Furtails
Злобный Майкл
«Великая Стена (деццкая сказка)»
#NO YIFF #верность #контроль сознания #юмор #дракон #хуман
Своя цветовая тема

Злобный Майкл


Мальчик Вадик и дракончик Фламдик играли в песочнице.

Вадик (по-взрослому – Вадим Иванович) был маленький человеческий детёныш. Мама дала ему ведёрко с лопаткой, и мальчик строил из песка куличики. Ровные, красивые получались куличики – как у настоящего строителя!

Фламдик (по-взрослому – Фламдринг д'Моргендрейх) тоже был маленький детёныш, только драконий. Ему мама ничего не давала – дракону и так есть, чем поиграть. Например, летать можно. Фламдик, слишком молодой, пока ещё летать не умел, но зато ловко прыгал. Он играл в охотника. Прыг-скок! Берегись, добыча! Но какая добыча в песочнице? Тараканы если только, да и тех нет. В песочницу с тараканами детей не пускают – антисанитария! А охотиться на выдуманных зверей Фламдику скоро надоело. И начал он прыгать на куличики Вадика.

– Зачем ломаешь? – закричал Вадик. Кому приятно, когда твою работу топчут?

– Я – охотник, а это – мои жертвы!

– Это не жертвы, это мои куличики! Я их строю!

– Ну и дурак, – сказал Фламдик и засмеялся.

Вадик обиделся и заявил:

– Сейчас как дам по башке!

И стукнул Фламдика лопаткой.

Дракончик – существо сильное, чешуя прочная, что ему какая-то лопатка? Но ведь обидно! Тебя, такого красивого, хорошего – и лопаткой! За что?

– А-а-а! – заревел Фламдик, обиделся.

– Так вот тебе! Будешь знать, как чужие куличики ломать!

– У-у-у-у!!

Громко ревёт дракончик – аж за городом слышно!

А за городом была помойка, и жил на ней злобный отшельник по кличке Голый. Не потому, что больше жить было негде. Не любил Голый людей, вот и поселился от них подальше. А чем на помойке заняться? Только мусор перебирать. Но Голый злился, когда про него так говорили. Он ведь считал себя умным и учёным, а когда учёные копаются в мусоре – это называется "ведут исследования". "И ничего я не мусорничаю, а изучаю человечество по его отходам!" – заявлял отшельник. Обожал он изучать человечество – каждый день открывал в людях новые пороки. Иногда на помойку заносило обрывки газет и политических журналов. Голый их собирал и читал. Всё время искал – не пишут ли что-нибудь плохого? А когда находил, вскрикивал радостно: "Ага! Так я и знал!" – и чувствовал себя провидцем. Как же иначе – снова прав оказался!

За новой газетой и застал его рёв Фламдика.

Сначала Голый рассердился. Газету бросил, ногами затопал:

– Никакого спасу нет от проклятых человеков! Всю природу загадили, а теперь ещё орут, думать мешают!

Но потом прислушался – не человек вроде орёт, дракончик. И повеселел сразу. Наверняка дракончика обижают люди! Их ведь хлебом не корми, дай только природу загадить, или драконов пообижать. Голый давно это знал. А тут – такой случай своими глазами в этом убедиться! Ради такого и с помойки прогуляться не жалко.

И выбрался отшельник к песочнице.

– Что, дракончик, обижает тебя человеческий детёныш? – спросил сочувственно.

– А вы кто? – насторожился Вадик.

– Я – учитель. – И ведь почти не соврал Голый – действительно работал когда-то учителем. Правда, выгнали его из школы, потому что ничему детей не учил, только бил линейкой и вымогал деньги за хорошие отметки. Только об этом он, конечно, не сказал.

Мальчик успокоился: учитель – профессия уважаемая, учителю верить можно.

А Фламдик весь в обиде, ещё больше рад: кому лучше нажаловаться, как не учителю?

– Обижа-а-ает! – заныл с готовностью. – Он меня лопа-а-аткой уда-а-арил!

– А ты мои куличики затоптал! – гнёт своё Вадик.

Ругались-ругались, спорили-спорили, из сил выбились, да так и не договорились. И посмотрели с надеждой на Голого. Сейчас учитель их рассудит!

– А вы, дяденька, что думаете? Кто из нас виноват?

