Furtails
Владислав Семецкий и Алексей Федореев.
«Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава 9. "Четыре Пути"»
#в душе #война #грустное #верность #магия #милитари #мистика #насилие #смерть #трагедия #триллер #фантастика #гепард #гермафродит #демон #змея #летучая мышь #медведь #чудовище #ящер
Своя цветовая тема

Глава девятая.

Четыре пути.

В глубинах пещер царила ужасающая тишина, и тьма отлично подчёркивала это своими широкими, непроглядными контурами. Слышно было только, как со сталактитов потихоньку капала вода, чьи капли падали на неровный каменный рельеф, который сложно назвать полом. Гармонию тишины пещер нарушили еле слышные шаги. Кто-то с трудом переставлял ноги, учитывая, что он на одну из них хромал.

Орхан еле двигаясь, плотнее сжавшись в своём плаще от веющих ужасным холодом каменных стен. В особенности холод проникал в рану не голени тигра, от чего его конечность конкретно закоченела и просто напрочь отказывалась шевелиться.

Не в силах продолжать свой путь, воин упал на колени, из-за чего почувствовал новый прилив боли. Мокрый ледяной пол ещё больше добавлял дискомфорта, когда Орхан оперился на него руками. Ладони, обожженные холодом, повторяли судьбу тех же ног, но белого тигра не волновали его раны – он впал в глубокие мысли о мести, которым вряд ли дано было свершиться. Когда Орхан сражался со Штайнером, он не рассчитывал, что василиск будет настолько силён, и это говорило об одном – этот змей не обычный бандит.

«Да кто же он вообще такой, чёрт подери?!» - подумал про себя тигр, беспрерывно глядя на свою дрожащую ладонь, которую он тут же сжал в кулак. – «Вроде бандит, да сражается искусно, как воин… Вроде пьяница, да глаза умные… На наёмника он точно не похож, но он точно военный… это сразу видно»

Думая об этом, Орхан поднял глаза, посмотрев вперёд и увидел то, что не ожидал увидеть… Где-то глубоко во тьме что-то сверкнуло, да так быстро, что понять было невозможно, притом, она никак не освещала пещеру, а выглядела, как белое клякса на чёрном фоне. Неведомо почему, но тигру на этот момент стало страшно, и он замер, безотрывно пялясь вперёд. Новая вспышка появилась также внезапно, как и первая, но уже Орхану показалось, что эта оказалась гораздо ближе к нему, чем предыдущая.

Собравшись с силами и стараясь побороть страх, тигр поднялся и неторопливо побрёл вперёд, сбивчиво глотая воздух. Появилась новая вспышка, на этот раз ещё ближе.

Сердце тигра колотилось так сильно, что даже можно, не напрягая уши, услышать биение.

«Освободи меня…» - эхом пронёсся по пещере голос из темноты.

Впереди явно что-то было… Что-то живое, но разглядеть что либо – являлось непосильной задачей.

Орхан остановился и залез правой рукой под плащ, доставая из внутреннего кармана светящийся камень, чей свет сначала был очень слабым, сначала… И лучше бы он таким и остался, ибо вытянув свою руку, кристалл засветил ярче, но перед собой воин увидел то, что повергло его просто в панический ужас… Он увидел перед собой гигантскую, осьминогоподобную морду со здоровенными жёлтыми глазами, от чего закричал, к чему чудовище отнеслось вкрайне агрессивно. Оно обмотало ноги Орхана одной из своих щупалец, на физиономии, от чего тигр упал и уронил светящийся кристалл, который при столкновении с полом, разбился вдребезги. Тигр вцепился когтями в каменный пол, но это ему не помогло, учитывая, что монстр был гораздо сильнее его. Попытка удержаться, закончилась для Орхана тем, что он просто сломал свои когти, когда чудовище потянуло его к себе.

Свет пропал… крики воина наполняли вновь окутанную темнотой пещеру.


Взяв с собой всё необходимое снаряжение в виде еды, оружия, патронов, чистой одежды и укомплектовав всё это в один рюкзак, Шети вышла из дома, подвязывая на голове синию бандану с прорезью для ушей. После того, как волчица попрощалась с Владимиром, она вместе со Снежком направилась к скалистому берегу, откуда и хотела начать поиски Шанди. Со слов крокодила, девушка узнала, что под Дансалисом простиралась довольно большая сеть пещер и тоннелей, не считая построенных когда-то в глубинах этих коммуникаций укреплений. Волчица была уверена, или скорее верила, в то, что кобра и её друг попали в море.

Шагая по камням, которыми был усыпан берег, Шети оглядывалась по сторонам, выискивая любую точку выхода из пещер, и вскоре она наткнулась на одну из них. Дыра, проделанная в скале, располагалась очень высоко где-то в двенадцати метрах над головой, да и залезть туда проблематично, учитывая, что если волчица попытается вскарабкаться, то ей не за что будет зацепиться.

Не прошло и секунды, как Шети от мыслей сбил Снежок, который в свою очередь стал вынюхивать камни. Сергал громко сопел, что заставило волчицу улыбнуться, так как детёныш мало того, что выглядел умиляющее, так и все его действия казались забавными, но после того, как Снежок поднял голову, при этом смотря в сторону моря, он залаял подобно собаке.

Шети : Что такое, Снежок? - озабочено спросила волчица, встав рядом с сергалом на одно колено. Детёныш не замолкал и всё смотрел вперёд. Шети догадалась, что он имел в виду. Опасения волчицы подтвердились: «Значит Шанди и вправду оказалась в море. Но, что с ней теперь?»

С этими мыслями девушке стало темно и грустно на душе, и Снежок разделял её чувства. Зверёнок жалобно заскулил, прижав свои большие ушки к голове.

Шети : Не расстраивайся, - успокоила его волчица, начав гладить по голове и спине. – Мы найдём её, да вот где только нам раздобыть лодку?..

Как только рука девушки едва ли сделала следующий заход для поглаживания сергала, как тот начал рычать и шерсть его на спине встала дыбом. Волчица ошибочно подумала, что Снежок зарычал на неё, но убедилась, что это не так.

Через долю секунды, детёныш развернулся мордой к пещере и стал лаять. Шети также оглянулась и теперь видела, что на выходе у пещеры стояло нелепое создание с осьминогоподобной головой и четырьмя конечностями, двое из которых заканчивались острыми крюками. Монстр взревел, растопырив все щупальца на морде, тут же кинувшись к волчице, но когда он подошёл достаточно близко, Шети с разворота огрела его ударом ноги по «физиономии». Получив от ботинка добрую порцию боли, уродец попятился назад, и пока он приходил в себя от кратковременной контузии, волчица одной рукой вытащила из рюкзака ружье модели «Mossberg 500A Cruiser» с двадцатидюймовым стволом, который отдал ей Владимир за даром, и сразу сделала первый выстрел в торс твари.

Выпущенная из ружья дробь нанесла монстру огромные повреждения, даже разнесла две правые конечности, при этом повредив бедро, благодаря чему он рухнул, беспомощно скуля.

Шети : Что это за тварь?! – риторично спросила волчица, держа дёргающегося в конвульсиях монстра на мушке.

Внезапно, чудовище подняло голову, и вновь растопырив свои щупальца и противно зачмокав своей ротовой присоской, из которой в свою очередь подобно пуле выплеснулась прямо в девушку струя мутно-зелёной жижи. Шети и Снежок резко отскочили в разные стороны и после этого, волчица совершила контрольный выстрел, на этот раз в голову, из-за чего «кочан» твари разлетелся на куски в разные стороны, как тыква под кувалдой.

Опустив оружие, Шети облегчённо вздохнула, и посмотрела на Снежка, а тот в свою очередь глянул на волчицу и весело гавкнул.

Но вскоре, сергал снова начал рычать, глядя на пещеру, и посмотрев туда же, куда и детёныш, Шети пришла в шок. Из отверстия в огромной, вертикальной каменой стены несметным количеством начали выползать остальные осьминогоподобные чудища.

Девушка инстинктивно принялась потихоньку отходить назад, стреляя в монстров не целясь, а Снежок был что-то вроде своеобразным сигналом об опасности – он гавкал, когда к Шети приближалась тварь, которую она не успела убить, но после того, как волчица выстрелила осьминогоголовому в упор прямо в живот, внезапный глухой щелчок в ружейном затворе сообщил о том, что весь боезапас в размере десяти патронов полностью иссяк.

Но перезаряжаться времени не было, ведь пока волчица будет вставлять каждый патрон в оружие, эти уроды смогут сцапать вместе со Снежком. Шети быстренько огляделась по сторонам и поняла, что ей лучше бежать.

И тут же, прихватив Снежка за пазуху, бросилась со всех ног бежать вдоль берега. Однако твари отказывались от возможности упустить случай отведать мясо молодой зверянки. Голготы пустились в погоню за волчицей и что самое худшее, они легко её догоняли, благодаря тому, что они использовали свои острые конечности, как основную ходовую часть.

Снежок снова гавкнул, тем самым намекая на опасность, а Шети быстро смекнув, что уродец, что был впереди всех, вот-вот её схватит, на бегу треснула ему прикладом ружья, что бы нанесён в шею. Ударила девушка довольно сильно, учитывая смачный хруст шеи после удара.

Голгот упал на камни, а его сородичи, не обратив внимания на своего израненного собрата, продолжили погоню.

«Я, конечно, могу долго бегать, но не вечно…» - подумала волчица про себя. – «Если хоть чуть-чуть замедлю шаг – мне конец!»


Устав от бесконечных перелётов из одной локации в другую, да и к тому же учитывая временный эффект зелья, пусть даже с кровью самого Хоруса, Виктория решила отдохнуть немного. Ещё за секунду до того, как действия отвара кончилось, мышка приземлилась весьма удачно – меч вонзился в твёрдую поверхность скалы, а сама нетопырёнок воспользовалась рукоятью, как жёрдочкой, только стоящей вертикально.

Виктория : Оооой… - вздохнула мышка, потирая отёкшие лапки. – Если бы я знала, что мне предстоит такая долгая дорога, не стала бы пить столько молока… - и тут она встала и, приставив крылышко над глазами, попыталась осмотреть местность. – Ну где же этого Штайнера черти носят?! Наверное, опять валяется где-нибудь бухой в дрова, как в прошлый раз, когда он мусорный контейнер перепутал со своим мотоциклом. Да и вообще, как девушки ещё с ним целуются? От его пасти табаком за целую солнечную систему воняет… ну ладушки… - мышка взяла в лапки флакончик и обратилась к нему, как живому существу. – Ну давай, покажи мне, где этот большой и глупый змей гуляет!

Демонический отвар, наполненный оскверненной кровью Тёмного Бога, внутри сосуда стал чуть светлее и показал мышке фрагмент нарисованной местности, похожий на рисунок очень старой карты. На ней был изображён берег, чёрный крестик, отмечающий местоположении Виктории, а синий крест, представленный в виде Штайнера,– на острове, что был далеко от берега, где сейчас была мышка.

Виктория скорчила злобную мордашку, полагая, что ей придётся пересекать море и что самое худшее, зелье придётся пить на лету, что неудобно. Ведь посреди моря нет места, где можно сесть и продлить эффект отвара – в противном случае, мышка просто не удержит тяжеленный меч, а то и вообще может пойти с ним на дно морское, если не отпустит рукоять. От такой безысходности, нетопырёнок вздохнула, закрыв глаза.

И вдруг ушко мышки дёрнулось, уловив посторонний шум, в виде громкого женского дыхания и больше дюжины рычаний и хлюпаний. Виктория стоило всего один раз порхнуть крылышками, чтобы взлететь на достаточную высоту для осмотра местности. Оглядывая территорию, что была в пределах поля её видимости, она заметила мчащуюся волчицу от преследующих её стада отвратительных тварей, с головоногими моллюсками, вместо обычных голов.

Виктория : Голготы! – воскликнула мышка, принявшись открывать флакон и перед тем, как сделать глоток, она пригрозила. – Ну ничего! Я покажу вам, как девочек обижать!

Сделав всего один глоток, нетопырёнок рванула словно пуля, словно молния рассекающая небеса, готовая сжечь всё на своём пути прямиком на внезапно замерших в изумлении чудищ.

Нарекание «пуля» в адрес мышки было вполне уместно, ибо она теперь была многократно сильна, вынослива и быстра, что позволяло ей мгновенно своим маленьким телом прошивать насквозь каждого попавшегося голгота на своём пути. А когда Виктория пробивала головы, то они просто разлетались не хуже, чем от попавшей в них дроби из ружья.

Когда белая волчица оглянулась, рычание стихло, а сама она ужаснулась, гадая, что за сила могла отправить толпу тварей в вечный нокдаун.


Шети не торопясь перевела дыхание, всё ещё не отрывая глаза от окровавленных тел монстров, а как раз на одном из этих тел сидела крохотная, пурпурная летучая мышка, вся в зловонной слизи. Нетопырёнок скрестила лапки, корча недовольную мордашку, видимо виня себя за свой поступок, который, можно сказать, был опрометчивым, и это привело к тому, что от неё теперь очень нехорошо пахнет. Ну, по крайней мере, она была довольна, что смогла кому-то помочь, пусть это будет даже незнакомая зверянка, неписанной красоты, с длинными по самый пояс волосами, белоснежной шерстью и глазами аквамаринового цвета.

Мышка поднялась и побрела к волчице военной походкой, но это смотрелось так умилённо, что Шети улыбнулась и даже засмеялась.

Девушка встала на одно колено и приложила руку к земле, ладонью к верху, чтобы летучая мышка смогла на неё залезть.

Шети : Пожалуй, я обязана вам жизнью, миледи, - улыбаясь, великодушно сказала волчица, приблизив ладонь на уровень своего лица.

Виктория : Что верно, то верно! Какая же ты слабенькая! Не могла справиться с этими ничтожествами! – недовольно заверещала мышка.

Шети : Благодарю вас, о храбрая спасительница! – волчица шутливо поклонилась, чуть прогнувшись вперёд, выдвинув правую ногу и склонив голову, как мушкетёр.

Виктория : Не фамильярничай! У меня важная миссия, а ты тут со мной шутки шутишь!

Шети : Какая миссия? – она приблизила мордочку ближе к мышке, на что та уткнулась лапками ей в нос и попыталась оттеснить волчицу от себя.

Виктория : Не твоё дело!

Шети : Но мне же интересно! Может я могу помочь и как-то отплатить вам за мою спасение? – ласково предложила девушка.

Виктория : У тебя, небось, своих дел полным-полно! – нетопырёнок скрестила лапки и с гордым видом отвернулась. – Мне, между прочим, нужно подумать о том, как пересечь море!

Шети : Но ты же можешь летать! – заверила волчица. – Что тебе мешает?

Виктория : А вот что! – мышка, не глядя, указала лапкой на высокую скалу, откуда она слетела и волчица увидела торчащий из земли громадный меч.

Девушка даже присвистнула.

Виктория : Во-во!

Шети : Но раз уж так, то как ты сумела его поднять, чтобы аж добраться до этого берега? Вид у тебя потрёпанный, сразу видно, что ты прилетела издалека.

Виктория : Между прочим, у меня особое снадобье, которое делает меня сильной! – мышка повернулась и хвастливо показала маленький флакончик, который был подвязан на её шее. – А прилетела я с планеты Земля по приказу Заориша – предводителя секты «Кровавый Закат»!

Шети : «КРОВАВЫЙ ЗАКАТ»?! – ошеломлённо переспросила волчица. – Не может быть! Эта секта давно уничтожена!

Виктория : А вот и нет! Там все живы и здоровы…

Шети : Я ненавижу «Кровавый Закат» и всех маньяков, которые там состоят! Ты хоть знаешь, сколько они переубивали детей, женщин и стариков?! Сжигали, уродовали, расчленяли… - девушка опустила голову, а вместе с ней и взгляд. Неожиданно её тело дрогнуло, из глаз волчицы потекли слёзы.

Виктория : Ну не плачь… - попыталась мышка успокоить волчицу. – Не плачь, пожалуйста. Я же всего лишь выполняю приказ своего хозяина. Кстати, я тебе так и не представилась! – улыбнулась нетопырёнок. – Меня зовут Виктория!

Волчица представилась : Шети… - и свободной рукой вытерла слёзы. – И мне тоже нужно пересечь море…

Виктория : Ну вот и ладушки! Вместе будет веселее! Мы вдвоём!..

Шети : Втроём, - поправила волчица, в тот момент, когда из-за её спины выполз напуганный детёныш сергала. – Знакомься, это Снежок.

Виктория : Привет, Снежок! – поздоровалась мышка, спрыгнув с ладони волчицы прямо перед мордой детёныша.

Нетопырёнок было хотела его погладить, но сергал, учуяв довольно неприятный запах от мышки, чихнул так, что мышка покатилась кубарем.

Шети : Похоже, вы с ним точно поладите! – засмеялась волчица.

Виктория : Чурбан невоспитанный… - сказала она, потирая ушибленный задик.

Повернувшись в сторону, казалось бы бескрайнего океана, Шети вдохнула воздух, пропустив в свои лёгкие солёный бриз, и любуясь на медленно восходящее солнце сказала про себя – «Подожди меня, Шанди… Я скоро приду…»


Небо над Неон-сити уже много часов было затянуто клубами дыма от многочисленных пожаров и дождевых туч. Местами сквозь чёрную призму, которая возникла в присутствии Альянса, пыталось пробиться солнце, но оказавшись не в силах биться, свет уступил тьме.

Пошёл дождь. Не сильный.

Солдаты выносили из неповрежденных вовремя вторжения домов множество ценных вещей и вытаскивали укрывшихся в них зверян и на всё это смотрели глаза Грэйвулфа, стоящего на трапе приземлившегося крейсера, который собой раздавил не одну дюжину зданий.

Волк решил в такую мокрую погоду надеть кожаный шинель-дождевик – одежду не только непромокаемую, но и весьма стильную для любого высокопоставленного офицера.

Рядовой : Ваш кофе, генерал! – воскликнул подошедший к волку солдат, который держал в левой руке кружку.

Грэйвулф : Спасибо, солдат. Nomine! – отдал приказ тот, как только он перехватил ёмкость.

Рядовой быстрым шагом направился к своему отряду, а волк, отхлебнув немного кофе, устремил взгляд, как несколько солдат с подвидом демонов били палками молодого жирафа, лишенного ноги. И судя по давно затянувшейся коже, потерял он свою конечность довольно давно, скорее всего какая-нибудь авто-авария. Но Грэйвулф не предпочёл отвлекаться на подробности, ему просто хотелось насладиться тем, как справедливая кара настигает беззащитного обывателя жалкого, слабого правительства, которое никогда не будет вести войну по-честному. А Альянс известен тем, что если не вести с ними бой без страха, упрёка и пафоса, то они уничтожают целые населения. Агрессия нацистов была просто неумолима и бесконечна - если кто-то их разозлил, то никто из них не успокоится, пока этот кто-то не умрёт или хотя бы будет замучен до полусмерти.

Была даже одна трогательная история на планете Фальнар, о том, как один травоядный зверянин влюбился в девушку из вархонийской расы. Дева отвечала ему холодно, но тот всё же настаивал на своём. Он пытался приударить за ней, пригласить куда-нибудь, ну и в конце концов, прикоснуться к «запретному». Однако, этот роман печально кончился для него и его семьи. Вархонийская дева рассказала об этом парне местной полиции, что именуется Гестапо, и в тот же вечер вся семья того зверянина была просто вырезана, как стадо баранов на бойне, а самого его прилюдно выпотрошили на улице и выбросили труп прямо на перекрёсток дорог, при этом запретив убирать труп.

Да, Альянс боялись исключительно все, ибо ни одна цивилизация, ни одна высшая древняя раса, ни одни могущественные силы не могли их уничтожить.

После того, как солдаты закончили избиение, жираф уже не дышал. Его застывшее тело было охвачено просто ужасающим количеством следов от ударов палок и сапог. Так он и остался валяться под дождём, никому не нужный. Грэйвулф ухмыльнулся, а затем зашагал вперёд, гуляя по местности, которая раньше была городской площадью.

Дойдя до центра, остановившись у статуи бывшего мэра Неон-сити, волк оценивающим взглядом оглядел хаос вокруг себя.

Десятки разрушенных зданий, сотни оставленных автомобилей, тысячи трупов, лежащих на тротуаре и дорогах, десятки тысяч пожаров, охватившие дома – всё это являлось для Грэйвулфа произведением искусства, картиной под названием «Хаос воплоти».

«Славное зрелище…» - подумал волк, растянув на своей морде злобную ухмылку.

Солдат : Разрешите обратиться, мой генерал, - донёсся голос позади волка.

Грэйвулф : Ну что там ещё?..

Солдат : Осмелюсь доложить, что отряды «Падальщики», «Кочевник» и командир танкового подразделения «Смерч» прибыли сюда, после длительного срока обороны точек установки звуковых тамперов. На замену им прибыли охранные отряды, готовые охранять местоположения темперов постоянно, - доложил он всё это время стоя смирно и неподвижно, как столб.

Грэйвулф : Где прибывшие?

Солдат : В кафе… Здание оказалось неповреждённым, и персонал остался в живых. Отдадите приказ, чтобы они явились к вам немедленно?

Грэйвулф : Нет… Я пожалуй сам подойду, разомну ноги, - с улыбкой ответил генерал, вручая солдату кружку, мол «можешь мой кофе допить». – И потом… Есть ли у меня причина быть невежей перед своими же офицерами?

Солдат : Не вижу причин, мой генерал, - подал голос боец, сняв со своей морды противогаз, после чего залпом осушил всю кружку волка.


Небольшое кафе у площади, пожалуй, можно было назвать единственным зданием в этом секторе, которое не пострадало от вторжения, ну разве что кроме несколько беседок на улице из-за того, что экипаж, которым руководил сержант Крюгер, припарковали танк «Каракурт» не очень аккуратно. Остальные беседки, которые оказались нетронутыми были заняты бойцами из «Падальщиков», «Кочевник» и экипажем «Каракурта». Сама же боевая машина последних, стояла диагонально между тротуаром и проезжей частью, и дуло её орудия смотрело в упор скромной забегаловки, за стенами которой от страха дрожали персонал и клиенты.

Единственные, кто сохранял хладнокровное спокойствие, это несколько офицеров Альянса, которые сидели за столиком и всё ждали, когда хозяин кафе принесёт им по чашке капучино. Капитан Лэнсинг спокойно себе откинулся, закинув руки за спинку скамьи, Ева сидела ровно и гордо, как полагается воспитанной фройляйн, а Ганс, как обычно, вёл бортовой дневник на своём наручном компьютере и даже тут он не соизволил снять свой противогаз.

Единственному только сержанту Крюгеру не сиделось на месте. Он решил развлекаться по-своему – припереть к стенке несколько травоядных зверян и всячески над ними издеваться.

Через несколько минут показался хозяин забегаловки – мастиф пожилых лет, переставляя ноги на короткие расстояния, шёл детскими шажочками, видимо от страха, а дрожащими руками он нёс пластмассовый поднос с четырьмя чашками. Остановившись у столика, владелец аккуратненько ставил чашки с блюдцем перед каждым офицером, одна из которых только капитан Ёндерлинг смотрела на него, как на ничтожество, в то время, как остальные просто не обращали внимания на престарелого пса.

Ева : Свободен, свинья, - сказала кобра, не отрывая взгляда от пса, который уже стоял покорно, чуть сутулившись, но как только он развернулся, змея окатила его пинком по пятой точке. Да так сильно, что владелец поддался вперёд, уткнулся в столик напротив, и повалив его за собой на пол, вместе с тем, что на нём стояло.

От такого Лэнсинг и солдаты, что сидели на улице, увидев такую суматоху, заржали на всю округу, некоторые даже поперхнулись дымом от сигареты. Мастиф не смел перечить «нежелательным клиентам», а просто молча собирал в поднос всё, что разбилось с опрокинутого столика, а именно несколько тарелок, бокал и сахарницу.

С кухни донеся голос : Дедушка!

Тихий и тоненький голос принадлежал маленькой девочке-собачке, которая вбежала с помещение, к мастифу, по всей видимости, являющейся для неё родственником, но тут же её за плечико ухватила цепкая рука демона.

Крюгер : Куда собралась? – с маниакальной ухмылкой спросил сержант, вытащив длинную иглу из чехла, расположенного у него на левом бедре. – Дядюшка Крюгер сейчас сделает тебе болезненный укольчик!

Владелец : Прошу вас! Сжальтесь! – взмолился пёс, приползя на коленях к демону. – Не трогайте мою внучку! Она – всё, что у меня есть!

Крюгер : Знай своё место, швайне! – негативно ответил тот.

Ева : Дэвин, отпусти девчонку, - не глядя приказала кобра, отпив капучино.

Крюгер : Да ладно вам, фройляйн! – пожал плечами сержант. – Я же развлекаюсь!

Ева : Повторяю в последний раз: отпусти девчонку! – в голосе змейки уже слышалось раздражительность.

Демону ничего не оставалось делать, как разжать свои пальцы, снова вернувшись к тем, кого мучил пару секунд назад, а освобождённая девочка кинулась в горячие объятья своего деда. Говоря по правде, эта картинка даже чем-то умилила Еву. Взгляд капитана сменился с безжалостного на милосердный, и она даже слабо улыбнулась, но тут же снова перевела взгляд на чашку. Впрочем, всё было бы ничего, да только всю красоту данной тишины испортила звук водяной струи. Ева и остальные, кто сидел с ней за одним столиком, обернулись на звук воды и, оказалось, что он исходил от Крюгера.

Демон стоял спиной к Лэнсингу и Еве с Гансом, но при этом перед демоном тряслись и жмурились несколько молодых зверян – кролика, осла и ящера. А жмурились они от жёлтой жидкости, издающей сильный и неприятный запах аммиака.

Ева : Дэвин, мать твою! – рявкнула кобра. – Неужели так сложно воспользоваться туалетом?!

Крюгер ничего не ответил, лишь повернул голову и посмотрел на змейку своей фирменной ухмылкой, что даже Гансу и Лэнсингу стало не по себе.

На уголках рта сержанта были скреплены кольца пирсинга, но демон сделал их не из моды, а лишь для того, чтобы рот не открывался больше, чем положено. Рот Крюгера на самом деле был разрезан от уха до уха, что позволяло ему открывать пасть просто в ужасающую величину, благодаря чему сержант мог спокойно откусить ребёнку голову или даже лицо взрослого человека. А учитывая его полу прищуренный взгляд, подобная физиономия могла расшатать психику даже у самый стойких мужчин.

Лэнсинг : Ну и хайло… Даже с бадуна не примерещится… - покачал головой мракобес, чья кожа была тёмной окраски. Лэнсинг даже чем-то был похож на Заориша лицом, но отличались они именно по цвету кожи и длине рогов, не считая звания и должности. – А Крюгер часом не… того?- спросил он у Ганса, покрутив пальцем у виска.

Ганс : Садо-мазо, - коротко ответил солдат. – Полный отморозок.

Лэнсинг : И как его взяли в офицеры?.. – снова спросил демон, глядя на Крюгера, который всё давил лыбу Еве, что покрывала его восьмиэтажным матом.

Ганс : Раньше он был очень хорошим врачём… Хирургом, если быть точным. Но потом Крюгеру довелось вступить в мафиозный клан и быть правой рукой босса, Чёрной Эльзы.

Лэнсинг : Чёрная Эльза? – переспросил капитан. – Я слышал о ней. Отмороженная на всю башку девица.

Ганс : О да. Она в столице держит больше половины точек торговли наркотиками, не считая того, что она сама изрядно транжирит собственный товар. Но это ещё не всё, на других планетах Чёрная Эльза имеет собственную сеть ночных забегалок, от баров вплоть до садо-мазо клубов, где на самом деле эти заведения являлись скрытой бойней. Многих богачей из других цивилизаций, которые странствовали в поисках новых острых ощущений, попадали в эти логова, а там их уже пытали, расчленяли и придумывали самые изощренные способы смерти…

Лэнсинг : А как на счёт Крюгера?

Ганс : Благодаря своим знаниям анатомии антропоморфных организмов, Крюгер мог предоставить своим жертвам просто невообразимую боль, гестапо отдыхает. От его нестандартных методов введения пыток, жертвы буквально сходили с ума и даже у некоторых были приступы амнезии. Чёрная Эльза, наблюдая за тем, как работает Крюгер, возбуждалась и вот однажды, они стали любовниками.

Лэнсинг : Ого! – удивился капитан. – Прям Ромео и Джульетта в мясной лавке!

Ганс : С тех пор прошло два года. Крюгер познал все страстные желания своей хозяйки, но даже иногда он совершал ошибки, из-за чего он получал от Чёрной Эльзы жёсткий нагоняй. Обрати внимание на его лицо.

Лэнсинг : Значит… разрезанный рот, ожог на левой части лица и глубокий шрам вдоль правого глаза – это дело рук Эльзы?

Ганс : Вот именно. Но факт в том, что Крюгеру нравилась боль, которую доставляла ему его босс. Для него всё казалось идеальным. Однако через некоторое время Чёрная Эльза куда-то пропала, а куда – никто не знает.

Лэнсинг : И Крюгер больше не находил смысла оставаться в мафии?

Ганс : Это верно – он ушёл, но без неё он начал буквально сходить с ума. Через какое-то время он поступил в армию и, благодаря своему садистичному характеру, его зачислили в СС, где ему сразу же выдали звание сержанта. Правда, потом ему приказали проходить курс управления танками, и сдавал он экзамены на отлично. Ну и теперь он не только хороший допросчик, но и командующий дивизией «Смерч». Однако, им движет цель найти Эльзу… - демон вздохнул.

Лэнсинг : Я его вряд ли пойму… - поглядывая на Крюгера, капитан отхлебнул капучино из чашки.

Ганс : Это любовь, Фриц… Безумная, но всё же любовь.

Грэйвулф : Я вижу, хорошо отдыхайте, господа офицеры, - радостно заявил генерал с порога.

Ева : Генерал Грэйвулф!.. – не успев договорить, змейка встала смирно и, громко стукнув каблуками своих сапог, вскинула правую руку. Остальные последовали её примеру.

Волк с довольной мордой прошёл до центра помещения, но потом его физиономия исказилась, учуяв очень неприятный запах. В недоумении генерал остановился и стал хорошенько принюхиваться.

Грэйвулф : Кто тут обоссался?.. – недовольно спросил волк. – Ганс!

Ганс : Это Крюгер сделал, генерал, - ответил демон, указав пальцем на сержанта.

Грэйвулф : Ну-ка, сержант, объяснитесь!

Крюгер : Я справил нужду на иноверцев… Генерал.

Волк искоса глянул на травоядных, которые то и дело, что только стряслись в страхе, воротя носы от вони.

Грэйвулф : Ну коль на иноверцев, тогда простительно, - после этих слов волк сел за один столик с офицерами, и вытащив из кармана мини-проектор, он поставил его в центр стола. Устройство засветилось и через секунду другую выдало голографическую проекцию города Неон-сити, при этом отмечая часть территории зелёным цветом, обозначая захваченную Альянсом зону. – Как вы видите, господа, вторжение прошло, как по маслу и восточная часть Неон-сити уже в наших руках. Хоть боеспособность от противника была практически нулевой, благодаря эффекту внезапности, нам не стоит расслабляться, ибо скоро мы наткнёмся на отчаянное сопротивление. С этого момента, мы действуем по операции «Четыре пути». Ваши отряды с довольно крупным подкреплением в виде присоединённых к основным отрядам СС при поддержке бронетехники, будете продвигаться по четырём главным дорогам Неон-сити. Ваша задача: принять на себя контратаку противника и двигаться к центру города. Вопросы?

Лэнсинг : Вы сказали «Четыре пути», генерал? – переспросил демон. – Но у нас всего лишь три отряда СС. Кто четвёртый?

Грэйвулф : Ваш вопрос очень кстати, капитан Лэнсинг, - ухмыльнулся волк, и тут же вовнутрь заведения вошла довольно громадная личность.

Это была мужеподобная волчица тёмных и белых окрасов, ростом в два с чёртом метра. Длинные волосы достигали самого пояса. Наделённые огромными мускулами руки ровно налегли по швам в постойке смирно. А грудь седьмого размера едва ли не разрывала китель, в которую была облачена эта женщина. Не говоря уже о широких плечах, из-за которых складывалось большое впечатление, что это вообще мужчина. А четыре звезды на погонах свидетельствовали о звании майора.

Волчица : Штурбаннфюрер отряда СС «Молот» Зора Хельдмайер фон Криг прибыла по вашему приказу, генерал! – отдала она военное приветствие, предварительно скинув правую руку.

Грэйвулф : Вы вовремя, майор, - благодатно кивнул волк. – Вольно.

Раставив ноги на ширине плеч и, убрав руки за спину, Штурбаннфюрер замерла, предоставив Грэйвулфу возможность продолжить. Волк взял сигарету в зубы и после первой затяжки, при этом сняв фуражку.

Грэйвулф : По нашим данным, все военные элитные силы сбежали, оставив Неон-сити на произвол судьбы.

Крюгер : Тоже мне, герои-защитники отечества, - сердито фыркнул демон, выпуская дым сигареты через свои разрезанные щёки. – Трусливые шлюхи.

Грэйвулф : Разделяю ваше мнение, сержант. На первый взгляд, город остался беззащитным, но как я говорил ранее, сопротивление будет, ибо войсковые части с новобранцами и командирами-старпёрами никуда не делись, не говоря уже об оставшейся полиции и гражданских, которые взяли на себя роль ополченцев. Единственное, что представляет для нас серьёзную угрозу, так это те, кто возглавляет этот сброд. Знайте – в армии противника ещё остались талантливые тактики, и их надо ликвидировать. Как только их убьёте, оставшиеся вражеские отряды будет вырезать ещё проще, чем стадо баранов.

Ева : Кто эти командиры? – спросила кобра.

Грэйвулф : Ответ на ваш вопрос даст тот, кто работает КСД не так давно, но и часу не прошло, как эта личность согласилась встать на нашу сторону.

Ганс : Интересно, кто же этот таинственный шпион? – без эмоций спросил эсэсовец, но после этих слов в дверях забегаловки появился женский, кошачий силует.

Грэйвулф : А вот и наша маленькая помощница, - отметил волк приветственным тоном, в тот момент, когда девушка подошла к столику.

Это была девушка-леопард с распущенными рыжими волосами и одетая в типичную одежду, работающих в офисе женщин, только миниюбка и белая сорочка прилипли к шерсти из-за дождя, что шёл на улице.

Кристина : Здраствуйте, благородные офицеры! – поприветствовала девушка присутствующих.

Все удовлетворительно кивнули, кроме Лэнсинга – он оглядел кошку с ног до головы и похотливо присвистнул.

Ганс : Очаровательные же у нас агенты, хочу сказать, - умиляюще пропел демон.

Грэйвулф : Именно благодаря этой милой фройляйн, мы узнали, в каких точках расположены орудия ПВО, так что наш первый шаг к победе – её заслуга, - с этими словами волк кивнул на зверянку-леопарда. – А теперь, к делу, - в этот момент все уставились на голографическую карту, а генерал продолжил : - Капитан Ёндерлинг, ваш отряд, вместе с четвёртым взводом унтерштурмфюрера Краузе, должен следовать маршруту через Оломар-стрит, - говоря это, Грэйвулф указал пальцем район города, который находился ближе к морю. – Выступайте без бронетехники, но возьмите с собой «Таран».

Ева : Яволь!

Грэйвулф : Лэнсинг, - обратился генерал к закурившему сигарету демону. – Отряд «Кочевник» и шестое подразделение ассассинов из корпуса «Туман» выдвинутся с вами по коллекторам шестой-авеню, что местные жители называют «Парадной».

Маршрут для данного отряда засветился на карте недалеко под путём «Падальщики».

Лэнсинг : Я бы назвал этой парадной улицей, если бы там не было стольких развалин, из-за которых нельзя пройти, поэтому и придётся лезть в канализацию, - в своей обыденной манере выдал почти юмористический диалог демон, правда, никто не засмеялся.

Грэйвулф : Крюгер, для тебя всё как обычно – берёшь «Каракурт» и вместе с танковой дивизией «Смерч» занимаешь бульвар. – После демона, генерал обратился к волчице. – А вы, майор Криг, вместе с фельдфебелем Шульцом продвигайтесь по улице, имени Финстера.

Кристина : Я видела там вашего солдата, противогазе который… - подала голос зверянка.

Ганс : У нас почти все солдаты в противогазах, - заверил эсэсовец, на что девушка-леопард искоса на него посмотрела.

Кристина : Да нет. Я имею в виду того ассассина, у которого череп на плече с надписью «Dead Echo».

Грэйвулф : Его называют Фантомом, фройляйн.

Кристина : Проще говоря, он теперь вряд ли выйдет на связь с вами… - говоря это, девушка понизила голос почти до шёпота, зная, что сейчас от офицеров выскользнут не слишком любезные речи.

Грэйвулф : Как это не выйдет на связь?! Из-за чего?! – возмущённо спросил волк.

Кристина : Слушайте… - девушка села на скамью, соединив колени вместе. – Я в тот момент спряталась, так как военные просекли, что я сливаю вам всю информацию, но мне удалось скрыться. Но после того как я вышла из своего укрытия, на Финстерской улице я вскоре увидела Дамоклова, группу военных и вашего подчинённого… Скрывшись за ближайшим углом, я решила понаблюдать.


Ранее.

Дамоклов : Добрый вечер, Фантом, - саркастично поприветствовал василиска генерал, после чего он спросил: - или мне стоит тебя называть Рихард Филснейк?

Змей угрожающе принял боевую стойку, словно говоря койоту о том, что если тот не закроет пасть, то он лишится головы, на что в ответ раздались щелчки автоматных затворов, в знак того, что Фантома окружили вооружённые солдаты. Каждый из них держал на мушке замершего василиска. У некоторых даже до сих пор поджилки дрожали, когда они видели, на что способен этот ассассин. Но большинство, которые явно были профессионалами, выглядели хладнокровными и сосредоточенными на одной единственной цели.

Наступила напряжённая пауза. Военные были готовы, к тому, что Фантом даже в такой ситуации способен выкинуть «фокус». Сам василиск не шевелился и видимо может даже ждал, пока Дамоклов заговорит дальше. К счастью, рот койота долго не оставался на замке.

Дамоклов : Я знаю, что ты явился на эту войну не потому, что ты, эдакий, патриот своей расы и выполняешь приказы своего фюрера, - нарезая полукруг, в центре которого находился василиск, продолжил генерал. – Я знаю, что ты сюда пришёл за своей родственницей. И да, кстати, кто ты ей будешь? Отец? Брат? Ах, да. Кузен, кажется, да?

Фантом ничего не ответил, лишь также неотрывно сверлил взглядом койота, на чьей физиономии растянулась злорадная усмешка.

Тигрица : Дайте мне разобраться с этим фашиком! – с улыбкой вызвалась зверянка, облачённая в экзо-костюм.

Дамоклов : Ах да, прости, что вас не представил, - с притворным огорчением сказал генерал и, кивнув на тигрицу, он «познакомил» их, если выразиться иначе. – Эвилин Джонс, старший лейтенант и солдат особого назначения, типа тебя, Рихард.

Тигрица : Много я же о тебе слышала, - восхищённым тоном, за которым скрывалось хищное лицемерие, произнесла Эвилин.

Дамоклов : Костюм лейтенанта Джонс, который ты сейчас на ней видишь, - продолжил койот, - последняя разработка наших учёных. Экзо-костюм класса «Титан» многократно увеличивает силу и выносливость своего носителя, не говоря уже о броне, сделанной из особой смеcи сплавов. И плюс небольшое нано-поле, покрывающее этот костюм имеет эффект обратной отдачи энергетической сингулярности, то есть, оружие, которым ты пользуешься – бесполезный хлам. Но всё же, я знаю, что будучи безоружным, ты всё равно являешься потенциально опасным врагом не хуже этого вонючего фашисткого пса, Грэйвулфа! – генерал сглотнул и обратился к тигрице: - Лейтенант Джонс, займитесь им. Как только переломайте ему все кости, я жду вас в «Лимбе».

Эвилин : Так точно! – в полголоса, но решительно сказала она, хрустя суставами своих пальцев, пока Дамоклов и его телохранители не рассосались по машинам и быстро не ретировались.

Фантом и его соперница остались одни на этой дороге, где повсюду были разбросаны обломки от зданий и горящие машины. Тишина была напряжённой, не считая вдали взрывы и выстрелы, где находились войска Альянса. Два оппонента смотрели друг другу в глаза, не отрываясь ни на что. Василиск чувствовал, что перед ним стоит вовсе не какой-то слабый новобранец, которому можно позвоночник выбить с одного удара, а самый настоящий противник, которого редко найдёшь на войне. Змей даже на минутку забыл о том, что она противник и просто оценил саму красоту девушки, в особенности её длинные тёмно-коричневые волосы, что обдувал мёртвый ветер, свободно гуляющий по разрушенным дорогам и узким проулкам.

Эвилин : Прости, что назвала тебя фашиком, но просто генерал не любит, когда противнику выражают восхищение. На самом деле, я очень рада, что встретила легендарного солдата, о котором я столько слышала, - первая заговорила тигрица. – Но надеюсь, что слухи о твоей силе не преувеличены. Дерись со мной в полную силу!

Фантом кивнул и сразу принял боевую стойку, вызвав у девушки едва ли не счастливую улыбку, как у маленькой девочки, которой подарили на рождество новую куколку.

Тучи на небе стали гуще и в этот момент заметно потемнело, но как только тень остановила своё движение, под первый раскат грома Фантом и Эвилин сорвались с места навстречу друг другу. Тигрица ударила первой, кулаком, но василиск ловко ускользнул от её руки так, что лейтенант не заметила, как он уже оказался буквально перед её коленями и тут же, незамедлительно, повалил девушку подсечкой.

Оказавшись лежачей на земле, Эвилин сразу же кувыркнулась назад в тот момент, когда ассассин целился ногой ей в солнечное сплетение. Одним ударом он проломил асфальт. Даже каблук сапога на пару сантиметров ушли под землю, но тут же Фантому пришлось блокироваться, так как тигрица пошла в атаку серией молниеносных ударов кулаками. Они были быстрыми, почти невидимые, как пули, от некоторых даже василиску приходилось попотеть, чтобы увернуться, и то вряд ли бы девушка без своего экзо-костюма так смогла. Она и десяти секунд бы не выдержала, но пока на ней эта броня – она может сражаться с ассассином на равных.

Ускользнув от очередного хука, Фантом наметил слабое место у тигрицы. Во время как раз этого удара, она раскрыла свою защиту, куда василиск и наметил цель для контратаки. Этим местом оказалось правая сторона грудной клетки, самое нижнее ребро, однако ничего не получилось. Стоило василиску это сделать, как его кулак прижгло сильным энергетическим разрядом, и всего на секунду он отвлёкся на невыносимую боль в кулаке, из-за которой он даже стиснул зубы, Эвилин ударила коленом ему в подбородок.

«Хорошо она мне врезала…» - сказал про себя василиск, но к его удивлению, это было ещё не всё. Тигрица за долю секунды крутанулась на месте и одарила Фантома ударом ноги с разворота. Пока ассассин приземлялся, он оглядел идеальную растяжку ног у девушки, но тут же затылком врезался в вертикально стоящий здоровенный кусок каменного обломка, отколотым от здания в результате попадания в него снарядом.

Эвилин : Я не такая, как те, с которыми ты дрался, - с улыбкой похвасталась тигрица, опустив ногу и неторопливой походкой подходя к лежачему змею, который медленно поднял голову и посмотрел ей в глаза.

Лейтенант, дойдя до василиска, предварительно наступила ему на грудь и чуть поёрзала, будто пыталась потушить горящий окурок. Фантом почти не почувствовал боли, в основном благодаря своему костюму. Однако тигрица оказалась быстрее, чем он предполагал и далее, притворившись поверженным, ассассин внимательно оглядел Эвилин, даже смог со спины, благодаря одной из перевёрнутых набок машин, что стояла позади лейтенанта. Фантом посмотрел в треснувшее лобовое стекло и увидел отражение спины своей оппонентки. Также, как и у всех его предыдущих серьёзных противников, он нащупал её слабое место – от шеи до копчика чёрным шлейфом тянулась чёрная линия, по которой проходили короткие энергетические волны.

Эвилин : Похоже, настал твой конец… - в полголоса произнесла тигрица, попутно достав пистолет из кобуры, которая была закреплена на внешней стороне правого бедра. Не прошло и секунды, как дуло оружия смотрело Фантому между глаз, а если быть точным, между двумя окулярами. – Твоя легенда развеется здесь и сейчас…

После последних сказанных лейтенантом слов, василиск бесшумно вынул нож и за долю секунды, как прозвучал выстрел, он вонзил клинок прямо в левое бедро тигрицы, при этом сделав это со всей силы, чтобы пробить броню на ноге.

От неожиданного ранения, рука Эвилин дрогнула, и после выстрела, пуля пролетела над головой ассассина, который не стал терять время, сразу схватив тигрицу за лодыжку и одним махом скинуть её с себя. Девушка упала навзничь, но тут же поднялась наведя оружие на то место, где лежал Фантом, но его там уже не оказалось…

С головы тигрицы выступил пот, а глаза нервно смотрели по сторонам, в попытках предугадать, откуда ассассин ударит. Однако, тот не заставил себя долго ждать, так как он оказался сзади. Фантом обхватил Эвилин сзади за живот и без лишних препираний выгнулся назад, кинув девушку прогибом.

Стоило спине лейтенанта рывком жёстко соприкоснуться с асфальтом, как тело тигрицы ударило мощным током, который не проходил сквозь броню, поэтому Фантом повреждения не получил. Нижняя часть тела также упала на асфальт, будто ассассин, держащий Эвилин за живот, прошёл сквозь землю.

Тигрица выгнулась и кричала в агонии громче, чем звуки разрядов, появившихся в результате сбоя. Глаза окрасились в мертвенно-бледный цвет. Лишь через полминуты, энергоподача экзо-костюма полностью умолкла, а лейтенант лежала ошарашенная, сбивчиво глотая воздух. Её глаза безжизненно таращились в небо и смотрели до тех пор, пока в поле её видимости не появился Фантом, который слегка наклонился над девушкой.

Эвилин : Фантом… - тихо позвала она, с попыткой поднять руку, чтобы дотянуться до ассассина. Василиск опустился на одно колено и крепко взял тигрицу за ладонь, приподнял её, придерживая за спину, что тигриная мордочка оказалась напротив его физиономии. – Я плохой боец, верно?..

Тот в ответ лишь отрицательно мотнул головой. Внимательно смотря в её полузакрытые глаза, он ощутил дрожь, проходившую по телу девушки. Тигрица моргнула, что дало потечь её слезам.

Эвилин : Я всегда хотела стать хорошим солдатом… Но, без экзо-костюма я ничто… Именно только благодаря ему я снова могла ходить… - Голос тигрицы мигом сменился с тонкого и беспомощно, на недовольный и злобный: - Почему?! Почему, я стала такой?! Я хочу снова ходить без этой штуки!

Еле-еле сдерживая свои эмоции и слёзы, девушка закрыла глаза, и было уже хотела опустить голову, как василиск левой рукой придержал её за подбородок, вытерев слезы большим пальцем.

Эвилин : Ты… ты настоящий солдат… - тихо произнесла тигрица с лёгкой улыбкой. – Для меня была честь сразиться с тобой, пусть даже один раз в жизни… Послушай, ты должен найти «Лимб»… Это место находится на северном континенте…

Вымолвив эти слова, девушка медленно закрыла глаза и тихо испустила дух. Василиск склонил голову, выражая своё почтение к падшему солдату, а затем взял бездыханную тигрицу на руки и пересёк дорогу, за которой находился небольшой парк. В центре стояло изваяние в виде нескольких солдат, отбивающихся от врагов из последних сил.

Дойдя до памятника, он положил девушку на передний край мраморной плиты и после того, как он аккуратно сложил её руки вместе, змей отошёл на несколько шагов назад, встал смирно и отдал честь.

Фантом : Спи спокойно, салага, - сказал он на прощание, перед тем, как уйти, а затем, ассасин посмотрел на свой КПК и выключил его.


Грэйвулф : Всё ясно… - выслушав рассказ, Кристины довершил волк. – Теперь Фантом будет искать Дамоклова.

Ева : Нам необходимо его остановить! – недовольно заявила кобра. – Это самовольство!

Грэйвулф : Отставить, гауптман! – приказным тоном повелел генерал. – Приберегите свой пыл для операции «Четыре Пути».

Ганс : Кристина… Фройляйн, - вмешался в беседу демон. – Вы упомянули про «Лимб» - что это? База?

Кристина : Это не просто база, капрал. «Лимб» - это целый подземный город, чья территория простирается на весь круг севера.

Лэнсинг : Как на счёт того, чтобы связаться с командованием и послать туда крейсер? – предложил демон

Грэйвулф : Не понадобится, капитан, - опровергнул его идею волк. – Если Фантом отправился туда, то нам не о чём беспокоиться. Этот убийца стоит целой армии, так что уничтожение «Лимба» - лишь вопрос времени.

Наступила тишина. Совсем не долгая, так как она закончилась в тот момент, когда генерал принялся дьявольски смеяться на всё заведение, и даже на улице его было отчётливо слышно, не взирая на шум дождя.


Тяжёлый воздух закрытой тюремной камеры наполняли лёгкие Хайдена. Волк сидел на полу, спиной прислонившись к холодной металлической стене, и просто смотрел во тьму неосвещённого помещения, в котором он находился. В голове всё не укладывались мысли об Амару. А точнее, она не выходила из его головы с тех самых пор, как он оказался тут. Спрашивая себя, почему лучшая подруга детства встала на сторону врага, Хайден не находил ответы и это наполняло его сердце одной лишь злобой – злобой, выведшая ещё большую ненависть к Альянсу и им подобным. В конце концов, волк решил, что надо бороться, во что бы это не стало. Но просто сидеть тут и думать о борьбе – делу не поможет. В мыслях, паралельно с Амару, крутились также бесконечные планы о побеге из этой тюрьмы, однако капитан полагал, что Альянс не церемонится, когда дело доходит до камеры заключения. Нацисты делают настолько неблагоприятные условия содержания, что жертва буквально за несколько дней становится настолько слабой, что она даже не в состоянии убежать. Три дня подряд заключенных морили голодом и давали лишь небольшую миску с пресной водой, чтобы совсем не окочурились. Дополнением к этому жуткому содержанию компромиссом со стороны тюремщиков и шизанутых учёных являлись еженедельные экспериментальные проведения опытов в лабораториях и в пыточных камерах. Хайдена уже один раз вели на пытки за всё время его прибытия здесь, правда отделался ещё легко, так как его приковали к вертикально стоящей плите и некоторое время били его электрическим напряжением, при этом после каждой паузы чуть увеличивали мощность. Волк же выдерживал удары током довольно стойко, но четвёртая очередь оказалась настолько сильной, что он его мочевой пузырь не выдержал и автоматически заставил капитана справить нужду прямо в брюки, тем самым приведя охранников в ярость. Двое солдат жёстко избивали Хайдена руками и ногами, едва не переломав ему все кости и остановились только тогда, когда учёный приказал, им двоим, прекратить.

Мёртвую тишину размышлений волка нарушила громкое постукивание нескольких дюжин пар сапог об металлический пол. Солдаты вернулись…

Когда в помещение на мгновение проник свет от того, что охранник отодвинул прямоугольную планку на уровне лица, чтобы заглянуть вовнутрь на наличие заключенного и его состояние, Хайден быстро прошёлся глазами по камере в поисках чего-либо, что могло бы сойти за оружие, но ничего кроме грязи, пыли и опустошённой железной миски, кинутой в стенку волком со злости, ничего не было.

В камере снова стало темно, так как солдат снова задвинул планку на двери, а затем прозвучало чириканье электронного замка, автоматический засов сам собой сдвинулся в сторону и дверь тяжёло открылась.

Яркий свет с коридора ненадолго ослепил волка, чьи глаза почти забыли про освещённые помещения, заставив его зажмуриться. Защелкали автоматные затворы в знак того, что двенадцать стволов были наведены на заключенного. Хайден решил, если вдруг он дернется или неаккуратно исполнит команду, то его в один миг превратят в решето.

Солдат : Подняться! – приказал один из вояк, что стоял в переднем ряду.

Ничего не поделаешь. Волк было хотел встать, оперевшись левой рукой о пол, но учитывая сколько он тут просидел, вспоминая о своём прошлом и, думая о настоящем, он-то и забыл, что его запястья были замурованы в стальные браслеты за спиной, которые соединяла вместе короткая цепь. Капитан всё же смог подняться и в этот момент солдаты подальше отошли от двери, всё не опуская стволы, тем самым давая ему возможность выйти, что он и сделал не торопясь.

Оказавшись в коридоре, Хайден полузакрытыми глазами смотрел вперёд, не отвлекаясь на плечи бойцов, что конвоировали его по обеим сторонам. Впереди шли только двое, а сзади все остальные. Волк даже обнажённой спиной мог почувствовать, как десятка закоренелых убийц, в тяжёлой броне, дышат ему в затылок, а если он хоть чуть-чуть замедлит ход, то в позвоночник наверняка уткнётся холодное дуло автомата, а то и вообще удар прикладом, да такой, чтобы было жутко больно, но при этом не остаться без сознания.

Поганое ощущение о предвкушении к мучительной боли, свинцовым шилом встряло в голове и это ощущение усиливалось через каждый пройденый метр проклятого палубного корридора, который по сути являлся тюремным сектором или… чем-то хуже, чем тюрьма.

Пройдя мимо одной из камер, Хайден услышал, как кричит пленный внутри, как на пол тяжело падают внутренности из вспоротого живота, как смеются тюремщики. И если волк этого не видел сквозь закрытую дверь, то отлично себе представлял, как выглядит это подобие «вивисекции».

Через некоторое время конвоиры и заключённый миновали тюремный блок, выйдя на станцию рельсовых путей, где специальный транспорт уже был приготовлен под стражей ещё шестерых пехотинцев и одного офицера. Униформа тёмно-серых цветов и другие нашивки этих охранников отчётливо говорили о том, что эти самые сторожилы являлись службой безопасности корабля или просто выразиться «ТОП-секьюрити».

Для Хайдена наступила короткая пауза, пока один из конвоиров переговаривался с офицером о чём-то на их родном языке. Внезапно переговоры оборвались, как волка толкнули вовнутрь рельсового транспорта и едва ли не упал, а мог бы, если не оперелся бы на левую ногу вовремя. Выпрямившись, Хайден не поворачивался, нельзя было, а то солдаты могут любое резкое движение принять за попытку побега, что в итоге увенчается для волка смертной казнью в виде расстрела на месте. Конечно, расстрел куда лучше по сравнению с тем, что, наверняка жуткое, уготовили нацисты для пленника. Один из солдат хлопнул волка по правой лопатке, прямо намекая на то, чтобы тот повернулся влево. Капитан сделал то, что от него потребовали, неторопливо, но прежде чем его действие остановилось, транспорт двинулся вперёд, скользя на одной сплошной монорельсе.

Сумасшедшая скорость заставила бы слабого пленника рухнуть на пол, однако Хайден стоял твёрдо, что не ожидали солдаты, хоть и подали вид, будто ничем не удивлены. В ушах свистел металлический гул по мере того, как транспорт нёсся по туннелю, полный поворотов и перекрёстков. И всё это в одном корабле.

За всё время этого путешествия, Хайден смотрел, без какого-либо интереса, только вперёд уставшим взглядом. Но внезаный свет заставил его перевести глаза в огромный ангар за защитным стеклом, мимо которого он проезжал. Хоть и волк разглядывал помещение меньше минуты, пока транспорт снова не окунулся во тьму тоннелей, но смог увидеть, что внутри ангара находилась гаубица просто неестественно огромных размеров. Он чётко запомнил всё: от кармы до гусениц, но особенно влетел в память фрагмент ужасающе большой пушки. Единственное, что он не успел разглядеть, так это намалёванное серой краской, на чёрной броне, «имя» орудия.

Вздохнув, волк закрыл глаза и время будто пролетело незаметно, прежде чем он ощутил запах не сентетического топлива корабля, а свежий, пропитанный влагой, воздух. Даже сквозь подошву сапога можно было почуствовать вовсе не пол, на холодный и мокрый от дождя, трап.

С той минуты, как Хайден открыл глаза, сердце его облилось кровью, когда его взору открылась картина уничтоженого города, вернее его восточной части. С ужасом на морде, он неторопливо оглядывал местность. От великолепных небоскрёбов остались лишь рухляди из железа, стекла и бетона. А дальше путь держал через толпу вражеских солдат и рабочих, занимающихся постройкой лагеря вокруг приземлившигося крейсера.

Каждый, кто видел волка, встречал его угрожающим взглядом. Один даже решил ему врезать по морде. Конвоиры даже и пальцем не пошевелили, чтобы остановить тех, кто решил публично посмеяться над пленником, но вскоре буйные недовольства со стороны солдат противника притихли, когда Хайден лицом к лицу встретился с Грэйвулфом.

В этот момент, один из конвоиров огрел Хайдена прикладом по ногам, чтобы тот, пошатнувшись, рухнул на колени.

Грэйвулф : Надеюсь, мои солдаты с тобой не слишком грубо обошлись? – изображая любезность, спросил генерал. – А то вид у тебя не важный!

Хайден : Делай со мной, что хочешь, но знай, что Земля не преклонит колени перед такими, как ты… - процедил капитан, уставившись взглядом под ноги нежелательного собеседника.

Грэйвулф : Меня умиляет твой патриотизм, Хайден, но жаль, что все остальные военные КСД не такие как ты.

Хайден : Что ты хочешь этим сказать?

Грэйвулф : А то, что ваш хвалённый Дамоклов со своей армией свалил куда подальше, оставив Неон-сити в мои лапы на произвол судьбы.

Хайдён : Лжёшь!

Грэйвулф : Не будь наивным, Хайден, - генерал обернулся, растянув на морде ухмылку.

Капитан боялся поверить в то, что слова безумца, который стоит перед ним – чистая правда. В принципе, побоялся бы любой другой, кто отдал большую часть жизни, защищая родину, а начальство убегает, поджимая хвост при виде угрозы.

Волк долго вглядывался в глаза генерала, чьи зрачки были цвета аквамарина. Но сколько бы он в них не смотрел, он не видел в них лжи. А затем произошло то, что Хайден явно не ожидал – его руки, что были скованны браслетами, в одно мгновение стали свободными. Потирая затёкшую кисть, капитан смекнул, что кандалы сами по себе с лязгом упали на землю с той минуты, как Грэйвулф из кармана вытащил некое устройство и нажав на кнопку, освободил волка. Генерал явно сделал это не за просто так. Скорее, он знал, каким редким даром обладает Хайден и, не теряя времени, капитан упёрся ладонями в бетонную кладку под собой.

Всё, о чём говорил Грэйвулф, и впрямь, оказалось правдой – капитан видел абсолютно все фрагменты вторжения в своей голове и ни на одном из них не было видно, что бы КСД послала хоть одно спец-подразделение на защиту города. Отчётливо было видно, как сотни штурмовиков разносили здания по камешку, а спасающихся бедолаг, что попадались под крупнокалиберные орудия, разрывало на куски.

Глаза отказывались верить, а разуму сама мысль была непостижима.

Грэйвулф : Что теперь думаешь? – спросил генерал, наконец стерев улыбку со своего лика.

Волк не знал, что и ответить. Его потрясло то, что сделали власти, которые по телевизору и радио только и толкали речь о защите граждан.

Хайден : Какая у вас цель?.. - после короткой паузы спросил он. – Грэйвулф, я знаю, что ты действуешь из мести, но врядли бы твоё командование предоставило тебе целую армию для этого! Значит, им точно нужно что-то ещё, попутно избрав тебя главой этой операции, но что? Что вам нужно?!

Грэйвулф : Ну что ж… Думаю, тебе стоит узнать, - заканчивая эту фразу, генерал растянул уголок пасти в мелкой усмешке.


Дмитрий не думал, что тщательный осмотр раны был настолько болезненный. Лёжа на койке в лазарете, где находились и другие спасшиеся от вторжения граждане, гепард терпел невыносимые боли, которые каждым потоком отдавали всё сильнее всего лишь из-за того, что Борис пытался отлипить лоскуты брюк и бинтов, прилипшие к коже, что в свою очередь покрылась гнойной коркой.

Мерзко пахнующая жидкость сочилась из-под некротизированной плоти, чей запах вызывал у Дмитрия рвотные позывы. Он закрыл свой рот ладонью и с ужасом на лице старался не смотреть на свою ногу. От каждого неакуратного движения волка, хотелось завопить во всё горло, когда тот буквально сдирал ткань одежды от мертвенной кожи. В один момент, гепард даже стерпеть не мог, когда Борис задел торчащую из икры кость и закричал, если только не завизжал, на всё помещение.

Борис : Илья! – позвал волк медведя. – Помоги! А то этот шустрик легается, как кобыла!

Напарник не заставил себя долго ждать. Он, подходя к койке, на ходу наполнял шприц обезболивающим и после довольно проблематичной ситуации успокоить дёргающегося в муках гепарда, охраники смогли всё-таки сделать ему иньекцию. Вели, конечно, большую дозу, учитывая, что маленькая Дмитрию вряд ли помогла. Гепард теперь дышал равномерно и перестал дёргаться. Его заплаканый взгляд теперь устремился в ярко светившую лапму над головой.

Илья : Ну всё. Утихомерился казак, - в пол голоса сказал медведь.

Борис : Если бы этот шустрик не был таким проблемным…

Илья : Меньше слов, Боря. Присматривай за ним, - перебил он, а после он вышел из комнаты в другое, гораздо больше, помещение, которое чуть ли не до отказу было забито выжившими зверянами при вторжении.

Многие из них сильно пострадали и остались инвалидами, а те, кто остался невредемым, стал волонтёром, в чьи обязаности входило помогать раненым, выносить тела и приносить пищу из хранилища время от времени.

Зал был наполнен детскими плачами, стонами и многочисленым шептанием. Охраник оглядел помещение и на некоторое время заострил внимание, как двое мед-братьев вынесли мёртвого леопарда, скончавшегося от потери крови. Илья вздохнул, а затем, снова проведя глазами по залу, нашёл Паркер, сидевшую на деревянном ящике. Крольчиха скинула с себя куртку и занималась дезинфекцией своих ран, полученных ещё в больнице.

Стоило медведю подойти к крольчихе, как она задала вопрос:

Паркер : Как там пятнистый?

Илья : Всё очень плохо, - ответил он. – Кожа уже перешла в первую стадию разложения. Ему придётся ампутировать ногу.

Паркер : Разлагается? Так быстро? – агент подняла левую бровь, изображая недоумение.

Илья : Возможно, что в кровь попала какая-то сильная инфекция, но я такой прежде не видел, чтобы за такой короткий промежуток времени состояние тканей ухудшилось.

Паркер : А что с костью?

Илья : А с ней ещё хуже, скрепить не получится. Ампутация – других вариантов нет, - охранник вздохнул.

Паркер : Всё скатывается в дерьмо… - говоря это, агент прикрыла лицо рукой, но затем вдруг неожиданно встала и вышла из помещения.

Удивлённый охранник поспешил за ней с вопросом:

Илья : Куда это вы направились?

Паркер : В рубку, - ответила та. - Попробую связаться с командованием.

Прежде чем медведь устно успел выдать протест решению агента, Паркер чуть ли не выбила дверь, за которой находилась рубка. Находящиеся там зверяне ошарашено взглянули на внезапно вторгшуюся «гостью».

Илья : Постойте! – рассерженным голосом сказал охранник, который находился всего в пяти шагах от крольчихи.

Агент быстро настроилась на нужную волну и наклонилась к микрофону.

Паркер : «Центр», как слышите? Это «Цапля», приём?.. Мы на «Оломар-стрит», частный дом. Ответьте!

В ответ была лишь тишина – никто не ответил.

Повторный раз связаться не получилось, ибо когда агент хотела это сделать, Илья своими руками взял её за плечи и в один миг оттащил от аппаратуры. Однако, будучи подготовленным бойцом, Паркер сумела ускользнуть из мускулистых лап охранника, а затем заломить его руку за спину и прижать грудью к стене.


«Центр, как слышите? Это Цапля, приём?.. Мы на Оломар-стрит, частный дом. Ответьте!» -донеслось с прослушаюшего устройства, которое цепко держала женская, чешуйчатая рука, облачённая в стальную перчатку.

Ева : Частный дом, значит… - негромко заключила кобра, смотря прямо на строение, о котором идёт речь.

Ганс : Там вроде бы никого… - предположил демон, внимательно просматривая в каждое окно через бинокль.

Ева : Ты не подумал о том, что они могут находиться под домом? – змейка глянула на подчинёного. – Под такими строениями вполне возможно могут быть убежища.

Краузе : Какие будут приказания? – спросил долговязый офицер позади Евы. А вообще вид унтерштурмфюрера Краузе был необычным, так как он являлся существом, которое многие называют орком, но вовсе не зеленокожим громилой, как считается во многих фантастических произведениях.

Все орки, в большинстве своём, являлись долговязными созданиями с тёмно-коричневой кожей и необычайной гибкостью тела. Из головы торчали два заострённых уха, а пасть скалилась в ухмылке, показывая ряд острых зубов.

Змейка оглянулась, посмотрев не только на офицера, но ещё и на остальных солдат, которые были в состоянии полной готовности убивать. Весь отряд застыл, и «Падальщики», и те, кто был под командованием Краузе, в ожидании приказа.

Ева : Хотите войны? – Спокойно спросила кобра, но затем импульсинов заявила: - Вы её получите!

Солдаты : Nomine! – проликовали бойцы с фанатизмом в голосе.

Ева : Спустить на них «Таран»! – отдала она приказ.


Паркер : Какого чёрта?! – недоумённо спросила агент, в тот момент, когда её с трудом удерживали двое волонтёров. – Мы должны вызвать помощь!

Илья : Вы слышали, что говорил пятнистый? Помощи не будет! – чуть ли не криком пытался убедить крольчиху охранник.

Агент ещё какое-то время пыталась вырваться, но затихла когда где-то за три комнаты от рубки, где они сейчас находились, раздались громкие постукивания. Звуки были похожи на шаги, но больно уж тяжёлые и звучали с интервалом в несколько секунд.

Илья : Что за чёрт?.. – охранник выглянул в коридор, а затем неторопливо побрёл в сторону единственного входа бункера, что простирался вверх по вертикальной лестнице. А сам тяжёлый люк, ведущий прямо в убежище, находился в подвале дома.

Паркер быстро вырвалась из ослабевшись рук зевак и быстрым шагом последовала за медведем. Остановилась она там же, где и он – перед лестницей, около которой стояли ещё вооружённые постовые, направив оружие наверх.

Грохот стал отчётливее. Кто-то или что-то, чем бы оно не было, предположительно уже было рядом с люком. На какое-то мгновение наступила короткая тишина, но затем что-то ударило по поверхности люка так сильно, что он, незначительно, но прогнулся. Все присутствующие дрогнули. Один из постовых от неожиданости чуть не выронил оружие.

Раздался ещё один удар, более сильный. Люк уже значительно начал гнуться во внутрь убежища. Вентель, открывающий его, слетел с резьбы, едва ли не упав на голову Илье, благо медведь быстро шагнул назад.

Вентель тяжело упал на бетонированный пол с коротким подскоком, но в этот момент рухнул и тяжёлый люк от последнего и самого сильного удара. Присутствующие разом в испугами на лице подняли головы, широко смотря в пустой проём на потолке, но на удивление ничего не увидели, лишь стены старого подвала.

Илья сглотнул и решился сделать шаг вперёд в тот момент, когда остальные боялись громко дышать. А сделав ещё один, кто-то из постовых с под видом барса решил взабраться по лестнице, дабы посмотреть, что там над ними.

Паркер : Ты куда?! Слезь! – шёпотом повелела крольчиха.

Зверянин почти достигнул верха, но неожиданно его схватила огромная четырёх палая ручища, которая в один момент сжала крепкими толстыми пальцами голову и плечи. Лапа неизвестного существа сжалась в кулак и постовой, не успев ничего выкрикнуть, заглох, а на пол как из ведра вылилась кровь. А затем барс, без каких-либо призаков жизни, тяжело рухнул на пыльный, бетонированный пол, окрасив небольшой участок вокруг себя в красный цвет. Переломанные кости торчали острыми и тупыми концами из выжитого, как апельсин, тела.

Никто из присутствующих ничего не успел предпринять, даже вплоть до того момента, как бетонный участок, окружающий собой вход в убежище, в один момент опал грудой булыжников из-за тяжёлого веса существа, которое с ходу решило проломить себе вход прыжком.

Приземлившись, оно встало с корт и, вскинув обе руки вверх, огрушительно зарычало, а после - гневным вглядом начало осматривать напуганых впереди зверян. Монстр был почти в три половиной метра в высоту. Кожа грубая и чёрная. Торс закован в толстую броню, а на руках блестели стальные браслеты, длинные от костящек пальцев до локтей. По их гладким поверхностям торчали по дюжине лезвий, слегка изогнутыми, как крюки. Но что было самым ужасающим в этом существе, так это его лик – он напоминал оголённый человеческий череп, на том месте, где по сути должны быть щёки, растягивались, по мере открытия пасти, несколько гниющих жил. Из-за рта вываливался язык, похожий на змеиный, который неторопливо хлопал по нижнему ряду тонких и длинных зубов. Вместо глаз – окровавленные провалы с двумя красными огоньками внутри, а носа и вовсе не было.

Часовой : Что это за тварь?! – в испуге задал риторичный кто-то из охранников перед тем, как начать стрелять из автомата. Пули не принесли чудищу никакого вреда, но зато произвели ожидаемый эффект – они его разозлили и подобно разьярённому буйволу, монстр понёсся на постовых.

Илья : Бежим! – прокричал медведь, развернувшись и побежав без оглядки. Паркер следом за ним, так же, как и несколько зверян, которые решили не испытывать судьбу.

Но у тех, кто остался, не было шансов. Смельчак, что стоял впереди всех, попал под широкий замах ручищи монстра и в один момент его просто размазало. К завершению, на лезвиях браслета остались части внутренностей, а тело шмякнулось в стену, как сырое куриное яйцо. Двух остальных, чудище прихлопнуло ладонями, как комаров, а последнего, который уже хотел пуститься наутёк, оно схватило зубами, не сбавляя ход своего движения.

И стоило исполину достигнуть поворота, как он, держа в клыках зверянина, перекусил бедолагу на две половины. Нижняя часть тела с кровавым всплеском упало на пол, а верхнею монстр соизволил проглотить, чуть вытянув свою голову.


Илья резко остановился, когда он и все остальные добежали развилки. А смотрел медведь именно вперёд – корридор, который вёл к залу, заполенный выжившими, а второй, что слева, на склад. Затем, охранник начал посмотрел на потолок.

Паркер : Что остановился?.. – сглотнув спросила крольчиха.

Илья : Он здесь может пройти…

Паркер : Что? – не поняла агент.

Илья : Короче, бегите вперёд, поднимайте всех и ждите! Я отвлеку ту тварь и заманю его на склад, и как только я это сделаю, вы должны быстро вывести выживших отсюда! Выход отсюда только один…

Где-то со стороны выхода послышался рык и он потихоньку становился громче.

Паркер : Мы уйдём отсюда вместе!

Илья : Каким образом?! – рявкнул охранник. – Если мы сейчас все двинем в одно направление, то все вместе окажемся в ловушке – эта сука перебьёт нас всех, как куропаток! Бегите, сказал! – медведь силой толкнул крольчиху вперёд.

Агент уже не стала спорить. Она лишь посмотрела на Илью, как на покойника и, ничего не сказав, быстро рванули к залу.

Илья : Бл…дь, бл…дь, бл…дь! – зажмурившись, несколько раз процедил сквозь зубы охранник, как только Паркер с остальными скрылись из виду. И выждав короткую паузу, сразу зашёл за угол корридора, ведущего на склад, предварительно высунув голову, достаточно видно, чтобы можно было заметить. И как только монстр появился, медведь крикнул: - Эй, говнина! Спорим, ты никогда не пробовал медвежий фарш!? Иди и сожри меня!

Подействовало.

Существо презрительно посмотрело на охранника, и тот сразу скрылся из виду, а монстр засеменил в его сторону, но не так быстро, так как он уже передвигался на четвереньках, не имея возможности подняться в полный рост из-за низкого потолка.

Чудище резво добралось до левого поворота и когда оно скрылось из виду, из-за угла со стороны зала выглянул волонтёр-лемур. Корридор пустовал, но даже сквозь толстую каменную стену были слышны тяжёлые шаги твари. Зверянин махнул рукой, давая понять всем, кто находился позади него, что путь чист. Стараясь не шуметь толпа выживших двинулась к выходу. Паркер шла впереди всех, хоть и с гримасой переживания на своём лице за Илью.

Борис : Шагайте, как можно тише! – еле слышно насторожил волк, таская Дмитрия у себя на плече, который ещё от дозы обезболивающего не отошёл.

Пока всё шло хорошо, но когда со склада доносился любой громкий звук, толпа каждый раз вздрагивалась. А Паркер единственная, кто остановилась перед корридором в склад и неотрывно смотрела в, запалонившую его, темноту.

Борис : Мы уже почти выбрались! – опять же не громко заявил охранник перед тем, как повернуть влево, к выходу.

Стоило вместе с толпой завернуть за угол, как они все узрели то, что заставило остановиться всех. На группу выживших смотрела, стоявшая перед лестницей серая кобра, растянувшая ухмылку маньяка. Рядом с ней стоял здоровый солдат, сжимавший в пальцах вытянутой руки пистолет старенькой модели «Walter», а позади них стояла целая группа вооружённых солдат, взяв толпу на прицел не только автоматоми, но также направили ещё пару огнемётов и даже несколько орудий «Панцерфауст», что явно было излишним с их стороны.

Ганс : Klopf - klopf, Schweine, - без каких-либо эмоций выкашлял фразу солдат, что в переводилась, как «Тук-тук, свиньи», а потом пошёл сплошной дождь из пуль. Оглушительные выстрелы и крики зверян заполнили коридор так, что ничего нельзя было разобрать.

Ошарашенному Борису досталась только одна пуля прямо в живот, из-за чего он подкошенно свалился на пол, выронив гепарда с плеча, а остальных несчастных выстрелы решетили в кровавые ошмётки.

Паркер вытащила своё табельное оружие, но ничего не смогла сделать – спасающиеся зверяне, бегом возвращающиеся обратно в зал, заслоняли зону видимости. Однако коридор опустел вполне быстро, из-за не замолкающего слепого огня нацистов, которые стреляли всем в спины, а волонтёры, что были вооружены – погибли быстро.

Увидев первого попавшегося на глазах пехотинца, крольчиха выстстрелила и, попав неприятелю в плечо, быстро скрылась за углом. А солдат, схватившись за больное место, рухнул на пол и барахтался, ругаясь благим матом на своём языке. Паркер решила выстрелить ещё раз. Но как только она выглянула из-за угла и направила пистолет в сторону противника, боец, что был вооружён «Вальтером», оказался проворнее и выстрелил первым.

Пущеная им пуля попала в правую руку агента, а точнее: угодила между костяшками. Такой выстрел мигом оторвал средний и безымянный пальцы. Паркер выронила пистолет и от боли попятилась назад, влетев спиной в стену, а затем незамедлительно оказавшись в сидячем положении на полу. Девушка стиснула зубы, ухватив себя за кисть. Она пыталась стерпеть боль и взглядом отыскать своё выраненное оружие, но было уже поздно.

Та сторона, в которой лежал пистолет, была заслонена парой ног нацистокого солдата. Крольчиха подняла голову. В этот же момент боец ухватил её за ухо, сжав его так сильно, что агент не сдержала крик. Затем, он вытащил нож и всего одним взмахом отрезал длинное кроличье ушко у самого основания, а потом в ход пошёл удар кулаком, чтобы заткнуть агента.

Ева : Ганс, ну почему ты так грубо обращаешься с девушкой? – смеясь, спросила змейка.

Ганс : Потому что я невоспитанный оболдуй, гер-капитан, - ответил он, тем самым высказав шуточное оправдание своему жестокому поведению.

Ева : Какая жалость! – с притворным ужасом заявила гауптштурмфюрер, схватившись пальцами за козырёк своей фуражки. – Она же теперь не сможет ко мне подойди, когда я позову её к себе. Ганс, будь любезен, - помоги ей.

Солдат без лишних преприраний ухватил крольчиху за шиворот и поднял всего одной рукой, а затем незамедлительно швырнул её в ногам змейки. Прежде чем прийти в себя от боли, Паркер получила смачный удар сапогом по лицу, но после этого агент опять же едва ли не закричала от агонии, предоставленной гауптштурмфюрером Ёндерлинг, когда та носком своего сапога наступила на отрезанное основание уха и не торопясь мотала ногой из стороны в сторону, словно хотела затушить брошенный на пол окурок.

К тому моменту, все, кто успел убежать от солдат, уже находились в зале, однако несчастных настигли быстро всего двое бойцов с огнемётами. Зная, что жертвы никуда не денутся, изверги решили не торопиться. Они ждали, когда безащитная толпа хорошенько прижмётся к стене. Зверяне кричали от ужаса перед страхом страшной смерти в огне.

Паркер : Прошу вас, остановитесь! – выкрикнула она Еве, стараясь игнорировать боль, однако змейка проспустила её мольбы мимо ушей, мотивируя это тем, что она просто в данный момент подкуривала сигарету.

Всего на мгновенние раздалось шипение, а затем звук, похожий на лёгкий порыв ветра, который издавал жидкий огонь при выходе из раскалёного дула огнемёта. На этот момент, всё убежище обросло душераздирающими криками. Воздух пропитался едким запахом горючих смесей и, горящей живьём, плотью.

Крепко держа сигарету в зубах, Ева засмеялась, как безумная до того момента, как со стороны склада послышался грохот и крик. Тяжёлые шаги нарастали всё ближе и когда бухающий шум звучал совсем близко, из тени показался монстр, а в зубах он держал мёртвое тело охранника.

Паркер : Илья! – прокричала крольчиха.

Ева : Хорошо, что тролль угомонился, а то успокаивать таких существ – сплошная морока, - с упоением поглядывая на чудовище, которого змейка окрестила троллем, она выпустила из ноздрей сигаретный дым.

В этот момент крики с зала утихли, но треск пламени всё не умолкал. Выйдя из помещения, огнемётчики закрыли за собой герметичную железную дверь, чтобы дым не распростронялся по корридорам.

Огнемётчик : Задача выполнена, - доложил один из них и оба отдали воинское приветствие.

Ева : Вольно. – Кобра переключила взгляд на крольчиху, задав оскорбительный вопрос: - Какой сутенёр учил тебя стрелять?

Ганс : Вы же знайте, гер-капитан, - заговорил демон,- их агентов не судят по навыкам. Кто смачнее отсосёт у высшего командывания, тому и звание героя.

Смех солдат мигом наполнил всё убежище, услыхав шуточку Ганса. Даже сама Ева не сдержалась, чтобы засмеяться. В каком-то роде демон был прав, но не в буквальном смысле. Ибо учитывая не очень хорошее правление, в коллектив любимчиков КСД можно было вписаться только после того, как подлижишься к начальству.

Краузе : Фройляйн Ёндерлинг! – крикнул лейтенант. – Тут живой!

Кобра с широко раскрытыми глазами обернулась и увидела двух солдат, которые за локти тащили гепарда. Ни одна пуля его так и не задела, так что можно было назвать его счастливчиком, но нет – оставшись в живых перед нацистами… Лучше бы пуля его убила, так как изверги могут сделать с ним то, что будет пострашнее смерти.

Ева оглядела гепарда. Не считая бледного вида и невнятное состояние от большого количества введённого в него обезболивающего, в глаза змейки бросилась его переломанная нога в жутком состоянии. Она усмехнулась, а глаза окрасились кровавым оттенком.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», Владислав "Dark" Семецкий «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава восьмая. Вторжение начинается», Руслик Эрмайн aka Широ Окойо «Широ Окойо, эмиссар горностаев и королевский паладин»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален