Furtails
Ganlok Blackmane
«Звено»
#NO YIFF #волк #лис #война #милитари
Своя цветовая тема

- Борт 5-6-6-8-0-0 позывной Бэт, диспетчерской: повторите полетное задание.

- Борт 5-6-7-3-1-0 позывной Фанг, подтверждаю.

- Ваша задача - поддержать наступление наземных сил. Сопротивления не ожидается, господство в воздухе обеспечено.

- Бэт диспетчеру, вас понял, ложусь на курс 2-2-4-1-9-0, высота три.

- Фанг, подтверждаю.

Два четырехмоторных бомбардировщика летели паралелльными курсами, только один держался в двухстах метрах позади. Турельное вооружение этих грозных машин заставляло всерьез задуматься любого пилота истребителя противника, что давало лишний шанс долететь до границы действия союзных самолетов прикрытия. В бомбовых отсеках самолетов ждали своего часа двадцать двухсотпятидесятикилограммовых бомб.

Пилот, рано постаревший от тягот войны лис, поправил наушники. Его хвост был лишен белого кончика - перебило шрапнелью от крупнокалиберной зенитной пушки в прошлом вылете. Второй пилот, серый волк, тихо вздохнул.

- Крайний вылет был не очень, согласись? - волк чуть прижал уши. Под расстегнутым правым рукавом можно было увидеть след от страшного ожога, на месте которого уже никогда не отрастет мех

- Да, крайний был не очень, - лис поморщился - обрубленный кончик хвоста постоянно ломило на большой высоте.

- Бэт, я Фанг. Идем на шесть? - сквозь статический шум в эфире пробился голос пилота с ведомого бомбардировщика.

- Да, потом на семь, - лис не стал добавлять, что он не верит диспетчерской. Пилоты высотных бомбардировщиков - весьма суеверны, они верят, что любое неверно сказаное слово может привлечь беду.

Это особенно верно для самолетов дальнего радиуса действия. Их не прикроют союзные истребители, им приходится летать над вражеской территорией. Приходится полагаться на самих себя, на прочность конструкции и мощь бортовых турелей. На удачу и суеверия наконец.

Пять минут до точки сброса.

- Я - Бэт, ложусь на курс. Фанг, не отставай, работаем по укреплениям и вертаемся. Работаем с трех с пол.

- Вас понял.

Бомбардировка с большой высоты в условиях отсутствия мощных ПВО и истребителей-перехватчиков - не слишком увлекательное занятие. Но именно эта рутинность является самой желанной для пилотов и бортстрелков. Жаль, что они - такая редкость...

Стоило бомбам покинуть бомбовые отсеки, как заговорила рация.

- У нас компания, - пилот с Фанга нервничал, это было слышно даже сквозь статические помехи.

Волк прижал уши и тихонько заскулил. Лис молча сжал зубы, пробегаясь взглядом по приборам. Он не винил второго пилота, это был второй боевой вылет серого. Рыжий помнил себя в то время, поэтому лишь успокаивающе коснулся плеча обоженного в крайнем вылете волка. Чтобы дотянуться до кресла второго пилота - нужно было наклониться. Краем глаза лис заметил что-то неладное снизу. Посмотрев сквозь прозрачное днище, он почувствовал, как шерсть встает дыбом и хвост пытается спрятаться меж лап.

Под бомбардировщиками из облаков показалось звено истребителей противника.

- Бэт, сзади толстяки, двое! - ведомый явно паниковал. Два тяжелых истребителя - это уже много, а ведь снизу были еще и десяток более легких, но не менее грозных самолетов...

- Снизу не лучше... - процедил сквозь сжатые клыки лис, прижимая уши. Оставалось надеяться только на шесть турелей, две из которых были снабжены 20-мм пушками, а остальные - спаренными крупнокалиберными пулеметами.

Мимо пронеслись огненные шмели трасс, один из тяжелых истребителей дал пристрелочный залп.

- Бей на все! - рявкнул лис, одновременно давая штурвал от себя. Грохот пушек и пулеметов заполнил салон самолета.

Не ожидавшие очередей из автопушек, тяжелые истребители прыснули в стороны; по бронированной кабине одного из них прошлась пулеметная трасса, к несчастью, без результата. По летящим снизу истребителям стрелки так же открыли ураганную стрельбу. Один из них вспыхнул и начал падать, строй истребителей распался.

- Теперь самое сложное... - стуча клыками от страха, прошептал волк. Его уши были плотно прижаты к голове, а сам он весь ссутулился и тихо поскуливал. Лис и сам был близок к панике. Полное крыло истребителей-перехватчиков и звено тяжелых - на пару высотных бомбардировщиков слишком много.

Сразу несколько истребитеьей открыли огонь, без труда прошивая алюмниевую обшивку самолетов. Пока ни одна пуля не задела ничего важного, но это пока.

Оба бомбардировщика всячески старались не попасть под обстрел снарядами тяжелых истребителей, но получалось, естественно, никак. Пилотам и бортстрелкам повезло, их противники были еще менее опытными, часто совершая ошибки и попадая под смертоносные очереди бортовых орудий.

Через полминуты напряженного боя пять уцелевших истребителей и оба толстяка легли на крыло и ушли в облака. Лис облегченно вздохнул и посмотрел направо, на самолет ведомого. И в душе у него все сжалось...

- Фанг! - Схватив рацию, рявкрул рыжий. - У тебя оба левых дымятся, слышишь?!

- Вот дерьмо... Черт, облачность! Что делать будем?

- Не обойти... Придется влетать.

Две минуты, цена которым - миллионы нервных клеток и побелевшие шерстинки. Две минуты, сопровождаемые всматриванием в молочную дымку, всматриванием до боли, рези в глазах. Они наконец закончились.

- Ф-фух, вроде проскочили, - в голосе ведомого сквозило облегчение.

Тяжелый истребитель зашел сверху, снаряды его пушек без труда прошили кабину. Летевший за ним второй самолет так же играючи поджог и так дымящиеся левые двигатели, параллельно изрешетив фюзеляж.

- Фанг, нет! Черт!!!

Самолет задрожал, несколько раз дернулся и резко свалился в пикирование. С прижатыми ушами, похолодевшим сердцем и слезами на глазах лис смотрел, как бомбардировщик падает. Вот скорость превысила порог флаттера, и самолет начал разваливаться в воздухе, избитая конструкция не выдержала нагрузки. На таком расстоянии это выглядело как маленькое облачко пыли...

- Они уходят, - тихо прошептал волк, стирая с меха на морде лишнюю влагу.

- Радиус действия... - лис с трудом сдерживался, чтобы не всхлипнуть. - Они должны были отстать несколько минут назад...

Сжав челюсти, лис потянул штурвал на себя. Борт 566800 "Бэт" лег на курс до родного аэродрома.




– Ястреб-3-1 Ястребу-3-2, как слышно?

– Ястреб-3-2, пять из пяти.

– Давай крайний тест систем и старт.

– Тест провел, 3-1, все в норме.

Два реактивных истребителя один за другим начали прогрев двигателей. В общий шумовой фон взлетно-посадочной палубы авианосца влился рев мощных реактивных двигателей. Через несколько секунд пилота-лиса Ястреба-3-1 вжало в кресло, когда мощная паровая катапульта резко разогнала самолет до взлетной скорости за жалкие сто пятьдесят метров, вместо положенных семисот.

– Ястреб-3-1, полет нормальный, системы в норме.

– Ястреб-3-2, все в норме.

– Диспетчер Ястребам-3, ваша задача – обеспечение превосходства в воздухе. Разведка доложила о наличии у противника неустановленного числа истребителей, машины устаревшие. В десятиминутной зоне присутствует второе звено. Удачного полета.

– Ястреб 3-1, вас понял диспетчер.

Лис чуть расслабился, позволяя совершенной авионике истребителя взять контроль над его устойчивостью. Поправив шлем, неудобно прижавший ухо, пилот вздохнул и окинул взглядом приборы. Пока все шло нормально, но контроль никогда еще не вредил.

Пошевелив хвостом, так же «упакованным» в летный комбинезон, самец медленно вдохнул и столь же медленно выдохнул, сбрасывая неприятные ощущения, оставшиеся после взлета с авианосца. Все же к столь резкому набору скорости сложно привыкнуть, организм продолжает протестовать. Перегрузки, положительные и отрицательные, изматывают не хуже долгого марш-броска.

Меньше чем за минуту набрав высоту десять километров, истребитель лег на курс. Ведомый, словно привязанный, летел в трехстах метрах позади.

– Второй первому, – самец оглянулся, без труда найдя силуэт ведомого. – По пути будет облачность. Обойдем?

– Да, сверху, – сверившись с показателями на жидкокристаллическом дисплее, ответил лис. Через мгновение истребители начали подъем, быстро приближаясь к практическому потолку – четырнадцать тысяч.

Пятнадцать минут спокойного полета, и звено пересекло образную границу ТВД – театра военных действий. Оба пилота мгновенно собрались и приготовились к контакту.

На радаре появилась отметка первого истребителя противника, находящегося ниже на четыре километра. Тут же запищал сигнал тревоги – противник попытался «захватить» истребитель для пуска УРВВ. Буквально через секунду запиликала система оповещения: самолет противника был «захвачен», и лис вжал кнопку пуска ракеты «воздух-воздух». Истребитель чуть тряхнуло. Через четыре секунды ведомый выпустил свою ракету. Звено тут же легло на крыло, уходя в сторону и готовясь к новым контактам. Истребители противника действительно были устаревшими, раз не смогли провести ракетную атаку.

Через минуту истребитель противника исчез с радаров, но появились три других. Через две секунды – еще два.

Звено истребителей начало снижаться, одновременно уходя в сторону: в ближнем бою численность противника может сыграть решающую роль, а пока у пилотов было преимущество в виде более совершенного ракетного вооружения.

Наконец, противник поднялся выше уровня облаков. На таком расстоянии было невозможно определить модель самолетов, но для УРВВ – дистанция в самый раз. Дождавшись захвата всех целей, лис выпустил еще три ракеты и увел самолет в сторону. Ведомый так же задействовал ракетное вооружение, оба пилота стремились уничтожить как можно больше целей противника до того, как будут задействованы пушки.

Современный воздушный бой, зачастую, не слишком яркое событие. Времена догфайтов прошли, в локальных стычках все решали ракеты, радары, системы защиты. Мастерство пилота тоже было важным, но как уйти от ракеты, летящей со скоростью в четыре маха и маневрирующей с перегрузками в десять «джи»? Повезет, если у нее не останется топлива на второй заход, повезет, если она уйдет за тепловой ловушкой, и очень сильно повезет, если поражающие элементы ракеты не распилят самолет за долю секунды.

Противно запищал зуммер тревоги, через полминуты лис услышал звук отстреливаемых ловушек. Мимо пронеслась ракета, оставляя за собой шлейф дыма. Самец навострил уши, быстро осматриваясь. Ведомый качнул крыльями, и лис увел свой самолет влево, одновременно выпуская оставшиеся четыре ракеты по противнику.

Из пяти целей осталась одна, но к ней присоединилась еще одна. Но и эти самолеты продержались недолго – ведомый выпустил все свои ракеты, три штуки.

Радар был чист.

– Ястреб-3-1 диспетчеру, шесть целей уничтожены.

– Шесть?

Удивление диспетчера можно было понять, эскадрилью составляли десять летательных аппаратов, а не полдюжины.

– Радары чисты.

– Нам доложили, что с аэродрома перед его уничтожением успела взлететь полная эскадрилья, – голос диспетчеры был напряжен. Лис прижал уши, нахмурившись.

– Вас понял. Ведем поиск.

– Конец связи, Ястреб-3-1.

Пилот не стал докладывать об отсутствии ракетного вооружения. Канал связи был зашифрован, но мало ли?

– На радаре цели, – ведомый напрягся. Лис тихо выругался. На радаре наблюдались две цели, значит, где-то вертится еще одно звено.

– Быстро идут… это не старички.

Словно в ответ на подозрения пилота, запищал зуммер тревоги, через несколько секунд были отстреляны тепловые ловушки. Одновременно лис резко потянул штурвал на себя и влево, совершая противоракетный маневр. Мимо пронеслись сразу три ракеты «воздух-воздух», заставив шерсть на загривке самца встать дыбом.

Противник быстро приближался, вскоре дистанция сократилась до полутора километров. Увернувшись еще от двух ракет и чуть не попав под взрыв третьей, лис с трудом смог уйти от первых прицельных очередей пушек.

– Один сверху!

– Принял! – прижимая уши, пилот резко дернул штурвал – мимо пронеслась трасса снарядов, следом пролетел истребитель противника.

Быстро развернувшись, лис сел на хвост противника и открыл огонь короткими очередями. Только на пятой или шестой очереди самцу удалось достать своего противника: двигатели самолета вспыхнули, и лису пришлось уворачиваться от обломков и отлетевшего блистера кабины – вражеский пилот катапультировался.

– На шесть!

– Да черт! – рявкнул лис, резко отдавая штурвал от себя и чувствуя, как перегрузки стальными лапами схватились за его тело.

– Готов!

Самец парой дыхательных упражнений быстро привел себя в норму и осмотрелся. На ведомого сверху заходил противник.

– Сверху-сзади! Один!

– В курсе! – самолет ведомого развернулся и полетел на ведущего. Буквально за триста метров до столкновения, он резко ушел вверх, а лис расстрелял кабину противника и быстро ушел в сторону.

Остался один противник.

– Ты его видишь? – самец осматривался, одновременно поправляя шлем – тот опять прижал ухо.

– Нет, на радарах тоже пусто.

– Ушел, думаешь?

– Ему некуда… сверху!

На этот раз лис не успел среагировать: снаряды пушки пробили защиту самолета, превращая его системы в металлолом. Самец не успел испугаться, как его выбросило из избитой машины катапультой. Недолго думая, он рванул рычаг раскрытия парашюта, а когда падение стабилизировалось, попытался найти самолеты ведомого и противника.

Оба уже дымились, но если дым от ведомого был белым, то вражеский истребитель вовсю «коптил». Воздух прочертили последние трассы, и самолет противника развалился в воздухе.

– Ястреб-3-2 диспетчеру, 3-1 сбит, катапультировался.

– Вас понял, его подберут наши войска. Отличная работа, парни, можете не беспокоиться за свои хвосты.

– Есть не беспокоиться!

Пролетая мимо спускающегося на парашюте лиса, ведомый качнул крыльями и унесся вдаль, в сторону авианосца. Самцу же оставалось только ждать приземления и молиться, чтобы его успели подобрать свои. К счастью, высотный костюм и запас кислорода позволял без труда пережить спуск, хоть он и будет очень долгим.




Завыла сирена воздушной тревоги.

Десятки, сотни зверей чуть ли не в панике носились по аэродрому, проверяли самолеты, пилоты, на бегу застегивая летные костюмы, часто защемляя мех молниями, бежали со всех ног к своим машинам. Бомбардировщики заводили в укрепленные ангары, в то время как истребители – все, какие были, в том числе и дальние – наоборот, выводили на полосу.

Налет при свете дня – это было что-то новенькое. Все привыкли, что аэродромы пытаются атаковать ночью, и на этом противники и сыграли, достигнув эффекта неожиданности.

Молодой лис, успевший налетать всего пять часов без инструктора, судорожно пытался застегнуть ремень безопасности. Прижимал уши, рычал, скулил – и только через долгие пять секунд понял, что ремень не дотягивается потому, что он перепутал гнезда. Наконец, спешно закончив предполетную подготовку, лис запустил двигатель и начал выруливать на взлет.

Самолеты противника уже не просто были рядом – первые смертоносные трассы прочертили свои дорожки по взлетной полосе, сразу десяток истребителей вспыхнули, не успев даже начать разгон. Вскоре начали рваться бомбы.

Матерясь самыми заковыристыми из подслушанных выражениями, лис кое-как вырулил на взлетную полосу и сразу пошел на взлет: взревел двигатель, заставив прижать уши, самолет начал быстро набирать скорость. Приходилось постоянно подруливать, чтобы избежать столкновений с грудами обломков, оставшихся от не успевших взлететь истребителей. К счастью, налетчики ушли на круг, и ближайшие несколько секунд не будут атаковать. Требовалось воспользоваться этим временем.

Долгие триста метров разбега, и, наконец, отрыв! Лису приходилось не только внимательно контролировать свои действия, поведение самолета, но и часто оглядываться, благо обзор был великолепным.

Но вот взлет успешно завершился, шасси убрано, закрылки тоже. Лис, форсировав двигатель, начал набирать высоту.

Через двадцать секунд и еще шесть сбитых на взлете самолетов, в небо поднялись два полных крыла, хоть и совершенно разношерстных.

Одиннадцать одномоторных истребителей трех разных моделей, восемь двухмоторных истребителей дальнего радиуса, и даже один тяжелый истребитель. Последний был особенно ценным – он остался последним и только он мог гарантированно сбить бомбардировщики противника. Пилоты поторопились, стоило, наверное, приберечь тяжелые машины на потом, когда небо будет чистым… но лис точно не знал, да и некогда ему было думать.

Рой черных точек вперед говорил о скором контакте, и это будут не дуэли, нет. Это будет жестокая резня под названием «догфайт». Лис перекрестился и поцеловал простенький крестик на веревочке, надел наушники, специальные антибликовые очки и покрепче вцепился в штурвал.

Точки быстро увеличивались, превращаясь в самолеты. В радиоэфире – мертвая тишина. Самолеты быстро сближались, лис, оскалившись, сжимал штурвал.

– Земля вызывает Дамбо, выходите из строя немедленно! Перелетный семь и двадцать три, прикройте Дамбо, ваша цель – бомбардировщики! Они вот-вот пойдут на второй круг!

Эфир заполнился нестройными рапортами о подтверждении приказа, и два дальних истребителя и тяжелый вышли из строя, улетев куда-то вправо, одновременно набирая высоту.

Но времени для созерцания уже не было.

Настало время догфайта.

Сразу четыре десятка самолетов открыли шквальный огонь! Небо заполнилось злобным лаем пулеметов, смертоносным грохотанием пушек, его прочертили десятки разноцветных трасс. Увернуться ото всех было просто невозможно, и лис просто пытался не получить очередь двадцатимиллиметровых снарядов, невольно подставляясь под мелкокалиберные пулеметы. Пули срывали краску, мяли фюзеляж, отскакивали от винта, срывая ворох чего-то мелкого, но пока обходилось. Секунда – и истребители разминаются буквально в метрах друг от друга, а лис бросает свой самолет в боковой вираж, задыхаясь от перегрузок. Первые подбитые самолеты уже падали к земле, кто-то горел, кто-то вертелся в штопоре.

Истребители завертелись в смертоносном танце, небо все еще было полным трасс. Лис с трудом уходил от столкновений, с трудом различал, где свои, а где противники. Его самолет, вооруженный четырьмя пулеметами и двумя пушками, вертелся, словно уж на сковородке. Сам пилот только тихо рычал, прижимал уши, насколько позволяли наушники, и давил гашетку пулеметов, изредка стреляя из пушек – боекомплект последних был очень мал.

В прицел на мгновение попал вражеский истребитель, и лис со злостью вдавил обе гашетки: его самолет в который раз задрожал от тяжелой очереди, и – о, чудо! – враг лишился крыла и в головокружительном штопоре устремился к земле, усеянной огромными кострами горящих самолетов.

К несчастью, на его самолете – как и большинстве других одномоторных – не было рации. А может и к счастью… лис на мгновение, лишь на мгновение представил, какой бы шум сейчас стоял в наушниках. Но времени нет, снова зубодробительный боковой вираж со снижением высоты, разворот на сто восемьдесят градусов в попытке сбросить севшего на хвост противника. Удалось, не удалось – не узнать, впереди маячил силуэт явно подбитого противника.

Снова очередь…

Через долгие две минуты в воздухе остались только три истребителя – два с аэродрома, среди которых был чудом выживший лис, и один – вражеский. Они летели на высоте в полтора километра, пытаясь догнать убегающего противника. Последний союзный самолет выпустил остатки боекомплекта, что-то повредил вражескому истребителю – полетели кучи мелкого мусора – и лег на крыло, уходя к аэродрому. У лиса закончились снаряды к пушке, но для пулеметов оставалось еще около пятисот патронов – к счастью, на его самолете был установлен счетчик боеприпасов.

Лис безуспешно пытался поймать виляющего противника в прицел, время от времени выпуская недлинную – меньше секунды – очередь. Впереди маячили громады облаков.

Через минуту, растратив половину оставшегося боекомплекта и добившись каких-то повреждений противника – как минимум элероны и рули высоты у него были погрызены – лис, следом за противником, влетел в облака.

– Дерьмо! – прорычал молодой пилот, оскалившись и прижав уши. Он потерял противника из виду за этими чертовыми облаками. Зрачки вытянулись, но больше от страха: нет ничего хуже облачности для одинокого истребителя.

Лис завертел головой, пытаясь понять, откуда вылетит противник. Где он? Сверху? Снизу? Зайдет сбоку? А может быть он…

По фюзеляжу забарабанили пули, лис попытался рвануть штурвал на себя, но тут его тело дважды прошила резкая, острая боль. Он зажал рукой две раны в животе, но тут же вернул скользкую от крови ладонь на штурвал, выравнивая самолет. Противник обогнал лиса, сделал бочку и снова скрылся в облаках. Патроны закончились…

Следующие долгие четыре минуты лис запомнил плохо. Боль, ставшая тупой, ноющей, пронизывала, казалось, каждую клетку тела. Время от времени темнело в глазах, навалилась усталость, слабость. Самолет время от времени то задирал нос, то наоборот, начинал отвесно падать, уже с трудом удерживаемый пилотом. Лис уже не скулил, хоть и продолжал прижимать уши – он экономил силы.

Уже у самой земли он понял – не дотянет. Вот она, земля, рукой подать. Поля, леса… самолет в очередной раз задрал нос, дернулся и начал падать, уже не контролируемый тяжело дышащим, медленно проваливающимся в небытие лисом.

По днищу заскребли верхушки деревьев… с резким треском одно из них сломалось, а самолет резко дернуло, кувыркнуло… лис потерял сознание, и уже не почувствовал чудовищной силы удара об землю.

Посреди леса горел самолет.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Kemanorel «Стальная стрела», Имранов Андрей Вадимович. «Цитадель души моей», Народное творчество «Роман о Лисе»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 9 старых комментариев на форуме