Услышал Голый, что его мнением интересуются, и прямо расцвёл весь. Он ведь давно мечтал прославиться, да всё время не получалось. Сколько лет на помойке в исследованиях провёл, сколько разных гадостей узнал – а люди всё никак не хотят замечать, какое он светило науки. Детей, вон, и тех воспитывать не дали. И тут вдруг – его совета спрашивают, в рот заглядывают! Вот она, возможность заявить о себе на весь мир! Аж преобразился отшельник: спина распрямилась, глаза засверкали, рот в беззубой улыбке растянулся. Ух, он сейчас такое скажет! Всю правду до мира донесёт, а дети ему в этом помогут.

– Знайте же, юные существа – между вами случился конфликт, – заговорил он грозно, нахмурив брови. – И обязательно бы случился. Люди всегда ненавидят всех, кто на них не похож. Этот детёныш стукнул тебя, дракончик, потому, что ты крылат, а в людях заложена зависть к любому совершенству, которого не дано им самим. И так будет продолжаться снова и снова. Сначала лопаткой, потом – палкой, потом – оружием. Люди не успокоятся до тех пор, пока не истребят всех драконов. Если только драконы не обидятся и не дадут сдачи. А драконы сильнее. Если они дадут сдачи, то истребят всех людей. Рано или поздно останется только один разумный вид. А всё из-за того, что люди от природы такие злые.

– Не хотим, чтобы нас истребляли! – воскликнули Вадик и Фламдик в один голос. И едва не прижались друг к дружке, но вовремя вспомнили, что поссорились.

А Голый только что не лопается от гордости, какой он умный. И знай себе дальше вещает.

– Но я знаю верный способ, как этого избежать. Постройте Великую Стену, большую-пребольшую, чтобы остались по одну сторону люди, по другую – драконы, и не было никому через неё хода. Только так и можно предотвратить войну!

– Великую Стену? – переспросил Вадик. Что-то не понравилась ему эта мысль.

– Разве нельзя по-другому? – засомневался и Фламдик. В песочнице всегда всем места хватало – зачем стеной-то отгораживаться?

– Нельзя! – ответил отшельник непреклонно. – Единственное, чем можно спасти людей и нелюдей – расселить их подальше друг от друга. Все остальные способы – самообман, и только оттянут неизбежное. Не будет стены – будет война!

И начали Вадик с Фламдиком строить Великую Стену. Им ведь не хотелось, чтобы была война.

Веточка к веточке, камешек к камешку, железка к железочке... Растёт стена. А Голый смотрит, как воплощается его задумка, и радуется.

– И треснул мир напополам, кипит разлом... – под нос себе напевает. А детям советы даёт:

– Там слабовато, от сквозняка развалится! Больше кирпичей, больше глины! Тут слишком гладко – будут лазить! Натыкай колючек поострее! А вот там полей чем-нибудь попротивнее – если кто запрыгнет, пусть поскользнётся!

Всё выше и выше, всё шире и шире. Остались внизу и крыши домов, и пушистые облака, и самые высокие горы... До самого неба простёрлась Стена. Уже и солнца из-за неё не видать, и птицы заволновались – что это за чудовище выросло, все пути в воздухе перекрыло? А стройка знай себе кипит, останавливаться не думает. Скоро и самолёты летать не смогут, и космонавтам со спутниками жизни не будет...

К счастью, вовремя заметили люди, что назревает беда. Задумались – что делать? И сообщили в Главный Государственный Кремль, самому Старшему Брату.

Старший Брат занимался самыми важными государственными делами. Звонок Тревожного Телефона застал его у реактора, где варился полоний для предателей Родины.

– Слушаю. – Старший Брат, как всегда, был краток. – Что?.. Угроза глобальной катастрофы? Понятно. Немедленно выезжаю!

И выехал, предупредив Службу Безопасности, а за реактором оставил присматривать Первого Заместителя. Шутка ли – угроза глобальной катастрофы? Это дело поважнее полония!

Между тем, Владик и Фламдик устали и сидели по разные стороны стены. Как быть дальше, они пока не думали. Сейчас немного отдохнут, а потом... потом, наверное, дальше будут строить. А что ещё остаётся делать? Иначе – война!

– Что вы тут натворили? – спросил Старший Брат.

Сзади подкралась зловещая фигура с кривым ножом.

– Глупый властитель человеков, не мешай стройке века! – проскрипел Голый, замахиваясь.

Но не успел и пикнуть, как был обезоружен, задержан и связан. Служба Безопасности знает своё дело!

– Слушаю вас, молодые существа, – сказал Старший Брат, строго сдвигая брови.

Вадик и Фламдик, перебивая друг друга, рассказали, как всё было.

– И всё это из-за лопатки и куличиков? – поразился Старший Брат.

– Дядя учитель сказал, что это из-за нашей природы, – шмыгая носами, ответили дети. – И что если мы не построим стену, то будет плохо!

– Этот вот, что ли?

А Служба Безопасности тут же Старшему Брату досье передала. Голый, оказывается, давно у неё на заметке состоял. Всю правду об отшельнике рассказали!

– Ну, всё ясно, – понял Старший Брат, прочитав бумаги. – Никакой это не учитель, а самозванец. И он вас обманул!

– Как – обманул?

– А вот посмотрите, что из-за вашей стены получилось. Разве стало хорошо?

Мальчик с дракончиком осмотрелись вокруг... Ой, мамочки! Земля погрузилась в безжизненную тьму. Высохли реки, исчезли леса. Там, где раньше зеленели солнечные лужайки, теперь лежали горы мусора и булькали ядовитые болота. Стена нависала над миром мрачно и безжалостно – огромная, страшная, покрытая острыми шипами, окутанная мутными туманами. А по обе стороны от неё, где раньше была песочница, зияли глубокие чёрные ямы, и магма внизу шипела. Ещё чуть-чуть, и планета бы закончилась – извели бы её полностью на окаянную постройку! Неужели они так сильно ненавидят друг друга?

И Вадик с Фламдиком в ужасе расплакались.

– Натворили вы дел, молодые существа... – сказал Старший Брат задумчиво. – Но вижу, что не по злому умыслу. Хорошо, ещё не поздно, и вы можете исправить причинённое зло.

– Но как?

– Самый первый и самый трудный шаг – понять, что ты был неправ. Попробуйте.

Старший Брат щёлкнул пальцами, и в стене пробило туннель. Через него дети смогли пройти друг к другу.

– Извини, Фламдик, что стукнул тебя лопаткой, – сказал мальчик, потупившись. – Я не хотел делать тебе больно.

– Извини, Вадик, что топтал твои куличики, – сказал дракончик, виновато скребя передней лапкой. – Я не подумал, что ты старался, их строил.

– Молодцы! – воскликнул Старший Брат. – А теперь пожмите друг другу руки – и за работу!

Целый день Вадик и Фламдик разбирали мусор, сажали новые деревья и осушали болота. Ещё они попробовали разобрать Стену, но не получилось. Такая злоба оказалась вложена в эту громаду, что дети больше не решались к ней подойти. Не верилось, что они сами же её и построили.

Но Старший Брат разрешил им не разбирать.

– Работа – ваша, это верно, – сказал он. – Но вы сами не ведали, что творили. Более всего виноват тот, кто воспользовался вашим незнанием и доверием.

И указал на Голого, болтающегося в цепких руках Службы Безопасности.

– А я что? Я ничего... – нервно хихикнул отшельник.

– Ты – бессовестный врун и человеконенавистник, – обличил его Старший Брат. – И никакая эта Стена не Великая, а продукт твоего безумия и тщеславия. Именно ты её и построил, эксплуатируя труд обманутых тобой детей. А значит, тебе её и разбирать.

– Правильно! – обрадовался Вадик.

– Так ему и надо! – подхватил Фламдик.

– А чтобы это нехорошее существо лучше поняло свою неправоту, мы ему и инструмент дадим соответствующий, – сказал Старший Брат, и на его суровом лице промелькнула озорная улыбка. Или всем только показалось?

На следующий день дети играли в больницу – добрый доктор лечил дракона от раны, нанесённой кровожадным монстром. А потом Вадик лепил новые куличики – ещё больше и лучше, чем вчера, а Фламдик охранял их от злых летающих чудовищ. И только Голому было не до смеха: проклиная человечество, жадных детей и мерзких политиков, разбирал он Великую Стену – медленно, по одному камушку.

Голый с удовольствием взял бы экскаватор, а с ещё большим удовольствием оставил бы её на месте – такую чёрную, замечательно злую стену между людьми и всеми остальными, какую и видел в своих мечтах. Но приказ Старшего Брата был суров – взять деревянную зубочистку и расковырять до последнего камушка! А Служба Безопасности строго следила, чтобы наказанный не брал лишних инструментов и не отлынивал.

И это было справедливо.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ольга Громыко «Драконология», Локхард Драко «Убить всех людей», Мирдал «Краденый сон»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален