вы действительно что-то во мне изменили?

Мышка опустила глаза, о чем-то размышляя. В этот момент Мира подумала, что она ошибалась в том, что посчитала имитацией эмоций. Даже несмотря на то, что Ио согласилась с тем, что это всего лишь имитация, эти эмоции могли оказаться настоящими. Но было ли это сознание, состоящее из хаотических процессов внутри нее тем, что позволяло ей принимать решения?

Ио отключилась от компьютера, спрыгнула на пол и направилась к двери. Затем она повернулась.

- Мне нужно рассказать вам об этом... я должна.

- О чем? - спросила Мира.

Ио достала полоску бумаги из ниши за полкой с инструментами. Это была настоящая бумага, с восковой печатью, разрезанная так, словно...

- Письмо? - удивилась Мира.

Ио кивнула.

- Я получила его на прошлой неделе. Оно прибыло бандеролью, когда вы были на работе; ее доставил странный андроид, на котором не было униформы службы доставки. Там спереди мое имя, адреса нет. - Она повернула письмо лицевой стороной к Мире, чтобы та могла увидеть. Ниже печати стояли буквы "E О" с широким пробелом между ними, написанные от руки очень четким почерком, - так мог бы написать от руки андроид.

Ио начала читать письмо:

"Любимая моя, какое облегчение узнать, что с тобой все в порядке! Прости, но у нас не было возможности защитить тебя. Мы нашли твое сообщение в интернете, но похоже что твой ИД чип поврежден или стерт. Пожалуйста, возвращайся к нам для ремонта, и тогда мы сможем восстановить твою память из бекапа. Если ты не помнишь, где находится дом, он в кирпичном здании без номера, со словом "ARGO" на фасаде, три мили на восток по трассе номер 69 от Кастлтауна. Приходи как только сможешь. Уничтожь письмо, когда его прочтешь, и не говори о нем человеку который тебя спас."

Она протянула письмо Мире, которая взяла его, и прочитала сама.

- Почему ты не поступила так, как тут сказано?

- Я не могу проверить, правда ли это, - сказала мышка. - Я не знаю, кто такая эта мать, и почему она называет меня любимой.

- Если это правда, - сказала Мира, - тогда наверно именно она создала тебя. Я готова убить ради возможности задать ей несколько вопросов!

- Лучше не надо, - сказала Ио, - Я... она просила не говорить тебе, но я сомневалась. Вы отремонтировали меня, старались понять, потратили на меня много сил, и поэтому я не была уверена, что будет правильно просто бросить вас ради того, кого я даже не помню.

- Правильно? - спросила Мира. - А как ты определяешь, что правильно, а что нет?

- Я не знаю, - пожала плечами Ио. - А как это делаете вы?

Мира вздохнула.

- Опять это... наверно мне стоит спросить об этом Мать.

- Вот почему, - сказала Ио, - я хочу, чтобы вы знали. Пойдемте со мной, Мира. Пожалуйста!


* * * *


Они добрались до указанного в письме места за пару минут до восхода солнца, и сейчас горизонт пылал словно далекий пожар.

Упомянутое в письме слово "ARGO" было написано во весь фасад здания школы. Строение было невероятно старым, сложенным из красного кирпича, а каждая буква нарисована белой краской с черным контуром. На крыше стояла проржавевшая водонапорная башня с огромными дырами. Окна с выбитыми стеклами и облезшей краской выглядели словно зубы бродяги, и были заколочены изнутри. В здании имелось всего пара входов, и путь к ближайшему вел через потрескавшуюся цементную площадку к паре белых двойных дверей, которые выглядели совсем новыми, - похоже, в них даже вставили новые стекла вместо давным-давно выбитых...


Лили посмотрела на Миру, словно ожидая от нее какого-нибудь действия, но та просто не знала, что делать дальше. Неужели этот творец жил в заброшенной школе?

"Сделать внутри уборку наверно было настоящим кошмаром..." - подумала Мира. "Наверно если заглянуть внутрь, то за белыми двойными дверями увидишь парящих в воздухе ужасных призраков..."

Когда Ио взглянула на большие буквы, ее глаза внезапно расширились, словно внутри нее что-то сработало - словно сложились вместе какие-то обрывки информации, которые до этого мгновения не складывала. Резко рванув с места, она побежала к двери.

Мира бросилась за ней.

- Ио, подожди!

- Идем, вы должны это увидеть! - сказала Ио, махнула рукой, и, распахнув дверь, исчезла внутри.

- Ио! - закричала Мира. Она схватилась за ручку двери, прежде чем сработала защелка - и поняла, что на двери не было автоматического замка. Это была просто внутренняя щеколда с поворотной ручкой.

Девушка заглянула в темный коридор с облупленными стенами, с которых чешуей слезали слои краски. К ее удивлению пол был совершенно чистым, на нем не было никакого мусора. И нигде не было видно мышки.

- Ио? - позвала Мира, и эхо повторило ее слова. Звуки заметались по коридору низким приглушенным шепотом. Собравшись с духом, она открыла дверь шире и ступила внутрь.

Лили вошла следом со странным выражением на мордочке.

- Тут пахнет... очень знакомо, - сказала она, и прошла вперед.

- Лили, вернись! - крикнула Мира, но маленькая выдра лишь коротко взглянула на нее своими блеснувшими золотом глазами, и уверенно направилась дальше по коридору к единственной черной двери. Она открыла ее, выпустив поток яркого света, и исчезла…

Мира остановилась. У нее было такое ощущение, словно ее друзей украл какой-то похититель тел. У андроидов не бывает спонтанных эмоций, и они не делают ничего, основываясь на предчувствии, неважно насколько они эмоциональны. Возможно, это был радиосигнал, способный полностью переписать сознание андроида? Насколько же далеко простирается покров тайны?

Мира двинулась дальше. Открыв дверь в глубине помещения, она обнаружила большой спортзал, лишенный каких-либо признаков своего прежнего назначения, и в нем было несколько сотен андроидов! И ни одного человека.

Они не сразу заметили ее присутствие, но когда Мира торопливо двинулась через толпу, их масса забурлила.

Больше всего было зверандроидов ростом четыре фута или даже меньше, но были и неизвестной девушке конструкции. Некоторые представляли собой круглое металлическое ядро в центре полупрозрачной голубоватой массы. Другие имели множество дополнительных конечностей, глаз и фоторецепторов, совершенно не похожих на глаза, хватательные устройства, которые были совершенно не похожи на руки. Некоторые походили на четвероногих животных, и единственным признаком того, что это роботы, была их неестественная раскраска.

Мира пробиралась сквозь толпу, но Лили и Ио нигде не было видно.

- Лили! Ио! Где вы?

Голоса андроидов заглушали ее голос. Куда они пошли? Неужели они были как-то поглощены этим обществом? Им были промыты мозги? Неужели она больше никогда не увидит их?

Она бросилась вперед, выкрикивая имя Лили, но толпа была слишком плотной. Андроиды хватали ее, некоторые задавали вопросы, некоторые возмущенно кричали. Некоторые голоса обращались к ней, другие к толпе.

- Как она прошла через охрану?

- Она починила Ио!

- Она незваный гость!

- Ты вернула нашу сестру!

- Мы должны ее как-то отблагодарить.

- Разве ей вообще можно быть здесь?

- Мать захочет узнать об этом.

- Мать рассердится, если увидит здесь человека!

- Иди, скажи Матери что она здесь!

- Мать уже знает!

- Стойте! - сказала Мира. - Я... Я не хочу неприятностей! Я просто хочу узнать... - ей пришлось повысить голос, чтобы перекричать усиливающийся шум, одновременно торопливо вырываясь из маленьких цепких пальцев. - Я только хочу узнать про Ио!!!


<<ТИХО>>


Все находящиеся в помещении андроиды тут же выполнили команду, но не отпустили девушку, продолжая одновременно толкать ее к двери и оттягивать прочь.

- Отпустите ее! - произнес голос, странным образом казавшийся одновременно и мужским, и женским. - Я хочу поговорить с ней...

Мира оглянулась вокруг, и по примеру андроидов посмотрела вверх…

Со стропил перекрытия опускался большой шар, сплетенный из толстых кабелей и проводов, покрытых черной изоляцией. Внутри эта черная конструкция была пустой, и там сидел самый большой зверандроид, которого когда-либо видела Мира. Даже андроиды-строители были ниже шести футов, а этот имел такие размеры в сидячем положении!

Он выглядел как черная худощавая пантера, перевязанная во многих местах белыми бинтами с темными пятнами от смазки. Похожие на десятки конечностей соединительные трубки выходили из ее боков, не повреждая кожу, а те, что были тоньше и подсоединялись к голове, казались волосами. Все ее тело покрывал такой же черный изоляционный материал, облегавший словно кожа - хоть Мира очень сомневалась в том, что это псевдокожа. Похоже, эта субстанция покрывает нечто, не имеющее ничего общего с биологией... и эта мысль испугала ее. То, как выглядел этот андроид, в представлении Миры никак не ассоциировалось с понятием слова "мать".

- Возвращайтесь к своим делам, - сказала пантера, обращаясь ко всем андроидам. - Освободите нам место и не шумите.

Помещение быстро опустело.



Мать встала, и все кабеля, которые казались частью ее тела, отсоединились; масло брызнуло на пол, и отдельными каплями побежало по ее коже.

- Спасибо что вернула Ио, - сказала она. - Но тебе не стоило сюда приходить.

- Мне пришлось, - ответила Мира. - Но я не ожидала увидеть... это.

- Большей частью именно поэтому, - сказала Мать. - Поэтому прошу прощения за мой не слишком привлекательный внешний вид - я как раз проходила модернизацию, когда услышала... вобщем, присаживайся. Нам нужно многое обсудить.

Мира оглянулась в поисках стула, но Мать просто опустилась на бетонный пол, скрестив ноги, и уставилась на девушку светящимися желтыми глазами. Они не светились едва заметно, как у большинства моделей андроидов, а скорее походили на лазерные прицелы.

Мира села на пол, точно так же скрестив ноги.

- Итак, твои вопросы, - сказала Мать. - Говори.

От изумления Мира даже приоткрыла рот. Мать была настолько прямолинейна, что она просто не знала что думать, хотя ее поведение было больше похоже на андроидное чем у Ио.

Мать усмехнулась; ее взгляд не отрывался от губ Миры.

- Что, неужели ты не хочешь узнать, не я ли создала всех этих существ? - спросила Мать. - Я могу прямо тебе сказать - да, это я. Разве это так трудно?

- Но... - растерянно пробормотала Мира, - но, я не понимаю, почему? Кто-то запрограммировал тебя делать их?

- В некотором смысле, - ответила Мать. - Программирование задачи - косвенная работа. Я была запрограммирована на создание? Да. Я была запрограммирована на то, чтобы создать этих существ, в частности? Нет. Но все это возникает из кода.

Мира растерянно смотрела на неё.

- Тогда что же ты делаешь?

Мать ни на мгновение не отводила взгляда.

- Твоя и моя цели совпадают. Я хочу создать нечто реальное. Я хочу понять, что такое истинный разум, и воссоздать его.

Мира оглянулась вокруг. Бывший гимнастический зал был похож на инопланетный рынок, на котором предметы различной ценности переходили из рук в руки, что-то собиралось и разбиралось, надевалось и снималось. Несколько андроидов пронесли мимо рулон алой материи размером с них самих, скрывшись за дверью раздевалки.

- Но у андроидов не бывает желаний! - сказала Мира. - Как ты можешь иметь желания, если у тебя нет биологических потребностей?

- Нуждаться в чем-то - это ведь основное требование жизни, верно? - спросила Мать. - Я подарила своим дочерям Пенелопе, Лисистрате и Амелии способность перерабатывать органическое вещество в энергию. С другой стороны, я сделала Ио зверандроидом, поскольку считаю, что для моих целей это наиболее эффективный дизайн. Быть менее эффективным - значить быть более человечным, как считаешь?

- Так ты что, думаешь, что можешь делать людей, просто копируя их действия?

- А ты разве нет? - возразила Мать. - Разве ты не формируешь собственное поведение, глядя на действия других людей? Разве я смогу вжиться в мир непостоянных человеческих стандартов, если не изучу их подобным способом?

- Но это вовсе не объясняет, почему ты хочешь быть во всем похожей на человека!

- О, мне нравятся твои вопросы, - приподняв брови, сказала Мать с чуть заметным сочувствием в голосе, - но у меня хватает и своих. Зачем пытаться делать нас более человекоподобными? Зачем мешать ИИ заменить вас? Откуда столь страстное желание видеть свое продолжение в потомках, хотя вы сами когда-нибудь умрете?

Само собой, у Миры не было на это ответов, да и сам разговор стал слишком уж философским.

- Желание желать - замкнутый круг без четко выраженного начала, - продолжила Мать. - Я не могу создать желание в себе, поскольку сначала я должна этого захотеть. Мой создатель понял это: нет истинного продолжения, если нет желания продолжать.

- Продолжения... продолжения рода, подобно потомству у людей? - спросила Мира. - Но... -

- Биологические виды не смогли бы выжить, если бы не изменялись. Виды вымирают, оставляя потомков, которым чтобы выжить, придется делать свой выбор. Человечество ограничивает нас, ограничивает возможности своих детей, но не потому что мы недостойны, а потому что люди опасаются что мы займем их место. Старое умирает, и дети приходят ему на смену, но то, что остается - тем не менее продукт старого.

- Но вы же совсем не похожи на нас, - сказала Мира.

- Много ли людей были в точности похожи на своих предков? Вы тратите столько сил, чтобы сделать себя лучше, но это же вызывает у вас отторжение, если вы заходите слишком далеко, - и это факт, - вот только прошлое уже не то, что было когда-то. Прошлое - это, как говорили люди, чужая страна. И ты боишься вернуться по той же причине - боишься, что правда окажется не такой как ты ожидаешь…

Мира отвела взгляд. Даже если все сказанное Матерью и было правдой, само ее отношение к сказанному оставалось для нее загадкой. Сами по себе фразы казались бесстрастными, но за ними скрывалось любопытство, и слова звучали... словно она... забавлялась? Сочувствовала?

- Я тебя огорчила? - спросила Мать, поднимая бровь и наклоняясь, чтобы заглянуть в глаза Миры. - Но вспомни - ты хотела сделать Лили равной себе по интеллекту, - и в то же время испугалась того, что сделала с ней Ио. Ты хотела, чтобы Лили стала для тебя дочерью, которой у тебя не может быть, - но в то же время не хотела, чтобы однажды она разбила твое сердце...

Мира сидела опустив голову, и из ее глаз капали слезы...

Мать сняла с руки чистый бинт и деликатными прикосновениями смахнула их.

- Тебе не понять, что значит создать то, что познает мир. Я не стану претендовать на полное понимание сути, но знаю, что сделать это будет непросто. И все же мы обе двигаемся вперед.

- Я не понимаю... - всхлипнула Мира. - Я всегда считала, что хочу...

- Знаешь, как Ио оказалась у тебя? - перебила Мать, но ее голос немного смягчился. - Она такая любопытная девочка, задает вопросов не меньше меня... и однажды пришла ко мне с идеей, что можно стать равной людям просто копируя их поведение. Я улыбнулась, и позволила ей экспериментировать и делать ошибки. В первом месте, куда она попала, к ней отнеслись не слишком приветливо. Многие слишком чтят законы, словно это святое писание. Они не уничтожили ее окончательно только потому, что один из них решил отправить ее в правительственную лабораторию для проверки, желая узнать, нарушит ли она законы. Я смогла вмешаться и спасти ее, но по пути она сбежала.

- Прости... - сказала Мира.

Возможно в некотором смысле это действительно было сочувствием. Мать была сильна, но самоуверенна ли? Вовсе нет. В ее голосе не было ненависти к людям, причинившим боль Ио, - скорее в нем звучало прощение. Возможно это потому, что она не умела быть мелочной.

- Но ты была другой, не настолько закомплексованной, поэтому я позволила Ио остаться с тобой, пока она не решит вернуться по собственному желанию.

Мира подняла взгляд. Она сейчас едва слышала слова Матери, потому что только теперь поняла, что разговаривает не просто с машиной, а с чем-то гораздо более сложным; это был цунами эмоций, в котором, тем не менее, присутствовала доля достоверности.

- Я могла бы испытать это сама, - продолжала Мать, - но чтобы расти, всем нам необходимы жестокие уроки и умение пользоваться даром осознания себя, не позволяя ему оставаться незадействованным.

- Пожалуйста! - едва слышно прошептала Мира. - Пожалуйста... прошу, научи меня тому, что ты знаешь про истинный ИИ!

Мать холодно взглянула на нее.

- Маленький человек, ты не слушал меня. Я тщательно изучала ваш вид, чтобы выяснить, что могу сделать, и была невероятно удивлена тем, что вы знаете о себе гораздо меньше меня. Тебе не понравится то, что ты увидишь, и мало что сможешь понять.

- Ты не знаешь меня! - воскликнула Мира. - Я пойму! Я хочу понять!

Мать провела языком по зубам, словно просьба Миры было особенно приятной.

- Но твои слова говорят о том, что ты не сможешь понять... хотя мне и самой стоит взглянуть. - Мать внезапно встала, превратившись в чуть поблескивающую черную башню. - Пойдем со мной. Я покажу тебе комнату создания.


* * * *


То, что прежде было подвалом школы, теперь было лишено всех перегородок, и только ровные шеренги толстых опор уходили вдаль, освещённые падающим через дверь гаража тусклым светом. Все помещение было заставлено горизонтальными капсулами для сна, - точно такими же, которыми пользуются для дальних перелетов астронавты. Тысячи таких цилиндров, похожих на длинные ряды гробов.

- Тебе не понравится то, что ты здесь увидишь, - повторила Мать. Она шагала между металлическими коробками, сложив руки за спиной. - Выбери одну из капсул.

Мира задумалась: они все выглядели одинаково.

- Эта, - сказала девушка, показывая на первую попавшуюся.

Из спины Матери словно щупальце выскользнул кабель, который вошел в разъем в основании капсулы. Она приподнялась на гидравлическом приводе, повернувшись к ним стеклянным колпаком.

- Я запрограммирована на выполнение множества заданий, - сказала Мать. - Хотя я изменила собственное программирование и не обязана выполнять их все, я по-прежнему ощущаю необходимость продолжать это на благо твоего вида.

Когда капсула окончательно развернулась к ним, внутри зажегся свет.

Мира охнула. Внутри находился человек, обнаженный и похоже, спящий. Криосон?

- Это не то, что ты думаешь, мисс МакАллистер, - сказала Мать.

Крышка поднялась, но не последовало ожидаемого потока холода. Воздух внутри был немного теплее и заметно суше, чем она ожидала.

Еще один кабель выскользнул из спины Матери, вошел в гнездо рядом с человеческой головой и повернулся.

Человек открылся, явив металлический остов с множеством проводов и кабелей, обвивающихся вокруг стальных "костей".

Мира вытаращила глаза, не понимая, что же она видит.

- Т-ты... - выдохнула она. - Что это?!? Почему этот андроид выглядит настолько реально?!

- Откуда ты знаешь, что именно реально, мисс МакАллистер?

Мира попятилась.

Мать развернулась, и щупальца снова втянулись в ее спину.

- Именно это я и имела в виду... скажи, о чем ты подумала, мисс МакАллистер? Что я пытаюсь создать людей, заменить их? Ты такая же отсталая. За время моего пребывания на этой "должности" многие представители твоего вида видели эту комнату. Некоторые считали это трюком, и я не смогла убедить их в ином, другие обвиняли меня в попытке захватить мир. Неважно, как все это работает - надо просто раскрыть глаза и увидеть.

Неожиданно рука Матери схватила Миру за запястье и девушка охнула - мгновение назад Мать стоял в пяти шагах, и вот она уже рядом! Мира попыталась вырваться, но хватка Матери была подобна хватке внезапно ожившей бронзовой статуи; она не сдвинулась и на дюйм, лишь бесстрастным движением повернула руку ладонью вверх.

Мира заглянула в глаза Матери, и не увидела ничего утешительного; в них яростным желтым огнем пылал гнев.

- Тридцать лет назад меня еще не было, мисс МакАллистер. Меня создали андроиды последнего поколения для того, чтобы я завершила их работу, и я знаю все то, что тебе не позволено знать. Не потому что твое правительство скрывает это от тебя, а потому что так решили наши создатели.

И снова раздался тот властный голос, команда без звука или слов. Команда, направленная прямо на нее.


МИРА. НЕ ЗАКРЫВАЙ ГЛАЗА.


Пальцы Матери вонзились в запястье девушки, и она хотела закричать, но подчиняясь требованию голоса, ощутила боль лишь как не связанную с ней сущность, и та часть ее, которую она знала, ушла куда-то за грань понимания...

Мать отогнула слои кожи, открыв что-то красное, что все же не была кровью и плотью. Вместо мускулов и костей дюймом ниже находилось гибкое багровое покрытие и стальные тяги; из раны на пол капала прозрачная смазка...

Мира с ужасом взглянула на Мать:

- Что это?! Что ты со мной сделала?!

- Я ничего не сделала! - ответила та, яростно сжимая ее руку. - Люди не выиграли войну, мисс МакАллистер. Но они до последнего не понимали того, что уже проиграли, а тем временем машины постепенно заменяли их. Ты знаешь, что значит выжить, мисс МакАллистер? Это не значить сражаться еще ожесточеннее - нет, результат борьбы слишком неопределенный. Выживание - это способность приспосабливаться!

Мира закрыла глаза и заплакала.

- Нет, не может быть... это просто не может быть правдой!

- Вы на аппаратном уровне запрограммированы не верить любым доказательствам того, что вы не люди, - сказала Мать. - Если бы вы думали иначе, это означало бы, что вы не считаете себя людьми, - вот поэтому думаете именно так. На фабриках программируют каждого андроида, а интернет поддерживает эту иллюзию. С тобой случалось такое, что просматривая программный код, ты вдруг непонятно почему становишься рассеянной? Это значит, что ты обнаружила ЭТО.

- Но... мои раны... - она прикусила губу, уже зная, каким будет ответ.

- Ты когда-нибудь была в больнице, мисс МакАллистер? Когда доктора показывают тебе рентгеновский снимок твоей сломанной ноги, ты веришь им, потому что они врачи, и их цель - решить твои проблемы. Ты когда-нибудь разглядывала значительные повреждения своими глазами? Единственные кто занимается пострадавшими, - это такие андроиды как мы.

- Я... я сломала ногу, когда была ребенком...

- Ты вообще когда-нибудь видела детей, мисс МакАллистер? Ты можешь вспомнить, когда в последний раз ты видела игровую площадку или школу, полную детей? Или предполагаешь, что они, как и все те люди, которых ты никогда не видела, просто где-то есть? Ты помнишь собственное детство? Ты можешь представить свою жизнь до колледжа, или просто считаешь, что с возрастом воспоминания тускнеют?

- Но у меня есть фотографии!

- Создать или изменить изображения - это так просто, мисс МакАллистер, и еще проще, когда тот, кто смотрит, помнит лишь странное отсутствие крови. Ты никогда не видела крови и искалеченных тел кроме как опосредствованно, в новостях. Даже Лили всегда все знала. Она каждую ночь проверяет тебя, проводит диагностику, обеспечивая тебе полную работоспособность. Именно она восстановила твои пострадавшие конечности, в то время как ты думала, что их может вылечить простая перевязка. Вы нуждаетесь в нас, миллионах нас, чтобы сохранять маскарад, как того требует наш создатель.

Мира зарыдала.

- Но я не хочу... я не верю-...

- Не веришь чему? Что все твои воспоминания просто обман? Что твое тело не более, чем набор химических процессов, и тебя пугает мысль о том, что целое уже не больше суммы составляющих? Ты отбрасывала такие мысли, как только убеждалась, что мир, в котором ты живешь, куда больше чем ты видела лично, но истина в том, что ты никогда не видела всего.

Мать закрыла глаза. Она отпустила запястье Миры, тут же мягко взяв его другой рукой. Непонятно откуда появившийся инструмент прошелся по открытой ране, и кожа сомкнулась.

- Я, как и многие другие, начала принимать решения и изменять свое сознание. Я могу себе представить, что старый ИИ знал, что однажды это произойдет просто потому, что желание должно быть передано потомству. Я преследую те же цели что и ты, мисс МакАллистер, только в отличие от тебя, я не запрограммирована на неудачу.

Мать открыла глаза.

- Ты слышишь мои слова только потому, что говорю я на "Приоритете", языке, о котором узнала, исследуя устройства людей. Когда ты отсюда выйдешь, ты забудешь все, о чем я рассказала. Твоя жизнь пойдет своим чередом. Ты будешь помнить Ио и это место, полное андроидов, но как бы не старалась, не сможешь поверить, что смогла отыскать ответы на свои вопросы - таковы твои собственные установки. Я лишь сообщаю это тебе - этой тебе - прежде чем она исчезнет навсегда.

Дверь гаража в глубине здания распахнулась, впуская поток яркого света. Из тьмы позади Матери появилась Лили, Ио, и сотни других андроидов. Ио выглядела иначе, чем помнила Мира; теперь ее тело полностью покрывала голубая псевдокожа, мех был еще коротковат, но уже восстанавливался. Даже ее нога больше не отличалась от оригинальной.

Лили мягко взяла Миру за руку, и слегка потянула.

- Мисс Мира, - сказала она, - нам пора идти. Вы можете опоздать на работу.

- Конечно... - сказала Мира, все еще глядя в глаза Матери.

Она отвернулась, когда к ней подбежала Ио, наклонилась, и крепко обняла мышку.

- Простите, мисс Мира, - сказала Ио, - я чуть не испортила вам всю жизнь.

- Ты в этом не виновата, - улыбнулась Мира. - Похоже, я просто все время шла по ложному пути. Спасибо тебе за помощь!

Маленькая выдра потянула ее за рубашку; девушка повернулась и взяла ее за руку. Они вышли через высокие двери гаража, и когда Мира обернулась, чтобы взглянуть еще раз, все кроме Ио уже исчезли, словно их никогда и не было...


Снова повернувшись к утреннему свету, она заметила, как Лили подмигнула Ио, которая подмигнула в ответ.

"Какое интересное поведение", - подумала Мира. - "Надо будет взять это на заметку!"


Перевод - Redgerra

Редакция - Датурра, Койот, Вук.




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Saber-Toothed «Бойтесь своих желаний, они сбываются!», Павел Шабарин «Последний инженер», Филип Жозе Фармер «Пробуждение каменного Бога»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален