Furtails
Маргарет Уэйс, Дон Перрин
«Кодекс драконида»
#NO YIFF #война #фентези
Своя цветовая тема

Посвящается Тридцатому полку полевой артиллерии (пушкари Байтауна) Королевской армии, которые познакомили меня с буднями и праздниками армейской жизни


Глава 1


Кэн растянулся на брюхе, примяв огромным чешуйчатым телом высокую траву. В его руке был крепко зажат боевой топор. Расправленные крылья прикрывали драконида от палящих лучей солнца и вражеских наблюдателей, скрывая доспехи и бронзовую чешую, которые тоже могли предательски блеснуть.

Кэн не видел ничего, кроме травы. Поскольку он лежал так уже больше часа, то каждая травинка была знакома ему до мельчайших подробностей. Трава была длинной и коричневато﷓зеленой.

Он изучил так же и все звуки, которые его окружали. Трава, например, сухо и неприятно шуршала. Когда они занимали позицию, день позднего лета казался ему тихим, но теперь каждый звук словно молотком ударял по голове. Противно и без всяких видимых причин стрекотали цикады. «Зачем они это делают? – подумал Кэн. – Возможно, чтобы забыть о грядущей зиме и смерти…» Где﷓то в траве шуршали невидимые мыши, наверху, над головой Кэна, трелью заливалась какая﷓то пичуга. Кэн лежал, ненавидя их всех вместе и по отдельности, и с трудом сдерживал дурацкое желание вскочить и заорать им, чтобы заткнулись.

Он жаждал услышать только два звука: топот гоблинских ног и лязг их же оружия. Окружающая Кэна флора и фауна только раздражала его.

Кэн не видел и не слышал своих товарищей, которые занимали позиции поблизости от него. Это его радовало, но не удивляло.

Слит лежал в нескольких шагах справа. Этот сивак был заместителем Кэн. Также справедливо было бы назвать его лучшим другом, советником и доверенным лицом, если бы таковые звания существовали в Инженерной бригаде Первой армии драконидов.

Гранак, недавно назначенный знаменосец, лежал сразу за Кэном. Он был огромен даже для драконида и вполне способен и достоин держать в одной руке меч, а в другой – знамя с изображением символа Бригады – кулак в боевой перчатке и перекрещенные пика и молоток на черном фоне.

Остальные дракониды затаились позади, ожидая и прислушиваясь.

Дело шло к вечеру, солнце медленно скользило к горизонту, но жара еще не спала. Маленькие зеленые ящерицы грелись на камнях, ловя последние лучи заходящего светила.

Дракониды не были ящерицами, хотя отчасти их напоминали. Большие, двухметровые существа, они передвигались на двух ногах, владели оружием не хуже, а порой и лучше людей. Рожденные из магически измененных яиц добрых драконов, задолго до Войны Копья, дракониды были особым резервом Темной Владычицы, ее лучшими солдатами, наводившими ужас на противника. Они были уверены в победе Такхизис, и ее поражение в Войне Копья стало для них шоком. Поражением дело не ограничилось, после войны им предстояло пережить предательство своих командиров. Проклятые Соламнийские Рыцари охотились на драконидов, трижды проклятые эльфы гнали их как собак, остальные так называемые расы Света убивали их, когда и где только могли… А помощь со стороны Тьмы так и не пришла…

Сильные и могущественные, получившие в наследство от своих невольных родителей – Золотых, Серебряных и Бронзовых драконов – ум и способности к магии, дракониды в глазах всех обитателей Кринна были серьезной опасностью. Некоторые дракониды, чтобы выжить, сформировали банды грабителей и убийц. Кэн предвидел, какая судьба ждет избравших такой образ жизни. Его предсказание сбылось – все дракониды﷓разбойники были перебиты.

Если война чему и научила Кэна, так это тому, что жизнь может быть прекрасна, несмотря на ее мимолетность. Он сумел сохранить свою бригаду и увел ее в Харолисовы горы, надеясь, что там их оставят в покое. В конце концов, их раса была обречена с самого начала. Никто не приходил на смену погибшим драконидам. Существа, созданные из магически измененных украденных яиц, не могли воспроизводить себе подобных. У них просто не было самок. Только воины﷓самцы. Так считалось, и так думал сам Кэн.

Генералы Владычицы Тьмы мотивировали это тем, что такие могущественные создания, как дракониды, должны существовать только тогда, когда в них есть необходимость. А когда эта необходимость отпадает, от них будет нетрудно избавиться.

Спасая свою бригаду после поражения в войне, Кэн думал, что мир задолжал им слишком много, чтобы покой драконидов до конца их жизни считать такой уж большой платой…

– Командир! – раздался шипящий голос. Кэн вздрогнул, открыл глаза и на мгновение поддался панике, как бывает с теми, кто заснул и сам не заметил этого.

– Простите, командир, – прошипел Слит, в его голосе пряталась насмешка. – Но вы храпите…

Кэн разозлился на себя. Он пообрывал бы хвосты всем солдатам, которые посмели бы заснуть в такой ситуации. Разумеется, этому есть объяснение – Кэн просто не мог припомнить, когда он в последний раз нормально спал. Но он не принял бы ни от кого подобного оправдания, следовательно, и для него оно не годится. Словно для того чтобы окончательно доконать его, на кожистый нос Кэна уселась огромная муха. Драконид сморщился и проклятое насекомое принялось летать вокруг, добавляя свое жужжание к раздражающей какофонии звуков.

Кэн с тоской вспомнил об их уютной маленькой крепости в горах… Вспомнил и о докучливых гномах, которые были их соседями, – проклятие для драконидов в начале, а в конце – их благословение. Гномы устраивали набеги на драконидов, дракониды отвечали им тем же. Туда﷓сюда, туда﷓сюда, годами… Такая игра… Все уже привыкли к ней.

А потом началась Война Хаоса. Бригада Кэна выступила из крепости, чтобы предложить свои услуги рыцарям Такхизис. Они были приняты, и их направили копать полевые сортиры. Разозленные и оскорбленные, Кэн и его саперы покинули армию. Они вернулись назад и обнаружили, что за время их отсутствия гномы спалили крепость, единственный дом, который был у них в этом мире.

Но из пепла разрушения родилась надежда. В результате стечения странных обстоятельств, в котором Кэн теперь отчетливо различал направляющую руку Владычицы, именно гномы привели драконидов к сокровищу, которое было дороже им всего золота мира.

В нескольких милях от того места, где Кэн и его солдаты лежали в высокой траве в засаде на гоблинов, которые преследовали их уже несколько месяцев, находилась группа из двадцати самок драконидов.

Юным самкам было чуть больше года, но они казались уже почти взрослыми. Хотя их брачный возраст, по﷓видимому, еще не настал. Впрочем, у Кэна не было никаких представлений о том, когда и как он у них наступает. Кэн где﷓то слышал, что самки добрых драконов начинают размножаться лишь в возрасте около пятидесяти лет. Он надеялся, что у самок драконидов все произойдет быстрее, иначе может не остаться ни одного живого самца, чтобы составить им пару. Вместе с тем он прекрасно понимал, что некоторые вещи ускорить попросту невозможно. Так или иначе, но юные самки были спасением для расы, будущим его народа. Он обращался с ними так, как обращался бы с любым бесценным сокровищем. Под строжайшей охраной, внутри войска, день и ночь под наблюдением.

Сначала все казалось довольно простым. Кэн думал, что покинув Харолисовы горы, они отправятся на север и там обретут свой собственный город. У них была карта, раздобытая у гномов, которая показывала путь к заброшенному каменному городу под названием Тэур. Город был окружен каменной стеной, имел сторожевые башни и каменные ворота. Этот город можно было сделать неприступным, и дракониды были бы там в безопасности. Там они смогли бы размножаться и растить своих детей, открывать лавки и таверны, строить кузницы и мельницы, то есть вести такую жизнь, какую вели все остальные расы Кринна с уверенностью глядя в будущее. Все эти планы, конечно, были слегка утопическими, но Кэну было приятно помечтать об этом.

Дракониды покинули Харолисовы горы и двинулись через Пыльные равнины, пройдя первую сотню миль за две недели. Потом неизвестно откуда появились гоблины. Небольшой отряд Кэна был атакован ордами проклятых созданий. Месяц Кэн и его солдаты вместе с своими самочками сидели в осаде на спешно укрепленной ими ферме. Они оставались там до тех пор, пока запасы продовольствия не подошли к концу. После этого они должны были либо прорываться, либо умереть. Прорвав осаду, они прошли не так уж далеко и вынуждены были снова искать укрытие – близилась зима. Родственники драконов и ящериц, дракониды были весьма чувствительны к холоду.

Зимой атаки гоблинов стали реже, но полностью никогда не прекращались. Гоблины нападали на патрули драконидов и тревожили охотничьи отряды. Весна выдалась поздняя, и Кэн с отрядом продвигались не более, чем на десять миль за переход. У них было мало еды, и на ее заготовку уходило много времени. Почти за год бригада прошла всего несколько сотен миль.

Любое другое подразделение просто разбежалось бы в таких условиях, но дракониды Кэна держались вместе. Перед строем своих товарищей Кэн дал клятву, что сохранит самок и обеспечит безопасное место для будущих детей драконидов. Все остальные дракониды повторили его клятву. Несмотря на ужасающие трудности, дракониды держали свое слово.

Сейчас бригада находилась к югу от Кари﷓Хана, где﷓то в пятидесяти милях от него, если верить старинной карте, в отрогах Хурских гор. До места назначения им оставалось 150 миль. Кэн предполагал выйти на дорогу, которая шла сначала на северо﷓восток, а потом – на восток, то есть как раз туда, куда им было надо. Это позволило бы бригаде двигаться значительно быстрее, и, может быть, им даже удалось бы оторваться от гоблинов.

Холмы и высокая трава на равнинах давали драконидам шанс остановить гоблинов, отбросить их назад, а потом ускоренным маршем выйти на дорогу, которая начиналась в пятидесяти милях к северу.

В течение последнего года многие дракониды погибли в бою. За каждого погибшего бойца было убито по десять гоблинов, но полчища мерзавцев продолжали преследовать бригаду, как стая волков преследует истекающего кровью оленя. Кэн никогда не думал, что гоблины могут быть так настойчивы и упрямы в достижении своих целей.

Кто﷓то, кого гоблины боялись больше, чем драконидов, стоял за их спинами и подталкивал их, угрожая пылающим бичом. Как бы Кэну хотелось узнать, кто это! Он бы отобрал у него этот бич и засунул его ему в задницу.

Кэн приподнял голову, принюхиваясь. Не было необходимости напрягать зрение, когда можно было просто учуять запах гоблина. Он напоминал запах гниющего, покрытого плесенью мяса. Источник запаха был недалеко, и он приближался. Кэн увидел, что Слит поднял голову и поймал его взгляд. Кэн дотронулся до своего носа. Слит кивнул и указал глазами на рощицу, расположенную в пятидесяти метрах от них.

Кэн ждал. Ловушка срабатывает только тогда, когда добыча оказывается внутри. Кэн заставлял себя быть терпеливым, хотя больше всего ему хотелось вскочить и броситься в атаку. Он начал считать про себя: один, два, три… Потом протянул руку и взялся за рукоять своего боевого топора. Дерево было теплым. «Правду ли говорят, что овражные гномы умеют считать лишь до двух? – подумал Кэн и продолжил: – Сто, двести…»

Кэн резко вскочил. Не далее, чем в двадцати метрах, он увидел отряд из сотни гоблинов, которые двигались в их сторону. Дракониды лежали в траве и сверкающими глазами смотрели на командира. Зубы их были оскалены, хвосты тихонько извивались, лапы сжимали оружие.

Косоглазые и близорукие гоблины не сразу увидели огромного драконида, выросшего перед ними, и продолжали маршировать. Потом один из гоблинов поднял свое желтое, как моча, лицо, и его маленькие косые глазки в ужасе расширились. Он беззвучно приоткрыл рот.

– Бригада, к бою!

Дракониды поднялись из травы, как внезапно выросший лес. Справа от Кэна был первый батальон, в котором оставалось всего семьдесят драконидов. Во втором батальоне, слева, было всего шестьдесят бойцов. Все они разом бросились на остолбеневшего противника.

Гоблины сражались копьями и саблями достаточно грубой работы. Но Дракониды уже знали, что уродливые, покрытые ржавчиной лезвия гоблинских сабель убивали столь же надежно, как и блестящие лезвия мечей Соламнийских Рыцарей. Иногда гоблины использовали короткие луки. Стрелки они были никудышные, но тучи стрел, которые заполняли воздух, как рой свирепых пчел, обязательно кого﷓нибудь ранили или даже убивали. За время непрерывных боев с гоблинами Кэн потерял почти пятьдесят солдат.

Он не уважал гоблинов, как противников. Он просто их ненавидел.

Кэн бежал впереди своего подразделения, возглавляя атаку. Гоблины все еще пребывали в остолбенении. Одно из желтокожих, кривоногих созданий попыталось ткнуть Кэна копьем. Ударом топора Кэн разрубил копье пополам вместе с самим гоблином. Обратным движением Кэн зарубил вторую тварь. Брызнула кровь, и гоблины упали на землю. Вокруг Кэна сражались дракониды. Мелькали мечи и топоры. В драке дракониды использовали также кулаки, ноги, хвосты и зубы. Все вокруг звенело от ударов стали о сталь и криков раненых и умирающих. Кэн хорошо знал эти звуки.

В пяти метрах от себя Кэн увидел Слита, который дрался с двумя гоблинами сразу. Похоже, это не доставляло ему особых проблем. Мастерским ударом меча он снес голову обоим противникам. Слит почувствовал взгляд бригадира и весело оскалился перед тем, как броситься в следующую атаку. Кэн был рад, увидев, что Слит не принял облик тех, кого только что убил, – одна из тех магических способностей, с которыми сиваки появлялись на свет.

При некоторых обстоятельствах изменение облика давало драконидам преимущество, но только не в рукопашной. Трудно сражаться за свою жизнь и одновременно пытаться дать понять товарищу: эй ты, придурок, я тоже драконид, как и ты!

Кэн отклонился назад, чтобы избежать удара следующего копья. Он взмахнул топором, но промахнулся. В два шага он догнал гоблина и вновь опустил топор. Гоблин попытался защититься копьем, но это ему не помогло, копье оказалось разрубленным на две половинки. Гоблин отпрыгнул и выхватил саблю. Кэн собирался снести голову с сутулых гоблинских плеч, но поскользнулся в крови убитого прежде врага и потерял равновесие. Красноватые глазки гоблина зажглись жаждой убийства, и он бросился на драконида. Путь ему преградил Гранак. В руке драконид сжимал длинный меч, на который он, как на вертел, насадил субтильного гоблина. Потом он упер меч в землю и ногой счистил с него содрогающееся тело. Кэн вскочил на ноги, готовый встретить лицом к лицу нового врага. И обнаружил, что вокруг нет врагов. Остатки гоблинов удирали в сторону рощи, а дракониды преследовали их, дико вопя, и убивали на ходу. Группа драконидов вокруг Кэна чистила оружие. Он мрачно взглянул на своих соратников:

– Поменьше радости, побольше драки. За ними! Я не хочу, чтобы хотя бы один остался в живых.

Баазы и сиваки с дикими криками, которые должны были еще более ужаснуть убегающего врага, дружно бросились исполнять приказ командира. Кэн рысил сзади. Он никогда не был особенно хорошим бегуном, а тут еще слегка подвернул ногу.

Кэн добежал до рощи и услышал, что впереди опять разгорается битва. Звон мечей и крики насторожили его. Похоже, гоблины перестали убегать. А он﷓то думал, что они будут бежать еще долго, пока не достигнут Кринна! Те, кого до сих пор не убили, должны были дважды подумать, прежде чем решиться снова атаковать…

Между тем огромная фигура вышла из﷓за дерева и остановилась перед Кэном. Существо имело такую же желтоватую кожу, как у гоблина, но оно было значительно выше, шире и сильнее; в глазах светился злобный ум. На незнакомце были тяжелые доспехи, а в руке он держал меч.

«Проклятье, да это же хобгоблин! – удивленно подумал Кэн. – Но здесь же нет хобгоблинов!»

Однако в тот же миг несуществующий хобгоблин атаковал драконида, размахивая мечом. Кэн взмахнул топором, но хобгоблин умело парировал удар, почти задев руку драконида. Кэн отступил, хобгоблин усилил натиск. Тогда Кэн пошел на хитрость: захлестнул колени противника хвостом и потянул на себя. Хобгоблин потерял равновесие и уперся спиной в дерево. Топор Кэна пробил нагрудную пластину хобгоблина и, резко дернув рукоятку вниз, драконид серьезно ранил своего противника. Кэн не стал терять времени, чтобы посмотреть, действительно ли умер хобгоблин. Ему надо было выяснить, что происходит. Вокруг сражалось его личное подразделение, бойцы которого сначала убежали вперед, а потом вернулись, чтобы защитить командира.

Впереди, среди деревьев, Кэн видел сражающихся и слышал звуки битвы. Ловко скользя между деревьями, к нему приблизился Слит. Сивак был покрыт кровью убитых им гоблинов и ранен в руку и ногу.

– Командир! – закричал Слит. – Это ловушка!

– Проклятье! Я знаю, что это ловушка. Мы и собирались устроить ловушку на гоблинов.

– Да нет, это ловушка на нас, командир, – мрачно возразил Слит.

До Кэна, наконец, дошло. Дракониды собирались устроить ловушку для гоблинов. Но получилось все наоборот – гоблины устроили ловушку для драконидов.

– Да тут не меньше пяти сотен хобов! – облизываясь, сказал Слит. – И как минимум тысяча гоблинов.

Кэн грязно выругался. Его план блестяще провалился. Это был хороший план, только трудно осуществимый в настоящих условиях. Проклятье! Он должен срочно принять какое﷓то решение. Иначе они тут все и останутся. Все до одного. Кэн повернулся к дракониду по имени Хавак.

– Срочно найди Глота! – приказал Кэн. – Вели ему собрать первый батальон и отступать со всей возможной скоростью в расположение роты поддержки. Потом мы тоже будем отступать, а они нас прикроют. Лишак! Найди Йетика и передай ему то же самое. Слит! Лети назад и скажи Фалкту, чтобы рота поддержки заняла позиции на гребне холма и прикрыла наше отступление. Это даст нам время, чтобы вырваться из этой ловушки.

Слит ничего не ответил и бросился выполнять приказ. Кэн видел, как сивак выскочил из леса и взлетел, расправив крылья.

К этому времени командиры подразделений уже собрались вокруг Кэна.

– Когда вырвемся из леса, мы должны собраться все вместе. Гранак, поднимешь знамя повыше, чтобы все наши могли его видеть.

Десять минут спустя оба батальона начали выходить из леса. Отбиваясь от своих противников, они собирались вокруг Гранака и знамени бригады. Дракониды медленно отступали, стараясь не поворачиваться к противнику спиной.

Гоблины не последовали за драконидами на равнину. К счастью, они остались в лесу. Некоторые из них стреляли из лука, но не атаковали. Дурной знак. Обычно в подобной ситуации импульсивные и недисциплинированные гоблины обязательно рванулись бы за убегающими врагами. Похоже, на этот раз гоблинами кто﷓то напрямую управлял. Тот, кто спланировал эту засаду. Тот, кто доставил сюда хобгоблинов, чтобы усилить гоблинское войско. В этой затянувшейся войне явно появился новый участник, который встал между Кэном и его мечтой. Похоже, у Кэна оставался только один путь. Отступление.


Глава 2


Равнина простиралась от леса до предгорий, за которыми пики хребта Хур, словно челюсти, вонзались в мягкое брюхо голубого неба. Перед предгорьями лежала неглубокая долина, вполне подходящая для того, чтобы укрыть четыре запряженных быками фургона, самок драконидов и их немногочисленных охранников. Кэн счел это место удобным для того, чтобы устроить засаду для гоблинов. Он оставил самок, фургоны и интендантскую роту в южной оконечности долины. Достаточно далеко от предполагаемого места битвы, то есть в безопасности, но и достаточно близко, если они вдруг понадобятся.

Два десятка самок драконидов сидели и лежали на мягкой длинной траве. Четверо баазок играли в ножички, одна из них зубами вынимала колышек, который другие загоняли в землю вместо ножа. Сестры﷓сивачки ссорились из﷓за кроличьей шкурки, которую каждая считала своей. Эта свара длилась несколько месяцев, так что все уже забыли, кому из сестер первоначально принадлежала эта шкурка, да и от нее самой уже немного осталось, после ее постоянных хождений из рук в руки.

Фонрар подумала, что недалек день, когда шкурка распадется на мелкие кусочки и тем самым положит конец раздору. Впрочем, мысленно усмехнулась она, сестры тут же найдут новый повод для ссоры.

Опасаясь, что еще немного, и она своими руками кого﷓нибудь придушит, Фонрар направилась к склону, откуда должно было быть видно то, что происходит на равнине.

– Я просто решила немного размять ноги, – сказала она в ответ на вопросительный взгляд часового, который до ее появления внимательно всматривался вдаль, пытаясь разглядеть битву, а теперь напряженно застыл.

Самкам драконидов уже исполнился год, и они почти не отличались по росту от самцов. С первого, да и со второго взгляда непосвященный бы не заметил разницы. У тех и у других были характерные морды, напоминающие драконьи, только поменьше, и покрытые чешуей тела цвета их невольных родителей. Аураки отливали золотом, сиваки – серебром, бозаки – бронзой, баазы сверкали как начищенная медь, а капаки были цвета потемневшей меди с красноватым оттенком. У всех, кроме аураков, были более или менее развитые крылья, а у аураков крыльев не было вовсе. Верхние и нижние конечности и самцов, и самок были защищены костяными пластинами, а длинный хвост напоминал скорее хвост ящерицы, чем дракона.

Внимательно присмотревшись, можно было, впрочем, заметить, что самки более изящны, ростом они чуть ниже соответствующих им по цвету самцов, а крылья и хвосты у них чуть длиннее.

Были и другие, внешне не заметные, но существенно более важные различия. Даже у рас, живущих с сотворения Кринна, самцы и самки плохо понимали друг друга. Что же говорить о драконидах, чудесно обретших своих самок всего год назад! Самки постоянно удивляли драконидов и ставили их в тупик.

Фонрар присмотрелась к сражению. Из﷓за высокой травы деталей было не разглядеть, но то, что она увидела, ее чрезвычайно насторожило. Взволнованный вид часового только подтверждал ее подозрения. Она перевела взгляд на драконидов роты поддержки и ее командира – Фалкта. Последний мрачно смотрел на темную массу сражающихся вдали, в высокой траве.

– Что происходит? – спросила Фонрар у часового – бааза по имени Крезел. – Я ни разу не видела, чтобы бригада отступала.

Крезел вздрогнул и оскалился, потом бросил на самку яростный взгляд, но тут же отвернулся и нервно ударил хвостом.

– Ну… бригадир… проводит маневр… перегруппировку… Это… э﷓э﷓э… дисциплинирует солдат.

Фонрар недоверчиво прищурилась. В это время появился сивак, который прилетел с места сражения, скользя над самой травой. Фонрар узнала Слита – заместителя Кэна. Он приземлился около Фалкта и сразу начал что﷓то ему объяснять. Вне всякого сомнения, он прояснял обстановку и отдавал приказы. Командир роты поддержки выслушал Слита и коротко кивнул.

Фонрар попыталась было приблизиться к ним, но часовой преградил ей дорогу.

– Извини, милая, но здесь тебе не место. Бригадир будет недоволен. Лучше бы тебе вернуться к остальным.

Всем своим видом показывая, что она вынуждена подчиниться трубой силе, Фонрар развернулась и перелетела к фургонам, где лежали и лениво бродили ее товарки. У самок оружия не было. Их никогда и близко не подпускали к месту сражения.

Приземлившись у фургона, Фонрар невольно бросила взгляд на быка, пережевывающего подсохшую траву. У него, по крайней мере, была хоть какая﷓то еда. Ее собственный пустой желудок откликнулся громким урчанием, как будто пытался пожаловаться. Фонрар прекрасно знала, что самкам отдают почти всю еду, которую удается добыть. Трудно было даже представить себе, насколько голодными должны быть самцы.

Не похоже, что сегодня они будут ужинать гоблинами, как обещал бригадир.

Фонрар перешла к группе самочек.

– Там что﷓то не так!

Тезик, единственная аурачка и ближайшая подруга Фонрар, подняла голову и внимательно посмотрела на нее. Все напряглись, игра в ножички, как и ссора из﷓за кроличьей шкурки были мгновенно забыты, спящих разбудили безжалостными тычками и через несколько секунд все собрались вокруг бозачки Фонрар, их неофициального лидера.

– Похоже, дело плохо, – начала она, по привычке понизив голос, хотя необходимости в этом не было; так как все внимание часовых было приковано к событиям, разворачивающимся на равнине. – Засада провалилась, бригада отступает. Необходимо узнать точно, что происходит.

Фонрар взглянула на одну из сивачек﷓спорщиц.

– Сандра! Ты знаешь, что делать.

– Почему всегда Сандра?! – начала возмущаться ее сестра﷓близняшка.

– Прошлый раз была ты, – возразила Фонрар.

– Нет, и в прошлый раз была она! И вообще, ты ее больше любишь!

У Фонрар не было желания препираться с вздорной драконидицей, и Фонрар, сузив глаза, пристально на нее посмотрела. Та еще немного поворчала и замолкла.

Сандра направилась к одной из больших палаток, выделенных для самок. Ее сестра пошла следом, опять что﷓то бормоча себе под нос. Как только они отошли подальше от Фонрар, их препирательства разгорелись с новой силой.

– Ой! Слишком туго! Ты меня уколола!

– Прекрати крутиться! Я не смогу ничего застегнуть, если ты будешь вертеться как флюгер!

Фонрар тяжело вздохнула. Можно было бы, конечно, заставить их замолчать, но такова уж была их манера: ворча и препираясь, они действовали быстрее всего. А потому приходилось набраться терпения и ждать. Через пару минут сестры вышли из палатки. На Сандре были надеты доспехи, а голову покрывал глухой шлем. Самки уже давно поняли, что, стремясь защитить их от превратностей и опасностей мира, дракониды никогда не скажут им всю правду о нем. Им поневоле приходилось заниматься шпионажем, чтобы иметь представление о том, что же происходит на самом деле. После целого ряда проб и ошибок Фонрар выяснила, что лучшими разведчиками являются сивачки. Они, как оказалось, обладали способностью маскироваться под окружающую среду, в группе солдат их принимали за одного из солдат, а среди деревьев – за дерево, по крайней мере, пока они не двигались. В доспехах и с мечом на поясе (лезвие, правда, было сломано, но рукоятка и ножны сохранились).

Сандра легко сойдет за самца﷓солдата.

Фонрар бросила осторожный взгляд на часовых.

Все они по﷓прежнему наблюдали за битвой. Потом она еще раз критически осмотрела Сандру.

– Хорошо! Даже я практически не вижу разницы. Действуй! Как только что﷓нибудь выяснишь, тут же назад.

– Я больше похожа на воина, – заметила Хандра, но Фонрар предпочла ее не услышать.

Сандра отсалютовала и направилась к гребню. Высоко подняв голову и расправив крылья, она шла, следуя советам Фонрар, – как бравый солдат.

– Веди себя уверенно! Так, как будто ты и должна находиться там, где оказалась, тогда никто не усомнится…

До самок долетели отрывистые приказы Фалкта. Похоже, он выстраивал лучников вдоль гребня. «Только бы часовым не пришло в голову пересчитать самок, – подумала Фонрар. – Они ведь сразу обнаружат пропажу, и тогда, несмотря ни на каких гоблинов, перевернут весь лагерь вверх дном». Она была абсолютно уверена, что часовым сейчас не до этого, но всякое может случиться…

– Все знают, что делать, – обратилась она к оставшимся. – По палаткам. Как только вас пересчитают, ты или ты, выскользнешь через другой ход и бегом в палатку к Хандре.

Так что, как ни считай, их все равно будет двадцать.


* * *


Сандра легко затерялась в толпе солдат драконидов, передвигающихся в кажущемся беспорядке. Они последний раз проверяли оружие и строились. Лучники заняли позиции и, наложив стрелы на тетиву, ждали, когда враг приблизится на расстояние выстрела. Стрел было мало и взять их было неоткуда. Дракониды надеялись пополнить запас за счет вражеских стрел после сегодняшней засады, но, похоже, с этой надеждой можно было распроститься. Как бы не пришлось вытаскивать стрелы из мертвых.

– Берегите стрелы! – приказал командир.

Лучники мрачно кивнули, можно было и не напоминать.

Сандра направилась к группе офицеров во главе с Фалктом, который отдавал последние распоряжения, но не успела она подойти, как офицеры разошлись по своим подразделениям. На месте остались только Фалкт и Слит. Сандра запаниковала и резко свернула в сторону. Раньше она не видела Слита, его заслоняли другие дракониды. Если Слит обратит на нее внимание, он, без сомнения, ее узнает, ведь он тоже сивак. Но, похоже, он собирается обратно в бой. Сандра остановилась, отвернулась и, прикрывшись крыльями, сделала вид, что поправляет крепления доспехов.

– Я возвращаюсь к бригадиру, а ты начинай, как договорились!

– Один момент, – остановил его Фалкт. – Скажи мне правду, Слит. Все очень плохо, не так ли?

– Там, в роще, было не меньше тысячи гобов, – зло бросил Слит. – Не считая хобов, которых, может, еще тысяча. А точнее сказать не могу, извини, как﷓то не до подсчетов было, – он нервно хлестнул хвостом. – Это была дьявольски хитрая ловушка, лучшая из всех, что я когда﷓либо видел. И мы почти вляпались в нее, но бригадир не позволил захлопнуть дверцу.

– Тысяча гоблинов, – протянул Фалкт. – И еще тысяча хобгоблинов. Каждый из нас может справиться с тремя, а то и с четырьмя гоблинами, но потом… – он покачал головой.

– А потом подойдут хобгоблины, – усмехнулся Слит. – Уж их﷓то убивать трудновато, они, похоже, просто не знают, как это – умирать.

– Но у командира есть план! – убежденно сказал Фалкт.

– Конечно, есть, – согласился Слит.

– И он вытащит нас из этого дерьма!

Слит ничего не ответил, он расправил крылья и, подхваченный порывом ветра, полетел к сражающимся.

– Тысяча гоблинов, – в ужасе прошептала Сандра, – И еще тысяча хобгоблинов!

Всю свою короткую жизнь, сколько она себя помнила, они с боями уходили от гоблинов. Она их жутко боялась еще и потому, что взрослые дракониды часто пугали гоблинами непослушных маленьких драконидиц, когда те особенно сильно шалили или не слушались.

«Не ходи туда, девочка, там тебя схватят злые гобы!»

«Что ты бродишь по лагерю ночью? Вот смотри, украдет тебя гоблин и съест!»

Однажды она достаточно близко видела гоблина, и он показался ей отвратительным: желтый, волосатый с плоской мордой и огромной пастью, из которой торчали кривые коричневые зубы. Ей тогда было шесть месяцев (вдвое меньше, чем сейчас), и гоблины ночью напали на лагерь. Они с Хандрой как раз вышли в туалет, когда из леса с диким воем повалили гоблины. Их спас Слит, он подхватил сестер под мышки и улетел от места стычки, прежде чем завязался бой. Время от времени Сандру мучили кошмары, и тогда она снова переживала во сне весь этот ужас.

И вот теперь тысячи гоблинов встали на их пути.

Сандра невольно всхлипнула. На этот неожиданный звук Фалкт обернулся и заметил ее. Он сузил глаза, пытаясь вспомнить, как зовут этого драконида. Сандра, помня наставления Фонрар. старалась выглядеть абсолютно спокойной, насколько это было возможно при том, что внутри она просто тряслась от страха.

– Что тебе, солдат? – спросил Фалкт, так и не вспомнив имени драконида. – Только поживее!

– Ожидаю ваших приказов, капитан! – отрапортовала Сандра, умело салютуя. Она тренировалась не одну неделю, чтобы движения были безукоризненны. – Как быть с самками?

– Их нужно отправить вместе с фургонами к северному выходу из долины. Бригадир приказал перейти через гребень и ждать его там. Он будет отступать здесь и хочет быть уверен, что самки в безопасности. Пусть держатся все вместе. Нечего бродить. Да, и… не стоит их пугать. Скажи им, что это просто маневры.

– Так точно, капитан! – Сандра вновь отдала честь.

К счастью, в этот момент кто﷓то окрикнул Фалкта, и Сандра смогла улизнуть.


* * *


– Как зовут этого парня? – чуть позднее поинтересовался Фалкт у одного из своих помощников.

– Какого, капитан?

– Сивака… – Фалкт с удивлением посмотрел по сторонам, но незнакомец исчез. – Мне кажется, я уже видел этого сивака где﷓то в лагере, но никак не могу вспомнить, как же его зовут.

– Ну, мы вместе всего каких﷓то сорок лет, – мрачно усмехнулся драконид. – Где уж тут все имена﷓то запомнить…

«Да уж, не слишком﷓то хорошая у меня память!» – не мог не согласиться про себя Фалкт.

Он уже собрался уходить, когда его окликнули:

– Капитан! Какие будут распоряжения относительно самок?

Фалкт резко обернулся и прорычал:

– Вы уже получили приказ! Сколько раз я должен его повторить, чтобы до вас дошло?

Гезел смотрел на командира в замешательстве.

– Капитан! – раздался крик другого драконида. – Рота построена! Ждем ваших указаний.

– Хорошо, я сейчас. Гезел! Я уже отдал приказ относительно драконидиц какому﷓то из ваших сиваков!

– Сиваков? – недоуменно переспросил Гезел. – Но кому?

– Ты должен лучше знать, как зовут твоих солдат! – рявкнул Фалкт и быстрым шагом направился к выстроившейся линии драконидов.

Рота дружно поприветствовала командира и направилась на гребень, готовясь прикрыть отступающих товарищей. Гезел в недоумении поспешил к фургонам.


* * *


Кто бы ни командовал гоблинами, Кэн надеялся, что внезапное отступление драконидов будет для ублюдка уроком. Конечно, они почти попались в ловушку, но петля не успела затянуться на их шее. Фортуна переменчива. Кэн успел вывести бригаду из леса, и теперь им нужно было добраться до гребня холмов, где уже самих гоблинов будет ждать неприятный сюрприз. Даже самый лучший план редко полностью срабатывает, но затем﷓то Кэн и держал в резерве роту Фалкта.

Оторвавшись от гоблинов, дракониды перешли на бег. Они фактически голодали уже несколько недель, и Кэн знал, что долго бежать они не смогут. Он приказал перейти на быстрый шаг. Битва еще не кончилась и необходимо беречь силы. Они миновали первую гряду небольших холмов, когда раздались звуки горнов в покинутой ими роще. Гоблины явно перестраивались и собирались атаковать. На следующем гребне Кэн увидел около полусотни драконидов, стоящих цепью. У двадцати из них в руках были большие луки. Чудесно! Не прошло и пятнадцати минут, как Кэн послал Слита, а Фалкт уже был готов к бою.

– Молодец! – похвалил он вернувшегося Слита.

Слит смотрел на выходящих из рощи гоблинов.

– Их там и вправду немало.

– Точно, – Согласился Кэн.

– Какие будут дальнейшие распоряжения?

– Ты со своими бойцами занимаешь левый фланг. Твоя задача задержать их, не дать им пробиться в долину с налету. Как только давление станет слишком сильным – отходи! К тому моменту мы уже сможем тебя прикрыть.

– Там впереди есть какое﷓нибудь укрепление, укрытие или хотя бы пещера, где можно укрыться и пересидеть?

– Я сам хотел бы это знать, Слит, – ответил Кэн, стараясь, чтобы голос его звучал не слишком безнадежно. – Я высылал разведчиков вперед по ходу нашего предполагаемого движения, но не туда, куда нас теперь вытесняют!

– Все будет в порядке, командир! Выход всегда найдется, – заметил сивак с улыбкой и отправился к своему подразделению, на ходу отдавая команды.

– Всегда находился, – мрачно пробормотал Кэн. – Но, если верить теории вероятностей, рано или поздно наступит момент, когда этого не случится.

Бригада прошла за цепь роты поддержки. Дракониды в цепи выглядели готовыми к битве. «Мы успеем перевести дух», – подумал Кэн и приказал бригаде остановиться и отдыхать.

Несмотря на свой высокий чин, Кэн не был стратегом. Он был инженером. Драться должна пехота, а саперы – помогать ей, обеспечивая все необходимые условия! Сами саперы участвовали в сражениях только в случае крайней необходимости. По крайней мере, так его учили, и так было во время Войны Копья. Однако уже много лет такой роскоши, как пехота, которая могла бы взять на себя основную тяжесть рукопашного боя, у него в распоряжении не было. Да и осталась ли на Кринне драконидская пехота?!

Кэн оглянулся. За ним поднимались холмы предгорий хребта Хур. Кэн жестом подозвал своего знаменосца Гранака.

– Поднимайся на холм и установи там знамя. Мы займем оборону у подножия и будем постепенно отступать наверх. За нами будет преимущество более высокой позиции. Зажги также костер и не жалей дыма, чтобы все видели наш последний рубеж!

Гранак отсалютовал и отправился наверх. Кэн послал с ним еще несколько драконидов. Он осмотрелся вокруг. Большинство драконидов смертельно устали после битвы и повалились на землю там же, где их застал приказ отдыхать. Эдакий лежачий строй. Кэну уже доложили, что потери обоих батальонов составили восемнадцать бойцов, еще двадцать два были ранены, но остались в строю. Кэн подумал, что ему следует сказать речь, чтобы подбодрить своих солдат. Но едва ли не впервые в жизни он не решился на это. Все понимали, что положение тяжелое, возможно, худшее из тех, в какие они попадали. Кэн никогда не врал своим товарищам, не хотел он этого делать и перед смертью.

Он поднялся на гребень холма. Фургоны с припасами и снаряжением медленно двигались по долине на север в полукилометре от него. За ними, шагая как на параде, двигалась группа из двадцати драконидиц. Кэн сам учил их маршировать, и ему стало приятно, что они не забыли эту науку. Подъем был крут, и Кэн внезапно понял, что быки не справятся даже с полупустыми фургонами.

– Глот! Отправь команду помочь им! – обратился он к оказавшемуся рядом командиру первого батальона. – Когда здесь все начнется, фургоны и самки должны быть за следующим гребнем.

Драконид молча отсалютовал и отправился отдавать распоряжения. Келдак, один из младших офицеров, во главе отряда из двадцати драконидов был направлен сопровождать фургоны и самок.

Раздались два взрыва на правом фланге. Кэн резко обернулся. Там поднимались столбы черного дыма.

– Это Слит со своими бомбами, – усмехнулся Йетик. – Может быть, это и вправду замедлит их продвижение.

– Замедлит… – задумчиво произнес Кэн. – А на что еще мы можем надеяться?

– Командир! О чем вы? – удивился Йетик.

– Пустое! – Кэн не хотел, чтобы подчиненные заметили его неуверенность и страх. Он всегда должен оставаться сильным лидером, который приведет их… Куда? К благородной гибели в бою? Он не видел другого выхода. Он даже не мог молиться своей богине. Такхизис предала его, и не только его – весь Ансалон. Но перед тем, как покинуть этот мир, она преподнесла драконидам величайший из возможных даров. Она дала им самок, тем самым вернув будущее их расе. Она доверила их Кэну, и теперь вся его жизнь была посвящена им.

Кэн, как если бы он сидел на спине дракона, парящего высоко в небе, ясно видел, что его бригада обречена. Никаких естественных, да и искусственных рубежей, на которых можно было бы закрепиться и дать отпор гоблинам, поблизости не было. Им суждено драться и умереть здесь, отступая, теряя товарищей, одного за другим.

Раздавшиеся крики и звон стали вывели Кэна из задумчивости. Дракониды Фалкта встретили первую волну наступающих гоблинов. Слит со своими воинами ударил справа, и атака захлебнулась, но новая волна гоблинов уже катилась на редкий строй драконидов. Потом еще одна атака, и рота поддержки попятилась.

Кэн посмотрел в долину. Быки с трудом тащили фургоны через перевал, дракониды помогали им как могли, несколько самок тоже пытались помочь. Кэн поморщился. Тяжелые фургоны могли соскользнуть вниз и покалечить их. Он вздохнул с облегчением, когда какой﷓то драконид, видимо, Глот, отогнал драконидиц от фургонов. Это работа не для детей!

Одна из драконидиц явно пыталась спорить. Фонрар, наверняка она. Вечная нарушительница спокойствия, и, Кэн не мог не признаться в этом самому себе, – его любимица.

Глот с ней справится! Должен справиться, ведь иначе тяжелый гнев Кэна обрушится на него, он это знает. Вот Фонрар направилась к остальным драконидицам. По походке и по тому, как она держит крылья, было ясно, что она вне себя от ярости.

Неожиданно это подняло ему настроение, хотя Кэн и не понимал почему. Фонрар наверняка попробует еще что﷓нибудь выкинуть, подумал он. Кэн любил ее именно за неукротимый нрав. Он любил их всех. Они были смыслом его жизни, и он должен был найти способ спасти их.

– Ты – надежда бригады! – сказал он самому себе. – Об этом стоит помнить. Если мне удастся сохранить солдат, все будет хорошо.

Солнце скрылось за пиками Хурских гор, В долину спустилась ночная мгла. Раздался очередной взрыв. В надвигающихся сумерках Кэн видел, как постепенно, держа строй, отходят отряды Фалкта и Слита.

– Пора! – обратился Кэн к окружавшим его драконидам. – В атаку! Покажем этим ублюдкам дорогу в ад! За мной!

Дракониды издали боевой клич. Они были голодны и смертельно устали, многие были ранены. Им противостояли толпы врагов, которых было в пять, а то и в десять раз больше. Драконидам некуда было отступить в случае поражения, но Кэн был с ними, и они верили ему!


Глава 3


– Маневр! Как же! – фыркнула Фонрар.

Она стояла на гребне холма и видела, как внизу отряды драконидов перестроились и вновь вступили в бой с гоблинами.

– Бригадир, похоже, считает нас полными идиотками!

Фонрар никогда бы не позволила себе неуважительно отозваться о глубоко почитаемом командире в присутствии любой другой драконидицы. И уж конечно, не при драконидах. Но Тезик была ее лучшая подруга и разделяла все ее мысли, мечты, надежды и разочарования.

– Нет, он просто считает нас еще детьми, – заметила Тезик. – Детьми, которых надо нянчить и охранять. Я полагаю, ты не можешь его за это винить.

– Могу! Проклятье! Как мне надоело лезть из кожи вон только для того, чтобы узнать правду о том, что же происходит на самом деле. Я безумно устала воровать доспехи по частям и слушать, как мне приказывают не трогать меч. «Ах, деточка может порезаться…»

Фонрар замолчала и нервно облизнулась.

Вдруг Тезик схватила и крепко сжала ее руку.

– Смотри, Фон! Гоблины отступают!

– Похоже на то, – согласилась Фонрар и скептически добавила: – Только непонятно, с какой радости. Возможно, это просто перегруппировка сил.

– Нет, нет! Смотри! – Тезик от возбуждения подпрыгивала на месте. – Смотри! Они бегут! Бегут, желтые мелкие ублюдки, бегут! – кричала она уже в полный голос.

– Тихо! – одернула ее Фонрар. – Ну, вот и все.

Глот, находившийся неподалеку и тоже внимательно следивший за сражением, услышал крики Тезик. Он оглянулся, и глаза его расширились от изумления, когда он узнал драконидиц. Он бросился к ним.

– Что вы здесь делаете?! – заорал он. – В пределах полета стрелы! Прямо на поле боя! Ни больше, ни меньше!

– Не долетят сюда стрелы, – попыталась возразить Фонрар, но Глот ее не слушал.

– Немедленно отправляйтесь к фургонам, за следующий перевал! – он замахал на них руками, как будто они были овцы, а он – пастух. – И быстро, быстро, пока бригадир вас не заметил. Крезел! – заорал он приближающемуся дракониду. – Они должны находиться по ту сторону перевала!

– Виноват, капитан! – на ходу проговорил тот. – Больше не повторится!

– Смотри же! – порычал Глот. – Я доложу бригадиру об этом случае.

Крезел отконвоировал подруг к остальным драконидицам. Поскольку приказ к выступлению мог раздаться в любой момент, палаток они не ставили, но, чтобы не было так жестко сидеть на камнях, им позволили достать из тюков одеяла.

Драконидицы сгрудились все вместе, но не потому, что были испуганы. Они явно что﷓то оживленно обсуждали. При приближении Фонрар они замолчали и внимательно уставились на нее. Потом две баазки затараторили одновременно, размахивая руками и перебивая друг друга. Что﷓то явно случилось.

Тезик между тем была занята разговором с Крезелом и ничего не замечала.

– Мне правда очень жаль, что мы вас так подвели, теперь бригадиру доложат…

Она любила Крезела, и, в общем﷓то, все драконидици его любили. Он охранял их с самого раннего детства и, в отличие от остальных драконидов, был всегда с ними предельно терпелив и ласков. Раньше, малышками, они карабкались по нему как по дереву, забирались на его широкие плечи и на голову, дергали за крылья и хвост. Их уважение к Крезелу еще более возросло после того, как Тезик случайно услышала его разговор с другим драконидом. Крезел жаловался, что в последнее время чувствует себя не столько телохранителем, сколько конвоиром. Сейчас он выглядел подавленным, и Тезик была уверена, что это связано с предстоящим докладом бригадиру.

– Я скажу бригадиру, что это только наша вина! Что ты приказал оставаться на месте, а мы не послушались и сбежали.

– Так оно и есть, – улыбнулся Крезел, но сейчас улыбка далась ему с трудом. Он смотрел в сторону невидимой отсюда битвы. – По правде говоря, Тез, гнев бригадира занимает меня нынче меньше всего. Да я бы с радостью отправился чистить сортиры прямо сейчас, и готов заниматься этим целый год, и никто не услышал бы от меня ни слова жалобы… Понимаешь?

Драконид опустил голову.

– Да, – тихо ответила Тезик. – Я понимаю.

Крезел остался на своем посту между драконидицами и перевалом, а Тезик с Фонрар отправились к своим сестрам.

– Я что﷓то не поняла, – прошептала Фонрар. – Он сказал, что любит чистить сортиры?

– Нет, – улыбнулась Тезик, – конечно, он не любит этого делать, но сейчас бы его это не сильно расстроило. Сортиры, как известно, чистят живые и для живых. Ты же знаешь, Крезел всегда был честен с нами. Он имел в виду, что дело плохо, очень плохо.

– Но мы же сами видели, как гоблины отступают! – возразила Фонрар.

– Да, конечно, – со вздохом согласилась Тезик.

– Можно послать Сандру, путь разведает, что там происходит.

– Хандру, – уточнила Тезик. – Теперь ее очередь.

– Верно, – согласилась Фонрар. – Я забыла. Итак, – сказала она подходя к группе драконидиц, – что случилось?

– Мы заметили вспышки там, в дальнем конце долины, – отрапортовала Риэл, старшая в группе баазок, самой многочисленной среди драконидиц. – Вон там, у скал.

– Какого рода вспышки? Костер, магический свет или что?

– Скорее, зеркало, – отозвалась другая драконидица из той же группы. – Сейчас не видно, – добавила она. – Как только тучи скрыли солнце, все исчезло.

– Поэтому﷓то мы и решили, что это, может быть, солнце сверкает на полированном металле. На нагруднике или шлеме… Если бы это был костер, его бы стало только лучше видно.

– Еще что﷓нибудь заметили? Движение? Гоблинов?

Баазки дружно помотали головами:

– Ничего.

– Как ты думаешь, Фон, стоит предупредить Крезела? Это ведь могут быть гоблины, рыскающие в нашем тылу.

Фонрар немного подумала. Конечно, можно сказать Крезелу, но что потом? Он доложит капитану Глоту, тот передаст информацию дальше. Если судить по рассказам самих драконидов о тех далеких временах Войны Копья, когда они сражались в составе огромных армий, их самым ужасным врагом была собственная бюрократия, а вовсе не противник. В каждом рассказе фигурировала зловещая фигура штабного офицера, который и был истинным воплощением зла, хуже Соламнийского Рыцаря. В сущности, Соламнийские Рыцари легко попадались в разные ловушки, даже в примитивные волчьи ямы, но сама процедура согласования перед устройством западни, той же волчьей ямы, занимала до двух недель. Столько времени у Фонрар не было, а судя по доносившимся даже сюда звукам, его не было ни у кого.

Глот, скорее всего, просто не станет ее слушать. Не та сейчас ситуация, чтобы детально разбираться в том, что же именно померещилось этим малолетним дурочкам. Фонрар была совершенно уверена в том, что так оно и будет. Она не раз видела подобную реакцию со стороны Глота, да и не только его. Сам бригадир Кэн, любимый и глубоко уважаемый, почти бог в глазах драконидиц, даже он относился к ним так, как будто они только что' вылупились из яйца и на голове их до сих пор еще видны остатки скорлупы.

– Не станем никому ничего говорить. Да и что мы, собственно, сможем сказать? Видели какие﷓то вспышки, но сейчас их нет. Они и слушать не станут, просто посоветуют вернуться к играм и оставить взрослых в покое.

– То есть мы ничего не будем делать? – удивилась Тезик. – На тебя это не похоже, Фон.

– Нет, мы не будем сидеть сложа руки! Мы с тобой сходим и посмотрим, что там происходит.

Драконидицы тут же загалдели, все просили взять их с собой. Фонрар подняла лапу и указала в сторону охраны. Все тут же замолчали, и Фонрар начала отдавать приказы:

– Все устраиваются на ночь. Когда мы отправимся, бозачки положат кукол под наши одеяла, как будто мы спим. Мы так уже делали.

В последних лучах заходящего солнца часовые увидят два десятка неподвижных фигур, только вблизи будет заметно, что две из них просто камни под одеялами. По мнению Фонрар, никто и не станет присматриваться. Во﷓первых, потому, что охрана решит, что драконидицы устали и легли спать, а во﷓вторых – часовые сейчас напряженно следят за ходом боя. И уж конечно, им не придет в голову мысль, что самки решились отправиться куда﷓то ночью одни.

Все принялись укладываться. Фонрар с Тезик лежали и смотрели, как небо постепенно меняет свой цвет. Яркие, красные с золотом закатные облака постепенно меркли, синие сумерки спустились в долину, и черные тени укрыли драконидиц. В темноте слышно было только, как они шуршат крыльями, устраиваясь поудобнее. Звуки боя сюда больше не долетали, но по какой﷓то особой напряженности, как у натянутой тетивы большого боевого лука, Фонрар чувствовала, что сражение продолжается. Крезел и остальные телохранители стояли на гребне и, тихо переговариваясь. сосредоточенно всматривались в темноту. Огней не зажигали, даже сигнальный костер был погашен. В воздухе носился отвратительный запах гоблинов. Они были где﷓то рядом, возможно, подбирались с тыла.

Ночь расправила свои черные крылья над холмами. Фонрар переключилась на ночное зрение и толкнула Тезик. Они огляделись, тихо выскользнули из﷓под одеял и поползли в сторону. Они двигались предельно осторожно, опасаясь, что покатившийся камень или звук удара когтя о камень может их выдать. В это время две бозачки аккуратно укладывали камни под их одеяла, формируя подобие фигур.

Тезик была идеальной компаньонкой для подобной вылазки. Она была аурачкой – единственной аурачкой среди них. Изящная от природы, она двигалась с потрясающей ловкостью. По сравнению с ней Фонрар, крепко сбитая и мускулистая, чувствовала себя неуклюжей. Она карабкалась по камням, то и дело поскальзываясь и задевая их когтями. Временами ей казалось, что она создает больше шума, чем армия гоблинов. Каждый миг она ждала окрика Крезела и погони. Тезик же грациозно скользила между камней, уверенно ставя ноги и производя шума не больше мыши.

Аурачка была самой умной и сообразительной среди драконидиц. Вот и в последнем разговоре с Крезелом она сразу поняла, в чем дело, а более приземленная и простодушная Фонрар услышала только то, что тот почему﷓то любит чистить сортиры. Несмотря на все это, Тезик не была лидером по природе, и легко уступила эту роль бозачке Фонрар.

– Ты лучше меня принимаешь решения, Фон, – сказала она когда﷓то давно. – И берешь на себя ответственность. Когда мы гуляем по лесу, ты смотришь только на дорогу, тебя не интересует ничего, кроме достижения поставленной цели. А я… я легко могу сбиться с пути, если попадется что﷓нибудь интересное, дерево или птица, цветок или жучок. Мне хочется увидеть все сразу. Я бы, пожалуй, так и осталась в лесу навеки, если бы не ты.

– Ну да, – ответила тогда Фонрар. – Уж я﷓то не отвлекусь. Если мне только что﷓нибудь на голову не упадет или кто﷓нибудь из﷓за кустов не выскочит…

«Вот потому﷓то мы с Тез такая хорошая команда», – с удовлетворением подумала Фонрар теперь.

Они продолжали путь в темноте, и никто, похоже, не заметил их исчезновения. Тревоги не было, оставленный далеко позади лагерь был тих. Подруги напряженно всматривались в темноту.


* * *


На другой стороне гряды, там, где шел бой, стемнело еще раньше. Это принесло облегчение бригаде Кэна. Гоблины неожиданно отошли. Впрочем, никто не торопился радоваться победе.

– Они где﷓то рядом, – носилось среди усталых солдат. – Их слышно.

Они не только слышали, как гоблины бряцают оружием и ругаются. Запах, отвратительный запах гнилого мяса, всегда сопутствующий гоблинам, витал в воздухе. Ночное зрение драконидов не позволяло определить, где гоблины и сколько их, только красноватая масса вдали…

Кэн воспользовался передышкой, отвел бригаду выше по склону и велел всем отдыхать.

Дракониды добирались группами, вяло переговаривались, жадно пили воду, перевязывали раненых и осматривали оружие и доспехи. Кое﷓что можно было подправить на месте, что﷓то починить, подточить мечи и боевые топоры. Никто де спал.

– Может быть, стоит сходить на разведку? – обратился Слит к Кэну. – Возможно, их основные силы, наконец, убрались, а это всего лишь заслон?

– Не стоит, – покачал головой Кэн. – Они вернутся, я уверен, это вопрос времени. А у нас в запасе все время мира. Нам отсюда дороги нет, и они это прекрасно понимают.

– И что же, мы так и будем здесь сидеть и ждать, пока нас всех не перережут? – пробормотал Глот.

Слит ткнул его локтем.

– Вы забываетесь, капитан! Вам напомнить, с кем вы разговариваете? – рявкнул Кэн.

– Никак нет! Просто мысли вслух. Мое личное мнение, не более, я ведь имею на него право, не так ли?

Он с беспокойством посмотрел на Кэна.

– Мы не собираемся ждать смерти! – резко и громко заявил Кэн.

Он специально повысил голос, но не для того, чтобы устыдить Глота, а затем, чтобы услышали и другие. Моральное состояние драконидов было ужасным. Боевой дух низок, как никогда прежде. И. Кэн винил в этом себя. Он должен восстановить их доверие, развеять сомнения.

– Мы выиграем это сражение, – уверенным голосом продолжил он. – Вы же прекрасно знаете гобов, проклятье на их жалкие душонки! Одно время они были нашими союзниками, и все их слабости нам известны. Это теперь они против нас, гнусные недомерки. Сегодня мы основательно пустили им кровь, а вы все знаете, какие они трусы!

Из темноты раздались одобрительные возгласы. У Кэна потеплело на сердце.

– Поэтому они и бежали, – продолжил он. – Теперь их командиры наверняка пытаются плетью вернуть им боевой дух. Когда они снова будут здесь, мы, без сомнения, опрокинем их и пинками погоним назад, в их вонючие берлоги. А пока они будут в ужасе бежать, вспоминая своих уродливых мамаш, мы успеем оторваться от них на десять﷓пятнадцать миль. Когда они вновь соберутся с силами, мы найдем место для обороны не хуже, чем то, что было зимой. И там﷓то и дадим наш последний бой.

Послышались смешки. Все вспомнили случай со Слитом. Они тогда держали осаду в бывшем амбаре, гоблины напали на них глухой ночью, пытаясь застать драконидов врасплох. Гоблины одновременно ринулись изо всех окон, дверей, изо всех щелей, как крысы. Слит тогда промахнулся и вместо гоблина попал по бревну, поддерживающему проваливающуюся часть потолка. Потолок обрушился. Благодаря шлемам и прочным доспехам дракониды почти не пострадали – царапины, помятые крылья и пара отдавленных хвостов. А гоблинов задавило без счета. Драконидицы тоже не пострадали, Кэн оставил их под центральным столбом – самым толстым и прочным, – там потолок выдержал. Командир гоблинов решил, что погибли все, что дракониды решили умереть, взяв с собой побольше врагов. И он ушел со своим поредевшим более чем наполовину отрядом. Хотя дракониды и выиграли тот бой, амбар был полностью разрушен. Им пришлось двигаться дальше.

Слит поднялся и отвесил шутливый поклон на все четыре стороны. Дракониды выли и свистели до тех пор, пока он не сел.

– Прекрасная речь, командир! – тихо обратился он к Кэну. – Но мы﷓то с вами знаем, что эти гоблины совсем не те, с кем мы имели дело раньше, и воюют они совсем по﷓другому.

– Ты прав, – устало согласился Кэн. – Но, видишь ли…

– Разрешите обратиться, командир! – прервал их беседу Глот, надеясь отвести гнев командира на другую голову. – Я должен доложить вам о Крезеле. Я считаю, его нужно наказать.

– Крезел? – Кэн встревожился, он помнил имена всех телохранителей драконидиц. – Что произошло? Что﷓то с самками? С ними все в порядке?

– Да, командир! Но не благодаря Крезелу. Я обнаружил двух из них на вершине холма, не так далеко от того места, где мы сейчас находимся. Они наблюдали за боем! Бозачка и аурачка. Они пытались своими ликующими воплями подбодрить наших солдат, командир.

– Фонрар и Тезик? – у Кэна не было сомнений в том, кто именно это был.

– Да, командир.

– Подбадривали? – Кэн не смог сдержать улыбку.

Если бы Фонрар была драконидом, из нее вышел бы неплохой офицер. Прирожденный лидер, умна, храбра и, что немаловажно, обладает здравым смыслом. Что же касается Тезик, то Кэн до сих пор пребывал в недоумении, что же с ней делать. Он и сейчас помнил, как был изумлен тогда, в пещере, когда из одного из яиц появилась аурачка, Это была редчайшая разновидность драконидов, которая происходила из яиц Золотых драконов. Кэну приходилось встречаться с несколькими аураками во время Войны Копья, и впечатления его были самыми негативными – они ему не понравились, и он не доверял им.

Аураки не склонны были выполнять чьи﷓либо приказы. Они всегда держались обособленно и, похоже, презирали всех остальных драконидов. Могучие маги, они обладали скверным характером. Ходили слухи о немотивированных убийствах, которые они совершали, не щадя при этом даже своих собратьев. Остальные дракониды боялись их и не доверяли им. Впрочем, в армии аураков было мало, солдаты из них были никудышные.

Кэн внимательно наблюдал за Тезик, опасаясь, что и у нее проявятся эти ужасные черты, но пока все необычное, что ему удалось в ней заметить, исчерпывалось склонностью к мечтательности и рассеянностью во время занятий, которые он периодически проводил с драконидицами. Дружба Тезик с бозачкой Фонрар сначала его насторожила, во потом Кэн решил, что это даже хорошо, так как может помешать проявлению врожденных дурных наклонностей аураков. Если они, конечно, были у Тезик.

– Командир! – напомнил о себе Глот, видя, что Кэн о чем﷓то задумался и улыбается. – Они находились в пределах досягаемости вражеских стрел! А Крезел даже не знал, что их нет в расположении подразделения!

– Гм, да, конечно, – Кэн погасил улыбку. – Мы не должны допускать, чтобы драконидицы подвергались такой опасности. Я лично поговорю с Крезелом. Неделька﷓другая чистки сортиров заставит его внимательнее относиться к своим обязанностям.

– Полностью с вами согласен, – заметил Глот и отошел.

«Смешно, – подумал Кэн. – Взыскание Крезелу. Да через пару часов, а может, и того меньше, Крезел будет биться насмерть с тысячами гоблинов, а все мы будем уже мертвы».

И что будет с драконидицами? В крайнем случае, их можно отправить дальше в горы, но это уже похоже на жест отчаянья. Кэн не знал, что там, впереди. Карта этот район не охватывала, а несколько разведчиков, которых он послал, так и не вернулись, хотя все сроки уже прошли. Скорее всего, они попали в плен или мертвы.

Ему не хотелось верить, что его мечте о новой жизни придет конец на склонах этих холмов. Он не был готов принять это. Ведь они уже почти достигли цели – своего собственного города, города с могучими каменными стенами и высокими башнями. В таком городе им не страшны все гоблины мира, даже с Соламнийскими Рыцарями в придачу. Но сейчас до города было не ближе, чем до любой из лун Кринна на выбор. Если ему не удастся придумать выхода, все они лягут тут, и величайший дар Владычицы Тьмы погибнет вместе с ними.

– Не отчаивайтесь, командир, – сказал Слит, – никогда не стоит отчаиваться, иначе мы погибнем еще до начала битвы.

– Спасибо, Слит, – ответил Кэн, понимая, что его собственные слова вернулись к нему. – Ты прав. Если уж придется биться в последний раз, то эту битву запомнят надолго, и многие поколения будут слагать о ней песни.

– Вот только маленькая проблема, командир, – усмехнулся Слит. – Дракониды петь не умеют.

Кэн толкнул своего заместителя в плечо, и настроение у того улучшилось.

Из темноты раздался приближающийся топот и звяканье. Началось!

– Щиты! – крикнул Кэн, понимая, что сейчас последует ливень стрел – первый этап атаки.

Дракониды вскинули щиты и тут же, словно тысячи ос, обрушились на них стрелы гоблинов. Расчет был не столько на то, чтобы попасть, сколько на то, чтобы ошеломить противника. Но этого﷓то гоблинам как раз не удалось.

– Спокойно, парни! – прокричал Кэн. – Они надеялись, подобно волкам в ночи, перерезать нас в минуту, словно овечье стадо. Но мы сейчас им покажем, какие у этих овец клыки!

Солдаты рассмеялись, хотя шутка была не слишком хороша. Она напомнила им, что они еще вместе, могут доверять и рассчитывать друг на друга и на своего бригадира. Кэн продолжал шутить, просто затем, чтобы солдаты слышали его голос. Теперь, когда бой приблизился вплотную, Кэн скинул с себя страх, как змея скидывает старую шкуру. В конце концов. Дракониды были произведены на свет для сражений, и именно в этом им не было равных.

– Сомкните ряды! Там, в первом, вы не на танцульках, разрази меня гром! Вам не девицу выбирать на танец. Держите дистанцию!

Солдаты прекрасно знали все строевые маневры. Они жили и сражались бок о бок уже сорок лет. Как﷓то Кэн решил составить историю своей бригады. Он был горд ее достижениями, и носил написанную им книгу в личном заплечном мешке. Однажды она даже спасла ему жизнь, приняв на себя удар неприятельского копья, направленного ему в спину. Увы, самой книге при этом пришел конец. Глядя на полученные ею повреждения. Кэн решил, что восстанавливать тут нечего. Впрочем, подумал он, память о нас и так сохранится в рассказах и песнях. Жаль только, что сами дракониды не умеют петь.

Он еще продолжал шутить, когда в пределах видимости появились гоблины. Смех тут же стих. Гоблины шли не гурьбой, как обычно, нет – они двигались ровным строем, с копьями наперевес и едва ли не в ногу.

– Это не обычные гоблины, – пробормотал Слит. – Совсем не обычные!

Слит был прав. Никогда еще гоблины не наступали строем. Трусы по природе, они старались задавить противника числом и бросались в бой с дикими воплями, которыми подбадривали сами себя. Если они встречали организованный отпор, то тут же бежали.

Но эти гоблины казались хорошо вымуштрованными солдатами. Кэн был потрясен до глубины души и в который уже раз задался вопросом: кто же все﷓таки стоит за ними? Кто так яростно желает гибели его бригады?

Дракониды мрачно ждали приближающихся врагов. Первая шеренга гоблинов перешла на бег и врезалась в строй драконидов. Заработали мечи и боевые топоры, и вскоре от гоблинов осталась только кровавая каша. Но новые и новые ряды напирали все сильней. То там, то тут падали дракониды. Вот на левом фланге гоблинская стрела вошла в глаз бозака, и он тут же умер. Как и положено, после смерти он взорвался, унеся с собой в могилу десяток гоблинов. Досталось и его товарищам, так как в сутолоке боя они не смогли отойти на достаточное расстояние.

Кэн дрался сразу с двумя тварями, когда на него напала третья. Сражавшийся с ним бок о бок боевой товарищ не подвел, и рука гоблина вместе с зажатым в ней копьем отлетела прочь. В это время другой гоблин ударил драконида копьем под нагрудную пластину, и бааз умер. Он обратился в камень, оставив противника безоружным. Кэн мощными челюстями перекусил гоблину шею, одновременно разрубив пополам другого гоблина своим боевым топором. Тело бааза между тем упало на землю и распалось в пыль.

Сражающийся рядом Слит улучил момент и достал угли, которые он хранил в обмазанном глиной кожаном кошеле на поясе. Из заплечного мешка он вынул то, что сам называл «взрывными фляжками», – небольшие глиняные сосуды, которые Слит наполнял изобретенной им взрывчатой смесью.

Слит вообще был изобретателен, он разработал производство «драконьего спирта» взамен «гномьего спирта», которого они лишились, уйдя из долины, где прожили бок о бок с гномами почти тридцать лет. В процессе этой разработки он и получил почти случайно вещество, названное им «пламя дракона». При поджигании оно взрывалось.

– Прекрасная штука, – говаривал он Кэну. – Получается как побочный продукт при изготовлении того, что, образно говоря, «сносит нам башку». А сама отрывает головы врагам в прямом смысле этого слова.

Слит засунул фитиль в горло фляги и начал считать, огонь весело бежал по фитилю и скоро скрылся внутри. Слит бросил снаряд в направлении предположительного расположения командира гоблинов. Фляга срикошетила от головы гоблина, упала на землю и взорвалась. По крайней мере, три десятка врагов упали, и в рядах наступающих образовалась брешь.

– Вперед! – крикнул Кэн и с удвоенной силой бросился на врагов.

Он рубил направо и налево, не глядя, убил он или только ранил окружавших его гоблинов. Ничего, солдаты, ринувшиеся следом за ним, докончат начатое. Дракониды кровожадно рычали и неудержимо рвались вперед. Строй, гоблинов дрогнул и сломался. Объятые ужасом гоблины бросились бежать, расталкивая друг друга и с боем пробиваясь сквозь строй своих же. Прочь от катящейся на них волны смерти.

Дракониды гнали гоблинов до подножия холма. Разгоряченные схваткой и горя желанием отомстить за кровь своих товарищей, Дракониды готовы были преследовать гоблинов и дальше, чтобы истребить их всех, но Кэн приказал остановиться и отойти. Дракониды нехотя стали медленно возвращаться обратно.

Достигнув исходной точки, солдаты мешками валились на землю. Ни криков радости, ни смеха. Никто не делился подробностями боя, никто не смеялся над трусливым врагом. Ничего. Дурной знак. Они были вымотаны до последнего предела. Долгие недели недоедания, длинные переходы и постоянные нападения гоблинов истощили их. Сегодня Дракониды сражались почти без передышки весь день, а поставленная цель – отбросить гоблинов – так и не была достигнута.

Сражение унесло множество жизней, многие были ранены. Солдаты устали и ослабели, моральный дух постепенно падал. И хотя они уничтожили огромное количество гоблинов, казалось, что меньше их не стало.

Рядом с Кэном приземлился Слит и устало сложил крылья.

– Как ты? – тихо спросил Кэн.

– Нормально, – Слит шумно дышал.

– Похоже, мы разогнали этих ублюдков, бригадир! Проклятье, да мы их там не меньше пяти сотен положили! Им придется поискать новых.

Кэн промолчал, боевой топор выпал из его усталой руки и воткнулся в землю.

– Ты так думаешь? – сказал он, наконец.

Слит не ответил. Он слышал, они оба слышали отдаленный топот и лязг оружия.


Глава 4


Фонрар и Тезик достигли дна каньона и теперь пробирались между валунами. Из﷓за противоположного склона эхом отдавались слова.

– …зарезать нас как овец… – сумели они расслышать, но конец реплики потонул в криках и смехе.

– Это бригадир! – сказала Фонрар, она обожала, почти боготворила его. Все драконидицы испытывали сходные чувства к Кэну. Он был им как отец, пока они были маленькими, а теперь стал еще и их командиром. – Он шутит.

Она со страхом посмотрела на Тезик.

– Ты понимаешь, что это значит?

– Дела действительно плохи, – сказала Тезик. Шутки командира были хорошо известны. Он шутил только перед боем. Солдаты говаривали, что по его шуткам можно было оценить ситуацию: если шутка хороша – значит все в порядке, если неудачна – значит ситуация серьезна. Шутка про овец была из худших.

– А теперь он скажет им, что они не на балу, – встревожено заметила Тезик. – Может быть, нам стоит вернуться?

– И что мы будем там делать? – резко спросила Фонрар. – Смеяться над плоскими шутками бригадира, вместе со всеми этими тупицами?

– Ты не должна так говорить… – ошеломленно прошептала Тезик. – Он… он же бригадир! – В мире, покинутом богами, она не знала более высокого авторитета.

– Я знаю, – смущенно пробормотала Фонрар. – Но у меня случаются эти странные, противоречивые порывы. Порой мне хочется, чтобы он обнял меня, как в детстве, и защитил от темноты. Но в следующий миг он что﷓нибудь скажет или сделает, и мне хочется ударить его изо всех сил, – драконидица печально покачала головой. – Я просила, я просто умоляла его научить нас сражаться. Хотя бы просто дать нам оружие и обучить приемам самозащиты. Он и не подумал сделать этого. Инженерное дело! Вот чему он нас обучает. Да, мы теперь знаем, как соорудить понтонный мост через проклятую речку. Ты видишь тут реки, через которые необходимо сооружать мосты? Много?

– Здесь ты права, – согласилась Тезик. – Меня так просто тошнит от всех этих биссектрис и треугольников.

Некоторое время они стояли молча. В ночном воздухе разносились звуки битвы – звон металла, глухие удары, команды, крики раненых и умирающих. Казалось, что все это происходит совсем рядом.

– Ну, так что же? – поинтересовалась, наконец, Тезик. – Мы идем вперед или назад?

– Вперед! – твердо ответила Фонрар. – Мы должны выяснить, что это были за вспышки.

– Ну а если это гоблины? Мы же не можем с ними сражаться.

– Да, но зато мы можем убежать. Мы сделаем работу разведчиков: определим их местоположение, постараемся сосчитать, сколько их, вернемся и доложим бригадиру.

Звуки битвы усилились, трубили рога, кричали гоблины, раздался взрыв.

– Нам лучше поспешить, – заметила Фонрар.


* * *


Взошла луна. Гоблины больше не прятались. Кэн с холма смотрел, как волнуется внизу целое море гоблинов. Похоже, приближался шторм. Он слышал, как их командиры отдают приказы, раздавался слаженный топот сотен ног и звон стали. Если переключиться на ночное зрение, то сотни тщедушных тел казались объятыми пламенем.

Как бы он хотел, чтобы так оно и было! В прежние времена он помолился бы об этом Владычице Тьмы, и не исключено, что она бы его услышала. В те дни он часто просил Ее одарить его магической силой, чувствовал Ее присутствие и голос – темный и приглушенный – когда Она выполняла его просьбу. То время ушло. Он не произносил заклинаний с тех пор, как Она покинула Кринн, отступила с поля боя, бросила его. Сейчас он уже не ненавидел Ее, он не испытывал ненависти даже к гоблинам. Он просто чувствовал себя усталым, неимоверно усталым.

Кто﷓то тронул его за руку. Это был Слит.

– Смотри. Хобы.

– Вижу, – со вздохом ответил Кэн.

Сквозь ряды гоблинов, не особенно заботясь о них и порою сбивая их с ног, прокладывали себе путь хобгоблины. Более рослые и сильные, более дисциплинированные и значительно лучше владеющие оружием, они выстраивались в передних рядах.

– Похоже, этого боя нам не пережить, – тихо сказал Слит.

И это была правда, как бы Кэну не хотелось с этим поспорить. И эта правда стояла перед ним в лице сотен, а может быть, и тысяч врагов.

– Ты прав, – признал он, наконец.

Не то чтобы Кэн боялся смерти. Но это была еще и гибель его заветной мечты, что ранило сердце больнее всего.

– Хотелось бы еще напоследок понять почему! – тихо, но яростно добавил он. – Кому и зачем это понадобилось?

– Какая разница? Нам что, от этого будет легче умирать? – возразил Слит.

– Не знаю, – зло ответил Кэн. Он злился на неведомого врага, желавшего ему и его солдатам гибели, на себя самого, за то, что не смог уберечь их. – Возможно!

– Командир, я полагаю, что пришла пора отослать самок на север. Пусть их сопровождает Дремонд с его драконидами. Для них это единственная возможность уцелеть. Мы не сможем победить в следующем сражении, но в наших силах выиграть для них немного времени.

– Там тоже могут быть гоблины, – возразил Кэн.

– Да, но драконидицы хорошо бегают, быстрее гоблинов.

– Они хорошие бегуньи, – согласился Кэн.

Он много раз устраивал для драконидиц соревнования по бегу. Он считал, что это не только тренирует выносливость, но и развивает дух здоровой конкуренции. Однажды призом стала кроличья шкурка. Ее выиграла одна из сивачек, он не смог вспомнить, которая из них.

– Командир! – тихо, но настойчиво повторил Слит. – Их шансы, конечно, не велики, но они есть!

– Да, ты прав! – Кэн повернулся к Гранаку: – Приказ особой важности. Ты должен следовать ему буквально. Как только начнется бой, ты, не теряя ни минуты, берешь Дремонда с взводом охраны и вместе с самками двигайтесь на север! Если встретите гоблинов, в бой не ввязываться! Бежать, пока не доставите драконидиц в безопасное место. Это ваша единственная задача! Да, возьмете, с собой знамя. В память о нас.

– Но, командир! Я не… – начал было Гранак, но замолчал, заметив мрачное отчаяние в глазах Кэна.

Гранак был грамотный офицер. Он не хуже Кэна видел, как хобгоблины занимают передние ряды и готовятся к атаке, он мог оценить перспективы боя. Медленно и четко, хотя и без особой грации он вытянулся по стойке смирно и вскинул руку, в последний раз отдавая честь своему командиру. – Я не подведу вас, командир! – и, бросив взгляд на знамя, добавил: – И нашу бригаду!

– Я знаю. Удачи тебе!

– И вам удачи, командир! – Гранак как будто хотел что﷓то добавить, но после минутного колебания молча взял знамя, двинулся вверх по склону и скоро исчез за гребнем холма.

Кэн готовился к последнему бою. Он сделал все, что мог. Теперь ему надо было придумать стратегию последнего боя бригады. Они должны продержаться как можно дольше. Каждая выигранная минута повышала шансы на спасение драконидиц, давала им и их стражам возможность оторваться от врагов.

– Слит, сколько у тебя осталось бомб?

– Бригадир! – раздался крик у него за спиной.

Уверенный, что это гоблины напали с тыла, Кэн резко обернулся. К нему спешил Фалкт.

– Ну, в чем дело?

– Две драконидицы пропали, – прохрипел задыхающийся Фалкт.

– Как пропали? Когда пропали?

К собравшимся подбежал растерянный Крезел.

– Проклятье, Крезел! Ты не отделаешься чисткой сортиров. Я прикажу утопить тебя в одном из них! Что произошло? Ты их считал?

– Да, бригадир, на закате, – ответил тот, – все были на месте, все двадцать. Лежали тихо, как дохлые кендеры.

– Дальше.

В этот момент к самцам, спеша и то и дело вспархивая в воздух, подлетела одна из драконидиц.

– Командир! – начала она.

У Кэна не было ни времени, ни желания выслушивать всякие детские глупости. Он махнул ей рукой, чтобы она замолчала.

– Итак? – поинтересовался он у Крезела. – Я задал вопрос!

– Видимо, их на самом деле было только восемнадцать, под двумя одеялами мы нашли лишь уложенные по форме тела камни.

– Командир! – нетерпеливо повторила Сандра, – Если бы вы только…

– Кто пропал? – устало спросил Кэн, хотя он и так подозревал, кто это может быть.

– Фонрар и Тезик. Баазки заметили какие﷓то вспышки в каньоне, и эти двое отравились на разведку.

У Кэна сжалось сердце.

– Конечно же, это были гоблины! – обреченно произнес он. – Но почему они не доложили по команде?!

– Потому что вы нас никогда не слушаете! – выкрикнула Сандра в ярости.

– Хорошо, – согласился Кэн. Теперь ему было все равно. – Я тебя слушаю.

– Фон и Тез уже должны были вернуться, – начала Сандра, тише и далеко не так уверенно, голос ее слегка дрожал. – Они не собирались ходить долго. Наверно, с ними что﷓то случилось. Вы не согласны, бригадир?

Кэн тяжело опустился на землю. Ему хотелось рыдать, но слезы были для драконидов недоступной роскошью, которую могли себе позволить только мягкокожие расы.

– Убери ее отсюда! – рявкнул он Крезелу, и тот, схватив упирающуюся драконидицу, за руку поволок ее прочь. – Фалкт!

– Да, командир!

– Я отдал Гранаку все нужные распоряжения. Вы со своим отрядом берете самок. Тех, что остались, – добавил он со вздохом. – И пытаетесь бежать. Гранак – старший! Повиноваться ему, как мне!

Фалкт медлил с ответом. Он ждал, что командир отменит этот нелепый приказ, передумает, скажет, что погорячился и ситуация не столь ужасна, что крайние меры пока не нужны. Он ждал, но признаки грядущего поражения были налицо: они проявлялись в усталом голосе бригадира, в его опущенных плечах и склоненной голове, в измотанных и израненных солдатах и сотнях хобгоблинов, строящихся внизу.

– Выполняйте! – рявкнул Кэн.

Фалкт покачал головой. Он вовсе не отказывался выполнять приказ, он просто не мог поверить, что такое возможно.

– Иди, Фалкт, и сделай все возможное, – уже тише произнес Кэн, положив ему на плечо тяжелую лапу.

Фалкт, помедлив, накрыл ее своей. Так ничего и не сказав, он резко развернулся и побежал к фургонам.

Заиграли сигнальные рожки.

– Гоблины наступают! – сообщил Слит.

«Конец наш наступает», – подумал Кэн.


* * *


Спустившись на дно каньона, Фонрар, к своему удивлению, обнаружила, что он гораздо шире, чем казался сверху. Дно каньона было завалено камнями и покрыто трещинами, некоторые из которых были настолько широкими, что бескрылая аурачка не могла через них перепрыгнуть, и им приходилось их обходить. Большие обломки скал вздымались вверх, как миниатюрные горы.

– Как ты думаешь, мы далеко ушли от лагеря? – спросила Фонрар. остановившись, чтобы перевести дыхание.

– Миль на пять.

Фонрар огляделась. Каньон несколько раз поворачивал, и она уже не представляла себе, где находится лагерь.

– Я абсолютно запуталась, – пожаловалась она.

– А я – нет, – Тезик указала рукой на одну из вершин. – Позиция бригады вон там, слева от того высокого пика. Вон, видишь, там поднимается луна, Солинари.

Фонрар в восхищении посмотрела на подругу.

Она нисколько не сомневалась в ее словах. Тезик давно доказала свою способность в любых обстоятельствах находить верное направление.

– Как тебе это удается?

– Не знаю, – Тезик пожала плечами. – Наверное, это что﷓то врожденное. Ну, вроде твоих крыльев, – и аурачка с завистью взглянула на крылья Фонрар.

– Может быть, они у тебя еще вырастут, – сказала та.

– Нет, – Тезик печально покачала головой. – Крезел говорил, что у аураков крыльев не бывает. Он сказал, что это делает меня особенной, но я бы сказала, что это скорее делает меня посмешищем. Ведь все дракониды и драконидицы, кроме меня, крылаты.

– Сейчас твоя способность ориентироваться в пространстве значительно полезнее моих крыльев, – заметила Фонрар, непроизвольно оглядываясь.

– Нам пора возвращаться, – сменила тему Тезик. – Возможно, наше отсутствие уже обнаружено, у нас будет масса проблем.

– Я не намерена возвращаться, пока мы не обнаружим источник тех подозрительных вспышек, – заявила Фонрар со свойственным ей упрямством. – Что же касается проблем, то ты не хуже меня знаешь, что нам грозит получасовая лекция бригадира и недельный запрет покидать расположение бригады. Если мы еще немного задержимся, это ничего, в сущности, не изменит.

Мягко светящийся шар луны освещал окрестности, от валунов протянулись черные тени.

– Посмотри, – сказала Тезик. – Горы похожи на гребень дракона. Как будто огромный дракон нежится под лунным светом. Видишь, Фон?

– Нет, – коротко ответила Фонрар. – Я вижу просто горные пики. Да и в любом случае, с чего бы это дракону нежиться в свете луны? От луны ведь тепла не дождешься! Она… Смотри, Тез! Смотри! – она схватила Тезик за плечо и сама развернула подругу в нужном направлении. – Смотри! Я видела вспышки! Вон там! Смотри!

– Где? Что? Ой, ты меня поцарапала! – Тезик сбросила лапу Фонрар и уставилась в указанном направлении. – Я ничего не вижу.

– Да, – разочарованно протянула Фонрар. – Они пропали. Подождем. Ага вон, вон там! Смотри! Видишь?

– Вижу, – возбужденно подтвердила Тезик. – Да, в самом деле, вспышки!

– Это лунный свет отражается от металла! Наверняка это гоблины. Нам надо еще немного приблизиться. Ты же знаешь, бригадир всегда говорит: «Проверяйте, все и всегда тщательно проверяйте!»

Подруги двинулись вперед, стараясь держаться в тени. Они боялись, что лунный свет отразится от их чешуи и выдаст их врагам. Тезик скользила, подобно лунной тени. Фонрар прилагала все усилия, чтобы двигаться бесшумно, и ей это удавалось, пока под ногу не попался неустойчивый камень. Ей все﷓таки удалось не упасть, но, чтобы сохранить равновесие, пришлось использовать крылья и хвост, да и когти скребли по камню совсем не беззвучно. Тезик испуганно обернулась на шум.

– Что с тобой? – спросила она, но ее тут же перебил другой голос, громко прозвучавший из темноты:

– Стоять! Кто вы?! Назовитесь!

Фонрар схватила Тезик и затащила ее за ближайший валун, где они замерли, боясь вздохнуть.

– Я знаю, что вы там!

– Послушай, а разве гоблины говорят по﷓драконидски? – шепотом спросила Фонрар.

– Насколько мне известно, нет, – ответила Тезик. – Я думаю, гоблины обычно говорят по﷓гоблински.

– Ну, кто бы там ни был, он﷓то по﷓драконидски говорит, – Фонрар помедлила, а потом, вдруг повысив голос, заявила в темноту, явно подражая бригадиру: – Вы стойте и сами назовитесь!

– Я вас не вижу, но прекрасно чую, где вы прячетесь. – Этот новый голос был полон нетерпения. – И только потому, что вы не пахнете, как люди, вы еще живы. Даю вам пять секунд. Или вы представляетесь по всей форме, или нам придется идентифицировать ваши трупы.

– Они говорят, как дракониды, – задумчиво протянула Тезик.

– Но, возможно, они говорят по﷓нашему специально, чтобы ввести нас в заблуждение, – возразила Фонрар. – Бригадир говорил, что некоторые из проклятых Соламнийских Рыцарей говорили на драко. Может быть, это они Соламнийские шпионы?

Раздался лязг металла. Мечи вынимались из ножен. И характерный звук когтей, царапающих камни…

– Атакуем по моей команде, – раздался громкий голос.

– Не надо, я сдаюсь! – закричала Фонрар и выпрыгнула из﷓за камня. – Оставайся там! – прошипела она подруге; – Если со мной что﷓нибудь случится…

– Я не желаю прятаться! – возмущенно возразила Тезик. – Если с нами и случится что﷓нибудь плохое, то с обеими!

Тезик тут же вышла из﷓за камня и, прежде чем Фонрар успела ей помешать, оказалась вся на виду, облитая лунным светом. Она сверкала золотом даже в этом неверном освещении, и ее непринужденная грациозная поза выражала вовсе не страх, а, пожалуй, величие.

Из темноты раздались невнятные восклицания, как будто у кого﷓то перехватило дыхание, и приглушенные проклятия. Голоса больше не были грозными, скорее почтительными или даже испуганными.

В двадцати шагах впереди них из тени выступил высокий бозак. За ним на свет вышли еще четыре драконида. В лунном свете блеснули их шлемы и пряжки на перевязях.

Бозак сделал пару шагов и неожиданно опустился на колени.

– О великий аурак! – голос его дрожал так же, как и крылья у него за спиной. – Простите мне мои угрозы. И необдуманные слова. Я же и не предполагал… Я и в мыслях не имел никакого непочтения. Если бы я знал… – он склонил голову и продолжил: – Я и мои солдаты в вашем распоряжении. Приказывайте, великий аурак!

Два других драконида тоже упали на колени, а еще двое распростерлись ниц на камнях.

– Приказывайте, великий аурак! – дружно воскликнули они едва ли не хором.

– Вот это да﷓а! – восхищенно протянула Фонрар.


* * *


Хобгоблины шли в атаку ровными рядами. Это были свежие войска с высоким боевым духом, среди них не было раненых, они, возможно, только что отдохнули после сытного ужина. Дракониды нормально не ели и не спали долгие месяцы, и сегодня они уже выдержали три тяжелых кровопролитных сражения. Они видели смерть своих товарищей. Многие были ранены, некоторые тяжело, их было меньше, чем врагов, им было неоткуда ждать подкреплений и некуда отступать.

Хобгоблины шли вперся, радостно распевая боевую песню. Дракониды мрачно молчали, сжимая оружие. Они смертельно устали, и предстоящий бой не оставлял им надежд. Кэн почти боялся, что они побросают оружие прямо сейчас и умрут на том месте, где стоят. И он не смог бы в душе осудить их.

Тут один из баазов издал боевой клич. Он был тяжело ранен, одна лапа висела плетью, он не мог больше пользоваться щитом, но крепко сжимал меч в уцелевшей лапе.

– За нашу бригаду! – воскликнул он и бросился на приближающихся врагов. – За нашего бригадира!

– За бригадира! – подхватили остальные дракониды и обрушились на хобгоблинов.

Сердце Кэна запело от гордости. Никто и никогда не споет об их последнем бое, может быть, только упомянут его в своих победных песнях хобгоблины. Но в сердце Кэна до самого последнего удара будет звучать эта песня гордости за своих боевых товарищей.

Слит положил лапу ему на плечо.

– Командир! Смотрите, вон там! – Слит указывал на группу хобгоблинов. Они были выше остальных, лучше вооружены и на груди у них были ярко﷓красные перевязи. В центре группы стоял огромный хобгоблин, самый большой из тех, которых доводилось видеть Кэну. – Их генерал! – сказал Слит.

– Остались еще бомбы?

– Нет, командир! Мне очень жаль, – покачал головой Слит.

– Не важно, – кивнул Кэн. – Мы достанем его и так!

Он поудобнее перехватил боевой топор и взял в другую лапу кинжал.

– Будет, о чем петь, командир, – сказал Слит с широкой улыбкой.

– О нашей последней битве, – согласился Кэн.

Не считая Слита, рядом с ним стояло еще двое драконидов. Гранак, знаменосец, уже должен был присоединиться к самкам. Кэн немного помедлил, позволив себе помечтать о том, как самки быстро бегут к безопасному убежищу, которое они, без сомнения, найдут. Он представил себе бережно сохраненное знамя. Увидел и услышал, как драконидицы рассказывают своим детям об Инженерной бригаде Первой драконидской армии, героически сражавшейся под этим знаменем. И, пытаясь удержать в голове эти прекрасные картины, он указал на большого рогатого хобгоблина:

– Вот наша цель! Вперед!

Кэн ворвался в первые ряды врагов, неприятельское копье скользнуло по его нагруднику, но Кэн одним взмахом топора обезглавил противника. Слит бился слева от командира, его меч и кинжал безжалостно разили врагов. Ряды хобгоблинов расступались перед разъяренными до последней степени боевыми друзьями. Другие дракониды остались далеко позади, Кэн потерял их из виду. Они вдвоем со Слитом неудержимо двигались вперед, к цели.

Генерал, без сомнения, видел их. Громкие оскорбления, выкрикиваемые Слитом, не могли не долетать до него, но он не обращал на драконидов никакого внимания, продолжая спокойно руководить сражением и предоставив своим телохранителям разобраться с надоедливыми драконидами.

Кэн вступил в бой с одним из них – в глаза ему бросились красные перевязи. Хобгоблин был ростом почти с Кэна и тоже очень мускулист. Он обрушил свой широкий блестящий меч на драконида. Кэн, уклонившись, отбил лезвие. Хобгоблин попытался ударить его ногой, но Кэн перехватил ее свободной от топора лапой и опрокинул противника на скользкую от крови землю. Слит добил его ударом меча в грудь.

– Сзади! – крикнул Кэн.

Слит резко пригнулся, и меч другого телохранителя просвистел у него над головой. Если бы он не присел, без сомнения, меч бы снес ему голову с плеч. Слит обернулся и резким движением воткнул кинжал под нагрудник хобгоблина. Тот с воплем упал на землю.

– Эй ты! Вонючий соламнийский лакей! – заорал Кэн. – Посмотри сюда, жалкий ублюдок!

Тут, наконец, предводитель хобгоблинов обратил на них внимание, сообразив, что два его телохранителя уже лежат в луже собственной крови. Хобгоблин с беспокойством огляделся.

– Минуточку, – сказал он стоявшему перед ним посыльному. – Я сейчас, только разберусь с этими ящерицами.

Кэн поднял над головой свой верный боевой топор и с ревом бросился на генерала. Тот выхватил из ножен длинный двуручный меч и обрушил его на драконида. Кэн ответил ему встречным ударом, надеясь разрубить меч, но безуспешно: генеральский меч был сделан из хорошей стали. Они кружили рядом, подняв оружие, пытаясь вынудить противника первым нанести удар.

– Кто нанял тебя? – спросил Кэн, старательно выговаривая гоблинские слова. – Кто платит тебе за нашу смерть? Ответь мне, жалкий кусок гоблинского дерьма! – добавил он уже по﷓драконидски.

– Какая тебе разница, ящерица, ты все равно уже мертв, – ответил генерал, открыв в улыбке свои желтые кривые клыки. – Впрочем, я скажу тебе – мне почти жаль убивать вас. Живыми вы приносите мне счастье и удачу. Хотя, конечно, после боя можно будет собрать ваши тела и сделать чучела, – он рассмеялся и взмахнул мечом в сторону Кэна.

Кэн отступил.

– Проклятье преисподней на твою голову! – прорычал Кэн, – Я плюну в твою мерзкую желтую рожу, даже если мне придется для этого умереть.

Генерал расхохотался и поднял меч над головой. В этот момент вперед бросился еще один из телохранителей с красными перевязями и напал на Кэна, оттеснив генерала.

– Ты просто жалкий трус! – крикнул Кэн. – Сражайся, разрази тебя гром!

Хобгоблин лишь презрительно усмехнулся. Телохранитель оказался искусным фехтовальщиком. Его меч задел ногу Кэна, срезав с нее часть шкуры. Кэну пришлось полностью сосредоточиться на сражении с ним.

Кэн разделался с противником, раскроив ему голову, но на его место встали два новых хобгоблина, далеко не последних. Кэн внезапно почувствовал себя настолько усталым, что казалось, у него не осталось сил даже на то, чтобы просто поднять топор. Слит сражался рядом, но он тоже был предельно измотан. Он допустил ошибку, раскрылся, и только своевременная помощь Кэна спасла ему жизнь.

Дракониды задыхались, непрерывный бой не давал им возможности даже словом перемолвиться, но они еще могли переглянуться.

Это было прощание.

Кэн продолжал упорно пробиваться к генералу. Единственное, чего он хотел теперь, это умереть стоя. Он и не заметил задыхающегося гоблина﷓гонца, подбежавшего к генералу. Доклад гонца явно изумил главного хобгоблина. Хоб внимательно посмотрел на запад и начал быстро отдавать приказы. Оглушительно затрубил рог.

– Какого… – начал было Кэн, но не смог докончить, его голос заглушил рев десятков рогов, доносившийся со всех сторон. Офицеры выкрикивали команды.

Вдруг генерал повернулся к Кэну спиной и зашагал прочь. Весь его штаб и телохранители последовали за ним. Кэн остался один и в полном недоумении огляделся вокруг. Еще мгновение назад здесь были сотни хобгоблинов, жаждущие его крови, а теперь он видел лишь их удаляющиеся спины.

– Не понимаю, – озадаченно произнес Кэн. – Мы же проигрывали, так ведь?

– Точно замечено, командир, – ответил подошедший Слит.

– Может, я уже умер? – поинтересовался Кэн. – И в этом все дело?

Слит внимательно посмотрел на Кэна.

– Ну, выглядите вы не лучшим образом, но, несомненно, живы.

– Проклятие! Что же все это значит?

– Больше всего это напоминает отступление. Гоблины отходят.

Кэн озадаченно огляделся, по полю недавнего боя были рассыпаны остатки его бригады. Много раненых и убитых. Ответ, похоже, крылся не здесь.

– О Великая Владычица! – выдохнул Слит, схватив Кэна за рукав и показывая рукой. – Смотрите, командир! Смотрите туда!

По равнине в четком строю бежал отряд драконидов. Спустя мгновение они ударили во фланг отступающих гоблинов, как молния с неба. Гоблины панически бежали.

Дракониды Кэна разразились ликующими воплями.

– Должно быть, это рота Фалкта, – прорычал Слит. – Он никогда не был склонен точно выполнять приказы!

Кэн не ответил, он напряженно смотрел вдаль, пока не заболели глаза. Тогда он потер их, но ничего не изменилось.

– Это не Фалкт, – сказал он наконец. – Я не знаю, кто это, Слит. У Фалкта нет и никогда не было столько солдат, да во всей нашей несчастной бригаде столько не наберется!

– Но, командир, – опешил Слит. – Откуда же они тогда взялись?

Как бы в ответ за их спинами послышалось хихиканье, знакомое им хихиканье.

Медленно и неуверенно, как будто напившийся допьяна «драконьего спирта», Кэн обернулся.

Фонрар встала по стойке смирно и отдала честь. Рядом с ней стояла Тезик, тоже по стойке смирно, а за ними две сестрицы – сивачки.

– Это мы привели солдат, командир! – гордо заявила Фонрар. Она бросила строгий взгляд на Сандру, которая вечно хихикала в неподходящий момент.

– А я показала, где вас найти, командир, – серьезно заявила Сандра.

– Нет, я показала, – начала спорить Хандра.

– Мы с Тезик решили, что помощь вам не помешает, – перебила их Фонрар. – Не то чтобы мы боялись, что вы проиграете сражение, – она старательно пыталась не смотреть на Кэна, израненного, покрытого своей и вражеской кровью. – Но нам показалось, что если мы приведем солдат﷓драконидов, наши солдаты смогут немного отдохнуть.

Подошел незнакомый офицер и отдал Кэну честь. Кэн медленно последовал его примеру. Это был копак. Кэн не видел копаков уже более тридцати лет. На офицере были пластинчатые доспехи, какие носили в тяжелой пехоте во время Войны Копья.

– Прокел, заместитель командира Девятого пехотного полка, – представился он. – Вы тяжело ранены, офицер?

Кэн был слишком взмучен, чтобы разбираться во всех этих сложностях. Видя, что Кэн почти теряет сознание, за него ответил Слит.

– Инженерная бригада Первой драконидской армии, – представился он и озадаченно добавил: – Будь я проклят, но откуда вы взялись, да еще так вовремя?

Копак некоторое время озадаченно смотрел на Кэна, а потом ответил:

– Из нашей крепости, примерно в десяти милях отсюда. Мы последние, кто остался из драконидов, по крайней мере, мы так думали, пока не встретили этих храбрых воинов, – он махнул рукой в сторону Фонрар и Тезик. – Они натолкнулись на одну из наших разведгрупп, которая выясняла, что там за сигнальный огонь на холмах. Мы думали, что это Соламнийские Рыцари, – копак бросил взгляд на поле боя. – А встретили драконидов, сражающихся с армией гоблинов.

– Бригадир, Кэн! – раздался рядом радостный крик, и из темноты выбежал рослый сивак Гранак со знаменем в руках. – Прошу прощения за нарушение приказа, но мы встретили драконидов, и я уверен, вы приказали бы нам вернуться!

За ним появился Фалкт и дружески хлопнул Слита по плечу. Драконидицы сгрудились вокруг Фонрар и все разом загомонили. Фонрар протиснулась через них и подошла к Кэну.

– Надеюсь, вы не очень сердитесь на нас, командир?

– И мы сейчас же отправляемся к фургонам, – мягко добавила Тезик. – Чтобы не создавать вам лишних проблем.

Кэн молча, смотрел на поле сражения. Гоблины исчезли в ночи, по полю бродило больше драконидов, чем он мог бы сейчас сосчитать. Они были повсюду: помогали раненым, добивали гоблинов и собирали павших драконидов. Увидев, наконец, Гранака со знаменем бригады и драконидиц около него, Кэн начал смеяться. Он смеялся довольно долго и вдруг упал на колени, а затем повалился ничком. Он еще услышал испуганный крик Фонрар, и это было приятно. Сандра и Хандра – благослови, Боги, их обеих – продолжали препираться. Копак громко приказывал кому﷓то принести носилки. Последнее, что Кэн услышал перед тем, как скользнул в блаженное беспамятство, были слова Слита:

– Бригадир ранен, но не опасно. Он такой же, как и все мы. Он будет жить! Мы все будем жить!


Глава 5


Кэн был весь изранен. Гоблины, проклятые гоблины окружали его, тыкали его копьями. Он сражался с ними уже целую вечность, отрубал их гнусные головы, но на место каждого убитого вставал следующий.

Внезапно раздались звуки горнов. Кэн оглянулся и увидел драконидов, идущих в атаку на гоблинов. Кэн был в ярости. Он не давал сигнала к атаке. Он хотел остановить наступление, но ему не удавалось выбраться из моря окружающих его гоблинов. Он должен был непрерывно крутиться, чтобы окончательно не превратиться в подушечку, утыканную булавками. Внезапно желтое море поглотило его и наступила тьма.

Кэн очнулся. Он не понимал, где он, и боялся двинуться. Отчего﷓то ему казалось, что он выпал с корабля. Теперь он боялся снова очутиться в том проклятом желтом море. Он смотрел прямо перед собой и видел голубое небо. Небо слегка качалось.

Нет, это не небо качается. Качался сам Кэн. Он лежал на носилках, а его носилки плыли по воздуху. «Ага, значит, я умер! – подумал Кэн. – И это моя душа плывет в эфире. Но, если это так, то почему у меня так болит спина? Почему я не могу пошевелить руками, а нога, наоборот, шевелится, но горит, как в огне?»

От такого множества непонятных вещей Кэн разозлился. Должны же быть какие﷓то выгоды от положения мертвеца! Хотя бы ничего не болело! А так это просто невыносимо. Кэн должен поговорить с кем﷓нибудь об этом. С кем﷓нибудь, кто за все это отвечает.

Кэн приподнял голову. Это внезапное и неожиданное движение остановило носилки. Вокруг себя он увидел радостные морды драконидов и услышал их приветственные крики. Кэн сконфузился. Ведь он уже свободно парил в эфире, и вот опять!

Кэн приподнялся повыше, пытаясь опереться локтями и оглядеться. Четыре бааза несли его носилки. Кэн закрыл глаза. Он не был мертв. Его душа по﷓прежнему пребывала в этом мире.

Баазы опустили носилки.

– С вами все в порядке, бригадир?

Двое носильщиков решили поднять Кэна и поставить его на ноги. Другие носильщики пытались им помешать. Отовсюду сыпались советы. Откуда﷓то справа возник Слит.

– Разойдитесь﷓ка, – резко сказал он. – Теперь я позабочусь о бригадире.

Солдаты разошлись и бросились догонять свои подразделения, выстроенные в длинную колонну, марширующую мимо лежащих на земле носилок.

Баазы﷓носильщики ожидали приказов.

Слит встал на колени рядом с носилками.

– Как вы, командир? Можете шевелиться?

– Да, – ответил Кэн. – Я, тысяча дохлых гоблинов тебе в глотку, вполне могу сидеть и шевелить хвостом.

Кэн очень не любил, когда кто﷓то с ним нянчился. Он попытался встать, но попытка не удалась. Ноги не держали его, а перед глазами все плыло.

– Не надо вам торопиться, командир! – посоветовал Слит. – У вас такой вид, как будто бы вас прожевали и выплюнули.

Левое плечо Кэна было перевязано. Другая повязка белела на бедре. Интересно, почему так болит спина?

– Один из этих ублюдков ударил вас в спину саблей, командир, – догадался Слит. – Совсем рядом с хребтом.

Кэн не помнил, как это произошло. Прищурившись от яркого солнца, он наблюдал за длинной колонной драконидов. Голова колонны скрывалась в прогалке между двумя холмами. Кэн уже давно не видел столько драконидов сразу. Пожалуй, со времен Войны Копья.

Откуда они взялись? Как сумели выжить и в таком количестве?

Кэн подумал, что он грезит наяву, но эти новые дракониды казались вполне реальными.

– Вы что﷓нибудь помните, командир?

Кэн кивнул и потряс головой, в надежде, что мозги встанут на место.

– Я помню, как убил последнего гоблина. Потом – атака на правом фланге. Я тогда удивился, потому что не приказывал атаковать. Это могло нам дорого обойтись.

– Это и обошлось очень дорого, – усмехнулся Слит. – Для гоблинов. Девятый пехотный полк драконидской армии ударил на правом фланге. Тысяча драконидов. За ними шли еще пятьсот из Третьего пехотного, но они даже не успели вступить в дело.

Кэн смотрел на незнакомых драконидов, марширующих мимо него. Они были одеты в кожаные жилеты с нашитыми на них металлическими пластинами. Их вооружение состояло из длинных мечей и больших щитов.

Да, это была именно тяжелая драконидская пехота, насколько Кэн мог их помнить.

Вот уже тридцать лет он не встречал ни одного драконидского пехотинца. Он вспомнил Войну Хаоса и последнюю армию, к которой пыталась присоединиться бригада. Она состояла только из людей – рыцарей Такхизис, как они сами себя называли. Никаких драконидов там не было и в помине.

– Откуда они взялись?… Фонрар! – сказал Кэн. Внезапно он вспомнил. – Фонрар привела их. Она и Тезик. Но – откуда?…

– Драконидицы заметили отблески солнца на металле их доспехов. Фонрар и Тезик отправились на разведку.

– Да, я припоминаю, – мрачно улыбнулся Кэн. – Они никому ничего не сказали, потому что я не хотел их слушать…

– Да, командир, – с сочувствием сказал Слит. – Трудно, быть отцом. По крайней мере, я слышал об этом… Они очень любопытные. Увидели эти отблески и отправились посмотреть, что там, на той стороне долины, у следующего перевала. А потом они наткнулись на драконидских разведчиков. Те заметили наш сигнальный огонь. Разведчики уже хотели напасть на наших драконидиц, но, как только они увидели Тезик, они выпали в осадок.

– А почему – Тезик? – удивился Кэн.

– Она аурачка, золотой драконид, – ответил Слит и помахал рукой проходящим мимо драконидам. – Они до смерти перепугались, увидев ее. Точнее – его.

– То есть эти драко не поняли, что перед ними – самки?

– Нет, командир. Я подумал, что это нужно решать вам. Скажем ли мы им, и когда это удобнее сделать. Конечно, они обратили внимание на то, что драконидицы отличаются от нас. Хотя бы тем, что у них нет доспехов, и они составляют отдельное подразделение… С этим я, понятное дело, ничего сделать не мог. Но я, как умел, запудрил им мозги. Я сказал, что все они – специальный отряд, охраняющий аурака. По счастью, – продолжил Слит, – драконидицы – это не то, что самки мягкошкурых. Их анатомические отличия не так уж и очевидны… если вы понимаете, о чем я говорю… Но разница все﷓таки есть и ее, без сомнения, достаточно быстро заметят. К тому же они… – Слит дернул носом. – Так смешно пахнут…

– Действительно? – удивился Кэн. – А я никогда этого не замечал.

– Мы были рядом с ними слишком долго, я полагаю, и просто привыкли. Эти, новые, заметили сразу. Один бааз прямо спросил Фонрар об этом.

– Ну и что она ответила? – обеспокоился Кэн.

– У нее хорошая голова на плечах. Фонрар сказала, что все дело в том, что она пришла с юга Кринна, а этот бааз – с севера. Полная чушь, но этот драко, кажется, поверил ей. Впрочем, если заметил один, значит, заметят и все остальные. Среди них могут найтись и поумнее… Я приказал драконидицам оставаться в хвосте колонны, вместе с фургонами, и велел им держаться подальше от новых драко, – Слит выглядел смущенным. – Драконидицы вроде бы подчинились, но они хотят знать – в чем причина. Я думаю, вы должны поговорить с, ними, командир. Ну… мы… в общем… никогда ведь, в сущности, и не сталкивались… вы понимаете… самки там, яйца, и вообще…

Кэн нахмурился.

– Но самки же тебя не об этом спрашивали?!

– Нет, командир… но…

– Тогда мы не будем об этом говорить. Понятно? Они, в конце концов, просто любопытные дети.

– Да, командир, – крылья Слита подергивались в знак несогласия, но он счел за лучшее не возражать.

– Что ты знаешь об этих новых драконидах, Слит? – спросил Кэн примирительным тоном. – Откуда они взялись? Я думал, что все дракониды, кроме нас, погибли при падении Нераки.

– Похоже, выживших было значительно больше, чем мы полагали. Когда Война Копья закончилась, те, кто выжил, бежали сюда и спрятались в этих горах. Некоторые из них присоединились к рыцарям Тьмы и воевали во время Войны Хаоса. Но большинство предпочло остаться в стороне от всего этого. Они такие же дракониды, как и мы. У них тоже было свое мнение о людях﷓командирах, которые либо рассматривали их как расходный материал, отправляя на верную смерть, либо обращались с ними, как с вьючными животными.

Да, Кэн мог их понять. Он и его Инженерная бригада вступили в армию людей, чтобы своими умениями и талантами принести пользу общему делу. А им приказали копать полевые сортиры!

Когда знаменосец Гранак увидел Кэна, он поднял повыше знамя бригады и радостно оскалился, приветствуя своего командира.

Вид знамени вдохновил Кэна. Он вспомнил о том, что недавно избежал смерти, и, зашипев от боли, поднялся на ноги.

– А вы уверены, что вам стоит сейчас вставать, бригадир? – озабоченно спросил Слит, поддерживая своего командира и качая головой.

– Я могу! – сказал Кэн. Даже если бы это был его последний поступок в жизни, он все равно должен был отдать честь своему знамени.

Новые драконидские офицеры, увидев поднявшегося Кэна, подошли, чтобы поприветствовать его.

Прокел, заместитель командующего Девятым пехотным полком, первым приблизился к Кэну, отсалютовал, представился и назвал остальных:

– Командир Девятого пехотного полка, полковник Вертакс; командир Третьего пехотного полка, полковник Яканох.

Оба драконида﷓полковника подошли к Кэну и отсалютовали. Кэн тоже приветствовал их. Затем он представил Слита, своего заместителя.

– Как вы себя чувствуете теперь, бригадир? – спросил Яканох. – Вы в силах идти вместе с колонной?

Кэн кивнул.

– Почту за честь, полковник!

Согласно табели о рангах в армии драконидов, звание Кэна было аналогично званию Прокела. Командиры пехотных подразделений считались выше командиров вспомогательных частей, в том числе и саперных. К тому же пехотный полк в полном составе насчитывал до полутора тысяч драконидов. Состав инженерных подразделений или полевой артиллерии не превышал шести сотен рядовых.

– В наших условиях мы не будем, разводить особых церемоний, – сказал Вертакс. – Все старшие офицеры называют у нас друг друга просто по именам. Конечно, это не распространяется на младших офицеров и рядовых, но, согласитесь, если мы вместе живем и сражаемся уже сорок лет, то это… ну, становится немного смешным.

Кэну нечего было возразить, поэтому он просто кивнул и молча присоединился к группе офицеров. Только они со Слитом были старшими офицерами в их подразделении.

Рана в ноге Кэна болела, он хромал, но движение постепенно разогрело его кровь и боль притупилась. По дороге Слит сделал из сломанного копья что﷓то вроде посоха и вручил своему командиру. Кэн заметил, что остальные офицеры тактично приноравливаются к его шагу.

– Я не хочу вас задерживать, – сказал Кэн.

– Это честь для нас, идти вместе со столь храбрым воином, – возразил Прокел.

– Мы видели, с каким количеством врагов вы сражались практически в одиночку, – добавил Вертакс.

– Более того, мы видели кучу тел гнусных гоблинов, лежащую у ваших ног. Достойная битва, особенно если учесть, сколько вас было! – весело оскалился Яканох.

– Если бы не вы, то нас бы уже к закату Солинари стало значительно меньше, – с горькой вежливостью произнес Кэн. – Я должен поблагодарить вас всех. В сущности, вы спасли нас. Промедли вы немного, и вас встретили бы не две сотни, а всего двое саперов…

– В строю осталось сто шестьдесят семь драконидов, – мрачно заметил Слит.

– О боже! – воскликнул Кэн и уставился на Слита, который печально покачал головой.

В последнем бою погибла почти четверть бригады!

– Мы тут очень удивлялись, – продолжал Вертакс, – почему, собственно, гоблины на вас так ополчились?

– Будь я проклят, если мне это известно! – ответил Кэн.

– Вы что, нападали на их деревни?

– Нет, но даже если бы мы и делали это, – вы же знаете гоблинов. Обычно они предпринимают пару атак, убивают кого﷓нибудь и на этом успокаиваются. Эти гоблины ведут себя совершенно иначе. Они не собираются останавливаться…

Кэн рассказал офицерам о том, как бригада уже целый год сражается с гоблинами.

– В таком случае вы просто обязаны были сделать что﷓то, что вывело их из себя до такой степени, – сказал Яканох, испытующе глядя на Кэна.

Кэн промолчал и принялся поправлять повязку на ноге. Потом он взглянул на Слита. Заместитель слегка пожал плечами.

– Мой заместитель сказал мне, что все вы живете здесь со времен Неракской трагедии? – спросил Кэн, обращаясь к Вертаксу.

– Практически так и есть. Хотя нас больше, чем два полка. Существуют также Второй и Четырнадцатый пехотные полки, Третий артиллерийский полк и отдельный разведывательный батальон. Командует нашими силами генерал Маранта.

Слит изумленно причмокнул.

– Не тот ли это генерал Маранта, господа? – обратился он к офицерам. – Генерал – аурак?

– Да, именно тот, – ответил Вертакс. – Он был единственным драконидом, когда﷓либо произведенным в генералы. А что, вы с ним знакомы?

Слит нервно встопорщил гребень и ударил хвостом.

– Ну, можно, конечно, сказать и так, – Слит быстро взглянул на Кэна. – Вы помните, бригадир, тот форт… и тот небольшой инцидент…

Кэн задумался.

– Тот форт… – внезапно он вспомнил и, к удивлению офицеров, начал смеяться. – Ах, это тот форт! И тот инцидент…

Слит усмехнулся и наполовину расправил крылья.

– Ну и что же там было? В том форте? Расскажите нам скорее, бригадир… – попросил Вертакс.

Кэн улыбнулся.

– Генерал Маранта был с инспекцией в армии лорда Ариакаса. А Слит именно в то утро убил в сражении очаровательную эльфийскую девушку. Ну и, как обычно водится у сиваков, принял форму этой милашки и ходил по лагерю в таком виде. Генерал Маранта надумал посетить расположение нашей бригады. Он увидел, как эльфийка танцует на потеху собравшимся драконидам, и велел своим охранникам доставить ее к нему в палатку для… гм﷓м… для допроса…

Прокел начал подхихикивать и топорщить гребень.

– Позвольте мне предположить, что было дальше… По всей видимости, генерал решил удостовериться, что девушка не прячет под одеждой оружие… Я угадал?

Гребень Слита встал торчком, хвост нервно подергивался.

– Ну, что﷓то вроде этого… – неохотно согласился он.

– Продолжай, продолжай, – сказал Кэн с улыбкой. – Господа офицеры в нетерпении… Впрочем, достаточно сказать, что генерал Маранта был весьма удивлен результатами обыска.

– Да, командир, вам, конечно, смешно, а мне было вовсе не до смеха! В конце концов, это именно я провел две недели на гауптвахте!

– Я совершенно уверен, что генерал будет очень рад увидеться с вами снова, высокочтимая остроухая леди! – усмехнулся Прокел. – Может быть, он даже попросит вас немного поплясать…

Видя, что шутки становятся все фривольнее, Слит сказал:

– Я думаю, надо проверить фургоны и раненых, бригадир?!

– Конечно! Разве можно отказать такой очаровательной крошке! – засмеялся Кэн.

Слит молча отдал честь и, раздраженно дернув хвостом, быстро удалился.

– Мы всего в двух часах ходу от нашей крепости, – заметил Вертакс, когда все перестали смеяться. – Я думаю, вы будете приятно поражены, Кэн, когда увидите, чего нам удалось достичь в этой глуши.

– Я уже поражен, – сказал Кэн. – Меня до глубины души поразило то, что нашлись еще дракониды, выжившие после катастрофы Теперь я начинаю жалеть, что мы не были вместе с самого начала…

«Все сто шестьдесят семь», – сказал он самому себе, и его хорошее настроение мигом улетучилось. Когда бригада выходила из своего лагеря в Харолисовых горах, их было больше трехсот. И это было всего год назад…

Кэн замолчал. Он уже не принимал участия в разговоре и шутках. Пехотные офицеры оставили его в покое, полагая, что раны снова беспокоят бригадира.

Колонна маршировала еще два часа. Добравшись до перевала, Кэн взглянул вниз, на маленькую долину. Остальные офицеры тоже остановились и внимательно глядели на Кэна, ожидая его реакции.

– Вот наша крепость! – с гордостью сказал Вертакс, указывая вниз.

– Это? – пробормотал Кэн. Он был поражен. – Что же с ней случилось?

– Простите, я не расслышал? – Вертакс подошел поближе.

До Кэна, наконец, дошло: то, что он видит, не является следствием стихийного бедствия. То есть бедствие могло быть, но стихийным оно не было. Кто﷓то явно приложил к этому руку.

– Я сказал… – Кэн поперхнулся. – Что… это прямо﷓таки цитадель!

Кэн обменялся взглядами со Слитом, который вернулся, чтобы доложить, что с фургонами и ранеными все в порядке. Посмотрев на крепость, сивак выкатил глаза, ударил хвостом и… загнал себе в глотку все, что просилось на язык.

Сооружение (Кэн даже про себя не мог назвать это крепостью) представляло собой квадрат со сторонами в четверть мили. Высокая деревянная стена окружала его. То там, то сям стена прерывалась, сменяясь неровно вбитыми деревянными кольями, наклоненными в разные стороны. Эти участки напомнили Кэну гнилые зубы во рту у гоблина. На разных расстояниях друг от друга над стеной возвышалось нечто, смутно напоминающее сторожевые башни. Кэну потребовалось некоторое время, чтобы понять, что это они и есть. Две из них стояли более или менее прямо, а третья была подперта бревнами и все же, очевидно, вскоре должна была рухнуть. В двух местах – с южной и с западной сторон – в стене имелись ворота.

В центре укрепленного участка располагалось одно большое здание. Это здание было окружено целым лесом маленьких строений, построенных вокруг без всякого плана. Все, за исключением центрального здания, было выстроено из дерева и покрыто соломенными крышами. Одной искры было бы достаточно, чтобы разжечь в крепости пламя, которым мог бы гордиться красный дракон Харкель Биндер. Подтверждая эту мысль, рядом с одной из стен располагалось черное, выжженное пятно.

Пехотные офицеры явно ждали одобрения и восхищения Кэна. Но Кэна, очевидно, одолевали совсем другие чувства. Пожалуй, он был удивлен тем, что все это еще не развалилось.

– И как ваши впечатления? – спросил Вертакс.

– Да, ничего подобного я раньше не видел, – сказал Кэн, и это была чистая правда.

Слит натужно закашлялся.

– Простите, господа, дорога очень пыльная…

Вертакс посмотрел на их деланно восхищенные морды и принялся хохотать.

– Не волнуйтесь, Кэн, я предполагаю, какие мысли сейчас вертятся в вашей голове и голове вашего заместителя. Вы же инженеры. Вам, наверное, кажется, что наша крепость выглядит так, как будто ее построили пьяные гоблины, пользуясь при этом чертежами овражных гномов.

– Ну… в общем… если посмотреть с точки зрения инженерных перспектив этого сооружения… – уклончиво начал Кэн.

– Мы знаем, что она выглядит не слишком презентабельно, – перебил Яканох. – Но эта крепость сильнее, чем кажется на первый взгляд. Кроме того, мы построили ее сами, и она не один раз спасала наши шкуры. Один раз мы отбились даже от человеческой стаи… – он посмотрел на Вертакса. – Осада длилась три дня и три ночи, а потом они не выдержали и убрались отсюда.

Кэн должен был признать, что теперь он не только удивлен, но и впечатлен.

– Однако позвольте мне предупредить вас, Кэн, – добавил Вертакс, понижая голос. – Не критикуйте нашу крепость при генерале Маранте. Он полагает, что она столь же прекрасна, как башня Солнца и легендарные пещеры Торбардина в одном лице.

– Мы, конечно, понимаем, что наша крепость не верх совершенства, – согласился Прокел. – Я надеюсь, что ваши инженеры помогут нам улучшить и укрепить ее. Среди нас единственные дракониды с инженерным взглядом на мир – саперы﷓разведчики, но вы сами понимаете… Они хороши там, где нужно ломать, но чтобы строить…

В каждом пехотном полку имелось небольшое подразделение саперов, которых называли «пионерами». Эти солдаты имели некоторые инженерные знания. Они расчищали завалы, устраняли другие преграды на пути наступающих войск и, наоборот, чинили препятствия противнику при отступлении. Обычно «пионеры» либо что﷓нибудь взрывали, либо что﷓нибудь обрушивали. Их соображения о строительстве были весьма приблизительными.

– Очень хорошо, что вы теперь с нами, Кэн, – добавил Прокел. – Я уверен, что вы сумеете привести крепость в порядок.

Кэн не ответил. Он с удовольствием помог бы им усовершенствовать защиту форта, но только как можно провести эффективные изменения без поддержки командующего? Была еще и другая проблема. Кэн рассматривал это место как остановку в пути. Привал, на котором его усталые солдаты смогут отдохнуть и подлечиться. Он вовсе не планировал оставаться навсегда в этом полуразвалившемся форту. Кэн все еще намеревался достичь города своей мечты, города, отмеченного красным кружком на порванной, но очень точной карте.

Слишком многие отдали свою жизнь за эту мечту. Он не мог допустить, чтобы их жертва была напрасной.


* * *


Гордые своей победой над хобгоблинами, полки драконидской пехоты парадным маршем прошли через главные южные ворота крепости. Вблизи стена крепости выглядела не столь ужасной. Впрочем, на Кэна все равно произвело впечатление бесстрашие стражников, расхаживавших в сторожевых башнях.

– Что это там за смешочки? – поинтересовался Кэн.

– Солдаты, командир. В сущности, я их понимаю, – заметил Слит.

– А я – нет! – Кэн чувствовал быстро нарастающую ярость. – Отправляйся назад и прикажи им немедленно заткнуться. Эти ребята, может быть и не самые лучшие в мире проектировщики и строители, но они только что спасли наши задницы!

Слит отсалютовал и послушно отправился приводить Инженерную бригаду в состояние должного почтения к хозяевам крепости. Под пристальным взглядом Кэна бригада маршировала через покосившиеся ворота без единой улыбки, хотя некоторые позволяли себе весело помахивать хвостами. Слит был хорошо известен своим умением доводить до подчиненных приказы командира.

Когда все оказались внутри крепости, к Слиту и Кэну приблизился Вертакс.

– Бригадир, сейчас мы с Яканохом представим вас генералу Маранте. Прокел вместе с вашим заместителем позаботится о размещении бригады и обеде. Мы также позаботимся о раненых.

При слове «обед» у Кэна заурчало в желудке. Слит облизнулся.

– Я лично позабочусь о специальном подразделении, командир, – сказал Слит и ушел вместе с Прокелом.

Кэн с тоской посмотрел им вслед. Он чувствовал себя в силах съесть тролля в один присест, но порядок был ему известен. Он не может поесть, пока не будет представлен генералу.

Кэн уже собирался последовать за офицерами, когда оглушительный треск заставил его обернуться. Одна из сторожевых башен медленно завалилась набок. Только крылья спасли бааза﷓стражника, который в этот момент находился на смотровой площадке.

«В сущности, у нас нет выбора, – подумал Кэн. – В конце концов, если бы не обитатели этой безумной крепости, мы были бы уже мертвы…»

У него оставалась слабая надежда, что форт не успеет обвалиться прямо ему на голову раньше, чем он сумеет что﷓то в нем изменить.


* * *


– Столовая вон там, – сообщил Прокел Слиту, указывая на длинный сарай, из дверей которого истекали вкусные запахи. – Вы можете положить своих раненых под навес. У нас был госпиталь, но, к сожалению, он сгорел месяц назад. Что же касается остальных ваших солдат… – Прокел выглядел озабоченным. – Места у нас немного, но возможно…

– Не беспокойтесь о нас, – прервал его Слит. – Мы сумеем обеспечить себе крышу над головой. В конце концов, это наша специальность. Единственное, о чем я хотел бы вас попросить прямо сейчас: отдельное помещение для аурака и специального подразделения. И как можно скорее…

Слит мельком бросил взгляд на группу драконидиц, которые собрались возле фургона. Там же находилась их охрана во главе с Крезелом. Его наказание было на время отложено. Пока же ему приказали ни на минуту не спускать глаз с самок.

Драконидицы вели себя вполне прилично. Как и говорил Слит Кэну, у Фонрар была голова на плечах. Она понимала, что сейчас не время для пустого любопытства. Тем не менее, Слит прекрасно видел, что драконидицы просто пузырятся от новостей и перемен. Они, наверняка, постараются исследовать все окружающее, как только им представится малейшая возможность. И он хорошо предвидел те проблемы, которые непременно возникнут, если ему не удастся немедленно загнать их куда﷓нибудь в закрытое охраняемое помещение.

– Отдельное помещение? – поразился Прокел. – Я уже говорил вам, Слит, что у нас проблемы с помещениями. Только у генерала есть отдельные покои. Все остальные живут вместе.

Слит был к этому готов.

– Но это же аурак! – сказал он, доверительно понизив голос. – Вы знаете, с ним рядом бывает так трудно… – Слит наклонился и еще понизил голос: – Несколько наших ребят… они, наверно, сказали что﷓то не то… то есть это аурак их неправильно понял… в общем, я не имею права это обсуждать, но бригадир Кэн приказал держать его отдельно…

– Я понимаю! – Прокел почесал лапой гребень. – А как же насчет драконидов, которые вместе с вашим аураком?

– Специально отобранные дракониды. Знаете ли, психологическая совместимость, то да се… К тому же вы заметили, что все они невелики ростом? Аурак терпеть не может высоких драконидов…

Прокел, который был достаточно высок, сразу почувствовал себя неуютно.

– Да, я слышал о причудах аураков… в общем… Просто кровь в жилах стынет! Генерал Маранта тоже аурак, но он, к счастью, абсолютно нормален. Он один из самых старых драконидов, из самой первой кладки. Может быть, дело в этом?

– Возможно, – согласился Слит.

– У нас есть один склад… Правда, мы там храним эль… Но его можно перенести в другое место…

– Это только на время, – убедительно сказал Слит. – Только до тех пор, пока мы не построим подходящее помещение… И мы, разумеется, сами позаботимся о переноске бочек. Просто объясните мне, как найти этот склад и куда переложить все, что там сейчас хранится.

– Ну, я вас туда отведу, – предложил Прокел.

– Но вы, должно быть, устали и голодны, офицер. Право, мы легко справимся сами.

– Вот и ладно, – легко согласился Прокел, не слишком желая поближе узнать загадочного и опасного аурака. – Вы легко найдете склад в конце этой улицы. Она, конечно, слегка изгибается, но если идти по ней, то вы найдете.

– Хорошо, офицер, благодарю вас. Я отправлю солдат в столовую, если это удобно.

– Да, конечно. Я зайду и предупрежу поваров. А ваше специальное подразделение? Они едят?…

– Вы хотели спросить: со всеми остальными? Нет, офицер! – мрачно сказал Слит. – Теперь ﷓ нет! Вы, надеюсь, понимаете, о чем я? Если вы не возражаете, я сам распоряжусь относительно их кормежки.

– Да нет, не возражаю, – Прокел кивнул и отошел, радуясь, что ему не придется иметь дело с этим специальным подразделением.

Слит усмехнулся и почувствовал даже некоторую гордость за только что придуманную сказку о кровожадном сапере﷓аураке. Он не сомневался, что слухи поползут по крепости еще до наступления темноты. Это должно будет некоторое время держать солдат в стороне. Потом он сумеет организовать для драконидиц надежный приют. А пока ему следовало позаботиться о том, чтобы обезопасить гарнизон крепости от любящих приключения драконидиц. Это может оказаться значительно более трудным делом.


Глава 6


Вертакс и Яканох привели Кэна к большому зданию, которое он заметил еще на перевале. Здание было квадратным, высотой около семи метров. Для его постройки использовались деревянные балки и камни. Поверх все было обмазано глиной, смешанной с песком. Немногочисленные окна в здании были узкими и представляли собой настоящие бойницы. Массивные двойные двери были сделаны из дуба и обшиты железными полосами. Кэн был поражен.

– Что здесь? – спросил он.

– Бастион, – ответил Вертакс. – Покои генерала Маранты внутри.

Двери были закрыты. Два сивака в черных жилетках, украшенных эмблемой пятиглавого дракона, стояли на страже. При виде их у Кэна отвалилась челюсть. Изумленный, он обернулся к Вертаксу.

– Личная гвардия Владычицы? – тихо спросил Кэн.

Вертакс кивнул.

– Я думал, что они все погибли, когда пала Нерака, – прошептал Кэн, рассматривая часовых.

Сиваки застыли неподвижно: ни крылья не шелохнутся, ни хвост не дернется.

– Впрочем, я думал, что и генерал Маранта погиб там же.

– Он никогда не упоминал о том, как ему удалось спастись, – сказал Вертакс, тоже понизив голос. – Я бы посоветовал вам не говорить с ним об этом. Генерал, как и любой военный, предпочитает вспоминать о своих победах, а не о поражениях.

– Трудно его в этом винить. Нас тогда послали на разгрузку конструкции для замка чёрных магов, которую они собирались использовать как летучую цитадель. Это нас и спасло. Вы представляете, первые несколько цитаделей этих черных магов, которые они собирались поднять в воздух, просто развалились! Никакого представления о проектировании. Они были ужасно удивлены, когда внутренние стены упали, а потолок обвалился на их глупые головы. Тоже мне, волшебники! – Кэн покачал головой, вспоминая. – В конце концов, никто не может винить генерала за Неракскую трагедию…

– Это правда, – иронически заметил Вертакс. – Правдивее, чем может показаться на первый взгляд, – он подмигнул Кэну.

Тут﷓то Кэн понял, хотя раньше он об этом и не задумывался. Маранта был произведен в генералы в армий лорда Ариакаса чисто номинально. Будучи драконидом, генерал Маранта не мог отдавать приказы людям. Он никогда не получал под свою команду боевых подразделений. Его использовали как декоративную фигуру, чтобы поддержать самоуважение драконидов. Пусть те думают, что кто﷓то из них является офицером самого высокого ранга.

В действительности генерал Маранта занимался вполне бессмысленными делами. Он разрабатывал стратегии, которые никогда и нигде не применялись, и отдавал приказы, которые уже были отданы людьми – командирами более низкого ранга. Несмотря на то, что он был магом﷓аураком, ему, возможно, запретили использовать магию или даже лишили его этой способности. По крайней мере, никто и никогда не слышал, чтобы он ее применял.

Но, возможно, генерал Маранта и не был марионеткой. Во всяком случае, он сумел выжить при падении Нераки, в которой погиб его гордый и могущественный господин лорд Ариакас. Кэн неожиданно почувствовал гордость за старого аурака, который в критический момент оказался достаточно сильным и изворотливым, чтобы претворить в жизнь свою собственную стратегию, которая позволила выжить не только ему самому, но и еще сотням драконидов. Кэн многое бы отдал, чтобы узнать от генерала истинную историю падения Нераки. Но он сомневался, что это возможно. Некоторые военные истории старые солдаты держат в своем сердце и никогда не рассказывают.

Кэн был удивлен, услышав, что Яканох и Вертакс не только сообщают часовым свое имя и звание, но и называют пароль дня. Он подумал, что дисциплина – вещь, конечно, хорошая, но, учитывая, что все они вместе уже более тридцати лет.

Один из гвардейцев Такхизис сказал:

– Можете входить. Генерал ждет вас.

Потом он холодно взглянул на Кэна.

– Что это за офицер?

– Бригадир Кэн. Инженерная бригада Первой драконидской армии, – представился Кэн, подумывая о том, не отдать ли честь.

Сиваки внимательно осмотрели его сверху донизу. Кэн никогда не встречался с такой подозрительностью. Даже тогда, когда он ненадолго попал в плен к Соламнийским Рыцарям. Он уже начинал злиться. Проклятие! Ведь мы же все дракониды! В это время один из гвардейцев кивнул.

– Вы можете войти, бригадир Кэн. Однако… – сивак выставил руку, преграждая дорогу двинувшемуся вперед Кэну. – Я должен попросить вас оставить здесь оружие, бригадир.

– Что?! – он готов был взорваться, как взрываются бомбы Слита.

Вертакс положил лапу ему на предплечье.

– Мы все так делаем, Кэн, – тихо сказал он. – Так заведено. Еще со времен Нераки.

Вспомнив, что он слышал о конце Нераки, когда дракониды убивали драконидов, Кэн отдал свой боевой топор. Поскольку он никогда с ним не расставался, у него возникло чувство, будто он лишился части себя самого.

Гвардеец особым образом постучал в дверь. Кэну показалось, что была откинута тяжелая задвижка. Двери на хорошо смазанных петлях распахнулись, и офицеры вошли внутрь.

Кэн был поражен, увидев грубо сделанную острую и тяжелую крепостную решетку, которая висела над входом. Если эта решетка была так же плохо спроектирована, как и все остальное в этой крепости, то он не согласился бы быть на месте часовых﷓сиваков за все сокровища Владычицы Тьмы.

Двери закрылись за ними с громким стуком. Внутренние стражи задвинули массивную задвижку. Никто и ничто не могло бы проникнуть внутрь без боя.

В помещении было холодно и темно. Ни факелов, ни ламп не было. Когда глаза Кэна привыкли к темноте, он огляделся в изумлении. Позднее он следующим образом описывал Слиту внутренность этих покоев:

– Готов поклясться, Слит, что вся эта штуковина отчего﷓то напоминает норы гномов, прорытые в горе.

– Командир, – удивленно отвечал Слит, – вы случайно не перебрали гномьего спирту?

– Даже если бы и перебрал, то я просто не сумел бы вообразить ничего подобного. Это что﷓то совершенно невозможное с инженерной точки зрения… Эти тоннели расходятся во все стороны, кроме той, в которую вы направляетесь. Настоящий лабиринт. Я бы никогда не нашел путь в центр, если бы со мной не было Вертакса и Яканоха… Само здание огромное, и в нем неизвестно сколько комнат. Во всяком случае, даже Вертакс не смог мне ответить. По его словам, их количество все время меняется. Одни проходы закрывают, другие открывают. А как ты думаешь, Слит, кто живет внутри этой сумасшедшей конструкции? Только генерал Маранта!

– Что – один? – изумленно переспросил Слит.

– Да, один. Гвардейцы Такхизис живут в казармах рядом с бастионом, но не внутри.

– То есть генерал Маранта обитает в своем собственном форту, внутри собственной крепости?

«Крепость внутри крепости» – именно об этом думал Кэн, пока они двигались в глубь этого исключительно странного здания. Кэн никогда не встречал ничего подобного. Он никогда не ходил по дому, из которого не смог бы найти путь наружу в случае необходимости. Машинально он начал считать повороты: один направо, один налево, два налево и т д. Через некоторое время Кэн сбился со счета. Потом у него возникло ощущение, что его водят по кругу. «Единственная возможность выбраться отсюда, – мрачно подумал Кэн, – это взлететь и попытаться пробить головой потолок». Поскольку потолок был в трех метрах над его головой и по виду довольно прочен, Кэн предпочитал держаться поближе к своим проводникам. По дороге Вертакс тихо сообщил ему, что эта похожая на пещеру конструкция обладает свойством разносить голоса очень далеко и что генерал Маранта живет здесь один.

– Не то чтобы затворником или что﷓то вроде, – поспешил добавить Яканох, оборачиваясь. Коридор был так узок, что им приходилось идти один за другим. – Он периодически проводит смотры, а офицеры приходят к нему для ежедневных докладов. Вам тоже придется делать это, бригадир Кэн.

– Здесь? – он не мог представить себе, что кто﷓то ежедневно ходит этой дорогой. Он чувствовал, что у него начинается приступ клаустрофобии. Стены, казалось, сдвигались все ближе.

– Нет, не здесь. Вы, Кэн, удостоены высокой чести, раз попали сюда, – сказал Вертакс. – У генерала есть шатер рядом с бастионом. И совещания обычно проводятся там. Генерал в курсе всего, что происходит в лагере…

В этот момент Яканох закашлялся и выразительно забил хвостом. Вертакс смутился и поменял тему разговора. Он рассказал о том, что генерал сам планировал это здание.

Кэну казалось, что они никогда не придут на место. Желудок издавал протестующие звуки, требуя немедленного наполнения. Повернув за угол, офицеры оказались перед возвышением в пять ступеней. Наверху красовалась еще одна обитая железом дверь. Перед ней стояло еще два сивака. На этот раз гвардейцы вопросов не задавали. После короткого осмотра прибывших офицеры постучали в дверь.

– Полковник Яканох. Полковник Вертакс. Бригадир Кэн. Инженерная бригада Первой драконидской армии. К генералу, – четко произнес один из гвардейцев.

Через мгновение дверь отворилась. Офицеры вошли внутрь.

Свет! Яркий, ослепительный свет ударил в глаза Кэна, причиняя физическую боль. Казалось, что свет идет от самого солнца, которое каким﷓то образом оказалось внутри бастиона. Прошло некоторое время, пока полуослепший Кэн сумел разглядеть окружающее. Он чувствовал себя уязвимым, и это ощущение заставляло его нервничать.

На заднем плане мелькнула мысль, что врагу вряд ли удастся быстро овладеть этим бастионом. Генерал очень хорошо защищен – отрицать невозможно!

– Это – зал для аудиенций, – сказал Вертакс.

Зал был достаточно велик. Он был абсолютно круглый, а в противоположном от двери конце на возвышении стояло единственное кресло. Гвардейцы остались неподвижно стоять у двери. Стены Зала были гладкие и не имели окон. Дверь была всего одна – та, через которую они вошли. Ослепительный свет излучала огромная, богато украшенная люстра, свисавшая с потолка на железной цепи, звенья которой были размером с кулак Кэна. Абажур был сделан в виде окружавших лампу драконов. Крылья их были расправлены, а хвосты переплетались.

– Я вижу, вам понравилась моя люстра, бригадир, – раздался голос и эхом отдался в огромном зале.

Кэн огляделся и с удивлением посмотрел в сторону возвышения. Моментом раньше там никого не было, он готов был в этом поклясться. Теперь в кресле сидел аурак, причем с таким видом, как будто он находится здесь уже несколько часов. Кэн встопорщил гребень от изумления, но быстро взял себя в руки. Офицеры встали по стойке смирно и отдали честь.

– Прошу прощения, генерал, – прикидывая про себя, откуда мог взяться аурак, сказал Кэн. Единственное, что пришло ему в голову, – генерал незаметно свалился с потолка. – Люстра действительно замечательная. Я никогда не видел такой прекрасной люстры. Выдающаяся работа, генерал. Я имею в виду люстру…

– И нигде больше не увидите, – довольно прищурился генерал Маранта. – Изготовление столь прекрасных волшебных предметов – утерянное ныне искусство. Я рад, что она вам понравилась. Я имею в виду – люстра… Она из храма Владычицы Тьмы в Нераке. Один из немногих предметов, переживших взрыв. Я нашел ее в нескольких милях от развалин храма, она была повреждена, но магический огонь продолжал гореть и, как видите, горит до сих пор. Я сам восстановил абажур, – генерал взглянул на люстру. – Я полагал, что магия исчезла вместе с богами. Но вот этот огонь светит сегодня так же ярко, как и в тот день, когда Владычица покинула нас.

– Да, генерал, – Кэн всегда чувствовал себя неловко, обсуждая исчезновение Владычицы. Рана в его душе ныла до сих пор. Он считал себя преданным.

Генерал Маранта сидел, как король на троне. «Но, может быть, он себя им и ощущает?» – подумал Кэн. Впрочем, кресло, на котором сидел генерал, было вполне обычным, достаточно грубой работы без украшений. Оно явно было сделано не для того, чтобы производить впечатление. Кресло было очень большим, да и сам генерал – тоже. Он вообще был самым большим драконидом, которого когда﷓либо видел Кэн.

Маранта был стар. Возможно, он был последним из оставшихся первых драконидов, которые вылупились из ворованных яиц добрых драконов. После их рождения черный маг Дракарт, жрец Такхизис Вирлиш и красный дракон Харкель, их создатели, на некоторое время прекратили свои опыты, чтобы убедиться в том, что они достигли желаемого.

Эксперимент оказался успешным: на свет появилась раса воинов – храбрых, сильных, умных и способных к обучению. Когда это стало очевидным, началось массовое производство драконидов из модифицированных драконьих яиц. Никто точно не знал, сколько времени разделяло кладки, но некий пиетет к первым драконидам испытывали все последующие поколения.

Аурак, которого Кэн видел перед собой, до сих пор оставался могучим и сильным, но признаки старения были заметны. Кэн никогда еще не видел стареющего драконида, и это поразило его. Чешуя генерала Маранты все еще сохраняла золотистость. Но это был не тот яркий золотой цвет, как у Тезик. Молодая самка сверкала на солнце, словно только что отчеканенная монета. Генерал выглядел тускловатым. Он слегка горбился, и голова его свисала на грудь. Шкура вокруг глаз была покрыта морщинами, а руки казались слишком тонкими для огромного тела. Впрочем, глаза генерала сверкали так же ярко, как его люстра. Его взгляд, казалось, хотел проникнуть в самую душу Кэна.

Постепенно жалость, которую Кэн поначалу испытывал к стареющему дракониду, сменилась уважением, восхищением и даже некоторым страхом.

Кэн продолжал стоять по стойке смирно. Это доставляло ему большое неудобство, так как он не мог толком опереться на раненую ногу и всей своей тяжестью давил на здоровую. Аурак между тем внимательно разглядывал бригадира. Если бы Кэн не был военным до мозга костей, он непременно почувствовал бы себя не в своей тарелке. Но, как командиру, ему нечего было стыдиться. Он гордился своими солдатами и их совместными достижениями. Что же касается самого Кэна, то у него была только одна тайна. Но он не готов был открыть ее генералу прямо сейчас, хотя взгляд Маранты буквально сверлил его насквозь.

По всей видимости, удовлетворенный увиденным, генерал Маранта встал с кресла и, в свою очередь, отсалютовал офицерам.

– Добро пожаловать, бригадир Кэн. Добро пожаловать в мою крепость.

Этот драконид был настоящим лидером! Тем, кто не только внушал подчиненным страх, но и способен был вдохновить и воодушевить их. Кэн внезапно понял, как эти дракониды пережили Нераку. Генерал просто приказал им выжить, и они выполнили приказ.

– Благодарю вас, генерал. Инженерная бригада Первой драконидской армии в вашем распоряжении.

– Очень хорошо, бригадир. Я, конечно, рад, что к нам присоединились еще две сотни солдат. Но не только поэтому я счастлив приветствовать вас. Вы – вестники надежды. Я всегда говорил, что, кроме нас, в этом мире остались еще дракониды. И, возможно, их не так уж мало. Вы – первые, кто пришел к нам. Я говорил им, но они сомневались. Теперь вы – мое доказательство! – он перевел взгляд на Вертакса с Яканохом, которые до сих пор стояли по стойке смирно.

– Я рад своей ошибке, генерал, – сказал Вертакс.

– Пусть это послужит для вас уроком оптимизма. Вольно, господа! – Маранта взмахнул лапой. Опять усевшись в кресло, он поманил к себе бригадира.

Пройдя несколько шагов, Кэн остановился у подножия возвышения.

– Я слышал странную весть. И я нуждаюсь в объяснении, – сказал Маранта.

– Если это относительно моего заместителя Слита, генерал, – нерешительно сказал Кэн, – то я должен заверить вас, что он глубоко сожалеет, и ни при каких обстоятельствах…

– Слит? – генерал явно бал удивлен. – Я не помню никакого Слита. Речь о другом. Я получил донесение, что среди ваших драконидов есть аурак. А командуете подразделением почему﷓то вы. Пожалуйста, разъясните мне.

Кэн понял, что тот хотел сказать. У драконидов, как и у драконов, людей, эльфов и остальных рас на Кринне, существовала своя социальная иерархия. В соответствии с этой иерархией аурак стоял выше бозака. И хотя, как показала практика, из бозаков получались лучшие полевые командиры, Кэн формально был настолько же ниже аурака, насколько человеческий генерал был бы ниже человеческого короля. Кэну хотелось подождать с оглашением своей великой новости, возможно, попросить частную аудиенцию у Маранты. Но сейчас, когда оспаривалось его право на командование бригадой, необходимо было разрешить ситуацию немедленно. Самый лучший путь для этого – прямой.

– Генерал, я являюсь командиром бригады, поскольку аурак, хотя и кажется взрослым, недавно вылупился из яйца. Точнее, вылупилась. Она еще практически ребенок, – Кэн выпалил все это на одном дыхании и замолчал, ожидая реакции.

Все три драконида застыли, как громом пораженные.

«Она» и «ребенок» – эти слова никогда ранее не использовались по отношению к драконидам. Вертакс и Яканох распахнули пасти и нервно били хвостами. У генерала, очевидно, перехватило дыхание. Он тер лапой грудь, его красноватые глазки буравили бригадира. Но Кэн стоял твердо и был уверен в себе, так как говорил чистую правду.

Маранта тяжело откинулся на спинку кресла. Выражение морды у него было задумчивое и печальное одновременно.

– Этого не может быть! – воскликнул Вертакс. – Я не хочу сказать, что вы лжете, бригадир, но вы, наверное, заблуждаетесь. У драконидов никогда не было самок!

– Нет, они были, – неожиданно сказал генерал Маранта.

– Генерал?! – изумленно вскричали оба офицера.

– Они были созданы во время первых экспериментов, в то же время, когда и старейшие из нас. Но потом их развитие было остановлено.

– Но почему? – спросил Яканох.

– А вы как думаете? – горько спросил Маранта. – Дракарт и Вирлиш поняли, что они создали расу, которой можно гордиться, и испугались. Мы оказались в чем﷓то более сильными и приспособленными, чем наши создатели. Мягкотелые испугались и не решились дать нам способность к размножению. Мы должны были выполнить свою задачу и умереть. Ради них. После победы им нечего было бы опасаться. Яйца, в которых находилось будущее нашей расы, мы считали уничтоженными. Те из нас, кто знал об этом, были вынуждены дать клятву хранить все в тайне. Проклятие Такхизис пало бы на нас, если бы мы посмели нарушить клятву. Насколько мне известно, никто ее не нарушил. Да и зачем? Что толку говорить о том, что было безвозвратно утеряно?

– Не утеряно, генерал, – мягко сказал Кэн. – Всего лишь спрятано. Спрятано в том месте, где никто и никогда не мог бы это найти. До урочного часа.

– Как же вы нашли их, бригадир? – глаза генерала сверкали.

– Владычица привела нас к ним, – просто ответил Кэн. – Возможно, это было одно из ее последних деяний в этом мире.

– А почему она отдала этот бесценный дар вам, Кэн? – ревниво спросил генерал.

Кэн угадал ход его мыслей. Такой дар нужно было вручить аураку, а вовсе не командиру саперов. Кэн не мог винить генерала за подобные размышления. Он сам так думал бы на его месте.

Кэн объяснил, как ему удалось найти яйца самок драконидов. Он рассказал о корыстных гномах, которые хотели уничтожить яйца. Поведал и о неистовой гонке через пещеры Торбардина. Рассказ о битве с огненным драконом Кэн скромно опустил. Вместо этого он подробно рассказал о магической сундуке с благословенными яйцами. Рассказ занял некоторое время, но внимание слушателей не ослабевало.

– То есть вы просто оказались в нужное время в нужном месте! – подытожил Маранта.

– Да, генерал! – радостно подтвердил Кэн. Вертакс и Яканох взирали на Кэна с немым восхищением. Кэну стало даже немного неловко. Генерал, как показалось Кэну, был слегка недоволен этой ситуацией. Он сам привык быть в центре внимания.

Кэн тяжело вздохнул. Вне всякого сомнения, он заслужил зависть и недоброжелательство генерала, и случилось это в первый же час его пребывания в крепости.

– Итак, бригадир Вин, – грустно сказал Маранта. – Похоже, что открыв ворота вам, мы открыли их нашему проклятию.

– Генерал?

– Дар Владычицы, обретением которого вы так гордитесь… – начал генерал, холодно и тяжело роняя слова.

Кэн почувствовал себя глубоко уязвленным. Обвинение было несправедливым. Он был верующим и щедро вознагражденным за свою веру. Он чувствовал, что должен возразить, но стиснул зубы, чтобы сдержаться.

– …Как и большинство последних даров Такхизис, этот – смертельно опасен для получателей, – продолжил генерал. – Мне было непонятно, почему армия гоблинов и хобгоблинов неутомимо атакует такой маленький отряд драконидов﷓саперов. Теперь у меня есть ответ на этот вопрос.

– Да, генерал, – единственное, что мог сказать Кэн. – Боюсь, что вы правы. Мне и самому это было непонятно…

– Все оттого, что мы опасны, бригадир! – прогремел генерал Маранта. – Мы представляли собой опасность для этого мира пятьдесят лет назад и остаемся опасны до сих пор. Именно поэтому они хотят убить наше будущее, наших самок. А вы привели врагов прямо сюда, к нам.

– Но гоблины бежали, генерал! – попытался протестовать Кэн. – Да и в любом случае, вряд ли они решатся атаковать крепость. Всем известно, какие они трусы. Они осмеливались нападать на нас только потому, что нас было так мало. К тому же мы были истощены и изранены. Они считали нас легкой добычей. Атаковать же хорошо укрепленную крепость с многочисленными защитниками – это совершенно другое дело, генерал. Они не отважатся.

– Да, раньше было именно так. Но, возможно, теперь все изменится, – генерал поманил к себе одного из часовых﷓сиваков, которые недвижно стояли у дверей. Гвардеец достал свиток пергамента, приблизился и вручил его Маранте. – Полюбуйтесь! – предложил генерал, потрясая свитком, но не разворачивая его. – Это донесение начальника разведки. Гоблины вовсе не бежали. Совсем нет. Они перегруппировываются. Более того, количество их в окрестностях крепости все увеличивается. По моему мнению, единственная причина того, что они не начинают атаку прямо сейчас, заключается в том, что они ждут пополнения.

Генерал подался вперед. Кэну захотелось отшатнуться назад, подальше от гнева, горевшего в красных глазах генерала.

– Не заблуждайтесь, бригадир Кэн. Вы принесли нам свою войну.

– Мне очень жаль, генерал, – сказал Кэн. – У меня не было подобных намерений, уверяю вас. Позвольте нам передохнуть всего одну ночь, и мы уйдем еще до восхода. В сущности, мы и не планировали надолго задерживаться в этих краях. Мы направляемся в Тэур, город, который отмечен на нашей карте.

– Не торопитесь, бригадир, – оскалился аурак. – Вы хотите оставить нас с гоблинами, а сами сбежать вместе с самками?

– Вы неправильно меня поняли, генерал. Мы создали опасную ситуацию, и поэтому должны как можно скорее отбыть. Гоблины последуют за нами и оставят форт в покое…

Генерал нетерпеливо взмахнул лапой, призывая к молчанию. Некоторое время он сверлил Кэна взглядом, потом откинулся назад и покачал головой.

– Возможно, я был несправедлив к вам, Кэн, – сказал генерал с усталой улыбкой. – Вы должны простить меня. Мы жили здесь относительно спокойно последние тридцать лет. Мысль о том, что мы можем потерять все, что было нами с таким трудом создано, привела меня в ярость.

– Я и моя бригада будем рады использовать все наши силы и знания для укрепления крепости, – сказал Кэн, успокоенный новым тоном генерала. Он вполне мог понять чувства старого аурака и его опасения.

Он вспомнил боль и гнев, которые охватили его самого, когда гномы сожгли их собственную крепость.

– Кроме того, если хотите, мы могли бы нести караул на стенах вместе со всеми…

– Хорошо, бригадир, хорошо, – сказал генерал Маранта.

Похоже, аудиенция заканчивалась.

– …до тех пор, пока сохранится опасность нападения, – твердо закончил Кэн. Он вовсе не собирался отказываться от своей мечты, – Когда гоблины будут разбиты, мы намерены продолжать наше движение на север.

Он хотел, чтобы никакого недопонимания в этом вопросе не было с самого начала.

– Ну, там посмотрим, бригадир, – успокаивающе сказал генерал Маранта. – Возможно, вам здесь понравится. Нас сейчас около пяти тысяч, но нас будет больше. Наши ряды будут расти.

Кэн взглянул на генерала с некоторым испугом.

– Но… сэр… самочки… я же говорил, что они еще совсем маленькие. И даже если бы… ну… Появились маленькие драконидики… – Кэн почувствовал нарастающий под кожей жар. – Потребуются годы… может быть, много лет, прежде чем они вырастут…

– За кого вы меня принимаете, бригадир?! – генерал резко оборвал Кэна. – За овражного гнома с мозгами овцы? Я вовсе не рассчитывал на ваших драгоценных самочек в деле производства воинов для моего форта. Мы нашли вас, не так ли? И вполне можно допустить, что и другие подразделения, так же, как и вы, бродят где﷓то на просторах Кринна. Ранее они прятались, но сейчас, когда Война Хаоса сократила количество наших врагов и ослабила их, другие потерянные дракониды тоже могут появиться здесь. Готов побиться об заклад, что они появятся.

Генерал встал, давая понять, что разговор окончен. Офицеры опять вытянулись по стойке смирно и отсалютовали. По﷓военному развернувшись, они отправились назад, ведомые сиваком﷓стражником, носящим цвета Владычицы Тьмы.

– Как странно, – размышлял Кэн, пока они шли к выходу. – Как странно…


Глава 7


– Как странно! – в этот раз Кэн говорил громко, так как разговаривал со Слитом.

– И что же в этом странного? – спросил заместитель.

Кэн некоторое время молчал, с наслаждением пережевывая козье мясо.

– Очень вкусно! – пробормотал он. Мясо дикой козы было жестким и пахучим, но для изголодавшихся драконидов оно было столь же прекрасным, как и нежнейшая телятина, которую подавали лордам в Палантине. Повара с восхищением и тревогой наблюдали, как бригада Кэна сожрала в один присест недельный рацион. Кэн тут же предложил организовать охотничью партию, чтобы пополнить запасы мяса. Предложение было единодушно принято.

– Так что же в этом странного? – повторил Кэн, одновременно жуя и пытаясь думать. – Генерал Маранта не видел других драконидов, кроме своего гарнизона, более тридцати лет. И вот теперь он говорит, что ожидает прибытия новых драконидов едва ли не с минуты на минуту. С чего он это решил и откуда возьмутся эти дракониды? Прольются дождем с неба?

– Но, командир, генерал ведь выразился достаточно ясно. Мир находится во взбудораженном состоянии. Везде, где бы мы ни были, появляются новые слухи относительно того, что и где происходит. Помните того трактирщика, который рассказал нам, что рыцари Тьмы сейчас контролируют и Палантас, и Квалинести? Рыцари Тьмы управляют столицами своих величайших врагов – соламнийцев и эльфов. Разве можно в это поверить?

– Да, это маловероятно, – пробормотал Кэн.

– Ну а как насчет той кошмарной истории, которую мы слышали от пьяного кендера, пойманного Глотом? О чудовищных драконах, которые сражаются между собой, убивают и едят друг друга. Если хотя бы половина из того, что мы слышали, правда, – заключил Слит, – то мир сошел с ума и перевернулся. Возможно, именно эта встряска вынудит и других драконидов, которые прятались все эти годы, двинуться на поиски иной судьбы.

– Можно допустить, – с сомнением сказал Кэн. – Но если дракониды куда﷓то и двигаются, то почему они должны прийти именно сюда, именно в это место? Ведь мы сами благополучно прошли мимо, не заметив форта. Если бы гоблины не загнали нас прямо в объятия генерала Маранты, мы бы и знать о нем не знали. «Готов побиться об заклад!» – сказал генерал. Я был бы рад заключить с ним пари. Жаль только, что поставить мне уже давно нечего.

Кэн доел мясо и глубоко, удовлетворенно вздохнул. Желудок его, наконец, наполнился. К тому же впереди его ждала спокойная ночь без сообщений об атаке гоблинов.

– Может быть, это конечно, и странно, – заметил Слит. – Но генералы имеют право быть странными, командир. Вы согласны? Учитывая все то, что про него говорят, было бы воистину странным, если бы у него не оказалось странностей. Вы понимаете, о чем я?

– Надеюсь, ты прав… Ну, давай рассказывай, что происходит в бригаде, – сказал Кэн, облизываясь и запивая козлятину кружкой терпкого густого эля. Он нацедил кружку для Слита и протянул ему через стол.

– Бригада стоит биваком на площади около западной стены. Прокел предлагал разбить бригаду на мелкие группы и подселить к гарнизону, но я подумал, что вы предпочтете компактное расположение. – Кэн глотнул еще эля и кивнул, выражая свое одобрение. – Я выставил часовых, – вполголоса продолжил Слит. – Конечно, не на стенах. Прокол сказал, что сегодня мы должны отдохнуть, а относительно караула мы поговорим завтра. Но я подумал, что дисциплина никому не вредила.

– Абсолютная правда, – согласился Кэн. В преисподнюю дисциплину! Настоящая причина была в том, что Слит не доверял своим спасителям. Кэн тяжело вздохнул. В некотором смысле Слит был таким же параноиком, как и генерал Маранта. Затем Кэн напомнил себе, что они давно бы уже погибли, если бы были излишне доверчивы.

– Я приказал часовым вести себя по возможности незаметно.

Кэн кивнул, не стоило понапрасну обижать Прокела и других драконидов гарнизона.

– И вы представляете, командир, у них здесь в крепости нет таверны!

– Да, я верю! – Кэн указал глазами на кружку: – Кошмарное, между нами говоря, пойло!

– Да, командир! Ребята из Первого пехотного полка ограбили элеватор и сварили эль из пшеницы, Лошадиная моча и та имеет лучший вкус. Но я так понимаю, что даже его запасы подходят к концу. Нам потребуются припасы, когда мы будем уходить, но, как вы уже отмечали, платить нам нечем. Я подумал, что мы могли бы организовать бартер. Я поставлю здесь винокурню, и мы изготовим «драконий спирт».

– Но из чего же мы будем его гнать? – удивился Кэн. – Все зерно у нас вышло.

– Я тут подумал, командир. Здесь в округе полно кактусов. Если вы позволите, то я мог бы провести эксперимент. Возможно, что﷓нибудь из них и получится.

– Кактусы? – Кэн сомневался, но лучшего решения предложить не мог. – Ну… я думаю, стоит попробовать. Вряд ли получится хуже, чем из грибов.

– Ну что ж откладывать. Завтра мы отправимся на добычу.

– Ты говорил, что самки устроены в безопасном месте? – это был первый вопрос, который он задал Слиту после возвращения от генерала. – Как у них с едой?

– Да, командир. Они сыты. Я лично проследил за этим. Кроме того, я удвоил их охрану, – Слит отхлебнул еще эля и покачал головой. – Не сказать, что они были очень довольны. И я могу их понять. Амбар, куда мы их поместили, маленький и тесный. Когда я уходил, они были так злы, что, казалось, вот﷓вот разнесут не только этот амбар, но и всю крепость.

– Но ты же не позволил им пойти побегать по крепости?

– Нет, командир! – обиженно сказал Слит. – Конечно, нет! Я твердо приказал им оставаться внутри здания для их же собственного блага. Возможно, вокруг рыскают гоблины…

– Что, внутри крепости?

– Ну, я понимаю… Но ничего другого мне в голову не пришло. Они были слишком возбуждены. Сандра даже попыталась меня укусить… А может быть, это была Хандра… – Слит усмехнулся. Он был явно неравнодушен к сестрам﷓двойняшкам, хотя никогда не мог отличить одну от другой. – Я думал, что на этот раз они точно взбунтуются. Нас в амбаре было всего двое: я и Крезел, да и то, он в половине случаев выступал на их стороне. Но потом Фонрар вышла вперед и сказала, что если они будут бузить, то вас, бригадир, это обеспокоит. Вам, дескать, нужен отдых после всех ваших ран, и все такое… После этого они немного успокоились. Когда я уходил, Фонрар справлялась о вас. Поели ли вы и дали ли вам отдохнуть. Она действительно думает о вас… Мы все думаем.

– Я знаю, – Кэн ощутил неловкость, но был тронут. – Надеюсь, я хоть немного заслуживаю этого. Все, что я пытаюсь делать для наших самочек, оборачивается такими потерями. Наша мечта о собственном городе стоила стольких жизней наших товарищей. Может быть, я сглупил, приняв это решение? Если бы мы остались там, в наших горах…

– Мы все были бы уже мертвы, командир, если бы не гномы, то на нас напали бы эльфы или люди. Вы сами это прекрасно знаете. Вы приняли единственно возможное решение. Когда мы достигнем Тэура, мы превратим его в самое неприступное место на Кринне. Никто не осмелится напасть на нас, и мы заживем в мире и счастье, как и собирались.

Да, было время, когда Кэн сомневался в том, что дракониды могут жить мирной жизнью. Рожденные для войны, они были обречены на то, чтобы провести свою жизнь в сражениях и биться с врагами до тех пор, пока смерть не придет к ним в образе копья, стрелы или меча. Но за последний год, наблюдая, как его солдаты общаются с подрастающими самочками, играют, смеются над их проделками, защищают их, Кэн постепенно обретал уверенность в том, что он сам и другие дракониды смогут жить в мире.

– Если мы попадем в Тэур… – печально сказал Кэн.

– Мы сделаем это, командир! – воскликнул Слит. – Эта остановка – временная.

– Я в этом не уверен, Слит.

Кэн огляделся. Они сидели одни в столовой. Повара и их помощники чистили котлы и сковородки, производя достаточно шума. Но Кэн все равно опасался, что его услышат. Поэтому он понизил голос:

– Сейчас я боюсь отнюдь не гоблинов. Если бы ты видел огонь в глазах генерала, когда он говорил о наших возможностях. Он хочет, чтобы мы помогли ему укрепить крепость. Но ты же понимаешь, что это как минимум полгода работы. А может быть, и больше. Как только с гоблинами будет покончено, я планирую покинуть форт. Но я не думаю, что генералу Маранте это понравится.

– Он генерал, командир, – мягко сказал Слит. – Но он не наш генерал. Война давно закончилась. Очень давно.

– Ты прав, – беспокойно заметил Кэн. – Но я боюсь, что наши солдаты могут думать иначе. И, кроме того, как это будет выглядеть, если я не подчинюсь вышестоящему офицеру? Какой пример я им подам? Если я теперь откажусь подчиниться генералу, как я смогу требовать подчинения от них, когда в следующий раз буду отдавать приказ… Нет! – Кэн нервно обвил хвостом ножку лавки. – Это не выход! Мы должны придумать что﷓нибудь еще, а пока с рассветом начнем строить нашу временную казарму. Объясни всем ее именно временный характер. Если мы будем часто говорить, что скоро покинем форт, может быть, они к этому привыкнут и воспримут как должное. А сейчас, я полагаю, нам надо пойти и проведать наших самочек.

Кэн встал, но колени его неожиданно подогнулись, и он со всего размаху шлепнулся обратно на лавку.

– Нет, бригадир, – сказал Слит, обходя стол и поддерживая командира. – Я сам сделаю это, а вам надо отдохнуть. Возражения не принимаются.

Кэн слишком устал и измучился, чтобы возражать. Слово «отдохнуть» звучало так приятно. Он позволил Слиту проводить себя в расположение бригады, где прямо на земле, свернувшись и укрывшись крыльями, спали дракониды. Кэну с трудом удалось обнаружить часовых, которые прятались в тени крепостной стены. Что же касается Кэна, то ему не пришлось спать на земле. Слит позаботился о том, чтобы палатка бригадира была поставлена, а в ней была разложена походная койка. Кэн прошел внутрь и ничком упал на койку. Верный Слит снял с бригадира боевой топор и поставил его возле кровати так, чтобы в случае необходимости он оказался под рукой.

– Спокойной ночи, командир! – тихо сказал Слит и покинул палатку.

В ответ раздалось лишь довольно громкое посапывание.


* * *


Драконидские инженеры проснулись еще до рассвета. Они быстро съели свой ранний завтрак и начали возведение казармы еще до того, как продрали глаза остальные обитатели крепости. Фонрар проснулась первой среди драконидиц. Ее разбудили дикие вопли бозака﷓кузнеца, ругающего своих помощников. Все вместе они пытались установить переносной горн. Кроме того, слышался голос Слита, раздающего указания солдатам и разъясняющего каждому его задачу. Звуки пилы, молотка, стук топора и ритмическое выкрикивание каких﷓то рабочих команд начались одновременно с восходом солнца. Амбар, отведенный драконидицам, не имел окон. Зато имелось несколько дырок от сучков. Наступающий день обещал быть ясным. На голубом небе не было ни облачка. Ветерок пах чистотой и свежестью, и ноздри молодой драконидицы затрепетали.

– Что там происходит?

– Они обустраивают лагерь.

– Дай мне взглянуть, – попросила Тезик.

Фонрар отодвинулась, и Тезик выглянула наружу. Но тут же отпрянула и наступила на спящую баазку, которая в свою очередь вскрикнула и, не успев встать, приготовилась к бою.

– Что такое? – с тревогой спросила Фонрар.

Тезик, задыхаясь, промолвила:

– Там кто﷓то смотрит сюда.

Заглянув в дырку, Фонрар действительно увидела прямо перед собой красный глаз, который смотрел на нее. В это же время в других дырках от сучков появились чьи﷓то глаза. За стеною сопели, перешептывались и фыркали. Судя по всему, множество драконидов толкались вокруг. Затем раздались громкие крики. Громче всех орал Глот.

– Убирайтесь! Что вы тут столпились?! Что уставились, как будто глупые кендеры! Вы все! Исчезните отсюда, да побыстрее, пока я не подал на вас рапорт! Крезел, а ну﷓ка выясни, как зовут этого солдата!

– Буди всех! – приказала Фонрар Тезик. Тезик пинками и щипками разбудила все еще спящих самок. Пробравшись через своих сестер и кузин, Фонрар подошла к двери и принялась нетерпеливо колотить в нее.

– Да, госпожа?

– Что происходит? – поинтересовалась Фонрар.

– Ничего. Все под контролем. Спите, пожалуйста.

Фонрар возмущенно фыркнула. Можно подумать, мы вчера вылупились из яйца! Драконидица уже собиралась закатить скандал, но потом сообразила, что есть более простой путь.

– Мне нужно в туалет, – Фонрар оглянулась на остальных драконидиц, чтобы убедиться в том, что они ее слушают. – Нам всем нужно туда.

Смекнув, в чем дело, драконидицы разразились согласными воплями.

– Я тоже хочу!

– Быстрее, я совсем не могу ждать!

Фонрар толкнула дверь и обнаружила, что она снаружи закрыта на засов. Ощутив себя пленницей, драконидица возмущенно засопела. Вопли нарастали. Часовой был из усиленной охраны Слита и оказался не готов к подобному развитию событий.

Фонрар услышала, как он с недоумением спрашивает у кого﷓то, что же ему теперь делать. В это же время глаза из дырок исчезли, и драконидица услышала задыхающийся голос Крезела.

– Ну что там у вас, какие проблемы?

– Нам надо в сортир, – твердо заявила Фонрар.

– Да, надо, надо! – закричали драконидицы за ее спиной, согласно колотя кулаками и хвостами по стенам амбара.

– Группами по пять штук, под охраной. Когда первые пять возвращаются, следующие пять могут отправляться.

– Крезел! – исступленно прорычала Фонрар.

– Мне очень жаль. Фон. Но только так и никак иначе. Ты сама поймешь почему.

Фонрар махнула рукой, и крик прекратился. Драконидицы ждали указаний.

– Сандра и Хандра со мной. Ты тоже, Тез.

– Я пойду с вами, – сказала одна из баазок.

– Хорошо, Риал, – тут же согласилась Фонрар.

Риал была командиром баазок, которые составляли большинство драконидиц. Она отчего﷓то считала себя обязанной всюду сопровождать Фонрар, так же как баазы﷓телохранители сопровождали бригадира Кэна.

– Первые пять готовы.

Засов был отодвинут, дверь открылась, Фонрар внимательно следила за своими спутницами. Нет никакого смысла кусать Крезела – он просто выполняет приказ. Драконидица выбралась на свежий воздух, прошла несколько шагов и остановилась в изумлении. Амбар был окружен сотнями незнакомых драконидов. Инженеры отогнали их от амбара и создали кордон. Иногда им приходилось охлаждать наиболее нетерпеливых ударами мечей плашмя. Растерявшись, Фонрар вопросительно взглянула на Крезела.

– Эти драки никогда не видели самок, – тихо сказал он. – Им просто любопытно.

Под пристальным взглядом сотен внимательных глаз другие драконидицы опасливо сгрудились вокруг Фонрар.

– Ну не настолько уж мне хочется куда﷓то идти, – неуверенно сказала Сандра.

– Мне тоже, – поддержала ее сестра.

– Мы идем! – твердо сказала Фонрар. Она не могла допустить слабости в своих рядах. – Вперед!

Драконидицы выстроились в затылок друг другу и отправились в то место, где Слит предусмотрительно приказал вырыть сортирные ямы для самок и поставить загородку вокруг. Охрана шла вместе с ними под взглядами сгрудившихся вокруг драконидов форта. Дракониды﷓самцы не причиняли самкам никаких неудобств и не издавали никаких звуков. Они просто смотрели.

– Не нравится мне это, Тез, – отрывисто сказала Фонрар, когда они шли назад. Она выразительно посмотрела вокруг. – Это так оскорбительно.

– В самом деле? – удивилась Тезик. Она шла сразу за своей подругой, ее рассеянный взгляд скользил по горам, виднеющимся над крепостной стеной. Потом она огляделась. У Фонрар возникло впечатление, что Тезик только сейчас заметила, что происходит что﷓то необычное. – Ты знаешь, я, пожалуй, не согласна с тобой. У меня вовсе нет неприятных ощущений, – сказала Тезик серьезно. – Я бы скорее рассматривала это как дань уважения.

– А мне кажется, что это просто забавно, – захихикала Сандра.

– Мне тоже. Ты только посмотри, как они глупо выглядят, – добавила Хандра.

– Да, да, – холодно сказала Фонрар и догнала Крезела, который шел перед ними. Фонрар понимала, что разговаривать с ним – бесполезная трата времени, но она должна была попробовать.

– Крезел, – сказала она. – Мы не можем сидеть весь день в этом амбаре, как сельди в бочке. Мы просто сойдем с ума со скуки. Зато мы могли бы помочь вам в обустройстве лагеря. Пожалуйста, позволь нам это. – Крезел отрицательно помотал головой. – Конечно, мы не можем выполнять работы, требующие особых навыков. Но зато мы сильны, особенно сивачки. Они могли бы что﷓то копать или складывать. А для баазок нет ничего более интересного, чем сортировать, составлять списки или считать. Они могут вывернуть наизнанку наши фургоны, перебрать и уложить все обратно в нужном порядке еще до того, как бригадир проснется к завтраку. Пожалуйста, Крезел, позволь нам хоть чем﷓нибудь заняться, чтобы мы тоже могли чувствовать себя полезными.

– Но ты же понимаешь, Фон, я не могу, – дрогнувшим голосом сказал Крезел. – Посмотри на этих дуболомов, собравшихся вокруг. Если бы вы занимались хоть чем﷓нибудь в лагере, они бы все болтались рядом, попадались под ноги и трудно сказать, что могло бы произойти. Мне очень жаль, Фон… Но это только сегодня. В первую очередь мы подготовим помещение для вас. Приказ бригадира. Да мы и сами бы так сделали. Пожалуйста, будь терпелива.

– Не думаю, что у нас есть выбор, – фыркнула Фонрар.

Она понимала, что не стоит вымещать свое раздражение на Крезеле. В сложившейся ситуации не было ни капли его вины. Но он был единственным, кто находился поблизости.

– Ты можешь, по крайней мере, прислать нам несколько досок, гвозди и молоток? – холодно спросила она. – Мы хоть забьем дырки.

– Конечно, Фон, – ответил драконид, довольный тем, что может, наконец, сказать «да». – Все это будет у вас вместе с завтраком.

«Наше помещение, – думала Фонрар, возвращаясь к амбару. – Они строят нашу казарму. Это означает, что они готовят для нас следующую тюрьму, с более толстыми стенами и лучшим замком на двери. Но я не собираюсь мириться с этим. Мы не неженки, и нам не нужны няньки. Я им всем покажу…»

– Что ты им покажешь? – спросила Тезик, и тут Фонрар поняла, что бормотала свои мысли вслух.

– Все, что мы сможем! – прорычала Фонрар. – Мы должны быть готовы, – она помолчала, пока драконидицы заходили в амбар. – Вы со мной?

– Мы с тобой, командир, – хором сказали Сандра и Хандра, с одинаковыми усмешками на плоских мордах.

– Баазки с вами, госпожа, – заверила Риэл.

– Конечно, я с тобой, Фон. Куда ж я денусь, – улыбнулась Тезик. – И все остальные тоже.

– А что же мы будем делать? – блеснув глазами, спросила Сандра.

Фонрар оглянулась на дверь.

– Я приняла решение, – сказала она. – То решение, которое должно было быть принято уже давно.


Глава 8


Крезел сдержал свое слово. Вместе с завтраком драконидицам принесли доски, гвозди и молотки. Явился и Глот – крайне обеспокоенный.

– Вы уверены, девочки, что справитесь сами? Может быть, мы… Бригадир сказал, что прямо сейчас он не может никого прислать, но после обеда…

– Мы не хотим, чтобы на нас пялились все утро. И мы вполне сумеем забить гвозди, – ответила Фонрар, стоя в дверях и заслоняя собой проход.

– Но ведь вы можете поранить лапки, – заботливо сказал Глот.

– Мы будем осторожны, капитан. Спасибо за заботу, – выпалила Фонрар и захлопнула дверь перед носом драконида.

Затем послышался звук задвигаемого снаружи засова.

Фонрар обернулась и увидела, что хорошо организованные баазки уже разобрали молотки, гвозди и приставляют доски к зияющим в стенах отверстиям. Фонрар согласно кивнула, и буквально в течение минуты все дырки были заколочены.

– Все в порядке? – поинтересовался Глот из﷓за двери.

– Да, капитан, – ответила Фонрар. – Выбили всего один глаз и отрубили пару пальцев. Пустяки.

– Что?!! – заорал Глот.

– Я шучу, – объяснила Фонрар.

– Верните молотки, шутники, и оставшиеся гвозди! – зло крикнул Глот.

Фонрар раздула ноздри и слегка оскалилась. Остальные драконидицы прекрасно поняли ее. Глот отодвинул засов и открыл дверь.

– Прошу вас, капитан, – сказала Фонрар, вручая ему два молотка и кулек с гвоздями.

– А где остальные? – поинтересовался Глот.

– Здесь, здесь! – закричали собравшиеся вокруг баазки и принялись совать молотки со всех сторон.

– Давайте я помогу вам, капитан, – сказала одна из драконидиц, забрала молоток и вручила вместо него два других.

– Я тоже помогу! – крикнула другая баазка, забрала еще один молоток и всунула три.

Глот отчаянно жонглировал молотками, но они все норовили выпасть у него из рук и отдавить пальцы на ногах. Убедившись в тщетности своих стараний, Глот позвал Крезела, чтобы тот помог ему. В этот момент одна из баазок задела гвозди, и они рассыпались по полу. Драконидицы, толкая друг друга и торопясь услужить, бросились их подбирать. Глот чувствовал, как ярость охватывает его. Он вручил молотки Крезелу и заявил самкам, потрясая кулаком:

– Вот поэтому﷓то вам и нельзя доверять никакие инструменты!

– Нам так жаль, капитан, – смиренно произнесла Фонрар.

Глот встопорщил гребень и стремглав вылетел из амбара, явно собираясь пожаловаться бригадиру Кэну.

«Да и пусть!» – подумала Фонрар. В любом случае, ей было что сказать бригадиру. Правда, у него никогда не находилось времени, чтобы ее выслушать. Она выкинула его из головы и постаралась собраться. Сейчас у них было дело.

Теперь, когда все дырки были заколочены и никто снаружи не мог увидеть, что происходит внутри, Фонрар вышла на середину амбара и подозвала к себе остальных.

– Так, что нового? – спросила она. – Кто﷓нибудь что﷓то слышал?

– Да, командир, – сказала одна из капачек. – Я слышала, как Слит говорил Крезелу о том, что он узнал от бригадира. Вчера ночью бригадир вернулся от генерала и сказал, что гоблины никуда не ушли. Они перегруппировываются, и бригадир полагает, что они нападут на крепость. Может быть, не прямо сейчас, но скоро.

– Молодец, Кази! Кто﷓нибудь еще что﷓то слышал?

Одна из бозачек подняла руку, привлекая внимание.

– Я слышала, что Глот говорил Фалкту. По его словам, Слит утверждал, что мы останемся здесь достаточно долго, чтобы помочь укрепить форт и разгромить гоблинов. А потом мы продолжим путь, в Тэур, как и планировал бригадир.

– Отлично, Огла! Что﷓нибудь еще? Ничего? – Фонрар обвела взглядом баазок. – Как наше снаряжение?

Риэл подошла к своему спальному месту, достала глиняную табличку, на которой она делала заметки, и начала докладывать.

– Вчера у нас был хороший улов, госпожа. Доспехи и оружие погибших сложили в фургоны, и мы смогли кое﷓что стащить. У нас есть перевязи и кинжалы на всех. Почти на всех хватит и шлемов, хотя два из них сильно повреждены и требуют серьезного ремонта. Увы, у нас очень мало мечей. Солдаты их сразу разобрали. Но нам удалось стащить один, с зазубренным лезвием. И еще два гоблинских меча. Теперь их у нас в общей сложности десять штук. Кроме того, у нас есть один боевой топор с треснутой ручкой и четыре молотка, только что добытых, – Риэл довольно и хищно улыбнулась и вернулась на свое место.

– Нам надо еще оружия, – заявила Фонрар. – Это наша первоочередная задача. Конечно, мы мало что можем сделать, пока сидим взаперти в этом проклятом амбаре, но как только у нас появится собственная казарма, мы возобновим охоту. Учитывая, сколько здесь, в крепости, драконидов и сколько у них оружия… Я думаю, сивачки легко достанут то, что нам необходимо.

– А почему только сивачки? – посетовала одна из бозачек, обиженно покосившись на ликующую Сандру, которая уже предвкушала свою вылазку в крепость. – Почему не может пойти кто﷓то из нас?

– Потому что по каким﷓то причинам только сивачки могут спокойно ходить среди самцов﷓драконидов, и никто не обращает на них внимания. Однажды я попробовала сделать то же, и меня сразу остановили. Глот заставил меня отжиматься пятьдесят раз. Кроме того, я считаю, что вы, бозачки, должны больше практиковаться в магии.

Сивачки начали значительно переглядываться между собой, а бозачки помрачнели и надулись. Впрочем, все это закончилось добродушными тычками, покусыванием и хихиканьем.

Фонрар наблюдала за подругами, позволяя им еще немного побыть детьми. Когда она произнесет следующую фразу, их детство закончится сразу и навсегда. Так же, как и ее собственное детство закончилось в том каньоне, где она впервые оказалась предоставленной самой себе, без привычной защиты взрослых драконидов.

– Внимание! Слушайте все меня! – резко сказала Фонрар пару минут спустя. – Сейчас не время для игр! Мы уже взрослые, и игры закончились для нас навсегда!

Самочки прекратили возню и с изумлением уставились на предводительницу.

– Я приняла решение, – сказала Фонрар. – Мы начинаем военную подготовку.

– Под руководством бригадира? – восхищенно спросила Хандра.

– Нет, – Фонрар покачала головой, – Бригадир не станет учить нас. Мы должны смириться с этим фактом. Тренироваться мы будем самостоятельно.

Драконидицы смотрели на нее, вылупив глаза и растопырив крылья. Постепенно они осознавали важность того, что она сказала. Они поняли, что с этого момента их жизнь коренным образом изменилась.

– Никто из самцов не станет учить нас, – с горечью в голосе продолжала Фонрар. – Они думают, что должны по﷓прежнему опекать нас, как тогда, когда мы были маленькими. Тогда это было правильно, мы не могли сами позаботиться о себе. Кто﷓то должен был приглядывать за нами. Но теперь все это закончилось. Сегодня.

Фонрар оглядела свое подразделение. Тезик выглядела мрачной и серьезной. Сандра и Хандра переглянулись и незаметно прижались друг к другу. Некоторые из баазок печально опустили головы.

– Я понимаю, что вы чувствуете, – сказала Фонрар, стараясь придать мягкость своему резковатому голосу. – Новое всегда пугает. Чего лукавить, я и сама боюсь. Но мы должны сделать этот шаг ради нашего будущего. Понимаете ли вы, как близко мы подошли к смертельной черте? Если бы дракониды форта не пришли на помощь бригаде, то мы были бы убиты гоблинами. И мы не могли бы совершенно ничего сделать, чтобы защитить себя! Ничего!

– Что привело тебя к этому решению именно сегодня, Фон? – спросила Тезик.

– Я приняла это решение еще тогда, когда мы с тобой были в каньоне. У нас не было оружия, а если бы и было, мы не сумели бы им воспользоваться. Нам повезло, очень повезло, – подчеркнула Фонрар. – Мы наткнулись на драконидов форта. Но если бы это были гоблины, ни я, ни Тез сейчас бы здесь не сидели. Да и вообще никого бы из нас не было. Все были бы мертвы… Вы слышали, что сказала Кази. Гоблины перегруппировываются. Они собираются напасть снова. Когда это случится, мы должны быть готовы защитить себя. Мы не можем рассчитывать на то, что самцы все время будут нас охранять. Каждая из нас должна быть готова принять любой вызов, который бросит нам судьба. Вы со мной?

Самцы﷓дракониды наверняка взвыли бы от переполнявших их чувств, но самки не могли себе этого позволить, так как их вопли сразу же привлекли бы внимание Крезела, который заглянул бы узнать, что происходит.

– Да, Фон, – сказали они тихо.

– Пожалуйста, по очереди, – сказала Фонрар. – Каждая из вас должна дать мне ответ.

– Я согласна, – сказала Тезик.

– Мы с тобой, Фон, – хором сказали Сандра и Хандра.

Все остальные тоже подтвердили свое согласие.

– Итак, – продолжила Фонрар, – больше никаких игр. Занимаемся настоящим делом. Однако мы должны хранить наши тренировки в секрете, чтобы не волновать бригадира. У него и без нас куча проблем. – Все драконидицы дружно кивнули. – Хорошо. Теперь распоряжения на этот день. Баазки и капачки будут учиться обращаться с мечами. Здесь мало места, поэтому нужно быть осторожными. Мы же не хотим кого﷓нибудь поранить. Бозачки попрактикуются в магии. Конечно, лучше не произносить в деревянном амбаре заклинание, вызывающее огонь. Потренируйтесь пока в чем﷓нибудь безопасном. Сивачки займутся изготовлением деревянных мечей из оставшихся досок для будущих тренировок… Хандра, выкипи эту проклятую кроличью шкурку! Я не желаю ее больше видеть! Никогда!

Хандра и Сандра обменялись взглядами. Они видели перед собой новую Фонрар. Фонрар, к которой совершенно невозможно было обратиться со всякими глупостями. Хандра спрятала шкурку под свое одеяло. Сандра, которая еще недавно не преминула бы затеять спор, теперь держала рот на замке.

Баазки и капачки принялись расчищать место для упражнений.

– Дайте мне знать, когда все будет готово, – сказала Фонрар Риэл.

Отойдя к стене, Фонрар вытащила один из гвоздей, отодвинула доску и заглянула в дырку. Несколько драконидов еще слонялись поблизости, надеясь увидеть самок, но большинство ушли и занялись своими делами. Возможно, они решили, что самки не так уж интересны, как им показалось вначале. Фонрар могла видеть и работающих саперов, которые были заняты возведением временных казарм. Она попыталась отыскать взглядом бригадира Кэна, но его нигде не было видно. Оставалось надеяться, что он отсутствует не из﷓за того, что раны опять его беспокоят.

Немного слюны капачек быстро излечило бы его; Драконидицы уже давно обнаружили ее целебные свойства. Они догадались об этом случайно. Одна из капачек, несмотря на предупреждения, играла с огнем и сильно обожгла себе руку. Опасаясь, что ее накажут за непослушание» она скрыла этот факт от драконидов﷓самцов. Чтобы облегчить боль, она лизала себе руку и с изумлением обнаружила, что рана вскоре затянулась. С этого момента самочки использовали слюну капачек в качестве заживляющего средства при порезах, ссадинах и ожогах. Фонрар пыталась рассказать Слиту об их открытии и уговорить его полечить Кэна, но сивак твердо заявил, что все это ерунда и раненому командиру нет дела до глупостей драконидиц.

– А что делать мне, Фон? – спросила Тезик. – Мне ты, кажется, ничего не велела…

Фонрар не могла объяснить, почему, но ей было чрезвычайно трудно приказывать Тезик.

– Ты тоже могла бы попрактиковаться в магии, – предложила она.

Тезик фыркнула.

– Мне не нужно никакой практики. Магия – это так просто, – аурачка не хвасталась, она просто констатировала факт. – Я прекрасно помню все заклинания, которым бозаки обучали наших самок. С самого первого дня они мне прекрасно удаются. Одно из них заставляет тебя видеть то, что я захочу тебе показать. Это очень смешно. Я думала о том, чтобы потренироваться на Глоте. Ты же знаешь, как он боится змей. Гуэлп сказал, что я смогу выучить самые сложные заклинания. Но нужно, чтобы кто﷓то научил меня этому, – Тезик испытующе взглянула на подругу. – Ты и сама могла бы попрактиковаться в магии, Фон. Я могла бы тебе помочь.

Фонрар отрицательно покачала головой.

– Нет, Тез, спасибо.

– Но это же так важно, – возразила Тезик. – Когда﷓нибудь это спасет тебе жизнь.

– Бригадир Кэн тоже бозак, но он не полагается на магию, – Фонрар снова заглянула в дырку, словно надеясь увидеть там бригадира.

– Но и он пользовался ею когда﷓то. Гуэлп говорил мне. Он рассказывал, как бригадир молился Владычице Тьмы перед самым сражением, а потом использовал полученные от нее заклинания в битве.

– Он молился Владычице Тьмы… – сказала Фонрар, глядя через плечо. – Но ведь сейчас она исчезла. Поэтому бригадир не использует магию, Тез. Магия была частью его веры. А сейчас, когда Такхизис нет…

– Неправда! – возразила Тезик. – Остальные бозаки тоже так думали, но потом обнаружили, что вполне могут произносить действенные заклинания.

– Но ни один из них не решился сказать об этом бригадиру. Так ведь?

Тезик не ответила.

– Так?

Тезик, наконец, кивнула.

– Да, ты права.

– Они не сказали ему, потому что знали, что это ранит его, Тез. И я чувствую то же самое. Я знаю, ему будет неприятно, поэтому я никогда не буду использовать магию.

– Но ты позволила самцам﷓бозакам обучить магии наших подруг, – заметила Тезик.

– Я сделала так потому, что, как ты сказала, это может когда﷓нибудь спасти их жизни.

Тезик внимательно и печально поглядела на свою подругу.

– Я сдаюсь, – сказала она. – Ты так же упряма, как и бригадир.

– Спасибо, – улыбнулась Фонрар, воспринявшая слова Тезик как комплимент.

– Мы готовы, Фон, – отдав честь, сказала подошедшая Риэл.

– Отлично! – Фонрар оглядела свое подразделение, построенное именно так, как было принято у самцов. Баазки стояли в первой шеренге, капачки – во второй. – Риэл, займи свое место.

Фонрар прошлась перед строем и повернулась к нему лицом.

– Сейчас, когда я скомандую: «Тащи!», вы должны опустить правую руку на рукоятку меча, досчитать до трех, а затем достать свой меч и держать его перед собой, – Фонрар взяла меч одной из баазок и продемонстрировала всем, что надо делать. – Вот так!… Теперь вы знаете, как это выглядит. Попробуем, – она отступила на шаг и скомандовала: – Отряд! Тащи!

Самки суетливо схватились за мечи и после некоторого замешательства сумели вытащить оружие и держали его перед собой.

Фонрар покачала головой.

– Нет, нет, все вместе. Вы должны вытащить их одновременно, одним движением. В этот раз мы будем считать вслух, все вместе. Когда я скажу: «Тащи!», вы положите руку на меч и все хором скажете: «Один». Затем вы говорите: «Два, три», достаете свой меч и снова говорите: «Один». Вы производите действие на счет «один» и готовитесь к действию на счет «два, три». Понятно?

Некоторые из баазок кивнули. Остальные не смогли сделать даже этого.

Фонрар занималась с ними два часа без остановки. Сначала они доставали меч, а потом вкладывали его обратно в ножны. Сперва Фонрар беспокоилась, что лязг и скрежет привлечет внимание охраны. Но жизнь крепости была довольно шумной и заглушала все звуки, издаваемые самками.


* * *


Для своего временного лагеря саперы выбрали то место, где раньше стоял полевой госпиталь. Дракониды форта собирались расчистить это место, но у них все не доходили руки. Они уже убрали обгоревшие бревна, но ничего больше так и не сделали. Кэн никому не сказал о том, что он думал о подобной беспечности. Если бы здесь командовал он, то расчистка пожарища и новое строительство начались бы еще до того, как угли остыли.

Своим солдатам Кэн объяснил, что у жителей форта наверняка были более важные дела, которыми они должны были заняться в первую очередь. Прокел это подтвердил, хотя, казалось, он и сам не очень понимал, о чем, собственно, идет речь. Слова Прокела как бы закрепили правомочность действий Кэна. В форте было достаточно сухих бревен, чтобы начать строительство. Кэн нарисовал план в виде Н﷓образной схемы, который вполне отвечал актуальным потребностям драконидов. Одна ножка буквы Н будет казармой для бригады, другая – помещениями для офицеров. Перекладина – станет общей зоной и обеденным залом. Отдельно Кэн спроектировал здание для самок.

Пока Кэн и Фалкт трудились над чертежами, саперы под руководством Слита и других офицеров расчищали площадки под будущие здания. Им приходилось прерываться на некоторое время, когда дракониды крепости проявляли излишнее любопытство по поводу самок. В конце концов, раздраженный Кэн послал вежливый, но жесткий рапорт генералу Маранте, прося его немедленно разобраться в сложившейся ситуации. Вскоре после этого появились гвардейцы Такхизис, а любопытствующие дракониды исчезли без следа, как крысы в своих норах. Потом явился Вертакс, принес свои извинения и заверил Кэна, что такого больше не повторится.

– Ребятам было просто любопытно посмотреть на них. В сущности, их трудно за это винить, – объяснял Вертакс, бросая непроизвольные взгляды в сторону барака. – Мы же и понятия не имели о том, что самки драконидов вообще существуют. Теперь, когда мы их увидели и рассмотрели, я не сомневаюсь, что сценам, подобным утренней, придет конец. В конце концов, они не так уж и отличаются от нас, не так ли? – в голосе Вертакса слышалось разочарование.

– Они пахнут лучше, – сухо сказал Кэн.

– Серьезно? – удивился Вертакс.

– Неважно, – Кэн вернулся к своим чертежам.

Вертакс тоже склонился над незаконченными рисунками.

– Так вы вот это собираетесь построить?

– Конструкция простая, но для временных казарм вполне пригодна, – объяснил Кэн.

– Временных? – усмехнулся Вертакс. – Ну да, да, конечно.

Он отправился восвояси, все еще посмеиваясь.

– Проклятие! Конечно, временных! – злобно воскликнул Кэн, убедившись, что Вертакс отошел достаточно далеко.

После эпизода с глазеющими драконидами Кэн еще больше утвердился в своих планах: как только гоблины будут разбиты, бригада должна покинуть форт и продолжить свой путь. Он уже заканчивал чертеж, когда его отвлек Глот.

– Командир! Это касается драконидиц.

– Что? – Кэн резко поднял голову. Его рука дернулась и прочертила линию, проводить которую он вовсе не собирался. – Что случилось? В чем дело?

– Они не уважают меня, командир! – жалобно сказал Глот. – И совсем не слушаются. Я думаю, вам надо поговорить с ними.

– Да, конечно, я с удовольствием… – начал Кэн. – И ради этого вы меня отвлекаете от дела?!… – он помолчал, считая до десяти, потом спросил: – Скажите мне главное: они в безопасности?

– Да, командир! – ответил Глот.

– Прекрасно. А теперь катись в преисподнюю и оставь меня в покое! – прорычал Кэн.

Глот испарился. Кэн еще раз выругался, потом добавил что﷓то про драконидов, которые не дружат с головой, и принялся исправлять ошибку в чертеже. Он закончил чертеж как раз к тому времени, когда место было расчищено, бревна для построек доставлены и все было готово к тому, чтобы начать работы.

Кэн и Слит еще раз просмотрели чертежи вместе с Поллардом, кузнецом﷓бозаком, внесли в них несколько изменений и дополнений. Потом Слит раздал солдатам рабочие задания.

– Я думаю, к завтрашнему дню все будет готово, командир, – сказал Слит.

– Прекрасно, – ответил Кэн. – А то самочки, похоже, уже нервничают.

– Я бы не стал винить их в этом, командир… Собранные в тесном амбаре…

– Да, конечно. Я надеюсь, завтра они смогут вселиться в свое новое помещение. Я думаю, оно им понравится.

– Вы… собираетесь по﷓прежнему держать их взаперти, командир? – поинтересовался Слит.

– А что же мне остается? Как я могу позволить им свободно бродить по форту? Ты же сам видел, что здесь происходило утром!

– Да, командир, – согласился Слит, – чем раньше мы покинем форт, тем лучше.

– Я знаю, – сказал Кэн. – Сразу после того, как мы уничтожим это гоблинское дерьмо, я попрошу у генерала разрешения покинуть крепость. Я не думаю, что он будет нам мешать. Да и зачем?

– Он генерал. Ему не нужно причин.

– В любом случае, сейчас у нас совсем другие задачи, – раздраженно ответил Кэн.

– Конечно, командир, – кивнул Слит, и, видя, что командир в плохом настроении, благоразумно отправился по своим делам.

Кэн осознавал, что он выплескивает свое раздражение на окружающих, но это не слишком беспокоило его. Он видел, что его бригада взялась за работу с энтузиазмом. Пара часов махания топором или таскания бревен сняли бы напряжение, которое узлом скрутило его желудок и даже мышцы. К сожалению, он не мог себе этого позволить: его раны только начали подживать и любое физическое усилие могло повредить им. Конечно, можно было пойти разобраться с самочками, но вот этого﷓то ему как раз и не хотелось. Он предполагал, что они находятся в ужасном состоянии, раздраженные и остервеневшие. Сейчас с ними нужно разговаривать спокойно и терпеливо. Ни спокойствия, ни терпения Кэн в себе не ощущал.

Подумав, он решил отправиться в столовую и позавтракать. Но тут появился кузнец Поллард с каким﷓то вопросом, потом квартирмейстер Рохан, а потом пришел Брадбак – один из младших офицеров﷓баазов. Когда Кэн разобрался со всеми, явился Фалкт, обнаруживший ошибку в чертежах. В результате Кэн остался без завтрака.

Все утро стучали топоры и визжали пилы. Солдаты прекращали работу только для того, чтобы поесть, но и это они делали по очереди. Работы продолжались непрерывно. Когда мимо, в направлении сортира, промаршировали самки, Кэн был рад услышать рапорт Глота, что драконидицы ведут себя хорошо. Возможно, они испугались настойчивого любопытства драконидов форта. Кэн почувствовал некоторую неловкость и решил, что вечером обязательно выберет время, чтобы успокоить драконидиц.

Из всех самцов﷓драконидов только Крезел заметил, что самки были слишком послушны и слишком хорошо себя вели. Он слышал какие﷓то очень странные звуки, которые доносились из амбара. Впрочем, эти звуки были хорошо знакомы старому солдату. Крезел догадался обо всем, но промолчал.


* * *


Фонрар занималась со своим подразделением все утро. Они сделали перерыв на обед, а потом продолжили. Сначала она радовалась тому, что все идет гладко, а потом начала беспокоиться. Возможно, она командует неправильно? Если бы у них в руках были настоящие мечи, большая часть самок уже давно была бы мертва или ранена. Драконидицы задевали друг друга хвостами и крыльями, спотыкались о собственные лапы, и сначала все это казалось им очень смешным. После сотни﷓другой отжиманий они уже не смеялись.

Фонрар сжимала челюсти, стараясь быть спокойной и не раздражаться. Она занималась с драконидицами до тех пор, пока они были в состоянии удержать в руках мечи. Истощенная и озадаченная, она уже готова была сдаться, когда самкам, наконец, удалось выполнить упражнение правильно. И не просто правильно, а безупречно. Фонрар удивилась. Драконидицы были слишком уставшими и измученными, чтобы осознать, что они сделали. Затем, обратив внимание на то, что Фонрар больше не орет на них, они переглянулись и поняли: у них – получилось.

– Повторим! – сказала Фонрар, все еще боясь верить.

Они повторили движение еще раз, а потом еще. И каждый раз все у них получалось правильно. Фонрар хотелось обнять их всех разом. Но это было, конечно же, невозможно.

– Все свободны! – сказала она. – Вы все сделали хорошо. Очень хорошо.

Смертельно уставшие самки опустились на пол там же, где и стояли. На мордах у них были счастливые улыбки.

– Завтра, – сказала Фонрар, – мы продолжим наши занятия.

Улыбки исчезли.

Фонрар между тем отправилась к Тезик и бозачкам. Занятия магией шли полным, ходом. Они уже вспомнили все заклинания, которым научил их Гуэлп. Заклинания действовали безотказно.

Когда Фонрар разговаривала с бозачками, она вспомнила, что Сандра и Хандра, а также две другие сивачки остались без дела. Пока другие работали, они пересмеивались, пихались, и Фонрар с запоздавшим раскаянием сообразила, что не дала им никаких других заданий, после того как они закончили изготовление деревянных мечей. Фонрар твердо сказала себе, что завтра она поставит их заниматься фехтованием вместе со всеми.

– Иди сюда, Фон, – позвала Сандра.

– Посмотри, что мы сделали, – добавила Хандра. – Мы использовали наши инженерные навыки.

– Ты будешь гордиться нашими успехами, – улыбнулась Сандра.

Сивачки подвели своего командира к двери и указали лапами вверх. Фонрар увидела, что над дверью сооружена некая конструкция, состоявшая из ведра, поставленного на перекрещенные планки.

Фонрар не сумела сообразить, ради чего это сделано. Но сивачки выглядели такими гордыми и довольными, что она решила сказать им что﷓нибудь приятное.

– Это… интересно… – сказала она. – Великолепно, что вы сумели… ну… установить ведро в таком неожиданном месте. Неплохо. Но я боюсь, что оно упадет. Сейчас как раз должен прийти Глот… – Фонрар замолчала. Она еще раз внимательно посмотрела на ведро, а потом на сивачек.

– Точно! – захихикала Хандра.

– А ведро﷓то с водой! – добавила Сандра.

– А когда Глот откроет дверь…

– Ба﷓бах!

Фонрар знала, что следует быть серьезной. И нужно немедленно убрать эту ловушку. Наверное, даже стоило наказать проказниц. Например, заставить их отжаться не меньше пятидесяти раз. Но в тот самый миг, когда она уже собиралась отдать приказ, ей представился Глот, который входит в дверь, получает по башке ведром и оказывается с головы до ног весь мокрым… Это было так смешно!

Драконидицы тяжело работали весь день. Они заслужили развлечение. И она сама – тоже заслужила.

– Внимание, девочки! – прозвучал из﷓за двери голос Крезела. Он всегда старался предупредить их, когда мог.

– Живо! – шепотом сказала Фонрар. – Займите места.

Драконидицы выстроились в шеренгу. Быстро, без обычного замешательства. Волна сдержанного смеха пробежала по шеренге, когда они услышали, как открывается засов. Фонрар с трудом удерживала серьезный вид. Взглянув на Тезик, которая стояла рядом с ней, она увидела, что глаза подруги радостно сверкают.

Самки были настолько возбуждены, что ни одна из них не заметила странного напряжения в голосе Крезела.

Дверь открылась. Ведро упало. Механизм сработал безукоризненно. Инженерные уроки не прошли даром.

Все удалось, за исключением того, что дверь открыл не Глот. Вода вылилась на вытянутую морду генерала Маранты, а ведро упало у его ног.


Глава 9


– Бригадир! Скорее сюда! – Кэн узнал голос одного из часовых, оставленных охранять драконидиц. Он бежал, размахивая лапами и хлопая крыльями. Если бы дракониды могли бледнеть, этот был бы белее молока. – Бригадир! Там… – драконид с трудом перевел дыхание, – Генерал Маранта…

Не дослушав, Кэн побежал к амбару. Если бы он знал, что именно случилось, то, возможно, предпочел бы бежать к воротам. Он услышал взрыв хохота в амбаре и увидел у дверей Крезела с таким выражением морды, как будто он только что получил удар копьем в живот.

– Бригадир… – начал Крезел, с трудом ловя воздух.

Кэн оттолкнул драконида и вошел внутрь. Там действительно находился генерал Маранта. Но в каком виде! Он был весь мокрый, а драконидицы заходились от смеха.

– Что здесь происходит? – прорычал Кэн. При звуке его голоса смех мгновенно стих.

– Смирно! – скомандовала Фонрар. Драконидицы быстро построились в шеренгу, застыли по стойке смирно и уставились на командира. Кэн обвел их бешеным взглядом. Гнев его был почти осязаем. Самки были поражены, поскольку никогда еще на них не обрушивался гнев бригадира. Драконидицы стали переглядываться, двигая только глазами.

Кэн обернулся к генералу, который меланхолично стряхивал воду с одежды. Валяющееся рядом ведро объяснило Кэну произошедшее.

– Генерал, я искренне сожалею. Глубоко сожалею. Если я могу чем﷓нибудь…

При слове «генерал» драконидицы тихо ахнули.

– Итак, это мои сестры, – холодно прервал его генерал. – Интересным вещам вы их обучаете, бригадир.

Аураки обладали гордым независимым характером, они всегда ревниво относились к своему особому положению среди драконидов и требовали выказывать им знаки уважения. Они не переносили, когда в их присутствии кому﷓то, кого они считали ниже себя, оказывали большее почтение, чем им самим. Теперь Кэн понял, что даже сильнее, чем сам инцидент с водой, генерала задело то, что драконидицы встали по стойке смирно не перед ним, аураком, а перед каким﷓то бозаком, который к тому же ниже его по званию. По тону генерала Кэн понял, что тот не исключает возможности, что все это было подстроено самим бригадиром.

– Я прошу вас, генерал, – почтительно продолжил Кэн. – Прошу быть к ним снисходительным. Они еще так молоды и никогда не видели драконида вашего положения и звания.

Фонрар сглотнула и вышла вперед. Она вся заледенела от страха, но это было ее подразделение, и она не могла позволить бригадиру извиняться за них и брать на себя вину за поступок, к которому он не имел отношения.

– Простите, генерал, – сказала она, отчаянно стараясь, чтобы ее голос не слишком дрожал. – Если на кого и надо сердиться, то только на меня. Я здесь командир, и плохое поведение подразделения моя вина. Бригадир ничего не знал, мы хотели подшутить… над одним из наших младших офицеров, – под колючим взглядом генерала Фонрар почти покинули остатки мужества, но она упрямо продолжала, скорее для Кэна, чем для Маранты. – И мы готовы понести любое наказание.

– Генерал… – начал Кэн.

– Достаточно! – генерал поднял лапу. Пасть его скривилась, обнажив желтый клык. – Мальчишки, они и есть мальчишки… Особенно если они девчонки! – и генерал засмеялся.

Кэн тоже рассмеялся и бросил быстрый взгляд на Крезела и других драконидов, поддержавших генерала своим хохотом. Драконидицы напряженно молчали. Они ничего смешного не видели. Фонрар вообще боялась, что больше никогда не сможет смеяться.

– Ладно, они допустили оплошность, не будем судить их строго, – сказал Маранта, отсмеявшись. – Смотри﷓ка, как они выросли, Кэн, совсем большие. Настоящие воины, но рыхловаты. В свое время нам приходилось сражаться за каждую крошку хлеба, которую нам давали. Не помню, чтобы в детстве я чувствовал себя сытым хоть раз. Много еды приводит к слабости, запомните это, Кэн.

– Да, генерал, – вежливо согласился Кэн, – я запомню.

– По﷓моему, вы их перекармливаете, вам стоит побольше заниматься с ними на улице. Побольше физических упражнений – борьба, бокс и прочее.

– Простите, генерал, но это вряд ли возможно, особенно в свете сегодняшних событий. Дело чуть не закончилось бунтом…

– Пустое, – отмахнулся генерал. – Ребятам было просто интересно. Трудно их за это винить. Теперь они все видели, и больше проблем не возникнет, – он прищурился и посмотрел на Кэна. – Вас еще беспокоили сегодня?

– Нет, генерал.

– И не побеспокоят. Ну раз уж я здесь… пожалуй, стоит провести смотр… э… подразделения, – генерал усмехнулся.

Драконидицы стояли неподвижно в продолжение всего разговора, как будто разом превратились в окаменевших мертвых баазов. Генерал молча прошел вдоль строя. Кэн шел рядом. Фонрар, по кивку Кэна, шла на шаг сзади него. В конце шеренги стояла Тезик.

Генерал остановился и внимательно посмотрел на нее. Фонрар физически чувствовала напряжение подруги. Тезик выглядела настолько испуганной, что казалось, будто она вот﷓вот упадет в обморок. Длинный хвост ее свился кольцом.

– Как тебя зовут? – спросил, наконец, генерал.

– Тез… Тезик, – тихо, почти шепотом, ответила она, стараясь не смотреть на Маранту и уставившись в пол прямо перед собой.

– Аурак. Я уже много лет не встречал никого из нашего племени. Мы можем даже происходить от одних и тех же родителей. Можем оказаться братом и сестрой.

– Да, генерал, – окончательно смутилась Тезик. Она не понимала, к чему ведет свою речь этот странный драконид.

– Как твои магические способности, дорогая? – мягко спросил генерал.

У Фонрар душа ушла в пятки. Она хотела вмешаться, но не смогла произнести ни слова.

– Магические, генерал? – удивленно переспросила Тезик. – Но ведь магия покинула этот мир вместе с Владычицей Такхизис.

Генерал опешил.

– То есть ты не тренируешь свои магические способности?

– Тренирую? Нет, генерал, – ответила Тезик.

Да, подумала Фонрар с облегчением. Душа ее вернулась на положенное место. Тезик не соврала, она сказала чистую правду. Ей просто не надо тренироваться.

– Да, уход Владычицы – это большая потеря для всех нас, – проговорил наконец генерал и, внимательно взглянув на Кэна, направился к двери.

Смотр был закончен.

За дверью генерал положил лапу на плечо Кэна и сказал:

– Научите их сражаться. Они, конечно, самки, но при этом еще и дракониды, а не избалованные и изнеженные эльфийки. Сделайте из них воинов.

Кэн мог бы напомнить генералу об одной из таких изнеженных эльфиек по имени Лорана, которая в конечном итоге нанесла поражение и самому генералу, и всем драконидским армиям, но подумал, что не готов провести остаток жизни под арестом. В голову пришла и история со Слитом и другой эльфийкой. Кэн решительно отбросил эти мысли.

– Прошу прощения, генерал, но если я сделаю их воинами, и они будут сражаться и умирать, то мы окажемся в том положении, в каком были до их обретения. Они – будущее нашей расы, генерал.

– Будущее нашей расы, бригадир, – усмехнулся Маранта, – в надежных руках. Весьма надежных. Не беспокойтесь, лучше научите их драться.

Генерал Маранта отбыл в сопровождении шести гвардейцев Такхизис – своей личной охраны. Гвардейцы прикрывали его со всех сторон. Двое шли перед ним, еще двое – сзади и по одному по бокам.


* * *


Слит снимал пробу с первой партии напитка из кактусов в винокурне. Он сделал маленький аккуратный глоток, и у него сразу же перехватило дыхание – как будто глотнул мелких, но очень острых иголок. Однако когда жидкость оказалась в желудке, по телу прокатилась волна тепла.

– Пойдет, – объявил он помощникам. – Можем начинать торговлю. Одна монета – одна кружка. Если денег нет – на что﷓нибудь меняйте, я думаю, разберетесь, и… – Слит предупреждающе поднял палец. – Сами не увлекайтесь, а то всю прибыль пропьете.

Два бааза с улыбкой переглянулись.

Слит собирался выпить еще, чтобы удостовериться, что продукт и вправду так хорош, как ему показалось, но тут раздался шум со стороны казарм. Он увидел, как туда бежит Кэн. Слит двинулся было следом, забыв о выпивке, но тут лопнула одна из трубок перегонного аппарата. Слит проследил за тем, чтобы поломка была устранена, и только после этого направился к казармам. Он оказался там как раз в тот момент, когда оттуда выходил генерал Маранта.

Слит вовсе не горел желанием встречаться с генералом. Конечно, скорее всего, тот уже давно позабыл и про эльфийку, и про него, но все﷓таки лучше лишний раз на глаза не попадаться. У казарм между тем собралась группа драконидов, привлеченная редкой возможностью увидеть генерала. Он пользовался уважением среди солдат крепости. Слит смешался с толпой, надеясь остаться незамеченным. Ему все же хотелось взглянуть на генерала.

– Абсолютно неудовлетворительно, – говорил генерал одному из сопровождавших его гвардейцев. – В боевое расписание их не включать. Состояние остальных подразделений бригадира Кэна, впрочем, вполне удовлетворительно, более чем.

Гвардеец что﷓то ответил, но Слит не смог разобрать, что именно. Выбравшись из толпы, он пошел в казарму, размышляя, что же генералу так не понравилось, но что бы там ни было, в целом все удовлетворительно, сказал Слит самому себе. Кэн будет рад. Все не так уж плохо.

– Хуже просто не бывает! – прорычал Кэн. Он хлестнул себя хвостом и повалился в кресло. – Во﷓первых, они решили глупо подшутить над Глотом. Поставили ведро с водой над дверью. Лично бы придушил придурка, который их этому научил, – кровожадно добавил он.

Слит, который в свое время рассказал драконидицам об этой шутке – они потом опрокинули ведро на Повелителя Драконов Верминаарда, понимающе кивнул.

– А во﷓вторых, – продолжал Кэн, – первым к ним вошел вовсе не Глот, а генерал Маранта!

– Они облили генерала? – поразился Слит.

Кэн с несчастным видом покачал головой. Слит проворно выбрался из кресла и направился к выходу.

– Проклятье! Куда ты собрался? – рявкнул Кэн.

– Простите, командир, посмеяться. Но боюсь, если начну прямо тут, то могу схлопотать по шее как последний из баазов…

– И схлопочешь! – пообещал Кэн.

Выглянув из шатра, Кэн сразу услышал громкий хохот. Он разозлился, но картина с генералом, вытирающим воду с морды, так живо встала у него перед глазами, что он сам улыбнулся. Но потом Кэн вспомнил воспаленные прищуренные глаза генерала, когда тот смотрел на него, и Кэну сразу стало не до смеха. Вошел Слит, изо всех сил старающийся выглядеть серьезно.

– Итак, командир. Что случилось потом?

– Когда генерал вытер морду…

Слит прикрылся лапой и хмыкнул. Кэн зарычал.

– Да, командир. Все в порядке, – просипел Слит. – В горле, знаете, першит. Больше не повторится, командир.

– Потом Маранта устроил смотр. Дойдя до Тезик, он остановился.

Слит больше не смеялся, он напряженно выпрямился в кресле.

– И что дальше?

– Генерал сказал что﷓то о том, что они с Тезик, возможно, происходят от одних предков, Золотых драконов.

– Ну что же, рано или поздно это должно было стать известным.

– Наверно, – печально согласился Кэн. Он сгорбился, и крылья его обвисли. – Но я надеялся, что нам удастся этого избежать.

– Раз уж так случилось, – дружелюбно сказал Слит, – надо теперь же все рассказать драконидицам. Они должны знать правду. Иначе они могут подумать, что им есть чего стыдиться.

– Чего стыдиться? – тоскливо переспросил Кэн. – Должны ли мы стыдиться нашего так называемого рождения? Увидев в небе Серебряного дракона – красивого, могучего и смертоносного – было ли тебе стыдно, что столь великолепный зверь потерял детей? Даже хуже, чем потерял, – из них, столь прекрасных, были сделаны отвратительные злобные уроды. Ты когда﷓нибудь думал так?

– Нет, командир, – твердо ответил Слит. – Я так не думаю, вы так не думаете, и наши самки так думать не будут! Мы не просили создавать нас, но сейчас мы уже есть, и ни вы, ни я, ни Серебряный дракон ничего с этим сделать не можем. Я смотрю на это так, командир. Я готов отвечать за свои собственные поступки, но будь я проклят, если возьму на себя вину за произошедшее еще до моего рождения! Нет! Мне стыдиться нечего, и я, кстати, не думаю, что так уж я отвратителен. А наши самочки мне уж точно уродами не кажутся. А вам, командир?

– Нет, Слит, – мягко ответил Кэн. – Я не видел в мире никого прекраснее тех крошек, которых мы вынесли из пещеры, и с каждым днем они становятся все краше. Спасибо, Слит, – Кэн протянул лапу и положил ее на лапу Слита. – Спасибо. Я поговорю с ними сегодня, после ужина. Это не единственная проблема. Генерал спросил Тезик, пользуется ли та магией. Девочка, по счастью, даже не поняла вопроса. Благодаря Владычице нам не надо хотя бы бояться, что они займутся магией.

– Но, командир… – осторожно начал Слит, стараясь не смотреть на бригадира.

– Я был ужасно расстроен, когда утратил магические способности, но теперь я даже рад этому. Ты только представь себе, что бы было, если бы наши самки владели магией? – Кэн поежился. – Одна мысль об этом способна породить хорошенький ночной кошмар.

– Командир…

Кэн откинулся в кресле и закрыл глаза. Он устал больше, чем после битвы с гоблинами. У него разболелись раны, он чувствовал себя разбитым. Как он радовался, когда бригада пришла в крепость! Форт представлялся ему тогда тихой гаванью, где они все отдохнут, наберутся сил и… Но проблем становилось с каждым днем все больше: Маранта, драконидицы, а ведь и гоблины никуда не делись…

– Я слушаю. – Кэн поймал себя на том, что на мгновение отключился, а заместитель хотел что﷓то сказать.

– Я собирался сказать… – Слит запнулся, заново оценив измученный вид командира. – Впрочем, это не важно. Поговорим об этом позже. Временные казармы будут готовы завтра. Помещение для драконидиц должно быть готово сегодня к вечеру, их можно будет переселять.

– Прекрасно! Пойдем, посмотрим, как там идут дела, – бодро заявил Кэн и с непроизвольно вырвавшимся стоном поднялся с кресла.

– Вы останетесь довольны, командир. Проделана огромная работа.

– Не сомневаюсь.

– Нам пришло предписание выставить часовых на стену этой ночью. Прикажете распорядиться?

– Да, но не забудь и о часовых в нашем расположении, – Кэн усмехнулся. – Это надо было видеть, клянусь богами! Ну и видок был у генерала! Должен признаться… получилось смешно.

– Жаль, что меня там не было, командир. Я видел генерала, когда он уже уходил. Он разговаривал с одним из гвардейцев.

Слит пересказал подслушанный разговор.

– Удовлетворительно? И даже более чем удовлетворительно?

– Да, командир.

– Из этого, пожалуй, можно заключить, что генерал изначально был о нас не очень﷓то высокого мнения. Прекрасно.

– Бригадир, – прервал их появившийся Гранак. – Вестовой из штаба генерала Маранты.

Вошел бааз и отдал честь.

– Господа! Генерал Маранта собирает совещание старших командиров, через час.

– Где? – спросил Кэн, опасаясь, что придется опять плутать в лабиринте личного бастиона генерала.

– В штабном шатре, бригадир. Рядом со штаб﷓квартирой.

– Я знаю, где это, – вмешался Слит.

Кэн не удивился, Слит всегда первым делом разведывал окрестности.

– Передайте генералу, что мы будем, – сказал Кэн.

Бааз отсалютовал и отбыл.

– С чего бы это? – обратился Кэн к Слиту.

– Сообщение разведки, – ответил тот.

Кэн внимательно посмотрел на заместителя. Слит всегда был в курсе всех сплетен.

– Тебе что﷓то известно?

– Днем приходил Прокел посмотреть, как у нас идут дела со строительством. Это было… ну… как раз перед тем инцидентом. Он сказал, что только что вернулись разведчики. Гоблины собрали огромную армию, подобно которой не было со времен Войны Копья. Там их тысячи. Прекрасно вооруженных и, что еще удивительнее, обученных солдат. Кто﷓то вкладывает сумасшедшие деньги в эту войну.

– И все для того, чтобы уничтожить нас. Соламнийцы? Больше некому.

– Но с каких это пор Соламнийские Рыцари сотрудничают с гоблинами, командир?

– Времена изменились. Кому теперь можно верить? С другой стороны, после падения Паладайна у соламнийцев просто нет своих сил, чтобы выступить против нас.

– Возможно, – с сомнением протянул Слит.

– Не суть важно, – мрачно заметил Кэн. – Какая разница, кто именно тебя убьет. Что там говорил Прокел? Гоблины собираются штурмовать крепость.

– Как он слышал, гоблины ожидают подкреплений. Судя по их действиям, в ближайшее время они не выступят. Они не будут атаковать, пока их не наберется, по крайней мере, десять тысяч, сейчас их только половина.

– Надо будет об этом подумать. А пока послушаем, что скажет нам генерал. Кстати, то, что ты только что рассказал, уже всем известно?

– Если и нет, то вскоре будет.

– Надо поговорить с солдатами. Одни боги ведают, какие слухи могут поползти по крепости.

– Вечером, командир?

Кэн задумался. Он представил себе построение бригады, рапортующих командиров, свою речь, которой он должен успокоить и подбодрить солдат.

Кто бы его самого успокоил и подбодрил! А потом перед его взором встала походная койка.

– Нет, все устали и вымотались, и я в том числе. Завтра с утра. Пока нас не будет, пусть Глот займется переселением драконидиц. Кстати, предупреди его, чтобы был поосторожней, ведро﷓то предназначалось ему…

– Конечно, Командир, – усмехнулся Слит.

– А теперь объясни мне, как найти дорогу к штабному шатру…


* * *


Ничего нового на совещании Кэн не услышал. Он поднял было вопрос, кто же собирает и обучает гоблинов, но генерал отказался гадать на эту тему. Вместо этого он предложил офицерам высказать, что они думают по поводу сложившейся ситуации.

Впрочем, Кэн был благодарен генералу. Когда один из незнакомых Кэну офицеров – бозак – предположил, что все это из﷓за самок и если самки покинут крепость, то гоблины последуют за ними, генерал ясно дал понять тому, что он идиот. «Неужели столь опытный командир всерьез полагает, – сказал генерал, – что гоблины будут собирать многотысячную армию, чтобы разделаться с одной немногочисленной Инженерной бригадой?» Генерал далее высказал сомнение, что гоблины вообще знают о том, что в бригаде Кэна есть самки.

Гоблинам платят за то, чтобы они уничтожили драконидов. Всех драконидов. Возможно, именно Кэн и привел их к крепости. Но и без него гоблины легко бы ее обнаружили, может быть, чуть позже. Возможно, они даже специально преследовали бригаду из расчета, что она приведет их сюда. Все на Кринне – гоблины, эльфы, люди и прочие расы, знают генерала Маранту и боятся его могущества и его храбрых воинов. Так что истинной целью гоблинов, без сомнения, был он, генерал Маранта, а не какой﷓то никому не ведомый бозак﷓инженер.

Не очень﷓то лестно для Кэна, но он с радостью уступил генералу честь быть главным объектом ненависти гоблинов. Да и вообще в словах генерала была своя логика. Если гоблинов наняли именно для уничтожения драконидов как расы, то, обнаружив крепость, они получали прекрасную возможность избавиться от всех драконидов разом.

После совещания Кэн поужинал в офицерской столовой и пошел проверить, как идет работа по строительству казарм. Он был рад, увидев, что драконидицы уже перебрались в свое новое помещение. Остальные здания явно могли быть закончены к завтрашнему вечеру. Теперь у него осталось только одно дело – навестить драконидиц, убедиться, что они хорошо устроены и с ними все в порядке.

Перемещение прошло гладко. Глот успел уже об этом доложить. После инцидента с генералом драконидицы вели себя тихо и послушно. Они собрались заранее и были готовы к выходу по первому слову Глота. Он удвоил охрану, но этого можно было и не делать. Дракониды крепости бросали на самок слегка удивленные взгляды, но больше не толпились вокруг, а спокойно занимались своими делами.

Кэн был приятно удивлен, что, несмотря на неказистый внешний вид большинства строений, в крепости поддерживался строгий порядок. Солдаты форта оказались спокойными и дисциплинированными. Никаких следов публичных наказаний, свидетелем которых ему приходилось бывать во время службы в драконидской армии, здесь не было. Несколько сидящих под арестом драконидов попали туда по вполне обыденным причинам – драки, пьянство, мелкое воровство. В отличие от гоблинской армии, солдаты﷓дракониды выполняли свои обязанности из чувства долга и гордости за свой полк, а вовсе не из боязни кнута в руках командира. Кэн еще больше зауважал генерала.

К этому времени Кэну рассказали, что Маранта спасся из Нераки вместе с гвардейцами Такхизис, а потом к ним присоединился Девятый пехотный полк. Понимая, что после поражения Владычицы все так называемые Силы Света будут пытаться уничтожить драконидов, генерал привел свое войско в этот отдаленный район, где они и построили крепость. Бастион возвели сразу после постройки крепостных стен и первых бараков.

Генерал разослал во все стороны разведчиков на поиск оставшихся в живых драконидов, и постепенно в стенах форта собрались все уцелевшие подразделения. «Они бы и нас нашли, – подумал Кэн, – если бы мы не сообразили спрятаться в горах».

Кэн попытался представить, как в таком случае могла бы сложиться их жизнь. Да, многие из погибших остались бы живы, но они никогда не нашли бы самок. А сам он был бы теперь таким же, как другие офицеры – Вертакс или Яканох, – дисциплинированным, не задающим лишних вопросов. Во всем полагающимся на генерала. Кэн слишком долго сам все решал. Он привык к независимости – плохая черта для армейского офицера. Об этом стоило подумать. Пожалуй, он сам бы не потерпел подобного поведения от своих подчиненных, а генерал был с ним мягок. Генерал заслужил уважение.

Кэн вынужден был признаться себе, что он рад тому, что разведчики генерала Маранты их не нашли.

На небе высыпали яркие звезды, улицы освещались факелами, мимо группами шли солдаты из столовой. При виде Кэна они подтягивались и отдавали честь. Пора пойти поговорить с драконидицами, решил Кэн. Дальше откладывать уже некуда, он и так тянул сколько возможно. Придется честно рассказать им трагическую историю появления на свет их расы.

Однако когда Кэн подошел к новой казарме, то с некоторым облегчением обнаружил, что там уже тихо и темно.

– Я думаю, они спят, бригадир, – сказал часовой. – Прикажете будить?

– Нет, – поспешно ответил Кэн. – Я только взгляну, как там, внутри.

Солдат отодвинул засов и приоткрыл дверь. Кэн заглянул внутрь. Драконидицы мирно спали на новых койках, только одна из них мерила помещение шагами, от одного маленького окна к другому, – Фонрар. Кэн хотел было тихо удалиться, но она услышала его и бросилась к двери. Кэн вошел. Что ж. он был рад случаю поговорить с ней.

Фонрар приблизилась и, встав по стойке смирно, отдала честь.

– Вольно, – улыбнулся Кэн.

– Командир, – начала Фонрар. – Я хочу еще раз сказать, что мне очень, очень жаль, что так получилось…

– Я знаю, знаю. Что сделано, то сделано, – сказал он успокаивающе. Фонрар выглядела совершенно измученной и несчастной. – Не стоит так расстраиваться, и уж тем более это не повод, чтобы не спать.

– Это моя вина, – убитым голосом сказала Фонрар. – Я знала, что они затевают, и не остановила их, а самое ужасное, что мы вовлекли вас в конфликт с генералом. Мы не думали, что так выйдет.

– Ну, это не первый и, я боюсь, не последний мой конфликт с генералом, – усмехнулся Кэн.

– Все же, мне кажется, мы заслуживаем наказания.

– Смысл наказания, – улыбнулся Кэн, – в закреплении урока, а ты, похоже, его и так хорошо выучила.

– Да, командир, – тихо согласилась она, стараясь не смотреть на Кэна.

– Я гордился тобой, когда ты говорила с генералом. Для этого требуется истинная смелость.

– Не хвалите меня, командир, – пробормотала Фонрар, не решаясь поднять на Кэна глаза. – Я этого не заслужила.

Кэну было приятно наблюдать проявление ее скромности.

– Надеюсь, вы не очень расстроились из﷓за слов генерала. Я имею в виду то, что он сказал Тезик.

– О чем вы, сэр?

– Ну… – Кэн смутился. Всю дорогу сюда он повторял про себя речь, которую собирался произнести перед строем, но так, с глазу на глаз, она показалась ему излишне патетичной. – О нашем происхождении… Из яиц драконов.

– Ах, это, – Фонрар расслабилась. – Ну что вы, командир! С чего бы нам расстраиваться? Мы давно об этом знаем.

– Знаете? – изумился Кэн.

– Конечно, Крезел давным﷓давно рассказал нам, как яйца металлических драконов путем специальных магических заклинаний были изменены, чтобы вместо маленького дракончика появились мы.

– Гм… Крезел рассказал… Но… вы… это вас не обеспокоило…

– А должно было?

– Нет﷓нет, что ты, – поспешно ответил Кэн. – Я просто подумал… Мне показалось, что Тезик не совсем понимает, о чем говорит генерал.

– Ну, это же Тезик, – мягко улыбнулась Фонрар. – Она всегда такая, командир. Вне этого мира, где﷓то внутри себя. Никогда не поймешь, о чем она думает, если только она сама не расскажет, но и тогда я лично понимаю, в лучшем случае, половину. Думаю, она смутилась и разозлилась на генерала за то, что он выделил ее из всех. Поэтому она и изображала тупицу. По﷓видимому, тут все дело в крыльях.

– В крыльях?

– У Тезик нет крыльев, командир. Я думаю, ее это гнетет.

– Да… понимаю, – Кэн ничего не понимал.

– Что﷓нибудь еще, командир? – спросила Фонрар, с трудом подавляя зевок.

– Нет. Иди спать. Это приказ!

– Есть, командир.

Кэн убедился, что часовой задвинул засов, и отправился к себе, мечтая лишь о том, как бы поскорее попасть в собственную койку.

– Крылья! – бормотал он на ходу, удивленно топорща гребень.


Глава 10


Негромкий стук, а затем звук трения крыльев о ткань прервали сон Кэна. Лучший из снов, как ему показалось. Он открыл глаза и увидел стоящего перед его койкой драконида.

– Гм? – пробормотал Кэн.

Ничего более разумного ему в этот час в голову не пришло. Сколько бы ни было сейчас времени, ясно, что утро еще не настало. В шатре было темно, и ночным зрением Кэн видел только силуэт драконида. Он узнал Слита.

В полусонном мозгу Кэна зашевелились беспокойные мысли. Слит постучался, но не дождался ответа и ворвался в шатер бригадира посреди ночи. Слит, который вообще﷓то должен был сам спать в этот час. Что﷓то произошло!

Кэн тяжело вздохнул и спустил лапы с койки. Почему бы неотложным делам не возникать в полдень? Почему всякие гадости непременно случаются именно тогда, когда только﷓только сладко заснешь?

– Извините, что разбудил вас, командир, – начал Слит.

Кэн махнул лапой, давая понять, что Слит может пропустить извинения и переходить прямо к плохим новостям. Кэн был уверен, что новости будут плохие. Его еще никогда не будили глухой ночью, чтобы сообщить нечто приятное.

– Что там? Гоблины? – спросил он, протирая глаза.

– Пропали двое наших солдат, командир! Урил и Влемес, баазы из первого батальона.

– Пропали? Гм… Двое наших? Как? Когда?

– Они были в карауле. Несли дежурство на стенах. По окончании все часовые построились на плацу. Все, кроме этих двоих! Они были объявлены пропавшими. Начальник караула подал соответствующий рапорт, но никто не удосужился поставить нас в известность. Только когда все наши солдаты вернулись в расположение бригады, Келдак их пересчитал и обнаружил, что двоих нет. Он сразу же направился к начальнику караула, а тот объяснил, что, когда пришла смена, этих двоих на посту не было, – Слит помолчал я добавил тихо: – Их сочли дезертирами, командир.

– Дезертирами! Нет! Это же совершенно бессмысленно! – возмутился Кэн. – Проклятье! Да мы прожили вместе десятки лет, прошли сотни миль через горы и леса, реки и пустыни, через кровь и огонь, но ни один драк не дезертировал. Одного съели волки, один даже покончил с собой, но дезертировать?! – Кэн попытался выдвинуть какие﷓либо приемлемые объяснения: – Вы в сортире смотрели? Может, у них с желудком плохо?

– Первым делом, командир! Глот поднял весь батальон и отправил на поиски. Он подумал, может быть, эти два идиота забыли, что надо доложить начальнику караула об окончании дежурства, или отправились на поиски развлечений в какое﷓нибудь здешнее злачное место, или просто в столовую… Он приказал обыскать всю крепость, но безрезультатно. Обыскали также каждый сантиметр того участка стены, где они стояли. И вот что там нашли! – Слит протянул Кэну кинжал. – Возможно, в темноте вы и не разглядите, но это точно наше оружие. Нож выкован в нашей кузнице. Я узнал его сразу. Перед тем, как показывать его мне. Глот разбудил старшего кузнеца, и тот тоже узнал его. Потому﷓то Глот и поднял меня, а я бужу вас.

Кэн попытался осознать услышанное:

– А ты. Слит, что ты по этому поводу думаешь? Могли они дезертировать? – Кэн покачал головой. – Наверно, мне надо было собрать бригаду вечером и разъяснить…

– Они не дезертировали! – категорично заявил Слит. – Зачем? Да и куда они могли бы отправиться? К гоблинам? Проклятье! Да мы находимся в единственном безопасном месте на десятки миль вокруг! Зачем им уходить куда﷓то?

Кэн был полностью с этим согласен:

– Снаружи смотрели?

– Нет. По приказу генерала, никто не имеет права покидать крепость в темное время суток. Он полагает, что поблизости могут бродить гоблинские патрули. Мы должны дождаться рассвета.

Кэн поднялся и потянулся к доспехам.

– С первыми лучами солнца бригада в полной боевой готовности должна быть построена у центральных ворот. Мы обыщем местность. Отдайте соответствующие приказы и поговорите с Прокелом. Мне кажется, вы нашли с ним общий язык. Может быть, он сможет выделить нам драконидов﷓пехотинцев в помощь.

– Есть, бригадир! – Слит повернулся, чтобы уйти, но уже с порога спросил: – А что мы будем искать?

– Будь я проклят, если знаю! – раздраженно отозвался Кэн, ситуация ему совсем не нравилась. – Отпечатки на земле, их оружие, следы крови или борьбы. Нельзя исключить, что какой﷓нибудь гнусный гоблин подкараулил их и застрелил из арбалета, и они упали со стены наружу. Могли они, в конце концов, увидев что﷓нибудь, полететь на разведку…

– Но, командир! Они бы доложили…

– Да знаю я! – рявкнул Кэн.

Он не хотел повышать голос, и потому глубоко вздохнул и взял себя в руки. Именно он не должен в этой щекотливой ситуации терять контроль над собой. Именно он.

– Иди, Слит. Какое﷓то объяснение все равно должно быть.

Слит покинул шатер. Кэн вышел за ним и отправился искать Гранака. Впрочем, тот уже сам спешил ему навстречу, держа в руках знамя. Командирская группа уже была построена. Гранах обо всем побеспокоился; Кэну стало легче на душе от вида большого сивака, мужественного, готового к любым испытаниям.

Было прохладно, но безветренно, низкие облака закрывали звезды, и предутренняя тьма казалась еще более непроглядной.

Саперы строились на плацу перед недостроенными казармами. Когда все было готово, Глот, Йетик и Фалкт – командиры батальонов и роты поддержки – подошли с докладом:

– Бригадир, первый батальон к маршу готов, шестьдесят драконидов в строю, – Глот чуть помедлил и добавил резко: – Двое отсутствуют.

– Второй батальон к маршу готов, сорок восемь драконидов в строю, двое еще слишком слабы от ран, – отрапортовал Фалкт.

– Рота поддержки в составе пятидесяти восьми драконидов готова к выступлению. Четверо поваров и их помощники оставлены для приготовления пищи к нашему возвращению, еще двое несут караул у казармы драконидиц… Кстати, о последних. Как мы должны объяснить им происходящее? Мы все равно будем вынуждены им что﷓то сказать, если они увидят, как мы уходим из крепости. А они ведь это непременно увидят, вы же их знаете!

Кэн мрачно кивнул. Он уже убедился, что драконидицы удивительно наблюдательны. Часто он бывал поражен, а пару раз даже не на шутку встревожен из﷓за того, насколько хорошо они представляют себе то, что происходит в бригаде.

– Скажите им, что мы отправляемся на учения. Никаких упоминаний о пропавших или о гоблинах. Не стоит их расстраивать. Мне не хотелось бы, чтобы они даже на мгновение подумали, что мы… Ну, что мы… можем покинуть крепость, оставив их здесь одних… – он не мог заставить себя произнести вслух это ужасное слово – «дезертировать».

– Есть, бригадир!

– Выдвигайтесь к воротам и ждите моей команды, – отдал приказ Кэн.

Офицеры отдали честь и направились к своим подразделениям. Раздались резкие звуки команд, и батальоны начали движение. Бригада подошла к центральным воротам и застыла перед ними в тот самый момент, когда первые лучи солнца заиграли на склонах окрестных гор. Им не пришлось долго ждать. Кэн отдал приказ открыть ворота, и дракониды вышли наружу, чтобы тщательно изучить внешнюю сторону крепостной стены.

– Пойдемте со мной, – обратился Кэн к Слиту, Они исследовали участок стены непосредственно под тем местом, где должны были находиться продавшие солдаты. Кэн надеялся найти характерные холмики пыли, которые образуются через некоторое время после гибели бааза. Это бы безошибочно свидетельствовало о том, что его солдаты погибли на посту. Лучше смерть, чем бесчестье. Но ничего найти так и не удалось: ни доспехов, ни оружия (которые, впрочем, могли унести враги), ни холмиков пыли. Ветра ночью не было, поэтому эти холмики должны были бы сохраниться. Слит буквально, на коленях исползал весь участок, но безрезультатно.

– Ничего, бригадир! Абсолютно ничего, никаких следов ни крови, ни пыли! – доложил он, подходя к Кэну и отряхиваясь.

– А отпечатки лап?

– Нет, бригадир! Но здесь, на камнях, их и не увидишь. Однако посмотрите сюда! Вот на эти сухие кустики, с такими тонкими и хрупкими веточками, прямо под стеной. Если бы бааза убили, он бы упал прямо на них. А тут, как видите, никаких следов.

Кустики выглядели совершенно целыми. Их подсохшие коричневые листья тихо шелестели.

– Итак, теперь мы твердо знаем, что они не прыгали со стены, не были убиты, не лежат мертвецки пьяные в канаве и не сидят в сортире. Так куда же, будь они прокляты, они подевались?!

Слит оглядел пустынную местность вокруг крепости.

– Единственно, куда они могли бы направиться, – это на север. В крепости ходят слухи, что тут недалеко до цитадели рыцарей Такхизис.

– В самом деле? – Кэн хотел выяснить подробности, но их прервали.

– Ваши солдаты сбежали ночью, не так ли? – спросил подошедший Прокел и добавил: – Такое бывает.

«Но не у меня в бригаде», – хотел возразить Кэн, однако Прокел продолжил:

– Особенно после всех этих разговоров об армиях гоблинов, собирающихся нас атаковать. У меня самого в полку вчера пропали двое. Боюсь, это не последние. Я уже предложил удвоить караулы.

Кэн промолчал. Из ворот крепости вышел батальон пехоты.

– Я отправил их на поиски дезертиров. Приказал брать только живыми, – Прокел потер лапы. – Мы должны преподать им урок, возможно, это остановит остальных, – он взглянул наверх. – Так они что, спрыгнули со стены?

– Следов этого мы не обнаружили, – холодно ответил Кэн. – Прошу нас извинить, – он оттащил Слита в сторону и зашептал: – Выясни у него теперь же, кто этот проклятый начальник караула, который нам ничего не сообщил. И еще, узнай побольше о цитадели рыцарей Тьмы. Где она, как далеко отсюда? Какими силами они там располагают? Поговори с ним, Слит. Я бы мог и сам, но боюсь не сдержаться и наговорить лишнего, а нам и так хватает неприятностей.

– А если я наговорю лишнего?… – усмехнулся Слит. – Тебя﷓то я точно вытащу из любой переделки.

Пробормотав слова благодарности Прокелу за помощь в поисках, Кэн удалился.

– Ваш бригадир, похоже, очень сильно переживает, – успел услышать Кэн слова Прокела. – Ему что, не приходилось раньше иметь дело с дезертирами?

– Нет, – ответил Слит и дружелюбно продолжил: – Вы не могли бы познакомить меня с начальником караула? У меня есть к нему пара вопросов.


* * *


– Они отправились на учения, – мрачно заметила Фонрар, глядя в окно их новой казармы. – А мы опять сидим взаперти и без дела!

– Ты не видишь в этом ничего странного? – поинтересовалась Тезик.

– Что странного? Что мы ничего не делаем? Так мы все время только этим и занимаемся, – горько ответила Фонрар.

– Нет, я имела в виду то, что бригадир затеял учения. Вчера они работали не покладая рук весь день, с рассвета до заката, ради того чтобы закончить казармы. А сегодня с первыми лучами солнца у них учения, и это при том, что казармы еще не достроены. Разве эти учения нельзя было отложить до окончания строительства? К чему терять время? Эта затея не кажется мне очень разумной.

– Ты права, – задумчиво заметила Фонрар. – Должно быть, что﷓то случилось.

– Ты вчера разговаривала с бригадиром. Что он говорил?

– Просто спросил, хорошо ли мы устроились, нет ли жалоб, и еще хвалил меня за то, как я держалась перед этим старым маразматиком, генералом, – Фонрар вздохнула. – Бригадир меня хвалил, а не ругал. Я бы предпочла, чтобы он меня наказал, как я того заслужила. Тогда я могла бы злиться и обижаться на него, а так… Он был такой понимающий и мягкий, что я чувствую себя еще больше виноватой. Я ненавижу его обманывать.

– Я знаю, – добродушно сказала Тезик. – Но мы ведь не посвящаем его во все это, только чтобы не волновать. Для его же пользы. А сейчас, когда все отправились на учения, мы можем продолжить наши собственные занятия. Глупо не воспользоваться ситуацией.

– Ты права, – тут же согласилась Фонрар. Как всякий хороший командир, она умела оставлять в стороне свои собственные чувства. – Такая возможность нам может больше не представиться.

Новая казарма была значительно просторнее амбара, где они провели прошлый день, и хорошо освещалась окнами в стене. Дверь выходила в общее помещение, соединяющее две другие казармы. Когда они будут достроены, драконидицы окажутся защищены с обеих сторон. Попасть к ним можно будет, только пройдя помещения бригады. Была и еще одна дверь, в их собственный туалет – закуток, сложенный из бревен.

Фонрар собрала драконидиц.

– Докладывайте! – приказала она.

Вперед выступила Риал, командир баазок:

– Крыша туалета еще не готова. Можно легко выбраться наружу по стене, а бревна снаружи прикроют от любопытных глаз. Мы осмотрели конструкцию и пришли к выводу, что при наличии нужных инструментов, несколько бревен можно будет сделать выдвижными. Это останется практически незаметным. Если, конечно, не будут искать специально.

– Прекрасно! Это даст нам возможность выходить наружу. Как ты думаешь, они же не поставят здесь часового? – Фонрар посмотрела на Тезик.

– Не думаю. Пост у двери будет наверняка, но ставить часового у туалета, при том, что он из бревен и под крышей?

– Согласна. Сивачки, выйдите вперед!

Сандра и Хандра вышли вперед строевым шагом.

– Бригада ушла на учения, по крайней мере, нам так сказали. Тезик отвлечет часовых, а вы отправляйтесь на разведку. Как обычно, в доспехах. Выберетесь через крышу в туалете. Нам нужно оружие. Ни с кем не разговаривать, только смотреть и слушать. Что﷓то произошло, и я хотела бы знать, что именно. И еще я хочу получить от вас план крепости. Вопросы есть?… Выполняйте!

Сестры отправились одеваться, а Тезик пошла к двери, прикидывая, что бы такое спросить у Крезела, чтобы отвлечь его.

– Не думаю, что мне удастся, – посетовала она. – После того случая с ведром он замкнулся крепче, чем устрица.

– Сделай, что сможешь, – ответила Фонрар и отправилась посмотреть, как сивачки покидают казарму.

Убедившись, что они благополучно перелезли через стену, а тревоги никто не поднял, Фонрар вернулась к драконидицам, и они занялись дальнейшей отработкой приемов обращения с мечом.


* * *


Кэн вернулся в свою палатку. Он с большим удовольствием самолично обшарил бы всю крепость, заглянул бы в каждый угол и под каждый стол, но он не мог так поступить. Это показало бы, что он не доверяет своим солдатам и офицерам. А это было не так. Напротив, он был абсолютно уверен в том, что если бы этих двоих можно было найти, его дракониды уже сделали бы это.

Ожидание было делом трудным, одним из труднейших, как всегда казалось Кэну. Он подумал, не сходить ли в столовую, но мысль о возможной встрече с Вертаксом или другими офицерами форта, которые, наверняка, будут обсуждать произошедшее, презирая его за дезертирство солдат, отбила у Кэна весь аппетит.

Было и еще одно неприятное дело. Надо было написать рапорт генералу Маранте. Кэн подумал, что это не составит труда, но не смог написать ни строчки. Ничто не может убедить его в дезертирстве его солдат. Ничто. Он подождет до темноты, пока не вернутся все посланные на поиски.

А пока надо было чем﷓то занять предстоящий длинный день.

Через пару часов вернулся Слит.

– Командир, это я, – Слит заглянул в шатер и увидел Кэна, яростно полирующего свой боевой топор. – Мне кажется, если вы будете и дальше так его драить, то скоро можно будет не только смотреть в него, как в зеркало, но и сквозь него.

Кэн поднял голову, он выглядел слегка озадаченным.

– Кровь гоблинов разъедает металл, надо ее хорошенько счистить, – пробормотал он, наконец, и отложил топор. – Что там, есть новости о пропавших?

– Нет, командир. Поиски продолжаются, но кое﷓что интересное я узнал, – Кэн рукой указал Слиту на кресло, тот сел и продолжил: – Начальником караула прошлой ночью был сивак. Один из гвардейцев Такхизис.

Кэн усмехнулся:

– Интересно. У гвардейцев есть обязанности и помимо охраны крепостной стены. Они, и только они охраняют генерала. И как они не побоялись испачкать свои щегольские плащи в ночном дозоре?

– Да, командир, но когда я выразил свое удивление Прокелу, он не увидел в этом ничего странного. По его словам, генерал приказал, чтобы каждый драконид, вне зависимости от звания, участвовал в охране стены. Конечно, гвардейцы Владычицы не стоят на часах, как рядовые дракониды. Но офицерские обязанности исполняют. И один из них был начальником караула прошлой ночью.

Кэн встопорщил гребень:

– Не совсем понимаю, какое это имеет отношение к делу. Ты поговорил с ним? Узнал, почему он не поставил нас в известность об исчезновении наших солдат?

– Нет, он только что закончил дежурство и спит, – предваряя вопрос Кэна, Слит продолжил: – Но я поговорил с одним из гвардейских офицеров. Объяснил, что дело серьезное, и попросил разбудить его.

– Безуспешно, так?

– Да, командир. У гвардейцев Владычицы собственная казарма рядом с этой уродливой крепостью генерала Маранты. Меня туда даже не пустили. Я объяснил тому офицеру, что просто хотел бы выяснить, почему мы последними узнаем о пропаже наших солдат. А офицер поразился, что я задаю такие идиотские вопросы. Он заявил, что начальник караула действовал так, как должен был действовать. Это действительно так, командир?

– В нашей бригаде, где я командую, несомненно, нет! – прорычал Кэн. – Но здесь, возможно, и так.

– Я разбудил﷓таки несколько несчастных ублюдков из тех, кто был в карауле ночью, но никто из них не увидел в этом происшествии ничего странного, не счел исчезновение солдат чем﷓то экстраординарным, – Кэн покачал головой и мрачно посмотрел на свой боевой топор. – Мне удалось также кое﷓что узнать о цитадели рыцарей Тьмы, – продолжил Слит. Он был встревожен. Давно уже Слит не видел бригадира таким мрачным, даже когда их ждала, казалось бы, неминуемая гибель в битве с гоблинами. – Она здесь недалеко. Я принес карту.

Слит расстелил карту на полу, указал место расположения крепости генерала Маранты и провел ногтем линию на север, примерно на 35 миль.

– Точно про них ничего не известно, но говорят, их там целая армия – кавалерия, пехота. Прокел полагает, что о нашей крепости они не знают.

– Да будь я проклят, если это так. Можешь смело ставить свои серебряные крылья: какой﷓нибудь из наездников на синем драконе давно уже заметил форт и послал им весточку. Им, может быть, и нет никакого дела до этого форта, но то, что они о нем знают, – это точно! Я также уверен, что и генерал Маранта все о них знает, – Кэн снова скатал карту в рулон.

– Вы полагаете, наши пропавшие отправились туда?

– Нет, ничто не может убедить меня в том, что они дезертировали, Слит. Но они пропали, и мы не можем сделать для них больше того, что уже делаем. А между тем нас окружают тысячи гоблинов, вот о чем следует побеспокоиться.

– Понимаю, – протянул Слит, – Вы хотите уговорить рыцарей Тьмы помочь нам.

– Конечно, они люди, – продолжил Кэн. – Но мы с ними на одной стороне. Как только они узнают, что за всем этим стоят проклятые Соламнийские Рыцари, они будут просто рваться в бой. Я даже удивлен, почему генерал не подумал об этом раньше.

– Удачи, командир.

Кэн фыркнул. Он полагал, что ему не придется зависеть от Госпожи Удачи. В эти дни им с ней просто не о чем было бы говорить.


Глава 11


Сандра и Хандра бродили по крепости, стараясь выглядеть спокойно и уверенно. С большим трудом они удерживались от того, чтобы не встать столбом и всласть не поглазеть на происходящее вокруг. Кругом было столько всего любопытного. Они никогда не видели не то что крепости, а даже и деревни. Кроме того, вокруг было множество незнакомых драконидов.

Драконидицы проголодались и решили, что первым делом посетят столовую, о которой Крезел рассказывал столько интересного. В любом случае в столовой, среди множества незнакомых драконидов, они смогут наверняка проверить, удастся ли им остаться незамеченными, как это было с драконидами их бригады. Они долго пытались сами найти дорогу, но, в конце концов, Хандра, более храбрая из сестер, осмелилась прямо обратиться к проходящему мимо дракониду с вопросом. Тот слегка удивился, но, посмотрев на эмблему на их шлемах – эмблему Инженерной бригады, понимающе кивнул и указал на правый поворот.

– Видишь, как просто, – сказала Хандра.

– Пока обошлось, – заметила ее более осторожная сестра.

– Как ты думаешь, Крезел правду сказал? – спросила Хандра, пока они пробирались по узкой улице между ветхими домами. – Там действительно так много еды, что можно есть, пока не стошнит?

– Нет, я думаю, Крезел нас разыгрывал.

– Я и сама так думаю, – вздохнула Хандра. – Но хочется же помечтать!

Сестры подошли к столовой и, не представляя, что делать дальше, все же встали в очередь, начинавшуюся снаружи здания. От восхитительного запаха жареной козлятины у сивачек потекли слюнки.

– Ты можешь вспомнить, когда мы последний раз сытно ели? – поинтересовалась Хандра.

– Наверно, когда поймали того кендера, – ответила Сандра. – Да и тот был малюсенький и тощий, – она повела носом, – Как все﷓таки восхитительно пахнет!

Стоящий впереди драконид обернулся, и сестры застыли в ужасе, решив, что их уже разоблачили. Но драконид только грубо поинтересовался, не спятили ли они часом, называя этот запах восхитительным.

– Опять эта козлятина с бобами, – прорычал он, нервно мотая длинным хвостом и свивая его в кольца. – Да будь она проклята! Что они там себе думают? Как может драк нормально сражаться, когда его кормят подобным дерьмом?

– Да, вы абсолютно правы, – пробормотала Сандра, стараясь, чтобы ее голос не дрожал.

– Возмутительно! – согласилась Хандра. Внутри здания они делали все так же, как и другие: взяли громадные деревянные блюда и, когда подошла очередь, протянули их дракониду, стоящему у огромного котла. Он вывалил огромный половник в блюдо Хандры. Та замерла, почти остолбенев, ведь она никогда не видела столько еды сразу. Драконид внимательно взглянул на нее:

– Добавить, драк? Чего﷓то ты и впрямь тощий…

– А можно… еще? – осторожно выдохнула Хандра.

– А ты не лопнешь, малявка? – добродушно усмехнулся повар и вывалил на блюдо еще один половник.

Сестры нашли себе место за длинным столом и принялись за еду. Вкус у нее оказался столь же прекрасным, как и запах. Сивачки так увлеклись, что не сразу заметили, как странно поглядывают на них соседи за столом.

– Это те самые инженеры, которых мы отбили у гоблинов, – сказал один из драконидов соседу, – Я слышал, они голодали.

– Тогда все понятно, – заметил другой, с отвращением глядя на свое блюдо.

– Эй, драки, я слышал, что у вас с собой самки, – обратился первый к Хандре. – Это правда? Какие они?

– О, совсем как мы, – ответила Сандра, подмигнув сестре.

– Только поумнее, – добавила та. – И еще изящней, красивее…

– Я их видел, – перебил ее другой драконид. – Они и вправду совсем как мы. Не понимаю, что с них за радость? Да я, если захочу, могу иметь сколько угодно человеческих самок.

– Ага, – поддержал его сосед. – Обниматься с этими драконидицами – вроде как со своим братом драк!

Все рассмеялись. Хандра вскочила, от гнева она не могла произнести ни слова.

– Нам пора! – не растерялась Сандра. Она встала, схватила Хандру за лапу и потащила к выходу. – У нас – время смотра.

– Я им покажу объятия, да чтобы я… – шипела Хандра.

– Не сейчас, потом, – успокаивала Сандра сестру. Наконец они выскочили на улицу. Некоторое время сестры мрачно брели, не разбирая дороги.

– Ты думаешь, они все такие? – спросила, наконец, Хандра. – И наши дракониды, и бригадир, и… Слит?

– Не знаю. Мы уже слышали насчет человеческих самок, когда они думали, что мы спим.

– Но не от Слита же, – с надеждой произнесла Хандра.

– Не от него, – согласилась Сандра. – Спроси у Фонрар, она должна знать, а у нас, между прочим, еще есть дело. Интересно, где у них оружейный склад?

– Я спрошу, – сказала Хандра.

– Нет, теперь моя очередь! – возразила Сандра. – Ты спрашивала в прошлый раз.

– Да, но зато ты…

– Я могу вам чем﷓то помочь? – обратился к ним драконид﷓офицер.

– О да, – в некотором замешательстве начала Сандра, – мы… остались без мечей…

– Они сломались, – уточнила Хандра. – В бою с гоблинами…

– Ну и теперь… Нам необходимо…

– Их надо заменить, – подсказал офицер. Это был Прокел, но сестры, разумеется, об этом не знали. – Попросите вашего бригадира Кэна заполнить соответствующий формуляр запроса и отправляйтесь вон в то здание, к квартирмейстеру. Там вам все сразу же выдадут. Я думаю, бригадиру Кэну много чего потребуется перед предстоящей большой резней с гоблинами.

Сестры переглянулись.

– Да, офицер.

– Большое спасибо, офицер!

– А как ваши успехи в поисках тех двух дезертиров? – поинтересовался Прокел.

– Дезертиров? – не поняла Хандра.

– Ну, тех драков из бригады, что пропали ночью. Я полагаю, их еще официально не объявили дезертирами?

– Нет, офицер, – пробормотала Сандра. – Нам это не известно.

– Ну что ж, успешной охоты. И передайте от меня привет бригадиру.

– Дезертиры, – печально произнесла Хандра.

– Убитые гоблинами! – твердо возразила ей сестра.

– Запрос, – сказали они одновременно и переглянулись.

– Может быть, Фонрар сможет сама составить запрос? – предположила Хандра. – Ну, от имени бригадира…

– Не думаю. Ты хоть раз видела, как он выглядит, этот самый формуляр запроса?

– Нет.

– И я тоже. И Фонрар, конечно, не видела.

Сестры переглянулись.

– Ну, ничего страшного не случится, если мы пойдем и посмотрим поближе на дом квартирмейстера. Может быть, там, на месте, нам что﷓нибудь придет в голову, – предложила Сандра.

– По крайней мере, мы сможем рассказать Фонрар, где он находится.

Они отправились в указанном Прокелом направлении. Пару раз они сворачивали совсем не туда, куда надо. К этому моменту они уже убедились, что их врожденные способности к маскировке прекрасно работают и с драконидами крепости. Те принимали их за пришедших с Кэном саперов и охотно указывали дорогу.

Наконец они вышли к арсеналу. Он был выстроен из камня, как и резиденция генерала. Без окон, с единственной тяжелой дверью. Строители крепости явно не хотели, чтобы в случае прорыва неприятеля через стену тот смог бы сразу воспользоваться оружием драконидов.

Сейчас дверь была открыта, за ней в прохладной тени на табурете сидел высокий и толстый драконид. Рядом устроились два бааза – стражники или помощники, которые во что﷓то играли. Сестры прошли мимо на расстоянии, которое казалось им безопасным, и попытались заглянуть внутрь. Безуспешно.

В это время к сидевшему дракониду подошел бааз и протянул ему свиток:

– Заявка на три двуручных меча.

Квартирмейстер неторопливо развернул свиток, прочитал и, крикнув что﷓то в глубь арсенала, принялся писать в толстой книге. Сестры переглянулись. Через некоторое время бааз отправился восвояси с тремя мечами. Мечи сверкали на солнце, и драконидицы проводили бааза завистливыми взглядами.

– Мы тоже должны раздобыть такую заявку! – решительно сказала Хандра.

– Согласна, – ответила ее сестра. – Вот только где мы ее возьмем? У тебя есть идеи?

Хандра покачала головой.

– Вот и я совершенно не представляю себе, как это сделать, – вздохнула Сандра. – Ладно, надо убираться отсюда, а то еще они заметят, что мы тут долго болтаемся, и заподозрят неладное. Сейчас нам все равно не остается ничего другого, как возвратиться и доложить Фонрар все, что удалось узнать.

Они пошли прочь по одной из немногих широких и прямых улиц. Она вела прямо к бастиону. Большинство пересекавших ее улиц были извилистыми, а некоторые заканчивались тупиком, как будто строители через некоторое время забывали, зачем они, собственно, их прокладывали.

Сестры медленно брели по улице, уныло повесив мордочки и пиная попадавшиеся под ноги камешки, когда услышали неподалеку голоса. Они подняли головы и замерли в изумлении: пред ними были самые величественные и прекрасные сиваки из тех, кого им доводилось видеть. Они были одеты в великолепные, переливающиеся на солнце кольчуги и вооружены богато украшенными, слегка изогнутыми мечами, висевшими на перевязях с золотым шитьем. А еще на них были плащи с изображением пятиглавого дракона.

– Это гвардейцы Такхизис! – восторженно сказала Хандра. – Ты помнишь, Крезел нам о них рассказывал.

– Они служили самой Владычице Тьмы!

При виде столь великолепных драконидов сестры моментально забыли свое намерение не глазеть по сторонам и уставились на сиваков. Только когда те подошли почти вплотную, сестры опомнились и, отступив с дороги, застыли по стойке смирно, отдавая честь со всей возможной тщательностью. Впрочем, гвардейцы не удостоили их даже взглядом. Они проследовали мимо, продолжая беседовать, как будто бы вокруг никого не было.

– Я в столовую, присоединяйся.

– Позже, когда освобожусь. Помощник генерала послал меня за мечами. Двадцать штук! – гвардеец махнул зажатым в лапе листком, и дракониды расстались на перекрестке.

– Двадцать! – прошипела Хандра. – Как раз столько, сколько нам надо!

– Может быть, бригадир ошибается, – заметила Сандра. – И боги в этом мире все﷓таки остались?… Ну хотя бы один, такой не очень заметный бог.

Сестры с вожделением смотрели, как удаляющийся гвардеец помахивает драгоценным листком.

– Как мы будем действовать? – нетерпеливо спросила Сандра.

– Быстро и решительно.

Хандра подобрала увесистый камень и, стараясь не топать, побежала за гвардейцем. Догнав его, она резко опустила камень на его голову.

Гвардеец, хотя и был отменным бойцом, совершенно не ожидал нападения внутри крепости. Он был настолько уверен в собственной безопасности, как если бы находился еще в яйце. А мысль о том, что на него могут напасть представители его же расы, вообще никогда не приходила ему в голову. Гвардейцев уважали и боялись. Хотя он и слышал приближающиеся сзади шаги Хандры и нервное хихиканье Сандры, он не придал этому никакого значения. В результате гвардеец рухнул, как дерево, пораженное молнией.

– Что ты наделала? – в ужасе закричала подбежавшая Сандра.

– Добыла нам двадцать мечей! – холодно ответила ее сестра.

– А если тебя кто﷓то видел?

Хандра нервно огляделась кругом. По счастью, улица была пуста.

– Нет никого, – ответила она, наконец. – Хватай его за ноги!

Они оттащили оглушенного гвардейца в один из тупиков и сняли с него плащ. Обе с завистью посмотрели на богатую перевязь и прекрасный меч, но Сандра покачала головой:

– Не стоит, перевязь легко узнать, и сразу станет ясно, откуда мы ее взяли и каким образом она к нам попала.

– Пожалуй, ты права, – с сожалением согласилась Хандра. – Но плащ я все﷓таки надену.

– Нет! Ты била его по голове, теперь моя очередь!

– Но запрос у меня! – заявила Хандра и помахала пергаментом у сестры перед носом.

– Плащ надену я! – упрямо сказала Сандра и потянула его на себя.

– Нет… – начала возражать ее сестра, но тут послышались шаги.

– Сюда идут! – зашипела Сандра. – Давай быстро! Ну, давай же! – она накинула плащ и протянула лапу за листком.

– Ну и пожалуйста! – обиделась Хандра, но пергамент отдала.

Из﷓за угла вышли два бааза и спокойно проследовали мимо, как будто и не заметив ни сестриц, ни лежащего на земле гвардейца.

Сандра закуталась в плащ. Хандра надменно подняла голову. И они, печатая шаг, вышли из переулка.

– Ты ниже меня по рангу! Ты должна идти на полшага сзади, – прошипела Сандра.

– Не дождешься! – тихо ответила Хандра.

Они подошли к арсеналу.

– Жди снаружи, – приказала Сандра. Хандра зло взглянула на сестру, но тут, на глазах квартирмейстера и других драконидов, возразить не решилась:

– Есть! – четко ответила она и отсалютовала, оскалив, правда, при этом зубы.

Квартирмейстер смотрел на гвардейца Такхизис и не мог его узнать. Правда, снаружи было яркое солнце, а глаза его привыкли к полутьме.

– Чем могу быть полезен? – спросил он, наконец.

– Требование на двадцать мечей, – тягуче ответила Сандра, ленивым жестом бросая свиток на стол.

– Конечно! – отозвался квартирмейстер, пробежав глазами листок. – Мечи будут немедленно доставлены. В то же место?

Сандра растерялась. Хандра издала придушенный стон.

– Э… н﷓нет… Сегодня… Ну… дело в том, что генерал… Он требует мечи немедленно! Я с помощником, – Сандра махнула рукой назад. – Мы сами их донесем.

– Ну… – озадаченно протянул квартирмейстер. – Если вы настаиваете…

– Приказ генерала! – нагло заявила Сандра.

Квартирмейстер пожал плечами. В конце концов, у него был официальный запрос с печатью канцелярии генерала Маранты. А если гвардеец Такхизис желает сам тащить мечи по жаре, то кто он, собственно, такой, чтобы с ним спорить? Оно ему надо, совать свой нос в это дело? Еще прищемят! И квартирмейстер отдал приказ помощникам выдать мечи.

Хандра нервно вертела головой, ей казалось, что в любой момент могут появиться десятки разгневанных гвардейцев, разыскивающих их с сестрой по обвинению в нарушении устава, убийстве и воровстве. Сандра ждала, когда принесут оружие, стараясь казаться спокойной и незаметной, пока ей не пришла в голову мысль, что настоящий гвардеец вел бы себя как раз наоборот – он был бы надменен и нетерпелив.

– Они там что у тебя, все поумирали?! – недовольно спросила она квартирмейстера, глядя на него сверху вниз.

– Нет, нет! Одну минуту, уже несут!

Два бааза принесли деревянный ящик и поставили его на стол. Раздался звон стали, музыкой отозвавшийся в сердце Сандры. Она махнула сестре. С трудом они подняли ящик. Квартирмейстер смотрел на них с изумлением.

– Господин, вам нет необходимости тащить его самому. Мои помощники отнесут его куда прикажете…

– Нет! – испугалась Сандра. – Все в порядке. Мне… нужна иногда физическая нагрузка… Чтобы не терять форму! И вообще мне приказано доставить мечи самому… В качестве наказания за невычищенный плащ. Давай двигай! – добавила она, обращаясь к сестре.

– Есть, сэр! – восторженно ответила Хандра.

Пожалуй, единственный раз в жизни они были полностью согласны друг с другом.

Сестры подхватили ящик и исчезли из арсенала еще до того, как квартирмейстер пришел в себя от изумления.

– Такого я еще не видел! – заявил он, наконец.

– И я, – согласился один из его помощников. – Ты узнал сивака?

– Нет. Где﷓то я его точно видел, но как зовут, не вспомню.

– Я тоже никак не могу вспомнить, как же его зовут.

– Интересно, а что генерал делает с этими мечами? На прошлой неделе взял сорок штук, позавчера двадцать, сегодня – еще двадцать. Так у нас скоро ничего не останется. Наверно, это связано с проклятыми гоблинами.

– Возможно, – покачал головой квартирмейстер, придирчиво изучая полученный пергамент. Все было в порядке, все по форме, и печать… – Возможно, – задумчиво повторил он.


* * *


Генерал находился в штабном шатре и согласился принять Кэна. Двое гвардейцев внимательно осмотрели его, но поскольку Кэн не взял с собой ни своего боевого топора, ни какого﷓либо другого оружия, они беспрепятственно пропустили его к генералу.

Штабной шатер был очень просторным, в нем помешался большой рабочий стол генерала, столы поменьше для офицеров штаба и еще огромный стол, на котором была разложена превосходящая его размером подробная карта местности.

Кэн вошел и подождал у входа, пока генерал обратит на него внимание. Маранта явно был не из тех, кто заставляет подчиненных ждать только для того, чтобы показать свою власть. Он практически сразу же махнул бригадиру рукой, подзывая к себе.

– Какие﷓нибудь следы ваших дезертиров обнаружены?

Кэн стиснул челюсти. Он смотрел поверх головы генерала на пятна света на крыше шатра.

– Я не считаю, что они дезертировали!

– Серьезно? – глаза генерала превратились в щелки. Он махнул рукой в сторону юга. – Там, бригадир, сейчас скопилось не меньше восьми тысяч гоблинов. И еще подходят. Мне неприятно вам это говорить, но надо смотреть правде в глаза. Позапрошлой ночью у Вертакса было трое дезертиров…

– Мои солдаты не дезертируют, генерал! Мы попадали в переделки и похуже, но никто и никогда не бежал! И сейчас они этого не сделают.

– То есть, – холодно уточнил генерал, – вы полагаете себя лучшим командиром, солдаты которого вернее, чем…

– Нет, генерал! – твердо возразил Кэн. – Я совсем не это имел в виду. Просто дело в том, что… – он замолчал, не находя слов, чтобы выразить свои чувства.

Как заставить аурака понять, что все те беды и радости, которые они пережили вместе, та жизнь, которую они прожили в своем городке, и та надежда, что появилась у них с обретением драконидиц, сплотили его бригаду, сделали одной семьей. В конце концов, он сдался, так и не сумев подобрать нужных слов.

– Я не верю, что они дезертировали, вот и все. Должно быть другое объяснение, возможно, когда вернется бригада, у нас оно будет, генерал.

– Надеюсь, бригадир! Буду рад, если вы их найдете и ваша уверенность в них подтвердится. Если это все…

– Нет, генерал! – Кэн прочистил глотку и продолжил: – Как мне стало известно, недалеко отсюда стоит армия рыцарей Тьмы. Мне кажется разумным послать к ним кого﷓нибудь и попросить их помощи в битве против гоблинов, генерал.

– Не обсуждается! – коротко ответил генерал. – Я бы не попросил помощи у людей, даже если падал бы в пропасть, а никого кроме них, вокруг не было.

– Я понимаю ваши чувства, генерал, поверьте. Но мне приходилось иметь дело с рыцарями Тьмы, и я думаю, они…

– Мой ответ – нет! Вы сво…

У входа в шатер возникло какое﷓то движение. И в шатер вошли два гвардейца Такхизис, неся третьего. Они посадили его на пол. Выглядел он плохо, плаща на нем не было.

– Корак? – удивился Маранта. – Что с ним? Что случилось?

– Он был избит и ограблен. Его нашли в переулке у отхожего места горнистов.

– Кто же это тебя так отделал, Корак? – с сочувствием спросил генерал.

Корак приподнял голову и издал нечленораздельный звук.

– Он не помнит, генерал. Ничего не помнит о нападении, только то, что он шел в арсенал, нес заявку на оружие. Больше ничего.

– Что у него украли?

– Только пергамент и плащ. Я поговорил с квартирмейстером. По его словам, перед обедом к нему явились два сивака с заявкой на двадцать мечей. Один из них был в гвардейском плаще.

– Ну да, я сам приказал Кораку передать эту заявку, – все еще недоумевая, произнес генерал. – Квартирмейстер ее выполнил?

– Да, генерал. Оснований для отказа не было. Сиваки сами понесли ящик с мечами. Ему это показалось странным, но они утверждали, что действуют по вашему приказу, и он не рискнул возражать.

– Странно, очень странно, – Маранта посмотрел на Кэна. – До вашего появления здесь подобного не случалось.

Кэн застыл, он был вне себя от гнева. Однако ему удалось взять себя в руки. Ровным голосом он произнес:

– Мои солдаты не воры. А, кроме того, позволю себе напомнить господину генералу, что вся моя бригада до последнего драконида, за исключением меня самого и двух бозаков, охраняющих самок, находится за пределами крепости, разыскивая пропавших. Прокел может легко подтвердить мои слова.

– Там были сиваки, – сказал один из гвардейцев. – Квартирмейстер в этом совершенно уверен. Он сказал, что видел их и раньше, правда, имен вспомнить не смог.

– Моих сиваков у арсенала не было, и быть не могло.

– Ладно, ладно, – взвесив все доводы, примирительно произнес генерал и внимательно посмотрел на Кэна. – Прошу меня извинить. Вы должны понять мою первую реакцию на подобную новость.

– Да, генерал, – ответил Кэн. Что еще он мог ответить?

– Необходимо разобраться в этой загадочной истории. Проведите тщательный обыск на территории крепости. Везде: жилые и рабочие помещения, хранилища и так далее. Двадцать мечей не иголка, их так просто не спрячешь. Надеюсь, вы не будете возражать, бригадир, если осмотрят и расположение вашей бригады?

– Конечно нет, генерал. Если будут проверять всех…

– Да всех, – сухо подтвердил генерал. – Абсолютно всех. Вы свободны, – он махнул рукой гвардейцам и добавил: – Доставьте раненого к лекарю.


* * *


Этой ночью Кэн не спал. Он сидел в одиночестве в своем шатре и думал. Необходимо было сделать множество дел, но он не мог себя заставить ими заниматься. Бригада вернулась, поиски ничего не дали, никаких следов пропавших драконидов обнаружить не удалось. Кэну ничего не оставалось, как только объявить их дезертирами. Единственное, что принесло ему сегодня мрачное удовлетворение, так это то, что тщательный обыск недостроенных казарм бригады, учиненный гвардейцами Владычицы, ничего не дал. Они настояли даже на обыске помещения драконидиц, хотя Кэн и объяснял им, что те весь день сидели взаперти, да еще и под охраной.

Драконидицы отнеслись к этому на удивление спокойно. Они стояли, каждая у своей койки, и с любопытством рассматривали гвардейцев, пока те совали свой нос во все щели. Похоже, гвардейцы сами понимали, что занятие это бессмысленное, и не казались удивленными, ничего не найдя. Они даже извинились перед Фонрар за доставленное беспокойство.

Фонрар попыталась узнать у Кэна, что, собственно, все ищут, но Кэн был не в силах беседовать с ней. Он вообще не мог с кем﷓либо говорить. Поэтому﷓то он и сидел один в темноте, еще и еще раз перебирая в голове причины, по которым могли бесследно исчезнуть его солдаты.

Раздался осторожный стук.

– Оставьте меня в покое, – пробурчал Кэн.

– Прошу прощения, бригадир. К вам полковник Вертакс.

Вошел Вертакс. Кэн встал и приказал зажечь лампу и подать еще одно кресло.

– Извините, полковник, я…

– Не стоит извиняться. Я прекрасно вас понимаю. Я сам потерял несколько прекрасных ребят пару ночей назад. Мне и в голову не могло прийти, что они могут сбежать. Но откуда нам знать, что побуждает солдата к такому. Впрочем, я здесь не за этим.

Принесли кресло, и они уселись.

Полковник продолжил:

– Генерал Маранта, поразмыслив, одобрил вашу идею.

– Мою идею? – удивился Кэн. – Какую идею?

– Вашу идею просить помощи у рыцарей Тьмы.

У Кэна отвисла челюсть. Генерал дал настолько решительный отказ, что Кэн просто выкинул из головы эту мысль.

– Но… Сегодня днем, генерал не захотел даже…

Вертакс фыркнул.

– Старик в своем репертуаре. Со временем вы привыкните к этой его манере. Он несколько скор на принятие решений, но никогда не боится признать свои ошибки. Он подумал и решил, что хотя ему и противно просить помощи у людей, но, похоже, другого выхода у нас нет. А еще, – усмехнулся Вертакс, – он сказал, что его порадует вид людей, умирающих ради спасения наших шкур.

– Я очень рад… Польщен…

– Вот и прекрасно! – заключил Вертакс, поднимаясь с кресла. – Отправитесь с рассветом.

– Я? – изумился Кэн. – Но… почему? Я же просто инженер. Мне кажется, опытный пехотный офицер, ну, например, вы…

– Генерал Маранта выбрал вас. Вы уже имели дело с рыцарями Тьмы, вы знаете, как с ними говорить. Он полагает, что лучше вас никто не справится.

– Я, конечно, рад высокому доверию, оказанному мне генералом, но у меня еще куча дел, я не могу покинуть крепость. В бригаде пропали солдаты, бараки не достроены, необходимо обследовать крепость, чтобы понять, как ее можно укрепить и…

– Со всем этим может справиться ваш заместитель, – сказал Вертакс и сурово посмотрел на Кэна. – Вам ясен приказ, бригадир?

На это возразить было решительно нечего.

– Хорошо, я отправляюсь с рассветом.

– Прекрасно, я доложу генералу. Вам требуется эскорт?

– У меня есть свои разведчики.

– Что﷓нибудь из оружия, амуниции?

– Нет. А кстати, – спросил Кэн, нервно потирая лапы, – те мечи нашли, в конце концов?

– Понятия не имею. Гвардейцы перевернули верх дном всю крепость. Генерал был в ярости, он даже послал их проверить сортиры.

– Хорошо, что нам не пришлось хоть этим заниматься, и на том спасибо!

– Совершенно с вами согласен, – рассмеялся Вертакс и ушел.


* * *


– Тяните! – приказала Фонрар, вглядываясь в темноту ямы их персонального сортира. – Поднимайте, аккуратнее, аккуратнее, стоп…

Перед тем, как опустить туда ящик с мечами, баазки обвязали его веревками и теперь за эти веревки его вытягивали. Фонрар хотела оставить там мечи на некоторое время, но, услышав от Крезела, что гвардейцы Такхизис начали проверять сортиры, запаниковала. Все драконидицы испугались, кроме Тезик. Та сказала, что их сортир никто проверять не станет. Это просто никому в голову не придет. В любом случае мечи надо было доставать, а днем Фонрар на это просто не решилась бы.

Тезик оказалась права, никто даже не вспомнил о том, что у самок есть свой отдельный туалет. Об этом, конечно, могут вспомнить утром, но ящик оттуда будет уже изъят и сломан, а мечи розданы драконидицам.

– Спрячьте их под матрасы, – посоветовала Тезик.

– Но ведь это первое место, куда полезут смотреть? – удивилась Фонрар.

– Конечно, вот поэтому туда и положите. У нас уже осматривали постели, так что все прекрасно.

– Наверно… – с сомнением заметила Фонрар.

– Выше голову! Двадцать мечей! Ты же только об этом и мечтала.

– Ты понимаешь, в какое положение мы можем поставить бригадира? – мрачно сказала Фонрар. – Если все раскроется, он ведь возьмет вину на себя. Он всегда так делает. Генерал даже может отдать его под трибунал!

– Я тебе говорила, что она будет недовольна, – тихо сказала Хандра сестре. – Ну, до чего же мы невезучие, что ни делаем, все им не так.

– Никто их не найдет, вот увидишь, – успокаивающе сказала Тезик. – Зато завтра можно будет тренироваться с настоящими мечами.

– Что делать с ящиком, Фонрар? – спросила одна из баазок.

– Аккуратно разберите по досочкам и укрепите с их помощью койки.

– Пф﷓ф! Они воняют!

– Ничего, зато теперь они не смогут сказать, что мы пахнем лучше! – усмехнулась Тезик.

– Прошу вас, госпожа! – Риэл протягивала Фонрар меч. – Вам первой!

В помещении было темно, так как драконидицы не решались зажечь лампу. Только мерцающий свет звезд попадал через окна. В этом неверном свете лезвие отливало серебром. Фонрар обхватила лапой рукоять меча, ей показалось, что он сделан специально для нее.

– Как же он прекрасен! Ведь правда, Тез?

– Ну конечно, прекрасен.


Глава 12


Кэн с небольшим эскортом, состоявшим из Гранака и двух баазов, покинули крепость еще до восхода. Они надеялись проскочить мимо патрулей гоблинов. Никакой тропы в нужном направлении не было, но они довольно легко преодолели значительную часть долины, ровную, хотя и усыпанную валунами. Теперь перед ними встал горный хребет. Горы были старые. Когда﷓то они возвышались подобно каменным клыкам, ныне же их вершины больше походили на стертые потрескавшиеся зубы. Многочисленные трещины заросли густыми кустами. Люди сочли бы эти места непроходимыми, но дракониды с помощью крыльев перелетали глубокие трещины и опасные каменные осыпи.

Поднявшись на гребень, Кэн остановился, чтобы перевести дух. Гранак тронул его за плечо и сказал:

– Посмотрите туда, бригадир.

Вдали на востоке медленно передвигалось по равнине большое темное пятно. Сначала Кэн принял его за стадо животных – бизонов или антилоп, но потом он понял – гоблины. Тысячи гоблинов шли для подкрепления и так огромной армии.

Кэн покачал головой. Что тут можно было сказать, все уже сказано. Единственно, что они могли сделать, так это попытаться двигаться еще быстрее.

Продвижение по горам было тяжелым, и, когда наступила ночь, все с удовольствием занялись устройством лагеря, так как необходимо было отдохнуть. Место для ночлега выбрали между двумя валунами. Костра не зажигали и выставили часового.

Дракониды поднялись еще до рассвета. Быстро спустились в долину и оказались посреди моря высокой колышущейся травы. Казалось, это волны разбиваются о берег. Согласно карте, цитадель рыцарей Тьмы располагалась к северо﷓востоку от того места, где они сейчас находились. Дракониды двинулись в путь.

Где﷓то около полудня небо затянули тучи и пошел холодный дождь. Дракониды достигли леса и обнаружили звериную тропу, идущую в нужном направлении.

– Вы заметили, что за нами следят, бригадир? – спросил Гранах, когда они остановились у ручья напиться.

– Да, – ответил Кэн.

Он почувствовал запах лошадей и людей еще час назад. Скорее всего, они были замечены одним из разъездов легкой кавалерии. Это указывало на то, что они двигаются в правильном направлении и уже близки к цели. Преследователи держались слева. Они не приближались на дальность полета стрелы, но и особенно не прятались. Кэн видел пару раз чью﷓то мелькнувшую тень, иногда доносились звяканье оружия и треск веток под копытами коней.

Тропа пересекала широкую наезженную дорогу, явно построенную людьми. В дорожной грязи были отчетливо видны следы колес и копыт. Похоже, здесь было оживленное движение. Кэн был уверен, что она ведет как раз туда, куда им нужно. Дракониды прошли около мили, и тут их путь преградили шесть всадников. Они были в плащах от дождя, а под плащами просматривались мечи и доспехи. Патруль был достаточно хорошо вооружен. Кэн приказал остановиться.

Командир патруля приблизился. Его конь, непривычный к запаху драконидов, фыркал, скалил зубы и пятился. Кэн вспомнил, как кавалеристы Владычицы Тьмы специально обучали лошадей не бояться драконидов. Этого юноши тогда еще не было на свете, с грустью подумал Кэн.

Командир патруля, по﷓видимому, неплохо понимал лошадей. Когда он сообразил, что его конь боится драконидов, он спешился, бросил поводья одному из солдат и приблизился к группе.

Кэн выступил вперед, знаком дав понять Гранаку, чтобы тот прикрывал спину.

– Эта дорога проходит по владениям рыцарей Такхизис, – сказал юноша на всеобщем языке. – Кто вы такие и что делаете здесь?

– Кэн, командир Инженерной бригады Первой драконидской армии, – представился Кэн. – Следую в цитадель к вашему командующему.

– Первой… драконидской армии? – с сомнением протянул командир патруля.

Кэн грустно усмехнулся. Как быстро о них позабыли!

– Первая драконидская армия была сформирована во время Войны Копья, задолго до вашего рождения. Но наша бригада не погибла и не была расформирована, а потому мы сохранили это название. Мы гордимся им.

Юноша некоторое время молча изучал Кэна, потом отдал честь.

– Можете ли вы сообщить, бригадир, зачем именно вам нужно встретиться с нашим командиром?

– К сожалению, нет, – ответил Кэн. – Я имею право сообщить это только командующему. Таков приказ моего генерала.

– Что ж, я пошлю гонца в расположение дивизиона, он предупредит о вашем прибытии.

Кэн кивнул, юноша отошел к своим солдатам, и вскоре один из них галопом унесся прочь.

Кэн переглянулся с Гранаком. Генерал Маранта полагал, что в цитадели много рыцарей Тьмы, а их, оказывается, целый дивизион! Рыцари Тьмы, очевидно, контролируют эту часть Кринна, и им наверняка не понравится, что поблизости концентрируются огромные массы гоблинов. Дивизион! Вместе с рыцарями Тьмы дракониды легко разгромят гоблинскую армию. Особенно если у этих рыцарей есть драконы.

– Значит, мы первые дракониды, с которыми вам довелось повстречаться? – поинтересовался Кэн, когда они с начальником патруля уже шли по дороге к цитадели.

– Да, это так, бригадир. Я только слышал о вас. Кэн вздохнул.


* * *


Дождь превратился в ливень, когда вскоре после заката они достигли форта. Внешне он не выглядел привлекательным. Темно﷓серый квадрат из камня и дерева, окруженный рвом, форт стоял на перевале, откуда на мили просматривалась уже пройденная ими дорога. С другой стороны неподалеку была видна река. Как инженер, Кэн сразу одобрил и удачное местоположение форта, и его внутреннюю планировку.

Вместе с молодым офицером они подошли к мосту. Здесь юноша отдал Кэну честь. Кэн отсалютовал так, как было принято в драконидской армии.

Офицер вскочил на своего коня, который все еще продолжал подозрительно коситься на драконидов, хотя за долгую дорогу немного к ним и привык. Всадники издали боевой клич и унеслись по дороге обратно. Кэн посмотрел им вслед, искренне восхищаясь их стремительным галопом. Потом он отвернулся от дороги и двинулся дальше.

Мокрые и трясущиеся от холода часовые остановили драконидов на подвесном мосту. Для драконидов холодный ливень был не страшен. Температура их тела автоматически понизилась, и они чувствовали себя вполне комфортно, разве что стали двигаться чуть медленнее.

Кэн назвался. Вода стекала по шлему часового и заливала лицо. Он вытер лицо рукой и сказал:

– Бригадир Кэн, вас уже ждут. Проходите. Вас встретят за мостом.

Часовой отдал честь, и Кэн вместе с остальными драконидами зашагали по раскачивающемуся под их тяжестью мосту. Гранак и двое баазов держались вплотную к Кэну. Темно﷓коричневая вода во рву пузырилась под дождем.

Дракониды прошли через туннель под внешней стеной, длиной, как прикинул Кэн, почти в семь метров. Оба входа в туннель были защищены подъемными решетками. Кэн обратил внимание на «дыры﷓убийцы», пробитые в стенах туннеля. Они назывались так, поскольку во время штурма в них прятались лучники, поливавшие нападающих ливнем стрел. Кэн поежился и ударил хвостом по стене.

Выйдя во внутренний двор, Кэн заметил ожидающего их офицера в черном плаще. Плащ был насквозь мокрый, вода хлестала по лицу человека, но он стоял неподвижно. Он подождал, пока Кэн сделает несколько шагов по камням внутреннего дворика, и поднял в приветствии руку.

– Командир Первого крыла Волчьего дивизиона Возиард, – представился он. – Я проведу вас к нашему командиру.

Кэн молча кивнул. Офицер тоже молчал, возможно, он надеялся, что Кэн объяснит, зачем он здесь. Но Кэн не счел нужным это сделать, а расспрашивать его офицер не был уполномочен. В некотором раздражении офицер повернулся и направился к главному зданию форта. Кэн оглянулся на своих товарищей, слегка пожал плечами и пошел следом. Дракониды усмехнулись и двинулись за ним.

Они вошли в здание, миновав деревянную дверь толщиной почти в полметра. Около нее в сторожевых будках стояли часовые. Кэн обратил внимание, что такие будки есть у каждого здания внутри форта. Впечатляющая демонстрация силы в сравнительно спокойном районе, находящемся под управлением армии, которая давно уже не воюет.

Через анфиладу комнат драконидов проводили в центр здания. То тут, то там попадались группы рыцарей в черных плащах и шлемах, которые молча уступали им дорогу. Все они с любопытством провожали глазами странную процессию. Один из рыцарей смотрел на Кэна столь пристально, что Кэн, споткнувшись, чуть было не налетел на стену. Рыцарь был в плаще с накинутым капюшоном, но Кэну он показался странно знакомым. Да и рыцарь, похоже, узнал Кэна. Перед одними из закрытых дверей двум баазам было предложено последовать за стражниками, которые покажут, где те смогут отдохнуть и провести ночь. Дракониды вопросительно посмотрели на Кэна, тот кивнул. Кэн с Гранаком последовали дальше, но перед этим Кэн обратил внимание на то, что рыцарь в капюшоне все еще смотрит им вслед. Потом они вошли внутрь.

Кэн был представлен генералу Заку и его штабу. В процессе взаимных приветствий и представлений Кэн позабыл о странно знакомом рыцаре.

– Вино, эль или, может быть, гномий спирт? – с улыбой предложил генерал драконидам.

Он был немолод и явно когда﷓то имел дело с драконидами. Во всяком случае, ему была известна их любовь к этому крепкому напитку.

– Нет, благодарю вас, генерал, – отказался Кэн, которому хотелось сохранить трезвую голову для важных переговоров. – У нас было долгое и не самое легкое путешествие. И повод для него исключительно серьезен!

– Конечно, бригадир, – генерал тоже стал серьезен. – Я весь внимание. Что же привело вас к нам?

У Кэна отчего﷓то вылетела из головы вся та блестящая речь, которую он подготовил по дороге сюда. Отчего﷓то? Как бы не так! Оказавшись внутри этого великолепного форта, в присутствии высокопоставленных офицеров﷓людей в великолепных черных доспехах, он на мгновение растерялся. С детства Кэну внушали, что люди – это почти как боги. За долгие годы Кэн не раз сталкивался со слепотой, глупостью и предательством людей. Казалось, его детские представления были полностью развеяны. Но теперь, к своему глубочайшему изумлению, Кэн понял, что давнее преклонение перед людьми все еще живо в его душе.

– Генерал Зак! Мой командир, генерал Маранта, послал меня выразить вам свое почтение и пожелать вам всяческих успехов как на поле боя, так и вне его.

– Маранта, – задумчиво повторил Зак. – Вы имеете в виду того самого генерала Маранту, аурака?

– Да, генерал! Именно его.

– Не знал, что он жив, ну﷓ну… – генерал окинул взором своих офицеров. Те, кто постарше, были, безусловно, впечатлены, те, кто помоложе, – безразличны. – И чем же он занимался все это время?

Кэн ответил на вопрос. Потом рассказал, где расположена крепость.

– Мы нуждаемся в вашей помощи. Отчаянно нуждаемся! Наши силы в крепости составляют около пяти тысяч драконидов, а нас собирается осадить армия гоблинов и хобгоблинов численностью не менее тридцати тысяч. По загадочным для нас причинам они стремятся уничтожить нас любой ценой. Возможно, их наняли проклятые Соламнийские Рыцари.

– Соламнийцы? – генерал нахмурился. – Не думаю, хотя, конечно, они потеряли остатки своей былой чести вместе с трусливым бегством богов. Я давно знаю о вашей крепости, но не предполагал, что командует там старый Маранта, а то бы не преминул заглянуть, вспомнить былые времена… Гоблины и хобгоблины, говорите? Интересно. Непонятно, зачем бывшим союзникам нападать на вас, вы согласны, бригадир? – Кэн немедленно согласился, ему и самому так казалось. – А здесь вы, значит, за тем, чтобы просить помощи у нас? – продолжил генерал.

– Да, генерал! Хотя сейчас мы не сражаемся вместе. Маранта обращается к вам с просьбой о помощи. Со своей стороны он может гарантировать дружбу нашей расы. Возможно, стоит установить и какие﷓то дипломатические отношения.

Казалось, генерал Зак был впечатлен:

– Вас, конечно, осталось немного, но никто не сомневается в том, что история драконидов – это история славных побед. Нам, само собой, не хотелось бы терять такого могучего союзника, – он выразительно посмотрел на своих офицеров. – Дагот, я хочу, чтобы Первое и Второе крыло были готовы выступить на войну с гоблинами через два дня, – он повернулся к Кэну. – Это вас устроит, бригадир?

Кэн полагал, что генералу Заву, конечно же, потребуется время для разведки и совещаний. Потом он запросит несколько дней отсрочки для анализа ситуации и пообещает прислать ответ самое раннее через неделю, и то, если им крупно повезет. Он и не предполагал, что решение подобной важности может быть принято в течение нескольких минут.

– Да, генерал! – не скрывая восторга, воскликнул Кэн. – Более чем!

– Прекрасно, ваше поручение выполнено. Я был бы рад, если бы вы разделили с нами ужин, но, похоже, вы слишком устали, а завтра вам предстоит тяжелый путь назад. Могу я предложить вам комнату для отдыха? Ужин и завтрак вам доставят прямо туда.

Первым порывом Кэна было немедленно отправиться в обратный путь, но он должен был думать не только о себе, но и о своих товарищах. Они были вымотаны дорогой, да и сам Кэн чувствовал себя смертельно усталым. Завтра утром после хорошего сна и плотного завтрака, они смогут двигаться значительно быстрее.

– Я вам очень благодарен, генерал! Мы выйдем завтра утром. Надеюсь увидеться с вашими доблестными воинами на поле боя.

– Так оно и будет, – кивнул генерал и отвернулся к своим офицерам. Аудиенция была закончена.

Возиард, хранивший молчание в продолжение встречи, провел драконидов в один из боковых коридоров, по обе стороны которого располагались двери. Он распахнул одну из дверей. В комнате находились две кровати, рассчитанные на людей, и стол, на котором стоял кувшин с водой и таз для умывания.

– Я прикажу принести пищу сюда.

– Где разместили моих солдат? – поинтересовался Кэн.

Офицер махнул рукой:

– В соседней комнате, бригадир.

Кэн сел на кровать и сладко зевнул.

– Я проверю, как они устроились, – сказал Гранак.

Оставшись в одиночестве, Кэн задумался. Не прошло и двадцати минут, как они вошли в форт, а он уже добился всего, чего хотел. Это вызывало у него неосознанное беспокойство. Он не привык, что все идет гладко, особенно с людьми. Весь его прежний опыт только подтверждал обоснованность нынешней тревоги.

«По теории вероятностей может же что﷓то пройти гладко, – размышлял Кэн. – В конце концов, ничего странного, что генерал Зак принял решение сразу. Он знает о драконидской крепости, и его разведчики просто обязаны были донести ему о громадном скоплении гоблинов на его территории. Возможно, это ему нравится не больше, чем нам. Но он не знал, зачем они тут и каковы их планы, а теперь, когда я ему рассказал, он решил, что пришло время избавиться от них».

Вернулся Гранак и доложил, что оба бааза прекрасно устроены, накормлены и уже спят. Вскоре принесли огромное блюдо жареного мяса и большой кувшин эля. Дракониды отдали должное угощению, и скоро Кэн, с полным желудком и блаженно расплывающимися в голове мыслями после доброй порции прекрасного эля, растянулся на полу. Он не решился лечь на коротковатую для него кровать, побоявшись, что под его тяжестью она просто развалится.

– Если вы хотите спать, бригадир, я могу подежурить первым, – предложил Гранак, усаживаясь возле двери. – Тут, как видите, нет замков.

– Не думаю, что у них здесь проблемы с ворами, – усмехнулся Кэн. – И не вижу особого смысла в ночном дежурстве. Мы либо в гостях у могущественных друзей, либо в лапах у могущественных врагов. В любом случае мы не сможем им помешать сделать с нами то, что они захотят.

– Даже если это и так, – спокойно заметил Гранак, – я, с вашего позволения, подежурю первым.

– Ну, если ты так настаиваешь, – пробормотал Кэн уже сквозь сон. – Разбуди меня на вторую смену.

Как и обещал, через некоторое время Гранак разбудил Кэна.

– Ну, есть что доложить? – сонно спросил Кэн.

– Нет, бригадир! Все спокойно.

Кэн кивнул и занял место Гранака у закрытой двери. Гранак растянулся на полу и тут же захрапел. Кэн спад плохо и, в сущности, был благодарен Гранаку за возможность посидеть и подумать если не в тишине, то хотя бы в одиночестве. Он еще и еще раз вспоминал слова генерала, пытаясь убедить себя, что все в порядке, когда услышал, как скрипнула половая доска. Звук был совсем слабый. Кэн мог и ошибиться, трудно быть в чем﷓то уверенным, когда Гранак так храпит. Кэн вспомнил его слова об отсутствии замков на дверях и свой легкомысленный ответ. Как глупо. Кэн осторожно поднялся и встал по другую сторону от двери так, чтобы открывающаяся дверь прикрыла его.

Опять раздался скрип половицы, теперь Кэн услышал еще и легкое звяканье металла. За окнами бушевала настоящая буря, струи дождя били по крыше и стенам здания. Ручка двери повернулась, и дверь медленно открылась. В комнату на цыпочках вошел человек. Кэн приготовился. Человек приблизился к лежащему Гранаку.

– Кэн? – тихо спросил он, протягивая к спящему руку.

Кэн выпрыгнул из﷓за двери и обхватил человека, одной лапой закрывая ему рот, чтобы тот не смог позвать на помощь. В тот же миг на ногах оказался и Гранах. Сжимая в руках короткий кинжал, он встал у двери.

Пойманный человек коротко дернулся, а потом спокойно затих в объятиях Кэна. Он был закутан в абсолютно мокрый плащ. Видимо, пробирался снаружи.

– Проверь коридор, – прошипел Кэн.

Гранак высунулся наружу.

– Никого!

Потом драконид закрыл дверь и подпер ее своей могучей спиной.

Человек пытался что﷓то сказать. Его губы шевелились под ладонью Кэна. Кэну показалось, что он говорит: «Отпусти меня, Кэн, отпусти, проклятый кретин! Это я!»

– Хазат! – вскрикнул Кэн, опуская лапы.

– Тихо! – обеспокоенно прошептала она в ответ и посмотрела на дверь. Откинула назад капюшон и повернула к нему пылающее лицо. – Ты не знаешь собственной силы, проклятый драк! Я теперь неделю буду ходить вся в синяках, – добавила она, потирая шею и грудь.

– Хазат, но я ведь не знал…

– И не предполагал, – язвительно добавила она, сводя его извинения к минимуму. – Ничего страшного. Надо было понять, что вас невозможно застать врасплох. Очень умно с вашей стороны установить дежурство.

– Идея Гранака, – Кэн кивнул в сторону сивака. – Вы не знакомы. Гранах – это Хазат, рыцарь Такхизис. Хазат – это Гранак. Мы встретились с Хазат в то недолгое время, когда были в армии рыцарей Тьмы.

– Да, я помню, – усмехнулся сивак. – Полевые сортиры.

– Если ты пришла по поводу нашего тогдашнего спешного отбытия… – начал Кэн.

Хазат покачала головой.

– Нет. Вы имели полное право покинуть армию. С вами обошлись отвратительно. Не в первый раз, но, к сожалению, не в последний!

Кэн смотрел на Хазат. Ночным зрением он видел ее в темноте, как красный силуэт. Он попытался вспомнить, как она выглядела в то жаркое лето Войны Хаоса. И он увидел ее, как тогда – гордую всадницу в черном на красном драконе. Они успели стать друзьями за то короткое время, пока были союзниками. Они уважали и доверяли друг другу.

– Буду краткой, – сказала Хазат. – Я только что с совещания в штабе. Вас предали, Кэн. Генерал не собирается посылать вам подмогу, как обещал.

Кэн почувствовал разочарование, как будто наглотался холодного пепла.

– Он отменил приказ? Но почему?

– Он его и не отдавал. Офицеры штаба знали, что он лгал, чтобы не волновать вас. Неизвестно, что вы можете натворить в гневе, – Хазат положила руки в кожаных перчатках на лапу Кэна. – Есть и еще причина лгать тебе. Неужели ты не понял, Кэн? – видя его недоуменный взгляд, она горько усмехнулась. – Нет, это просто не может прийти тебе в голову. Тебе – «монстру», «человеку﷓ящерице», «кровожадному чудовищу». А вот нам, так называемым «цивилизованным людям», может… Ты не задавал себе вопрос, кто собирает и обучает этих гоблинов, кто их кормит и платит им, хорошо платит, кто снабжает их оружием, доспехами, всем необходимым? – она вздохнула и с горечью продолжила: – Так вот тебе ответ, Кэн. Рыцарство. Нет, не Соламнийское Рыцарство. Гордое рыцарство последней Владычицы, рыцари Такхизис.

Кэн задохнулся, он с трудом смог выдавить:

– Но почему? За то, что мы отказались рыть сортиры?

– Ваши самки, Кэн, – ответила Хазат. – Они знают про самок. Один из тех гномов, хлипкий такой, он еще дал вам карту…

– Селквист!

Кэн вспомнил этого скользкого типа, изгоя даже среди своих, вора гнома, который нашел ту самую карту, что привела их к яйцам с драконидицами. Он охотился совсем за другим сокровищем, но Кэн с драконидами отправились вслед за гномами, и после многих испытаний, едва не стоивших всем им жизни, они обрели самок. В общем, все закончилось хорошо. По крайней мере, Кэн так думал. Оказалось, он ошибался.

– Да, Селквист. Он продал вас. Дорого продал. Рыцари были в ужасе, ведь теперь, когда у вас есть самки, вы можете размножаться. Раса, состоящая из одних самцов, управляема. Дракониды всегда были сильны и могущественны, кто же спорит, но в вас было воспитано уважение к нам, вы жили, повинуясь нашим законам. А если среди вас и появлялись бунтари, – Хазат усмехнулась, – то их было немного и их было легко изолировать. Не говоря уже о том, что хотя вы и живете долго, но все же не вечны. А теперь, когда вы можете размножаться, вы захотите жить по﷓своему, установить свои законы. Найти свою цель в жизни. И это делает вас опасными.

Найти свою цель в жизни. Эти слова яркой звездой сверкнули во тьме души Кэна, осветив все его помыслы и мечты. Теперь он мог ясно видеть их, дать им имя – цель! Его собственная цель, цель жизни его солдат, всей расы. Он был так поражен, что не услышал последних слов Хазат.

– А зачем вы нам это рассказываете? – подозрительно спросил Гранак.

Хазат гордо вскинула голову.

– Когда я вступила в Рыцарство, мне было Видение Владычицы. Я должна вести себя благородно, именно для этого я была выбрана и возведена в ту должность, которую занимаю. Я верна моей клятве Владычице, Рыцарству и нашим союзникам. И все мои подчиненные были верны. Но времена меняются. Ныне я, возможно, единственный офицер во всем Рыцарстве, кто еще верит в Видение. Что же до генерала Зака и прочих, – она презрительно фыркнула, – то все они не более, чем грабители и убийцы. Они сражаются между собой и терроризируют простых людей. Ради чего? Не ради славы, нет! Какая слава в убийстве крестьян или в измене союзникам! Они делают все это только ради самих себя, ради власти и богатства. Единственное доступное им видение – сверкающие монеты… Утром не идите по дороге, держитесь леса, по крайней мере, до моста через реку Эндриксен. Зак не решится убить вас в форте. В мире сохранилось еще немало могущественных драконидов. Они служат новым Повелителям Драконов, Мелистриксу и другим. Форт полон их шпионов. Если с вами что﷓то случится здесь, Заку придется ответить за это, ну а если вы будете убиты на проезжей дороге…

Она пожала плечами.

– Я понял. Спасибо, Хазат! Ты настоящий друг и верный союзник. Если тебе когда﷓либо понадобится помощь, я и вся моя бригада в твоем распоряжении.

Хазат накинула капюшон.

– Мне надо идти, меня уже могут начать разыскивать.

Она пошла к двери, и Гранак по кивку Кэна отошел в сторону, чтобы дать ей пройти. На пороге она обернулась:

– Ты ведь не думаешь, что я тоже стала такой слабой и мягкой, как эти засахаренные соламнийцы, Кэн?

– Ты мечтаешь о спокойной старости у камина, Хазат? – вопросом на вопрос ответил Кэн. – Стать старой, седой, морщинистой? Спокойно качать на коленях внуков?

– Нет, – усмехнулась она. – А вот ты, Кэн, мечтаешь, и это написано на твоей честной морде! – она махнула на прощание рукой. – До свидания, удачи вам! Скоро она вам, ох, как понадобится!

– Спасибо тебе, Хазат! Я не могу даже выразить, как я тебе благодарен.

Хазат вышла, закрыв за собой дверь.

– Может быть, нам стоит двинуться в путь прямо сейчас? – обеспокоенно спросил Гранак.

– Нет, – ответил задумчиво Кэн. – Если мы уйдем прямо сейчас, это будет выглядеть подозрительно. Мы можем навредить Хазат. Выйдем, как и собирались, – утром. А теперь попробуй еще поспать, если, конечно, получится.

– Вряд ли, бригадир, – ответил сивак, садясь таким образом, чтобы спиной опираться о дверь.

Кэн тоже сидел и, дожидаясь рассвета, размышлял о цели. Благословенная звезда продолжала сиять перед его взором, но как она была далека… Дальше всех звезд на небе.

Между ним и его мечтой о будущем драконидов стояла армия гоблинов. Обученная лучшими воинами Кринна.


Глава 13


Кэн и его спутники покинули форт с первыми проблесками зари. Им был предложен завтрак, но Кэн вежливо отказался, ссылаясь на долгий путь. Он сказал, что они позавтракают в пути взятыми с собой припасами; к чему тащить лишнее в животе? На самом деле ему становилось тошно при одной мысли об ужине, который они так неосторожно съели вчера. Немного яда – и проблема решена. Впрочем, генералу Заку пришлось бы давать объяснения. Взрыв костей бозака не утаишь. А вот в дороге все можно списать на гоблинов. Даже Слит не заподозрит неладного, если они не вернутся. Генерал Маранта тем более.

– Он решит, что мы тоже дезертировали, – мрачно пробормотал Кэн себе под нос.

Интересно, что имела в виду Хазат, когда говорила о новых Повелителях Драконов и могущественных драконидах, которые им служат? Хотелось бы, конечно, поговорить с ней поподробнее, но сама обстановка их последней беседы не располагала к обстоятельному обсуждению мировой политики.

Дракониды шли по дороге до тех пор, пока видели форт. Как только дорога повернула и пошла вниз, башни форта скрылись из глаз.

– Как по﷓твоему, за нами следят? – спросил Кэн Гранака.

– Нет, бригадир.

– Конечно, какой смысл? Они знают, как мы пойдем, и подготовили впереди засаду.

Дорога вышла к реке и теперь шла вдоль берега. Кэн нашел узкое место и свернул. Дракониды постарались не оставить следов на размокшей от дождя обочине, перелетев прямо на берег. Река вздулась от дождя, и вода в ней была очень холодной, но дракониды прекрасно плавали. Кэн первым бросился в воду и, взмахивая могучими лапами, поплыл, борясь со сносящим его потоком. Все благополучно перебрались на другую сторону и пошли дальше, держась в тени растущих по берегу кустов. Им хорошо была видна дорога, а их самих с дороги заметить было невозможно.

Упомянутый Хазат мост был чуть дальше того места, где они встретили патруль. Кэн прикинул, что они должны подойти туда вскоре после полудня. А там уже можно будет вернуться на дорогу.

Они шли довольно долго. Казалось, все выглядело как обычно: по дороге проезжали всадники; тащились телеги с грузами; шли путники; однажды прошел отряд пикинеров. Никаких признаков засады. Кэн уже начал подумывать, что Хазат ошиблась. Нет, не в характеристике генерала Зака. Кэн не сомневался, что тот был бы рад избавиться от него. Но, возможно, генерал просто счел ниже своего достоинства устраивать засаду на кучку драконидов.

– В конце концов, гоблины все равно собираются нас всех уничтожить, – сказал он самому себе.

Успокоив себя такими рассуждениями, он был немало удивлен, когда рядом с каменным мостом у ответвления дороги раздались голоса. Мост был высок. Дракониды находились внизу, скрытые среди деревьев. Кэн жестом приказал всем остановиться. Голоса послышались вновь, к ним добавился перестук лошадиных копыт по деревянному настилу моста. Дракониды тихо двинулись вперед и скоро нашли точку, откуда было прекрасно все слышно.

Кэн не видел, что происходит на мосту, но один из голосов показался ему знакомым.

– Что вы, ублюдки, себе позволяете! Угрожать оружием вышестоящему офицеру? – говорящий повысил голос. – Мечи в ножны и с дороги. У меня нет времени разбираться с вашими глупостями. Я выполняю важное поручение генерала.

– Это же ваша подруга, женщина! – прошептал Гранак. – Та самая, что предупредила нас.

Кэн нетерпеливо махнул рукой, соглашаясь и призывая Гранака замолчать. Он внимательно прислушивался к разговору.

– Напротив, капитан, – ответил глубокий уверенный голос. – Согласно имеющимся у меня точным сведениям, генерал вам подобного приказа не отдавал. Более того, вас видели ночью в том самом коридоре, где ночевали дракониды. А когда об этом доложили генералу, он вспомнил, что вы с ними были когда﷓то в дружеских отношениях, чуть ли не с этими самыми драками. Похоже, их кто﷓то предупредил об опасности, иначе зачем бы им сворачивать с проторенной дороги? Вот генерал и приказал арестовать вас и препроводить в форт для дальнейшего разбирательства…

Слова рыцаря были прерваны звоном стали. Кэн ни секунды не колебался. Хазат была в опасности из﷓за него. Он придет ей на помощь, как и обещал. К тому же ему предоставляется прекрасная возможность хоть немного поквитаться с коварными рыцарями. Кэн издал боевой клич и выхватил топор. Пусть Хазат слышит, что помощь близка, а ее противники знают, что им придется сразиться не с одним человеком, а еще и с четырьмя драконидами.

Кэн с Гранаком расправили крылья и взлетели на мост. Баазы бежали следом. Хазат верхом на коне находилась на противоположной стороне моста, дорогу ей преграждал рыцарь Тьмы с восемью солдатами. Ее меч сверкающей полосой мелькал перед ними, не позволяя приблизиться. Тогда один из солдат поднял камень и запустил им в Хазат. Он попал ей в лоб, чуть пониже шлема. Хазат усидела в седле, но на мгновение потеряла ориентацию в пространстве. Солдаты сомкнулись вокруг нее и потащили с седла.

Бегущий по мосту Кэн издал яростный рык, надеясь отвлечь солдат от Хазат. Его поддержал Гранах, завопив, как голодный людоед, баазы взвыли, словно семья разъяренных гиен. Все четверо расправили крылья, встопорщили гребни, хвосты и чешую. От ужасного вида атакующих драконидов двое солдат бежали сразу же, побросав оружие, четверо застыли в оцепенении, не слушая приказов офицера, и только двое все еще продолжали тащить Хазат в сторону леса.

– Займись рыцарем! – бросил Кэн Гранаку. Тот кивнул и ускорил бег. Четверо солдат не остановили могучего сивака. Одного он с лету разрубил пополам своим большим мечом, другого сбил в прыжке ногой, а третьего сбросил с моста ударом могучего хвоста. Последний из солдат, видя печальную судьбу товарищей, предпочел спрыгнуть с моста сам. Рыцарь выступил вперед, и раздался звон мечей.

Кэн настиг тех, кто тащил Хазат. Они бросили ее и выхватили мечи. Кэн отбил топором направленное на него лезвие и перепрыгнул через Хазат, стараясь достать противника. Боковым зрением он увидел, как блеснула сталь у него за спиной, но тут подоспели баазы. Удар, короткий вскрик, и все было кончено. Солдат бросил меч и пал на колени.

– Пощади! – закричал он, с ужасом глядя на драконида.

Кэн узнал в нем того трусливого подонка, который бросил в Хазат камень.

– Мы – чудовища! – прорычал он. – Дикие кровожадные ящеры!

Одним взмахом топора Кэн снес ему голову с плеч и пинком скинул еще дергающееся тело с моста. Потом обернулся и опешил: прямо перед ним стоял рыцарь Тьмы. Кэн поудобнее перехватил топор, но рыцарь вдруг замахал руками и поднялся в воздух.

– Это я, бригадир! – успокаивающе произнес он голосом Гранака.

Все правильно, расслабился Кэн, сивак принял вид убитого им противника.

– Мне сохранить этот вид? На случай, если они еще где﷓то прячутся?

Кэн внимательно огляделся. Никого.

– Не надо, превращайся обратно. Твой вид меня нервирует. Все в порядке? – добавил он, оглядывая свой маленький отряд.

Баазы усмехнулись, Гранак кивнул, голова его уже стала похожа на голову сивака. Ни у кого не было и царапины. Все﷓таки даже драконидские саперы любили и умели сражаться. Довольный своими солдатами, Кэн встал на колени рядом с лежащей Хазат и обеспокоенно взглянул на нее. Лицо ее было покрыто запекшейся кровью, она тихо и неровно дышала. Кэн понятия не имел, что надо делать в такой ситуации. Его познания в людской анатомии ограничивались теми расчлененными трупами, которые ему доводилось видеть на поле боя. Люди такие мягкокожие, что кровь у них льется от пустяка, и дышат они всегда тихо… Кэн потряс Хазат за плечо, она не очнулась, но тело ее оставалось теплым и она дышала. Может, она вовсе и не собирается умирать?

– Что будем делать с ней? – спросил Гранак.

– Возьмем с собой. Если бы не она, мы бы угодили прямо в ловушку. Мы ее должники.

Кэн сам хотел поднять женщину, но Гранак вежливо отстранил командира.

– Я понесу, – сказал он и без усилий поднял тело Хазат.

Дракониды перешли на бег. Кэн решил, что они будут двигаться с максимальной скоростью даже ночью. Никакого отдыха, пока не вернутся в крепость. Кэну было жаль потерянного времени, но зато теперь он точно знал, кто его настоящий враг.

Маленький отряд двигался весь день и всю ночь без каких﷓либо приключений. Единственная проблема возникла с Хазат. Через несколько часов она пришла в себя и потребовала, чтобы ее опустили на землю. Гранак поставил ее на ноги, она сделала несколько неуверенных шагов и прислонилась к дереву. Кэн решительно заявил, что она задерживает движение и у нее есть выбор: или они ее тут оставляют и пусть она сама как хочет пробирается по кишащей гоблинами территории, или они ее понесут.

– Я не какая﷓нибудь эльфийская принцесса﷓неженка, чтобы меня носили на руках! – возмутилась Хазат.

– Ни в коем случае, госпожа, – умильно улыбаясь клыкастой пастью, заявил Гранак. – Вы просто смотрите на меня, как на своего коня. Или, еще лучше, как на своего дракона.

Хазат изумленно уставилась на него, а потом расхохоталась. В конце концов, она согласилась, что Кэн прав, но настояла, чтобы Гранак взял ее на закорки. Так она могла держаться за его шею, а у сивака освобождались лапы и ему удобнее было бежать.

– Конь так конь! – улыбнулась она.

Дракониды продолжили бег. Путешествие для Хазат было не из приятных. Она вся побелела и до крови искусала губы. Тряска болью отзывалась в ее теле, но она молчала и старалась, по возможности, облегчить Гранаку ношу.

Кэн, и так восхищенный мужеством Хазат, зауважал ее еще больше.

К крепости они вышли на рассвете следующего дня. Часовые с изумлением смотрели на сопровождавшего драконидов окровавленного человека, но пропустили его внутрь. Под ответственность Кэна, который заявил, что это друг. Один из часовых побежал к начальнику караула. Кэн не сомневался, что весть о его возвращении, да еще в подобном обществе, мгновенно станет известна генералу Маранте.

– Куда ее? – спросил Гранак.

Он опять держал Хазат в лапах, так как она вновь потеряла сознание – к некоторому облегчению Кэна, которому было больно смотреть на то, как она страдает.

Для Кэна ответ был очевиден. Она женщина – человеческая самка, а значит, ее надо поместить с самками драконидов. Может быть, они смогут как﷓то помочь ей выздороветь, хотя, конечно, особой надежды на это у Кэна не было.

Отряд вошел в новые казармы. Кэну было приятно сознавать, что эти построенные на скорую руку здания были лучше и надежнее всех прочих строений в крепости. Сейчас его саперы заканчивали внутреннюю отделку. Слит помахал ему с дальнего конца коридора и поспешно подошел ближе. С неприкрытым изумлением он уставился на все еще находящуюся без сознания Хазат, бережно внесенную в помещение Гранаком.

– Да будь я проклят! Это еще кто?… Погодите… Я ее вспомнил! Это рыцарь, всадница на драконе. Откуда вы ее ваяли, командир? И что с ней?

– Все расскажу, только чуть позже, надо ее сначала устроить. А потом я жду рапорта о том, что тут происходило за время моего отсутствия. О пропавших есть новости?

– Нет, командир, – покачал головой Слит. – Но появились еще дракониды, целое подразделение.

– Кто? Откуда? Каким образом? – в свою очередь изумился Кэн.

– Командир, я сообщу вам все подробности, – сказал Слит, указывая на Хазат, бессильно обмякшую в лапах Гранака. – Сначала стоит ее уложить.

– Да, конечно, ты прав, – согласился Кэн и продолжил путь к казармам драконидиц.

– Бригадир! – крикнула одна из баазок, поставленная у окна для наблюдения за происходящим снаружи. – С ним Гранак, он несет что﷓то большое.

Фонрар на полуслове оборвала команду. Она занималась с баазками и капачками упражнениями с мечом.

– Уберите оружие! – приказала она. – Да загаси ты скорее эту тряпку! – набросилась она на одну из бозачек, практикующихся в магии.

– Я не специально, – оправдывалась та, наступая на огонь лапой.

Все заметались по бараку. Через мгновение мечи были убраны под матрасы, следы занятий магией ликвидированы. Две баазки взяли метлы и принялись с сосредоточенным видом подметать пол. Часть драконидиц завалилась на койки, другие с ленивым видом разбрелись по казарме.

– Интересно, что это они несут? – нервно хихикнула Сандра. – Может быть, нам подарок?

– Хорошо бы, сочного кендера, – протянула Хандра. – Последнее время из столовой приносят такую гадость. Они говорят, это потому, что невозможно охотиться из﷓за гоблинов.

В дверь постучали.

– Бригадир! – раздался голос Крезела. Он медлил, давая драконидицам время подготовиться и прекратить занятия, которые могли бы вызвать гнев бригадира. Самому Крезелу неприятности тоже были не нужны.

– Прошу, бригадир! – пригласила Фонрар, сама открывая дверь.

За ней, она это слышала, драконидицы становились в строй.

– Фонрар, – кивнул Кэн в уставном приветствии. – Здравствуйте! – обратился он к остальным.

Фонрар отдала команду, и драконидицы четко отсалютовали, но смотрели они не на бригадира, а на Гранака, точнее, на то, что он держал в лапах.

– Человек, – прошипела Хандра.

– Женщина, – уточнила Сандра.

Кэн кивнул в ответ на приветствие и подошел к одной из коек, как оказалось, это была койка Фонрар. Он велел Гранаку положить Хазат на койку и наклонился, устраивая женщину поудобнее. Потом распорядился принести еще одеял и подушку. Наконец он выпрямился и обнаружил себя окруженным драконидицами. Все они смотрели на него мрачно, а может быть, даже враждебно.

Кэн опешил. Они явно были злы на него, но почему? Он не мог припомнить, что он такого сделал, чтобы они были так, недовольны.

– Кто это? – холодно спросила Фонрар.

– Она… Ее зовут Хазат, она рыцарь Такхизис, храбрый воин. Она спасла нам жизнь.

– Как? Что случилось? – испугалась Фонрар, ее гнев уступил место беспокойству. – Никто, кроме нее, не пострадал?

– Нет, нет! Все в порядке, – махнул лапой Кэн.

Ему хотелось поскорее уйти, поделиться новостями со Слитом, выслушать его доклад, но драконидицам явно требовались еще объяснения.

– Она сильно пострадала в бою. Я подумал, что, может быть, вы сможете лучше понять, как ей помочь, все﷓таки вы с ней одного пола.

– Она спасла вам жизнь, бригадир? – тихо переспросила Фонрар.

– Да, спасла, – ответил Кэн, стараясь сохранить остатки терпения. – И не только мою, а еще и Гранака, и прочих.

Фонрар глубоко вздохнула.

– Мы позаботимся о ней, бригадир. Не волнуйтесь.

– Прекрасно! – обрадовался Кэн.

Он чувствовал, что что﷓то здесь не так, но, хоть убей, не мог понять, что именно.

Драконидицы хранили молчание. Тезик печально смотрела на Фонрар, сестры сивачки зло косились на бригадира, но все это было лучше, чем выражение морды Фонрар, которая старательно отводила глаза.

– Мне пора идти, – сказал он, наконец, не понимая, чем он их так огорчил, и направился к двери.

– Бригадир, – тоскливо бросила ему в спину Фонрар. – Вам она дорога? Вам нравятся человеческие женщины?

– Конечно, дорога, – обернулся Кэн. – Она мой старый боевой товарищ. Мы с ней знакомы со времен Войны Хаоса.

– Фон не это имела в виду, – заметила Тезик. – Она спрашивает, любите ли вы ее?

Слово «любовь» Тезик произнесла на всеобщем языке.

– Люблю? – повторил изумленный Кэн.

Двадцать пар глаз смотрели на него, и он почувствовал себя хуже, чем перед таким же количеством нацеленных на него копий гоблинов.

– Что за глупости?!

– Мы слышали как солдаты﷓дракониды рассказывали друг другу о том, как они любят человеческих самок, – объяснила Тезик.

Фонрар была так расстроена, что, казалось, не могла говорить.

– Они им нравятся даже больше, чем мы, – грустно добавила Сандра.

Да, пожалуй, Кэн предпочел бы копья.

– У меня нет времени сейчас объяснять вам подробности… – начал он растерянно. – Но… лично я… Короче, мне она дорога не этим. Она человек, водянистый и хлипкий, – он обвел драконидиц глазами. – Ну что еще я могу вам сказать?

– Ничего, бригадир, – улыбнулась Фонрар. – Совсем ничего. И, пожалуйста, не волнуйтесь об этой женщине, с ней все будет в порядке, мы будем хорошо о ней заботиться!

– Надеюсь, – сурово сказал Кэн, но, похоже, суровость его пропала даром.

Драконидицы весело переглядывались и толкались. Он услышал, как хихикают сестры﷓сивачки.

– Мы очень рады, что вы благополучно вернулись, командир, – сказала Фонрар.

– Спасибо, – Кэн поспешно вышел, чувствуя себя при этом крайне неловко.

Все двадцать драконидиц собрались вокруг Хазат.

– Водянистая, – протянула Тезик, осторожно трогая ее когтем.

– И хлипкая, – радостно добавила Фонрар.


Глава 14


– То есть вы утверждаете, что рыцари Такхизис, наши естественные союзники, наняли, обучили и послали армию гоблинов, чтобы уничтожить нас, – генерал Маранта пристально смотрел на Кэна. – И все это из﷓за того, что вы нашли самок?

– Получается, что так, генерал, – согласился Кэн.

Он смертельно устал, мысли с трудом ворочались в голове, но он должен был настоять на своем в этом словесном поединке с генералом.

– Значит, если бы не вы с вашими проклятыми самками, нам не пришлось бы сражаться с гоблинами… Это я не к тому, бригадир, что собираюсь выгнать вас с вашей бригадой. Просто я хочу, чтобы вы помнили, чем вы нам обязаны.

– Я помню, генерал, – ответил Кэн. – Мои инженеры уже делают все, что могут, для усиления крепости. В случае штурма все мои солдаты будут биться до последней капли крови. Кроме того, я должен заметить, генерал, что, хотя непосредственной причиной нынешнего нападения явилась моя бригада, вы и ваши подразделения давно уже беспокоите рыцарей Тьмы. По словам капитана Хазат, вы были бы следующими в любом случае.

– Это потому, что я им не подчиняюсь. Потому, что я возглавляю армию прекрасных солдат, созданных для сражений, – генерал печально покачал головой. – Они просто боятся меня. Это правда.

– Да, генерал.

– И нас становится все больше! Вы слышали о новом подразделении, влившемся в наши ряды? Я убежден, что это не последнее.

– Да, генерал, – согласился Кэн, слишком усталый, чтобы возражать.

– Спасибо, бригадир, ваши сведения очень ценны, – генерал потер руки и с улыбкой добавил: – Отдельное спасибо за пленницу, я как﷓нибудь выкрою время и допрошу ее лично. Она ведь хорошенькая, не так ли?

– Она не пленница, генерал, – возразил Кэн. – Она мой друг и спасла наши жизни. Мы ей многим обязаны. С ней следует обращаться уважительно.

– Она, прежде всего человек, – усмехнулся генерал, внимательно глядя на Кэна. – Впрочем, я слишком занят для подобного баловства. Можете оставить ее себе.

– Генерал! – возмутился Кэн.

– Возвращайтесь к своим обязанностям, бригадир. Мы защитим вас и ваших самок. Мы разгромим этих жалких гоблинов, и пусть рыцари Тьмы боятся нас! – он потряс пальцем в воздухе. – Но я больше ничего не хочу слышать о вашем желании нас покинуть. Мы спасли ваши жизни, и теперь они по праву принадлежат нам, – генерал встал, давая понять, что аудиенция закончена. – Вне стен этой крепости у вас нет надежды, бригадир. Ваше место здесь!

– Да, генерал, – только и смог произнести Кэн.


* * *


– И ты согласился с ним? Мы остаемся тут? – Слит был столь изумлен, что не донес до пасти кусок козьего мяса. – Но как же это…

– Не важно, – Кэн слишком устал. Он не мог даже есть и с отвращением отодвинул почти полное блюдо. Ему хотелось только лечь и уснуть, но перед тем, как он сможет позволить себе подобную роскошь, необходимо было еще многое сделать. – Сами мы с армией гоблинов не справимся. Протянем неделю, может, чуть больше. Конец один. Наша главная задача – позаботиться о драконидицах… Что ты головой мотаешь?

– Не уверен, командир. Вы помните, я говорил, что появились еще дракониды?

– Да. Сколько их? Десять, двадцать?

– Пятьсот, – сказал Слит, наслаждаясь изумлением Кэна.

– Сколько? Пятьсот? Откуда они взялись? Как сумели пробиться через гоблинов?

– Прекрасный вопрос, командир. Они пришли тем же утром, когда вы отправились к рыцарям Тьмы. Генерал встретил их, произнес приветственную речь и все такое. А потом Прокел поинтересовался, нужна ли нам помощь. Я, конечно, ответил «да», и он прислал нам кучу этих вновь прибывших красавцев.

Слит закончил со своей порцией, Кэн молча придвинул ему свою. Слит принялся за нее, продолжая рассказ:

– Я отправил их в распоряжение Фалкта. Он сейчас укрепляет сторожевые башни крепости, и рабочие руки ему нужны всегда. А немного погодя Фалкт явился ко мне с жалобой. «Эти новые драки», – говорит он. «Что с ними? – спрашиваю я. – Дерзят, не подчиняются приказам?» – «Ах, если бы! – говорит Фалкт, со странным таким выражением морды. – Я бы даже обрадовался, пожалуй. Вы бы сходили да посмотрели сами». Ну, я пошел. Прихожу, наши работают, как гномы, когда у тех портки горят, стук на всю округу. А эти новые стоят вокруг да смотрят. Я разозлился, хотел оторвать для примера пару голов, но Фалкт меня остановил. «Забей этот гвоздь вот сюда», – приказал он одному из стоящих. Тот взял гвоздь, взял молоток и принялся забивать, но делал он это так, как будто у него впереди вечность и ему надо ее чем﷓то занять. Наконец драк заколотил гвоздь, положил молоток и застыл в прежней позе.

Кэн потер затекшую шею.

– Иными словами, хотя эти драки и подчиняются приказам, вы с Фалктом полагаете, что с ними что﷓то не в порядке?

– Да, командир, и это еще мягко сказано. Вы понимаете, никакого смысла в забивании этого гвоздя в стену не было. Но он не возразил, не спросил, зачем, собственно, это надо, даже не посмотрел на нас, как на идиотов! – Слит наклонился к Кэну. – И так со всеми этими новыми драконидами! Я думаю, если бы Фалкт приказал им взять гвозди и заколотить их друг другу в тупые башки, они бы без возражений принялись выполнять!

– Что ж, – усмехнулся Кэн, – может быть, нам наконец﷓то попались солдаты, уважающие приказы офицеров. Так ли это плохо?

– Эх, командир, видели бы вы их! С ними явно что﷓то не в порядке. Они даже не очень и похожи на драконидов.

– Гм?

– Нет, они, без сомнения, дракониды, – поспешил заверить командира Слит. – Но какие﷓то они… – он замешкался, подбирая слова. – Помните, как вы полировали боевой топор, словно собрались протереть его до дыр? Вот приблизительно так они и выглядят. Как будто кто﷓то их долго тер, и теперь они как изображение на старой монете – потемневшее и не очень четкое.

– Стертые дракониды, – сказал Кэн, тяжело поднимаясь из﷓за стола. – Ладно, я отправляюсь спать. Кстати, они сказали, откуда пришли?

– Да, по их словам, из﷓за хребта Халкист.

– Что же, логично, это отсюда не так и далеко.

– Конечно, командир. Вот только когда я спросил их, где они там жили, ничего, кроме названия хребта, вытянуть из них не удалось.

– Прости, Слит. Я слишком устал, чтобы разбираться со всем этим сейчас. Что﷓нибудь еще произошло из того, что мне необходимо знать именно сейчас?

– Нет, командир. Все идет гладко. Вот только разведка доносит, что гоблинов уже двадцать пять тысяч.

– Прекрасно, – пробормотал Кэн, направляясь в расположение бригады. – Если они появятся прямо здесь – разбуди, нет – не надо.

– Есть, командир! – кивнул Слит и пошел посмотреть, осталась ли еще еда у поваров.


* * *


Кэн проспал весь остаток дня и всю ночь. Он пробудился только от голодного урчания в желудке, а не то спал бы и дальше. После завтрака он посмотрел, как ведутся работы по ремонту и усилению укреплений крепости, и остался доволен. Все шло хорошо. По настоянию Слита он понаблюдал за новыми драконидами, но ничего экстраординарного не заметил. Да, они были туповаты, медлительны и безынициативны, но что можно требовать от драков, проведших в диких горах десятки лет в полной изоляции?

– Еще не известно, что стало бы с нами, если бы нам не приходилось поддерживать форму в драках с гномами, благослови их Реоркс. Мы могли бы кончить так же.

– Как скажете, – ответил Слит, но видно было, что он не согласен.

Разведка докладывала, что армия гоблинов продолжает расти. Гоблины проводят учения, а их патрули перехватывают любого драконида, вышедшего из крепости. Посте того как не вернулось несколько охотничьих команд, выход за пределы крепости был запрещен всем, кроме разведчиков. Некоторые из них тоже не вернулись, Кэн ждал, что генерал Маранта соберет совещание старших офицеров, чтобы обсудить ухудшающуюся обстановку, но генерал медлил.

Заботами драконидиц, Хазат поразительно быстро оправилась от ран. Вечером следующего дня она вышла в общий зал, где отдыхали дракониды. Слит с Кэном пригласили ее выпить в комнате Кэна.

Слит предложил попробовать кактусовый спирт, его новое изобретение.

– Пожалуй, на вкус получше, чем гномий, – одобрила Хазат. – Впрочем, лошадиная моча тоже лучше.

Затем она подробно расспросила о гоблинах. Кэн рассказал о последних данных, полученных разведкой.

– Двадцать пять тысяч! – присвистнула она. – Даже для вас, драков, это слишком много.

– Нет, – усмехнулся Слит, – Только﷓только становится интересно.

– Да, исключительно интересно, – сухо заметил Кэн. – На мой взгляд, даже чересчур.

– И как ваш генерал собирается с ними управиться?

– А вот этой информацией он с нами поделиться пока не пожелал, – ответил Кэн. – Еще кактусовки?

– Спасибо!

Хазат пододвинула кружку, Кэн налил ей, наполнив заодно и свою кружку, и кружку Слита, которую тот только что опорожнил. Они молча выпили. Кэн смотрел на Хазат. Рана на ее лице полностью затянулась, остался только маленький белый шрам, словно молния на темно﷓коричневом фоне ее загорелого лица.

– Не знал, что у людей так быстро все заживает, – заметил Кэн.

– Заживало бы, если поблизости всегда были бы капачки, – улыбнулась Хазат.

– Что ты имеешь в виду? – удивился Кэн.

– То самое, их слюну. Удачно, что я была без сознания во время лечения. А не то я дралась бы как три связанных хвостами кобольда, при одной мысли о том, что эти милые создания могут меня вылизать.

– Вылизать! – Кэн вскочил. – Надо что﷓то срочно делать! Хазат, слюна капака – смертельный яд!

– Бесполезно, – мрачно заметил Слит. – Противоядия не существует.

Удивляюсь, что она еще жива.

Хазат переводила удивленный взгляд с одного драконида на другого:

– Вы хотите сказать, что ничего не знаете?

– Чего не знаем? – обеспокоенно спросил Кэн.

– Что слюна самок капаков не яд, а напротив – мощное заживляющее средство. – Кэн со Слитом молча уставились на нее. – Вы не знаете! Да, ребята, видала я тупых мужиков с предрассудками насчет женщин, но вы – вне конкуренции!

– Ну… мы как﷓то не задумывались на эту тему, – пробормотал смущенный Кэн.

Интересно, а что еще про драконидиц ему не известно, страшно даже спрашивать, – возьмет и ответит. Кэн решил, что самое лучшее – сменить тему разговора.

– Хазат, ты говорила, что генерал Зак располагает информацией о нашей крепости. Ты не знаешь, что именно ему известно?

– Подобные донесения разведка составляет по стандартной схеме: численность гарнизона, укрепления, запасы еды и воды, и… – Хазат помедлила. – Сведения о командире.

– Проверь дверь, – кивнул Кэн Слиту. – Какого рода сведения?

Слит проверил, нет ли кого за дверью и, вернувшись, налил всем еще по кружке. Дракониды придвинулись ближе к Хазат.

– Когда стало известно, что здесь командует генерал Маранта, – тихо начала Хазат, – Зак потребовал собрать о нем подробные сведения. Я видела сводку, она ходила среди офицеров. Так вот, – она стала говорить еще тише, – вам известно, что генерал Маранта никогда не командовал боевой частью? Он никогда не вел солдат в бой и даже, говорят, сам никогда не участвовал в реальном сражении.

– Но разве он не был в Нераке в момент катастрофы? – спросил Слит. Хазат пожала плечами.

– Это как посмотреть. Скорее, он был под Неракой, там, знаете ли, система подземных туннелей. У него и гвардейцев Владычицы все было просчитано заранее. Как только запахло жареным, они бежали. Некоторые потом говорили, что если бы те остались и вступили в бой, чаша весов могла в тот день качнуться в пользу Владычицы, но я лично сомневаюсь. Слишком их было мало, впрочем, сейчас это уже и не важно. Важно другое: это будет первая битва генерала Маранты.

Дракониды переглянулись, потом Кэн тяжело вздохнул.

– Этого нам только и не хватало! – он покачал головой. – Я ждал, что генерал вот﷓вот соберет нас и познакомит с планом обороны крепости, а теперь я начинаю думать, что у него вообще нет никакого плана. Если не считать, конечно, его странной уверенности в том, что с неба свалятся тысячи драконидов и спасут нас.

– Ага, но если они будут такие же, как последние из прибывших, – мрачно добавил Слит, – то с неба они упадут головой вниз и, еще не вступив в бой, переломают себе шеи.

– Была бы жива моя драконица, – мечтательно проговорила Хазат, – мы бы с ней показали этим ничтожествам. Дел﷓то тут всего ничего…

– А что с ней случилось? – спросил Кэн.

– Соламнийский Рыцарь убил ее Копьем? – предположил Слит.

– До сих пор не могу в это поверить, – покачала головой Хазат. – Ее убил другой дракон, тоже красный.

– Но с каких это пор драконы сражаются с себе подобными?

– С тех пор как появились огромные, пузатые драконы, откуда﷓то из других частей Кринна. По крайней мере, мне так сказали, но никто не знает точно, откуда они взялись. Мы с напарником сражались против твари, назвавшей себя Мелистрикс. У нас не было шансов, это стало понятно сразу. Дракон был огромен, по крайней мере, в три раза больше моей драконицы. Я бы не выжила, если бы не моя Фларион. Она спасла меня, но погибла сама. А ведь брось она меня, у нее были бы шансы ускользнуть, – Хазат сжала кулак. – Над ее телом я поклялась отомстить. Конечно, – она горько усмехнулась, – вряд ли мне выпадет такой шанс. Никто не сможет устоять перед Мелистрикс. Вся Соламнийская армия, все наше Рыцарство. Попомните мои слова, она еще будет править Кринном, это просто вопрос времени. А рыцари Тьмы будут искать возможности вступить с ней в союз.

– Что ж, это идея, – задумчиво произнес Кэн. – Лучшего союзника против гоблинов, чем дракон, трудно даже представить. Может быть, нам стоит попытаться послать весточку одному из них, синему или красному? Попросить помочь. Правда, я не знаю, где они сейчас.

– Я тоже, – сказала Хазат, – И даже не представляю себе, откуда мы могли бы начать поиск. Все драконы попрятались. Никому не хочется, чтобы его череп украшал пирамиду Мелис.

– Череп?

– Ходят слухи, что она складывает пирамиду из черепов побежденных ею драконов и говорит, что эта пирамида увеличивает ее магическую силу.

– Ужасно печально видеть, до чего дошел Кринн. А как твое мнение, Слит?

– Простите, командир? – сказал Слит. – Я, понимаете, не услышал вопроса, потому что задумался.

– О чем?

– Ну, если нам не найти настоящего дракона, мы можем сделать его макет. Вы помните, командир, мы ведь как﷓то это делали.

– Забыл, – рассмеялся Кэн. – Расскажи Хазат.

– Нам захотелось пошутить над… Вы помните над кем, командир?

– Тридцать третий пехотный.

– Да, это был свежесформированный полк из недавно вылупившихся драконидов﷓баазов. Они считали себя круче всех. Не подчинялись приказам офицеров, а на нас, инженеров, и вообще смотрели, как на пустое место. Вот мы и решили их проучить. Сделали из подручных материалов дракона. Конструкция была огромная и достаточно сложная. Прекрасный получился дракон. Видели бы вы его! Почти как живой, огнедышащий, мог хлопать крыльями, открывать и закрывать пасть. Темной ночью мы перенесли его к их лагерю и разместили на деревьях. Когда эти драки проснулись, а они еще с вечера хорошенько набрались гномьего спирта, то увидели ужасного дракона прямо у своего лагеря. Что тут началось! Клянусь, бригадир не даст соврать, многие просто обделались. Они метались, как ошпаренные тараканы, и визжали так, будто их режут, а некоторые, особо умные, из жрецов, начали молиться дракону. Как мы смеялись, – помните, бригадир? Я хохотал, пока у меня живот не заболел.

– Да, а потом внутрь залез какой﷓то кендер, и дракон начал разговаривать…

– Тут началась уже форменная паника, – засмеялся Слит. – И под шумок, помнится, еще сбежали пленники, которых они недавно захватили.

– Кто же там был? – попытался вспомнить Кэн. – Да, полуэльф, Соламнийский Рыцарь и еще какой﷓то совсем больной человек. Помнишь, еще была вся эта шумиха с зеленым камнем, их поэтому и арестовали. Пленники, впрочем, оказались не умней баазов. Помню, как этот соламниец вызывал дракона на битву!

– Да уж, – усмехнулся Слит, опрокидывая в себя следующую кружку. – Потом дракон загорелся, и тут только до них дошло, что он не настоящий. Надо было видеть их морды. Пленные между тем сбежали. Интересно, что с ними потом стало?

– Наверно, утонули в болоте, – отсмеявшись, предположил Кэн. – Там кругом были сплошные болота. А идея хорошая!

– Какая? Утонуть в болоте? – уточнила Хазат.

– Нет, сделать дракона самим!

Хазат рассмеялась, но дракониды ее не поддержали.

– Вы серьезно?

– Конечно! – ответил Кэн. – Будь я проклят! Гоблины тупы, пожалуй, даже глупее баазов из Тридцать третьего пехотного.

Хазат с сомнением покачала головой.

– Дело не только в их тупости, – продолжал Кэн. – Они еще от природы плохо видят. Нам не надо дурить их долго, достаточно вызвать панику в передних рядах наступающих.

– А если еще заставить его взлететь, – с энтузиазмом поддержал Кэна Слит. – Тогда бы мы и бомбы к нему подвесили, и как только он оказался бы над гоблинами…

– Ба﷓бах! – радостно закончил Кэн.

– Ба﷓бах, – согласился Слит. – И еще какой ба﷓бах! – он налил себе еще кактусовки и выпил. – Клянусь всеми богами, у нас ведь могли и чертежи сохраниться. Они должны быть в сундуке.

Один сундук в хозяйстве бригады поистине мог считаться Сундуком с большой буквы. И не только потому, что он действительно был велик и сработан из крепчайшего дуба, и усилен железными полосами, и на протяжении всей долгой и трудной истории бригады, начиная с момента формирования, дракониды возили его с собой, главное – в нем хранились чертежи всех сооружений, когда﷓либо построенных или планировавшихся драконидами Инженерной бригады Первой драконидской армии. Все мосты и дамбы, осадные башни и здания, в том числе, и их несчастной деревни, все было там, а в самом низу хранились чертежи макета дракона.

Когда Слит ушел их разыскивать, Кэн наполнил кружки и поинтересовался у Хазат.

– Твое мнение?

– Мое мнение – вы сумасшедшие, оба, – заявила она. – Полные психи. Овражные гномы по сравнению с вами просто образец здравого смысла.

– А все﷓таки стоит попробовать, – сказал Кэн. – Я пока не вижу больше никаких разумных идей, как спасти наши шкуры.

– Есть одно дело, которое мне хотелось бы с тобой обсудить, – Хазат зевнула и потянулась. – Я уже поправилась и тоже могу быть полезной. Я прошу твоего разрешения вывести драконидиц на плац завтра рано утром. Они уже неплохо фехтуют, но места в их бараке маловато…

– Что? – взревел, вскакивая, Кэн.

– Фехтуют, – повторила Хазат, удивленно глядя на Кэна. – Я что, невнятно выражаюсь?

– Ясно, фехтуют, – мрачно повторил Кэн. – Чем ты с ними занимаешься?! Обучаешь их драться на мечах! Немедленно прекрати! Я не желаю, чтобы они занимались подобными глупостями. Ты слышишь? Немедленно!

– Я бы прекратила, – ответила Хазат. – Вот только я и не начинала этих занятий. Они тренируются сами, и, судя по всему, довольно давно. Сейчас самое время, чтобы опытный воин проследил за ними, что﷓то подсказал, исправил ошибки: ведь они рождены воинами, для этого и были созданы, так же как и вы, самцы﷓дракониды!

– Не верю! Это ты стала их обучать!

– Да? – холодно осведомилась Хазат. – Тут в крепости, ты, наверно, еще помнишь, был большой переполох. Пропало двадцать мечей. Еще одного сивака слегка покалечили – гвардейца Такхизис. У него забрали заявку на мечи. Двадцать мечей, бригадир. Тебе ни разу не приходило в голову, где в крепости можно найти двадцать драконидов, которым нужны мечи?

– Ты хочешь сказать… – Кэну трудно было говорить. – Что эти дети…

– Они не дети, – оборвала его Хазат. – Они уже выросли! И если ты этого не поймешь и не начнешь обращаться с ними, как с взрослыми, ты их потеряешь. У тебя есть чувство собственного достоинства, Кэн, есть обязанности, права. В том числе, и право на ошибку. Как и у меня. Как и у них! Каждый из нас – это личность, со своими желаниями и предназначением, и каждый имеет право стремиться найти свое место и свою цель в этой жизни. Ты не можешь отнять у них этого права! Сейчас они все еще смотрят на тебя с надеждой, что ты им поможешь и направишь их, но это не надолго. Рано или поздно они тебя возненавидят! – она усмехнулась. – Кроме Фонрар, конечно. Она любит тебя так сильно, что не может и помыслить пойти против тебя, но даже она вынуждена бороться между своей любовью и необходимостью быть честной с самой собой.

Кэн резко встал. Он непонимающе смотрел на Хазат.

– О чем ты говоришь? – хрипло сказал он, – Мы, дракониды, не можем… Ну, то слово…

– Любить? – рассмеялась Хазат. – Скажи мне, Кэн, разве ты не любишь своего друга Слита?

– Нет, конечно! – прорычал Кэн.

– Нет? А как бы ты себя почувствовал, если бы он вдруг умер?

Кэн задумался. Слит умер. Мир без Слита. Он знал, что это может случиться в любой момент. В конце концов, они солдаты, и смерть – это часть их работы. Но мысль о том, что Слита никогда больше не будет рядом, вдруг наполнила душу Кэна черной тоской и ощущением полной пустоты и одиночества.

– Мне было бы очень плохо, но… – Кэн помедлил. – Ведь мы давно знаем друг друга, мы старые боевые товарищи. Это совсем другое!

– «Товарищи», – усмехнулась Хазат и похлопала Кэна по плечу. – Так вот, друг мой, Фонрар испытывает к тебе очень сильные «товарищеские» чувства. Ну и как оно? А еще через некоторое время вам, «товарищам», надо будет вместе заняться производством на свет «маленьких товарищей». Может быть, это не такая уж плохая штука – любовь?

– Я… надеюсь… – пробормотал Кэн.

– Драконидицы знают об опасности со стороны гоблинов, Кэн. Это будет не простая битва, и они хотят принять в ней участие.

– Это даже не обсуждается!

– Но почему? Потому, что они могут быть ранены или даже убиты? А что произойдет, если будешь убит ты, если погибнут все дракониды крепости, а они останутся одни, запертые в своей казарме, без оружия, не умея драться? – Хазат встала около Кэна и смотрела ему в глаза. – Что тогда?

Кэн промолчал.

– Я скажу тебе, – неумолимо продолжила она. – Тех, кому повезет, убьют сразу. Других гоблины будут сначала долго мучить, а потом все равно убьют, но и это не самое страшное. Они ведь самки драконидов – уникальный материал, вполне возможно, их отправят к какому﷓нибудь магу для экспериментов.

– Хватит! – взревел Кэн.

– А сам ты, Кэн, как предпочел бы погибнуть? С оружием в руках, сражаясь рядом с боевыми товарищами, или одному, в муках и безнадежности?

– Будь я проклят! Да, ты права. Считай, ты своего добилась.

– Таким образом, завтра с утра мы с Фонрар можем вывести драконидиц на плац для продолжения тренировок?

Кэн вспомнил счастливые прошлые дни. Как они все собирались вокруг костра, как маленькие драконидицы бегали, играли и смеялись. Он вспомнил свой ужас, когда пропала Тезик, а потом они нашли ее мирно спящей в волчьем логове в обнимку с волчатами. Вспомнил, как Фонрар засыпала у него на руках, вцепившись своими маленькими пальчиками в его большой палец…

– Передай… лейтенанту… Фонрар, – он сглотнул и продолжил: – Она вместе со своим подразделением должна быть готова к смотру завтра, через час после восхода, на плацу в полном составе и при оружии.

– Я передам, Кэн. Ты еще будешь гордиться ими, – добавила Хазат и оставила его одного.

Кэн без сил рухнул на койку. Он чувствовал себя абсолютно разбитым, даже хуже, чем после последнего сражения с гоблинами.

Цель. Опять это слово. Каждый имеет свое собственное предназначение, свою цель в жизни, сказала Хазат. И каждый имеет право стремиться к этой цели.

– Двадцать мечей, – пробормотал он. – Они утащили двадцать мечей прямо из пасти гвардейцев Владычицы! Врезали камнем по тупой башке. За это, что ли, я должен гордиться ими? – Кэн улыбнулся. – Да, будь я проклят! Гордиться!


Глава 15


Утром, придя в столовую, Кэн узнал, что рацион уменьшен. Гоблины, заполонившие окрестности, сделали недоступными обычные способы добычи продовольствия. Ни охотничьи партии, ни отряды, совершавшие набеги на близлежащие поселения, не могли покинуть крепость. Запасы пищи, естественно, стремительно сокращались.

– Что это? – спросил Кэн, глядя как помощник повара накладывает ему в тарелку тягучую, вязкую и липкую Коричневую субстанцию.

– Вы полагаете это смешно, да? – обиженно сказал драконид.

– Нет, я просто хотел бы узнать, что это такое? – спокойно возразил Кэн.

– Бифштекс из вырезки, – разозлился повар. – Седло барашка, копченый свиной окорок, жареный кендер! Хотите ешьте, хотите нет, бригадир, – добавил он.

Кэну приходилось месяцами питаться чем попало, в том числе, травой и крысами. Он спокойно съел коричневую смесь. Единственное, что он мог сказать по ее поводу, это то, что уж больно она клейкая – липла к зубам, и он пожалел мойщиков посуды. Пожалуй, если оставить ее на несколько часов, так ведь засохнет и будет не отодрать.

Надо отдать должное изобретательности поваров, подобное варево позволит серьезно сэкономить продукты – ибо начисто отбивает аппетит. Чувствуя себя так, как будто съел небольшой булыжник, Кэн направился на плац. Он приказал построиться всей бригаде, не только драконидицам.

Сегодня впервые самки стояли в одном строю с драконидами. Это был час их триумфа. Всю ночь драконидицы чистили и полировали мечи, шлемы и щиты, которые им удалось достать. В лучах утреннего солнца все сверкало, включая чешуйки на их шкурах, как будто они тоже были отполированы.

Кэн прошел вдоль строя. Он придирчиво осмотрел внешний вид солдат, в том числе и драконидиц. Отметив новые блестящие мечи, он обратил внимание и на их обмундирование, явно украденное или подобранное из выброшенного. Кэн узнал свой собственный старый ремень, который гордо носила Фонрар. Кэн не стал ничего говорить и отправил всех, кроме драконидиц, по делам. Сам же остался понаблюдать за их учебным боем. Он смотрел на происходящее с показным спокойствием, даже безразличием, хотя ему при каждом взмахе меча казалось, что они себе что﷓нибудь отрубят. Вон та баазка, к примеру, так неловко держит меч, что быть ей без крыла!

Не в силах больше на это смотреть, Кэн ретировался к себе в комнату, где попытался успокоить расшатанные нервы кружкой кактусовки. Потом он обратился к принесенным Слитом чертежам. Он должен был просмотреть их перед тем, как показать генералу. Что же до украденных мечей, Кэн сначала собирался написать подробный рапорт, но потом решил этого не делать. В конце концов, то, что генералу не известно, обидеть его не может.

Кэн еще работал с чертежами, когда Гранак доложил, что его хочет видеть Прокел.

– Гоблины выступили, – сообщил Прокел. – Генерал собирает старших офицеров в штабном шатре через час.

Оставшееся время Кэн нервно мерил шагами комнату. Каждый раз, проходя мимо стола, он бросал взгляд на чертежи дракона и с каждым разом эта затея представлялась ему все более безумной. Как ему убедить генерала? Кэн боялся, что в ответ на его предложение генерал просто рассмеется, и его сложно будет за это винить.

Когда пришло время выходить, Кэн еще не принял решения. Он был неуверен в себе, и ему вовсе не хотелось спорить с генералом. Но он хорошо себя знал. Если он возьмет чертежи, то будет отстаивать свою идею, несмотря ни на какие насмешки и даже оскорбления со стороны Маранты. Ему не хотелось попадать в ситуацию, когда приходится выбирать между мнением вышестоящего начальника и убежденностью в собственной правоте. Кэн подошел к двери, но не смог переступить порог.

Он вспомнил слова Хазат. Генерал Маранта никогда не участвовал в сражениях. Он вместе с гвардейцами Владычицы провел всю Войну Копья в Нераке как почетный страж Храма, ручной драконид Повелителей Драконов. Но дело даже не в этом. Кэн представил, как бы он сам вел себя на месте генерала. Он бы сражался! Участвовал в боях, а не только инспектировал драконидские части. Генерал поступил иначе, а когда, наконец, надо было сражаться – он бежал.

Конечно, генерал Маранта не был трусом. Среди драконидов трусы вообще не встречались. Но он не привык брать ответственность на себя, рисковать собственной головой! Это видно хотя бы по бастиону, который он соорудил для себя лично внутри крепости. Более того, он не доверяет своим солдатам. Он типичный аурак, которому нет дела ни до кого, кроме собственной персоны. Кэн подумал, что если бы Маранте предложили сохранить его жизнь в обмен на всех драконидов крепости, он, пожалуй, легко пошел бы на эту сделку. Генерал построил эту крепость не как последнее прибежище для расы, а как памятник себе самому.

Кэн решительно взял чертежи и отправился на совещание. Он прибыл с опозданием, но теперь это было уже не важно.

– Мы рады, что вы сочли возможным почтить нас своим присутствием, – саркастически обратился к нему генерал, когда Кэн вошел в шатер.

– Виноват, генерал. Прошу меня извинить.

– Я как раз говорил, – великодушно продолжил генерал, – что ваши саперы уже проделали большую работу по ремонту и укреплению крепости.

– Спасибо, генерал! – поблагодарил Кэн, чувствуя себя все хуже, а генерал между тем продолжил:

– По донесениям разведки, гоблины выступили. Они двигаются медленно, вы знаете этих бестолковых тварей, кроме того, их задерживает огромный обоз. У нас есть, по крайней мере, сорок восемь часов на подготовку к обороне. Я нарисовал план обороны. Господа офицеры, прошу подойти к карте.

Маранта говорил быстро и четко.

На стенах будет находиться Двенадцатый пехотный полк. Они прекрасные лучники и смогут нанести существенный урон гоблинам, пока те будут готовиться к приступу.

Остальные пять полков пехоты и все вспомогательные подразделения, включая и бригаду Кэна, будут ждать внутри крепости.

Третий полк тяжелой пехоты будет находиться около боковых ворот, готовый начать контратаку, как только потребуется. Разведывательный батальон под командованием Белкрада был уже выведен за пределы крепости с приказом тревожить тыловые подразделения гоблинов, правда, особой пользы от этого маневра никто не ожидал.

Два полка с катапультами, обслуживаемыми Третьим артиллерийским дивизионом, должны быть размещены вблизи стен и поддержат Двенадцатый пехотный в случае атаки гоблинов.

Четвертый и Девятый полки тяжелой пехоты предполагалось расположить у главных ворот крепости. Когда гоблины бросятся на штурм ворот, эти два полка, не раз прославившие себя на поле боя, выйдут через распахнутые ворота и…

План генерала предполагал ошеломить противника. Вертакс, командир Девятого полка, похлопал по своему богато украшенному мечу и пообещал лично зарубить двух гоблинских предводителей. Другие офицеры не захотели отставать, и хвастливые заявления посыпались со всех сторон.

Бригада Кэна и Десятый пехотный полк должны были стать своеобразной пожарной командой. Их предполагалось использовать на участках прорывов, а кроме того, они, оправдывая свое название, должны были тушить пожары.

Кэн был удивлен, но удивлен приятно. Генерал Маранта, может, и не участвовал ни в одном сражении, но стратегию и тактику ведения боя он выучил хорошо. Он прекрасно знал возможности своих войск и характер командиров. Офицеры задали несколько уточняющих вопросов, но в целом всем было понятно, чем им придется заниматься в грядущем сражении. На этом совещание можно было заканчивать.

План был хорош, но, несмотря на это, дракониды были обречены на поражение. В силу простого количественного перевеса гоблинов. Против 5 000 драконидов выступало 25 000 гоблинов, а может быть, их было и больше. Перевес был просто чудовищен, гоблины могли бы обойтись и меньшим числом.

Кэн поразился, что никто не обратил на это внимания. Это и заставило его выступить.

– Извините, господин генерал, – начал он, – здесь небольшая неувязка. Согласно моим расчетам в Двенадцатом пехотном не хватит солдат, чтобы поставить их на стены согласно уставной плотности…

– Вы ошибаетесь, бригадир, – холодно заметил генерал. – Я ожидаю прибытия подкреплений.

Офицеры переглянулись с улыбками. Кэн вспомнил слова Слита о «драконидах, которые упадут с неба».

– Будет ли мне позволено спросить вас, – сказал Кэн со всей возможной учтивостью, – откуда возьмутся подкрепления?

– К моему глубочайшему сожалению, – язвительно ответил генерал, – я вынужден хранить это в тайне, хотя бы потому, что в нашей крепости находится человек. Если у вас больше нет вопросов…

– Генерал, у меня есть одна идея, которая может помочь нам в предстоящей битве. Она несколько необычна, но…

Кэн развернул чертежи. Офицеры с недоумением уставились на них. По крайней мере, никто не засмеялся, с благодарностью подумал Кэн. Все выжидающе смотрели на генерала.

– Что это? – спросил, наконец, Маранта.

– Макет дракона, генерал.

– Я вижу, что это дракон! – раздраженно ответил генерал. – Бригадир! У всех собравшихся здесь есть масса неотложных дел, которые необходимо сделать до начала штурма. Если вам лично настолько нечем заняться, что вы как малый ребенок рисуете драконов, вы только скажите мне, и я мигом найду, чем вас занять!

– Генерал, – сказал Кэн, стараясь, чтобы его голос звучал ровно, – это подробный чертеж действующего макета дракона, а вовсе не детский рисунок. Он может быть использован в обороне крепости. Если позволите, я в двух словах объясню.

Кэн пояснил, как это может сработать и, когда он дошел до бомб, то заметил, что Вертакс перестал презрительно усмехаться, а Яканох даже слегка кивнул, но, тем не менее, все офицеры смотрели на генерала Маранту, ожидая, что же он скажет.

Генерал был краток:

– Поскольку все существенное мы уже обсудили, все свободны.

Офицеры потянулись к выходу из штабного шатра, бросая косые взгляды на Кэна. Сам он остался.

– Генерал, – обратился он к Маранте, – так вы позволите нам сделать дракона?

– Странно, что вам вообще пришло в голову просить моего разрешения, – усмехнулся Маранта. – Вы ведь все равно решили соорудить эту проклятую штуку, с моего разрешения или без него…

– Хотелось бы с вашего разрешения, – упрямо сказал Кэн.

– Господин генерал! – один из гвардейцев подошел к Маранте вплотную и что﷓то зашептал ему на ухо.

– Прекрасно, – ответил ему генерал. – Я сейчас подойду.

– Простите, генерал, – напомнил о себе Кэн.

– Да делайте что хотите! – нетерпеливо отмахнулся Маранта. – Единственное, что меня интересует, так это то, чтобы вы и ваши бездельники были на указанном месте в момент штурма!

Генерал стремительно покинул штабной шатер. Кэн собрал чертежи и последовал за ним. Он обратил внимание, что генерал в сопровождении нескольких гвардейцев вошел в бастион. Тяжелая дверь закрылась за ними, загремел задвигаемый засов, Перед дверью застыли гвардейцы﷓часовые.

Кэн неожиданно подумал, что генерал так и не сказал, чем во время штурма будут заняты гвардейцы Такхизис. Он вспомнил о туннелях под Неракой.

– Нет, – сказал себе Кэн. – Там дракониды сражались за интересы людей, а здесь мы будем биться за будущее нашей расы. Генерал не оставит нас.

В конце концов, разрешение сделать дракона Кэн получил. Конечно, некоторые могли бы сказать, что это было не разрешение, а скорее, выплеснувшееся раздражение генерала, но Кэну было выгодно понимать генерала так, как ему было удобно.


* * *


Вернувшись в казарму, Кэн собрал всех офицеров, включая Хазат и Фонрар. С некоторым смущением он обнаружил, что ему трудно говорить с другими в присутствии последней. Его взгляд постоянно обращался к ней.

Кэн решил бороться с этим, постаравшись совершенно не обращать на нее внимания. Он раздал чертежи и приказал снять солдат со всех остальных работ.

– Мы сделали все, что только возможно, для улучшения крепости, осталось только сравнять ее с землей и построить заново. Теперь мы займемся драконом. Понимаю, задача может показаться странной, – добавил он, видя скептическое отношение офицеров. – Тем не менее, первый этап – отыскать в крепости все необходимые материалы. Как вы понимаете, сходить купить мы ничего не сможем, так что недостающее придется смастерить самим. Надеюсь па вашу смекалку. Нам приходилось делать и более странные вещи.

– Например, запустить из катапульты в дракона смертельно пьяного минотавра, – тихо сказал Глот, обращаясь к Фалкту.

– Но это сработало! – рявкнул Кэн. – Дракона мы убили!

– Да, бригадир, – смущенно пробормотал Глот, он не рассчитывал, что Кэн его услышит.

– Фалкт, как старший инженер, будет осуществлять общее руководство. Слит, ваша задача изготовить бомбы.

– Есть бригадир, – улыбнулся Слит.

При изготовлении сырья для бомб потребуется перегнать много кактусовки.

– Сколько у нас времени на все это? – поинтересовался Фалкт, внимательно рассматривая чертежи. – Месяц?

– Сорок восемь часов!

Фалкт нервно облизнулся.

– В чем дело, Фалкт? – спросил Кэн.

– Видите ли, бригадир… – начал Фалкт.

– Нет! – оборвал его Кэн. – Я уверен, что вы справитесь. Если возникнут вопросы, постарайтесь все решить самостоятельно, у меня готовых ответов нет. Все свободны!

Офицеры покинули комнату, осталась только Фонрар.

– Бригадир, – начала она, – мне хотелось бы…

– Вы тоже свободны! – оборвал ее Кэн.

Фонрар опешила, но послушно вышла. Кэн знал, что обидел ее, но сейчас ему было не до ее чувств. Кэн сел за стол и положил голову на лапы. Нужно было сделать все, чтобы удержать ситуацию под контролем. Он чувствовал себя так, как будто держал в кулаке горсть песка. Стоит лишь чуть﷓чуть расслабить кулак, упустить лишь одну песчинку, как весь песок утечет между пальцами.

– Одно хорошо во всей этой истории, – с усмешкой пробормотал Кэн. – Если мы сумеем это пережить, генерал изменит свое отношение к перспективе нашего ухода. Хотя бы потому, что будет рад избавиться от меня.


* * *


Фалкт расстелил чертежи и внимательно изучал их.

Итак, что мы имеем: враги окружают крепость, а у него нет в наличии нужных материалов; из подручных средств он должен за сорок восемь часов (и это в лучшем случае) создать макет огромного дракона, да чтобы тот еще и летал. Фалкту захотелось немедленно отправиться в винокурню Слита и хорошенько подкрепиться кактусовкой.

Каркас для того давнего дракона они сделали из легких тонких брусьев, а тело сплели как корзину из ивовой лозы, которой было в изобилии по краю болота. Тот дракон должен был испугать молодых и глупых баазов, к тому же он был неподвижным.

Этот, по замыслу Кэна, должен летать.

Его предполагалось обтянуть чем﷓то, что может быть наполнено горячим воздухом. Однажды Слит обратил внимание на то, как поднимается вверх пепел от очага. Он проделал кое﷓какие расчеты и в результате соорудил милую игрушку. Он наполнил бычий пузырь горячим воздухом и поднимал ухватившихся за веревку драконидиц (они тогда были совсем маленькими) до вершин деревьев. Малышки были счастливы, сколько было смеха и визга! Теперь по этому же принципу предполагалось поднять в воздух сложную и тяжелую конструкцию.

Скелет дракона надо делать из сухой сосны, тут проблем нет, но чем его обтянуть? Бычьи пузыри не годились – слишком много их понадобится, да и кто здесь видел столько быков? Пожалуй, подойдет парусина. Если ее хорошенько просмолить, она не будет пропускать воздух, и еще смолу можно использовать как клей.

Для тела пойдет, но как сделать крылья? Они должны не только быть похожи на драконьи и поддерживать конструкцию, хорошо бы, чтобы они еще и двигались. Парусина тут не годится – слишком тяжелая, нужна бумага. Чтобы заставить их двигаться, Фалкт придумал поставить прямо под крыльями клапаны. Поток теплого воздуха, которым будет наполнено тело, поднимет крыло, а клапан при этом закроется, крыло пойдет вниз. Когда оно окажется в нижней точке, клапан опять откроется и цикл повторится. Дракон будет махать крыльями, имитируя полет.

Под брюхо дракона Фалкт поместит корзину с бомбами. Теперь они называли их кактусовыми бомбами. Согласно чертежу Кэна, корзину предполагалось расположить впереди, сразу за мордой, но Фалкт, посоветовавшись с другими инженерами, пришел к выводу, что это лишит дракона устойчивости.

– Когда мы наполним его воздухом, – возбужденно говорил Слит, – он поднимется. Не забудьте хорошенько его привязать, а потом веревки перережем и пусть себе летит в лагерь гоблинов, а потом он упадет и… Ба﷓бах!

План был хорош, теперь надо было сделать дракона.

Дремонд – главный интендант бригады, получил задание доставить бумагу и парусину, всю, какая только найдется. Он поспешил к своему местному коллеге, и ему безропотно была выдана вся имевшаяся в наличии бумага. Если бы драконидам надо было писать письма друг другу, то хватило бы ее надолго. А вот парусины не было вообще. Привычный к подобным трудностям Дремонд попросил разрешения самому поискать что﷓нибудь подходящее на складе. Квартирмейстер был страшно занят: выдавал оружие и амуницию – многим потребовалась замена в связи с предстоящей битвой. Он недовольно выругался, указав, впрочем, где именно Дремонд может поискать – и отвернулся. Дремонд счел это за разрешение и вместе со своими помощниками двинулся в глубь огромного амбара. Один из интендантов крепости пошел за ними, громко возмущаясь их бесцеремонностью.

Почти сразу же Дремонд наткнулся на залежи парусины.

– А это что? – поинтересовался он у интенданта крепости. – На мой взгляд, очень похоже на парусину.

– Нет, – ответил тот. – Это комплекты парусов. Вы понимаете, для кораблей. Вы же спрашивали не паруса, а ткань, так вот ее у нас нет.

Там хранились двадцать два паруса различного размера и формы. Генерал Маранта во времена Войны Хаоса собирался устроить набег на какой﷓то город на островах. Война кончилась неожиданно, набег так и не состоялся, а паруса сохранились. Такелаж подпортили крысы, но парусина была в отличном состоянии. Дремонд велел своим помощникам немедленно доставить ее в расположение бригады.

Бумагу найти не удалось, но зато он наткнулся на картонные мишени. Забрал и их. По возвращении в бригаду он приказал развести огонь и вскипятить в огромном котле воду. Дремонд собирался сделать из картона бумажную пульпу.

Йетику и всему Второму батальону было поручено найти все, что тут есть из сосны, а хорошо бы и сосновую смолу. Сосны росли, на холмах неподалеку, но, конечно, и речи не могло быть о заготовке свежей древесины. Сейчас на холмах были не только сосны, но и гоблины. Батальон рассыпался по крепости, осматривая все попадающиеся по дороге деревянные конструкции.

– Нашел, капитан! – доложил один из солдат.

Один из бараков в расположении Девятого пехотного полка оказался полностью построен из сосны. Правда, там хранились запасы и оружие, пехотинцы то и дело забегали туда по делам. Йетик призадумался, но тут объявили построение полка и Девятый пехотный отправился на центральную площадь на смотр.

Йетик тут же отдал приказ, и его батальон мгновенно разобрал барак по досочкам. Саперы прикрыли остатками крыши то, что в нем хранилось, и, довольные отправились к себе.

Со смолой было сложнее. Ни ее самой, ни чего﷓либо похожего на нее в крепости не оказалось. Фалкт уже решил, что ничего не получится, но в это время пришел бааз﷓вестовой и принес обед – на блюде лежала та же коричневая смесь, что была на завтрак. Фалкт посмотрел на нее с тоской, он почти физически ощущал, как в желудке комом лежит предыдущая порция.

– Унеси это, – велел он, но вдруг его осенило. – Эй, погоди! – закричал он. – Тащи обратно! – он сунул палец в блюдо. – Прекрасно, – пробормотал он. – Просто великолепно!

Бааз с изумлением уставился на него.

– Немедленно отправляйся в столовую и попроси добавки, а еще лучше, узнай рецепт.

Глаза у бааза вылезли из орбит, и Фалкту пришлось еще дважды повторить приказ, прежде чем тот ушел. Фалкт даже и предположить не мог, что там было в этой смеси, но липла она ко всему намертво и быстро застывала на воздухе, превращаясь в камень. Это было даже лучше смолы.

Глот и весь первый батальон занимался изготовлением деталей скелета и черепа. Один из младших офицеров, Келдак, рисовал страшную морду. По его предложению к конструкции были добавлены клыки из старых поломанных лезвий мечей. Они не только придадут дракону более грозный вид, но и при удачном приземлении смогут заколоть пару﷓тройку гоблинов.

Рядом изготавливали крылья, которые делали из тонких брусьев и досок, а по окончании предполагалось покрыть их сверху бумажной пульпой, смешанной с коричневой субстанцией (повара сообщили баазу﷓вестовому ее название – «гуэ»). Опыты показали, что эта смесь по высыхании становится легкой и прочной и действительно напоминает бумагу, правда в процессе нанесения она приклеивается не только к дереву, но и к пальцам, лапам, хвостам и вообще ко всему, с чем соприкасается.

Драконидицы во главе с Фонрар занимались парусами. Они перекраивали их так, чтобы получить квадратные полотнища, из которых будет собрано туловище Дракоши, так с легкой руки Слита окрестили создаваемую конструкцию. Они разбирали и остатки такелажа – сохранившиеся веревки проверяли на прочность и сплетали в длинные канаты, которые должны были сперва удерживать дракона, а потом направлять его полет.

Как только будет готов скелет, они натянут парусину и начнут промазывать ее все тем же изобретением местного шеф﷓повара. Два слоя и парусина станет воздухонепроницаемой. Затем под брюхом, где останется отверстие, разведут огонь, и вскоре Дракоша будет готов к полету. Истинно гениальной представлялась Фалкту идея провести трубу в пасть Дракоши. Вырывающийся оттуда дым сделает дракона огнедышащим.

На последнем этапе к Дракоше подвесят корзину из сосновых досок, перевязанных веревками для бомб. Там будет восемь емкостей с взрывчатой смесью. Их поместят в корзину в самый последний момент, конструкторам совсем не хотелось оказаться рядом, когда бомбы взорвутся.


Глава 16


Драконидицы работали всю ночь, вырезая детали из парусины. Утром, когда детали начали собирать вместе, Хазат заметила отсутствие двух самок. Это были сестры﷓сивачки Сандра и Хандра. Она никому ничего не сказала и могла только догадываться о том, куда подевались близняшки.

Бозачкам были необходимы специфические компоненты, чтобы их магия сработала. Несмотря на то что теперь самки уже открыто занимались фехтованием, Хазат и Тезик были против предложения Фонрар рассказать Кэну, что Драконидицы могут использовать магию.

– Мы не врем бригадиру, – объясняла Тезик. – Мы просто не говорим ему всю правду сразу.

– Это вроде той коричневой каши, гуэ, – сказала Хазат. – После того как вы съедите первую ложку, остальное уже не кажется столь ужасным. Надо дать бригадиру возможность сделать первый глоток.

В конце концов, Фонрар с ними согласилась. К рассвету следующего дня крылья Дракоши были собраны, и солдаты Дремонда начали смешивать клейкую массу. Костяк Дракоши был почти готов, оставалось доделать лишь голову, которая потребовала значительно больше времени, чем предполагалось.

Дракониды форта наблюдали за постройкой макета дракона со смесью удивления и восхищения. Гвардейцы Владычицы выразили недоумение. Возмущенный командир Девятого пехотного полка потребовал поставить на место разобранный драконидами барак. Но это было невозможно, поскольку бревна из него пошли на скелет дракона. В качестве компенсации бригадир угостил его кактусовкой. Выпив несколько кружек, полковник предложил саперам разобрать остальные бараки. Слит поблагодарил его за щедрость, но сказал, что нужное количество бревен у них уже есть. Полковник разочарованно вздохнул и ушел.

Что же касается вновь прибывших драконидов, то они делали только то, что им скажут. Не больше, не меньше. Слит все сильнее интересовался этими странными драконидами. Он подумал, что было бы забавно подружиться с одним из них. Оставив Глота следить за винокурней, Слит отыскал одного из новых, который стоял без дела и как будто бы ожидал, что кто﷓нибудь скажет ему, что предпринять дальше.

– Эй, солдат! – окликнул Слит.

Бааз обернулся. При виде офицера он встал по стойке смирно и отдал честь. «Это счастье, что у него в руке не было молотка. В противном случае он бы разбил себе голову», – подумал Слит.

– Вольно, – скомандовал Слит, изобразив дружелюбную улыбку. – Мы тут не очень… церемонимся… Так что, расслабься…

Бааз продолжал стоять по стойке смирно.

– Вы вышестоящий офицер, полковник. Я должен стоять по стойке смирно в вашем присутствии.

– Да, но не тогда, когда этот офицер говорит тебе: «Вольно!», – резонно заметил Слит.

– Это приказ, полковник? – уточнил бааз.

Слит опешил.

– Да, это приказ. Расслабься, солдат.

– Так точно, полковник, – бааз расставил ноги и убрал лапы за спину. – Расслабился.

– Кретин… – пробормотал Слит себе под нос. – И как это бригадир не заметил?… Послушай, солдат! – сказал он громко. – В повседневной жизни нет необходимости все время строго придерживаться устава. Во﷓первых, все остальные будут странно выглядеть на твоем фоне, а во﷓вторых, ты нервируешь командира… И ужасно меня раздражаешь… – тихо добавил он.

Слит внимательно взглянул на бааза, пытаясь угадать, что же в том неправильно. На первый взгляд, все на месте. Все члены присутствуют, хвост и крылья в порядке, чешуйки блестят… Глаза! Что﷓то странное у него с глазами. Взгляд существа, которое что﷓то потеряло и теперь ищет. Слит не мог понять.

– Как тебя зовут, солдат? – дружелюбно спросил Слит. «Да будь я проклят, если этот бааз не задумался перед тем, как ответить на этот вопрос!»

– Драго, полковник! – сказал бааз после некоторой паузы.

– Драго? А ты уверен в этом? – пошутил Слит.

Бааз еще некоторое время подумал и, в конце концов, кивнул:

– Да, полковник!

– Проклятие! Этот ублюдок действительно выводит меня из себя!… – пробормотал Слит. – Прекрасно, Драго! Мне надо забрать кое﷓что у квартирмейстера. Мне требуется помощь.

Слит двинулся прочь, ожидая, что драконид последует за ним.

– Да, полковник! – сказал Драго, оставаясь на месте.

– Твоя помощь, – уточнил Слит, оскалившись.

– Так точно, полковник! – ответил Драго и послушно двинулся следом.

Драго был неразговорчив. Слит обнаружил это, попытавшись поговорить с ним на несколько, безусловно, интересных для любого драконида тем. О прошлых сражениях. О мерзких эльфах. О коварстве людей. Драго ничего не мог сказать ни по одной из предложенных тем. В конце концов, Слит сдался и, подавив раздражение, просто глазел по сторонам.

Два драконида шли по кривой улочке, прихотливо изгибавшейся внутри крепости. Слит уже бывал у квартирмейстера. Но в крепости ему редко удавалось что﷓то найти, не сделав пару неправильных поворотов. Через некоторое время он обнаружил, что Драго, по﷓видимому, знает, куда нужно идти. Когда Слит ошибочно повернул налево, Драго продолжал идти в правильном направлении.

– Нам сюда! – сказал Слит.

– Как скажете, полковник! – откликнулся Драго.

– Погоди﷓ка, – остановился Слит. – Ты полагаешь, нам надо идти другой дорогой?

– Не могу звать, полковник. Вы – мой начальник.

– Ты когда﷓нибудь был у квартирмейстера раньше? – спросил Слит.

– Нет, полковник. Я новичок в крепости и не знаю, куда идти.

– Но, кажется, что ты как раз и знаешь…

– Как скажете, полковник.

Слиту пришлось сдерживать себя, чтобы не двинуть Драго в челюсть.

– Ладно, попробуем пойти моим путем, – сказал Слит.

За поворотом они попали в тупик, упершись в стену кузницы. Драго ничего не сказал Слиту, он просто остановился.

– Драго! – отчаявшись, сказал Слит. – Веди меня к квартирмейстеру. Это приказ.

– Есть, полковник! – сказал Драго и двинулся назад.

Через пять минут они были у квартирмейстера.

– Да будь я проклят! – выругался Слит.


* * *


Вручив квартирмейстеру заявку, Слит получил все необходимое. Эту заявку драконид написал сам и расписался на ней вместо Кэна. Слит решил, что бригадир наверняка распорядился бы это получить, если бы знал о происходящем.

Потом Слит и Драго отправились обратно к казармам, следуя уже другой дорогой. Сивак решил поставить эксперимент. Как и ожидалось, Драго ни разу не ошибся с поворотом. Они несли два ящика амуниции, которая включала в себя двадцать красивых кожаных перевязей.

– Небольшой подарок для драконидиц, – сказал Слит Драго, указывая на ящики.

Драго ответил в своей обычной лаконичной манере.

– Да, полковник! – похоже, перевязи его не заинтересовали.

Чего нельзя было сказать о двух драконидицах, которые оказались неподалеку и. слышали слова Слита о подарке. Эта новость взволновала их куда больше, чем безразличного ко всему Драго.

Неугомонные Сандра и Хандра снова блуждали по форту. На этот раз они искали компоненты, необходимые для заклинаний. Хазат посоветовала им отыскать здание, которое называлось «склад магических принадлежностей». Они нашли его и вручили сидевшему там дракониду заявку, написанную Хазат, с поддельной подписью Кэна. Тезик обратила внимание на то, что эта подпись совершенно не похожа на подпись Кэна. Но Хазат возразила, что кладовщик, вероятно, никогда подписи Кэна не видел и потому подмены не заметит.

Теперь мешки Сандры и Хандры были полны дерьмом летучих мышей, кварцевым песком, серой и другими необходимыми для магии вещами. Они уже возвращались назад, когда встретили Слита и неизвестного им бааза. Они тут же спрятались в тень, откуда могли спокойно наблюдать за своим героем. Как раз в этот момент Слит и произнес свою реплику относительно перевязей. Слова «подарок» и «драконидицы» они услышали совершенно отчетливо.

Сандра радостно взвизгнула. Сестра мигом схватила ее за руку и оттащила за угол.

– Заткнись! Он же тебя услышит!

– Извини, – пробормотала Сандра, а потом, хихикнув, добавила: – Подарки. Он несет нам подарки.

– Он такой милый… – сказала Хандра. – Интересно, а что это могло бы быть?

– Давай пойдем за ним и посмотрим. Драконидицы пошли следом, ловко лавируя между драконидами. Все спешили по делам, стараясь получше подготовить крепость к штурму. Сестры﷓сивачки пытались подобраться к Слиту поближе, чтобы услышать, о чем он говорит с незнакомым драконидом, но это им не удавалось. Они натыкались на других драконидов, спотыкались обо что﷓то да так и не сумели услышать еще что﷓либо. Наконец Слит с баазом повернули направо и вышли на открытую и относительно пустую площадь.

Тут Сандра схватила Хандру за локоть и потащила ее обратно на улицу.

– Смотри, смотри туда! – прошипела она.

– Что? – удивилась Хандра.

– Посмотри, вон сивак, который стоит перед этим большим уродливым зданием. Это не тот ли, которому ты дала по башке?

Большое уродливое здание было бастионом. А сивак, о котором они говорили, офицер гвардии, проверял часовых.

– Что же теперь делать? А если он нас уже увидел? – беспокойно спросила Хандра.

– Давай вернемся той же дорогой, которой мы сюда пришли.

Сивачки уже собирались уходить, когда услышали голос Слита, и снова притаились в тени стены, надеясь услышать что﷓нибудь о подарках.

– Бригадир был прав, – говорил между тем Слит. – Достаточно уродливое сооружение, однако неплохо укреплено. Надо отдать должное генералу. Никому не удастся попасть к нему без доклада, – Слит внимательно посмотрел на сиваков﷓охранников. – Будь я проклят, если это не тот ублюдок, который был на дежурстве в ту ночь, когда пропали наши ребята! Его объяснения никогда не казались мне удовлетворительными, – Слит поставил ящик на землю. – Постой пока здесь, – сказал он Драго. – А я пойду, поболтаю немножко с моими дружками﷓сиваками.

Гвардейцы Такхизис смотрели на приближающегося Слита без особой симпатии, но это его не остановило. Его никогда не заботили подобные мелочи, если он хотел задать пару вопросов другим драконидам. Вдруг кто﷓то схватил его за руку.

– Ты что?! – удивился Слит, увидев Драго.

– Не ходите туда, полковник, – прошептал Драго. Его голос звучал так, как будто его душили, глаза были выпучены и полны ужаса.

– Но почему, Драго? – заинтересовался Слит, – Почему бы мне туда не пойти?

– Боль, – сказал Драго, стиснув лапу Слита так, что хрустнули чешуйки. – Боль и темнота… И огонь. Ужасный огонь. Потеря… Потеря…

– Гм﷓м… – Слит был удивлен и заинтригован. – Что это делать боли, темноте и ужасному пламени в бастионе генерала? Наверное, ты так шутишь. Да, Драго?

В пустых глазах бааза больше не было никаких чувств.

– Нет, пожалуй, шутить ты не способен, – заключил Слит. – Скорее, это над тобой кто﷓то подшутил, – он еще раз взглянул на бастион. – Боль и пламя… Звучит, как в старые добрые дни… – Слит высвободил лапу и продолжил: – Оставайся здесь и сторожи коробки. Все будет хорошо, не волнуйся. Я не собираюсь идти внутрь. Я просто немного поболтаю с гвардейцами.

– Есть, полковник, – с несчастным видом ответил Драго.

Слит покачал головой. Драго приказали охранять коробки, и он приступил к делу. Судя по всему, он приготовился отдать свою жизнь, защищая амуницию.

– Ой, ой! – в ужасе воскликнула Сандра. – Слит идет к тому сиваку, которому ты дала по голове.

– Слит знает, что это я его ударила! – в ужасе воскликнула Хандра. – А еще он знает, что это ты украла заявку. Может быть, он решил заложить нас?

– Слит так не поступит! – неуверенно сказала Сандра.

– Он сделает это, если бригадир ему прикажет. Давай подойдем ближе, нам надо услышать, о чем они говорят, – предложила Хандра.

– А как же этот бааз?! – опешила Сандра.

– Это не наш. Он нас не узнает. Вперед!

Драконидицы выскользнули из своего убежища, стараясь двигаться свободно и беззаботно, и прошли мимо Драго, который подозрительно на них посмотрел. Но поскольку они не пытались стащить коробку, которую ему поручили охранять, он ничего не сказал. Осторожно приблизившись к стене бастиона, сестры постарались по возможности слиться с ней.

– Привет, ребята! – дружелюбно сказал Слит. – Как оно все? Больше мечей не теряли?

Сандра придушенно захихикала. Хандра закрыла ей рот ладонью и сурово взглянула на нее.

Часовые не выказывали восхищения от общения со Слитом.

– У вас есть здесь какое﷓то дело, полковник? – спросил один из них.

– Генерал неплохо устроился, не так ли? – сказал Слит, окидывая взглядом бастион. – Много комнат, есть где развернуться. Не думаю, что вы устраиваете здесь экскурсии. Или я не прав?

– Пожалуйста, объясните, какая у вас проблема, полковник? – серьезно поинтересовался гвардеец. После этого стражи переглянулись, и один из них куда﷓то ушел.

– Проблема… – Слит почесал морду. Потом мотнул головой в сторону. – Вон, видите, там солдат. Он говорил что﷓то весьма интересное относительно этого места. Да что там – он просто в ужасе от этого сарая! – Слит указал лапой на бастион. – Совершенно ужасное впечатление. Сказал, что… сейчас я вспомню… что это место тьмы, боли и страшного пламени. Как вы думаете, почему он так говорил?

– Он же бааз, полковник, – презрительно сказал гвардеец Такхизис. – Кто знает, что может прийти в голову этим придуркам?

– Если у них в голове вообще что﷓то есть, – добавил другой гвардеец.

– Вот я об этом и говорю, – подчеркнул Слит. – Я знал множество баазов и ни разу не заметил ни у кого из них даже проблесков воображения. Но, согласитесь, надо обладать недюжинной фантазией, чтобы сказать что﷓то подобное: «темнота, боль, ужасное пламя»… Особенно если речь идет о штаб﷓квартире генерала. Опять же – тот бааз один из новых драконидов, недавно с гор…

– Что тут за проблема? – спросил подошедший вместе с исчезнувшим было гвардейцем сивак﷓офицер, тоже носящий плащ гвардейцев Такхизис. – Кто ваш командир?

Слит встал по стойке смирно, отдал честь и ответил:

– Бригадир Кэн!

Офицер оскалился.

– Часовые на посту, и у вас, без сомнения, тоже есть дело, которым вам следует незамедлительно заняться.

– Так точно. Но, возможно, вы могли бы мне объяснить…

– Свободны! – прорычал офицер, нервно двигая хвостом.

– Есть! – Слит резко отвернулся, полурасправил крылья и промаршировал в ту сторону, где стоял Драго.

Слит подхватил свой ящик, Драго взял свой, и дракониды пошли прочь по грязной улочке.

– Пора сматываться, – прошипела Сандра на ухо сестре.

– Точно, – согласилась Хандра.

– Я думаю, – мрачно сказал один из гвардейцев, – этот сивак был как раз одним из тех, которые украли мечи.

Сандра и Хандра замерли. Потом переглянулись и остались на месте, прислушиваясь.

– А почему ты так думаешь, сержант?

– Он тут шутил насчет этих мечей. И еще сказал кое﷓что, весьма подозрительное. Спрашивал насчет бастиона и утверждал, что один из новых баазов рассказывает какие﷓то странные истории о том, что происходит внутри.

– В самом деле? – нахмурился офицер. Он подозрительно посмотрел в ту сторону, куда ушел Слит. – Ну и что же это за истории?

Часовой передал слова Слита.

– Да, это может создать проблемы, – согласился офицер. – Я подумаю над этим… А пока – проследи за ним, – велел он гвардейцу, который привел его к дверям бастиона;

Гвардеец козырнул и отправился вслед за Слитом и Драго.

– Командир! – обратился к офицеру подбежавший драконид﷓вестовой. – Первые отряды гоблинов появились в пределах видимости!

– Хорошо, – спокойно ответил офицер. – Я доложу об этом генералу.

Сивак направился к штабному шатру. Над бастионом пронесся звук боевого рога, извещавший о времени смены караула. Отряд легкой пехоты промаршировал мимо. Под его прикрытием сестры﷓сивачки выскочили из своего укрытия и побежали прочь.

– Как ты думаешь, что он имел в виду? – беспокойно спросила Хандра.

– То, что появилась армия гоблинов, – ответила Сандра.

– Да нет же, – воскликнула Хандра, раздраженная тупостью сестры. – Что он там говорил относительно того, что Слит замешан в пропаже мечей? Как ты думаешь, не может случиться, что из﷓за нас у Слита возникнут проблемы с генералом?

– Генерал не осмелится! – заявила Сандра. – Если этот гнусный золоченый самовар только тронет его. Слит расправится с ним одной левой. Хотелось бы мне на это поглядеть.

– Если уж говорить о том, на что хотелось бы взглянуть, то я бы посмотрела на то, что там было в этих коробках. Как ты думаешь?

– Не знаю, – сказала Сандра, печально покачав головой. – Но нам стоит поспешить обратно в казарму, не то мы можем остаться без подарков. Остальные расхватают все до крошки, что бы там ни было. Ты сама знаешь, как это бывает.

Не на шутку встревожившись от представившейся картины, сестры﷓сивачки поспешили в казарму.


* * *


Солнце в тот день так и не появилось. Небо было затянуто плотной пеленой серых облаков, которые обещали дождь. Дождя тоже не случилось.

В расположении бригады всюду раздавались стук молотков и визг пил, в воздухе плавал отвратительный запах гуэ. После обеда Кэн инспектировал ход работ и остался вполне доволен. Бумажная масса сохла несколько дольше, чем предполагалось, но смесь в целом оказалась даже эффективнее, чем думали вначале. Однако время летело быстро. По сообщениям разведчиков, первые Отряды гоблинской армии уже появились в пределах видимости. Кэн сам забрался на сторожевую башню, чтобы взглянуть на них. Гоблины, отряд за отрядом, переваливали через хребет. Они шли через тот самый перевал, откуда Кэн когда﷓то впервые увидел форт. Вместе с порывами ветра до форта долетал отвратительный гоблинский запах и нечленораздельные обрывки команд.

Гоблины текли через перевал и заливали долину, как поток грязной кипящей воды. Вскоре они займут все пространство вокруг, и форт останется единственным островком в океане смерти. Дракониды никак не могли помешать течению этого потока.

Лучники Двенадцатого полка, стоящие на стенах, поражали гоблинов тут и там, что вызывало бурное одобрение со стороны защитников форта. Но по эффективности это было то же самое, что кидать с берега горсти песка, надеясь засыпать море.

С тяжелым сердцем Кэн спустился с башни. Он обнаружил на стене несколько своих солдат, которые тоже смотрели на гоблинов.

– Да, там гоблины, – сказал Кэн. – В общем﷓то, ничего удивительного. Особенно для нас. Мы знали, что когда﷓нибудь они придут. А наша задача – удивить их.

Солдаты рассмеялись и вернулись к работе с удвоенным пылом.

– Пусть мой заместитель подойдет ко мне, – сказал Кэн Гранаку.

Гранак передал команду дальше, а Кэн пошел в свою комнату ждать Слита. Но сивак так и не появился.

Решив, что, возможно, что﷓то не ладится в процессе изготовления бомб, Кэн отправился в винокурню. Слит был известен своей горячей заботой о производимом продукте. Он пробовал кактусовку на разных этапах и по многу раз, чтобы убедиться, что ее качество не упало. Случалось, что, напробовавшись, он засыпал прямо на контрольном пункте.

Однако в винокурне Слита не было.

Бомбы изготовлялись под руководством Глота. Запах в помещении стоял удушающий, и, казалось, можно было захмелеть, просто глубоко дыша.

– Слит ушел к квартирмейстеру, – сказал Глот.

– Когда это было?

– Утром, бригадир.

– А не пора ли ему вернуться? – зло поинтересовался Кэн. – Ведь сейчас уже середина дня.

– Не могу знать, бригадир, – ответил Глот. «Конечно, не может, – подумал Кэн. – Не его это дело следить за Слитом».

Разозлившись на сивака за то, что его не оказалось на месте, и еще больше – на себя, за то, что не сумел удержать в себе свою злость, Кэн вышел из винокурни. Он ходил по площадке, на которой собирали Дракошу, смотрел, как идет работа, и делал это до тех пор, пока не понял, что его присутствие нервирует строителей.

Тогда он отправился навестить драконидиц и обнаружил, что они тоже заняты делом: покрывают крылья смесью гуэ и бумажной массы. Ему удалось увернуться от разговора с Фонрар и, порадовавшись хотя бы этому, он отправился к себе в комнату, оставив приказ немедленно направить к нему Слита, как только тот объявится.


* * *


– Все мужики одинаковые, Фон, – тихо сказала Хазат. – Кожа у них или чешуя, все они одним миром мазаны.

Первоначально драконидицы встретили Хазат настороженно и с неприязнью. Теперь они смотрели на нее, как на старшую сестру, которая повидала мир и теперь может поделиться своими знаниями с молодыми, еще наивными сестричками. Хазат не оспаривала место Фонрар как командира и, скорее, играла роль советника. Она указывала драконидицам на ошибки, которые были в их тренировках, и говорила, как их исправить. Причем делала это очень деликатно. Кроме того, что Хазат обучала их воинскому делу, она также давала им советы, как следует сражаться в другой, внутренней схватке, – битве полов.

– Ты не думаешь, что он мог бы, по крайней мере, взглянуть на меня? – спросила Фонрар, нервно размазывая гуэ широкими мазками кисти. Он не посмотрел на меня ни разу за все время. Он меня ненавидит.

– Он тебя не ненавидит, – возразила Хазат. – В сущности, если бы он был человеком, то я бы сказала: он тебя так сильно любит, что в твоем присутствии просто теряет дар речи.

– Ты думаешь, дело в этом? – Фонрар бросила работу и с надеждой взглянула на Хазат. – Но почему же он ведет себя именно так?

– Мужики не любят перемен. Они хотят, чтобы вещи оставались на своих местах и выглядели так, как они выглядели всегда. Почему? Потому, что тогда им не надо меняться самим. В глазах Кэна вы по﷓прежнему маленькие, только что вылупившиеся детёныши, которых он спас в пещере. Все, что ему надо было делать тогда, это кормить и защищать вас. Тогда ему было все ясно. А теперь, когда вы выросли, он понятия не имеет о том, что же он должен делать и говорить. Он просто боится, Фон. Боится, что потеряет вас.

– Но почему? – удивилась Фонрар. – Почему он так думает?

– Когда вы были маленькие, вы смотрели на него снизу вверх. В ваших глазах он был само совершенство и просто не мог сделать ничего неправильного. Но теперь﷓то все переменилось. Ты уже знаешь, что он совершает ошибки, как и все мы. Именно поэтому ты иногда так злишься на него. Поэтому бунтуешь. В этом смысле он уже потерял тебя. И он вспоминает об этом каждый раз, когда смотрит в твои глаза…

– Несовершенный он мне нравится даже больше! – заявила Фонрар. – Это приближает меня к нему. Я вовсе не хотела бы, чтобы он стал каким﷓то другим.

– Я знаю, – улыбнулась Хазат. – И он со временем тоже поймет это. Тебе надо быть терпеливой. Дай ему время.

Разговор был прерван появлением сестер﷓сивачек.

– Мы опоздали? – закричала Сандра.

– А что он нам принес? – спросила Хандра. – Ящик уже открыли?

– Тихо! – приказала Фонрар. – Кто и что должен был принести?

– Ага! То есть он еще не раздавал подарки, – облегченно вздохнула Хандра.

– Значит, мы свою очередь не пропустили? – уточнила Сандра и подозрительно добавила: – А может быть, вы просто все спрятали?

– О чем вы тут болтаете?! – разозлилась Фонрар. – Что спрятали?

– Мы видели Слита на улице, – объяснила Хандра. – Он возвращался от квартирмейстера, и мы слышали, как он говорил, что несет подарки. Для нас.

– Там было два больших ящика, – добавила Сандра. – Мы пытались подсмотреть, что внутри, но нам это не удалось. Он пошел обратно, и мы думали, что он уже здесь. Мы бы тоже пришли раньше, но заблудились в этих тупиках.

– Нет, его еще не было, – коротко сказала Фонрар. – Сейчас не время говорить о подарках. У нас много работы. Живо берите кисти!


* * *


Хмурый день незаметно сменился ночью. За стенами форта зажглись огни гоблинского лагеря, похожие на ядовитые красные цветы.

Дракониды приплясывали на стенах и дразнили гоблинов, вынуждая тех стрелять. Гоблины были плохими стрелками и всегда промахивались. Дракониды собирали стрелы, для того чтобы после использовать их самим.

В конце концов, гоблинский офицер обратил внимание на эту уловку. И гоблины стали выпускать горящие стрелы, надеясь, что это нанесет урон деревянным зданиям форта.

Еще днем Кэн приказал поставить бочки, наполненные водой, в стратегически важных местах по всей крепости. Кроме того, он приказал намочить водой соломенные крыши. Эти меры возымели свое действие. Пока горящие стрелы не наносили серьезного ущерба. Большинство стрел падало на землю между домами, а те, которые попадали на мокрые крыши, гасли, не причинив вреда.

Кэн освободил часть солдат от изготовления Дракоши и приказал им следить за возможными пожарами. Он предполагал отдать это подразделение под команду Слита, но заместитель так и не появился.

Кэн отправился на ужин, Дракоша уже находился в той стадии готовности, когда отдельные части можно было собирать вместе. Возникала масса вопросов, которые Кэн хотел бы обсудить со Слитом. Он приказал Гранаку разыскать Слита, где бы тот ни находился. В казармах, на улицах и в столовой следов Слита не обнаружилось. Никто не мог точно сказать, где, кто и когда его последний раз видел. Также никто не знал, зачем, Собственно, он отправился к квартирмейстеру.

Кэна начало терзать острое беспокойство. Он пытался успокоиться, напоминая себе об авантюрном характере Слита, его увлеченности всяческими Интригами, а также о том, что уж Слит﷓то может сам прекрасно о себе позаботиться. Слит любил строить грандиозные планы и часто предпринимал собственные небольшие экспедиции в надежде раскрыть какой﷓нибудь великий секрет. Ему нравилось в нужный момент поражать воображение окружающих (в первую очередь бригадира) неожиданными новостями и сенсационными сведениями. Слит полагал, что Кэн это оценит. Обычно так и случалось. Неоднократно подобные изыскания Слита приносили реальную пользу остальным драконидам.

– Я зря дергаюсь! – сказал Кэн самому себе. – Все из﷓за этих проклятых гоблинов.

Однако он должен был признаться, что вопрос Хазат: «Как бы вы себя чувствовали, если бы Слит умер?» – не выходил у него из головы. До того момента Кэн никогда не задумывался о том, насколько он привязан к своему заместителю.

– Отправляйся и поговори с квартирмейстером, – приказал Кэн Гранаку, когда поиски сивака не принесли никаких результатов. – Выясни, когда Слит был у него и что он взял. Не надо думать, что с ним что﷓то случилось. Я уверен, что это не так. Но проверить стоит.

– Есть, бригадир! – сказал Гранак и, взяв с собой двух баазов, отправился выполнять приказ.

– Что я слышу, бригадир? – раздался голос из темноты. – У вас еще кто﷓то пропал?

Кэн обернулся и обнаружил генерала Маранту в окружении гвардейцев Такхизис.

– Генерал! – сказал Кэн. – Мы не можем найти полковника Слита. Я боюсь, что с ним могло произойти что﷓то…

– Ха! Ничего с ним не случилось! Он просто перелез через стену и сбежал, спасая свою ничтожную жизнь! – заявил генерал Маранта. – Никогда я не встречал более недисциплинированных солдат, чем ваши инженеры, бригадир.

Кэн почувствовал, как ярость застилает глаза красной пеленой. В животе разгорелось пламя, и теперь он точно знал, как чувствует себя дракон, перед тем как выдохнуть свой смертельный огонь.

– Генерал! – с трудом переводя дыхание, сказал он. – Вы совсем не знаете Слита, иначе бы вы никогда…

– Дезертирство перед лицом врага, – продолжил генерал. – Впрочем, ничего другого я от вас и не ожидал. Трусы! Саперы… – он фыркнул. – Вы изначально были недостаточно хороши, чтобы сделать из вас нормальных солдат. Вы только и годны на то, чтобы копать сортиры. Но не волнуйтесь, бригадир, мои солдаты уже спасли вас однажды. Спасут и сейчас.

Кровь прилила к голове Кэна. Впоследствии он никак не мог точно вспомнить, что же случилось. Но то немногое, что он помнил, было связано с битвой и криками драконидов. Потом он почувствовал, что его руки крепко схвачены. Через пламя и дым, которые клубились в его мозгах, до него дошло слово «трибунал».

– Вы не можете отдать меня под трибунал, генерал Маранта! – яростно прорычал Кэн, слюна брызгами вылетала у него изо рта. – Вы не являетесь моим командиром, а также командиром моих солдат!

Осознание того, что именно он сказал, окатило его как ведро ледяной воды, вылитой на голову. Огонь его гнева погас, оставив его больным и холодным, с удушливым ощущением унижения.

– Отпустите меня, – тихо произнес он.

– Нет, бригадир, – ответил Глот, это он держал Кэна.

– Можно уже отпустить, – устало сказал Кэн. – Все в порядке.

– Есть, – неуверенно произнес Глот и медленно ослабил хватку.

Кэн огляделся вокруг. Рядом с ним с обнаженными мечами стояли Фалкт, Йетик и Хазат, за ними сгрудились все находившиеся в округе солдаты его бригады с мечами, топорами, молотками и пилами. Генерала в поле зрения не было.

– Во имя Богов, командир, – облегченно улыбнулся Фалкт, нервно облизывая губы. Его язык метался в пасти. – Я уж подумал, вы собираетесь его убить.

– И надо было бы, – прорычал Йетик. – Как он смел говорить такое про Слита!

– И про нас! – поддержал его Глот. – Назвать нас трусами!

Остальные дракониды поддержали их яростными криками. Кэн чувствовал себя совершенно разбитым, он боялся, что сейчас у него подкосятся ноги. Он присел на каркас Дракоши.

– Расскажите мне, что произошло.

– Вы ничего не помните, бригадир? – спросил Глот.

Кэн покачал головой.

– Вы бросились на него, бригадир. На генерала Маранту. Не сказав ни слова, только зарычали и бросились, это надо было видеть, – Йетик усмехнулся. – Генерал просто остолбенел, а его красавчики﷓гвардейцы растерялись. Если бы не Глот, то из генерала Маранты получился бы просто дохлый аурак. Потом﷓то, впрочем, гвардейцы спохватились, прикрыли Маранту.

– И выхватили мечи, – добавил Фалкт. – Но тут и Йетик вынул меч, подбежали мы с Хазат, и все наши драки, все, кто это видел, – Фалкт показал назад, на чем попало вооруженных солдат, – Я думаю, генерал в следующий раз крепко подумает, прежде чем называть нас трусами. Он промямлил что﷓то насчет военно﷓полевого суда и поспешно ретировался.

– Он прав, – сказал Кэн. – Я заслуживаю быть отданным под трибунал. Я напал на своего непосредственного командира, – Кэн снял ремень с кинжалом и перевязь и протянул их Фалкту. – Я помешаю себя под арест.

– Нет, командир! Нет! – закричали дракониды вокруг.

Фалкт отступил на шаг и смотрел в сторону.

– Я хочу сказать, – голос Хазат перекрыл все другие. Она вышла вперед и дракониды расступились, освобождая ей место.

За годы службы людям, которые обращались с ними не лучше, чем с рабами, дракониды утратили все то уважение и почтение к человеческой расе, которое было в них когда﷓то воспитано. Хазат, однако, заслужила их доверие, и вокруг раздались крики, призывающие ее говорить.

– Кэн, – сказала она, – как солдат и командир, я понимаю тебя, но именно как командир ты не имеешь права так поступать сейчас. Сейчас, когда пропал Слит и половина гоблинов Кринна собралась под стенами крепости. Твои дракониды верят в тебя, и ты не смеешь их предать.

– Мои дракониды… – пробормотал Кэн.

Он огляделся и увидел среди солдат Фонрар, Тезик и всех остальных драконидиц. Они были серьезными и мрачными. Они все вместе прошли такой длинный и долгий путь. Многие уже отдали свои жизни за мечту – белокаменный город под голубым небом и ярким солнцем. Их цель.

Кэн молча застегнул ремень. Окружающие разразились радостными воплями, но в этот момент Кэн принял решение. Решение, о котором он не собирался никому говорить. Пока.

– Возвращайтесь к работе, – приказал он. – Гоблины пойдут на приступ с рассветом, так что к этому моменту все должно быть готово.

Дракониды разошлись и занялись прерванными делами. Фонрар медлила, с беспокойством глядя на Кэна. Он сумел заставить себя ей улыбнуться, и она тоже ушла. Офицеры продолжали стоять вокруг, пока Кэн не рявкнул на них. Тогда и они разошлись по своим делам.

Кэн в прострации сидел на хвосте Дракоши. Он не чувствовал ни рук ни ног, в голове не осталось ни одной мысли. Он сидел и наблюдал, как идет работа. Дракоша был уже собран, доделывали последние детали морды и корзины для бомб. Сами бомбы были сложены неподалеку.

Фонрар собрала все веревки, которые удалось найти в крепости, и драконидицы сплели из них длинный и прочный канат. Они намотали его на шкив и прикрепили один конец к Дракоше. Когда Дракошу наполнят горячим воздухом, канат не только удержит дракона, но и позволит ему подняться на достаточную высоту, чтобы перелететь через стену. А потом – один взмах меча и Дракоша отправится в свой первый и последний полет к славе.

Дракоша получился действительно огромным – почти 20 метров от носа до кончика хвоста, а размах крыльев – более 30 метров. Последняя порция гуэ, которым покрывали парусину, была смешана с красной глиной, чтобы сделать цвет более правдоподобным. Баазки набрали в кузнице маленьких обломков лезвий и наклеили их по всей конструкции. В свете костров они сверкали как настоящие чешуйки. Зубы, сделанные из сломанных мечей, начистили до блеска и хорошо наточили. Полированные серебряные тарелки, позаимствованные на центральном складе крепости, служили дракону глазами. Эти тарелки были в числе той добычи, что генерал Маранта когда﷓то привез из Нераки. Свет играл на полированной поверхности, придавая глазам жутковатый вид.

Чем больше Кэн смотрел на Дракошу, тем больше он проникался гордостью за своих солдат, и эта гордость постепенно заполняла пустоту в его груди.

– Ты знаешь, Кэн, – пробормотал он себе под нос. – А ведь может и сработать!

– Бригадир, – раздался взволнованный голос позади него.

Кэн обернулся и увидел Гранака.

– Что﷓нибудь удалось найти? Какие﷓нибудь сведения о Спите?

– И да, и нет, бригадир. Мы не нашли Слита, но зато обнаружили того бааза, Драго, с которым он ушел.

– Прекрасно, где он? Я хочу немедленно с ним поговорить, – оживился Кэн.

– Это будет трудно, бригадир, – ответил Гранак. – Потому что у него сломана шея. Драго мертв.


Глава 17


Горящие стрелы падали как огненный ливень, их становилось все больше. Пожары вспыхивали то здесь, то там по всей крепости. Иногда раздавались взрывы, это стрела попадала в бозака, оказавшегося в ненужное время в ненужном месте. Снаружи начали бить барабаны. Гоблины подбадривали своих солдат и пугали противника. Близился штурм.

– Докладывай, – Кэн не узнал собственного голоса.

– Мы нашли тело Драго в шести кварталах отсюда. Следов драки не обнаружено. Его атаковали сзади и, я думаю, ему сломали шею, прежде чем он успел понять, что происходит.

– Подожди, – перебил Кэн. – Что ты говоришь! Ты же сказал, что Драго – бааз! Какое тело, вы должны были обнаружить камень или кучу пыли!

– Я знаю, бригадир, – сказал Гранак, недоуменно пожимая плечами. – Я тоже ничего не понял, но это так.

– Что насчет Слита? Какие﷓нибудь следы?

– Неподалеку мы нашли два опрокинутых ящика, их содержимое было рассыпано по земле. И еще вот.

Гранах протянул несколько серебряных чешуек. Они явно когда﷓то принадлежали сиваку, но в крепости полно сиваков, совсем необязательно, чтобы эти принадлежали именно Слиту.

– Может быть, это Слит убил бааза? – предположил Кэн.

– Нет, бригадир, – твердо возразил Гранак. – Если бы это был Слит, то он не стал бы устраивать всю эту неразбериху. Он не бросил бы ящики. И, кроме того, он не сделал бы этого без веской причины, а потом не стал бы прятаться по углам. Он пришел бы к вам и доложил.

Работающие вокруг дракониды внимательно прислушивались, офицерам даже пришлось одергивать их, чтобы не отвлекались. Сообщение об исчезновении Слита повергло всех в уныние. Все они любили его и беспокоились за него, он был заместителем командира бригады с самого момента ее формирования.

– Продолжай, – приказал Кэн.

– Да, бригадир. Мы разговаривали с квартирмейстером, он подтвердил, что Слит был у него поздним утром и взял массу вещей, в том числе двадцать новых кожаных перевязей для мечей.

– Вам стоит поговорить с драконидицами, бригадир, – раздался голос из﷓за плеча.

Кэн обернулся и обнаружил Хазат, внимательно прислушивающуюся к разговору.

– Что бы там у них ни случилось, – раздраженно начал он, – это может подождать! – он обернулся к Гранаку. – Покажите мне место где вы нашли…

– Вот это может подождать, – перебила его Хазат. – Две драконидицы﷓сивачки видели Слита около полудня у квартирмейстера.

– Серьезно? – Кэн оскалился. – А что, да будь я проклят, они там делали?

Хазат крикнула Фонрар. Та подбежала, они обменялись быстрыми репликами, Фонрар снова удалилась и вскоре вернулась с сестрами﷓сивачками Сандрой и Хандрой. В это же время случайная зажигательная стрела попала в Дракошу. Она пробила дыру в парусине. Но та не загорелась, похоже, универсальное гуэ обладало еще и противопожарными свойствами.

О находившихся рядом бомбах этого сказать было нельзя.

– Убедитесь, что бомбы надежно укрыты! – рявкнул Кэн в пространство.

Потом он посмотрел на сестер. Они выглядели робкими, смущенными и очень виноватыми.

– Минутку. Гранак, закончи доклад.

– Да, бригадир. Нам показали улицу, по которой они ушли. Они должны были пройти мимо бастиона, но, возможно, свернули раньше. Вы знаете, там на часах стоят гвардейцы. Эти двое не были расположены со мной беседовать, но я настаивал, и, в конце концов, мне удалось склонить их к сотрудничеству, – Кэн мрачно улыбнулся, он представлял себе, каким именно образом «настаивал» огромный разозленный Гранак. – Я описал им Слита и бааза, и они сказали, что никто похожий на них мимо бастиона не проходил…

– Это неправда! – закричали одновременно обе сестры.

Кэн внимательно посмотрел на них.

– Прекрасно, теперь послушаем, что известно вам. Только быстро и кратко.

– Бригадир, – сказала Хандра, – мы видели полковника Слита сегодня утром у квартирмейстера, – она замялась. – Мы… ну… Нам очень нравится Слит, то есть, я хотела сказать, полковник Слит. И мы, ну… пошли за ним.

– Он сказал, что несет нам подарки, и нам стало очень любопытно… – добавила Сандра.

– А вы, вы сами что там делали? Мечей вам теперь хватает, если я правильно понимаю… – саркастически поинтересовался Кэн.

– Да, конечно, – согласилась Сандра, не обратив внимания на его тон, – Мечей нам хватает, спасибо, но вот компонентов для заклинаний… Понимаете, Тезик и бозачки, им для магии надо…

Хандра предостерегающе зашипела, шагнула вперед и расправила крылья, пытаясь заслонить сестру, но было уже поздно. Сандра в ужасе зажала себе пасть обеими лапами.

– Магия! – Кэн смотрел на Фонрар.

– Бригадир, я все объясню…

– Объяснишь, – холодно пообещал ей Кэн. – Но пока давайте по очереди. Итак, вы последовали за Слитом…

– Да, бригадир, – теперь говорила Хандра, её сестра была слишком подавлена своей оплошностью, чтобы продолжать. – За ним и этим новым баазом. Они подошли к такому большому уродливому зданию…

– Бастиону.

– Да, бригадир. Слит и тот бааз остановились посмотреть на него, а в это время мы увидели того гвардейца, того, которого… – Хандра смутилась и замолчала.

– Которого вы огрели камнем по голове, – продолжил за нее Кэн.

– Да, бригадир, – Хандра смотрела себе под ноги.

– Продолжай.

Сестры, перебивая друг друга, рассказали о разговорах, произошедших между Слитом и Драго, а потом между Слитом и гвардейцами.

– Этот новый бааз говорил об «ужасной тьме» и «яростном свете». Он был напуган и советовал Слиту не входить в бастион. Слит сказал, что в бастион не пойдет, а только потолкует с гвардейцами Такхизис. Он так и сделал, передал им слова бааза и поинтересовался, что бы это могло значить. Те сказали, что бааз просто туп, а потом пришел офицер и посоветовал Слиту не лезть к часовым с глупостями, а убираться восвояси. Слит согласился, они с баазом подхватили ящики и пошли дальше, вот и все…

– Не считая того, о чем офицер говорил с часовыми, когда Слит ушел…

– Что? – резко спросил Кэн. – Что он сказал?

Сестры виновато переглянулись.

– Ты начала, ты и говори, – прошипела Хандра.

– Ну… – Сандра глубоко вздохнула. – Вроде того, что Слит мог украсть эти мечи, командир.

– Что точно они говорили, если можешь – дословно.

Сандра подумала.

– Приблизительно так: «Полковник Слит намекал на пропавшие мечи и еще интересовался происходящим в бастионе».

– Офицер просто рассвирепел, услышав это, – добавила Хандра. – Он подробно расспросил, что Слит говорил об «ужасной тьме», «яростном свете»…

– Да, – влезла Сандра. – Я запомнила, как он сказал: «Боюсь, у нас могут возникнуть проблемы».

– Да, и еще добавил: «Присмотри за ним», а потом ушел с еще одним гвардейцем.

– Куда они пошли?

– В ту же сторону, что и Слит с баазом.

– А что было потом? – хмуро спросил Кэн. Сестры с сомнением переглянулись.

– А потом прибежал сивак и закричал, что идут гоблины. Началась суматоха, мы испугались и поспешили в казарму.

– Да, а еще мы боялись пропустить раздачу подарков.

– Подарки, – машинально повторил Кэн.

Он думал об этих новых драконидах. Как, интересно, им удалось живыми и невредимыми добраться сюда из Халкистских гор, через территорию, контролируемую гоблинами? Слит с самого начала не поверил в это и решил разобраться. Он провел все утро с вновь прибывшим драконидом и тот рассказал ему про бастион, как место «боли и ужасной тьмы», или что﷓то в этом роде. Гвардейцам Такхизис это не понравилось, и они решили «присмотреть за ним». В итоге бааз мертв, причем тело его не обратилось в камень, как должно было, а Слит пропал.

Но почему одного убили, а другой исчез? Если Слит засунул свою любопытную морду туда, куда не следовало, то почему его тоже не убили на том же месте, что и Драго? Нет, он исчез, так же таинственно, как до него исчезали другие. Кэн не верил, что они дезертировали, а в случае Слита он был готов биться об заклад на что угодно. Слит не мог дезертировать. А еще эти загадочные «боль и ужасная тьма» в бастионе…

Кэн не знал ответов, но он знал, где надо задать вопросы и откуда начинать поиск и Слита, и ответов. И еще Кэн не сомневался, что Слит попал в скверную историю. И если бы из нее можно было выбраться самостоятельно, он был бы уже здесь.

Кэн приказал собрать офицеров.

– Рота поддержки пойдет со мной. Остальным продолжать работу над Дракошей, – приказал он.

В этот момент раздались визгливые звуки рожков гоблинов. Генерал Маранта ошибся, гоблины не стали ждать рассвета и пошли на приступ.

– Проклятье! – Кэн добавил еще несколько выражений посильнее, как раз по ситуации.

Внутри крепости тоже затрубили сбор, слышались выкрики команд, боевые кличи солдат, топот подразделений, бегущих занимать, отведенные места.

Если бы Кэн мог раздвоиться, он бы послал одну половину на стену разобраться в ситуации. Что это – решительный штурм или просто проба сил? Другую половину он бы отправил в бастион выяснять, что случилось со Слитом.

Хорошо бы еще и солдат размножить, подумал он. Кэн не мог сейчас взять с собой ни одного драконида. Их и так слишком мало, а надо еще срочно заканчивать Дракошу, да и от борьбы с возникающими в крепости пожарами их никто не освобождал.

Офицеры стояли молча, ожидая дальнейших указаний. Из﷓за стен летели тучи стрел, по большей части они были уже на излете и, даже попадая в толстую шкуру драконида, особого вреда не причиняли. Но это только начало. Гоблины подойдут ближе, и тогда их стрелы станут смертельно опасными.

Кэн знал, что он должен делать. Слит – это только один драконид. Как бы дорог он ни был Кэну, но один. В предстоящей битве погибнут сотни, а может, и тысячи драконидов. Кэн отвечает за оборону крепости, за жизни солдат. Он не должен позволить своим личным привязанностям мешать исполнению долга. И если бы он сам оказался в подобной ситуации, он бы ждал от Слита такого же решения, будь оно все проклято!

– Приказ отменяется! Мы не можем распылять силы.

– Но вы можете располагать моим отрядом, бригадир! – Фонрар выступила вперед. – Мы поможем вам выяснить, что случилось со Слитом, – прежде чем Кэн пришел в себя от изумления и приказал им немедленно отправляться в казарму, Фонрар сама отдала приказ: – Все в казарму! Построение в полном боевом облачении и с оружием здесь. Быстро! Риэл, захвати мой меч и перевязь!

Баазка отсалютовала. Драконидицы дружно побежали к казарме. Они бежали ровно и сосредоточено, не мешая друг другу.

– Прекрасный способ провести с ними учения, Фонрар, – обратилась к ней Хазат.

– Да. Не окажете ли честь присоединиться к нам, капитан Хазат?

– Почту за честь, лейтенант Фонрар, – серьезно ответила женщина﷓воин, дотрагиваясь до рукояти меча.

Кэн, наконец, очнулся от шока.

– Нет! – взревел он. – Ни за что! Не позволю! Вы немедленно возвращаетесь в казарму и…

С тем же успехом он мог приказывать Дракоше. Ни Фонрар, ни Хазат не обратили на его вопли никакого внимания. Драконидицы подбегали, поправляя на ходу амуницию, и выстраивались в шеренгу перед Фонрар. Риэл вручила ей меч, а Тезик помогла застегнуть перевязь.

– Хандра, вы с сестрой знаете дорогу к бастиону, – продолжала командовать Фонрар. – Значит, пойдете первыми. Все готовы? – Драконидицы дружно рявкнули в ответ. – Прекрасно! Бегом марш!

Самки побежали в сторону бастиона. Конечно, бежали они не совсем ровно, некоторые путались в ножнах, но все﷓таки довольно быстро.

Фонрар отдала честь Кэну.

– Мы найдем полковника Слита, бригадир, не волнуйтесь, – заявила она и побежала догонять свой отряд вместе с Хазат, которая напоследок криво улыбнулась Кэну.

Кэн уже набрал в грудь воздуха, чтобы приказать им немедленно остановиться, но тут он вспомнил слова Хазат, вспомнил так ясно, как будто она вновь стояла перед ним и произносила их.

Каждая из них – личность, со своими желаниями и предназначением, и каждая имеет право стремиться найти свое место и свою цель в этой жизни, Ты не можешь отнять у них этого права! Они смотрят на тебя с надеждой, что ты им поможешь и направишь, но это ненадолго. Рано или поздно они тебя возненавидят!

Кэн загнал готовые вырваться слова обратно.

– Фалкт! Остаетесь за старшего. Дракоша должен быть готов к рассвету. Если я не вернусь, принимайте командование. Вы знаете, что делать. Гранак, за мной!

Улицы были забиты, казалось, все дракониды крепости одновременно высыпали на улицы. Все стремились двигаться как можно быстрее, но ничто не могло остановить Гранака, даже скала, упади она с неба прямо перед ним. Огромный драконид просто сметал всех с пути, расчищая дорогу Кэну. Вскоре они увидели драконидиц, с трудом пробирающихся в толпе.

Услышав крик Кэна, Фонрар обернулась. Она подобралась, в глазах застыла решимость, она была готова спорить, отстаивать свою позицию до конца.

Догнав ее, Кэн отсалютовал.

– Я хотел бы присоединиться к вам, лейтенант, – сказал он так вежливо, как будто обращался к офицеру, равному ему по званию. – Вы не возражаете?

Фонрар улыбнулась. Глаза ее вспыхнули ярче пламени.

– Буду рада, бригадир, – сказала она. – Буду очень рада!

Они побежали дальше рядом. С другой стороны от Кэна бежала Хазат. Она перехватила взгляд Кэна и подмигнула ему.

– Товарищи? – спросила она.

– Товарищи, – согласился Кэн.


Глава 18


Двое гвардейцев, как обычно, стояли на часах у дверей бастиона. Они оставались на посту, несмотря на суматоху внутри крепости. Стрелы сюда не долетали и даже барабаны и дикие вопли наступающих гоблинов слышались приглушенно. Гвардейцы не обратили внимания на бегущий отряд Кэна. Вооруженные дракониды в преддверии штурма – что может быть естественнее, не стоит лишний раз смотреть.

Кэн на это и рассчитывал. Он не хотел понапрасну проливать кровь. Его цель была спасти жизнь драконида, а не убивать других. Он подал знак Фонрар, чтобы она начинала действовать по только что разработанному плану.

Фонрар во главе драконидиц подошла к часовым и отдала честь. Гвардейцы разговаривали между собой и даже не удосужились обратить на самок внимание, продолжая как ни в чем не бывало обсуждать предстоящий штурм.

Кэн приказал Фонрар действовать быстро, захватить часовых врасплох и, подавив численным превосходством, оглушить. Не самый изящный план, но должен сработать. Кэн, чтобы не привлекать внимание, шел в конце колонны. Вперед он послал Гранака, подстраховать драконидиц. Услышав резкую команду Фонрар, Кэн бросился вперед, ожидая увидеть свалку у дверей, но, к его изумлению, часовые уже мирно лежали на земле и, казалось, даже похрапывали. Несколько баазок связывали их.

– Что это… – начал Кэн. – Как вам удалось?

– Магия, бригадир, – ответила Фонрар, стараясь, чтобы голос ее звучал спокойно. – Сонное заклятие.

– Но магии больше нет? – возразил Кэн.

– Да, бригадир, – пробормотала Фонрар. – Я знаю…

– Магия никуда не делась! – резко заметила Хазат. – И она, и все остальные бозаки твоей бригады по﷓прежнему владеют магией. Они обучили ей самок.

Кэн мрачно обвел всех взглядом.

– Почему мне об этом не сказали?

– Видите ли… Все знали, что вы считаете магию даром Владычицы и полагаете, что, когда Владычица покинула мир, магия ушла вместе с ней, – объяснила Фонрар. – Ну а так как вы магией не пользовались, то остальные бозаки из уважения к вам тоже перестали ею пользоваться. Но мы﷓то об этом ничего не знали, а магические способности у некоторых из нас есть. Кто﷓то из бозаков заметил, как мы занимаемся магией, и тогда они – бозаки – объяснили нам, что магия – это не игрушка, а вещь весьма опасная, и стали учить нас ею пользоваться, чтобы не навредить себе. Не сердитесь, командир. Мы вовсе не хотели вас расстраивать…

– Понятно. Я и не сержусь на вас или на них, только на себя – идиота! Гранак, ломай дверь, если, конечно, у них не припасено заклинания и на этот случай.

– Я думаю, у меня получится, – спокойно сказала Тезик.

Она произнесла несколько непонятных слов и вытянула изящную лапу по направлению к двери. Сначала ничего не происходило, потом раздался еле слышный шелест. Петли дверей на глазах покрывались пушистым налетом ржавчины, через несколько секунд они проржавели насквозь, и тяжелые двери рухнули на землю.

Баазки затащили оглушенных гвардейцев внутрь и спрятали в ответвлении коридора.

– Что это за жуткий звук? – спросил Кэн. Он уже слышал его, когда они стояли у бастиона, но звук был слабый. Кэн тогда еще подумал, что гоблины пошли на приступ, но теперь внутри бастиона он слышался громче.

Глухие ритмичные удары звучали как биение огромного сердца. Дракониды почувствовали, как стены сотрясаются и пол вибрирует в ритме этого чудовищного пульса.

– Странно, – пробормотал Кэн. – Я уже был здесь, но ничего подобного не слышал.

– Что бы это могло быть, командир? – спросила Фонрар.

– Не знаю, похоже на тысячу сердец, бьющихся в унисон, – ответила Тезик.

– Тьма кромешная… – раздался голос Хазат из глубины коридора. – О, сукины дети… Я налетела на эту проклятую стену. Вы, драки, видите в темноте, а я – ни черта! Как теперь дальше, факелов нет?

Факелов не предвиделось, зато, мрачно подумал Кэн, нам предстоит долгий путь по лабиринту коридоров.

– Если вы не против, я подожду вас здесь, прикрою с тыла.

– Прекрасная идея, – согласился Кэн. – Если появятся гвардейцы, можно опустить решетку.

Хазат посмотрела наверх на толстую решетку с острыми концами, висящую над входом, взглянула, как она вибрирует от каждого удара, оценила истрепанную веревку, которая удерживала решетку, и заметила:

– Я, пожалуй, подожду снаружи. Попытаю счастья с гоблинами. Побыстрее вам найти Слита. Он мне обещал рецепт кактусовки.

– Двигаемся колонной по одному и не растягиваться, – распорядился Кэн. – Здесь настоящий лабиринт и распутать его сложнее, чем десяток змей, свившихся в клубок.

Кэн чувствовал, что надо торопиться. Ему не нравился этот чертов барабан, и уж совсем не нравилась аналогия, пришедшая в голову Тезик. Но бастион был специально построен для того, чтобы ошеломить противника, замедлить его продвижение и заставить потерять драгоценное время.

Даже Прокел и Вертакс, неоднократно бывавшие здесь, признавались, что путаются в этих катакомбах, а ведь надо не только найти Слита, но и быстро вернуться. Гоблины штурмуют крепость, об этом нельзя забывать.

– Бригадир, – позвала его Фонрар, – выслушайте меня.

– Да, – нетерпеливо отозвался Кэн.

– Пусть проводником будет Тезик. У нее потрясающее чувство направления. Она никогда не заблудится.

– Это свойство аураков, бригадир, – скромно добавила Тезик. – Понимаете, крыльев﷓то у нас нет. Мы не можем взлететь и посмотреть сверху.

– Нет, это слишком опасно. Первым пойду я. Тезик пойдет сразу за мной и подскажет, если я собьюсь с дороги.

Кэн предложил это в основном для того, чтобы не обидеть драконидиц. Он не верил ни в какие особые свойства Тезик. Теперь они шли по коридору, тихо, внимательно, не разговаривали и не натыкались друг на друга. Когда он останавливался, были слышны только их осторожные шаги и шелест крыльев, время от времени задевавших стены. Кэн был вынужден признать, что драконидицы прекрасно обучены.

«Я так мало сделал для них, – подумал Кэн, – но теперь все будет иначе». В то же время он гордился ими, в особенности Фонрар.

– Бригадир, – Тезик положила ему лапу на плечо, – нам не стоит идти этим проходом, по нему мы вернемся назад, нам сюда, – она указала на поворот налево.

Кэн вынужден был признаться самому себе, что он не представляет, куда надо идти. До сих пор он шел, повинуясь внутреннему чутью, но, пожалуй, его внутренности не самый надежный компас, так что можно последовать совету Тезик. За ближайшим поворотом туннеля стук усилился.

– Молодец, Тезик.

– Спасибо, бригадир, – Тезик была приятна его похвала.

– Какой же я все﷓таки глупец, – пробормотал Кэн себе под нос. – Огромный, самодовольный, тупой идиот.

Следуя советам Тезик, они быстро продвигались к источнику звука. Кэн подумал, что он сам бродил бы здесь не один день. Звук становился все громче, и первоначальное беспокойство и раздражение, которое он вызывал, постепенно сменилось отвращением и ненавистью к этим ритмичным ударам. Сотрясение пола передавалось идущим, и Кэну казалось, что каждый его зуб вздрагивает в ритме ударов этого гигантского барабана. Он попробовал заткнуть уши, но это не помогло. Его собственное сердце билось в унисон. И это его беспокоило больше всего. Он чувствовал необходимость двигаться быстрее, но не решался бежать, боясь пропустить нужный поворот.

– Бригадир, впереди слышны голоса.

Через мгновение он и сам их услышал. Слов разобрать было невозможно, все покрывал гром ударов. Сердце Кэна радостно забилось, ему показалось, что он узнал это место. Сейчас лабиринт кончится, и они окажутся у двери в приемный зал генерала. Кэн ясно вспомнил, что перед залом коридор расширялся и, больше не петляя, шел к дверям. Оставался всего один поворот. Они были у цели.

– Думаю, мы уже близко, – прошептала Тезик. Кэн кивнул. Он поднял руку, призывая всех к вниманию, и взмахом руки приказал перейти на бег. Гвардейцев, охранявших внутренние двери, врасплох не застать. Они, наверняка, знают о продвижении отряда и уже ждут его в полной боевой готовности.

Кэну некогда было объяснять драконидицам ситуацию, но он надеялся, они сообразят, что делать.

– Эй, там! – заорал он, тяжелыми прыжками несясь по коридору. – Гвардейцы Владычицы! Не стреляйте, мы из Инженерной бригады, я действую по приказу вашего командира… «Проклятье, как зовут их командира? – он бросил взгляд на Гранака, тот пожал плечами. – Да помогут мне исчезнувшие боги!» – Полковник Блывзматрс послал нас, дело срочное! – Кэн прикрыл пасть лапой для большей невнятности, понимая, что отражаясь от стен коридора, звуки станут совсем неразличимыми. Оставалось только надеяться, что этого проклятого командира не зовут совсем коротко, ну, например, Мог или Дав.

Крики Кэна, топот множества лап и звон металла перекрывали теперь остальные звуки. Кэн обратил внимание, что Фонрар бежит рядом с ним, если она и не поняла полностью его замысел, то наверняка угадала общую идею. Конечно, полковник гвардейцев мог оказаться в зале, но Кэн полагал, что это вряд ли. Генерал должен был оставить его вне бастиона с приказом зайти внутрь и оборонять его, если крепость падет.

Кэн повернул за последний угол. Рядом с ним теперь бежал Гранак, он вежливо, но твердо оттеснил Тезик. Они здорово вырвались вперед, драконидицы плотной группой бежали сзади. У двери стояли четверо гвардейцев с мечами наготове. Они были напряжены и обеспокоены, что неудивительно. Здесь, глубоко в недрах бастиона, они не представляли себе, что происходит в крепости.

– Здесь все нормально? – задыхаясь, спросил Кэн.

– Да, бригадир, – удивленно ответил один из них. – А что здесь может случиться?

– В стене бастиона обнаружена дыра, – резко сказал Кэн. – У северо﷓западного угла. Есть основания полагать, что в бастион проникли прорвавшиеся в крепость гоблины. Ваш командир послал нас в качестве подкрепления. Отряд! Заступить в караул!

Кэн разговаривал со старшим гвардейского караула. Гранак встал рядом с одним из гвардейцев, около других быстро встали драконидицы. По кивку Кэна Гранак нанес гвардейцу могучий удар в челюсть, сразу отправив его в нокаут. Сивак подхватил бесчувственное тело и аккуратно уложил на пол. Кэн ударил другого гвардейца лапой в живот и добавил сверху по голове, тот рухнул на пол без сознания. Гвардеец рядом с Фонрар остолбенел от изумления, но Сандра с криком «Моя очередь!» нанесла ему удар рукояткой меча по голове, и он пал как подкошенный. Три баазки набросились на последнего гвардейца, и он тут же оказался на полу со связанными лапами и заткнутой пастью.

– Этих тоже стоит усыпить, – сказал Кэн Фонрар. – Так, для гарантии.

Фонрар кивнула и отдала приказ одной из бозачек. Кэн был разочарован, он хотел посмотреть, как Фонрар сама владеет магией.

– Почему ты не сделала это сама? – спросил он тихо, не желая ронять ее авторитет перед подчиненными.

– Вы не пользуетесь магией, и я не хотела… – Фонрар смутилась.

Она не хотела причинить мне боль, понял Кэн, и тут же теплые «товарищеские» чувства согрели ему кровь сильнее, чем добрая кружка кактусовки. Сейчас было не время и не место для выражения чувств, Кэн просто положил свою большую лапу на ее изящное плечо и слегка сжал его. Она все поняла правильно и накрыла его лапу своей. Глаза ее сияли.

– Мечи к бою, – приказал Кэн. – Те, кто владеет магией, приготовиться к заклинаниям. И помните, мы не хотим убивать драконидов, только в случае крайней необходимости.

– Что там впереди, бригадир? – нервно спросила Тезик.

– Не знаю, а потому надо быть готовыми ко всему. Готовы? – Драконидицы обнажили мечи. – Тезик, открывай дверь!

Аурачка произнесла заклинание, и дверь с треском упала внутрь зала. Кэн рванулся вперед, но Гранак опередил его. Следом протиснулись остальные. Все застыли в изумлении.

Они ожидали увидеть все что угодно, но только не это.

Огромный зал был забит драконидами. Их тут были сотни. В полном вооружении, с надетыми шлемами, они сидели рядами так плотно, что упирались мордами в крылья впереди сидящего. Все они повернули головы к отряду Кэна.

Ужасный звук здесь был оглушающим. У Кэна опять возникло жуткое ощущение, что это звук их сердец, бьющихся в унисон. «Если все они телохранители генерала… то мы уже трупы», – спокойно подумал Кэн, поудобнее перехватывая боевой топор.

Но дракониды не атаковали. Они сидели, не двигаясь. Как будто чего﷓то ждали, не отводя застывшего взгляда от вошедших.

– Командир, – растерянно начал Гранак, – а вам они не кажутся… как бы это сказать… знакомыми?

– Кто? – машинально поинтересовался Кэн, мучительно раздумывая, что же ему делать дальше.

– Все, командир.

Кэн присмотрелся. Действительно, сейчас ему и самому эти дракониды показались знакомыми, как если бы он их всех много раз видел раньше, но где и когда?

– Урил, командир, – сказал Гранак, – и Влемес. Так звали двух баазов, пропавших той ночью, когда они несли караульную службу на стенах.

– Точно!

Кэн направился к Урилу, но чем ближе он подходил, тем большие сомнения его одолевали, Драконид, сидящий с ним рядом, тоже был похож на Урила, и следующий, и весь ряд, но это был не совсем Урил, черты его были нечеткими, как бы размытыми.

Кэн внимательно посмотрел в глаза дракониду и увидел там ту же пустоту, что была в глазах вновь прибывших драконидов. Ужасная мысль пришла ему в голову. Безумная, невозможная, чудовищная… Если это так, то Слит в величайшей опасности, и не только Слит, но и каждый драконид в этом мире.

– Ты не видишь здесь Слита? – тихо спросил он Гранака, с ужасом оглядываясь в поисках группы сиваков с чертами Слита и мертвыми, пустыми глазами.

– Нет, командир, – ответил Гранак через минуту. – Тут только баазы.

– И то хорошо, – облегченно выдохнул Кэн. – Значит, у нас еще есть шанс его спасти.

Источник ужасного звука был не в этом помещении, но где﷓то совсем рядом. Кэн вспомнил, как неожиданно появился генерал в своем кресле, вроде как из ниоткуда. На противоположной стороне зала должна быть дверь. Кэн пошел вдоль стены, и головы сидящих баазов поворачивались за ним, как будто у них на всех была одна голова и пара глаз.

– Не делайте резких движений и вообще всего, что можно воспринять как угрозу, – обратился Кэн к драконидицам. – Фонрар, пусть все осматривают стену, ищут дверь. Мы должны найти этот мерзкий барабан.

Удары не прекращались, и когда Кэну показалось, что его собственное сердце сейчас не выдержит и разорвется, звук стих.

Тишина упала тяжелая, зловещая. Кэн с ужасом понял, что все то жуткое, что может произойти с его другом, происходит именно сейчас.

– Слит! – закричал он изо всех сил. – Слит, ответь мне, это я! Где ты?

Еле слышно прозвучало:

– Здесь… аа…

– Это Слит! – пронзительно закричала одна из сестер﷓сивачек. – Это точно он, мы знаем его голос!

– Заткнись, – рявкнул Кэн. Он еще раз позвал Слита, но ответа не было. – Откуда был слышен голос?

Сестры дружно показали на стену за креслом генерала. Спотыкаясь о ноги и хвосты сидящих драконидов, Кэн направился туда. Драконидицы, которые шли вдоль стен, уже собрались там и безуспешно искали дверь.

Кэн подошел. Перед ним была гладкая каменная стена, но из﷓за нее раздавались звуки! Шарканье лап, голос. Похоже, читающий заклинание…

– Проклятье! – бешено вскричал Кэн, размахивая боевым топором. – Здесь должен быть проход! Должен!

– Я вижу! – воскликнула Тезик. – Здесь!

Она бросилась вперед. Фонрар поспешила за ней. Ей, да и всем остальным показалось, что Тезик внезапно сошла с ума. Там, куда она бежала, была глухая каменная стена. Все ожидали, что сейчас она разобьет себе голову, но вместо этого Тезик прошла сквозь стену – и исчезла. Все опешили.

– Это иллюзия! – крикнул Кэн. – Просто иллюзия!

Но мастерски сделанная иллюзия. Большинство магических иллюзий рассеиваются, как только в них перестают верить, а эта осталась. Несмотря на то, что Кэн теперь твердо звал, что там есть проход, стена продолжала казаться монолитной. Удивительно, как Тезик смогла увидеть проход. Еще одно свойство аураков?

Он шагнул сквозь стену и сразу наткнулся на Тезик. Она повернулась и приложила палец к губам, призывая к молчанию. Они попали в огромное помещение. Оно было освещено не просто ярким, а каким﷓то яростным, феерическим светом, исходящим из центра зала. Источника его, правда, Кэн не увидел, так как перед ним стояли дракониды. Не меньше сотни. Кэн замер, ведь если они повернутся и бросятся на них…

Дракониды не двигались. Они смотрели на происходящее в центре зала. Когда глаза Кэна приспособились и он начал различать детали, то, к своему изумлению, обнаружил, что все эти дракониды не имели не только оружия, но и доспехов. Да и вообще ничего на их телах не было. Они молчали и не двигались, ему показалось даже, и не дышали. Все они были капаки, и блики света играли на их чешуйках цвета меди.

Монотонный голос возобновил заклинания, Кэн узнал голос генерала. Впереди возникли какие﷓то тени и полностью перекрыли обзор.

– Что там происходит? – спросил Кэн у Тезик.

– Не вижу.

– Я пойду, попробую разобраться, а ты передай остальным, чтобы оставались на месте и ждали моего приказа.

Тезик кивнула, скользнула мимо него и скрылась за иллюзорной стеной.

Оставшись один, Кэн внимательно огляделся по сторонам. Он искал телохранителей Маранты – гвардейцев Такхизис. Однако никого из них не было видно, только молчаливые ряды капаков.

Перехватив поудобнее боевой топор, Кэн двинулся вперед. Он старался идти как можно тише и аккуратнее, но когти стучали по каменному полу, а хвост задевал стоявших драконидов. Кэн опасался, что в любой момент они могут выйти из ступора и броситься на него, или откуда﷓нибудь выскочит гвардеец.

Но ничего не случилось. Капаки никак не реагировали даже тогда, когда Кэн наступал им на хвосты и лапы. Он добрался почти до центра зала, теперь от цели его отделяли всего две шеренги капаков.

Прямо перед ним стоял генерал Маранта. Источник света был в его руке – прозрачный шар, темный в середине, но испускающий множество ярких лучей.

Генерал закончил заклинание. Теперь лучи погасли, осталось только красноватое свечение.

– Давайте следующего, – приказал генерал. Два гвардейца принесли связанного капака. Он извивался в их руках, но безуспешно. Связан он был на совесть, морда и та была замотана. Гвардейцы бросили его перед генералом. Капак с ужасом посмотрел на Маранту и попытался отползти, беспомощно извиваясь по полу.

– Мы приносим тебя в жертву на благо всех драконидов, – спокойно сказал генерал.

Он протянул лапу, и шар оказался над капаком. Из глубины шара в драконида ударил красный луч, и капак забился как в агонии. Свет погас. Генерал перевернул лапу так, чтобы шар оказался сверху, и начал монотонно читать заклинание. Шар в его руке стал вращаться, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Раздался уже знакомый звук, но теперь Кэн ясно понимал, что это – удары сердца капака. Они становились все громче и громче, как будто их – сердец – становилось все больше с каждым оборотом шара.

Капак дико задергался, глаза его вылезли из орбит, он попытался закричать, дернулся последний раз и затих. Над телом драконида поднялся дымок и потянулся по направлению к вращающемуся шару. Шар как бы втянул его в себя и завертелся еще быстрее. Внезапно он остановился, из него ударили ослепительные лучи, много лучей. И в том месте, где они касались пола, формировалась какая﷓то темная масса. Дракониды, с ужасом понял Кэн.

Это был не дым. Чудовищный шар высосал душу капака и разделил ее на сотни частей, создав новых драконидов. Драконидов с ничтожно малой долей исходной души, с размытыми чертами и пустыми глазами, с телами, не меняющимися после смерти, безмозглых и безынициативных, но послушных и исполнительных, не задающих неудобные вопросы.

Капак безжизненно лежал на полу. Вокруг него теперь стояла сотня драконидов с теми же чертами, правда, не столь четкими. Новые дракониды пустыми глазами смотрели на останки того, кто дал им жизнь.

У Кэна тошнота подкатила к горлу, он весь дрожал, но крепко сжимал боевой топор.

– Встаньте там, – генерал махнул рукой. Он разговаривал с новыми драконидами тоном, которым говорят с умственно отсталыми детьми. Генерал потер глаза, он выглядел усталым, заклинание, видимо, лишало его сил.

Капаки дружно промаршировали в указанное место и застыли там. «Новые подкрепления», – устало подумал Кэн. Гвардейцы подхватили и унесли тело мертвого капака, магия покинула его вместе с душой, и он не превратился в лужу едкой кислоты (как это должно было произойти с ним после смерти).

Кэн, преодолевая страх и отвращение, начал соображать, что же необходимо предпринять в первую очередь. Прежде всего, неплохо было бы представлять, сколько всего здесь гвардейцев. Они появлялись откуда﷓то с другой стороны помещения. Необходимо также привести сюда весь отряд. Кэн так и не успел решить, с чего начать…

– Следующего, – велел генерал, встряхнувшись и отбросив слабость.

Гвардейцы втащили Слита.

Слит был связан так же надежно, как и капак. По нему было видно, что скрутить его оказалось не просто. Весь в крови, свежей и засохшей, он продолжал сражаться даже сейчас, пытаясь ударить гвардейцев хвостом и головой. Потребовалось четверо драконидов, чтобы притащить его, и следы драки на них тоже были заметны. С видимым облегчением они бросили Слита перед генералом.

– Наконец﷓то избавились, – вздохнул один из гвардейцев, и они ушли.

– Боец, – одобрительно сказал генерал. – Ты у меня первый сивак. Мы приносим тебя в жертву на благо всех драконидов.

– Слит! – закричал Кэн. – Я здесь!

Он отшвырнул с дороги капаков и бросился вперед.

Генерал удивленно поднял голову. Слит, удовлетворенно замычав, перекатился под ноги генералу и обвил его хвостом. Маранта, не удержав равновесия, упал.

Кэн закричал для того, чтобы не позволить генералу начать заклинание. Он сам не так давно был магом и знал, что для заклинания требуется предельная концентрация. Он хотел помешать генералу и вовсе не рассчитывал, что драконидицы воспримут его крик как сигнал к атаке. Но случилось именно так. Кэн услышал, как Фонрар громко отдает приказы, а потом раздался слаженный топот множества лап.

– Блокируйте гвардейцев! – закричал Кэн.

Времени смотреть, поняла ли Фонрар приказ, не было. Кэн продирался через толпу капаков. Они не сопротивлялись, но и не уходили с дороги, а просто тупо смотрели на него. Как стадо овец, раздраженно подумал Кэн.

Кэн прорвался к Слиту, когда тот ерзал по полу, пытаясь освободиться. Гвардейцы пробирались среди капаков, а генерала видно не было. Кэн наклонился над Слитом и попытался его усадить.

– Где генерал? – спросил Кэн. В ответ послышалось что﷓то невнятное. – Да конечно… – Кэн быстро размотал морду Слита.

– Вовремя ты! – просипел Слит. – Сзади!

Кэн вскочил и успел отбить топором меч подоспевшего гвардейца. Он ударил его лапой в живот, и потом, когда тот упал, добавил еще по голове.

– Развяжи меня, наконец! – закричал Слит.

– Извини, чуть позже, сейчас я немного занят, – ответил Кэн, отбивая атаки двух гвардейцев.

Внезапно один из них улетел. Кэн даже опешил. Сивак летел над капаками без помощи крыльев и явно не по своей воле. Рядом материализовался Гранак.

– Разберись здесь! – велел ему Кэн. – А я займусь генералом, – добавил он, увидев мелькнувшую среди драконидов голову Маранты.

Гранак одним ударом уложил второго противника Кэна.

– Молодец, Гранак! – сказал Слит. – Развяжи меня!

– Минуточку, полковник, – ответил Гранак, отражая атаки подбежавшего гвардейца.

– Проклятье! Да развяжет меня кто﷓нибудь или нет?! – заорал Слит.

Кэн продирался через ряды капаков, безучастно стоящих повсюду. Он то терял генерала из виду, то вновь замечал его. Маранта явно пробирался к дальней стене зала, туда, где несколько гвардейцев Такхизис охраняли драконидов, предназначенных в жертву. Фонрар и другие драконидицы были уже там, они бежали вдоль стен, им капаки не мешали.

Драконидицы, конечно, не были мастерами бой на мечах, но они были прирожденные воины, и их энтузиазм мог в какой﷓то мере восполнить недостаток навыков. К счастью, гвардейцев было немного, пленников охраняли только пятеро. Кэну стало страшно, когда он представил, что могло бы произойти, будь их побольше. Сердце у него упало, когда он увидел окровавленных сестер﷓сивачек. Потом Кэн вздохнул с облегчением, заметив, что они, как обычно, хихикают. Возможно, это была не их кровь. При виде Кэна они тут же успокоились.

– Командир, – виновато протянула Хандра. – Мы, похоже, убили одного…

– Мы не хотели, командир. Так уж получилось, – поддержала ее сестра.

Кэн жестом дал им понять, чтобы они замолчали.

– Где генерал?

– За этой дверью, – ответила Фонрар. – Каковы дальнейшие приказы?

– Помоги Гранаку, он там, в центре, вместе со Слитом.

– Слит! – закричали сестры и бросились туда, прежде чем кто﷓либо смог их остановить.

Кэн покачал головой.

– Идите назад и охраняйте проход, а лучше вообще перекройте его, если придумаете как.

Эти сотни вооруженных драконидов в зале для аудиенций… Тупые они или нет, но если им придет в голову ввязаться в бой, от Кэна и его маленького отряда и мокрого места не останется.

Фонрар кивнула. Она уже пошла, но обернулась и посмотрела на Кэна.

– Будьте осторожны, – тихо сказала она.

– Ты тоже.

Фонрар улыбнулась и, отдав честь, двинулась прочь, приказав драконидицам следовать за ней.

Кэн подождал, пока они уйдут, и решительно открыл маленькую дверь.


Глава 19


Он вошел осторожно, но не прячась. Кэну не хотелось показаться трусом перед генералом, и он не видел причин бояться хитрого аурака. А потому он держался спокойно и прямо, как будто собрался обсудить с генералом уточненный план обороны крепости.

Войдя, Кэн сразу ослеп – он оказался в полной темноте, «великой тьме», непроницаемой и всепоглощающей. Он узнал одно из заклинаний. Кэн остановился и подался немного назад, не рискуя двигаться дальше. Он напряженно вслушивался, стараясь поймать малейший звук: шарканье лап или звяканье оружия гвардейцев, которые идут, чтобы покончить с ним. Он ждал звука вынимаемого из ножен меча или скрипа натягиваемого лука, но ничего этого не было, только тяжелое хриплое дыхание разносилось по комнате.

– Генерал, – вежливо произнес Кэн, – гоблины начали штурм. Командиры искали вас и, не найдя, решили, что что﷓то случилось. Мы нуждаемся в ваших приказах, генерал. Вы должны руководить обороной.

– Этим займешься ты, – тихо сказал генерал, в его тоне чувствовалась горечь. – Ведь это ты навлек проклятие на наши головы.

– Простите, генерал, но я не могу с вами согласиться. Да, гоблины хотят уничтожить нас» но для этого не было необходимости собирать армию в десятки тысяч воинов. Рыцари Тьмы давно планировали захватить эту крепость. Даже если бы мы и не оказались здесь, гоблины все равно бы напали.

– Ты умен, Кэн, но далеко не так умен, как тебе кажется. Да, я давно знал о планах рыцарей Тьмы, задолго до твоего дурацкого похода в их цитадель. Ты не должен был оттуда вернуться. Мне было известно, что они постараются избавиться от тебя. Но нам не страшны никакие их угрозы, пока у меня есть «Сердце Дракарта». Это один из немногих, но, возможно, самый могущественный из всех магических предметов, переживших падение Нераки. Я принес его с собой в эту крепость, я знал, что он мне понадобится, когда наша раса начнет вымирать. Дракарт думал о будущем. Он создал самок, но, наблюдая за подрастающими драконидами, он испугался. Он не ожидал, что мы окажемся настолько умными и самостоятельными. Дать нам возможность размножаться значило создать новую расу могущественных существ, которыми трудно будет управлять. И тогда вместо самок он создал этот шар – именно с его помощью он собирался увеличивать наше количество, держа ситуацию под контролем.

– Очень интересно, генерал, – сказал Кэн, надеясь, что Маранта продолжит разговор. Генерал был где﷓то совсем рядом, в пределах досягаемости и, по всей видимости, один, а не то его гвардейцы давно бы уже бросились на Кэна. – Итак, «Сердце Дракарта» позволит нам размножаться, но при этом оно еще и уничтожит наши магические силы и умственные способности, превратит в то, что задумывалось с самого начала, – в безмозглых рабов, которые выполнят любой приказ без рассуждений и вопросов и каждого, кого прикажут, будут звать господином.

– Не каждого, – ответил Маранта. – Только меня.

Кэн решил, что он уже довольно точно представляет, где находится генерал. Он собрался, готовясь к броску, который должен был застать генерала врасплох. Это был единственный шанс не дать Маранте пустить в ход магию, в которой аураки не имели себе равных.

– Неужели вам действительно хочется править расой жалких рабов, генерал?

– Да, ведь эта раса будет жить.

– Клянусь покинувшей нас Владычицей, я бы предпочел, чтобы все до одного дракониды погибли, чем остались живы в том виде, который вы им уготовили. Пусть уж лучше про нас говорят, что мы храбро сражались и достойно погибли. Я бы предпочел, чтобы от нас остался именно такой след в истории, и вовсе не желаю, чтобы все презрительно насмехались над жалкими останками нашей расы…

Кэн подался вперед, но сильные лапы обхватили его сзади за голову, повернув ее в сторону. Кэн знал этот прием. Одно неверное движение, и его шея будет сломана.

– Я держу его, генерал!

Это был один из гвардейцев. Кэн проклинал себя за глупость. Не только он, разговаривая, пытался по голосу определить, где находится генерал, но и сам Маранта делал то же самое. Пока они беседовали, гвардеец бесшумно подобрался сзади.

Убедившись, что Кэн схвачен, генерал убрал магическую тьму. Они находились в небольшом помещении в самом центре бастиона. Похоже, это личное жилище генерала. Обстановка в нем была простой, даже аскетичной. Кровать, стол, пара стульев.

Книги и свитки, наверняка с заклинаниями, и черная коробка с золотыми углами и полосами, возможно, хранилище проклятого шара. «Да. – подумал Кэн, – под защитой гвардейцев Такхизис, охраняемый могущественной магией, в самом центре практически неприступного бастиона, генерал все равно носил в душе страх».

Подошел еще один гвардеец. Он забрал боевой топор и кинжал. Вдвоем они крепко и умело связали Кэна. Он не сопротивлялся, понимая, что это бесполезно. Сивакам ничего не стоило ударом по голове лишить его сознания, а это единственное, что у него оставалось. И еще слабая надежда, что его отряд, обеспечив безопасность в тылу, придет к нему на помощь.

Эта надежда умерла, когда он услышал голоса, отдающие команды;

– Это гвардейцы, – усмехнулся генерал, – они приказали драконидам в зале покончить с твоим отрядом. Солдаты нам еще пригодятся, а самок они убьют, что, собственно, давно надо было сделать.

Кэн попытался разорвать путы и забился с отчаянием обреченного, когда увидел, что генерал кинул крышку черной коробки и достал черный шар. Гвардейцы между тем отошли на безопасное расстояние.

Страх, сильнее которого Кэн никогда не испытывал, ледяными тисками сжал его сердце. Он был солдат и прошел много сражений, ему бывало страшно, и отчаяние тоже не обходило его стороной, но такого дикого неконтролируемого ужаса, от которого тряслись все поджилки, ему испытывать не приходилось. Кэн был даже благодарен гвардейцам за то, что они крепко завязали ему пасть. Если бы не это, он бы просто визжал, не в силах сдержаться, и так и умер бы жалкой визжащей тварью. Впрочем, подлинный ужас ситуации был как раз в том, что ему грозила не смерть. Он будет жить в сотне копий, и та ничтожная часть его души, которая достанется каждой из них, будет хранить в глубине туманные неясные воспоминания о том, кем он был и кем уже никогда не станет.

Генерал направил шар на голову Кэна. Он начал читать заклинания, и Кэн услышал, как бой его сердца наполняет комнату.

Потом раздался звон металла, вскрик, и один из гвардейцев упал рядом с Кэном без движения, а сверху на него упал другой. Кэн с трудом отвел глаза от вращающегося шара. Около него стояли Гранак и Слит с обнаженными окровавленными мечами. А позади них – Тезик.

Она направила лапу на генерала и начала читать заклинание. Ее высокий, звонкий, певучий голос был исполнен силы. Тезик уверенно плела паутину заклятия вокруг Маранты.

Маранта вышел из транса, недовольно поднял голову, пытаясь понять, кто посмел ему помешать, и остолбенел. Он сразу узнал слова заклинания и понял, насколько оно опасно, но времени на контрзаклинание у него уже не было. Он бросил в Тезик то единственное, что было у него в руке, – «Сердце Дракарта». Шар пролетел мимо Тезик, и, вылетев через открытую дверь в залу, покатился среди рядов безучастно стоявших капаков.

С кончиков пальцев Тезик сорвались ослепительные молнии, и генерал оказался в коконе яростного огня.

Жар был очень силен, и Кэн почувствовал, что еще немного, и он поджарится. Гранак схватил его за плечи и поволок прочь.

Маранта закричал от боли, он приплясывал на месте и пытался лапами сбить магический огонь.

– Нельзя, чтобы он умер! – крикнул Кэн, как только ему развязали пасть. – Сделайте что﷓нибудь, сбейте пламя!

– Но, командир… – зло ответил Слит. – Он хотел погубить и меня, и вас, и всех!

– Ты знаешь, что происходит после смерти аурака?! – рявкнул Кэн.

– Проклятье! Конечно! – воскликнул Слит вскакивая. Он вручил нож Тезик. – Разрежь веревки.

Генерал Маранта упал и теперь катался по полу, дико воя. Слит с Гранаком попытались подойти ближе, чтобы сбить огонь, но это был магическийогонь, он разгорался все сильнее. Они не смогли приблизиться даже на пару метров. Тело генерала обуглилось и трещало, стоял невыносимый запаха.

– Мы не сможем ничего сделать, – крикнул Слит Кэну.

– Бегите! – закричал Кэн. – И прихватите тех двух сиваков.

– Вперед! Гранак хватай этого ублюдка…

Как только Тезик перерезала путы на лапах Кэна, он вскочил и бросился к выходу, но Тезик по﷓прежнему стояла столбом, глядя на агонию генерала.

– Я не хотела… – шептала она.

– Ты сделала то, что было необходимо, – Кэн обнял ее. – А теперь нам нужно бежать отсюда как можно скорее!

Она всхлипнула и кивнула. Гранак схватил гвардейца на руки и, оттолкнувшись, пролетел половину зала. Слит тоже полетел. Он держал гвардейца так, как огромный гриф держит падаль. Тезик побежала за ними. Кэн бросил последний взгляд по сторонам и около стены заметил черный шар с мерцающими в его глубине красными огоньками.

– Вперед! – прокричал он, а сам бросился к шару. Он схватил бы его, но потерял равновесие и чуть не упал. Окончательно очнувшаяся Тезик поддержала его.

– Как вы? – спросила она.

Глаза ее были широко открыты, она все время оглядывалась на генерала Маранту.

– Не смотри! – Кэн развернул ее и подтолкнул к двери. Зрелище и впрямь было кошмарным, потому что генерал продолжал корчиться в пламени и дико кричать.

– Очистить помещение! – приказал он. В зале было полно капаков, вдали у замаскированного прохода толпились драконидицы. Фонрар смотрела на них с беспокойством. – Все немедленно наружу! Выведите этих кретинов!

Гранак швырнул все еще беспамятного гвардейца через иллюзорную стену и погнал к выходу капаков. Все драконидицы, кроме Фонрар и Тезик, уже были в зале для аудиенций. Фонрар, убедившись, что весь ее отряд прошел сквозь стену, помогала направлять капаков.

Генерал перестал кричать.

– Ложись! – крикнул Кэн, повалил Тезик и сам упал сверху, закрывая ее своим большим телом.

Раздались звуки падающих тел, все в зале выполнили приказ. Кэн увидел, что рядом лежит Фонрар, она тоже хотела прикрыть подругу своим телом.

Ослепительная зеленая вспышка, такая яркая, что даже сквозь зажмуренные веки ее было отчетливо видно, волна жара и оглушительный грохот. Пол ушел из﷓под Кэна, а потом стремительно бросился навстречу, вышибив остатки воздуха из его груди. Сам воздух был горяч и наэлектризован так, что каждый вздох вызывал боль. Стены затряслись, посыпалась пыль. «Если здание рухнет, то нам конец, – подумал Кэн, – мы навеки останемся здесь, погребенные под тоннами камней».

– Держись, держись! – шептал Кэн.

Раздался оглушительный треск, комната генерала превратилась в его могилу, хотя еще неизвестно, остался ли от аурака хотя бы пепел. Здание задрожало, Фонрар нашла лапу Кэна и судорожно ее стиснула. Бастион вздрогнул последний раз, и все стихло.

Конструкция выдержала.

Кэн мысленно попросил прощения у строителей бастиона, за все те нелестные слова, которые он произносил в их адрес. Они построили не самое красивое, но, благослови их боги, прочное сооружение. Кэн поднялся и начал отряхиваться. Рядом встала Фонрар, она была вся в пыли, с расцарапанной мордой, из рассеченной брови текла кровь, но, несмотря на все это, молодая драконидица весело улыбалась. Они вместе поставили на ноги Тезик. Аурачка была очень бледна, ее тошнило. Она не пострадала от взрыва, но все еще не могла прийти в себя после ужасной смерти генерала.

– Я убила его, Фон, – печально произнесла она. – А что мне еще оставалось?

– Ничего, – успокаивающе согласилась Фонрар и, обняв подругу, мягко повела ее к выходу. – Другого выхода у тебя просто не было. Не думай об этом, все кончилось.

Тезик поежилась и покачала головой.

– Это пройдет, – сказал Кэн, пристраивая шар в поясной кошель, чтобы освободить руки.

– Да, бригадир, – согласилась Фонрар. – Я позабочусь о ней.

– Бригадир! – перед Кэном возник Гранах. – Полковник послал меня выяснить, что с вами. Ваше присутствие необходимо в зале. Это срочно!

Несколько капаков пытались одновременно пролезть в дверь, мешая друг другу. Гранак отшвырнул их с дороги, и вместе с Кэном вышел в зал для аудиенций. Все сидевшие там вооруженные дракониды теперь стояли с обнаженными мечами. Им противостоял маленький отряд драконидиц во главе со Слитом.

Один из уцелевших гвардейцев Такхизис держал речь:

– Они убили генерала. Они предатели! Убейте их, это приказ!

Дракониды двинулись вперед. Слит и драконидицы тоже обнажили мечи и ждали.

– Проклятые ублюдки! – заорал Гранак, потрясая огромным кулаком. – Только подойдите, я вас проучу!

Кэн перехватил поудобнее боевой топор. Он положил столько сил, чтобы спасти свою расу, а теперь эти безмозглые куклы убьют и его, и будущее всех драконидов.

– Есть идея, – сказал Слит.

– Валяй, идеи нам сейчас не помешают, – мрачно согласился Кэн.

– Прикажи им остановиться!

Кэн посмотрел на него с изумлением.

– Видите ли, бригадир, – пояснил Слит. – Вы старше по званию, чем этот расфранченный ублюдок, а генерал Маранта вывел исключительно послушных солдат. Если вы сейчас рявкнете во всю мощь: «Я – старший по званию в этом Зале! Приказываю всем стоять!» – у нас появится шанс. Когда вы хотите, у вас на редкость убедительно получается, знаете, в стиле «Я вам покажу, сукины дети!».

Кэн предпочел пропустить последнюю реплику мимо ушей. Он вышел вперед, став прекрасной мишенью для любого, кто решится атаковать, приосанился, поднял руку и повелительно произнес:

– Отряд! Стой!

К его глубочайшему изумлению, дракониды послушно замерли.

Гвардеец выбежал вперед, он не успел открыть рта, как Гранак одним ударом сбил его с ног.

Кэн перевел дух.

– Рад видеть вас в единственном числе, – улыбнулся подошедший Слит. – Вы не обижайтесь, но если бы вас стала сотня, то просто никакого спасу бы не было. Только честь отдавай – одни бригадиры вокруг.

– Сотню таких, как ты, мир просто бы не перенес, – усмехнулся в ответ Кэн.

Он посмотрел на ряды драконидов, неподвижно ожидающих дальнейших приказов.

– Довольно игр. Пора в настоящий бой, – сказал Кэн.


Глава 20


Кэн не знал, сколько времени прошло с тех пор, как они вошли в бастион. Магия! Возможно, прошли дни или даже годы. Что там происходит снаружи? Не обнаружит ли он на выходе только толпы гоблинов, которые уже захватили крепость, убили всех драконидов и теперь грабят и жгут все вокруг? Он совершенно забыл о штурме, пока сражался с генералом. Неужели все это было напрасно, и ему суждено закончить свои дни с гоблинской стрелой в горле?

– Командир, нам через этот проклятый лабиринт и за год не пройти! – сказал Слит.

– Ты прав, – согласился Кэн. – К тому же туннели могли частично обрушиться, но другого﷓то пути нет. Организуй этих капаков. Пусть пока разбирают завал у двери и будут готовы расчищать путь дальше. И поживее.

– Есть, командир! – ответил Слит и начал отдавать приказы.

Кэн поискал глазами Фонрар. Она неожиданно оказалась совсем рядом с ним. Она стояла с обнаженным мечом в руках, и в глазах ее горела решимость сражаться и умереть рядом с ним. На мгновение он позволил себе расслабиться и насладиться этой странной формой близости, но потом взял себя в руки. Они все еще находились в величайшей опасности.

– Где Тезик? – спросил он.

– Я здесь, бригадир, – аурачка слабо улыбнулась. – Со мной все в порядке.

– Тезик, мне нужна твоя помощь. Нам необходимо выбраться отсюда как можно скорее.

– Конечно, бригадир. Я знаю дорогу.

– Гранах! Приклейся ко мне как то самое гуэ, – он посмотрел на Фонрар. – Командирской группы здесь нет. Может быть, твой отряд заменит ее?

– Почтем за честь! – улыбнулась Фонрар, и казалось, каждая ее чешуйка заблистала собственным светом.

– Вперед! – Кэн махнул рукой.

Тезик встала впереди, за ней Кэн, потом Фонрар и драконидицы. Последними Слит приказал идти «дуболомам» (так он окрестил драконидов, полученных в результате магических действий генерала). Все с максимальной скоростью двинулись вперед. Тезик уверенно вела их через лабиринт, ни на мгновение не задерживаясь у разветвлений и всегда выбирая верную дорогу.

Впереди послышались звуки боя – звон металла и яростные крики, эхо которых металось по туннелям.

– Хазат! – прохрипел Кэн.

Он совсем забыл про нее, про то, что она осталась в одиночку защищать вход в бастион. Если гоблины уже в крепости, то она сейчас сражается с целой армией…

Однако Хазат сражалась не с гоблинами. На нее нападали гвардейцы Такхизис, которые пытались прорваться в бастион. Она опустила решетку, и один из гвардейцев лежал под ней, насквозь пронзенный ее острыми концами. Двое других пытались поднять решетку, а еще несколько, атакуя Хазат копьями, не позволяли ей приблизиться к решетке и помешать работе.

Хазат была вся в крови, но продолжала храбро сражаться. Ее меч сверкал, отражая пламя горящей крепости. Гвардейцам тоже досталось, многие из них были ранены. Хазат перерубила одно из копий. Сивак в недоумении смотрел на обрубок, пока Хазат не схватила его и сильным тычком не опрокинула на землю.

– Убирайтесь оттуда! – заорал Кэн, переходя на бег.

К его удивлению и радости, гвардейцы мигом отпрянули от решетки.

«Похоже, у меня и вправду неплохо получается», – успел подумать он.

Хазат обернулась и приветственно взмахнула мечом. В этот момент стрела арбалета вошла ей в грудь. Толчок был такой силы, что ее отбросило назад, она налетела спиной на стену и стала медленно сползать.

«Гвардейцы вовсе не послушались моего приказа, – горько подумал Кэн. – Они просто освобождали место для лучника.

Драконидицы обогнали Кэна на последнем, самом широком участке коридора. Фонрар и Риал подняли решетку, кто﷓то сзади закрепил ее, и драконидицы буквально смели гвардейцев. Хандра чуть задержалась, чтобы добить упавшего сивака. Кэн слышал, как Фонрар отдает приказы, потом раздался нервный смешок Сандры…

– Вперед! – прорычал он Гранаку. – И смотри, чтобы без потерь!

– Я думаю, они прекрасно справятся сами, – заметил Гранак. – Как погляжу, они очень неплохо владеют мечом.

– Я не о них! Не дай им добить гвардейцев!

– Не велика будет потеря, – проворчал Гранак, но поспешил вперед выполнять приказ.

Кэн подошел к Хазат и присел перед ней. Тезик поддерживала ее в сидячем положении. Из груди Хазат торчало оперение стрелы. Кэн чувствовал запах крови, хотя из﷓за черного кожаного одеяния женщины ее и не было видно. Глаза Хазат были расширены от боли, лицо – бледное до синевы. Она с трудом сглотнула и, кривясь, произнесла:

– Пожалуй… слюна капачки… уже не поможет.

Кэн взял ее руку. Солдаты всегда чувствуют, когда приходит их смертный час. Он не будет оскорблять ее ненужной ложью и бессмысленными причитаниями.

– Спасибо, Хазат, – тихо сказал он.

– Благодарность товарищу, – улыбнулась она с болезненной улыбкой.

– Ты – мой друг, – согласился Кэн и крепче сжал ее руку. Он видел, как жизнь покидает ее с каждым вздохом. – Я никогда тебя не забуду.

Голова Хазат упала на грудь, и ее рыжие волосы рассыпались сверкающей в свете пламени волной.

– Хазат! – воскликнула Тезик, тряся ее за плечи.

– Оставь ее, – сказал Кэн, кладя свою лапу на плечо аурачки. – Больше ты для нее ничего сделать не можешь.

– Но ведь она… она не умерла… нет! Я любила ее!

Драконидицы собрались вокруг. Они с самого детства знали о смерти. Взрослые дракониды гибли постоянно в стычках с гоблинами, но все это было слишком далеко от маленьких драконидиц. Сейчас они столкнулись со смертью лицом к лицу. Впервые умер один из тех, кого они любили. И, пожалуй, только сейчас драконидицы осознали, что и они смертны.

Кэн не мог защитить их от этого. Более того, он понял, что и не хочет этого. Они уже выросли. Очень быстро, как ему показалось. Но отменить это невозможно.

– Вы отомстили за нее, – сказал Кэн. Двадцать пар глаз не отрываясь смотрели на него. – И были правы. Когда все закончится, мы достойно похороним ее, но сейчас у нас другие заботы. Мы должны сражаться и победить, иначе ее смерть будет напрасной.

Кэн вышел из бастиона. Он слышал, как сзади раздались всхлипывания, кажется, это была Сандра. Но Фонрар прикрикнула на драконидицу, и те взяли себя в руки. Снаружи валялось два трупа гвардейцев. Одному из них – тому, что был с арбалетом, напрочь отрубили голову.

Гранак выполнил приказ, потери минимальны. Он наверняка позаботился и о том, чтобы никто не ушел. Теперь он стоял, охраняя группу гвардейцев, в лапах у него был заряженный арбалет и направлен он был на сиваков.

– Я подумал, что вы захотите с ними поговорить, – сказал Гранак, перехватив взгляд Кэна. – Я их предупредил – одно движение, хоть кончиком крыла пошевелят, и получат стрелу прямехонько в глаз.

– Молодец! – Кэн повернулся к гвардейцам Такхизис. – Дракониды! – он обратился к ним в той властной манере, которую, с легкой руки Слита, про себя называл «Я вам покажу, сукины дети!». – Генерал Маранта мертв. Командую здесь я. Доложите обстановку! И, кстати, который час?

Гвардейцы переглянулись.

– Мы вам не доверяем, – сказал один из них угрюмо.

– К чему мне ваше доверие?! – взревел Кэн. – Я выше вас по званию, извольте отвечать! И что, да провалитесь вы все в преисподнюю, происходит нынче в вашей проклятой крепости?!

Гвардейцы смотрели на Гранака с арбалетом.

– Скоро рассвет, – произнес, наконец, гвардейский офицер. – Первый приступ отбит, но потери очень серьезны. Гобы перегруппировываются, мы ожидаем нового штурма с рассветом. На этот раз они бросят в бой все резервы.

– Отправляйтесь в распоряжение вашего полковника. Здесь больше делать нечего.

Гвардейцы недоуменно переглянулись. Они видели Кэна, всего покрытого кровью и грязью, молчаливый строй драконидиц за ним, Гранака с взведенным арбалетом. Они молча подобрали убитых и удалились.

– Туда, – сказал Кэн и побежал к центральным воротам.

Все побежали за ним. В крепости было относительно тихо, слышались лишь стоны раненых и изредка команды офицеров. Местами продолжали гореть здания. Они пробежали мимо сгоревшего квартала, в воздухе носился пепел, было дымно. Зажигательные стрелы гоблинов все﷓таки наделали бед, слишком мало было тех, кто должен был бороться с пожарами. Дышать было трудно, глаза слезились. Кэн надеялся увидеть макет дракона, убедиться, что он цел и готов к запуску, но было слишком темно и дымно.

Дракониды молча стояли на стенах, ожидая следующего приступа, который, скорее всего, будет последним. Кэн чувствовал, как содрогается земля под ногами. Гоблины подтягивали тяжелые осадные машины. Еще немного и огромные камни будут крушить стены, здания, а главное, хрупкого Дракошу. Дракониды должны упредить их и запустить Дракошу как можно быстрее.

Раздались звуки рожков и барабанов – гоблины пошли на приступ. Им ответили сигнальные трубы крепости, и Дракониды разразились яростными криками, призывая гоблинов поскорее прийти и найти здесь свою смерть.

Кэн добежал до места расположения бригады. В дыму ничего не было видно. Наконец он заметил одного из офицеров. Кэн крикнул, и Глот поспешил к нему:

– Командир! Слава Владычице! Дракон готов, будем пускать сейчас?

Кэн собрался ответить, но услышал крик сзади:

Кричала Тезик, с недоумением глядя на стрелу, застрявшую в лапе. Кровь текла между ее пальцами.

Стрела прилетела не из﷓за стены, Кэн заметил двух гоблинов, перезаряжающих арбалеты около полусгоревшего амбара.

– Отряд, к бою!

Драконидицы, пришедшие в ярость из﷓за раны, полученной Тезик, бросились на гоблинов.

– Командир! – в ужасе вскричал Глот. – Они же порубят друг друга, откуда у них мечи?

Видя приближающуюся смерть, гоблины побросали арбалеты и бежали, но их короткие ноги не могли спасти их. Сандра одним ударом снесла гоблину голову с плеч. Риэл нагнала другого, наколола его на меч как на вертел, а потом подняла и стряхнула на кучу мусора.

– Не похоже, что они сильно поранились, – усмехнулся Кэн. – Дракошу пока не отпускать. Я должен разведать ситуацию за стеной. Ждите моего сигнала в полной готовности. Увидите Гранака – он должен четыре раза взмахнуть знаменем бригады, – и рубите канат.

– Есть, командир! – ответил Глот и, бросив изумленный взгляд на драконидиц и неодобрительно покачав головой, ушел.

Кэн хотел обратиться к проходящим мимо драконидам и приказать им найти место, где гоблины пролезли в крепость, но Фонрар его опередила.

– Отряд, необходимо найти щель, через которую пролезли эти твари. Бозачки и сивачки, вперед!

Драконидицы бросились к стене за полусгоревшим амбаром.

Кэн решил посмотреть, что с Тезик, и распорядиться, чтобы ее немедленно отправили в казарму. Он подошел к ней и увидел, как капачки подхватили ее и что﷓то делают под руководством Фонрар.

– С ней все будет в порядке, – сказала Фонрар. – Не беспокойтесь о нас. Прогоните гоблинов. Успехов, командир!

«Я должен прогнать гоблинов, – подумал Кэн. – Прогнать, как прогонял от них ночные кошмары и страшных чудовищ из﷓под одеял, когда они были маленькими. Они верят в меня. О боги, где бы вы сейчас ни были, помогите мне не разочаровать их!»

Он поискал глазами Гранака. Тот, как всегда, был рядом, стоял за спиной, молчаливый и собранный.

– Надо найти знамя бригады. Потом отправимся на стену у главных ворот.

Гранак нашел знамя Инженерной бригады Первой драконидской армии прямо возле Дракоши. Тот был полностью готов. Дремонд и еще три драконида дежурили у веревок, удерживающих дракона. Веревки были натянуты так, как будто дракон сам рвался уничтожить врагов.

– Уже скоро, – пообещал Кэн.

Они с Гранаком двинулись к воротам. Пробегая по узкой улице, Кэн в промежутке между зданиями увидел площадь и стоящих в четком строю драконидов в полном вооружений. Что они тут делают, будь они прокляты? Их место на стенах. Потом он вспомнил план генерала Маранты. Это отряд для контрудара – Девятый пехотный полк. Генерала больше нет, и приказа им отдать некому.

Кэн нашел старшего офицера полка. Это быд Прокел.

– Вы мне понадобитесь! – прокричал он сквозь свист и грохот, так как гоблины подтащили﷓таки катапульты. – Ждите приказа!

– Но генерал Маранта… – изумился Прокел.

– Мертв, – рявкнул Кэн. – Ждите моего приказа.

Прежде чем Прокел успел что﷓либо возразить, Кэн бросился к воротам. Ступени наверх в одну из башен над воротами горели, подняться по ним не было никакой возможности. Спуститься, впрочем, тоже, хотя все дракониды умели летать или, по крайней мере, планировать. На другой лестнице застряли два бааза. Один пытался подняться, другой – спуститься. Они блокировали проход, а сверху орал третий бааз, приказывая кому﷓то сбросить убитого и превратившегося в камень товарища на головы врагов.

«Интересно, – подумал Кэн, – это ветераны или „дуболомы" генерала?» Впрочем, сейчас это было не важно. Без твердого руководства дисциплина всегда падает, а в хаосе битвы – особенно.

– Я разберусь с ними, – предложил Гранак. – А ну, шевелите хвостами, черепахи недоделанные! – заорал он. А когда баазы замерли и тупо на него уставились, просто отшвырнул их с дороги через перила. – Прочь с дороги, недоумки! Шевелитесь!

Путь был свободен. Кэн вслед за Гранаком бегом поднялся на башню. Отсюда, по крайней мере, было видно, что происходит.

Две фаланги гоблинов шли на штурм стен и несли с собой лестницы. Две фаланги хобгоблинов под защитой больших железных щитов, как под панцирем черепахи, направлялись к воротам, причем передние хобы тащили с собой таран. Ни стрелы, ни кипящее масло со стен им страшны не были. Они были прикрыты железом со всех сторон. Над одной из фаланг развевалось знамя их генерала. Сам он тоже был виден. Он смеялся и шутил со своими приближенными.

Стрелы тучами летали вокруг Кэна с Гранаком. Одна ударила в нагрудную пластину Кэна.

– Командир! – воскликнул Гранак.

– Ерунда, – рявкнул Кэн и схватил сивака, который метал дротики в гоблинов. – Кто здесь командует?

– Не знаю, – рассеянно ответил сивак. – А разве не вы?

Кэн отпустил сивака, и тот вернулся к своему занятию, а еще через мгновение упал со стены со стрелой в глазу. Еще до того, как его тело коснулось земли, он трансформировался в хобгоблина, убившего его.

Кэн огляделся. Офицеров вокруг не было. Светало. В этом дыму, при неверном свете зари их Дракоша, пожалуй, сойдет за настоящего дракона. К тому же гоблины близоруки и косоглазы, напомнил он себе.

– Давай, Гранак! – крикнул Кэн. Гранак повернулся лицом к крепости и взмахнул флагом. Раз, другой, третий. Внезапно он полетел вперед, внутрь крепостного двора. Между лопаток у него торчала длинная стрела из гоблинской катапульты. Он упал прямо в центр отряда баазов.

Пока Гранак падал, Кэну показалось, что время остановилось. Сивак летел неправдоподобно медленно, казалось, его еще можно догнать и вернуть, вернуть на башню, вернуть к жизни. Звуки битвы куда﷓то пропали, и Кэн отчетливо слышал, как хлопает на лету знамя бригады. Оно упало рядом с тем, кто так долго с гордостью носил его.

– Бригадир! – Кэн пришел в себя оттого, что кто﷓то дергал его за руку. – Какие будут приказы?

Он огляделся. Вокруг него стояли ветераны﷓баазы, все израненные, с окровавленным оружием в руках. Они смотрели на него с надеждой, а где﷓то рядом сражались и умирали их товарищи. Кэн посмотрел вниз, но Гранака не увидел.

«Я должен прогнать гоблинов, – подумал Кэн, ﷓ как прогонял ночные кошмары и страшных чудовищ из﷓под одеял драконидиц, когда они были маленькими. Они верят в меня. О боги, где бы вы сейчас ни были, помогите мне не разочаровать их!»

– Какие будут приказы, бригадир? – испуганно и растерянно повторил бааз.

Кэн пришел в себя, он снова слышал звуки битвы.

– Ты, – сказал он баазу, – будешь моим знаменосцем. Быстро вниз, отыщи знамя и сразу ко мне. Бегом, говорят тебе!

Бааз опешил, он ожидал совсем другого, но он сам настаивал и приказ был ему отдан. Он бросился его выполнять.

Этот бааз был не из бригады Кэна, но сейчас это не имело значения. Кэн расставил остальных баазов на ключевых местах башни и заодно напомнил им, что в случае смерти бозака его надо немедленно выбросить за стену, чтобы следующий за его смертью взрыв прогремел среди врагов, а не среди друзей. Он мельком подумал о том, кому из них придется выбрасывать его труп, но потом отбросил эту глупую мысль.

Прибежал бааз.

– Вот он, бригадир.

Флаг был весь в крови и грязи, и в нем трудно было узнать флаг бригады. Впрочем, Глот будет ждать взмаха любого флага, четырех взмахов.

– Подними его повыше, как можно выше. Это флаг Инженерной бригады Первой драконидской армии. Я хочу, чтобы его все видели, сынок.

– Есть, бригадир, – ответил бааз и вылез на крышу башни. Он представлял собой отличную мишень. Но ни одна стрела не задела его.

– А теперь, взмахни им четыре раза. Раз, два, три, четыре! Прекрасно, спускайся, иди сюда и жди моих дальнейших распоряжений.

Кэн напряженно ждал. Туман рассеялся, и местами просматривалось чистое голубое небо. Первые лучи солнца показались из﷓за горизонта, окрашивая облака и дым в пурпур и золото. Красочный рассвет, казалось, хотел напомнить бригадиру драконидов о том, что мир, который ему, возможно, очень скоро предстоит покинуть – действительно прекрасное место.

Кэн посмотрел вниз. Хобгоблины уже подтащили таран к воротам. Защитники на стенах не могли ничего с этим сделать. Хобы были прикрыты щитами со всех сторон. Удар. Ворота затрещали, но выдержали. Инженеры из бригады Кэна укрепили их, но все равно долго они не выдержат. Кэн нетерпеливо оглянулся. В воздух медленно поднимался Дракоша.

Кэн внезапно почувствовал неудержимое желание рассмеяться, хотя, пожалуй, более уместно было бы сейчас разрыдаться.

Дракоша не был даже отдаленно похож на виденных Кэном драконов. Таких драконов в природе не существовало. Мерзкого, грязно﷓коричневого цвета засохшего гуэ, грузный, с крыльями, которые трещали при подъеме и скрипели при опускании. Хвост его торчал под странным углом и казался сломанным, пламя горящей крепости отражалось в его глазах и сделанных из сломанных мечей зубах. Дым клубился не только из ноздрей, но и из множества мелких отверстий по всему телу. Да, пожалуй, напугать этим «драконом» не удастся даже гоблинов. Скорее, они попадают от безудержного хохота. И все﷓таки, глядя на это неуклюжее чудовище, Кэн испытывал гордость за свою бригаду. Ведь они выполнили в кратчайший срок практически невозможную задачу, несмотря ни на какие препятствия.

– Слушай, а что это такое? – спросил один ветеран другого, но товарищ его был слишком занят, чтобы отвлекаться.

Те же из драконидов, кто видел «дракона», недоуменно пожимали плечами и возвращались в бой.

– Все в порядке, – объяснил им Кэн. – Да, он не обманет гоблинов, но не это его основная задача. Он должен пасть им на головы и… – Кэн задохнулся, у него просто не осталось слов.

На месте жалкого неуклюжего Дракоши парил огромный золотой дракон. Чешуя его ослепительно сияла в лучах восходящего солнца, он был невероятно красив и страшен одновременно, его крылья двигались с потрясающим изяществом, а открытая пасть была полна жутких сверкающих зубов.

Кэн чуть не свалился с башни от ужаса и восторга. Первая пришедшая мысль – он сошел с ума, это галлюцинация, настигшая его после бесчисленных испытаний. Потом он подумал, что, может быть, это проклятые Соламнийские Рыцари решили разом покончить и с драконидами, и с гоблинами. Тогда золотой сейчас падет с неба и…

«Драконий ужас! – вспомнил Кэн. – Дракон так близко, что я давно уже должен был просто загибаться от страха, скуля и дрожа. Все дракониды должны это делать. Но я﷓то ужаса не испытываю, а значит, дракон не настоящий!»

Кэн постепенно приходил в себя, правда, это было нелегко. Дракоша никуда не исчез, Кэн слышал скрип и треск, видел, как постепенно отпускают веревки, пока не осталась последняя, по которой огонь должен поджечь бомбы. Потом он видел, как по веревке медленно ползет пламя…

Дракоша был на месте, он и являлся золотым драконом. Кто﷓то сотворил могучее заклинание – и на месте их жалкого произведения в дыму пожаров и лучах зари реял величественный и ужасный золотой монстр.

Все вокруг замерли, даже сражавшиеся на стенах перестали биться и стояли, подняв головы и во все глаза глядя на дракона. Раздались крики ужаса, на обоих языках – драконидском и гоблинском.

– Это магия – иллюзия, – крикнул Кэн ближайшим драконидам.

Кэн решил, что после первого шока дракониды разберутся, а даже если и нет, тоже не плохо. Их страх только добавит дракону правдоподобия в глазах гоблинов.

Дракон плавно проплыл над воротами, его хлопающие крылья немного разогнали дым, и картина предстала перед Кэном совсем ясно. На ближайшей приставной лестнице гоблин поднял морду, увидел золотого дракона и, дико завизжав, оттолкнул лестницу и полетел вниз вместе с ней и всеми, кто на ней был. Повсюду боевые крики гоблинов переходили в визг ужаса. Гоблины, уже бившиеся на стенах крепости, прыгали со стен, еще забирающиеся по лестницам пытались слезть, расталкивая всех на своем пути, оставшиеся на земле – бросали оружие и спасались паническим бегством. Бегущие передовые части, визжа и вопя, врезались в стоящие резервы, сея там замешательство и панику.

Кэн подошел к самому краю стены, порыв ветра снова принес клубы дыма. Кэн никак не мог рассмотреть гоблинского генерала. Наконец он увидел его. Тот уже не шутил, а во все глаза смотрел на дракона. Спутники его большей частью остолбенели, а некоторые тоже бросились в бегство.

Хобгоблин скривился. Потом он начал резко отдавать приказы. Он явно, как и Кэн, сначала был поражен увиденным, но потом понял, в чем дело. Теперь он пытался прекратить панику, пока она не перешла в повальное бегство. Офицеры выхватили плети и метались среди гоблинов, выкрикивая команды. Но обезумевшим от страха гоблинам явно было не до команд, что только усиливало неразбериху.

Кэн начал уже приплясывать от радости, но вдруг услышал, что таран продолжает методично бить по воротам. Он посмотрел вниз и увидел хобгоблинов. То ли они были так отважны, что, несмотря ни на что, продолжали выполнять приказ своего генерала, то ли смогли разгадать иллюзию, а скорее всего, под своими щитами просто не видели пролетевшего дракона. Они продолжали свое дело; стоящая за ними фаланга тоже не поддалась панике.

Кэн был так поражен их мужеством, что даже отсалютовал их командиру.

Дракон между тем летел прямо на генерала. Для Кэна иллюзия окончательно пропала. Он ясно видел Дракошу. Зажигательная веревка сейчас догорит…

Но где она? Кэн похолодел. Слит уверял, что ей ничего не грозит – ветер только раздувает пламя, и даже дождь ей не страшен. Но где же она? Кэн напряженно всматривался, пока у него не заболели глаза. Наконец он увидел обрывок веревки. Она не горела. Кэн попытался успокоить себя тем, что ему просто плохо видно, но, в конце концов, понял, что веревка действительно не горит. Слит ошибся. Теперь Дракоша пролетит над хобами, пролетит, возможно, еще десяток миль и рухнет в холмах грудой деревянного хлама, покрытого гуэ.

Стрела, горящая стрела могла спасти положение. Кэн огляделся вокруг. Конечно, сейчас, когда она ему понадобилась, гоблины прекратили пускать зажигательные стрелы. Надо дать знать конструкторам Дракоши, может быть, они что﷓нибудь придумают. Им же с места запуска ничего не видно. Он обернулся к своему новому знаменосцу, но обнаружил на его месте только кучу пыли. Знамя тоже исчезло. Дракоша между тем приближался к гоблинскому генералу.

«Магия, – в отчаянии подумал Кэн, – если бы я по﷓прежнему владел магией. Я бы взорвал его в два счета». Теперь﷓то он знал, что другие дракониды вовсе не лишились магии с уходом Владычицы.

Кэн прекрасно помнил, как он преклонял колени перед алтарем, как Владычица благословляла его и даровала силу. Он помнил, как магическая энергия переполняла его тело.

Кэн попытался сосредоточиться и вызвать эту энергию к жизни, но напрасно. Другие дракониды сохранили магические способности, но не он. Для него магия была частью его веры. И была потеряна вместе с верой, когда Владычица покинула их. Вместо магической энергии Кэн чувствовал только ярость. Такхизис снова предала их.

А может быть, и нет.

Кэн лихорадочно полез в кошель. Он сам лишился магии, но этот могущественный магический шар – нет. Все равно Кэн собирался его уничтожить.

– Ты выполнишь свое предназначение, – произнес Кэн. – Если получится, ты спасешь расу драконидов.

Дракоша находился прямо над гоблинским генералом. Хоб показывал на него пальцем и дико смеялся.

Стиснув зубы, Кэн сжал хрустальный шар.

«Сердце Дракарта» раскололось. Осколки вонзились в ладонь Кэна, потекла кровь, прямо в него наливалось невероятное количество энергии. Кэн застонал от боли, сердце его, казалось, готово было выпрыгнуть из груди, а кровь – закипеть. Он испугался, что совершил роковую ошибку, что он не справится, будет поглощен и раздавлен этим потоком боли и магической силы.

Кэн зарычал и постарался сосредоточиться. Он протянул вперед окровавленную руку и начал читать прекрасно знакомые и любимые когда﷓то слова заклинания. Энергия превратилась в шар огня на его ладони и рванулась десятками ярчайших молний.

Этот огонь воспламенял все на своем пути, даже железо плавилось под его воздействием. Вот он достиг Дракошу, и тот вспыхнул как факел.

Огонь быстро пожирал парусину и бумагу, в туловище и крыльях появились расширяющиеся дыры. Теперь хобгоблинам было не до смеха, пылающий скелет Дракоши падал прямо на них.

Они бросились врассыпную, но было поздно, огонь добрался до бомб. Яркая голубая вспышка на мгновение ослепила Кэна. Дракоша исчез. Раздался оглушительный грохот, и башню тряхнуло так, что Кэн упал на колени. Накатила волна жара и послышались жуткие крики хобгоблинов, сгорающих заживо.

Кэн поднялся и потер глаза. Его взору представилось устрашающее зрелище.

Бомбы взорвались приблизительно в трех метрах над фалангой хобгоблинов, и поток огня захлестнул их. Генерал со своим штабом оказался практически в эпицентре взрыва, а сверху упал горящий остов Дракоши.

Кэн надеялся, что хобы, таранящие ворота, бежали, но, к его изумлению, они продолжали свое дело, несмотря на то, что фаланга за ними и генерал вместе со штабом были уничтожены. Это, похоже, только увеличило ярость хобгоблинов.

Кэн был восхищен. Хотел бы он встретить того, кто их обучал и ими командовал. Он бы с гордостью пожал ему руку или лапу, перед тем как снести голову с плеч.

Дракониды на стенах радостно кричали. Кэн приказал им заткнуть глотки и шевелить своими проклятыми задницами. Необходимо остановить хобов, рвущихся в ворота. Пусть они стреляют из луков, арбалетов, кидают все, что попадется под лапы, на «черепаху».

Сам Кэн кубарем скатился с башни и бросился туда, где стоял Девятый пехотный полк. По счастью, он оказался выучен не хуже хобов и был в полной боевой готовности.

– Прокел! – крикнул Кэн. – Все за мной!

Прокел медлил.

– Вы сказали, что генерал Маранта погиб. Как…

Кэн покачал головой. Даже если бы он был готов рассказать как, все равно на это не было времени. Либо полк пойдет за ним, либо нет. Не ответив Прокелу, он обратился ко всем сразу:

– Хобы сейчас сокрушат ворота! Их надо остановить! За мной! – Кэн выхватил боевой топор и побежал к воротам.

Что ж, если полк не последует за ним, его последний бой будет достоин баллады.

Сзади раздался приказ Прокола:

– Полк! Вперед, в атаку!

Тяжеловооруженные дракониды рявкнули боевой клич и рванули вперед.

– Откройте ворота! Откройте ворота! – кричал Кэн стражникам.

Ряды драконидов уже обгоняли его.

Стражники увидели приближающуюся пехоту и сняли брусья, перекрывающие ворота. Следующий удар тарана не встретил сопротивления, и хобгоблины ввалились внутрь крепости, строй нарушился, многие упали. Тяжеловооруженные дракониды ударили по «черепахе», как молоток по куску льда. Строй хобгоблинов развалился, кто﷓то бросился в бегство. Другие обнажили мечи, собираясь дорого продать свою жизнь.

Вместе с волной атакующих Кэн оказался за воротами. Хобгоблины бежали. Перед ним противника не было, и потому Кэн решил отдышаться и осмотреться. Увидев знакомый цвет, Кэн насторожился. Неподалеку от него лежало знамя его бригады. Оно упало с башни, раскроив пару гоблинских черепов. Кэн поднял знамя и вернулся к воротам. Вражеская армия бежала. Девятый пехотный знал свое дело. Сейчас они преследовали бегущих гоблинов и хобгоблинов, уничтожая тех, кому выпало несчастье оказаться в последних рядах.

Кэн взмахнул знаменем.

– Ко мне! Враг бежит! Все ко мне!

Не прошло и минуты, как вокруг него оказалось больше сотни драконидов. Многие, не желая тратить время на спуск, слетели к нему со стен.

– В атаку! – закричал Кэн и сам бросился вперед.

Девятый полк забирал вправо, преследуя хобгоблинов, и Кэн повел свой отряд левее. Он возглавлял атаку несколько сотен метров, а потом ноги его внезапно подкосились. Он осознал, что слишком слаб и не может двигаться дальше. Дико болела лапа. Кэн посмотрел на нее. Она была вся в крови. Кровь струилась по древку знамени. Два пальца висели на лоскутах шкуры: Знамя выпало из его рук, Кэн попытался перехватить его, но не смог, силы совсем покинули его…

– Отпустите! Я держу его, командир!

Флаг был воткнут в землю у ног Кэна. Рядом стоял рослый хобгоблин, но голос его показался Кэну знакомым. Потом хоб исчез, и на его месте оказался Слит, улыбающийся так широко, что были видны все зубы в его пасти.

– Здорово, командир! – крикнул он.

– Здорово, – тихо согласился Кэн, он был очень слаб от потери крови и ему с трудом удавалось оставаться в сознании. Он не хотел пропустить финал.

– Проклятье! Что это у вас с рукой? – поинтересовался Слит, глядя на то, что было раньше лапой бригадира. Теперь она напоминала просто кусок рубленого мяса. – Ее необходимо срочно перевязать!

Слит посмотрел по сторонам, но ничего подходящего не было. Тогда он, не обращая внимание на протесты Кэна снял флаг с древка и начал оборачивать им лапу Кэна.

– На нем кровь Гранака, – тихо сказал Кэн. Слит замер.

– А он…

Кэн кивнул и тяжело вздохнул:

– Дротик из катапульты.

– Проклятые гоблины, – пробормотал Слит, возвращаясь к перевязке. ﷓ Гранак был прекрасный солдат.

– Да, был, – согласился Кэн. Вот она, эпитафия солдату, лучшая из возможных. – Хазат тоже погибла.

– Я знаю, видел ее тело у бастиона. Я оставил там почетный караул, подумал, вы приказали бы, если успели.

– Она, возможно, единственный человек в этом мире, отдавший жизнь за драконидов, – сказал Кэн.

«Нет, – почти сразу возразил он сам себе, – это не так. Она погибла во имя Видения Владычицы, исполнив свое предназначение в этой жизни. Вот так, и именно это лучшая эпитафия Хазат».

– Вот и готово, – сказал Слит. – Теперь немного слюны капачки, и будете как новенький.

Кэн слабо улыбнулся. Слит продолжал говорить, рассказывать, как он с «дуболомами» выбрался из бастиона и как, услышав приказ Кэна, повел их в атаку. Он пытался найти Кэна, но кругом были одни пехотинцы.

– Когда Девятый прошел, мы рванули следом, а когда вы начали размахивать флагом, в атаку бросилась и наша бригада. Вот они. Смотрите.

Солдаты его бригады уже возвращались в крепость. Они сворачивали, чтобы пройти мимо Кэна и Слита. Офицеры отдавали честь. Кэн салютовал в ответ, хотя лапа нестерпимо болела.

Потом Кэн оглядел поле боя. Повсюду валялись трупы гоблинов и хобгоблинов, где﷓то на пределе видимости вспыхивали короткие стычки. Дракониды добивали не успевших удрать. Пленных не брали.

Мы победили. Враг бежал. Победа за нами! Горло Кэна перехватило от радости.

– Слит, – спросил он, когда смог говорить, – у тебя случайно не осталось пары бомб в запасе?

– Зачем, командир? – удивился Слит. – Для чего они вам теперь?

– Нужны.

– А﷓а﷓а, – догадался Слит, увидев, что командир улыбается. – Нет, бомб не осталось, но побочный продукт имеется. И кружки найдем.

Они поднялись и медленно побрели к крепости. Кэн отказался от помощи Слита. Лапа болела так, что он поневоле скрипел зубами. Кэн был слаб от потери крови, но, будь он проклят, если позволит снова уложить себя на носилки.

Они подошли к сгоревшим останкам Дракоши и отдали им честь. Угли еще тлели. Кэн посмотрел на крепость, которая вся была покрыта клубами дыма. Глядя на нее отсюда, он поразился, что им удалось продержаться так долго. Стена форта была разрушена во многих местах.

По дороге к крепости Кэну то и дело попадались кучи пыли – мертвые баазы, лужи кислоты – мертвые капаки. Мертвые сиваки все еще сохраняли вид своих убийц. Дракониды победили, но цена победы была высока. Эйфория победы покинула Кэна, он опустил голову, вновь почувствовал слабость и уже готов был попросить Слита найти носилки, как раздались приветственные крики. Крики и удары мечей по щиту.

Кэн удивился. Стены были полны драконидов. они толпились на уцелевших башнях, стояли вокруг ворот.

– Что это они вдруг разорались? Ради чего все это?

– Ради вас, командир.

– Ради меня?! – поразился Кэн. – Но…

По мере их приближения ликование усиливалось. Теперь у Кэна не осталось сомнений. Все это в его честь. Все глаза были прикованы к нему. Звон мечей о щиты был оглушителен, копьеносцы ударяли древками в землю, лучники просто топали.

Перед воротами две шеренги драконидов соорудили арку из поднятых мечей.

Слит замедлил шаги.

– Идите, командир. Мои поздравления, вы заслужили этот триумф.

Кэн помедлил, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами.

– Не я один. Все они… – Кэн не смог продолжать. Он прочистил глотку и добавил хрипло: – Пожалуйста, найдите Гранака и Хазат…

– Будет сделано, командир.

Расправив плечи и подняв голову, Кэн вздохнул и пошел между рядами ликующих драконидов.


Глава 21


Казармы Инженерной бригады оказались одними из немногих уцелевших зданий крепости. Кэн распорядился, чтобы в них разместили раненых. Он отдавал приказы, лежа на койке. Вскоре после того как он торжественно вступил в крепость, драконидицы под руководством Фонрар отвели его в казарму и окружили заботой и вниманием, которыми он внешне тяготился, но зато внутренне наслаждался.

– Что с Тез? – это было первое, что он спросил, оказавшись в казарме.

– С ней все в порядке, – успокоила его Фонрар. – Она здесь.

Тезик высунулась из﷓за ее плеча.

– Как вы, командир? – обеспокоенно спросила она. – Вы чего﷓нибудь хотите? Пить, есть?

Кэн покачал головой. Он внимательно смотрел на обеих. Подруги выглядели абсолютно невинно, тупили глазки и едва ли не шаркали лапками по доскам пола. Он знал эту маску еще со времен их детства, и всегда она означала, что они опять сделали что﷓то, чего им не позволяли.

– Это ведь ты создала иллюзию золотого дракона, – тихо сказал он Тезик.

Драконидицы переглянулись.

– Извините, командир, – начала Тезик. – Право, не знаю, что это на меня нашло. Дракоша получился замечательный, но ему немного не хватало… реализма, что ли… Надеюсь, вы не сердитесь на меня?

– Ни капельки! Более того, вот что я скажу: я горжусь тобой, горжусь всеми вами. Ты спасла нас, сегодняшняя победа – дело и твоих рук. Но ответь мне, Тезик: ты ведь никогда не видела Золотого дракона, откуда же ты знаешь, как он выглядит?

– Прошу прощения, командир, но я видела Золотых драконов. Я их вижу в своих снах почти каждый день. Я не знаю почему, но это так. Вы понимаете?

– Да, Тезик, – ответил Кэн, который и сам иногда видел во сне Бронзовых драконов. Он﷓то понимал почему, но надеялся, что Тезик не придется этого объяснять.

Кэн отказался находиться в своей комнате. Не в силах стоять, он приказал поставить ему койку в штабе. Он хотел быть в курсе происходящего. Капачки занялись его ранами, и уже через час они затянулись новой шкурой.

Кэн лежал на кровати с кружкой кактусовки в одной лапе, другая была покрыта слоем слюны капачек. Риэл искусно пришила ему пальцы, и казалось, что лапа не сильно пострадала. Все дружно уверяли его, что она будет как новенькая. Но Кэн знал, что его просто утешают. Были перебиты кости, порваны нервы, и даже чудотворная слюна не сможет заставить их срастись. Никогда больше ему не держать в этой лапе боевой топор. Осознание этого не сильно беспокоило Кэна. Еще недавно он был бы просто раздавлен случившимся, но не теперь, когда он принял решение…

Фонрар аккуратно сложила знамя, в которое была замотана его лапа, и унесла его. Попытки Кэна выяснить, что с ним стало, успехом не увенчались. Ему предложили спокойно поправляться, а прочие заботы оставить другим. Он был слишком измучен, чтобы спорить. Он отдыхал и смотрел, как распоряжается Фонрар. Она была слишком занята и не говорила с ним, но каждый раз улыбалась, проходя мимо. И от этой улыбки у него на душе становилось, тепло, теплее, чем от доброй кружки кактусовки.

Он задремал, но тут кто﷓то потряс его за плечо.

– Что? – прорычал Кэн. – Что опять стряслось?

– Извините, командир, что бужу вас, – это, конечно же, был Слит. – Но я подумал, вы захотите увидеть…

Кэн приподнялся.

– Гранак! – воскликнул он.

Гранак ничком лежал на носилках, из его спины все еще торчал гоблинский дротик.

– Так мы его и нашли, командир, – с восхищением сказал Слит. – Он был в сознании, ругался и просил вытащить из него эту проклятую зубочистку.

– У него есть шанс выжить? – спросил Кэн с беспокойством.

– Конечно, вы знаете, немного слюны капачки…

– Прекрасно, – Кэн откинулся на кровать. – Спасибо, Слит. Ты только что опроверг одну мою теорию.

– И в чем же она заключалась?

– В том, что никто и никогда не будит меня, чтобы сообщить радостную новость.

– Ну и прекрасно, командир, – улыбнулся Слит. – А теперь спите.

– Конечно, Слит. Завтра утром всей бригаде построиться на плацу. Я оглашу приказ.


* * *


Бригада была построена. Заместители командиров батальонов рапортовали командирам, те в свою очередь рапортовали Слиту о количестве драконидов – в строю, в наряде и раненых.

Дракониды других подразделений наблюдали за построением с удивлением. Утро выдалось дымное, но теперь горела не крепость. Дракониды жгли трупы врагов. Они собрали огромную пирамиду из гоблинов и хобгоблинов. Запах был омерзителен, но драконидам страшно нравился.

Кэн вышел на плац. Лапа его была все еще перевязана, но он четко отдал честь, приветствуя Слита. Слит отрапортовал и вернулся на свое обычное место на правом фланге Первого батальона. Кэн окинул взглядом стоящую по стойке смирно бригаду. Как мало нас осталось, подумал он. В строю стояло всего 103 драконида.

– Бригада, вольно! – скомандовал Кэн. – Я хочу объявить о присвоении нового звания.

Бригада зашевелилась, гребни встопорщились, крылья затрепетали. Последний раз новое звание было присвоено Гранаку более года назад, когда они только вышли в Пыльные равнины. Он тогда стал знаменосцем.

– Полковник Слит! – рявкнул Кэн.

Слит опешил. Он непонимающе посмотрел на Глота, может быть, он ослышался.

– Да, это вас, – прошипел Глот.

Слит, чеканя шаг, подошел к Кэну, отдал честь и замер по стойке смирно. Кэн отсалютовал ему и снял с доспеха Слита символ его звания. Потом он снял с себя бригадирский знак и прикрепил его к груди Слита.

Слит продолжал стоять по стойке смирно, ничего не понимая.

Кэн обратился не к нему, а к остальным.

– Бригада! Слушай приказ: полковник Слит производится в бригадиры и назначается командиром Инженерной бригады Первой драконидской армии. Приказ вступает в силу немедленно.

Кэн отдал честь Слиту и повернулся, чтобы уйти.

– Командир! – взволнованно воскликнул Слит.

Кзн обернулся.

– Вы уверены? – тихо спросил Слит.

– Я в жизни ни в чем не был более уверен, – улыбнулся Кэн.

Слит отвел взгляд, потом снова поднял его на. Кэна.

– У нас есть кое﷓что для вас, – Слит обернулся к бригаде и скомандовал в стиле «Я вам покажу, сукины дети!»: – Знаменосец! Вынести знамя!

Гранак лежал на носилках на краю плаца. Он был еще слишком слаб, чтобы встать в строй, он мог только приподняться на локте, но за все блага мира, он не согласился бы пропустить это зрелище.

Крезел держал знамя как на параде. Полотнище было в нескольких местах пробито и залито кровью. Гранак кивнул, и Крезел, печатая шаг, подошел к Слиту. Он наклонил древко параллельно земле.

Слит снял полотнище с древка, сложил и протянул Кэну.

– Мы думаем, оно должно быть у вас. Особенно теперь, когда вы назначили меня на свое место.

Кэн молча принял знамя. Он не мог говорить.

Слит кивнул. Крезел достал другое полотнище, развернул и вручил Слиту. Это была точная копия знамени бригады, только к двадцати трем прежним знакам боевой доблести добавился еще один и надпись: «Крепость Маранты». Любой, кто увидит знамя, сразу поймет, что бригада участвовала в сражении и победила.

Кэн повернулся и покинул плац. Он не оборачивался, чтобы посмотреть, как Слит будет командовать. Он знал, Слит все сделает правильно, так, как он сделал бы сам, а может быть, и лучше.


* * *


В этот день Кэну пришлось принять участие в еще одной церемонии. Фонрар попросила его разрешить драконидицам отдать последние почести Хазат. Она спросила его, как обращаются со своими мертвыми люди. Кэн объяснил, что обычаи людей весьма разнообразны: некоторые погребают умерших вместе с сокровищами, другие сжигают и хоронят урны, а есть и такие, которые помещают тела в склепы. Фонрар все выслушала и отправилась совещаться с подругами.

На закате, когда солнце окрасило облака в пурпур и золото, Кэн, Слит и вся бригада торжественно шествовала за шестью баазками, несущими на щитах тело Хазат к погребальному костру, возведенному на месте падения Дракоши.

Тело, завернутое в красивую ткань, опустили на деревянный помост. Драконидицы расправили прекрасные волосы Хазат. Доспехи положили в ногах, а у изголовья встала Тезик, держа ее шлем. Тело Хазат посыпали благовониями, их тяжелый сладкий запах плыл в воздухе.

– Она была нашей сестрой! – произнесла Фонрар краткую эпитафию.

И моим другом, добавил про себя Кэн. По знаку Фонрар Риэл поднесла факел, костер запылал, и скоро тело скрылось за языками пламени. Огонь был настолько сильным, что Тезик вынуждена была отойти. Слит распустил бригаду. Все вернулись к своим делам, все, кроме драконидиц. Они намеревались оставаться у костра всю ночь, пока пепел не остынет.

– Мы возьмем ее с собой, – объяснила Фонрар, – Мы не оставим ее здесь одну.


* * *


Через неделю раны большинства драконидов зажили, в том числе у Кэна и у Гранака. Гранак занял место телохранителя Кэна. Тот пытался возразить, что раз он в отставке, то ему не положен телохранитель, но Гранак был тверд. Согласно приказу бригадира Слита он назначен почетным телохранителем Кэна. Если Кэн возражает, пусть обращается к нему.

Кэн у себя в комнате изучал карту местности, ту самую подробную карту, которую он видел в штабе генерала Маранты, когда вошел Гранак и объявил:

– К вам бригадир Слит, полковники Вертакс, Прокел и Трок.

– Трок?

– Он заменил полковника Яканоха.

– Да, конечно, – согласился Кэн, вспомнив, что Яканох погиб во время штурма крепости.

– И полковник Митрат, командир гвардейцев Такхизис, – добавил Гранак. Он говори ровным голосом, но на последних словах выразительно округлил глаза.

Кэн сдержал рычание, рвущееся из глотки, и кивнул.

– Проси.

Кэн встал, приветствуя гостей, пожал им лапы и предложил садиться. Потом послал Гранака за кактусовкой.

– Кэн, – сказал Вертакс. – Мы начнем прямо с цели нашего визита. От Слита мы узнали, что вы оставили военную службу. Это правда?

– Да, – ответил Кэн, бросив мрачный взгляд на Слита, который старательно смотрел в сторону. – Это так.

– Проклятье! – Прокел покачал головой. – А мы﷓то как раз хотели просить вас занять место Маранты, быть нашим генералом.

Кэн пораженно уставился на них. Все кивнули, даже командир гвардейцев слегка склонил голову, Кэн начал было говорить, но Вертакс прервал его.

– Вы заслужили это звание, Кэн. Я должен признаться, что ваша идея с макетом Дракона сначала показалась мне нелепой. Почему же вы нам сразу не сказали, что собираетесь использовать магическую иллюзию? Понимаю, – сам ответил он. – Это было сделано втайне для того, чтобы наша реакция была правдоподобнее. Надо сказать, что я чуть было не обделался от страха, увидев над своей головой этого монстра. Великолепно. Блистательно, – Вертакс подкрепил свои слова ударом кулака по столу. – Вы просто спасли нас!

– От гоблинов, – уточнил Кэн, глядя на него.

– От гоблинов, – с энтузиазмом согласился тот.

Кэн промолчал. Он сидел, молча глядя на офицеров. Они почувствовали себя неловко. Энтузиазм Вертакса испарился, Прокел и Трок заерзали в креслах, гвардейский полковник сидел, напряженно выпрямившись и глядя прямо перед собой.

– Известно ли вам, господа, – сказал наконец Кэн, – что генерал Маранта владел «Сердцем Дракарта»?

– Нет, – начал Прокел.

– Мы знали, Кэн, – прервал его Вертакс, не глядя на Кэна. – И ты знал, Прокел. И не пытайся убедить нас в обратном. Ты должен был об этом знать. Именно Девятый пехотный вывез все магические предметы из храма в Нераке.

– Я не знал, – упрямо повторил Прокел. – «Сердце Дракарта» – просто вымысел, легенда, вроде «Драконьего Копья». Вы помните, как мы смеялись, когда впервые о нем услышали?

– Я разговаривал с теми, кто его видел.

– Конечно, – не сдавался Прокел. – Вот только если их хорошенько прижать, то выяснится, что про «Сердце Дракарта» им рассказал один друг, который, разумеется, видел его лично.

Вертакс посмотрел в глаза Кэну.

– Не важно, знали мы о нем или нет, но я клянусь вам, мы и представить себе не могли, что Маранта окажется настолько безумен, что решится его применить! Я, как и вы, думал, что солдаты просто дезертируют.

– Я никогда не думал, что мои солдаты дезертируют, – возразил Кэн. Он перевел взгляд на Митрата, гвардеец за все время не пошевелился и не произнес ни звука. – А вы знали о «Сердце Дракарта»? Вы знали, что генерал привез его с собой из Нераки?

– Да, – ответил гвардеец с каменным выражением лица.

– Вы знали, для чего оно предназначено?

– Нет, это не входит в область моей компетенции.

– А помогать генералу Маранте убивать драконидов входит? – зло спросил Кэн.

– Я выполнял приказ вышестоящего командира! Права обсуждать приказы генерала мне никто не давал.

– Даже когда вы своими глазами видели, как Маранта убивает ваших боевых товарищей и использует их душу для производства безмозглых марионеток, которые и ходят, и говорят, и все делают только по приказу, а еще отдают честь всякому в красивом плаще?! – Кэн с отвращением смотрел на Митрата. – Нет, вы никому не сказали ни слова. Хотите знать почему? Да потому, что вы сами ничем не лучше тех несчастных бездушных кукол, которых создавал Маранта!

Гвардейский полковник вскочил, рука его легла на рукоять меча, но Слит тоже уже был на ногах, он мгновенно оказался между Кэном и Митратом.

Вертакс дернул гвардейца за лапу.

– Сядь, кретин! Кэн прав. Мы все виноваты. Я﷓то, дурак, все удивлялся, откуда берутся эти странные дракониды…

– Мы все недоумевали, – поддержал его Трок. – Но нам было проще не задавать вопросов. Проще верить генералу Маранте. Мы все, как Митрат, выполняли приказы.

– В этом сила армии, – твердо заявил Митрат. – Солдат должен повиноваться приказу. Исчезнет дисциплина, и что получится? Анархия, хаос.

– Мне это известно, полковник, – ответил Кэн. – Боги, покинувшие нас, свидетели тому, что, когда я командовал бригадой, я сам требовал от моих офицеров беспрекословного выполнения моих приказов, даже когда они их не понимали или были с ними не согласны, – Кэн посмотрел на Митрата. – Но я никогда не поступил бы так, как вы, и не стал бы выполнять подобные приказы без вопросов, возражений, даже противодействия, если бы возникла необходимость. Дисциплина, приказы – это просто, а мир в целом значительно сложней. Именно поэтому я сложил с себя командование…

Это мое решение. Зрело давно. Не знаю, как это вам объяснить, но мне кажется, что нашей расе необходим теперь не столько военный лидер, сколько тот, кто поможет нам занять подобающее место среди народов Кринна, – Кэн в волнении распростер руки. – Я не знаю, хватит ли у меня знаний и опыта для подобной роли, об этом стоит еще поразмыслить, но я хочу попробовать. Мне нравится идея вести за собой не солдат, а граждан. Инженерная бригада Первой драконидской армии завтра выступает. Мы направляемся в Тэур. Там мы попробуем наладить новую, мирную жизнь, растить молодежь.

– Это будет непросто, – покачал головой Вертакс. – Многие, те же эльфы, полагают, что нам нет места в этом мире, да и рыцари Тьмы не жаждут, чтобы мы обрели в нем свое место.

– Я знаю, но бригадир Слит – опытный командир. Я верю ему и всем солдатам бригады, они сделают все, чтобы защитить наш город.

– Что﷓нибудь может заставить вас изменить решение? – спросил Прокел.

– Нет, господа, благодарю за оказанную мне честь, – твердо ответил Кэн.

Офицеры допили кактусовку и двинулись к выходу, все, кроме Слита. Он остался сидеть.

– Полковник Митрат, – позвал Кэн.

Гвардеец остановился, дернул головой, и на мгновение Кэн подумал, что он проигнорирует обращение, но тот уже повернулся.

– Я хотел бы извиниться, полковник. Я был излишне резок. Я был вне себя.

Митрат долго молчал, и тишина, казалось, звенела от напряжения, наконец, он издал неопределенный гортанный звук и сказал:

– Я сделал все, что должен был сделать, и не сожалею об этом. Но иногда… по ночам… или когда я видел их глаза…

Он замолчал, медленно кивнул и, резко повернувшись, покинул комнату.

Слит продолжал смотреть на Кэна.

– Что ты на меня уставился? – прорычал Кэн. – У меня что, перья выросли?

– Нет. Я рад, что вы им отказали.

– А что я, по﷓твоему, должен был согласиться?

– Нет, но вы вполне могли изменить свое решение, получив такое предложение. Не то чтобы из вас не получился бы хороший генерал, но мы зашли уже так далеко, столько прекрасных парней отдали свои жизни…

– Завтра мы оправляемся в Тэур, – перебил его Кэн. – Я хочу, чтобы бригада была готова выступить с первыми лучами солнца. Вам хватит времени все подготовить, бригадир?

– Вы же знаете, что хватит, – улыбнулся Слит.

Когда Слит ушел, Кэн выглянул за дверь и обратился к Гранаку:

– Гранак, э﷓э… – начал он, чувствуя неловкость и смущение. – Я, э﷓э﷓э… хотел бы попросить тебя найти лейтенанта Фонрар и спросить у нее, не составит ли она мне компанию за ужином.

– Есть, командир! – ответил Гранак, изо всех сил стараясь не улыбаться. – Я спрошу ее.

Кэн вернулся к карте. Дорога будет не простой, но они ее осилят. В этом он был уверен.


* * *


На следующее утро Инженерная бригада Первой драконидской армии в последний раз построилась на плацу форта. Фургоны были готовы, дракониды и драконидицы прекрасно вооружены, облачены в доспехи, у них было все, что могло понадобиться в дороге.

В заплечном мешке Фонрар, среди прочего, была изящная серебряная урна, украшенная изображениями драконов. Драконидицы нашли ее на складе, она была из Нераки. В урну они поместили пепел Хазат. Их сестра отправлялась вместе с ними.

Слит махнул Кэну, который стоял в стороне.

– Не хотите присоединиться к нам, я с офицерами пойду в авангарде?

– Спасибо за приглашение, Слит. Почту за честь.

Слит отдал команду, и бригада двинулась к выходу из крепости. Впереди шел Гранак, гордо неся развернутое знамя. Они прошли ворота и теперь двигались по изрытому, грязному, местами обгорелому и заваленному обломками и обрывками полю – все, что осталось от огромной армии гоблинов. Дракониды прошли не более полумили и только начали подниматься к перевалу, когда сзади раздался топот.

– Бригадир! – крикнул подбежавший драконид.

– Да, – дружно ответили Слит с Кэном, поворачиваясь одновременно.

– Извини, – улыбнулся Кэн. – Привычка.

– В чем дело, солдат?

– Взгляните туда! – бааз указывал на крепость.

Из ворот крепости в походном строю выходили дракониды. Впереди – Девятый пехотный полк, за ним Первый, далее – Третий. Они маршировали вслед колонне бригады. Никто ничего не говорил. Подходившие становились в хвост колонны.

– Что это? – удивился Кэн.

– Они идут с нами, – сказал Слит.

– Все? – Кэн был поражен.

– С другой стороны, бригадир… Извините, – Слит озадачено посмотрел на Кэна. – А кстати, как вас теперь титуловать?

– Ваша милость, устроит? – улыбнулся Кэн.

Слит фыркнул.

Последними из крепости вышли гвардейцы Такхизис. Их вел Митрат, и они предусмотрительно оставили значительное расстояние между собой и предыдущей колонной.

– Нам они нужны, эти ублюдки? – нахмурился Слит.

– Они дракониды, – ответил Кэн. – Они принадлежат нашей расе. Мы найдем дело и для них.

Следом за гвардейцами, идущими в четком строю, из крепости высыпала беспорядочная толпа, насчитывающая примерно сотню драконидов. Они остановились и с недоумением смотрели вслед уходящим, не понимая, что им теперь делать.

– Дуболомы, – вздохнул Слит. – Спасибо гоблинам, в живых осталось немного. Что с ними? Возьмем с собой? В некотором смысле, они тоже дракониды.

– Да… дракониды. Может быть, со временем кто﷓то из них и вспомнит о том, кем он был. Но в любом случае сейчас ответственность за них легла на нас. Отправь вестового к полковнику Митрату. Пусть передаст ему, что именно он отвечает за дуболомов, лично.

– Есть, – Слит улыбнулся и добавил: – С удовольствием, командир. То есть я хотел сказать, губернатор.

Губернатор. Звучит неплохо.

Конечно, об этом еще стоит серьезно подумать. Все﷓таки его готовили в солдаты, а не в политики, но он постарается.

Кэн повернулся и, высоко подняв голову и расправив плечи, повел драконидов на север. Он вел свой народ навстречу судьбе.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Таурон «Война оборотня», шустрый_хвост «Дезертир (soft vore)», Ganlok Blackmane «Ролевик: Псионик»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален