Furtails
Мишель Пейвер
«Хроники темных времен-5 (Клятвопреступник)»
#NO YIFF #верность #магия #фентези #волк #хуман
Своя цветовая тема

Клятвопреступник

Мишель Пейвер



Хроники темных времен #5

Несмотря на то, что Торак и его друзья тщательно охраняют огненный опал, Тиацци все же удастся похитить его. Узнав об этом, Торак, Ренн, Волк и вождь племени Ворона Фин-Кединн бросаются в погоню за Пожирателем Душ. Их путь лежит в Сердце Леса, где растут загадочные деревья, где живут неведомые им звери, где царят свои законы и обычаи. Добраться до Пожирателя Душ оказывается непросто: повсюду хитрые ловушки, расставленные Тиацци, злобные и разобщенные племена, готовые расправиться с каждым, кто вторгся в их часть Леса. Но самый опасный враг — огонь, с невероятной скоростью пожирающий все на своем пути…






Мишель Пейвер


«Клятвопреступник»






Глава первая



Порой жизнь не дает предостережения. Ни малейшего.


Лодка из шкур, словно морская птица, подлетает над волнами, а от ударов твоего весла серебристые рыбешки бросаются сквозь водоросли, и все идет просто замечательно: переменчивое Море, солнце бьет в глаза, холодный ветер дует в спину. А затем из воды внезапно вздымается скала, больше кита, и ты летишь прямо на нее и вот-вот разобьешься…


Торак бросился в сторону и с усилием повел веслом. Его лодка накренилась, едва не перевернувшись, и проскользнула всего в пальце от скалы.


Вода ручьями стекала с него, и он откашливался соленой морской водой, пытаясь вернуть себе равновесие.


— Все в порядке? — прокричал Бейл, разворачиваясь к нему.


— Не заметил скалы, — пробормотал Торак, чувствуя себя полным дураком.


Бейл ухмыльнулся:


— В стоянке осталась пара новичков. Хочешь присоединиться к ним?


— Ты первый, — ответил Торак, шлепнув веслом по воде и обдав Бейла столбом брызг. — Спорим, обгоню тебя у Утеса!


Юноша из племени Тюленя ухнул, и оба бросились вперед: замерзшие, промокшие и разгоряченные. Высоко над головой Торак заметил две черные точки. Он свистнул, и Рип и Рек спикировали вниз, затем поравнялись с ним, почти касаясь волн кончиками крыльев. Торак накренил лодку, чтобы обогнуть глыбу льда, и вороны обогнули ее вместе с ним, а солнце играло сиреневым и зеленым на их блестящих черных перьях. Они обогнали его. Торак старался поспеть за ними. Его мышцы горели, соль разъедала щеки, он смеялся в голос. Это было почти так же прекрасно, как летать.


Бейл — всего двумя летами старше Торака, самый искусный лодочник на островах — оторвался и ушел вперед, исчезая в тени нависавшего над ними мыса, который здесь называли Утесом. Море за пределами залива было суровее, и волны набрасывались на лодку Торака, грозясь перевернуть ее.


Справившись наконец с качкой, он понял, что лодка развернулась в обратную сторону. Залив Тюленей был прекрасен в солнечном свете, и на мгновение Торак позабыл о состязании. На южной оконечности туманом зависли в воздухе брызги водопада, и чайки кружили над отвесными скалами. На берегу, над горбатыми шалашами племени Тюленя, курились дымки, и длинные вереницы шестов с соленой треской сияли, словно покрытые инеем. Он разглядел Фин-Кединна: темно-рыжие волосы огненным маяком выделяли его среди светловолосых людей племени Тюленя. С ним была Ренн, она давала урок стрельбы из лука шумной стайке детей, смотревших на нее с обожанием. Торак ухмыльнулся. Люди племени Тюленя были гораздо искуснее в обращении с гарпуном, чем с луком и стрелами, а Ренн была не самым терпеливым учителем.


Бейл крикнул Тораку, чтоб догонял, и налег на весло.


Пройдя мимо Утеса, они поняли, насколько проголодались, и высадились в маленьком заливе, где развели костер из прибитых к берегу деревьев и водорослей. Прежде чем приступить к еде, Бейл бросил кусочек сушеной трески на мелководье для Матери-Моря и хранителя племени, а Торак, у которого хранителя не было, положил кусок кровяной колбасы на веточку куста можжевельника в качестве подношения Лесу. Ему это было странно, ведь Лес был на расстоянии дня пути на лодке отсюда к востоку, но куда более странно было бы не сделать этого.


Затем Бейл разделил остатки сушеной трески, сладкой, упругой и удивительно непохожей по вкусу на рыбу, а Торак собрал кучу ракушек с валунов. Ракушки они съели сырыми, отламывая одну створку раковины и используя ее, чтобы выскрести сочную, скользкую оранжевую мякоть. Бейл доел лосиную колбасу. Как и другие члены его племени, он стал чувствовать себя более свободно, деля время между Лесом и Морем, и оттого всем стало проще.


Все еще голодные, они решили сварить похлебку. Торак наполнил свой бурдюк для варки пищи водой из ручья, подвесил его на палке рядом с костром и добавил камешков, которые к тому моменту разогрелись в углях. Бейл бросил внутрь горсть фиолетового морского мха, который нашел среди камней, и гору раковинных червей, что накопал в песке, а Торак добавил пучок морской капусты — ему очень хотелось, чтобы что-нибудь зеленое в этом вареве напоминало о Лесе.


Ожидая, пока еда готовится, Торак присел на корточки возле огня, чтобы согреть онемевшие пальцы. Бейл смастерил ложку из отломанной створки раковины и черенка водорослей, связав одно с другим сухожилиями тюленя из своего швейного мешка.


— Доброго вам улова! — раздался чей-то голос со стороны Моря, так что от неожиданности оба подскочили на месте.


В лодке сидел рыбак из племени Баклана. Его сеть из моржовой шкуры была набита сельдью.


— И тебе доброго улова! — ответил Бейл на приветствие, обычное среди Морских племен.


Подгребая к мелководью, мужчина глядел на Торака, разглядывая тонкие черные татуировки, покрывавшие его щеки.


— Кто твой лесной друг? — спросил он Бейла. — Это татуировки племени Волка?


Торак открыл было рот, чтобы ответить, но Бейл опередил его:


— Он мой сородич. Приемный сын Фин-Кединна. Он охотится с племенем Ворона.


— И я не из племени Волка, — вставил Торак. — У меня нет племени.


Его взгляд красноречиво предлагал мужчине делать дальнейшие выводы самостоятельно.


Рука рыбака потянулась к перьям племенного животного на плече.


— Я слышал о тебе. Ты тот, кого они изгнали.


Торак машинально коснулся лба, где повязка скрывала его татуировку изгнанника. Фин-Кединн исправил ее так, чтобы она больше не означала изгнание, но даже вождь племени Ворона не мог стереть воспоминания.


— Племена приняли его обратно, — сказал Бейл.


— Говорят, что так, — ответил мужчина. — Что ж, доброго улова тебе.


Он обращался только к Бейлу, бросив на Торака подозрительный взгляд, прежде чем уплыть.


— Не обращай внимания, — сказал Бейл после недолгой паузы.


Торак не ответил.


— Вот! — Бейл протянул ему ложку. — Ты оставил свою в стоянке. И взбодрись! Он же из племени Баклана! Что они там понимают?


Торак улыбнулся, обнажив зубы:


— Как и в племени Тюленя!


Бейл бросился на него, и они стали бороться, смеясь и катаясь по гальке, пока Торак не взял Бейла на рычаг локтя, вынудив того запросить пощады.


Они ели в молчании, бросая объедки Рипу и Рек. Потом Торак улегся у огня и стал греться, а Бейл подкинул плавунов в костер. Юноша из племени Тюленя не заметил, как Рип подбирается к нему сзади напряженной вороньей походкой. Обоих воронов завораживали длинные светлые волосы Бейла, в которые он вплетал нити с бусинами из голубого сланца и тонкие косточки рыб.


Рип взялся за одну из косточек своим мощным клювом и потянул на себя. Бейл вскрикнул. Рип отпустил и сжался в комочек, наполовину вытянув крылья, — прямо-таки ни в чем не повинный ворон, несправедливо подозреваемый. Бейл засмеялся и бросил ему кусочек ракушечного червя.


Торак улыбнулся. Хорошо, что Бейл снова был рядом. Он был ему как брат. Во всяком случае, каким-то таким, считал Торак, должен быть брат. Им нравилось одно и то же, они смеялись над одними и теми же шутками. Но все же они были разными. Бейлу было почти семнадцать, и вскоре он нашел бы себе спутницу и построил бы собственное укрытие. Так как племя Тюленя никогда не снималось с мест, это значило, что, за исключением походов в Лес ради торговли с другими племенами, он до конца дней своих будет жить на узкой полоске берега в Заливе Тюленей.


Никогда не сниматься с мест. Одна мысль об этом заставляла Торака затаить дыхание и сжаться. И все же это давало некую определенность. Вся твоя жизнь расстилалась перед тобой, словно хорошо выделанная тюленья шкура. Порой Тораку хотелось знать, каково это.


Бейл почувствовал перемену в его настроении и спросил, скучает ли он по Лесу.


Торак пожал плечами.


— А по Волку?


— Как всегда.


Волк наотрез отказался забираться в лодку, поэтому им пришлось оставить его.


«Вернусь скоро», — сказал Торак своему четвероногому брату по-волчьи. Но он не был уверен, что Волк понял его.


Мысли о Волке не давали Тораку покоя.


— Уже поздно, — сказал он. — Нам нужно быть на Утесе до заката.


Именно поэтому он, Ренн и Фин-Кединн и прибыли сюда. После зимы на острове снова начались беспорядки, и они подозревали, что виной всему Пожиратели Душ, разыскивавшие последний кусок огненного опала, который был спрятан после смерти колдуна племени Тюленя. Всю прошедшую половину месяца они выходили в дозор, по очереди сменяя друг друга. Нынче ночью был черед Торака и Бейла.


Бейл, казалось, целиком был поглощен делом, оттирая песком свой пищевой бурдюк. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но затем покачал головой и нахмурился.


Не в его характере было колебаться, и это могло означать лишь одно — разговор предстоял важный. Торак крутил пальцами лопух морской капусты и ждал.


— Когда вы соберетесь обратно в Лес, — сказал Бейл, не глядя ему в глаза, — я попрошу Ренн остаться здесь. Со мной. Я хочу знать, что ты думаешь об этом.


Торак застыл на месте.


— Торак?


Торак бросил лопух в костер и смотрел, как языки пламени вокруг него стали фиолетовыми. Он чувствовал себя так, будто неожиданно оказался на краю обрыва, не подозревая, что он уже там.


— Ренн вольна поступать так, как ей хочется, — наконец вымолвил он.


— А ты? Что ты думаешь?


Торак поднялся. От злости его кожу покалывало, а сердце неприятно колотилось в груди. Он посмотрел на сидящего Бейла, который был красивее, старше, у которого было племя. Он понимал, что, если останется, между ними будет драка и на этот раз все будет по-настоящему.


— Я ухожу, — сказал он.


— Обратно в стоянку? — спросил Бейл с наигранным спокойствием.


— Нет.


— Тогда куда?


— Просто ухожу.


— А как же дозор?


— Иди один.


— Торак, не нужно…


— Я сказал, иди один!


— Ладно. Ладно. — Бейл отвернулся к огню.


Торак развернулся и бросился к своей лодке.


Он направился на северное побережье, прочь от Залива Тюленей. Злость ушла, оставив после себя холодное, неясное смущение. Ему необходим был Волк. Но Волк был далеко.


Он заметил другой заливчик и повернул туда. Затащил лодку в редколесье на пологом склоне, желая ощутить запах березы и рябины, пусть даже они были низкорослые и пропитанные солью, совсем не как в Лесу. Он не мог вернуться в Залив Тюленей, по крайней мере сегодня. Он останется здесь.


Сумки и спального мешка у него не было, но, став изгнанником, он всегда носил с собой все необходимое, куда бы ни отправился: топор, нож и трутницу. Перевернув лодку и подперев ее кольями, подобранными на берегу, он с обеих сторон обложил ее ветками и прошлогодними листами папоротника, чтобы превратить ее в укрытие. Затем он развел костер из плавуна и возвел позади стенку из камней, чтобы она отражала тепло. Вокруг было достаточно сухого папоротника и водорослей для подстилки, и в его куртке из оленьей шкуры и штанах ему будет достаточно тепло. Если нет, что ж, ничего.


Ночь была ясной, самый конец Месяца Березового Сока — в племени Тюленя его звали Месяц Прохода Трески, — и от мелководья доносился плеск одинокого кусочка льда, что бился о камни. В стороне от огня Рип и Рек спали, нахохлившись, вместе в развилке рябины, спрятав клювы под крыло.


Торак лежал и смотрел на языки пламени. Прошло девять месяцев с тех пор, как он был изгнанником, но ему все еще было в диковинку лежать на открытой местности и не скрывать своего костра от посторонних глаз.


Он должен вернуться.


Но он не мог смотреть в глаза Бейлу. Или Фин-Кединну. Или Ренн.


Запахнувшись поплотнее в парку, он почувствовал, как что-то впивается ему в бок. Это была ложка Бейла — должно быть, он заткнул ее себе за пояс перед тем, как уйти. Он повертел ее в руках. Ложка была аккуратно сделана, сухожилия намотаны туго, свободные концы плотно подоткнуты за края.


Он глубоко вздохнул. Утром он пойдет обратно и извинится. Бейл все поймет. Он всегда понимал и никогда не обижался.


Спалось Тораку плохо. Во сне он слышал, как кричит сова, и Ренн говорила ему что-то, чего он не понимал.


Где-то после полуночи он проснулся. Это было время безлуния, когда луну проглатывал небесный медведь, и лишь мерцающий свет звезд качался на спокойных волнах Моря. Ему нужно было собираться, повернуть к Заливу Тюленей, забраться на Утес, найти Бейла.


Усталый и невыспавшийся, он разобрал свое укрытие и залил костер водой. Рип и Рек неохотно размяли крылья и взъерошили перья на голове, выражая тем самым свое недовольство столь ранним подъемом. Но когда Торак понес лодку к мелководью и отплыл, позади он услышал мощные, мерные взмахи вороньих крыльев.


На востоке солнце алой чертой разделило Море и небо, но Залив Тюленей был погружен во тьму, и лишь Утес вырисовывался на фоне звезд. Чайки еще спали, да и в убежищах из тюленьих шкур было тихо. Только шум водопада нарушал это безмолвие, и вкрадчивый плеск набегавших волн Моря, да поскрипывание соленой трески на жердях.


Торак пристал к берегу на северной оконечности залива. Под ногами его хрустели ракушки, и он вдыхал горький резкий запах еще тлевших костров. С жердей за ним наблюдали мертвые, покрытые кристалликами соли глаза трески.


Рек нетерпеливо каркнула, она заметила стервятника, и оба ворона полетели к камням у подножия Утеса.


Было слишком темно, чтобы Торак мог увидеть, что они там нашли, но отчего-то кожа на задней стороне шеи покрылась мурашками.


Что бы там ни было, Рип и Рек приближались к нему осторожно, как делают вороны, подпрыгивая все ближе, а потом отлетая в сторону.


Торак мысленно убеждал себя, что предмет может оказаться чем угодно. Но он уже бежал, спотыкаясь о горы гниющих водорослей. Подбежав ближе, он уловил тошнотворный сладковатый запах, который ни с чем не спутаешь. У него подкосились ноги.


— Нет! Нет!


Он заметил, что выкрикнул это вслух, только когда вороны с громким карканьем отлетели в сторону.


Только не это.


Он подполз ближе. Его пальцы угодили во что-то влажное, и, вновь поднеся их к лицу, он увидел, что они окрасились чем-то багровым. Торак заметил осколки белых костей и брызги скользкой серой массы. Он увидел темные следы на длинных светлых волосах, украшенных голубым сланцем и рыбьими костями. Увидел знакомое лицо, невидящими глазами смотревшее в небо.


Порой жизнь не дает предостережения. Ни малейшего.





Глава вторая



«Все это не может происходить наяву», — подумал Торак.


Он не смотрел на эти сжатые окостеневшие пальцы, на эту кровь, черневшую под ногтями. Все это было не по-настоящему.


Со скалы раздался крик чайки, и Торак поднял голову. Высоко над головой на самом краю Утеса рос куст можжевельника. Он представил, как Бейл встал на колени и перегнулся слишком сильно. Как отчаянно попытался ухватиться за куст и услышал предательский хруст, когда ветка сломалась под его весом… Камни, несущиеся ему навстречу…


«О, Бейл! Зачем ты подошел так близко к обрыву?»


По спине его пробежал холодок, и он вздрогнул. Души Бейла все еще были вместе, и они были рассержены. Рассержены на него: «Если бы ты был со мной, я бы не умер».


Торак закрыл глаза.


Метки Смерти. Да. Души надлежит связать вместе, иначе Бейл может стать демоном или призраком.


«По крайней мере, это я могу для тебя сделать», — подумал Торак.


Негнущимися пальцами он развязал свой мешочек с целебными травами и потряс его. Из него выпал рожок его матери и маленькая ложечка из створки раковины. Он захлопал глазами. Он даже не поблагодарил Бейла за нее. Они ели молча. А потом повздорили. «Нет, — поправил он себя. — Бейл не вздорил. Это ты поссорился с ним. Последнее, что ты сказал ему, были слова злости. Метки Смерти».


Он убрал ложечку обратно в мешок. Загребая дрожащей ладонью землю, он попытался смочить ее слюной, но во рту у него пересохло. Он набрел на маленькую лужицу среди камней, развел красную охру морской водой и растер ее в кашицу. По пути назад он обмотал указательный палец водорослями, чтобы не прикасаться к мертвому телу.


Бейл лежал на спине. На его лице не было никаких следов. Только с тыльной стороны его череп треснул, словно яичная скорлупа.


Негнущимися пальцами Торак изобразил землей круги на его лбу, груди и пятках. То же самое он однажды проделывал с Па. Отметина на груди Па была самым сложным местом, ведь у него был такой же шрам в том месте, где он вырезал татуировку Пожирателя Душ. На груди Торака был похожий шрам, и, когда придет время, эта отметина тоже доставит кому-то хлопот. Грудь Бейла была гладкой. Безупречной.


Когда дело было закончено, Торак сел на пятки. Он знал, что находится слишком близко от тела и что это наиболее опасное время, когда души умершего все еще где-то поблизости и могут попытаться завладеть живыми. Но он остался на месте.


Кто-то пробирался через водоросли и звал его по имени.


Он обернулся.


Ренн увидела его лицо и остановилась.


— Не подходи. — Его голос прозвучал грубо, словно был чей-то чужой.


Она побежала к нему. Увидела, что лежит позади него. Ее лицо стало землистого цвета.


— Он упал, — сказал Торак.


Она качала головой, а ее губы беззвучно шептали, повторяя: «Нет, нет». Торак видел, как она всматривается в пустой взгляд, кровь под ногтями. Это зрелище навечно останется с ней, и он ничего не мог сделать, чтобы защитить ее от этого.


Кровь под ногтями.


Вдруг при этой мысли словно холодная волна накатила на него. Это не была кровь Бейла. Кто-то другой был с ним на Утесе. Бейл не упал. Его столкнули.


Фин-Кединн появился позади Ренн. Его пальцы сжались на посохе, и плечи опустились, но выражение лица было невозможно прочесть.


— Ренн, — промолвил он тихо, — иди и приведи вождя племени Тюленя.


Ему пришлось дважды повторить это, прежде чем до нее дошел смысл его слов, и впервые в жизни она не стала спорить. Словно во сне она, пошатываясь, пошла в сторону стоянки.


Фин-Кединн повернулся к Тораку:


— Как это случилось?


— Я не знаю.


— Как так? Разве ты не был с ним?


Торака передернуло:


— Нет, я… Я должен был быть. Но не был.


«Если бы я был с ним, он бы не погиб. Это моя вина. Моя вина».


Их взгляды встретились, и в пронзительных голубых глазах Фин-Кединна Торак увидел понимание и горечь: горечь за него.


Вождь племени Ворона поднял голову и внимательно изучил Утес.


— Поднимись туда, — велел он, — и выясни, кто это сделал.



* * *


Утреннее солнце озаряло колючие ветки можжевельника, когда Торак взбирался по крутой тропинке на верх Утеса. Отпечатки обуви Бейла было невозможно с чем-либо перепутать. Торак узнал их, как узнал бы следы Ренн, или Фин-Кединна, или свои собственные, и, кроме них, других на тропинке не было. Значит, кем бы ни был тот, кто убил его, он пришел не этим путем, не от стоянки племени Тюленя.


Кем бы ни был тот, кто убил его. Происходящее все еще казалось ему ненастоящим. Только вчера они вместе потрошили треску на берегу, Рип и Рек бочком подбирались к еще теплым внутренностям, Бейл время от времени подбрасывал им объедки. Наконец, когда последняя треска была подвешена за хвост на жердь, они пошли кататься на лодках. Асриф одолжил Тораку свою лодку, а Детлан и его маленькая сестренка пришли проводить их. Детлан стоял на костылях и махал им так неистово, что чуть не упал.


Только вчера.


Вершина Утеса густо поросла рябиной и можжевельником, но дальше он расширялся, переходя в широкое плоскогорье, выдававшееся в Море. Давным-давно его поверхность испещрили изображения охотников и добычи. Посередине находился приземистый алтарь из серого гранита, выточенный в форме рыбины.


Торак сглотнул. Два лета назад колдун племени Тюленя привязал его к этому алтарю, намереваясь вырезать ему сердце. Он до сих пор помнил ощущения от давящего на лопатки гранита, до сих пор слышал цоканье когтей токорота.


От подножия раздался крик, будто какое-то существо заживо разодрали надвое. Торак задержал дыхание. Отец Бейла увидел своего сына.


«Не думай об этом. Думай о другом. Сделай это ради Бейла».


Утес весь искрился от росы. Это был сплошь голый камень, изредка перемежавшийся порослями очитка и лишайниками. Идти по следу будет трудно, но, если убийца оставил хоть какой-то след, Торак найдет его.


Он прочесал весь Утес от самой вершины. Что-то было неправильно, но он никак не мог понять, что именно. Решив обдумать это после, он продолжил поиски. Па всегда говорил: чтобы выследить свою цель, нужно соединиться с ней и думать, как она. Теперь его слова приобретали зловещее значение. Торак должен был увидеть Бейла живым на Утесе. Должен был увидеть его безликого убийцу.


Убийца силен, раз ему удалось справиться с Бейлом, но это было все, что он знал. Ему придется заставить Утес поведать все остальное.


Совсем скоро он обнаружил первый знак. Он присел, осматриваясь по сторонам, прищурившись в утреннем свете солнца. Это был отпечаток башмака, едва различимый. Затем еще один, и слабый намек на другой. Мужчина постарше шел, наступая на пятки, молодой — наступая на носки. Бейл легкой походкой шел по Утесу.


Шаг за шагом. Торак шел за ним по пятам. Он уже не слышал голоса Моря и не замечал соленого ветра, что дул в лицо. Он был полностью поглощен своими поисками.


Ощущение, что за ним наблюдают, вернуло его к действительности. Он остановился. Его сердце забилось. Что, если убийца Бейла все еще прячется среди рябин?


Выхватив нож, он резко обернулся.


— Торак, это я! — крикнула Ренн.


Он опустил нож, заходясь от возбуждения.


— Никогда больше так не делай!


— Я думала, ты слышал, как я подошла!


— Что ты здесь делаешь?


— То же, что и ты! — Она сердилась, потому что он напугал ее, но быстро взяла себя в руки. — Он не упал. У него под ногтями…


Они посмотрели друг на друга. Торак подумал, неужели и он тоже сейчас выглядит таким измученным и напряженным.


— Как это произошло? — спросила она. — Я думала, ты был с ним.


— Нет.


Она встретила его взгляд. Он отвел глаза.


— Иди первым, — сказала она изменившимся голосом. — Из нас двоих ты лучший следопыт.


Опустив голову, он возобновил свои поиски, а Ренн шла за ним. Она почти не говорила, пока он шел по следу, заметила лишь, что он погрузился в подобие транса, которое ей не хотелось прерывать. Он был благодарен ей за это. Порой своими глубокими темными глазами она многое видела, но сейчас он не мог рассказать ей о своей ссоре с Бейлом. Ему было слишком стыдно.


Не успели они отойти далеко, как он обнаружил еще один знак. Клочок лишайника, оторванный на бегу чьим-то башмаком, и позади алтаря долька очитка, размятого в зеленую кашицу. Клочок оленьей шерсти, застрявший в расщелине. У Торака мурашки побежали по телу. Бейл носил одежду из шкуры тюленя. Значит, этот клочок принадлежал убийце. Картина начинала складываться в четкий образ, словно охотник, выходящий из тумана. Крупный, тяжелый мужчина в одежде из оленьей шкуры.


Тут же в голову ему пришло имя, но Торак отбросил его. Не гадай. Пусть твой разум будет открыт. Найди доказательства.


Он представил, как Бейл выходит из своего укрытия среди рябин, бежит к человеку, склонившемуся у алтаря. Убийца поднялся. Они обходили друг друга, подвигаясь все ближе и ближе к краю обрыва.


С одной стороны край Утеса был неровным, и на нанесенной ветром почве цеплялся за жизнь одинокий куст можжевельника. Корни его наполовину торчали из земли, и из него все еще тек древесный сок. Торак увидел, как Бейл отчаянно цепляется за ветку, хватаясь свободной рукой за грязный склон. Он так яростно боролся за жизнь. А убийца наступил ему на пальцы.


На глаза Торака пала пелена красного тумана. На ладонях выступил пот. Когда он поймает убийцу, он…


— Кто бы это ни был, — сказала Ренн, дрожа, — должно быть, он невероятно силен, раз смог побить Б… — И на этих словах она закусила костяшки пальцев.


В течение следующих пяти лет имя Бейла будет запрещено произносить, иначе его дух может вернуться, чтобы преследовать живых.


— Взгляни вон туда, — сказал Торак.


Он поднял маленький кусочек затвердевшей еловой смолы.


— И вот на это. — Он отогнул ветку, за которой был отпечаток руки.


Ренн с шумом выдохнула.


Наблюдая, как падает вниз его жертва, убийца Бейла опирался на одну руку. И на этой руке было всего три пальца.


Торак закрыл глаза. Он снова был в пещерах на Дальнем Севере, лицом к лицу с Пожирателем Душ.


Волк бросился к нему на помощь, прыгнул на нападавшего и откусил тому два пальца.


— Теперь мы знаем, кто это, — сказала Ренн холодно.


Они посмотрели друг на друга, вместе вспоминая жестокий взгляд зеленых глаз на лице, непроницаемом, словно растрескавшаяся земля.


Торак сжал в кулаке кусок еловой смолы.


— Тиацци, — прошептал он.





Глава третья



Повелитель Дубов даже не пытался скрыть следы. Он пробрался по отвесному северному склону Утеса на небольшой галечный пляж, сел в свою лодку и уплыл.


Торак и Ренн выследили его до этого места, а дальше след вел в Море.


— Я бы мог видеть его, — сказал Торак, — с того места, где был.


— Почему ты ночевал там? — спросила Ренн.


— Мне… нужно было побыть одному.


Она пристально посмотрела на него, но не стала расспрашивать. Это было даже хуже. Возможно, она догадалась, что он совершил ужасную ошибку, настолько ужасную, что не мог заставить себя рассказать ей.


— Теперь он может быть где угодно, — сказала она, поворачиваясь спиной к волнам. — Он мог уже добраться до Острова Водорослей или одного из островов помельче. Или вернуться обратно в Лес.


— И он уже далеко ушел, — сказал Торак. — Идем.


Чтобы вернуться в стоянку племени Тюленя, им пришлось забраться обратно на Утес. Алтарь все еще выглядел как-то неправильно. И Ренн первой заметила почему.


— Смотри на резной орнамент. Вершина алтаря сдвинута относительно черепа лося. Так не должно быть.


— Его передвигали! — Торак был в ужасе от того, что сам этого не заметил.


Царапины бросались в глаза, словно ворон на плавучей льдине. Он представил себе, как Повелитель Дубов — самый сильный человек в Лесу — налег плечом на алтарь, чтобы его сдвинуть, а затем вернул на место, но все-таки слегка не так, как положено.


Под кромкой алтаря Торак нашел то, что искал Тиацци: небольшое углубление, выдолбленное в породе Утеса. Внутри было пусто.


— Он нашел то, что искал, — сказал Торак.


Никто из них не стал вслух высказывать свои опасения. Но среди рябин на склоне Торак обнаружил подтверждение своей догадке: обрывки небольшого мешочка из шкуры тюленя. На иссохшем лоскутке кожи до сих пор был заметен слабый отпечаток чего-то твердого, размером с дикую сливу, чего-то, что прежде покоилось внутри.


У Торака кровь застучала в ушах. Голос Ренн доносился до него как будто издалека:


— Он нашел его, Торак. Тиацци заполучил огненный опал.



* * *


— Никому не говорите, — предостерег их Фин-Кединн. — Ни о том, что он был убит, ни о том, кто сделал это и почему.


Торак сразу согласился, но Ренн пришла в ужас:


— Даже его отцу?


— Никому, — повторил вождь племени Ворона.


Они присели на корточки у ручья на южной оконечности залива, глиной намазывая на лицах друг друга траурные метки. Рев водопада заглушал их голоса. Можно было говорить, не боясь, что их услышат женщины племени Тюленя, которые готовили погребальную трапезу ниже по течению, или мужчины, готовящие лодку Бейла к Смертному Странствию. В племени Тюленя работали молча, чтобы не оскорбить души погибшего юноши. Тораку показалось, что они занимаются этим как будто во сне.


Весь день они работали, а он помогал им. И вот уже опускались сумерки, и каждое убежище, каждая лодка, каждая жердь с треской были передвинуты в этот конец залива, наиболее удаленный от Утеса. На севере осталось только убежище, где Бейл жил со своим отцом. Его сверху донизу обмазали тюленьим жиром и подожгли. Торак видел: этот огонь красным глазом смотрел на него из опускавшейся тьмы.


— Но это неправильно, — запротестовала Ренн.


— Это необходимо. — Дядя перехватил ее взгляд и поспешил возразить ей.


— Подумай, Ренн. Если его отец узнает, он захочет отомстить.


— Да, и что с того? — резко спросила она.


— Он не будет один, — ответил Фин-Кединн. — Все племя захочет отомстить за своего сородича.


— И что с того? — по-прежнему упрямилась Ренн.


— Я знаю Тиацци, — сказал Фин-Кединн. — Он не станет прятаться на островах, он вернется в Лес, где его сила наиболее велика. И самый короткий путь лежит через торговое место на берегу…


— И если племя Тюленя пойдет за ним, — вступил Торак, — он столкнет их с другими племенами, а сам улизнет.


Вождь племени Ворона кивнул:


— Вот поэтому мы ничего им не скажем. Племена Моря и племена Леса всегда не слишком ладили друг с другом. Тиацци воспользуется этим. В этом его сила — он пробуждает в людях ненависть. Обещайте мне оба не говорить никому.


— Обещаю, — сказал Торак.


Он не хотел, чтобы племя Тюленя отправилось за Тиацци. Это должна быть только его месть.


Неохотно Ренн дала слово.


— Но его отец непременно узнает, — сказала она. — Наверняка он видел все, что видели мы… кровь под ногтями.


— Нет, — сказал Фин-Кединн. — Я позаботился об этом.


С серыми полосами поперек лба и на щеках он выглядел отстраненным и грозным.


— Идем, — сказал он, поднимаясь. — Пора нам присоединиться к остальным.


На берегу люди племени Тюленя выставили круг факелов из водорослей, их огни рыжими отблесками метались на фоне темно-синего неба. Внутри круга положили Бейла в его лодке. Густой черный дым разъедал Тораку глаза, и он вдыхал смрадный запах горящего тюленьего жира. Он почувствовал, как траурные метки, подсыхая, стягивают кожу.


«Обряд погребения Бейла, — подумал он. — Не может быть».


Сперва отец Бейла выступил к лодке и заботливо прикрыл тело сына своим спальным мешком. Пожиратели Душ отняли у него обоих сыновей, и его лицо было отрешенным, словно он сейчас находился где-то в другом месте. «Словно на дне Моря», — подумал Торак.


После отца Бейла члены племени по очереди оставляли подношения для Смертного Странствия. Асриф положил плошку с едой, Детлан — несколько рыболовных крючков, а его маленькая сестра, которой очень нравился Бейл, изо всех сил старалась сдержать слезы, когда клала маленький каменный светильник. Другие положили одежду, сушеное мясо кита или трески, сети для охоты на тюленя, копья, веревку. Фин-Кединн положил гарпун, а Ренн — три свои лучшие стрелы. Торак отдал свой амулет из челюсти щуки, для удачи в охоте.


Отступив в сторону, он наблюдал, как мужчины подняли лодку на плечи и отнесли ее к мелководью. Затем они примотали два тяжелых камня на нос и корму лодки, а отец Бейла сел в свою лодку и потянул своего сына в открытое Море.


Остальные устало пошли в стоянку, где им предстояла молчаливая трапеза, но Торак остался и смотрел им вслед, пока две лодки не превратились в точки. Когда их не будет видно с берега, отец Бейла вытащит свое копье и прорежет погребальную лодку, отправив своего сына к Матери-Морю. Рыбы съедят плоть Бейла, как при жизни он ел их плоть, а потом его укрытие обратится в пепел, ветер развеет его, и Бейл исчезнет без следа, словно рябь на глади Моря.


«Но он вернется, — подумал Торак. — Он родился здесь, здесь был его дом. Ему будет одиноко в Море».


Фин-Кединн позвал его:


— Торак, идем. Ты должен присоединиться к трапезе.


— Я не могу, — сказал юноша, не оборачиваясь.


— Ты должен.


— Я не могу! Я должен найти Тиацци.


— Торак, уже стемнело. — Ренн присоединилась к дяде. — И ночь безлунная, ты не можешь уйти сейчас. Мы отправимся в путь с утра.


— Ты должен почтить память своего сородича, — строго сказал Фин-Кединн.


Торак повернулся к нему:


— Моего сородича? Ведь так мы теперь будем его называть, да? Моим сородичем. Юношей из племени Тюленя. Пять долгих лет, пока не забудем его имя.


— Мы никогда не забудем, — сказал Фин-Кединн. — Но так будет правильно. Ты знаешь это.


— Бейл, — произнес Торак отчетливо. — Так его звали. Бейл.


Ренн ахнула.


Фин-Кединн пристально посмотрел на него.


— Бейл. — Повторил Торак. — Бейл. Бейл. Бейл!


Протиснувшись между ними, он побежал вдоль кромки залива и остановился лишь, добежав до тлевших останков убежища Бейла.


— Бейл! — прокричал он холодному Морю.


Если это могло призвать жаждавший мести дух Бейла, чтобы преследовать его, пусть будет так. Это была его вина, что Бейл сейчас лежал на дне Моря. Если бы он не затеял ту ссору, Бейл не оказался бы на Утесе один. Они бы встретили Повелителя Дубов вместе, и Бейл остался бы жив.


Это его вина.


— Торак! — Ренн стояла по другую сторону от огня так, что ее бледное лицо озаряли отблески пламени. — Перестань звать его! Ты призовешь его дух!


— И пусть! — бросил он в ответ. — Я это заслужил!


— Ты не убивал его, Торак.


— Но это была моя вина! Как мне жить с этим?


У нее не было ответа.


— Фин-Кединн прав! — крикнул он. — Племя Тюленя не должно мстить за Бейла, это должен сделать я!


— Перестань звать его…


— Я отомщу за него! — крикнул он. Вытащив свой нож и рожок с целебными травами, он поднял их к небу. — Я клянусь тебе, Бейл. Я клянусь тебе этим ножом и рожком и всеми своими тремя душами — я найду Повелителя Дубов и убью его. Я отомщу за тебя!





Глава четвертая



Волк стоял среди Белого Мягкого Холода у подножия Горы и смотрел на Темную Шерсть.


Она была за много прыжков от него и смотрела вниз. Он уловил ее запах, услышал, как ветер обвевает ее прекрасный черный мех. Он замахал хвостом и заскулил.


Темная Шерсть взмахнула хвостом и проскулила в ответ. Но это Гора Громовника. Волк не может подняться на нее, а она не может спуститься к нему. Он скучал по ней, даже когда охотился с Большим Бесхвостым и Сестрой или играл в «придуши лемминга», в особенности потому, что Темная Шерсть делала это очень умело. Из всех волков стаи Горы Волк скучал по ней сильнее всего. Они были одним дыханием, одной костью и плотью. Он чувствовал это кончиком каждой своей шерстинки.


Темная Шерсть переступала передними лапами и пролаяла: «Идем! Добрая охота, сильная стая!»


Хвост Волка безвольно повис.


Ее лай стал нетерпеливым.


«Я не могу!» — ответил он ей.


Широкими прыжками она помчалась к нему с Горы. По пути вниз от ее лап во все стороны пушинками разлетался Белый Мягкий Холод, и сердце Волка летело вместе с ними. Он радостно поскакал ей навстречу, бежал так быстро, что…


Волк проснулся.


Он выпал из той жизни, в которой всегда оказывался во время сна; в другой жизни он лежал на краю Большого Мокрого. В одиночестве. Он скучал по Темной Шерсти. Скучал по Большому Бесхвостому и по Сестре. Даже по воронам скучал, самую малость. Почему Большой Бесхвостый оставил его и ушел на плавающих шкурах?


Волк ненавидел это место. От жесткой земли болели подушечки лап, а птицы-рыболовы нападали на него, если он подходил слишком близко к их гнездам. Некоторое время он исследовал логова бесхвостых вдоль Большого Мокрого, в который впадала Быстрая Мокрая, но теперь ему стало скучно.


Бесхвостые не охотились, они просто стояли кругом, с визгом и воем смотря на камни. Казалось, они считали, что одни камни важнее других, хотя для Волка все они пахли одинаково, а еще, передавая друг другу камни, бесхвостые ссорились. Когда обычный волк делает подарок — косточку или забавную палку, — он так поступает потому, что другой волк ему нравится, а не потому, что он сердится.


Опустилась Тьма, и бесхвостые успокоились, готовясь к очередному бесконечному сну. Волк поднялся и отправился разнюхать, что да как у Логова. С презрением обходя собак стороной, он съел несколько рыбин, что свисали с палок, и превосходный кусок жира морской собаки. Затем он нашел налапник около одной из нор и пожевал его тоже. Когда наступил Свет, он проворно пробрался в Лес, умостился на мягкой подстилке из папоротника и задремал.


И вдруг его разбудил запах дыма.


Его когти напряглись. Шерсть на загривке встала дыбом. Он узнал этот запах. Он напоминал ему о дурных вещах. От этого начал ныть кончик хвоста.


След был свежий, и запах вел его вверх по течению Мокрой. С рычанием Волк вскочил и бросился в погоню.



* * *


— Я же сказал вам, — повторил охотник племени Морского Орла, подвязывая связку рогов косули. — Я видел, как по берегу шел крупный мужчина. Вот и все.


— Куда он направился? — спросил Торак.


Он упорствовал. Ренн держала в руках чашку с горячим березовым соком и удивлялась терпению человека из племени Морского Орла.


— Да не знаю я! — отрезал охотник. — Я был занят, я шел торговать.


— Думаю, он пошел вверх по течению, — добавила спутница охотника.


— Вверх по течению, — уточнил Торак.


— Это все равно, что куда угодно, — заметила Ренн.


Но Торак уже шел в стоянку племени Ворона к лодкам из оленьих шкур.


Шла уже вторая ночь с погребального обряда Бейла, и после изматывающего перехода они достигли торгового места на берегу. Густой туман обволакивал стоянки на побережье и в устье Лосиной Реки. Племена Ивы, Морского Орла, Водорослей, Ворона, Баклана, Гадюки — все пришли, чтобы обменять рога и рожки на тюленьи шкуры и твердые Морские яйца. Фин-Кединн ушел вернуть одолженные у племени Кита лодки, а вороны гнездились на сосне. Волка поблизости видно не было.


Ренн нагнала Торака, который пробирался вперед, расталкивая толпу, не обращая внимания на заслуженные раздраженные взгляды.


— Торак, постой! — Оглядевшись, чтобы убедиться, что их никто не слышит, она продолжила уже шепотом: — А ты не думаешь, что это может оказаться ловушкой? Прежде ты уже попадал в ловушки Пожирателей Душ.


— Мне все равно, — сказал Торак.


— Сам подумай! Тиацци и Эостра где-то поблизости, последние из Пожирателей Душ, самые могущественные из всех.


— Мне все равно! Он убил моего сородича. Я собираюсь убить его. И не говори мне, что надо пойти поспать и мы начнем с утра.


— Я и не собиралась, — ответила Ренн, уязвленная его резкими словами. — Я собиралась сказать, что раздобуду припасы.


— На это нет времени. Он и так уже опередил нас на два дня.


— Опередит еще сильнее, — возразила она, — если мы и дальше не будем охотиться!


Когда она дошла до своего убежища, которое делила с Саеунн, вид его знакомых, мешковатых оленьих шкур заставил ее остановиться. Меньше месяца назад она покинула его и убежала к лодкам, желая быть с Фин-Кединном и Тораком и снова увидеть Бейла.


Она закрыла глаза. Вспомнила, как разглядывала его искалеченное тело. Невидящий взгляд голубых глаз. Серая слякоть на камнях.


«Это его мысли, — повторила она себе. — Это его мысли сейчас впитываются в мох».


Зрелище стояло у нее перед глазами ночью и днем. Она не знала, видит ли Торак то же самое, потому что всякий раз, когда они начинали говорить об этом, все сводилось к поискам Тиацци. Казалось, в нем просто не осталось места для горя.


Туман тонкой холодной струйкой скользил по ее шее, и она поежилась. Она устала, и тело ее одеревенело от долгого перехода, а душа была пуста от горя и одиночества. Она и не подозревала, что можно чувствовать себя так одиноко среди людей, которых любишь.


А вокруг охотники появлялись и вновь исчезали во мраке. Она представила, с каким вожделением Тиацци держит в руках огненный опал. Человек, которому нравилось причинять боль другим. Который жил только ради власти.


Колдунья племени Ворона спала в углу укрытия, под затхлой шкурой лося. За зиму ее тело так усохло, что напоминало Ренн пустой бурдюк для воды. Она редко ковыляла дальше отхожего места, а когда племя переселялось, ее несли на носилках. Ренн задавалась вопросом, что же заставляет биться это сморщенное сердце и сколько еще это продлится. Уже сейчас в дыхании Саеунн угадывалось дуновение с кладбища племени Ворона.


Стараясь не разбудить ее, Ренн собрала свои вещи и набила мешок из кишки зубра продовольствием. Печеные лесные орехи, копченая конина, блюдо из толченой таволги, сушеная брусника для Волка.


Лосиная шкура зашевелилась.


Ренн вздрогнула.


Из-под шкуры показалась старческая пятнистая макушка: колдунья племени Ворона, прищурившись, оглядела ее.


— Так, так, — сказала Саеунн голосом, похожим на шелест сухих листьев. — Значит, уходишь. Стало быть, тебе известно, куда он направился.


— Нет, — ответила Ренн.


Саеунн всегда умела уязвить ее, зная ее слабое место.


— Но Лес велик… Уж наверное ты попыталась выяснить, куда он пошел.


Она имела в виду узнать при помощи колдовства. Ренн сжала сумку в руках.


— Нет, — пробормотала она.


— Почему?


— Не смогла.


— Но способности-то у тебя есть.


— Нет. — Внезапно в глазах ее выступили слезы. — Я должна видеть будущее, — сказала она с горечью, — но я не смогла предвидеть его смерть. Какой прок быть колдуньей, если я не могла предвидеть это?


— Может, ты и способна к колдовству, — проскрипела Саеунн, — но ты еще не колдунья.


Ренн захлопала глазами.


— Ты сама поймешь, когда станешь ею. Хотя, возможно, твой язык поймет прежде тебя.


«Опять загадки, — подумала Ренн с остервенением. — Почему всегда одни загадки?»


— Да, загадки, — сказала колдунья с сопением, почти похожим на смех. — Загадки, которые тебе предстоит разгадать! — Она замолкла, чтобы перевести дух. — Я раскинула кости.


Торак показался в дверном проеме и бросил на Ренн нетерпеливый взгляд.


Она жестом велела ему молчать.


— Что ты видела? — спросила она Саеунн.


Колдунья облизнула десны серым, словно глина, языком.


— Алое дерево. Охотника с пепельными волосами, что горит изнутри. Демона. Скрежет под выжженными камнями.


— Ты видела, куда отправился Тиацци? — бесцеремонно встрял Торак.


— О да… я видела.


Фин-Кединн появился у Торака за спиной, лицо его было мрачно:


— Он направляется в Сердце Леса.


— Сердце Леса, — подтвердила Саеунн. — Верно…


— Только что прибыл отряд племени Кабана, — сообщил Фин-Кединн. — Они спускались по Широкой Воде. У брода они заметили большого мужчину в долбленке, он направлялся к Черной Воде.


Торак кивнул:


— Он из племени Дуба, из Сердца Леса. Конечно, он отправится туда.


— Возьмем две лодки, — сказал Фин-Кединн. — Я сообщил племени, что они должны будут остаться здесь, а мы пойдем вверх по реке.


— Мы? — переспросил Торак резко.


— Я иду с тобой, — сказал Фин-Кединн.


— И я, — сказала Ренн, но они не обратили на нее внимания.


— Зачем? — спросил Торак Фин-Кединна.


С болью Ренн осознала, что он не хочет, чтобы они шли с ним. Он хочет сделать это в одиночку.


— Я знаю Сердце Леса, — сказал Фин-Кединн. — Ты нет.


— Нет! — вскричала Саеунн. — Ты не должен идти, Фин-Кединн!


Все обернулись к ней.


— Еще одну вещь поведали мне кости, и это уж наверняка. Фин-Кединн, ты не дойдешь до Сердца Леса.


Сердце Ренн сжалось:


— Раз так, мы пойдем без него. Только Торак и я.


Но лицо ее дяди выражало решимость: оно говорило ей, что спорить бесполезно.


— Нет, Ренн, — сказал он с пугающим спокойствием. — Вы не справитесь без меня.


— Справимся, — настаивала она.


Фин-Кединн вздохнул:


— Ты знаешь, что между племенем Зубра и племенем Лесной Лошади раздор с прошлого лета. Они не пустят к себе чужаков. Но меня они знают…


— Нет! — воскликнула Ренн. — Саеунн знает, что говорит. Она никогда не ошибается.


Колдунья племени Ворона покачала головой и еще раз со скрипом выдохнула:


— Ах, Фин-Кединн…


— Торак, скажи ему! — умоляла Ренн. — Скажи, что мы справимся без него.


Но Торак подобрал мешок с припасами и отвел взгляд.


— Идем, — пробормотал он, — мы теряем время.


Фин-Кединн забрал второй мешок у Ренн из рук.


— Идем, — согласился он.





Глава пятая



Волк мчался по следу. Вокруг него Лес просыпался от долгого сна, и добыча исхудала от необходимости всякий раз разгребать Белый Мягкий Холод, чтобы найти себе пропитание. Волк видел, как лось жует сочную шкуру клена. Чувствуя, что он не станет охотиться на них, стадо северных оленей лишь подняло головы, провожая его взглядом.


Ненавистный запах заполнял его ноздри. Много Света и Тьмы назад плохой бесхвостый запер его в тесном каменном Логове и связал ему пасть, чтобы Волк не выл. Плохой бесхвостый держал его впроголодь и отдавил ему хвост, а когда Волк взвизгнул от боли, он засмеялся. А потом он напал на Брата Волка. Волк прыгнул на плохого бесхвостого, сжав челюсти на одной из волосатых передних лап, отхватив несколько костей вместе с мясистой, сочной плотью.


Волк побежал быстрее. Он не знал, зачем ищет Укушенного — волки не охотятся на бесхвостых, даже на самых плохих из них, — но он знал, что должен следовать за ним.


След становился все отчетливее. Сквозь голоса ветра, берез и птиц Волк слышал, как бесхвостый мешает Мокрую палкой. Он по запаху понимал, что с бесхвостым нет собаки.


И тут он увидел его.


Укушенный скользил вверх по течению Мокрой на дубовом бревне. Волк заметил блеск большого каменного когтя у него на поясе. Он уловил запах сосновой смолы и оленьей шкуры, а еще странный запах ужасного Яркого Зверя, Который Холодно Кусается.


Челюсти ужаса схватили Волка. Укушенный сидел прямо, без страха, наслаждаясь своей силой. Он был очень, очень силен. Даже Яркий Зверь, Который Жарко Кусается, не посмел бы напасть на него. Волк понимал это, потому что как-то раз уже видел, как бесхвостый сунул свою переднюю лапу прямо в пасть Яркому Зверю — и вытащил ее обратно целой и невредимой.


За много прыжков от него послышался высокий, тонкий вой свистка из птичьей косточки, который Большой Бесхвостый и Сестра использовали, чтобы звать его.


Волк не знал, как ему поступить. Он страстно желал пойти к ним, но это означало бы повернуть назад.


Свист птичьей косточки продолжал звать его.


Укушенный плыл вверх по течению Мокрой.


Волк не знал, как ему поступить.



* * *


— Ты позволил ему уйти! — кричал Торак. Он был так зол, что забывал говорить по-волчьи. — Он был прямо перед тобой, а ты позволил ему уйти!


Волк зажал хвост между задних лап и бросился за спину Фин-Кединна, который стоял на коленях, разжигая огонь.


— Торак, прекрати! — воскликнула Ренн.


— Но он был так близко!


— Я знаю, но это не его вина. А моя!


Он обернулся к ней.


— Это я звала Волка, — сказала она ему. — Это моя вина, что он позволил Тиацци уйти.


Она раскрыла ладонь, и он увидел маленький свисток из вилочки тетерева, которую дал ей два лета назад.


— Зачем? — Торак потребовал объяснений.


— Я беспокоилась за него. И за тебя, а тебе, похоже, было безразлично.


Это разозлило его еще сильнее.


— Разумеется, мне не безразлично! Как мне может быть безразличен Волк?


За спиной Фин-Кединна Волк прижал уши и неуверенно вильнул хвостом.


Торак почувствовал угрызения совести. Что с ним случилось?


Волк так радостно прибежал в их стоянку, гордо сообщил Тораку, как покинул след Укушенного, едва заслышав его зов. Он был сбит с толку, когда Торак рассердился. Он не мог понять, что сделал не так.


Торак опустился на колени и хрипло заскулил. Волк бросился к нему. Торак спрятал лицо в шерсти у него на загривке: «Прости».


Волк лизнул его в ухо: «Я понимаю».


— Что со мной случилось? — пробормотал Торак.


Не обращая внимания на его смятение, Фин-Кединн велел ему сходить за водой. Ренн просто сердито смотрела.


Торак взял мех для воды и побежал к мелководью.


Всю ночь и следующее утро они шли вверх по течению вдоль Лосиной Реки, делая лишь краткие остановки на отдых, и теперь были уже близко к стремнине, где Широкая Вода и Черная Вода сливались воедино. Дважды они встречали охотников, которые видели большого мужчину, плывущего вверх по реке.


«Он уйдет», — подумал Торак. Тяжело опустившись на бревно, он хмуро смотрел на реку.


День выдался неважный, Лес был сам с собой не в ладах. Брошенный лось печально мычал. В сухом тростнике по другую сторону реки два зайца молотили друг друга передними лапами.


Торак уловил запах древесного дыма и аппетитное шкворчание лепешек. Он был голоден, но не хотел возвращаться к остальным. Он чувствовал себя отрезанным от них, словно был отгорожен от них стеной, невидимой, но непробиваемой, словно лед посреди зимы. Пророчество Саеунн о его приемном отце преследовало его. Что, если Ренн была права и Тиацци уготовил им ловушку? Что, если он, Торак, ведет Фин-Кединна навстречу смерти?


И все же другого выбора у него не было, ему оставалось только продолжать путь.


Волк неслышно ступал вдоль берега и положил к ногам Торака палку — в подарок.


Торак подобрал ее и покрутил в руках.


«Ты грустишь, — сказал Волк, наклонив одно ухо. — Почему?»


«Брат со светлой шкурой, что пах морской собакой, — сказал Торак по-волчьи, — не дышит. Убит Укушенным».


Волк потерся о плечо Торака, и юноша облокотился на него, ощущая его надежное, пушистое тепло.


«Ты охотишься на Укушенного», — сказал Волк.


«Да», — ответил Торак.


«Потому что он плохой?»


«Потому что он убил моего Брата».


Волк наблюдал, как стрекоза скользит над водой.


«А когда Укушенный перестанет дышать, Брат со светлой шкурой снова будет дышать?»


«Нет», — ответил Торак.


Волк наклонил голову и посмотрел на Торака, в его янтарных глазах читалось недоумение:


«Тогда — зачем?»


«Потому, — хотелось ответить Тораку, — что я должен отомстить за Бейла». Но он не знал, как сказать это по-волчьи, и, даже если бы знал, не был уверен, что Волк поймет. Возможно, дело было в том, что волки не мстительны.


Так, сидя бок о бок, они наблюдали, как мальки взлетают над бурыми водами. Торак заметил блестящую чешую форели и проследил, как она уходит на глубину.


Он всегда знал, что они с Волком кое в чем различаются, но, казалось, Волк этого не понимал. Временами Волка это расстраивало, особенно когда Торак не мог сделать что-то, доступное настоящему волку. От этих мыслей Тораку стало грустно, он ощутил какую-то смутную неловкость.


Он огляделся, пытаясь понять, куда подевался Волк. Небо потемнело от набежавших туч. В тростнике по другую сторону реки кто-то стоял и смотрел прямо на него.


Это был Бейл.


По его безрукавке беззвучно стекала вода. Водоросли запутались в длинных волосах. Его бледное лицо имело зеленоватый оттенок, словно его было видно из-под толщи воды, глаза смотрели на него темными кругами. В них был гнев. И упрек.


Торак попытался закричать, но не смог. Его язык присох к небу.


Бейл поднял руку, с которой каплями стекала вода, и указал на него. Его губы зашевелились. Он не слышал ни звука, но смысл был ясен и без этого. Это твоя вина.


— Торак?


Наваждение рассеялось. Торак резко обернулся.


— Я звала тебя! — сказала Ренн.


Она стояла прямо у него за спиной с сердитым выражением лица.


Бейл исчез. Лишь сухой тростник потрескивал на ветру по другую сторону реки.


— Что с тобой? — спросила Ренн.


— Н-ничего, — сказал он, запинаясь.


— Ничего? Да у тебя же лицо посерело.


Он потряс головой. Он не мог заставить себя рассказать ей.


Она едва заметно обиженно пожала плечами.


— Что ж. Я приберегла тебе лепешку. — Она протянула ему ее, завернутую в лист щавеля, чтобы не остыла. — Можешь съесть по дороге.



* * *


Сидя в лодке, Ренн наблюдала, как Волк бежит среди деревьев: то поднимая морду, чтобы уловить запах, то разнюхивая что-то в кустах.


Не раз он находил места, где Повелитель Дубов останавливался перекусить или отдохнуть. Казалось, Тиацци торопится оказаться в Сердце Леса, и это беспокоило Ренн, хотя она и не высказывала своих опасений остальным. Фин-Кединн был поглощен заботами, а Торак…


Она хотела бы, чтобы он обернулся и поговорил с ней. Он сидел спереди, выпрямив спину, неустанно вглядываясь в берега в поисках следов Тиацци.


Она со злостью налегла на весло. Сейчас, кроме погони за Повелителем Дубов, его ничто не интересовало.


Его даже не волновало то, что Фин-Кединн подвергает свою жизнь опасности.


Наконец они достигли стремнины и пристали к берегу, чтобы перенести лодки по суше. Волк уже целенаправленно бежал вверх вдоль Черной Воды.


— Далеко еще до Сердца Леса? — спросил Торак, когда они спускали на воду вторую лодку.


— Около дня пути, — ответил вождь племени Ворона, — может, больше.


Торак стиснул зубы.


— Если он доберется туда, мы никогда его не найдем.


— Может, и найдем, — сказал Фин-Кединн. — Он не слишком торопится.


— Хотела бы я знать почему, — сказала Ренн. — Возможно, это ловушка. И даже если нет, скоро он поймет, что его преследуют.


Фин-Кединн кивнул, но ничего не ответил. Весь день он казался отрешенным и был неразговорчив, время от времени прищуриваясь, словно Черная Вода вызывала в его памяти какие-то болезненные воспоминания.


Это тоже не нравилось Ренн. Она не знала эту реку, ведь Фин-Кединн никогда не водил племя Ворона селиться на ее берегах, но название казалось ей подходящим. По обе стороны ее окружала густая тень деревьев, а вода была такой темной, что дна было не видать. Когда она наклонилась через борт, в лицо ей пахнуло кисловатым запахом преющей листвы.


Когда они снова спустили лодки на воду, она попросилась сесть вперед. Ей до смерти надоело смотреть в спину Тораку, гадая, о чем же он думает. Наверняка о том, как найти Тиацци. Хотя что, интересно знать, он будет делать, если найдет его? Закон племен запрещал убивать человека без предупреждения, а значит, ему придется вызвать Повелителя Дубов на поединок. Она старалась не думать об этом. Торак был силен и довольно умело сражался, но ему не было еще и пятнадцати лет. Как может он вызвать на поединок самого сильного человека в Лесу?


— Ренн, — позвал он ее, так что она подпрыгнула от неожиданности.


Она обернулась.


— Когда человек спит, ты можешь определить, видит ли он сон? В смысле, глядя на него.


Она посмотрела на Торака. Он сжал губы и не смотрел ей в глаза.


— Когда видишь сны, — сказала она ему, — твои глаза движутся. Так говорит Саеунн.


Он кивнул.


— Если увидишь, что я вижу сон, разбудишь меня?


— Зачем? Торак, что ты видел?


Юноша потряс головой. Он был, как волк: если не желал чего-то делать, заставить его было невозможно.


И все же Ренн попыталась:


— Что это было? Почему ты не можешь мне рассказать?


Он открыл рот, и на мгновение ей показалось, что он заговорит. Затем его глаза расширились и он схватил ее за капюшон, рывком нагибая ее вниз так сильно, что она ударилась лбом о борт лодки.


— Ой! — вскрикнула она. — Ты что…


— Фин-Кединн, пригнись! — крикнул Торак в то же мгновение.


Пока Ренн с трудом попыталась выпрямиться, что-то со свистом пролетело у нее над головой. Она увидела, как Фин-Кединн выхватил нож и ударил, увидела, как Волк взвизгнул, словно ужаленный, и метнулся в воздух. Она заметила, как тонкая, словно нить осенней паутинки, линия, порвалась и неслышно опала на гладь реки.


Повисла тишина, никто не дышал. Ренн села, потирая лоб. Торак подвел лодку на середину реки и подобрал конец нити.


— Тугая, словно тетива, — сказал он.


Объяснять дальше не было нужды. Лодки энергично направлялись прямо на прочную нить из сухожилий, натянутую между деревьями на противоположных берегах. Нить тянулась на высоте головы.


Ренн невольно потянулась рукой к своей шее. Если бы Торак не прижал ее вниз, она бы перерезала ей горло.


— Он знает, что на него идет охота, — сказал Фин-Кединн, поравнявшись в своей лодке с ними.


— Но… может быть, он не знает, что это Торак, — сказала Ренн.


— К чему ты? — спросил Торак.


— Если бы он знал, что это ты, — сказала она, — стал бы он рисковать, пытаясь убить тебя? Ему нужна твоя сила.


— Может быть, нужна, а может быть, и нет, — сказал Фин-Кединн. — Тиацци самонадеян. Превыше всего он верит в собственную силу. И у него есть огненный опал. Возможно, он посчитал, что ему не нужна сила обладателя блуждающей души. И если это так, — добавил он, — значит, ему все равно, кого убивать.





Глава шестая



Нить из сухожилий поранила Волку переднюю лапу. Кровь текла несильно, и больно ему не было, но Торак настоял, что нужно натереть рану целебной мазью из тысячелистника, толченного в мозговом горохе, который он заставил Ренн приготовить из ее мешочка с целебными травами.


— Да он же все слижет, — сказала она, и Волк немедленно сделал это.


Тораку было все равно. Он почувствовал себя лучше, хотя и немного сделал для Волка.


Он едва увернулся от этой нити. Что, если бы он сам или Ренн и Фин-Кединн пострадали из-за его ошибки? От одной этой мысли все нутро у него перевернулось. Достаточно одной ошибки, всего одной, и до конца жизни придется жить с ее последствиями.


Присев на корточки на берегу, он размял горсть влажной мыльнянки в зеленую пену и вымыл руки.


Он поднял голову и увидел, что Фин-Кединн наблюдает за ним. Они были одни. Волк пил на мелководье, а Ренн уже сидела в лодке.


Фин-Кединн опорожнил мех с водой на руки Торака.


— Не беспокойся за меня, — сказал он.


— Но я беспокоюсь, — сказал Торак. — Саеунн знала, что говорит.


Вождь племени Ворона пожал плечами.


— Знаки. Нельзя всю жизнь прожить, опасаясь того, что может случиться. — Он перекинул мех через плечо. — Идем.


Они шли за Волком по Черной Воде до глубокой ночи, потом спали под лодками и отправились в путь еще до рассвета. Ближе к полудню со всех сторон их обступил Лес. Ели-стражники, обросшие длинными бородами мха, выстроились на берегах, и даже деревья, еще не покрывшиеся листвой, были начеку. Прошлогодние дубовые листья шелестели на ветру, а почки ясеня блестели, словно маленькие черные копья.


Наконец в поле зрения показались холмы, обозначавшие границу Сердца Леса. Торак доходил сюда два лета назад, но в тот раз он был значительно севернее. Здесь же холмы были круче и каменистее: отвесные скалы серого камня, изрезанные глубокими бороздами, словно следами огромного топора. Эхо от перестукивания черного тетерева отзывалось грохотом, будто от падающих камней.


Начинало темнеть, Волк бросился в воду и переплыл реку. Достигнув северного берега, он хорошенько отряхнулся и побежал вперед. Потом запутал след, повалявшись в грязи.


Они пристали на мелководье, и Торак выбрался из лодки, чтобы изучить перепутанные следы. Неудивительно, что Волк был в замешательстве: следы почти не читались, так как совсем недавно тут повалялся кабан.


— Это не только Тиацци, — сказал Торак. — Видите этот отпечаток пятки? Он не глубокий, и вес больше приходится на внутреннюю сторону стопы.


— Значит, с ним кто-то был? — спросила Ренн.


Он погрыз ноготь большого пальца.


— Нет. Следы Тиацци темнее, жук прополз по другим следам, но не по его. Кто бы это ни был, они пришли раньше.


Волк что-то учуял. Оставив лодки, они отправились за ним в овраг, проточенный ручейком, питавшим Черную Воду.


Пройдя вверх двадцать шагов, Торак остановился.


След, отпечатавшийся в грязи, просто кричал ему в лицо. Смело и издевательски. Я здесь. Тиацци оставил свой след, чтобы все могли видеть его.


— Повелитель Дубов, — сказал Фин-Кединн.


Этот след сообщил Тораку кое-что еще. Отпечаток одной ноги — словно картина, которая может многое поведать тому, кто умеет читать ее. Торак умел. И прежде, чем покинуть Остров Тюленей, он изучил следы Тиацци, пока не запомнил их до каждой мелочи.


Он нашел еще больше. Заставил овраг поведать свои тайны.


— Тиацци оставил свою долбленку на мелководье, — наконец произнес Торак, — а потом забрался сюда. Он что-то тяжелое нес на левом плече, может быть топор. Потом он вернулся по своему следу, сел в долбленку и уплыл. — Торак сжал кулаки. — Он вдоволь ел и отдыхал, двигался быстро. Он наслаждается этим.


— Но зачем ему приходить сюда? — спросила Ренн, оглядываясь по сторонам.


— Не нравится мне все это, — сказал Фин-Кединн. — Вспомните нить из сухожилий. Давайте возвращаться к лодкам.


— Нет, — сказал Торак. — Я хочу знать, что он делал.


Фин-Кединн вздохнул:


— Не уходи слишком далеко.


Они устало продолжили путь: Торак и Волк шли первыми, затем Ренн, позади всех шел Фин-Кединн.


Деревья поредели, и Торак петлял между крупными перевернутыми валунами, а Волк держался слегка впереди. След свернул вправо. Деревья кончились.


Торак оказался на огромном пустынном холме из голого камня. В ста шагах выше по склону вершина его была сплошь черной, словно обожженной огнем. Перед ним на склоне холма в беспорядке валялись поваленные деревья, заброшенные сюда наводнением, а изредка проглядывающие валуны напоминали выбитые зубы. Внизу вокруг основания холма вилась Черная Вода, исчезавшая между двумя высокими скалами, которые причудливо наклонились навстречу друг другу. За этими огромными каменными челюстями высились неясные очертания дубов и зубчатые ели Сердца Леса.


Волк навострил уши.


— Фафф! — залаял он негромко.


Торак поймал его взгляд. Под ивами, свисавшими над рекой, он заметил плеск весла.


Волк поскакал вниз по склону. Торак бежал за ним, едва не упав, когда бревно подвернулось ему под башмак.


— Торак! — прошептала Ренн у него за спиной.


— Не беги так! — предупредил Фин-Кединн.


Торак не обращал на них внимания. Он не мог позволить своей добыче улизнуть сейчас.


Внезапно Тиацци оказался прямо у него перед глазами, меньше чем в пятидесяти шагах: долгими, мощными ударами весла он вел свою долбленку в направлении Сердца Леса.


Рыская и виляя между упавшими деревьями, Торак вытащил стрелу из колчана и вставил ее в выемку лука. Он уже не слышал остальных. Он слышал только плеск весла в руках Тиацци и видел, как колышутся на ветру длинные желто-бурые волосы. Он позабыл закон племен, позабыл все, кроме своей жажды мести.


Сзади за ним покатилось бревно. Что-то ударило по лодыжке. Торак дернулся. Сзади раздался громкий треск. Он оглянулся. На мгновение его сердце остановилось, похолодев: он заметил холостую веревку, обмотанную вокруг спускового бревна, конец его был заострен и густо вымазан глиной, чтобы скрыть цвет свежей древесины.


Холм поваленных бревен пришел в движение. Глупец. Очередная ловушка. А затем бревна с грохотом помчались на него, и он крикнул предупреждение остальным, а сам бросился к ближайшему валуну, втиснувшись в небольшую выемку под ним, а бревна скакали над его головой, с размаху падая в реку и посылая вверх фонтаны воды. Сжавшись под своим валуном, Торак услышал, как смех эхом летит от холма к холму. Он представил, как река увлекает долбленку Тиацци между огромными каменными челюстями и та исчезает в Сердце Леса.


А затем весь склон просел, и Фин-Кединн закричал:


— Ренн! Ренн!





Глава седьмая



В голове Торака стояла гулкая тишина. Пыль забивала горло.


— Ренн? — позвал он.


Ответа не было.


— Фин-Кединн? Волк?


Лишь его собственный ужас отзвуком отразился от скал.


Торак был погребен под ворохом веток, которые нападали на верхушку валуна. Волна страха накатила на него. Он оказался в ловушке. Он начал яростно метаться. Ветки пошевелились. Он протолкнулся наружу и жадно глотнул свежего воздуха.


— Ренн! — прокричал он. — Фин-Кединн!


Волк показался на верхушке холма и подбежал к нему, царапая когтями по камню. Тораку не нужно было ничего говорить. Краткий тычок носом, и они бросились на поиски. Стволы деревьев качались и зловеще скрипели. Кто-то стонал:


— Нет, нет, только не они, пожалуйста, только не они.


Потребовалось пара мгновений, чтобы Торак узнал в этом голосе свой собственный.


Раздалось хлопанье крыльев, и Рек опустилась на ветку в десяти шагах от него. Волк побежал к ней и залаял. Торак, пошатываясь, пошел за ними.


Сквозь ветки он заметил копну темно-рыжих волос.


— Ренн?


Он стал ломать ветки, выдергивать ростки с дороги. Сунув руку в отверстие, он схватил ее за рукав.


Она застонала.


— Ты в порядке?


Она закашлялась. Пробормотала что-то похожее на «да».


— Тут проем, я его расширю. Дай руку, я тебя вытяну наружу.


Но Ренн была бы не Ренн, если бы не протянула сперва свой лук, и лишь потом, извиваясь, вылезла сама. Она была напугана, но, за исключением пары царапин, была цела.


— Фин-Кединн, — произнесла она.


— Я не могу найти его.


Ее лицо побелело:


— Он спас мне жизнь. Оттолкнул меня с дороги.


Волк стоял под ними на поломанных еловых ветках и смотрел себе под лапы. Его уши настороженно топорщились. Он нетерпеливо посмотрел на своего Брата.


Ель упала поверх более толстой березы, а та в свою очередь лежала поперек других елей. Под березой лежал Фин-Кединн.


— Фин-Кединн? — Голос Ренн дрожал. — Фин-Кединн!


Глаза вождя племени Ворона были закрыты.


Они с остервенением стаскивали с него ветки и стволы. Затем послышался треск, и вся гора содрогнулась. Они не сказали ни слова, боясь, что сейчас произойдет что-то страшное.


Солнце садилось, а они все продолжали работать. Наконец они расчистили путь к березе. Но ее было не сдвинуть. Торак вставил под ствол клин из молодого деревца и навалился на него всем телом. Береза слегка тронулась.


— Придется тащить его, — сказала Ренн.


Чтобы вытянуть вождя, потребовались усилия обоих. Но он все еще не шевелился. Ренн приложила запястье к его губам, чтобы проверить, дышит ли он. Торак заметил, как она нервно сглотнула.


Наполовину взвалив, наполовину волоча его, они наконец добрались до твердой скалы. На восточном склоне холма, обращенном к Сердцу Леса, Торак нашел выступ. Места под ним было достаточно, чтобы укрыть их всех, но потолок был не настолько высок, чтобы встать в полный рост.


Ренн склонилась над дядей, теребя руками одежду. Рип и Рек хлопали крыльями и каркали. Волк понюхал лоб вождя племени Ворона. Затем он заскулил так тонко, что Торак едва его слышал. Он присоединился к волку.


Веки Фин-Кединна дрогнули.


— Где Ренн? — пробормотал он.



* * *


Приняв на себя вес остальных деревьев, береза спасла ему жизнь, но раздавила левую часть груди.


Ренн принялась за работу: сняла с него куртку и разрезала шнуровку на безрукавке. Она старалась действовать как можно нежнее, но боль была так сильна, что Финн-Кединн чуть не потерял сознание.


— Три ребра сломано, — сказала она, ощупывая его спину своими пальцами.


Фин-Кединн засипел от боли. Его глаза были закрыты, кожа посерела и стала холодной и влажной. Он мелко и часто дышал, и Торак видел, что каждый выдох и каждый вдох для него — словно удар ножом в бок.


— Он выживет? — спросил Торак тихо.


Ренн сурово посмотрела на него.


— У него внутреннее кровотечение? — прошептал он.


— Я не знаю. Если у него кровь пойдет горлом…


Губы Фин-Кединна искривились в подобии улыбки:


— Тогда все будет кончено. Саеунн была права. Я не дойду до Сердца Леса.


— Не разговаривай, — предостерегла его Ренн.


— Это хотя бы не так больно, как дышать, — сказал ей дядя. — Где мы?


Торак сказал ему.


Он охнул:


— Ах, только не здесь! Только не на холме!


— Мы не можем перенести тебя, во всяком случае не сегодня, — сказала Ренн.


— Это дурное место, — прошептал Фин-Кединн. — Заколдованное. Зловещее.


— Никаких разговоров! — сурово напомнила Ренн, разрезая подол своей безрукавки на полосы для перевязки.


Волк лежал рядом с ней, уткнув морду меж лап. Рип и Рек вышагивали из стороны в сторону неуклюжей вороньей походкой. Торак наблюдал, как Фин-Кединн осматривается по сторонам. Никогда он еще не чувствовал себя таким беспомощным.


Ренн велела Тораку принести дров для костра, и он ушел. Его руки тряслись, он постоянно ронял ветки. «Если бы та береза упала чуть в сторону, — все думал он, — она бы раздавила ему грудину, и мы бы сейчас наносили Метки Смерти. И это была бы моя вина. Я мог погубить всех нас».


С места, где он стоял, холм отлого спускался вниз к Черной Воде. Вдоль берега тянулся олений след, он проходил мимо одной из каменных челюстей и уходил в Сердце Леса. Торак представил, как Повелитель Дубов исчезает в полумраке. Он был так близко.


А наверху под свесом холма Фин-Кединн провалился в неглубокую дремоту, а Ренн, сидя на коленях с горстью берестяных лоскутов, с хмурым видом пыталась и не могла высечь искру своим кремнем.


— Что ж, отправляйся, — сказала она, не поднимая головы.


— Что ты имеешь в виду? — спросил Торак.


— Иди за ним. Ты же этого хочешь.


Он посмотрел на нее:


— Я вас не оставлю.


— Но ты же хочешь оставить.


Он вздрогнул.


— Чтобы вернуть Фин-Кединна в племя, потребуется много дней, — сказала она, продолжая бесплодные попытки высечь искру. — И все это время Тиацци будет уходить все дальше и дальше. Ты ведь об этом думаешь сейчас, разве не так?


— Ренн…


— Ты с самого начала не хотел, чтобы мы шли с тобой! — выпалила она. — Что ж, теперь тебе представилась возможность отделаться от нас!


— Ренн!


Они смотрели друг другу в лицо, бледные и дрожащие.


— Я вас не оставлю, — повторил Торак твердо. — Утром я приведу сюда лодки. Тогда мы решим, как поступить.


Ренн с остервенением высекла искру. Она, наконец, вдохнула жизнь в костер, и губы ее задрожали.


Торак опустился на колени и помог подпитать огонь щепками, затем веточками. Когда огонь разгорелся, он взял ее за руку, и она сжала ее так сильно, что ему стало больно.


— Он победил нас, — сказала она.


— Пока что, — ответил он.



* * *


Ночь становилась все темнее, и ломоть луны плыл по небу. Ренн сказала, что он должен вселять в них надежду, месяц будет становиться сильнее и Фин-Кединн вместе с ним. Торак подумал, что так она отчаянно старается убедить в этом себя.


Пока она ухаживала за Фин-Кединном, Торак принес их вещи из лодок, а затем при помощи веток превратил свес в грубое укрытие, оставив отверстие для дыма. У реки он нашел пучок лекарственного окопника, и Ренн размолола его корни, чтобы сделать примочку, а Торак приготовил из листьев укрепляющий отвар в наспех сделанной плошке из бересты. Вместе они перевязали грудь Фин-Кединну. Бинты должны быть тугими, чтобы сломанные ребра встали на место. Когда дело было сделано, все трое были бледные и мокрые от пота.


Затем Ренн подложила в костер ветки можжевельника и нагнала в убежище немного дыма, чтобы прогнать червей, вызывающих болезни. Торак поместил полоску сушеной конины в трещину на валуне в благодарность Лесу за то, что сохранил жизнь его приемному отцу. А потом, так как оба были голодны, они съели еще немного мяса. Фин-Кединн не ел совсем.


Луна зашла, и его беспокойство усилилось.


— Не позволяйте огню погаснуть, — бормотал он. — Ренн, нарисуй линии силы вокруг укрытия.


Ренн бросила на Торака взволнованный взгляд. Если разум вождя начал блуждать, это дурной знак.


Торак заметил, что вороны не стали устраиваться на ночлег, а настороженно прыгали между камней, а Волк лежал у входа в укрытие, всматриваясь в темноту позади костра. Торака волновало, что все они настороже.


Ренн взяла свой мешочек с лекарственными травами и начала наносить линии.


— Не уходи далеко, — предупредил Фин-Кединн.


Торак подбросил в костер очередную палку.


— Ты сказал, что это дурное место. Что ты имел в виду?


Фин-Кединн смотрел на огонь.


— Теперь здесь ничего не растет. Ничего, с тех пор как демонов загнали обратно в скалу. — Он замолк. — Но они близко, Торак. Они хотят выбраться наружу.


Торак макнул клочок мха в чашку и охладил лоб своего приемного отца. Ренн рассердится на него, если он будет позволять Фин-Кединну говорить, но он должен был знать.


— Расскажи мне, — попросил он.


Фин-Кединн закашлялся, и Торак поддержал его за плечи.


Когда кашель отпустил его, кожа вокруг глаз вождя племени Ворона приобрела голубоватый оттенок.


— Много лет назад, — начал он, — этот холм был густо покрыт деревьями. Березы, рябины росли в трещинах между камней. Они сдерживали демонов внутри. — Он повернулся, чтобы лечь поудобнее, и поморщился от боли. — Ночь Душ. Это было давным-давно. Люди пришли, чтобы выпустить их.


Вернулась Ренн и опустилась на колени рядом с ним.


— Но ведь демоны не смогли выйти наружу, правда? — спросила она. — Я чувствую их под толщей камня, совсем близко.


— Один человек остановил их, — сказал Фин-Кединн. — Он запалил огонь на холме. Загнал демонов обратно в скалу. Но огонь вырвался. — Он облизнул губы. — Это было ужасно… Огонь может взобраться на дерево быстрее рыси. И когда это происходит, когда огонь достигает ветвей — он распространяется куда пожелает. Вы не поверите, насколько он быстр. Он поглотил всю долину.


Тораку стало страшно.


— Кто-нибудь пострадал?


Фин-Кединн кивнул.


— Они были заперты. Страшные ожоги. Один погиб. — Он скривился, словно почуяв запах обожженной плоти.


Торак вглядывался в темноту.


— Что же это за место? — прошептал он.


— А ты не понял? — спросил Фин-Кединн.


Волоски на руках Торака встали дыбом.


— Это здесь?..


— Да. Здесь твой отец расколол огненный опал. Здесь он сломил силу Пожирателей Душ.


В ночи закричала лисица. Издалека послышалось низкое совиное уханье: «Ууу-ху, ууу-ху». Торак и Ренн обменялись взглядами. Это был голос филина.


Ренн сказала:


— Когда я рисовала линии силы, я почувствовала чье-то присутствие. Не только демонов. Кого-то еще. Того, кто потерялся. И ищет.


— Здесь есть призраки, — ответил Фин-Кединн. — Дух умершего.


В темных глазах Ренн взметнулись языки пламени.


— Седьмой Пожиратель Душ?


Вождь племени Ворона не ответил.


Тлеющая головешка развалилась на части, выдав фонтан искр. Торак подпрыгнул на месте.


— Той ночью ты был здесь? — спросил он.


— Нет. — Лицо Фин-Кединна исказилось.


«Едва ли причиной тому была боль в ребрах», — подумал Торак.


— После великого пожара, — начал Фин-Кединн, — твоя мать и отец искали меня. Они умоляли меня помочь им бежать.


Ренн положила руку ему на плечо.


— Тебе нужно отдохнуть. Не разговаривай больше.


— Нет! Я должен рассказать! — Он говорил с пугающей настойчивостью, и пронизывающий взгляд его голубых глаз приковывал к себе взгляд Торака. — Я был зол. Я хотел отомстить ему за… за то, что он забрал твою мать. И отказался.


Торак слышал клацанье вороньих когтей по камням. Он посмотрел в лицо своему приемному отцу, желая, чтобы его слова не были правдой, но зная, что это все-таки правда.


— На следующий день, — сказал Фин-Кединн, — я смягчился. Я отправился за ними. Но они исчезли. Бежали в Сердце Леса. — Он закрыл глаза. — Больше я их никогда не видел. Если бы я помог им, может быть, она бы осталась жива.


Торак коснулся его руки.


— Ты не мог знать, что так будет.


Вождь племени Ворона улыбнулся горькой улыбкой:


— То же самое и ты говоришь сам себе. Помогает?


С рычанием Волк вскочил на ноги и помчался за одному ему ведомой добычей. Из костра выкатился уголек. Торак пнул его обратно носком башмака. Внезапно свет от костра показался хрупкой защитой от темноты вокруг.


— Поддерживайте яркое пламя, — сказал Фин-Кединн. — И не спите. Демоны. Призраки. Они знают, что мы здесь.




Избранный смотрит, как спят отступники, и жаждет наказать их и выпустить огонь на свободу.


Девочка, что развела огонь, сделала это неправильно и без почтения. Она отступница. Она не следует Истинному Обычаю.


Мальчик бросил ветку в костер и пнул его. Он тоже утратил Обычай.


Повелитель должен знать об этом. Повелитель чтит огонь, а огонь чтит его. Повелитель накажет отступников.


Огонь священен. Его должно чтить, ибо он — чистота и истина. Избранный любит огонь за его ужасное сияние и его жажду поглотить Лес, за его устрашающую ласку. Избранный жаждет вновь воссоединиться с огнем.


Ветер меняется, и Избранный спешит преклонить колени в дыхании огня, испить его священную горечь. В ладони Избранного горсть золы. Зола острая на языке, тяжелая в животе. Она есть сила и истина.


Раненный человек стонет в мучительных снах. Сон мальчика тоже неспокоен, но девочка спит, словно мертвая. И над ними волк и вороны бдительно сторожат, а огонь тем временем угасает, заброшенный всеми. Бесчестие.


Гнев разгорается в груди Избранного.


Отступники несут зло.


Они должны быть наказаны.





Глава восьмая



Торак проснулся до рассвета. Огонь едва теплился. Остальные еще спали. Ренн лежала со своей стороны, вытянув одну руку перед собой. Фин-Кединн хмурился, словно сон причинял ему боль. Оба выглядели тревожными и уязвимыми.


Стараясь не шуметь, Торак выбрался из спального мешка и выполз из укрытия.


Перед ним на склоне холма росомаха поднялась на задние лапы, чтобы уловить его запах, а затем побежала прочь. Из этого Торак понял, что Волк, должно быть, отправился на охоту. Если бы он был поблизости, росомаха бы держалась на расстоянии. Торак почувствовал волнение. Что еще могло успеть подползти ближе, пока они спали?


Внизу по долине Черной Воды расстилался туман. Лес был наполнен трелями птиц, но воронов поблизости не было.


На холме не видно было ничего, кроме голого камня. Торак подполз к вершине холма. Ничего.


Только обломок древнего дерева на западном склоне, который все еще цеплялся корнями за наводненные демонами трещины. Юноша подумал о своем отце, который послужил причиной событий, что привели его сюда. Он был потрясен, осознав, что едва помнит лицо Па.


Свет потихоньку возвращался на небо, и Торак заметил на росе слабый след чьего-то башмака. Обнажив нож, он пошел по следу вокруг холма и вышел на свес над их укрытием. У самого края он нашел небольшую горстку мелкого серого пепла. Он нахмурился. Кто-то насыпал его с осторожностью, словно подношение. Кто-то, кто наблюдал за ними ночью.


Он уловил мимолетное движение в тумане над рекой. Его сердце сжалось.


Кто-то стоял на берегу и смотрел на него. Лица было не различить, только длинные, светлые волосы. Рука поднялась. Палец указывал на него. Осуждающе.


Торак коснулся мешочка с целебными травами на бедре и почувствовал очертания рожка, что лежал внутри него. Убрав нож в чехол, он стал спускаться с холма. Ему было жутко встретиться лицом к лицу с призраком Бейла. Но, может быть, он поговорит с ним. Может, ему удастся извиниться.


Птицы умолкли. По обе стороны от следа в туманной белой дымке плыли верхушки цикуты.


Он услышал чьи-то шаги, приближавшиеся к нему.


Человек с расширенными от ужаса глазами вывалился прямо из тумана и бросился к нему.


— Помоги мне, — задыхаясь, крикнул он, сжимая куртку Торака и заглядывая ему за спину.


Пошатнувшись под его весом, Торак уловил смрадный запах крови и страха.


— Помоги мне! — умолял человек. — Они… они…


— Кто? — спросил Торак.


— Люди из Сердца Леса! — Человек махнул своей культей, забрызгав лицо Торака кровью. — Они отрезали мне руку!



* * *


— Идти туда — безумие, — прорычал мужчина, когда Ренн закончила перевязывать его культю.


Он перестал дрожать, но съеживался всякий раз, когда потрескивали угли.


Он сказал, что его зовут Гауп из племени Лосося. Его куртка и штаны были сшиты из запачканной рыбьей кожи, подшитой беличьим мехом, на одной щеке была нанесена волнистая татуировка его племени. На шее он носил повязку из почерневшей от пота лососиной кожи, и в его светлые волосы были вплетены маленькие рыбьи косточки, что напомнило Тораку о Бейле.


— И это сделали люди из Сердца Леса? — спросил Фин-Кединн.


Изможденный, он сел, опершись спиной на скалу, и дышал, плотно стиснув зубы.


— Они поклялись, что если увидят меня снова, то отрежут мне голову.


— И все же они позаботились, чтобы ты выжил, — сказала Ренн. — Они прижгли рану горячим камнем, чтобы ты не умер от потери крови по дороге.


— И мне что, теперь поблагодарить их за это? — буркнул Гауп.


— А как насчет поблагодарить Ренн за то, что зашила тебе рану? — сказал Торак.


Гауп недобро посмотрел на него. Он и Торака не поблагодарил за то, что тот помог ему добраться до укрытия, дал воды и еды. А от Торака не укрылся мазок пепла на задней стороне его башмака.


Но вслух Торак произнес:


— Когда ты был в Сердце Леса, ты видел там человека в долбленке? Большого мужчину, очень сильного.


— А мне какое дело? — огрызнулся Гауп. — Я искал свое дитя! Ей лишь четыре года, а они забрали ее!


Торак взглянул на Ренн. Она думала о том же, о чем и он. Пожиратели Душ забирали детей в качестве вместилища для демона. Чтобы создавать из них токоротов.


Фин-Кединн зашевелился, меняя положение. По лицу его Торак понял, что в голове его бешено кружатся мысли.


— Отрезать руку, — промолвил он, — это наказание из недобрых времен после Великой Волны. Племена давным-давно запретили его. Кто сделал это с тобой?


— Племя Зубра.


— Что? — На лице вождя племени Ворона читалось недоверие.


— Я думал, они помогут мне, — сказал Гауп. — Они дали мне еды. Разрешили отдохнуть у своего костра. А потом объявили, что я заодно с племенем Лесной Лошади. Обвинили меня в том, что я краду их детей.


«Снова краденые дети», — подумал Торак. Похоже, бегство Тиацци в Сердце Леса превращалось во что-то посерьезнее.


— Они сказали, что это все начало племя Лесной Лошади, — продолжал Гауп. — Люди племени Лесной Лошади зарыли жезл с заклятием и объявили, что земля между Черной Водой и Извилистой Рекой принадлежит им. Племя Зубра сожгло жезл с заклятием. Тогда колдун племени Лесной Лошади умер от болезни, и новый колдун нашел дротик в трупе. Теперь все племена разделились, кто на чьей стороне. Все обязаны носить повязку на голове: зеленую носит племя Зубра и Рыси, коричневую — племя Лесной Лошади и Летучей Мыши. — Он подозрительно покосился на повязку Торака из заячьей шкуры.


— Когда ты был в племени Зубра, — спросил Торак, — среди них был большой человек?


— Почему ты продолжаешь спрашивать об этом? — спросил Гауп. Он неуклюже пополз к выходу. — Я довольно потратил времени, я должен привести свое племя. Мы заставим их вернуть ее!


— Стой, Гауп, — велел Фин-Кединн. — Мы пойдем вместе. Ты и я.


Ренн и Торак посмотрели на него. Гауп тоже.


— Мы найдем твое племя, — сказал вождь племени Ворона, — и найдем мое. Мы вернем твою дочь, не проливая больше крови.


— Как? — недоумевал Гауп. — Они же не станут слушать, они не такие, как мы!


— Гауп, — сказал Фин-Кединн твердо, — мы поступим именно так.


Плечи Гаупа опустились. Внезапно он превратился просто в израненного человека, которому было необходимо, чтобы кто-то другой принимал решения за него.


А потом все происходило очень быстро. Торак привел одну лодку, вместе с Ренн они помогли Фин-Кединну спуститься к реке. Ренн усадила его так удобно, как только могла, снабдив его ивовым лыком, чтобы жевать от лихорадки, и лесными орехами для поддержания сил. Торак видел, что она вся осунулась от беспокойства.


— Как же ты без нас? — спросила она дядю, когда Гауп их не слышал.


— Мы пойдем вниз по течению, — сказал Фин-Кединн. — Река понесет нас.


— А если Гауп заболеет и станет слишком слаб, чтобы грести?


— Все с ним будет хорошо, — уверил ее Торак. — Ты лучший целитель, чем думаешь о себе.


— Ты говоришь так только потому, что тебе удобно в это верить, — возразила она. — Потому что так ты сможешь спокойно отправиться за Тиацци.


Торак ничего не ответил. Она была права.


Ренн недобро взглянула на него и шагнула к лодке.


— Я иду с вами, — сказала она Фин-Кединну.


— Нет, — ответил он ей. — Тораку ты нужна больше.


Торак был поражен:


— Ты позволишь ей идти со мной? После того, как я чуть не убил вас, не заметив той ловушки?


— Ты совершил ошибку, — сказал Фин-Кединн. — Больше не ошибайся.


— Но ты же едва держишься на ногах! — воскликнула Ренн. — Вдруг что-нибудь случится? Что, если… — Она не нашла сил продолжать.


— Ренн, — сказал Фин-Кединн, — разве ты не видишь, что на кону сейчас стоит больше, чем наши жизни, твоя, моя или Торака? Тиацци не просто прячется в Сердце Леса, он что-то задумал. Судьба Торака остановить его. Ему нужна твоя помощь.


Он говорил тоном, не допускающим возражений, и Ренн не стала спорить. Но вскоре она убежала прочь, не в силах смотреть, как он уплывает.


— Что собираешься делать? — спросил Торак своего приемного отца, когда она ушла.


— Попытаюсь остановить войну, — ответил Фин-Кединн.


Война. Торак слабо представлял себе, что это значит.


— Думаешь, все настолько плохо?


— А ты так не считаешь? Племена Сердца Леса теперь не доверяют племенам Открытого Леса, особенно после нашествия болезни и медведя, одержимого Демоном. Если племя Лосося пойдет против них, это станет искрой, от которой разгорится пожар. — Приступ боли заставил вождя замолчать, и он схватился за борт лодки. — Послушай меня, Торак. Отыщи племя Благородного Оленя. В память о твоей матери они помогут тебе. Если не сможешь найти их, найди колдуна племени Зубра. Его племя поступает жестоко, но, я уверен, не с его подачи. Я знаю его. Он хороший человек.


Гауп вернулся, ему не терпелось отчалить, и Торак помог ему забраться в лодку.


— Найди племя своей матери, — повторил Фин-Кединн. — А до тех пор прячьтесь. Забирайтесь на деревья, если понадобится. Люди Сердца Леса, словно олени, они редко смотрят вверх. И не причиняй вреда черным лесным лошадям. Черные священны. Запрещено даже прикасаться к ним.


Затем он сделал то, чего прежде никогда не делал. Он схватил Торака за руку. Торак не мог сказать ни слова. Па сделал то же самое перед самой своей смертью.


— Торак… — Взгляд голубых глаз пронзил его. — Ты ищешь мести. Но не позволяй ей поработить твой дух.


Гауп оттолкнул лодку от берега своим веслом, и Тораку пришлось отпустить руку приемного отца.


— Месть обжигает, Торак, — сказал Фин-Кединн, когда река уносила его. — Она сжигает твое сердце. Она лишь усиливает боль. Не позволяй этому произойти с тобой.



* * *


Ренн бежала вверх по склону к их укрытию. Она была не в силах смотреть, как Черная Вода уносит ее дядю.


Затем она передумала и снова побежала вниз. Но было уже поздно. Фин-Кединн уплыл.


Оцепенев, она побрела обратно к укрытию. Она взвалила на плечо свой спальный мешок, колчан и стрелы и затоптала костер. Она убеждала себя, что Гауп доставит Фин-Кединна в целости в племя. Но в действительности случиться могло что угодно. Фин-Кединн мог впасть в лихорадку или у него могло открыться кровотечение. Гауп мог покинуть его. Она может никогда больше его не увидеть.


Когда она пришла к реке, Торака там не было. Возможно, он отправился за лодками. Она не могла сидеть сложа руки, потому сбросила на землю спальный мешок и побрела вдоль тропинки, ведущей в Сердце Леса.


Она остановилась на приличном расстоянии от раскрытых челюстей. Туман сошел, и скалы сияли на солнце. Слева от нее склон покрывали заросли ольхи и березы, шептавшие друг другу какие-то тайны. Справа змеей вилась Черная Вода, таившая свои загадки. В двадцати шагах впереди ели, ограждающие вход в Сердце Леса, словно предупреждали ее держаться подальше. Они были выше своих сестер из Открытого Леса, и под их мшистыми лапами беспрестанно двигались тени.


Торак однажды уже добирался до границ Сердца Леса, но Ренн никогда еще не была так близко к нему. Ей было жутко.


Сердце Леса было другим. Здесь деревья были более живыми, племена — более подозрительными, поговаривали, что тут нашли приют существа, давным-давно исчезнувшие из всех прочих мест. И летом Дух Мира бродил по здешним долинам в обличье высокого человека с оленьими рогами.


Из ниоткуда к ней спустились Рип и Рек, напугав ее. Затем они улетели прочь, растворившись на фоне неба с предупреждающим карканьем.


Ренн не заметила ничего подозрительного, но на всякий случай сошла с тропинки, спрятавшись за кустом можжевельника.


На краю Сердца Леса тени под еловыми деревьями слились воедино и соткались в фигуру мужчины. За ним был другой. И еще один.


Ренн затаила дыхание.


Охотники появились беззвучно. Их одежда из плетеного луба была покрыта зелеными и бурыми пятнами, словно листья на лесной подстилке. Ренн было сложно отличить, где кончались очертания людей и начинались деревья. Каждый охотник носил зеленую повязку на лбу (она не помнила, к какой стороне принадлежат люди в зеленых повязках), и голова каждого была скрыта под мелкой зеленой сетью. У этих охотников не было лиц. Это были не люди.


Один из них поднял руку, его зеленые пальцы замелькали, говоря на сложном языке жестов, которого Ренн не знала. Остальные направились вверх по склону слева от нее.


Охотник прошел в нескольких шагах от того места, где она притаилась. Она заметила его тонкий сланцевый топор и длинный зеленый лук. Учуяла запах топленого жира и древесного пепла и увидела, как блеснули глаза за сетью. Она заметила, как сеть колышется туда-сюда в том месте, где должен быть рот.


Из Сердца Леса появился еще один безликий охотник, на этот раз с копьем. В пяти шагах от Ренн он вонзил его в землю с такой силой, что земля задрожала.


На уровне головы на древке копья был прикреплен пучок листьев, в которых Ренн узнала ядовитый паслен. Оттуда же свисало что-то темное, размером с кулак.


Охотник тряхнул копье, чтобы убедиться, что оно крепко засело в земле, и, развернувшись, направился обратно в Сердце Леса.


У Ренн тошнота подступила к горлу.


То, что свисало с копья, и в самом деле был кулак. Это была отрубленная рука Гаупа.


Смысл заклятого копья не нуждался в пояснениях. Путь закрыт.


Ренн не могла отвести глаз от руки. Она представила, каково это, прожить остаток жизни, как Гауп. Она даже не смогла бы снова пользоваться своим луком… Справа она увидела какое-то движение.


Ее сердце екнуло.


Торак поднимался по тропинке прямо ей навстречу.





Глава девятая



По бокам Ренн стекали капельки пота. Торак шагал вверх по тропинке, разыскивая ее. Он не замечал охотников на склоне, потому что деревья загораживали ему вид, и по той же самой причине охотники пока не видели его. Но они увидят, примерно через пятнадцать шагов, когда он дойдет до освещенного солнечными лучами пятна, где от упавшей березы осталась прогалина.


Беззвучно, словно облака тумана, охотники рассеялись по склону холма, сливаясь с колышущимися от ветра тенями и листьями, мелькавшими в пятнах солнечного света. Ренн не осмелилась вскрикнуть или закричать горихвосткой, чтобы предупредить его. Она не могла бросить Тораку камень, для этого ей пришлось бы встать.


Внезапно он остановился. Он заметил жезл проклятия.


Он спешно свернул с тропы и пошел дальше, приближаясь к прогалине.


У Ренн не осталось выбора. Ей нужно было предупредить его, несмотря на опасность. Она просвистела горихвосткой.


Торак исчез в кустах.


Она скорее почувствовала, чем увидела, как охотники обернулись в ее сторону. Словно метко нацеленные стрелы, их взгляды остановились на ее укрытии. Как они поняли, что это свистела не настоящая птица? Она добавила высокую ноту в конце, так они с Тораком уговорились различать этот крик, но никто, кроме них, никогда не замечал этого. Они, должно быть, невероятно наблюдательны. И подозрительны.


Охотники заторопились вниз по холму в ее направлении.


Ее мысли бешено носились. Тело ныло от стремления убежать, но она понимала, что ее единственная надежда — не шевелиться. Затаиться, подождать, пока они подойдут совсем близко, и только потом бежать, словно заяц, прыгнуть в реку и молиться хранителю.


Они рассредоточились, окружая ее. Она напряглась, готовясь сорваться с места.


Раздался еще один свист горихвостки, позади них, на склоне.


Безлицые головы обернулись.


Свист раздался снова. Должно быть, это Торак. Ренн узнала высокую ноту в конце. Он как-то сумел пробраться мимо них.


Затаив дыхание, она смотрела, как они поднимаются к источнику звука.


И снова раздался этот свист, но на этот раз в тростниках у реки. Как такое возможно? Торак не смог бы так быстро переместиться.


Внезапно ее накрыла чья-то тень — это Рек опустилась на ольху рядом с жезлом проклятия и присвистнула горихвосткой.


Охотники остановились. Окрашенные пальцы замелькали в беззвучном разговоре. Они снова пошли вниз, направляясь к дереву, где уселась ворониха. Они прошли в трех шагах от можжевельника, где спряталась Ренн, не заметив ее присутствия. Словно жаром ее обдало исходившей от них жестокостью.


Рек издала еще один превосходный крик в подражание горихвостке, а когда они подошли ближе, улетела с резким вороньим смехом.


Безлицые охотники в молчании проводили ее взглядом. Затем они пошли вверх по тропе и исчезли в Сердце Леса.



* * *


— С тобой все в порядке? — спросил Торак, хватая ее за плечо.


Ренн кивнула. Она вся тряслась, стискивая зубы, чтобы они не стучали.


— Давай-ка выбираться отсюда, — пробормотал Торак.


Они спрятались в зарослях ольхи.


— Они найдут наши следы, — сказала Ренн, когда наконец смогла заставить себя говорить. — Они поймут, что мы здесь.


Торак покачал головой.


— Они подумают, что мы ушли с Фин-Кединном.


Он рассказал ей, как оставил свою лодку внизу по течению, решив, что в Сердце Леса она будет привлекать к себе ненужное внимание, и как спрятал их скарб и скрыл следы.


— Откуда ты знал, что они идут? — спросила Ренн.


— Я не знал. Я даже не знал, что они здесь, пока не услышал твой крик. Но я привык заметать следы, когда был в изгнании. Идем. Я голоден. Наша последняя возможность поесть горячей пищи.


Ренн не пришло в голову, что, едва они окажутся в Сердце Леса, им придется обходиться без огня. Чувствуя себя несмышленым ребенком, она отправилась раздобыть им пропитание. Им придется запастись едой на несколько дней, об этом по крайней мере она подумала.


К тому моменту, как она вернулась, Торак развел костер. Он расположил его под скалой, с противоположной стороны от Сердца Леса, и подкладывал только тонкие, сухие ветки бука, без коры, так что костер почти не дымил.


Ренн решила, что он, должно быть, научился всему этому, пока был изгнанником. Она почувствовала, что совсем не знает его.


Еда придала ей сил. Она приготовила похлебку из мокричника, сурепки и побегов ежевики с мясистыми вешенками и яйцами горлицы и змей, печенными в углях. Особенно вкусно получились улитки, потому что они питались виноградным луком.


Пока они ели, Рип и Рек были заняты утренним купанием на мелководье, плескали на себя воду взмахами крыльев и брызгали на Волка, который вернулся с охоты и лежал на берегу, делая вид, что не замечает их.


Ренн дала Рек чищеное яйцо и шепотом поблагодарила ее. Затем протянула другое Тораку.


— Кто были эти люди?


— Племя Зубра, я думаю. Зеленые повязки на головах, у одного был амулет из рога.


Торак спросил у нее о копье на тропинке, и она объяснила ему, что это жезл проклятия:


— Если пройдешь мимо такого без нужного заклинания, заболеешь и умрешь. Ты не можешь увидеть заклятие, но оно там. Оно притягивает демонов лихорадки, словно мотыльков на пламя.


Он уже подумал об этом.


— А ты сможешь провести нас? — спросил Торак.


Узел, свернувшийся у Ренн где-то в животе, затянулся еще туже.


— Может быть.


В действительности она не была уверена в своих силах. Колдуны Сердца Леса были лучшими из всех. Она не сможет сравниться с ними.


— Но они не станут полагаться только на жезлы проклятия, — добавила она. — Они будут на страже.


Он не ответил. Частенько, раздумывая, прежде чем сказать что-то, он потирал большим пальцем шрам на предплечье. Сейчас он тоже так делал.


— Ренн…


— Не говори мне этого, — прервала она.


— Чего?


— Что он не был моим родичем, что я не обязана идти с тобой, что это слишком опасно, что меня могут убить.


Торак стиснул зубы.


— Это действительно опасно. И дело не только в них, дело во мне. Смотри, что случилось с Фин-Кединном. В следующий раз на его месте можешь оказаться ты.


Она стала возражать, но он перебил ее:


— Есть еще кое-что. Прошлой ночью за нами наблюдали. Я нашел след и горку пепла.


— Пепла? — Она попыталась скрыть свое беспокойство. — Ты думаешь, это был Гауп?


— Сперва я так подумал. Теперь я не уверен.


Она поняла, чего он добивается.


— Ты пытаешься уговорить меня уйти. Почему ты всегда так поступаешь? Ты думаешь, это поможет? Думаешь, я скажу: «Ну, что ж, в таком случае я возвращаюсь в свое племя»?


— Это то, что тебе следует сделать. Да.


— Что ж, а я отказываюсь!


Он хмуро посмотрел на нее. В утреннем свете его лицо выглядело старше. И безжалостнее.


— Ренн, предупреждаю тебя. Я пойду на все, чтобы убить Тиацци.


— Отлично, — ответила она. — Тогда отправляемся. Нам понадобится изменить внешность. Мы на стороне реки племени Зубра, так что лучше нам выглядеть, как они.


Он коротко кивнул:


— Хорошо.



* * *


— Вот так, — сказала Ренн. — Спорим, в таком виде тебя даже человек Зубра не заметит. — Она оживленно суетилась, но все это не могло обмануть Торака. Ей было страшно, как и ему самому.


За зиму Фин-Кединн обучил их нескольким приемам маскировки. Потребовалось полдня, чтобы должным образом применить эти знания. Оказалось, у Ренн очень хорошо получается, и это нервировало Торака. У нее как будто в самом деле был колдовской талант — умение заставлять вещи казаться не тем, что они есть на самом деле.


Сперва она приготовила зеленовато-бурую краску из лишайников и речной глины, забирая глину из-под воды так, чтобы никто не заметил. Она смешала их с древесным пеплом и мазью из мозгового гороха, чтобы скрыть их запах и сделать все снадобье устойчивым к воде. Затем она открепила перья хранителя племени и заткнула их во внутреннюю сторону безрукавки, а потом они втерли краску в лица, шеи, руки и одежду друг друга, накладывая ее пятнами: где-то посветлее, где-то затемняли углем.


Из встреч племен они знали, что люди Зубра втирают в кожу головы желтую глину, чтобы сделать ее похожей на кору, поэтому они подоткнули волосы под парки и сделали так же. У них не было времени изготовить сети, чтобы прикрыть лица, поэтому они просто покрасили повязку Торака зеленым и изготовили вторую для Ренн. Затем они уложили в колчаны мох, чтобы стрелы не гремели, и уговорились о новом предупредительном сигнале. Наконец Торак срезал пару полых стеблей на дыхательные трубки — на случай, если им придется прятаться под водой.


Когда все было готово, Волк осторожно приблизился к Тораку, неуверенно потянул носом и настороженно отпрыгнул назад.


«Это я», — сказал ему Торак по-волчьи.


Волк прижал уши и зарычал.


«Это я. Подойди ко мне».


Волк осторожно подвинулся ближе.


Торак тихонько дохнул ему на морду, говоря по-волчьи и по-человечьи. Прошло некоторое время, прежде чем Волк успокоился.


— Он не узнал тебя, — сказала Ренн натянутым голосом.


Торак попытался улыбнуться, но его лицо было стянуто маской.


— Неужели я выгляжу так непохоже на себя?


— Ты выглядишь пугающе.


Они встретились глазами.


— Как и ты.


Ее гладкое зеленое лицо было так похоже на лицо ее матери. Она даже двигаться стала иначе. Ее тело, руки, казалось, наполнились загадочной силой. Он подумал, что, если прикоснется к ней, она может обжечь его пальцы.


— Думаешь, это сработает? — спросила она.


Он откашлялся.


— С расстояния, может быть. Но вблизи — нет. В этом случае лучшей защитой для нас будет…


— Не попадаться им в руки. — Ренн блеснула острозубой улыбкой и снова стала самой собой.


Опустились сумерки, наполовину съеденная луна поднялась над деревьями. Мотыльки порхали над сияющими белыми цветами смолки. Высоко над головой, в кроне ели, Торак услышал голодный писк птенцов дятла.


— Теперь заклинание, — сказала Ренн.


В тусклом лунном свете отрубленная рука Гаупа медленно вращалась на своем шнуре. По нему давно уже должны были уже ползать муравьи и мухи, но их не было. Сила заклятия была такова, что ни одно живое существо не стало бы трогать ее.


Пока Торак стоял на страже вместе с Волком, Ренн, держась в тени, подошла к проклятому жезлу и встала на листья лопуха, чтобы скрыть свои следы. Она сжала в руке пучок полыни и веточек рябины, присела у жезла, бормоча заклинание, и постукивала по древку копья этим пучком снова и снова.


Шум бегущей реки стих. Деревья замерли, прислушиваясь. Торак почувствовал, как тяжело заклятие давит в воздухе. Он опасался, что Ренн слишком близко, что оно может проникнуть ей под кожу.


Она вдруг замолчала, глотнув воздух.


— Я не могу, — прошептала она.


— Можешь! — настаивал он.


— Я недостаточно сильна.


Он ждал.


Она продолжила. Наконец, тяжело дыша, она поднялась и выбросила пучок в реку.


— Сработало? — спросил Торак.


— Не знаю. Скоро увидим.


Они отошли, аккуратно заметая следы. Тораку казалось, что тьма просто сочится напряжением.


Волк подошел к проклятому жезлу и сел, рассматривая окровавленную руку. Затем он вдруг без предупреждения взял ее в пасть, потеребил, чтобы убедиться, что она мертвая, и отправился сгрызть ее в уединении. Вскоре они услышали какой-то шум в подлеске, раздраженный рык, а затем Рип и Рек вылетели оттуда, держа по пальцу в клюве.


Торак разжал кулаки.


— Думаю, сработало.


— Возможно, — сказала Ренн.


Они пошли забрать свой скарб.


— Отправимся в путь, когда луна зайдет, — сказал Торак.


Ренн ничего не ответила, но он знал, о чем она думает. Они до сих пор не решили, как пробраться мимо сторожащих людей Зубра.


Над ним на верхушке птенцы дятла неистово требовали еды. Торак заметил, как мудро поступили их родители, выдолбив дупло под телом наросшего трутовика, который служил крышей их гнезда и защищал от дождя; они выбрали пустое дерево, испещренное дуплами, так что у них было множество путей спасения на случай нападения куницы. Он вспомнил, как Фин-Кединн давал им уроки маскировки. Первое правило — учись у других существ.


Торак заметил, как самец дятла влетел в гнездо, держа в клюве ужин для птенцов, а затем поспешно перелетел на другое дерево, на расстоянии от первого; он сел на ветку и стал громко звать: «Кик-кик-кик! Они не на том дереве, а на этом!»


— Кажется, — сказал Торак, — я кое-что придумал.



* * *


Луна скрылась, ветер стих. Деревья стояли не дыша. Они выжидали.


Торак опустился на колени рядом с Волком и объяснил ему по-волчьи, что им нужно спрятаться от всех, но что они все еще охотятся на Укушенного. Он не был уверен, что понятно выразился.


Поднявшись, он кивнул Ренн. Она кивнула в ответ. Сойдя с тропы, они пошли вверх вдоль реки. Они миновали проклятый жезл. Поравнялись с огромными каменными челюстями.


По ветке дерева резво пробежала белка. Самец косули стремглав бросился бежать, так что только его белый круп замелькал вдали.


«Это хорошо, — подумал Торак. — Возможно, люди Зубра не так уже близко».


Возможно.


Ренн шла рядом, тихо, словно тень. Лапы Волка тоже ступали беззвучно.


Ели ждали их, с их развесистых лап свисали клочья темного мха.


Торак остановился. Он вспомнил про Повелителя Дубов. Вспомнил про Бейла. Глубоко вздохнув, он вступил в Сердце Леса.





Глава десятая



Шерсть на загривке Волка встала дыбом. Торак взглянул на Ренн, чтобы убедиться, что она заметила. Она заметила.


«Укушенный», — сказал Волк.


«Близко?» — спросил Торак.


«За много шагов».


Торак склонился поближе к Ренн.


— Он учуял след Тиацци, — прошептал юноша, — но он еще далеко.


— А людей Зубра по-прежнему нет?


Он покачал головой.


Ренн была удивлена, как и Торак. Они крались меж тенистых деревьев бесконечно долго, следуя вверх по течению реки, но держась в стороне от берегов. И до сих пор не обнаружили никаких следов людей Зубра. Хотя деревья вели себя странно… Корни цеплялись за башмаки Торака, ветки своими пальцами хлестали его по лицу.


В Сердце Леса было теплее. В воздухе сильнее пахло цветущей зеленью, сам лес был живее. Над головой носились летучие мыши, а в подлеске раздавались непонятные шорохи. С каждой ветки, с каждого бревна и валуна свисал мох, и Тораку казалось, что этот невероятный зеленый поток затопил Лес, а потом схлынул назад. И за всем этим он чувствовал всепоглощающее присутствие деревьев, как будто наблюдавших за ними.


Неожиданно Волк повернулся и побежал к ясеню. Поднявшись на задние лапы, он оперся передними на ствол и обнюхал низко свисавшую ветку.


«Странная», — сказал он Тораку, шевельнув щетинками усов.


Торак коснулся ветки. Его пальцы угодили во что-то скользкое, странно пахнущее землей.


Ренн в ужасе посмотрела на ветку.


— Что это?


Торак вытер руку о штаны, жалея, что тронул ее. Племена Сердца Леса были известны своим мастерством обращения с ядами.


Они добрались до шепчущей ольховой рощи. Когда они вошли, деревья затихли, словно не желали, чтобы их разговор подслушивали.


Волк замер и втянул носом воздух:


«Укушенный. Через Мокрую».


Торак все еще обдумывал это, когда Волк опустил голову.


«Логово».


За ольховыми стволами Торак заметил движение теней в темноте. Массивные очертания чего-то, что могло быть укрытием.


— Это стоянка! — шепнула Ренн ему на ухо.


— И Волк говорит, что Тиацци по другую сторону реки, на стороне племени Лесной Лошади.


— Нам нужно вернуться, — предложила Ренн, — и пересечь реку вниз по течению.


Этим они могли запутать Волка и потерять след Тиацци, но выбора у них не было. Они двинулись в обратный путь.


По крайней мере, они так думали, но Торака преследовало чувство, что они заблудились. Журчание реки здесь казалось тише, и он уловил острый запах виноградного лука, который ни с чем не спутаешь и который они не встречали по дороге сюда.


Он напряженно всматривался в темноту. На ветку был наколот лист лопуха, блестевший в свете звезд. Прохладный ветерок обдал его щеку, словно от взмаха крыльев совы или летучей мыши, пролетевшей мимо.


Этот лист.


Он остановился так резко, что Ренн наткнулась на него.


— В чем дело?


— Точно не знаю. Не двигайся.


Эта ветка не могла проколоть лист случайно. Она пронзила пластину листа, словно игла, по всей длине, справа от главной прожилки. Это наверняка должно было что-то означать.


Справа от главной прожилки.


Он посмотрел вправо и заметил только неясное переплетение ветвей.


Там.


Впереди, чуть справа молодое деревце было отогнуто и закреплено хитроумным сплетением перекрещенных палок. На его верхушке находился грозный шип. От перекрещенных палок тянулась почти невидимая веревка, пересекавшая дорогу на высоте груди. Еще шаг — и он бы задел ловушку, деревце бы выпрямилось, и шип метнулся бы прямо в его сторону.


Торак облизнул губы и почувствовал привкус мела от маски. Он указал Ренн на ловушку. Ее рука потянулась к плечу, где находились перья хранителя племени.


Им пришлось пробираться через заросли можжевельника, чтобы обойти ловушку, хитроумно установленную между колючими кустами, чтобы подманить жертву. Когда они наконец миновали ее, Ренн прошептала:


— Мы не этим путем пришли сюда.


— Я знаю. И только счастливый случай помог мне заметить ту ловушку.


Ему не нужно было продолжать: сколько еще ловушек ждет их впереди?


Волк повернул голову к реке, и они проследили за его взглядом. Там шевельнулась тень.


Мгновение спустя свет звезд блеснул на наконечнике копья.


Охотник племени Зубра был, должно быть, шагах в двадцати, шел вверх вдоль реки. Торак и Ренн медленно опустились в папоротники, чтобы не привлекать внимания резким движением. Мысли Торака бешено кружились в голове. Вверх по течению находилась стоянка племени Зубра. Вниз вела обратная дорога в Открытый Лес, где, возможно, поджидали новые ловушки. На берегу реки стоял настороже по крайней мере один охотник племени Зубра.


Ренн высказала его опасения вслух:


— Нам придется испытать твою задумку прямо здесь.


— Ты сможешь выстрелить?


— Думаю, да. Если заберемся на дерево.


Он кивнул.


Ренн нашла высокую липу, на которую с первого взгляда было проще забраться, чем на другие, так как вниз по ее стволу змеей вилась утолщенная кора.


— След от удара молнии, — пробормотала она, — и все же дерево выжило. Возможно, это принесет нам удачу.


«Удача нам понадобится», — подумал Торак. Его план был прост, и, если он сработает, их приманка уведет племя Зубра на север, подальше от Черной Воды, и они смогут проскользнуть мимо.


Если он сработает. Но уверенность в этом быстро таяла.


Сцепив руки, он подсадил Ренн на дерево. Затем склонился к Волку и велел ему оставаться поблизости, вернуться к наступлению Света и остерегаться ловушек.


Дыхание Волка согрело его лицо, он прислонился мордой к лицу Торака.


«Береги себя, Брат», — сказал он Тораку.


Он был таким доверчивым. А Торак вел его навстречу ужасной опасности.


Повинуясь порыву, Торак вытащил рожок из мешочка, вытряс оттуда немного охры и втер ее в лоб Волку там, где он не смог бы слизать ее.


«Береги себя, Брат», — повторил он.


Протягивая руку к грубой коре липы, он умолял Лес защитить Волка. Шрам от удара молнии был толще запястья Торака, и он взобрался по нему, словно по веревке. Ему показалось, что дерево ощутило его присутствие. Он попросил липу не выдавать их. Забравшись на дерево, Торак посмотрел вниз: там все еще стоял Волк, и глаза его сияли серебряным пламенем. Затем он побежал в Лес и растворился в темноте.


Умостившись в развилке трех толстых стволов, Торак и Ренн не стали разматывать свои спальные мешки, полагаясь на одежду из шкуры оленя, которая должна была не дать им замерзнуть.


— Подождем здесь до утра, — прошептал Торак, — так меньше шансов, что нас заметят.


И меньше шансов спастись, если их все-таки заметят, но никто из них не стал говорить этого вслух.


Ренн указала на высокую ель к северу от стоянки племени Зубра. Ветви на ее верхушке топорщились навстречу звездам, они должны первыми встречать восход солнца. Она достала стрелу из колчана и приготовилась.


Ренн прицелилась, и ее лицо приняло выражение крайней сосредоточенности. Из-за маскировки она казалась совсем чужой, словно, подумал Торак, она стала одной из людей Сердца Леса.


Ее лук заскрипел. Она снова опустила его. Ночь была слишком тихой. Люди Зубра могли услышать пение отпущенной тетивы.


Наконец порыв ветра разбудил деревья. Она прицелилась и выстрелила. Стрела вонзилась в ель, и ее ноша соскользнула на веревку, привязанную к древку. Ренн вставила еще одну стрелу и выстрелила в другое дерево, восточнее, затем еще и еще, всякий раз выжидая, пока шум ветерка заглушит звук выстрела.


Теперь им нужно было ждать до рассвета и надеяться, что их план удастся.


Другого у них не было.



* * *


В темноте вспыхнул костер.


Ренн стиснула руку Торака. Стоянка племени Зубра оказалась значительно ближе, чем они думали. С высоты своего укрытия в ветвях липы они видели, как высокие фигуры с муравьиной сосредоточенностью двигаются в полной тишине. Несколько человек собрались вокруг дерева в центре стоянки, обмазывая чем-то темным его нижние ветви. Двое других склонились, чтобы разжечь другой костер.


Торак был озадачен. Зачем разжигать костер таким трудоемким способом, если можно поджечь его горящей веткой из первого? И они не пользовались кремниевыми пластинами. Мужчина зажал палку меж ладоней, вворачивая ее в кусок дерева на земле, который он прижимал одной ногой, а сам тем временем придерживал палку вертикально при помощи поперечины, которую зажимал зубами. У него получилось. Пошел дым. Второй мужчина подпитал огонь клочками мха, затем подбросил щепок. Когда огонь уверенно разгорелся, все встали на колени и коснулись лбами земли.


Люди Зубра все прибывали из Леса. Торак насчитал пять, семь, десять. Каждый мужчина, а это все были мужчины, имел при себе топор, лук, два ножа и щит — узкий деревянный клин на длину руки. Острие щита они вонзали в землю прежде, чем поднять сетчатые капюшоны, под которыми скрывались покрытые краской головы и причудливо изборожденные морщинами лица.


Торак покрылся холодным потом. Гауп был прав. Эти люди в самом деле были другими.


И все же сейчас они устанавливали вертела над огнем, и вскоре он уловил восхитительный, знакомый запах жареного тетерева, удивительно не сочетавшегося с мрачной атмосферой стоянки.


— Почему они не разговаривают? — прошептал он.


— Думаю, они стараются быть более похожими на деревья, — шепнула ему Ренн. — Этого люди Сердца Леса желают превыше всего: быть, словно деревья.


— Я заметил больше уткнутых щитов, чем людей.


Она кивнула и подняла вверх три пальца. Трое охотников еще рыскали по Лесу. Они правильно поступили, решив забраться на липу.


Они спали по очереди, сменяя друг друга на страже. Небольшой дождик накрапывал, вторгаясь в сны Торака, в которых Лес виделся ему темным, заболоченным морем, где ночные птицы порхали, словно рыбы. Издалека раздалось «У-ху, у-ху» большого филина.


Ренн потрясла Торака за плечо:


— Скоро рассвет.


Он моргнул, потирая затекшую голень. При свете дня в лесу было оживленно, дул сухой южный ветер. Зяблики и славки уже распелись вовсю, а горлицы только начинали.


— Надеюсь, Рип и Рек все еще спят, — пробормотала Ренн. — Нам только не хватало еще вороньего приветствия.


Торак попытался улыбнуться. Ему все меньше и меньше верилось в то, что их план сработает. Даже если все получится, у них будет совсем немного времени на то, чтобы переплыть Черную Воду, и тогда они окажутся на земле племени Лесной Лошади. А в это время Тиацци уходил все дальше.


Сумрачный свет просочился в стоянку, и Торак смог различить горбатые укрытия, расположенные вокруг центральной березы.


Он смотрел на нее. Не может этого быть. Нижние ветви дерева были красными. Это не отблески утреннего солнца сделали их такими. Сами ветви: кора, веточки, листья, — все было сплошь покрыто охрой. «Зачем, — спросил себя он, — кому-то понадобилось красить всю ветку в красный цвет?»


Но времени задавать вопросы у них не было. Солнце поднималось. Вскоре им нужно будет отправляться в путь.


К северу от них на вершине ели что-то сверкнуло. А потом снова — дальше к востоку. Ренн ухмыльнулась.


Пока их план работал. Кремниевые пластины, что они привязали к древкам ее стрел, блестели и звенели на ветру.


Люди Зубра заметили этот блеск. Мужчины указывали на деревья, бежали за оружием и щитами.


Торак и Ренн быстро спустились с дерева. Волк появился, его шерсть вся была мокрой от росы. Они направились к реке.


Ивы, свисавшие над Черной Водой, все еще были погружены во тьму. Людей Зубра поблизости видно не было. Торак молился, чтобы они все были привлечены их приманкой. Стянув с себя ботинки, они привязали их к спальным мешкам и стали спускаться к берегу через тростники, двигаясь осторожно, чтобы не вспугнуть каких-нибудь речных птиц, которые могли бы выдать их присутствие. Отмель была забросана зелеными деревцами, прибитыми к берегу после наводнения.


— Хорошее прикрытие, — пробормотала Ренн.


Они обменялись натянутыми, неуверенными улыбками. Возможно, у них все получится.


Привыкнув к холодной воде, они стали переходить реку. Ноги Торака погрузились в ледяной ил из мертвых листьев, и он увидел, как покрытые краской губы Ренн скривились от отвращения. Он ухватил плывущую ветку для прикрытия. Она сделала то же самое. Они поплыли за Волком, который уже был на середине реки.


Черная Вода была не такой сонной, какой казалась на первый взгляд. Было непросто сопротивляться ее скрытым подводным течениям.


Внезапно Волк развернулся и поплыл обратно к ним, его уши стояли торчком, сообщая об опасности.


— В чем дело? — прошептала Ренн.


У Торака внутри все перевернулось. Бревна посреди реки плыли вверх по течению. И у некоторых из них были глаза.


Один из плывущих поднял голову. Торак разглядел свирепое зеленое лицо, татуированное узором из листьев. На голову была надета коричневая повязка. В длинные волосы вплетены конские хвосты.


Это был разведывательный отряд племени Лесной Лошади. И он направлялся прямо к ним навстречу.





Глава одиннадцатая



— Ныряй под воду, возвращаемся на берег, — только и успел Торак сказать Ренн, перед тем как нырнуть.


Он не смог найти дыхательную трубку у себя на поясе. Плохо, придется задерживать дыхание. Он надеялся только, что Ренн услышала его.


Она услышала. Вскоре она всплыла подле него в тех же зарослях тростника, где они решили переждать, стискивая зубы, чтобы не стучали.


Люди Лесной Лошади не заметили их. Зеленые мужчины плыли на животах, беззвучно загребая воду руками, а ножи сжимали между черненными углем зубами.


Недалеко от Торака Волк выпрыгнул на берег и шумно стряхнул с себя воду.


Глаза на татуированных листьями лицах повернулись в его сторону, затем обратно. Одинокий волк не представлял для них никакой угрозы.


Из тростника получилось хорошее укрытие, и Торак и Ренн смогли выползти обратно на берег и взять свои пожитки. Торак был потрясен. Предательская Черная Вода отнесла их ближе к стоянке, а не дальше от нее.


Он весь промок и, дрожа, раздумывал, что делать дальше. Теперь в любой момент люди Зубра поймут, что их обманули, и направятся обратно к реке, рассредоточатся в поисках неизвестных, вторгшихся в их земли. Они с Ренн окажутся в ловушке, зажатые между ними и людьми Лесной Лошади.


Если только он не сумеет увести обе стороны подальше отсюда.


— Плыви вниз по реке, — шепнул он Ренн. — Жди меня за той излучиной, я найду тебя.


Ее глаза расширились.


— Куда ты собрался?


— Нет времени объяснять! Берегись ловушек!


Он велел Волку оставаться с Сестрой и двинулся в сторону стоянки племени Зубра. Подойдя так близко, как только посмел, он присел и вытянул две стрелы из своего колчана. Затем он достал свой рожок и наспех смазал оба древка охрой. Он понятия не имел, что те красные ветви означают для людей Зубра, но их было легко заметить, и сейчас только это для него имело значение.


По-прежнему припадая к земле, он вставил первую стрелу в лук и затаился.


Он заметил, как охотник племени Лесной Лошади выбрался на берег: крадучись, держась прямо, так, чтобы вода стекала по телу, а не капала с громким стуком на листья.


Торак прицелился. Он не так метко стрелял, как Ренн, но это и не было нужно. Его стрела вонзилась в падуб на приличном расстоянии.


Татуированная голова обернулась в ту сторону.


Уголками глаз Торак заметил, что охотник племени Зубра направляется к реке. Внутри у него все напряглось. Они среагировали быстрее, чем он рассчитывал. Он достал вторую красную стрелу и выстрелил в другое дерево.


Не дожидаясь, пока ее заметят, он опрометью бросился прочь, низко пригнувшись, торопясь встретить Ренн в условленном месте. Если бы его уловка удалась, обе стороны направились бы к загадочным красным стрелам, и тогда…


Позади раздались крики и стук копий. Он почувствовал, как волна безудержной радости накрыла его. Люди Зубра сражались с людьми Лесной Лошади, а они с Ренн тем временем могли спокойно пересечь реку и выследить Тиацци.


Неясная фигура Ренн манила его из густых зарослей ели, и он схватил ее за руку. Ее ладонь была горячей, словно неостывшая зола, она вела его через лесной сумрак в укрытие, которое нашла: это оказался полый ствол огромного дуба.


Тяжело дыша, он без сил облокотился на дерево и, когда ее пальцы выскользнули из его ладони, прерывисто засмеялся:


— Едва ноги унес!


Ответа не последовало. Он стоял у дерева один.


В двадцати шагах от него из зарослей ивы показался Волк, за ним шла Ренн, с нее ручьями стекала вода, и она была в ярости.


— Где, — прошептала она, — клянусь Духом, где ты пропадал?





Глава двенадцатая



— Кто это был? — прошипел Торак.


— Что значит, кто это был? — спросила Ренн. После его исчезновения она с ума сходила от беспокойства, но старалась не показывать этого.


— Кто-то взял меня за руку. Я думал, это была ты.


— Что ж, это была не я.


Он взял в руки ее ладонь.


— Твоя рука холодная, а та была горячая.


— Разумеется, холодная, я же насквозь промокла. Куда ты ушел?


Из стоянки племени Зубра раздались возгласы, кто-то вскрикнул от боли.


— Позже расскажу, — сказал Торак. — Давай перебираться, пока можно.


Ренн так продрогла, что Черная Вода показалась ей почти теплой. Промокший скарб у нее за плечами тянул ее вниз, а течение было сильное. На середине реки оно стало тянуть ее под воду. Ренн оттолкнулась и всплыла на поверхность, захлебываясь и выплевывая листья. Торак и Волк уплыли вперед, ничего не заметив.


Южный берег представлял собой неприступное переплетение ивовых ветвей, и по мере приближения к нему Ренн падала духом. Она представила, как прицеливаются охотники с татуированными лицами. «Из огня да в полымя», — с тревогой подумала она.


Если остальные и были напуганы, они этого не показывали. Волк выкарабкался на берег, энергично встряхнулся и побежал искать след Тиацци. Торак бесшумно шагал к ивам.


Наблюдая, как он рыщет между деревьев, Ренн поежилась. В этом обличье он выглядел, как существо из Сердца Леса: незнакомец с темным лицом и холодным взглядом серебристо-серых глаз.


Он бросил на нее взгляд и кивнул — никого, затем растворился в ивах. Пока она пыталась высвободить ногу из спутанных речных водорослей, Торак подошел и вытянул ее из воды.


— Здесь никого нет, — сказал он. — Думаю, они все перешли на ту сторону, чтобы напасть на стоянку.


Они поспешно просушились пучками травы, набили ее в башмаки и под одежду, чтобы согреться. Торак срезал несколько хвощей и стер зеленую краску с их повязок, пока Ренн чистила свой жалкий, промокший лук.


Волк нашел след и двинулся на юг, удаляясь от реки в болотистую лесную чащу, где в коричневых озерцах росли ольховые деревья. Ренн подумала о ловушках, проклятых жезлах и невидимых охотниках и произнесла молитву своему хранителю.


Это был неприветливый край. Им приходилось перепрыгивать от одной ольховой рощицы к другой и медленно продвигаться по стволам упавших деревьев, хлюпающих от мха. В воде повсюду плавала лягушачья икра. Ренн оступилась и упала прямо в муть.


Она попыталась убедить себя, что этот лес совсем как тот, где она выросла. Она заметила ель, чей неровный ствол был утыкан шишками, которые дятлы вдолбили в трещины в коре, чтобы выковырять семена. Дятлы в Открытом Лесу тоже так делали. Она заметила горстку листьев у барсучьей норы: барсуки вычищали свои жилища после зимы и выволакивали наружу свою прошлогоднюю подстилку. Все знакомо, убеждала она себя.


Но ничего не выходило. Деревья шептали, что здесь ей не место. Дятлы были черные.


Торак что-то нашел.


У корней ясеня земля была разрыта так, что образовалась грязная рытвина. Она была пять шагов в ширину, даже зубр едва ли мог вырыть такую широкую яму. Волк нетерпеливо обнюхал ее. Торак отодвинул его морду в сторону, чтобы осмотреть огромный, округлый след копыта.


— Это что, какой-то огромный зубр? — спросил он.


Ренн кивнула:


— Фин-Кединн рассказывал, что здесь водятся животные, которые пережили Великий Холод. Кажется, они зовутся бизонами.


Он нахмурился:


— Значит, они добыча?


— Думаю, да. Но порой они сами нападают.


Где-то далеко заухал филин: «У-ху, у-ху».


Ренн затаила дыхание. В памяти ее всплыло ужасное деревянное лицо Повелительницы Филинов.


Торак думал о том же.


— Как думаешь, могут они действовать заодно? — спросил он тихо. — Тиацци и Эостра.


Ренн колебалась:


— Я не уверена. Тиацци слишком самолюбивый. Он хочет заполучить огненный опал себе. Кроме того, Саеунн говорила мне. Она не была уверена, но она считает, что Эостра в Горах.


— И все же ее филин в Сердце Леса, — заметил Торак.


Ренн молчала. Она смотрела, как он поднялся на ноги и огляделся. По выражению его лица она поняла, что, есть там Эостра или нет, это его не остановит. Он найдет Тиацци.


— Торак, — позвала она. — Что случилось в стоянке племени Зубра? Что ты сделал?


Он вкратце рассказал ей, как столкнул два племени друг с другом. Это был ловкий ход, но его беспощадность потрясла ее.


— Но… там могли погибнуть люди, — с ужасом произнесла Ренн.


— Это так или иначе случилось бы.


— Возможно. А может быть, люди Лесной Лошади всего лишь разведывали, откуда тебе знать.


— Я предупредил тебя. Я говорил, что пойду на все, чтобы достать Тиацци.


— Даже провоцировать стычки? Чтобы погибали люди?


Волк недоуменно посмотрел на них. Торак не обратил на него внимания.


— Прошлой весной, — сказал он, — все охотились на меня. На этот раз настал мой черед охотиться. Я поклялся, Ренн. Так что да. Я беспощаден. И если ты не можешь смириться с этим, не ходи со мной!



* * *


Дальше они шли в тишине. Ренн решила, что не станет заговаривать первой.


Постепенно земля стала более крутой, черные ели уступили место букам. Они шли через крапиву высотой по пояс и карабкались по гниющим стволам упавших деревьев, покрытым ядовитыми грибами, словно язвами. Ренн заметила, что деревья здесь выше, чем в Открытом Лесу, а значит, по ним будет тяжелее взбираться, и что древесные муравьи строят свои гнезда не только с южной стороны стволов, но со всех сторон, отчего будет еще проще заблудиться.


Ни следа человека.


И все же…


Позади Ренн колыхнулась ветка, словно кто-то ускользнул подальше от глаз.


Она положила руку на рукоятку своего ножа.


Ветка замерла.


«Если бы это были охотники племени Лесной Лошади, — подумала Ренн, — мы бы это уже поняли».


Торак ушел вперед и присел, что-то говоря Волку. Ренн поторопилась нагнать их.


— Я что-то видела! — выпалила она.


— А Волк что-то учуял, — сказал Торак. — Он говорит, оно пахнет, как Яркий Зверь.


— Это означает огонь.


— А также золу. Тот, кто взял меня за руку… его рука была обжигающей.


Их глаза встретились.


— Кто бы ни схватил мою руку, — сказал Торак, — он пересек реку вслед за нами.



* * *


Когда свет стал меркнуть, они решили разбить стоянку под сенью тиса.


Они добрались до долины, где из запруженного бобрами ручейка образовалось узкое озеро. Ренн заметила посередине хатку бобра: крепкую горку веток с проблесками желтизны в тех местах, где они ободрали кору. Судя по всему, в норе еще кто-то обитал, так как несколько ив еще стояли на берегу. Фин-Кединн рассказывал, что бобры любят обгрызать все ивы прежде, чем сниматься с мест.


Ей было больно вспоминать о Фин-Кединне. Она попыталась представить, как он вернулся в племя Ворона невредимый и поглощен сейчас заботами о нересте лосося, но воображение рисовало ей, как он сидит в лодке, сгорбленный, с землистым лицом. Возможно, черви нездоровья уже проникли в его кости и едят его. А Ренн нет рядом, чтобы прогнать их.


Торак ушел на разведку с Волком, и, чтобы отвлечься от мыслей о Фин-Кединне, Ренн оставила свой скарб под тисом и пошла пополнить запасы. По крайней мере, здешние растения были ей знакомы. Она набрала полные пригоршни сочной камнеломки и кислого щавеля, и, раз уж они не могли разжигать костер, она накопала корешков бодяка и таволги, которые можно было есть сырыми.


Рип и Рек спикировали вниз, хлопая крыльями и издавая голодные клокочущие звуки, так что она кинула им пару корешков. За зиму она приучила их приходить на ее зов, но они пока не садились к ней на плечи, как к Тораку.


Почувствовав себя немного лучше, Ренн пошла наполнить бурдюки для воды. На глади озера было накинуто мутновато-желтое одеяние из пыльцы, а со всех сторон над ним склонились деревья, чтобы полюбоваться на свои телесные души, отраженные на глади воды. Ренн глубоко погрузила бурдюки, чтобы вода не хлюпала. Раньше это ее никогда не беспокоило, но здесь…


Пока бурдюки наполнялись, она наблюдала, как разглаживаются волны, и ей хотелось, чтобы Торак вернулся и снова стал Тораком: играл в «потяни-шкуру» с Волком, дразнил ее по поводу пятнышка в уголке рта. Впервые ей пришло в голову, что отец его матери был из племени Дуба, а значит, приходился Тиацци сородичем. Она предпочла бы, чтобы эта мысль не посещала ее.


Бурдюки были полны. Вытаскивая их, она увидела отражение своей телесной души: оно смотрело на нее непроницаемым, обмазанным глиной лицом человека Зубра.


За ним появился чей-то силуэт.


В одно кошмарное мгновение Ренн успела разглядеть сжатые кулаки и копну длинных светлых волос.


С криком она обернулась.


Никого. Только ивы колыхнулись, совсем рядом.


Она рывком выхватила нож.


Хрустнула ветка. По коре заскрежетали чьи-то когти. Ренн представила, как токороты сбегают вниз по стволу дерева, проворно, словно пауки. Она бросила бурдюки и помчалась обратно в стоянку.


Торак еще не вернулся, но вороны уселись высоко в кроне тиса и тревожно каркали. Ее скарб был варварски разодран. Колчан был разрезан, его моховая выстилка разбросана вокруг, а большая часть стрел переломана пополам. К счастью, она подвесила лук на тис, и злоумышленник его не заметил, но ее спальный мешок был втоптан в грязь, трутница разорвана на мелкие клочки, а кремень разбит о камень. Злоба и ярость пульсировали в воздухе, словно болезнь. И поверх всего этого был разбросан мелкий серый пепел.


Обнажив топор, Ренн прислонилась спиной к тису.


— Я не боюсь тебя, — сказала она теням. Ее голос прозвучал тонко и неуверенно.


Мгновение спустя вернулись Торак и Волк. Волк подбежал и стал неистово обнюхивать вещи Ренн. Торак раскрыл рот от удивления.


— Я что-то заметила у озера, — сообщила она ему. — А теперь еще и вот это.


— Что ты видела?


— У него были светлые волосы. Оно выглядело злобно.


Он вздрогнул.


— А ты что, знаешь, что это было? — спросила она.


— Нет, я… нет. — Он начал искать следы, но уже почти совсем стемнело, и он ничего не увидел. — Либо оно знает, как замести следы, — сказал он, — либо оно их не оставляет.


— Что ты хочешь сказать? Торак, что это такое?


Он закусил губу. Затем поднялся.


— Что бы это ни было, спать на земле мы не станем.


Тису пришлось не по душе, что по нему карабкаются. Он обсыпал их облаком удушливой пыльцы и пытался высвободиться из их хватки: кора отслаивалась. К тому времени, как им удалось умоститься в его ветвях, оба были исцарапаны и вымотаны.


— Ветер поднимается, — сказал Торак. — Лучше будет привязать себя к сучьям.


Ренн развесила их влажные, запыленные спальные мешки просушиться и стала всматриваться вниз, в темноту. Она видела, как бесшумно ходит Волк. А вслух сказала только:


— Будем надеяться, что Волк и вороны предупредят нас об опасности.



* * *


Волк кругами бегал под тисом, и шерсть его вздыбилась от неудовольствия. Он ненавидел, когда бесхвостые забирались на деревья. Зачем они это делают?


Нормальные волки не лазают по деревьям. И нормальные волки любят Тьму, это для них лучшая пора, когда они вольно бегают и играют. Они не сворачиваются клубком и не спят целую вечность.


Волк ненавидел это место. Лес здесь был другим. Деревья были слишком насторожены, и все запахи перемешивались. Некоторые деревья пахли землей, а бесхвостые, что живут здесь, как раз пахли деревьями. Они были злы и напуганы, и хотя у каждой стаи была довольно обширная территория, они сражались, и Волк не понимал почему. Но хуже всего, что Большой Бесхвостый и Сестра сменили свои верхние шкуры и даже свой запах, так что Волк с трудом узнавал их.


Сны его были тревожны: там скреблись когтями и раздавалось уханье филинов, и иногда, проснувшись, он улавливал кусающий за нос запах бесхвостого, что пах Ярким Зверем. Этот бесхвостый сильно беспокоил Волка, так как разум у него был не в порядке, и Волк не мог понять, что он задумал.


Запах безумного бесхвостого заполнял нос Волка, когда тот рыскал у корней тиса, но он чувствовал, что самого бесхвостого здесь нет. Возможно, он тоже забрался на дерево. На всякий случай Волк решил оставаться поблизости, если тот вдруг вернется.


На Восходе Яркий Белый Глаз полуоткрылся и сонно взирал на множество своих маленьких детенышей. Волк погнался за лаской, но она удрала. Он поймал мотылька, но тот так щекотал нёбо, что его пришлось выплюнуть. А бесхвостые все спали.


Внезапно Волк навострил уши. Внизу в долине каркали вороны. Они нашли косулю, которая Не Дышит, и хотели, чтобы Волк спустился и разодрал ее плоть, чтобы они могли клевать ее.


Волк колебался, не зная, как ему поступить. Ему надо было остаться и охранять бесхвостых.


Но он был голоден.





Глава тринадцатая



По мере того как сгущалась ночная тьма, появлялись прочие обитатели Леса.


Из пустот в тисе вылетели летучие мыши. Серая сова уселась на кончик ветки, тельце ее раскачивалось, а сияющие в лунном свете глаза уставились на Торака. Он смотрел ей в глаза до тех пор, пока она не улетела.


Ночь была оживленная, и деревья совершенно пробудились от сна.


Как и он.


Кто или что распотрошило пожитки Ренн? Это был мстительный дух Бейла или что-то другое? Охотник с волосами цвета пепла, горящий изнутри. Пророчество Саеунн могло означать что угодно.


Оттянув веревку, что привязывала его к стволу, Торак повернулся посмотреть, проснулась ли Ренн на другой стороне. Она свернулась клубком, словно белка, и крепко спала.


Ему страстно хотелось отправиться в путь. Где-то в этих тайных лощинах прятался Тиацци, и отыскать его след становилось все труднее. Даже Волк скоро не сможет найти его.


Внизу зашелестели ветки, когда что-то огромное пробиралось через них по земле. Торак ничего не видел, но по мере того как существо приближалось, он услышал жевание и глубокое сопение. Затем под ним шевельнулся темный силуэт, словно тень огромного ходячего валуна. Он заметил мощную горбатую спину, огромную голову с короткими загнутыми рогами.


Бизон.


Он наблюдал, как животное облокотилось на ствол тиса и с наслаждением почесалось об него, отчего все дерево содрогнулось. Затем с глубоким удовлетворенным фырканьем бизон неторопливо пошагал прочь.


Вскоре Торак уловил знакомые звуки: хвосты лошадей со свистом рассекали воздух. Когда табун проходил под ним, он заметил, как еще нетвердо стоявший на ногах жеребенок уткнулся матери в живот, чтобы сосать молоко; как молодая кобыла заботливо пощипывала гриву кобылы постарше, чья покрытая шрамами шкура красноречиво свидетельствовала о том, что она пережила не одну охоту. Он испытал приступ благоговейного трепета. В отличие от буланых лошадей Открытого Леса, эти были черны, словно безлунная ночь.


Ренн что-то промычала во сне, и главная кобыла тут же вздернула голову. Священный табун растворился во тьме, словно сон.


Тораку показалось, что в Лесу стало одиноко, когда лошади ушли. Ему хотелось, чтобы Волк и вороны вернулись.


Ветер усилился, и деревья скрежетали и стонали. Торак хотел бы знать, о чем они говорят. Если бы он понимал их язык, они могли бы поведать ему, где найти Тиацци.


Мысль всколыхнула его сознание, словно камешек, брошенный в гладь Лесного пруда. Стань одним из них. Отпусти свою душу блуждать среди них.


Он не был уверен, что осмелится на это. Деревья — одни из самых загадочных существ. Они таят в себе огонь и дают жизнь всему, но сами питаются лишь солнечным светом. Из всех созданий лишь они одни могут отрастить новую ветку взамен утраченной. Некоторые никогда не спят, а другие впадают в оцепенение и так и стоят, обнаженные, посреди самой суровой зимы. Они наблюдают за суетливыми жизнями охотников и добычи, но никому не открывают своих мыслей.


Торак раскрыл свой мешочек с целебными травами и нащупал там кусок черного корня, о котором он не рассказывал даже Ренн. Саеунн дала ему его. «На случай, когда он тебе понадобится», — сказала она.


Он быстро разжевал его. Горечь наполнила рот. Корень стремительно начинал действовать. Не успел он проглотить его, как острая боль пронзила его внутренности. Судороги волнами накатили на него, и он согнулся пополам, так что веревка врезалась в живот. Ему стало страшно. Он должен разбудить Ренн. Но сыромятная кожа не давала пошевелиться. Он не мог дотянуться до нее.


Судороги усилились, его души затягивал безжалостный водоворот. Он открыл рот, чтобы позвать Ренн… и его голос отдался скрежетом коры и шумом ветвей. Его пальцы-ветки ощутили знакомый прохладный лунный свет и нежность воющего ветра, его сучья чувствовали шевеление ос и тяжесть спящих мальчика и девочки. Глубоко в земле его корни ощущали роющих кротов и мягких, слепых червей, и все было хорошо, ведь он был деревом, и он наслаждался девственной красотой ночи.


Где-то в круговороте древесного сока крупица души Торака умоляла дерево рассказать ему, где найти Тиацци. Тис вздохнул и подбросил его в ночь.


Беспомощный, словно искра, подхваченная порывистым ветром, Торак несся сквозь Лес прямо в океан шумных голосов, от тиса к падубу, от семечка к ростку, к мощному дубу, двигаясь быстрее, чем бежит волк или летит ворон. Ужас объял его. «Слишком далеко, — подумал он. — Так тебе никогда не вернуться назад!»


Когда он наконец остановился, его древесные пальцы узнали ледяные ветры, обвевавшие Высокие Горы. Он был в золотистом соке другого тиса, но этот был старше, чем он мог себе представить, древний, словно сам Лес. Его сучья пронизывали звезды, корни раскалывали камни и сдерживали демонов в Ином Мире. В его ветвях находили приют совы и куницы, белки и летучие мыши. Для существ, что обитали в нем, он был целым миром, но для Великого Тиса их жизни были краткими, словно трепет листка, и, когда их не станет, он все еще будет стоять.


Потеряв себя в бескрайнем сознании дерева, Торак почувствовал острые когти токорота на своей коре. Он услышал демонов, вопящих об огненном камне, который почти оказался в их власти. Языки пламени обжигали его ветви. Он чувствовал, как Повелитель Дубов кружит, нараспев читая заклинания.


Повелитель Дубов воздел руки к небу:


— Я истина и Обычай. Я повелитель огня. Я повелитель Леса!


Поднялся ветер, и голос Великого Тиса стал громче вместе с ним. Торак тонул в этих голосах, все деревья Леса шумели, сливаясь в ревущий поток, разрывающий его на части…



* * *


— Торак! — прошептала Ренн. — Торак! Проснись!


Он повернул голову, но по его глазам она поняла, что он не узнает ее. Он смотрел пустым, невидящим взглядом, внутри его не было душ.


Не было душ. Он отпустил свои души блуждать.


Он разбудил ее, вывернувшись из веревок, и теперь стоял на коленях на суку, раскачиваясь и бормоча что-то. Ренн с ужасом представила, как сейчас он ступит в пустоту и сломает себе шею.


Она пододвинулась на его сторону ствола. До него было не дотянуться. Она осталась на месте, боясь вспугнуть его.


Наконец Торак заговорил не своим, глухим голосом:


— Я Великий Тис, — сказал он порывам ветра. — Я старше Леса. Я родился у корней Первого Древа. Я был семечком, когда последние снега Великого Холода растаяли и растворились в земле, был ростком, когда пришла Волна. Я не знал сна. Но я знал гнев…


Ренн не знала, что ей делать. Ее колдовство было недостаточно сильным, чтобы призвать обратно его души. Молясь хранителю племени, она протянула руку.


Торак выпрямился на ветке и пошел.



* * *


Боль рывком вытащила его из забытья: вороний клюв тянул его за мочку уха.


У него кружилась голова. Ветер дул в лицо, в голове шумели деревья.


— Торак! — Голос Ренн донесся до него откуда-то издалека. — Торак, смотри на меня. Только на меня. Не шевелись!


Ворон слетел с плеча Торака, и он пошатнулся. Под ногами качнулась земля.


Это не земля. Ветка. Он стоял на краю ветки, его руки хватали пустоту.


— Смотри на меня, — приказала Ренн. Она припала к основанию широкой ветви, одной рукой схватив веревку, обвязанную вокруг ствола, другую вытянув ему навстречу. — Не смотри вниз!


Он посмотрел вниз. От такой высоты кружилась голова. Далеко внизу на змеистых корнях тиса кто-то сидел на корточках. Он разглядел пепельные волосы и бледное, обращенное вверх лицо. Он покачнулся.


Голос Ренн привел его в чувство:


— Торак. Иди… ко… мне.


Ее темные глаза словно притягивали его.


Он опустился на колени и пополз к ней.



* * *


— Ты что же, ничего не помнишь? — спросила Ренн.


Торак потряс головой. Он дрожал, и ему было дурно, хуже, чем с ним когда-либо бывало на ее памяти. Все, что она могла сейчас сделать для него — помочь спуститься с дерева.


— Не помнишь даже, как отвязывал веревку и полз по суку? Ничего?


— Ничего, — сказал он заплетающимся языком.


Наконец она открыла бурдюк с водой.


— Вот. Тебе станет лучше.


Он не ответил. Он сидел, облокотившись спиной на ствол тиса, всматриваясь в его ветки.


Ветер улегся, близился рассвет. Рип и Рек устроились на нижних сучьях и мирно спали, наевшись конины, которой Ренн поделилась с ними в благодарность. Она сомневалась, что Торак вообще видел их. В его глазах светился какой-то странный нездешний свет, и, приглядевшись, она заметила, что они больше не были светло-серого цвета. В глубине его глаз появились зеленые крапинки.


— Я видел его, — сказал Торак. — Видел Тиацци. Он недалеко от Гор. Создает заклятия. Он думает, что сможет править Лесом.


Юноша встал на четвереньки, и его вырвало. Когда все закончилось, он обессиленно облокотился на дерево.


— Я уж думал, я никогда не вернусь.


— Что ты имеешь в виду?


Он закрыл глаза.


— Когда твоя душа вселяется в тело ворона, или медведя, или лося, ты остаешься в теле этого создания. Но деревья… они нераздельны. Для них думать, говорить, блуждать душой — все едино. Ты блуждаешь от дерева к дереву, от ясеня к березе, от березы к падубу. Быстрее и дальше, чем ты можешь себе представить. — Он сжал виски. — Так много голосов!


Ренн могла только бессильно наблюдать. Больше всего ее беспокоило то, что все это время, пока его душа блуждала, его тело двигалось. Такого раньше не случалось.


Она знала, что люди порой ходят во сне, если их телесная душа выскальзывает из тела во время сна. Тело блуждает, пытаясь найти бродячую душу, и обычно они возвращаются вместе прежде, чем кто-то из них успевает выйти из укрытия. Но она не знала, что это может означать в случае с Тораком.


— Зачем ты сделал это, Торак? Зачем сейчас было отправлять свою душу блуждать?


Он открыл глаза.


— Чтобы найти Тиацци. — Он помедлил. — Я вижу его, Ренн. Порой лишь мельком вижу светлые волосы. Порой он стоит прямо передо мной. С него стекает вода. Он смотрит с упреком.


По ее спине побежал холодок. По лицу Торака она поняла, что он говорит о Бейле.


Она вспомнила день погребального обряда, когда Торак стоял на пляже и выкрикивал имя Бейла навстречу небу. Словно желая, чтобы дух преследовал его.


— За что ему осуждать тебя? — спросила она.


Он откинул голову, достаточно сильно и больно стукнувшись ею об ствол.


— Мы повздорили. Я ушел один.


— О, Торак! Почему… почему вы повздорили?


Он отвел взгляд.


— Он собирался попросить тебя остаться с ним.


Ренн почувствовала, как жар прилил к ее щекам.


— Он не хотел ссориться, — начал Торак. — Это я виноват. Я начал. Я оставил его на страже одного. Поэтому его убили.


Вокруг них просыпались птицы. Ренн видела, как капельки росы сверкают на завитках папоротника, напоминавших толстых гусениц. Шмель толкался вокруг цветков сон-травы.


«Столько страдания, — подумала она. — Бейл погиб. Все его племя горевало. Фин-Кединн пострадал. Торак мучался от чувства вины. И все это из-за Тиацци».


До сих пор она не понимала, как далеко распространилось зло Пожирателей Душ, словно трещины на заледеневшем озере.


— Торак, — наконец промолвила она, — это не значит, что это твоя вина. Тиацци убил его. Не ты.


Пчела опустилась на колено Тораку, и он наблюдал, как она с трудом карабкается по нему.


— Тогда почему он преследует меня? Я должен выполнить свою клятву, Ренн. Иначе он вечно будет преследовать меня.


Она поразмыслила над его словами.


— Возможно, ты прав. Но я тоже буду с тобой. И Волк. И Рип и Рек. — Она замолчала. — Только с этого момента не проси меня вернуться обратно в племя.


Губы Торака изогнулись, и он фыркнул. Помогая пчеле забраться на ладонь, он пересадил ее на лист лопуха.


Наступил рассвет, а они сидели рядом, наблюдая, как солнечный свет проникает в Лес.


Помолчав немного, Торак спросил:


— Если бы он попросил тебя остаться с ним, ты бы согласилась?


Ренн повернулась и уставилась на него.


— Как ты можешь спрашивать об этом? — спросила она раздраженно.


Он был в замешательстве.


— Прости, я… Это значит «нет»?


Она открыла было рот, чтобы ответить, но в это мгновение вернулся Волк, его морда была темной от крови. Обдав их затхлым запахом падали в качестве приветствия, он лизнул Торака в подбородок, и они обменялись одним из своих многозначительных взглядов.


Ренн спросила, что Волк сказал ему.


— Яркий Зверь, — ответил он. — А еще… я не уверен, что-то поломанное. Мысли? Душа? Сломанная душа?


— Безумие, — произнесли они вместе.


Но времени задуматься над тем, что это означает, у них не оказалось.


Волк странно и нетерпеливо заскулил и нырнул в подлесок. Торак помог Ренн подняться и загородил ее собой. Пять молчаливых охотников выступили из-за деревьев. Едва Ренн успела вытащить свой нож, они были окружены. Охотники были одеты в простые оленьи шкуры и не имели при себе оружия. Ренн увидела, что на них не было повязок. На чьей же они стороне?


— Вы пойдете с нами, — произнес тихий голос, привыкший повелевать. — Ваши поиски окончены.





Глава четырнадцатая



Женщина носила ожерелье из буковых орешков, и лицо ее было отрешенное, словно мысли ее были заняты делами, которых прочим не дано понять.


Ренн догадалась, что она колдунья или вождь, а может, и то, и другое сразу. Ее длинные темные волосы были распущены, только один пучок волос на лбу был перевязан и намазан охрой, а с ее пояса свисал острый отросток оленьего рога. Племенная татуировка на лбу изображала маленькое черное раздвоенное копытце.


— Вы люди Благородного Оленя, — сказала Ренн.


— А ты из племени Ворона, — ответила женщина спокойно, безошибочно определив это, несмотря на маскировку Ренн. — А ты, — повернулась она к Тораку, — обладаешь блуждающей душой.


Он открыл рот от изумления.


— Откуда ты знаешь?


— Мы почувствовали твои души рядом. Ты можешь спрятать их от остальных, но не от людей Благородного Оленя.


— Он не прячет их, — вставила Ренн.


— Значит, кто-то делает это за него, — ответила женщина.


Ренн хотелось расспросить ее, что это означает, но Торак нетерпеливо перебил:


— Моя мать тоже была из племени Благородного Оленя. Ты знала ее?


— Разумеется.


Он глубоко вдохнул и сглотнул.


— Какая она была?


— Не здесь, — сказала женщина. — Мы отведем вас в нашу стоянку.


Один из ее спутников жестом запротестовал, это был мужчина, чьи волосы скрывала повязка красноватой коры:


— Но Дюррайн, они же чужаки! Они не должны видеть нашу стоянку, особенно девочка!


— Я не чужак, — сказал Торак. — Я ваш сородич.


— Что вы имеете против меня? — спросила Ренн.


— Мы пойдем в стоянку, — повторила Дюррайн. Затем обратилась к Тораку и Ренн: — Можете оставить себе оружие, но оно вам не понадобится. Пока вы в племени Благородного Оленя, вы будете в безопасности.


Ренн почувствовала, что она говорит правду. Как-никак, еще Фин-Кединн советовал им найти их, но Дюррайн ей не нравилась. Ее узкое лицо было бесстрастным, словно каменное. И она даже не спросила их имена.


Дюррайн повела их на восток по следу оленей, который уводил в чащу. Дважды Ренн заметила Волка, который бежал, не отставая от них. Она спрашивала себя, как он относится к тому, что они сошли со следа Тиацци, но когда она сказала об этом Тораку, он только отмахнулся:


— Дюррайн сказала, что поможет нам.


— Она сказала, что наши поиски окончены. Это может оказаться не одно и то же.


— Они мои кровные сородичи. Они должны помочь.


Пробираться через заросли было непросто, и красивый молодой охотник предложил Ренн понести ее спальный мешок. Она отказалась, а затем пожалела об этом. Охотник все понял и все равно понес его.


Она указала на идущего впереди мужчину, голова которого была обернута корой.


— Почему я ему не нравлюсь?


Юноша вздохнул:


— Однажды мы приютили в племени человека Ворона. Он помог Пожирателю Душ наслать на нас одержимого демоном медведя.


Ренн с негодованием заметила:


— Это был мой Брат. Пожиратель Душ обманул и его.


Мужчина с корой вокруг головы хмуро посмотрел на нее:


— Это ты так говоришь. Медведь убил мою спутницу. Поэтому я не люблю людей Ворона.


Когда он отошел далеко и не мог ее слышать, молодой охотник извинился:


— Он до сих пор тоскует по ней.


— И поэтому повязывает себе голову? — спросила Ренн.


— Да, мы оставляем своих мертвых на их любимом дереве, затем обвязываем голову его корой, чтобы помнить.


— Но вы не носите повязок. Так на чьей же вы стороне?


Он выпрямился, отстраняясь от нее:


— Мы не принимаем ничью сторону. Мы никогда не сражаемся.


Брови Ренн попозли на лоб.


— А что другие племена думают об этом?


— Они презирают нас, но не трогают.


«Пока не трогают», — подумала она и взглянула на Торака. Но тот не слушал. Он жадно впитывал мельчайшие черты людей из племени своей матери, и на лице его была тоска. Ренн почувствовала беспокойство. Она надеялась, что эти странные, сдержанные люди не обманут его надежд.



* * *


Они шли почти весь день, и Ренн вскоре перестала ориентироваться на местности. Наконец они дошли до озера с деревянным островком посередине. Ей сказали, что это Озеро Черной Воды, и были крайне удивлены тому, что она этого не знала.


Стоянка племени Благородного Оленя тянулась вокруг озера и была так хорошо замаскирована, что Ренн прошла бы мимо, если бы не зарево костров. Холм из можжевельника оказался самым большим укрытием из всех, что она когда-либо видела: она насчитала семь проемов, прикрытых занавесями из оленьей шкуры, окрашенными в зеленый цвет. Несколько собак, первые за все время в Сердце Леса, подошли разнюхать, уловили запах Волка, исходящий от нее, и убежали. Дети выглядывали из укрытий и затем прятались внутрь.


Было на удивление тихо, но впервые за много дней Ренн почувствовала себя в безопасности. Никто не мог пробраться сюда: ни токороты, ни охотники племени Лесной Лошади, ни угрожавший им неизвестный с пепельными волосами. Легендарное колдовство племени Благородного Оленя держало всех их на расстоянии. Она смогла заметить лишь несколько маленьких свертков, привязанных к деревьям.


Молодой охотник подвел Торака к озеру, чтобы тот умылся, а женщина жестом указала Ренн на укромный залив. После недолгих уговоров она разделась и стояла, дрожа, пока женщина при помощи плюшки из какой-то твердой серой грязи соскребала с нее краску, которой они замаскировали себя в Сердце Леса. Приятно было снова стать собой, но ее кожу стягивало. Она спросила, из чего была серая плюшка.


Женщина удивилась ее незнанию.


— Это зола. Мы жжем зеленый папоротник, потом смешиваем с водой и печем его.


«Зола, — подумала Ренн. — Опять зола».


— В Сердце Леса все используют ее, — сообщила женщина. — Она как мыльный корень, только лучше.


Другая женщина принесла одежду: штаны и безрукавку из оленьей шкуры, отороченную заячьим мехом, удобные башмаки из шкуры лося и мягкую накидку с капюшоном, которую Ренн ошибочно приняла за плетеную из луба, но ей сказали, что она из крапивных волокон. Все было впору, но Ренн расстроилась, узнав, что, за исключением перьев хранителя племени, всю ее одежду племени Ворона сожгли.


— Но наша же гораздо лучше, — протестовала женщина.


«Одежда лучше, мытье лучше, все лучше, — подумала Ренн сердито. — Наверное, нам всем следует все бросить и начать подражать им».


Чтобы придать себе уверенности, Ренн, под предлогом, что ей нужно в туалет, осталась одна, а затем, закатав одну штанину, вытащила нож из зуба бобра, который ей подарили в племени Выдры, и привязала его к ноге запасной тетивой. Вот так. На всякий случай.


Когда она вернулась, Торак сидел у огня — тоже в новой одежде — и соскребал с лица краску. Она с облегчением увидела, что он снова стал собой, но они забрали его повязку, и он все время касался своей татуировки изгнанника.


Торак подвинулся, чтобы Ренн села рядом с ним, а остальные члены племени расселись вокруг костра.


— Хватит хмуриться, — прошептал он ей, — они помогают нам. Ты понюхай только, как пахнет!


Она фыркнула:


— Все непременно должно быть гораздо лучше, чем у нас.


Но ей пришлось признать, что еда хороша. Огромная корзина из переплетенных корешков свисала прямо над углями. Она была доверху полна ароматной похлебки из струганого мяса зубра, грибов и верхушек папоротника, все это было готово, когда корзина едва ли не прогорела насквозь. Еще там были вкусные лепешки из толченых лесных орехов и сосновой пыльцы, и большая бадья меда, из которой черпаком поливали все это, и дымящийся горячий чай из еловых иголок, чтобы все это запивать.


Было чудесно снова погреться у костра, но, за исключением краткой молитвы Лесу, люди Благородного Оленя ели в молчании. Ренн с тоской вспомнила о шумных вечерних посиделках племени Ворона, когда все обменивались охотничьими рассказами.


Едва они закончили трапезу, Дюррайн начала расспрашивать Торака. К их удивлению, она совсем не интересовалась, зачем они пришли, она хотела знать только, на что это похоже, когда твоя душа вселяется в дерево.


Торак с трудом попытался объяснить:


— Я… я был тисом. Потом я переселялся из дерева в дерево. Так много голосов… Я не мог этого вынести.


— Ах! — разом выдохнуло все племя.


Даже бесстрастное лицо Дюррайн на мгновение выдало душевное волнение.


— То, что ты слышал, это Голос Леса. Голоса всех деревьев, что есть, и тех, что когда-либо были. Голос слишком бескрайний, чтобы человек мог это вынести. Если бы ты слушал его дольше, чем один удар сердца, твои души разделились бы. И все же… как я завидую тебе.


Торак сглотнул.


— Моя мать… Ты сказала, что знала ее. Расскажи мне о ней.


Дюррайн лишь отмахнулась:


— Она предпочла уйти. Я ничего не могу рассказать тебе о ней.


— Ничего? — Торак был ошеломлен.


Ренн почувствовала злость за него:


— Но вы же наверняка пытались найти ее?


Дюррайн холодно улыбнулась…


— Но… она и отец Торака сражались с Пожирателями Душ. Им нужна была ваша помощь, — возмутилась Ренн.


— Племя Благородного Оленя никогда не сражается, — сказала Дюррайн. Ее карие глаза были ясными, цвета букового орешка, и они пронизывали души Ренн насквозь. — Я вижу, у тебя есть небольшая способность к колдовству. Но Сердце Леса — не игрушки. Ты не колдунья.


Она была права. Теперь был черед Ренн чувствовать себя раздавленной.


Торак рядом с ней заерзал.


— Ты ничего не знаешь о Ренн. Прошлым летом ее видения предупредили всех нас о наводнении. Она спасла все племена.


— Неужели? — сказала Дюррайн.


Торак задрал подбородок.


— Мы теряем время. Ты сказала, что наши поиски окончены. Ты знаешь, где Повелитель Дубов?


— В Сердце Леса нет Повелителя Дубов, — объявила Дюррайн.


— Ты ошибаешься, — возразил Торак. — Мы выследили его до этого места. След ведет на юг.


— Если бы в Сердце Леса появился Пожиратель Душ, племя Благородного Оленя узнало бы об этом.


— Раньше вы не знали, — заметила Ренн. — Хромой странник прожил с вами всю зиму, а вы даже не поняли, кто он.


Это вызвало гневный ропот со стороны остальных, и Дюррайн поджала губы:


— Ваши поиски окончены. Нынче ночью мы будем молиться. А завтра отведем вас обратно в Открытый Лес.


— Нет! — воскликнули Ренн и Торак в один голос.


— Вы не понимаете, во что вы встряли, — сказала Дюррайн. — В Сердце Леса идет война!


— Но вы же никогда не сражаетесь, — парировала Ренн, — разве это вас касается?


— Это касается всех нас, — сказала Дюррайн. — Это разделяет Великий Дух, от этого Лес чахнет. Наверняка даже вы в Открытом Лесу заметили это?


— Нет, мы слишком невежественные, — съязвила Ренн, — почему бы вам не просветить нас?


Дюррайн смерила ее сердитым взглядом.


— Зимой Великий Дух бродит по холмам в облике женщины с волосами из ивовых ветвей. Летом он ходит в чаще лесов в облике высокого мужчины с оленьими рогами. Это по крайней мере вам известно?


Ренн стоило больших усилий держать себя в руках.


— Весной, в дни поворота, на Великом Дубе в священной роще распускается листва. Но не этой весной. Все почки пожрали демоны. Дух не пришел. — Она замолчала. — Мы испробовали все средства.


— Красные ветки, — сказал Торак.


Дюррайн кивнула:


— Каждое племя по-своему упрашивает Духа. Люди Зубра красят ветки. Племя Рыси и Летучей Мыши приносят жертвы. Племя Лесной Лошади тоже красит ветки, и их новый колдун в одиночестве постится в священной роще, ожидая знамения.


Ренн почувствовала, как Торак напрягся.


— Колдун племени Лесной Лошади, — промолвил он. — Это мужчина или женщина?


— Мужчина, — ответила Дюррайн.


Сердце Ренн бешено забилось.


— Как он выглядит?


— Никто не видел его лица. Он всегда носит деревянную маску, чтобы быть единым с деревьями.


— Где эта священная роща? — спросил Торак.


— В долине лошадей, — ответила Дюррайн.


— Где это? — спросила Ренн.


— Мы никогда не говорим чужакам об этом.


— На чьей она земле? — переспросил Торак. — Земле Зубра или Лесной Лошади?


— Священная роща находится в самом Сердце Леса, — сказала Дюррайн. — Она никому не принадлежит. Все могут прийти туда, однако только в час великой нужды. По крайней мере, так было до тех пор, пока колдун племени Лесной Лошади не запретил это.


Ренн глубоко вдохнула:


— Что, если мы скажем вам, что это Тиацци скрывается в обличье колдуна племени Лесной Лошади?


Дюррайн снисходительно посмотрела на нее, а остальные улыбнулись с недоверием.


— Но если мы правы, — сказал Торак, — вы поможете нам? Вы поможете мне, своему кровному родичу, сражаться с Пожирателем Душ?


— Племя Благородного Оленя никогда не сражается, — повторила Дюррайн.


— Но вы не можете сидеть и ничего не делать! — воскликнула Ренн.


— Мы молимся, чтобы вражда окончилась, — отрезала Дюррайн. — Мы молимся, чтобы Великий Дух пришел.


— Это и есть ваш ответ? — спросил Торак. — Молиться?


Дюррайн поднялась.


— Я покажу вам, почему мы не сражаемся, — сказала она, выплевывая слова, словно камешки. Схватив Торака и Ренн за запястье, она потащила их из стоянки.


Они поднялись на холм и скоро достигли небольшой поляны, где закатное солнце освещало косые стволы желтого дубняка. Здесь не пели птицы. Поляна была пугающе тихой. В самом ее центре Ренн заметила сплетение выбеленных костей: скелеты двух оленей.


Было ужасно просто догадаться, что произошло. Прошлой осенью во время гона самцы бились за внимание самок. Ренн представила, как сталкиваются лбами мощные головы, как сплетаются рога. Как они борются, пытаясь освободиться. И не могут. Они угодили в ловушку.


— Вот знак, посланный нам Духом, — сказала Дюррайн. — Смотрите, какая судьба выпала на долю покровителя нашего племени! Они сражались. И не смогли освободиться. Они умерли от голода. Вот что произойдет, если мы станем сражаться. Вот почему племя Благородного Оленя не потерпит этого!





Глава пятнадцатая



Пока Дюррайн вела их обратно в стоянку, Торак отстал, и Ренн поравнялась с ним.


— Как ты? — спросила она.


— Прекрасно.


Она коснулась его руки.


— Я знаю, ты надеялся от них услышать больше.


Он пожал плечами. Поскольку это была Ренн, он не возражал против ее сочувствия, но чтобы не дать ей продолжить, он сказал:


— Я думаю, они ошибаются, говоря, что не нужно сражаться.


— Я тоже.


— Как можно не сражаться с Пожирателями Душ? Если бы никто не сражался с ними, они бы захватили Лес.


— Однако, — сказала она, передразнивая высокомерные нотки Дюррайн, — кто мы такие, чтобы обсуждать обычаи племени Благородного Оленя?


Он ухмыльнулся:


— Особенно ты, невежественная девочка из племени Ворона.


Она ткнула его локтем под ребро, и он ойкнул, заслужив неодобрительный взгляд Дюррайн.


Когда они приближались к стоянке, Торак спросил тихо:


— Но они все же сообщили нам кое-что важное.


Ренн кивнула:


— Нам нужно найти священную рощу.


Опускались сумерки, и большая часть племени Благородного Оленя отправилась в укрытие. Дюррайн ждала их.


— Мы будем молиться до рассвета, — объявила она. — И вы будете молиться вместе с нами.


Ренн постаралась выглядеть послушно, а Торак поклонился, хотя он и не собирался молиться. Он не собирался больше отвлекаться от своей цели.


С примыкающей тропы пришла женщина. Увидев Дюррайн, она заметалась, словно в поисках места, где спрятаться.


Дюррайн тяжело вздохнула.


— Где ты была?


— Я… я отнесла подношение лошадям, — запинаясь, пробормотала женщина.


— Ты должна была сначала сообщить мне.


— Да, колдунья, — сказала женщина покорно.


Торак поймал взгляд Ренн. Лошадям.


Чтобы дать возможность ему остаться наедине с женщиной, Ренн попросила Дюррайн объяснить, как в племени Благородного Оленя входят в транс. Колдунья посмотрела на нее и увела в укрытие.


— Мы должны войти, — промычала женщина.


Ее кожа была чешуйчатой, она напоминала Тораку сушеное мясо оленя, и она все моргала, словно ожидая удара. Ее повязка из коры была грязной и нуждалась в замене.


Чтобы успокоить ее, он спросил, кого она оплакивает.


— М-моего ребенка, — промямлила она. — Мы должны войти.


— И ты делаешь приношения лошадям? В их долине?


— У Извилистой Реки, да. — Она жестом указала назад, затем прижала ладонь ко рту. — Мы должны войти!


Еле сдерживая возбуждение, Торак оставил топор и лук там, где смог бы найти их, и зашел внутрь следом за женщиной. Все было даже слишком просто.


Внутри стоял сумрак, словно в Лесу в середине лета. Несчетные прядки из волокон крапивы, свисавшие с перекладин, где сушились, махнули ему по лицу, словно длинные зеленые волосы. Мужчины и женщины сидели на противоположных сторонах, Дюррайн сидела в центре, держа в руках пару трещоток из оленьего рога. Огня не было. Единственное тепло исходило от влажного жаркого дыхания.


Торак разглядел Ренн: она заговорщицки улыбнулась ему. Он почувствовал свою вину, потому что она не пойдет с ним. Он не мог сказать почему, он только знал, что, когда он столкнется с Тиацци, ее не должно быть рядом, она не должна видеть этого.


Пробираясь на сторону мужчин, он занял место напротив одного из выходов.


Последний член племени Благородного Оленя подполз к Дюррайн и поставил перед ней плошку и блюдо. Она подняла плошку и отпила из нее.


— Роса со следов хранителя с головой раскидистой, словно дерево, — нараспев начала она, — испейте мудрости Леса. — Она передала плошку.


Из тарелки она вытащила кусок лепешки.


— Кора сосны, что вечно на страже. Вкусите мудрости Леса.


Когда настал черед Торака, он спрятал лепешку в рукав и лишь сделал вид, что отпил из плошки. Он тайком вытянул руку и почувствовал движение прохладного воздуха за кожаной занавесью.


Дюррайн обвела взглядом собравшихся.


Торак замер.


Дюррайн начала трясти трещотки в размеренном, убыстряющемся темпе.


— Лес, — произнесла она нараспев. — Ты видишь все. Ты знаешь все. Ни ласточка не полетит, ни летучая мышь не вздохнет, чтобы ты не знал. Услышь нас.


— Услышь нас, — подхватили остальные.


— Покончи с раздором между племенами. Приведи Дух с головой оленя обратно в свои священные долины.


Пение и быстрый топот все продолжался, и Дюррайн по-прежнему наблюдала за своими людьми. Время перевалило за полночь. Торак уже почти потерял надежду, когда наконец, не меняя ритма, она набросила капюшон на лицо, и остальные сделали то же самое.


Пока люди Благородного Оленя пением вводили себя глубже в транс, Торак подвинулся ближе к занавеси. Мужчины по обе стороны от него полностью скрылись в сумраке своих крапивных одеяний. Они не заметили, как он выскользнул наружу.


Схватив свое оружие, он пошел по следу.


Он не успел далеко уйти, когда Рип и Рек слетели к нему и приветственно закаркали: «Где ты был?»


Волк серой тенью появился и побежал рядом с ним:


«Укушенный. Недалеко».


Наполовину съеденная луна заходила, близился рассвет. Торак ускорил шаг. Дрожь и волнение от погони горели в его крови. Он почувствовал себя стремительным и неуязвимым, словно охотник, настигающий свою добычу. Этому суждено было случиться.



* * *


Мальчик ускользнул. Так было суждено.


Три дня и три ночи Избранный наблюдал за неверующими, как желал Повелитель. Девочка опустошила силу проклятого жезла легко, словно вылила воду из ведра. Мальчик призывает воронов с неба и разговаривает с огромным серым волком — и душа его блуждает.


Мальчик верит, что он умен, выслеживая Повелителя на пути в священную рощу. Никто не выследит Повелителя. Повелитель призывает, другие повинуются. Даже огонь повинуется Повелителю.


Воля Повелителя должна быть исполнена.





Глава шестнадцатая



Наступил рассвет, и ни люди Благородного Оленя, ни Ренн не шли за ним. Торак почти хотел, чтобы они пришли. Вскоре ничто не будет стоять между ним и его местью.


День тянулся медленно, а он все шел по следу вдоль Извилистой Реки, хотя этот стремительный бурый поток слабо напоминал величественную реку, в которую превращался в Открытом Лесу.


Волк шагал с ним рядом, поджав хвост и опустив голову. Даже вороны перестали гоняться за бабочками. Возбуждение от охоты уступило место тревожному ожиданию.


Долина сужалась в узкое ущелье, где река превращалась в ревущий поток. Сухой южный ветер дул весь день, но теперь он стих до шепота. Торак почувствовал покалывание между лопатками. Они приближались к подножию Высоких Гор.


Волк обнюхал ком земли, выкорчеванный из земли лошадиным копытом. Торак наклонился к длинным черным волосам из лошадиного хвоста. Над ним новые листья бука и березы сияли изумрудной зеленью. Цветки терна сверкали, словно снег. Воздух был свеж, к нему примешивался запах ели, и он был наполнен трелями птиц: зябликов, славок, дроздов, вьюрков. Даже цветки подорожника на тропинке были необычайно голубого цвета, словно цветы во сне. Он добрался до долины лошадей.


Волк поднял голову:


«Мы идем дальше?»


«Я должен, — сказал ему Торак. — Но не ты. Это опасно».


«Если ты должен, я должен».


Они вступили в мелькающие тени.


Торак заметил, что тропинка истоптана множеством копыт и лап, но следа башмаков не было. Он догадался, что дикие животные не боятся его, потому что здесь людям было запрещено охотиться. Черный дятел запрыгал по ветке, выискивая муравьев. Он был так близко, что Торак заметил его длинный серый язык. Самец оленя жевал яснотку. Он мог бы коснуться его жесткой черной шерсти. Он набрел на кабаниху, вынюхивавшую корешки, она проводила его взглядом, даже не поднимая пятачка.


Долина перешла в ущелье, березы уступили место мшистым елям. Ветерок совсем стих. Птицы умолкли. Шаги Торака отдавались гулким эхом. Он прикоснулся к плечу, где раньше был клочок шкуры покровителя его племени. Под сердцем сжался комок ужаса.


С тех пор как погиб Бейл, его единственной целью стало найти Тиацци. Он не раздумывал, что будет потом. Теперь он думал. Ему предстояло убить самого сильного человека в Лесу.


Ему предстояло убить человека.


Возможно, потому он и оставил Ренн: он не хотел, чтобы она видела, как он сделает это. Но ему не хватало ее.


Позади него раздался шелест крыльев, и он обернулся, надеясь, что это Рип и Рек. Это оказалась пустельга, она сидела на пне и клевала обезглавленную тушку дрозда.


«Может быть, — подумал Торак, — вороны улетели, потому что знают, что я собираюсь сделать».


Но Волк все еще был рядом. Он смотрел на Торака, и в его янтарных глазах горел чистый, ровный свет провожатого.


«Не ходи».


«Я должен», — ответил Торак.


«Это плохо».


«Я знаю. Я должен».


Солнце опустилось ниже, и деревья обступили со всех сторон. Река пропала из виду, но Торак слышал ее эхо под землей. Наконец и этот голос сошел на нет.


Сзади покатился камешек. Когда он остановился, неподвижность волнами нахлынула обратно на него, словно живое существо.


След изогнулся петлей, и Горы выросли прямо перед Тораком, удивительно близко. Стены ущелья сходились, загораживая умирающий свет. Впереди неприступной стеной росли падубы, выше всех, что он видел в своей жизни. Он знал, что за ними и находится священная роща: самое Сердце Леса.


Некоторые места хранят в себе эхо былого, прочие обладают собственной душой. Торак почувствовал, как душа этого места беззвучно гудит в его костях. Из своего мешочка он достал материнский рожок с целебными травами. Он вытряс охру на ладонь и втер немного в щеки и лоб. Рожок, казалось, дрожал, вторя гудению внутри Торака.


Волк уткнулся носом ему в ладонь. Его уши были прижаты к голове. Он уже не был провожатым. Он был Братом Торака, и он был напуган.


Торак присел рядом с ним и нежно дунул ему на морду, почувствовав щекотание его усов и вдыхая сладостный, чистый запах. Он не мог позволить Волку идти с ним дальше. Это было слишком опасно. Он должен сделать это один. Ненавидя себя за то, что его слова неизбежно приведут Волка в замешательство, он велел ему уйти.


Волк отказался.


Торак повторил приказ.


Волк обежал его кругом.


«Ты не должен охотиться на Укушенного!»


«Иди», — повторил Торак.


Волк тронул лапой его колено.


«Опасно! Уфф!»


Торак ожесточил свое сердце.


«Уходи!»


Волк тревожно заскулил и убежал в Лес.


«Вот ты и остался один», — подумал Торак. Он почувствовал, как прохлада ночи просачивается в землю. Он поднялся и зашагал в темноту позади деревьев.



* * *


Волк бежал вниз по склону, и беспокойство в нем перемежалось с чувством страха. Это было жуткое место. Падубы шептали предостережения, слов которых он не понимал. Они были очень древние, и они не желали его присутствия здесь.


Он добежал до площадки над шепчущими деревьями и вдруг остановился. Ветерок донес до него смесь запахов. Волк учуял Яркого Зверя, Который Больно Кусается, и Укушенного, и запах демона. Учуял страх своего Брата и его жажду крови. Это был не азарт охотника, это лежало глубже, и было яростнее. Это было не от волка. Волк не понимал этого, но он боялся этого. А еще он боялся за Большого Бесхвостого, потому что каждой шерстинкой своей шкуры чувствовал, что, если Большой Бесхвостый нападет на Укушенного, тот убьет его.


Укушенный был сильнее медведя. Даже Яркий Зверь не смел нападать на него. Что же может сделать волк-одиночка?


Волк ходил взад-вперед по площадке, жалобно поскуливая. Он ощутил едва уловимую дрожь земли. Он поводил ушами. Подбежав к краю обрыва, он запрыгнул на бревно. Он уловил густой запах крупной добычи, которая совсем как зубр… но не зубр.


Он учуял стадо этих незубров, кормящихся в соседней долине. Это были огромные животные, но смирные, хотя они могли приходить в чрезвычайное бешенство, и ненавидели, когда за ними гонятся, как Волк выяснил предыдущей Тьмой.


Он побежал, чтобы найти их.



* * *


Падубы пахли пылью и пауками. Их настороженность давила на Торака, вытягивая дыхание из легких, как ветер вытягивает дым из укрытия.


Наконец падубы поредели, и между их прямыми черными стволами замелькал красный огонек костра. Торак обнажил нож. Подходя ближе, он услышал потрескивание пламени. Он уловил зловоние жженой плоти.


Он дошел до последнего дерева и спрятался за ним. Кора падуба под его ладонью была холодна, словно сланец.


Священная роща купалась в лунном свете, и на нее падали тени горбатого хребта Гор. Пятно из сгребенных красных углей чадило на каменной земле. А по другую сторону сквозь дымку виднелись два огромных дерева, стоявшие рядом, переплетая верхние ветви, словно руки.


Великий Дуб высился навстречу небу, источая вечную силу. Его мощный ствол был изборожден, словно заледеневшая река, и в неясном свете Торак увидел лица из сморщенной коры, которые уставились на него. Ни единый листок не смягчал угловатые очертания голых пальцев-веток дерева: его почки были съедены демонами. Но с некоторых веток свисали маленькие округлые тени. Торак не рассмотрел, что это такое. Ему было страшно выяснять это.


Великий Тис был старше, чем можно себе представить. Торак знал, потому что блуждал среди его глубоких зеленых душ. Его изогнутые ветви были выбелены до серебра, словно топляк, но под корой пульсировал золотой древесный сок. Его никогда не спящие стволы пережили пожар и наводнение, молнию и засуху. Его корни были тверже камня, они уходили глубоко вниз и крепко уцепились за Горы. Великий Тис ничего не боялся, даже демонов.


Из ниоткуда возникший порыв ветра прочистил воздух от дыма и вдохнул жизнь в огонь. Торак увидел, что прямо в сердце костра был воткнут шест, с которого свисало тонкое почерневшее тельце.


Тораку стало дурно. Теперь он понял, что висело на ветках Великого Дуба. Трупы. Слишком маленькие, чтобы принадлежать человеку, слишком обугленные, чтобы их можно было узнать.


Убийство охотника. Он вспомнил жуткие жертвы Пожирателей Душ в пещерах на Дальнем Севере. Вспомнил, как Фин-Кединн рассказывал о дурных временах давным-давно, когда племена убивали охотников, в том числе людей.


«Это и есть зло», — подумал Торак. Он мог ощущать его в воздухе, гниющее, удушающее зловоние, что парализовало Сердце Леса.


Ладонь на рукояти ножа стала скользкой от пота. Пути назад не было. Ему нужно было выйти из укрытия падубов и найти Тиацци.


Он готовился было сделать первый шаг, когда один из камней позади костра поднялся, раскинул руки и превратился в фигуру мужчины.





Глава семнадцатая



Колдун поднялся от самых корней деревьев священной рощи. Он был облачен в накидку из распущенной лошадиной шкуры и вытянутую, иссеченную бороздами маску, увенчанную пучком конских хвостов. Раскрашенные глаза горели алым, а открытый рот был окружен черными перьями, трепетавшими при каждом дыхании.


«Дыхание духа, — сказала Ренн как-то Тораку. — А маска — лицо духа. Когда ты надеваешь маску, ты становишься этим духом. Перья показывают, что дух живой».


Маска и накидка обозначали, что он — колдун племени Лесной Лошади, но на груди он носил венок из желудей и омелы, указывающих на его родное племя, и с венка свисала маленькая тяжелая сумочка. Огненный опал.


Стоя за стволом падуба, Торак неуклюже спрятал нож в ножны. Против такой силы он будет бесполезен. Он отстегнул свой лук и неловко нащупал в колчане стрелу. Его сердце билось так сильно, что становилось больно. Он почувствовал себя, словно мышь, которая намеревается напасть на зубра.


Стоя перед костром, колдун начал глубоко дышать, выталкивая воздух из груди сильными толчками: «Уфф, уфф, уфф». Он подошел ближе к огню. Он вступил в огонь. Сквозь мерцающий жар Торак видел, что его босые ноги ступают по пылающим углям.


«Невозможно», — подумал он.


Дыхание участилось: «Уфф, уфф, уфф». Колдун отцепил трупик с шеста и вышел обратно на твердую землю.


У Торака закружилась голова. Если даже огонь не наносит ему вреда… Он точно не сможет. Не сможет убить его.


Он смотрел, как колдун поднял упавшую ель, словно это была тонкая веточка, и облокотил ее о ствол Великого Дуба. На ели были сделаны зарубки, чтобы взбираться, как по лестнице. Колдун поднялся и повесил тушку на сук. Спускаясь, он вытащил из корней Великого Дуба мешок и вынул из него сокола.


Внутренности Торака перевернулись. Сокол был жив. Он бешено трепыхался, когда колдун за ногу подвешивал его на шест.


И снова колдун начал резко, прерывисто дышать. Но на этот раз, когда он поднял шест, его накидка была отброшена с рук, и Торак разглядел его руку с тремя пальцами и татуировку племени Дуба. Кожа его была покрыта воспаленными струпьями. Торак представил, как Бейл вцепился в нападавшего, когда отчаянно боролся за жизнь. Его души зачерствели. Настало время исполнить свою клятву.


Вытерев ладонь о штаны, Торак вставил стрелу в лук. Сейчас он отойдет от дерева на открытое место. Громко вызовет Тиацци на поединок, давая ему шанс взять оружие. А потом…


Пожиратель Душ отнес свою трепыхающуюся ношу к костру, установил шест и ушел.


Этого Торак не мог вынести. Он прицелился и выстрелил. Тушка сокола безжизненно обмякла, в груди его, подрагивая, качалась стрела.


Медленно колдун снял маску и положил ее на землю. Он повернулся, и Торак наконец взглянул ему в лицо. Грива соломенных волос, спутанная борода. Лицо, непроницаемое, словно растрескавшаяся от солнца земля. Безжалостные зеленые глаза.


— Так, обладатель блуждающей души. Ты покорно пришел на мой зов.


Торак выступил из-за дерева:


— Возьми оружие, Тиацци. Ты убил моего сородича. Теперь я собираюсь убить тебя.





Глава восемнадцатая



Торак смотрел на Тиацци, стоявшего в десяти шагах от него в плывущем дыму.


— На этот раз ты не убежишь от меня, — сказал он, вставляя вторую стрелу в лук.


Повелитель Дубов запрокинул голову и расхохотался:


— Чтобы я бежал от тебя? Ты здесь потому, что я так хочу!


Закидывая накидку за плечи, он угрожающе размахивал хлыстом в одной руке, топором — в другой. Хлыст извивался, словно змея. Топор был самым большим из всех, что Тораку доводилось видеть.


— А я все думал, кто посмел преследовать меня с островов, — сказал Тиацци, разрезая воздух ловкими вращениями запястья. — Так что я послал своего слугу выяснить. С тех пор как ты вошел в мой Лес, я знал о каждом твоем шаге, о каждом вздохе. Теперь этому придет конец.


— Это не будет так просто, — сказал Торак, двигаясь по кругу вокруг костра. — Я мог убить тебя на Дальнем Севере. Помнишь?


Хлыст щелкнул, выдергивая лук из рук Торака.


— Моя сила куда больше твоей! — сплюнул Тиацци, бросая лук в костер. — Видишь, даже огонь повинуется мне!


Дым застилал Тораку глаза. Когда он рассеялся, Тиацци стоял всего в двух шагах от него.


— Но раз уж Великий Дух привел тебя мне в руки, — продолжил Повелитель Дубов, — я добавлю твою силу к своей.


Выхватив топор из-за пояса, Торак снова отгородился костром.


— Как может Великий Дух быть на твоей стороне? Убивать охотников? Как это может нравиться Духу?


— Предложить охотника огню — значит предать самой благородной смерти из всех. Таков Обычай.


Снова щелкнул хлыст, Торак увернулся, и сыромятная кожа хлестанула по камню.


— Это не обычай племен, — судорожно выдохнул он, — и это не твой Лес.


— Я его Повелитель! — прогремел Тиацци. — Я сделал Сердце Леса своим! — С его губ слетала пена, и его зеленые глаза блестели.


Торак смотрел на него, и все вдруг встало на свои места.


— Война между племенами. Это ты начал ее. Ты настроил их друг против друга.


В соломенной бороде блеснула желтозубая улыбка.


— Ты установил проклятые жезлы, — сказал Торак, отодвигаясь назад, едва не падая с ног. — Ты убил колдуна племени Лесной Лошади и обвинил во всем людей Зубра. Ты заставил их сражаться.


— Они хотели сражаться. Им было необходимо сражаться!


Хлыст обвил запястье Торака, и он с криком выронил топор. Он бросился за ним, но Тиацци оказался быстрее, выхватил топор и бросил в костер.


— Племена слабы, — прорычал он. — Они позабыли Истинный Путь, но я объединю их. Поэтому Великий Дух дал мне эту землю: чтобы укоренить наши различия, чтобы вернуть племена к Обычаю! Не будет больше хранителей племени, не будет Колдунов. Путь один. Один Лес. Один вождь!


Оттирая пот с глаз, Торак вытащил нож из ножен.


И снова мелькнул желтый оскал Тиацци.


— Меня невозможно ранить! — Он указал на омелу у себя на груди. — Бессмертное сердце дуба охраняет меня от вреда! Я неуязвим!


Нож Торака дрожал в его руке.


— Ну, подойди, — дразнил его Повелитель Дубов, — испытай удачу. Давай посмотрим, сумеешь ли ты сразить меня. Или, может, я раздавлю тебя, так же легко, как я убил твою мать и твоего отца?


Взгляд Торака заволокла красная дымка. Торак смотрел на него сквозь пелену кровавого тумана.


— Так же, как я убил твоего сородича, — похвастал Повелитель Дубов. — Сбросив его с Утеса и расплескав его мозги по камням…


Торак заревел и бросился на Тиацци.



* * *


Волк выслеживал незубров с наветренной стороны, чего он при обычных обстоятельствах никогда не стал бы делать. Но на этот раз, он хотел, чтобы они учуяли его.


Корова уловила его запах и развернулась. Волк опустил голову, давая ей понять, что он охотится. Корова встревоженно фыркнула и копнула землю. Волк наступал. Она дернулась на него. Волк проворно увернулся от нее и побежал подразнить быка. Бык резко бросился на него. Волк отпрыгнул в сторону, пролетев на волосок в стороне от его рогов, и отбежал подальше. Он забавлялся этим.


Теперь все стадо было встревожено. Они перестали жевать кипрей и тяжело затопали вверх по склону. Волк прокрался в кучку молодых коров, которые фыркали и сверкали белками глаз. Он выбрал самую крайнюю и ухватил ее зубами над копытом. Корова пронзительно замычала, хлестнула хвостом и бросилась бежать. Остальное стадо в панике последовало за ней.


Они бежали вверх по отрогу, а Волк мчался за ними, прыгая из стороны в сторону, чтобы они подумали, будто за ними охотится целая стая голодных волков. Камни падали, ломались ветки, когда они проламывали себе дорогу в следующую долину, вниз, в сторону Большого Безхвостого и Укушенного.


Земля сотрясалась, когда Волк гнал их, и его сердце сильно билось. Вот, что может сделать волк-одиночка!





Глава девятнадцатая



Сперва Торак подумал, что это грохочет обвал.


Земля сотряслась, словно сами Горы обваливались. Он замер с ножом в руке. Грохот перерос в рев. В рощу вломился бизон. Торак бежал, спасая свою жизнь.


Он добежал до падубов, запрыгнул на ближайшую ветку и подтянулся — в тот самый момент, когда вся роща была наводнена ревущим потоком копыт и рогов.


Бизоны промчались мимо, и Торак изо всех сил держался за трясущееся дерево. Грохот отдавался во всем его теле. Казалось, этому не будет конца.


Но затем все кончилось. Воцарилась оглушающая тишина. Пелена дыма и пыли висела в воздухе, смешиваясь с мускусным запахом бизонов. Великий Дуб и Великий Тис высились надо всем этим: непоколебимые, их ветви прокалывали ночное небо.


Когда пыль осела, Торак увидел, что искры от растоптанного костра были разметаны по земле, словно звезды. Он спрыгнул с дерева, чтобы обыскать рощу. Тиацци исчез.


Не веря своим глазам, Торак, спотыкаясь, шел через мрак, осматривая каменистые склоны. Ничего. Грохочущие копыта уничтожили последнюю надежду обнаружить хоть какой-то след. Тиацци растворился, словно дым.


— Нет! — прокричал Торак.


Эхо его крика стихло. Только камешки скатывались вниз, гулко громыхая, словно смеясь над ним.


Он бессильно опустился на валун. Он упустил возможность отомстить.


Волк появился из темноты и радостно бросился к нему. В его шерсти было полно колючек, и он весь пушился от восторга. Торак не понимал почему.


«Много добычи, — сказал Торак Волку устало. — Чуть не растоптали. Хорошо, что тебя здесь не было».


К удивлению Торака, Волк опустил уши, смущенно зевнул и стал кататься на спине, словно извиняясь.


Торак спросил, есть ли Укушенный где-то поблизости.


«Ушел», — только и ответил Волк.


Торак потер ладонью лицо. Он не добился ничего. Единственное, что он мог сделать сейчас, это долго идти обратно к стоянке племени Благородного Оленя и попытаться убедить их, что колдун племени Лесной Лошади в самом деле Тиацци. И все начнется снова.


Бесконечная усталость завладела Тораком. Он скучал по Ренн. Она будет в ярости, что он оставил ее, но, что бы она ни сказала, ее слова будут лучше тех, что он сейчас сам говорил себе.


Когда луна зашла, он добрался до края долины лошадей и не мог идти дальше. Он нашел упавшее дерево в нескольких шагах над Извилистой Рекой и соорудил из него хлипкое укрытие из веток и сырого папоротника. Свой спальный мешок Торак оставил в племени Благородного Оленя, но он так устал, что ему было безразлично: он натащит внутрь побольше папоротника вместо подстилки. Пожевав полоску сушеной конины и заткнув остатки в ветки березы для Леса, он обернулся своей крапивной накидкой и заснул.


На этот раз он знал, что спит. Он лежал на спине в своем укрытии, но над ним кружился водоворот сияющих звезд. Он был в холодном поту от ужаса, но не мог пошевелиться. Тень заволокла звезды, когда кто-то нагнулся над ним. Мокрые светлые волосы скользнули ему на лицо. Он услышал тихий хруст крошащейся шкуры тюленя. Его тело сжалось от ледяного дыхания.


Так одиноко на дне Моря… Рыбы едят мою плоть. Мать-Море перекатывает мои кости. Так холодно. Холодно.


Торак проснулся и сел.


Рассвет еще не наступил. Он проспал недолго. Волка не было, но Рип и Рек прыгали снаружи убежища и каркали: «Проснись, проснись!»


Торак потер глаза тыльной стороной ладони.


— Прости, сородич. Я упустил свой шанс. Но я снова найду его, я клянусь. Я отомщу за тебя.



* * *


Вороны охраняли Большого Бесхвостого, и Волк далеко не отходил. Но он не мог не обращать внимания на этот вой.


Он слышал его во сне. Темная Шерсть шла к нему с Горы, она пыталась найти его! Затем он проснулся, и разочарование раздавило его. Она была в другой Жизни, не в этой.


Но сейчас Волк снова слышал ее. Едва различимо, очень далеко, но это несомненно была она. Он бы узнал этот голос где угодно.


Тяжело дыша от нетерпения, он широкими прыжками помчался сквозь Лес. Когда наступил Свет, он перепрыгнул маленькую Быструю Мокрую и с брызгами врезался в большую. Большой Бесхвостый будет в безопасности с воронами. И Волк оставит его совсем ненадолго.



* * *


Вороны перелетали с дерева на дерево, топорща перья на голове и издавая гулкое предупредительное постукивание.


«О чем они предупреждают?» — подумал Торак.


Когда занимался рассвет, он ушел от Извилистой Реки и направился на север к стоянке племени Благородного Оленя. Ветер набегал порывами, деревья стонали. Его дурные предчувствия все усиливались: от напряжения в груди было тяжело дышать.


Другие тоже это чувствовали. Птицы косяками летели по небу: сойки, сороки, вороны. Олени галопом промчались мимо, едва свернув, чтобы обогнуть его, словно спасаясь от большей опасности. Торак подумал о Ренн и ускорил шаг.


Впереди из-за рябины показался силуэт, и он узнал женщину из племени Благородного Оленя с повязкой из коры на голове. Она вздрогнула, затем переборола смущение и побежала к нему.


— Наконец-то! — воскликнула она с застенчивой улыбкой. — Мы везде тебя искали!


— Что случилось? — спросил он грубо. — С Ренн все в порядке?


— Она в безопасности с остальными, мы о тебе беспокоились. Мы не знали, куда ты ушел.


Они поднимались по тропе, женщина замешкалась где-то позади, Торак побежал вперед. Он услышал отдаленный раскат грома. Первые капли дождя застучали по листьям, и он накинул капюшон. Что-то схватило его за лодыжку и рывком подкинуло в воздух.


Земля опрокинулась так резко, что его затошнило. Когда головокружение прошло, он понял, что висит, подвешенный за одну ногу, на молодой рябине, которая секунду назад была согнута пополам.


«Ах ты глупец, — бранил он себя. — Простая пружинная ловушка, а ты угодил прямиком в нее!»


В ножнах ножа не было. Он лежал там, где выпал, — в пучке лебеды, дотянуться до него было невозможно. В ярости Торак крикнул, чтобы женщина подошла и освободила его.


Она прибежала по тропинке.


— Ты попался в ловушку, — сказала она.


— Это и так понятно! — рявкнул он. — Освободи меня!


Ее руки бессильно повисли вдоль тела.


Неужели разум совсем покинул ее? Рыча от безысходности, Торак схватился за веревку, которая плотно обвила его левую лодыжку. И упал назад со стоном.


— Освободи меня!


— Нет, — сказала женщина.


— Что?!


Веревка скрипнула. Дождь застучал по листьям.


«Только это не дождь, — вдруг понял он. — Это пепел».


Хлопья пепла кружились, словно грязный снег. И это сияние в небе было неправильным, рассвет должен был заниматься в другом месте. Но это зарево горело не с востока, а с запада.


— Это огонь, — сказал он. — В лесу пожар.


— Да, — подтвердила женщина изменившимся голосом.


Свисая вверх ногами, Торак смотрел, как она снимает кору, которой была повязана ее голова, и трясет длинными, пепельно-серыми волосами.


— Огонь выбрался на свободу, — сказала она. — Он пожирает Лес. Избранный освободил его.





Глава двадцатая



Словно рыба на крючке, Торак свисал с дерева, а темнеющее небо превращалось в злое рыжее зарево, которое не имело никакого отношения к солнцу.


— Ты не можешь оставить меня здесь, я же сгорю! — воскликнул он.


— Ты отступник, — сказала женщина. — Ты должен сгореть в огне.


— Почему? Что я сделал?


Согнувшись пополам и подтягиваясь на веревке, Торак схватился за ближайшую ветку. Она сломалась. Он упал обратно, ободрав ногу.


— Что я сделал?


Присев на корточки, женщина смотрела на него. Ее лицо было покрыто волдырями и шелушилось, и в ее глазах без ресниц он разглядел хитрость, спрятанную за безумием.


— Избранная наблюдает за ним, — прошипела она. — Она видит, как он будит огонь камнем, видит, как он оскорбляет его. Она знает.


— Что тебе нужно?


Она облизнула потрескавшиеся губы, и он увидел, что пепел осел в уголках рта.


— Служить Повелителю, и через него снова познать огонь. Алый, настолько чистый, что превращает все остальное в серое…


— Но Повелитель хочет править Лесом, — выдохнул он. — Он не может желать, чтобы ты уничтожила его!


Она улыбнулась.


— Повелитель говорит следить за отступником, но Избранная сделает больше. Она отдаст его огню.


— Постой, — сказал он, отчаянно пытаясь заставить ее остаться с ним. — Это… это Повелитель сделал тебя Избранной?


Ее глаза засияли, словно тлеющие угли.


— Это сделал огонь, — прошептала она. — Ясным голубым днем молния нашла ее, спустившись с небес. Ни грома, ни предупреждения. Только пылающая белизна, ярче солнца, и она — в самом ее сердце. — Она наклонилась ближе, и Торак почувствовал ее дурное дыхание. — В тот момент она видит все. Кости в ее плоти, прожилки в листьях, огонь, что дремлет в каждом дереве. Она видит истину. Все сгорает.


Рев пламени становился все громче. Дым просачивался сквозь деревья.


— Но ты же выжила, — сказал Торак. — Молния оставила тебе жизнь. Ты должна оставить жизнь мне. Освободи меня!


Она не слушала его, полностью поглощенная своим рассказом.


— Огонь забрал ее себе. Он превратил ее волосы в пепел. Он выжег дитя из ее утробы. Он превратил ее… — Она погладила его по щеке своими обожженными пальцами и улыбнулась ласковой и безжалостной улыбкой. — Он и тебя превратит.


Торак вспомнил обугленные жертвы Тиацци, подвешенные на дереве.


— Ты не можешь оставить меня здесь сгореть, — умолял он.


— Слушай, как он растет! — С воздетыми руками женщина приветствовала огонь. — Чем больше он ест, тем сильнее его голод! Тебе выпала честь. Огонь заберет тебя к себе.


Договорив, она ушла.


— Не оставляй меня! — крикнул Торак. — Не оставляй меня, — взмолился он.


Обломок пылающей коры обрушился на землю возле его головы. Вокруг него деревья метались в обжигающем дыхании пламени. Небо потемнело и стало кроваво-янтарного цвета. Он увидел, как оно надвигается на него с запада. Он вспомнил, что говорил ему Фин-Кединн. Огонь может взобраться на дерево быстрее рыси, и когда это происходит, когда огонь достигает ветвей — он распространяется куда пожелает. Вы не поверите, насколько он быстр…



* * *


Яркий Зверь, рыча, бежал по Лесу быстрее, чем Волку казалось возможным. Он пожирал все: деревья, охотников, добычу. Где же Большой Бесхвостый?


Волку не следовало покидать его. Он не нашел Темную Шерсть, а теперь не мог найти и Брата.


В отчаянии Волк прыгнул в горькое дыхание Яркого Зверя. Обезумевшая от ужаса дичь пронеслась мимо, в противоположную сторону, и он увернулся от их грохочущих копыт. Он перебежал через маленькую Быструю Мокрую. Он соскользнул в канаву, и Яркий Зверь с ревом прошел над ним, огромный, словно Гора. Шкура Волка была опалена, глаза слезились. Он не мог идти дальше, не мог искать Брата в челюстях Яркого Зверя. Он пожирал все, и, если бы Волк поймал его, он сожрал бы и его самого.


Развернувшись, он помчался обратно по канаве, а Яркий Зверь мчался за ним. Он тянул к нему свой сияющий коготь. Волк отпрыгнул, чтобы увернуться от него. Зверь натолкнулся на дерево и сожрал его. Еще одно деревце застонало, Волк пронесся под ним прямо перед тем, как оно переломилось, и детеныши Яркого Зверя взметнулись в воздух, пожирая другие деревья.


Горячие камни кусали подушечки лап Волка, и он бежал, как никогда прежде не бегал, а Яркий Зверь мчался за ним по пятам. Он летел, перепрыгивал с дерева на дерево, парил над Мокрой. Зверь пожирал Лес. Ничто не могло спастись от него.



* * *


Рыча от напряжения, Торак подтянулся вверх и снова попытался ухватиться за рябину. Его пальцы скользнули по коре, но он не мог схватить ее. Снова он упал назад.


У него оставалась одна попытка. На этот раз он ухватился за ветку и вцепился в нее. У него должно было получиться, иначе ему пришел бы конец.


Стряхнув башмак со свободной ноги, он прислонил босую ступню к стволу и наполовину забросил, наполовину затолкал себя в развилку. Он лежал, хватая воздух ртом, и дерево врезалось ему в живот. Наконец он смог выпрямиться.


Нет времени отдыхать. Он ерзал и крутился, пока не смог усесться в развилке дерева, опираясь на правую ногу. Его левая нога, вытянутая вверх вдоль ствола, торчала под неестественным углом.


Куски пылающей коры отваливались, осыпаясь со всех сторон огненным градом, пока он пытался растянуть петлю вокруг лодыжки, но его вес неумолимо затягивал ее еще туже вокруг башмака, так что петля не поддалась ничуть. Отчаянно он взялся за узел. Правая голень дрожала от напряжения, поддерживая вес его тела.


Петля слегка поддалась. Торак с удвоенной силой принялся за нее. Она ослабла еще чуть-чуть. Этого было достаточно. Изгибаясь и дергая ступней, он высвободил ногу из башмака, вывернулся из петли и спрыгнул на землю.


После отчаянного барахтанья в подлеске он нашел свой нож и, пошатываясь, встал на ноги. Его глаза слезились, кожу покалывало от жара. От дыма день и ночь поменялись местами.


Мимо промчался самец косули. Торак догадался, что тот бежит к воде, и помчался за ним. Угли больно впивались в ноги. Он был бос. Но времени возвращаться назад за башмаками у него не было.


На бегу он оглянулся через плечо. Языки пламени стали выше деревьев и лизали небо. Шум был ни с чем не сравним, это был грохот тысячи тысяч бегущих бизонов, он стиснул его сердце и выжал его досуха, он высасывал воздух у него из легких.


Торак упал на руки и вдохнул чистого воздуха, а когда выпрямился, дым был такой густой, что он не видел руки перед глазами. Он не понимал, где он, но он знал, что должен решить сейчас, в этот самый миг, куда бежать — иначе он погибнет.


Раздалось громкое карканье.


Он не видел воронов, но слышал, как они зовут его, пролетая высоко над дымом. Вслепую он последовал за их криками. Пылающие ветки дождем посыпались на Торака. Он бежал у самой кромки огня, и все деревья вокруг трескались и скрежетали.


И снова он оглянулся. Река огня взметнулась по стволу сосны, которая вспыхнула снопом искр. Лебеда вытянулась к небу, затем снова опала, задушенная обжигающим ветром.


«Карр! Карр! — звали Рип и Рек. — За нами!»


Внезапно земля исчезла у него из-под ног, и Торак покатился вниз по склону холма. Он резко остановился и с трудом встал на колени. Руки и ноги тонули в грязи, холодной, влажной, благословенной грязи. Вороны привели его к озеру. Он вошел на мелководье, споткнулся о камень.


Камень издал жалобный всхлип. Это был не камень, а жеребенок, маленький черный жеребенок, погрязший по свои узловатые колени в грязи, трясущийся от страха. Он был слишком напуган, чтобы двигаться, но Торак не мог остановиться и помочь ему. Он прошел мимо.


Впереди него мрак рассеялся на мгновение, и на озере он различил куцые черные головы лошадей, плывущих, чтобы спастись, а за ними хатку бобра, огромную, словно гнездо Ворона.


Раздался еще один вопль страдания со стороны жеребенка — и плывущие в озере черные головы повернулись в его сторону. Должно быть, мать ждала столько, сколько могла, но когда ее жеребенок не пошел за ней, ей пришлось уйти. Теперь она против воли плыла вместе с табуном, вынужденная покинуть свое дитя, оставив его наедине со своей судьбой.


Так должен был поступить и Торак: плыть к бобровой хатке и оставить жеребенка сгореть.


С рычанием он повернулся, схватил в пригоршню его вихрастую гриву и потянул.


Жеребенок закатил поддетые белым глаза и отказался двигаться с места.


— Давай! — крикнул ему Торак. — Плыви! Это твой последний шанс!


Но от этого стало лишь хуже. Жеребенок не понимал людскую речь, но что было делать Тораку? Если бы он сказал это по-волчьи, тот бы умер от страха.


Подойдя к маленькому существу, Торак поднырнул головой ему под брюхо и взгромоздил его себе на плечи. Жеребенок слабо сопротивлялся, так что Торак схватил его за ноги, чтобы тот не дергался, и, пошатываясь, пошел к озеру.


Зайдя в воду по пояс, он сбросил жеребенка в воду.


— Теперь ты сам по себе! — крикнул он, перекрикивая рев пламени. — Плыви!


Торак бросился в воду и поплыл в сторону бобровой хатки.


Телесная душа пламени глядела на него из воды. Через плечо он увидел, как пламя захватило склон, по которому он скатился вниз. Он увидел, как жеребенок храбро плывет за ним.


Он уже был близко к хатке и быстро уставал. Лавина черного дыма накатывала на него. Он не мог дышать. Он собирался забраться на хатку и укрыться там, пока пламя не перепрыгнет через озеро, но теперь понял, что, если сделает это, умрет от удушья. Ему нужно было забраться внутрь. Хатки бобров имели спальную нишу над уровнем воды, в которую бобры попадали через подводные ходы. Торак глубоко вдохнул и нырнул.


Хватаясь за ветки, он выискивал вход. Его грудь разрывалась. Он не мог найти ход, не видел ни зги, это было все равно, что плавать в грязи.


Он нашел отверстие. Протиснулся сквозь него, выскочил из воды и ударился головой о деревце в своде хатки.


Он едва мог различить что-то в красноватом сумраке, но рев пламени уже не был таким оглушающим. Сквозь смрадный дым он уловил мускусный запах бобра, но он никого не видел. Возможно, огонь застиг хозяев на берегу.


Они хорошо построили свою хатку. Спальная площадка была усыпана древесной стружкой, чтобы сделать ее мягкой и сухой, а над головой ветки были неплотно уложены, чтобы сделать воздуховод, который доходил до верха хатки. Высота спальной площадки годилась разве что для бобра, и Тораку не хотелось застрять, поэтому он решил остаться в воде и переждать, пока стихнет пожар.


Хватая ртом воздух, он поблагодарил бобров, и Рипа и Рек, и Лес за то, что дал ему укрытие.


— Прошу, — тяжело дыша промолвил он, — прошу, убереги Волка и Ренн.


Его слова потонули в ревущем пламени, и в глубине души он подумал, что все безнадежно. Огонь пожирал Лес. Никто не мог спастись.


Ни Волк. Ни Ренн.





Глава двадцать первая



Ренн, спотыкаясь, шла по дочерна выжженной земле. Лес исчез. Его просто больше не было на прежнем месте. Она бродила между обугленными кольями, которые когда-то были деревьями. Она чувствовала, как их озадаченные души толпятся в запачканном сажей воздухе, но была слишком подавлена, чтобы жалеть их. Даже солнце исчезло, проглоченное потусторонним серым полусветом. Неужели огонь поглотил весь Лес? И Открытый Лес вместе с Сердцем Леса?


От вони она закашлялась, и кашель отдался пугающим гулким эхом. Остановившись, она смогла услышать лишь, как вкрадчиво потрескивают угольки да время от времени падает подгоревшее дерево.


«Смерть, — подумала она, — смерть повсюду. Где Торак? Жив ли он? Или он…»


Нет. Не думай об этом. Он с Волком. Они оба живы, как и Фин-Кединн, Рип и Рек.


Вытирая лицо, она почувствовала, как поскрипывает под пальцами сажа. Она была покрыта ею с ног до головы. Сажа была у нее на языке. Покрасневшие глаза резало от гари. Она проглотила столько дыма, что ей было плохо.


Ренн хотелось пить, но бурдюка с водой при ней не было. Один только топор и нож, и лубяной колчан, что люди Благородного Оленя подарили ей: в нем осталось три последние стрелы. И конечно, ее лук.


Чтобы подбодрить себя, она сняла его с плеча и стерла въевшуюся сажу с древка. Золотистая древесина проблеснула, и Ренн вспомнила, как Фин-Кединн изготовил его для нее много лет назад, и почувствовала себя не такой одинокой.


Но жажда все настойчивее давала о себе знать, и она уже давно ушла от озера. Она понятия не имела, куда идет. Где она?


Ей не следовало покидать людей Благородного Оленя.


Дюррайн почувствовала наступление огня даже прежде диких зверей, и все племя спустилось к озеру, ища приют в лодках, которые они держали на островке посередине. Там Ренн, глядя на них, тоже вымочила свою накидку и съежилась под ней.


Ей не было страшно, тогда еще нет. Она была слишком зла на Торака за то, что оставил ее. Целый день терпеливых расспросов: «Куда он ушел?» — «Я не знаю». — «Куда он ушел?» Их недогадливость удивляла ее, но, казалось, они считают немыслимым, чтобы кто-то осмелился в одиночку отправиться в священную рощу. «Поделом было бы ему, — подумала она с яростью, — если бы она выдала его».


Но лежа в покачивающейся темноте, когда навстречу стремительно бежит ревущее пламя, она позабыла про свой гнев. Ребенок плакал. Женщина шептала заклинание. Ренн закрыла глаза и молилась за Торака и Волка: «Прошу, прошу, сохрани им жизнь».


Затем пламя выросло перед ними, и лодки бешено метались, и люди выкрикивали молитвы.


Лишь спустя некоторое время Ренн поняла, что огонь перепрыгнул через озеро и распространился дальше, не поглотив их. Затем Великий Дух прорезал облака и высвободил поток дождя. В поднявшейся суматохе она метнулась за борт и уплыла к берегу.


Она думала, что направляется на юг, но среди дыма и дождя было сложно различить направление. Теперь же, когда ветерок развеял туман, она увидела, что стоит в узкой канаве, где прежде бежал ручеек. Возможно, он впадал в реку.


Ренн не успела уйти далеко, когда позади нее обрушилась ветка. Она обернулась. Мертвые деревья выглядели, как охотники, выслеживающие ее.


Один из них шевельнулся.


Она опрометью побежала вдоль канавы. Бежала, пока ей не пришлось остановиться, упала на колени и руки, судорожно хватая ртом воздух.


Вокруг нее в канаве было тихо. Что бы ни двигалось, оно не пришло за ней. Возможно, это все-таки было дерево.


Она, спотыкаясь, пошла между дымящимися кольями. За отрогом горы Ренн увидела клочок зелени. Она моргнула. Да, зеленая листва!


Постанывая, она обогнула кряж, и зелень Леса ослепила ее. Рябины, буки и брекины возвышались перед ней, их стволы были слегка испачканы сажей, но они были живы.


Выдохнув от облегчения, она опустилась на колени среди папоротников и чистотела. Возле ее руки лежал небесно-голубой осколок скорлупы от яйца дрозда, вытолкнутый птенцом из гнезда. На бревне она заметила росток ели высотой с ее палец, храбро пробивающийся сквозь мох. Она подумала, что Лес вечен. Ничто не может победить его.


Но реки не было видно. Напряженно вслушиваясь в тишину, желая услышать журчание реки, Ренн бродила среди деревьев.


Наконец она остановилась перед рощицей из высоких сосен, поваленных бурей. Мертвые стволы и оплетенные корнями круглые комья земли преграждали ей путь своими спутанными переплетениями. Ей следовало повернуть назад, так надлежит поступать, если заблудился. Но она была не в силах вернуться в пустошь.


Сосны не желали ее присутствия на своем кладбище. Их мшистые стволы пытались сбросить ее, а ветви топорщились, словно копья. Ренн с облегчением наконец перебралась на другую сторону, вновь оказавшись среди живых дубов и лип.


Но эти деревья тоже не желали ее. Изборожденные лица из коры уставились на нее, и пальцы-палочки цеплялись за волосы. Некоторые из стволов были полыми. Она ужаснулась: каково это, должно быть, оказаться запертым внутри, — и поспешила вперед.


Ветер усилился, швыряя частички сажи ей в лицо. Она закашлялась и продолжала кашлять, согнувшись пополам, затем облокотилась на дерево.


Подушечками пальцев Ренн ощутила чьи-то глаза.


Вскрикнув, она отдернула руку.


Да, глаза. Яростный взгляд красных глаз был вырезан на стволе, квадратный рот, окаймленный настоящими человеческими зубами.


Ренн никогда не видела подобных вещей. Она догадалась — это, должно быть, было сделано, чтобы дать голос духу дерева. Но кто стал бы вставлять зубы в дерево?


В беспокойстве она оглядела окрестности. Липы, крапива, разбросанные валуны.


Она пошла дальше.


Оглянувшись, девушка заметила, что деревья сдвинулись. Они были куда ближе к тому валуну, она была готова поклясться в этом. Теперь они рассредоточились.


Она побежала.


Корень подвернулся ей под ногу, она споткнулась и упала, и ее лицо очутилось прямо напротив еще одной одеревеневшей маски, глаза которой были плотно закрыты на покрытом лишайником лице.


Задыхаясь, она поднялась на ноги.


Глаза открылись. Древесные конечности отделились от ствола. Покрытые корой руки тянулись к ней, пытаясь схватить.


Охнув, Ренн побежала прочь.


Слева еще одно древесное создание отделилось от ствола. Затем еще и еще. Люди-деревья окружали ее, тянули к ней свои изборожденные морщинами руки и черные растрескавшиеся лица.


Пока она бежала, топор колотил ее по бедру. Она вывернула его из-за пояса, но знала, что не посмеет пустить его в ход.


От частого дыхания скребло горло. Медленно, словно в кошмарном сне, Ренн пересекала горы хрустящих листьев. Спотыкаясь, она сбежала вниз по склону и оказалась на другом кладбище деревьев, где приходилось перепрыгивать через упавшие стволы, а древесные люди бежали по ним, словно огонь, охотясь на Ренн в жуткой тишине.


Что-то дернуло ее за плечо и потянуло назад. Ее лук зацепился за ветку. Она попыталась высвободиться.


Покрытые корой руки схватили ее и прижали к земле.





Глава двадцать вторая



— Куда вы меня ведете? — спросила Ренн. Древесные люди не ответили.


— Прошу вас. Почему вы не говорите? Что я сделала?


Один из них ткнул ее копьем. Она не стала дожидаться, пока он сделает это еще раз.


Весь день она шагала в молчаливой толпе охотников. Они забрали ее оружие, но больше к ней не прикасались. Ренн думала, что они, должно быть, считают ее нечистой.


Тщетно она умоляла их дать ей воды. Они не обращали на нее внимания. От усталости и жажды она шла, шатаясь, словно в тумане, сквозь лес, ощетинившийся ядовитыми копьями.


Она понятия не имела, где находится. Великий пожар не коснулся этой части Леса, но зловоние стояло в воздухе, и она догадалась, что выжженная пустошь должна быть где-то неподалеку.


По зеленым повязкам на головах ее пленителей и амулетам из рога она догадалась, что это люди Зубра, но в ее голове они были древесными людьми. Их одежда была желтовато-бурого цвета из луба, и колечки коры были продеты в мочки ушей. Их бритые черепа были обмазаны желтой глиной, которая засохла и напоминала древесную кору, а бороды мужчин были спутаны с глиной, превратившись в крючковатые корни деревьев. Но, в отличие от людей Зубра, которых она видела на встречах племен, эти не остановились на маскировке. Они и собственную плоть изрезали, словно кору, изуродовав свои руки и лица грубыми, неровными шрамами.


Ренн немного знала о таких шрамах. Некоторые члены ее родного племени, в том числе Фин-Кединн, носили перевернутую молнию на каждой руке, чтобы отпугивать демонов. Делать такие было очень больно. Разрезав кожу осколком кремня, они втирали пасту из пепла и лишайника в рану, а потом рана крепко перевязывалась. Ренн представила, каково это — рассечь себе лицо, и ей стало дурно.


Они дошли до следующего ручья, и вновь она умоляла позволить ей попить. Охотники смотрели на нее ничего не выражающими глазами. Не пить.


Свет уже мерк, когда они наконец добрались до стоянки. К тому моменту у девушки уже голова кружилась от жажды.


Стоянка племени Зубра располагалась в лощине, вход в которую сторожила бдительная ель. Смолящие в кострище сосновые сучья освещали все рыжеватым светом, который пробивался сквозь дымку, и наполняли все резким запахом древесной смолы, от которого резало глаза. Приземистые укрытия из березовой коры окружали центральную сосну. Снаружи каждого укрытия, словно гнездо огромных жуков, лежала горка деревянных щитов и находилось кострище, окруженное камнями. Со ствола сосны свисал рогатый череп Зубра.


Под ним стайка молчаливых детей сплетала из размятой еловой древесины веревки. Все уставились на Ренн невыразительными лицами. Как и у взрослых, их лица были обезображены шрамами, на многих еще была запекшаяся кровь.


Ренн не видела никого похожего на вождя или колдуна, но она заметила, что не все, присутствующие здесь, — люди Зубра. Были члены и другого племени. Их темные волосы были заплетены в две тугие косы у женщин, одну у мужчин, и на лицах не было шрамов, но они были припудрены рыжей трухой от нижней коры сосен. Если приглядеться, рыжим было все: губы, пробор волос, даже ногти. Женщины были одеты в простые оленьи шкуры, но на мужчинах были превосходные пояса из черного и золотого меха. Племя Рыси.


Зубр или Рысь, все смотрели одинаково равнодушно. Они не знали жалости.


Когда стражи Ренн приблизились к кострам, они присели под столб дыма, окуривая себя им. Они и Ренн втолкнули в дым, словно чтобы очистить ее, затем оттащили ее к сосне и заставили опуститься на колени.


Из укрытий вышли женщины. Как и у мужчин, их лица напоминали кору, загрубев от шрамов, но их намазанные глиной головы были утыканы маленькими ольховыми шишечками, и они носили юбки вместо штанов.


Одна несла бурдюк с водой.


— Пожалуйста, — протянула Ренн. — Я так хочу пить.


Женщина сурово посмотрела на нее.


Ренн слабо ударила по земле кулаками:


— Пожалуйста!


Какой-то старик сгорбился над Ренн и пристально посмотрел на нее. Это был самый уродливый, обросший мужчина из всех, что ей доводилось видеть. И хотя он был из племени Зубра, его череп не был выбрит, но его шевелюра и борода были вымазаны глиной, которая свисала клоками. Из его ушей и ноздрей торчала щетина, и его спутанные брови, словно корни деревьев, свисали над глазницами.


Узловатым пальцем он потрогал ее браслет-оберег из зеленого сланца. Ренн отпрянула от старика. Он сплюнул с отвращением и поковылял прочь.


Из укрытия вышел мужчина помоложе. Его лицо было покрыто паутиной шрамов. Ренн указала ему на бурдюк с водой.


— Пожалуйста, — умоляла она.


На языке жестов мужчина отдал приказ, и женщина поставила бурдюк перед Ренн. Девушка набросилась на него и стала жадно пить. Почти мгновенно пульсирующая боль в голове утихла, и сила снова разлилась по телу.


— Благодарю, — произнесла она.


Другая женщина принесла большую лубяную плошку и поставила ее перед охотниками. Ренн ощутила прилив надежды. Еда пахла хорошо. От этого люди Зубра стали казаться чуть более человечными.


Женщина отсыпала немного в плошку поменьше и поставила ее в развилку на сосне в качестве подношения. Затем она отсыпала еще и поставила плошку перед Ренн.


Это была аппетитная похлебка из крапивы и кусочков мяса, возможно беличьего, и живот Ренн свело от голода.


Женщина приложила сведенные вместе пальцы ко рту и кивнула. Ешь.


Мужчина, что позволил ей напиться, прочистил горло.


— Ты, — сказал он Ренн, и его голос звучал хрипло, так редко он им пользовался. — Ты должна отдохнуть. И поесть.


Ренн перевела взгляд с него на плошку, затем обратно.


«Они сказали мне отдохнуть, — говорил Гауп. — Они дали мне еды. А потом они отрезали мне руку».





Глава двадцать третья



Страх — самое одинокое чувство из всех. Ты можешь находиться в толпе людей, но, если тебе страшно, ты — сам по себе.


Ренн почувствовала себя зверем, уготованным для жертвоприношения. Когда она отказалась есть, ее отвели к пруду и заставили вымыться, пока женщины клочками мха стирали сажу с ее одежды. Укрывшись в тростнике, она спрятала от их глаз свой нож из зуба бобра, прикрепленный к ноге, и свисток из косточки глухаря на шее, но, когда они вернули ей ее одежду, перьев хранителя на ней не было.


В стоянке голод все же пересилил Ренн, и она заставила себя проглотить немного похлебки под пристальным наблюдением обоих племен. Покрытые шрамами руки замелькали в беззвучном разговоре, и молодой мужчина, чей рот напоминал трещину в сланце, стал натачивать топор, взглядом оценивая запястья девушки.


Обросший старик сидел, скрестив ноги, и выравнивал горку деревянных заготовок для стрел. Ренн наблюдала, как он проводит каждой палочкой через желобок в кусочке рога. Ее родное племя пользовалось тем же способом. Время от времени он шлепал по одной волосатой руке пучком крапивы, чтобы болью расшевелить деревенеющие мышцы. Старые люди племени Ворона тоже так делали.


Она подвинулась ближе к нему.


— Что они сделают со мной? — спросила она тихо.


Старик нахмурился и склонился над своими стрелами. Она спросила, не он ли — вождь племени. Он потряс головой и указал древком стрелы в сторону мужчины, повелевшего дать ей воды.


— Тогда ты колдун?


Он снова потряс головой.


— Я делаю лучшие луки во всем Сердце Леса, — прохрипел он.


— Не разговаривай с ней, — предостерег молодой мужчина с топором. Затем хлопнул себя ладонью по губам. — Она обманом вынудила меня заговорить! Ее заслали к нам люди Лесной Лошади!


— Я даже никогда не встречала людей Лесной Лошади, — возразила Ренн.


— Мы ненавидим их, — пробормотал молодой мужчина.


— Но за что? — спросила она. — Вы же все следуете Обычаю.


— Мы лучше следуем ему, — отрезал он. — Они используют лук, чтобы развести огонь. Мы используем палки. Вот доказательство.


— Только мы следуем Истинному Обычаю, — сказала женщина с покрытой глиной головой. — Потому мы носим шрамы. Чтобы наказать себя за то, что когда-то отступили от него.


— Все прочие племена порочны, — объявил молодой мужчина, насыпая песок на свой точильный камень.


Ренн подумала, что, если ей удастся разговорить их, может быть, они ничего ей не сделают. Она спросила мужчину, почему он так считает. Он хмуро уставился на нее.


— Племена Гор порочны, потому что используют камень, чтобы разводить огонь, и поклоняются духу огня. Но духа огня не существует, есть одно лишь дерево! Племена Льда и Моря порочны потому, что живут в ужасных землях, где не растут деревья, и разводят поддельный огонь из жира рыб. Но вы из Открытого Леса хуже всех, потому что вы знали Обычай, но отвернулись от него.


Женщина из племени Зубра бросила на него укоряющий взгляд:


— Не разговаривай с ней, она нечистая. Она выкрала моего ребенка!


— Нет, я не делала этого, — сказала Ренн.


— Никаких разговоров! — приказал вождь племени Зубра.


А затем они заставили ее заползти в нишу между корнями сосны. Мужчины угрюмо смотрели на Ренн. Маленькая девочка плюнула ей в лицо. Рука Ренн потянулась к свистку из косточки глухаря, но она увидела, что молодой мужчина наблюдает за ней, и заткнула его обратно под безрукавку.


В стоянке снова повисла тишина, но руки мелькали, сплетая вместе слова, смысл которых она не понимала. Ренн вспомнила стоянку племени Ворона, где вечно шумно играли дети и собаки рыскали по сторонам в поисках объедков, а Фин-Кединн рассказывал свои истории у костра. Ее сердце сжалось от тоски.


«Фин-Кединн, помоги мне. Что мне делать?»


Ясно и отчетливо она вдруг вспомнила морозное утро много зим тому назад, когда он взял ее с собой в Лес, чтобы она испытала свой новый лук. Она не хотела идти. Ее па только что умер, и остальные дети скопом накидывались на нее, ей хотелось спрятаться в своем спальном мешке и никогда больше не выходить наружу. Но там был ее дядя, грел ладони у огня и ждал ее.


Изо рта у них шел пар, когда они шагали по хрустящему снегу. Фин-Кединн обнаружил следы и научил Ренн читать их.


«Когда олени знают, что волки охотятся за ними, они шагают смело и высоко задирают свои рога. Смотрите, как я силен, словно говорят они волкам. Не нападайте на меня, я могу дать сдачи!» — И его голубые глаза встретились с ее взглядом. Он говорил не только об оленях.


Ренн схватилась за корни сосны обеими руками. Фин-Кединн был прав. Она не станет смиренно сидеть и ждать, пока другие решают ее судьбу.


— Что вы говорите обо мне? — громко крикнула она, и голос ее пронесся над стоянкой.


Головы повернулись к ней. Руки замерли.


— Если вы решаете, как со мной поступить, скажите мне. Утаивать это от меня несправедливо.


Вождь племени Зубра поднялся:


— Люди Зубра всегда справедливы.


— Тогда говорите со мной, — сказала Ренн.


Вождь племени Рыси впервые заговорил.


— А кто ты такая?


Она поднялась на ноги.


— Я Ренн из племени Ворона. И я колдунья. — И едва она произнесла это, она поняла, что это правда.


— Женщины не могут быть колдунами, — насмешливо заметил молодой мужчина с топором. — Это противоречит Обычаю. Я покажу вам, какая она колдунья!


Он подбежал к Ренн, чтобы выхватить ее свисток из косточки.


— Руки прочь! — предупреждающе крикнула она. — Это колдовская кость для призвания духов! Никто не смеет трогать ее, кроме меня!


Мужчина отдернул руку, словно она обожгла его.


Приложив свисток к губам, Ренн дунула.


— Никто из вас не может слышать этот зов, — сказала она, — но я могу. Это кость говорит лишь с колдунами и духами.


Теперь всеобщее внимание было обращено на нее. Ренн запрокинула голову и прокаркала по-вороньи. Затем она подняла руки и показала всем татуировки в виде молнии на внутренней стороне запястья.


— Взгляните на эти отметины! Это молния — копье Великого Духа, которым он загоняет демонов в скалы и высекает огонь из деревьев. Погибель ожидает любого, кто осмелится навредить мне!


Эти слова прозвучали жутковатым эхом, словно отзвук голоса ее матери, но ей было все равно: кем бы еще она ни была, все же Сешру была могущественной колдуньей.


Над деревьями она увидела серп луны, поднимавшийся вверх. Он был мертв, когда Бейл был убит, но теперь он стал сильнее. Как и она.


— Если она колдунья, — сказал вождь племени Рыси, — она колдунья Открытого Леса. Великий Дух не желает видеть ее здесь. Поэтому он и не приходит.


Последовали кивки головы и мелькание пальцев.


— Она украла моего ребенка, — повторила женщина из племени Зубра. — Она забрала его, чтобы сделать из него токорота!


— Нет, — сказала Ренн. — Я преследую того, кто это сделал.


— И кто это? — подозрительно спросил вождь племени Зубра.


— Тиацци, — ответила она. — Тиацци, Повелитель Дубов.


Люди нахмурились недоверчиво, а старик выглядел разочарованным, словно подловил Ренн на лжи.


— Из племени Дуба никого в живых не осталось, — сказал он. — Они все вымерли.


— Пожиратель Душ не погиб, — сказала Ренн. — Отведите меня к своему Колдуну, и я предоставлю ему доказательства.


— Наш колдун не выходит из своего молитвенного укрытия, — сказал вождь племени Зубра. — Он не желает видеть чужаков.


— Если бы ты в самом деле была колдуньей, — прорычал молодой человек, — ты бы знала это.


Люди закивали. Толпа стала окружать Ренн. Покрытые шрамами лица зловеще ухмылялись. Красные руки сжимали отравленные копья. Колени ее затряслись, но она устояла на ногах. Показать свою слабость сейчас означало верную погибель.


Резкое карканье эхом наполнило Лес.


Все головы обратились вверх.


На фоне звезд промелькнула тень, и Рип уселся на ветку сосны, не сводя своих черных глаз с Ренн.


Она прокаркала ему приветствие, и он слетел вниз, шумно опустившись на ее плечо. Когти впились в ее парку, жесткие перья потерлись о щеку. Ренн издала клокочущий звук, и Рип поднял клюв и наполовину развел крылья в ответ.


Люди отпрянули, сжимая в руках амулеты покровителей своего племени.


На краю стоянки показался волк.


Облегчение волной накатило на Ренн. Если Волк пережил пожар, может быть, Тораку тоже это удалось.


Янтарные глаза Волка обвели стоянку. Его шерсть стояла дыбом. Жилы в длинных ногах были туго натянуты. Один ее знак, и он бросится к ней на помощь.


Он помог Ренн уже тем, что появился перед ними. Но сделать что-то еще для него было бы опасно.


«Уфф!» — предостерегла девушка.


Он склонил набок голову, озадаченно глядя на нее. «Уфф!» — повторила она.


Волк развернулся и исчез среди деревьев.


Люди обоих племен выдохнули. Молодой мужчина стоял, словно оглушенный, его топор повис в руке. Старик прокашлялся и произнес:


— Думаю, лучше будет нам оставить ее в покое. Пока что.



* * *


Волк был напуган и сбит с толку. Подушечки его лап болели от обжигающей земли, и он не мог разыскать Большого Бесхвостого, потому что Яркий Зверь съел все запахи. А теперь еще Большая Сестра сперва позвала его, а потом велела уйти.


Но он не ушел. Он остался возле Логова.


От бесхвостых пахло страхом и ненавистью. Они ненавидели Большую Сестру, но еще сильнее боялись навредить ей. Большая Сестра тоже была напугана, но очень умело это скрывала. Это бесхвостым всегда удавалось куда лучше, чем обычным волкам.


Неподалеку от Логова Волк обнаружил небольшую Неподвижную Мокрую, и охладил свои воспаленные лапы в грязи. Он зашел поглубже и смыл вонь Яркого Зверя со своей шкуры.


Когда Волк вернулся обратно к Логову, он по запаху понял, что что-то изменилось. Бесхвостые готовились сняться с мест. Волк решил следовать за ними и держаться поближе к Большой Сестре.


Возможно, Большой Бесхвостый Брат тоже вскоре появится.



* * *


Два охотника племени Рыси вбежали на стоянку, задыхаясь и обливаясь потом, и стали что-то сбивчиво объяснять на своем языке жестов. Ренн попыталась хотя бы уловить, что происходит, но ровным счетом ничего не понимала.


Волк исчез, но вороны играли в ветках сосны: они цеплялись когтями за рог Зубра, затем отпускали, падая почти что до самой земли, а потом взмывали в небо и кружились, чтобы начать игру сначала.


Молодой мужчина бросал на них злобные взгляды, но старик лишь пожал плечами.


— Они же вороны, им нравится играть. И обманывать.


Ренн раздумывала, могли ли эти слова быть обращены к ней.


— Вот, — вымолвил старик, обращаясь к девушке, — можешь захватить это, хотя я не могу позволить тебе взять стрелы.


К ее изумлению, он протянул ей ее лук. Лук был вычищен и натерт маслом, тетива смазана свежим воском.


— Благодарю, — сказала Ренн.


Старик заворчал:


— Это добрый лук, и ты хорошо ухаживала за ним. В отличие от некоторых. — Он скривился, словно переживая за все луки, с которыми дурно обращались. — Но тетива потрепана. Дай мне свою запасную, и я заменю ее.


Ренн помедлила.


— Это и есть запасная, — соврала она.


Он взглянул на нее из-под кустистых, спутанных бровей.


Что это? Он заманивает ее в ловушку? Или подсказывает ей использовать то, что она имеет? Она уже собиралась спросить, почему он вернул ей лук, когда молодой мужчина прибежал к ним.


— Все решено! — сказал он старику. — Мы сворачиваем стоянку.


— И куда идем? — спросила Ренн.


Мужчина не обратил на нее внимания, но старик взглянул с глубоким сожалением.


— Мне жаль, — пробормотал он и поковылял прочь.


У Ренн едва хватило времени, чтобы повесить лук за плечо, прежде чем ее запястья снова связали и надели повязку на глаза.





Глава двадцать четвертая



После сумрака бобровой хатки дневной свет ослепил Торака. Моргая и отплевываясь озерной водой, он уцепился за ветку. Она была покрыта сажей, и его рука окрасилась в черный цвет. В воздухе стояло облако едкого коричневого дыма.


Карабкаясь на гору веток, возвышавшуюся над хаткой, Торак огляделся. Он едва мог различить обугленные холмы, утыканные мертвыми деревьями. И больше ничего.


Он опустился на колени. Ренн. Волк. Как они могли выжить?


Если бы на небе была хоть одна птица, он бы нарушил обещание, данное когда-то ветру, и отправил бы свою душу найти их. Если бы хоть одно живое дерево осталось на склонах…


Позади кто-то чихнул. Жеребенок лежал на скрещенных тощих ножках. Казалось, он не меньше Торака был напуган собственным чиханьем. Торак нежно потеребил его гриву, и жеребенок моргнул ему длинными ресницами. Искорка надежды промелькнула в душе Торака. Если уж жеребенок смог пережить пожар, может быть, Волк и Ренн тоже смогли.


Разговаривая с жеребенком вполголоса, он развязал свой пояс и накинул его петлей вокруг его шеи. Жеребенок вскочил на ноги и дернулся в сторону. Затем опустил вниз голову и кашлянул.


После недолгой борьбы он зашел в воду, и они поплыли к берегу вместе.


Они едва ли успели добраться до мелководья, как раздалось пронзительное ржание. Жеребенок заржал в ответ удивительно громко и потянул ремень. Торак отпустил его, и тот поскакал к черной тени, промелькнувшей среди деревьев. Мать и детеныш потерлись мордами, а потом жеребенок уткнулся матери под брюхо и начал сосать молоко.


Торак различил и других лошадей. Главная кобыла повернулась и посмотрела на него пронизывающим взглядом. В тот момент он понял, что делать.


Он лихорадочно вытащил последний кусок корешка Саеунн из мешочка с целебными травами и разжевал его. Если Волк и Ренн где-то в этой опустошенной земле, кто лучше почувствует их, чем животные, которые всегда являются чьей-то добычей.


Остальные лошади переступали боком и трясли головами, опасаясь такой близости с человеком, но главная кобыла твердо стояла на месте. Прядая ушами, она слушала стоны Торака, когда судорога накрыла его. Она опустила голову и смотрела, как он держится за живот, падает на землю, подняв вокруг себя облако пепла…


И тут уже через глаза лошади Торак посмотрел на тело, которое корчилось в судорогах с пеной у рта.


Впервые в жизни он ощутил беспрестанную бдительность дикого животного. Он повел ухом, слушая, как люди колотят по золе, и затем уловил ржание кобылы, ласкающей своего жеребенка. Одним глазом он оглядел берег в поисках охотников, другим — склон наверху, а его лошадиное обоняние сообщало ему о любом движении каждого члена стада.


Души кобылы оказались на удивление сильными, но очень пугливыми, и хотя Торак хотел, чтобы она поскакала вверх по холму, она отказалась повиноваться. Она была мудрой лошадью, и знала, что лучше избегать всего странного, и поскольку вокруг все было странным, она не сдвинулась с места. Ее стадо прошло через ужасы лесного пожара, и теперь они очутились в этом почерневшем Лесу, где не было никакой травы, и лишь от воды исходил знакомый запах, и потому лошадь предпочла оставаться здесь.


Но чужие души в ее теле причиняли кобыле беспокойство. Она храпела и вращала глазами, и обеспокоенное стадо повторяло за ней.


В этой битве воли Торак победил. Он вселился в тело кобылы, стал ею. Вскинув свои задние копыта, он бросился в галоп. Почти без усилий его мощные ноги колотили по земле. Такая мощь, такая скорость. Он почувствовал прилив дикого восторга, с грохотом проносясь по холму, а его стадо грохотало за ним, не отставая ни на шаг.


На вершине он остановился, фыркая и шумно дыша. Насыщенный пеплом ветер ласкал его гриву, охлаждая запотевшую шею. Он раздул ноздри, пытаясь различить запахи.


И почти в то же мгновение он уловил запах волка.


Кобыла вздрогнула, вспоминая, как острые клыки кусали ее за ляжки. Торак заставил ее остаться на месте. Затем он услышал тонкий, срывающийся вой.


«Я ищу тебя…»


Это был не Волк.


Разочарование его было так велико, что он потерял власть над духом кобылы, и она развернулась и помчалась вниз по склону. Прокладывая себе дорогу сквозь свой сбитый с толку табун, она неслась обратно к безопасной воде.


Кобыла остановилась, подняв облако пыли. Она ощутила пахнущее мясом дыхание людей. По запаху почувствовала, что некоторые несли на себе шкуры летучих мышей, другие — хвосты лошадей. Она была встревожена, но не напугана. Хотя люди и были Охотниками Леса, они никогда не угрожали ей.


А вот Тораку было страшно. Он увидел свое человеческое тело, беззащитно лежащее на земле. Охотники тоже заметили его.


Он видел, как они поспешили к нему по растрескавшейся земле, разглядел их безжалостные татуированные лица. Он видел, как охотник племени Лесной Лошади ткнул в его тело пятой копья. Другой ударил его по ребрам. Торак почувствовал приглушенный удар.


Теперь они все столпились вокруг него, молотя и избивая его. Он рывком вернулся обратно в тело, и боль начала разгораться внутри него. Он застонал. Кто-то ударил его по голове.


В последний миг перед тем, как потерять сознание, он послал тихий вой Волку: «Прости, Брат, прости, я не смог найти тебя».


«Прости, Ренн».





Глава двадцать пятая



Ренн все толкали и тащили, пока она не потеряла счет времени. Иногда они несли ее, иногда заталкивали ее в долбленку. Один раз они покормили и напоили ее.


Она почувствовала запах горелой плоти и поняла, что они вступают в выжженную землю. Она казалась бескрайней, но в конце концов они снова очутились среди ухания сов и шелеста листвы.


Внезапно запястья Ренн оказались свободны, повязка сорвана, и она моргала в свете пламени.


Была ночь. Девушка увидела факелы — они были воткнуты в землю, образовывая широкий круг. Она уловила примесь запаха сосны, услышала шепот реки. Племена Зубра и Рыси соорудили свою стоянку в стороне от огненного кольца. В центре его возвышалось алое дерево. Корни, ствол, ветви, листья — все было выкрашено красной охрой. Живое дерево целиком было преподнесено Великому Духу, чтобы призвать его обратно в Сердце Леса.


Кто-то вытолкнул ее вперед, и Ренн оказалась рядом с потрескивающим факелом. К своему изумлению, она увидела, что там собрались не только люди Зубра и Рыси. По другую сторону огненного кольца находилась вторая стоянка и проглядывали темные очертания толпы, поблескивающие топоры и копья. Один из людей придвинулся ближе к огню, и она увидела, что его борода и губы были окрашены зеленым, а на лице — татуировки в виде листьев. В его длинные зеленые волосы были вплетены пучки конских волос, а повязка на голове была коричневой. Ренн не могла поверить своим глазам. Племя Лесной Лошади разбило свою стоянку ближе чем на расстоянии полета стрелы от своих заклятых врагов.


Среди людей Лесной Лошади некоторые бродили из стороны в сторону, едва различимые в лунном свете. Их накидки были цвета ночи, а из-за паутины угольно-черных линий лица становилось трудно различить. Ренн увидела угловатые черные татуировки на их подбородках. Племя Летучей Мыши.


Обе стороны смотрели друг на друга с расстояния двадцати шагов сквозь задымленный свет факелов. Стрелы были вставлены в луки. Руки сжимали топоры и копья.


У корней алого дерева Ренн различила огромный силуэт в струящихся одеждах и свирепую маску, увенчанную конскими хвостами. Мурашки побежали у нее по коже. Это был Тиацци.


Широкие рукава скрывали его изувеченную руку, а в другой он держал тяжелый посох, украшенный выжженными завитками.


— Смотрите, что в моих руках, — произнес он, обращаясь к племенам звучным голосом, который Ренн в последний раз слышала на Дальнем Севере. — Я, колдун племени Лесной Лошади, держу в руках говорящий посох племени Зубра.


Люди Зубра взволнованно зашевелились.


— Колдун племени Зубра, — продолжил Тиацци, — известен своей мудростью и справедливостью. Я говорил с ним в его молитвенном укрытии. В знак доверия он дал мне этот посох.


По толпе людей Зубра пробежала тень сомнения: люди недоверчиво качали головами. Что это за уловка?


Когда колдун племени Лесной Лошади приблизился к вождю племени Зубра, они направили целый пучок копий в его грудь. Тиацци даже не поморщился.


— Чтобы почтить это доверие, я возвращаю посох его племени. — С поклоном он вручил посох вождю.


Даже Ренн пришлось признать, что смелости ему не занимать. Если бы все пошло не по его плану, он бы упал, пронзенный двадцатью копьями.


Вождь племени Зубра настороженно поклонился и принял посох, и Тиацци отступил назад. Медленно люди Зубра опустили свои копья.


Ренн смотрела, как он вернулся обратно к алому дереву, откуда вновь обратился к обеим сторонам.


— Целый месяц, — сказал он им, — я постился в священной роще, а колдун племени Зубра постился в своем молитвенном укрытии. — Он воздел руки к небу. — Мы не должны больше сражаться! Зубр. Лесная Лошадь. Рысь. Летучая Мышь. Благородный Олень. Мы все должны объединиться!


Толпа изумленно ахнула. Руки замелькали в беззвучном разговоре.


«Чего он добивается?» — подумала Ренн. Она могла понять, зачем Пожирателю Душ сеять раздор, но зачем…


— Мы должны объединиться, — повторил колдун, — против общего врага!


Воцарилась такая тишина, что можно было слышать трепет крыльев мотылька. Все устремили взоры к колдуну в маске, шагавшему у алого дерева.


— Много зим назад, — начал он, — племена отвернулись от Истинного Обычая.


Люди опустили головы. Некоторые люди Зубра расцарапали себе лица, чтобы вновь открылись кровоточащие раны.


— Они были наказаны, — сказал колдун. — Целые племена вымерли. Косули. Бобра. Дуба. С тех пор много зла выпало на долю людей из Сердца Леса. И всякий раз причиной тому были чужаки, отступники, которые презрели Обычай.


«Это неправда», — подумала Ренн.


— Три зимы назад, — продолжил Тиацци, и его голос кружился, словно ветер, среди сосен, — обманщик из Открытого Леса хитростью убедил племя Оленя дать ему приют, а затем отплатил им, наслав одержимого демоном медведя.


Люди зашелестели и стиснули кулаки.


— Два лета назад люди Открытого Леса наслали болезнь и токоротов…


«Но это же не мы, — подумала Ренн, — это были Пожиратели Душ!»


— …тогда лишь только наша бдительность уберегла от них Истинный Лес.


Люди победно трясли топорами, стучали копьями по щитам. Восхищенные раскрашенные лица жадно внимали каждому слову.


— Позапрошлой зимой племена Льда наслали орды демонов на наши земли. Прошлой весной племя Выдры попыталось утопить нас.


«Все это ложь!» — звенел голос в голове Ренн.


— А этой весной чужаки выкрали наших детей и наслали великий пожар, чтобы уничтожить нас. Но им это не удалось!


Дребезжание щитов усилилось.


— До сих пор мы лишь защищались! Но теперь… — Он прошелся вдоль огненного кольца. — Теперь мы должны сражаться! Все зло исходит от чужаков! Они жаждут уничтожить нас, потому что мы следуем Обычаю, но мы из Сердца Леса, из Истинного Леса, и мы должны объединиться!


Рев вырвался из каждого горла, сотрясая сосны, и достиг звезд.


— Сбросьте свои повязки! — гремел голос колдуна. — Заключите в объятья своих братьев из Сердца Леса и объединитесь против чужаков!


В неистовстве повязки полетели со лбов. Люди Зубра бежали обниматься с людьми Летучей Мыши, люди Лесной Лошади соприкасались лбами с людьми Рыси. Под алым деревом из-за раскрашенной маски за всем этим наблюдал колдун.


Внезапно он поднял обе руки, требуя тишины.


Люди поспешно отступили назад за линию факелов.


— Никогда не забывайте, — сказал Тиацци, и в голосе его прозвучали угрожающие нотки, — что коварство чужаков не знает сна и покоя. — Он на мгновение замолчал. — У меня есть доказательства. Я принес вам воплощение коварства: засланный соглядатай из Открытого Леса, который хотел уничтожить вас, освободив великое пламя.


Трое мужчин вынесли в кольцо мешок и бросили его у ног колдуна.


Ренн различила чей-то силуэт, барахтающийся в сети. Она закусила язык, чтобы не вскрикнуть.


Человек застонал.


Это был Торак.





Глава двадцать шестая



Люди вытряхнули сеть, и Торак, пошатываясь, поднялся на ноги. Ноги его были связаны, руки стянуты за спиной. Ренн увидела кровь на его лице и синяки на груди. Она поняла, что он едва стоит на ногах.


Подняв голову, Торак посмотрел прямо на нее. Его глаза расширились.


Она шепотом произнесла его имя, но он нахмурился. Не вмешивайся в это.


— На колени. — Женщина из племени Лесной Лошади ткнула Торака копьем в спину и вынудила его упасть ниц.


Ее полное подозрения лицо было покрыто татуировками в виде листьев, зеленые губы сжались от гнева. Пучок конских волос ниспадал поверх ее собственных, и Ренн догадалась, что она была вождем. Женщина низко поклонилась своему колдуну.


Тиацци принял это проявление почтения молча, но Ренн заметила, как сверкнули глаза под маской, и подумала, что он наслаждается этим.


— Колдун, — произнесла вождь. — Вот тот нечистый, который пытался уничтожить Истинный Лес. Я видела его раньше. Два лета назад мы поймали его, когда он пытался наслать на нас болезнь.


— Я искал исцеления, — сказал Торак. Его голос звучал обреченно.


— Значит, мы должны его повесить, — сказала вождь. — Мы должны исправить совершенную ошибку.


В знак согласия люди неистово заколотили копьями о свои щиты.


Ренн бросилась вперед, но две волосатые руки удержали ее.


— Стой и молчи, — прошептал старик из племени Зубра прямо ей в ухо. — Ты только сделаешь все еще хуже.


Он отпустил Ренн, забрал посох говорящего из рук своего вождя и вышел вперед.


— Но если мы убьем его, — сказал старик, — мы нарушим закон племен. Наш колдун, колдун племени Зубра, никогда бы не допустил этого.


— Убить отступника — значит совершить благо, — мощный голос Тиацци заполнил поляну. — И это не просто отступник. Видите шрам на его груди, где он пытался скрыть свою злую сущность? Видите татуировку у него на лбу? Это метка изгнанника.


Этого Ренн уже не могла вынести.


— Он больше не изгнанник! — закричала она. — Фин-Кединн принял его обратно, и все племена согласились!


— В Сердце Леса никто не соглашался, — ответила раскрашенная маска. — Вождь племени Ворона пытался изменить закон племен. Никому не дано изменять закон племен.


— Кроме тебя, — сказал Торак.


— Молчать! — прошипела вождь племени Лесной Лошади.


Торак поднял голову и хмуро посмотрел на Тиацци.


— Ты нарушаешь закон племен всякий раз, когда тебе этого захочется. Не правда ли, Тиацци?


Озадаченные лица обратились на колдуна.


— Убивая охотников, — начал Торак. — Убив моего отца. Моего кровного сородича…


— Молчать! — снова завопила вождь. — Как ты смеешь оскорблять нашего колдуна.


— Он не ваш колдун, — бросил ей Торак в ответ, поднявшись на ноги. — Он Пожиратель Душ.


Из толпы раздались разъяренные вопли, но Тиацци торжествовал.


— Своими собственными словами он изобличил себя! Вот доказательство его порочности!


— Да что вы все, ослепли, что ли? — прогремел голос Торака.


Деревья шелохнулись. Пламя факелов замигало. Даже вождь племени Лесной Лошади отступила назад.


Со своим шрамом на груди и сверкающими глазами Торак выглядел устрашающе — в точности так, как только что о нем говорил Тиацци.


— Неужели вы разучились думать? — проревел он толпе. — Вам не кажется странным, что ваш новый колдун внезапно стал таким воинственным? Разве вы не видите, что он не один из вас?


Ренн никогда еще не видела Торака в такой ярости. Его гнев был словно леденящее снежное неистовство белого медведя, и это пугало ее. Остальных это пугало тоже.


Смех Тиацци сбросил наваждение.


— Смотрите, как отчаянно он старается! Он знает, что участь его предрешена!


Через толпу прокатилась волна облегчения. Колдун восстановил в них уверенность в их силах.


— Я достаточно выслушал ваших суждений, — объявил Тиацци. — Изгнанник в Истинном Лесу оскорбляет Великого Духа. Из-за этого Дух не возвращается. Изгнанник должен умереть.


Поднялся ветер. Красное дерево вздохнуло.


Ренн стояла, оцепенев от ужаса.


Торак с каменным выражением лица смотрел на Тиацци.


— Однако, — промолвил старик, все еще державший в руках посох, — если уж мы придерживаемся перемирия, тогда колдун племени Зубра тоже должен дать свое согласие.


Это отрезвило членов его племени, и они ждали, чем ответит колдун племени Лесной Лошади.


Отблески факелов играли на деревянном лице. Ренн чувствовала, как бешено несутся мысли, что скрываются за ним. Он жаждал смерти Торака, и чем скорее, тем лучше. Но если бы он пренебрег мнением людей Зубра, он рисковал бы вызвать их возмущение, и его планы были бы сорваны.


— Разумеется, он должен дать согласие, — сказал Тиацци сквозь зубы. — Нынче ночью колдун племени Зубра останется в своем молитвенном укрытии, а я останусь в священной роще. Каждое племя покроет охрой одно дерево. Если мы придем к согласию, изгнанник умрет.



* * *


Торак проснулся от мучившей его жажды.


Веревки из конского волоса связывали его по рукам и ногам. Его синяки пульсировали от боли, голова болела. То приходя в себя, то снова проваливаясь в забытье, он пытался понять, где находится. Тесное укрытие. Корни подпирают щеку…


Он резко очнулся. Они положили его под алым деревом. Совсем скоро они повесят его на ветвях.


Он не представлял, как выбираться из всего этого. Сколько у них уйдет времени на то, чтобы окрасить красным все дерево целиком? Ровно столько времени у него есть.


Он вспомнил о Ренн. Когда он видел ее, она не была избитой, значит, возможно, они сохранят ей жизнь. Если только она не попытается помочь ему.


А Волк? Он представил, как Волк, если он все еще жив, рыщет по опаленному огнем Лесу. Как растерянный, сбитый с толку зовет своего Брата. И не слышит ответа.


Обессилев, Торак потонул в пылающем океане мучившей его жажды.


Кто-то поддерживал его за голову, вливая воду в рот.


Он закашлялся и сплюнул. Его язык распух, он не мог глотать.


— Не останавливайся, — умолял он. Но у него вышло лишь бессмысленное бормотание.


К губам прислонилась плотная береста, и прохладная рука поддержала его затылок. Вода заструилась вниз по его горлу, проникая в его плоть, словно поток, заливающий иссушенную солнцем землю.


— Как ты себя чувствуешь? — прошептала Ренн.


— Лучше, — прохрипел он. Это была ложь, но скоро станет правдой.


Закрыв глаза, он почувствовал, как его члены вновь наполняются силой. Ренн разрезала веревки на его запястьях своим ножом из зуба бобра.


— Волк, — прошептал Торак.


— Я видела его вчера. Он в порядке.


— Хвала Духу. А как…


— Вороны тоже в порядке. Попытайся сесть, нам нужно торопиться.


— Как тебе удалось? — спросил он, когда Ренн принялась резать веревку на его лодыжках.


— Никак, — ответила она кратко. — Все спят, я не знаю почему. Словно приняли снотворное зелье. Но долго это не продлится.


Закусив губу от боли, Торак растер затекшие запястья, пока Ренн смывала кровь с его лица и рассказывала ему, как Тиацци возвестил перемирие между племенами.


— Должно быть, он обманул колдуна племени Зубра, и теперь держит их всех в своей власти. — Она замолчала. — Торак, все это куда серьезнее, чем мы думали. Он хочет стравить их с племенами Открытого Леса.


Он попытался обдумать слова Ренн, как вдруг они услышали снаружи шум. Сонное бормотание, ужасно близко. Шелест лубяной одежды стих, заглушенный громким храпом.


Когда снова воцарилась тишина, Торак выдохнул:


— Почему они тебя не связали?


Ренн привязала нож к ноге и опустила штанину.


— Они боятся меня… Потому что я колдунья.


Они встретились взглядами в багровой темноте.


Ее лицо было сурово и прекрасно, и холодок пробежал у Торака по спине.


Затем Ренн снова стала собой, его другом, достала из-за спины пару башмаков из шкуры оленя.


— Я украла их у человека из племени Рыси. Думаю, подойдут.


Пока Торак натягивал башмаки, девушка выглянула из укрытия.


— Сможешь идти?


— Придется.


Луна зашла, и факелы догорели, в обеих стоянках было темно и тихо. Вокруг укрытия спали четверо охотников, раскинув свое оружие. Их дыхание было таким неглубоким, что сперва Тораку показалось, будто они мертвые. Он схватил лук и колчан, втиснул топор за пояс.


Казалось, они пересекают открытую площадку до факелов целую вечность. Его виски пульсировали. Каждый шаг отдавался жгучей болью в его избитых конечностях. Ренн исчезла в темноте, и ему показалось, что он упустил ее из виду. Она вернулась, держа в руках лук и колчан, и сунула что-то ему в руки. Это был его нож.


— Как тебе…


— Я же сказала, они все спят!


Наконец они миновали стоянку племени Зубра, расположенную за кустом можжевельника. Ренн наклонилась поближе к Тораку, так что ее волосы щекотали его щеку.


— Они привели меня сюда с завязанными глазами, я не знаю, где мы. А ты?


Он кивнул:


— Мы пришли на долбленках. Черная Вода примерно в двадцати шагах в той стороне. Мы возьмем лодку и двинемся вверх по течению. Там мы оставим лодку и переберемся в следующую долину, это будет долина лошадей. А оттуда прямиком в священную рощу.


Ренн нахмурилась:


— Идем к лодкам.


Они добрались до реки без происшествий, и обнаружили там целую вереницу долбленок, выволоченных на берег. Они бесшумно столкнули крайнюю лодку на мелководье, и Торак забрался внутрь. Его ушибы уже не болели, азарт погони заглушил боль.


— Течение несильное, — сказал он вполголоса. — Если будем быстро грести, можем даже догнать его.


Ренн стояла в воде, а башмаки ее свисали по обе стороны от шеи, но она не двинулась, чтобы сесть в лодку.


— Торак, разворачивай лодку.


— Что? — воскликнул он нетерпеливо.


— Мы не можем преследовать Тиацци. Только не сейчас.


Он вытаращил глаза на нее.


— Если ты убьешь его сейчас, — прошептала она, — ты подтвердишь каждую ложь, что он рассказал им об Открытом Лесе.


— Но… Ренн. Что ты такое говоришь?..


— Нам нужно вернуться в Открытый Лес. Найти Фин-Кединна. Предупредить племена о том, что происходит.


— Ты что, шутишь?


Подойдя поближе, она схватила долбленку обеими руками.


— Торак, я видела этих людей! Они делают все, что он прикажет. Режут себе лица, отрубают руки. Они нападут на Открытый Лес!


Торак начинал злиться:


— Я поклялся, Ренн. Поклялся отомстить за своего сородича.


— Это важнее мести. Разве ты не видишь? Если Тиацци умрет, они подумают, что все это подстроили люди Открытого Леса.


— Но он не их колдун! Когда он умрет, они в этом убедятся!


— Им будет все равно! Торак, подумай! Если ты убьешь его, для них это будет доказательством его слов. Они нападут. Открытый Лес станет защищаться. Это никогда не кончится!


Торак захотел стиснуть плечи Ренн и встряхнуть ее.


— Ты же обещала помочь мне. А сейчас собираешься меня покинуть?


Она вздрогнула, словно он ударил ее:


— Если ты пойдешь за Тиацци, мне придется. Кто-то должен предупредить Открытый Лес.


В голосе Ренн Торак услышал отголоски слов Фин-Кединна: та же непоколебимая, словно кремень, решимость сделать то, что правильно, невзирая на цену, которую нужно будет заплатить за это.


— Ренн, — произнес он, — я не могу сейчас повернуть назад. Ты нужна мне. Сделай это ради меня.


— Торак, я не могу!


Он задумчиво смотрел, как девушка стоит в реке, и черная вода огибает ее ноги.


— Тогда пусть будет так, — наконец сказал он. Взявшись за весло, Торак направился вверх по реке.





Глава двадцать седьмая



Ренн стояла в ледяной воде мелководья и невидящим взглядом смотрела в темноту.


Она не могла поверить, что Торак в самом деле ушел. Это была какая-то ошибка. Просто обязана была быть. Вот-вот он вернется и извинится. Скажет: «Ты права. Нам надо вернуться в Открытый Лес». Он не сможет просто так оставить ее.


И все же он сделал это. Это долгое и опасное путешествие ей предстояло проделать без него.


И она была почти уверена, что он не сможет даже близко подобраться к Тиацци. Как, если Повелитель Дубов все Сердце Леса держал у себя в кулаке? Тиацци убьет его. И она больше никогда не увидит Торака.


Камыш стукнул ее по плечу, и ивы прошептали предостережение: «Лучше тебе убраться отсюда, и поскорее».


Сильно закусив нижнюю губу, Ренн шагнула к ближайшей долбленке. Встав поудобнее, она навалилась на лодку, но тяжелая сосна даже не пошевелилась.


Скользя в грязи, она еще раз поднатужилась, и лодка наконец отстала от дна и с всплеском сошла с отмели в воду.


Ренн быстро бросила на дно колчан, лук и башмаки и прыгнула вслед за ними. Но не успела она взмахнуть веслом, долбленка резко накренилась, едва не выкинув ее.


Темные охотники волокли ее обратно на берег.



* * *


— Ты помогла изгнаннику бежать, — сказала вождь племени Лесной Лошади.


— Да.


— Куда он направился?


— О-обратно в Открытый Лес.


— Ты заодно с ним.


— Он мой друг.


— Ты заодно с ним против Сердца Леса.


— Н-нет. — Зубы Ренн стучали, холод речной воды пронизывал ее до мозга костей, но они не давали ей сойти на берег. Покрытые шрамами лица угрожающе маячили над ней, обволакивая ее зловонием топленого жира, мокрого луба и ненависти.


— Ты отравила нас при помощи своего колдовства, — сказала вождь племени Лесной Лошади.


— Нет.


— Ты подсыпала снотворное зелье нам в воду.


Значит, она правильно догадалась. Но кто сделал это и почему?


— Ты наложила на нас заклятье!


Ренн колебалась. Присваивать себе чужие заслуги было чертой ее матери.


— Я предупреждала вас, что я колдунья, — сказала она холодно. — Никто из вас не пострадал. И никто не пострадает, если вы отведете меня к колдуну племени Зубра.


Воздух искрился от страха и ненависти. Ренн молилась, чтобы их страх оказался сильнее.


— Зачем нам делать это? — спросила вождь племени Лесной Лошади.


— Колдун племени Зубра пользуется всеобщим уважением, — сказала Ренн высокомерно. — Я буду говорить только с ним.


— Ты не в том положении, чтобы торговаться, — прошипела вождь.


Ренн лихорадочно соображала.


— Так-то люди Лесной Лошади уважают перемирие, — спросила она, — высказывая пренебрежение к колдуну племени Зубра? Что люди Зубра скажут об этом?


Настал черед вождя племени Лесной Лошади почувствовать замешательство.



* * *


Приземистое укрытие колдуна племени Зубра, словно жаба, проглядывало в тени поваленной ели.


Люди Зубра привели Ренн сюда с завязанными глазами: сначала по реке, затем пешком, так что она и понятия не имела, где находится, хотя по запаху понимала, что неподалеку от выжженной земли.


— Наш колдун стар и немощен, — предостерегли они ее, снимая повязку, — не утомляй его. И помни, ты здесь лишь потому, что он пожелал этого.


С этими словами охотники растворились в Лесу, оставив ее в одиночестве перед входом в укрытие.


Она стояла со связанными за спиной руками в зарослях яснотки, еще влажной от росы. Над ней возвышался круглый ком земли, вырванной корнями, от него пахло влажной почвой и гниющим деревом. Оно было испещрено гнездами летучих мышей и сов, и с него свисали рога зубров с высеченными на них завитками. Отсюда и от окружавших сосен к дымоходу на верху укрытия тянулись тонкие нитки красного луба. Ренн догадалась, что это лестницы для духов, чтобы помочь колдуну забираться в мир духов.


Само укрытие показалось ей неожиданно скромным. Ароматный туман кружился над дымоходом, и узор, украшавший лубяную материю, прикрывавшую вход, изображал шагающих зубров.


— Войди, — раздался тихий голос.


Неловко из-за связанных рук Ренн проползла вниз на коленях, головой откинула лубяную занавесь и ввалилась внутрь.


Огонь был маленьким, но гостеприимным. Над ним красные хвосты лестниц для духов свисали из дымохода и плясали над жаром. По другую сторону от огня Ренн увидела свой лук и украденные стрелы рядом с ворохом листьев.


Ворох пошевелился.


— Я отослал своих людей, — прохрипел голос, тихий, словно летний ветерок в ветвях деревца. — Когда встречаются два колдуна, лучше им совещаться наедине.


Ренн почтительно поклонилась:


— Колдун!


Когда ее глаза привыкли к полумраку, она увидела, что колдун был целиком покрыт листьями: слой за слоем свежей листвы. Падуб, береза, ель, ива — их листья украшали его одеяние всеми оттенками зеленого. На груди его на нитке из волокон крапивы висели гроздья зеленоватого янтаря. Низко натянутый капюшон скрывал лицо, Ренн не видела его глаз, но почувствовала, что он внимательно изучает ее.


— Почему ты нарушаешь мое молитвенное уединение? — пробормотал он, хотя в его голосе не было упрека.


Ренн раздумывала, с чего начать. Если колдун племени Зубра в самом деле так справедлив, как гласила молва, и если он не оказался целиком и полностью во власти Тиацци, у нее есть шанс. Если же нет…


— В Сердце Леса появился Пожиратель Душ, — выпалила она.


— Пожиратель Душ?


— Его зовут Тиацци. Он настроил племя Зубра против племени Лесной Лошади, а теперь хочет заставить их напасть на Открытый Лес. — Она сглотнула. Сказав все это, она ощутила облегчение.


Зеленое одеяние зашелестело, когда колдун протянул руку к палке и поворошил угли. Ивовые листья на подоле свернулись от жара, и Ренн заметила, как жук стал карабкаться вверх, спасаясь.


— Это дурная весть, — прошептал колдун. — Кто этот человек — Тиацци?


Маленькая бусинка янтаря упала со складки его одеяния и покатилась к кромке огня. Ренн подумала, следует ли ей поднять ее.


— Он колдун племени Дуба, — сказала она. — Он убил колдуна племени Лесной Лошади и занял его место, став их новым колдуном. Он не тот, за кого себя выдает.


— Разве? — Его голос казался озадаченным. — И… ты все это выяснила сама?


— Да, — солгала Ренн.


— Кто ты такая?


— Я Ренн. Колдунья племени Ворона. Я пыталась предупредить остальных, но они не стали слушать.


— И ты пришла, чтобы сразить Пожирателей Душ.


— С твоей помощью, колдун.


— Ах, — вздохнул колдун, его грудь слегка колыхалась при каждом вздохе.


Янтарная бусинка зашипела и вспыхнула в огне. Ренн уловила знакомый резкий запах.


«Это не янтарь, — подумала она. — Это еловая смола».


— Чтобы победить Пожирателей Душ! — воскликнул колдун, и при этих словах он, казалось, вырос, заполняя собой укрытие.


Его грудь колыхалась от смеха, когда он отбросил свой капюшон и тряхнул соломенными волосами.


— И как же, — вопрошал Тиацци, — ты намереваешься сделать это?





Глава двадцать восьмая



Повелитель Дубов не торопился убить ее.


Сунув руку в рукав своего одеяния, он вытащил пригоршню шариков еловой смолы и кинул несколько в рот. Ренн смотрела, как его желтые зубы растерли их в порошок. Она увидела, как золотая песчинка запуталась в клоках его бороды. Правда обрушилась на нее, словно снег. Тиацци был одновременно и колдуном племени Зубра, и колдуном племени Лесной Лошади. Он убил их обоих и занял их место, пользуясь маской колдуна Лесной Лошади и привычкой колдуна Зубра к одиночным бдениям. Вскоре один из них исчезнет, и второй будет править единолично.


Только Ренн знала его тайну. И он понимал, что она знает.


Желтые зубы продолжали жевать. Зеленые глаза лениво оглядывали ее.


Стоя перед ним на коленях, с руками, связанными за спиной, она была полностью в его власти. Он сплюнул комок в огонь и ухмыльнулся, когда она скривилась.


— Я полагаю, ты собираешься дать мне клятву никому не рассказывать.


Ренн пыталась не дрожать.


— Это бессмысленно, — сказала она.


Его глаза сверкнули.


— И бессмысленно делать вид, что ты не объята ужасом.


Она не ответила.


С невероятным проворством для мужчины такого огромного размера он метнулся на ее сторону костра, окружив ее шелестящими листьями и обдав едким запахом ели. Его рука обвилась вокруг ее горла: на руке было три пальца. Грубые обрубки нащупали вену под ее кожей… Он осклабился, почувствовав, как колотится ужас у нее под кожей. Он бы мог переломить ей шею, словно хворостину. Один щелчок, и все было бы кончено.


Мысли Ренн метались, словно пескари на мелководье. Нужно сказать хоть что-нибудь. Что угодно.


— Огненный опал, — выдохнула она.


Уголком глаз она заметила, как другая его рука потянулась к груди. Привиделось ли ей это, или тень в самом деле легла на его лицо? Но чего вообще мог бояться Повелитель Дубов?


Она сделала шаг наугад.


— Ты не сказал ей, — заключила она.


— Не сказал кому? — спросил Тиацци и сделал это едва поспешнее, чем следовало.


— Эостре, — прошептала Ренн, и от этого имени ее голос стал ледяным, словно дыхание могильного кургана. — Ты не сказал ей, что заполучил его. Но она знает. О, да, Повелительница Филинов всегда все знает. Она идет за тобой.


Его багровый язык скользнул, облизнув губы.


— Ты не можешь этого знать.


— И все же я знаю. У меня есть дар моей матери.


— Твоей… матери?


— А ты не видишь? — Она посмотрела ему в глаза. — Повелительница Змей. В моих жилах течет ее кровь… Я знаю, что задумала Эостра.


— Откуда тебе знать? Ты не колдунья!


— Я знаю, что обладатель блуждающей души ускользнул, — сказала она, цепляясь за его неуверенность, словно за соломинку. — Я знаю, что твои планы были нарушены. Что произошло? Кто обратился против тебя?


Он отшвырнул ее от себя, и она больно ударилась головой о косяк двери. У Ренн помутилось в глазах, и она с трудом поднялась. Она услышала, как Тиацци смеется.


— Да, — задумчиво промолвил он, — может, так и лучше. Возможно, живая приманка окажется полезнее мертвой.


Из рукава он вытащил зазубренный кремниевый нож длиной с руку Ренн. Она отшатнулась от него, но он даже бровью не повел. Сейчас не было времени развлекаться, он сосредоточился на деле. Дернув за лестницы для духов, свисавшие через дымоход, он обрезал их и использовал веревку, чтобы связать ее лодыжки, затем с грубой силой сунул кляп ей в рот.


Тиацци склонился над Ренн.


— Тебе придется кое-что сделать для меня, прежде чем ты умрешь, — выдохнул он. — Ты приведешь ко мне обладателя блуждающей души.


Она яростно потрясла головой.


— О да. Ты приведешь его ко мне в священную рощу.


После краткого обыска он нашел ее нож из зуба бобра и свисток из косточки тетерева, срезал с пояса ее мешочек с целебными травами и бросил все три предмета в огонь. Прежде чем накинуть капюшон на лицо, он напоследок взял лук Ренн и разломил его надвое.





Глава двадцать девятая



Тораку показалось, что он видел Волка на берегу, но, когда он позвал, тот не появился. Как и вороны. Словно они знали, что он совершил, и осуждали его за это.


— Но не я оставил ее, — убеждал он сам себя. — Это она покинула меня.


Порыв ветра взволновал реку, и ольховые деревья зашевелились с упреком. Узловатый дуб угрюмо смотрел на Торака, когда он проплывал мимо.


Он не мог поверить, что Ренн оставила его и отправилась обратно в Открытый Лес. Наверняка она передумает и пойдет за ним? Он прислушивался, ожидая услышать плеск долбленки, но до него доносилось лишь бурление воды и вздохи дремлющих деревьев.


«С ней все будет хорошо, — подумал Торак. — Она в состоянии позаботиться о себе».


О, конечно, в состоянии, Торак. Зачем ей твоя помощь, когда вокруг в Сердце Леса рыщут злобные племена и хозяйничает Пожиратель Душ?


Наступил рассвет, и Торак остановился, чтобы отдохнуть и подкрепить силы. Ранним утром солнце дрожало над кустом лесной земляники. Если бы Ренн была с ним, он бы выкопал несколько корешков и пожевал их, чтобы очистить зубы. Выискивая на мелководье ветки тростника и жуя их сырыми, он вспомнил, как однажды прошлым летом она попыталась скормить корешок Волку, и это превратилось в игру в догонялки. Они все втроем оказались в воде, Торак и Ренн обессилели от смеха, а Волк плескался рядом, теребя свою добычу и играючи рыча, словно это был лемминг.


— Хватит! — сказал себе Торак.


На противоположном берегу выдра подняла свою лоснящуюся морду и поглядела на него, затем снова принялась жевать форель, которую держала передними лапами.


Рек слетела вниз, схватила клювом хвост выдры и потянула. Разъяренная выдра развернулась, зарычала на непрошеного гостя, и, пока она смотрела в другую сторону, Рип спикировал и выхватил рыбину из лап выдры.


Вороны поравнялись с Тораком и расправились с рыбой. Они разделили ее между собой, отметил он. Точно так же и они с Ренн все делили друг с другом. Он ударил по земле кулаком.


Когда от форели не осталось ничего, кроме костей, Рек села Тораку на плечо и нежно потянула его за мочку уха. Рип подскочил к ним и уставился на мешочек с целебными травами на поясе Торака: мешочек из лебединой лапки, что принадлежал Ренн, пока она не отдала ему его прошлой весной.


— И вы туда же, — раздраженно бросил Торак воронам.


Рип махнул хвостом и снова уставился на мешочек.


Сам не зная почему, Торак раскрыл его и вытащил материнский рожок. Оба ворона наклонили головы, словно прислушиваясь.


Торак уныло повертел рожок в руках. Он был гравирован угловатыми значками, напоминавшими ели по форме. Фин-Кединн однажды сказал Тораку, что это в своем роде был Лесной знак его матери, по которому он узнал, что рожок принадлежал ей. Теперь Торак понял, что позабыл. Вокруг кончика рожка был обвязан локон волос Ренн, который он нашел в ее спальном мешке, когда был изгнанником.


Он медленно размотал его. Рип запрыгнул к нему на колено, взял волос в клюв и осторожно повозил клювом вдоль него, словно чистя перья.


Торак глубоко вздохнул. Ренн послала воронов помочь ему, когда его душа была больна. А он бросил ее одну.


Точно так же, как он оставил Бейла.


От одного лишь воспоминания об этом он похолодел. Это происходило снова. Он поссорился с Бейлом, и Бейл погиб. А теперь Ренн…


Он сжал волосы в кулаке. Он вернется и разыщет ее. Он заставит ее пойти с ним. Месть подождет еще немного.


Запрыгнув в лодку-долбленку, он развернул ее и двинулся вниз по течению.


На этот раз вороны полетели с ним.



* * *


Волк был смущен и взволнован. Что делает Большой Бесхвостый?


С тех пор как Яркий Зверь пожрал Лес, Волк следовал за Братом по пятам, но ровным счетом ничего не понимал. Он рыскал рядом с большими Логовами бесхвостых и наблюдал, как они рычат друг на друга и рвут клоки шкуры с голов друг друга. Затем они потащили его Брата внутрь, и Волк уж был готов прыгнуть к нему на помощь, когда Большой Бесхвостый зарычал на них. Эта жуткая, рычащая кровожадность. Подобное не могло исходить от волка. Волку это было чуждо и непонятно. Это его пугало.


Потом он последовал за Большим Братом и Сестрой к Быстрой Мокрой, где они рычали друг на друга, и затем — Большой Бесхвостый бросил ее. Волк не бросает свою сестру в стае. Может, Большой Бесхвостый заболел? Может, его разум помутился?


После этого Волк держался в Тени, следуя за Большим Братом вверх вдоль Мокрой. Большой Бесхвостый звал его, но Волк не пошел к нему. Волк ненавидел прятаться от Брата, но он знал с уверенностью, которая находила на него время от времени, что не может пойти к нему.


Хотя пока он еще не понимал почему.





Глава тридцатая



Должно быть, в Горах прогремела гроза, потому что Черная Вода стремительно несла Торака назад, к стоянке племен Сердца Леса.


Засыпав долбленку покрытыми листвой ветками, он лег в ней, полагаясь на укрытие из тростника. Ему повезло. Племена были поглощены работой, раскрашивая деревья. Он видел женщин, мужчин и детей, тщательно втиравших охру.


«Что же за безумие такое, — спросил он себя, — заставляет их слепо повиноваться приказам? Разве они не видят, что Тиацци украл у них свободу, словно лис, обобравший мертвую добычу?»


Когда стоянка скрылась из виду, Торак снова взялся за весло. Стоял день. Западный ветер нес гарь от выжженной пустоши. И он по-прежнему не находил следов Ренн.


Заплывая за излучину, он увидел, что северный берег был весь покрыт грязными следами, словно от долбленок. Лодок не было, но он заметил, как что-то блеснуло на ветке ивы. Клок темно-рыжих волос.


Пристав к берегу, Торак осторожно стал пробираться вверх по склону.


Спутанные следы людей вели в Лес. Среди них он нашел следы Ренн. Значит, ее снова поймали. Но зачем им приводить ее сюда?


Усилием заставив себя сосредоточиться, он понял, что люди вернулись через некоторое время и уплыли. Забрали ли они Ренн с собой? Едва ли.


Немного погодя он нашел еще один клок ее волос, привязанный к ветке. Будто бы она хотела, чтобы он пошел за ней.


Обнажив нож, он направился в Лес.


Уже спускались сумерки, когда он добрался до небольшого укрытия в тени упавшей ели. Он увидел тонкие алые нити, свисавшие с деревьев, и рога зубра с выгравированными на них священными завитками. Он догадался, что это было молитвенное укрытие колдуна Зубров. Но в нем царила необычная пустота, словно в покинутой людьми стоянке.


На пороге лежали две перекрещенные ветки: дубовая и тисовая. Полный дурных предчувствий, Торак переступил через них и вошел внутрь. Огонь угас, оставив только белые головешки, крошащиеся, словно кости, но что-то лежало поверх них. Его внутренности перевернулись. Это были обломки лука Ренн.


Не желая верить своим глазам, он поднял почерневшие обломки тиса, в который она вложила столько заботы. Он вспомнил, как однажды прошлым летом он нашел ей толченых лесных орехов, чтобы смазать лук. Солнце сияло на рыжих волосах Ренн, и Торак задумался, что это должно быть за чувство, если обмотать их вокруг своего запястья. Тогда она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза, и его лицо стало пунцовым. Волк прошмыгнул мимо них, пытаясь завладеть орехами, но Ренн отодвинула его морду: «Нет, Волк, это не тебе!»


Однако вскоре она сжалилась и дала ему горсть.


Опустившись перед углями, Торак сгреб остатки лука. Он почувствовал запах пепла и острый запах ели. У колена он нашел маленький янтарный шарик и поднял его. Да, это еловая смола. И рядом с ней — отпечаток руки, руки большого человека. На ней не хватало двух пальцев.


Все разом встало на свои места. У Торака закружилась голова, и он словно падал вниз с огромной высоты. Тиацци был колдуном племени Зубра. И Тиацци же был колдуном племени Лесной Лошади. Это было одно и то же лицо.


Тиацци схватил Ренн.


Вскочив на ноги, Торак бросился прочь из укрытия. Лунный свет озарял поляну ледяными голубыми отблесками. Он представил, как Тиацци заставляет Ренн смотреть, как он ломает ее лук. Представил, какое наслаждение это, должно быть, доставило Повелителю Дубов. И он хотел, чтобы Торак знал это. Он нарочно оставил лук, как знак, и отпечаток своей трехпалой руки. И эти перекрещенные ветви… Он словно объявил ему, что Ренн у него.


В священной роще, где с дуба свисали тушки мертвых животных.


Торак, шатаясь, подошел к дереву, и его вытошнило.


Это все была его вина. Охваченный жаждой мести, он сам отдал Ренн на растерзание Повелителю Дубов.



* * *


Большой Бесхвостый был всего в нескольких прыжках от него, но Волк не мог пойти к нему. Что-то разделяло их, словно огромная Большая Мокрая пролегла между ними.


Сперва Большой Бесхвостый держал в передних лапах Длинный Коготь, Который Летает — тот, что принадлежал Сестре, а потом аккуратно положил его на дерево. Волк почувствовал его страх, но где-то в глубине за ним гнездилась ужасная жажда убийства.


Это была та самая жажда, что не дала Волку пойти к нему. «Я должен убить Укушенного, — сказал ему однажды Большой Бесхвостый. — Не потому, что он добыча и не в борьбе за владения, но потому что он убил бесхвостого с бледной шкурой».


Но зачем? Волки так не поступают. Это… это было не от волка.


Тревога сжала нутро Волка своими когтями. Он яростно разгрыз ветку. Он бегал кругами.


Большой Бесхвостый услышал его. Он остановился и заскулил.


«Приди ко мне, Брат мой. Ты нужен мне!»


Волк жалобно присвистнул и попятился назад.


Он вспомнил, как нашел белых волков в земле Великого Холода и попытался рассказать им о Большом Бесхвостом. «У него нет хвоста, — сказал им тогда Волк, — и он ходит на задних лапах, но он…»


«Значит, он не волк», — сурово ответил вожак стаи.


Волк знал, что вожак ошибается, но тогда не посмел спорить.


Но сейчас все изменилось.


Большой Бесхвостый поднялся на задние лапы и пошел навстречу Волку, лицо его выражало замешательство:


«Почему ты не пойдешь со мной?»


Его лицо…


С самого начала Волку нравилось плоское, бесшерстное лицо Большого Брата, но сейчас, стоя во Тьме, он смотрел на него и видел, как разительно оно отличается от морды волка. Глаза Большого Бесхвостого не отбрасывали свет Яркого Белого Глаза, как бывает у всех волков.


«Не похож на волка».


Внезапное прозрение обрушилось на Волка с силой падающего дерева, он понял, что томило его много Света и Тьмы. Большой Бесхвостый не был волком.


Боль, какой он никогда прежде не знал, пронзила Волка глубоко в самое сердце. Даже когда он был детенышем на Горе и ужасно скучал по Большому Бесхвостому, он не чувствовал такой боли.


Большой Бесхвостый не был волком.


Не волк.


Большой Бесхвостый не был волком.





Глава тридцать первая



«Я думал, ты знаешь», — сказал Торак по-волчьи. Волк попятился назад, и его янтарные глаза помутнели от горя.


— О, Волк! Я думал, ты знаешь.


Заскулив, Волк махнул хвостом и убежал.


Торак погнался за ним, продираясь сквозь деревья. Но это было безнадежно. Выбившись из сил, он остановился и согнулся пополам, жадно хватая ртом воздух. Вокруг него белые рябины разворачивали свои серебряные листья, чтобы собрать свет полной луны. Он завыл. Волк не ответил. Вой Торака перешел в стон. Волк ушел. Ушел навсегда?


Деревья зашелестели на ветру, словно шепча ему: «Торопись, торопись». Тиацци уже, должно быть, достиг священной рощи. Он уже мог разжечь очередной костер и погрузить другой шест в самое его сердце. Возможно, в этот самый миг он тащит Ренн к огню…


Торак пробежал мимо укрытия туда, где оставил свою долбленку. Он запрыгнул в нее и поплыл вверх по течению, вонзая весло в тело реки, словно это была плоть Тиацци. Он плыл под бесконечным гнетущим сводом из темных деревьев и безнадежных мыслей. По его вине Волк был несчастен. Из-за него Ренн оказалась во власти Повелителя Дубов.


Черная Вода была неумолима. Мышцы Торака горели. Он это заслужил.


Сквозь деревья он различил отблеск костров стоянки племен Сердца Леса. Но река была чем-то перегорожена. Лубяная сеть протянулась от берега до берега.


С силой налегая на весло, он повернул лодку назад. Оказавшись вне видимости, он затащил ее в ольховую рощу и выбрался на берег. Продолжать путь по реке дальше он не мог, ему придется идти пешком. Ему ни за что не успеть в священную рощу.


Внезапно он замер. Сквозь подошвы своих башмаков он уловил едва различимое дрожание земли.


Он упал на колени и приложил обе ладони к земле. Не померещилось ли ему это? Оно движется сюда?


Может быть, все-таки есть один способ.



* * *


Волк почувствовал, как содрогнулась земля под лапами, но продолжал бежать. По запаху он чуял, что направляется в сторону земель, Укушенных Ярким Зверем. Ему было все равно.


Наконец жажда заскребла его горло, и ему пришлось остановиться. Он нашел маленькую Неподвижную Мокрую и глотнул несколько раз. Затем он поднял морду и горестно завыл, рассказывая о своем несчастье Лесу.


Большой Бесхвостый не был волком.


Большой Бесхвостый не был Волку братом.


У Волка больше не было брата.


Волк остался один.


Дрожание под лапами становилось все сильнее. Волк осознал, что это топот множества копыт.


Чтобы убраться с их дороги, он забрался на возвышенность, откуда наблюдал, как лошади пронеслись мимо. Их густой запах наполнял его ноздри, но Волк был слишком несчастен, чтобы соблазниться им или заинтересоваться, что заставило их сняться с места.


Когда они пробежали мимо, он снова соскользнул обратно к маленькой Неподвижной Мокрой.


Земля вокруг Волка была взрыта копытами лошадей, и она прилипала к его лапам холодными, сырыми комьями. Ему было все равно. Он раздумывал, услышит ли Большой Бесхвостый лошадей вовремя, чтобы убраться с их дороги. Слух и обоняние у Большого Бесхвостого тоже были неважными, а теперь у него больше не было брата, который предупредил бы его.


Безвольно опустив хвост, Волк стоял на краю Неподвижной Мокрой и видел, как волк, который живет в Мокрой, смотрит на него. Это был очень странный волк, у него не было запаха. Это пугало Волка еще в ту пору, когда он был детенышем, но вскоре он понял, что этот волк не опасен, потому что всегда отступает, когда отступает он сам.


Сейчас волк в Мокрой выглядел таким же несчастным, каким ощущал себя Волк. Чтобы подбодрить его, Волк слабо завилял хвостом, и волк в Мокрой тоже завилял хвостом в ответ.


А затем произошло нечто очень странное. В Мокрой показался еще один волк, он встал рядом с первым.


Только этот второй волк был черным.





Глава тридцать вторая



Темная Шерсть стояла неподвижно, ожидая, что сделает Волк.


Волк тоже стоял неподвижно. Его когти вонзились в грязь. Шкура подрагивала от возбуждения.


Темная Шерсть слегка махнула хвостом.


Волк поднял морду и потянул носом воздух.


Медленно Темная Шерсть подняла переднюю лапу и потрогала его за плечо.


Они соприкоснулись носами.


Волк схватил ее зубами за загривок. Она замахала хвостом и заскулила, показывая ему брюхо. Он отпустил ее, и они оба упали и стали кататься по земле, слившись в грязный шерстяной комок когтей и клыков. Они гонялись друг за другом из Мокрой и обратно, Волк приветственно пощелкивал пастью у ее боков, а Темная Шерсть поскуливала от удовольствия и щелкала пастью в ответ. Она высоко подпрыгнула, и ее черная шкура блеснула Мокрым, затем изогнулась и толкнула его, а он погнался за ней вверх по берегу и обратно, вдыхая ее пьянящий, сильный запах, самый прекрасный запах на свете.


Темная Шерсть потрогала лапой листья на поверхности Мокрой, и они похлебали ее, затем вместе легли передохнуть. Тяжело дыша, она поведала, как скучала по нему, и как потому оставила стаю, чтобы найти его. С тех пор Свет много раз сменял Тьму, а она все вынюхивала и выслушивала, звала его, и ей даже показалось, что он ответил, но затем пришел Яркий Зверь и съел все запахи.


Волк закрыл глаза и услышал, как тихий ветерок колышет ее мех. Он почувствовал удивление, счастье и грусть.


Темная Шерсть была умна и быстро почувствовала его печаль.


«Почему ты грустишь? — спросила она. — Где тот, у которого нет хвоста?»


Волк поднялся и встряхнулся.


«Он не волк. Он мне не брат».


Темная Шерсть удивленно повела ухом.


«Но мы играли вместе. Он был твоим братом. Так не бывает».


Волк шагал взад-вперед. Он нашел интересную палочку и бросил ее перед ней, как подарок. Темная Шерсть не обратила внимания. Она поднялась и толкнула его носом в плечо.


«Помнишь, когда детеныши пытались съесть его верхнюю шкуру, а ты остановил их? И я дала ему рыбью голову?»


Боль была так сильна, что Волк заскулил. Конечно же он помнил тот солнечный день, когда он и Большой Бесхвостый были частью стаи с Горы, когда плавали вместе и были счастливы.


Темная Шерсть потерлась хвостом о его плечо и выдохнула ему в загривок:


«Я гналась за лошадьми. Там есть сочный маленький жеребенок. Я почти поймала его, но его мать лягнула меня. Давай охотиться!»


Волк повернул морду по ветру, и запах лошадей заполнил его ноздри. Табун, должно быть, остановился, едва Темная Шерсть перестала гнаться за лошадьми. Они были совсем неподалеку.


Темная Шерсть побежала к деревьям, помахивая хвостом.


«Идем!»


Затем она понеслась за лошадьми — гладкий черный волчий силуэт, пролетающий сквозь заросли крапивы.


Голод заскребся в животе Волка. Он позабыл про свою боль и побежал за волчицей.



* * *


Торак почувствовал, как дрожит земля от топота копыт. Лошади бежали в его сторону. Вероятно, что-то напугало их — рысь или медведь.


«Хорошо, — подумал он. — Чем скорее, тем лучше».


Теперь он мог слышать их. Когда табун приблизился, Торак услышал фырканье, храп и треск ломающихся веток. Он сошел с тропы и распластался вдоль ствола березы.


Мгновение спустя в поле зрения появилась главная кобыла. Ее голова была задрана, хвост вздернут. Она промчалась мимо Торака, и табун побежал за ней, словно блестящая черная река напряженных шей и могучих ног.


Едва они прошли, Торак пронзительно заржал.


Он услышал, как останавливаются, наталкиваясь друг на друга, тела лошадей, а затем раздалось ответное ржание.


Торак ступил на тропу и стал ждать.


Главная кобыла остановилась в двадцати шагах от него. Ее бока колыхались, ноздри раздулись.


Она тряхнула головой.


Торак тихо и ласково начал разговаривать с ней:


— Ты уже знаешь мой запах, помнишь меня? Я помог жеребенку вернуться в табун. Ты знаешь, что я не причиню вреда.


Ее уши повернулись к нему, улавливая его голос, но голова все еще была тревожно запрокинута, и она поворачивалась крупом к нему.


«Держись подальше. Или я лягну тебя!»


Медленно Торак пошел навстречу лошади, уговаривая, не отрывая глаз от нее, но так, чтобы не волновать ее чересчур пристальным взглядом.


С ее боков валил пар. Ее большие темные глаза были широко распахнуты, но уже не подернуты белой каймой. На мгновение Торак встретился с ней взглядом, между ними сверкнула искра взаимопонимания. Его души уже прятались в самом ее существе. Он знал, что значит быть лошадью. И она знала, что он знает.


— Я знаю, — сказал он, подвигаясь ближе. — Я знаю.


Она ступала боком и махнула хвостом. Ни один человек прежде не подходил так близко.


Он почувствовал жар от ее боков. Он наклонился и дохнул на ее ноздри, как, он видел, здороваются лошади, и она позволила ему, в ответ согрев его лицо своим травяным дыханием. Он легонько положил ладонь ей на плечо, свел вместе пальцы и ухватился за вспотевшую шкуру, подражая приветственным укусам лошадей.


Дрожь волной побежала от холки до хвоста, и она кратко всхрапнула от удовольствия.


— Я твой друг, — сказал он ей. — Ты ведь знаешь это, правда?


Все еще пощипывая кобылу пальцами, он подобрался к ее шее, и она повернула голову и ласково захватила губами его плечо в ответном приветствии.


Его рука скользнула к холке, и он ухватился за гриву.


А затем он сделал то, чего прежде не делали люди ни одного из племен.


Он рывком взгромоздился на спину лошади.





Глава тридцать третья



Кобыла разъяренно заржала и изо всех сил постаралась сбросить Торака на землю. Он вцепился в гриву и обхватил ее ногами, словно крючьями.


Она подалась назад, может, так ей удастся избавиться от этого возмутительного груза, но он перекинулся вперед и только крепче сжал бедра.


Она бросилась бежать, едва не выворачивая его руки из суставов. Он скользил по ее широкой, гладкой спине, едва удерживаясь верхом.


Кобыла пронеслась под низко растущей веткой. Торак поднырнул. Ветки скребли его по спине. Он остался сидеть пригнувшись на случай, если она попробует сделать это еще раз.


Они пронеслись через заросли, и заразившееся ее страхом стадо бросилось вслед за ними. За деревьями Торак заметил реку. Кобыла неслась вверх вдоль реки в долину, где она чувствовала себя в безопасности.


Ее жесткая шкура скребла его щеку, и, вдыхая запах лошадиного пота и слыша, как дыхание сипит у нее в груди, он почувствовал укол вины. Она была его другом, а он так напугал ее. Жаль. Но сейчас важно было только спасение Ренн.


Без предупреждения кобыла поднялась на дыбы, холкой ударив Торака по скуле, и мгновение спустя они перемахнули через упавшее дерево. Затем кобыла с грохотом опустила копыта на землю, снова ударив его по щеке.


У Торака круги плясали перед глазами, но он выпрямился, и они понеслись навстречу огненному зареву, в самое сердце стоянки племен Сердца Леса. Растаптывая ведра и пищевые бурдюки, она промчалась меж алых деревьев, а люди разбегались от них во все стороны, выхватывая детей из-под копыт и тараща глаза на Торака.


Он крикнул им через плечо:


— Ваш колдун — Пожиратель Душ в чужом обличье! Приходите в священную рощу и увидите все своими глазами!


Затем стоянка осталась позади, и лошадь помчалась вверх по склону к гребню гор.


Только тогда Торак понял, что никто не стрелял в него. Ни стрел, ни отравленных дротиков. Они не осмелились поднять оружие на лошадь из священного табуна. Его мешочек с целебными травами колотил по бедру, и, не зная почему, он поблагодарил дух своей матери за то, что уберегла его.


Еще одно поваленное дерево метнулось перед ними, и Торак прильнул к шее кобылы прямо перед тем, как она прыгнула. Грязь облепила его лицо, когда она приземлилась в болото, погрузившись до колен. Она отчаянно пыталась высвободиться, и юноша наклонился вперед, чтобы помочь ей. Лошадь мощно оттолкнулась задними ногами и выбралась, распугав тетеревов из кустов так, что те встревоженно вспорхнули.


Луна тонула в кронах деревьев, и тени от Леса тянулись по земле, когда они приближались к Извилистой Реке. Торак увидел, что они оказались восточнее тропы, по которой он шел раньше, это место было круче, а здешние заросли — гуще. Хитрая кобыла знала короткую дорогу в свою долину.


Ветви цеплялись за волосы Торака, цветки терновника осыпались, словно снег. Внезапно кобыла перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась, едва не перекинув его через голову. Позади остальные лошади налетели друг на друга, затем встрепенулись и начали жевать.


— Нет! — выдохнул Торак, хлопая ногами и молотя кобылу по шее. — Не останавливайся, мы еще не на месте!


Но все было тщетно. Кобыла едва чувствовала его удары. А когда он продолжил колотить ее, она забила копытами и махнула хвостом, больно хлестнув его по щеке. Сейчас она была на своей земле, и никто больше не смел запугивать ее.


Во всяком случае не Торак.


Над головой раздалось знакомое карканье, и Рип и Рек спикировали вниз, почти вонзая свои когти в круп лошади, прежде чем взметнуться обратно ввысь.


Вздрогнув, она вскинула голову, и позади нее все стадо встревоженно фыркнуло.


И снова вороны бросились вниз. Кобыла шагнула в сторону, искоса глядя на них и обнажая белки глаз. Но дело было не только в воронах, вдруг понял Торак. Она уловила запах, которого боялась.


И снова лошадь бросилась галопом. Снова они промчались сквозь ивняк. Кобыла начинала уставать, и Торак тоже. Его руки и ноги ныли от боли, когда он продирался сквозь вереницу черных ветвей и вороньих крыльев.


Извилистая Река ушла под землю, и ивы уступили место елям. На востоке Торак заметил алую краюху рассветного солнца, багровеющего, словно кровавая рана.


Топот копыт кобылы перешел в оглушающий грохот, когда она доскакала до падубов, и Торак ощутил, как сила Тиацци кружится вокруг него. Кобыле не нравились падубы. Но то, что испугало ее, по-прежнему гнало ее вперед.


Она учуяла огонь задолго до Торака. Лишь немного погодя он увидел его: черный дым пронизывал кроваво-бордовое небо. Ужас камнем ударил его в живот. Неужели он опоздал?


Он сунул руку в мешочек за поясом и нащупал рожок с целебными травами. У него не хватало дыхания произнести молитву вслух, но мысленно он помолился матери, умоляя ее спасти Ренн. Он помолился Великому Духу. И стал звать Волка.



* * *


Когда Волк и Темная Шкура мчались за лошадьми, Волк учуял, что эта погоня внезапно обрела иную цель, хотя и не понимал, что произошло.


Он замедлился до шага, и Темная Шерсть вместе с ним. Он насторожил уши. В завываниях ветра Волк уловил едва различимый, высокий вой: он звучал выше, чем самый тонкий волчий вой или вопль летучей мыши.


Темная Шерсть тоже услышала, но не узнала его. Волк узнал. Это был крик оленьей кости, что Большой Бесхвостый носил на бедре. Оленья кость обычно молчала, но сейчас вдруг запела.


Вместе с этой песней Волк уловил другой звук, но этот Темная Шерсть не могла слышать, ведь он звучал в голове Волка. Это Большой Брат воем звал его точно так же, как Волк мысленно звал Большого Брата давным-давно, в ту ужасную пору, когда плохие бесхвостые поймали его и заточили в каменном Логове.


«Брат мой! Приди ко мне! Сестра в опасности!»


Холодный нос уткнулся Волку в бок. Темная Шерсть была озадачена.


«Почему ты медлишь?»


Волк не знал, как ему поступить.


«Он не волк», — ответил он ей.


Взгляд Темной Шерсти стал суровым.


«Вы были братьями. Волк не может бросить своего брата».


Волк стоял на тропе с понурым видом, слушая вой, раздававшийся у него в голове, когда Большой Белый Глаз выглянул из-за Гор, и запах Яркого Зверя, Который Больно Кусается, помчался к нему, подхваченный ветром.





Глава тридцать четвертая



От смрадного запаха пережженного мяса Ренн затошнило.


— В следующий раз настанет твой черед, — сказал ей Тиацци.


Она не издала ни звука, но он все равно рассмеялся.


После кошмарного путешествия в долбленке он перекинул девушку через плечо и зашагал через Лес. Она болталась на его плече, словно мешок, ударяясь лицом об его спину при каждом шаге.


Когда они дошли до священной рощи, Ренн сразу поняла это, потому что деревья здесь были совершенно точно живыми. Они наблюдали, но ничем не помогали. Для них она ничего не значила, словно пыль на земле.


Пожиратель Душ пронес Ренн через стену колючек и мимо углей огромного круглого костра. По нанесенным зарубкам он забрался на сосновый ствол, который был прислонен к огромному дереву. Ренн увидела шелушащуюся кору и уловила запах тиса. Она попыталась не вспоминать про свой лук. Тиацци раздвинул ветки и бросил девушку вниз. Она упала прямо в полую сердцевину Великого Тиса.


Ее запястья и лодыжки горели, а плечи ломило от того, что она долго была связана. Губы саднило от кляпа, но она не могла разжевать его, потому что Тиацци туго связал его. Но хуже всего было то, что, падая, она подвернула левую ногу, и теперь при каждом движении боль простреливала ее колено.


Всю эту бесконечную ночь Ренн пролежала в полной темноте, прислушиваясь к своему неровному дыханию. Чтобы взбодриться, она убеждала себя, что где-то наверху сейчас сияет полная луна. Она вспомнила, что силы скоро начнут покидать луну, когда небесный медведь поймает ее и начнет есть.


Впервые в жизни ей нечего было желать. Она не могла просить, чтобы Торак пришел за ней, потому что тогда Тиацци убьет его. Но если Торак не придет, Тиацци убьет ее.


Вокруг девушки высились гладкие, сухие стенки ствола Великого Тиса: иссеченного бороздами, слоистого, яростно живого. Она заерзала, чтобы передвинуть затекшие конечности, под ней захрустели шарики совиного помета и кости, крупные и мелкие, но все одинаково хрупкие, словно иней. Ренн подумала, что лежит на останках тысячи зим.


Далеко от нее в недосягаемой высоте медленно бледнел лоскут неба, из серого становясь алым, и тускло светила последняя утренняя звезда. Девушка вытянула шею, чтобы увидеть звезду, и по ее колену спустился паук. Она желала, чтобы он не убегал. Ей не хотелось быть совсем одной.


Она тосковала по своему луку. Столько лет он был частью ее, молчаливым другом, который никогда не подводил ее. Мысленно она снова и снова вспоминала тот ужасный хруст.


Теперь у нее не осталось ничего. Ни ножа, ни топора, ни рожка с целебными травами. Ни свистка, чтобы позвать Волка, ничего, чтобы позвать Рипа и Рек. Она умрет здесь, в одиночестве. И никто не отомстит за нее.


Ренн измученно облокотилась на тис, и что-то вонзилось ей в руку. Это был ее амулет на запястье. «По крайней мере, он еще со мной», — подумала она.


Амулет был сделан из полированного зеленого камня, очень гладкий и красивый. Фин-Кединн сделал его для племянницы, когда учил ее стрелять. Воспоминание о дяде вспышкой света озарило окружавший Ренн мрак. Она не умрет не отмщенной. Фин-Кединн узнает, и тогда Тиацци несдобровать. В гневе вождь племени Ворона был пострашнее любого Пожирателя Душ. Ренн представила себе, как черты лица ее дяди твердеют, словно изрезанная ветром скала, как его ясные, голубые глаза смотрят немигающим взглядом. Она выпрямилась и села.


Фин-Кединн учил, что самое ценное у охотника — не кремень и не оружие, а знание, что он носит в своей голове.


«Думай, — сказала Ренн сама себе. — Думай».


От запаха дыма в голове у нее все помутилось. Было трудно собраться с мыслями.


Дым.


Он проникал не сверху, лоскуток неба над головой был чист. В таком случае он должен был проникать откуда-то еще.


Пересиливая боль, она обследовала тис и нашла несколько трещин: каждая не шире пальца, но, по крайней мере, через них можно было наблюдать за тем, что происходит снаружи.


Маленькая победа рассудка над охватившим ее ужасом заставила Ренн почувствовать себя немного лучше. Неловко поднявшись, она попыталась наступать только на здоровую ногу, подобралась к самой большой трещине и заглянула в нее.


Ренн увидела огонь и его страшное подношение. По другую сторону костра, очень близко, находился ствол огромного дуба. Искореженная кора корчила злобные гримасы, но ветви были поражены болезнью и бесплодны.


Сердце Ренн екнуло. Лестница из соснового ствола была прислонена к стволу дуба. Тиацци не оставил ее у тиса, как она думала. Так что, даже если бы ей чудесным образом удалось освободить руки и ноги и вскарабкаться навстречу этому лоскутку неба, она, вероятнее всего, сломала бы себе шею, пытаясь спуститься вниз.


И даже если нет… Позади дуба высилась стена из шипов: сучья можжевельника доходили до груди, окружая костер и священные деревья. Тиацци замкнул круг, когда принес ее. Если кто-то придет, они не смогут добраться до нее, а она не сможет выбраться наружу.


Ренн продолжала глядеть сквозь трещину, как вдруг тень заслонила ей свет. Она отпрянула, упала, потревожив больное колено, и вскрикнула от боли.


Тиацци засмеялся:


— Уже недолго осталось.


Ренн угрюмо подвинулась обратно к трещине.


Повелитель Дубов появлялся и исчезал из виду, кружа вокруг костра. На нем все еще была накидка из листьев, но капюшон был откинут, и его длинные волосы свисали свободно, а на груди он носил сплетенный из омелы и желудей венок хранителя своего племени. Ренн заметила среди них маленький черный мешочек.


Огненный опал.


Ренн понимала, что Тиацци чувствует, как она изучает его, и наслаждается этим, но была не в силах оторвать взгляд. Она наблюдала, как он подкидывает ветки в огонь. Она смотрела на обугленные тушки, свисавшие с шеста.


С усилием она заставила себя поднять глаза. Звезда угасла. Не ищи здесь помощи, — дразнило ее опустевшее небо.


Ее мысли суетились, словно паук. Где же Рип и Рек? И Волк? И Торак?


Нет. Не молись, чтобы он пришел, именно этого хочет Тиацци. Ты приманка. Если он придет, тебе придется наблюдать, как он умирает.


В том, что Тиацци одержит верх, она не сомневалась. Он был сильнейшим человеком в Лесу и, кроме того, владел искусством колдовства.


Пульсирующая боль в голове усилилась. Внезапно Ренн поняла, что больше не различает своих ботинок. Дым просачивался сквозь трещины в стволе, скапливаясь у щиколоток.


Ее глаза начало резать. Она попыталась закашляться, но кляп только заглушил ее кашель, пропуская наружу лишь сдавленный стон.


— Уже недолго осталось, — повторил Тиацци.


И снова она выглянула через трещину. Повелитель Дубов стоял, соединив вместе ноги, перекидывая сыромятный хлыст из ладони в ладонь. Резкие черты его лица напряглись от ожидания. Что такое он услышал, чего не слышала она?


Шум в ее голове стал еще громче.


Нет, он был не в голове. Шум раздавался снаружи, приближаясь со стороны окружавших поляну колючих кустов.


Это был топот лошадиных копыт.





Глава тридцать пятая



Грохот приближался с каждой секундой, и Ренн прислонилась лицом к трещине, пытаясь разглядеть, что происходит. Уголком глаза она заметила мелькнувшую тень, затем черная лошадь перемахнула через колючие заросли, и с ней Торак. Да, Торак — он сидел на спине кобылы. Одной рукой он держался за гриву лошади, в другой сжимал свой нож из голубого сланца. Его темные волосы взметнулись, лицо было суровым, взгляд прикован к Тиацци.


Копыта кобылы ударили оземь, подняв клубы пепла, но Торак удержался у нее на спине, по-прежнему не отрывая глаз от Повелителя Дубов, который стоял молча и хлопал хлыстом по бедру.


Кобыла захрапела и тряхнула головой. Торак спрыгнул с ее спины, слегка пошатнулся, но все же устоял на ногах. Кобыла махнула хвостом и снова перепрыгнула через колючки. Топот ее копыт затих вдали.


Ренн слышала треск огня и звук опадающего пепла. Она поскребла щекой о ствол дерева. Ей хотелось закричать: «Нет, Торак, он убьет тебя!»


С неторопливой легкостью Тиацци сбросил накидку. Под ней он носил шкуры множества охотников: лисицы, рыси, росомахи, медведя. Вся их сила перетекла в него. С его пояса свисал массивный нож, и лезвие его было красным от крови множества убитых жертв. Тиацци был неуязвим: он не был больше созданием из листьев и коры, не был одним из Леса, он стал его повелителем.


Торак свирепо смотрел на него.


— Где она? — прокричал он.



* * *


— Где она? — задыхаясь, спросил Торак. Он был обессилен. Его колени тряслись. Он с трудом держался на ногах.


Повелитель Дубов смотрел на него сквозь пелену дыма: огромный, молчаливый и абсолютно спокойный. Торак не видел никаких признаков присутствия Ренн. Лишь только лестницу из ствола сосны, прислоненную к пораженному дубу, и ужасные трупы на шесте.


— Этого ты хотел, не так ли? — вопрошал он. — Ты хотел меня. Что ж, вот я — перед тобой! Отпусти ее!


— А чего ты хочешь, обладатель блуждающей души? — возразил ему Тиацци. — Отомстить за сородича? Что ж, вот я — перед тобой! Тебе нужно лишь прийти и отомстить, и твоя клятва будет исполнена.


Обнажив свои желтые зубы, он развел руки в стороны, выставляя напоказ свои мощные плечи и грудь.


Торак заколебался.


— Если ты хотя бы поцарапаешь мне руку, обладатель блуждающей души, девочка племени Ворона умрет. Но если ты отдашься моей силе, она будет свободна.


Огонь затрещал. Падубы, Великий Дуб и Великий Тис — все молча ждали, что сделает Торак.


Не отрывая пристального взора от Тиацци, юноша снял с плеча колчан и лук, отвел руку назад и перебросил их через кусты. Следом полетел его топор. Последним он взвесил на руке нож из голубого сланца, принадлежавший его отцу, и бросил его следом.


Безоружный, он смотрел на Пожирателя Душ сквозь подрагивающую стену жаркого воздуха.


— Я отрекаюсь от своей мести, — сказал он. — Я нарушаю клятву. Возьми меня. Оставь ей жизнь.





Глава тридцать шестая



— Оставь ей жизнь, — повторил Торак, но его голос перешел в умоляющий шепот.


Ужас сжал его в тиски. Возможно, Ренн уже мертва.


Тиацци заметил это по его лицу и осклабился, задрав верхнюю губу.


— Все это бесполезно, Клятвопреступник. Ты больше никогда не увидишь свою подружку.


Мгновение Торак был в отчаянии. Затем он вспомнил маленькую фигурку Ренн, которая непоколебимо стояла в пасти пещеры, стреляя последними стрелами в одержимого демоном медведя. Она знала, что ей не победить, но она продолжала сражаться. Он поднял голову.


— Я тебе не верю.


Хлыст Пожирателя Душ хлопнул, взметнув фонтан искр из костра.


— Все кончено, обладатель блуждающей души. Против меня ты бессилен.


— Я еще не умер, — сказал Торак.


Тиацци обнажил нож и стал надвигаться на него.


Торак двинулся по кругу.


Повелитель Дубов расхохотался:


— Я вырву твой позвоночник. Я раздавлю твой череп ногой, так что глаза лопнут. Больше никакие блуждающие души не будут жужжать вокруг меня, словно комары вокруг бизона. Я Повелитель Дубов! Я правлю Лесом!


С его губ слетала пена. Его голос эхом отражался от скал.


Где-то завыл волк. Два кратких зова:


«Где ты?»


Торак завыл в ответ:


«Я здесь! Где Сестра?»


Но Волк не знал ответа.


Рыча, Тиацци потряс своим изуродованным кулаком.


— Твой Волк однажды оттяпал от меня кусок, но не на этот раз!


Убрав нож, он вытянул ветку из огня, и она описала дугу, оказавшись прямо на кольце колючих зарослей. Можжевельник вспыхнул с треском и превратился в стену огня. Тиацци торжествовал:


— Даже огонь повинуется мне!


За пылающей стеной Торак услышал звяканье камешков, затем яростный рык и взвизгивание, перешедшее в поскуливание. Пламя было слишком высоким. Он пролаял предупреждение:


«Не подходи! Ты не поможешь мне!»


Торак сунул руку за рожком — в мешочек из лапки лебедя, который Ренн дала ему.


— Ренн! — прокричал он. — Ренн, где ты?



* * *


Торак кричал ее имя, но Ренн смогла лишь громко промычать в ответ, а затем закашлялась. Дупло Великого Тиса заполнялось дымом. Если она не предпримет что-нибудь, скоро это дерево станет ее могилой.


И все же она не могла оторвать себя от трещины в коре. Ей казалось, что, пока она наблюдает, Торак не умрет, но, едва она отведет взгляд, Тиацци убьет его.


«Глупая, глупая!» — твердила она себе. И все равно продолжала смотреть, как Торак огибает костер, как Тиацци идет за ним: медленно, щелкая своим хлыстом, играя со своей добычей, как рысь играет с леммингом. Торак был изможден. Его волосы намокли от пота, и он спотыкался. Это не могло долго продолжаться.


Невероятным усилием воли Ренн отвела взгляд. Когда она отползала назад, ее башмаки разворошили гниющие листья и кости, бесполезные, крошащиеся кости. Она упала на руки, больно отдавив ладони. Все было безнадежно.


Что-то теплое потекло между пальцами. Она извернулась, но не могла придвинуться, чтобы разглядеть, что это было.


Она порезала руку о кость или корень. Если она сможет найти его снова…


Дым был слишком густой. Ренн не могла дышать и ничего не видела. Она стала шарить позади себя. Где же он?


Нашла. Тонкий, зазубренный край. Точно не кремень. Что бы это ни было, казалось, оно накрепко засело в древесине тиса.


Подползая поближе, она начала перепиливать веревки, стягивавшие ее запястья.


Звуки снаружи были приглушены и неотчетливы. Это был вопль волка? Карканье ворона? Сквозь шум собственного дыхания она расслышала издевательские нотки в голосе Тиацци, но не слышала Торака. Она продолжила перепиливать веревку.



* * *


Вороны кружили и каркали, и на мгновение Тиацци поднял глаза. Торак воспользовался возможностью, выхватил ветку из огня и замахнулся ею.


Повелитель Дубов с легкостью увернулся от удара, и Торак увидел, что его ветка не горит, это был всего лишь безжизненный серый сук.


— Ты не можешь использовать огонь против меня, — ухмыльнулся Тиацци. — Я Повелитель Леса и Огня!


Словно в ответ на это порыв ветра расшевелил деревья, окутав Торака дымом.


И снова Рип спикировал вниз. Хлыст Тиацци угодил ему по крылу. Хотя ворон и взлетел обратно, одно из его черных перьев опустилось на угли.


От дыма Торак закашлялся. И даже тогда, когда он остановился, кто-то продолжал кашлять. Тиацци увидел, что его враг ослаб, и в его глазах сверкнула жестокость.


— Огонь не может навредить мне, но, чтобы убить твою подружку, достаточно одного дыма.


Торак в неистовстве оглядывался по сторонам. Откуда же шел этот кашель? Но ветер усилился, и он не мог понять.


Тиацци бросил взгляд на Великий Дуб.


Конечно же. Лестница. Должно быть, дуб полый изнутри. Ренн внутри дуба.


Обогнув костер, Торак подобрался поближе и рванул к лестнице.


К его удивлению, Повелитель Дубов лишь наблюдал. Когда Торак забрался наполовину, он крикнул ему:


— А ты не такой умный, каким себя считаешь, обладатель блуждающей души. Теперь я загнал тебя на дерево, словно белку, а она умрет от удушья.


Торак крепче сжал ствол. Тиацци провел его. Отсюда кашель слышался не громче, а тише. Он шел не от дуба, а от тиса.


Дрожа, он вытер пот с лица.


— Не мешкай, — выдохнул он с отчаянным вызовом. — Племена уже идут сюда… и у тебя нет твоей маски. Они скоро поймут, кто ты такой на самом деле.


— Тогда я потороплюсь, — сказал Тиацци.


Поставив ногу на ступень лестницы, он начал подниматься.





Глава тридцать седьмая



Путы, обвязавшие ее запястья, порвались. Ренн рывком выдернула кляп изо рта, глотнула полную грудь дыма и закашлялась так сильно, что ее стошнило. Она неистово перерезала путы на лодыжках, а затем с трудом поднялась на ноги и прильнула к трещине.


Она ничего не видела из-за дыма, не слышала ни Волка с воронами, ни Торака. «Не думай об этом. Выбирайся, выбирайся».


Пробираясь на ощупь сквозь пелену дыма, она искала ступеньки, выступы для рук, что угодно, что могло бы помочь ей выбраться наружу. Пальцами она нащупала что-то торчащее у нее над головой. Это было похоже на колышек. Не может быть. Это и был колышек. Ренн подтянулась вверх, здоровой ногой проверяя, на что бы опереться. Она нашла выемку, где едва умещались пальцы ног. Свободной рукой она ухватилась за дерево. Еще один колышек. Кто-то вдолбил их в дерево, кто-то ростом повыше ее, и ей пришлось постараться, чтобы дотянуться до них. Казалось, тис помогает ей, подсказывая, где вбиты колышки. Или, возможно, он просто хотел, чтобы она поскорее убралась из его нутра.


На самом верху ствола удержаться было сложнее всего, так как колышки кончились, а край отверстия подгнил. Ухватившись за ветку, Ренн рывком вытащила себя и повисла на краю дерева, наполовину внутри, а наполовину — снаружи. Она до крови стерла пальцы, и сломанная ветка впивалась ей в живот, но здесь не было дыма, и она смогла глотнуть прохладного воздуха цветущего Леса.


Ренн была на головокружительной высоте. Внизу не было сучьев, и тис был слишком высоким, чтобы она могла просто спрыгнуть. Пытаясь не потревожить колено, девушка раздвинула ветки. Они хлестнули ее по лицу, словно говоря: «Однажды мы помогли тебе, не испытывай удачу». А потом она увидела Торака.


Он был почти на одном уровне с ней, добрался до верха лестницы и перелезал на одну из вытянутых лап дуба. Он не видел ее, отчаянно силясь оттолкнуть лестницу, а Тиацци все еще взбирался по ней, крепко обеими руками обхватив и лестницу, и дерево.


В этой битве Торак не мог победить. Ренн бессильно наблюдала, как Тиацци забирается на ветку и обхватывает ствол дерева. Торак увернулся, и в это мгновение увидел Ренн. Его губы произнесли ее имя, и по ее глазам он понял, в какую передрягу попал: он застрял на этом дереве, не мог спуститься. Тиацци метнулся с другой стороны, пытаясь схватить его. Торак увернулся, ухватился за лестницу и рванул ее на себя. Ренн увидела, как сосновый ствол качнулся к ней и с грохотом опустился на тис, ударившись о кору где-то в середине ствола. Торак дал ей путь вниз.


Это едва не стоило ему жизни. Когда он добрался до следующего сука, Тиацци прыгнул. Торак отскочил в сторону мгновением позже, и лезвие Тиацци полоснуло его по бедру. Рыча от боли, он наступил Тиацци на запястье, и нож выпал у того из руки.


Это была бесплодная победа. Ренн ясно понимала, что у него нет ни единого шанса. Пожирателю Душ не нужно было оружие, он заберется вслед за Тораком на самую высокую ветвь, а затем…


Она оторвала взгляд. Она не могла помочь ему отсюда, ей нужно было поскорее спускаться вниз.


Лестница из соснового ствола была слишком далеко внизу, Ренн придется прыгать на нее. Изогнувшись, она перекинулась через край, повисла на руках, а затем разжала пальцы. Сосна содрогнулась, когда девушка угодила в нее здоровой ногой, но устояла. Ренн не стала мешкать с зарубками и просто соскользнула по стволу, ободрав руки. Вспышка боли вновь пронзила ее колено. Когда она подняла голову, Торака не было видно.


Нет, он был там, цеплялся за сужавшийся ствол дуба. Пожиратель Душ настигал его. Ренн увидела, как Тиацци протянул руку, чтобы схватить Торака за ногу. Он промахнулся на расстояние пальца. Торак был уже почти на самой вершине, там, где ствол разветвлялся в последний раз. Ренн увидела его темный силуэт на фоне грозового неба, видела, как он крутит головой по сторонам, раздумывая, что же делать. Она представила, как Повелитель Дубов хватает его за лодыжку и он с криком падает вниз и разбивается насмерть.


Сжав зубы, она поползла к огню, волоча поврежденную ногу. Она схватила ветку сосны, сочащуюся смолой, охваченную яростным пламенем, и поползла к дубу.


— Торак! — Ее голос прозвучал неуверенным дрожанием. — Торак! — воскликнула она громче. — Лови!


Он резко обернулся.


Опустившись на здоровое колено, Ренн замахнулась, чтобы кинуть поточнее. Это должен был быть самый удачный бросок в ее жизни.



* * *


Пылающая ветка взметнулась в воздух, рассеивая вокруг сноп искр, и Торак поймал ее.


Держась за дерево свободной рукой, он хлестнул веткой Тиацци. Пожиратель Душ успел спрятаться за ствол дуба, вылез с другой стороны и ухватил бы Торака за ногу, если бы венок хранителя племени не зацепился за ветку, оттянув его назад. Тиацци сорвал его, рассыпая желуди и омелу, но прижимая огненный опал к груди.


Это дало Тораку мгновение, чтобы забраться выше. Он добрался до верхушки и залез на самый прочный сук. Он заплясал под Тораком. Юноша взмахнул горящей веткой. Повелитель Дубов ударил кулаком, едва не расплющив Тораку запястье, и отбросил ветку в сторону. Время остановилось, Торак смотрел, как его последний шанс, кружась, летит вниз, рассыпает след искр и ударяется оземь.


Тиацци торжествовал.


— Я Повелитель! — проревел он.


Пока он ревел, подхваченная дыханием Леса искра умостилась в спутанной копне волос. Торак увидел, как волосы Тиаццы занялись огнем. Но Повелитель Дубов ничего не замечал.


Торак попытался отвлечь его.


— Ты никогда не станешь Повелителем, — дразнил он. — Даже если ты убьешь меня, тебе никогда не получить то, что ты хочешь.


— И что же это такое? — издевательски спросил Повелитель Дубов, подбираясь ближе.


— То, за что ты убил моего сородича: огненный опал.


— Но он мой! — И Тиацци злорадно похвастал мешочком на груди.


Пучок черных перьев стрельнул с неба, и Рек попыталась схватить мешочек, но Тиацци взмахом руки отшвырнул ворониху в сторону.


Смех застыл на губах Пожирателя Душ, когда черная тень накрыла его. Филин неслышно разрезал воздух крыльями, вытянул когти и сорвал мешочек с его руки. Завывая от ярости, Тиацци пытался схватить птицу, но филин улетел в сторону Высоких Гор.


Теперь вой Тиацци перешел в крик, ибо огонь взялся за него и был голоден. Хватая руками свои космы, свою бороду и одежду, он оступился, потерял равновесие и упал.


С высоты дуба Торак видел, как безжизненно Повелитель Дубов распластался под корнями. Он видел, как толпа охотников Сердца Леса появилась из-за падубов, прокладывая себе путь через кольцо тернистых кустов, и окружила тело. И тогда облака с треском разошлись, и дождь хлынул вниз, загасив огонь и взбив в воздух струйку едкого дыма. Лес глубоко, прерывисто вздохнул и очистил себя от зла, которое угрожало его зеленому сердцу.



* * *


Струи дождя стекали по лицу Торака, когда он спускался на твердую землю, но он едва замечал это. Он трясся от изнеможения, но все же чувствовал странное онемение. Он не ощущал даже боль от раны на бедре.


Спрыгнув на землю, он, шатаясь, побрел к Ренн, которая лежала у тлевших останков костра. Склонившись рядом с ней, он схватил ее за плечи.


— Ты ранена? Он что-то сделал тебе?


Девушка потрясла головой, но была бела как мел, и под глазами ее легли темные круги, оставленные тьмой Тиацци. Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, затем ее лицо исказилось, и она отвернулась от Торака. Волосы Ренн откинулись вбок, обнажив гладкую и беззащитную шею. Торак обвил ее руками и притянул к себе.


Так, обнявшись, они сидели вместе, когда рожок с целебными травами на его бедре загудел. Подняв голову, Торак увидел, что Волк стоит между Великим Тисом и Великим Дубом, и его глаза горят янтарным светом провожатого.


«Берегись, — сказал он Тораку. — Он идет…»


По роще пронесся яростный ветер, возникший из ниоткуда. Он хлестал ветками, но не издавал ни звука. Солнце озарило облака, и огромные деревья засияли такой зеленью, что больно было смотреть, но Торак не мог отвести глаз. Гудение рожка глубоко отдавалось внутри его, пронизывая до мозга костей. Мир раскололся и распался на части. Он не слышал шипения углей или журчания потоков дождя. Он не чувствовал запаха дыма и не ощущал Ренн в своих объятиях.


В плывущем тумане между дубом и тисом стоял высокий мужчина. Его лицо было темно на фоне ослепительного неба, а его длинные волосы развевались в безгласном ветре. На голове его ветвились оленьи рога.


С криком Торак закрыл глаза руками.


Когда он осмелился вновь открыть глаза, видение исчезло, и на его месте стоял Волк, его Брат: он завилял хвостом и побежал к Тораку под дождем.





Глава тридцать восьмая



Проснувшись, Торак не понял, где находится. Он лежал под покрывалом из теплого заячьего меха. Зеленое солнце сияло сквозь навес из еловых стволов. Он почувствовал запах древесного дыма и услышал оживление в стоянке: потрескивание пламени, отрывистые скрежещущие звуки от точимого кем-то ножа.


Тогда память начала возвращаться к нему. Он снова стоял на коленях возле Ренн в священной роще. Племена Сердца Леса собрались вокруг, кто-то вложил нож ему в ладонь. Потом было путешествие в стоянку, сначала пешком, потом в долбленках. Какая-то женщина зашивала рану на его бедре, другая растирала колено Ренн. Потом медовый напиток, от которого его сморил сон, затем — пустота.


Снова закрыв глаза, он свернулся калачиком. В груди пульсировала тихая боль, словно кто-то пытался выбраться наружу, и чувство смутного беспокойства терзало его. Тиацци был мертв, но Эостра заполучила огненный опал. И они с Ренн оказались в руках людей Сердца Леса.


Когда Торак вышел из укрытия, снаружи его ждала толпа людей. Они низко поклонились ему. Он не ответил поклоном на поклон. За два дня до этого они гнали его, желая пролить его кровь.


К своему удивлению, среди собравшихся он заметил Дюррайн и людей Благородного Оленя, а также несколько человек племени Ивы и Кабана, но людей Ворона не было. Где же Ренн? Он собирался спросить о ней, когда вождь племени Лесной Лошади поклонилась ему еще ниже и попросила подойти к алому дереву и подождать.


«Подождать чего?» — с удивлением подумал он. Собравшиеся вокруг него племена Сердца Леса смотрели в тревожном молчаливом ожидании.


С большим облегчением он увидел, как Ренн заковыляла к нему на костылях.


— А ты знаешь, — сказала она вполголоса, — что проспал весь день и всю ночь? Мне пришлось ткнуть тебя, чтобы убедиться, что ты все еще жив.


Ее голос звучал с живостью, но он видел, что с ней что-то не так, хотя она еще не вполне была готова рассказать ему.


— Все постоянно кланяются, — пробурчал он себе под нос.


— Ничего ты с этим не поделаешь, — ответила она. — Ты скакал на священной кобыле и сражался с Пожирателем Душ. И Великий Дуб снова покрылся листвой. Они считают, что все это сделал ты.


Тораку не хотелось говорить об этом, поэтому он стал расспрашивать Ренн про колено, а она лишь пожала плечами, сказав, что могло быть и хуже. Тогда он спросил, почему Дюррайн здесь, и Ренн сказала ему, что племена Сердца Леса отвергли Обычай так же яростно, как до этого приняли его, и что теперь они не презирают племя Благородного Оленя, которое вовсе никогда ему не следовало.


— И люди Зубра так стыдятся, что их провел Пожиратель Душ, что собираются наказать себя, нанеся еще больше шрамов. И теперь никто не станет нападать на Открытый Лес.


— Поэтому люди Кабана и Ивы тоже здесь?


Ренн расправила плечи и стукнула костылем о землю.


— Их прислал Фин-Кединн, — сказала она натянутым голосом. — Ему не без труда удалось отговорить Гаупа и его племя от нападения, но в конце концов он убедил их послать только вождя, чтобы поговорить, а не сражаться. Племена Ивы и Кабана пришли, чтобы поддержать их.


— А Фин-Кединн? — быстро спросил Торак.


Она закусила губу.


— Лихорадка. Он был слишком болен, чтобы идти с ними. Это было несколько дней назад. С тех пор никто ничего не слышал о нем.


Ему нечего было сказать, чтобы поддержать ее, но он уже было собрался что-нибудь попробовать, когда толпа расступилась и подошли два охотника племени Зубра: они тащили за руки женщину с пепельными волосами.


Потом они отпустили ее, и она выпрямилась, покачиваясь и смотря на Торака глазами без ресниц.


Острием своего копья вождь племени Лесной Лошади заставила ее опуститься на колени и обратилась к толпе.


— Вот грешница, которую мы поймали возле нашей стоянки! — крикнула она. — Она во всем призналась. Это она выпустила великое пламя. — Она поклонилась Тораку, и ее конский хвост подмел землю. — Тебе выбирать для нее наказание.


— Мне? — удивился Торак. — Но… из всех это должна быть Дюррайн.


Он взглянул на колдунью племени Благородного Оленя, но лицо ее осталось непроницаемым.


— Дюррайн считает, что ты должен сделать это, — сказала вождь. — Все племена согласны с этим решением. Ты спас Лес. Тебе и решать судьбу грешницы.


Торак оглядел пленницу, которая пристально смотрела на него. Эта женщина собиралась сжечь его заживо. И все же он чувствовал к ней одну лишь жалость.


— Повелитель умер, — сказал он ей. — Ты ведь знаешь это, верно?


— Как я завидую ему, — сказала она с усталостью и надеждой. — Он наконец познал пламя. — Внезапно она улыбнулась Тораку, обнажив свои ломаные зубы. — Но ты, ты благословлен! Сам огонь пощадил тебя! Я подчинюсь твоему решению.


За его спиной шевельнулась Ренн.


— Это была ты, — сказала она женщине. — Ты подсыпала сонное зелье в их воду.


Женщина заломила свои сухие, красные руки.


— Огонь пощадил его! Они не имели права его убивать.


Гневный ропот прокатился по толпе, и вождь племени Лесной Лошади потрясла своим копьем.


— Скажи свое слово, — обратилась она к Тораку, — и грешница умрет.


Торак перевел взгляд с ее мстительного зеленого лица на женщину с пепельными волосами.


— Оставьте ее в покое, — наконец вымолвил он.


По толпе прокатилась волна негодования.


— Но она ведь опоила нас! — воскликнула вождь племени Лесной Лошади. — Она высвободила великое пламя! Она должна быть наказана!


Торак обернулся к ней:


— Ты считаешь себя мудрее Леса?


— Конечно нет! Но…


— Тогда пусть будет так! Племя Оленя до конца дней будет наблюдать за ней, и она поклянется больше никогда не разжигать пламени.


Он встретился взглядом с вождем и твердо посмотрел на нее, пока она наконец не опустила копье.


— Пусть будет, как ты говоришь, — пробормотала она.


— Ах! — выдохнула толпа.


Дюррайн неподвижно стояла, наблюдая за Тораком.


Внезапно ему захотелось избавиться от всех них, этих людей с дикими глазами, их обмазанными глиной головами и алыми деревьями.


Он продирался сквозь толпу, и Ренн ковыляла вслед за ним.


— Торак, постой!


Он обернулся.


— Ты правильно поступил, — сказала она.


— Им этого не понять, — сказал он с отвращением. — Они оставят ей жизнь потому, что я так сказал, а не потому, что это правильно.


— Ей это безразлично.


— Что ж, зато мне — нет.


Он оставил Ренн и направился прочь из стоянки. Ему все равно было, куда идти, лишь бы уйти подальше от племен Сердца Леса.


Он не успел уйти далеко, когда рана в его бедре начала ныть, так что он опустился на берегу реки и наблюдал, как протекает мимо Черная Вода. Боль в груди усилилась, ему необходим был Волк, но Волк не пришел, а у него не было сил звать его.


Почувствовав кого-то за спиной, он обернулся и увидел Дюррайн.


— Уходи, — буркнул он ей.


Она подошла ближе и села.


Он оторвал лист лопуха и стал рвать его вдоль прожилок.


— Ты принял мудрое решение, — сказала Дюррайн. — Мы будем хорошо следить за ней. — Она замолчала. — Мы не подозревали, как далеко зашло ее безумие. Мы напрасно давали ей столько свободы. Это была… наша ошибка.


Тораку захотелось, чтобы Ренн слышала эти слова.


— Она грешила, — продолжила Дюррайн, — но мудро будет предоставить месть Лесу. — Она обернулась к Тораку, и он почувствовал на себе силу ее взгляда. — Теперь ты понимаешь это. Твоя мать всегда знала это.


Торак замер.


— Моя мать? Но… ты же сказала, что не можешь ничего рассказать мне о ней.


Колдунья слабо улыбнулась:


— Ты был поглощен местью. Ты не был готов услышать.


Запрокинув голову, она изучала колыхавшиеся на ветру листья.


— Ты родился в дупле Великого Тиса, — сказала она наконец. — Когда твоя мать почувствовала, что время пришло, она отправилась в священную рощу, в поисках защиты у Леса для своего ребенка. Она отправилась к Великому Тису. Там ты и родился. Она закопала твою пуповину в его объятьях. Затем она и колдун племени Волка ушли на юг. Позже, чувствуя приближение смерти, она послала его найти меня, чтобы рассказать мне то, что не смогла рассказать ему.


Дюррайн вытянула руку, и пятнистый мотылек уселся ей на ладонь.


— В ту ночь, когда ты родился, Великий Дух явился к ней в видении. Он возвестил, что всю твою жизнь тебе предстоит сражаться со злом, которое помог создать колдун племени Волка. Она была напугана. Она умоляла Великого Духа помочь ее сыну выполнить такое непростое предназначение. Он пообещал, что одарит тебя блуждающей душой, но взамен ты должен будешь быть без племени, ибо ни одно племя не должно быть настолько сильнее остальных. — Она проводила взглядом улетевшего мотылька. — И он объявил, что этот дар должен стоить жизни твоей матери.


Торак смотрел на скелетик листа в своей руке.


— Чтобы скрепить уговор, Великий Дух отломил отросток со своего рога и дал его ей. Она сделала из него целительский рожок. В тот день, когда она закончила работу, она умерла.


Горихвостка уселась на ольху, потерлась клювом о ветку и улетела прочь.


— Твой отец, — сказала Дюррайн, — оставил тебя в волчьем логове и отправился строить ей Погребальный Курган. Три луны спустя он принес ее кости в священную рощу и положил их покоиться в дупло Великого Тиса.


Торак выбросил скелетик листа в воду и смотрел, как она уносила его. Великий Тис. Дерево, где он родился. Место, где покоилась его мать.


Он представил, как отец втыкает колышки в древнее дерево, чтобы помочь своей спутнице забраться внутрь, когда она готовилась произвести его на свет, и как он затем вернул туда ее кости и положил их рядом с ее ножом, ножом, который много лет спустя спас жизнь Ренн.


На другом берегу реки стайка утят шагала за матерью. Торак смотрел на них, но не видел. У него не было племени, из-за того, что он был обладателем блуждающей души. Его мать решила сделать его таким ценой своей жизни.


Боль и гнев разгорались внутри его. Она могла бы быть жива, но избрала смерть. Она сделала это ради него, но оставила его в одиночестве.


Он неуверенно поднялся на ноги.


— Я никогда не хотел этого.


Дюррайн попыталась было что-то сказать, но он жестом остановил ее.


— Я никогда не хотел этого! — прокричал он.


Не помня себя, Торак бежал по Лесу. Он бежал до тех пор, пока бедро не разболелось так сильно, что он не смог идти дальше.


Он очутился на зеленой поляне, пронизанной солнечным светом, где мелькали ласточки и бабочки летали над цветками сон-травы.


«Как красиво», — подумал он.


И его мертвые родные ничего этого никогда не увидят.


Упав на колени в траву, он подумал о матери и отце, о Бейле. Боль в груди стала острой, словно кремниевый нож. Так долго он цеплялся за жажду мести. Теперь она ушла, и, кроме горя, внутри у него ничего не осталось. Казалось, какой-то ком зашевелился у него в груди, и Торак разрыдался. Он рыдал громко, порывисто и тяжело всхлипывая. Он плакал о своих мертвых, которые оставили его одного.



* * *


Ренн лежала в своем спальном мешке и всматривалась в темноту. Ее мысли кружились в голове. Фин-Кединн изготовил ей лук. Тиацци сломал его. Фин-Кединн заболел. Сломанный лук был предзнаменованием. Фин-Кединн был мертв.


Наконец это стало невыносимо. Схватив свои костыли, она поковыляла наружу из укрытия.


Был самый глухой час ночи, и в стоянке было тихо. Ренн пробралась к костру, опустилась на бревно и осталась сидеть там, наблюдая, как взлетают и гаснут в ночном небе искры.


Куда же подевался Торак? Как он мог так поступить? Убежать и ничего не сказать ей, когда она отчаянно хотела вернуться обратно в Открытый Лес.


Немного погодя, он, прихрамывая, вошел в стоянку. Он увидел Ренн, подошел и сел рядом с ней у костра. Он выглядел измученным, и ресницы у него слиплись, словно он плакал. Ренн скрепила сердце.


— Где ты пропадал? — спросила она с укором.


Торак уставился на огонь.


— Я хотел убраться отсюда. Обратно в Открытый Лес.


— Я тоже! Если бы ты не ушел так, мы бы давно уже были в пути.


Торак поворошил угли палкой.


— Я ненавижу себя за то, что у меня есть блуждающая душа. Это словно проклятие какое-то.


— Ты такой, какой есть, — сказала она безжалостно. — Кроме того, из этого порой получается что-то хорошее.


— Что хорошее? Скажи, что хорошее хоть раз получалось из этого?


Ренн оскорбилась.


— Когда ты был ребенком, в волчьем логове ты научился говорить по-волчьи благодаря тому, что у тебя есть блуждающая душа. Это позволило тебе подружиться с Волком. Вот. Это же хорошее, правда?


Он продолжал смотреть на угли.


— Но просто говорить по-волчьи недостаточно, в том-то и дело. Мне кажется… когда посылаешь блуждать свою душу… это оставляет следы в твоей собственной душе.


Ренн поежилась. Она тоже задумывалась об этом. Ярость белого медведя, безжалостность змеи… Временами она видела отголоски этого в Тораке. А теперь… эти зеленые крапинки в его глазах. Наверняка это были искры добра: крупинки мудрости Леса, которые вросли в него, словно мох в ветку дерева.


Но она была слишком раздражена, чтобы сообщать ему об этом сейчас, и потому вместо этого произнесла только:


— Возможно, это и оставляет следы, но не всегда. Твоя душа переселялась в ворона, но умнее ты от этого не стал.


Торак рассмеялся.


Помогая себе костылями, Ренн поднялась на ноги.


— Поспи. Я хочу уйти, как только рассветет.


Юноша бросил палку в огонь и поднялся. Затем он сунул куда-то руку и протянул Ренн какой-то предмет.


— Вот. Я подумал, тебе захочется забрать его.


Это были обломки ее лука.


— Теперь ты можешь похоронить его, — сказал он. В его голосе звучало сомнение, словно он был не вполне уверен, что поступает правильно.


Ренн не смогла проговорить ни слова. Трогая пальцами такое любимое дерево, она словно увидела, как Фин-Кединн вырезает его. Это наверняка был знак. Наверняка.


— Ренн, — сказал Торак тихо, — никакой это не знак. Фин-Кединн сильный. Он поправится.


Она глубоко вздохнула и глотнула воздух.


— Как ты понял, о чем я думаю?


— Ну, я же тебя знаю.


Ренн представила, как Торак, хромая, шагает по Лесу, чтобы забрать ее сломанный лук. Она подумала: может быть, от блуждания души и остаются следы. Но сейчас… это был просто Торак.


— Спасибо, — сказала она.


— Не за что.


— Просто спасибо. За то, что ты сделал. За то, что нарушил свою клятву. — Положив руку ему на плечо, она поднялась и поцеловала его в щеку, затем быстро поковыляла прочь.



* * *


Волк смотрел, как Большой Бесхвостый моргнул и покачнулся, когда Сестра ушла, и ощутил, что его чувства были разбросаны и кружились, словно вихрь листьев.


С бесхвостыми все было так сложно. Большому Бесхвостому нравилась Сестра, а ей нравился он, но, вместо того чтобы потереться боками и лизаться, они бегали друг от друга.


Размышляя об этом, Волк отправился за Темной Шерстью. Она присоединилась к нему, ее морда все еще была мокрой от крови убитой добычи. В шутку покусавшись и потершись друг об друга, они побежали вверх вдоль Мокрой. Волку нравилось ощущать, как прохладные папоротники хлещут по его шкуре, слушать топот лап Темной Шерсти позади него. Он вдохнул восхитительный аромат свежей крови олененка и запах волка, который был своим.


В Лесу снова воцарился покой, и все же что-то заставляло Волка бежать к тому месту, где Большой Бесхвостый дрался с Укушенным. Добравшись туда, они перешли на легкий шаг. Яркий Белый Глаз смотрел на проснувшиеся деревья, и гнев Громовника все еще плавал в воздухе.


Громовник был большой загадкой. Когда Волк был детенышем, Громовник заставил его бросить Большого Бесхвостого и уйти на Гору. Позже, когда Волк убежал, Громовник был разгневан. Потом он простил Волка, хотя ему и не разрешено было больше возвращаться на Гору. Все это было очень странно, но, если подумать, Громовник был самцом и самкой, охотником и добычей. Волку было не понять подобного существа.


Волк привык ненавидеть все, что не понимает, но теперь он знал, что существуют вещи, которые он не способен понять. Громовник был одной из таких вещей, Большой Бесхвостый — другой. Большой Бесхвостый не был волком. И все же он был Волку братом. Просто был, и всё.


Слабый запах проплыл мимо волчьего носа, и он вскочил на ноги. Глаза Темной Шерсти блеснули. Демоны.


С рвением Волк приложил морду к земле, глубоко вдыхая, словно идя по следу. След вел мимо древних деревьев вверх на склон.


Логово было почти загорожено скалой, и проем был слишком узок, чтобы Волк мог протиснуться внутрь. Он расширил его, подкопав землю передними лапами, и Темная Шерсть помогла ему. Наконец Волку удалось проникнуть внутрь.


Внутри он уловил запах демона, но след был старый. Здесь не было демонов. Только худенький, дурно пахнущий бесхвостый детеныш.


Волк тихо заскулил и лизнул малышку в нос. Она даже не моргнула. С ней что-то было не так. Волк попятился из Логова и побежал за Большим Бесхвостым.


Уже наступил Свет, когда он подбегал к Логовам бесхвостых, и сразу понял, что ему придется подождать. На краю Быстрой Мокрой на берегу лежало много выволоченных плавучих шкур. Волк наблюдал, как вожак стаи Ворона поднимался вверх по берегу, и как Большая Сестра отбросила свои палки и, хромая, поскакала к нему, и как вожак рассмеялся и схватил ее передними лапами.





Глава тридцать девятая



— Скоро мы доберемся до Открытого Леса? — спросил Торак.


— Мы должны добраться туда до заката, — ответил Фин-Кединн, скатывая свой спальный мешок.


— Наконец-то! — выдохнула Ренн.


Она заткнула кусочек сушеного кабаньего мяса на березу для хранителя, но Рип тут же украл его. Торак попытался сделать свое подношение Лесу недоступным для воронов, засунув его в трещину в ясене. Тогда Фин-Кединн велел Ренн загасить огонь, и они с Тораком отнесли свой скарб к лодкам.


Прошло два дня с тех пор, как они покинули стоянку Сердца Леса, и им приходилось двигаться медленно, так как ребра Фин-Кединна еще не совсем зажили. Вождь племени Ворона прибыл один, остальные члены племени были поглощены заботами, связанными с нерестом лосося. Было приятно снова путешествовать втроем.


Торак чувствовал, что вокруг происходит великое исцеление. Даже племена Сердца Леса сблизились, разделяя единую нужду исцелить похищенных детей. Пятерых малышей освободили из ям, вырытых в склоне позади священной рощи. Все были тонкими, словно тростинки, их зубы сточились до клыков, а разум был вытерт дочиста, словно белые ягоды омелы. Но заглянув в их глаза, Ренн объявила, что Тиацци еще не поселил демонов в их тела, поэтому они все еще были детьми, а не токоротами, и поскольку в этом вопросе она была опытнее всех прочих, даже Дюррайн посчиталась с ее мнением. Последний раз Торак видел людей племен Сердца Леса, когда они рьяно спорили о том, какой обряд лучше провести, чтобы дети поскорее пошли на поправку.


Раны Леса тоже понемногу стали затягиваться. Весь день напролет Торак, Ренн и Фин-Кединн плыли по реке через выжженные земли, но местами Торак замечал зеленые островки, и несколько крепких оленей жевали молодые побеги. На берегах Черного Озера он увидел священную кобылу. Она радостно заржала ему, и он заржал ей в ответ. Она будто бы простила Торака за то, что он скакал на ней верхом.


И все же, укладывая бурдюки с водой в лодку, он думал, что некоторые раны никогда не заживают. Шрамы на лицах людей Зубра никогда не сотрутся. Рука Гаупа искалечена навсегда. Маленькая девочка, которую он нашел, как и остальные, была нема. Но хуже всего было то, что одного из украденных детей так и не нашли.


«Демон», — сказал Волк, идя по следу, прежде чем потерял его у подножия Гор. Торак представил, как токорот скачет по камням в сторону логова Эостры.


— Лучше будет привязать поклажу, — сказал Фин-Кединн так неожиданно, что Торак подпрыгнул. — Впереди белые буруны.


Торак был удивлен, он не помнил стремнины в этом месте. Немного подумав, он догадался, что они с Ренн эту часть пути шли пешком и были южнее, в стороне от реки. Он с облегчением предоставил Фин-Кединну заботиться обо всем.


Они тронулись в путь, проплыв мимо шепчущих деревьев ольхи и зарослей тростника, наводненных славками. Когда дневной свет наконец перешел в мягкое золотое сияние, в поле зрения показались каменные Челюсти Сердца Леса.


Фин-Кединн спросил Торака через плечо, не жалко ли ему покидать место, где он родился.


— Нет, — сказал Торак, хотя ему было печально это признать. — Мое место не здесь. Племя Благородного Оленя скорее позволило бы Повелителю Дубов захватить Лес, чем стало бы сражаться. А остальные… Они желали убить любого, кто не следовал Обычаю. Теперь, я думаю, они убьют каждого, кто следует ему. Как можно доверять таким людям?


Фин-Кединн наблюдал, как ласточка поймала муху на лету.


— Им нужна определенность, Торак. Как плющу нужен дуб, чтобы цепляться за него.


— А как же ты? Тебе она нужна?


Вождь положил весло поперек лодки и повернулся к нему лицом:


— В молодости я путешествовал на Дальнем Севере и охотился вместе с племенем Песца. Однажды ночью мы увидели огни в небе, и я сказал: «Смотрите, это Изначальное Древо». Люди Песца рассмеялись. Они сказали: это не древо, это огни, которые зажигают наши мертвые, чтобы согреться. Позже я был на Озере Топора, и племя Выдры сказало мне, что эти огни — огромная тростниковая заросль, где находят приют души их предков. — Он замолчал. — И кто из них прав?


Торак потряс головой.


Фин-Кединн снова взялся за весло.


— Уверенности нет, Торак. Рано или поздно, если у тебя окажется достаточно смелости, ты поймешь это.


Торак вспомнил, как люди племени Зубра и Лесной Лошади раскрашивали деревья.


— Я думаю, некоторые люди никогда не поймут это.


— Верно. Но не все в Сердце Леса похожи на них. Твоя мать не была похожа на них. У нее было больше смелости.


Торак сунул руку в мешочек с целебными травами. Он еще не сказал Фин-Кединну, что узнал об этом рожке, но он рассказал Ренн, и она, верная себе, подумала о том, о чем он сам не подумал: «Быть может, он все это время помогал тебе. Я всегда удивлялась, почему Пожиратели Душ никогда не чувствовали в тебе блуждающую душу. И то гудение в священной роще? Возможно, это оно призвало Великого Духа. Впрочем, не думаю, что мы когда-нибудь точно это узнаем».


«Никакой уверенности», — подумал Торак. Эта мысль прочистила его сознание, словно свежий, холодный ветер.


Оказавшись в тени каменных Челюстей, он оглянулся. Заходящее солнце сияло сквозь мшистые еловые лапы, и Тораку показалось, что деревья шепотом прощаются с ним. Он вспомнил о тайной долине, куда люди племен Сердца Леса отнесли тело Тиацци, чтобы провести погребальный обряд. Он вспомнил о священной роще, где росли два огромных дерева, тысячелетиями наблюдавшие, как существа Леса проживают свои краткие, полные сражений, жизни. Заботит ли их то, что он нарушил клятву? Или они уже позабыли об этом?


И месяца еще не прошло с тех пор, как Бейл был убит, но Тораку казалось, что прошло целое лето.


— Я поклялся отомстить за него, — сказал он Фин-Кединну. — Но я не смог.


Вождь племени Ворона повернулся и посмотрел ему в глаза.


— Ты нарушил свою клятву, чтобы спасти Ренн, — сказал он. — Неужели ты думаешь, что будь все иначе — если бы это ты погиб тогда, а он поклялся бы отомстить за тебя, — неужели ты думаешь, что он поступил бы не так?


Торак раскрыл было рот, но ничего не сказал. Фин-Кединн был прав. Бейл не стал бы колебаться.


— Ты все сделал правильно, Торак. Я думаю, его дух обретет покой.


Торак сглотнул. Наблюдая, как его приемный отец проворно орудует веслом, он почувствовал прилив любви к нему. Он хотел поблагодарить его за то, что тот снял такой груз с его души, за то, что наблюдал за ним, за то, что он был Фин-Кединном. Но вождь племени Ворона был занят, он обводил лодку вокруг затонувшего бревна и предупредил о нем Ренн, сидящую в другой лодке. Затем они выплыли из Челюстей в Открытый Лес, и Ренн широко улыбалась и вскидывала руки, а скоро и Торак присоединился к ней.



* * *


Той ночью они остановились на ночлег у Черной Воды, и Бейл явился к нему в последний раз.


Торак понимал, что видит сон, но он также знал, что происходящее реально. Он стоял на галечном берегу Залива Тюленей, наблюдая, как Бейл несет свою лодку к Морю. Бейл снова был здоров и силен и легко нес лодку на плече. Дойдя до отмели, он спустил ее на воду, запрыгнул в нее и взял весло.


Торак побежал к нему, отчаянно пытаясь догнать, но Бейл уже парил над волнами, словно баклан, и Торак остался позади.


Торак пытался позвать его, но смог только выдавить сдавленным шепотом: «Постой!»


В сверкающей глади Моря Бейл развернул свою лодку.


«Да плывет с тобой хранитель!» — крикнул Торак.


Бейл помахал веслом, описав им сияющую дугу, и широко улыбнулся.


«И с тобой, сородич!» — крикнул он в ответ.


А затем он уплыл на закат, и его золотые волосы развевались на ветру. Он плыл туда, где солнце опускается в Море, чтобы спокойно спать.



* * *


— Почему нет? — спросила Ренн три месяца спустя. — Ты же скучаешь по Волку. Как и я. Давай пойдем и найдем его.


Торак не ответил. Он был упрям, и Ренн знала, что бесполезно предлагать ему просто позвать Волка. Он бы не хотел испытать разочарование, потому что в последнее время Волк нечасто отвечал на его зов. Этим летом он приходил к ним временами, но, хоть он был по-прежнему радостным и игривым, и совершенно ясно было, что он оправился от потрясения, узнав, что Торак не волк, все же временами Ренн чувствовала, что он отдалился от них, словно был где-то еще. Торак не говорил об этом, но она знала, что он тоже это чувствует, и что в худшие мгновения он боится, что это означает конец их прежней дружбы.


«Так почему бы ему не пойти и не найти его?» — думала она с досадой.


— Торак, — сказала она громко, — ты же лучший следопыт во всем Лесу. Так давай. Ищи!


Однако ей пришлось признать, что выслеживать Волка было по меньшей мере странно. Хотя этим летом все было странным. Она все еще не привыкла быть колдуньей, и хотя Саеунн оставалась колдуньей племени, люди стали относиться к Ренн еще более настороженно, чем прежде.


Ее принадлежности тоже были новыми: новый целительский рожок и мешочек для трав (неожиданный подарок от Дюррайн), новый кремень, новый топор и нож. Новый лук. Она положила останки своего верного друга на кладбище племени Ворона, а старик из племени Зубра, который, как оказалось, знал Фин-Кединна в прошлом и обучил его делать луки, смастерил ей превосходный новый лук. Этот был из тисового дерева, напитанный лунным светом и приспособленный к стрельбе с левой руки. Но она никак не могла привыкнуть к этому и сегодня оставила его в стоянке, хотя уже начинала беспокоиться, что лук может почувствовать себя брошенным. И потому следующим утром она, скорее всего, возьмет его с собой.


Был Месяц Зеленого Ясеневого Семечка, и кипрей вырос по плечи. Было так жарко, что Рип и Рек летали с раскрытыми клювами, чтобы охладиться. Это было необычайно хорошее лето, дичи было много, и никто не болел серьезно. И хотя иногда Ренн просыпалась среди ночи от кошмаров про филинов и токоротов, она вскоре засыпала снова.


Сейчас она смотрела, как Торак нагнулся, чтобы оглядеть глубокую борозду, где волк разрыл землю, оставив свою метку. Он вздохнул.


— Это не Волк.


Позже он поднял клочок черной волчьей шерсти с можжевелового куста.


— У Волка есть немного черного в шкуре, — сказала Ренн с надеждой в голосе. — На хвосте и на плечах.


— У него шерсть черная только на кончиках, — сказал Торак. — Совсем непохожая на эту.


После этого он надолго погрузился в охотничий транс, как она называла это состояние, следуя по знакам, которых она не могла определить. Затем он вдруг присел, да так резко, что Ренн чуть не споткнулась о него.


У его колена она заметила слабый отпечаток волчьей лапы.


— Это Волк? — прошептала она.


Он кивнул. Его лицо было напряжено от надежды, и Ренн стало жаль его. Она сердилась на Волка за то, что он не чувствовал, как нужен своему Брату.


Но, пройдя еще немного, она отвлеклась и набрала немного зеленых лесных орехов в подарок. Прошлым летом Волк смотрел, как она обирала орехи с куста, а затем сделал то же самое, хотя он не обращал внимания на спелые и с аппетитом хрустел только зелеными.


Едва она подумала об этом, как вдруг в соседней долине раздался волчий вой.


Она уставилась на Торака.


— Волк? — произнесла она губами.


Он кивнул.


— Он просит нас пойти за ним. — Торак нахмурился. — Но я никогда не слышал, чтобы он так звал меня.



* * *


Они дошли до гребня у реки, и вдруг Волк бросился к Тораку, прижав его к земле в грубоватом волчьем приветствии, смешанном с отчаянными извинениями:


«Я так рад, что ты здесь! Прости, прости, я тоже скучал по тебе! Я счастлив! Прости!»


Наконец он спрыгнул с Торака и побежал к Ренн, чтобы повторить ей все то же самое, предоставив Тораку возможность оглядеться по сторонам.


Площадка вокруг Логова была забросана добела обглоданными кусочками костей и шкур, а земля плотно утоптана множеством лап. Торак заметил, что Волк исхудал, вероятно, оттого, что ему приходилось подолгу охотиться. Торак улыбнулся.


— Я должен был догадаться, — пробормотал он.


— И я, — сказала Ренн, отводя в сторону морду Волка. Ее глаза сияли, и она выглядела такой же счастливой, как и Торак.


Великолепная черная волчица с зелено-янтарными глазами появилась из Логова и потрусила к ним, виляя хвостом и вытягивая уши в робком приветствии.


«Ну конечно, — подумал Торак. — Так и должно быть».


Повернувшись к Ренн, он объяснил ей, что эта волчица была частью стаи, с которой он подружился прошлым летом. Вместе они смотрели, как она легла на живот и стала мести землю хвостом, а Волк тем временем исчез в Логове.


— Думаю, нам нужно чуть-чуть отодвинуться, — сказал Торак, внезапно почувствовав неуверенность в том, как им следует вести себя.


Они с Ренн отдалились на почтительное расстояние от входа в Логово и сели, скрестив ноги на земле. Им не пришлось долго ждать. Волк вышел, пятясь задом: в зубах он нес маленький, вертлявый комочек. Виляя хвостом, он подошел к Тораку, и положил комочек перед ним.


Торак попытался улыбнуться, но сердце его было слишком переполнено радостью.


Детенышу было около месяца. Он был упитанный и пушистый, но еще не вполне твердо стоял на своих коротких лапках. Его уши все еще были свернуты, а взгляд голубых, подернутых пеленой глаз был рассеянным. Но все же он резво пополз к Тораку с бесстрашием и любопытством, точь-в-точь как делал его отец, когда был волчонком.


Торак тихо заскулил и вытянул руку, чтобы волчонок обнюхал ее, и тот тявкнул, завертел своим куцым хвостом и попытался укусить Торака за палец. Он поднял волчонка на руки и ткнулся лицом ему в брюшко. Волчонок упирался в него маленькими, аккуратными лапками и цеплял его волосы когтями, острыми, словно ежевичные шипы. Когда он поставил волчонка на землю, тот засеменил обратно к отцу.


Волчица подняла морду и проскулила, и еще двое волчат показались из Логова и приблизились к ней, попискивая и тыкаясь мордочками в ее морду. Один был черным с зелеными, как у матери, глазами, а второй был серый, как Волк, только с рыжевато-бурыми ушками. Все они дрожали от восхищения перед этим удивительным новым миром.


Рип и Рек слетели вниз, и два волчонка бросились наутек, а их Сестра начала охотиться. Вороны расхаживали рядом, делая вид, что ничего не замечают. Они позволили волчатам подкрасться почти совсем близко, затем отлетели с сиплым вороньим смехом.


Торак смотрел на Ренн, лежащую на боку. Она вытащила палочку, чтобы волчата побегали за ней, а тем временем черный волчонок незаметно подкрался и грыз ее башмаки.


Торак посмотрел на Волка, который стоял и гордо вилял хвостом.


«Спасибо тебе», — сказал Торак по-волчьи, а затем обратился к Ренн:


— Ты понимаешь, что это значит?


Она широко улыбнулась:


— Что ж, я думаю, это значит, что Волк нашел себе подружку.


Он рассмеялся:


— Да, но это не все. Сегодня волчата впервые в жизни вышли из Логова. Это самый важный день для всех волков, ведь в этот день они встречаются со своей стаей.


Махнув рукой, он обвел Волка, его спутницу и детенышей, Ренн и себя самого.


— Их стая, — повторил он, — это мы.





Послесловие от автора



События в мире Торака разворачиваются шесть тысяч лет назад, в конце ледникового периода, но до того, как земледелие распространилось по части Северо-Западной Европы, когда эти земли были сплошь покрыты бескрайними лесами.


Народ Торака выглядел по большей части, как вы или я, но жизнь у них была совсем другая. Они не знали письменности, колеса, не умели обрабатывать металлы, но все это было им и не нужно. Они превосходно умели выживать. Они знали все о животных, деревьях, травах и камнях в Лесу. Когда что-то было им нужно, они знали, где это найти или как это изготовить.


Они жили небольшими племенами, и многие из них часто кочевали: некоторые устраивали стоянку всего лишь на несколько дней, как люди племени Волка, другие оставались на одном месте целый месяц или целое лето, как люди Ворона или Ивы, а некоторые жили на одном месте круглый год, как племя Тюленя. Поэтому со времени событий «Изгнанника» некоторые племена переселились, и вы увидите это на обновленной карте.


Работая над «Клятвопреступником», я изучила несколько древних деревьев, которыми так богата территория Соединенного Королевства. Я также провела время в крупнейшем из сохранившихся в Европе пойменных лесов в Национальном парке Беловежа в Восточной Польше. Там я увидела зубронов (помесь домашнего скота и европейского бизона), кабана, тарпана (род дикой лошади), несколько деревьев, пораженных молниями, и столько видов дятлов, сколько я не видела за всю свою жизнь. В Беловеже я почерпнула вдохновение для описания различных частей Сердца Леса и его обитателей, в особенности во время моих долгих восхождений в Строго Охраняемую Зону Леса. Я также получила возможность изучить две великолепные бобровые дамбы и хатки, которые послужили прообразом укрытия Торака.


Нет нужды говорить, что я сохранила дружеские отношения с волками Британского общества охраны волков. Наблюдая, как малыши растут, и разговаривая с людьми, которые добровольно посвящают им свое время, ухаживая за ними, я постоянно черпала вдохновение и силы.



* * *


Я хочу поблагодарить всех в Британском обществе охраны волков за то, что позволили мне поближе подойти к их удивительным волкам, общество охраны лесов за помощь в получении доступа к некоторым древним деревьям, фигурировавшим в моей работе, господина Деррика Койла, старшего смотрителя воронов лондонского Тауэра, чьи обширные познания и опыт обращения с воронами служили постоянным источником вдохновения; приветливых людей из Музея национальной истории и лесничества Беловежа, проводников из Бюро переводческих услуг Беловежской Пущи и Туристическое агентство РТТК, в особенности преподобного Мичеслава Пиотровски, главного гида РТТК, который с разрешения главного лесничего района Дружки Беловежского национального парка сделал возможным для меня увидеть эти бобровые хатки.


Наконец, по обыкновению, я хочу поблагодарить своего агента Питера Кокса за его неувядающий энтузиазм и поддержку и моего невероятно одаренного и в прочих отношениях превосходного редактора и издателя Фиону Кеннеди за ее воображение, ее вклад и понимание.


Мишель Пейвер, 2008




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: fox mccloud «История одной любви», Мишель Пейвер «Хроники темных времен-3 (Пожиратель душ)», Гарт Никс «Звери-воители-3»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален