Furtails
Радов Анатолий
«Оборотень: След Зверя»
#NO YIFF #магия #попаданец #превращение #фентези #волк #оборотень
Своя цветовая тема

Оборотень: След Зверя

Радов Анатолий




Пролог


- Идея существования других миров может оказаться всего лишь тем плодом, который произрос в наших мозгах и нигде больше, фикцией, пустышкой, но это не должно останавливать нас. Мы узнали о магии всё, что можно было узнать, мы создали сложное заклинание, способное перебросить душу в другой мир, мы делали это для своего королевства и для того, чтобы однажды уничтожить оборотней окончательно, мы совершили огромную работу на которую ушло несколько десятилетий, и вот настал тот миг, когда нужно пробовать.


Старый архимаг оглядел всех присутствующих в зале для проведения ритуалов. Двенадцать сильнейших магов королевства Тирон. Все они были в однотипных тёмно-сиреневых балахонах, подпоясанные на манер служителей Храма Одрина. Балахоны откинуты и можно видеть все двенадцать лиц, умудрённые и изрезанные морщинами. Многие из этих магов давно переступили за черту в три сотни лет и опыт имели соответствующий возрасту. Каждый из них в одиночку был невероятно силён, но для того, чтобы удержать магические потоки в пределах нового плетения сил требовалось гораздо больше. Даже Великий Архимагистр - Аль-Вартан не смог бы в одиночку справиться с этим заклинанием, хотя он и был единственным из присутствующих здесь, кто смог пережить своё четырёхсотлетие. И не просто пережить, но и продолжить занимать место ректора в Магической Академии Кальбрега, столицы королевства Тирон.


Когда все двенадцать архимагов воздали должное его величию, отвесив поясные поклоны, Аль-Вартан перевёл взгляд на ученика третьей ступени, который лежал внутри начерченного на каменном полу знака. Сложная геометрическая фигура, названная великим магическим колодцем, должна была сконцентрировать над собой поток огромной силы, а тринадцать архимагов придать ему форму.


- Мурганд, - обратился архимагистр к мальчишке, - Тебе выпала честь первым проникнуть в другой мир. Ты был выбран прорицательницей и тебе были объяснены твои обязанности. Но позволю себе ещё раз напомнить о них. Собирай все знания, которые помогут нам в борьбе с оборотнями и прочими тварями. Смотри вокруг внимательно, будь неотличим от местных жителей, используй магию обмана и иллюзии, не затевай драк и не участвуй в них, а также избегай прочих глупостей. Когда тебе покажется, что твоё нахождение в другом мире становится опасным, подай нам знак и мы вернём твою душу обратно.


Мальчишка кивал в такт словам учителя, но от Аль-Вартана не ускользнул ужас в его глазах и это вызвало у него вспышку гнева. Разве не объяснялось этому Мурганду несколько раз, что всё безопасно?! Разве он сам не вбивал ему в мозги все нюансы того, что произойдёт с ним во время ритуала? Глупая молодость! Как же он ненавидит её. Разве не лучше умудрённая старость, чем это пустоголовое шутовство? А ничего кроме шутовства в молодости и нет.


- Начнём же ритуал, - зло вскрикнул он и его голос разнёсся по огромному залу гулким эхом.


Двенадцать пар рук взметнулись вверх, архимаг поднял свои и над великим магическим колодцем вспыхнуло серебряное пламя.



Глава 1




Был всего лишь четверг, но отчим напился, не дождавшись пятницы. Что-то не ладилось на работе, хотя что там могло не ладиться? Он работал грузчиком в продуктовом магазине и не ладиться там было нечему. Катай себе тележку с пакетами и ящиками, да попивай время от времени пиво, затареное в каком-нибудь тёмном углу подвала.


Домой он пришёл в том состоянии, которое у него называлось - лёгкий недогон. То есть уже пьяный, но пока ещё не с полностью отключившимся мозгом. А вот когда у него мозг отключался, тогда было плохо. Он мог сделать всё что угодно, потому как совсем не контролировал себя. И почему мама терпит его? Неужели только из-за хорошего секса?


Разумеется, в свои шестнадцать Никита уже давно знал об этом, но вот представлять, что сексом занимается его мать, да ещё и с таким моральным уродом, было тяжело и противно. А не думать об этом было трудно. Отчим сам хвастался своими победами на любовном фронте, когда матери не было дома. Слава богу, ещё не о ней говорил, а о каких-то других своих бабах. Именно так он их и называл, и было у него баб не меньше сорока. По его словам.


А помимо этого он часто издевался над самим Никитой, намекая, что у такого как он вообще никогда бабы не будет.


- Ты же сопля, а не мужик. Посмотри на себя. Толстый, характера ноль. Займись спортом, что ли. Хотя... Такому, как ты, бесполезно.


Дальше следовал смех и журчание наливаемой в стакан новой порции водки.


И всё бы ничего, если бы не сестра. Оле было пять лет и она своими вопросами и шалостями очень раздражала отчима. В любой её детской выходке он видел специальное желание позлить его, за что Оля получала подзатыльники или удары по спине.


Никита говорил об этом матери, но она не верила. Отчим был хитрым. Он никогда не бил Олю в присутствии мамы, а когда та начинала жаловаться, или когда об этом говорил Никита, он всё списывал на то, что дети просто ревнуют и хотят избавится от него. А мама верила ему и просила нас быть терпеливыми.


- Без нового папы мы не проживём. Ты же знаешь, Никита, сколько я получаю. Восемь тысяч всего. А у Сергея оклад двадцать. Вы бы лучше с ним общий язык находили, а не ругались. Зачем? Папа всё равно не вернётся, он нашёл другую. В Москве. Он вон даже к вам не приезжает, а вы всё любите его.


И они терпели. Оля тихо плакала, а он всё строил планы, как избавиться от отчима, или даже прибить его, но понимал - это всё глупость. Он не сможет. Ведь у него и правда нет характера. Сопля соплёй. Ни капли агрессии, как будто Бог забыл прошить при рождении. Нет, она конечно имеется, но в таких малых количествах, что хватает лишь на пару-тройку минут лёгкого гнева. Да и то - бессильного...


Отчим принёс с собой полторашку пива и чекушку и тихо устроился на кухне, но Никита не обманывался. Минут через двадцать-тридцать он придёт к ним и начнёт высказывать своё недовольство. А у мамы, как назло, сегодня ночное дежурство.


Он попытался сосредоточиться на фильме, но внутреннее напряжение не давало этого сделать. Да и фильм был честно говоря, никакой. Стандартный боевик с плохо играющими актёрами и линейным, как провода, сюжетом. Одно только завораживало - крутизна и хладнокровие главного героя. Вот бы и ему так же легко убивать и идти к своей цели по трупам.


Хотя, нет. Конечно он не хочет этого и в самом деле. Так бы, немного добавить агрессии и силы, чтобы уметь постоять за себя в случае чего.


Отчим уложился в свои стандартные полчаса и появился на пороге зала.


- Чего зажались, как зайцы? Я что вам - злодей какой-то? Чего на кухню носа не показываете?


- Мы фильм смотрим, - сдавленно ответил Никита.


- Ну да, фильм они смотрят. Я между прочим на вас всю зарплату трачу, а ваш папашка вам пять тысяч всего присылает.


- Но присылает же...


- Что ты сказал, сосунок?! - взвился отчим. - Ты разницу чувствуешь между пятью тысячами и двадцатью? А терпеть вас каждый день - это ты не считаешь? Ты же взрослый пацан, понимать должен, что вы мне и триста лет не тарахтели. Какой мне смысл на вас впахивать? Если б ваша мать не глупила, то не нажила бы вас непонятно с кем! Дура!


- Не говори так про маму! - закричала Оля и бросилась на него, сжав своим крохотные кулачки.


Никита вскочил следом, чтобы удержать её, но не успел. Не ожидавший такой прыти от пятилетнего ребёнка, отчим в этот раз не смог ударить так как всегда, а попал ей по лицу. Оля отлетела в сторону, заревела во весь голос, зажимая нос, и Никита набросился на пьяного дядю Сергея со всей своей злостью, которая в нём была. Но этого не хватило. Отчим схватил его в охапку и потащил к двери. Удары, которые наносил Никита, казалось совсем не беспокоили его, и он всего раз дал ему в ответ пощёчину, едва не вырубив. На губах появился солёный привкус крови, в ушах протяжно зазвенело. Он даже не заметил, как оказался на лестничкой площадке с кроссовками в правой руке.


Железная дверь оглушающе грохнула о коробку и Никита услышал звук закрываемого замка. Он тут же накинулся на дверь с кулаками и заорал. Потом стал звонить в соседскую дверь, затем в следующую, но ему никто не открыл.


Страх сковал его. В этот раз отчим переступил черту и теперь не сможет выкрутиться. И именно поэтому он стал опасен. А если его переклинит полностью и он что-нибудь сделает с Олей?


Никита судорожно зашарил по карманам, но быстро понял - телефон остался в квартире. Тогда он натянул на ноги кроссовки и бросился вниз по лестнице. Нужно будет попросить у кого-нибудь и позвонить сначала маме, а потом в полицию. Нет, лучше наоборот.


Выскочив из подъезда, он огляделся. Отчим в этот раз вернулся поздно, уже после десяти, плюс час на всё про всё, а значит, сейчас почти полночь.


Не увидев во дворе ни одной живой души, Никита бросился к остановке. Телефон можно попросить у таксистов, они всегда там стоят. Но едва завернув за угол родной пятиэтажки, он сходу в кого-то врезался.


- Простите, пожалуйста, - выдохнул на автомате и собрался было бежать дальше, но его крепко ухватили за шиворот. И намного крепче, чем совсем недавно отчим.


- Ты чё, попутал чмо?


Никита поднял голову и увидел перед собой широкое скуластое лицо, которое сверху органично заканчивалось белой кепкой-блином.


- Я не хотел. Я спешу.


- Да мне похер. Ты чё не видишь, что на человека наехал? Ты чё, борзый такой?


- Да в..би ему и пойдём, - раздалось из-за спины того, кто держал его крепкой хваткой. Сказавший это явно был пьян, да и тот кому сказалось не мог похвастаться трезвостью.


Послышалась громкая отрыжка, потом звон разбитой бутылки и Никита инстинктивно забормотал.


- У меня мама заболела, мне позвонить нужно, а телефона нет...


- Ты чо, баран, за лохов нас держишь? Думаешь, мы поведёмся на эту шнягу? Прикинь, Лысый, он сразу две отмазы решил кинуть. И мама, и телефона нет.


Тот, кого назвали Лысым, заржал, а на Никиту вдруг что-то накатило. В первый раз в жизни. Он почувствовал, как к лицу волной прихлынула кровь, как задрожали руки, но уже не от страха, а от поднимающейся злобы, как кулаки сжались до боли в костяшках. Он упёрся одной ногой в асфальт и со всех сил оттолкнул державшего его. Не ожидавший такого гопник на секунду даже отпустил его, и Никита рванул вперёд, но мощный удар в лицо сбил его с ног. Он ударился виском в холодный бетон стены и стал оседать. А следом где-то под сердцем разорвалась горячая вспышка и последнее что он услышал, были недовольные слова того гопника, от которого ему удалось на секунду вырваться.


- Ты чё, Лысый, на хрена ты его пикой?! Валим теперь отсюда.


И за этими словами пришла полная тишина.


Но длилась она недолго. Как показалось Никите - всего одну секунду, а затем в его голову, раздирая её на части, ворвался железный скрежет.


- Он что сдох? - спросил кто-то хриплый, когда скрежет прекратился. - Да перестань ты водить мечом по клетке! Надоел! Пятнадцать лет, а ведёшь себя, как дитё несмышлёное. Отдам тебя в армию барона Нарлуга, наберёшься там ума-разума. Хватит, я сказал!


Едва начавшийся скрежет резко стих и Никита открыл глаза. Солнечный свет, ударивший в них, заставил его опешить. Почему день? И почему так пахнет скошенным сеном? Откуда в городе этот запах? Такой бывает только в деревне, где он иногда гостил на каникулах у бабушки.


- Не сдох, пап. Смотри, зеньки свои выпучил. У-у, волколак проклятый! Ну теперь ты больше ни кого не убьёшь, тварь волосатая!


Никита уставился на парнишку, который был по виду его одногодка. В серых штанах, зелёной курточке и шапке с пером, он смахивал на мультяшного Робин-Гуда.


- Не геройствуй, - хриплый голос был суров. - Сбежит, потом найдёт тебя и глотку перегрызёт. Нет, всё-таки отдам я тебя Наргулу, пусть сделает из тебя мужчину. Хватит тебе уже на моей шее сидеть.


Никита перевёл взгляд на обладателя этого хриплого сурового голоса и увидел здорового мужика лет сорока от роду. Штаны у него были такими же, как у сына - то есть не широкие, но какие-то бесформенные, а вот куртка куда как богаче. Из кожи. Никита остановил взгляд на его лице. Оно у мужика было круглым и не злым, но глубокие вертикальные морщины на лбу и у краешек губ, явно намекали, что считать его добряком будет ошибкой.


- Ну чего глазеешь, тварь? - мужик осенил себя или его каким-то знаком, словно нарисовал звезду. - Ты обиды на меня не держи, моё дело маленькое. Сказано ловить вас при возможности, вот мне такая возможность и выпала. И чего ты с драконом связался? Ведь не осилил бы всё равно.


Связался с драконом? О чём он говорит?!


- На меня какие-то отморозки напали, а дома пьяный отчим...


Никита услышал рык и сразу же сообразил, что дальше говорить бесполезно. Рык исходил из его горла.


Глаза машинально скосились вниз и он от страха зажмурил их. То что он увидел мало напоминало человеческие ноги. Вместо них были волосатые лапы, как у какого-нибудь животного.


Первая мысль, которая пришла в голову - это не его ноги. Возможно рядом с ним сидит какой-нибудь пёс... А рык из горла? Это тоже не его?


Он попытался сказать своё имя и снова услышал рык. Нет, не показалось в первый раз.


- Пап, а почему серебро не даёт ему обратиться обратно в человека? - спросил тем временем паренёк и Никита прислушался, или в его случае было бы правильней - навострил уши. Потому как он буквально почувствовал, что они повернулись.


- Я же рассказывал тебе уже, - нехотя заговорил мужик. - Это ещё до великой битвы было. Тогда маги просто выбрали серебро потому что его было много в казне королевства. Было б золота много, они бы заклятье на золото наложили.


- А почему не на простое железо? - поинтересовался парень, и Никите его вопрос показался не лишённым смысла.


- Послушай, Аград, отстань, а, - гневно ответил мужик. - Надоел ты мне за сегодня, в печёнках уже сидишь. Я почём знаю. Выбрали они серебро и выбрали. Мне какое дело.


- Значит их серебром и убивать можно?


- Чушь! Кто тебе в голову всю эту чушь засовывает? Дядька Промак? Я же тебе говорил, держись от этого полоумного подальше! Он хату свою сжёг и в лес ушёл жить, ты хочешь чтобы он и мой дом подпалил? - мужик, который шёл впереди сына, обернулся и поднёс сжатый кулак к его носу. - Клянусь Одрином, ещё раз узнаю, что ты с ним разговаривал, вобью тебе сопатку в затылок. Ты понял меня?


Паренёк замедлил шаг, и когда расстояние чуть увеличилось, всё же спросил ещё раз:


- Нет, ну почему серебро оборачиваться не даёт, а убить им нельзя?


- Да потому что магией их убивают! - взревел мужик и, остановившись, резко обернулся. - Вот был бы у тебя оболтуса дар, я бы денег не пожалел, чтобы ты на мага учиться пошёл. Но ты же балбес! И мало того, что балбес, так ещё и с Промаком дружишь. Ну не дурень ли?


Никита слушал их перепалку краем уха, потому как внутри него творилось непонятно что. Когда первая волна удивления спала, на смену пришёл страх, или даже - лютый ужас. Он что, куда-то переместился?! Вот так вот зарезали его эти гопники и он попал в другой мир?! Но почему?! Ярым поклонником книг про попаданцев и оборотней он не был, да и вообще читал редко, больше посвящая времени игре на гитаре. Два года назад один из приятелей предложил ему стать ритм-гитаристом в группе играющей тяжёлую альтернативу, и он с радостью согласился. Тяжёлый, а иногда даже депрессивный рок ему нравился. А что делать, когда другие парни уже во всю заводят себе подружек, а ты толстый, бесхарактерный и некрасивый? Только выплёскивать свою энергию в другое русло. И игра в группе была тем самым руслом.


Тогда почему он попал в другой мир? Почему его душа, а возможно и тело, переместили в оборотня? Вдобавок, в пойманного оборотня, которого сейчас везли в клетке не пойми куда. Возможно даже на убой.


Но поверх этого тяжело витал другой страх. Что будет с Олей? Ведь она осталась там с отчимом, и помочь ей теперь никто не сможет. Звонить, конечно, Оля уже умела, но вряд ли отчим позволит ей это сделать.


- Вот дадут за него десяток золотых, точно снаряжу тебя в отряд барона Нарлуга. Хватит тебе без дела по деревне шататься. Пригрелся ты за мамкиной юбкой, и мужика в тебе не видать...


Никита прислушался, через силу отстранившись от гнетущих мыслей.


- Не дадут десять, - парень явно задирал своего отца, а возможно и отчима. От этого предположения в мозг снова ворвались тяжёлые мысли о сестре и Никита прослушал какую-то часть вновь зародившейся между его поимщиками перепалки. Когда он вновь сконцентрировался на них, они уже говорили о другом.


- А ещё его могут просто отобрать инквизиторы и сжечь на костре, - сказал паренёк, и Никита вздрогнул.


- Типун тебе на язык! - гаркнул на него мужик. - Честно слово, как баба. Мелешь языком, всё что в голову придёт! Ух, вернёмся домой, получишь ты кнута во всю спину.


В этот раз парень замолчал, и надолго, а Никита вновь погрузился в навязчивые мысли. Даже когда телега наехала колесом на камень и клетку сильно дёрнуло, он всего лишь вяло посмотрел на уходящую вдаль дорогу.


А потом как-то незаметно он уснул.


Разбудил его тот же звенящий звук. В этот раз железякой по прутьям стучал мужик.


- Просыпайся, - без какой либо злобы сказал он, когда Никита открыл глаза. - Что, разве оборотни такие сони? А, ну да. Ты же ночью больше в таком облике. Ну что смотришь так грустно? Не повезло тебе просто, бывает. Не схватился бы с драконом и не вырубился бы от его удара. Это ты ещё спасибо скажи, что он в тебя когти не всадил или на зуб не попробовал. И чего вы шастаете к нам? Ради чего пробираться через Мёртвые земли? Золото? Или правду говорят, что любите вы иногда побаловать свои желудки человечиной?


Никита слушал речь мужика без каких-либо эмоций, ему жутко хотелось вернуться обратно в свою квартиру, не набрасываться там на отчима, а попытаться успокоить его, и потом уже позвонить матери. Почему он не сделал хитрее? Зачем полез на него с кулаками? Да, он всё равно мог рассвирепеть, может и ударил бы пару раз, но разве лучше быть убитым отморозками и потом оказаться в клетке, покрытым жёсткой шерстью и не умеющим сказать даже слова?


На эти вопросы он сейчас не мог найти ответов, мысли накладывались друг на друга, смешивались словно краски на палитре. Он отвернул лицо, всё ещё по привычке считая его таковым, а не мордой, и увидел далеко, почти у самого горизонта, длинную стену. Непонятно как, но он сразу понял, что это стена замка. Волной нахлынула паника. Он ведь даже спросить не может, что с ним будет в этом замке. Что ещё за инквизиция? И кому его могут продать, если она не отберёт?


Мужик перестал говорить с ним и тоже взглянул вперёд. На его лице напряжение сменилось покоем, он даже улыбнулся чему-то своему и ускорил шаг, подстегнув шлепком коренастую пегую лошадь, впряжённую в телегу.


Никита несколько секунд смотрел на неё, а потом его едва не вырвало. Вид лошади, а главное запах идущий от неё, возбудил в нём животный аппетит. Он понял, что был бы не прочь сейчас вырвать кусок из её задней ноги. Любой, что правой, что левой. Ему просто хотелось сырого мяса, приправленного тёплой солоноватой кровью. А вот на людей его аппетит не распространялся. Никита вспомнил один из вопросов мужика и задумался. А едят ли оборотни людей? От одной этой мысли его передёрнуло, даже если едят, то он не станет. Наверное, именно человеческое в нём сейчас сдерживает его от того, чтобы рассматривать мужика и парня в качестве пищи. И как он вообще будет оборотнем с человеческой сущностью внутри? Даже если его отпустят или ему удастся сбежать, он попросту не станет питаться сырым мясом. И в этом он уверен несмотря на то, что к лошадиному его всё же сейчас тянет.


Повозку снова тряхнуло на камне и мужик выругался, зачем-то помянув своего сына или пасынка, но тот даже не отреагировал. Последние несколько минут он шагал погружённый в себя, и чтобы не отстать, ухватился рукой за край телеги.


Никита уловил исходящее от этой руки тепло и повернул морду. Принюхался. Во рту с отчётливостью ощутился дурманящий вкус крови и он поспешил, с полным презрением к себе, отвернуться.


"Что они там говорили? Серебро мешает обернуться обратно? Значит, я могу возвращаться в человеческий облик? Или может даже наоборот - чаще я, или скорее тот, в чьё тело я угодил, именно в человеческом облике и находится? Если так, то обернусь в человека и обвешу себя серебром с головы до ног, чтобы уже никогда...


- И где ты столько серебра возьмёшь? - раздался вдруг голос в голове и, от неожиданности дёрнувшись назад, Никита впечатался спиной в прутья.


- Пап! - испуганно завопил парень, и Никита увидел, как тот одним прыжком отскочил от телеги на пару метров.


Мужик обернулся, внимательно посмотрел на его задние лапы и, переведя взгляд на своего отпрыска, заржал.


- Да он дёрнулся, пап! Сильно дёрнулся. Я думал клетку свалит!


- Трус и тряпка, - сквозь хохот обозвал его мужик и Никита вновь подумал, что скорее всего этот парень ему не родной. Или не любит он его по какой-то причине очень уж сильно. Может - нежеланный ребёнок? - Куда ж он денется из клетки? Да такие прутья ему за год не перегрызть. А клетка знаешь сколько весит? Эх ты, - он разочарованно плюнул себе под ноги и, отвернувшись от зардевшегося парня, зашагал дальше, прикрикнув на лошадку.


Как там парень переживёт стыд, Никите было плевать. Он вывернул голову и заметил на задней левой лапе слипшуюся от засохшей крови шерсть. Откуда она там? После схватки с драконом? Или именно там под кожей находится какая-нибудь серебряная вещь? А этот голос? Почудилось? Да нет, слишком уж ясно он прозвучал, и не так, как обычный звук, а как будто изнутри. Даже вибрации волн в самом мозгу чувствовались. Странно всё это. Может отголоски разума предыдущего владельца тела?


Даже не представляя, что отвечать на эту кучу вопросов, Никита бессмысленно уставился вперёд, туда, где медленно росла над горизонтом серая стена замка. Потом он огляделся вокруг и вздохнул. Пасторальная картинка - справа тёмно-зелёный заливной луг, слева сад, ветви деревьев которого щедро обсыпаны оранжевыми плодами размером с кулак. Ему вдруг вспомнился "Кот в сапогах". А чьи это луга? Маркиза-маркиза-маркиза Карабаса. А чьи это сады? Маркиза-маркиза...


Он хохотнул, но из его пасти вырвался только хрип, и заметив, что язык высунут, Никита поспешил его убрать.


Небо над средневековой пасторалью было безоблачным, солнце стояло высоко, немудрено, что при такой густой шерсти язык сам из пасти вылез. Однако он пока был не готов вести себя по-собачьи. Да и учиться не собирался. Ему бы только назад обернуться, в человеческий вид, и тогда он объяснит всем, что произошло недоразумение и он здесь оказался случайно.


Первая встреченная на пути одинокая путница, женщина лет тридцати, принялась чертить пальцами в воздухе те же "звёзды", а после плюнула в сторону клетки. Никита отнесся к этому без особого удивления и даже с пониманием. Понятное дело - для здешних людей он нечисть и враг. Но очень скоро он сможет доказать, что не имеет к оборотням никакого отношения.


Поэтому сейчас он решил лишь рассматривать всё и всех, слушать и думать, как лучше выбраться из этой заварухи.


Женщину рассматривать ему понравилось, она была симпатичной, хотя и старше его, если брать за ориентир земной возраст, примерно лет на четырнадцать. Вот только фигурка слишком упитанная для современных стандартов на Земле. Нет, она не была толстой, но и не манекенщица. Зато лицо свежее, как у подростка и волосы по-настоящему шелковистые, аж блестят. Наверное, местная экология способствует.


А вот одета совсем не притягательно для взгляда земного мужчины. Длинная до пят бесформенная юбка и кофта одинаково бледно-серого цвета. И ни украшений, ни девайсов. Или из бедных, или не принято у них что-то на себе носить.


Обувь тоже грубого фасона. Как там бабушка называла его растасканные в хлам любимые кроссовки? Чёботы, вроде. Вот для того, что было на ногах женщины слово самое подходящее. Чёботы.


Ещё в первый раз увидев своих поимщиков, Никита сообразил, что он попал в средневековье. И в то, что средневековье это не наше, тоже сообразил. У нас об оборотнях только сказки ходили, а здесь они действительно существуют.


Он задумался, прикидывая, было бы лучше если бы он попал в земное средневековье и очень скоро дал отрицательный ответ. Там не было магии, которая здесь могла стать адекватной заменой медицине. А без лечения в средневековом гадюшнике долго не протянуть. Первая же рана и можно схватить всё что угодно, от обычного заражения до какой-нибудь бубонной чумы.


Между их небольшой процессией и замком оставалось не больше сотни метров и его детали теперь вырисовывались вполне отчётливо. Никита уже мог разглядеть отдельные камни из которых была сложена стена. Они были огромными и, судя по всему, вытесанными из скальной породы, иначе откуда такая гладкость? Почти везде в местах стыков рос серо-зелёный, похожий на кожу лягушки, мох, корням которого вполне хватало тонких полосок земли. Перед замком протекала узкая речушка с зеленоватой водой, через неё перекинут деревянный мост, а из-за стены торчали верхушки трёх башен, увенчанные острыми шпилями с флюгерами. Ещё четыре башни были в самой стене. Две по углам и две почти ровно в середине. Над последними нависала арка и под ней виднелся проход, из-за торчащих сверху зубцов поднятой решётки, похожий на пасть хищника. Для полного сходства не хватало только таких же зубцов внизу.


Никита невольно вздрогнул, подумав вдруг, что въехав в этот замок, он никогда уже оттуда не выберется. Сожрёт он его, и костей не оставит.


Не сам замок, конечно, но там внутри, наверняка, найдутся желающие его убить. Та же инквизиция, или сам феодал. Может натравливать на раненых оборотней местных пит-булей или стаффордширов, его любимое занятие.


От страшных мыслей Никиту отвлекла резкая боль в боку и он, ощетинившись, машинально вскочил на лапы.


- Не порть товар! - вставая грудью на защиту, закричал вёзший его мужик.


- Да он у тебя сидит, как неживой. Я вот и проверил, не чучело ли.


Громогласный смех оглушил округу. Никита какое-то время смотрел на трёх подвыпивших шатающихся мужиков, а потом снова уселся и продолжил созерцать замок, однако не пропуская мимо ушей ни одного слова.


- Я те проверю, пьяная морда! Это мой оборотень, по всем законам! Понял? Я поймал! - надрывался поимщик. - Хочешь забить камнями? Гони десять золотых и забивай!


- А не перегибаешь ли ты палку, деревенщина? Да за такого и шесть жалко давать. Смирный он какой-то. Глянь, сидит, как ни в чём не бывало. Даром что только похож на оборотня. Ты случаем, не своего кабздоха раскормил да перекрасил?


В этот раз смех вышел даже громче предыдущего. Пьянчуги схватились за бока и едва не попадали на дорогу, а поимщик густо покраснел и, выхватив из-за пояса кнут, замахнулся.


- Щас я вас перекрашу! - взревел он. - Будете у меня в красную полосочку!


Пьяные тут же замолкли, насупились и, подняв немаленькие кулаки, дружно пошатываясь, двинулись вперёд.


Но состояться побоищу не дала стража, которая уже с криками бежала от перекинутого через реку моста. В помощь им следовали ещё двое, выскочившие из небольшой каменной постройки, что была рядом с воротами.


Мужики заметили и быстро приняли мирный вид, а поимщик вернул кнут на место.


- Вы что, идолы?! Я вам щас дам устраивать драку прямо перед замком его сиятельства! А ну быстро ушлёпали, чтобы я духа вашего вонючего тут не чуял!


Кричавший стражник демонстративно ухватился за рукоять меча, и мужики поспешили прочь таким бодрым шагом, словно и не были хмельными. Второй страж, который всё же успел меч вытащить, приостановился и стал запихивать его обратно в ножны, а когда закончил с этим, обернулся, чтобы махнуть рукой двум своим коллегам.


- Что тут произошло? - задавая вопрос, стражник зло посмотрел на Никиту.


- Да вот оборотня я поймал, а они в него камнями. Но ведь это не по закону. Пока я его городской управе не продал, он мой.


- Понятно, - служивый с деловым видом кивнул. - Вчера охотники двух привезли, так одного чуть до продажи не забили. И это у охотников. Сечёшь? Люди озлоблены, за седьмицу девять смертей. Снова они повадились к нам набегами.


- Понимаю, - тяжело вздохнул поимщик и выудил из штанов небольшой кошель. - Не поможете мне до управы его довезти, господин стражник?


- Шесть серебром, - без каких либо эмоций проговорил служивый, и поимщик вздохнул ещё тяжелее, а Никита от всего услышанного впал в полное отчаяние. Вот тебе и все его размышления о том, как они поймут, что он не оборотень, и как отпустят его с извинениями. Раскатал губу, придурок! Не будет ничего этого. А будут либо камни, либо костёр.



Глава 2




Но они направились не в замок, а свернули и медленно покатили вдоль реки. Глядя во все глаза и вслушиваясь в вялый диалог между поимщиком и парой служивых, Никита пытался понять, куда его везут. Но они всё больше трепались о каких-то местных делах и заговорили о городе, когда он и так его увидел.


Оказалось, что за большим замком раскинулся не менее большой город. Не современный мегаполис с небоскрёбами и супермаркетами но, по представлениям Никиты, двух и трёхэтажные дома на окраине средневекового города говорили о его приличных размерах.


- Понастроили купчины дворцов, - один из стражников сплюнул под ноги. - Всё поближе к его сиятельству хотят быть.


- Да-а, - неопределённо выдохнул мужик, явно не желая заводить разговор на скользкую тему. - Я слыхал, сейчас управа по десять золотых за оборотня даёт?


- От шести до десяти, - стражник измерил Никиту оценивающим взглядом. - За этого по минимуму дадут, смирный очень. Такого не интересно камнями забивать, ляжет скорее всего и сдохнет. Из благородных, небось. Из их верхушки. Такого в инквизицию надо, - он повернулся к напарнику, собрался было что-то ему сказать, но махнул рукой. - Совсем забыл, оба инквизитора сегодня в Кангурик укатили, ведьма там тёмная объявилась, а господин Паль-Антор в одиночку заниматься оборотнем не станет. Я его знаю. Вот одного в толк не возьму, оборотни опять к нам лезут, не сегодня-завтра война начнётся, а они каких-то ведьм хватают.


- Не скажи, - заговорил второй стражник. - Тёмная ведьма она иной раз похуже оборотня. Наведёт порчу на воду и начнут люди дохнуть. Видал я такое, вся деревня за два дня вымерла. Вот оно как бывает.


Погромыхав колёсами, они переехали через реку по деревянному мосту и двинулись по широкой накатанной дороге, на которой могли легко разъехаться две телеги. Навстречу стали попадаться люди, они осеняли себя звёздами и плевались в сторону клетки, а пару раз даже пытались швырнуть камнями, но стражники пресекли.


На их злобу Никита не обращал внимания, а вот самих людей рассматривал с интересом. Одеты по разному, одни голодранцы в сером тряпье, другие в цветастых рубахах и платьях. Штаны только у всех одинаковые, серые. Мода что ли на такие?


Монашеская ряса, мелькнувшая в толпе, почему-то породила в нём инстинктивную ненависть и он почувствовал, как пасть сама оскаливается. Однако, как и в его прошлой жизни, длилось это недолго. Всего мгновение и он уже остыл и вновь погрузился в отчаяние.


- ... а я, стало быть, не найдя овцы, поплёлся домой и тут этот, - поимщик кивнул на Никиту и он тут же прислушался. - С драконом схватился. Прыгает на него, значит, а дракон лапой его по морде. Я думал всё, убил, ан нет. Встаёт. Покачался малость и упал. Я уж струхнул сильно, дракон то взмыл в небо и поминай, как звали. Я уж потом сообразил, что дикий был, не из прирученных боевых. Тот бы оборотня на куски разорвал, а этот даже когтей не выпустил. Я уж про пламя из пасти молчу. Не использовал, - поимщик с досадой покрутил головой. - Не нравятся мне эти дикие драконы, ой не нравятся. Когда ж господа маги возьмутся-то за них? Вот дождутся, что волколаки на свою сторону дичков переманят, тогда умоются они кровавыми слезами...


- Ты не заговаривайся, деревенщина, - с напускной строгостью перебил один из стражников. - Не с твоего шестка магам советы давать, чего им делать. Им и без тебя всё хорошо видать. Ты про себя рассказывай, и в сторону не сходи. Так что там дальше было?


- Дальше-то? Да что дальше? Побёг домой, супруге наказал из дому не выходить и камень охранный на порог положить, а сам серебряную монету схватил и назад. Самому страшно, но бегу. А что ещё делать? - он развёл руками. - Год не урожайный, жрать скоро нечего будет, а здесь оборотень. Я сначала думал издох он, ну и то ничего. Два золотых тоже на дороге не валяются. А он дышит. Я тогда ножом ногу ему надрезал и под кожу монету сунул.


- Какую ж ногу, лапа у него, - стражники переглянулись и хохотнули, но поимщик не смутился.


- А потом клетку привёз и в клетку его. Мне эту клетку кузнец наш ковал, для быков. Быков мы в такой забиваем. Я придумал, - мужик приосанился. - После того, как с цепи двое сорвались да людей в деревне позашибли, я вот и скумекал. Горло перерезаешь, а он-то хоть и взбешивается, да бежать-то некуда.


Теперь уже посмеялся мужик, а стражники только пожали плечами, видимо, не оценив ноу-хау.


- А вот и управа! - вдруг не в меру громко вскричал он, останавливая лошадь. - А я-то и правда думал, что не довезу живым! Да даже если шесть дадут, и то на всю зиму хватит. У меня ж не один этот оболтус, - он кивком указал на парня. - У меня ещё трое спиногрызов. Господин стражник, а не подскажите к кому обратиться, чтобы сына в отряд барона взяли? Ему шестнадцать в этом году стукнуло, парень крепкий, к оружию приучен.


Никита заметил, как парнишка с ужасом в глазах уставился на отца. Его губы задрожали, стали кривиться, и вдруг он бросился перед ним на колени и завопил в весь голос.


- Не надо, папка! Умоляю, не надо! Пожалей!


Не ожидавший такого развития событий, мужик густо покраснел, замешкался, но длилось это недолго. Взяв себя в руки, он рывком поднял сына на ноги, залепил ему пощёчину и, схватив за шиворот, как чемодан закинул под телегу.


- Ты что ж, сучонок, позорить меня удумал? - прошипел он. - Убью, как домой приедем.


Стражники над увиденным засмеялись. Один из них не преминул вставить комментарий.


- Да уж, действительно крепкий у тебя парнишка. Вот так начнёт перед оборотнями на колени вставать, те глядь пожалеют и отступят.


- Прошу прощения, господин стражник, - смущённо заговорил мужик, повернувшись обратно. - Это жена, чтоб ей пусто было. Всё носится с ним, как с писаной торбой. Эх, загубила парня.


"Писаная торба" тихо скулила под телегой, а Никита уставился на двух мужчин. Они появились в дверях управы и стали спускаться по каменной лестнице. Одеты в длинные чёрные сарафаны с рядом золотых пуговиц и штаны, которые куда более форменные, чем у остальных. Даже узкие синие полоски лампас имеются. А на шее ленты с камнями. Амулеты?


Никита попытался по их глазам понять чего ему ждать, но взгляд у обоих был беспристрастным.


Они медленно спустились, поздоровались с мужиком и стражами и сразу же перешли к делу. Для начала допросили поимщика и тому пришлось заново повторить свой рассказ. Затем намекнули стражам, что им пора на пост, и после этого один из представителей управы вернулся в здание. Никита внимательно следил и слушал, но никакой новой информации не получил. Всё то же. Его сейчас продадут, или точнее, сдадут управе за вознаграждение в семь золотых и отнесут клетку в подвал. Там пересадят в другую, слишком уж мужик заволновался за свою собственность и представителю города пришлось дважды уверять, что у них и своих клеток хватает, а его даром не нужна.


В это время вернулся второй управленец в сопровождении десятка дюжих мужиков, которые несли в руках странные приспособления, похожие на ухваты.


Никита почему-то решил, что его сейчас будут убивать, но мужики использовали свои девайсы для того, чтобы поднять клетку.


Началась возня. Они сопели и тужились, один, самый рослый выкрикивал команды, перемежая свою речь крепким матом, и наконец, клетка была поставлена на землю.


Поимщик забегал вокруг, проверяя, не сломались ли прутья, рослый похлопал его по плечу и уверил, что его ребята работают нежно и умело.


- Ты им даже жену свою доверить можешь, не попортят. Нежные они парни, нежные.


Поимщик отмахнулся. А Никита обвёл взором "нежных" парней, которые выглядели так, словно их только с галер отпустили. И отбывали они там наказание как минимум за убийства с особой жестокостью. Потому что таким рожам даже грабить не нужно, люди сами всё отдадут, едва их увидев.


- Аквил, - обратился к рослому приведший эту "компанию" управленец. - Как пересадите, разогрей его чуть кнутом, а то вялый он. Но не зашиби только. Он завтра нужен живой и злой.


- Хорошо, магистр, - кивнул здоровяк. - Мы нежно его. Но с толком.


Никита вздрогнул и почувствовал омерзение к этому рослому идиоту. Что он всё про свою нежность несёт? Петросян хренов! Бесит, когда одну и ту же шутку повторяют раз за разом! Верный признак того, что такой шутник клинический идиот.


Мужики облепили клетку со всех сторон, однако при этом стараясь не приближаться к прутьям слишком близко, поддели ухватами под нижний каркас и подняли. Никита смотрел на всё это с опасением, и даже поджал одну из передних лап, которой чуть не коснулся ухват.


- Взяли. Нежно парни, нежно! - разорался рослый. Вокруг происходящего уже собралась толпа зевак, и Никита только теперь прислушался о чём они переговаривались. Оказывается, радовались, что его завтра на какой-то Мранской площади или сожгут, или забьют насмерть.


Кажется, он стал понемногу свыкаться с этим, потому как новых негативных эмоций разговоры зевак в нём не пробудили. И так уже достаточно.


Клетку, как паланкин пронесли перед лицевым фасадом управы, свернули за угол и Никита увидел широкий двор, огороженный со всех сторон высокими хозпостройками. В самом дворе стояла карета с гербом на дверце - какой-то зверь похожий на медведя опирался на длинный двуручный меч. Карета была распряжена и оглобли, упёртые в землю, почему-то напомнили Никите штанги троллейбуса. Он заметил пару чёрных лошадей. Их как раз выводили из углового каменного сарая, но мужики снова свернули и лошади остались за спиной. А Никите открылся вид на задний фасад управы, выглядевший намного будничней лицевого. Всё, что он успел увидеть - обычная, без всяких приукрашиваний серая стена и выщербленные ступени, ведущие в подвал. А потом стало темно.


Но к удивлению Никиты он очень быстро приспособился к слабому факельному освещению и вскоре стал видеть почти так же, как и наверху. Его больше покоробил удушливый спёртый дух, который казалось окружил коконом, полностью ограничив доступ нормального воздуха. Стало тяжело дышать.


Воняло в этих казематах всем - и гарью от горящих факелов, и плесенью, и гнилью, и кровью, и железом. Между двумя последними Никита хорошо ощущал разницу, хотя запах был схож.


Наконец спуск закончился и он оказался в огромном подвале. Здесь дышалось чуть свободней, чем на лестнице, но зато добавился новый запах. Никите он был неизвестен, а вот его новому телу вполне. Морда сама повернулась к дальнему углу, он потянул воздух и понял - там ещё один оборотень.


- Ставьте его подальше от вчерашнего, - скомандовал рослый идиот и клетку опустили чуть ли не в противоположном углу подвала, возле ряда пустых клеток, которые были намного меньше той, в которой его сюда везли. С помощью тех же ухватов, мужики подвинули его клетку к одной из ряда и рослый торопливо сцепил крайние прутья замками.


- Поднимай, - коротко скомандовал он и решётки у спаренных клеток поползли вверх. Тут же Никита ткнули ухватом в спину, и он, не особо сопротивляясь, перебрался в своё новое узилище.


- И правда смирный, - с ухмылкой бросил один из мужиков. - Так что Аквил, позлить его?


- Позже позлим, - неожиданно пробурчал рослый и махнул рукой. - Хватайте клетку деревенщины и ай-да наверх, парни. Дел ещё невпроворот.


Никита дослушал пока шаги стихнут и вновь уставился в дальний угол. Несмотря на животное зрение, разглядеть там ничего не удавалось. Но он и так знал, что в тёмном углу находится такой же, как он. Разумеется, не попаданец... Хотя чем чёрт не шутит...


- Приветствую тебя, Эрник, наследник клана Оскал, - вдруг явственно прозвучало прямо в мозгу и Никита вздрогнул. Голос шёл именно оттуда, куда он пристально всматривался, не звук, а сам голос, как и тогда, в пути.


Другой оборотень общался с ним, и судя по всему, посредством телепатии. Первое что пришло в голову - он может прочитать его мысли, и Никита стал мысленно повторять таблицу умножения. Дважды два - четыре, дважды три - шесть... Но вдруг усмехнулся и бросил страдать ерундой. Да пусть читает. Всё равно и этого оборотня и его скоро убьют.


- Почему ты не отвечаешь?


Никита попытался машинально сказать, но опять вышло лишь глухое рычание.


- Ты не можешь говорить?


Чёрт, что делать?


Никита расслабился, пытаясь ограничить влияние своего разума на тело, и всё получилось само. Мозг направил сигнал, но без слов.


Другой оборотень ничего не ответил, да и что ему было отвечать, и Никита стал судорожно совмещать новое умение со своим разумом. Оказалось совсем не сложно. То есть ничего специально делать было не нужно. Просто была возможность телепатии и всё.


- Могу, - послал он первое слово, затем подождал немного и добавил. - И я приветствую тебя.


- Меня зовут Рагдар, - тут же ответил оборотень. - Я служил у твоего отца и поэтому знаю тебя. Я из клана Рык. Я предатель своего клана, потому что перешёл к вам, и ты можешь не общаться со мной, если презираешь.


- Я не презираю тебя, - машинально ответил Никита. А и в самом деле, за что ему его презирать?


- Твой отец напал на людей? - спросил оборотень и Никита замешкался с ответом, потому что всё услышанное было для него пустым звуком. Какой клан Оскал? Какой клан Рык? Какой, в конце концов, отец?


- Нет, - не зная, что говорить, коротко ответил он и в следующем вопросе оборотня послышалось недоумение, которое очень даже хорошо передалось телепатически.


- Но как тогда ты оказался здесь?!


И Никита вдруг решил не мудрить. Ну и что толку, что он будет сейчас изображать из себя какого-то там Эрника из клана Оскал? Не лучше ли сказать правду и получить от этого оборотня хотя бы какую-то информацию? Вдруг она поможет ему выжить? Вдруг сидящий там в углу знает, как вытащить серебряную монету из успевшей затянуться раны, и принять облик человека?


- Я попал из другого мира в это тело, вернее, моя душа попала, - сказал он напрямую. - Сами понимаете, выдумать я такого не мог, потому и надеюсь, что вы поверите. Эрник, видимо, напал на дракона или дракон на него и от удара лишился сознания. В этот момент, собственно, его и поймали.


В телепатическом эфире повисла тишина, и Никита начал жалеть, что выдал свою историю. Стоило ли? Вот сейчас возьмёт тот оборотень и вообще не станет с ним говорить. Но он всё же ответил.


- Да-а, - протянул для начала, а потом снова появилось недоумение. - Но я всё равно не могу понять, почему Эрник отправился сюда один? Впрочем, он всегда отличался храбростью, доходящей до безрассудства. Наверняка хотел доказать отцу, что достоин трона. А возможно, что-то случилось в клане.


Снова повисла тишина, но Никита не решился заговорить и стал ждать, когда оборотень продолжит.


- Возможно, - теперь появилась задумчивость. - Не знаю почему, но я склонен тебе верить. Ты ведёшь себя не как Эрник, а я, повторюсь, знал его. Да, ещё в юности, но всё равно смогу отличить настоящего Эрника от ненастоящего. Извини. Я не хотел тебя обидеть.


Последняя фраза, да и вся манера общения оборотня, никак не вязались с представлениями о них, и Никита, мягко говоря, был поражён.


- О чём они говорили, когда принесли тебя? - спросил вдруг оборотень и Никита машинально поинтересовался.


- А вы не слышали?


- Я не понимаю их язык, а Эрник учил. Вот и спрашиваю тебя, вдруг в тебе сохранились его знания.


Никита задумался. Так вот почему он понимает язык людей...


- Думаю, это не знания Эрника, - неожиданно даже для себя пустился он вдруг в размышления. - Честно сказать, в разуме ничего от него я не чувствую. Только на уровне инстинктов. И то редко.


- Совсем нет ничего от Эрника?


- Совсем. Я же говорю, только на уровне инстинктов. Например, недавно мне захотелось съесть лошадь.


Никита телепатически почувствовал, что оборотень смеётся.


- Что такое? - слегка обиженно спросил он.


- Ничего. Просто ты говоришь об этом, как о чём-то плохом.


- Там, откуда я попал сюда, я был человеком, и не привык питаться животными... В смысле, в сыром виде.


- А ты думаешь, оборотни не люди?


Теперь уже недоумение стало исходить со стороны Никиты и оборотень, видимо, почувствовав его, вновь рассмеялся.


- А разве они люди?


- Такие же, как и те, что притащили тебя сюда. Хотя, нет. Те, кто тебя притащил, это последние отбросы. Странно, ты вроде говоришь так, как будто что-то знаешь об оборотнях, и в тоже время ничего не знаешь о них. В вашем мире оборотни - не люди?


Этот вопрос поставил Никиту в тупик и он промолчал.


- Почему ты не отвечаешь?


- У нас в мире нет оборотней, - выпутался он. - Всё что я узнал о них, всё это по дороге сюда. Тот, кто поймал меня, рассказывал разное...


- Не буду спрашивать, что он говорил, потому как догадываюсь. Ладно, пришелец, всё равно нам скоро умирать, так почему бы не рассказать немного, - оборотень на секунду замолк, словно собираясь с мыслями и потом продолжил. - И люди, и оборотни, и драконы - все люди. Видишь, как странно звучит. И всё потому что необратимые застолбили за собой право называться людьми.


- Необратимые? - переспросил я.


- Мы называем так тех, кто имеет всего одну ипостась. Странно, но они считают это своим достижением, словно что-то зависело от них. Простая игра природы и магии, разделившая когда-то один род на несколько. Им повезло, они жили на плодородной земле и не знали нужды. Земля щедро давала им всё. А вот нашим предкам приходилось полагаться только на охоту и поэтому благодаря магии, которой в те времена в этом мире было с избытком, они научились обращаться в самых свирепых хищников - степных волков. Сначала с помощью ритуалов, но спустя несколько поколений эта способность стала врождённой. То же самое и с драконами. За несколько тысячелетий в них научились обращаться люди, жившие в горах рядом с этими хищниками и почитавшие их за своих предков. Есть ещё водные оборотни, но мы с ними не имеем контакта.


Никита ошарашено смотрел в тёмный угол, едва различая силуэт волка. Все представления об оборотнях у него сейчас рушились и поверх образовывающихся руин летали несвязные обрывки мыслей.


- Так о чём говорили те, кто принёс клетку с тобой? - повторил оборотень и Никита с трудом скинул с себя оцепенение.


- Ни о чём существенном. Хотели разозлить меня, но их вожак передумал. Хотя ему и приказали сделать это.


- Я же говорил - отребье. Даже приказ исполнить ленятся. И зачем они хотели тебя разозлить?


- Вроде как если спокойный, то возможно из благородных. А таких инквизиция забирает.


- Понятно...


Никита почувствовал, возникшее на той стороне телепатического канала, напряжение.


- Тебе придётся проявить злость, - продолжил оборотень. - И вообще... Послушай меня. Ты находишься в теле Эрника, а он наследник клана Оскал и сын великого вождя - Элмирга. Я понимаю, что ты из другого мира, но всё же прошу тебя умереть достойно, так как и полагается оборотню из твоего клана.


Умереть достойно? Никита невольно хмыкнул. Вот же подкинула ему судьба подарочек. И не пожил ещё и сразу - умри достойно. Да и как это достойно? Не скулить что ли, когда будут сжигать или забивать камнями? Но он ведь не Эрник, и гарантировать такого не может.


Он вдруг спохватился, что слишком много ненужных мыслей прокрутил в голове. А телепатический канал-то работает! Но оборотень вдруг задал вопрос:


- Почему ты молчишь?


И Никита сразу сообразил, что читать его мысли он не может. Вернее, он слышит только то, что непосредственно передаётся по каналу, а всё что просто мелькает в мозгу, остаётся в недосягаемости для других. И это было неплохо. Телепатия телепатией, но всё же привычней, когда имеется личное пространство, куда никому хода нет.


- Я постараюсь, - сказал он. - Но что значит достойно? Молча? Или всё-таки проявляя агрессию? Я честно не понимаю.


- Достойно, значит, стоя на лапах и глядя в глаза врага. А с агрессией или нет - это не имеет значения.


Мы одновременно "замолчали", услышав скрежет отодвигаемого засова. Там, наверху, кто-то решил спуститься.


- Но лучше проявляй агрессию, чтобы не попасть к инквизиторам, - торопливо бросил "сосед по камере" и Никита послал обратно образ согласия. Как он это сделал, разбираться было не время, гулкие шаги приближались. Он примерно подсчитал количество гостей, не меньше трёх. Скорее всего, вернулись его "злить".


Однако, он не угадал. В подвал управы пожаловал тот самый Паль-Антор. Именно так обратился один из представителей управы к упитанному низкому человеку в чёрной рясе. Он сошёл с лестницы и сделав пару шагов остановился. Его короткие, похожие на сосиски, пальцы сцепились в замок и мягко упокоились на выдающемся животе.


- Какой из них? - властным тоном спросил он и, замерший рядом с ним управленец, указал на Никиту.


- Вот этот смирный, вроде.


- Прояви агрессию!


Телепатический сигнал был такой силы, что Никита в панике вскочил на лапы и оскалился, одновременно с этим издав глухой гортанный рык. Эхо заметалось по тёмному подвалу, отскочило от стен и затерялось где-то в углах. Но Никита решил не останавливаться. Он бросился на прутья и, словно собираясь вцепиться инквизитору в пузо, клацнул зубами.


- Не пойму что-то. Ведёт себя, как обычный, - устало проговорил Паль-Антор и обернулся к управленцу. - Может не этот? - он вновь уставился на забесновавшегося оборотня и спросил. - Ты меня понимаешь?


Никита едва не кивнул, но во время сдержался. Ага, щас! Вместо этого он с ещё большей яростью наскочил на прутья, так что клетка покачнулась, а в груди и одной из передних лап вспыхнула боль.


- Ладно, - так же устало протянул инквизитор, зевая. - Сегодня уже мне не досуг разбираться. Завтра прибудут мои коллеги и мы посмотрим обоих.


- Завтра утром нам бы хотелось сжечь одного, - подобострастно заговорил второй управленец. - Народ требует.


- Наро-од, - Паль-Антор усмехнулся. - Народ хочет зрелищ... Перенесите на вечер. Пока мы не посмотрим обоих, не смейте их убивать.


- Слушаюсь, - управленец поклонился и все трое почти одновременно развернулись. Служащие пропустили вперёд инквизитора, засеменили следом, а Никита без всяких эмоций смотрел в их спины. Костёр или инквизиция - не богатый у него выбор. С какой радостью он бы сейчас перегрыз горло этому самодовольному толстяку.


- Значит, костёр, - услышал он голос оборотня. - Знаешь, что я предлагаю, пришелец? Завтра я буду вести себя хладнокровней пика Эльвинар и строить из себя благородного. Ты не выдержишь пыток инквизиции.


- Зато они не вытянут из меня никаких сведений. Я ведь всё равно ничего не знаю, - почувствовав в груди укол обиды, с вызовом ответил Никита.


- Да, но они позволят тебе обратиться и увидят перед собой Эрника. А потом ты начнёшь рассказывать им о том, кто ты на самом деле и они решат, что оборотень струсил и лжет, чтобы избежать смерти. Я не могу допустить такого. Думаю, ты и сам не горишь желанием попасть в их руки. Костёр проще. Тем более что ты скорее всего задохнёшься от дыма, прежде чем пламя полностью охватит твоё тело.


- А с чего вы взяли, что я буду похож на Эрника, когда обращусь? - чувствуя внутри непонятную гамму ощущений, торопливо спросил Никита.


- Не знаю. Просто так должно быть, - ничего не объяснив, ответил оборотень, но с такой спокойной уверенностью, что не осталось никаких сомнений.


Огорчила его эта новость или обрадовала, Никита понять не мог, внутри был всё тот же вихрь ощущений. С одной стороны он к своему телу уже привык, а с другой - для выживания в этом мире оно, мягко говоря, не самое лучшее. Наверняка этот Эрник куда сильнее его.


- А у оборотней есть... - Никита запнулся, подбирая правильное слово. - Ну не знаю. Сверхсила какая-нибудь. В общем, сильнее они обычных людей?


- Сильнее. Обращение - это как тренировка для всего тела, и такие тренировки оборотень делает почти каждый день с самого рождения. Посмотри вниз. Видишь, твоя клетка прикреплена к полу? Если бы не крепления, ты смог бы поднять её.


Никита опустил морду. И в самом деле, нижний каркас через каждые сантиметров двадцать крепился к полу толстыми, уходящими в бетон, железными скобами.


- Я вижу в тебе ещё сильна вера. Ты думаешь, что сможешь избежать смерти?


В голосе оборотня появилась усталость, но не такая наигранная, как была у инквизитора.


- Не знаю, - ответил Никита. - Наверное, просто так легче.


- Ещё никто из наших не возвращался, если был пойман. Они делают всё, чтобы оборотень не смог сбежать из таких мест. Здесь повсюду магия. Даже если ты перегрызёшь все прутья и замки - она убьёт тебя.


- А мы не можем противостоять ей?


- Нет. Оборотни не владеют магией. Для выживания нам было достаточно того, что мы принимаем облик серых волков. Ещё до того, как в наши земли пришли необратимые. Ладно, пришелец, мне нужно отдохнуть и собраться мыслями перед завтрашней казнью. Извини.


Телепатический канал тут же исчез и сколько Никита не пытался, он не смог больше передать в мозг оборотня ни слова.



Глава 3




- Ладно.


Прозвучавшее в мозгу слово было явно не голосом оборотня и Никита стал удивлённо озираться. Разве тут есть кто-то ещё? Но он больше никого не чувствует!


- Карг их всех раздери! Я надеялся что тебя всё-таки заберёт инквизиция, - голос был явно разочарован. - Они бы поняли, кто я такой и не стали бы убивать тебя. А теперь что мне делать?! Сгорать вместе с тобой?! Давай так - ты завтра строишь из себя благородного, а не этот твой новый лохматый друг. Инквизиция поможет и тебе и мне. Поверь...


- Так. Стоп, - перебил Никита внезапный поток слов в голове. - Ты кто такой вообще? Моя шиза?


- Ещё чего! - обиделся голос. - Я, правда, не знаю, что такое шиза, но я явно не твой, а тем более - не твоя. Был бы я в своём теле, морду бы тебе за такие слова набил. Я только свой и ни чей больше. Я Мурганд, самый способный ученик Магической Академии Кальбрега. Слышал? Вот так вот.


- Нет, не слышал.


- Да я не вообще, я сейчас. Сейчас же слышал? Так вот, знай теперь, кто я. И ещё знай - я вас оборотней ненавижу и буду всегда убивать. Я для того и на мага учусь, чтобы ваш проклятый род стереть с лица нашего мира. Полностью. Но ты, вроде и не оборотень. Ты кто?


- Я? - удивился Никита, хотя понятно было, что голос, а вернее самый способный ученик обращался к нему. - Ну-у... Человек, наверное. Кстати, тебе должно быть известно, что оборотни тоже люди.


Голос рассмеялся, но как-то натянуто.


- Чего ржёшь? - не выдержав, зло спросил Никита.


- Поверил в сказки этого старого волколака? Ну-ну, ты слушай их больше. Впрочем, ладно. Ты лучше расскажи мне - каким образом я попал в тебя?


- Я? Тебе? - злость смешалась с удивлением. - А может лучше ты мне расскажешь? Ну и если ты внутри, сам должен знать. Ты же слышал наш разговор с оборотнем.


- Да слышать-то слышал, но твой бред не объясняет, почему я оказался в тебе. Понятно, что ты из другого мира, но всё должно было быть наоборот. Я должен был занять твоё тело в твоём мире.


- Не вижу ничего "наоборотного". Всё почти так, только не в моём мире.


- Ты не понял. Я должен был полностью занять твоё тело. Тебя вообще не должно было быть.


- Ну извини, - Никита вдруг почувствовал желание поиздеваться над этим непонятным собеседником, образовавшимся внутри его черепушки. - Значит, что-то там у вас пошло не так...


- Ты что, всё знаешь?! - испуганно вскричал самый способный.


- Чего знаю? - не понял Никита.


- Ты сказал - у вас. Почему ты сказал именно - у вас, а не, скажем, у меня? Ты лазутчик? О, великий Одрин! Мы затащили в Од лазутчика из другого мира!


Голос истерично расхохотался и Никите ничего не оставалось, как дожидаться, когда его истерика сойдёт на нет.


- Ты сказал - ладно, - начал он, когда смех пошёл на убыль. - Что это означало?


- Ладно - означало, что я тебе помогу. Ну не сгорать же на пару с тобой, в самом деле! Да и что получится? Получится, что я умру даже не в своём теле?! Нет, я так не хочу! С чего бы?! Я хочу умереть нормально, в своём теле и желательно в глубокой старости.


- А может твоё тело уже того... умерло? - предположил Никита, на что самый способный разозлился.


- Да с чего ты взял?! Оно, скорее всего, лежит замороженное... - он осёкся. - А ты хитрый, точно лазутчик. Хочешь, чтобы я тебе всё рассказал?


- Нет, можешь не рассказывать. Я кстати тебя за язык не тяну... - теперь рассмеялся Никита.


- Чего? - не понял самый способный.


- У тебя языка нет, - Никита подавил смех, не до него было в тёмном вонючем подвале. - Ладно, забудем о нюансах твоего нынешнего состояния. А о том, как собирался мне помочь ты рассказать можешь?


- Нет, ты всё-таки не слышал, что я тебе сказал, - обиделся голос. - Ты имеешь представление, что такое - самый способный ученик Магической Академии Кальбрега? Да, я конечно пока не полноценный маг, но уже освоил третью ступень и причём на отлично. Объясняю для тех, кто из другого мира - третья ступень - это высшая для ученика. Мне на мага сдавать в начале следующего года.


- И какие прогнозы? - снова решил поддеть Никита. - Справишься?


- Я смотрю, ты не хочешь, чтобы я тебе помогал.


- А я смотрю, ты не хочешь дожить до экзаменов на мага.


Они оба смолкли.


- Ладно, - первым нарушил обет молчания голос. - Но прежде, чем я возьмусь тебе помогать, ты должен дать клятву.


- А почему не ты?


Самый способный замялся, подыскивая аргумент, и Никита решил тоже заняться этим, на всякий случай.


- Потому что помогать буду я тебе, а не ты мне. Этого достаточно?


- Я так подозреваю, что сюда я попал благодаря какой-то вашей шайке, которая что-то там перемудрила, так что вся вина в том, что я здесь - лежит на тебе.


- Шайке?! - вскричал ученик. - Да как ты смеешь так называть самых сильных магов королевства Тирон?!


- Ну вот. Теперь я хоть знаю, где нахожусь. Стало быть, королевство Тирон?


Ученик не ответил, и Никита поругал себя за то, что поддевает его. Сейчас совсем не время для подобных забав. Ещё вдруг и правда решит сгореть, но не помочь. Назло.


Но самый способный явно гореть не собирался, потому как вновь прервал затянувшуюся паузу первым.


- Да, королевство Тирон, и что такого? Никакой тайны я тебе не открыл. Ты же это и так знал, да?


- Знал-знал, - согласился Никита. Тот, кто находился в его голове начинал ему нравиться. Может и способный маг, но сам по себе глуповат, а с такими приятно иметь дело. - Прости, не помню как тебя звать.


- Мурганд. А что?


- Спросил, чтобы знать как к тебе обращаться. Не ищи везде подвох. Нам в ближайшее время придётся сотрудничать...


- Я с лазутчиками не сотрудничаю! Я просто помогу тебе выбраться, а ты пойдёшь в Кальбрег, это столица нашего королевства, и найдёшь там Аль-Вартана. Это ректор Магической Академии.


- А зачем мне ректор? - не понял Никита.


- А как ты собираешься возвращаться в свой мир? - вопросом на вопрос ответил Мурганд.


Никита хотел было сказать, что ему в принципе и возвращаться некуда, его убили, но передумал. Чем меньше знает этот самый способный идиот, тем лучше. Странно, что сидя прямо в башке, он не может читать мысли напрямую. Получается как и с телепатией - собеседнику доступна только та мысль, которая направлена непосредственно ему.


- Ладно, можно и прогуляться. Ты кстати до сих пор не поделился, как будешь мне помогать?


- Ну до чего ж ты тупой! Задействую магию, разумеется. Ты будешь, как проводник энергии, я источник, что-нибудь да выйдет.


- Что значит "что-нибудь"? - насторожился Никита.


- Не переживай. В теории я такое изучал, вот и попрактикуюсь как раз. Только тебе нужно будет в человека обернуться. Некоторые заклинания требуют вербальных вставок. Буквально слово-два.


- К твоему сведению сделать я этого не могу. У меня в лапе серебро.


- Да? - голос замолчал и Никита стал просто ждать, хотя так и тянуло поддеть. - Ладно, есть один вариант, - наконец что-то там придумал самый способный. - Только ты не должен мешать мне, ни одной мысли когда я работаю. Понял?


- Постараюсь.


- А, нет, не могу найти. Давай думай, где у тебя серебро? Представляй.


- Тебя не поймёшь, то думай, то не думай!


- Не придирайся. Давай, думай, где у тебя серебро и направляй эту мысль мне, как и при общении, а я то место специальным заклинанием обработаю. Думаешь уже?


- Начинаю, - недовольно бросил Никита и принялся представлять левую заднюю лапу, где у него была затянувшаяся, но свежая рана. Последнее угадывалось по лёгкой пульсирующей боли, которая время от времени там появлялась.


- Посмотри на неё, - дал совет ученик. - Что-то я сразу не сообразил. Просто посмотри, представь в мозгу, и передай мне образ.


- Смотрю уже. Ты давай пробуй, а не меня...


Никита не успел договорить, как рану вдруг словно обдало кипятком, и он невольно поджал лапу и заскулил.


- Не дёргайся, Карг тебя раздери! - вскричал ученик. - Ладно, всё равно попал. Сигнал о срабатывании заклинания вернулся.


- Больно... - дальше Никита от души выругался и от этого простого действия вроде бы стало чуть легче.


- А теперь оборачивайся, - в приказном тоне бросил самый способный и Никита выругался повторно, перемежая мат редкими попытками объяснить, что оборачиваться он не умеет.


- Как это не умеешь? - удивился ученик. - Ты же в теле оборотня! Они это сами по себе умеют.


- Ну может они и умеют, а я не умею.


- Я тоже только теоретически через проводник мог магичить, но вот видишь, получилось же. Попробуй расслабиться и представить, что оборачиваешься в человека. Не получится, спросишь у этого лохматого в углу.


Никита скривился от того, что придурок в его голове так пренебрежительно говорит о сильном и благородном оборотне.


"Если всё получится, то нужно освободить и его", - вдруг мелькнула у Никиты мысль и он стал представлять себя в человеческом облике. Но из этого ничего не вышло, потому как представлял он своё земное тело, а обращаться нужно в Эрника, о внешности которого он не имел ни малейшего представления. Оставался другой вариант, сосредоточиться на самой трансформации, увидеть её мысленно, а для ориентира взять соответствующие моменты из фильмов ужасов. Как там начинается? Сначала вытягиваются руки и лицо... Нет, это когда идёт превращения из человека в оборотня, а когда наоборот... стягивается всё, наверное...


Охренеть!!!


Никита посмотрел на бывшие лапы и остолбенел. Теперь это были руки. Не слишком большие, но жилистые. Правда видел он их только ниже локтей, но и этого было достаточно, чтобы понять, что это не его прежние рыхлые заготовки. Выше локтей начинались рукава чёрной то ли рубахи, то ли куртки, сделанной из тонкой кожи. Они мягко обтягивали не огромные, но довольно выпуклые бицепсы, о которых он мечтал всё свою сознательную юность, да так и ограничился мечтами, посетив качалку всего один раз. Просто стыдно было ходить туда, где ты один, как пингвин, а все остальные выглядят орлами.


Осмотрев руки, он принялся щупать тело. Тоже мускулистое. Не качок конечно, но всё есть. То есть - и грудь, и "крылья", и пресс кубиками. Никита пощупал переднюю дельту на поднятой правой руке и восхищённо выдохнул. Она была словно из камня. Ну понятно, оборотням приходится в животной ипостаси ходить на передних лапах, вот и становятся мышцы рук каменными.


- Ну что, получилось? - спросил самый способный и Никита вздрогнул. Настолько погрузился в самоощупывание и восхищение новым телом, что даже забыл, где находится. Одно смущало, что это всё же не он. Вот если бы он таким вдруг стал, без всяких утомительных тренировок, тогда вообще идеально всё вышло бы, а так какой-то неуловимый дискомфорт.


- Получилось, вроде, - Никита зачем-то кивнул. - И что теперь?


- Теперь тебе придётся только направлять свои ладони куда я скажу и иногда говорить нужные слова. Но последнее редко. Есть такие заклинания, которые нужно завершать вербально, иначе не сработают.


- Я понял, это типа как аминь в молитвах, да? Или - набрал номер и нажал дозвон, - нетерпеливо проговорил Никита. - А ты серебро навсегда обезвредил?


- Нет, временно. Через пару часов оно вернёт свои свойства.


- Слушай, а почему маги именно на серебро поставили это заклинание? Ну, которое оборачиваться не даёт.


- Какое ещё заклинание? Никто ничего не ставил, серебро оно изначально так действует.


- А тот, который меня привёз, сказал, что маги ставили.


- А тебя сюда что - магистр знаний вёз? - ученик усмехнулся. - Ты слушай больше всех подряд. Всё, прекращаем трёп, пора отсюда выбираться. Тут магии полно, и на то чтобы её снять уйдёт время. Да, я тебе сейчас ещё одну вещь скажу, чтоб ты знал. У меня магической энергии ограниченное количество. В общем, если ты будешь мешать, а у меня из-за этого не получаться, то она может закончиться намного раньше, чем мы выберемся.


Неплохо он снял с себя всю вину, подумал Никита, теперь если что, то только я виноват. Ладно, сейчас не до прекословий и выяснений, кто умнее, а кто дальний родственник пробкового дерева, сейчас нужно выбираться отсюда. Представив на секунду, как он уже находится на свободе, Никита почувствовал бегущие по телу будоражащие мурашки лёгкого страха. Всё-таки как ни крути, а страх перед новым миром есть, и немалый. Что там его ждёт? Да вот даже сразу, за деревянными дверьми подвала, что его ждёт?


- Осмотри клетку, - перешёл на командный тон ученик. - Да не сам смотри! Просто верти головой и ни о чём не думай. Я же использую твои глаза и кстати на это тоже трачу магическую энергию.


Зрение хоть и видело лучше, чем человеческое, но всё же не настолько, чтобы различать в полной темноте мелкие детали. Однако, как оказалось, этого и не требовалось. В огромных амбарных замках их попросту не было.


Объяснять, как он сумел эти замки открыть буквально за пять минут, самый способный не стал. Зато не преминул восхвалить себя до небес.


- Ну? Что скажешь? Видел когда-нибудь что-либо подобное? Уверен, что не видел! Между прочим, одно из сложнейших заклинаний - превращение магической энергии на короткое время в твёрдое вещество. Это тебе не огненные шары делать.


Болтун - находка для шпиона, подумал Никита и пожалел, что он в самом деле не шпион с Земли. А ведь мог бы, посредством этого самовлюблённого типчика в мозгу, узнать практически всё. Причём, не особенно напрягаясь.


Разогнуться в полный рост не получилось, но даже находясь в неудобном полусогнутом положении, Никита легко поднял решётку. Держа её, он развернулся и очень медленно, стараясь не греметь, опустил.


- Ты обернулся? - прозвучал в голове знакомый голос и Никита вперил взгляд в дальний угол.


- Да, - ответил машинально, хотя с ответом спешить не хотел. Неприятный получался момент и нужно было делать выбор. Вот прямо сейчас. Решать, кто он теперь - оборотень Эрник, наследник клана или всё-таки попаданец с учеником Магической Академии в мозгу, благодаря которому он возможно вернётся в свой мир?


Он задумался, но всего на мгновение, потому как сразу понял, что принимать решение по такому серьёзному вопросу прямо сейчас нельзя. Да, ему хочется вернуться домой, чтобы помочь сестре, и это самое главное, но кто даст гарантию, что местные маги смогут это сделать? Судя по тому же ученику, с которым получилось совсем не так, как планировалось, делать они этого пока не умеют. Да и кто ему сказал, что маги захотят заниматься его проблемой?.. А если всё-таки захотят?


- Как у тебя получилось? Ты же сказал, что в тебе серебро? - прекратил его мысленные метания оборотень.


- У меня в голове откуда-то взялся маг, - ответил Никита и тут же услышал разгневанный крик.


- Ты что?! Зачем ты сказал, он же враг!


- Не верь ему, - сухо бросил оборотень. - По крайней мере, полностью.


- Враг тебе, а не мне, - спокойно ответил Никита самому способному. - Не забывай, что теперь я тоже оборотень.


Не дожидаясь ответа, он уверенным шагом двинулся сквозь затхлую тьму подвала к клетке того, с кем говорил, но кого ещё не видел. Оборотень вызывал у него больше доверия, чем самовлюблённый будущий маг. Последний может наговорить всё что угодно, лишь бы попасть к магу, который вернёт его обратно в своё тело, а у оборотня нет резона лгать.


Точно в такой же клетке из какой только что выбрался сам, Никита увидел лежащего на металлическом полу большого серого волка. В темноте его глаза горели красным, как угольки в костре, и они смотрели прямо на него.


- Ты принял помощь мага? - спокойно спросил оборотень, не сводя взгляда.


- Пришлось, - ответил Никита вслух и удивился. Оказывается он знал не только язык людей. Что это? Генетическая память Эрника? Если да, то сколько ещё можно будет из неё выудить?


- Эрник бы не принял...


- И погиб, - начиная злиться, перебил Никита, и обратился к самому способному. - Открывай замки.


- Ты совсем ума лишился?! Это же оборотень, а ты не оборотень! Ты из другого мира. Хочешь, чтобы он тебя сожрал?!


На секунду стало страшно, а что если этот выскочка не врёт? Однако Никита решения не поменял.


- Открывай замки, - повторил он в том же спокойном тоне. - Иначе я никуда не пойду.


- Ла-адно, - недовольно протянул ученик и, что-то там поделав ещё пять минут, сообщил, что замки открыты. Хотя - почему "что-то там?" Никита успел в общем плане понять. Мурганд наполнял замочную скважину магической энергией, затем на короткое время делал её твёрдой и проворачивал, как обычный ключ. Возможно, параллельно он снимал и защитные заклинания, но подглядеть подобное Никита всё равно не мог.


- Тебе нужно тоже обратиться, - сказал он оборотню, подняв решётку. Подсознание напряжённо ожидало нападения, но оборотень даже не думал этого делать, и степень доверия к словам ученика у Никиты стала ещё меньше.


- Я не смогу. Они заставили меня проглотить серебряную монету.


- Мурганд, сможешь найти и обезвредить монету внутри другого тела? - Никита понимал, что разговор с оборотнем ученик как-то слышит, и спрашивал уверенно. Ученик тоже понимал, что Никита знает об этом и юлить не стал, однако искать и обезвреживать серебро всё-таки не собирался.


- Я же сказал тебе, что у меня ограниченное количество энергии. Проделать что-то с другим телом - это большие затраты.


- Ты разговариваешь с ним? - спросил оборотень. Он поднялся на лапы, но не сделал ни шага, словно понимая, что Никита может его опасаться.


- Прошу обезвредить ту монету, что в вас.


- Нет необходимости. Если мы выберемся из подвала, нам будет легче уйти волками.


Ученик облегчённо выдохнул и тут же снова принялся командовать. Никита не стал спорить, а даже наоборот полностью отдал бразды правления Мурганду, и только приглядывался к его действиям, да иногда говорил какие-нибудь дурацкие слова, не сильно отличающиеся от лепета его сестрёнки, когда та только осваивала речь.


Первая ловушка была прямо у начала лестницы. Они с оборотнем остановились и за дело взялся ученик. По его приказу Никита поднял руку и направил на первую ступеньку, а потом медленно проговорил "айшияза". Красная вспышка ослепила и ноздри наполнил запах железа и озона.


- Секира, - прокомментировал ученик. - Я такую ещё на первом курсе научился делать, а снимать на втором. А ещё видел, как одному студенту пальцы такой штукой отрезало. Хотел посмотреть, как она работает, - он мерзко хохотнул и дал добро подниматься по лестнице. Но уже через десять ступеней снова приказал остановиться.


- А вот тут посложнее. Связка из двух ловушек, одна потянет за собой другую.


Вспышек было две, обе оранжевого цвета и воняло после них так, что Никита даже на зубах почувствовал куски серы и ещё какой-то мерзкой дряни.


Пока они добрались до двери, Мурганд уничтожил ещё пару ловушек, которые слава богу, были не такие вонючие.


А вот на двери ничего не оказалось. Наверное, местные были уверены, что достаточно четырёх ловушек на лестнице. Хотя, чему тут удивляться? Оборотни в этом мире не владеют магией и если бы не ученик в голове Никиты, то они уже дважды были бы разрезаны пополам и дважды растворены в вонючей магической субстанции, похожей на ядрёную кислоту.


Зато с той стороны двери был широкий железный засов и ученик честно предупредил, что остатков энергии хватит лишь на то, чтобы слегка подрезать его каким-то там огненным лучом... А может и не хватит.


- Если что, выломаю, - бегло осмотрев последнее препятствие на пути к свободе, бросил Никита. - На вид не очень крепкая.


- Будет шумно, - с неизменным спокойствием сказал оборотень и Никита поразился его хладнокровию.


Ученик отдал приказ отбросить все мысли и прижать ладонь к первой от стены доске. Через тело к ладони вновь потекло тепло, доска стала быстро нагреваться и уже через десять секунд Никита отдёрнул руку, не в силах терпеть боль.


- Карг подери! - ругнулся ученик. - Не мог ещё столько же подержать?!


- Не мог. Ты посмотри - дерево обугливаться начало. Я оборотень, а не голем.


- А я не архимаг. У меня всё, энергии нет. Я же в луч на всю вкладывал, чтобы скорей перерезалось.


- Понятно, - буркнул Никита и, оценивающе оглядев дверь сверху вниз, спустился на две ступени. Разбежаться по лестнице, конечно, ещё тот геморрой, но какой-никакой лишний импульс всё же нужен.


Между ним и покрытой то ли слизью, то ли гарью стеной, шмыгнул вниз оборотень, и Никита, пружинисто оттолкнувшись отведённой назад левой ногой, словно торпеда, впечатался в дверь плечом. Две доски с хрустом сломались, жалобно проскрежетали петли, и он едва успел увернуться от свалившегося сверху куска камня. Грохот от удара понёсся волной вниз, растёкся гулом по подвалу и вернулся обратно затхлой вонью.


Не дожидаясь, Никита снова отступил и бросился на дверь, как зверь на добычу. Треск досок в этот раз был таким сильным, что даже находясь внутри помещения, он услышал, как звук разносится по двору управы. Залаяла собака, но длилось это всего секунду. Видимо, почувствовав неладное, она вдруг заскулила с таким подвыванием, что у Никиты от страха зашлось сердце. Если даже треск услышала не вся округа, то мерзкий вой наверняка разбудил всех.


От третьего удара, который и ударом назвать было трудно, дверь легко, словно ветхая калитка от порыва ветра, распахнулась, и Никита вывалился в свежую, освещённую луной ночь с грацией мешка картошки. Едва успев сгруппироваться, он тут же вскочил на ноги и огляделся. Мерзкая собака взвыла ещё громче, где-то стукнула ставень или дверь, а следом кто-то приглушённо ругнулся.


Никита увидел выскочившего из тьмы подвала оборотня и вдруг понял, что совершенно не знает, куда собственно бежать.


- Эй, ну чего умолк?! - спросил он у Мурганда. - Что дальше?


- Выбирайся из двора, - пролепетал ученик и Никита почувствовал, что в самом способном сейчас больше страха, чем в воюще-скулящей собаке.


- Я выиграл, - раздался в голове голос оборотня и Никита удивлённо уставился на него.


- В смысле?


- Глаза. Они у тебя так и остались голубыми, как у отца. А по нашим поверьям это означает, что тебя ждёт непростая судьба.


При свете луны Никита разглядел, что у самого оборотня цвет глаз был желтовато-зелёным.


- У всех нас при рождении голубые глаза, но только у единиц они остаются таковыми на всю жизнь. Я поспорил с одним из друзей твоего отца. Он говорил, что ни разу не слышал о том, чтобы в роду у двоих подряд сохранялся голубой цвет глаз во взрослом возрасте. Ладно, уходим. Следуй за мной, к дальним постройкам.


Они сорвались с места и побежали прочь от здания, в одном окне которого уже колыхался жёлтый свет то ли свечи, то ли магического заклинания.


Но уйти незаметно не получилось. Уже у самих приземистых одноэтажных зданий они наткнулись на ту самую ватажку, что прямо с галер устроилась в управу грузчиками. Разумеется, так это было на самом деле или нет, Никита не знал, но был уверен, что его предположение не слишком далеко ушагало от истины.


Они во все двадцать глаз пялились на непонятные силуэты и когда сообразили, кто к ним приближается, разом вскочили на ноги, с грохотом переворачивая ящики, на которых восседали перед импровизированным столом. Никита мельком приметил, что на этом столе было больше бутылок и стаканов, чем собственно еды и поэтому даже не удивился, как это они умудрились не услышать треск. Но глядя на драпанувших во все стороны грузчиков-головорезов, он изменил своё мнение. Нет, видимо всё-таки слышали, да вот только так обделались, что впали в ступор. Наверное, оборотни из этого подвала у них ещё не сбегали.


Однако драпанули не все. Двое остались. То, что один из них был тот самый рослый, Никиту не удивило. Командовать даже сбродом выбирают лучшего.


Рослый и его не струсивший коллега были довольно пьяны, но всё-таки ножами, которые можно было смело назвать небольшими мечами, поигрывали уверенно. Оборотень молнией пронёсся рядом и уйдя от удара рослого, вцепился ему в руку, а вот Никита в первые секунды потерял всякую решительность, особенно когда второй грузчик ринулся на него. Он отскочил в сторону, мысли судорожно заметались, и это ещё больше запутало его. Вроде и нападать нужно, но как, если нет никаких боевых навыков? Может они и есть, да вот только не у него, а у Эрника, но пока тело не дало ни одной подсказки.


А оборотень довольно успешно расправлялся с рослым. Он наносил укусы и отпрыгивал, как раз на то расстояние, на которое пьяный здоровяк уже не мог своим огромным ножом достать. После каждого укуса рослый вскрикивал, затем истошно ругался и снова бросался на оборотня.


Едва успевая уворачиваться от ударов своего противника, Никита всё больше и больше чувствовал разливающийся по телу страх. Он не справится! Он тупо не умеет!


- Уходи! - вспыхнуло в его мозгу и к страху добавился стыд. И именно этот стыд не позволил Никите уйти. Он закричал и бросился вперёд, заставив, скорее всего, поднаторевшего в таких стычках мужика, на мгновение смутиться, и этого мгновения ему хватило, чтобы достать его челюсть своим кулаком. Мужик грохнулся на спину и, замотав головой, стал подниматься, но тут же получил носком массивного сапога в нос. И пока, отбросив нож, он щупал лицо, Никита с удивлением рассматривал ноги, размышляя о том, как и где во время пребывания в ипостаси волка сохраняется обувь и одежда. Почему эта мысль пришла именно сейчас, Никита понять не мог, но она на какое-то время полностью отвлекла его от происходящего и вернулся в реальность он только после очередной вспышки в мозгу:


- Уходи!


Но разве сейчас ситуация опасней, чем всего несколько секунд назад?


Именно это он хотел сказать в ответ оборотню, но увидев рану на его боку, понял, что скорее всего, да. Рослый сумел достать напавшего на него грозного врага.


Однако сам здоровяк находился тоже не в лучшем состоянии. Его рубаха была практически пропитана кровью, но он всё же довольно яростно защищался, размахивая вокруг себя ножом.


Никита уходить не стал. Он набросился на своего противника, который снова схватил оружие и начал подниматься. Повалив его сильным ударом в живот, он выдрал из зажатой ладони нож и всадил лезвие в горло. Оно прошло сквозь мясо и хрящи и, со скрежетом изогнувшись, упёрлось в камень, оставляя в кисти руки неприятное ощущение.


Никита поднялся и бросил взгляд в сторону управы, откуда к нему уже бежали несколько человек.


- Я отвлеку их! - раздался в голове голос оборотня. Он уже справился с рослым, завалив того и перегрызя ему горло.


- Валим отсюда! - испуганно проговорил ученик, но Никита замер на месте, глядя в глаза Рагдару.


- Уходи, - повторил оборотень. - Не переживай, я справлюсь.


Его взгляд был настолько серьёзен, что Никита не решился спорить. Он сорвался с места и, схватив один из ящиков, побежал к хозпостройке. Его преследователи заорали, увидев, что он уходит. Где-то с той стороны ответили криком несколько человек и у Никиты похолодела спина. Выходит их пытались поймать уже не только местные ханурики-головорезы, но и кто-то там за территорией управы? Городская стража? Или специально натасканные охотники?


Бросив ящик перед собой, он вскочил на него и прыгнул. Руки вцепились в торчащий из фронтона конец бревна, выход на две, согнул левую ногу, упёрся ступнёй в скользкое от вечерней росы дерево и снова прыгнул, но теперь намного осторожней, боясь что крыша сарая провалится. И сразу же увидел два факела, которые быстро приближались по улице слева.


Пробежав по крыше до следующего края, он на секунду замер, глядя в темноту двора, где оборотень расправлялся с одним из тех, кто бежал к ним со стороны управы, потом уставился вниз, вздохнул, и решившись, спрыгнул. До факелов было метров пятьдесят, но Никита почему-то был уверен, что теперь они его не догонят. И он понял почему.


Обращение вышло машинально. Вот он только распрямлял ноги после приземления, а вот уже он несётся вперёд на четырёх лапах и двуногим за ним не угнаться. Обернувшись в последний раз, он увидел безнадёжно отстающие красные огни и бесшумно скользнул в тёмный переулок.



Глава 4




Пробежав квартал, он снова свернул и едва не сбил с ног влюблённую парочку. Девушка, увидев его, беззвучно рухнула в обморок, а парень вжался в стену, наверное, пытаясь с ней слиться, и Никита понял, что в таком виде ему лучше по городу не перемещаться. Уходить от погони ещё куда ни шло, а потом всё-таки нужно обратиться в человека.


Он отмахал ещё два квартала и, перейдя на шаг, начал обращение. Снова всё получилось быстро и без боли. Никита объяснил это характером Эрника. Наверняка бывший владелец его тела был парнем упёртым и менял облик с одного на другой очень часто, пока не добился полной безболезненности процесса.


Ещё один поворот в переулок. Никита ускорился и стал на ходу обдумывать дальнейшие планы. Уходить из города? Но куда? Сразу в столицу?..


- Вот он! Хватай его!


Никита опешил. Как они успели?!


Недвусмысленный хлопок со свистом заставил похолодеть пальцы, а бедро словно полоснуло скальпелем. Чёрт!


Никита схватился за оперение болта, рука соскользнула, зато он определил - болт из металла, а значит, не сломать. Стиснув зубы и не особенно понимая, что делает, он ударил низом ладони по хвостовику и острие, прорезав кожу, вылезло наружу. Затем он схватился за наконечник, резким движение вытащил болт и, зажав его в руке, бросился дальше по улице, надеясь добежать до ближайшего переулка раньше, чем стрелок спустит тетиву ещё раз. Но тот оказался сноровистым. Раздался новый хлопок и Никите пришлось на ходу валиться на мощёную камнем дорогу. Перекат получился рискованным, а точнее - он не получился. Но ссадина на плече всё-таки не второй болт в теле. Ему и первого хватало с лихвой. Боль в ране пульсировала и одновременно с этим начинала неметь нога, но Никита лишь ускорил бег, каким-то шестым чувством понимая, что это скоро пройдёт. Ещё несколько минут и рана начнёт затягиваться.


Он нырнул в очередной переулок и теперь решил бежать как можно дольше, чтобы оторваться от стражников, или охотников наверняка.


- Чего молчишь? - зло спросил он у ученика. - Есть предложения?


- Нужно покинуть город.


- Это я и сам знал!


Примерно через полчаса он перешёл на шаг, проплутал по улицам ещё какое-то время и, наконец, оказался на окраине. Но эта окраина отличалась от той, которую он видел, когда его везли сюда. Никаких шикарных домов, а лишь жалкие лачуги, половина из которых обещала вот-вот развалиться. Редкие тусклые фонари подчёркивали невзрачность этого места, словно специально высвечивая недостатки. Вот перекошенная рама с полуоторванными ставнями, а вон там дальше, судя по всему, таверна с настолько замызганной вывеской, что от одной неё накатывала тошнота и проверять, как в этой таверне обстоит дело с качеством блюд, уже не хотелось.


Навстречу стали попадаться подозрительные личности. Одни были просто пьяные, вторые косились на него с явным интересом или удивлением, но пока никто не пытался остановить или окликнуть.


Дойдя до последней на улице лачуги, он остановился, глядя в кромешную темень, которая начиналась сразу от стены, наверное, самой жалкой постройки в этом районе. Часть лачуги обвалилась, обнажив сплетённые ветки, и с них свисали куски засохшей глины. Никита вспомнил о драконе, с которым подрался Эрник...


- Расскажи мне про драконов, - попросил он самого способного. - Они есть там? Напасть могут?


- Дикие разве что, да и те сюда редко залетают. Ты всё равно в облике человека, а драконы, как и вы, магичить не умеют. Так что не бойся, не определят. Решат, что ты человек... Правда, дикие и на людей иногда нападают.


- А что это за дикие такие? - стало интересно Никите.


- Те, которых наши маги не смогли покорить и заставить служить нам. Но ничего, мы и до них скоро доберёмся.


- Узнаю людей, - Никита хмыкнул. - Мы в нашем мире тоже много до чего добрались.


- И драконов всех покорили? - настороженно спросил ученик.


- И драконов, - не собираясь пускаться в диалог, ответил Никита. - Давай, ещё рассказывай про ваших драконов. Не ты один хочешь выжить.


- А что ещё рассказывать? Вероятность, что на тебя там могут напасть дикие есть, но она почти равна нулю. А оставаться здесь... Мне кажется опаснее.


- Знаешь, я как-то не привык ночевать по лесам, - Никита задумался. Этот район вполне себе подходил для того, чтобы остановиться на ночлег. Телу Эрника, разумеется, подходил. В своём он бы вряд ли решился на такой отчаянный шаг. Что там говорить, он даже недалеко от своего дома умудрился нарваться на гопников и погибнуть. - Да и шлёпать до вашей столицы хотелось бы по человечески, а не рыскать волком. Ты магическую энергию долго восстанавливаешь?


- С чего ты взял, что я её вообще восстанавливаю? - голос ученика стал ещё настороженнее.


- Да ладно, брось.


- Послушай, ты что думаешь, что умнее меня? Заболтал меня так, что я даже про клятву забыл, но я тебе слово мага даю, дальше без клятвы помогать тебе не стану. И зачем тебе вообще энергия?


- Чтобы денег достать. Ты по хозяйству магичить можешь?


- Я тебе что - недоучка какой-то? Я самый способный ученик столичной Академии! И не заговаривай мне опять зубы, давай клянись.


- В чём? - решил покосить на дурачка Никита.


- В том, что доберёшься до Кальбрега и обратишься за помощью к Аль-Вартану, а не попрёшься через Мёртвые земли к своему папаше, чтобы сесть на трон. Ты главное не забывай, что он не твой папаша и быстро тебя расколет.


- Я и не собирался, - слова ученика затронули в нём неприятную струнку и ему стало грустно. Снова возникла мысль, которая вот уже несколько лет крутилась где-то в подсознании - может и правда не нужны они с Олей своему отцу? Если были бы нужны, может и наладил бы он отношения с матерью, а не сбежал к другой женщине? Да и не было никаких особых у них ссор. Однажды мама обронила, что сбежал он от скуки, просто захотелось нового. Слова эти запали ему в душу, но он их не понимал. Вот совсем не понимал. - Хорошо, я клянусь.


Ученик ответил не сразу, но когда ответил, в его голосе не было ничего кроме насмешки.


- И ты правда думаешь, что я поверю такой клятве? Чем ты вообще клялся? А? Что-то я не услышал. Где имя вашего бога... Не-ет, так тоже не пойдёт. Я ваших богов не знаю. Ты можешь любую абракадабру ляпнуть, а я тебе верь? Клянись своей жизнью.


- Так получится, что я и твоей жизнью клянусь. Если пойду к оборотням, то умру, а вместе со мной и ты.


- Резонно, - самый способный задумался. - Тогда клянись самым дорогим в твоей жизни.


- Этого ты тоже не знаешь и я могу сказать любую чушь.


- Карг раздери! Чем же тогда тебе поклясться?


- Ты мне скажи, если я нарушу клятву, что-то случится?


- Тебя покарает Одрин.


- И часто ты видел, чтобы он кого-то карал?


- Да иди ты, - разозлился Мурганд. - Ни разговаривать с тобой не буду, ни помогать. Поверь моему слову.


Никита хмыкнул и двинулся к плачевно выглядящей лачуге.


- Ты куда? - не выдержал только что давший слово самый способный. - Ты что хочешь напроситься на ночлег в этом гадюшнике? И тебе не противно? Да я бы никогда не опустился до такого жилья.


- Просто не хочу проводить ночью в лесу. Да и где гарантия, что там меня не найдут какие-нибудь охотники? Кстати, у вас есть охотники за оборотнями?


- А ты как думаешь? Есть, конечно. Специальные отряды при каждом замке или в городах, а в Кальбреге так и вовсе гильдия. Иначе вы бы давно всем глотки перегрызли.


- Почему мне кажется, что ты преувеличиваешь? - продолжая разговор с учеником, Никита всматривался в хлипкую дверь лачуги и размышлял о том, кто в ней может жить. - Пока я видел только одного оборотня, и тот при мне перегрыз глотку лишь одному.


- Может и не одному. Может повалил в управе полдюжины, урод волосатый, - Мурганд разразился ругательствами в сторону оборотней, но Никита жёстко перебил его.


- Хватит! Больше при мне ни одного плохого слова в их сторону! Понял?


- Да иди ты! - не менее жёстко ответил ученик. - Давай уже, стучи в дверь, раз так решил. Хорошо, что я не могу чувствовать запахов. Уверен, меня в этой развалюхе стошнило бы.


- Какие мы нежные, - Никита обернулся на несколько секунд, а потом осторожно постучал в хлипкую покосившуюся дверь.


На стук никто не ответил, ни в первый раз, ни когда он постучал повторно. Может и не живёт тут никто? В принципе, Никиту такой вариант тоже устраивал. Ну не живёт, и не живёт, ему проще будет устроиться. Всего ведь на одну ночь.


Он попробовал толкнуть дверь, потом потянул на себя и, цепляясь низом за землю, она открылась. В нос тут же ударил букет неприятных запахов, Никита скривился и шагнул внутрь.


- Есть кто живой? - спросил он, вглядываясь в неприятно пахнущую тьму. - Эй, хозяин.


Глаза быстро привыкли и он разглядел редкую, но всё же имеющуюся в лачуге мебель. Справа высился шкаф без одной дверцы, от которого несло затхлостью больше всего, чуть дальше, в левом углу, сундук. А прямо перед ним светлел проём, ведущий из прихожей в другую комнату, и Никита осторожно двинулся к нему. Но дойти не сумел. Из проёма на него кинулась размытая темнотой фигура и он едва успел схватить нападавшего за руку в которой тускло мелькнуло небольшое, размером с ладонь, лезвие. Нападавший вскрикнул и присел. Нож упал на пол, глухо стукнулся об пол и снова повисла тишина.


- Эй, ты кто? - спросил Никита, чувствуя, что сжимаемое им запястье слишком тонкое для того, чтобы принадлежать взрослому.


- Айк я. Дяденька, не трогайте меня. Я если чего у вас украл, я верну. Честно.


- Ничего ты у меня не украл, - удивился Никита, быстро сообразив с кем имеет дело. Маленький воришка, который либо тут живёт, либо тоже как и он выбрал эту лачужку для ночёвки. Подняв нож, он отпустил тонкое запястье и отступил назад. Не для того чтобы лучше разглядеть напавшего, а чтобы обезопасить себя от второго удара. Мало ли чего у этого маленького бандита в арсенале имеется. Держа нож в руке, он попросил воришку встать, и когда тот с невинным видом предстал перед ним, поднял пустую руку, чтобы указать вглубь лачуги. Но вместо вопроса, который собирался задать, он несколько секунд пропялился на болт и вдруг рассмеялся. Может потому на него и смотрели так косо, что он прошествовал по улицам этого бедного квартала с окровавленной арбалетной стрелой в руке?


- Вы меня убьёте? - парень, которому на вид было лет одиннадцать-двенадцать, кинул взгляд назад, явно собираясь сбежать, и Никита поспешил успокоить его.


- Нет, не собираюсь. Я тут просто переночевать хотел. Так что не бойся. Там в комнатах, кстати, есть ещё кто-нибудь?


- Нет, - мальчишка шмыгнул носом. Никита усмехнулся. Ну и нашёл о чём спрашивать. Всё равно что спросить у любого продавца хороший ли у него товар. Кто ж скажет, что плохой? Тут только самому проверять.


- Тогда иди впереди меня, а я буду держать тебя за шиворот. Если что, перережу горло. Ты только не обижайся, сам же понимаешь.


Насчёт перерезания горла Никита, конечно, понимал, что сделать такого не может. По крайней мере не этому пареньку. Если там есть здоровые бандюки и они бросятся на него, тогда возможно, для защиты. Но ведь всё равно нужно было сказать нечто подобное.


Парень послушно кивнул, и Никита, слишком аккуратно для такого случая, взял его за плечо и развернул на сто восемьдесят градусов. Потом так же аккуратно ухватился за шиворот рубахи.


- Только без глупостей, - добавил он, мягко подтолкнув парнишку. - И чтобы ни единого звука.


- Да нет там никого, дядь...


- Ни единого звука, я сказал.


Они молча переступили через порог и оказались в довольно просторной комнате. Слева Никита сразу же разглядел ещё один дверной проём. Он был сильно скошен и видимо уходил в ту комнату, одна из стен которой обвалилась. Обходить и осматривать каждый угол было затруднительно потому что парнишка путался под ногами и Никита вскоре отпустил его, хотя и приказал не отходить далеко и всегда оставаться на виду. Парень пробубнил что-то не понятное, однако по тону было слышно, что он согласен с новыми директивами на все сто. Подозрительно всё же он себя ведёт, покорно слишком, подумал Никита, наверняка думает при первой же возможности удрать.


- Отвратительное зрелище, - проявился в голове ученик. - Смотреть тошно. Голь и разруха.


- Помолчи, - цыкнул на него Никита. - Не отвлекай.


После того, как осмотр был закончен, Никита уселся на полуразвалившуюся деревянную узкую кровать, больше похожую на лавку и уставился на воришку.


- Ты тут живёшь?


- Живу, дядь.


- Один?


- Один. Сирота я.


Парень явно давил на жалость, но Никите после случившихся с ним событий было на это давление наплевать. Он сильно устал и теперь думал о том, не опасен ли будет паренёк? Не перережет ли ему горло, едва он уснёт? Может отослать его куда? Но куда?


Откинувшись назад и почувствовав плечами прохладную стену, Никита пощупал рукав своей куртки. Сказать честно, она была на вид очень дорогой и у него ещё во время беганья по городу появилась идея продать её. Денег всё равно нет, на преступление пойти он вряд ли сможет, так что, как вариант разжиться звонкой монетой, очень даже неплохо. Только вот как раз из-за этой куртки парень и может порешить его спящего.


- У тебя подвал или погреб какой-нибудь есть?


- Нету, - простодушно ответил парень. Только вот Никита не поверил в его простодушие. Наверняка этот проныра сообразил, для чего вдруг нежданному гостю понадобился подвал. То есть получалось, все вопросы бесполезны. Да и с другой стороны, какая безопасность от дома у которого нет одной стены? Оставалась надежда только на сожителя в голове.


- Ты только видеть можешь с помощью моих глаз?


- А что? - вопросом на вопрос ответил ученик и Никита хмыкнул.


- Перестань переспрашивать, просто отвечай. Ты понимаешь, что я здорово устал и хочу поспать? А у дома стены нет.


- Дома... - самый способный тоже ухмыльнулся. - Да эту нору домом назовёт только слепой или глухой...


- Вот, кстати, насчёт глухой, - перебил Никита, не понимая, каким образом глухота может помешать не увидеть нищету помещения в котором он сейчас находился. - Ты можешь слышать с помощью моих ушей?


- Я это уже давно делаю. Вот только как я тебя разбужу?


- Примерно так же, как накладывал заклинание на серебро. Поверь, я проснусь.


- А почему это я должен бодрствовать, а ты спать... - ученик задумчиво смолк на несколько секунд и после удивлённо спросил то ли Никиту, то ли сам себя. - А мне вообще нужно спать или не нужно? Если один разум находится в другом, он может уставать?


- Ну вообще-то ты вряд ли материален, - Никита пожал плечами, что делал всегда, когда начинал размышлять на тему, которую ещё ни разу не затрагивал. Да и с какого перепугу он мог её затрагивать? Это ж как сильно нужно головой стукнуться, чтобы начать думать об особенностях разума находящегося в другом разуме? - Поэтому уставать если будешь, то не так быстро, как я. У меня же первым делом физическое тело влияет. Накапливается там всякая гадость за день... В общем, ты только от количества информация уставать должен, - закончил он и заметил с каким ужасом смотрит на него хозяин жилища. Может, при мысленном разговоре мимика на лице присутствует и парень его сумасшедшим посчитал?


Никита решил проследить за тем, не корчит ли он рожи, разговаривая с самым способным, но для начала нужно было успокоить парня. Он ему ещё может пригодиться. Для чего? Да хотя бы чтоб побольше узнать о местной жизни. Конечно, и ученика достаточно, но что знает этот напыщенный ботан о жизни трущоб, по которым возможно ему придётся какое-то время поскитаться? По крайней мере пока в кармане не появятся деньги. И как он понял деньги эти никак не могут быть серебряными, иначе в ответственный момент не получится обратиться в волка. А то, что эта ипостась очень полезна, Никита убедился, когда уходил от погони. Развивать такую скорость в облике человека он никак не сможет.


- Я ещё и его в сон могу погрузить, - "расщедрился" вдруг ученик. - Ладно, хорошо. Да, я могу восстанавливать энергию и довольно быстро для своей ступени. Способный потому что. Мне сам Аль-Вартан говорил, что скорость восстановления у меня уже как у мага. Почти треть вернул, пока ты по городу шатался.


- И этого хватит на усыпление и пользование моим слухом? - спросил Никита, пропустив уже начинавшие набивать оскомину самовосхваления.


- Сейчас подожди, рассчитаю. Ага, значит, на снятие Секиры нужно восемнадцать единиц, а на сон в течение часа - треть от Секиры. Просто не усыплял давно, и такие вот связки запоминал, чтоб не забыть, - зачем-то оправдался самый способный. - Выходит, что сейчас у меня хватит только на шесть часов его сна. Этого тебе достаточно? Или можно ещё три часика подождать и тогда могу его отправить в царство Прориса на восемь часов.


- Достаточно, - Никита заметил, как насильно сдержал кивок. - Всё равно уходить до рассвета нужно, чтобы меньше кто видел. Только подожди, я подготовлю его.


- Айк, - обратился он к воришке, который стоял перед ним всё с тем же отпечатком ужаса во взгляде. - Ты на полу спать как? Нормально?


- Зачем спать? - не понял паренёк.


- За шкафом, - не сдержавшись, буркнул Никита. - Я тебя сейчас усыплю, чтобы меньше проблем от тебя было...


Парень вдруг рухнул на колени и запричитал, дрожа от страха.


- Так вы маг, дяденька? Что же вы не сказали раньше? Я если и обокрал вас, то простите - не хотел! Ну и немножко же украл, всего четыре серебряных монеты. Я верну вам восемь, слово даю. Только отпустите меня к тайнику и я принесу. А хотите золотой целый?


- Не нужны мне твои деньги, - зло бросил Никита и задумался. А может и нужны? Чего ему этому воришке? Ещё себе из карманов натаскает... Но от этой мысли ему стало неловко. Нет, не дело это. Конечно, способ разжиться самый лёгкий, но потом самому же противно будет. Взял и малолетку ограбил. Пусть даже малолетка сам вор. - Мне просто спать нужно. И ты спать будешь. Только я заклинанием подстрахуюсь, и всё.


- Дяденька-а, - парень сорвался на рыдания. Настоящие или деланные, Никита определить не мог. С одной стороны - натурально, с другой - может дар такой актёрский у этого Айка. - Не усыпляй пока, мне в туалет нужно. О-очень хочу. Если сейчас усыпите, я ж во сне описяюсь.


Сказано последнее было с той самой непосредственностью, с которой об этом до сих пор говорила Оля, и ему вдруг стало жалко парнишку.


- Ладно, - сказал он. - Только под моим присмотром. Если сбежать надумаешь, сразу тебе огненный шар в спину брошу.


- Зачем под присмотром, дяденька? Стыдно же под присмотром.


- Да ты спиной ко мне будешь, - жалость снова стала меняться на лёгкую злость и Никита нахмурился. - Можешь даже за куст какой-нибудь стать. Только чтоб я твой затылок видел.


- Не получится, - выдохнул парень.


- Почему это?


- Потому что я стоя не умею.


- Чего это ты стоя не умеешь?


- Потому что я не парень.


- А кто же... - Никита осёкся и внимательно посмотрел на хрупкую фигуру подростка. - Девчонка, что ли?


Однако первые сомнения быстро отлетели. Да мозги же просто пудрит, чтобы сбежать. Появившийся в "эфире" ученик поддержал.


- Да мозги он тебе крутит. Сбежать хочет.


- Не верите? Проверьте сами, - остановил растущее возмущение подросток и очень быстро сменил это возмущение смущением. Поднявшись, неопределённого пока пола существо посмотрело Никите прямо в глаза, потом опустило их и едва слышно выдохнуло. - Можете там пощупать.


Никита ругнулся и указал в сторону проёма, ведущего в полуразрушенную комнату.


- Пошли. Я постою возле стены, а ты кусты себе поблизости найдёшь...


"Существо" сбежало. Никита сначала так пытался обыскать окрестности, потом попробовал перекинуться в оборотня, но серебро не дало.


- А я предупреждал, - нравоучительным тоном заметил ученик. - И угораздило же меня попасть в такого идиота.


- Ничего, убежал, так убежал, - больше успокаивая себя, ответил самому способному Никита. - Зато посплю теперь подольше. Если, конечно, не приведёт это непонятное создание кого-нибудь.


- Насчёт этого можешь не опасаться. Ты же дал ему или ей понять, что маг, а в этих трущобах вряд ли найдутся смельчаки, которые решатся напасть на мага.


- Ну тогда значит и проблем никаких, - Никита облегчённо выдохнул и поплёлся обратно в лачугу. - И посплю подольше. Теперь же тебе на усыпление не тратиться? Кстати, наверное придётся выковыривать монетку, - задумчиво сказал он, снова усевшись на твёрдую лавку.


- Зачем? - удивился ученик.


- Чтобы обращаться при необходимости. Вот сейчас бы перекинулся в волка и нашёл бы беглеца. По запаху.


- Так это же больно.


- Ну не тебе же, - Никита усмехнулся и взял в руку, лежавший рядом нож. Осмотрел его внимательно, потом провёл пальцем по лезвию. Вроде острое. Главное, чтобы заразы никакой не было.


На просьбу обезвредить, к его удивлению, ученик отнёсся с пониманием. Правда назвал он это снятием злых чар, которые могут приводить к болезням, но Никита и не собирался просвещать местного ботана. Чары, так чары, ему видней. На процедуру ушла пара минут и Никита, согнувшись пополам, подвёл остриё к тому месту, где находилась монета. Рука предательски окаменела, а на лбу выступил холодный пот. Сглотнув слюну, Никита принялся убеждать себя. Тело-то не его, в конце концов, и даже не человеческое. Ну будет большая рана, и кровь литься будет, но заживёт же, как на собаке. Проверено.


- Может есть смысл попросить кого-нибудь заморозить в том месте? - подал голос ученик, и Никита стиснув зубы, воткнул лезвие в икру.


Боль разлилась по мышце расплавленным оловом, из глаз сами по себе побежали слёзы, но останавливаться Никита не собирался. Перебьётся этот самый способный, и без заморозки всё пройдёт гладко.


Он сделал два резких движения вверх-вниз, расширяя рану, почувствовал на пальцах тёплую кровь и, поддев монету, попробовал "поставить" её на ребро. Новая волна олова растеклась теперь уже по всей ноге, но Никита к своему удивлению понял, что он сможет всё это вытерпеть. Возможно, Эрнику не раз приходилось заниматься чем-то подобным: вытаскивать болты, зашивать раны от холодного оружия...


Когда край монетки показался в окровавленном мясе, Никита машинально схватился за него пальцами, чтобы закончить побыстрее, но они соскользнули. Пришлось снова погружать лезвие в рану и медленно "выуживать".


- Вот, - выдохнул он с облегчением, когда покрытая густой кровью монета была на его ладони. - Мой первый заработок в этом мире.


Понимая, что ничего похожего на бинты он в этой лачуге не найдёт, он просто зажал рану рукой и рассмеялся. Смех длился минуты две и, наконец, успокоившись, Никита устало повалился на лавку.


Спина сразу почувствовала разницу между мягкой кроватью и теперешним ложем, однако никакого дискомфорта Никита не почувствовал. Наверное, почувствовал, а точнее, заметил разницу мозг, а тело Эрника отнеслось ко всему с полным спокойствием. Интересно, как они там живут? Эрник этот вроде как наследник, что-то вроде принца, а тело его словно принадлежит спартанскому воину, которого с детства приучали к тяготам и лишениям. Или одного регулярного оборачивая достаточно для приведения тела в такое состояние?


Полумрак вокруг утихомиривал, кровь медленно сочилась сквозь пальцы, обидевшийся ученик молчал, а глаза начинали слипаться.


Уснул он незаметно, а проснулся от боли в ноге. Но не в той откуда он вытащил монету, и стало быть будил ученик. Вскочив и усевшись на кровати, Никита сразу же поинтересовался в чём дело, но самый способный лишь прицыкнул.


- Какая разница? - удивился Никита. - Мы же всё равно мысленно общаемся.


- Отвлекаешься, - сухо ответил ученик. - Кто-то разговаривает, недалеко от лачуги. Слышишь?


Никита прислушался. И правда, от того места, где не хватало стены, доносился едва различимый шёпот. Значит, всё-таки привела... Или привёл.


Нащупав рукой нож, он приготовился к встрече, с которой гости решили не тянуть. Судя по шагам, едва закончив шептаться, они довольно уверенно двинулись внутрь помещения. Тронув рану на ноге и убедившись, что она уже почти затянулась, Никита тенью скользнул в угол комнаты и замер. Глаза хорошо разглядели первого появившегося в комнате. Здоровый бугай, похожий на гориллу. Никите даже сначала показалось, что это и есть покрытое шерстью и с руками свисающими ниже колен животное, а не человек. Солидных размеров нож бугай держал обратным хватом, наверное, собираясь просто воткнуть его в спящее тело.


- Подожди, не лезь, - медленно проговорил ученик. - Пусть все остальные зайдут.


- Да мне бы хоть этого завалить.


- Этого магией завалим, а вот с остальными справляйся силой.


- А если другие не зайдут? - спросил Никита, наблюдая, как гориллоподобный крадётся к кровати. Неуверенные движения намекали, что в темноте тот видит куда хуже него. А вот его глаза с каждой секундой видели всё лучше, выхватывая мельчайшие детали. Вскоре Никита разглядел даже шрам на левой щеке великана, который тянулся от подбородка и заканчивался половиной отрезанного уха.


Вслед за здоровяком в комнате появился долговязый, который держал за хрупкое плечо давешнего беглеца. Парень или девушка не упирался, шёл спокойно, и даже, как показалось Никите - уверенно.


Когда гориллоподобному до кровати осталось всего три шага, Никита поторопил ученика.


- Ну что? Чем ты его собираешься убивать?


- Магической стрелой. Подними руку и направь...


Когда голубого цвета заклинание воткнулось бугаю в лицо и тот, крякнув, стал заваливаться вперёд, Никита бросился к долговязому, но он оказался проворным и, отскочив в сторону, прикрылся беглецом.


- Господин маг, - тут же раздался его неприятный хриплый голос, - Не убивайте! Это всё он. Он сказал, что вы обычный человек и у вас при себе двадцать золотых.


Никита на секунду опешил, не зная, что делать дальше, а в это время бугай грохнулся на землю с такой силой, что стены лачуги содрогнулись. Никита обернулся, долговязый оттолкнул от себя подростка и бросился прочь, но через пару шагов повторил участь своего подельника. Правда стены в этот раз не содрогнулись, а вот сердце Никиты дрогнуло так, что лоб покрылся испариной. Как это он? Ведь даже не собирался.


Однако факт оставался фактом. Он метнул нож и всадил его бандиту точно в затылок. По самую рукоять. Машинально. Даже после броска не успел подумать об этом. Точнее, когда подумал, бандит уже воткнулся носом в земляной пол комнаты. Умения Эрника?


- Господин маг, пощадите! - вырвал его из состояния ступора крик. - Прошу вашей защиты и покоряюсь вам. Я не убить вас их привёл, да и не смогли бы они. Я их привёл, чтобы вы их убили. Плохие они люди. А когда б ещё здесь маг объявился бы?


Никита несколько секунд смотрел на валяющегося в ногах подростка, а потом схватил его за шиворот и поднял.


- А ну давай-ка всё по порядку, - глядя прямо в глаза, начал он. - А то я из-за тебя двух человек замочил.



Глава 5




Существо и в самом деле оказалось девочкой, которую звали Айка. Несколько лет назад от старости умерла её бабка и ей пришлось учиться воровскому мастерству, а заодно и изображать из себя мальчишку, чтобы не изнасиловали. Те двое, которых она привела были местными авторитетами и Айка платила им две трети от своей добычи. За что? Просто так.


После этого короткого рассказа, Никита перестал себя корить за убийство. Что ж поделать, так получилось.


- А вот по поводу защиты, - начал он, выслушав девочку, - Я тебе дать ничего не смогу. Отсюда я ухожу в Кальбрег...


- Возьмите меня с собой, господин маг, - снова бросилась она на колени. - Я вам мешать не буду. Мне бы тоже до столицы дойти, там бы я работу нашла нормальную.


- Воровать продолжишь? - Никита помотал головой. - Ты же не умеешь наверное больше ничего.


- Я научусь. Шить научусь, стряпать. А здесь меня всё равно прибьют. Или другие захотят, чтобы я им платила. Они иногда и всё забирали, когда пьяные были. Мне пару медяков оставят и ржут. Говорили если на хлеб есть монета, то уже не сдохнешь. А хотите я у вас служанкой буду? Я сумею. В комнате убрать, например.


- Ты так уберёшь, что потом всё у перекупщиков придётся искать, - Никита осёкся. Честно говоря, у него ничего и не было в этом мире, но посвящать во все подробности девчонку он не собирался. И не только потому что он ни магом не был, ни имущества не имел, ни комнаты, где можно было прибраться, а ещё и по той причине, что банально опасался эту маленькую чертовку. Слишком хитрая она для своих лет.


- Господин маг, ну хотя бы позвольте мне с вами вместе до Кальбрега дойти. Я бы и сама решилась уже давно, да оборотней очень боюсь.


В голове Никиты раздался дикий смех. Ученик угорал.


- Об-оборотней она боится... Я не могу! Нашла у кого защиту от них просить.


- Заткнись, - холодно перебил Никита и добавил вслух. - Мне нужно подумать.


Усевшись на кровать, он стал размышлять. Брать с собой девчонку не хотелось, какое ему до неё дело? Но с другой стороны, вдвоём веселее. Не всё же самого способного слушать, от его самолюбования скоро крыша поедет. А кстати, это он всегда будет звучать в голове, когда ему пожелается? Или как-то можно отключить?


Разумеется, спрашивать у самого Мурганда он об этом не стал, решив что-нибудь придумать потом. А сейчас нужно было разобраться с тем, что делать дальше.


Задерживаться здесь после рассвета теперь становилось намного опасней. Обнаружат пропажу этих двоих их дружки, искать начнут... Или не начнут? Может наоборот им только за радость будет? Король умер - да здравствует король. Интересно, кто из этих двоих "королём" был? Хотя чего думать, долговязый скорее всего. Или горилла последователь Чапаева, который считал, что командир всегда должен быть впереди?


- Ладно, - Никита решил не загружать себя лишними мыслями, а действовать. - Даю тебе задание. Справишься, возьму с собой в столицу, не справишься, тогда извини. Только если ещё кого-нибудь приведёшь, я и тебя убью. Не посмотрю, что девчонка.


- Что вы, господин маг, - её взгляд стал эталоном честности, - И не подумаю даже. Да если бы не вы, так и мучиться мне тут всю жизнь, пока бы не поймали, да в тюрьму не посадили. А то б и казнили, у нас что барон, что управщики скорые на руку с такими, как я. Лучше б они себя переказнили, ворьё на ворье. Последний кусок хлеба у простого человека из рук вытянут и не подавятся.


- Слишком ты умная для своих лет, - Никита ухмыльнулся. - Но может это и хорошо. Ладно, слушай задание. Как рассветать начнёт, пойдёшь в город и узнаешь последние новости. Возвратиться должна не позже полудня. Слушай всё, что люди говорят. Только не воруй, понятно?


- Точно ещё кого-нибудь приведёт, - недовольно пробурчал ученик. - Может давай я её просто магией убью и всего делов?


- Никаких убийств, - Никита сорвался на злость. Странно, что даже в одних мыслях эта злость проступала очень отчётливо.


Самый способный спорить не решился, а только недовольно прокряхтел и замолк. Просить его усыпить девчонку Никита не стал, не хотелось, и поэтому до рассвета он просто просидел на кровати, изредка что-то спрашивая у Айки, а чаще размышляя. И первым делом он думал о Рагдаре. Смог ли он уйти? И если смог - нельзя ли отыскать этого оборотня и попросить о какой-нибудь помощи. Например, добраться до того же Кальбрега. Ещё время от времени он возвращался мыслями домой, думал о сестре и маме. Потом с холодящей спину ясностью осознал, что раз тело его осталось лежать возле родной высотки, то наверняка было очень быстро найдено. И выходило что его уже похоронили.


От этой мысли стало жутко. Но больше не от представления мёртвым себя, а от понимания того, что пришлось пережить его матери. Оля может быть ещё и не очень поймёт почему это её брат лежит в деревянном ящике с бледным лицом, а вот для мамы его смерть будет страшным ударом.


Когда забрезжил рассвет, он отправил девчонку в город и стал напряжённо ждать. Всё-таки уверенности на сто процентов не было, может и прав самый способный, приведёт эта Айка ещё с полдюжины местных бандюков и опять придётся убивать, а то и сдохнуть, если бандюки окажутся проворными и умелыми. Но девчонка вернулась сама и всего через пару часов.


- Все новости собрала, - улыбаясь, бросила она с порога, а точнее, вбежав в комнату и остановившись у кровати. - На рынке поошивалась, людей послушала, а главное со своей одной знакомой поговорила, которая всё знает. Она на рынке живёт, с купцом одним повелась и тот ей в своей лавке ночевать разрешает. Купец, само собой сношается с ней...


- Так, переходи к новостям, - перебил Никита. - Мне про твою знакомую знать совсем не хочется.


- Простите, господин маг, - Айка отвесила лёгкий поклон. - Из новостей главная сейчас одна. Говорят, что из управы сбежали два оборотня. Если бы они на улицах резню не устроили, то и не узнал бы никто. Но они семь человек убили в городе. А в самой управе почти дюжину. И ни один маг-охотник не успел ничего сделать. Пьяные они в эту ночь были, отмечали что-то, а теперь рыщут по городу хмурые, ищут. Чего искать-то? - девчонка хихикнула, но очень неуверенно. - Как будто оборотни ждать будут, пока охотники соизволят их поймать. Как хорошо, господин маг, что я с вами в Кальбрег пойду. Вы же сможете убить оборотня, если он нападёт?


- А? - Никита вынырнул из размышлений и уставился на девочку. - Оборотня? Да, конечно.


Голос в голове снова рассмеялся и Никита зло скривился.


- И я их ненавижу, господин маг, - неправильно поняла мимику Айка и тоже скривилась. - Вот если был бы у меня дар, я бы в магическую академию поступила. Я и деньги копила на это. Правда, пока и половины на один курс не собрала, но когда-нибудь собрала бы. Особенно, если б эти не мешали, - она кивнула на гориллоподобного, тело которого лежало там же, где и упало несколько часов назад. - У меня между прочим оборотень отца убил.


- Так, подожди. Значит, двое оборотней сбежало? - переспросил Никита.


- За своего лохматого друга беспокоишься? - спросил Мурганд. - Тебе сейчас о себе нужно беспокоиться, а не о нём. Наверняка, охотники и в этот район заглянут. Охотники - они не стражники, их даже здесь уважают.


- Двое, господин маг. Это плохо, - Айка вздохнула. - Два оборотня - очень опасно. Один маг может и не справиться, потому охотники и парами ходят. Хмурые. Я даже тут их видала...


- Ну что я говорил? - мигом среагировал самый способный. - Дождёшься, что попадёшь им в руки.


- Помолчи немного, - без особых эмоций ответил ему Никита и обратился к девчонке. - У тебя твои сбережения с собой?


- С собой... Под кроватью тут. Шесть золотых почти.


- Тогда собирай, чего там тебе нужно собрать, бери деньги и уходим. А зачем ты копила на академию, если говоришь, что дара нет? - стало ему интересно.


- Так без дара я могу какую-нибудь простенькую магию выучить, для подсобления. Вы же и сами должны всё знать, господин маг. Так чтобы совсем дара не имелось, так не бывает. Немного в каждом есть. Только одному хватает на то, чтобы огонёк развести, а другие оборотней убивают. У моего отца дар средний был, вот он на войну пошёл и сгинул там. Он в прикрытии у боевых магов находился. А мне и собирать-то нечего, господин маг. Узелок один с одежонкой, так он собранный уже, под кроватью валяется.


Никита поднялся и отошёл в сторону, давая девчонке забрать свой незамысловатый скарб. Та проворно нырнула под деревянную лавку и быстро выбралась наружу, держа в руке серого цвета комок.


- Говорят, что барон награду пообещал тому, кто поймает или убьёт этих оборотней, - сказала она, стряхивая с узелка пыль. - Я подумала, что может вы хотели бы принять участие в охоте, а я вас в столицу тяну.


- Ни в какой охоте я участвовать не собирался, - Никита посмотрел на труп долговязого и обратился к ученику. - А за этих двух бандитов мне грозит наказание?


- Не переживай, - ответил Мурганд. - Эти двое явно были вне закона. За их головы наверное и награда положена. Не такая, конечно, как за оборотней, самое большее по золотому, а то может и половину. Ты спроси у неё, сколько за поимку оборотней дадут. Подзаработаешь хоть, - поддел он с усмешкой и замолк.


- Тогда, значит, можно выходить? - спросила Айка и Никита кивнул.


Оказаться на улице было как-то необычно. Такое ощущение, что он успел отвыкнуть от человеческого общества за последние несколько часов проведённых в лачуге. Ещё более необычным, или даже ошеломительным, было то, что обогнув полуразрушенную стену и собираясь идти в сторону леса, они наткнулись на двух человек.


Это были среднего роста и комплекции мужчины, которые то ли просто стояли до этого у стены, то ли крались к дыре в ней. Вздрогнув, Никита замер на месте, пытаясь сам себе доказать, что двое мужиков в "форме", а точнее в двух серых одинаковых плащах и такого же цвета широкополых шляпах - это не обязательно охотники. Однако его сомнения развеяла девчонка.


- Добрый день, господа охотники, - обозначив поклон, поприветствовала она преградивших путь и посмотрела на Никиту, словно ожидая от того какого-то простого действия, способного уладить возникшую проблема. А точнее по её взгляду было понятно, что никакой проблемы она не видит вообще.


- Удивительно, - раздался голос в голове, - Они не почувствовали, что ты оборотень. Нет, правда, удивительно! Они должны были... Но они не почувствовали!


- Может это временно? - спросил Никита.


- Да нет, они должны были сразу. Значит... Быстро нарисуй на лице усмешку.


- Зачем?


- Быстро, говорю. Это не кальбрегские точно. Из какой-нибудь провинциальной школы. Они же поймут, что с тобой что-то не то, если ты на них так смотреть будешь. Я представляю какое у тебя сейчас лицо.


Никита скривил губы. Один из охотников нахмурился ещё сильнее.


- Ты кто вообще, парень? - он осмотрел Никиту от макушки до того места где кончалась куртка и добавил. - Сдаётся мне, что тобой заинтересуются стражники, - бросив взгляд на коллегу, он усмехнулся. - Может окажем помощь этим доходягам в ржавых латах?


- Пусть сами своей службой занимаются, - недовольно ответил напарник. - Ещё не хватало воров и головорезов ловить.


- А ты на его куртку глянь. Да такая с полсотни золотых стоит. Если он её с купца или благородного снял, то за его голову точно пяток золотых отсчитать могут. Ведь так, парень? - он снова посмотрел на Никиту. - Ведь с благородного же снял?


- Отведи в сторону правую руку, - с задором проговорил Мурганд, выводя Никиту из ступора.


Не споря с самым способным, он поднял руку и рядом с ним через пару секунд появилась точная копия задавшего вопрос охотника.


- Скажи им, чтобы этого отвели, - со смехом бросил ученик, и Никита, наконец-то, полностью взяв себя в руки, повторил его слова.


Оба стражника, после появления фантома нахмурились ещё больше, а после услышанного и вовсе заскрежетали зубами.


Поняв смысл, Никита уже сам проговорил с усмешкой на губах.


- Ошиблись немного, да парни? Бывает. Дорогу как, дадите, или силой пробивать?


- А вот насчёт силы ты зря, - тут же поправил ученик. - Они хоть и провинциалы, но явно не ученики. Как минимум маги первой ступени, хотя, я думаю что даже не первой.


Однако охотники развивать конфликт не стали. Один из них плюнул себе под ноги и, развернувшись, зашагал в сторону той самой таверны с замусоленной вывеской, а второй, поиграв с Никитой в гляделки ещё пару секунд, отправился вслед за ним. Наверное, решили опросить местный контингент.


Глядя им в спину, Никита медленно и с огромным облегчением выдохнул.


- Здорово вы их, господин маг, - с восхищением проговорила Айка, глядя то на Никиту, то на фантома, который начал колыхаться и медленно таять. - На самом деле я наших охотников не люблю, они от стражников ни чем не отличаются. Такие же пьянчуги.


- Это потому что в захолустье работают, - зачем-то ответил на слова девчонки ученик. - Я б тоже тут спился. Но меня как самого способного в такую дыру не направят.


Никита хотел было его поддеть, но не позволила совесть. Всё-таки он сейчас помог.


- Они сами не правы, - ответил он вместо этого Айке. - Заслонили дорогу, да ещё и подозрения какие-то... Ладно, давай уходить отсюда, не нравится мне это место.


Он обошёл лачугу и зашагал по узкой дорожке, которая упиралась в густой ковёр разнотравья. Дороги видно не было, да и по словам Айки, которая семенила слева, главный тракт находился с той стороны и чтобы попасть на него, не идя через город, нужно было немного потопать по лесу.


- Лес не большой, - тараторила она, едва поспевая за его широким шагом. - В одну лигу всего шириной, а тракт прямо за ним. Правда, я совсем не знаю, как дойти до Кальбрега... - она осеклась. - Простите, вы наверное и сами знаете, как добраться до него. Вы же оттуда?


- Нет, - ответил Никита, решив не забираться в дебри лжи. Девчонка хитрая и слишком умная для своего возраста, может заметить нестыковки. А напрягать мозг для отмазок ему не хотелось, и без этого набит всякими размышлениями.


Они пересекли широкий луг, и Никита спросил у самого способного, сколько примерно это будет в местных единицах измерения.


- Примерно четверть лиги, - коротко ответил Мурганд и Никита, обернувшись, запомнил расстояние, а заодно попытался представить, какова будет лига. Если очень приблизительно, то получалась что лига примерно, как километр, ну может чуть меньше.


Они вошли в лес и вокруг сразу же закружились комары, норовя укусить.


- Господин маг, - заговорила девчонка, когда Никита раз в пятый ударил по запястью, - Я знаю травку, которой можно натереться. Сейчас найду.


- Не уходи далеко, - увидев, как она скрылась в кустах, крикнул Никита, и с удивлением понял, что он вовсе не опасается, что девчонка сбежит, а волнуется за неё.


Айка вернулась минут через пять, держа в руках пучок зелёной травы с небольшими резными листьями. Желтоватый сок, выступающий из кончиков стеблей, сразу же напомнил земной чистотел и Никита невольно скривился. Запах чистотела ему не то чтобы не нравился, но и приятным он его не считал. Плюс жёлтые пятна, которые потом не оттереть.


Но оказалось, что здешняя трава была совсем другой, а точнее другим был сок. Едва попадя на кожу он тут же становился бесцветным и начинал благоухать чуть ли не фиалками.


- Очень хорошо отгоняет. Раз помазал и на полдня. Мне бабушка эту травку показывала, она травницей была, господин маг.


- Перестань называть меня господин маг, - продолжая растирать на левом запястье очередной листок, проговорил Никита.


- А как же мне вас называть? - удивилась Айка. - Вы же маг, а стало быть к вам простой человек должен так обращаться.


- Я имел в виду на людях можешь говорить господин, а когда мы вдвоём без надобности, - поправился Никита, сообразив, что ляпнул глупость из-за незнания. Удивительно, как это самый способный ни разу не намекнул, как правильно к нему обращаться? Хотя, не в его ситуации требовать правильного обращения. Или может он не стал на этом заостряться, потому что всего лишь ученик?


- А как же мне вас называть? - повторила вопрос девчонка с какой-то странной заинтересованностью в голосе.


- Как? - Никита задумался. Говорить своё земное имя глупо, наверняка тут таких нет. Говорить имя оборотня опасно, вдруг они только у оборотней и бывают.


- Ну, чего молчишь? - спросил он у Мурганда. - Надо бы мне придумать что-то подходящее для этого мира... Хм, а имя Ник у вас есть?


- Есть, но редкое.


- Ну, вот и нормально, - не дожидаясь пока ученик осчастливит точной статистикой, перебил Никита. Выходило прекрасно. Его земное имя начинается с этих трёх букв, а имя владельца тела ими заканчивается. - Ник, - посмотрев на Айку, представился он.


- Просто Ник? - ещё больше удивилась девчонка, и быстро сообразив, Никита попросил самого способного назваться полностью.


- Мурганд - Агнар.


- Ник - Конон, - взяв первые пять букв от своей фамилии, сказал он Айке и та стала беззвучно повторять, видимо, стараясь запомнить. - Но лучше просто Ник, - глядя, как смешно шевелятся её губы, добавил он.


Они отыскали узкую тропинку, протоптанную редкими любителями прогуляться по лесу, и зашагали по ней, время от времени обходя разросшиеся и вылезшие на дорожку кусты. Айка собирала какие-то небольшие, похожие на ромашки, цветы, а Никита слушал птиц, которых тут было немало. Благодать, да и только. Если бы не всё приключившееся с ним, Никита сейчас был бы счастлив. Однако, прислушавшись к себе, он понял, что и так счастлив, даже после случившегося. Шутка ли быть в паре шагов от смерти, а теперь наслаждаться красивыми трелями?


Спустя час они вышли на тракт, который оказался обычной просёлочной дорогой. Определившись с направлением, которое подсказал ученик, Никита уверенным шагом двинулся на местный запад, сориентировавшись по солнцу, которое с утра можно было очень удобно оставить за спиной.


Айка время от времени отставала, так как решила сплести из собранных цветов венок и Никита частенько сбавлял шаг, чтобы не оставить свою спутницу далеко позади. Да и любоваться местными пейзажами было удобней при неторопливой походке. Он снова удивился той насыщенности здешней природы, которой не видел ни в своём городе, ни в его окрестностях. Там всю насыщенность убил огромный завод, производящий удобрения. Вот такой вот парадокс, удобрения вроде и помогают взрастать культурным растениям, но выбросы из его труб напрочь губят "бескультурные".


Когда солнце почти доползло до зенита, они наткнулись на небольшую таверну и решили перекусить. Решила Айка, у Никиты всё равно не было денег и показывать это он разумеется не очень-то хотел. А тем более есть за счёт двенадцатилетней девчонки. Но Айка была так настойчива, что он и не заметил, как пересёк порог заведения местного общепита.


Внутри всё походило на хорошего уровня кафе. Только в тех кафе подобную обстановку делают специально, а здесь она была такой неизбежно. Всё из цельного дерева, массивные столы и стулья, камин с настоящим огнём и сложенной рядом поленницей дров, на окнах горшки с цветами, и даже живая музыка. В углу на небольшой сцене сидел молодой кучерявый парень и залихватски наяривал на каком-то струнном инструменте. Заказчики весёлой и, наверное, популярной в этих местах мелодии отыскались сразу. Пятеро крепких парней за двумя сдвинутыми столиками в правом углу. Столики ломились от пустой тары и огрызков, а парни едва не валились на пол от выпитого. Никита невольно поёжился. Не любил он такие пьяные компании, от которых за версту несло проблемами. Словно в подтверждении этих опасений один из компании задержал взгляд на Никите и, толкнув сидевшего рядом, что-то сказал ему.


Вот же твою мать.


Сделав непринуждённый вид, Никита двинулся к барной стойке. Ну не уходить же трусливо?..


Никита вдруг усмехнулся. Что-то совсем забыл, что находится не в своём теле.


- Ты что будешь? - остановившись у стойки и взглянув на спутницу, спросил он. Судя по виду девчонки, в отличие от случая с охотниками, в этот раз и она видела проблему.


- Может, уйдём отсюда? - Айка бросила нервный взгляд на разгулявшихся парней.


- Не обращай на них внимания, - с неожиданным для себя спокойствием проговорил Никита. Да и говоря честно, его сейчас больше беспокоил другой момент, а конкретно, как он будет расплачиваться за еду? И вариант был всего один. - Заказывай, чего хочешь, - добавил он, решив делать вид, что абсолютно не голоден.


- А вы что будете?


- Да я вчера так пообедал в одном месте, что до сих пор ничего не хочется, - соврал Никита и взглянул на подошедшего хозяина таверны. А то, что это именно хозяин, а не местный "бармен" было понятно сразу. Возрастом лет за сорок, живот колесом, лицо круглое, понизу обрамлено короткой кучерявой бородой. И на этом лице Никита прочитал некую тревогу.


- Эй, Шаргаль, твою мать, где там твоя маленькая красотка? Пусть несёт ещё вина!


Прокричавший эту незатейливую фразу ударил кулаком по столу, что было понятно по характерному звону подпрыгнувшей посуды.


- Как скажете, господин Антур, - громко проговорил хозяин заведения и добавил шёпотом, глядя прямо в глаза Никите. - Вы уж извините, но лучше бы вам уйти. Сынок местного купца гуляет с друзьями, они и избить могут. А вы вроде человек хороший...


- Так чего ты хочешь? - не дослушав, спросил Никита у своей спутницы.


- Поесть немного, - сдавленно ответила Айка. Видимо, слишком глубоко тронула её речь этого Шаргаля.


- Поесть чего-нибудь, - повторил Никита, посмотрев на хозяина таверны, и одновременно с этим заметил девушку с небольшим глиняным кувшином, которая не очень-то охотно двигалась вдоль полок с такими же кувшинами к выходу из-за стойки. По напряжённой походке легко угадывалось, испугана она не на шутку и причина этого страха находилась за двумя столиками в углу.


- Видимо, снова понадобится твоя помощь, - обратился Никита к ученику, но тот хмыкнул.


- В обычных драках я тебе помогать не собираюсь. Я самый способный ученик столичной академии, а не какой-то сброд, чтобы с этим самым сбродом связываться. Не достойно меня.


- Сейчас немного другая ситуация...


- Защитить этого толстого борова и его дочку? - Мурганд снова хмыкнул. - Защищать сброд от сброда... Ну-ну. Именно для того и идут учиться на боевых магов. Не смеши меня.


Никита на секунду скривился, но тут же нарисовал на лице прежнее спокойствие и посмотрел на дочь хозяина, неохотно идущую к столику. Ещё несколько секунд и один из гуляк, и скорее всего, сын купца, схватит её за руку или начнёт лапать. А потом обязательно попробует докопаться до одинокого (Айка не в счёт) гостя. Предполагать другое развитие событий глупо, а поэтому лучше опередить врага.


- Антур? - он медленно двинулся к столу. - Не помнишь меня?


Едва сын купца объявился, недоумённо посмотрев на приближающегося незнакомца, Никита тут же вперил в него взгляд.


- Ты кто такой? - пьяно поинтересовался мажор и на секунду в его глазах мелькнул страх. Много видать зла натворил, понимает, что и расплата прийти может.


- Скажем так, брат одной девушки.


- Какой такой девушки? - парень быстро взял себя в руки и ухмыльнулся. - У меня девушек было, как волос у тебя на голове. Разве всех упомнишь? Вали-ка ты отсюда, брат.


- Свалю, конечно. Но сначала поговорю с тобой.


- Со мной? - ухмылка стала шире. Он оглядел своих дружков и те не преминули услужливо расхохотаться.


- Хорошо, с вами, - Никита остановился и пожал плечами. - Какая разница?


Мажор замешкался, в его глазах снова мелькнул страх, и чтобы отвлечься он гаркнул сначала на музыканта, который перестал играть, а потом на дочку владельца таверны.


- Ну чего замёрзла? Давай сюда вино!


- Сначала разговор, потом вино, - спокойно проговорил Никита и кивнул на дверь. - Или ты уже встать не можешь?


Последний вопрос задел купеческого отпрыска и тот грузно поднялся с лавки. Тут же поднялись и дружки, правда, на ногах из четверых удержались лишь трое. Четвёртого качнуло и он с грохотом растянулся на полу. Мажор окинул его тело презрительным взглядом и зашагал к двери. Следом, косясь на Никиту, последовали дружки. Один из них даже смачно плюнул, едва не попав на его сапог, но Никиту эти мелочи сейчас не волновали. Внутри него росла злость и он даже стал опасаться потерять контроль над нею. Слишком сильной волной накатывало это, по своему, приятное чувство. Особенно большая волна окатила его с ног до головы, когда последний из дружков купеческого сына хлопнул за собой дверью. Губы перекосились в холодной улыбке. А ведь он и на самом деле просто хотел поговорить, ну может стукнуть разок виновника торжества и не более того. Но они явно вступать в диалог не собирались. Решили напасть на него толпой, едва он выйдет. Что ж, прекрасно.


Никита понимал, что холодная уверенность, которую он сейчас ощущал, по праву принадлежит Эрнику, но ведь желание охладить пыл этих уродов его личное. И почему-то он был уверен, что именно такое же желание появилось бы и у оборотня. А значит, никакого диссонанса.


- Господин маг, может не стоит? - услышал он за спиной голос своей спутницы и на секунду обернулся.


- Маг? - владелец таверны расширил глаза и вдруг расплылся в улыбке. - Попали ребятки.


Если бы, подумал Никита и шагнул к выходу.


Трое дружков и правда накинулись на него, как только он перешагнул через порог. Устремившийся прямо под нижнее правое ребро нож, Никита отбил с такой силой, что тот, кто наносил удар, заскулил и рухнул на землю. Двое других рухнули в ближайшую пару секунд, и Никита сам удивился своей скорости. Конечно, они были не очень далеко и вдобавок двигались в его сторону, но нанести два боковых за две секунды по двум противникам - такого в своём бывшем теле он бы никогда не смог. Да и в этом теле... Во дворе управы он всё делал куда медленнее.


Сообразив, что дело запахло жареным, купеческий отпрыск бросился прочь, однако Никита быстро нагнал его и сбил с ног. Сначала он хотел просто схватить мажора за шиворот и остановить, но потом решил, пусть всё-таки поваляется, как и его дружки. Чтобы честно. А то четверо лежат, а этот стоит... Несправедливостью попахивает.


Мажор взвизгнул, кувырнулся через голову и замер на земле, прикрывая лицо руками.


- Только тронь, - прошипел он, - И мой папа из тебя отбивные сделает. Он здесь и король и бог.


- А я не местный, мне всё равно, - с улыбкой ответил Никита, но всё же задумался над угрозой мажора. Как бы этот урод чего плохого не сделал с таверной. Сожжёт же, сволочь. Или хозяина убьёт, а дочку изнасилует. - Мурганд, всего одно заклинание, - попросил он ученика и тот неохотно согласился.


- Ладно. Какое?


- Например, стирание памяти.


- Этого я пока не умею. Уровень архимагов.


- Ну, тогда... - Никита задумался. - Тогда любое. Пусть хотя бы поймёт, что перед ним маг.


Вырвавшийся из правой ладони красный огненный шар завис в метре от рук мажора. Почувствовав жар, тот отвёл их и тут же с визгом отскочил в сторону.


- Я не трогал вашу сестру! - заорал он, испуганно глядя на заклинание, которое медленно двинулось к нему. - Клянусь Одрином, не трогал!


- Трогал, - невозмутимо бросил Никита. - Но я сегодня добрый и поэтому дам тебе шанс всё исправить. Берёшь сейчас своих дружков и валите отсюда куда хотите. В таверну больше ни ногой. Это заведение переходит под защиту магического ордена... Есть такие? - спросил он мысленно.


- Скажи - "Чёрные псы". Это самый могущественный орден. Правда, тайный и мало что о нём известно. Но поговаривают, что сам Аль-Вартан его член.


- "Чёрные псы" - холодно закончил Никита и не без удовольствия заметил, как купеческий сынок вздрогнул. Однако помимо этого он заметил и лёгкое недоверие в его глазах. - Поднимайся и собирай своих дружков. Всех четверых, - бросил он и, развернувшись, зашагал обратно в таверну.


Первое что он увидел - две пары настороженных глаз и одну испуганных. Последняя принадлежала Айке, которая уже, наверное, думала о том, как несладко ей придётся если её спутника убьют или покалечат. Увидев Никиту целым и невредимым, она расплылась в улыбке и едва не пустила слезу, и пустила бы, если бы он не улыбнулся и не подмигнул ей.


- Уважаемый господин маг, простите, не знаю вашего имени, - хозяин таверны склонился над стойкой, - Не сочтёте ли вы за наглость, если я предложу вам перекусить за счёт нашего скромного заведения?


- Ник-Конон, - представился Никита и, окинув взглядом зал, задержался на тихо посапывающем теле. - Сейчас этого вынесут и тогда мы присядем за какой-нибудь столик.


"Выносящие" ждать себя не заставили. Дверь осторожно открылась и в проёме появилась морда одного из дружков.


- Разрешите забрать, господин маг? - спросил он очень вежливо и когда Никита кивнул, чуть ли не на цыпочках проследовал к спящему товарищу. Вслед за ним появился второй друг виновника торжества, а вот сам купеческий сын не зашёл и у Никиты мелькнули нехорошие мысли. Обиделся, стало быть, а от таких можно чего угодно ожидать. Не оказал ли он этим людям медвежью услугу?


Он искоса взглянул на хозяина таверны, потом на его дочь и приметил, что на их лицах всё то же напряжение, которое они стараются скрыть за притворными улыбками. Хотя нет, дочь улыбается вполне искренне и даже вроде игриво, но страх в глубине серо-зелёных глаз всё же есть.


Когда тело было вынесено, Никита со своей спутницей присел за один из столиков и не без наслаждения стал посматривать на дочь хозяина, которая накрывала на стол. Не очень высокая стройная девушка с роскошными светлыми волосами и большими глазами цвета морской глади. Вопреки расхожему мнению эта самая гладь не всегда голубая или синяя. Зачастую она именно изумрудного цвета, особенно у берегов, когда те представляют собой покрытые лесами холмы.


Девушка принесла сначала две тарелки с первым блюдом, похожим на суп харчо и поинтересовалась у Никиты, чего тот хочет выпить.


- А что вы можете посоветовать? - спросил он в ответ, боясь не угадать с местным ассортиментом напитков.


Девушка мило улыбнулась и предложила белое ханкийское вино, которое по её словам было самым лучшим в западной части королевства Тирон. Никита спорить не стал и попросил принести себе один бокал ханкийского и что-нибудь не алкогольное своей спутнице. К алкоголю он особой симпатии не питал, но отказать не решился, боясь, что девушка посчитает его мальчишкой. Дочь хозяина улыбнулась и поспешила обратно к стойке своей летящей походкой, и он невольно засмотрелся на её тонкую талию, мягко переходящую в аккуратную попку. Однако налюбоваться помешал взгляд отца, который Никита заметил, когда девушка легко проскочила сквозь небольшой проход в стойке. Не сказать, чтобы он был суров или даже просто строг, но и особой радости в нём не читалось.


Слегка сконфузившись, Никита взял глубокую деревянную ложку и, склонившись над тарелкой, зачерпнул. Суп действительно напоминал харчо, приправ в него наложили от души. Поэтому съесть весь он даже не попытался. Проглотил всего четыре ложки и отодвинул тарелку. А вот Айка уминала это "горючее" за обе щёки, которые от острых специй у неё разгорелись. Шмыгнув носом, она взяла ещё один кусочек хлеба и посмотрела на Никиту.


- А вы их сильно побили? - спросила она и откусила чуть ли не половину.


- Не очень, - ответил Никита, взглянув на дочь хозяина, которая возвращалась с двумя тарелками и бокалами. Девушка нравилась ему всё больше и больше, но одновременно с этим он ни на что не рассчитывал. Сейчас они поедят и уйдут, какие тут могут быть отношения? Да и возможно...


- А маги могут иметь связь с простыми девушками? - спросил он у Мурганда, который с момента драки ещё ни разу не проявил себя.


- Вот я удивляюсь, - ученик хмыкнул. - И с чего это наше оборотневое величество решило, что он маг? Маг - это я, а ты... Ты...


- На вопрос ответь и достаточно, - спокойно перебил Никита.


- Да как хочешь. А вообще, многие маги по этому вопросу даже аскезу практикуют. Воздержание позволяет лучше владеть магическими потоками.


- Многие, но не все, я правильно понял? - спросил Никита, улыбнувшись приближавшейся девушке. Нет, там, на Земле, он бы на такое не решился, зная, что в ответ получит лишь усмешку. Но здесь он был, без всяких преувеличений, красавчик, и предсказуемо получил в ответ такую же улыбку. Видимо, обеспокоенный данной ситуацией отец юной миловидной особы, хрипло кашлянув, и сам решил выбраться из-за стойки. Протиснувшись боком в проём, он торопливо зашагал к столику, переваливаясь, как медведь.


- Господин маг, - подойдя, и тем самым не дав Никите спросить у красавицы имя, обратился он. - Разрешите присесть за ваш стол и поговорить о кое-каких вещах.


- Присаживайтесь, - ответил Никита, скрывая недовольство. Девушка при отце тоже не стала флиртовать. Она быстро переставила тарелки и бокалы с подноса на стол и поспешила удалиться.


- Тут такое дело, - конфузясь, начал он, глядя на столешницу. - Вам господин маг, конечно же, огромное спасибо, что проучили этих оболтусов. Но боязно мне, что они пакость мне теперь устроят. Или таверну подожгут, или дочери прохода давать не будут. Отец этого Антура он в нашей деревни и бог и дьявол в одном лице, всё в его руках. Захочет, так и душу загубить может, и невинную даже. И невинную с большей охотцей, как мне сдаётся. Не нравятся таким, как он, невинные. Эх, крепок мужик задним умом. Надо было мне остановить вас, попросить не вмешиваться...


- Я намекнул ему, чтобы он вёл себя смирно, - не дал продолжить хозяину таверны Никита. - Сказал, что вашу таверну берёт под своё крыло один магический орден...


- Оно-то хорошо, господин маг, да вот с обиды-то и на орден плюнуть можно. Отомстить, а там гори оно всё синим пламенем.


- Ну разве, что сынок на такое отважится, - разговор начинал Никите не нравиться. Да, он сам недавно подумал, что возможно оказал медвежью услугу, но одно дело, когда думаешь об этом, а другое, когда тебе говорят в лицо. Что ж ему теперь, идти извиняться перед этими уродами и просить их не жечь таверну и не насиловать дочь её владельца? Разумеется, такого делать он не станет. - А вот купец вряд ли. У него же здесь всё хорошо, зачем ему иметь проблемы с орденом? Лучше ведь оставаться богом и дьяволом, чем вдруг стать горсткой пепла, когда сюда придут маги, чтобы разобраться. Я прав?


Мужик кивнул, хотя и неуверенно.


- А знаете что. Останемся-ка мы здесь с ночёвкой. Правильно, Айка? - Никита посмотрел на спутницу и у той прямо перед ртом застыл бокал с жёлтой жидкостью. - Если они наплевали на моё предупреждение, то придут прямо этой ночью, а если решили внять голосу разума...


- Ох, могут и обождать. Хитрые они, хоть и оболтусы, - с опаской проговорил мужик и вздохнул.


Никита ещё раз взглянул на смешное лицо Айки, которая, видимо, решала хорошо это или плохо, что они здесь задержатся и, взяв бокал с вином, сухо добавил.


- Я решу эту проблему.



Глава 6




Хозяин таверны не стал уточнять - как. Он просто дождался, когда гости закончат трапезу и после этого повёл их на второй этаж, где по его словам у него было четыре вполне достойных места для того, чтобы отдохнуть таким славным путникам. Все номера были двухместными, и Айка тут же выразила желание поселиться с Никитой вместе.


- Одной мне будет страшно, - жалобно проговорила она, но Никита всё же настоял на том, чтобы их поселили раздельно.


- Ты будешь в номере напротив. Если что, сразу беги ко мне, я не буду закрываться, - сказал он, но девчонка всё равно обиделась. Однако ему просто необходимо было остаться в одиночестве и иметь возможность ускользнуть, когда понадобится. Или точнее, когда представится такая возможность.


Взяв у хозяина блюдце с укреплённой на нём горящей свечой, Айка насупилась и скрылась в том номере, что был первым по левую сторону, а Никита открыл дверь в правый.


- Вот, - хозяин таверны отдал второе блюдце Никите и полез в карман из которого извлёк два ключа с кожаными бирками. - Вам может и без надобности, у вас и магические штучки есть, но по всей форме должен вам дать. Моя покойная супруга, пусть Одрин подарит ей вечную радость, очень любила порядок и всегда радела за него. И ещё, господин маг, - он вдруг перешёл на еле различимый шёпот, - Прошу вас, не крутите... - осёкся, сглотнул и осторожно продолжил. - Не совращайте... - снова запнулся. - Не обращайте внимания на мою дочь. Вам то что? Вы побалуетесь и уйдёте, а она же у меня впечатлительная. Влюбится ещё дурёха...


- Я понял, - оборвал его Никита, чувствуя, как у него начинают гореть уши. - И не собирался. Вы позволите? Мне нужно побыть наедине.


- Да-да, разумеется, - хозяин таверны попятился спиной вперёд, одновременно с этим слегка поклонившись пару раз. - Отдыхайте, господин маг. Если что понадобится вы зовите Нуаль... Меня зовите. Я в тот же миг исполню любую вашу просьбу.


Дождавшись, когда хозяин спустится по лестнице, Никита перешагнул порог и тут же услышал за спиной голос своей спутницы.


- Нуаль. Хм, красивое у неё имя, не то, что у меня, да? Вы, наверное, что-то задумали, господин маг? Что-то такое, наверное, уже и помечтали?


Никита обернулся и, узрев обиженное лицо Айки, не смог сдержать смеха.


- Что? - зло спросила девчонка. - Чего смешного-то?


- Ничего, - подавив смех, выдохнул Никита. - Не выдумывай всякой чуши. Иди в свою комнату и выбрось лишние мысли из головы. Вместо этого лучше прислушивайся, что там за окном, хорошо?


- Не буду прислушиваться. А то вдруг что другое услышу, не то, что нужно.


Девчонка хлопнула дверью, оставив Никиту в недоумении. Это она о чём? Об этом самом, что ли?


Тьфу ты! Да они что, сговорились что ли? И не думает он ни о каком сексе. О другом думать нужно.


Он наконец-то вошёл в комнату и, закрыв дверь, осмотрел вполне себе приятный интерьер. Две не очень изящные, но красивые, с резными спинками кровати у стен. И застелены симпатичными тёмно-зелёными покрывалами. В одном из углов шкаф высотой до потолка, возле окна низкий столик. На полу дорожка, немного потёртая, ну да ладно. Для таверны в маленькой деревеньке совсем даже неплохо...


А маленькая ли эта деревенька? Что он вообще знает о ней?


Никита задумался. Сможет ли он сделать то, что задумал?


В общем-то, ничего сверхъестественного он и не задумывал, всего лишь припугнуть купеческого сынка ещё разок, но ведь и это не получится, если он не отыщет его.


Подойдя к окну, Никита отодвинул тюлевую занавеску и стал смотреть в темноту. Есть один способ отыскать наверняка, но не опасно ли?


Дунувший в лицо ветерок удивил, хотя подсознательно он и понимал, что окно вряд ли застеклено. Но ведь что-то должно быть?


Он подался вперёд, пощупал рукой, потом посмотрел по сторонам. Ничего, кроме двух маленьких ставень. Что ж, это упрощало задачу.


Стараясь двигаться бесшумно, он вернулся к двери и прислушался. В коридоре было тихо, но то, что Айка ещё не спит, тут к гадалке не ходи. И чего он её с собой потащил? Ну-то ладно, а что делать с другим? Она ведь ещё и влюбилась в него. На своём опыте Никита не знал, а вот за одним его другом, красавцем парнем, время от времени начинали увиваться малолетки. Первая любовь, идеальная, навеки, слёзы, порезанные вены. В общем, сплошная морока.


Постояв у двери минут пять, он снова вернулся к окну. Да ладно! Если что, уходил заниматься магией в лес. Ну нравится ему в лесу. А в такой комнатушке и мебель можно невзначай повредить.


Успокоив себя этими мыслями, Никита перекинул ногу через узкий подоконник, пригнулся и очень скоро был уже внизу. Приземление получилось мягким и профессиональным. Видимо, Эрник тренировался и этому.


Поднявшись с корточек, Никита бросил взгляд на окно, и коротко выдохнув, рванул в сторону деревни. Шаг, второй, третий... холодной травы коснулись уже не ступни ног, а мягкие подушечки лап, и он почувствовал, как скорость сразу возросла вдвое. Теперь он точно отыщет всех, кто его интересовал. Он запомнил запах каждого.


- Ты что, обратился? - раздался в голове голос ученика. - Ты с ума сошёл?


- В человеческом облике долго, - ответил Никита, ускоряя бег. - А как ты догадался?


- Ну не на карачках же ты с такой скоростью передвигаешься. Я же вижу...


- Тихо!


Никита повернул голову в сторону леса, тянувшегося вдоль просёлочной дороги и сразу же свернул к нему.


- Что? - не понял Мурганд.


- Тихо, - уже спокойней ответил Никита и потянул ноздрями прохладный ночной воздух.


Они там, все пятеро.


Обогнув одно за другим четыре дерева, Никита сбавил темп и, обратившись в человека, застыл за широким стволом. До тех, кто ему был нужен, оставалось метров десять-двенадцать. В ночной тишине, нарушаемой только лёгким шумом ветра в верхушках деревьев их шаги, а тем более голоса, были слышны отчётливо. Точнее, голос был один и принадлежал он мажору.


- Ты что, трусливая свинья, отказаться хочешь? Думаешь, прикинулся пьяным и всё тебе с рук сошло? Да я с тебя самолично шкуру спущу, если ты не сделаешь то, что я требую. Подойдёшь, попросишь Шаргаля позвать, скажи, извиниться хотел перед господином магом. И стой там тварь у порожков, понял?


- А если ты не попадёшь? - с осторожностью подал голос другой из компании.


- Да я из арбалета птицу на лету бью. Не боись, попаду.


- А если он заклинанием каким прикроется?


- От нежданной стрелы в темноте? - мажор пьяно хохотнул. - Ну если только он архимаг.


- А что если?


- Можешь возвращаться домой, трусливая скотина. Только знай, я отцу скажу и он с твоей семьи весь долг стребует. За раз. Думаешь, твоя мамка и две сестрёнки тебе спасибо за это скажут? Да вы что, забыли на чьи деньги пьёте?! Мага какого-то испугались? Помните, два года назад в соседней деревне парни такого же убили?


- Хвастались, может?


- А амулет видал, который они показывали?


- Может, украли просто?


- Плевать. Мне плевать, - разозлился мажор и перешёл на крик. - Я этого ублюдка всё равно убью! И Шаргаля убью! А Нуальку сучку потом по кругу пустим! Ну как парни? Хотите же эту сучку отыметь?


- А почему бы и нет, - подал голос ещё один из дружков. - Я не против. Эх, а какая у неё задница сладкая. Я тогда второй, да, Антур? Ну как обычно, я же всегда после тебя милашек жарю.


Никита даже не понял, что с ним произошло. Злость накатила и захлестнула, ударила словно плетьми со всех сторон так, что показалось будто собственная кожа обожгла внутренности. Он действовал так быстро, что пьяные ублюдки не успевали оказывать сопротивления. В пылу он даже не стал их сортировать и очень огорчился, когда оставшийся последним оказался совсем не Антуром. Хотя, какая разница? Всё равно четверо были уже мертвы. Трое со свёрнутыми шеями, а четвёртый с болтом в горле, всаженном с такой силой, что оперение наполовину ушло в мясо.


Уже начиная остывать, Никита торопливо свернул шею последнему и тяжело уселся на землю, поджав ноги. Его руки затряслись, к горлу подступила тошнота и он часто задышал.


- С ума сойти...


- Заткнись! - гаркнул он на ученика и уткнул лицо в колени.


Но волна отвращения и страха быстро отступила. Никита поднялся, посмотрел на один из трупов и направился к валявшемуся рядом с ним арбалету. Арбалет так и оставался взведённым, Никита просто схватил стрелу и воткнул её в горло тому, кто был справа. Да-да. А Антуру, державшему оружие, он, сразу после этого, свернул шею.


Мысли постепенно переставали сумбурно метаться и картинки боя всплывали прямо перед глазами. Ничего интересного, сплошное однообразие. Одна рука на подбородке, вторая на затылке, резкий рывок, тихий хруст хрящей, и всё. Только с болтом он немного отошёл от схемы, да и то машинально, сообразив, что мажор рано или поздно нажмёт на спусковой крючок. И выходило, что перестраховался зря.


Подняв арбалет, Никита обыскал мажора, но второго болта у него не оказалось. Тогда он подошёл к парню с пробитым горлом и, перевернув его на живот, вытащил тот единственный, который имелся в наличие. Оставалось разрядить оружие. Скользкая от крови стрела послушно легла в "дуло", металлическую трубку, прикреплённую на лонце и, взяв на прицел небольшой земляной бугорок, Никита нажал на крючок. Тетива с хлопком и свистом выбросила болт.


Таким мне в ногу стреляли, вздрогнув, припомнил Никита и зашагал к бугорку, покачивая арбалет в руке. Оружие было не тяжёлым. Хотя ложе на ощупь сделано из очень твёрдого дерева, но мастер явно постарался убрать всё лишнее, чтобы по максимуму снизить вес.


Вернувшись к трупам, он последовательно обыскал всех, но ничего кроме трёх одинаковых ножей и пяти серебряных монет не нашёл. Слегка замешкавшись, он всё же положил монеты в карман. Всё равно обратно к таверне пойдёт в облике человека, так что не помешают.


А вот что делать с ножами было непонятно. Обычные, вряд ли чего-то стоят. Но с другой стороны, если уж подстраивать всё под ограбление, то нужно забирать и их. А потом уже выкидывать по дороге.


Так он и зашагал по ночному лесу, держа в одной руке арбалет, а в другой три ножа и болт.


Спрятав их недалеко от таверны в густых зарослях кустарника, Никита взобрался обратно в комнату через окно и уселся на кровать. В голове зароились мысли, пытаясь выстроиться в чёткий план. Но едва он нащупал его, как вдруг возник ответ на вопрос, который крутился в подсознании с того самого момента, как он разрядил арбалет.


- Да потому что мы не можем переносить оружие в облике волка, - выдохнул он, глядя на вторую кровать. - Это же логично! Оборотни перемещаются без оружия и поэтому их учат владеть всеми его видами. Что было у противника, то отобрал и используешь.


- Ты о чём? - стало интересно ученику. Его голос в темноте прозвучал неожиданно и Никита вздрогнул.


- О том, что я, наверное, владею много каким оружием. Нужно только воспользоваться память тела.


- Вот это я в вас оборотнях и ненавижу. Используете всё, что в руки попадётся...


- Нужно будить Айку, - перебил его Никита и, вскочив на ноги, торопливо зашагал к двери.


- После того, что ты сделал, вам нужно уносить отсюда ноги, это факт. Жаль. Я бы хотел посмотреть, как ты жаришь дочку этого жирдяя.


- Перебьёшься.


Чтобы дверь не скрипнула, Никита открыл её рывком и, резко шагнув вперёд, едва не сбил с ног... Нуаль. Девушка шумно вздохнула и совсем неожиданно для Никиты, обняла его и потащила обратно в комнату.


- Не хочу чтобы твоя спутница проснулась, - прошептала она и когда они оказались в комнате, закрыла дверь так же резко, как совсем недавно Никита её открывал.


Он попробовал мягко высвободиться из объятий, но девушка лишь сильнее прижалась к нему. Никита почувствовал её упругие груди, от чего у него спёрло дыхание и вместо просьбы отпустить, он просипел что-то невнятное. А спустя секунду он уже почувствовал своими губами её тёплые влажные губы.


- Подо... Посто... Ну...


Но девушка была столь настойчива, что стало понятно, словами её не остановить. Да и хочется ли ему её останавливать?


Никита задумался и сам не заметил, как оказался сидящим на кровати. Нуаль ловко вскарабкалась к нему на колени и продолжила целовать, попутно ища ремень на его брюках. Ну и нравы у них в деревнях...


Понятное дело, что он помог, хотя это ещё вилами на воде писано. Может наоборот навлёк беду. Но он делал это вовсе не для того, чтобы заняться сексом.


- Обними меня, - прошептала девушка, и Никита неуверенно потянулся ватными руками к её талии. Почему они были ватными? Далеко за ответом ходить было без надобности, всё объяснялось просто. У Никиты ещё ни разу не было секса, что и не удивительно с его-то прошлой внешностью. Вот поэтому сейчас он и разрывался между тем, чтобы оттолкнуть эту настойчивую деревенскую девчонку и тем, чтобы всё же... Нет, это плохо. Нельзя пользоваться ситуацией.


Когда-нибудь нужно начинать, сказал ему внутренний голос. Он сначала подумал, что это ученик, но быстро сообразил, что голос не принадлежит самому способному. Да и этот самый способный наверняка сейчас смотрит на девчонку во все глаза и ему не до разговоров.


А Нуаль уже расстегнула ремень и теперь пыталась стянуть с него брюки. Никита, плохо соображая что делает, приподнял задницу и в одно мгновение брюки оказались где-то в районе щиколоток. И ещё он вдруг вспомнил, что у него совершенно нет трусов. Не пользовались видимо здесь таковыми.


Тёплая рука Нуаль обхватила его достоинство и он услышал восхищённый вздох.


- Ничего себе.


- А ты что уже много видела?


- Ты четвёртый. Но те трое по сравнению с тобой лилипуты.


Он хотел было спросить, а не было ли среди тех трёх купеческого сынка или кого-то из его дружков, но решил не портить торжественность момента. Да плевать. Ну может и заступился он не за принцессу-девственницу, и какая разница? По большому счёту он-то и не за неё заступался, а просто нанёс превентивный удар. Эти мудаки всё равно бы докопались, как только они с Айкой сели за столик и ему бы не удалось избежать драки. Трусливо отступить? И чтобы тогда подумала его спутница, которая считает его магом? Да она бы просто не поняла. Как это - маг и трусливо отступает перед пятью деревенскими хулиганами.


Когда Нуаль скинула с себя одежду, его пробрала дрожь. Было страшно опозориться, ведь всё-таки в первый раз. Но он принял правильное решение. Да, его мозг ничего не знает о настоящем сексе, но тело Эрника ведь должно знать. Наверняка у этого мускулистого красавца с немаленьким достоинством, да ещё и наследника престола, уже был опыт. И отбросив страх и все лишние мысли, Никита просто приступил к делу, доверяясь инстинктам нового тела. Он уложил Нуаль на спину и, продолжая целовать её горячие губы, вошёл в неё. Девушка напряглась, её пальцы впились ему в спину, а ноги плотно обвили талию.


Сколько всё длилось, Никита сказать не мог, но по его ощущению - бесконечно. Когда всё закончилось, он довольный упал на спину и уставился в потолок. Нуаль, чуть ли не мурча, принялась гладить его грудь, потом стала спускаться ниже и когда её нежные пальцы добрались до пупка, они одновременно коснулись и его органа.


Во второй раз Никита действовал уверенно и даже немного грубовато, но девушке это нравилось. Она стала постанывать, сжимать в кулачках тёмно-зелёное покрывало и с изяществом кошки выгибать спину.


Когда всё закончилось, Никита уселся на краю кровати и стал взглядом искать брюки. Удовольствие удовольствием, но это никак не отменяет того, что он сделал пару часов назад.


- Жаль, что мы не можем быть вместе, - лёжа на спине, расслабленно проговорила Нуаль. - Ты лучший мужчина. Если бы ты не был магом...


- Но я маг, - коротко ответил Никита и, подхватив с пола брюки, стал их натягивать. Нет, он был благодарен этой деревенской девушке, всё-таки она стала его первой женщиной, но внутри него вместе с этим появилось и отвращение к ней. Слишком уж быстро и настойчиво она затащила его в койку. Да и есть правда в её словах. Вместе они не могут быть ни при каких обстоятельствах. И даже не потому что она принимает его за мага, а потому что он - попаданец, и ему нужно вернуться на Землю. Но даже если бы он не был таковым, всё равно ни о каких отношениях не могло быть и речи.


Одевшись, он встал напротив кровати и не без любования посмотрел на девушку, тело которой было очень красивым. Тонкая талия, крепкие округлые бёдра, средних размеров грудь с маленькими розовыми сосками, единственное, что не очень вписывалось в эту красоту - чёрный треугольник волос в интимном месте. Как и большинство современных мужчин с Земли, он предпочитал, чтобы там волос не было.


- Вы не обижаетесь, господин маг?


Такой резкий переход удивил Никиту. А последовавшее объяснение и вовсе лишило остатков того довольного состояния, которое принесли любовные утехи.


- Я слышала, что если зачать от мага, то у ребёнка с большой вероятностью может быть дар. Вы простите меня, но чего ждать в этом захолустье? Однажды я стану хозяйкой таверны, растолстею и потеряю красоту. А так может хоть ребёнок чего-то добьётся. Вы только не переживайте, у него будет хороший отец. У меня тут есть парень один, он меня любит и хочет жениться.


- Не из этой пьяной компании? - напрягаясь, спросил Никита, и девушка к его облегчению завертела головой.


- Нет, что вы, господин маг. С этими идиотами и связываться опасно. Больные на всю голову. Сколько уже девушек в деревне изнасиловали, а то и бьют потом, если пьяные.


- А с чего ты решила, что забеременеешь?


- Самое-то время, - девушка потупилась. - Так совпало, что вы появились в самые такие дни, когда зачать можно.


Никита задумчиво уселся на кровать и посмотрел на неё. Нужно было предупредить её о том, чтобы они с отцом не болтали лишнего.


- Нуаль, - осторожно начал он. - Сейчас я и моя спутница уйдём, у нас дела, а ты скажи отцу, чтобы никому не говорил о том, что мы тут были.


- Хорошо, - как-то слишком быстро согласилась она и Никита, слегка перестроив фразы, повторил. Девушка закивала, и он, погладив её волосы, снова поднялся.


- Это очень серьёзно. Обязательно скажи ему. И ещё скажи, что это в ваших интересах. Ни слова о нас. Поняла? Да, и открой дверь таверны, если она заперта. Только отца не буди, хорошо?


На лице Нуаль появилось озабоченное выражение, но больше повторять Никита не собирался. Нужно уходить.


Достав из под матраса нож, он засунул его за пояс и поспешил к двери.


Айка мирно сопела под покрывалом, обняв тонкими руками подушку. Никита осторожно разбудил её, тронув за плечо и когда она распахнула глаза, стал шёпотом объяснять, что им пора уходить.


- Почему? - не поняла спросонья девчонка.


- Потому что надо. Магические дела зовут. Вставай, давай.


Девчонка собралась быстро, почти по-солдатски. Две минуты и она уже одетая и с узелком в руках стояла перед ним.


Они спустились по лестнице, стараясь не шуметь, и в зале наткнулись на Нуаль. Девушка вдруг кинулась Никите на шею и тихо расплакалась, вызвав тем самым у Айки стойкое чувство злости. Именно его девчонка и изливала понемногу на Никиту, когда они шли по ночной дороге. А ему, в общем-то, это было и на руку. Пусть лучше достаёт своей глупой ревностью, чем расспросами о том, почему им так срочно пришлось покинуть тёплый и уютный уголок.


Зато с ненужными вопросами и нравоучениями полез ученик.


- Вот зачем нужно было вмешиваться во всё это? Я не понимаю, разрази меня гром! А что если они пошлют за нами погоню?


- Вряд ли, - уставшему от ночных происшествий Никите ругаться совсем не хотелось. - Не думаю, что мажор с друзьями рассказали кому-нибудь о произошедшем в таверне. Это же для них позор. Они же в своей деревне самые крутые, а тут вдруг... - он хмыкнул, вспомнив, как легко раскидал четверых молодчиков прямо у порога. Хотя, это не шло ни в какое сравнение с тем, что было в лесу. Убить пятерых голыми руками! Теперь ему даже казалось, что он в процессе ещё успел дважды обернуться туда-сюда, и теперь вот в подсознании шевелилась неприятная мысль, а он точно не порвал кому-нибудь горло зубами? Да нет. Вроде всем сворачивал шеи... Кроме того, которому болт в горло...


Чёрт, совсем забыл про арбалет с этой Нуаль! Отвлёк неожиданный и главное первый секс. Ну да и бог с ним с этим арбалетом. Всё меньше всяких там вещдоков, если и правда за убийство его в местный розыск объявят.


Через пару часов Айка всё же не выдержала и уснула прямо на ходу. Если бы Никита не заметил, то она бы так и свалилась на дорогу, но он успел подхватить её и, не сильно тряхнув, разбудил.


- А? Что? - непонимающе выдохнула девчонка и стала тереть кулаками глаза.


- Спишь ты уже, - задумчиво протянул Никита, глядя в тёмную полосу леса, который тянулся справа от дороги. - Надо на ночлег останавливаться.


В полосе было много хвойных деревьев и поэтому можно было без всякой подготовки валиться на толстый ковёр из сухих иголок, не боясь к утру простудиться. А вместо одеяла использовать нижние лапы тех же местных сосен. Быстро наломав их, Никита большую часть отдал девчонке, взяв себе совсем немного. Ему и в куртке было не холодно. А когда Айка уснула, он и куртку снял с себя, чтобы её укрыть. Сон всё равно, как ни странно, к нему не шёл. И даже более того. Ему вдруг дико захотелось обернуться и пробежаться по ночному лесу, скидывая напряжение, которое всё-таки присутствовало внутри.


Взглянув на спящую девочку, он развернулся и, осторожно ступая по мягкому ковру игл, углубился в темноту, чтобы не дай бог она не увидела, кем он является на самом деле. И уже там он дал волю своей второй сущности. Разбежавшись, словно пловец в бассейне, нырнул головой вниз, испытывая лёгкий страх. Но ему это ощущение начинало нравиться. Кажется, что сейчас ударишься, перекувыркнёшься и так и останешься лежать со свёрнутой шеей, но вместо этого земли касаются мягкие подушечки лап, скорость бега увеличивается вдвое и появляется чувство полной свободы.


Пробежав примерно километр, Никита вдруг уловил острый запах, который шёл с той стороны дороги. Пахло жареным мясом, кашей и человеческим потом. Он замедлил бег и взял левее. Пересёк дорогу, снова углубился в лесную чащу и вскоре увидел подрагивающий огонёк. Кто-то, как и они с Айкой, остановился на ночлег прямо в лесу. Пройди они ещё минут двадцать и могли наткнуться на не нужных путников. Конечно, те расположились не прямо на дороге, но кто знает, вдруг они выставили секреты.


Перейдя на шаг, Никита стал пристально вглядываться в полумрак между деревьев и напряжённо тянуть ноздрями прохладный ночной воздух. Ученик снова выразил своё недовольство, но Никита послал его подальше. Ему вдруг пришла в голову занятная мысль. Если там, у костра, окажутся местные "Робин гуды", то почему бы не пограбить награбленное? Деньгами он так и не разжился, да что там деньги, он даже забыл попросить Нуаль собрать им в дорогу съестного. А как дальше без наличных и еды? Терпеть, что за тебя будет платить двенадцатилетняя девчонка?


Он медленно подкрался к костру и прислушался. Из-за густого кустарника, который окружал маленькую поляну, разглядеть кто там сидит возле огонька не получалось, но судя по тихому разговору, двое точно не спали. Один голос, хрипловатый и усталый, явно принадлежал старику, второй подростку.


Никита принял облик человека и на корточках, аккуратно раздвигая ветки кустарника, стал подбираться ближе, пока, наконец, не смог разглядеть поляну полностью. Костёр был разведён у её дальнего края. Вокруг два бревна, дальше за ними видна телега, которую путники непонятно как затащили в непроходимую чащобу. В телегу запряжены две низкорослые лошадки, и они пугливо посматривают в его сторону. Пришлось отползать назад, чтобы раньше времени не поднять на уши небольшую компанию, расположившуюся кто где. Один рослый мужик сидел прижавшись спиной к стволу дерева. Рядом с ним топор, и не такой, каким колют дровишки в деревнях. Его оружие было раза в три больше и выглядело вполне грозно. Второй спал в телеге. Правда Никита видел лишь ноги, обутые в массивные сапоги, но и этого было достаточно, чтобы понять - там ещё один бугай, а не красная девица.


Ещё двое сидели на бревне. Старик и парень лет пятнадцати-шестнадцати, то есть его одногодка. Из того, что Никита успел услышать, уже было понятно - парень этот едет в столицу. И едет для того, чтобы поступить в магическую академию. Старик, судя по всему, его наставник, а те двое - телохранители. Это Никита уже домыслил по богатому одеянию юнца. Ну понятно же, что какой-нибудь очередной купеческий сынок, которого папаша отправил учиться уму-разуму. О том, что именно купеческий, а не к примеру баронский, говорило отсутствие кареты, которая по мнению Никиты должна быть у любого уважающего себя аристократа, даже очень молодого. А о том, что не сын обычного крестьянина намекали одежда и наличие телохранителей.


- Ты что собрался делать? - снова появился встревоженный ученик. - Ты меня сначала в академию доставь, а потом твори что вздумается...


- А как же моё возвращение на Землю? - с усмешкой перебил Никита. - Или это ты сказал лишь бы я дотащил твою душонку до столицы?


- С чего ты взял? - голос стал ещё встревоженней. - Разумеется, тебя отправят...


- В теле оборотня? Не смеши. Моего тела там уже нет, тебя вон тоже не всего переправляли, а только душу, или разум... Неважно, в общем. Сдаётся мне, что никто никуда меня переправить не сможет. Поэтому не мешай...


- Что ты задумал?


- Подзаработать немного. Не бойся, убивать в этот раз не буду.


- Да мне всё равно! Хочешь, убивай, хочешь, нет. Ты главное до Кальбрега живым доберись.


- И там что? Идти к твоему этому Вартану? А зачем? Он тебя вытащит, а меня прибьёт. Разве не так?


- Нет, разумеется...


- Заткнись, - холодно остановил Никита. - Поговорим потом.


Поднявшись в рост, Никита уже без всякой осторожности двинулся вперёд, привлекая к себе внимание парня и старика. Однако этими двумя ограничивалось недолго. Уже через секунду тревожно дёрнулись лошади и тот, что был в телеге, сразу же подскочил и спрыгнул на землю. В кожаном доспехе, широкоплечий, с наручами и коротким мечом, сомневаться в том, что он хороший воин Никита не стал. Противника лучше переоценить, чем недооценить. Что ж. Пара хороших воинов против одного оборотня. Если конечно малец или старик не схватятся за арбалеты или луки.


Он взглянул на второго верзилу, который тоже вскочил на ноги и, схватив топор, застыл на нежданном госте суровым взглядом.


- Кто такой? - буркнул тот, что ещё пять секунд назад мирно дремал в телеге.


- Прохожий, - не останавливаясь, бросил Никита.


- Ну, так и проходи. Куда прёшь?


- Прохожу...


Медлить было глупо и лучший вариант виделся один. Взять в заложники юнца, и тогда охранники не страшны...


Однако, едва принявшись за дело, Никита изменил планы. А что будет потом с ним и Айкой? Не тянуть же будущего студиоза за собой, чтобы обезопасить себя от нападения двух его бугаёв? Нет, тут выход видится один. Вырубать их, потом тихо-мирно требовать половину выданных папашей сбережений, и после...


Додумать ему не дали. Мужик с секирой, видя, что незваный гость даже не думает останавливаться, поднял свою мини-плаху и кинулся на врага. "Враг" на секунду замер, потом легко ушёл из под удара, и пока охранник вновь вскидывал "топорик", нанёс сокрушительный удар в челюсть. Настолько сокрушительный, что бугай без сознания полетел носом вперёд, а костяшки пальцев у Никиты противно заныли. Не раздробить бы, или ещё чего хуже, не сломать бы руку. Силы в его новом теле столько, что если её не контролировать, такое может произойти запросто. Да и другая причина имеется. Что если эта огромная сила навлечёт на него подозрения? Наверняка не каждый человек обладает такой, если вообще существуют подобные люди.


Поэтому со вторым Никита замешкался. Не легко одновременно уворачиваться от меча и бить с осторожностью. Два первых удара он вообще придержал так сильно, что охранник воспрял духом и стал атаковать с яростью, хотя до этого явно побаивался лезть на рожон. Помимо этого Никите приходилось краем глаза наблюдать за парнем и стариком. В голове мелькнула запоздалая мысль - а что если старик маг? Но тот, даже если и был таковым, в схватку вмешиваться не спешил. Судя по всему, они оба всё ещё продолжали надеяться на своего дюжего мечника, потому как ни нападать, ни бежать желания не выказывали.


Наконец мечник так же, как и его напарник, зарылся носом в траву, и Никита, тряхнув пару раз рукой, посмотрел сначала на старика, а потом на будущего мага.


- Что вам от нас надо? - дрожащим голосом просипел парень.


- Шоколада, - потирая руку, холодно проговорил Никита. - А если такового нет, тогда денег.


Он хотел было намекнуть, что нужно только золото, но вовремя спохватился. Как бы его уже за оборотня не приняли с такими показательными рукопашными боями, а тут ещё один намёк будет. Бог с ними, можно и серебром взять, а обратно вернуться в облике человека.


- Вы не имеете права...


- В данном случае речь о правах не идёт. Понимаете, какая ситуация...


Никита сделал пару шагов к бревну, на котором сидели его собеседники и парень тут же, толкнув старика, взвизгнул:


- Заплати ему, Канград.


Старик закивал, суетливо полез за пазуху и, достав дрожащими руками кошель, протянул. Никита взял его, подкинул пару раз на ладони, послушав, как красиво звенит настоящий драгоценный металл, и потянув за тесёмку, открыл. Внутри оказалось двадцать золотых монет. Отобрав половину, он было протянул кошель обратно, но, прицокнув языком, снова согнул руку. Старик, подавшийся вперёд, чтобы взять остатки добра, чуть не рухнул вниз, а юный сопляк даже не пошевелился, чтобы помочь. Пришлось это делать Никите, хотя на мгновение и мелькнула нехорошая мысль. А вдруг этот седовласый мужичок чего задумал? Вдруг и правда маг?


Но не получив в ответ ничего кроме спасибо, Никита облегчённо вздохнул и мысленно укорил себя за мимолётный страх.


Страх... А ведь он должен быть! Тонны страха, кубометры! Он тут кирпичами уже должен был наложить... Неужели так сильно влияет сущность Эрника? Что в драке с теми ублюдками, что сейчас, он настолько спокоен и холоден, что его можно использовать в качестве морозильника.


- Простите, господин разбойник. Не понял вашего жеста, - проговорил старик после благодарности.


- Вы как понимаю наставник этого молодого человека? - Никита кивнул в сторону юнца, пропуская мимо ушей "титул", которым его наградили.


- Да, господин разбойник. Поэтому и прошу, отпустите его живым, не губите молодую душу.


- Не переживай, отец, я вас всех отпущу, - на душе стало мерзковато и Никита едва сдержался, чтобы не скривиться. Чтобы отвлечься, а заодно удостовериться, что угрозы нет, он бросил пристальные взгляды на охранников, которые продолжали "отдыхать" на травке. С этой стороны дороги хвойных деревьев почему-то не росло, это было понятно даже по запаху и потому вместо сухих игл здесь повсюду густо росла трава. Для бугаев это стало только плюсом, не вытаскивать потом из носа набившиеся иголки. - Только поедете вы не в ту сторону, куда держали путь, а обратно домой. Поговаривают, что скоро начнётся война с оборотнями, - он снова указал кивком на юнца. - А вот там как раз молодую душу и загубят. Так что возвращайтесь и отправляйтесь в новый путь не раньше, как маги разберутся с волколаками. Через годик-два, думаю, нормально будет. Я ваших помогу в телегу закинуть.


Когда оба тела, одно из которых пришлось "усыплять" повторным ударом, были уложены в транспортное средство, Никита подсадил на него старика и приказал парню взять под уздцы одну из лошадок. Сын купца пыхтел, тужился, весь изошёлся потом, но кое-как смог вывести телегу из чащобы на ночной тракт. Здесь Никита для полного счастья забрал у одного из охранников пояс с ножнами и, пожелав незадачливым путешественникам больше не встречать на пути плохих людей, отпустил их восвояси.



Глава 7




- Мы этой ночью поспим нормально или нет? Только закрою глаза, как вы господин маг, снова куда-то тащите. А теперь ещё и меч заставили нести. Где вы его вообще взяли?


Никита отмахнулся от назойливой девчонки, и продолжил разговор с Мургандом. Разговор этот был серьёзным. Он смог сначала загнать ученика в тупик, а потом вывести на чистую воду. Как и предполагалось, перекидывать полностью живое существо из одного мира в другой никто не умел. Только разум, или даже слепок с него, несущий в себе основные знания хозяина, как о себе, так и обо всём прочем. Но даже так проделали всего единожды.


Выходило, все слова о том, что его смогут отправить домой, были гнуснейшей ложью. И поэтому Никита уже общался с Мургандом без какого-либо паритета. Перестанет помогать ему магией? Хм. Посмотрим.


- Так значит в Академию можно поступить в любой момент? - снова повернул он разговор в нужное русло.


- Что за глупость? Один раз в год в конце лета.


- А сейчас, как я понимаю почти конец лета. Я правильно говорю?


- И что? Ты совсем с ума сошёл? Ты что - решил поступить в академию? Ты оборотень! А у них нет никакого дара, понимаешь? Ты магичишь только благодаря мне!


- Погоди, - Никита мысленно усмехнулся. Мурганд очень быстро впадал в ярость и это состояние можно и нужно было использовать. - Я первым делом - человек, и кто его знает есть у меня дар или нет. Оборотень я физически, а разум у меня вполне человеческий. Ты вот тоже внутри меня в виде слепка с разума и ничего же, магичишь.


- Не нужно было тебе этого показывать, - самый способный едва не взвыл, но быстро вернул контроль над собой. - Это ещё ни о чём не говорит. Твой разум, скорее всего, так же не приспособлен к магии, как и разум волколаков. Да и с чего он должен быть приспособлен? Ты не нашей расы, ты чужак здесь! Ха! Можешь мечтать сколько угодно, но ты попросту не сдашь вступительные экзамены.


- Сдам, - спокойно ответил Никита, чем вызвал взрыв смеха у самого способного.


- И как? - спросил он, насмеявшись вдоволь. - Как ты сможешь их сдать, если ты даже представления не имеешь о том, что такое магия?


- А ты мне расскажешь. И заодно научишь чему-нибудь. А если у меня не получится, то и поможешь.


- С чего бы это?! - Мурганд явно опешил. - Да ты в своём уме?


- Я-то в своём, а вот ты в моём, и нам придётся поработать вместе. Иначе я просто развернусь и зашагаю в другую сторону. У меня там между прочим трон намечается. Какое мне дело до какого-то недоучки?


- Я не недоучка! - взвился ученик. - Я самый способный ученик Магической Академии Кальбрега...


- Да слыхали уже не раз. Только послушай, самый способный. Сейчас ты зависишь от меня, причём полностью. И поэтому прежде чем я помогу тебе, ты поможешь мне. Иначе не получится. Мне ведь и, правда, в твой Кальбрег без надобности. Что я там забыл?


- Наши маги скоро научатся перемещать не только разум, но и тело. Я уверен. Ты не представляешь, какие идут работы в этом направлении!


- Вот когда научатся, тогда и вернёмся к этому вопросу. А пока решай, либо ты помогаешь мне поступить в Академию, либо я прямо сейчас делаю поворот на сто восемьдесят градусов и иду наслаждаться властью.


- И зачем тебе вообще Академия? - ярость из голоса Мурганда исчезла и в нём появился страх. - Нет, правда, зачем?


- Хочу сам разузнать про ваши эксперименты с перемещениями. Если у вас там действительно всё серьёзно и есть шансы, тогда я объяснюсь с Аль-Вартаном. Ну, а если ты просто водишь меня за нос... Тогда извиняй. Придётся тебе внутри меня прожить до самой моей смерти. А чтобы тебе жизнь мёдом не казалась, перестану вообще обращать на тебя внимание.


На этом ментальный разговор прервался. Ученик, видимо, погрузился в размышления, а Никита, посчитав, что и так уже хорошенько надавил, решил не торопить события. Всё равно не позднее завтрашнего вечера самый способный разродится решением. А возможно и быстрее. Но в любом случае сейчас у них и без поступления в Академию хватало проблем.


И первым делом нужно было оставить за спиной как можно больше лиг, чтобы наверняка не иметь дело с погоней, если такая не дай бог случится. Сила силой, но что будет, если он нарвётся не на пятёрку пьяных парней, или даже не на двух охранников, а на десяток хороших воинов? Оборотней можно убить и обычным оружием, это он уже и слышал, и успел испытать на себе. Да, восстановление в разы лучше, чем у простых людей, но распространяется ли оно на прямое попадание болтом или стрелой, например, в сердце или печень? В этом Никита уверен не был.


Примерно через час пути они набрели на перекрёсток. В полумраке ночи покосившийся указатель выглядел жутковато, но не это заставило Никиту вздрогнуть. Справа, стремительно нарастая, приближалась целая куча звуков. Топот, шорох, всхрапы и поверх всего этого, раздирая темноту, а заодно и душу, раздался вскрик, судя по накалу истерии, принадлежащий душевнобольному. Айка вздрогнула и прижалась к нему, отчего Никита потерял пару драгоценных секунд.


Они не успели сделать и трёх шагов в сторону обочины, как из-за поворота, в который резко уходил правый путь, выскочил всадник. Вслед за ним появились ещё двое. По силуэтам Никита сразу определил, что перед ним, как минимум, военные люди. Профи или нет, этого конечно не понять, но вооружены неплохо. У каждого к седлу приторочено копьё, или скорее - двухметровый дротик, из-за спин выпирают бугорки щитов, а сверху этих щитов явно различимы рукояти.


Но не успел он как следует разглядеть приближающихся всадников, как из-за тёмной стены деревьев появилась небольшая карета, запряжённая парой лошадей.


Какой-нибудь местный аристократ на ночном променаде?


Честно говоря, Никите это было совсем неинтересно. Его волновало всего одно, чтобы эта кавалькада сейчас просто пронеслась мимо, не задевая их ни словом, ни тем более делом. Однако, когда первый всадник, натянул поводья, переведя свою лошадь с рыси на шаг, надежда на подобный исход стала таять. Вдобавок сначала он, а потом и следовавшая за ним пара воинов, свернули влево и стали медленно проезжать мимо, поглядывая из-под широкополых шляп.


И тут Никита вздрогнул второй раз. Слишком уж сильно эти парни на фыркающих скакунах походили на тех двух охотников, что ему уже довелось повстречать.


Стараясь не особенно вглядываться в силуэты всадников, Никита сделал ещё пару шагов назад и, толкнув Айку себе за спину, стал без особого интереса смотреть на карету.


Она в этот момент неуклюже накренившись, входила в поворот на чуть большей скорости, чем того требовалось. Снова раздался душевнобольной крик кучера, который поднялся в полный рост и изо-всех сил потянул на себя поводья. Но мощи его глотки оказалось недостаточно для того, чтобы переднее правое колесо кареты не скользнуло в узкую сточную канаву. А то, что она там есть, Никита удостоверился ещё в самом начале их побега из деревеньки. В такую же канавку угодила ногой полусонная Айка и едва не сломала её. Вроде и не проблема, силы бы хватило чтобы нести девчонку сколь угодно долго, но когда Айка вскрикнула от боли, он без всякого преувеличения испугался.


В карете что-то хрустнуло, лошади дёрнулись и попятились назад. Канавка не широкая, но зато глубиной сантиметров в тридцать. Вдобавок, края из глины и камней. Так что сесть в неё с такими узкими колёсами можно крепко.


Всадники выругались вслух, Никита мысленно, а девчонка прижалась к нему ещё сильнее, и он почувствовал, как она дрожит от страха.


Всадник, ехавший первым, развернулся, его лошадь затопталась на месте, а он спрыгнув на дорогу, зло сплюнул под ноги. При этом его взгляд задержался на паре ночных путников, стоявших у края дороги.


- Салент, - тут же бросил он второму спешившемуся. - Разберись, кто такие.


Третий всадник покидать седло не спешил. Развернув свою лошадку, он направил её к карете и, остановившись возле дверцы, склонился над ней.


- Всё нормально, Калия? - спросил он, и Никите сразу же стало интересно. Лицезреть юную благородную особу... А почему бы и нет? Вот только странно как-то обратился к ней охранник. Или может это не охранник, а жених?


Когда эта самая благородная особа выбралась из своего транспортного средства, Никита не увидел, его отвлёк короткий вопрос:


- Ты кто?


Сохраняя спокойствие, он пожал плечами и спросил в ответ у широкоплечего мужика, который остановился в трёх метрах от него, держа в одной руке повод, а другую положив на пояс:


- А какая разница?


- Умничаешь?


Дальше мужик говорить не стал, так как ночную тишину наполнила отборная ругань. Как ни странно, исходила она из уст благородной особы. Это была высокая девушка. Не сказать чтобы хрупкая, но и до средних форм ей было далеко. А вот одета совсем не по благородному. Обтягивающий костюм, похожий на тот, в которых на Земле выступают жокеи на скачках. Разве что костюм был однотонный тёмный, отчего силуэт сливался с ночной мглой.


- Чтоб тебя волколаки сожрали, чурбак! У тебя вместо рук, сучки что ли?! Куда ты прёшь вечно?!


- Вы же сами сказали, чтоб побыстрей, - жалобно проговорил кучер и развёл руками.


- Слезай, давай, вытаскивать будешь, - понизив голос, бросила девушка и, заметив, что один из её провожатых с кем-то говорит, добавила: - Кто там, Салент?


- Борзый какой-то! - не сводя взгляда с Никиты, крикнул мужик. - Спрашиваю его по человечески, а он отвечает совсем не так!


- Ладно, Салент, не ругайся. Может понадобится нам, если парень крепкий, - девушка ещё раз взглянула на покосившуюся карету и зашагала в их сторону.


Никита следил краем глаза. Разумеется за девушкой, а не за стоявшим перед ним мужиком. Всего несколько дней проведённых в этом мире успели научить, что с тех, кто представляет угрозу, спускать глаз нельзя. А этот мужик выглядел крепким орешком и опасным противником. Да и руку держал у пояса, а что это означало, Никита тоже успел понять. Наверняка сможет метнуть нож практически незаметно. Незаметно, если отвлечься.


Остальные сопровождающие эту грубоватую благородную, а может и не благородную особу, занялись осмотром кареты. Но и на них Никита не забывал время от времени поглядывать.


Девушка оказалась смелее своего сопровождающего. Она подошла куда ближе, чем мужик, и руки держала расслабленно. Если, конечно, это не какая-то уловка.


Никита мысленно усмехнулся и обратился к ученику с просьбой.


- Иначе меня убьют, а значит, помрёшь и ты. Так что... - закончил он с лёгкой неопределённостью, но самый способный сообразил.


- Хорошо. Держу эту вульгарную девку на прицеле. А ты с мужика глаз не спускай.


- А что это такой красавчик и вдруг такой стеснительный? Почему на меня не смотришь? - проговорила особа и усмехнулась. - Ладно, без надобности. Ты на вид крепкий, поможешь? Заплачу золотой.


- Да я не бедствую вроде, - Никита удостоил её короткого взгляда и тут же выругал себя. - Слушай, - снова обратился он к Мурганду. - Переключись лучше на мужика. Не могу же я и в самом деле говорить с ней, а смотреть на этого здоровяка. По-идиотски получается.


- Ладно, - неохотно согласился ученик и Никита поблагодарил его, причём безо всякого сарказма, решив не портить отношения в такой занимательный момент. А момент именно занимательным и становился. Внутри него вдруг что-то взыграло и он решил немного проучить наглую особу. Если Мурганд подсобит, то с тремя воинами он справиться должен. Да может и не полезут они... Оскорблять ведь он никого не собирается.


Девушка удивлённо уставилась на Никиту, потом удивление переросло в недоумение и наконец она нашла, что спросить.


- А что ж ты такой небедный по ночам пешком ходишь?


- Я понял кто это, - неожиданно заговорил Мурганд. - Калия... Дочь старшего охотника в Кальбреге. Видел её один раз возле главного здания Гильдии охотников и тогда она тоже ругалась, - он хохотнул. - Сумасшедшая девчонка, вся в папашу. Тот тоже вечно орёт на подчинённых. Да и на студентов любит покричать. Он иногда лекции читает. Слава Одрину, что благодаря своей должности не ректор или декан.


Он замолк, а Никита вздрогнул в третий раз. Ну, ничего себе встреча.


Желание постебаться быстро утихло, однако и помогать он спешить всё-таки не собирался. Вон их тут четверо мужчин, пусть сами свою карету и вытягивают.


- Онемел, что ли? - спросила девушка и Никита, помотав головой, ответил на предыдущий вопрос.


- Ночные прогулки очень люблю. Когда на карете едешь, знаете ли, не удаётся насладиться звуками леса и подышать свежим воздухом.


Девушка открыла рот, собираясь что-то сказать, но видимо не найдя слов, снова сомкнула губки. А они у неё были очень аппетитные. Чуть припухшие. Вместе с насупленными бровями они придавали её лицу по-детски обиженное выражение. Как будто у этого умевшего так хорошо ругаться "ребёнка" только что отобрали конфетку.


- Да что с ним говорить - подал голос Салент. - Дать ему по морде и заставить вытаскивать карету. Делов-то, - он хмыкнул и оценивающе оглядел того, кому собирался дать по морде. Никита в ответ взглянул на мужика, только не оценивающе, а с лёгкой ленцой, и даже зевнул после этого, прикрывая рот ладонью.


- Никаких драк, Салент, - неожиданно миролюбиво проговорила девушка. - Вдруг и в самом деле из благородных. А они с заскоками бывают, могут и вот так пешком гулять по ночам. Потом, правда, иногда их окровавленные благородные вещи в лесу находят без благородных тельцев внутри. Был один такой, помню. Ко мне даже приставал. Не соблаговолите ли, господин, помочь попавшей в беду девушке? Я, кстати, забыла представиться. Калия-Оль-Наск, дочь Дарка-Оль-Наска, главы Кальбрегской гильдии охотников.


Она изобразила ехидный книксен, и Никита заметил, как в её глазах мелькнул холодный огонёк. Мысль, пришедшую ему в голову, подтвердил самый способный. Да, её отец не из благородных, а только архимаг.


Понятно. Девочка не любит представителей "голубых" кровей.


- У барона Нарлуга есть сыновья?


- Есть. А зачем те...


Но не успел Мурганд спросить, как Никита начал расшаркиваться перед темноволосой дочерью главохотника, причём, не боясь, что его поклон окажется совсем не таким, как тут принято. Да ехидничает он в ответ, если вдруг что, чего ж тут непонятного.


- Баронет Ник... - он хитро улыбнулся. - К сожалению, не хочу раскрывать своего полного имени перед... Впрочем, не хотелось бы оскорбить такую красивую дочь простого... Прошу прощения, дочь архимага.


Даже в полумраке стало видно, как лицо девушки побагровело. Её брови сползли ещё ниже, а миловидные припухшие губки превратились в две ниточки. Огонёк в её глазах стал ярче в несколько раз, а руки сжались в кулаки. Казалось, она прямо сейчас накинется на обидчика и разорвёт на куски, но уже через две секунды молодая особа изобразила ещё один книксен, но теперь без сарказма.


- Миль Калия, откуда вы знаете, что этот человек вас не обманывает? - влез в идиллию лёгкого обмана Салент.


- Я сужу по речи, - всё же не в силах скрывать раздражения, не очень нежно проговорила девушка. - Рада вас видеть, баронет Ник. Прошу не рассматривать мою просьбу о помощи всерьёз.


- И я рад, - Никита сдержался, чтобы не рассмеяться, глядя в напряжённое лицо темноволосой красавицы. А она и действительно была красива. Высокий чистый лоб, тонкий прямой нос и большие глаза, то ли просто зелёные, то ли серо-зелёные. Сказать честно и видно было плоховато, и не очень Никита разбирался в этом вопросе. Для него даже понятие "карие" до сих пор оставалось не совсем определённым.


- Восхищаюсь вашей смелостью. Вот так один и ночью. А что если разбойники, или не дай Одрин, оборотни?


- Я верю в свою удачу, миль Калия, - рискнул повторить обращение Никита и вроде не ошибся. Девушка даже ещё раз присела в книксене. Хм. Может она всегда должна так делать, когда к ней по имени обращается благородный?


- А вот от меня удача отвернулась, господин баронет, - она повернулась к мужику. - Что ж, не смею вас задерживать. Пошли, Салент.


И снова книксен. Никита в ответ обозначил лёгкий поклон и стал смотреть в спины уходящим. Точнее, смотрел он в одну спину. Зачем ему широкоплечая мужская? Куда интересней любоваться изящной женской, тем более переходящей в тонкую гибкую талии, а ниже...


- Так вы баронет, господин маг? - отвлёк его шёпот Айки.


- Не совсем, - так же тихо ответил Никита, - Но благородный.


А почему и нет? Формально он наследник трона, пусть даже у оборотней, но благородства-то это не отменяет!


- Ладно, пошли, - добавил он и легонько подтолкнул Айку в плечо.


Когда карета осталась за спиной, Никита невольно рассмеялся, хотя при этом ощутил и прилив злости. Нет, это хорошо, что он про благородного сказал, иначе бы просто заставили вытаскивать их чёртову карету. А ведь вон, лошадей ездовых уже впрягать начали. То есть, если ты простой человек, то тебя впрягают в первую очередь, и только затем заставляют что-то там тащить ценных скакунов. Хорошенькая иерархия! Впрочем, в нашем средневековье наверняка такая же была. Чего там холоп стоит? Копейки. А хороший скакун...


- Чего вы смеётесь, господин? - поинтересовалась Айка, отвлекая его от мыслей.


- Да так. Ладно, ты перестань, - Никита посерьёзнел. Из обращения девчонки пропало слово маг и осталось только господин. А это нехорошо. Один раз пошутил и достаточно. В городе за такие шутки можно и проблем найти. Понятное дело, что есть вариант отбиться и убежать, но ведь у него совсем другие планы. - Я не благородный, пошутил просто. Ты же сама видела, если б не соврал, то сейчас вместо их коней лямку тянул.


- А вы бы магией помогли. Или вы таких заклинаний не знаете?


А кстати, да! Если это дочь охотника, значит, те трое тоже охотники из гильдии. С магией, стало быть, накоротке. Почему же не использовали?


Переадресовав этот вопрос Мурганду, Никита получил следующий ответ. Охотники сосредотачиваются на боевых или защитных заклинаниях, которые относятся либо к тёмной, либо к светлой ветви магии. Причём подавляющая часть обладающих даром могут изучать лишь одну из этих ветвей. А вот тех, кто умеет смешивать обе ветви, единицы. И все остальные заклинания, которые не являются ни боевыми, ни защитными - это уже смешанная магия. Некоторые даже считают её отдельным искусством.


- А ты какую ветвь изучаешь? - стало интересно Никите.


- Я как раз по смешанной, потому и самый способный в Академии. За последние десять лет я единственный ученик, кто смог овладеть смешанной ветвью. Конечно, до Карг-Сантра мне далеко, да даже до Аль-Вартана... Но лет через двести - двести пятьдесят обязательно стану лучше их обоих...


- Через сколько?!! - количество лет настолько ошеломило Никиту, что он произнёс вопрос вслух, чем довольно сильно напугал свою спутницу.


- Вы что, господин маг? - отшатнулась она, и Никите пришлось объяснять, что он просто вздремнул на ходу, ему приснилась какая-то ерунда, вот и брякнул спросонок.


- Вы меня так больше не пугайте, - попросила девчонка. - И так страшно. Леса кругом, вдруг оборотни объявятся? Вот у нас же двое сбежали, а стало быть, опять начали шастать. Спаси и сохрани нас Одрин.


Она "нарисовала" перед собой звезду и принялась что-то шептать дальше. Молитва, наверное, подумал Никита и зевнул. Какой бы там не была выносливость у оборотней, но его начинало клонить в сон. Ещё эта встреча... Может зря он так пошутил? Девчонка всё же из Кальбрега, встретит его там... Да и чёрт с нею. Отошью, если начнёт клеиться и всего делов. Только мягко надо, чтобы не решила потом "пробивать" мою личность.


К самому утру, когда солнце только что вышло из-за горизонта и повисло над дорогой большим золотистым яблоком, а птицы уже как пару часов тихонько пели среди листвы, они наткнулись на постоялый двор, где, как оказалось, можно было не только поесть и снять номер, но даже купить лошадь. Правда, делать последнее никто не собирался. Но на всякий случай Никита поинтересовался о цене. Оказалось, в наличие есть пара лошадок, одна за десять золотых, вторая за тринадцать. От нечего делать Никита решил посчитать примерное соотношение цен. У Айки шесть золотых и это по её словам половина платы за один семестр в Академии. Стало быть, лошадь в среднем стоит, как плата за курс. То есть либо лошади дорогие, либо курсы дешёвые, либо цены на скотинку в этом дворе завышены, либо...


Он махнул рукой. Всё равно подсчитать правильно не получится. Ещё непонятно на учёбу в каком заведении собирала Айка. Цены в столице и провинции могут разниться не то что в разы, а иногда и на несколько порядков. Ну и лошади... На Земле они тоже по-разному стоят. Тут конечно хозяин двора не лучшими скакунами королевства торгует, но всё равно ничего через это предположение не высчитать. Может у них в этом их Тироне напряжёнка с лошадьми. Падёж, например, случился недавно, или вообще плодятся редко.


В общем, тему с лошадьми и местной экономикой он для себя закрыл и заказал чего-нибудь перекусить. А когда хозяин двора, приняв заказ, кивнул, торопливо добавил:


- Удвойте всё это. Что-то аппетит разгулялся...


Хозяин с довольной миной закивал и скрылся за полками уставленными кувшинами, пустыми тарелками и кружками. Над одной из полок Никита увидел боевой топор, точно такой, как был у охранника несостоявшегося студиоза. Либо хозяин заведения из бывших вояк, либо держит для острастки. Хотя, какая разница?


Никита развернулся и, облокотившись на массивную стойку, оглядел зал, который, слава богу, был пустым. Новых заварушек искренне не хотелось, а хотелось одного - лечь и выспаться. Айка так и вообще уже клевала носом и часто тёрла кулачками покрасневшие глаза.


Выбрав столик в углу, Никита направился к нему и, усевшись на грубой работы стул, откинулся на спинку. То, что в этом постоялом дворе приторговывают лошадьми, ощущалось даже на уровне обоняния. Никита чувствовал и запах сена, и лошадиного пота, и даже лошадиного дерьма.


- Я так спать хочу, - устало проговорила Айка и вздохнула. - Не думала даже, что в дороге настолько трудно. И ваш меч ещё тащить...


- После кареты, если что, я уже его нёс, - Никита бросил взгляд на ножны, которые стояли под углом в сорок пять градусов и упирались в деревянный пол. Интересно, пригодится ли ему холодное оружие или только обузой станет? Впрочем, если даже не понадобится, то можно продать. Жаль оборотни не могут в облике волка что-то с собой нести. А то бы выбрал, чем Эрник владел лучше всего, и таскал при себе постоянно. Обвешанного железками люда тут хватает, так что никто даже не спросил бы, почему ты с оружием. Скорее, наоборот, станут подозревать хорошо одетого парня в отсутствие такового. Хотя, у того же мажора с дружками ничего кроме кинжалов не было. Не считая арбалета, да и то, арбалет они взяли уже после. Эх, жаль не прихватил его. Вдруг Эрник, как раз таки, мастер стрелять болтами?


Еду принесли два молодых парня, то ли прислуга, то ли сыновья хозяина, и Никита украдкой рассмотрел, что из оружия те имели при себе. У примерно его одногодки был кинжал на поясе, второй, малец лет девяти вообще без ничего. Стало быть и не так распространено среди обычных деревенских. Может наличие меча стало дополнительным аргументом в пользу того, что он из благородных? Речь, конечно, у него тоже не простенькая. Если Эрник и изучал местный язык, то явно не тот, на котором разговаривают простолюдины. Да и у него самого за плечами земная школа, а она по многим параметрам в сравнении с местными учебными заведениями получше всяких академий будет.


Как он и предполагал, немного поев, Айка уснула прямо за столом. Наскоро долопав всё принесённое ему, Никита позвал хозяина и спросил про номер. В этот раз взял двухместный, чтобы лишний раз не прислушиваться, как там дела у спутницы. Отнеся девчонку в комнату на руках и уложив её на одну из кроватей, он сам тяжело бухнулся на другую и уставился в потолок. Закрывать глаза опасно, сразу же уснёшь, а Никите очень хотелось поговорить с самым способным о магии.


- Ты сам подумал, что сделал? - перебил его Мурганд, едва он начал разговор. - Представился благородным! И главное - кому? Дочери главы гильдии охотников! Вот весело будет, если она в этом году решит поступать в Академию. Как выкручиваться собираешься?


- Разберусь, - буркнул Никита, одновременно с этим радуясь, что в вопросе о его поступлении разногласий больше нет. - Давай лучше о магии поговорим. Мы же договаривались.


- Мы не договаривались, - голос ученика наполнился обидой. - Это ты заставил меня согласиться. Шантажист!


- Какая разница, как произошло соглашение? - Никита машинально пожал плечами. - Главное, что эти знания необходимы мне для поступления, ведь так? Слушай, - вдруг осенило его. - А почему эта дочь главного охотника только сейчас поступать будет? У вас разве нет каких-нибудь магических школ, чтобы развивать дар с самого детства?


- С детства не получится, - Мурганд хмыкнул с ноткой превосходства. - Дар сначала развиться должен до определённого уровня, и обычно это случается к пятнадцати-шестнадцати годам. На экзаменах именно и проверяют развитие твоего дара, а не умение создавать заклинания. Это же естественно. Если дар ещё не созрел, это специальный магический термин, то тебе в нынешнем году ничего не светит, а если созрел, тогда его активируют с помощью специального ритуала. Послушай, у тебя ведь всё равно никакого дара нет, только время зря потратишь. Я ещё раз предлагаю самое разумное решение. Никто тебе ничего не сделает. Ты же и в самом деле не виноват, что попал в тело оборотня. Тебя даже могут в секретный отряд при гильдии охотников взять. Ты ведь в теле наследника трона клана Оскал и тебя можно использовать для блага нашего королевства.


- Ага, щаз-з! - Никита скривился. - Шпионом на ваш Тирон я работать не буду - это заруби себе на носу. Хм, ты уже даже не скрываешь, что домой меня никто отправлять и не собирается. Хотя... мы давно это уже выяснили...


- Ты будешь получать большое жалованье. В секретном отряде платят...


- Так, стоп! - зло перебил Никита. - Ни слова больше на эту тему. Давай о магии. И только о ней. Иначе сам знаешь, мне, что в ваш Кальбрег, что к оборотням - без разницы.


- Хорошо, - неохотно согласил Мурганд. - Слушай. Начну с самых основ. Есть два первичных вида магии - светлая и тёмная. Из них можно плести боевые и защитные заклинания. Ну и как ты уже знаешь, редкие маги, в том числе и я, умеют пользоваться обоими видами и смешивать их, создавая огромное количество заклинаний недоступных большинству. Но для этого нужен особый дар...


- А как его определить? - заинтересованно перебил Никита. - Можно же как-то это сделать?


- Можно, - согласился ученик и хохотнул. - Но ты лучше сразу забудь. Говорю же тебе - я первый такой за последние десять лет из четырёхсот тысяч жителей Тирона! Ты и одну ветвь не потянешь...


- А давай попробуем? - Никита от волнения даже поднялся и уселся на краю кровати. Конечно, скорее всего, получится как обычно. Ожидаешь чего-то, надеешься, всё внутри прямо ворочается в предвкушении... И вдруг - бац! Нифига. Пшик, как говорил его дед. Но тот же дед говорил, лучше всё-таки пробовать даже при минимальных шансах, чем не пробовать вообще. Потом всю жизнь жалеть будешь.


А тут даже и выбора нет. Пробовать-то всё равно придётся, так почему бы не прямо сейчас? Быстрее узнаешь, что дара нет, быстрее решишься на последний вариант - обратиться к Аль-Вартану. Какие оборотни?! Да, тело Эрника начинает менять его личность, перемалывать под себя, но он всё ещё хочет вернуться на Землю, и предпочтёт родной дом, маму и сестрёнку какому-то непонятному трону без лишних раздумий.


- Хм. Но давай договоримся, - Мурганд смолк, ожидая реакции.


- О чём?


- Если ты сейчас не обнаружишь в себе дара, то по приходу в Кальбрег сразу же обратишься к Аль-Вартану и всё ему расскажешь. Разве это не честно?


- А если я не соглашусь?


- Тогда я тебе не скажу, как проверять дар...


- Ты думаешь, я в Кальбреге не смогу у кого-нибудь узнать?


- Карг тебя раздери! - сорвался на крик Мурганд. - Ну почему всё всегда на твоей стороне?!


- Карг? - Никита совсем не обратил внимания на дикие вопли в голове, а вот имя его заинтересовало. - А кто такой Карг?


- Бог смерти, - сквозь зубы процедил самый способный.


- А самого лучшего мага звали Карг-Сандр?


- Карг-Сантр.


- То есть у него было имя бога смерти? Разве это нормально? - с лёгким притворством удивился Никита. - Он что поклонник этого бога? А у вас разве инквизиция не сжигает таких на кострах?


- У нас сжигают оборотней, а бог смерти - это не значит плохо. Просто бог смерти, как противоположность светлого бога Одрина. Ну ты и глупый всё-таки! Все маги, которые владеют тёмной магией поклоняются этому богу...


- А ты, стало быть, владеешь светлой?


- Я владею смешанной, но из первоначальных мне ближе светлая ветвь. Что тут непонятного?!


Ученик продолжал злиться, а Никита внутренне посмеивался над его неумением оставаться хладнокровным. Нет, всё же хорошо, что ему попался этот Мурганд, а не какой-нибудь прожжённый и хитрый маг.


- Так что? - совершенно спокойно продолжил Никита. - Займёмся проверкой?


- Займёмся, - в голосе самого способного появилась издёвка. - И наконец-то ты поймёшь, что у тебя нет ни единого шанса! Нужны два прутика.


- Прутика? С какого-то определённого дерева?


- С любого.


- Хорошо, - Никита взглянул на окно. - Сейчас схожу.


Он снова бесшумно проскользнул сквозь не очень большую раму и мягко приземлился на каменную дорожку, опоясывающую постоялый двор. Скривившись от запаха навоза, Никита зашагал к ближайшему дереву и, остановившись рядом с ним, уточнил, какие именно прутики нужны.


- Толщиной не больше половины мизинца, всё равно ты с большими не справишься. На всякий случай отломай две пары. Одну пару совсем тонких. Да, вот эти пойдут, а вторую пару... Вторая тебе без надобности, ты и с первыми ничего не сумеешь сделать.


- Давай без комментариев, - буркнул Никита и принялся запасаться "реквизитом". Несмотря на своё бахвальство, он всё же очень переживал за результат проверки и где-то в глубине его начинал точить червячок сомнения. Может зря он вот так вот сходу? Ведь если в нём не окажется и капли дара ему придётся смиряться. И даже без всякого договора с самым способным сдаваться Аль-Вартану.


Он сломал шесть прутиков. Пару совсем тонких, пару примерно в половину диаметра мизинца и ещё два диаметром в мизинец. Ученик увидев, как он переламывает последние, рассмеялся во весь голос.


- Ну, давай, давай. Даровитый ты наш.


- Где будем проверять? - Никита огляделся.


- Можно в комнате, в чём проблема-то? Проверка абсолютно бесшумна и безопасна.


Никита вернулся к зданию, положил прутики в карман куртки и, прыгнув, вцепился пальцами в подоконник, который находился метрах в трёх над ним. Подтянувшись, он аккуратно пролез в комнату и первым делом подошёл к кровати с Айкой, чтобы убедиться, что она спит. Дыхание у девчонки было ровным и глубоким, и Никита, постояв перед нею пару секунд, вернулся к своему ложу. Однако чтобы лишний раз не скрипеть, уселся на пол.


- И что делать? - спросил, вынув прутики из кармана и глядя на них с хмурой задумчивостью.


- Надломи каждый из пары. Это для проверки дара светлой магии. Сначала проверяют его, а потом уже смотрят, как у тебя обстоят дела с тёмной. Но на неё можешь даже не рассчитывать, склонность к тёмной бывает лишь у пятерых из ста.


Сделав всё, как говорил самый способный, Никита замер с самым тонким надломленным прутиком в правом кулаке.


- Теперь закрой глаза и начинай использовать специальное дыхание. Потом, когда дар активируют, оно не понадобится, но вначале почувствовать магические потоки ты можешь только с помощью него. Вдыхай очень быстро, а выдыхай медленно, сквозь сжатые губы. В твоей голове должна появиться ясность, тело полностью расслабится и тогда, если есть дар, ты почувствуешь покалывание в ладонях.


- А прутик зачем?


- Нет, ну ты совсем глупый! Если есть предрасположенность к светлой магии, то прутик срастётся. При сильном даре он срастётся почти сразу, секунд за десять-пятнадцать, при слабом необходимо больше времени. В твоём случае он не срастётся никогда, - самый способный рассмеялся.


- Заткнись и не отвлекай, - грубо проговорил Никита и прикрыл глаза. Так, вдох резкий, выдох через сжатые губы, медленно.


Уже секунд через десять он почувствовал, как его состояние начинает меняться. Вначале пробежала приятная волна по затылку, потом по всей голове, мысли стали чётче. Он сосредоточился на этих ощущениях, ожидая вожделенного покалывания в ладонях. И оно появилось.


Никита едва сдержался, чтобы не вскричать от радости, но решил раньше времени не ликовать. Может это обычное покалывание от прилива крови. Сделал ещё пару вздохов. Покалывание стало ощутимей, но кроме этого покалывания больше ничего не происходило. Чёрт! А как узнать, что прутик сросся? Забыл спросить!


Он просидел почти минуту, размышляя над возникшей проблемой, и когда уже собрался было разжать кулак и просто посмотреть, ощутил внутри него жар.


"Значит, что-то происходит?"


- Хватит уже, - появился в голове голос ученика. - Больше минуты сидишь. Вряд ли уже получится.


Никита разжал ладонь и удивлённо уставился на реквизит. Прутик сросся.


- Сросся, твою мать! - выдохнул он и почувствовал, как губы расплываются в улыбке. - Сросся, слышишь?


- Сросся? - недоверчиво проговорил Мурганд. - Не может быть. Да ты его просто так сдвинул, попробуй пальцами.


Никита осторожно взял прутик другой рукой и провёл пальцами по тому месту, в котором совсем недавно надломил ни в чём не повинную веточку. Никакого надлома не было и в помине.


- Сросся, тут без вариантов, - ещё больше расплываясь в улыбке, повторил он. - Что, не ожидал?


- Подумаешь. Больше минуты сидел. Слабый дар есть, ну и что?


- Ты только что заявлял, что у меня дара совсем не предвидится. Разве нет? - Никита усмехнулся. - Так что к светлой магии, значит, у меня способности присутствуют? Ну? Чего молчишь?


- Может и есть, - в голосе Мурганда чуть ли не дребезжало раздражение. - Но слабые очень. Целую минуту сидел, - он хмыкнул. - Я, к твоему сведению, за двенадцать секунд срастил.


- Молодец, - буркнул Никита, положив сращенный прутик на пол. - А на тёмную как проверять? Брать целый и ломать?


- Какой догадливый, - уже с нескрываемой злостью бросил самый способный.


- Ну уж куда догадливей тебя. Можно было и одним прутиком обойтись. Разламывать тот, который срастил, или наоборот.


- Я тебе сказал, как требуют на вступительных экзаменах...


- Понял. Всё, не мешай, - Никита снова перешёл на специальное дыхание, сделал один вдох, выдохнул, снова вдохнул, и услышал, как в кулаке что-то произошло. Он тут же разжал его и открыл глаза. На ладони лежали штук двадцать маленьких кусочков того, что когда-то было прутиком десятисантиметровой длины.


- Разломался. Что-то быстро, - проговорил он, удивлённо глядя на ладонь. - И что-то мелко как-то. Так и должно быть?


- Карг тебя раздери, - прошипел Мурганд. - Но этого не может быть!


- Почему?


- Потому что Карг-Сартр разломал прутик на шесть частей за восемь секунд. Ты... ты... ты просто использовал физическую силу.


- Возможно... - Никита сам был не уверен. Поэтому он схватил прутик потолще, положил его на ладонь и снова сжал её. Но вдруг его осенило. А зачем сжимать? А не правильнее ли будет провести чистый эксперимент?


Оставив ладонь открытой, он опустил веки и стал дышать. Всё произошло так же быстро, как и в первый раз, только теперь куски прутика разлетелись в разные стороны. Сколько их было, Никита узнал, когда пролазил почти минуту на карачках, собирая их по всей комнате и даже доставая из-под кровати.


- Карг тебя раздери! - самый способный ограничился ругательством и замолк.


- Семь кусков, - пробурчал Никита под нос и внимательно посмотрел на стоявший у изголовья его кровати стол. Ножки у него были массивные, диаметром не меньше чем его запястья. Не поднимаясь, он приблизился к столу и обхватил ладонью одну из ножек.


Для того чтобы она разлетелась на щепки, потребовалось семнадцать вдохов-выдохов, а вот поймать, полетевший с резко накренившегося стола горшок, из которого торчала пара засохших веток облепленных жёлтыми пушистыми комочками, он не успел. Горшок с грохотом ударился об пол, Айка подскочила с кровати и от страха закричала.



Глава 8




- Тихо, тихо, - бросился он её успокаивать. - Это всего лишь я. Стол случайно задел.


Девчонка уставилась на него непонимающим взглядом, продолжая вздрагивать от страха и Никите пришлось обнять её.


- Стол просто задел, - повторил он. - Понаставили тут непонятно зачем.


Девчонка успокоилась, перестала дрожать и скоро уснула прямо на его руках. Он осторожно уложил её и вернулся на свою кровать. Необходимость во сне ощущалась жуткая. Впереди ещё несколько дней пути и изматываться совсем не стоит.


Едва закрыв глаза, Никита провалился в чёрную пустоту и проснулся лишь когда день начал клониться к вечеру. Это он понял по освещению в номере.


Айка сидела на своей кровати и смотрела на него. Да уж, мелькнуло в мозгу Никиты, скучно тут подросткам. Ни электронных книг, ни планшетов, ни интернета. Сам он был не большой любитель всего этого, хотя на подаренном маме планшете играл в гонки, но очень редко. А вообще постоянно порывался продать его и вернуть деньги. Всё-таки тяжело было маме накопить на такой дорогой подарок. Хорошо хоть отговорил её взять кредит на проведение "банкета", который она хотела устроить сыну на шестнадцатилетие.


Поднявшись, он потёр глаза и зевнул, прикрывая рот ладонью. Ох, всё-таки она у него теперь по-настоящему мужская. Такою и без всякой магии можно переломить ножку стола. Кстати, о магии... Он же вроде побил все рекорды. И что это означает?


- Выспались, господин маг? - оторвала его от мыслей разулыбавшаяся Айка. - Как спалось? Что снилось? Я между прочим умею сны разгадывать, меня одна женщина научила.


- Не верю я во всё это, - отмахнулся он. - Я же просил, когда никого нет называй меня Ник.


- Простите... Прости, Ник. Просто это так необычно...


- Что там хозяин этого прекрасного заведения? Не приходил?


- Если бы приходил, я бы вас... тебя разбудила, Ник.


- А внизу никого не слышно? Посетителей нет?


- Нету. Я прислушивалась. Не люблю я такие места всё равно, вечно в них полно пьяных.


- Ладно, тогда нужно поужинать, - он бросил взгляд на окно, свет за которым понемногу становился всё тускней и наливался красноватым, как спеющая вишня. - И в путь.


- Снова ночью идти? Страшновато, - Айка поёжилась


- До Кальбрега пара-тройка переходов осталась, - Никита поднялся и пошевелил широкими плечами, разминая. Вроде уже и привык к своей новой фигуре, но всё же ещё не настолько, чтобы каждый раз ощущая железные мышцы, внутренне не радоваться. Он посмотрел на перекошенный стол и пошевелил губами, раздумывая. Надо бы как-то объяснить хозяину что случилось с ножкой... А хотя, с какой стати? За ущерб он заплатит и на этом тему можно будет смело закрыть. Ну а хозяин, если ему будет интересно, пусть на досуге пофантазирует, каким это образом ножка его стола разлетелась в щепки.


Они спустились по таинственно поскрипывающей деревянной лестнице вниз и снова увидели пустой зал. Все столики, как и утром были свободны. Либо дела тут идут не очень, либо зал на вечер заказан под какую-нибудь деревенскую свадьбу. Интересно, а какой сейчас день недели?


Никита спросил у Мурганда, который по понятным причинам первым разговора не начинал. Либо завидовал, либо строил козни.


- Пятый.


- Понятно. Банно-стаканный. Значит, в Кальбрег придём в начале недели.


Хозяин постоялого двора встретил своих, судя по всему, единственных посетителей распахнутой, как последняя рубаха, улыбкой, тем самым явив все свои тридцать два желтоватых с налётом зуба.


- Не идут у вас дела? - оглядев зал, бросил Никита для поддержания разговора и положил на стойку ключи.


- Редко кто сейчас заходит. Наши все в поле, последнее время осталось, чтобы к зиме приготовиться. Силос в ямы заложить, амбары подлатать, брёвен из леса притащить. А путников что-то и нет, - он развёл руками, постоял так пару секунд и словно спохватившись, торопливо продолжил. - А вы никак уходите уже, или останетесь?


- Уходим, - Никита кивнул. - Так что нам ужин накройте и в дорогу соберите чего-нибудь.


На ужин были мелкие, хорошо прожаренные тушки каких-то птиц и каша. Вместе это вязалось не очень, но другого гарнира в меню не было. Хозяин двора на просьбу заменить кашу на что-то более вкусное снова развёл руками и в этот раз простоял так куда дольше.


Такие же тушки в количестве четырёх штук были аккуратно уложены в холщовый мешок, за который господин Ангрид, именно так непонятно зачем вдруг представился хозяин двора, поспешил взять отдельную плату. И, разумеется, за повреждённую ножку стола. Пока они с Айкой, игнорируя кашу, уминали за обе щёки мягкое мясо, один из сыновей посетил номер и, вернувшись, что-то долго шептал на ухо отцу. Никита наблюдал за этой сценой краем глаза и внутренне посмеивался, видя, как господин Ангрид машинально потирает руки. Ну, понятно. Накрутит сейчас от души.


Однако больше золотого платить не пришлось, да и то не целый. На сдачу Ангрид, кланяясь чуть ли не в пояс, протянул две серебряные монеты. Никита взглянул на лицо, отчеканенное на одной из монет и положил их в кошель. Да, серебро может помешать обратиться, когда понадобится, но и его отсутствие проблемы не решало. При обращении кошелёк всё равно окажется на земле и лучшим способом было просто держать серебро в нём и при необходимости кидать его подальше. Навроде чеки в гранате. Дёрнул, бросил, и граната лёгким движением превращается в... оборотня.


Усмехнувшись, Никита попрощался с хозяином постоялого двора и вышел на улицу. Вечер уже навалился полностью, ещё полчаса и всё, мир погрязнет в ночном мраке и снова им тащиться, рискуя набрести на разбойников или несущихся по своим делам охотников.


Никита припомнил встреченную прошлой ночью темноволосую девушку и незаметно для себя замечтался. Вопрос Айки прервал его фантазии на том моменте, когда он уже обнял стройную красотку и собирался её поцеловать. Вот же потеха - дочь главохотника и оборотень, наследник клана!


- А мы так и будем только ночами перемещаться? Не лучше было бы остаться на ночёвку во дворе, а утром выйти в путь?


- Боишься? - поинтересовался Никита.


- Боюсь, - призналась девчонка. - Вот и те охотники вчера. Не зря же ночью куда-то спешат. Наверняка где-то недалеко оборотень, а то и стая напала на деревню. А вам девушка понравилась? - неожиданно сменила она тему.


- Нет, - соврал Никита, чтобы на всякий случай не стать свидетелем истерики посреди ночной дороги. - Грубоватая какая-то. Ты же слышала, как она ругалась?


- Да, - расплылась в улыбке довольная Айка. - Так только шлюхи ругаются.


- Эй-эй, полегче. Грубая да, но со шлюхой - это уже перебор. Тем более сама же видишь, охотница она, а охотников надо уважать.


Последней своей мысли Никита удивился сам. Впрочем, уже через секунду он понял, что нет в этой мысли ничего удивительного. Да, охотники сейчас его враги, но и врагов можно уважать... Пока они ведут с тобой честную борьбу.


Первые три часа пути прошли без происшествий, если не считать двух путников, бредших им навстречу и драпанувших в лес. То ли фигура Никиты поспособствовала их решению, то ли меч на поясе. Разбираться он не хотел, однако всё же ещё полчаса прислушивался к звукам из лесополосы по правую руку. А не застигнутые ли врасплох разбойники это были, которые сейчас крадутся следом, размышляя напасть или не напасть?


Но видать и в самом деле они перепугали мирных людей, которые непонятно зачем пустились в путешествие ночью.


А сами? Может и права Айка? Остановиться где-нибудь, передневать, потом проспать всю ночь и идти дальше только с восходом солнца?


Но эту мысль Никита отбросил. По расчётам они должны были прийти в Кальбрег в первый или второй день недели и это его устраивало. К тому же он стал бояться пропустить экзамены. Мурганд на попытки поговорить о конкретных сроках их проведения отвечал либо короткими ругательствами, либо вовсе отмалчивался. Видимо, знатно задели его самолюбие способности того, в ком он находился. Двойной удар прямо, и зависть гложет, и покинуть тело того, кому завидуешь, не можешь.


- Вот было бы мне шестнадцать лет, - начала вдруг Айка и Никита напрягся. Уж не о любви ли и замужестве она собралась говорить? Этого ещё не хватало! Но девчонка имела в виду другое. - Я бы тогда попробовала поступить в Академию. А деньги бы зарабатывала в свободное время. Вот только узнать бы, есть дар или нет.


- А почему бы и не узнать? - Никита остановился. Ритуал-то несложный, да и больше его интересовало, как отреагирует на всё это Мурганд. Может удастся втянуть в разговор этого ботана, сноба и завистника и хитро выудить полную информацию об экзаменах? - Нужен один прутик. Давай прямо сейчас им разживёмся и определим есть в тебе дар или нет.


Он сошёл с дороги и уверенно двинулся к ближайшему дереву, росшему чуть ближе, чем остальные. Вернее - это был раскидистый куст высотой в его рост и походил он в темноте на огромного ежа. Айка на дороге ждать не стала, а ломанулась следом по высокому разнотравью, пугливо вглядываясь в сторону темнеющей стены леса. И как оказалось не зря. Едва Никита отломал верхушку тонкой ветви, как из-за деревьев выскочил огромный зверь и бросился на них с дикой яростью. Его грозный вид и резкий запах на секунду повергли Никиту в ступор и единственное, что он придумал, когда вышел из него, оттолкнуть в сторону девчонку, вытащить из ножен клинок и мысленно проорать два слова - Давай магию!


Несмотря на свои обиды, Мурганд в этот раз откликнулся сразу:


- Руку подними!


Вылетевшая из левой ладони голубоватая стрела раскрылась, как зонтик, и прыгнувший зверь наткнулся на ставшую едва заметной преграду. Его отбросило назад, он кувыркнулся через голову, но быстро вскочил на ноги и заревел. Однако его рёв захлебнулся сначала в хрипе, а потом этот хрип перешёл в отвратительное бульканье и Никита почувствовал что его руку заливает горячей кровью.


Когда зверь ещё только отлетал от невидимой магической преграды, Никита уже бежал к нему, на всякий случай огибая то место, где могли быть остатки заклинания. Это и помешало добраться до хищника в тот момент, когда он только упал на землю. Но сейчас, когда клинок полностью погрузился в огромную шею зверя, Никита понял, что так вышло даже лучше. Попробуй он отрубить голову, а зверь сумей уйти от удара и завязалась бы долгая схватка. А так эта туша сама навалилась на клинок и своим весом позволила проткнуть толстую кожу. Нет, Никита был уверен и в своих силах, но вот насчёт умения виртуозно махать мечом всё же сомневался.


Зверь был похож на медведя Гризли, вот только голова была скорее собачья. Никита даже подумал, а не убил ли он оборотня? Но Мурганд развеял его подозрения.


- Скальд бурый. Ух ты! Я и не думал, что они тут ещё водятся. Говорят извели их в этих лесах королевские ловчие, а выходит что и нет.


- Выходит нет, - рассеянно повторил Никита, размышляя совсем о другом. Он думал о том, сколько весит эта туша, и его интерес не был праздным. Лезвие клинка упёрлось в кость нижней челюсти и получалось, что именно он, благодаря силе оборотня, не давал этому огромному бурому Скальду упасть. Бросив испуганный взгляд на Айку, Никита резко выдернул клинок из зверя и отпрянул в сторону. Туша осела, потом повалилась вперёд и застыла приличного размера бугорком.


- У-у-уб-били? - недоверчиво поинтересовалась девчонка, поднимаясь на ноги. То ли он её так сильно оттолкнул, то ли она от страха повалилась?


- Вроде убил, - воткнув меч в землю и с отвращением отведя в сторону окровавленную руку, проговорил Никита. Отвращала его, конечно, не сама кровь, а мерзкое ощущение липкости, но думать об этом не хотелось. Пока в нём ещё есть человеческое, питаться сырым мясом он не станет. По крайней мере не в человеческой ипостаси.


Присев, он стал обтирать руку об траву и когда закончил с этим, перевернул тушу.


- А почему маги не научились обращаться в таких, если жили много лет рядом с ними? - спросил он у Мурганда, выводя его на разговор.


- Потому что мы пошли по пути овладения магией, а не занимались глупым шаманизмом. Вы же все по сути шаманы, еретики. Вы ничего не знаете о божественной сути Одрина и Карга.


- Каждому своё, - пространственно ответил Никита. - А магические школы у вас давно появились?


- Господин... Ник, - заговорила Айка. Подойдя к зверю, она с опаской поглядывала на его огромную бурую тушу. - А мы долго будет оставаться возле него?


- Думаю, это без надобности, - бросив последний взгляд на поверженного им зверя, он развернулся и зашагал к дороге.


- Две с половиной тысячи лет назад. Один из магов решил взять себе несколько учеников вместо одного, как было принято в то время. Они учились в небольшом поселении Каль. И именно из этого поселения потом выросла наша столица Кальбрег.


- А Академия находится на том самом месте, где располагалась первая школа, я угадал?


- Тут нужно быть полным идиотом, чтобы не угадать. Да, именно там и находится.


Никита усмехнулся. Пусть самый способный хоть весь на пену изойдётся, ему-то что? От него не убудет. Ему главное выудить из этого хлыща всю информацию.


Через час разговора с помощью ловких наводящих вопросов, Никита знал всё. И то, что экзамены начнутся как раз-таки в середине следующей недели, и то, что с его способностями ему на факультет тёмной магии, и что для поступления нужны документы удостоверяющие личность. О последнем Мурганд говорил с явной издёвкой, но эта издёвка разом прошла, когда Никита спросил у своей спутницы - можно ли достать в криминальной среде поддельный документ. По словам самого способного документ представлял собой кусок пергамента с магической печатью, а по словам Айки сделать его могли за сумму от пяти до двадцати золотых. Всё зависело от того, кем ты хочешь стать - обычным крестьянином, горожанином, магом, благородным или... Нет, королём они, разумеется, сделать не могли, но Айка сказала именно так - Да хоть королём, если есть сто золотых. Вот только вряд ли кто-то поверит таким документам.


Она заливисто рассмеялась, а Никита стал прикидывать в уме какие документы ему сделать. Стать благородным? Опасно, да и дорого выйдет. Дешевле крестьянином, но не престижно. Наверняка в Академии начнут доставать с происхождением. Не сильно большая проблема, постоять за себя он сможет, но вот только бить мажорские морды в столице тоже опасно. Папашки могут добиться его исключения. Отпрыск купеческого рода? Тут деньги нужны, или придётся списывать свою бедность на скупого папашку. Ещё не дай бог жалеть начнут. Не-ет. Пусть будет простой горожанин. Хм. А ведь Айку нужно пристроить куда-нибудь, иначе придётся сознаваться, что он совсем не маг.


- Ник, так мы будем проверять есть у меня дар или нет? - подала голос та, о которой он только что подумал, и Никита, кивнув, зашарил по карманам. Вроде перед тем, как броситься на зверя, машинально положил прутик в один из них. Отыскался в левом кармане куртки.


- Держи, - протянул его девчонке. - Надломай аккуратно посередине и... придётся всё-таки остановиться, там дыхание особое нужно...


У Айки оказался слабенький дар светлой магии. Прутик сросся за семьдесят семь секунд, которые во время проверки Никита отсчитывал мысленно. А вот с тёмной у неё совсем не срослось. А вернее - не сломалось. Как Айка не старалась, прутик оставался целёхоньким, хотя она и проявила немыслимое упорство плавно переходящее в упрямство. Пробовала шесть раз, постоянно увеличивая время, пока Никита, начиная злиться, не выбранился на неё.


- Тебе что, так важна именно тёмная магия?! Зачем она тебе?! Ты девочка, занимайся светлой, она тебе больше подходит!


- Вот именно, - протянул в голове самый способный. - Среди женщин обладательниц тёмного дара единицы были, да и из тех слабенькие магини вышли. Разрушать - это мужское.


- А сам-то чего... - не сдержавшись, поддел Никита.


- Дар не выбирают, Карг тебя раздери, - ругнулся Мурганд и снова обиженно ушёл "в подполье". Ну что ж, пусть пообижается, теперь нестрашно. Основные сведения он из него вытянул, и столько сведений, что сначала нужно их разложить по полочкам на ближайшем "привале", а потом уже тянуться к новым знаниям.


Ближайший привал они устроили на рассвете, отыскав в лесной полосе маленькую поляну. Перекусив жареными тушками, которые холодными были уже не так вкусны, они натаскали две кучи сухих игл и тяжело рухнули на них. Никита позволил Айке вздремнуть часок, а сам, разглядывая крону дерева с резными, как у клёна, листьями, предался размышлениям.


Выходило всё не так уж плохо. У него девятнадцать золотых, на документ простого горожанина уйдёт примерно девять-десять и ещё останется заплатить за один семестр. Остальное на съём жилья и еду. Заработки? Об этом он подумает в Кальбреге. Если что, можно по вечерам калымить грузчиком. С его силой это даже не в напряг будет. Нет, сколько всё-таки весил бурый Скальд? Полтонны? Шестьсот кило? Или все восемьсот, как самые крупные Гризли? Да если даже всего полтонны - это же охренеть! Пусть он и не полностью поднял его над землёй, пусть даже впервые за последние дни почувствовал критическое напряжение в мышцах, но это же - полтонны!


Когда Айка проснулась, они снова слегка перекусили и, запив всё прохладным компотом вишнёвого цвета, но совсем не вишнёвого вкуса, отправились дальше.


Таверны и постоялые дворы стали попадаться чаще, но об этом они узнали только когда отдохнули полдня в первой попавшейся на пути. Кто же знал, что ближе к столице заведений для отдыха путников по три штуки на пару лиг? Вот и нырнули в первую и неприятно удивились ценам. Ещё через десять лиг Никита зашёл в очередную таверну и с горечью убедился, что высокие цены в той таверне были не случайностью или прихотью хозяина, а вполне понятной закономерностью. Чем ближе к столице, тем дороже жизнь.


Эта житейская арифметика заставила его снова задуматься над перспективами пребывания в Кальбреге. Получалось, что денег может и не хватить. А сколько он заработает грузчиком даже если будет впахивать за троих? Наверняка копейки.


В общем, проблема добывания денег становилась ребром. Но он всё равно пока открестился от неё. Всё в столице, там уже решит.


Следующая ночь принесла ещё один сюрприз. Они наткнулись на небольшую деревеньку, пара домов в которой была охвачена огнём. Приказав спутнице ждать его, Никита бросился на выручку местным и пару часов бегал с огромными деревянными бадьями к реке и обратно. Горевшие дома потушить не удалось, зато отстояли соседний, облив его бревенчатую стену так, что она стала похожа на водопад. Когда стало понятно, что спасать больше нечего, суета и крики стихли, и вот тогда Никита услышал истошный вой бабы, видимо, хозяйки одного из сгоревших домов.


- Ироды волколаки! Пусть Карг заберёт их грязные души и терзает своим пламенем!


Голова сама повернулась и он уставился на толстую женщину, которая стояла на коленях и размахивала кулаками. Не понимая зачем, он двинулся к ней и остановился в паре шагов. Рядом с женщиной из полумрака нарисовался тощий мужичок, который был заметно пьян и принялся вторить за нею. Увидев незнакомца, он стал жалостно всхлипывать и вдруг выдал на гора какую-то ахинею:


- А я вижу, как он с огненной стрелой! Поджёг её и в дом мой стрельнул! Оборотень проклятый! - он погрозил в темноту кулаком и его сильно качнуло в сторону. Едва удержавшись на ногах, мужичок смачно плюнул на землю, а затем из его рта полилась такая грубая ругань, что Никита невольно скривился. Но отвращение вызвало не только это. Ему вдруг показалось, что этот мужик врёт, и врёт нагло. Он сделал три шага и схватив пьянчугу за грудки пару раз тряхнул.


- Чего?! - выпучил тот глаза. - Ты чего, парень?!


- Оборотень говоришь со стрелой? А может это ты паскуда пьяная дом подпалил?! В глаза мне смотри, мразь! Говори правду, или сейчас придушу, тварь!


Внутри Никиты всё кипело, он и правда был готов придушить этого пьяного мудака, который хотел свалить на оборотней свою оплошность. А то, что виноват сам хозяин одного из сгоревших домов, Никита был уверен на все сто. Может интуиция, может что ещё из арсенала Эрника, об этом он не задумывался. Но в том, что виноват этот пьяный урод, он не сомневался. А вот в том, что сознается - сомнения были. Однако мужик видимо так сильно струхнул, что неожиданно выдал:


- Заснул, когда баньку топил, заснул. Признаю. И угли на пол упали. Не было оборотня.


Никита скривился, отшвырнул его от себя и стал с остервенением вытирать ладони об куртку. А мужик тем временем поднялся на ноги и почувствовав себя в безопасности, заорал во всю глотку, привлекая внимание земляков.


- Ни за что на меня накинулся! Пособник оборотней! Говорит, я сам свой дом поджог, а не волколак! Вы слышали, люди добрые? Да он один из них!!!


Никита сначала опешил, а потом огляделся и заметил нездоровый интерес к своей персоне. Половина людей уже разошлись, но вокруг всё равно оставалось порядком. Человек сорок, не меньше. Большая часть мужики, но это и понятно. Не на женщин же взваливать работу пожарных? К тому же, эти мужики явно были на взводе, потому как услышав дикие вопли пьянчуги, они стали прислушиваться и вскоре окружили незнакомца плотным кольцом. Ничего страшного, таких он раскидает за пару минут, но глупо же! Только что помогал им, а вот теперь придётся намыливать морды. Главное, чтобы они Айке плохого не сделали.


Вспомнив о своей спутнице, Никита двинулся на двух коренастых мужичков, чтобы пробить брешь в кольце, но его остановил спокойный голос:


- Постой, поговорить надо бы.


- Мне не о чем с вами говорить, - Никита бросил взгляд на мужчину лет пятидесяти, который стоял чуть правее, вскинув правую руку.


- Да погодь ты, не ерепенься. Поговорить же просто. Я староста деревни. Анкаилом кличут.


- Очень приятно, - буркнул Никита, но всё же сбавил гонор. Взгляд мужика не выражал агрессии и был просто задумчив. Он остановился и уставился в задумчивые глаза без каких-либо эмоций.


- Да не пыли ты, парень, вижу, что злишься. Да только чего на нас злиться-то?? Мы люди мирные, а ты вон уже и ладонь на рукоять положил. Ты пойми, про оборотней не просто так же он. Вчера был тут один, две семьи без кормильцев оставил. А сегодня вот дома загорелись...


- Дома это его вина, - он кивнул на пьянчугу. Тот взвизгнул и, уверенный в поддержке земляков, решился даже броситься на Никиту, но его ухватили под руки свои же и заставили замолчать.


- А ты почём знаешь? Или дар какой правду выискивать в тебе есть?


- Тут и дара не нужно, чтобы понять. Баню он топил, уснул пьяный, а угли на пол попали.


- Ложь! - вскричал виновник, но его перебили.


- А ведь и правда, первой его баня загорелась, я видал, - громко сказал молодой парень и все тут же посмотрели на него. Парень сконфузился и отступил назад, прячась в толпе.


- Вот видишь, - Никита хмыкнул и тут поверх тихого гула голосов раздался крик той самой бабы. Сообразив что к чему, она набросилась на пьяного мужичка и, легко повалив его, принялась колотить огромными кулачищами.


- Ах-ты ирод! Семью мою без крова оставил, детей моих!


По кольцу пополз ропот, люди зашевелились, стали что-то обсуждать между собой. Никита краем уха услышал, как ещё кто-то припомнил, что видел, как первой загорелась баня этого самого пьяного мужичка.


- А дальше вы сами решайте, - он холодно посмотрел в глаза старосты и тот, помедлив немного, кивнул.


- Хорошо, парень. Ступай своей дорогой. И за помощь тебе спасибо. Приметил я, как ты с бадьями бегал. Силы в тебе немеряно. И не справились, ежели б не прав ты оказался.


Он горько усмехнулся и, повернувшись, зашагал в сторону потасовки, крикнув сходу.


- Да стащите вы Налинью с него, забьёт ведь насмерть или покалечит. А ему ещё дом ей строить.


Никита сорвался с места и почти бегом добрался дотуда, где оставил свою спутницу. Сказать честно, вся эта заварушка его не очень взволновала и ему было плевать, чем она закончится. А вот о спутнице своей он волновался сильно. Привык уже к ней, как сестра она ему стала. И ещё он думал об оборотне, который днём раньше побывал в этой деревне. Интересно, кто он? И зачем убил двух мужиков?


Айка выглядела напуганной и едва увидела Никиту, как сразу закидала его вопросами.


- А что они там? Я слышала про оборотней что-то кричали. А ты зачем туда полез?


- Никуда я не полез, - стараясь говорить, как можно мягче, улыбнулся Никита. - Нужно мне ещё в их дела встревать. Так, посмотрел просто, чем народ живёт. Пойдём, что ли?


Взяв приличный темп, Никита вернулся к дороге и двинулся по ней широким шагом. Эх, если бы не Айка, он бы сейчас обратился в волка и обрыскал всю округу в поисках оборотня или его следов. Возможно обстоятельный разговор с себе подобным помог бы лучше понять, как поступать дальше.


И опять та же Айка. Что ему с ней делать? Пристроить на работу в столице, а потом уже поступать? Странно для неё будет, что представился магом и вдруг собрался в студенты записываться. А может сказать, что не маг, а просто дар есть и оставить при себе? Или по крайней мере не терять с ней связь, поддерживать и помогать.


Об этом он думал почти до рассвета, раз за разом перебирая в голове все возможные варианты. Его размышления время от времени прерывала сама Айка, но говорила она ни о чём, скорее всего, только затем, чтобы не уснуть на ходу.


А когда небо стало светлеть широкими полосами, они одновременно увидели огромную белую стену Кальбрега.



Глава 9




У ворот, над которыми громоздилась красивая арка с барельефом в виде пятиконечной белой звезды посередине, Никита сбавил шаг и бросил взгляд на стражников. Лёгкие металлические латы, поверх которых лилового цвета сюрко, никаких смешных и нелепых алебард, а вместо них на поясах длинные, до икр ножны, на головах шлемы похожие на перевёрнутые миски. Таковыми были двое. Третий отличался от них и по одеянию и по возрасту. Он был явно старше. Никаких лат и оружия, а лишь балахон до самой земли и посох. Ясное дело - маг. Интересно, а посох для солидности или всё-таки вместо оружия? Приглядевшись, Никита увидел какой-то камешек искусно вделанный в набалдашник. Значит, не для солидности.


Стражники сидели на двух деревянных ящиках и безучастно взирали на входивших и выходивших из города. Изредка они кивали, здороваясь со знакомцами, но даже тех, кого не знали, пропускали без всяких проблем. А вот их остановили. Никита приготовился к обстоятельному допросу и проверке, но всё оказалось куда прозаичней. Для чужаков вход в город был платным. Как сказал один из охранников - с купца по объёму товара, с обычного человека определённая графом Радлунгом плата - серебряная монета с носа. Если поступающий в академию - то восемь медяков.


Признаваться в том, что он пришёл поступать в Академию при Айке Никита не стал и отдал стражнику две серебряные монеты полученные на сдачу от хозяина постоялого двора.


- Цель прибытия? - чуть ли не зевая, поинтересовался стражник.


- Поиск работы, - так же спокойно ответил Никита.


Страж с заметным презрением оглядел его с ног до головы и посоветовал обратиться на рынок.


- Там такие крепыши всегда нужны. Или в тавернах поспрашивайся в охрану. Если конечно, - он кивнул на ножны, - он у тебя не для красоты.


Лёгкий смешок и он указал на сидевшего в мягком раскладном кресле мага.


- Всё, иди к нему, он проверит документы.


Чёрт! А как всё хорошо было!


Как ни странно, какая-то бумажка, а вернее кусок пергамента, был у Айки, а вот Никите пришлось проявить смекалку и отведя мага в сторону, переговорить с ним. Беседа длилась очень долго и закончилась похудением кошелька вдвое, что спасло Никиту от немедленного ареста. Помогло и признание в том, что он всё же пришёл поступать в Академию. Слова на умудрённого опытом мага не подействовали и тогда он продемонстрировал ему наличие дара. Конечно, ломать предложенную ему магом дощечку за секунды он не стал, а сдерживая силу, "уложился" ровно в одну минуту.


- Так как же тебя угораздило документ потерять? - переспросил маг, когда увидел шесть кусков вместо одной деревяшки.


- Украли же, господин маг. В таверне. Я говорил.


- Понятно, - он кивнул. - Тогда я сейчас выдам тебе направление в городскую управу, там получишь новый. Без документа в нашем городе нельзя. Деньги-то хоть не украли?


- Осталось немного, - Никита едва не ухмыльнулся в открытую. Ведь только же получил девять золотых. Или это он так делает вид, что уже о полученной взятке забыл? - Я и сам хотел документ восстановить, да вот как же это сделать, не попав в город?


- Это правда. Потому у нас и приказ, если с утерей документа, то направлять в управу за новым. Но это только на купцов и будущих студиозов распространяется. Простому ходу не будет. Только возвращайся в свои пенаты и либо в управе вашей получай, либо у старосты. А как зовут-то хоть?


- Ник-Конон, - Никита незаметно сглотнул. Ох, и попадает он под какой-то колпак с самого начала. Теперь этот маг может поинтересоваться про него в той же управе. Приходил ли такой, получал ли документ? И с чего это у них так строго с документами? Формальность же по сути. У той же Айки даже никакой магической печати на пергаменте не было. Разве что размытый оттиск герба сверху.


А вот с этим как раз и проблема. В местной управе наверняка спросят откуда родом, или что скорее, на чьих землях живёшь, чтобы выдать бумагу с правильным гербом... Или ему дадут бумагу с гербом Кальбрега?


Надо было Айку в город заслать, а она бы ему документ купила!


Никита едва не плюнул от досады, когда эта мудрая мысль пришла в голову. И единственным успокоением стала другая - Её могли ограбить и даже убить. Десять золотых всё же большая сумма, а доставать эти самые документы нужно не через ангелов, а через таких парней, которые и завалить могут, едва завидев блеск золотишка. Тем более когда дело касается беззащитного подростка.


Ладно, пусть будет так. Получит и через управу. Зато настоящий и уж точно дешевле, чем у криминального элемента.


Распрощавшись с магом, Никита жестом подозвал свою спутницу.


- Чего он? - шёпотом спросила Айка, искоса взглянув на пожилого человека в балахоне, который после взятки в девять золотых делал вид, что не замечает их. А ведь и не отдал, скотина. Направил получать документ по закону, а золотишко всё же прикарманил. И не боится, что я в управе об этом скажу.


Однако эту идею Никита сразу отбросил. Да там такие же взяточники, как этот магистр-швейцар сидят. Начнёшь на рожон лезть, могут и из города выпереть. В лучшем случае.


- Пойдём поищем какое-нибудь место для начала, - не ответив на вопрос девчонки, сказал он и зашагал по довольно широкой улице вглубь города, поглядывая на постройки вокруг. Большинство из них были обычными и даже однотипными домами. Половина каменные, половина деревянные. Последние отличались цветом, и почти все, за исключением одного синего, были тёмно-оранжевые. То ли местная охра, то ли ещё что-то дающее подобный цвет. Пройдя пару кварталов, Никита увидел небольшую церковь с тремя башенками. Каждую украшал вполне себе христианский крест. Хм, а где же звёзды?


Звёзды он увидел на другой церкви, выглядящей намного богаче первой. Понятно. В той первой вероятнее всего поклонялись Каргу, а в этой Одрину. Хм, интересно, а ему с его "пристрастием" к тёмной магии обязательно нужно становиться последователем бога смерти, или можно оставаться атеистом?


Поговорить на эту тему с Мургандом он решил чуть позже, сейчас было не самое подходящее время. По мере углубления в город, народу на улицах становилось всё больше и помимо того, что теперь приходилось стараться не задевать прохожих плечами и локтями, ему было интересно просто их разглядывать. И первым делом он смотрел на одежду. Не сильно ли его прикид отличается от местного? Но он если и отличался, то только чрезмерным шиком для городских окраин.


Помимо этого нужно было не пропустить более менее приличную на вид гостиницу или таверну. Несколько невзрачных заведений подобного толка он приметил ещё в первых двух кварталах, но селиться так далеко от центра не хотелось. К тому же поселившись недалеко от ворот можно примелькаться стражам и магу. Понятное дело что они меняются, но на большом промежутке времени вероятность попасться на глаза тем же самым всё равно возрастает.


Но и проживание близко к центру он не потянет. В кошеле оставалось девять золотых и в выборе жилья сейчас нужно было к сожалению делать скидку на это обстоятельство.


Пройдя ещё два квартала, Никита всё же поинтересовался у случайного прохожего о недорогой гостинице и тот указал на ближайший поворот вправо.


- Там, недалеко, - молодой щуплый парень бросил взгляд на ножны и торопливо зашагал по своим делам.


- Так ты себе про документы спрашивал? - поинтересовалась Айка, когда они свернули. Последние несколько минут она усердно что-то обдумывала, нахмурив лоб, видимо, решала - задавать вопрос или нет.


- Себе, - решил не скрывать Никита. - Но давай поговорим об этом, когда найдём комнатку, хорошо?


Айка согласно кивнула, а он задумался - как много правды можно открыть этой девчонке, которую теперь и не денешь никуда?


Через квартал они наткнулись на две гостиницы. Деревянная слева и каменная справа. Первая была красивее, зато вторая выглядела безопасней. По крайней мере камень - это не дерево, за пару минут постройка не сгорит. Да и название у неё было намного информативней - "Уютный уголок", в противовес ничего не говорящему названию деревянной "У Стайка".


Они поднялись по ступенькам, швейцар в тёмно-зелёной ливрее открыл перед ними дверь и их взору предстал большой зал. Песочного цвета гобелены на стенах, тяжёлые занавеси на окнах и около десятка столов, расположенных слегка хаотично. Всё это и правда создавало некий уют, даже можно сказать домашний. Никита огляделся. Пара мужчин за одним из столиков слева, молодая девушка в окружении трёх парней справа. Не густо, но и не пусто. Он перехватил взгляд молодого парня за стойкой, неспеша направился к нему и не теряя даром времени, сразу поинтересовался о ценах за постой.


- Золотой в неделю без еды. Это за одноместный номер, - он многозначительно посмотрел на Айку. - А если вам две кровати нужно, - добавил словно для успокоения души, а не для того, чтобы донести информацию будущему постояльцу, - Тогда ещё пять серебром. Номер с двумя кроватями чуть больше.


- Хорошо, я подумаю, - кивнул Никита, едва сдерживаясь, чтобы за намёки не сломать "бармену" нос. - А пока мы хотели бы немного перекусить. Первое, второе и что-нибудь попить. Не алкогольное.


- Присаживайтесь. Сегодня столиков свободных много. А вчера так тут не протолкнуться от народу было.


Он явно собирался сказать ещё что-то, но Никита развернулся и зашагал к угловому столу, почти машинально выбирая лучшее место для возможной обороны. Но не дойдя всего пару шагов, изменил решение. Поводом для этого послужила небольшая сценка, разыгравшаяся за столиком, где сидела окружённая парнями девушка. Один из троицы молодых людей грубо схватил её за руку, та вырвалась и поспешила встать. Скрипнул отодвигаемый стул, но второй парень тут же ударом ноги вернул его на место, заставляя девушку плюхнуться обратно.


- У вас проблемы? - остановившись в шаге, спросил он, выразительно глядя на светловолосую особу. Та подняла глаза, в которых читалась растерянность, и выдавила из себя улыбку.


- Эй, парень, не лезь не в своё дело, - с усмешкой бросил один из троицы, глядя снизу вверх. - Не видишь, мы знакомимся.


- Странный у вас способ знакомиться... С моей невестой.


Последняя фраза вылетела подсознательно. Видимо там, в глубине мозга, был найден вариант, как избежать ненужных эксцессов, и вот теперь он едва не улыбнулся, глядя на вытянувшееся лицо "невесты".


А вот у троицы лица остались такими же. Похоже этот вариант им очень не понравился.


- Да чего ты несёшь? Какая невеста? Да она только что в город пришла. А ты, кстати, откуда, парень что-то я тебя в наших местах не видел?


- Тоже только что в город пришёл. За нею, - Никита кивком указал на всё ещё ничего не понимающую девушку.


- Ну и как её зовут? - подал голос второй из компании, видимо, самый сообразительный. Он панибратски толкнул в плечо одного из дружков и растянул ехидную лыбу.


- Да не знает он её, - буркнул третий, но задавший вопрос прервал его взмахом руки.


- Пусть скажет.


Но Никита не собирался играть по их правилам. Он просто подошёл к девушке и, положив руки на спинку стула, задал вопрос, после которого все три друга вскочили на ноги.


- Любимая, тебе помочь избавиться от этих идиотов или ты сама?


- Я сама не могу, - ответила "невеста" с такой искренностью, что она даже показалась Никите деланной.


- Ты вроде бы не понял намёка, что лезешь не в своё дело, да? - говоривший был самым рослым из трёх и на его поясе висел такой же меч, как и у Никиты. Да и стоял он ближе всего к нему, поэтому грохнулся на пол чуть раньше остальных. Бить в лицо Никита не стал. Трёх прямых в грудь, по одному на каждого, было достаточно.


А вот селиться всё-таки пришлось в деревянной гостинице, которая выглядела не столь уютно, но зато её хозяином оказался вполне добродушный полный мужичок, похожий на вымахавшего в человеческий рост хомяка. После того, как троица убралась, шепча под нос ругательства и угрозы, парень за стойкой, подрагивая от страха, очень вежливо попросил их покинуть заведение. Никита хотел было наплевать на его просьбу, но новая знакомая уговорила его уйти.


- Нам тут точно не понравится, - сказала она своим приятным мягким голосом. - Да и эти могут вернуться.


- Ну и что? - Никита скривился. - Пусть возвращаются.


- Зачем лишние проблемы, когда можно обойтись без них? И тот чудак за стойкой тоже какой-то... - она запнулась, подбирая слово. - Озабоченный. Глазки мне строил, пока я заказ делала. А когда намекнула, что хочу у них остановиться, так у него взгляд такой стал... - она снова запнулась, но Никита не стал дослушивать, а сам предложил пойти к "Стайку".


У Стайка всё было попроще, однако не сходившая с губ этого "хомяка" улыбка, добродушное лицо и торопливый смешной говорок словно погружали в атмосферу тепла и спокойствия.


- ...поэтому и не идут сюда люди почти. А где ж мне денег взять, чтобы перестроить мою старушку? Её ещё мой прадед возводил, тогда каменных зданий и не было почти, - тараторя, он одновременно умудрялся принимать наш заказ. - Так, значит, три порции щей по-графски... И жаркое, правильно? Угу. А так, если было б золотишко, так конечно перестроил бы. А то тут один постоялец на сквозняк жаловался, так я там всё в комнате осмотрел и не нашёл. Нет сквозняка. Ну, да ладно. Может у человека структура такая нежная, что он всё так хорошо чувствует. И попить не алкогольное? У меня морс есть, пальчики оближете. Хозяйка моя сама делает, из лучших ягод...


Под этот добродушный трёп они сняли два номера, одноместный и двухместный и наконец-то уселись за столиком. Стайк, которого так и тянуло называть не иначе, как дядюшка Стайк, представил им единственную свою постоялицу, старушку лет шестидесяти, которая завтракала за столиком в углу и наконец удалился выполнять заказ. Никита облокотился на стол и принялся разглядывать стены. Былая удаль у него вдруг иссякла и теперь он не знал, о чём говорить с новой знакомой. Айка сидела нахмурившись, время от времени поглядывая на девушку, а сама виновница всего, что произошло, постукивая пальцем по столешнице, уставилась на стойку.


- Интересно, почему это они к вам подсели? - с явной подоплёкой неожиданно спросила Айка и девушка посмотрела на неё. Никита тут же скосил глаза. Ему была интересна реакция той, которую он выручил из неприятной ситуации и зачем-то назвал своей "невестой", а заодно хотелось и рассмотреть её получше. В общем плане, девушка ему понравилась сразу, светловолосая, с правильными чертами лица и большими глубокими глазами... глаза для Никиты всегда были важным и даже основным аргументом в пользу того, чтобы "воспылать чувствами". А здесь вдобавок они были серо-зелёными, как у его мамы, и он невольно испытывал к таким глазам только самые нежные чувства.


- Не знаю, - ни во взгляде, ни в голосе девушки не было и капли обиды. - Но я им точно не давала повода. Я вообще... - она снова запнулась и Никита вдруг заметил, что ему эти её запинки очень нравятся. - Они правы, я пришла в город всего час назад и для меня здесь всё непонятно. А вы там сказали правду? - она посмотрела на него. - Вы тоже совсем недавно в Кальбреге?


- Как и вы, примерно час.


- А вы откуда?


Никита тут же обратился к Мурганду. Ничего о географии этого мира он ещё не знал, хотя давно надо было бы определиться с местом своего "рождения" в нём. Хорошо на воротах маг не стал спрашивать. А может и наоборот плохо. Определился бы тогда, сейчас не пришлось бы делать глупую паузу, ожидая, когда самый способный соблаговолит ответить.


- Тебе нужна моя помощь? - с издёвкой спросил Мурганд и Никита мысленно послал его к чёрту. А заодно и сказал девушке.


- С востока.


То, что они шли на местный запад он знал, а стало быть лучше всего ссылаться на обратную сторону света.


- Может давайте познакомимся? - выдал он, чтобы отвлечь девушку от расспросов. - И лучше всего перейти на ты, если вы не против.


- Я не против. Меня зовут Вэя, - девушка смущённо отвела взгляд. - О, вот нам и еду несут. Я так проголодалась...


Насколько она проголодалось, Никита оценил спустя всего минуту, когда дядюшка Стайк выставил блюда на стол и, рассказав коротенькую историю из своей жизни, удалился. То, что такой аппетит может быть у хрупкой девушки стало для него открытием. Он удивлённо поглядывал, как Вэя уплетает за обе разрумянившиеся щёки сначала щи, а потом и жаркое и слышал, как время от времени ухмыляется Айка. Интересно, что она потом скажет про их новую знакомую? Та с дороги у неё шлюхой стала... Даже подумать страшно, как она обзовёт эту.


Никита ускорился, чтобы поспеть за девушкой, но так и не смог её догнать. Он только доел щи, а Вэя уже допивала морс. Закончив с напитком, она вдруг словно вышла из транса и смущённо посмотрела сначала на Айку, а потом на него:


- Ой, простите, - её щёки раскраснелись ещё больше. - Это просто от голода. Почти день ничего не ела.


Странно, деньги у неё вроде имеются, таверн и постоялых дворов по пути хватает, почему это она не ела? О фигуре беспокоится? Или боялась заходить в придорожные заведения из-за вот таких, как та троица? Трудно наверное путешествовать в одиночку, если ты хрупкая девушка. Интересно, зачем она вообще в столицу пришла?


- А ты сюда работу искать? - спросил Никита, распалив интерес размышлениями, но девушка тут же повертела головой.


- Нет. Я в Академию поступать.


- В Академию? - Никита удивлённо вскинул брови и чуть было не ляпнул, что он тоже здесь за тем же самым, но вовремя спохватился. При Айке никак нельзя. Тут либо нужно сначала открыть ей правду, либо пристроить её куда-нибудь подальше от себя. А то ведь сейчас завалит ненужными вопросами и подозрениями.


Закончив со вторым, Никита отодвинул тарелку в сторону и они с Вэей стали ждать, когда доест Айка. Но девчонка с жарким не справилась. Под её причитания о том, что лучше бы она щи не доела, а оставило место под мясо, они, с присоединившимся к ним дядюшкой Стайком, поднялись на второй этаж. Добродушный мужичок даже слегка обиделся, что из-за ворчащей девчонки не может рассказать ещё какую-нибудь историю, но перебивать её не стал.


На втором этаже был длинный коридор с зелёной, почти в цвет глаз Вэи, дорожкой и с крашенными в тёмно-золотой цвет стенами. Двухместные номера располагались слева, одноместные справа. Выдав ключи, дядюшка Стайк раскланялся и, пожелав приятно расположиться в скромных апартаментах его скромного заведения, ушёл вниз готовить на ужин заливную рыбу, о чём не преминул сообщить.


Под недовольное сопение Айки, Никита и Вэя постояли какое-то время, глядя друг на друга и, наконец, разошлись по номерам.


- Жрёт, как свинья! - с ходу, едва закрылась дверь, выдала девчонка. - Да что там свинья. Жрёт, как дракон!


- Перестань, - присев на кровать, недовольно бросил Никита. - Она просто очень проголодалась. Да и вообще, хватит обзывать всех девушек, которых мы встречаем.


Он посмотрел на обидевшуюся Айку и, взбив подушку, прилёг. Усталость за последние дни потихоньку накапливалась, и теперь, когда появилось постоянное логово, можно было, наконец-то, нормально расслабиться. Но и не только поэтому. Он поспешил закрыть глаза, чтобы Айка не стала продолжать глупый разговор. Пока он спит, она тревожить его не решается. Что же ему с нею делать? Если бы они не поселились именно в этой гостинице, он бы без опасений оставил её у дядюшки Стайка. И даже как вариант, можно было потом съехать в другую гостиницу, поближе к центру, но имелась одна закавыка. Судя по всему, работницы здесь не нужны, гостиничный бизнес дядюшки Стайка далеко не на пике, а скорее в пике. С одной постоялицей, которая наверное использует гостиницу в качестве пансионата сильно не разбогатеешь. Правда, сейчас появились мы, но и это не повод кого-то нанимать. Тогда что? Рассказать ей всю правду и оставить жить рядом? Но тут тоже закавыка. Эта малявка будет постоянно путаться под ногами, реши он завести себе девушку. И мешать будет, куда ж без этого.


Решено. Завтра пройдусь по городу и подыщу ей хорошее место. Заодно гляну на Академию и узнаю, когда экзамены. А если необходимо, то и запишусь. Кстати, проделать всё это можно вместе с Вэей. А попутно и узнать о ней побольше, а то лишь представились друг другу и перекинулись парой ничего не значащих фраз. А вообще, здорово! Как бы там ни было, но вдвоём намного веселее, чем одному. Айка не в счёт, она скорее как младшая сестра, а не друг. Интересно, какой у Вэи дар? Если тёмный, то совсем замечательно. Можно будет захаживать друг другу, помогать с учёбой...


На этих сладких построениях планов, Никита незаметно уснул и открыл глаза только когда вечер стал плавно переходить в ночь. В темноте, да ещё и спросонья он сначала решил, что находится дома, в квартире на шестом этаже. Прислушался, ожидая услышать на кухне привычные звуки, что означало бы, что мама занята готовкой, но сообразил где он, и приятное наваждение рухнуло карточным домиком. Стало вдруг тоскливо. Он поднялся и посмотрел на стоявшую у противоположной стены кровать. Айки на ней не было.


Подойдя к пустой кровати, он недоумённо пропялился на неё несколько секунд и затем торопливо покинул номер.


Айка сидела внизу за одним из столиков и мило общалась с его "невестой". Хм, интересно о чём? Хотя нет, это неправильная постановка вопроса. Правильнее будет - что эта соплячка задумала?


Подходя к столику, Никита улыбнулся им и, получив в ответ пару улыбок, присел. Первая улыбка была настоящей, и принадлежала она Вэе, вторая слишком натянутой... Нет, точно эта маленькая чертовка что-то задумала. Интересно, чего она успела поведать их новой знакомой?


- Как спалось, господин маг? - продолжая растягивать улыбку, спросила Айка и Никита вздрогнул. Маленькая дрянь! Она что, специально?


Все планы с прогулкой и посещением Академии сразу же стали не так уж просто осуществимы. Теперь для начала придётся объяснять Вэе, что он вовсе не маг, прежде чем, получив документы, пойдёт подавать их для прохождения экзаменов. А судя по её горящим глазам, она уже, как и Айка, считает его магом.


- Мне ваша спутница рассказала, как вы уделали двух охотников, сотворив фантом, - блеск в глазах светловолосой стал ещё сильнее. - Ох, если бы я знала, что вы самый настоящий маг...


Она запнулась, а Никита зло подумал - И что если б знала? Сразу бы отдалась, как та в таверне? Как её? Уж и имя её забыл, только неприятное ощущение осталось.


- Самый настоящий, - кивнула Айка и Никита едва сдержался, чтобы не схватит котлету из её тарелки и не заткнуть этой котлетой ей рот.


А Вэя в этот момент смущённо взяла деревянную ложку, которой до этого ела щи и... ложка, громко хрустнув, переломалась пополам.


- Ой, - смутилась она ещё больше. - Это случайно.


- Что значит случайно? Магия тьмы? Ты её как-то магией сломала? - заинтересовался Никита, хотя всё ещё больше был сосредоточен на том, как отыграться за такую подставу на мелкой.


- Магией? - удивилась Вэя и зачем-то рассеянно посмотрела на Айку. - Ну... Наверное, магией.


- Что значит - наверное? - Никита чуть подался вперёд. - Ты чувствовала покалывание в ладонях? Если да, то у тебя сильный дар тёмной магии. Ты даже дыхание специальное не применяла.


На секунду Никите стало грустно. Ну вот. Только что он был обладателем чуть ли не самого мощного тёмного дара, а тут на тебе. Но он быстро поборол чувство обиды.


Вэя неохотно перевела взгляд на него и одарила извиняющейся улыбкой.


- Ну я же не маг, я только поступать.


- А Ник мне показывал специальный способ проверки. Я тоже пыталась сломать... Не ложку, разумеется, а всего лишь прутик. Но у меня светлый дар.


- Небольшой, - с обидой проговорил в голове у Никиты самый способный. - Что-то вы все тут прямо такие даровитые... - он хохотнул. - Только вот у твоей новой, - он сделал паузу на этом слове, - подружки, совсем не магически получилось. Или она так умеет скрывать работу с магией...


- А ты уверен что не магически? - Никита с интересом заглянул Вэе в глаза.


- Не совсем, - ответил ученик, снова начиная злиться. - Что ты всё время требуешь от меня точных ответов? Не знаю я. Странно как-то. Да и не всегда я ощущаю магические потоки.


Девушка не выдержала его прямого взгляда и потупив глаза стала неуклюже мастить поломанную ложку рядом с тарелкой.


- И как теперь есть? - задумчиво проговорила она.


- Что-то я не ощутил никакой магии, - также задумчиво протянул Никита, решив пока построить из себя "настоящего" мага, но развить тему не дал дядюшка Стайк.


- Ай-яй-яй, - громко затараторил он, появляясь в зале. - И как не углядел? Стыдоба-то какая. Мой постоялец уже за столом, а я ему ещё ничего не предложил! Позор мне! Что желаете, господин? Щи, котлеты с кашей или заливную рыбу? Всё только что с огня. Кроме, заливной рыбы, разумеется. Она в погребке стоит, доходит. Я бы вам её на завтра с утра посоветовал.


- Давайте щи и котлеты... без каши, - недовольно ответил Никита, невольно отвлекаясь.


Грациозно настолько, насколько позволяла комплекция, дядюшка Стайк развернулся на ходу и заспешил обратно за стойку.


- Не магия конечно, - тут же бросилась объяснять Вэя. - Это просто сила у меня такая... физическая. У меня отец командир отряда стражников у нас в городе, вот он меня и тренировал постоянно. Хотел, чтобы я умела за себя постоять. Надо было ложку новую попросить...


- Господин Стайк, ложку прихватите! - крикнул в спину уходящему хозяину заведения Никита и снова с интересом посмотрел на девушку. - А на вид такая хрупкая. Может и зря я полез тебя защищать? Может, ты бы и сама тем троим шею намылила?


- Шею намылила? - не поняла Вэя. - А зачем им шею мылить?


- Это у нас так говорят, - Никита выругал себя за попытку сложить из чужих слов земной фразеологизм. - Имеется в виду - надавать по морде. Так может я зря влез?


- Нет, что вы, господин маг...


- Так, ещё одна. Давайте уже без этого обращения, хорошо? Зови меня Ник, а я буду звать тебя Вэя. Договорились?


- Договорились, - кивнула светловолосая. - Но там бы я одна не справилась, - она сделала лицо таким серьёзным, что Никите снова почудилась наигранность. А может и не почудилась?


По его спине вдруг пробежал холодок. А что если эта Вэя тоже оборотень? Ну, мало ли? Из другого клана например. Как там Рагдар говорил - клан Рык? Бред, какой-то. Он бы почувствовал, если б она была оборотнем... Хотя... С чего он решил, что обязательно бы почувствовал?


Да нет, он просто накручивает. Что там той ложки? Деревянная же, сломать не так и трудно.


- Если бы и справилась, то с одним, но не больше. Я же всё-таки девушка, - Вэя мило посмотрела на Никиту. - Потому и хотела побыстрей уйти. Как говорил мой отец, лучший бой - это не начавшийся бой.


- Ну, извини, что начал, - хмыкнул Никита и снова отвлёкся на дядюшку Стайка, который, боясь выронить поднос, поставил его на стойку и лишь после этого стал протискиваться в узкий проход


- Вот всё хочу шире сделать, - пыхтя, приговаривал он при этом. - Но чуть за пилу возьмусь, поелозю туда-сюда и сердце схватывает. И спина, знаете ли, уже не как в молодости. Бывает нагнёшься неудачно, так потом две минуты разгибаешься. А лекари нынче дорого берут. Не уважаю я таких. Вроде и людям помогают, но зарабатывают-то куда больше тех, кто с оборотнями воюет. Вот где несправедливость.


- Как его ещё за такие речи в тюрьму не упекли? - хмыкнув, поинтересовался Мурганд. - Ну, ничего, я на заметку возьму.


Дядюшка Стайк снова взял поднос и засеменил к столу.


- Всё с пылу-жару, - повторил он, слегка перефразировав и довольно улыбнулся. - Я для своих постояльцев другого и не предлагаю.



Глава 10




Несмотря на поздний вечер, Никита решил немного прогуляться по городу, но для этого нужно было заставить Айку уйти спать. Ненавязчиво. Иначе же прицепится, как только узнает, что прогуляться он собирается с их новой светловолосой знакомой.


Проведя получасовую беседу о том о сём и заметив, что Айка начала клевать носом, Никита решил что время пришло. Он отправил девчонку в номер и пригласил Вэю пройтись по вечернему городу. Светловолосая, окатив его своей лучезарной улыбкой, с радостью согласилась.


Вечерний город на окраинах был тих и безлюден, но ближе к центру народу на улицах прибавлялось.


- А куда мы пойдём? - спросила Вэя, когда они протопали примерно пять или шесть кварталов. Точно Никита не знал. Он сосредоточенно думал о том, как бы завести разговор о сломанной ложке. При этом он боролся с другой мыслью - а стоит ли? Зачем? Ну и что если она скажет...


Да он что - с ума сошёл? Она же считает его магом, с чего это она должна признаваться в том, что является оборотнем? Или как там у них называются существа женского пола?


- Понятия не имею. Если ты не забыла, я в этом городе как и ты в первый раз. Можно зайти в какое-нибудь ка... в таверну какую-нибудь. Посидеть, выпить.


- Я алкоголь не буду, - вдруг испугавшись, проговорила девушка и торопливо добавила. - Я вообще не пью.


- Ну тогда лучше просто погулять по улицам, ты не против? Кстати, не обращай внимания на мою спутницу. Она иногда говорит не пойми что, - закинул удочку Никита, пытаясь поймать сразу две рыбки. Начать разговор о том, что он не маг и вызнать, что успела наговорить про него Айка.


- Почему же, милая и сообразительная девочка. Вот только непонятно зачем она так старается походить на мальчика? Хотя, я слышала, что у ... - Вэя закашлялась. - В столице такое бывает. Может давай всё же куда-нибудь зайдём? - торопливо продолжила она. - А то я вроде простыла немного в пути, голова кружится, мысли путаются. А тут воздух прохладный. Давай вот в эту попробуем?


Она указала рукой на таверну справа, над дверью которой подсвеченная непонятными огоньками красовалась вывеска. Хотя почему непонятными? Огоньки магические. Но потому и выглядят так странно, просто сгусток света и всё.


Несмотря на то, что до этого он и сам предлагал Вэе посетить заведение развлекательного характера, сейчас, глядя на завлекательную красно-синюю вывеску и парочку стоявших невдалеке карет, он вдруг задумался о финансовой составляющей вопроса. Однако светловолосая уже направлялась ко входу в "Золотую ракушку" и Никита, с грустью понимая, что может означать подобный эпитет в названии, поплёлся следом.


Пройдя "фэйс-контроль" у громадного вышибалы в кольчуге и с мечом, они вошли внутрь. Посетителей хватало. Человек сорок, не меньше, все молодёжь. Две парочки танцевали в центре большого полутёмного зала нечто среднее между балетом и простым медляком, остальные стояли у стен или сидели за оригинальными, сделанными в виде, разумеется, ракушек, столиками. Музыка, льющаяся из левого угла, если сказать честно, была нудноватой и однотипной. И само собой, без всяких там битов. Просто ноющая скрипка и что-то духовое, наподобие гобоя. Сильно в этом Никита не разбирался, но почему-то гобой у него всегда ассоциировался с протяжным унылым гудением. А именно поверх такого и пиликала местная королева оркестра.


Несколько девушек и парней повернули головы в их сторону, но, наверное, не увидев знакомых, быстро потеряли интерес. И это в общем-то Никиту устраивало. Он решил взять дело в свои руки и, стараясь чтобы это не выглядело слишком откровенным, обогнул светловолосую, чтобы направиться к стойке. По какому-нибудь соку, лёгкая закуска и достаточно. Золотой, максимум. А если присесть за столик... Не дай бог, ещё меню принесут... В общем, шиковать ему сейчас совсем ни к чему. Ему ещё документ получать и вносить оплату за первый семестр.


Однако дойти до стойки не дал самый способный.


- Ник, я тебя умоляю, на коленях просто умоляю, сядь вон за тот столик. Второй справа. Видишь там три парня за ним? Умоляю, сядь! Это сволочи из моей группы. Пожалуйста, мне нужно послушать, что они говорят. Вон тот что плечистый, он всё на моё место метил, подлянки мне делал. Хотел самым способным стать, он теперь только так в клуб может попасть. Ник, сядешь там, я три месяца не буду ничего говорить о переселении моей души обратно. Хочешь, учись спокойно, ни слова об Аль-Вартане.


- Семестр, - непонятно зачем буркнул Никита, и Мурганд сразу же согласился.


- Хорошо, целый семестр. Иди, пока не заняли, там свободный же столик.


- И ещё, ты всегда будешь отвечать на мои просьбы помочь магией только согласием. Идёт?


- Хорошо, - не совсем радостно протянул самый способный.


Никита не стал пока впадать в раздумья, чего это ученик стал таким податливым, ведь может оказаться, что те трое о нём ни слова не скажут, или вообще буду общаться, скажем, только о девушках. У него и своих нерешённых вопросов хватало с лихвой, ещё ему думать о мотивациях субъекта в его голове.


Он остановился, и взглянув на светловолосую, которая покорно следовала за ним, громко бросил:


- Может, давай лучше за столик?


Девушка пожала плечами, и он, впервые взяв её за руку, потянул вправо.


Ладно, пусть уйдёт ещё один золотой, не страшно. Зато целый семестр самый способный будет магичить по первому его слову. Заартачится? Ну тогда всё, никаких Аль-Вартанов вообще никогда. Самый лучший способ спрыгнуть с этой темы, обвинив Мурганда в не держании слова.


Они обогнули танцующую пару и подошли к столику. Один из трёх учеников Академии бросил на них усталый взгляд и тут же отвернулся. В этот момент закончилась нудная музыка и спустя секунду заиграло что-то вроде польки. Никита помог сесть Вэе, уселся сам и стал смотреть на смешные кочевряженья, которые исполняли уже не меньше десятка человек.


Глядя на приближающегося официанта в прикиде а-ля - деревенский пастушок, Никита попробовал прислушаться к тому, о чём говорили будущие маги. Несмотря на громкую музыку у него это получилось. Спасибо слуху оборотня...


Никита почувствовал лёгкий укол страха. Наверняка большинство из присутствующих здесь студиозы... А что если определят? От сорока, пусть даже будущих магов, которых учат убивать оборотней, он вряд ли отобьётся.


- Возьмите, пожалуйста, - отвлёк его от мрачной мысли "пастушок", протянув довольно толстое меню с покрашенной под ракушку обложкой. - Может, что-то хотите заказать сразу?


- Два сока, - Никита обратился к самому способному. - Какой тут у вас бывает сок?


- Заказывай марьяновый, он везде есть.


- Марьяновых, - добавил Никита и, откинувшись на спинку стула, тоже сделанного в виде ракушки, не без трепета открыл меню.


Быстренько пролистав его, он облегчённо выдохнул. Несмотря на "золотой эпитет" цены здесь были божескими. Марьяновый сок всего одна серебряная монета, лёгкие салаты от двух до пяти, мясные блюда в среднем десять-двенадцать. Нет, в сравнении с "обычными" тавернами, конечно, дорого... Интересно, а это место как называть? Таверна-клуб?


Никита усмехнулся и, чуть подавшись вперёд, спросил у Вэи, хочет ли она отбивные по-царски? Девушка помялась немного и согласилась.


- Если можно две порции, - она замотала рукой. - Я могу и сама заплатить, ты не думай. Просто всё ещё никак не наемся после дороги.


- Хорошо, - пожал он плечами и стал проводить параллели с собой. Ладно, попробуем развить мысль дальше. Вот он в теле оборотня стал больше есть, чем раньше? Нет...


Дальше мысль развиться не смогла. Выходило, что и в самом деле она просто проголодалась и паранойю про оборотней можно смело отбрасывать.


Решив, что ему хватит и одной порции отбивных, он дождался, когда "пастушонок" принесёт два стакана сока, и сделал заказ.


- Сволочи! - раздался в голове злой голос самого способного, едва Никита пригубил сладкий и одновременно мятный на вкус напиток. - Ты слышал, что говорят? Говорят, что... Впрочем, это неважно. Важно другое! Я... Нет! Часть меня продолжает учиться, ты представляешь?! Моё тело живое и функционирует!


Никита едва не поперхнулся освежающей влагой. Закашлявшись, он схватил салфетку и прикрыл рот.


- Что такое? - обеспокоенно спросила Вэя, наклоняясь через стол. - Ты в порядке, Ник?


В ответ он лишь замахал рукой, пытаясь жестом объяснить что да, он в норме. Хотя, какая нахрен может быть норма, когда тело этого придурка из его башки продолжает учиться в Академии?! И в эту Академию предстоит поступить ему! Нет, этот чёртов идиот точно забудет о данном только что слове и начнёт канючить, чтобы он пошёл к Аль-Вартану. Или с ума сойдёт, увидев своё тело отдельно от себя. Он и в нормальном состоянии не подарок, а что будет когда станет идиотом со справкой?


- Точно всё в порядке? - переспросила Вэя и Никита торопливо закивал головой, продолжая тихонько покашливать, чтобы освободиться от попавших не в то горло марьяновых капель.


Успокоившись, Вэя подалась назад и стала рассматривать зал, что дало Никите возможность пару раз кашлянуть нормально. Фух, вроде дышать можно, хотя голос наверняка будет пока сдавленным. Нужно прокашляться получше, прежде чем что-то говорить. Хорошо ещё в полумраке не видно, что из глаз выступили слёзы.


Облокотившись на стол, он стал ожидать когда Мурганд соизволит продолжить, одновременно с этим сам вслушиваясь в диалог троицы за соседним столиком. Музыка стала чуть громче, но он всё же мог разобрать большую часть слов. Плечистый злорадствовал по поводу того, что Мурганд стал совсем на себя не похож. Большую часть заклинаний забыл напрочь, учиться стал из рук вон плохо и ему, то бишь плечистому теперь наверняка светит звание самого способного.


- А ещё он стал похож на сумасшедшего, вы не заметили? - плечистый хохотнул. - Точно умом тронулся. Скоро слюни изо рта пускать начнёт.


Раздался дружный хохот, после чего вся троица громко чокнулась изящными, с длинными ножками бокалами. Пили за удачу, которая, по разумению плечистого, улыбнулась им во все тридцать два зуба.


- Когда я стану самым способным, я войду в клуб этих ботанов-переучек и устрою им сладкую жизнь.


- Зачем тебе это? - спросил один из его собеседников. - Ты хочешь общаться с этими придурками?


- Ты разве не понимаешь, Барнис? Смотри далеко вперёд, в будущее. Через пятнадцать-двадцать лет эти, как ты их называешь, придурки, закончат Академию и по распределению займут лучшие места в столице. Ни какой службы на границе, ни каких постоянных хождений через Мёртвые Земли, ни одного лишнего сражения за исключением глобальных войн с оборотнями. Сиди себе в уютном кабинете управы или гильдии охотников и попивай "Лунную леди", а то и "Северный Ривас" сорокалетней выдержки. А ты знаешь сколько они станут получать? По сотне золотых в месяц. И это только в первое время. Потом пойдут всякие надбавки и прочее. А мы, если не займём их место, будем в вечных скитаниях с оплатой за наши труды в двадцать золотых монет, плюс по восемь за шкуру каждого оборотня, а их попробуй ещё убей. Да если даже не в будущее смотреть! Ты же сам знаешь, что эти ботаны получают стипендию по десять золотых. Тебе они помешали бы?


- Но ты же по способностям второй после Мурганда, - удивился собеседник. - Почему ты не в клубе?


- Маленькая оплошность на втором курсе, - плечистый зло хмыкнул. - Кто ж знал, что та красотка окажется дочерью декана.


- Ты про Мальвию? - вступил в разговор третий, а Никита тоже хмыкнул, но не зло, как плечистый, а всего лишь поражаясь тому факту, что этот интриган выбрал в будущие компаньоны явно не давних друзей из своей "кодлы". Иначе они бы знали о какой-то там оплошности вожака. Наверняка его выбор просто пал на двух самых слабовольных, которыми можно легко управлять. Ну а почувствовать себя царьком, пусть даже имея всего парочку подданных - это же так приятно.


- Сволочь, - процедил Мурганд, когда плечистый цыкнул на спросившего про какую-то там Мальвию и перевёл разговор на другую тему. - На него и так все девушки с факультета светлой магии вешаются, а он ещё умудрился завести отношения с дочерью Зар-Гарута. Это декан факультета тёмной магии. Твой, кстати, если поступишь.


- Ну и что там с этой Мальвией?..


Но ответ Никита прослушал, так как появился "пастушок". Переставляя с подноса на столик три тарелки, он изъявил готовность подойти по первому их знаку, а затем поклонился и затерялся в полумраке. Никита хотел было переспросить у Мурганда про Мальвию, но увидев скучающее и обиженное личико Вэи, решил повременить. Не красиво как-то получается. Сам пригласил и сам же ноль внимания. Заметив его взгляд, светловолосая улыбнулась и, взяв в одну руку вилку, а в другую нож, принялась напряжённо отрезать от отбивной маленький кусочек.


Молча поглощая своё блюдо, Никита краем глаза поглядывал то на свою спутницу, то на троицу за соседним столом. Последние давно перешли на разговор о каком-то парне по имени Стальд, и Мурганд ругнувшись, замолк, видимо о чём-то задумавшись, а вот Вэя продолжала удивлять аппетитом. Он не успел ещё съесть половину, а она уже взялась за вторую порцию. Нет, ну что такое? Проблемы и вопросы всё накапливаются, а он даже не решил, как начать разговор о том, что он не маг. Нет, он пытался его начинать... Так, хватит тянуть резину.


- Вэя, я тебе говорил про Айку...


Девушка оторвала взгляд от тарелки и, внимательно посмотрев на него, кивнула.


- Так вот. Про мага она пошутила. Я таковым не являюсь. И даже более того, я как и ты пришёл поступать в Академию.


На какое-то время она перестала жевать, но потом, видимо, не справившись с сильным желанием есть, её нижняя челюсть снова зашевелилась. Никита подождал пока Вэя проглотит и добавил:


- В общем, вот такие дела.


Светловолосая хихикнула, потом улыбнулась во весь рот:


- Это шутка? - спросила она, непонимающе хлопая ресницами. - Ты меня разыгрываешь?


- Нет, - Никита мысленно выругался на Айку. И зачем ляпнула? Хотя... Рано или поздно это бы произошло. - Я действительно не маг. И завтра хотел бы вместе с тобой сходить в Академию. Ближе к обеду. С утра мне нужно забежать в управу за документом...


- Значит ты не только не маг, но у тебя ещё и документа нет? - Лицо Вэи на секунду застыло, а затем она весело рассмеялась. - Ну и горазд же ты подкалывать! А чего у тебя ещё нет?


- На данный момент у меня совсем нет настроения шутить, - Никита наколол на вилку кусочек мяса и торопливо отправил его в рот.


- Ты обиделся? - Вэя сделалась серьёзной. - Извини, я и правда думала, что всё это шутка.


- Ладно, проехали, - Никита наколол ещё кусочек, но подносить его ко рту пока не стал. - Давай лучше поговорим о сломанной ложке. Судя по всему, ты её поломала без всякой магии... - он осёкся. Намекнуть сейчас о её воистину волчьем аппетите и спросить напрямую? Очень плохая идея. - Но сейчас как раз нужно, чтобы ты попробовала сделать именно с помощью магической силы. У меня тёмный дар и если у тебя такой же, то мы будем учиться на одном...


- Может лучше не стоит? - девушка мягко улыбнулась. - Я хотела бы дождаться экзамена и там уже попробовать.


- Они снова обо мне говорят! - влез в разговор Мурганд. - Хотят спровоцировать меня на какой-нибудь идиотский поступок, после которого меня либо отправят лечиться, либо совсем отчислят. Ты должен мне помочь! Я не понимаю, как Аль-Вартан позволяет моему телу так просто разгуливать по Академии?! Он же сам собственной персоной приглашал меня участвовать в эксперименте!


- Вот потому и позволяет, - Никите сейчас меньше всего хотелось обижать самого способного, но ведь действительно всё, скорее всего, обстояло именно так. - Эксперимент провалился, твоё тело лишилось большей части разума и что им, твоим магам во главе с Аль-Вартаном делать? Вот и выпустили твоё тело в свободное плавание. Пусть все решат, что ты сам сошёл с ума, а они, получается, не при чём... Ты кому-нибудь говорил, что собираешься участвовать в этом эксперименте?


- Ник, ты иногда вот так уходишь в себя и не обращаешь на окружающих никакого внимания, - Вэя подалась вперёд. - Это нормально?


Никита сфокусировался на её лице и натянуто улыбнулся.


- Да, всё нормально. Просто задумываюсь иногда. Ты ещё чего-нибудь хочешь?


- Нет. Разве что... потанцевать с тобой.


Никита невольно изменился в лице. Ему ещё танцев не хватало! Да к тому же тех, о которых он явно не имеет представления.


- Извини, Вэя, - он заметил как взгляд светловолосой стал смурнее. - Давай в следующий раз.


Доедали они в полном молчании. Мурганду было сообщено, что разговор будет продолжен уже в номере гостиницы, а Вэя сильно обиделась. Никита пытался прочувствовать, почему вообще можно так обижаться на какой-то пустяк, но не смог. Ну никак отказ потанцевать не воспринимался им как нечто стоящее обиды.


Домой тоже возвращались в молчании. Поднявшись по лестнице, Вэя холодно попрощалась и скрылась в своём номере, а Никита, не без облегчения направился в свой. Там он растянулся на кровати и, прикрыв глаза, сначала поразмышлял, а потом начал разговор с Мургандом.


- А самый способный определяется как? Выбирают с одного курса, факультета или группы?


- Вообще из всех учащихся в Академии. Самый способный всегда один. И он автоматом становится членом Академического клуба избранных. Кроме него в клуб входят ещё двенадцать лучших студиозов.


- Стало быть у меня есть шанс стать самым способным?


Никита ожидал проявления злобы со стороны Мурганда, но тот на удивление отреагировал на его вопрос с энтузиазмом.


- А ведь это идея! Ты становишься самым способным, Вангир лишается возможности вступить в клуб, а точнее сохраняет невозможность в него попасть и всё остаётся на своих местах. За исключением меня... Со мной нужно что-то делать! Я ведь без основной части разума и в самом деле скоро слюни изо рта начну пускать! Мне необходимо вернуться в своё тело!


- Ну вот, опять двадцать пять, - устало протянул Никита, готовый к такому повороту. - Ты, случайно не забыл о слове, которое дал? К тому же сдаётся мне вернуть тебя обратно никто не сможет. А точнее - не захочет! Сам подумай, вернувшись в своё тело ты можешь рассказать кому-нибудь о неудачном эксперименте. Думаешь, это нужно Аль-Вартану? А раз дело обернулось так, как идёт сейчас, значит проводили эксперимент они неофициально. Хм, а может они хотели раздобыть что-то такое, что сделало бы их могущественными? Как ты говоришь называется тот орден, в котором Аль-Вартан?


- "Чёрные псы", - безрадостно, видимо что-то начиная понимать, ответил Мурганд.


- Жёсткое название, экстремистское даже немного, тебе не кажется? Может они хотели свергнуть существующую власть?


- Ну, это ты, Ник, уже передёргиваешь. Зачем им свергать его величество? Наша Академия существует на деньги из королевской казны и студиозы после того, как становятся магами, приносят королю клятву верности. Нет, они не стали бы планировать такое...


- Чтобы быть в этом уверенным, - перебил Никита, - Нужно выяснить, знало ли его величество об эксперименте. Если нет, то скорее всего, тут и в самом деле что-то нечисто...


- И как ты собираешься это выяснять? - в голосе самого способного послышалась насмешка.


- Женюсь на принцессе и за тихим семейным ужином просто спрошу у короля - папа, а вы не в курсе про перенос сознания в другой мир, который осуществили верные вам магистры из ордена "Чёрные псы"? - не выдержав, Никита рассмеялся. - Шучу, конечно. Но я уверен, что способ раздобыть подобную информацию всё же существует. Хотя, честно говоря, данный вопрос мне пока побоку. Сейчас мне нужно получить документ и поступить. Я всё-таки не теряю надежду на возвращение домой.


- Но как? Ты же сам говоришь, что никто не сможет этого сделать. Ты противоречишь сам себе!


- Нисколько, - Никита сладко потянулся. Вкусный ужин, обошедшийся почти в два золотых приятно переваривался в желудке. - Сейчас да, никто не сможет, но что произойдёт через год-два? Вдруг всё-таки научатся? Или я сам, например...


- Сам? - Мурганд хохотнул. - Заклинание переноса настолько сложное, что его плели тринадцать архимагистров, а ты хочешь сам!


- Сколько ты говоришь членов в клубе?


- Тринадцать... Но это бред! Половина из них даже не маги, а про архимагов и речи нет! Ими становятся лишь те, кто продолжает обучение в Академии на мастерате после тридцати основных лет. То есть в Академическом клубе избранных вообще нет архимагистров. Максимум - маги третьей ступени. А тех, кто идёт в мастерат обычно разбирают себе ордена. Для них все эти клубы вообще песочница. Представляешь разницу уровней?


- Убедительно, - немного подумав, согласился с глупостью своих размышлений Никита. - Это я слегка загнул. Ладно, тогда будем надеяться на то, что они сами научатся перемещать тела... Главное, быть в этот момент в нужном месте и напроситься на участие в эксперименте.


- Хочешь, чтобы с тобой вышло как со мной?


- В принципе, согласен и на подобный исход, лишь бы попасть на Землю. У меня там мама и сестрёнка, понимаешь? Правда не знаю, поверит ли мама какому-то чужому человеку, который начнёт утверждать, что внутри него разум её сына?


Никита снова задумался, и опять ненадолго. А какая разница? Пусть даже не поверит, зато он убедится что с ними всё в порядке, увидит их.


- А что с моим телом? - напомнил самый способный.


- Придётся взять над ним шефство. Я серьёзно. Но только если ты будешь беспрекословно подчиняться мне. Походит пока твоё тело в отстающих, а потом глядишь и вернём тебя обратно. Это же не в другой мир тело переносить, вдруг что-то и придумаем. Расскажи мне про этого Вангира. Кто он такой? И что у него произошло с некой Мальвией?


- Вангир? - зачем-то переспросил Мурганд. - Один из лучших студиозов, по способностям второй после меня, тоже светлый. Бастард. Сын какого-то провинциального барончика и горничной. В общем, смешение кровей, потому и море амбициозности наряду с чванством и наглостью. Вечно под меня копал, но куда ему! Всё равно самый способный я... Был...


Мурганд замолк почти на минуту, наверное, только что осознав всю глубину проблемы, а погрузившись в неё полностью, продолжил с жаром.


- Но это ничего! С твоими способностями ты, Ник, наверняка, станешь лучшим!


- Так что у него с Мальвией произошло?


- Да обычная ситуация. Прибыл в столицу, охмурил девчонку и потом, когда поступил в Академию, бросил. Не знал, что её отец декан. Поговаривают ей даже пришлось при помощи мага избавляться от новой жизни...


- От ребёнка, что ли?! - удивился Никита. Надо же, даже такое можно проделывать с помощью магии!


- Да от ребёнка, просто такая пикантная ситуация, трудно говорить напрямую. Но это всё слухи. Однако же Зар-Гарут использовал право наложить вето на любое решение комиссии и вот теперь Вангир не может попасть в клуб. Отец сначала высылал ему деньги на обучение, но потом прекратил это делать, вот он и стал подумывать о том, чтобы попасть в него. Только ради стипендии, разумеется. Нас он терпеть не может, для него мы все ботаны и уроды.


- Всё понятно, - Никита нахмурился. Даже ни разу не встречавшись с этим Вангиром он сразу понял, что после поступления стычек не избежать. Сильный тёмный дар - это серьёзная заявка на место самого способного в Академии, а плечистому... Никита хохотнул. Он называл этого бастарда и ловеласа так с подачи ученика, однако плечистости плечистого нисколько не поражался. У него самого были куда шире.


В общем, было понятно, что Вангир будет всячески пытаться помешать ему стать самым способным. А как это можно сделать?


Ответ на этот вопрос заставил легонько напрячься, потому что был слишком очевидным.


- Что понятно? - настороженно спросил Мурганд.


- Понятно, что хочешь не хочешь, а в Академии я уже обзавёлся одним опасным врагом, - Никита повернулся на правый бок и положил руки под голову. - Ладно, давай спать. Завтра у меня трудный день...


- Но ты так ничего не сказал определённого про моё тело...


- Господи, ты фотомодель, что ли? - разозлился Никита. - Что ты всё о теле и о теле? И к тому же сказал уже - возьму над ним шефство, а там посмотрим. Умолкни, давай. Иначе отдам твоё тело на растерзание вандалам.


- Кому? - голос ученика дрогнул.


- Спать, - не терпящим возражений тоном подумал Никита и Мурганд, хотевший было что-то вякнуть ещё, замолк до утра.



Глава 11




А утро встретило криками уличных торговцев. Кто-то продавал молоко, кто-то яйца, кто-то самое свежее мясо. Последний стал прямо напротив его окна и Никита хотел было бросить что-нибудь на голову этому горлопану, но потом решил не бороться с местными нравами. По крайней мере так открыто.


Увидев пустую кровать Айки, он лишь хмыкнул и стал приводить себя в порядок. Умылся из тазика с прохладной водой, который стоял возле двери, потом проверил одежду на предмет грязи и пылинок, оделся и спустился в зал, вполне понимая, что там увидит. Так и было. Айка с Вэей сидели за столиком, попивая, судя по запаху, местный аналог кофе, и о чём-то непринуждённо беседовали. Но если напыщенная поза светловолосой шла, то его малолетняя спутница смотрелась в подобной довольно смешно. Спина прямая, как шомпол, одна рука покорно лежит на коленке, во второй чашечка с дымящимся напитком.


- Ник! - едва не выронив чашку, вскрикнула Айка, едва завидев его и сразу же испортила настроение вопросом. - А вы меня с собой возьмёте? Я тоже хочу на Академию посмотреть.


- Нет, - отрезал Никита и, увидев за стойкой дядюшку Стайка, попросил его принести кружечку такого же ароматного лайка. Название отложилось в голове ещё с посещения одной из таверн. Там оно было написано на куске пергамента, а сам пергамент натянут на дощечку и прибит маленькими гвоздиками. Кстати, такого подобия ценника он нигде больше в этом мире не видел, и поэтому присев за столик, решил поделиться идеей с хозяином гостиницы. Но сначала нужно было отбиться от принявшейся ныть Айки. Ещё пара холодных, как отрезал, нет и в довершении угроза вообще отослать её обратно, возымели действие. Девчонка успокоилась и отстала, а вот Вэя посмотрела на него с укором.


Ну, понятно. Они ж уже подруги. Интересно, что ещё успели обсудить, пока он видел последний утренний сон? Между прочим, уважаемая светловолосая, вы в нём присутствовали...


Никита улыбнулся Вэе, на что девушка изобразила лицом такой антисмайлик, что он невольно перевёл взгляд на спешащего с заказом дядюшку Стайка.


- Уважаемый, - взяв кружку из его рук, бросил Никита с грубой наигранностью. Всё же аристократическая поза и кофе с утра настраивают на какой-то пафосный лад. - У меня есть для вас интересная идея. Думаю, вашему делу не помешала бы реклама на фасаде здания. Желательно яркой расцветки и короткого, но ёмкого содержания.


- Что, прошу прощения? - Стайк от столь возвышенного штиля невольно согнулся в поклоне. - Я не такой учёный, как вы, господин.


- Реклама, - Никита кашлянул и сменил позу. - Ну, это надпись с картинкой или без картинки, которая должна завлечь в вашу гостиницу как можно больше посетителей. А на данный момент у вас там что? Только название "У Стайка". И что в этом завлекательного?


- Всё равно не очень понимаю. Зачем картинка и надпись?


- Чтобы завлечь клиентов, - начиная злиться и в тоже время понимая, что вот-вот рассмеётся, повторил он. - В общем, ваша задача купить до вечера краску, а я вам потом объясню подробнее, что с нею делать. Цвет выберите поярче. А пока принесите что-нибудь перекусить.


- Заливная рыба поспела.


- Вот её и давайте.


В полном недоумении "хомяк" отправился на кухню, и Никита всё же не сдержавшись, хохотнул.


- Ну и лицо у него было.


- Зачем ты над ним издеваешься? - продолжая хмуриться, спросила вдруг Вэя. - Тебе наверное нравится так поступать с людьми?


- Кто издевается?! А-а, ты всё из-за вчерашнего танца дуешься? - Никита заметил, как застыло в ожидании сенсации лицо Айки. Неужели светловолосая ей про посещение местного клуба ничего не рассказала? - Так я тебе признаюсь, я совершенно не умею танцевать, потому и вынужден был отказать.


- Это правда? - Вэя зачем-то обратилась к Айке, на что девчонка совершенно искренне пожала плечами и с грацией гадкого утёнка отхлебнула из кружки.


- А моим словам доверять что - религия не позволяет? - Никита состроил такую же хмурую мину, как у Вэи. Не очень хорошо перед грядущей прогулкой, но что себе эта светловолосая позволяет?


- Ладно, допустим, ты не умеешь танцевать... - она вдруг улыбнулась. - Сказать честно, я тоже не умею. Поэтому и хотела, чтобы ты меня научил. Не обижайся, Ник, и давай не будем с утра портить друг другу настроение.


Кто бы говорил!


Никита с трудом сдержался от сарказма и просто согласно кивнул. В этот момент дядюшка Стайк принёс поднос с четырьмя небольшими тарелками, на каждой из которых лежало по куску рыбы в прозрачном подрагивающем желе и, переставляя их на стол, успел рассказать коротенькую новость. Какого-то там Марка нашли мёртвым возле леса, который начинался в трети лиги от городских ворот. Стража ничего не видела, гильдия никаких заявлений не делала, но по слухам вроде как горло у этого Марка явно перегрызено.


- Оборотень? - заинтересованно спросила Вэя, заставив Никиту вздрогнуть.


- Да кто ж его знает, может и собаки бродячие, - Стайк махнул рукой и, пожелав хорошего аппетита, удалился за стойку.


С рыбой разобрались быстро, что впрочем и неудивительно. Она буквально таяла во рту вместе с желе. Айка попыталась ещё раз напроситься на прогулку, но была отослана обратно в номера с заданием - протереть пыль в обоих.


- Кто-то обещал осваивать новые навыки, - прошептал ей на ухо Никита. - Или думаешь и дальше промышлять воровством?


- Нет, что вы, - перейдя на вы, испуганно выдохнула девчонка и умчалась по лестнице на второй этаж.


Нет, надо её всё-таки куда-то определить. Или раскрутить с помощью рекламы гостиницу дядюшки Стайка и оставить Айку у него. А самому с Вэей перебраться в другую гостиницу поближе к Академии или в общежитие. Такие же тут должны быть, иначе где селиться иногородним или иномировым студиозам? Не все же дарования могут позволить себе жить в шикарных апартаментах!


К управе путь оказался долгим. Вдобавок они ещё и поплутали как следует. Ближе к центру городские улицы перестали быть просто параллельными и перпендикулярными друг другу, а стали выписывать такие круголя и загогулины, что они умудрились трижды выйти в одно и тоже место.


Наконец они оказались на огромной, мощёной красноватым камнем площади и восхищённо замерли, глядя на белое каменное здание высотой с земную пятиэтажку. Разумеется, Вэя такого сравнения не проводила, а вот Никита с ходу соотнёс размер управы именно с хрущёвкой.


То, что это именно управа и есть было понятно по вывеске над широкой двустворчатой дверью. Перед зданием полукругом располагался то ли рынок, то ли временная ярмарка и поэтому до широкой лестницы им пришлось пробираться сквозь толпы обывателей тёршихся у прилавков. Ну и заодно отмахиваться от назойливых местных продавцов-консультантов норовивших прокричать хвалу своему товару чуть ли не в уши потенциальных покупателей. Одного Никита даже легонько оттолкнул, заодно учась контролировать свою силу. Но всё равно вышло слишком. Если бы не скученность народа, парень бы грохнулся на мостовую.


Поднявшись по лестнице, Никита объяснил двум охранникам зачем ему нужно внутрь и те приказали ждать сопровождающего. Им оказался рослый усатый мужик с огромными кулачищами, одетый точно так же, как управляющие в том городе, куда он попал в самом начале. Жаль, названия даже не спросил... Хотя, говорить, что он оттуда явно не стоит. Слишком близко. Да и если спросят о местной малой родине, он всегда может рассказать со слов самого способного.


Выйдя с ним на контакт, Никита приятно удивился. Мурганд внимательно следил за происходящим и уже сам придумал, что говорить. Вот что значит - мотивация, которая теперь у самого способного есть. Тело, или если выразиться точней - оболочка с остатками разума, судьба которой полностью зависит от Никиты.


Вэю внутрь не пустили. Усатый объяснил просто - не положено без дела, и с этим пришлось согласиться. Плетясь вслед за усатым по длинному коридору, Никита вёл разговор с Мургандом. Тот рассказывал ему о какой-то деревне на востоке, небольшая, дворов в сто, почти приграничная. Всего в сорока лигах начинаются Мёртвые земли, но как ни странно, оборотни особенно эту деревню не трогают. Впрочем, что странного? Брать там нечего. Даже молодых девушек не украдёшь, чем, по словам самого способного, волколаки иногда занимаются. Одни старики, да старухи, ну или люди в возрасте. Золота тоже нет. Бедная деревенька.


- Навряд ли кто-то из служащих здесь магов оттуда родом, - закончил он свою речь в тот самый момент, когда сопровождающий остановился возле массивной светло-коричневой двери и указал Никите на лавку у стены.


- Садитесь тут и ждите. Вас вызовут.


Сам же он скрылся за дверью и появился оттуда через пару минут. Никита было подскочил с места, но усатый сделал недвусмысленный жест рукой.


- Сидите. Вас вызовут.


Пришлось прождать ещё минут десять, которые были проведены в вялой беседе с учеником и размышлениях о Вэе. Почему она не согласилась провести проверку дара? Может знает уже и не хотела разочаровывать. У девушек ведь тёмный дар - это вообще неслыханная редкость.


- Если того Марка и правда оборотень задрал, то это уже потеха. Почти под стенами города, и не просто города - а столицы! - внезапно стал размышлять Мурганд и так же внезапно открылась дверь в кабинет, из-за которой выглянуло круглое недовольное лицо.


- Входите.


Никита и не предполагал, что его станут проверять на то - оборотень он или нет! И поводом для это послужило именно происшествие с чёртовым Марком, который непонятно какого хрена попёрся ночью в лес и там наткнулся на кого-то, кто перегрыз ему глотку.


Проверку проводили три магистра, они же охотники, специально вызванные из гильдии. Никита едва не бросился прочь из кабинета, едва они не стали перед ним и не начали делать пассы, сосредоточенно вглядываясь в его лицо. И только выдержка бывшего владельца тела помогла ему избежать этой глупости. Так он и стоял, превратившись в каменное изваяние, боясь шевельнуться или что-то ляпнуть. Хотя, вопросов в начале и не задавали. Только пассы и какие-то лёгкие вспышки прямо перед телом, то в районе груди, то там, где печень. Плюс к этому растущее внутри напряжение. А как без него, если ты твою мать оборотень, находящийся в самом сердце людского королевства и трое охотников с мрачными рожами машут перед тобой руками!


Является ли городская управа Кальбрега географическим центром королевства Тирон, Никита, само собой, не знал, но сейчас это не имело решающего значения. Чёрт, лучше бы и правда поддельные документы купил!


Никита почувствовал, как на лбу предательски выступил холодный пот и одна капля покатилась вниз. Он осторожно поднял руку, чтобы стряхнуть её, но тут же был остановлен фразой, которую казалось проговорил не человек, а машина.


- Не двигайтесь, пока магистры не закончат.


Ни одной эмоции.


- Душно у вас, - стараясь, чтобы голос не дрогнул, выдавил Никита. - Пот в глаза течёт.


- Ничего, не смертельно, - так же сухо бросил тот самый секретарь с круглым недовольным лицом. - Не заставляйте господина Наз-Мальта лишний раз говорить. Он не любит пустословия.


Никита краем глаза взглянул на "хозяина" кабинета, того, который и имел голос робота. Сухощавый, среднего возраста, глаза, как иглы, губы две ниточки.


- Чистый, - неожиданно проговорил один из охотников, перестав делать пассы. - И даже дар магии чувствуется. Немаленький, кстати.


Двое других подтвердили кивками и тут же их лица сделались скучающими.


- Вот именно поэтому я и в столице, - немного расслабляясь, сказал Никита. - Хочу поступить в Академию.


- В Академию? - переспросил сухощавый управленец. - А какой у него дар? - он посмотрел на только что отчитавшегося о проделанной работе охотника.


- Тёмный, - сухо бросил тот и, достав из кармана маленькую коробочку, открыл её. В следующие несколько секунд за этим Никита впервые вживую наблюдал, как нюхают табак. Разумеется, вряд ли содержимое коробочки было именно табаком, но судя по всему, не слишком от него отличалось. - И весьма сильный, - чихнув после понюшки, дополнил охотник. - Мы ещё нужны?


- Нет, можете идти.


Дождавшись пока охотники покинут кабинет, сухощавый указал Никите на один из стульев возле стены.


- Садитесь, молодой человек, и рассказывайте о вашей проблеме.


- Утерял документ по дороге в Кальбрег, - решив не вдаваться в подробности пока не спросят, коротко объяснил Никита.


- Понятно.


Сухощавый кивнул секретарю и тот засеменил к небольшой дверце рядом с огромным до потолка шкафом, полки которого ломились от сотен свитков. На первый взгляд эта дверца была частью самого шкафа, но если приглядеться получше, становилось ясно - дверь находится в стене, странный рисунок на которой и создавал иллюзию.


После этого потянулись долгие секунды ожидания. Сухощавый не проронил больше ни слова, как будто одной констатации факта утери для получения дубликата было достаточно. Может, у них тут как-то амулетами проверяется врёт посетитель или нет? Хотя, вряд ли, ведь он врёт, а никакой сигнализации, никакого возвращения охотников нет. Или его возьмут "под белые рученьки", когда он выйдет отсюда? Нет, всё же нужно было покупать липу, больше бы нервов сохранил.


Вернувшийся секретарь положил на стол перед худощавым небольшой кусок пергамента, на котором Никита заметил бледно-красный оттиск герба.


- Итак, молодой человек. А теперь рассказывайте, как вас зовут, откуда вы родом и при каких обстоятельствах вами был столь важный документ утерян.


Ну вот, началось.


Глядя прямо в глаза худощавому, Никита спокойно пересказал всё, что ему до этого объяснил Мурганд и управленец вроде бы поверил каждому слову. По крайней мере он ни разу не перебил, а дослушав, приказал секретарю вписать в принесённый пергамент имя и после этого отдать документ посетителю.


Вот так вот просто?


Никита, глядя на секретаря, который взяв перо, стал аккуратно выводить на кусочке выделанной кожи замысловатые местные буквы, не забывал искоса поглядывать на сухощавого. Что-то здесь нечисто. Легко как-то всё прошло. На Земле и то документы дольше получают, и это при возможности запросить о получающем любую информацию из любой организации практически мгновенно. И его опасения подтвердились.


- Молодой человек, - взгляд сухощавого казалось сосредоточен на какой-то точке за спиной Никиты, а сам он лишь дурацкая преграда, мешающая её увидеть. - Мы выдаём вам документ совершенно бесплатно, но с одним условием. Сразу после поступления в Академию вы должны будете посетить этот кабинет ещё раз. А теперь можете идти.


Взяв "паспорт" из рук подошедшего секретаря, Никита поднялся и, не попрощавшись, без особой радости вышел в коридор. Всё-таки нечисто тут дело. Зачем ещё раз посещать? Что этот тощий хрен задумал?


Размышляя над этими вопросами, он вышел из управы и, заметив сидевшую на лавочки Вэю, направился к ней.


- Ну что там, Ник? Получил? - едва заметив его, Вэя обрадованно вскочила на ноги.- А что это у нас бровки так нахмурены? Не дали?


- Дали, - Никита попытался сделать лицо повеселее. - Но судя по всему, пообещали догнать и ещё раз дать. Странно, - он взглянул на документ и засунул его во внутренний карман куртки.


- Что странно?


- Быстро как-то, да ещё и бесплатно, - не стал выдавать Никита истинную причину своей задумчивости. С этим лучше разбираться самому. Да и слишком плохо он ещё знает светловолосую. Кто она? Действительно ли пришла в город в тот же день, что и он, или это просто легенда? Легенда? Вот что делает с людьми посещение всяких там кабинетов. Паранойя восьмидесятого уровня, блин. Так, нужно поразмыслить спокойно, без лишних накручиваний. Может всего лишь хотят узнать каков его дар? Ведь тёмный не только среди женщин, но и среди мужчин редкость. И охотник этот ещё... Немаленький... Да чтоб ты своим табаком подавился!


Мысленно ругнувшись, Никита почувствовал, что на душе стало легче. Ладно, об этом потом, а сейчас...


Он с некоторой скованностью зашагал в сторону торговых рядов, ходить с девушкой под ручку ему ещё не доводилось, а мышечная память Эрника по этому поводу молчала.


Снова продираясь сквозь толпу они наконец-то вышли за пределы рынка и стали искать улицы Флер-Риан или Бель-Транс, на которых и находилась Академия, по словам Мурганда состоявшая из десяти зданий, включая даже две церкви. Всего кампус занимал почти четыре квартала и являлся самым большим комплексом после загородной королевской резиденции. Пройти мимо затруднительно, но они всё же умудрились это сделать. Правда и шли они двумя улицами правее, а набрели на правильный курс, "сев на хвост" двум студиозам в мантиях. Правда, два молодых человека с книжками в руках могли идти куда угодно, вплоть до скупщика, куда можно было сдать стыренные из библиотеки старинные фолианты, но к счастью они направлялись в библиотеку. А она располагалась непосредственно в главном здании о чём тоже между делом поведал Мурганд.


Помявшись немного перед пятиэтажной каменной постройкой, они собрались с духом и поднялись по широкой мраморной лестнице. Охранник на входе был явно из учащихся, в серой мантии и каким-то амулетом на шее. На вид лет двадцать.


Оторвавшись от тонкой книжицы и уныло посмотрев на пришедших, он громко кашлянул. Эхо разнеслось по огромному вестибюлю.


- Документы сдавать? - спросил он тихо, словно сообразив, что громкий голос снова породит эхо.


- Документы сдавать, - повторил Никита почти в тон, чем слегка разозлил охранника-студиоза.


- Правый коридор, в самом конце куратор. Синяя дверь, - сухо бросил он и снова погрузился в тонкую брошюру.


- Интересная книжка? - решил поддеть Никита неучтивого студиоза.


Поверх страниц появился удивлённый взгляд.


- Я между прочим ученик второй ступени, - с сарказмом проговорил он. - А вы кто? Если не ошибаюсь пока никто. Я прав?


- Абсолютно не правы, - Никита улыбнулся, вызывая на лице студиоза ещё большее удивление и потянул испуганную Вэю вглубь вестибюля.


- А если бы он магией? - прошептала она, едва поспевая за его широким шагом.


- Не решился бы, - Никита хмыкнул. - Использовать магию в главном здании Академии запрещено.


- Кроме случаев нападения на неё, - добавил Мурганд. - Запоминай до конца.


- Потом все правила выучу полностью, - ответил ему Никита и, приметив арку справа, свернул к ней.


Куратором оказалась миловидная шатенка лет двадцати двух с большими карими глазами и довольно смелой причёской. С правой стороны каре, а слева выбрито почти под ёжик.


- Вы вовремя. Сегодня последний день, когда можно подать документы. Экзамен пройдёт через два дня. Что-то в этом году мало народу, двадцать один человек всего, - девушка мило улыбнулась. - В том году в это время толпы валили, а в этом... за последние две недели вы первые. То ли и правда магии в нашем мире всё меньше, то ли просто год такой, - разоткровенничалась она. - И это при том, что вот уже двенадцать лет цены за обучение не выросли даже на серебряный. К тому же с этого года подняли стипендию для членов клуба... Правда для попадания в клуб нужно иметь соответствующие способности... Ой, простите, что-то я заболталась. Давайте уже вами займёмся.


Через полчаса они покинули тесноватый кабинет, а скорее коморку, в котором располагалась куратор и направились к выходу. Вэя была просто рада и взволнована, а Никита думал над тем, где он достанет до завтрашнего утра недостающие пять золотых, которые ему заняла светловолосая. Нет, Вэя не требовала их до завтра, но ему самому не хотелось оставаться должником.


Эта мысль грызла его до вечера, но особо гениальных идей на ум не приходило. Пять золотых за несколько часов не заработаешь, особенно честным способом. Пойти на преступление и ограбить какого-нибудь торговца? Почему-то от такой мысли его ломало, хотя он по сути и жил последние дни на деньги с грабежа. Но там было другое, там он был всего лишь попаданец, которому нужно выжить, а сейчас он будущий студиоз, и начинать свой путь в столице с ограбления... Хм, ломает всё-таки.


Когда на Кальбрег стал опускаться вечер, он покинул гостиницу и отправился на поиск "странных" личностей. Первые трое из таковых попытались ограбить его самого, но уже через пять секунд лежали на земле без сознания.


Никита решил осмотреть их карманы и с удивлением выгреб оттуда целых два золотых. Не золотом разумеется, а серебром, но его вдруг осенила гениальная мысль! А зачем грабить купцов, и тем более зачем сдавать скупщику свою куртку, ради чего он собственно и пустился на поиски местных бандитов. Спросить адрес скупщика, найти, продать ему куртку... Чушь! Тем более куртка ему нравилась, и не только своим дорогим видом, но и функциональностью. Днём в ней не было жарко, ночью холодно. В общем, не стоило идти на столь крайнюю меру. Метод грабежа всё-таки лучше. Но грабить он будет не честных жителей, а грабителей!


Поплутав по ночным улицам, он вернулся к дядюшке Стайку почти под утро и карманы сохранённой куртки приятно оттягивало почти десять золотых. Точнее он не считал, не очень-то удобно это делать, когда валишь тройку здоровых мужиков, быстро обыскиваешь их и стараешься сразу же уйти подальше. Но в любом случае, отдать долг Вэе он сможет, и ещё останется на житьё.


И ещё его волновал вопрос насчёт последней схватки. Денег он там взял нормально, четыре золотых монеты. Грабители были дюжие, двое, с прожжёнными лицами и такими голосами, что у простых обывателей наверное ноги подкашивались, когда они их слышали. Да и удачливее других были эти два отморозка, или, что скорее всего, профессиональнее и жёстче. У остальных больше двух, а чаще одного золотого не набиралось, да и то серебром, а у этих... Но волнение было совсем от другого. Двое последних оказались и правда сноровистыми ребятами, и даже чуть не посадили его на нож. Он успел увернуться в последний момент, а на куртке остался лёгкий след от лезвия. И вот в тот момент в нём что-то щёлкнуло, как тогда, с теми пятью уродами. В общем, двое бандюков лежат там со свёрнутыми шеями... Да и чёрт с ними! Вопрос в другом - а не станет ли он убивать всё чаще и чаще в таких вот схватках, да и вообще в любых других? Не начнёт ли у него вот так щёлкать с завидной регулярностью? А становиться убийцей он не собирался...


Никита хмыкнул. Ему вспомнилась фишка, которую он вычитал в интернете - если убить убийцу, количество убийц не изменится. Чушь! Это если убить одного, а если убить нескольких?


А с чего ты взял, что эти двое были убийцами?


Ага. Когда жертва решалась на сопротивление, они просто мягко вырубали её, как же. Вон его без раздумий хотели прирезать, едва он отказался сразу же отдать всю имеющуюся в карманах наличность. Ну а самого тебя на Земле разве не такие убили? Обычные мрази для которых человеческая жизнь ничего не стоит. Нет, свою они ценят, разумеется, другие для них ничто.


В общем...


С этими мыслями он и уснул, решив, что всё-таки фразу - утро вечера мудренее - народ не с потолка взял. Сейчас он просто на эмоциях, а завтра... Завтра он подумает об этом спокойно.



Глава 12




- У тебя глаза уставшие, - заботливо проговорила Вэя, глядя, как он уминает вторую порцию яичницы на сале. Ночные дела здорово вымотали и аппетит проснулся зверский. Причём он проснулся гораздо раньше самого тела и до его пробуждения бередил мозг снами о жареных окорочках, котлетах, картофельном пюре и пирожках с повидлом. - Плохо спал?


- Угу, - Никита кивнул. - Волнуюсь перед экзаменами.


- Волнуется он, - усмехнулся Мурганд, но дальше поддевать не решился. И вообще странно, что ни вчера, ни с утра он ни слова не сказал, хотя Никита постоянно ожидал, что самый способный вот-вот приступит к обвинительной речи. Но тот либо поумнел, либо безмерно переживал за своё гуляющее где-то там тело, судьба которого теперь зависела от "ночного убийцы".


- Ник, я вот чувствую, что мы с тобой сдадим. А если даже не сдадим, тогда нам деньги вернут и ты сможешь сразу отдать мне долг. Нет худа без добра, - она натянуто улыбнулась.


- А, кстати, - Никита отложил вилку и достал из кармана кошель. - Я вчера сходил до знакомого отца, о котором тебе говорил и занял у него немного. Вот возьми. Спасибо большое, что выручила.


- Ник, ну зачем ты так? Я ведь не требовала сразу... - Вэя нерешительно взяла протянутый кошель и положила его перед собой. - Гордый, да? - спросила с улыбкой.


- Почему сразу гордый? Просто пока есть возможность. Вэя, а твоя уверенность в том, что ты сдашь экзамен чем-то обоснована, или это ты просто?


Никита задержал на девушке взгляд. С утра мысль о том, что светловолосая не сможет поступить вклинилась меж остальных неприятных и заставила его испытать лёгкую грусть.


- Ник, всё ты хочешь знать, - она наигранно смутилась. - Нет, ничем не обоснована. Просто верю в себя. А где Айка?


- Спит.


- Странно, обычно раньше тебя вставала.


- Обычно - это один раз? - Никита улыбнулся. - Мы тут всего второе утро встречаем вместе.


Говоря это, он на самом деле думал о другом. Ведь и правда то, что Айка всё ещё дрыхнула, выглядело очень странно. Может приболела? Или всё-таки...


Ещё одна неприятная мысль. Не слишком ли их много в последнее время? Так, всё, включаем позитив.


- Я взял у друга отца чуть больше, чем был должен тебе. Ты не хочешь куда-нибудь сходить? Например, на ту же ярмарку возле управы. Или поискать магазинчик, где продаются артефакты. Видела у того в Академии на шее висел? Может и нам прикупить что-то подобное?


- Артефакты? - появился в голове самый способный. - Ты думаешь, их можно так просто купить? В магазинчике? Ник, во-первых, артефакты могут иметь только студиозы или закончившие соответствующие заведения маги, а во-вторых приобрести их можно лишь в Академии или гильдии охотников. Частная продажа карается со всей суровостью.


- А ты думаешь их можно купить? - удивилась Вэя.


- Нет, конечно, - Никита хохотнул. - Пошутил. Но на ярмарку я бы с довольствием. Может чего из вещей купить? Или оружие. Ты умеешь пользоваться оружием? Ты же говорила у тебя отец военный.


Вэя повертела головой и снова её взгляд стал источать заботу и сочувствие, а всё потому что Никита с усердием налёг на остатки яичницы. И не потому что аппетит вдруг разыгрался по второму кругу, нет. Он уже почти насытился. Его подгоняла мысль об Айке. И правда, слишком подозрителен её утренний сон. И означать он может лишь одно, она сама не спала всю ночь. А вопрос - Ник, где ты пропадал до утра, в присутствии Вэи... Нет уж. Хватит ему и объяснений про то, что он совсем не маг.


- Ну что, пойдём? - вытерев рот салфеткой, спросил он. - Я что-то загорелся купить какой-нибудь нож.


- У тебя же есть меч.


- Неудобно с собой таскать, - Никита поднялся. - Громоздкий. Да и не умею я им пользоваться, а вот нож... Наверняка, в этом городе полно бандитов, - он мысленно усмехнулся. - Что если нападут в тёмное время суток?


- Ты и с голыми руками можешь за себя постоять. Не прибедняйся, Ник, - светловолосая поднялась и поправила тёмно-зелёную блузку. - Но если ты хочешь... Можно и прогуляться.


Но с ножом вышел облом. Самый дешёвый стоил четыре золотых и был среднего качества. Цены на хорошие из какой-то дарнской стали начинались от пяти. Были конечно и по три-четыре серебряных, но ими только колбасу нарезать и морковку чистить, чего впрочем продавцы и не скрывали. В этом мире почти все разбирались в холодном оружии и обманывать не имело смысла.


У Никиты в наличие было четыре с половиной золотых и поэтому на дарнскую сталь не хватало, а брать "середнячок" он страстным желанием не горел. Отойдя от прилавка оружейника, который на ярмарке был в гордом одиночестве, они стали бродить по рядам и возле одной из палаток с одеждой наткнулись на...


Никита мысленно взмолился, чтобы она его не узнала, но чёртова матерщиница брюнетистого окраса умудрилась его запомнить.


- А-а, красавчик баронет? Не ожидала вас увидеть снова. Я бы, конечно, присела в книксене, чтобы выразить свою почтительность, но сами же понимаете, базарная площадь она не для книксенов. О, а свою малолетку рядящуюся в мальчишку вы, милл баронет, сменили на особу чуть постарше? Одобряю. Извиняюсь, девушка, если так фамильярно с вашим кавалером. Мы просто знакомы с ним, ночью как-то познакомились... Интересной выдалась та ночка.


Она расплылась в довольной улыбке, а Никита едва сдержался, чтобы не послать эту сумасшедшую ко всем местным чертям. Бросив взгляд на Вэю, он увидел то, что и ожидал увидеть. Удивление, смятение, ошарашенность и полное непонимание того, что собственно происходит. Ну ещё бы! Тут тебе и баронет, и малолетка, и ночное знакомство... А ведь о последнем она специально так двусмысленно ляпнула. Отомстила, стерва.


- Миль Калия... Или как вас там? Неужели всего несколько слов сказанные мною смогли сделать ту ночь для вас интересной? Вы что так обделены вниманием мужчин?


Дочь главы охотников изменилась в лице, её губы задрожали. Было видно, что ей стоит огромных усилий, чтобы не заругаться или вообще не накинуться на оппонента. Нет, ну надо же. У него что - талант заводить врагов?


- Вниманием мужчин я не обделена, - с шипением проговорила Калия. - И вообще ничем не обделена...


- Благодаря папе.


Твою мать! И кто его за язык тянет? Не хватало ещё записать во враги главу Гильдии охотников. А так оно и будет, если доченька пожалуется.


Лицо брюнетистой стало похоже на свёклу, она заскрежетала зубами, постояла так пару секунд и, всё-таки ругнувшись, резко развернулась на сто восемьдесят градусов. Никита глядел ей в спину, пока эта стервочка не затерялась в толпе и затем медленно повернул голову влево, где всё в том же ошарашенном состоянии стояла Вэя.


- Кто это? - рассеянно спросила она. - И причём тут какой-то баронет? Ник, ты её знаешь? Ты провёл с нею ночь?


- Никаких ночей я с ней не проводил. Это дочь главы Гильдии охотников...


- Дочь главы Гильдии охотников?! - Вэя не смогла скрыть страх и в голове Никиты снова мелькнули мысли об оборотнях. Не вообще, разумеется, а в связке со светловолосой. - Ник, с нею опасно вот так, наверное. Зачем ты? А что она говорила про баронета?


- Она меня таковым считает. Я же говорю - дура. Да не обращай ты внимания, она всегда такая...


- Ты её уже долго знаешь? - тут же перебила Вэя


- Второй раз вижу, - сухо ответил Никита и потянул светловолосую за собой. Хождение по рынку начинало его утомлять. И чего он решил устроить такую прогулку? Лучше бы поспал нормально в гостинице, а заодно и у Айке намекнул, чтобы она поменьше языком болтала.


Уже выходя с площади, он вроде бы краем глаза заметил в толпе людей брюнетистую, но когда повернул голову, отыскать её не смог.


Айка и в самом деле не спала всю ночь. Когда Никита вывел её в номере на разговор, она разревелась и стала нести чушь про то, что боялась одна. А потом, разумеется, спросила - где он был? Пришлось коротко объяснить, что отчитываться перед ней он не намерен, и ещё, что с Вэей ей лучше о лишнем не болтать.


- Ты с нею того... Любовь у вас?


- Не твоего ума дело. Тебе не об этом думать нужно, а о том, как ты в Кальбреге будешь дальше жить. Тебе работа нормальная нужна до того момента когда вырастешь и сможешь поступить в Академию. Ты же знаешь, что воровать я тебе не дам, сразу же отправлю обратно домой.


Никита заметил, что разговаривает с нею тем тоном, каким говорил с Олей. Вроде и поучительный, но всё же мягкий.


- Я поговорю с дядюшкой Стайком, возможно он найдёт для тебя работу в своей гостинице. Ты, кстати, рисовать не умеешь?


- Рисовала немного, зверюшек всяких в детстве. На стенах. А что?


- Надеюсь, не чёрных кошек? - Никита хохотнул. - А буквы написать красиво сможешь?


Айка потупилась.


- Я совсем грамоты не знаю...


- Не знаешь? А как же ты в Академию собралась поступать?


- Я выучу.


Никита постоял несколько секунд в задумчивости и наконец выдохнул:


- Ладно, пошли к толстячку, покажешь ему свои художественные способности.


Он мысленно улыбнулся, вспомнив, как "хомяк" уже дважды за сегодня пытался спросить у него что делать с краской, которую купил по его совету.


Они спустились в обеденный зал, где Вэя попивала лайк в компании старушки-пансионщицы и, подойдя к столику, вежливо поздоровался сначала с бабулей, а потом со светловолосой.


- Разрешите, похитить вашу собеседницу? - спросил он у старенькой жилицы и та расплылась в улыбке:


- Конечно же, красавчик. Молодёжь, любовь. Вот помню был у меня такой же как ты, высокий, статный, шевелю-юра... Закачаешься. А глаза такие... такие... как посмотрит, аж сердце биться переставало.


Никита многозначительно посмотрел на Вэю, намекая, что самое время ей попрощаться со старушкой, пока та не рассказала про всех своих ухажёров. Светловолосая поняла, извинилась перед бабушкой, и встала из-за столика.


- Ты буквы сможешь красиво нарисовать? - спросил Никита, когда они втроём отошли к стойке.


- Могу. А зачем? - удивилась светловолосая.


- Будем улучшать дела дядюшки Стайка. А где он кстати?


- Спустился в подпол за продуктами. У него же тут целые катакомбы под гостиницей, - Вэя постучала каблуком своего смешного башмачка по деревянному полу. - Не удивлюсь если по ним можно из города выбраться.


- А ты откуда знаешь? - пришло время удивляться Никите.


- Ходила там. Дядюшка Стайк разрешил. Хотела найти место для тренировок с боевым ножом. Мне дядюшка Стайк дал попробовать. Сила силой...


- Вот чем он мне за рекламу и отплатит! - перебил Никита. - Мне тоже нужно место для тренировок... с мечом. Да и вообще, если там есть где развернуться, можно потом будет и магию отрабатывать. Где у него спуск в его катакомбы?


Вэя указала рукой за стойку и, открыв дверцу, изящно порхнула в проём. Немного помявшись, Никита неуверенно шагнул следом.


- Не бойся, дядюшка Стайк мне разрешил. Мы с ним сдружились.


- Когда успели? - спросил Никита, обходя стойку с глиняными кувшинами.


- Пока ты спал, - ответила за спиной Айка. - Вчера утром. Он очень добрый человек, Ник. И почему добрым всегда не везёт?


Отвечать на этот риторический вопрос Никита не стал, а лишь хмыкнул. А ведь думал, что больше всего сблизился с "хомяком" он сам, но оказывается Вэя его обскакала, вон даже по гостинице ходит уже, как у себя дома.


Светловолосая остановилась возле приоткрытой дверцы и обернулась.


- Здесь ступеньки крутоватые, осторожней. Да и посветить бы чем. У дядюшки Стайка штучка какая-то есть, она светится. Знаешь, на амулет вроде похожая.


- Но ведь простой обыватель не может иметь...


- Говорю же, тюрьма по нему плачет! - злорадно вскрикнул Мурганд, за что Никита тут же обматерил его земным трёхэтажным.


- Ещё раз начнёшь с крика, - закончив с руганью, зло добавил он, - И я твоё тело сам в лечебницу для психов сдам. Давай, сделай какой-нибудь магический фонарик, горлопан!


На правой ладони Никиты тут же вспыхнул белый сияющий шарик размером с теннисный мяч.


Ну вот. А то совсем оборзел товарищ, в чужой голове, как у себя в туалете.


- Ник?! - услышал он вскрик Вэи и тут же пожалел, что применил магию в её присутствии. Светловолосая выглядела не менее ошарашенной, чем на рынке. - Без инициации у мага ты ведь не можешь использовать магию, а инициацию делают только в магических учебных заведениях.


Чёрт, что-то подобное самый способный ему говорил.


- Бывают исключения, когда и без инициации можно простые заклинания делать, - буркнул он и, приоткрыв дверь сильнее, шагнул в тянущую сыростью темноту. Тьма от магического фонаря отпрыгнула словно испуганный дикий зверь от обычного огня и хищно замерла шагах в пяти. Никита стал медленно спускаться, внимательно глядя под ноги. А ведь ничего так ступеньки, по крайней мере не такие как он ожидал увидеть. Ни сколов, ни плесени, чистые, аккуратные. Такое ощущение, что их постоянно подделывают, чтобы держать в идеальном состоянии.


Сделав несколько шагов он остановился и оглянулся. Следом нерешительно шла Вэя, а в проёме двери застыл чёрный силуэт Айки.


- Я туда не пойду, - крикнула девчонка и эхо от её голоса вернулось откуда-то из глубины. Словно тьма-хищник прорычала. - Я подвалов боюсь.


- Оставайся там, - не очень громко бросил Никита, решив не вдаваться в подробности, хотя и так понятно было. Наверное её какое-то время продержали в подобном подвале, вот и выработалась фобия. - Давай руку, - совсем тихо сказал он светловолосой и спустя секунду почувствовал в своей её тёплую ладонь.


Он двинулся дальше. Через десять ступенек лестница закончилась и он, подняв руку, поводил ею из стороны в сторону. Два коридора, один прямо перед ним, а второй слева. Справа была дверь с большим железным кольцом вместо ручки. Он взялся за него, покрутил, но дверь не открылась.


- Ты куда ходила? - спросил он, обернувшись к девушке.


- В тот, что слева. Он шагов в двести длиной и там в конце есть два помещения, размером с пять двойных номеров. Большие очень. А впереди, там дядюшка Стайк продукты держит.


- Значит, нам вперёд? - неуверенно спросил Никита, чувствуя себя не в своей тарелке. Что-то ему в этих подвалах не нравилось. Может опять паранойя разыгрывается?.. Но с другой стороны, нахрена в обычной гостинице такие подвалы, больше похожие на застенки гестапо?


Он осторожно двинулся вперёд, в каждую секунду ожидая появления "хомячка", а через пару минут ждать перестал. Они набрели на развилку, так и не встретив ни одного ящика или бочки. Только коридор.


- И куда дальше? Что-то не верится мне, что ради хранения какой-нибудь брюквы или мяса необходимо строить такие тоннели.


- Давай лучше вернёмся, - дрогнувшим голосом попросила светловолосая, но Никиту стало разбирать любопытство. Нет, и в самом деле, зачем такое метро городить под обычной деревянной гостиницей, в которой и не живёт никто... Не живёт никто. Хм. Может потому и не живёт, что с этой гостиницей дело нечисто?


- Ой, - испуганный голос дядюшки Стайка выдернул его из параноидального омута. - А я тут за мясом ходил.


Никита уставился на толстяка и едва не спросил - Прямо в магазин что ли? По метро своему? Но сдержался.


- Думаешь, зачем под обычной гостиницей такие подвалы? Угадал? - дядюшка Стайк обезоруживающе улыбнулся. - А всё просто. На этом месте раньше тюрьма была. Да-да, не стоит удивляться. Городская, давно ещё, при Ланшере пятом. Потом новую тюрьму построили, а эту снесли. Ну, мой прадед и прикупил земельку. Дёшево же было, мало кто решился бы на таком месте что-то построить. К тому же тогда тут окраина города была, это сейчас за нами ещё двенадцать кварталов, - он приподнял небольшой холстяной мешок, который держал в руке, - Мясо вот, на кухню надо бы быстрей. Идёмте, я там и дорасскажу.


Никита сделал шаг в сторону и потянул за собой Вэю.


- Понимаю, понимаю, боитесь, - на лице дядюшки Стайка появилось сожаление. - Ну что же, пойду первым, - он как ни в чём не бывало прошагал мимо Никиты, за спиной которого, прижимаясь, стояла Вэя и, остановившись, обернулся. - Идёмте. Да не смотрите так, ну что ж я теперь злодей, если моя гостиница на месте бывшей тюрьмы стоит? Вот и не идут сюда люди, помнят же, что тут было. Деды отцам, отцы сыновьям... По наследству так сказать передают, - толстячок снова мило улыбнулся и зашагал дальше по коридору. Никита медленно последовал за ним, борясь с вновь обострившейся паранойей.


- Хм, тюрьма. Странно, что для тюрем выбирают такие места, - сказала вдруг Вэя с таким спокойствием, что Никита невольно удивился. Ей что уже не страшно? Да даже его продолжает стремать, несмотря на стальную выдержку Эрника. Странно ведь всё это.


Они дошли до лестницы, дядюшка Стайк стал подниматься, а Никита попросил Мурганда подготовить что-нибудь боевое. На всякий случай. Что если этот добродушный толстячок захлопнет сейчас дверь, задвинет засов, а потом отовсюду начнёт сыпаться песок?


- А ты что не знал ничего про эту гостиницу? - спросил он у самого способного.


- Я не местный, Ник, а из другого города. Поэтому о том, что тут было сто лет назад откуда мне знать? Я всё время посвящал учёбе...


- Приготовил?


- Приготовил. Сгусток силы. Убить не убьёт, но вырубит надолго. Не надо убивать, Ник, мало ли.


- Да знаю я, - отмахнулся Никита и поставил ногу на нижнюю ступеньку.


Но толстячок даже не думал что-то предпринимать. Он просто поднялся и зашагал дальше, оставляя Никиту наедине с ругательствами в свой адрес. Нет, ну что-то перенервничал он. Подумаешь подвалы. Да и сходится всё со словами Стайка. Старая тюрьма, отсутствие посетителей. Он бы ещё, а точнее его прадед, свою гостиницу на месте старого кладбища ставил!


- Вот все так и думают, что тут духи могут быть. Невинно замученных, - продолжил свой рассказ дядюшка, когда Никита с Вэей оказались на кухне. - А вот я во всё это не верю. Вот даже взять магию. Ну никто же никогда мёртвых не поднимал. Поговаривают, что ещё очень давно, когда в нашем мире магии было хоть отбавляй, умели поднимать. Да что там умели. Мертвяки и сами иногда поднимались. Вот так сосредоточится над кладбищем магический сгусток и десять-двадцать оживших мертвецов пожалуйста. Бегай потом, убивай их, - хомячок посмотрел на обескураженного Никиту. - Это мне знакомый маг рассказывал. Мне-то откуда знать? Я так долго как они жить не умею, да и не собираюсь. Чего жить-то, когда счастья нет? Детей мне Одрин не дал, вот и смысл тогда моего пребывания здесь был? Всё ломаю над этим голову... А вы меня искали?


- Да, дядюшка Стайк, - тут же ответила Вэя. - Ник что-то придумал. Буквы какие-то нужно написать.


- Какие буквы? - удивился хомяк. - Зачем буквы?


- Ну, я же вам вчера говорил, - рассеянно начал Никита. - Сделать вывеску с завлекающей надписью. Глядишь, и клиентов больше будет.


- А-а, - протянул Стайк. - Понимаю теперь. Делайте, я не против.


- А взамен нам бы с Вэей хотелось использовать один из ваших залов в подвале для тренировок.


- Зал? - дядюшка Стайк уже принялся обрабатывать мясо, положив его на большую разделочную доску. С огромным, похожим на мачете тесаком в руке он смотрелся уже не так дружелюбно, как без него. - Вэя говорила, помню. Что ж, если вам так это необходимо... Мне нужно подумать... А впрочем, пользуйтесь, что мне, жаль что ли? Только в строго определённое время. Не хотелось бы, чтобы ваши крики из-под земли спугнули мою последнюю постоялицу. Она когда бодрствует хорошо слышит, а вот когда уснёт... Тогда хоть рядом с нею ори, никакой реакции.


- Ну, это само собой, - протянул Никита, с усмешкой представив, как толстяк и в самом деле орёт перед кроватью со спящей старушкой. Понятно, что он фигурально, но ведь откуда-то же он знает, что в этом случае не будет реакции с её стороны?


- А когда можно будет воспользоваться залом в ближайшее время?


- Да когда угодно. Главное не с полдня до двух часов и после восьми тоже никак. В это время старушка Грильда спит, - дядюшка Стайк хмыкнул. - И послал же мне Одрин такого постояльца. Хорошо ещё у неё деньги есть, а то я со своей добротой душевной и бесплатно бы её содержал, да кормил. Сегодня отбивные на ужин будут, пальчики оближете, - внезапно переключился он на тему еды и принялся отрезать от большого куска мяса ровные полоски толщиной с мизинец. - Вы же мне покажете свою... как ты там назвал её? Реклама?


- Реклама, - удивился Никита тому, что толстяк запомнил земное слово. А ведь он не так часто его повторял. - Вот её мы и пойдём делать. Вы краску нам дайте только...


Через час вывеска сбитая из трёх гладких обработанных досок, которые отыскал в своей кладовой дядюшка Стайк, была готова.


- Красота, - подперев бока, одобрительно крякнул толстяк. - Такая обязательно заставит всех проходящих мимо посетить моё заведение, - он странно усмехнулся. - И про самую вкусную еду и лучшее вино - это вы тоже хорошо придумали. И главное - это чистая правда, - он задумчиво пошевелил губами и почесал пузо. - Знаете, я её сам прибью перед входом... Завтра... Нет, завтра я занят. Послезавтра. Точно! Послезавтра. А зал вы можете посещать с сегодняшнего дня. Я дверь в подпол запирать не буду.


- Ну мы тоже с послезавтра начнём, - Никита посмотрел на Вэю. - Как поступим в Академию, да?


Светловолосая неуверенно кивнула.


- Ну, значит, договорились. Принесите нам лайка.


Никита внимательно смотрел на дядюшку Стайка, отвлечётся от мяса или нет? Но тот даже вида не подал, что он занят и просьба совсем не к месту. Услужливо поклонившись, он взял полотенце и стал вытирать руки.


- Сию минуту. Вы пока за столиком располагайтесь.


Стайк улыбнулся, однако Никита успел заметить на секунду мелькнувший в его глазах странный огонёк.


"Нет, не всё просто с этим дядюшкой" - думал он, сидя за столиком в ожидании напитка. Посмотрев на Айку, которая расспрашивала у Вэи об их прогулке, он сделал ей недвусмысленный знак, а точнее показал незаметно кулак, и девчонка тут же перестала донимать светловолосую вопросами. Спустя минуту с подносом в руках появился толстяк. Никита взял кружку и принялся неспеша пить, размышляя о том, как уже сегодня проберётся в подпол и с тщательностью там всё обследует. А если столкнётся с толстяком, спишет всё на то, что заблудился, ища зал, который, кстати, и в самом деле собирался посетить. Проводить первые тренировки в присутствии Вэи он не хотел. Движения будут корявыми, нелепыми. Лучше в одиночку. Расслабиться и слушать только память мышц. Должно сработать. А вот когда уже начнёт махать мечом увереннее, тогда и при Вэе можно.


Попасть в подвал получилось только через пару часов, когда Вэя с Айкой поднялись в номера, а дядюшка Стайк ушёл в магазин, слава богу, через дверь, а не по своим тоннелям. Последнее, конечно, было лишь глупым предположением, но чем чёрт не шутит?


С мечом на поясе и горящим магическим фонарём на ладони Никита начал второй за день спуск в затхлый мрак застенок бывшей тюрьмы.


- И зачем тебе это нужно? - спросил Мурганд. - Не всё ли тебе равно, что не так с этим толстяком? Лучше бы ты стражникам его сдал.


- Сдавать - это не наш профиль. Сам разберусь, - отмахнулся Никита и, спустившись с лестницы, уверенно двинулся вперёд. Сначала нужно узнать в самом ли деле дядюшка Стайк хранит продукты в этих казематах?


Добредя до развилки, он прошёл по очереди в обоих направлениях и дважды наткнулся на запертые двери. Точно такие же, как та, которая была прямо внизу лестницы. Он подёргал кольца, стараясь не шуметь, но ни первый, ни второй замок не поддались.


- Можешь открыть? - спросил он у Мурганда, постояв возле второй двери почти минуту.


- Ох, и не стоит этого делать. А вдруг он там заложников держит? Представляешь? Вдруг он главарь какой-нибудь шайки? А это тебе не те двое убитых, которые уже никому не расскажут о твоей персоне. Толстяк знает, как тебя зовут, знает, как ты выглядишь... Да если он главарь, он давно уже своим дружкам о тебе рассказал, и они...


- Так, заткнись, - холодно оборвал Никита. Сказать честно, подобные мысли у него самого крутились в мозгу несколько минут назад, но он отбросил их. Хватит уже предполагать. Лучше сначала узнать, а потом уже что-то думать. Может и в самом деле ничего нет... По большому счёту именно такой развязки Никита и желал. Если все его опасения полная чушь, то лучшего места, где он сможет оставить Айку, ему не найти. Не бросать же её на произвол судьбы. Несмотря на то, что эта девчонка по сути была ему никто, он всё равно не смог бы так поступить.


Самый способный использовал уже знакомое заклинание. Магическая энергия проникла в замочную скважину, застыла и спустя несколько секунд раздался резкий щелчок. Никита взялся за кольцо и повернул вправо. Звук поднявшейся защёлки. Отлично. Он потянул дверь на себя и та без единого звука открылась.


За нею оказалась... темнота. Никита осторожно шагнул в неё и поднял руку, на которой тускловато поблескивал фонарик.


- Добавь ещё энергии, - скомандовал он и фонарик засветился ярче. Хм, быстро всё-таки растрачивается. Сколько он в подвале? Минут десять? А фонарик уже успел потускнеть.


Оглядевшись, Никита понял, что находится во все не в какой-нибудь кладовой, а в небольшой комнатке. Размером она была примерно с двухместный номер, посредине стоял стол, накрытый бардовой скатертью, которая тяжело свисала по бокам. Справа в ряд стулья, штук десять, у дальней стены шкаф... Так, стоп! Он повёл взглядом обратно и сосредоточился на центре стола. Там лежал... Амулет. И в этом не было никаких сомнений. Именно такой он видел на шее того придурка, который дежурил на входе в главное здание Академии. Пятиконечная звезда. Только у того была белая, а здесь серебряная. Хм.


Он быстро подошёл к столу и потянулся к амулету... Но вовремя спохватился. Вдруг ловушка?


Вернувшись к двери, Никита приказал самому способному сотворить слабенький сгусток силы и с помощью него сбил амулет со стола... Так. Вроде ничего не произошло. Ни плиты с потолка не упало, ни стрел из стен не вылетело. Но ведь всё равно это может быть ловушкой! Возьми он этот амулет и дядюшка Стайк наверняка заметит пропажу. А хочется взять! Особенно после слов, что амулеты могут иметь только ученики магических заведений или непосредственно маги с архимагами. Интересно, откуда он у толстячка? Может это тот самый, что видела Вэя? Если так, тогда и в самом деле лучше не трогать. Зачем ему такой магический фонарик, когда у него самого имеется... Чёрт! А ведь дядюшка Стайк знает, что он маг... Хм, а даже виду не подал, не взглянул даже.


Никита вспомнил как они наткнулись на дядюшку несколькими часами ранее. И тот и вправду даже глазом не повёл в сторону светящегося шарика, хотя, знает, что его постоялец только собирается поступить в Академию. Откуда? Да наверняка Вэя рассказала... Ха! А сам он что сказал светловолосой в присутствии Стайка?! Уж не что-то там про поступление?


Выругав себя за опрометчивость, Никита сходил за амулетом, поднял его с пола и несколько секунд просто разглядывал, а заодно пытался что-нибудь почувствовать. Но от амулета никаких волн не исходило.


- Можешь определить, что на нём? - спросил он у самого способного.


- Могу, только время нужно. Но по цвету скажу сразу - на амулете что-то из смешанной магии. А хочешь удивительное?


- Ты о чём?


- Переверни его.


Никита взялся за один из лучей, перевернул и ахнул. У него в руках был крест, а не звезда.


- Теперь сам понимаешь, что на нём заклинание из смешанной ветви? - с усмешкой спросил Мурганд. - Что молчишь? Впечатляет? Вот поэтому амулеты и есть только у магов. Металлы обработаны энергией во время специального ритуала и могут изменять форму. По большей части только для эффекта, но есть и реагирующие на что-нибудь. Например, на мысли. Дотронешься таким до человека со злыми намерениями и амулет принимает определённую форму.


- Может этот как раз такой? - всё ещё находясь под впечатлением, спросил Никита.


- Вряд ли. На нём заклинание стоит, а на тех, что изменяются, реагируя на что-то, заклинания не ставятся. Вернее, там есть заклинание, но оно впечатывается в сам металл во время ритуала. Этот амулет обычный, работает, как резервуар, в который можно поместить любое заклинание.


- Понятно. И что тут стоит? Определил уже?


- Ник... Я не могу...


- В смысле не можешь? Ты же только что сказал...


- Ник, это явно заклинание очень высокого уровня, - торопливо заговорил ученик. - По крайней мере, нам такого не показывали, не говоря уже о том, чтобы давать изучать. Да и у магов нет ничего похожего. Я со своей тягой к учёбе смог разузнать почти обо всех заклинаниях, которым нас должны были обучить в ближайшие семнадцать лет, до того, как мы станем магами третьей ступени...


- А покороче нельзя? - недовольно пробурчал Никита, оглядываясь назад. Ему показалось, что кто-то смотрит на него из темноты коридора.


- Это заклинание уровня архимагов! Или... - Мурганд замолк.


- Или что? - не выдержал Никита.


- Или какое-нибудь новое. А раз не в лаборатории, то значит самодельное, или украденное оттуда. Карг подери, но причём тут этот тол... дядюшка Стайк?


- Та-ак, - протянул Никита, теперь уже на все сто убедившись, что с этим Стайком что-то не так. Амулет с заклинанием уровня архимага...


Он положил крест на место, перевернул его, ещё раз с удивлением посмотрев на метаморфозу и вышел из комнаты. Закрыв двери с помощью магии Мурганда, он задумался. Посмотреть, что скрывается за второй дверью? Или всё-таки бросить это дурацкое расследование? Всё равно разгадок оно не приносит, а даже наоборот...


Однако, любопытство оказалось сильнее. Никита всё же осмотрел второе помещение, которое было за другой дверью. И что самое смешное, оно и в самом деле являлось кладовой для продуктов. Здесь были бочки с вином и соленьями, несколько ящиков наполненных овощами, кувшины с горлышками запечатанными чем-то похожим на пластилин, несколько мешков, тоже с овощами, пара медных чанов с посыпанным солью мясом. В общем, дядюшка оправдал своё прозвище "хомяк". Количество жратвы в кладовой было внушительным.


Покинув этот храм еды, Никита с полным разбродом в мыслях поплёлся обратно. Смотреть, что находится за дверью, расположенной прямо возле лестницы, он не решился. По крайней мере не в этот раз. Наверху послышался какой-то шум, и дабы не испытывать терпение фортуны, он зашагал по коридору, ведущему к залам.


- А может он его просто украл? - снова появился в голове голос самого способного. - Вот точно говорю, он глава преступной шайки.


- Ну и где же схрон?


- А вдруг за дверью у лестницы?


- Давай так, в ближайшее время я посмотрю, что за нею и тогда будем делать выводы. А пока я хочу на время забыть обо всём этом и потренироваться.


- Заметь, не я начинал это расследование.


- Не ты - не ты, - хмыкнул Никита. - Всё, постарайся в ближайшие несколько минут не проронить ни слова.


Он остановился возле арки, за которой скорее всего и был один из залов. Понять это в темноте не представлялось возможным, поэтому снова пришлось обратиться к Мурганду, на что тот не преминул поддеть. Однако короткой подколкой всё и ограничилось. Дальше он молча выполнил просьбу и снова умолк. Магический фонарь, напитанный энергией по максимуму осветил помещение за аркой почти полностью. Действительно, если не обращать внимания на низкие потолки, то по размеру практически зал. Метров двадцать в ширину и примерно столько же в длину точно. Интересно, зачем такой в тюрьме? Осуждённых сюда что ли на прогулку выводили?


Выйдя на середину зала, Никита осмотрелся. Мрак, сгустившийся в углах, немного напрягал, но если специально не рисовать страшные картинки о том, кто там может находиться, вполне терпимо.


Он положил магический фонарик, который теперь был размером не с теннисный мяч, а практически с волейбольный и, достав из ножен клинок, отступил на десять шагов. Подумав немного, сделал ещё пять шагов вправо. Теперь если делать связку, он не наскочит на магический осветительный прибор и не собьёт его. А такое вполне возможно, ведь работать с мечом он собрался, по максимуму отключив свой мозг и сосредоточившись на памяти тела.


Средством для отключения мозга он избрал простые воспоминания. Вот он лежит на диване, в другом углу на своей кровати мирно посапывает Оля, иногда вздрагивая во сне и переворачиваясь на другой бок, а он мечтает, завернувшись в мягкое одеяло.


Воспоминания окутали мозг так же, как когда-то его любимое одеяло окутывало его. Он сделал первый выпад, совершенно не думая о том, как. Потом второй. Меч шёл не идеально ровно. Но уже делая пятый удар, рука почувствовала уверенность, а следом почувствовало уверенность и всё тело. Движения стали быстрее, чётче. Ноги начали сами переходить из стойки в стойку, а потом и перетекать, без единого напряжения, только лёгкие и отточенные шаги. Меч уже не просто бил, казалось, он танцевал, выписывая в воздухе головокружительные фигуры. И ещё казалось, что удары слишком плавны и легки, хотя на самом деле они были мгновенны и смертельны. Имея хороший меч, такими ударами можно рассекать самые крепкие латы.


Внезапно в голове мелькнула мысль, что чего-то не хватает. Но Никита не стал на ней зацикливаться, а даже наоборот, ещё сильнее погрузился в транс. И ответ пришёл сам собой. Во второй руке должен быть либо боевой нож, либо щит.


"А на щите амулет", - прозвучало словно снаружи мозга, но одновременно это была и его мысль.


"Амулет?"


"Мы должны больше узнать об их магии. И ещё нам нужны их амулеты. Первым делом наши воины ходят в земли необратимых ради этого, сынок".


"Сынок?"


Никита вздрогнул, его сердце ёкнуло, он потерял связь с памятью наследника клана Оскал и сразу же ощутил такую усталость, что не сумев устоять на ногах, бухнулся на пол. В ушах пульсировало, шумело, хлопало... Хлопало?


Никита повернул голову в сторону арки и увидел, похожий на мешок, человеческий силуэт.


- Браво, - прекратив хлопать, проговорил дядюшка Стайк. - Впервые вижу, чтобы так работали с мечом. А скорость... Клянусь Одрином, ни один мечник в Тироне не способен махать железками так быстро!



Глава 13




Весь следующий день Никита время от времени прокручивал этот момент в голове. По сути дальше ничего не последовало, они просто пошли с дядюшкой Стайком наверх и ни один из них не проронил ни слова. Однако, что-то неприятное у Никиты внутри появилось. А точнее добавилось, потому как этого неприятного за последние дни было хоть одним местом ешь.


Толстячок тоже больше не заводил разговоров о том, что видел в подвале, продолжая с милейшей учтивостью выполнять свои обязанности. Пожелать постояльцам доброго утра, приготовить и принести завтрак... Но несколько раз Никита всё же ловил на себе его заинтересованные взгляды.


Когда в день экзаменов Никита с Вэей пили лайк, Стайк неожиданно пожелал им обоим удачи.


- Уверен, у вас всё получится, - с улыбкой распалялся он. - Поступите, потом инициация, - многозначительный взгляд на Никиту, - И опа! Вы уже полноправные студиозы. Будущие маги, так сказать. Гордость и цвет нашего королевства! Главное, выдержать нудную речь ректора, - он хохотнул. - Ну, а если сам король пожалует, тогда главное не уснуть. Ланшер Седьмой любит растечься мыслью по древу.


- Ну точно тюрьма по нему плачет, - уже в который раз резюмировал самый способный. - Осталось только на Одрина что-то сказать и будет полный набор.


Допив лайк с бутербродами, Никита с Вэей отправились в Академию. Светловолосая совсем не волновалась и это было удивительно. Неужели она всё-таки проверяла дар и поэтому уверена?


В сторону Академии свернули с площади возле управы. Ярмарки здесь уже не было, остался только мусор, который торопливо убирали мужики с мётлами и мешками. Никита старался не думать о том, что ему в обязаловку нужно будет снова посетить это заведение. После поступления? Пожалуйста. Но ведь срок не указали. Так что можно и через месяц заглянуть... Хотя, играть с управой не стоит.


Ещё на подходе к Академии они услышали звуки музыки. Играли духовые, громко и даже раздражающе. Не любил Никита все эти дудки.


Они прошли ещё пару кварталов и, повернув направо, оказались на небольшой площади перед главным зданием. Здесь уже было много народа, большинство простые обыватели, которые пришли поглазеть на зрелище. Но помимо них присутствовала и "элита". У правого края площади стояло с десяток карет разной степени пышности. От небольших, похожих на ту, что он видел ночью на дороге, и до огромных с лакеями в ливреях, стоящих на запятках.


Но основное действо происходило перед ступенями, где была сооружена трибуна, на которой было несколько человек.


- Вон тот в бордовой мантии - это и есть Аль-Вартан, - с благоговением проговорил самый способный. - А справа от него Зар-Гарут. А слева...


- Думаю, сейчас не время их представлять, - перебил Никита и стал продираться сквозь толпу. Впрочем, продираться не пришлось. Стоило ему похлопать по плечу какого-нибудь стоящего впереди мужика, а тому обернуться и посмотреть, как тут же словно сам по себе образовывался проход. Проблема возникла лишь с одним здоровяком, однако и он, поиграв несколько секунд в гляделки, решил всё-таки податься вбок, придавив при этом какую-то крупную бабу. Завязалась перебранка, но Никита был уже далеко от того места. Чтобы Вэя не потерялась в толпе, он взял её руку в свою и теперь не без удовольствия ощущал приятное тепло.


Через пару минут впереди остались только важные особы, которым Никита стучать по плечу всё-таки не стал. Вместо этого он осмотрелся и, увидев прямо возле лестницы шеренгу молодых парней и девушек, потянул Вэю туда. Для этого правда пришлось обратиться к паре благородных с просьбой пропустить двух будущих магов, но они препятствовать и не думали. А даже нарисовали на лицах одобрительные и понимающие улыбки.


Наконец все остались позади. Справа была трибуна, а впереди около десяти метров свободного пространства, которые нужно пересечь. Никита повернулся к Вэе.


- Кажется мы с тобой немного опоздали?! - громко, чтобы перекрыть гудение труб, проговорил он. - Нам нужно как можно незаметней пробраться вон к той шеренге, видишь?


Светловолосая кивнула, Никита сделал несколько шагов и в этот момент раздался оглушительный хлопок. Лестница ведущая на трибуну вспыхнула, трубы смолкли, толпа ахнула, а Никита заметил стоящего с поднятой рукой человека.


Непонятно как, но заклинание пролетело прямо перед ними, а теперь они находились точно на линии огня.


Думать было некогда. Вокруг ладони этого террориста расширялась полупрозрачная красноватая сфера, а сам он в некоем недоумении взирал на возникшую вдруг между ним и целью преграду. И это Никита видел с предельной отчётливостью, до террориста было не больше трёх метров.


Отпустив руку светловолосой, он в два прыжка оказался рядом с магом и сильным ударом послал неизвестного в нокаут. Неизвестный даже не успел упасть, как его уже схватили два стражника и заломили руки. Хотя в данный момент это не имело принципиального значения. Мужик был явно без сознания.


Ещё один из стражей оттеснил Никиту в сторону и тот едва успел снова отыскать взглядом Вэю и схватит её за руку.


К удивлению толпа не стала разбегаться в стороны, а навалилась всей своей массой вперёд. Ну как же, зрелище ведь!


Толчок был ощутимым, завизжали придавленные, над площадью прокатился гул, переходящий в вой.


- Вон ещё один! - прокричал кто-то совсем рядом. Мимо пробежали ещё два стражника, выхватывая на ходу мечи. И снова волна напирающей толпы. Никита обернулся, с удивлением вместо благородного лица увидел улыбающуюся пьяную морду какого-то мужика в грязной рубахе и потянул Вэю за собой.


- Куда? - сдавленно прокричала та.


- На лестницу! - бросил он в ответ, реально не видя в данный момент других вариантов. Сначала он хотел взобраться на трибуну, но во-первых, там ещё не полностью потушили лестницу, а во-вторых, сами те, кто был наверху уже спустились по запасной на ступени Академии.


Несколько быстрых шагов и они стали взбираться наверх. Остановились метрах в трёх от жмущихся друг к другу будущих студиозов.


- Как вы могли такое допустить?!


Никита повернул голову в сторону откуда раздался крик. Невысокий пухлый мужчина лет тридцати пяти с тонкими усиками под носом. Одет очень богато. Широкие брюки, куртка и накидка, всё из дорогой ткани. На шее цепь из золота толщиной в два пальца, лысеющую голову венчает... Вряд ли можно назвать полноценной короной обруч из золота. Однако то, что это его величество сомнений не было. Вокруг него уже образовали полукруг семь стражей в форме отличающейся от той, которую он видел на стражниках внизу. Те были в ничем непримечательной серой, а эти в голубой, с огромными вышитыми гербами на груди.


- Ваше величество, - подтверждая выводы Никиты, торопливо заговорил Аль-Вартан. Никого другого на трибуне в бардовой мантии не было, а значит именно ректор Академии сейчас стоял перед правителем королевства Тирон. - Мы приняли все меры, но вы же сами понимаете, нельзя просчитать всё. Я уверен - это члены какого-нибудь ордена! И не факт, что их целью являлись вы.


- Что ты несёшь? А кто ещё мог быть их целью? Это покушение на королевскую кровь!


- Использовавший огненный удар не пробил защиту семи амулетов, и они знали, что это им не удастся! Это всего лишь попытка очернить Академию.


- Они могли не догадываться, что ты поставил вокруг трибуны семь амулетов. Сам же говорил, что связывать такое количество амулетов вы научились совсем недавно... Кто это?! Почему он так смотрит на меня?!


Никита почувствовал, как холодеет его спина. Король ткнул пальцем в его направлении с явным недовольством.


- Я не знаю, - пожал плечами Аль-Вартан. - Но именно он не дал тому магу нанести второй удар.


- Он? - король нахмурил брови. - Ты кто такой?


- Будущий студиоз, - стараясь держаться спокойно, ответил Никита. - Пришёл поступать в Академию.


- Уберите его от меня подальше! - внезапно крикнуло его величество. - И допросите! Может он заодно с ними! Может это хитрый ход, чтобы приблизиться ко мне! Отведите его в библиотеку и узнайте о нём побольше.


Последнее он приказал одному из стражников, одетому чуть лучше остальных шести. Понятно, командир этого небольшого гвардейского отряда, или как он тут называется?


Через полминуты два стражника отступили от Никиты на пару шагов и недоумённо уставились на командира. Выкрутить руки "жертве" никак не получалось. Они хватались за запястья, пыхтели, казалось вот-вот уже справлялись с задачей, но вдруг каким-то образом оказывалось, что всё остаётся ровно так, как было в самом начале. То есть руки "жертвы" на том же месте.


Уже почти утихшая толпа, заметив копошение на лестнице вновь загудела, видимо решив, что пойман зачинщик всего произошедшего.


Понимая, что дальше усердствовать не стоит, Никита кивнул в сторону здания.


- Я между прочим поступать пришёл и никакого отношения к тому, что случилось, не имею. Ваше величество, у меня никогда не возникало ни одной плохой мысли, я полностью верен вам.


- Оставьте его, - стараясь сохранить марку, в приказном тоне бросил король стражам, хотя те и так ничего не делали. - Аль-Вартан, сам разберёшься с этим мальчишкой и предоставишь на него полное досье. Обязательно. Гансар, к карете! Уезжаем отсюда! А ты, Аль-Вартан, - заканчивай на сегодня с официальными мероприятиями и проведи всё при закрытых дверях. Ты сам понимаешь, что такого не было уже пятьдесят лет! Это же открытое противостояние! Если выяснится, что к нему причастны члены "Чёрных псов", ты сядешь в тюрьму и тебя будут пытать, пока не сдашь всех своих братьев.


- Ваше величество, я же не раз повторял вам, что не имею никакого отношения к этому ордену. Это расхожая байка...


- Ничего не хочу слышать! Я тебе сказал своё мнение, - король искоса взглянул на Никиту, продолжавшего стоять на том же месте, задумался на секунду, видимо, решая не натравить ли на этого молокососа всех семерых гвардейцев, но лишь махнул рукой и торопливо зашагал следом за командиром стражи.


- Вы ведёте себя глупо, молодой человек.


Никита, смотревший на удаляющееся его величество, вздрогнул и перевёл взгляд.


- Да, вы совершили геройский поступок, но... Но так оскорбить охрану короля на глазах самого короля... Это вы напрасно.


Аль-Вартан удручённо покачал головой.


- Я больше так не буду, - зло ляпнул Никита и взглянул на свою спутницу. Когда двое стражников шагнули в его сторону, он легонько оттолкнул её в сторону. Именно там она и оставалась стоять подобно статуе, с застывшими глазами и приоткрытым ртом.


- Что ж, молодой человек, ваше дело. В любом случае, вам удалось обратить на себя внимание практически всех высоких особ. Не знаю уж, хорошо или плохо это в вашем случае? - он на секунду задумался, а потом стал торопливо раздавать приказы деканам в красных мантиях и, видимо, простым преподавателям в тёмно-зелёных. Таковых здесь было пятеро, одна из них женщина. Правый рукав её мантии слегка обгорел и она с горечью рассматривала его.


Все приказы отдаваемые Аль-Вартаном сводились к одному - убраться в помещение Академии, оставив разбираться с толпой городских стражников. Последними Аль-Вартан заставил скрыться за дверьми главного здания Никиту и Вэю.


- Вы же тоже поступать? Так чего стоите? Давайте внутрь, экзамен пройдёт в закрытом режиме.


Никита потянул всё ещё находящуюся в ступоре светловолосую за собой и, переступив порог, двинулся к группе будущих студиозов. Их было чуть больше двадцати и, разумеется, среди них он разглядел Калию. Та взирала на него одновременно с ухмылкой и страхом, наверное, всё не могла определиться, как относиться к тому, что её случайный знакомый вырубил мага-террориста. То, что она это видела, Никита не сомневался. Вместе с прочими она стояла на предпоследних ступеньках лестницы, а оттуда обзор открывался великолепный.


Заняв место справа от горстки абитуриентов, он принялся со спокойствием ждать, что будет дальше. Выделяться больше не хотелось, и так выделился дальше некуда. Король этот ещё... Нужно было ему просто самому уйти с линии удара и утянуть Вэю. Нет же, ринулся на мага... Хотя, с другой стороны, этот вариант был самым лёгким. Уйти с линии огня можно было и не успеть, а рисковать собой и Вэей он не собирался. И тем более спасать короля, который судя по внешности явно не в ладах со своей психикой. На лицо черты вырождения.


- Уважаемые абитуриенты, - раздав все приказы подчинённым, ректор наконец повернулся к будущим магам. - Как вы сами видите, случилось непредвиденное обстоятельство и поэтому регламент вступительных экзаменов будет изменён. Оставим только самое необходимое. Прошу вас следовать за мною в Белый зал.


- А почему в Белый? - удивился один из абитуриентов, полноватый парень лет семнадцати-восемнадцати. - У меня тёмный дар.


- Название зала не имеет отношения к дару, - Аль-Вартан нахмурился. - У нас тут есть и Зелёный зал и Жёлтый... Но если вас не устраивает цвет, вы можете отказаться от сдачи экзамена.


- Нет-нет, - пролепетал парень.


- Ну, вот и отлично. Следуйте за мной. И помните. Ничего в коридоре руками не трогать. Я имею в виду бюсты и кадки с растениями. Некоторые растения очень редкие и ценные экземпляры. А то бывали случаи, что неопытные ученики портили... Ладно, бюсты, их сделать ещё можно, а вот растения... В общем, их не трогать ни в коем случае.


Они подошли к большим белым дверям и два молодых человека в тёмно-синих мантиях, явно не преподаватели, принялись открывать обе створки. Откуда взялась эта пара студиозов Никита проследить не успел. Его больше интересовала Вэя, которая всё ещё удивлённо хлопала ресницами и рассеянно смотрела на те самые бюсты и кадки с растениями.


- Ник, это был король?


Это единственный вопрос, который она задала примерно на половине пути и когда Никита кивнул, снова погрузилась в транс.


- Вэя, - легонько тряхнул он её за плечо, когда парни в мантиях закончили со своим делом и Аль-Вартан пригласил всех войти. - Ты в порядке? Да, это был король, но ведь то, что ты его увидела не повод так уходить в себя. Эй, очнись.


- Ник, - она посмотрела на него. - Я просто и не предполагала, что вот так увижу его. Я испугалась, - едва слышно, одними губами выдохнула она.


- Чего? - невольно переходя на шёпот спросил он.


- Я слышала он может чувствовать... - светловолосая вдруг осеклась и тряхнула головой. - Всё, всё я в порядке. Это что? Зал?


- Что он может чувствовать? - насторожившись, спросил Никита. В его голове вновь зароились подозрения. - Вэя...


- Ник, я не знаю. Я же говорю, испугалась, - светловолосая стала очень быстро приходить в себя. - И ещё этот взрыв. Прямо перед нами пролетел. А если бы обжог?


- Ну не обжёг же...


- Боевые заклинания так и устроены, чтобы первые одну-две секунды не раскрываться, иначе ведь и себя и своих можно поранить, - внезапно появился Мурганд.


- Спасибо, что...


- Молодой человек. Да-да, вы, - Аль-Вартан смотрел на Никиту. - Вы присаживайтесь. Чего встали в двери со своей подругой? Присаживайтесь, нужно изучить специальное дыхание.


Он указал рукой на несколько чёрных скамеек, которые были поставленных в центре зала и сильно контрастировали с белыми стенами и полом. Может их и в самом деле поставили, чтобы не ранить чувства обладателей тёмного дара? Никита хмыкнул и подумал о том, что совсем не так представлял себе ректора. Ну надо же, обычный старичок, хотя и бодренький. В толпе без мантии встретишь, вряд ли догадаешься что великий архимаг.


Когда Аль-Вартан стал объяснять, как правильно дышать, чтобы почувствовать магическую энергию в ладонях, Никита полуприкрыл глаза и стал искоса следить за светловолосой. Разглядывать ректора, деканов и обычных преподавателей, которые внимательно наблюдали за абитуриентами ему надоело, сосредотачиваться на дыхании было без надобности, он уже умел, а вот узнать, в курсе ли Вэя о том есть или нет у неё дар, было интересно. И первое что его поразило - она очень быстро задышала так, как нужно. Правда, это сделала почти треть будущих студиозов...


И этой трети пришлось долго ждать, когда с дыханием освоятся остальные.


Примерно через полчаса они соблаговолили это сделать и, Аль-Вартан, присев в центре ряда столов, выставленных напротив скамеек, стал подзывать абитуриентов по одному. Вызываемый садился на простенький стул прямо напротив него и под пристальным взглядом ректора и деканов пытался сломать или срастить веточки, кучка которых лежала на столе. Примерно через час эта кучка почти иссякла, оставив "за бортом" троих. Остальные абитуриенты с честью выдержали испытание, однако при этом особыми способностями не блеснув. Разве что Калия, которая сломала прутик за шестнадцать секунд.


- Неплохо, неплохо, - не сдержавшись, проговорил Зар-Гарут. - На четыре части и за столь короткое время. По всей видимости у нас появился ещё один очень талантливый ученик.


Победоносный взгляд Калии первым делом задержался на Никите, на что тот в ответ подмигнул ей и улыбнулся. Дочь охотника ответила улыбкой из которой во всю засочилась желчь.


- Ник, скажи правду, между вами что-то есть? - отвлекла его от гляделок Вэя и он усмехнулся.


- Взаимная ненависть...


- Следующий, - Аль-Вартан посмотрел на них с Вэей. - Давайте вы, девушка.


Светловолосая удивила не только Никиту, но и дочку охотника, которая не сдержавшись выругалась, хотя и шёпотом. Десять секунд и пять маленьких кусочков вместо одного прутика. Вэя виновато посмотрела на ошарашенных членов приёмной комиссии.


- Да сегодня просто праздник какой-то, - всплеснул руками декан тёмного факультета. - Две девушки с тёмным даром, да ещё и такой силы! - он посмотрел на своего "антагониста", мужчину лет сорока на вид. - Жаль, что вам в этом году не повезло.


Декан светлого факультета, обладавший добродушной физией, сжал губы и, насупившись, посмотрел на Никиту с такой надеждой, что ему даже стало его жаль. Ещё несколько секунд и он прочувствует до глубины души что такое всемирная несправедливость.


- Но не так как мне, - сказал Аль-Вартан. - Опять никого со смешанной. Все либо светлые, либо тёмные...


Упс! Так значит смешанную ветвь тянет сам ректор? И почему Мурганд не сказал? Или смешанная идёт факультативно, а основное его направление будет тёмная магия?


- Как будто это такая редкость, - хохотнул Зар-Гарут. - Уже десять лет ни одного. Ну может этот герой? - он кивнул на Никиту.


- Девушка, вы приняты на факультет тёмной магии, - объявил ректор светловолосой. - Пожалуйста, возвращайтесь на своё место. А вы, молодой человек, пройдите сюда...


- Э-э-э, - только и смогли протянуть Зар-Гарут и его коллега примерно через десять секунд. Пять Никита потратил на то, чтобы подойти, две на то чтобы сесть, секунду на то, чтобы взять прутик, ещё одну на то, чтобы превратить его в двадцать кусочков и последнюю секунду на то, чтобы высыпать их из ладони на стол.


- Со светлой у меня правда не так хорошо, - проговорил он с полным равнодушием в голосе.


Со стороны скамеек раздался визг и один из парней завертелся, как уж, пытаясь скинуть со своего плеча руку темноволосой.


- Ай! Ты что?! Ты мне плечо сломаешь! Отпусти-и-и! - заскулил он.


- Что там происходит? - непонимающе спросил Аль-Вартан, рассеянно вглядываясь в зал. - Какое плечо? Ай, да бог с ним с плечом, - он снова посмотрел на Никиту. - Но этого не может быть! Таких начальных способностей я отродясь не видел, а мне уже больше четырёхсот лет!


Вырвавшийся из стальной хватки черноволосой замолк и в Белом зале повисла тишина.


- Что вы там говорили ещё про светлый дар? - подаваясь вперёд, с надеждой поинтересовался Аль-Вартан.



Глава 14




- Ну как? - встретила их вопросом взбудораженная Айка. - Рассказывайте! Ну! Чего вы переглядываетесь?


- Лайка бы выпить, - Никита бухнулся за ближайший столик и взглянул в сторону стойки. - А где дядюшка Стайк?


- У него гости были. Двое. А потом он с ними куда-то ушёл.


- Гости? - Никита недоумённо посмотрел на девчонку. - И что за гости?


- Двое мужчин. Один высокий и тощий, а второй такого же роста, но здоровый. Гигант прямо. Они возле стойки шептались о чём-то, а потом ушли. Ник, ну чего ты тему меняешь? Вы сдали?


- Сдали, - садясь напротив Никиты, ответила Вэя. - А заодно и поразили всех, - она улыбнулась. - Точнее, больше всего всех поразил Ник. Такого дара, как у него вообще никогда не было, представляешь? За всю историю Академии.


- Поэтому он и без обучения магичить умеет. Я видела, как он иллюзию делал. Не отличить от живого человека!


- Никогда о таком не слышала, - Вэя сделала нарочито изумлённое лицо. - Магичить можно только после инициации, а она завтра. Ник, скажи правду, а?


- Просто я уникум, - Никита натянуто улыбнулся. Сейчас его больше всего занимал вопрос, где взять шесть золотых. Чёртова Калия! Или она не виновата и это в порядке вещей? Закатить вечеринку после инициации... Ну ладно бы по два-три золотых с носа, так нет же - по десять. И главное - все согласились. Все! Они что миллионеры? Даже Вэя и та приняла предложение темноволосой с лёгкостью. Вечеринка? Да, я согласна! Чуть в ладоши не захлопала. Да и вообще после того, как она прошла "испытание прутиком", что-то её здорово накрыло радостью. По дороге в гостиницу пританцовывать всё пыталась...


В общем, как ни крути, а снова ему этой ночью выходить на охоту.


И ещё, правда гораздо меньше, его интересовало, что за гости приходили к дядюшке Стайку. О толстяке у него сложилось мнение, что он замкнутый одиночка, хотя и любитель поболтать. А тут гости какие-то...


- Значит, лайка нам не дождаться, - он хлопнул себя по коленям и поднялся. - Что ж, пойду тогда отдохну. Устал что-то.


- Ник, а я думала ты мне расскажешь, как всё прошло. Ну расскажи. Пожа-алуйста.


- Пусть Вэя расскажет, хорошо? А мне и правда отдохнуть надо.


Он поднялся по лестнице, добрался до своего номера и рухнул на кровать, а проснулся...


Проснулся он от того, что его хлестнули ладонью по лицу. Потом ещё раз.


- Ты не сильно усыпил? - прозвучал сквозь заунывный гул в ушах низкий голос. - Может перестарался?


- Не перестарался, - зло ответил второй, чуть повыше и с хрипотцой. - Я тебе что, ученик или маг простой? Сейчас очухается. Хлестни ещё разок.


Третий удар заставил Никиту открыть глаза, несмотря на то, что он собирался попритворяться спящим. Хотя бы для того, чтобы услышать немного больше, чем успел услышать. А заодно понять, чем связаны его руки и ноги и почему он не может подняться со стула, на котором, по ощущениям, сидел. Стул был жёсткий и холодный, вокруг тоже не Ташкент, и вдобавок сырость. Он в подвале, что ли?


Первое что он увидел, огромную широкоплечую фигуру. Затем разглядел ещё одну справа, куда худее первой...


Гости! - тут же вспыхнуло в мозгу. Именно так их Айка и описала.


- Почему ты не предупредил? - прорычал он, обращаясь к самому способному.


- Боялся, что почувствуют меня и мою магию. Ник, они усыпили тебя в твоей комнате...


- А что с Айкой и Вэей?


- Я не знаю.


- Очнулся? - спросил гигант, выпрямляясь, а затем обернувшись к тощему повторил это же слово, но без вопросительной интонации.


- Хорошо, - тощий потёр руки, приблизился и уставился на Никиту. - У нас к тебе несколько вопросов, от ответов на которые зависит твоя жизнь. Я ясно выражаюсь?


- Кто вы? - Никита попробовал пошевелить связанными за спиной руками, но не смог.


- Это тебе объяснят чуть позже... Если ты будешь правильно отвечать на вопросы. А если будешь отвечать неправильно, тебя убьют. Это понятно?


- Нет, повтори ещё раз, - Никита чувствовал, как тяжело шевелится его язык. Усыпили? Стало быть, маги. Ведь он после прихода в гостиницу ничего не ел и не пил.


И чего от него потребовалось магам? Может, завистники из Академии? Что-то быстро они прознали о его результатах на экзамене.


- А ты шутник, - тощий дёрнул головой. - Даже не знаю, как вернуть тебя в серьёзное русло. Может вот так?


Он резко вскинул руку и Никиту пронзило с десяток острых игл. Не физически, разумеется. Это он понял, когда отдышался и опустил голову, чтобы разглядеть живот и грудь. Именно там вспыхнула боль, но именно там как раз ничего и не было. Куртка целая, кровь вроде не льётся...


- Ну что, приступим к серьёзному деловому разговору? - тощий усмехнулся, а Никита, ощутив что может немного шевелиться, попробовал встать.


- Обездвижь ещё! - тут же вскрикнул его допросчик и с ладони гиганта слетело серебряное облачко.


Никита вновь рухнул на стул и выругался. Правда вместо слов получилась какая-то каша.


- Не трынди пока, подожди минутку. Язык быстро отходит, - тощий шмыгнул носом и снова дёрнул головой. - Ладно. Чтобы ты снова не совершил какую-нибудь глупость вроде попытки встать или даже напасть на нас, отвечу на твой первый вопрос. Мы члены ордена "Чёрные псы", - он обернулся и посмотрел куда-то в угол. Никита проследил за его взглядом, но ничего кроме полумрака не увидел. Но этого и не нужно было делать.


- Ничего, - раздался из угла голос дядюшки Стайка. - Пусть знает. У него теперь всё равно один выход из этой ситуации.


Толстяк медленно подошёл и с какой-то даже заботой посмотрел на своего пленника.


- Тебе просто не повезло парень... А может и повезло, кто его знает. Ну вот не зашёл бы ты в мою гостиницу, и что? Поступил бы сейчас, учиться начал, потом тебя какой-нибудь идиотский орден, вроде "Белой силы" заграбастал и всё. Жизнь определена, скучна и неинтересна. И никаких перспектив. Нет, они есть, разумеется, но какие? Протирать штаны до самой смерти в каком-нибудь кабинете? - он хрипло кашлянул и, вытерев ладонью губы, продолжил. - Платят неплохо, но дальше этого кабинета ты никуда не пойдёшь. Иллюзия достижения, величия и славы. Цепной пёс на коротком поводке королевской охранки. Они ещё не занялись тобой?


Никита помотал головой, решив, что лучше посидеть и послушать, чем пытаться вырваться. Тем более хомяк интересные вещи говорит. Охранка? Может тот управленец как раз оттуда?


- Значит, скоро займутся. С таким даром и на свободе, - дядюшка Стайк рассмеялся, а вслед за ним и двое его "гостей". - Нет, Ник, - резко прервав смех, проговорил он сухо. - Свободным ты не будешь. Слишком уж уникальные у тебя способности. Да и этот твой дурацкий поступок на площади... Обязательно надо было лезть?


- Случайно вышло, - буркнул Никита. - Я же уже сказал Аль-Вартану, что больше не буду. Так что отпускайте.


Тёмный подвал снова наполнился смехом. Дядюшка Стайк даже схватился за живот, наверное боясь, что тот лопнет.


- Смешно. Очень смешно, - с трудом втянув в себя воздух и сохранив серьёзность, наконец сказал он. - А ты думаешь, что Аль-Вартан имеет отношение к ордену "Чёрные псы"? Ха! Эту байку придумали мы и мы же стараемся, чтобы в неё поверили все. Разве у нас плохо получается? - он посмотрел на своих братьев. - Отлично у нас получается. Даже король считает так и вот-вот казнит старика за наши проступки.


- Покушение ваше дело? - почувствовав, что язык вроде как отпустило, спросил Никита.


- Ты догадливый, - дядюшка Стайк скрестил на животе руки. - Да, это мы. И твоё вмешательство ничего не изменило. Пустое вмешательство. Мы не хотели никого убивать... Пока что.


- А ваш маг стало быть должен был попасть в плен изначально?


- Да. Попасть в плен и всё рассказать об ордене "Чёрные псы". Что, скорее всего, он сейчас и делает. И возможно уже завтра Аль-Вартан будет арестован и брошен в тюрьму, как глава клана.


- А я тут каким боком? Это ваши игры, - Никита осторожно покрутил головой, проверяя, как действует шея. Судя по ощущениям, она здорово затекла.


- А таким, - дядюшка Стайк сделал ещё шаг вперёд и чуть склонившись заговорил полушёпотом. - Тебя завтра-послезавтра потянут в охранку и заставят работать на них. Заставят, Ник. Они других методов не знают.


- А у вас я смотрю в корне отличающиеся методы...


- Ты погоди, не ерепенься и поймёшь, что да, отличающиеся в корне. Когда ты появился в моей гостинице, я подумал, ну обычный парень, ну поживёт немного... А ты оказался странный. Пришёл поступать, а сам магичишь. Прошёл инициацию в какой-нибудь провинциальной магической школе? Говори правду.


- Может я вообще не хочу говорить. Ни правду, ни ложь... Да плевать мне на ваши игры. Я отдельно.


- Уже не плевать. Если ты числишься учеником другой школы и покинул её в неизвестном направлении, тебя будут искать. Ты же и сам это знаешь.


Откуда бы, - мысленно хмыкнул Никита и задал короткий вопрос Мурганду.


- И что делать, умник?


- Не знаю, - честно ответил тот. - Я вообще это всё в первый раз слышу. Уму непостижимо! Если они уничтожат Аль-Вартана, то кто вернёт меня обратно в моё тело?! Ник, ты соглашайся с ними во всём, а завтра же беги в управу и всё им там сообщи!


- Молодец, хороший совет. Вот только сколько я после этого проживу?


- Но ведь если Аль-Вартан будет казнён, то и ты никогда не попадёшь домой. Никогда!


- А мы сможем решить этот вопрос, - после небольшой паузы, спокойно продолжил толстяк. - Или заплатим тем, кто придёт за тобой, или убьём.


Хм, даже так? Стало быть я им очень нужен, если они готовы кого-то там убить из-за меня. Вот только что будет, когда за мной никто так и не придёт?..


Ладно, об этом можно подумать и после. Пока достаточно того, что вопрос с моим умением магичить без инициации закрыт.


- Я понимаю, ты думаешь зачем нам какой-то ученик, пусть даже и с уникальными способностями? Что ж, постараюсь ответить. Во-первых, наш клан лучший в Тироне, и нам нужны лучшие маги, во-вторых, как я говорил, тобой займётся охранка, и если ты будешь с нами, то через тебя мы сможем знать все их планы.


- У вас что нет там своих людей?


- В охранке короля нету магов. Там обычные люди. И магам туда не попасть.


- Так их же можно очень просто убить, - удивился Никита и Стайк вскинул руку.


- Не так-то и просто их убить. Они обвешаны амулетами с головы до пят.


- Значит есть те, кто эти амулеты заряжает? Почему не всунуть своего туда?


Где-то в глубине души Никита ещё верил, что его могут просто отпустить, хотя и понимал разумом - это бред. Ему специально рассказывают так много, чтобы он ясно осознал - назад дороги нет.


- Десять архимагов, которые никогда не покидают специального здания в резиденции короля. У них есть всё - постоянная работа, - толстяк хохотнул, - Красивые женщины, лучшее вино, но они никогда не выходят из своих келий.


- А подкупить кого-нибудь из охранки?


- Там работают не дураки. Если об этом станет известно, король прикажет казнить не только виновника, но и всю его семью. Кто же будет обрекать на смерть своих детей?


Толстяк замолк и стал крутить большими пальцами, не сводя взгляда с Никиты, который старался сохранять спокойное выражение лица. Понятное дело, что его вербуют весьма жёстко, но ведь и у него есть кое-какие карты на руках. Пусть не козыри, но и не шваль.


- Я так и не услышал ваших предложений, - медленно проговорил он, открыто глядя в глаза толстяка.


- А они простые, - Стайк склонил голову на бок и улыбнулся. - Ты становишься подмастерьем в нашем ордене, с последующей возможностью стать полноценным членом. Мы даём тебе защиту, ты нам информацию по охранке. А так же выполняешь поручения... Но это очень редко и не в самом начале. И самое главное, учитывая твою ситуацию с уникальным даром, ты будешь получать каждый месяц неплохую сумму. Тридцать золотых.


Толстяк посмотрел с таким видом, словно предложил Никите полцарства. Тридцать золотых... Хм. Да он за неделю вылазок в город больше заработает.


- А если я не соглашусь?


- Мы тебя убьём. А потом убьём твоих подруг... Кстати, Айка будет жить у меня, а вы с Вэей поселитесь в академическом городке. На всякий случай. Ну и, не думай, что в случае этого самого "всякого случая" мы не сможем достать твою светловолосую зазнобу.


- Шантаж?


- Ник, быть под крылом нашего ордена - это везение, а не несчастье, как тебе сейчас кажется. Именно поэтому я и хочу обезопасить себя, и тебя тоже, от твоих необдуманных поступков. А чтобы ты почувствовал, как тебе повезло, я готов выслушать твои вопросы и даже просьбы, если таковые имеются. Вернее - просьбу. Мы не можем себе позволить выполнить несколько.


- Ну, у меня как раз одна и есть.


Никита внутренне напрягся, потому как собирался попросить, а точнее - потребовать невозможного. Зачем ему это было нужно? Затем, что без ректора Академии он и в самом деле уже не сможет рассчитывать на возвращение. Рассказывать о том, что он попаданец дядюшке Стайку? Нет уж, увольте. Даже страшно представить что таится под добродушной маской этого толстяка.


- И какая? - взгляд дядюшки стал ещё внимательней.


- Аль-Вартан, - Никита сделал паузу. - Я соглашусь с вашими условиями, если он останется ректором Академии. Не знаю, как вы всё будете исправлять...


- Зачем тебе это? - удивился Стайк и по очереди посмотрел на своих соратников, которые удивлённо хмыкнули.


- Ну если вы знаете о моём уникальном даре, то вы должны знать и о том, что у меня способности к смешанной ветви. А разве есть на данный момент в королевстве Тирон кто-то, кто разбирается в смешанной магии лучше него?


Брови дядюшки Стайка поползли вниз, а губы сурово сжались. Казалось, он едва сдерживается, чтобы не выругаться, но к удивлению Никиты, он всего лишь задал вопрос.


- А тебе не кажется, что эта просьба слишком неуместна в твоём положении?


- Нисколько, - Никита понимал, что рискует, но Мурганд был прав. Без Аль-Вартана теряется многое, если не сказать всё. Его тайные эксперименты - это шанс вернуться на Землю. - Вам нужен лучший из лучших? Но им можно стать лишь обучаясь у лучшего. Разве не так?


Дядюшка Стайк снова провёл ладонью по губам и задумался. Потянулась пауза, в течение которой все хранили молчание. Было слышно лишь сопение, издаваемое гигантом. Да и оно исчезло, когда тот пару раз шмыгнул носом.


- Хорошо, - неожиданно кивнул толстяк. - Мы попытаемся что-то предпринять, но не обещаем. Возможно охранка уже заинтересовалась им так, как она может заинтересовываться в особых случаях. Но это единственное, что мы сделает для тебя. И согласись - подобный шаг навстречу с нашей стороны - это уже слишком.


- Согласен, - кивнул Никита. - Потому больше ничего просить не собираюсь.


- Ну, слава Одрину, - облегчённо сказал Мурганд. - Слава Одрину. Вот только бы они успели...


- Не переживай, - Никита мысленно усмехнулся. - Сдаётся мне, если они так быстро согласились, то и не собирались подставлять старика. Скорее всего это была обманка.


- Зачем?


- Чтобы я использовал свою единственную просьбу впустую.


Дядюшка Стайк что-то сказал на непонятном языке тощему и тот, кивнув, скрылся в полумраке.


- Ну а теперь давай обсудим нюансы...


Длилось это обсуждение почти час, после чего Никита вернулся в свой номер и долго смотрел на спящую Айку, которую усыпили одновременно с ним, чтобы не было проблем. Точно так же спала в своём номере Вэя. В общем, "гости" поработали масштабно. И когда только успели?


- Почему ты мне не сказал, что за мною будут охотиться ордены? - наконец тяжело повалившись на кровать, спросил он у Мурганда.


- А разве это не понятно было? С такими способностями... Мог бы и догадаться, что тобой серьёзно заинтересуются.


- Не темни. Ты не сказал потому что боялся, что я не пойду в Академию! Я прав?


- Ник, а что мне оставалось делать? Ты и так был в сомнениях, особенно после посещения управы. Я твои мысли читать не могу, но ведь чувствуется же.


- Хватит этой лирики! И что теперь делать? А если они когда-нибудь определят, что я оборотень?!


- Не определят. Даже Стайк этого не определил, а он наверняка архимагистр. И ещё не ясно какой ступени... Да что там Стайк. Тебя Аль-Вартан не раскусил! Так что сущность оборотня у тебя прочно скрыта благодаря чему-то, что есть в твоей расе.


- Будем надеяться, - Никита зло сжал кулаки. - Твою мать, ну я и попал!


- Ник, нам главное, чтобы Аль-Вартана не сместили, иначе никаких экспериментов в лабораториях Академии больше не будет.


- А если его уже допрашивают? Что если он расколется? Или по дурости, или под пытками.


- Ник, - в голосе Мурганда послышалась лёгкая насмешка. - Такое вряд ли случится. Аль-Вартан хоть и стар, но из ума ещё не выжил. А пытки... Ему на них наплевать. Начнут пытать, он просто заблокирует боль. Не забывай, что он магистр смешанной ветви, в которую входят помимо прочего и целительские заклинания.


- А ты случайно таких не знаешь? - Никита кивнул в сторону Айки. - Вдруг плохо станет ей или Вэе?


- Самое простое целительское заклинание - уровень мага первой ступени. До этого никак.


- Стоп. А как вообще становятся магами? Ты говорил, сдаётся экзамен, но что именно на нём проверяют?


- Умение работать с магическими потоками. Есть такая единица измерения силы магического потока - верг. Так вот, если ты научился работать с потоками силой сто вергов, значит, ты уже маг и можешь изучать заклинания для плетения которых требуется от ста до пятисот вергов. Дальше уже архимагистры идут. Ну и понятное дело, что в смешанной ветви всё умножается на два, потому что приходится работать сразу с двумя потоками. Это тебе всё на первых лекциях уже объяснят.


- А ты с потоками какой силы мог работать в самом начале?


- Сразу после инициации?


- Во-истину, именно это я и хотел узнать, - Никита зло скривился. - Давай обходиться без переспрашиваний, особенно если понял.


- Ладно, не злись. Двенадцать вергов. И это много. Большинство после инициации выдерживают 5-6 вергов.


- Что значит выдерживают? - не понял Никита.


- Это значит, что магические потоки такой силы не причиняют вреда. А ты думаешь, что на самого мага потоки не действуют? Действуют, как и на обычных людей. Как бы тебе объяснить... В общем, увеличивая силу потоков с которой ты можешь работать, ты заодно и приучаешь своё тело выдерживать эту силу. Взаимосвязанный процесс.


- То есть, если ты справляешься со ста вергами, то заклинание в сто вергов не может повлиять на тебя?


- Всё верно, - подтвердил Мурганд. - Вот почему архимагистры часто используют амулеты для лечения... Я думаю, тот амулет, который ты видел, он именно для этого. У людей с лишним весом всегда проблемы со здоровьем, а дядюшка Стайк весит немало.


- Стоп, - Никита прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться на мысли, закрутившейся в мозгу. - То есть даже не боевые, а, скажем, те же целительские? Если ты архимаг и работаешь с потоками силой пятьсот вергов, то целительское заклинание такой же силы вообще не подействует на тебя?!


- Я тебе об этом и говорю, а ты так восклицаешь, словно открытие сделал, - самый способный хохотнул. - Потому и амулеты используются. Потому и смешанные заклинания очень сложные. Иначе они бы просто убивали, как боевые из тёмной или светлой ветви.


- Да уж, - протянул Никита и посмотрел на Айку. Девчонка перевернулась на другой бок, что-то проговорила во сне и вдруг подскочила.


- Оставьте меня! - крикнула она, со страхом уставившись на противоположную стену.


- Успокойся, всё нормально, - медленно поднявшись и вскинув руку, проговорил Никита, но Айка лишь отпрянула назад, увидев его жест. Пришлось руку опускать. - Всё нормально Айка. Это я. Тебе приснился кошмар.


- Да, - дрожащим голосом проговорила девчонка. - Те двое гостей дядюшки Стайка... Они что-то хотели сделать со мной. Они подошли к моей кровати и один из них потянулся ко мне рукой.


Она заплакала и Никите пришлось успокаивать её. Наконец, когда плечи девочки перестали вздрагивать в такт со всхлипываниями, он встал и вышел из номера. Теперь нужно проверить, что там с Вэей. Скоты! Перепугали небось и её своими рожами.


Никита бессильно выругался. Понимание того, что он пока не может справиться с возникшими проблемами давило с такой силой, словно ему на плечи положили плиту перекрытия. И ещё, хотелось убить этих гадов, включая и дядюшку Стайка, хотя ещё совсем недавно он испытывал к нему лишь положительные эмоции.


Пару раз глубоко вздохнув, он вошёл в номер светловолосой. Дверь была не заперта, здесь "гости" недоработали. Хотя, наверное этот момент был для них не принципиальным.


Вэя молча сидела на краю кровати и потеряно смотрела перед собой.


- С тобой всё в порядке? - осторожно спросил Никита.


- Вроде бы, - неуверенно ответила она и посмотрела на него с недоумением. - Я что, дверь забыла закрыть? Ой, я же ужасно выгляжу, - схватив одеяло, она полностью закрылась им. - Ник, не смотри на меня!


Он не сдержал улыбки. Девушки они и есть девушки. Пусть хоть апокалипсис, главное чтобы выглядеть на этом апокалипсисе потрясающе.


- А ты зачем пришёл? - прозвучал из-за одеяла взволнованный голос. - Что-то спросить?


- Нет, просто. Шёл, попробовал дверь, не заперто, решил посмотреть всё ли с тобой нормально...


- Понятно, - перебила Вэя. - Да, со мной всё нормально. Спасибо, - она приспустила одеяло и он увидел наполненные страхом глаза.


Секундное замешательство, потом вопрос:


- Точно всё нормально? Что-то ведь не так.


- Да, нормально, - повторила она. - Всё нормально, Ник.



Глава 15




- А ты уверен, что твоё присутствие никак не скажется во время инициации? Что если они почувствуют?


- Вот об этом ничего сказать не могу, - растерянно заговорил Мурганд. - Не было ни разу такого, сам же понимаешь. Думал об этом, ничего не придумал.


- Да подозреваю я, что ты не очень-то и думал. Небось, наоборот хочешь, чтобы заметили твоё присутствие, да? - Никита приподнялся и принялся тереть глаза. Невыспанность была страшной, сказывалась ещё одна ночная прогулка в город. И это несмотря на то, что дядюшка Стайк пообещал с утра выдать десять золотых. Но Никите нужно было скинуть злость. Поэтому, дождавшись, когда Айка снова уснёт, он покинул номер через окно. Первым желанием было пробраться в соседний, где теперь жил гигант. В целях безопасности, как сказал толстяк. А то, мол, ты и мечом махать горазд. Где только такому учат?


Но убивать сначала одного из "гостей", а потом и самого Стайка он не рискнул. Во-первых, может не получиться, а во-вторых, орден явно состоит не из трёх человек.


Поэтому он отправился в один из окраинных кварталов и там убил четверых местных гоп-стопников. А совесть задавил воспоминанием о том, что сам был убит на Земле такими же тварями, и именно из-за них он сейчас не там, где должен быть, а в чужом для него мире.


- Раньше хотел, а теперь нет. Поверь мне, Ник. Что-то совсем не хорошее творится в Академии и вокруг неё. Раньше я это не замечал даже.


- Чтобы понять систему, нужно быть вне её, - выдал Никита где-то прочитанную мысль и поднялся с кровати. Айка, к удивлению, всё ещё спала, и он, не став её будить, спустился вниз.


- Вэи не было? - спросил у Стайка, который как ни в чём не бывало занимался протиранием кружек. В углу зала Никита заметил гиганта и мысленно усмехнулся. Ну, понятно, теперь так будет всегда. По крайней мере пока он не переберётся в общежитие... Да и там, наверняка, за ним будет негласная слежка.


- Твои десять золотых, - выудив из кружки небольшой мешочек, дядя Стайк положил его на стойку. - Надеюсь, ты не считаешь, что вчера тебе всё лишь приснилось?


- Нет, - угрюмо ответил Никита и, взяв мешочек, сунул его во внутренний карман куртки. С ночным "заработком" у него теперь было восемнадцать золотых.


- Сегодня после инициации тобой наверняка займётся охранка. Действуй, как договорились. Соглашайся на их условия... Ну, можешь немного повзбрыкивать, чтобы они подозревать не начали...


- Сам разберусь.


Развернувшись, Никита пошёл будить Вэю. Понятное дело, что он на крючке у этого ордена, но прогибаться перед ними он не собирался. А тем более зацикливаться на их интересах. У него и своих дел по горло.


- Гордость - это хорошо, - в спину ему бросил толстяк, но Никита пропустил его замечание мимо ушей. Сейчас нужно было думать про инициацию. По словам самого способного - это какой-то замысловатый ритуал, который поможет ему в первый раз "ухватиться" за магический поток. И разумеется, делать он это будет на пару с магистром. Что-то наподобие первого прыжка с парашютом, когда ты прицеплен к инструктору.


Постучав в дверь номера Вэи, он услышал в ответ - сейчас-сейчас, и прислонившись спиной к стене, стал ждать. Времени до начала инициации было ещё много, можно и не спешить. Но и задерживаться не стоит. Не хватало им ещё во второй раз опоздать, чтобы уж точно обратить на себя внимание всех студиозов, преподавателей, деканов, ректора, стражи, благородных, короля... Хотя, переплюнуть произошедшее на площади вряд ли получится.


Вэя появилась минут через пять. В серых брючках, белой блузке и с распущенными волосами она выглядела восхитительно. И что самое странное, была вполне себе весёлой и беззаботной. Как будто вчера и не произошло ничего. Пришлось пока отбросить идею поговорить с нею о вчерашнем, лучше уже потом, после инициации. И посмотреть, как она отреагирует на гиганта тоже не получилось. Когда они спустились, в обеденном зале его уже не было.


Дядюшка Стайк с невозмутимым видом принёс завтрак и, пожелав лёгкой инициации, удалился восвояси. Даже косого взгляда не бросил. Молодец. Умеет.


Усмехнувшись, Никита налёг на бутерброды. Изредка запивая их лайком, он слушал, что ему рассказывал об инициации Мурганд. Какая-то начертанная на полу фигура, потом подсоединение к нему магистра... Как оказалось, в его случае инициация будет проведена дважды. Сначала, как это называется на языке магов, сращивание со светлыми потоками, а затем с тёмными.


- Будет немного больно, - воодушевляясь всё сильнее, рассказывал самый способный. - Но вытерпеть можно. Да и там тебе ограничат поток. Не больше пяти вергов, что в пределах погрешности. То есть, терпеть чуть больше, чем владеешь сам, можно. Это если на десять-пятнадцать вергов сверх, тогда уже и повреждения организма случаются. Но ни Зар-Гарут, ни Кан-Марлер этого не допустят.


- Инициацию сами деканы будут проводить?


- Ну, а кто же ещё? Они после Аль-Вартана самые сильные в Академии, да и преподаватели в основном специализированные мастера. Кто-то по боевым, кто-то по защитным, кто-то по связанным с огнём, кто-то с водой...


- У меня от волнения аппетит что-то разыгрался, - перебила Вэя поток слов в голове и Никита ответил рассеянной улыбкой на её извиняющуюся. - Вроде уже и приняты в Академию, а всё равно страшно. Это же первые лекции, потом первые экзамены. А что если учиться будет не так просто?


- У тебя сильный дар, значит всё получится. Тебе больше Калии опасаться нужно, чем трудностей в обучении. Ты её переплюнула и теперь она наверняка будет строить против тебя козни. Ты же видела, какая она сумасшедшая. И знаешь, что самое плохое? - Никита взял паузу.


- Что? - выдохнула светловолосая.


- То, что тебе придётся жить с нею в одном общежитии. Слышала же что она вчера сказала? Что уже перебралась в женское общежитие и что её определили в свободную комнату для двоих. Теперь главное чтобы тебя к ней не подселили.


- А разве мы не можем жить здесь? - её зелёные глаза превратились в два блюдца. - Чем плохо жить у дядюшки Стайка?


- У тебя что, денег много? - решил начать Никита с лёгкого аргумента и очень надеясь, что его окажется достаточно. - Здесь хоть и недорого, но всё равно нужно платить, а в общежитии бесплатно. В клуб тебя вряд ли возьмут, по крайней мере в первые пару лет, а стало быть, стипендии тебе не видать. Нет, если у тебя с собою пара-тройка сотен золотых, тогда я ничего против не имею.


- У меня тридцать золотых.


- Ну вот, - обрадовался Никита. - Тридцать золотых - это максимум на три-четыре месяца. Особенно с теми вечеринками, которые будет закатывать Калия. А она их будет закатывать, вот увидишь. Ей-то что? Отец здесь на высоком посту, всегда дочке деньжат подкинет. А нам с тобой такое не потянуть.


Вэя хотела что-то ответить, но сдержалась и призадумалась. Никита наблюдал за ней, попивая лайк, и когда светловолосая наконец-то согласилась с его рассуждениями, облегчённо вздохнул и поставил чашку на стол.


- Нам пора, - бросил он, поднимаясь. - Начинать учёбу с двух опозданий подряд - это перебор.


Вэя с улыбкой согласилась и, взяв Никиту под руку, сама потянула его к двери. Он снова ощутил её приятное тепло и задумался о том, что испытывает к этой девушке и испытывает ли вообще? По первым прикидкам выходило что есть какие-то чувства, но какие... Сделать вторую, третью и так далее прикидки не дал Мурганд. Он снова принялся рассказывать об инициации и делал это всю дорогу до Академии, на которую в этот раз ушло до смешного мало времени. Примерно полчаса, что в сравнении с прошлым результатом было настоящим достижением. Вот что значит знать дорогу.


Площадь перед Академией была пуста. То ли так и задумывалось, то ли после теракта были отменены все массовые мероприятия, неизвестно. Но в любом случае отсутствие толпы Никиту только порадовало. Со всеми этими подводными течениями, которые, наверняка, имеются из-за игр орденов, в толпе запросто можно и нож в почку получить.


Они поднялись по ступеням и, поинтересовавшись на входе у девушки лет двадцати, куда им идти, поспешили на второй этаж. Именно там в главном зале и должна была состояться торжественная часть, которая включала в себя какие-то показательные выступления магов и напутственную речь Аль-Вартана. После чего новоиспечённые студиозы приносили клятву, пока что лишь в том, что будут следовать кодексу учеников Академии, и затем всё действо переносилось в одно из тренировочных помещений.


Войдя в зал, они словно попали в театр перед началом спектакля. Тёмные гардины не давали проникнуть сюда ни одному лучику света, и освещалось всё магическими фонариками разных цветов. Прямо в центре потолка маленький круг красных, затем чуть побольше синих, следующий оранжевых, а в углах ослепительно блестели серебряные. Дорожки из фонариков поменьше были и на стенах. Голубые и зелёные змейки по очереди гасли и снова зажигались, словно новогодние гирлянды.


- Вон все, - шёпотом проговорила Вэя, указывая на группу парней и девушек, стоявших полукругом возле куратора.


- Кто ещё не взял кодекс? - услышал Никита её приятный голос и они с Вэей поспешили получить небольшие, размером с тетрадный лист, куски пергамента. Текст кодекса был мелким, но зрение оборотня позволяло видеть его отчётливо. Однако Никита даже не думал читать, заметив, что никто этого не делает. Понятное дело, в отличие от него они не могут видеть в полумраке, так что не стоит палиться... Да и сдался ему этот кодекс? Понятное дело что там будет. Ответственность, уважение, соблюдение порядка... В общем...


Додумать не дали грянувшие трубы. Где находятся музыканты, не понять, но явно не в зале. Если они вообще существуют. Вдруг это всё сделано с помощью магии?


Куратор забегала, как сошедшая с ума курица, подталкивая разинувших рты студиозов в сторону стенки. А в зал уже входили двое в тёмных мантиях и с накинутыми на голову капюшонами. Мистерия прям.


Никита схватил Вэю за руку и утянул к одному из занавешенных окон, под которым заметил единственную в зале лавочку. Поэтому в отличие от остальных студиозов, они встретили начало представления сидя.


Маги, а может и магессы, вышли в центр зала и, встав друг напротив друга, сразу же заставили всех ахнуть от ярко-красных молний, метнувшихся к потолку. Не долетев до него совсем немного, молнии вдруг брызнули во все стороны красивыми красными звёздочками. А потом понеслось. Зелёные круги, красные ленты, серебряные шары улетающие к стенам и разбрызгивающиеся перед ними разноцветными фонтанами. Вместе с гремящими трубами выглядело эффектно, и хотя в их городе фейерверки бывали и покруче, но Никита всё равно почувствовал, как по коже побежали мурашки. Потому что некоторые вещи были куда интереснее и сложнее фейерверка. Например, иллюзия небольшой лесной поляны, которую маги делали вдвоём. Повернувшись в одном направлении, они сделали несколько шагов назад и вскинули руки.


Поляна заняла половину зала. Смолкли трубы, послышалось пение птиц. Где-то в "глубине леса" зажурчал ручей, а в воздухе появился сырой запах перегноя. Правда, длилось это всего несколько секунд, но произвело очень мощный эффект. Когда иллюзия исчезла, зал наполнился овациями. Даже не верилось, что так могут хлопать два десятка человек.


На этом представление закончилось, магические фонарики погасли, на мгновение погрузив зал в непроглядный мрак, но не успел Никита даже прищуриться, как гардины на окнах в едином порыве раздвинулись. Зал наполнился дневным светом и как-то сразу потерял таинственность и дух праздника, зато обзавёлся ректором, который непонятно как оказался в самом его центре.


Аль-Вартан с улыбкой оглядел новых студиозов и начал свою речь с вопроса:


- Понравилось?


Ответом ему было дружное - да!


- И это всего лишь цветочки. Если вы будете хорошо учиться, то сами сможете через несколько лет устраивать такое. И не только такое...


Он помолчал и приступил к речи. Говорил он её скоро, без особого энтузиазма и запинок. Видимо, одна и та же, которую ему приходилось повторять каждый год. Поэтому Никита не особенно вникал в её суть, понимая, что это лишь пустая формальность. А не формальность начнётся после клятвы. И что делать, если вдруг деканы увидят внутри него своего бывшего ученика, он так и не решил.


Но с другой стороны, а что он сможет сделать? Ничего. Так что пусть всё идёт своим чередом, а там уже смотреть по обстоятельствам.


Он взглянул на Вэю. Светловолосая внимала речам ректора с истинным восхищением, казалось глотая каждое слово, как свои любимые отбивные... И чего она до сих пор ест так же, как и в первый день встречи? И ведь не прибавляет в весе ни грамма. Как была стройненькая, так и осталась.


- А теперь давайте все вместе произнесём слова клятвы!


Никита открывал рот вместе с остальными, вслух повторяя лишь треть слов, а то и меньше, но и этого оказалось достаточно.


- И наконец самое главное! Чтобы стать полноценными студиозами Академии, вам нужно пройти самый таинственный и воистину священный ритуал. Первое сращивание ваших энергетических оболочек с магическими потоками! Следуйте за своим куратором, господа студиозы, и пусть Одрин и Карг помогут вам пройти инициацию.


Тренировочный зал находился на цокольном этаже, или говоря проще - в подвале. Видимо, такова судьба всех подобных помещений. Чтобы было меньше слышно, как разрываются боевые плетения, попадая в металлические мишени, как без устали звенят мечи, ударяясь друг об друга, и как благим матом орут на будущих мастеров учителя.


Его, Вэю и Калию, предсказуемо оставили "напоследок", как самых способных из новичков. Так что прежде, чем самому пройти инициацию, Никите пришлось здорово понервничать, а заодно и поругаться с темноволосой. Кто бы сомневался!


- Ну что милл баронет, вы готовы сегодня гульнуть на вечеринке с простыми неблагородными людишками? - спросила она с явным сарказмом, и Никита почувствовал внутреннее напряжение. Вот же ещё засада! Наверняка эта стервочка уже в курсе, что он никакой не благородный. Как узнала? Да с таким папой разве это проблема?


Проблема если есть, то теперь у него. Она же сто процентов расскажет всем в этой Академии, как он хотел выдать себя за благородного. С одной стороны, да плевать, но с другой, тыкать пальцем и посмеиваться за спиной будут, куда же без этого.


- Ну, если у вас, миль Калия, есть желание именно, как вы выразились, гульнуть... - Никита усмехнулся, говорить в данном контексте на вы было даже смешно. - Знаете, даже интересно будет посмотреть, какие вы в состоянии "гуляния". Вдруг у вас всё наоборот, и вы в таком виде ведёте себя достойнее.


- Что значит достойнее? - тут же взвилась темноволосая, а Вэя одёрнула его за рукав.


- Ник.


А что Ник?


- То есть по вашему, я веду себя недостойно?!


- Ну, например, зачем вы пытаетесь мне навязываться?


- Кто? Я?! Да больно нужно.


Она отвернулась, а Вэя снова одёрнула его за рукав.


Чем бы всё это закончилось, непонятно. Наверняка Калия продолжила бы ругань, но в этот момент подошла её очередь, и она с гордо поднятой головой последовала за молодым ассистентом в серой мантии.


Инициация проходила в отделённом от общего зала помещении, и то, что там происходит возможности увидеть не было. Плюс к тому, прошедшие ритуал назад не возвращались. Вероятно их уводили из зала через другой выход. А может и выносили...


Никита почувствовал, как трясутся руки у светловолосой и ещё он едва уловил, как она что-то шепчет себе под нос. Дрэгир помоги? Что ещё за Дрэгир?


Но спросить он не успел. В зале снова появился ассистент и назвал имя светловолосой.


- Вэя-Стальт, прошу пройти со мной.


Стальт?


Никита вдруг понял, что до этого даже не знал её второго имени.


Светловолосая резко вскочила, замешкалась, схватила Никиту за руки.


- Фух! Пожелай мне удачи, Ник.


- Желаю удачи, - немного растерянно проговорил он и с этой же растерянностью смотрел в спину удаляющейся подруги. Что ещё за Дрэгир?


- Эй, ты здесь? - решил он поинтересоваться у самого способного. - Слышал, что она шептала?


- Нет. И слышать не хочу. У меня сейчас другие проблемы. Я пытаюсь полностью отключиться, ничего не думать... Вообще ничего! Ник, зачем ты меня выдернул из этого состояния?! А потом сам говоришь, что это я хочу своего обнаружения!


- Ладно-ладно, не кипятись. Я всего с одним вопросом. Кто такой Дрэгир?


- Один из драконьих божков, вроде бы. Не знаю точно. По-моему, дикие ему поклоняются. А что?


- Ничего. Спросил просто, - внутри него вдруг что-то щёлкнуло и он решил оставить Мурганда в неведении того, что именно это имя шептала Вэя. Выходит, что она... Да не может быть! Её бы сразу раскусили, точно так же, как не будь он землянином, а просто оборотнем, раскусили бы и его. Ещё одна попаданка? Бред же! Может тайная поклонница драконовского бога? Сектантка?


- Ник-Конон, прошу пройти со мной.


Что-то быстро как-то.


Никита поднялся и, чувствуя, как девятибалльными волнами накатывает неуверенность, поплёлся за парнем.


За деревянной стенкой оказалась маленькая каморка, из которой куда-то вели две двери. Ассистент указал ему на левую. За нею ожидал Кан-Марлер, низенький полноватый мужчина, лет сорока на вид, с живыми добрыми глазами и вторым подбородком. Всё остальное в его внешности выглядело настолько обычно и неприметно, что вызывало затруднение в описании. А вот сращение Никита описал очень хорошо. Потом. Когда рассказывал о нём Вэе.


Всё прошло быстро, но в полном смысле, незабываемо. Вспышка. Это декан присоединился к его ауре. Вторая вспышка. Это он подключился к магическому потоку и направил его на ауру Никиты. Ещё вспышка. Это уже непонятно что. А потом тело обожгло кипятком, глаза вылезли на лоб и заслезились, рот непроизвольно открылся, но Никита всё же смог сдержать крик. Твою мать! А как же девушки это выдерживают?!


Если бы перед этим его не усадили в мягкое широкое кресло, он бы наверняка упал, потому что ноги задёргались так, словно у него внезапно начался приступ эпилепсии.


- Всё хорошо...


Остальные слова декана потонули в крике Мурганда.


- А-а-а-а! Я притягиваю к себе поток!!!


Какой там поток притягивает к себе самый способный, думать было некогда, да и честно сказать - нечем. Мозг превратился в яркую лампочку, ни одной мысли кроме сплошного слепящего света. Потом ещё одна вспышка, как ни странно, ярче того, что уже было. Хотя, куда ещё?!


Никита сжал до боли кулаки, а Мурганд проорал что-то навроде того, что он с потоком справился, а точнее... почти отвёл его!


Ба-бах!!!


С потолка комнатки посыпались то ли куски штукатурки, то ли щепки. Сидевший напротив декан с удивлением бросил взгляд наверх, перекосился, приподнялся в кресле с напряжённым до предела лицом, и спустя секунду всё закончилось. Свет в мозгу погас, мысли медленно зашевелились, а Кан-Марлер с глупым взглядом плюхнулся в кресло.


- Что это было? - спросил он и вытер ладонью лоб.


- А я откуда ж знаю, - выдавил из себя Никита и медленно разжал кулаки.


- Да уж, - декан кашлянул. - Но хоть сращение произошло, и то хорошо. Второй раз я бы вами так не рискнул. Ещё немного и поток уничтожил бы вас. Как вы умудрились потянуть на себя такое количество силы в обход моему ограничению?


Ну, как-как. Спасибо самому способному, наверное. Не мог с самого начала понять, что при подключении к потоку, тот хлынет согласно возможностям подключённого? А у них возможности-то получается общие! Его начальные пять вергов и Мургандовские... Сколько там у него? Около сотни? Или может дело в другом...


Но ничего этого разумеется Никита говорить не стал, а лишь пожал плечами.


- Странные у вас способности, молодой человек, - Кан-Марлер тяжело поднялся с кресла и посмотрел на Никиту сверху вниз, хотя и разница была не так велика. - О-очень странные. Можете идти... - он замер. - Хотя, нет-нет, погодите. Мне нужно сначала самому поговорить с Зар-Гарутом о случившемся. Он должен знать об этой вашей особенности, прежде чем...


Не договорив, декан светлого факультета в задумчивости зашагал к выходу, оставив Никиту сидеть в кресле и созерцать его смешную, в вперевалочку походку.


- Что там за поток был? - едва "колобок" выкатился из комнатки, нетерпеливо спросил Никита. - Ты притянул?


- Нет, Ник, не я. Я сначала подумал, что это я, но потом понял - точно не я! Ты сам его потянул!


- Что значит сам? Я же не умею этого делать!


- То и значит. Не умеешь, а потянул. Или сам поток к тебе потянулся...


- Я говорю, не меньше трёхсот вергов, - услышал Никита голос Кана и обернулся к двери. Двое деканов, пытаясь пропустить друг друга вперёд, застряли перед проходом. - А может и больше, - говорил при этом "светлый" и одновременно предлагал жестами Зар-Гаруту войти. - Мне пришлось отводить поток, чтобы он не уничтожил студиоза... В первый раз такое вижу.


- А вы уверены, что он бы его уничтожил? - тёмный тоже жестом предложил коллеге войти, однако тот не сдвинулся с места.


- Только после вас, уважаемый Зар-Гарут. Вы что, в своём уме?! - закончил он вдруг вопросом, который не очень клеился с первым предложением, насквозь пропитанным почтением. - Я не собираюсь идти на такой риск! А что если бы он погиб?! Проходите, же. Вы же, получается, ко мне пришли, а не я к вам, стало быть, вам первому и входить.


Тёмный наконец-то согласился и, шагнув через порог, подошёл к Никите, который так и сидел, вывернув шею и внимательно наблюдая за двумя деканами.


- Согласен, риск, но вот же, ничего. Жив и здоров. У вас ничего не болит?


- Шея затекла. Неудобно так сидеть.


- А, прошу прощения.


Зар-Гарут сделал ещё пару шагов и встал напротив кресла. Рядом с ним тут же пристроился декан светлого факультета.


- Молодой человек, давайте без шуток, - с серьёзной миной заговорил он. - Прислушайтесь к своему организму. Если есть какая-то боль или просто необычные ощущения, вы не скрывайте. Иначе всё может закончиться о-очень плохо.


- Всё нормально, господин Кан-Марлер, - Никита улыбнулся, дабы показать, что его ничего не беспокоит. - Мне, кажется, даже лучше, чем было до инициации.


- Вот видите, значит есть какие-то необычные ощущения.


- Да перестаньте вы, - прервал его Зар-Гарут. - Судя по тому, как вы описали произошедшее, ему даже на дыбе сейчас было бы лучше, чем во время инициации. А у вас, Ник, есть предположения почему с вами произошло такое?


- Ни одного, - разведя руками, честно ответил Никита. А разве не честно? Вариант с влиянием на процесс Мурганда был отброшен, а другого в наличие не имелось.


- Хм, странно, - он посмотрел на своего коллегу, потом снова перевёл взгляд на Никиту.


- А как вы думаете, вы сможете прямо сейчас пройти ещё одну инициацию?


- Я бы не стал на вашем месте так рисковать! - тут же воскликнул Кан-Марлер и, замахав руками, сделал пару шагов назад.


- Никакого риска. Вы пока подождите здесь, а я схожу за Аль-Вартаном. Пусть подстрахует.


Эй-стоп! А как же я? Понятное дело, что вам интересно. В качестве эксперимента, так сказать. Но что если меня и в самом деле убьёт?


Никита хотел бросить это вслед Зар-Гаруту, но что-то его удержало. Ладно, пусть Аль-Вартан придёт, послушаем, что он скажет.


Ректор появился минут через десять и сразу же приступил к допросу. Задавал он почти те же самый вопросы, что и декан светлого факультета, когда Никита остался с ним один на один. Какие были ощущения, как он притянул к себе такой мощный поток...


- А Вы уверены что триста вергов? - переспросил он у Кана и тот затряс головой.


- Или даже больше. Я не успел определить. Поток шёл неравномерно, рывками. Как будто он и мог им управлять, и в то же время не мог. Иначе описать не могу.


- Странно, - ректор посмотрел на Зар-Гарута. - Знаете что, лучше я сам проведу сращивание, а подстрахуете вы. Дело всё-таки касается довольно уникального явления, с которым я не сталкивался за свою жизнь ни разу. Неравномерный поток... Но он ведь всегда только равномерный!


Никита увидел на лице старика искреннее удивление и поинтересовался, а что если всё пойдёт совсем не так.


- Не пойдёт, - уверенно проговорил Аль-Вартан. - Даже если поток неравномерен, то можно ограничивать его тогда, когда вы сами с ним не справляетесь. Думаю, знай бы господин Кан-Марлер о вашей особенности с самого начала, то выбрал именно эту тактику. Он просто не был готов. Ведь так, господин Кан-Марлер?


- Возможно, - ответил светлый декан, но совсем без той уверенности, которая была в голосе ректора. - Но я согласен, что вам самому нужно почувствовать это. Странное ощущение, - он схватил с подлокотника кресла немаленькую щепку, упавшую с потолка и продемонстрировал коллегам. - Кстати, часть неуправляемого потока силой примерно в сорок вергов ударила в потолок и стены... А что если следующий неуправляемый выброс будет мощнее?


- Я буду контролировать этот момент, - нетерпеливо бросил Зар-Гарут. - Да и что такое сорок вергов? Пусть даже будет неуправляемая тысяча, я справлюсь с ней. Сделаю иллюзию, - он улыбнулся.


- Значит, роли распределены, - Аль-Вартан поелозил в кресле, взглянул на декана тёмного факультета, потом посмотрел на Кана. - А вы, если что, подпитайте или меня или Зар-Гарута... - он наверное сам удивился своим словам, потому что его глаза расширились. - Хотя, что может произойти?..


С такими глазами он и стряхивал с себя кучу щепок, а заодно и отплёвывался, потому как щепки устроили красивый фейерверк, полетев одновременно со всех сторон. Во время второго затемнения, которые видимо заменяли в этот раз вспышки.


Третьего, слава богу, не было. Старый архимагистр справился с форс-мажорным обстоятельством намного быстрее, чем это сделал Кан-Марлер.


- Тьфу, Одрин вас всех укуси! Ты что не смог удержать?!


- Тысяча шестьсот вергов, господин ректор, - точно так же отряхиваясь, проговорил Зар-Гарут. - А это больше моих возможностей ровно на сто вергов. Вот они и шарахнули. Вы лучше расскажите в подробностях, что чувствовали? Пока не забыли, - он мельком взглянул на красивую иллюзию дерева, которую создал.


- Не забуду, - Аль-Вартан поднялся и посмотрел на Никиту. - Никаких факультативов! - рявкнул он с наисерьезнейшим выражением лица. - Все мои лекции и практикумы теперь для вас обязательны с первых же дней. Готовьтесь так же и к индивидуальным занятиям. Зар-Гарут, проводите молодого человека к выходу, а нам...


- Я хотел бы решить вопрос с жильём, - улучив момент, когда ректору нужно было сделать вдох, вставил Никита.


- С жильём? - переспросил ректор и кивнул. - Я всё устрою. Вы будете жить в платном секторе, там лучше условия и вроде бы есть свободные места. Разумеется, платить вам не придётся, - торопливо добавил он, заметив, что Никита сморщил недовольную мину.


- А моя... знакомая? Она тоже издалека и никого в Кальбреге не знает...


- А её поселят в бесплатном секторе. В женском общежитии. Она тоже показала неплохие результаты, а таким студиозам мы всегда идём навстречу. Так что не переживайте и идите к своей... знакомой, - сделав эту намекающую паузу, Аль-Вартан улыбнулся. - Эх, молодёжь... Ладно, ступайте. До послезавтрашнего утра вы совершенно свободны.


Никита поднялся и, попрощавшись, зашагал вслед за тёмным деканом.


- Но только запомните, Ник-Конон, - с напускной строгостью бросил ему в спину ректор, - Для вас первым делом теперь магия и только магия. А отношения... Отношения ни в коем случае не должны мешать процессу вашего обучения.



Глава 16




- Я даже не ожидала, что всё пройдёт так легко. И не почувствовала почти ничего!


Никита не уставал хмыкать, слушая воодушевлённый рассказ Вэи. Наверняка и у всех остальных всё получилось именно так. Лёгкое покалывание, две минуты и всё! Первое сращение произошло, да здравствует новый маг, все свободны.


- А у тебя как было? Так же?


- Так же?!


Никита взял и выдал всё в подробностях, чем привёл Вэю в ступор.


- А ещё ты должна знать, что всё это не пройдёт просто так, - стал он объяснять светловолосой положение, в котором они теперь находились. - Вот ты говоришь, что у тебя второй результат из нашей группы. И вообще, очень неплохой для всей Академии. Теперь подумай, разве никого не заинтересует будущий хороший маг?


- Ты это к чему? - не поняла Вэя.


- К тому, что рано или поздно к тебе придут представители какого-нибудь ордена и начнут либо кнутом либо пряником пытаться заполучить тебя в свои ряды.


- Члены ордена?


Никита кивнул. Оставлять девушку в неведении он не хотел, да и не получится. Ведь именно так и будет. Рано или поздно придут. Так почему бы не подготовить её заранее, а заодно и как-то придать направление тому весьма туманному будущему, которое их ожидало? Чтобы потом не понесло их как щепки по бурной реке.


- Ко мне уже обратились, - решил он ничего не скрывать. - Так что жди. А лучше вступи сама...


- Сама? Ник, но я не собираюсь никуда вступать.


- Если ты в ближайшее время не вступишь сама, потом тебя заставят вступить насильно. И совсем не туда, куда тебе к тому времени захочется. Поэтому, лучше поговорить с Зар-Гарутом или Аль-Вартаном. Можно попробовать послезавтра, сразу после вводной лекции. Ну как? Сможешь?.


- Ник, но я...


- Наверняка у них есть какой-то внутренний орден, в самой Академии. Вот именно в него тебе и нужно. Будешь под защитой того места, где учишься, разве плохо?


Никита опёрся на лестничный парапет. После того, как студиозов вновь собрали в зале, где проходило представление и поздравили с полноценным поступлением, всех отпустили. Калия напомнила о вечеринке, собрала на неё деньги и, одарив Никиту злобной улыбкой, выпорхнула из здания, словно ошпаренная кипятком. Остальные вяло преодолели вестибюль и гуськом потянулись к выходу. А Никита, придержав Вэю за локоть, остался на лестнице между вторым и первым этажом.


- Я так просто не могу... Ник, а что я скажу?


- Ладно. Говорить буду я...


Эти слова заставили его нахмуриться. Идея вступить в орден при Академии пришла спонтанно, когда он стоя в одной шеренге с двадцатью студиозами слушал поздравления, и поэтому к чему может привести такой финт он продумать не успел. Но всё же что-то подталкивало его к этому поступку. Да и в самом деле, рано или поздно Аль-Вартан предложит вступить в местный орден, и что тогда? Отказываться?


Ну, во-первых, съехать с темы просто так они ему не дадут, это точно. А во-вторых... Кто сказал, что он может быть членом только одного ордена? Ни слова про это не было, и никакого документа с таким пунктом он не видел. Может такой и есть, конечно, но пока Стайк не показывал. А стало быть надо успеть влиться в другой "магический коллектив" до того, как дядюшка предъявит нечто подобное.


Мимо них с гордым видом прошествовал студиоз, бросив презрительный взгляд, и поэтому собиравшаяся что-то сказать Вэя, промолчала.


- Ну что? Согласна? - спросил Никита, когда студиоз сошёл с лестницы и ушагал куда-то вглубь вестибюля.


- Я не знаю... А они захотят тебя выслушать? Ах да, после такой инициации... Слушай, а почему они сразу тебе ничего про орден не намекнули? Может и нет в Академии никаких орденов?


- Почему сразу не намекнули? Да кто их знает.


На самом деле, Никита предполагал из-за чего происходит задержка с подобным предложением. Причин могло быть две. Или они знают про охранку и не лезут, или очень уверены в том, что информация из Академии не просачивается. Первый вариант приводил к следующему выводу. Возможно охранка и определяет в какой орден лучше пристроить того или иного студиоза. Второй вариант ни к чему, кроме глупости преподавательского состава Академии, не приводил.


Переиграть всех, вступив в орден самому... Чем всё это закончится? Непонятно. Но всё-таки лучше быть игроком, чем картой в чьих-то руках.


Они покинули Академию и направились в гостиницу, чтобы немного отдохнуть после инициации, хотя Никита не был уверен, что ему дадут сразу же упасть на кровать и спокойно выспаться до вечера. Айка, дядюшка Стайк... И последний будет куда более настойчив, чем первая.


Предположение это подтвердилось, едва он перешагнул порог. Стоявший за стойкой толстяк тут же с добродушной улыбкой заковылял навстречу, потом усадил "самых дорогих гостей" за столик и принёс маленький кувшин вина.


- Нужно немного отпраздновать, - многозначительно поглядывая на Никиту, проговорил он. - И я с вами пожалуй. Я ведь тоже переживал за вас. Вы же мне, как дети родные, - он даже пустил слезу и Никита в очередной раз подивился, как этот член тайного ордена умеет играть, когда требуется.


- С удовольствием. Но сначала пожалуй зайду к себе. А где Айка?


- За продуктами её послал, - толстяк добродушно хмыкнул и поставил кувшинчик на стол. - Причём, она сама напросилась. Вот же умничка. Говорит, а давайте я вам помогу, дядюшка. Я чуть не расплакался от такой искренней детской заботы.


Никиту чуть не вывернуло. В этот раз толстяк явно переиграл.


- Вы не могли бы пройти со мной? У меня что-то там в номере сквозняк...


- Ой, да что вы? - дядюшка удивлённо всплеснул руками. - Разумеется, я пройду с вами и посмотрю. Удобство постояльцев для меня главное. Пойдёмте же, покажете, где у вас дует.


- Вэя, подожди здесь, ладно?


Светловолосая кивнула и попросила Стайка, прежде чем мы уйдём, принести ей лайка.


- Я вина совсем не пью, и лучше подниму бокал с ним. Какая разница, что в бокале, главное ведь это праздничное настроение.


- Вы правы, прелестная девушка, - мигом согласился с нею толстяк и заковылял обратно к стойке.


- И вечером тоже не буду, хотя думаю, Калия точно начнёт предлагать, - Вэя посмотрела на Никиту. - Ты какой-то нервный. Что-то случилось?


- Всё в порядке. А по поводу вечеринки ты права. На ней лучше от спиртного вообще отказаться, или выливать его незаметно. Конечно, нам будет не так весело, как остальным, но ведь сколько плюсов на следующее утро! Голова не болит, ни перед кем не стыдно... - Никита улыбнулся. - Да и на самой вечеринке плюсов достаточно. И самый главный - посмотрим трезвым взглядом на своих сокурсников.


- Я тоже против алкоголя, - влез в разговор Мурганд. - Ещё неизвестно как он скажется на мне. Я же всё-таки в твоём мозгу. А вот посмотреть на них пьяных - это мысль. Сразу и разберёмся, кто есть кто.


- А я ещё один плюс нашла, - Вэя поправила чёлку и хихикнула. - Вдруг кто-то из них расскажет что интересное. Например про свои планы. Они с утра и помнить не будут, а у нас уже сведения есть.


Никита хотел сказать светловолосой, чтобы она не смотрела на всё, как на простенькую и весёлую игру, ведь дела обстоят куда серьёзней, но в этот момент вернулся дядюшка, держа в руках поднос. На нём одиноко стояла чашечка дымящегося лайка. Внутри мелькнули подозрения. Он бросил взгляд на толстяка и тот едва заметно повертел головой.


- Ничего такого.


- Что ничего такого? - не поняла Вэя фразу обращённую к Никите.


- Ничего такого не вижу в том, что некоторые отказываются от вина, - спокойно добавил толстяк. - И даже приветствую это! Вот ваш лайк, прекрасная особа.


Он поставил чашку на стол, замер в ожидании и, когда Никита молча зашагал к лестнице, радостно вздохнул.


- Ну что там? - задал он первый вопрос, когда дверь номера закрылась. - Как прошла инициация? Проблемы были? Никто ничего не заметил?


- В лайке ничего нет, я понял правильно? - вместо ответов спросил Никита, присаживаясь на край кровати.


- Разумеется, - Стайк недовольно мотнул головой. - Ну что ты в самом деле, Ник? Не надо рисовать нас какими-то злодеями. Мы такие же архимаги, как и преподаватели в Академии. Только в отличие от них занимаемся не только обучением своих членов, но и полезными делами. Так что с инициацией? Как всё прошло?


- Обычно, - Никита пожал плечами. - А что должно было произойти?


- Хм, обычно. Не верится, как-то, знаешь ли. Ты уже проходил инициацию и в Академии должны были это понять. Хотя... Я помню несколько подобных случаев. Троих раскусили сразу, а вот одного... Узнали только когда за ним пришли из Мальтирской магической школы. А ты из какой школы сбежал?


- На этот вопрос мне совсем не хочется отвечать. Да и какая вам разница? Придут, откупитесь от них. Вы же сами говорили.


- Хм. Ладно. И правда, не наше это дело. А что хоть сподвигло-то? Решил, что не стоит тратить свой дар на обучение в провинции? Или вдруг деньги появились на учёбу в столице?


- И то, и другое. Обстоятельства, в общем.


- Понятно.


Дядюшка Стайк прошёлся из одного конца комнаты в другую и остановился возле окна.


- Я уверен, что уже сегодня на тебя выйдут из охранки. Не оказывай сопротивления и лучше прокатись с ними. Сделать тебе они ничего не сделают, даже если ты откажешься. С первого раза не убивают, - он мрачно улыбнулся. - Но испытывать судьбу всё же не стоит. И ещё... Гильдия охотников. Мне стало известно, что вместе с тобой будет учиться дочь главы этой гильдии, - дядюшка посмотрел на Никиту лукавыми глазами. - Ты парень видный, красавец. Под такого любая ляжет, не задумываясь. Это я к чему. А к тому, что ты бы мог через неё добывать нам информацию о гильдии. Разумеется, это мы оплатим тебе отдельно, возможно сразу одной ставкой. Сто золотых...


Испытующий взгляд его маленьких глаз застыл примерно на Никитиной переносице.


- А то, что мы с ней на ножах, вам известно?


- В самом деле? И когда ты успел?


- Без разницы, но по факту так и есть. Так что никаких дел с Калией я иметь не буду. К тому же, как вы заметили, у меня есть девушка.


- Вэя, что ли? - Стайк скривил губы. - Парень, не смотри что сейчас я неказист, в молодости я был ого-го, и в вопросах полов разбираюсь. Между вами ничего нет, это же даже слепому видно! Ну может симпатия, но явно не что-то большее. А раз ничего нет, то ничего плохого и не произойдёт. И даже скажу откровеннее. Вот увидишь, как только ты проявишь интерес к Калии, как тут же твоя Вэя станет цепляться за тебя так, что и с помощью магии не оттянешь, - он склонил голову и заговорил так, словно обращался к капризному ребёнку. - Ник, я ведь тебе не предлагаю жениться на ней. Всего лишь лёгкий флирт, немного вина, ненавязчивые вопросы... И сто золотых у тебя в кармане.


- Список вопросов, как я понимаю, вы уже составили.


- Разумеется.


Толстяк принялся перечислять то, что их клану было необходимо узнать о гильдии. И первым делом - степень лояльности охотников существующей власти. А у Никиты в мозгу возникла и завертелась центрифугой всего одна мысль. Как подставить этих чёртовых псов, чтобы ни одна живая душа не догадалась, кто всё провернул? Слишком уж резво и нагло они пытаются манипулировать им. Вот уже и в личную жизнь запустили свои грязные когти. А дальше что? Заставят убить короля? Нет уж, увольте. Совсем не для этого он пришёл в Кальбрег.


Но ни одна мышца не шевельнулась на его лице во время этих размышлений. Он даже смог нарисовать на нём внимательную мину и пару раз кивнуть, слушая озвучиваемый толстяком список. А когда дядюшка Стайк закончил и намекнул, что им не стоит так надолго оставлять прекрасную девушку, которая в одиночестве пьёт лайк, он спросил лишь одно - когда будет выплачена сумма в сто золотых.


- Вот это подход! - дядюшка радостно потёр руки. - Вот это я понимаю! Знаешь, Ник, воспринимай всё проще, как обычный заработок. Может тебе всего-то и понадобится пара вечеринок, наподобие сегодняшней, чтобы закончить с этим поручением. А деньги... Деньги завтра утром будут лежать у тебя под матрасом. Ну что? Пожмём руки и дальше будем относиться друг к другу, как относятся братья одного ордена?


Никита поднялся и, борясь с желанием сжать кисть так, чтобы "хомяк" рухнул на колени и взмолился о помощи, закончил разговор рукопожатием. Молчаливым. Хотя и выругал себя чуть позже за это. Лучше было бы всё же улыбнуться и выдавить из себя хотя бы короткое - да.


- Ник, что так долго? Нашли, откуда сквозит? - встретила вопросами Вэя. Она уже допила лайк и жаждущими глазами поглядывала в сторону стойки. - Дядюшка Стайк, а что у вас на обед? - намекнула, не сдержавшись.


- Всё, что прикажете, принцесса. Хотите лучшую в Кальбреге охотничью колбаску? Я сегодня утром купил...


Никита хотел было ответить на вопрос о сквозняке, но Вэя, видимо, так сильно увлеклась мыслями о колбасках, что перестала замечать его.


"А её случайно уже не завербовали в "псов"? - пришла ему в голову странная мысль. А что? Вдруг за его спиной дядюшка Стайк провернул сей фортель, и теперь держит их обоих за дураков?


Но с другой стороны, Вэя ведёт себя так, как будто ничего не знает.


Никита вместе со светловолосой набил желудок и в самом деле очень вкусными и очень жирными тонкими колбасками и после этого, не дождавшись возвращения Айки, завалился спать. Вечером он должен быть в нормальном, а не уставшем состоянии. И не ради какой-то дурацкой гулянки, а для "милой" беседы с агентами охранки.


А вот с Калией он решил повременить. Не дело сейчас флиртовать с нею, даже если не по-настоящему. Вэя может обидеться, и начнутся ненужные выяснения... Чего? Да чего угодно. Девушкам только дай повод...


Разбудила его Айка и торопливо объяснила, что светловолосая уже ждёт внизу.


- Расфуфыренная вся, как чучело в огороде. Глазки какой-то чёрной штукой подвела. Да ещё и с блёстками! Фу!


- А ты что уже с поручениями бегаешь? Где была вообще?


- Это не поручения, я сама попросилась. Ты же сам говорил, Ник, чтобы я привыкала к честному труду. Что плохого-то?


- Ты не ответила, где была? Два часа за продуктами ходила?


Никита поднялся и, проведя ладонями по лицу, зевнул. Состояние было из тех, когда явно понимаешь, что ложился спать зря. Конечно, через полчасика раскачается помаленьку, но пока его организм находился в полуразобранном состоянии.


- Между прочим, у дядюшки Стайка очень давно свой круг поставщиков. У первых встречных он продукты не берёт, все торговцы проверенные годами люди.


- Это не ответ на мой вопрос.


- Почему не ответ? Можно было купить всё необходимое в соседних кварталах, но дядюшка Стайк сказал, что лучшего шпика, чем у Арбрехта-Вирта, и лучшего сыра, чем в сыроварне господина Радура не найти. А их магазинчики мало того, что находятся на окраине города, так ещё и в разных его сторонах. Вот и бегала с одного края в другой.


Понятно. Специально хотел избавиться от неё на время. Интересно зачем? Только ради разговора в номере?


Никита поднялся и, схватив висевшую на спинке кровати куртку, зашагал к двери. Куртку он надел уже спускаясь по лестнице. Вспомнил про ножны с мечом, ругнулся, но возвращаться не стал. Плохая примета. Да и для встречи с охранкой лишняя штука. Всё равно заставят снять и временно конфискуют.


Вэя выглядела совсем не так, как описала Айка и какой он ожидал её увидеть. Девчонка опять всё преувеличила. Ничего броского, а даже наоборот, приятный, едва заметный мэйкап. Разве что глаза подведены чуть больше, чем обычно.


Он улыбнулся ей и осмотрелся. Дядюшки Стайка нигде не было.


Покинув гостиницу, они прогулочным шагом направились к центру города, в квартал Пай-Рон, место где ничего кроме дорогих магазинчиков и таверн практически не было. Выбранная Калией располагалась практически в самом центре квартала, перед небольшой мощёной красными камнями площадью. Десятки синих магических фонарей мягко освещали одну из самых богатых улиц, по которой то и дело сновали туда-сюда небольшие кареты и экипажи без верха.


Никита издалека заметил группу своих сокурсников, мнущихся возле таверны с броским названием "Принцесса Руилья". Как объяснил Мурганд, принцесса с таким именем и в самом деле существовала. Красавица, умничка, любимица народа. Она всегда старалась помочь бедным. Даже бесплатные лечебницы собралась строить, но не успела. Была отравлена в семнадцать лет, по версии охранки, фавориткой своего будущего супруга, принца небольшого королевства, расположенного на юге. Убийцу притащил сюда сам принц, когда приезжал со своей свитой с целью визуального знакомства. Как обычно и бывало у здешних аристократов, жених до определённого возраста выбранную ему родителями невесту не видел. Вот и увидел. Один раз за обеденным столом, за которым у Руильи и пошла горлом зелёная пена.


- Ий-ха!!!


Никита торопливо ухватил Вэю за локоть и вместе с нею ретировался к краю уличной мостовой, а мимо лихо пронеслась шикарная карета и резко остановилась прямо перед в ходом в "Принцессу". Даже не стоило гадать, кто это, потому как среди студиозов Калии не было.


Именно она и появилась из шикарного транспортного средства, когда кучер, склонившись в три погибели, открыл дверцу. Видимо, не найдя в кучке глазеющих на неё студиозов Никиту, она принялась вертеть головой, и как только увидела его, тут же одарила презрительной ухмылкой.


- А что это вы, милл баронет пешочком? - продолжая ухмыляться, спросила она, когда Никита с Вэей подошли. - А-а, у вас же привычка такая. Любите вы дышать свежим воздухом. Что ж, уважаю. Но сама предпочитаю на карете. Я надеюсь, вы не забыли взять с собой деньги, чтобы хотя бы отсюда уехать на экипаже? Нет, если забыли, я могу одолжить. Это же недорого. Три серебряные монеты. И знаете, одолжу вам без всякой боязни. Ведь благородные люди чести и всегда отдадут долг.


- У меня такое ощущение, что вы постоянно разговариваете сами с собой, миль Калия. А это не очень хороший признак.


- На что вы намекаете? - тут же насупилась темноволосая. - Хотя, почему вы? - она бросила взгляд на остальных студиозов, которые во все глаза наблюдали за возникающей ссорой. - Разве стоит так обращаться к самозванцам? Или ты, Ник-Конон, просто решил не упоминать о своём баронстве в Академии? Инкогнито?


Студиозы в ожидании "вкусненького" продолжения ссоры, одновременно сглотнули набежавшую слюну.


- Ну почему же. Я и не скрываю, что моя персона не благородных кровей, только не могу понять одного, с чего вы взяли, что я баронет? Это тоже не очень хороший признак, приписывать человеку какие-то свои надуманные представления о нём.


- Как это вы не скрываете? - опешила темноволосая. - Вы же сами мне сказали тогда ночью, на дороге!


- Ночью? На дороге? Я совершенно не понимаю о чём вы. Я в первый раз увидел вас в день экзаменов...


- Врёшь! - лицо Калии уже в который раз за их непродолжительное знакомство стало пунцовым. - Врёшь! Тогда на дороге, когда моя карета застряла, а ты был с девчонкой, рядящейся в парня...


- Миль Калия, - спокойно перебил Никита. - Мы с Вэей пришли сюда, дабы отметить поступление в Академию, а не затем, чтобы слушать пересказы ваших снов. Они, конечно, очень интересны, и я бы даже сказал, характеризуют ваш внутренний мир, но поймите, сейчас совсем не время...


- Ах ты! - она замахнулась, но Никита перехватил её руку за запястье.


"Публика" в семнадцать изумлённых голов разом ахнула и попятилась, боясь, что сейчас достанется всем.


Несколько секунд Калия смотрела в глаза Никиты с лютой ненавистью, но вдруг резко успокоилась и даже попыталась улыбнуться.


- Отпусти, - дрожащим голосом проговорила она и Никита разжал руку. Посмотрел на Вэю и понял, что немного перегнул. В глазах светловолосой читалось явное осуждение.


Калия зло выругалась и зашагала в таверну сквозь проём, который тут же образовался в кучке студиозов. Некоторые из них всё ещё не успели закрыть рты и выглядели довольно комично. Особенно долговязый парень у которого лицо и так было вытянутым, а со сползшей вниз челюстью и вовсе приобретало небывалую длину.


Никита с Вэей двинулись вслед за рассерженной темноволосой и кучке студиозов пришлось расступиться ещё немного.


Громко звякнул колокольчик над дверью, в лицо дыхнуло ароматными запахами и теплом, послышалась нудноватая тягучая музыка. Никита пропустил вперёд Вэю, а затем сам шагнул в полумрак большого зала. Здесь всё выглядело примерно так же, как в Академии во время представления, только огоньки по потолку были раскиданы хаотично.


Несколько официантов, выстроившиеся в ряд в центре зала, тут же обозначили поклон и стали по очереди выбегать вперёд, чтобы усадить студиозов за столики. Никита с Вэей предсказуемо оказались за одним столом с Калией, которая всем своим видом показывала, что очень недовольна таким соседством, однако и менять место не собиралась. Вместе с ними каким-то чудом оказался парень с вытянутым лицом, который был настолько смущён, что сразу же неловким движением перевернул пустой бокал. Пытаясь его поставить, он задел ложку и та грохнулась на пол.


- Идиот, - прочитал Никита по губам Калии, и когда та посмотрела на него, одарил темноволосую улыбкой.


- Думаешь, победил? - спросила она и Никита недоумённо вскинул брови.


- А мы что - воюем, или во что-то играем?


- Мы... Я... - вопрос явно сбил Калию с толку, и дабы скрыть это, она набросилась на парня. - Чего ты возле моей ноги трёшься?!


- Я ложку поднимаю, - вылезший из-под стола студиоз покраснел, как чилийский перец.


- Поднял? - ехидно поинтересовалась темноволосая и когда парень продемонстрировал ей столовый прибор, громко рассмеялась.


- Здравствуйте, уважаемые студиозы Академии! - не дал продолжиться комедии голос из центра зала. - Сегодня вы собрались здесь, чтобы отпраздновать...


- Я заказала! - тут же прокомментировала Калия, перестав уничтожать "чилийский перец" презрительным взглядом. - Лучший ведущий! Обошёлся в пять золотых!


- ... Ваше поступление в лучшую Академию нашего королевства!


Лучший ведущий говорил очень долго и успел здорово утомить. Вдобавок после его нудной речи пришлось петь гимн студиозов. Стоя.


Никита мысленно обматерил темноволосую за такую задумку, и с радостью уселся, когда восемнадцать глоток проорали последний раз припев. Официанты тут же стали таскать на столики горячие блюда и кувшины с вином. Веселье началось.


Калия, смирившись с неприятным соседством, повеселела... Хотя, скорее всего, сказались первые два бокала вина, которые она выпила после сказанных ею тостов. Для этого она поднималась, стучала ложкой по хрустальному бокалу и после этого выдавала речь. Причём выдавала её с позиции устроителя вечеринки, и не просто устроителя...


- Я собрала вас здесь...


С чего бы это? Собрала. Может мы ещё тут за твой счёт гуляем?


Никита недовольно слушал речи темноволосой, после чего делал небольшой глоток красного, средней паршивости вина, и снова предавался размышлениям.


Что-то не очень вино для той суммы, которую она собрала. Двести золотых... охренеть же, если хорошенько подумать. А не поинтересоваться ли у хозяина заведения сколько заплатила ему эта стервочка? И потом обнародовать сумму.


- Чего это вы так грустны и задумчивы, липовый баронет? - Калия хохотнула и поставила пустой бокал на стол. - Вот ваша девушка радуется. Посмотрите. Ведь вам всё нравится? Как вас зовут? Вэя?


- Да, Вэя, - светловолосая напряжённо взглянула на слегка захмелевшую дочь главы гильдии охотников.


- Вам же всё нравится, Вэя?


- Нравится, - светловолосая смутилась.


- А вы сами не из столицы, ведь так? - Калия чуть подалась вперёд и, дождавшись кивка Вэи, радостно продолжила. - У вас там в ваших деревнях ничего подобного и нет, наверное. Сочувствую. В такой-то скукоте жить.


Она знаком приказала официанту налить ей ещё вина и, поднявшись, двинула очередной тост. Все семнадцать студиозов, включая парня с вытянутым лицом, слушали её с подобострастными выражениями на лицах, явно признав за ней лидерство в своей маленькой стайке. Когда Калия закончила третий тост, раздались бурные аплодисменты.


- А теперь танцы! - крикнула темноволосая и подогретые спиртным новоиспечённые студиозы радостно повскакивали со своих мест. Заиграла музыка, медленная и тягучая. Калия взглянула на сидевшего справа от неё парня, сморщилась и бросила вызывающий взгляд на Никиту. - Потанцуем?


Он хотел было помотать головой, но вспомнил о ста золотых, и вместо этого кивнул.


- Ты не против? - спросил он у Вэи и та на удивление очень легко, и даже с улыбкой согласилась.


- Ну вот и здорово, - Калия схватила Никиту за руку. - Давай, поднимайся! Это же просто танец!


Они вышли в центр зала, где уже выделывали глупые па три парочки и темноволосая обвила шею Никиты руками. Её разгорячённое дыхание коснулось его подбородка. От Калии пахло вином и одной из приправ, которая была в первом блюде. Он определил расстояние между нею и собой и принялся незамысловато танцевать в стиле обычного медляка.


- И что это за танец? - с сарказмом поинтересовалась темноволосая. - Вы же баронет, вы должны уметь танцевать так, чтобы простолюдины попадали от зависти.


- Вы продолжаете витать в своих мечтах? Я не баронет, и вы это прекрасно...


Никита перехватил взгляд одного из двух мужчин, сидевших за столиком в углу.


- Ты зал снимала полностью? - не закончив фразу, спросил он у Калии.


- Разумеется! - темноволосая вскинула голову и заглянула ему в глаза. - За кого ты меня держишь? Или считаешь, что я прикарманила часть денег? Жаль, что я девушка, иначе вызвала бы тебя на поединок.


- Тогда кто вон те двое? - Никита решил использовать гордыню Калии, чтобы подшутить над типами из охранки. А то, что это были именно они, сомнений у него не возникало. - Что они делают в полностью оплаченном тобой зале? Или всё же не в полностью оплаченном?


- Где? - темноволосая обернулась, её лицо нахмурилось. - Смотри, и в самом деле. Сейчас пойду выясню.


Она разжала объятия, которые честно говоря Никиту раздражали и не очень уверенной походкой двинулась в угол зала.



Глава 17




- Очень смешно, студиоз.


Человек из охранки с именем Бак недовольно посмотрел на Никиту.


- Ты думаешь, мы те над кем можно шутить? Зачем ты притащил нам эту девчонку? - подавшись вперёд и почти коснувшись своим носом его носа, процедил сквозь зубы второй.


- Она сама подошла, - Никита глянул на закрытое чёрной занавеской окно кареты. Вот уже минут десять его куда-то везли, объяснив лишь то, что ему необходимо с ними прокатиться.


- Но ты же её направил к нам? И ради чего? Ради глупого скандала?


- Ладно, расслабься, - Бак похлопал коллегу по плечу. - Теперь это уже его проблемы. Девчонка-то дочь главы гильдии охотников оказывается, и я думаю, так она эту шутку не оставит. Но скандал она закатила знатный, - он рассмеялся.


- Пьяная потому что. Интересно, папа знает, что его дочка так пьёт?


Проговорив это, второй наконец-то отодвинулся и перестал дышать на Никиту смесью из съеденного в "Принцессе" и видимо своего природного кисловатого запаха. То ли для конспирации, то ли действительно, чтобы поужинать, эти двое заказали себе самое дорогое блюдо из меню. И одно из этих недоеденных дорогих блюд оказалось на куртке первого агента. Здесь Калия, конечно, перестаралась. А дальше перестарался Никита, заступившись за девушку, когда её грубо схватил за руку испачканный Бак. Но судя по всему, тот, получив удар в грудь, не особенно расстроился. Его напарник выглядел куда злее.


Когда карета остановилась и Никите предложили выйти, он не очень удивился тому, что увидел. Ну не на волшебную же поляну с танцующими феями и щиплющими травку единорогами его должны были привезти агенты охранки. Тёмный двор в глубине которого виднеется мрачное трёхэтажное здание. Всё сходится.


Разговор, как это действо назвал заместитель главы охранки, проходил в кабинете этого самого заместителя. Длился недолго, закончился, можно сказать, счастливо. Никита согласился работать на это серьёзное учреждение, агенты не удивились, и уже куда дружелюбнее отвезли его на карете обратно.


- Кто это был, Ник? - испуганно вопросила Вэя, когда он вернулся в зал. Здесь веселье было уже в стадии - ах, как жизнь хороша, разгуляйся же душа. Половина студиозов дёргались на "танцполе", половина жадно допивала и доедала всё, что было на столиках. И одна только светловолосая выделялась на фоне этого бедлама.


- Дядины знакомые, - соврал он, решив не омрачать "праздничного" настроения своей подруги. - Может всё-таки выпьешь немного? Ты же не веселишься совсем.


- Да и ненужно, - Вэя махнула рукой и улыбнулась. Но тут же нахмурилась. - Тут тебя Калия всё искала. Сначала хотела поблагодарить тебя за то, что ты за неё вступился, а потом после ещё двух бокалов решила расцарапать тебе лицо.


- Да? - Никита на всякий случай оглядел зал, чтобы отыскать темноволосую. С неё станется напасть неожиданно и в самом деле оставить на нём следы от ногтей. Но Калии нигде не было.


- Она в уборную ушла. Ей прямо перед твоим возвращением совсем плохо стало. Позеленела вся. Потанцуем? - вдруг предложила Вэя и в этот раз Никита согласился с радостью. А спустя всего минуту, отвлекаясь от приятных ощущений, заметил злой взгляд Калии, которая стояла прислонившись спиной к стене.


- Вышла из уборной, - прокомментировал он вслух и Вэя обернулась. А темноволосая, с трудом "отлепившись" от стенки зашагала прямо к ним.


- Ну что? Как съездил в охранку? - спросила она, подойдя и, скривившись, стала тереть правый висок.


- О чём это она? - спросила Вэя и танец пришлось прекратить. Гениальная идея направить Калию к двум агентам обернулась открытостью информации. Хотя Бак и тыкнул ему и темноволосой прямо в лицо амулетом, который был у него вместо "корочки", но никто из студиозов этого не заметил. - Это те двое? Ты же сказал, что они знакомые твоего дяди.


- Ага. И любовники его тёти, - Калия хмыкнула. - Горазд он врать. Он тебе уже говорил, что любит тебя? Так ты ему не верь! То же самое он сказал мне, когда мы танцевали.


- Это правда? - тут же среагировала Вэя и Никита мысленно выругался. Ну что же они все такие?! Стоит им услышать подобную чушь, как мозг у них сразу вырубается. А логически вывести, зачем темноволосая это ляпнула, не вариант? Да и вообще... Почему нужно выделять из всего полупьяного монолога Калии всего одну мысль?


- Если ты о последней её фразе, подумай сама. А если о том, что те двое не были друзьями моего дяди - чистая правда. Не хотелось пугать тебя.


- Что им было от тебя нужно?


- Какая же ты наивная, - всплеснула руками Калия. - Разумеется, они завербовали его.


Никита на секунду опешил, но взял себя в руки. Да уж. Она это по пьяни, или со зла?


- Завербовали? - глаза Вэи сделались похожими на двух испуганных зверьков. - Как это завербовали? Зачем?


- Ладно, - Никита взял светловолосую за руку. - Приятный у тебя получился вечерок, Калия, но нам пора домой. Можешь не провожать.


Он торопливо зашагал к выходу из зала, таща за собой Вэю. Темноволосая что-то бросила им вслед, но он даже не стал прислушиваться.


- Ник, как это завербовали? - повторила вопрос Вэя едва они вышли из таверны. Никита вскинул руку, тормозя проезжавший мимо экипаж и когда тот проехал мимо, ругнулся. Значит, останавливают здесь местное такси не так.


- Я тебе всё позже объясню, хорошо? Но сначала ты мне ответь на пару вопросов.


- Каких? - светловолосая сжалась и заглянула ему в глаза.


- Первый. Почему ты всегда так много и с таким аппетитом ешь? - Никита обнял девушку и сцепил кисти рук в замок. - Второй - зачем ты шептала имя драконьего бога перед экзаменом?


- Ник, - Вэя легко высвободилась из его объятий и отпрянула в сторону. - Что за ерунда? Причём здесь это?


- И третий вопрос, - Никита напряжённо улыбнулся, ожидая любого развития ситуации. - В тот момент, когда ты вырывалась из моих объятий, я старался удержать руки в замке изо всех сил. Но тебя это не остановило. Ты кто? Оборотень-дракон?


На какое-то мгновение их словно накрыл кокон, не пропускающий ни единого звука. Потом Вэя сделала ещё два медленных шага назад, улыбнулась рассеянно и, резко развернувшись... Чуть не попала под ещё один несущийся экипаж. Никите пришлось среагировать на предельной скорости.


- А ты кто такой? - спросила светловолосая, вновь оказавшись в его объятиях? - Люди с такой скоростью не перемещаются.


- Я первым задал вопрос.


Они снова смолкли, настороженно глядя друг другу в глаза. Несмотря на всю нестандартность ситуации у Никиты сложилось впечатление, что они сейчас пытаются признаться друг другу в любви. По крайней мере всё выглядело именно так. Двое нерешительных влюблённых, короткие фразы, паузы, настороженный взгляды, словно пытающиеся прочитать, что у другого в мыслях.


- Ник, - наконец нарушила тишину Вэя. - Но это же глупо...


- Давай уже без вранья, ладно? - перебил Никита. - Аппетит я ещё понимаю, имя драконьего бога тоже можно объяснить, но то, что ты выскользнула из моих объятий... Я уверен, что ни один обычный человек не смог бы этого сделать...


- Девушка, у вас всё в порядке?


Какой-то прохожий остановился рядом с ними и, тронув пальцами рукоять меча, вложенного в очень дорогие на вид ножны, грозно уставился на Никиту. Ну вот. Не хватало ещё сейчас подобного защитничка.


Но ситуацию разрядила сама защищаемая. Она кивнула головой, торопливо потянула Никиту подальше от таверны и остановилась только свернув в ближайший переулок. Людей и экипажей здесь было меньше, но всё ещё не настолько, чтобы поговорить спокойно.


- Давай продолжим разговор по дороге в гостиницу дядюшки Стайка, - словно испугавшись того, что насильно тянула Ника за собой, Вэя отпустила его руку. Её глаза выразили просьбу и Никита, кивнув, первым зашагал дальше по улице. Один перекрёсток, второй, третий... Наконец они очутились в практически безлюдном месте. Вэя остановилась от него в трёх шагах, прижалась спиной к деревянной стене двухэтажного дома.


- Ну, - выдохнул Никита.


- Да, ты первый спросил... Ник, но ты ведь тоже. Скажи... - она заломила в отчаянии руки. - Скажи первым... Но как?! Ты тоже полукровка?


- Какой полукровка? - не понял Никита. - Почему полукровка?


- Ты же волколак... Только они могут так быстро перемещаться. Но будь ты чистым волколаком, они бы тебя заметили!


- С чего ты решила что я волколак?


- Вы оба... - появившийся в голове Мурганд осёкся. - Это немыслимо! Оба! Храни нас Одрин!


- Заткнись на секунду, мать твою! - рявкнул на него Никита и провёл ладонью по губам. Нет, всё равно есть волнение. Понятно, что она не человек, а... Дракон-полукровка... Но разве это и не заставляет его волноваться? Большинство драконов приручено магами... Правда, этот бог, которому она молилась перед экзаменом, вроде бы ему поклоняются дикие, а они потому и зовутся дикими... Но ведь они в любом случае не на стороне оборотней, или точнее - волколаков! Они просто сами по себе. А сила... Разве не должны они быть сильнее нас?


Никита тяжело сглотнул.


- Я же говорю. Потому что так быстро люди не могут перемещаться. Там, когда ты спас меня... Если бы я была в своём втором обличии, то могла бы просто схватить этот экипаж и откинуть его в сторону, но я ведь в человеческом...


- Но ты ведь всё равно сильнее любого человека...


- И любого волколака. Ник, но я не собираюсь причинять тебе никакого вреда. А даже наоборот...


Свист летящей стрелы заставил Никиту рухнуть вниз, заодно повалив на землю и Вэю. Сильный удар в стену, вибрирующий гул. Никита вскочил на ноги и увидел в тёмном проёме между двух зданий человека с луком. И этот человек уже натягивал тетиву во второй раз.


- Не вставай!


Никита рванул вперёд, и как только тетива была спущена, "нырнул" головой вниз, едва успев выставить перед собой руки. Три мощных прыжка и он вцепился зубами в горло так и не сумевшему развернуться и побежать убийце. А брошенный на землю лук и положение тела говорили о том, что именно это незнакомец и собирался сделать. Но нет, дать ему уйти Никита не мог. Нужно узнать что это ещё за хрен...


Никита зло выругался и, вновь приняв человеческий облик, изо всех сил впечатал кулак в стену.


- Твою мать!


Он присел рядом с бьющимся в конвульсиях телом, пригляделся. Всё как и предполагалось. Совершенно незнакомый тип, ну и не жилец вдобавок. Эх, нет ещё полного контроля над собой, особенно в облике волка. Глотку разорвал так, что не оставил этому долбаному стрелку никаких шансов.


- Кто это, Ник? Почему он стрелял в нас?


- Не знаю, - Никита обернулся и посмотрел на испуганную светловолосую. - Но точно не из грабителей. Те из-за угла стрелами не лупят, - он поднялся и внимательно посмотрел на девушку. - Теперь ты и сама видела...


Господи, если сейчас она попытается убить его, ему придётся делать тоже самое. По крайней мере стараться это сделать. Или сбежав от неё, уходить из города...


- Видела, Ник. Но ты не переживай. Я ведь понимаю зачем ты здесь. Затем же, зачем здесь и я. Ведь так?


- А зачем ты здесь?


Спросив это, Никита уже по привычке принялся обшаривать карманы помирающего лучника. Но искал он сейчас больше не монеты, а что-нибудь по чему можно было бы понять, кто перед ним. Член ордена "Чёрные псы"? Или может один из дружков-охотников Калии? Сколько времени он отсутствовал в "Принцессе"? Примерно часа полтора? Да, примерно столько. Мобильных, да и простых телефонов тут конечно нет, но за такое время на карете весь Кальбрег объехать можно.


Он посмотрел на Вэю и, поняв, что на предыдущий вопрос она отвечать почему-то не собирается, спросил:


- Вэя ты всегда за Калией следила?


- Не следила, а просто приглядывала, - светловолосая совсем не ко времени обиделась. - А что?


- Она покидала таверну?


- Нет. А что?


- Перестань чтокать!!


- А ты перестань считать, что я собираюсь следить за твоими подругами!


- Тьфу ты!


Не найдя в карманах вообще ничего, Никита поднялся и выругался. Вариант с "дружком" Калии отпадал... И слава богу! Не хватало ещё замочить охотника из гильдии. Но с другой стороны, без этой версии вообще не оставалось никаких зацепок. Член ордена? Но зачем им его убивать? Вот именно - незачем!


- А можно с помощью магии разговаривать на расстоянии? - поинтересовался Никита у самого способного, оглядываясь по сторонам.


- Ты имеешь в виду с человеком, который находится очень... Ник, она ведь и правда дракон-оборотень! А ты волколак... Вы что, хотите захватить город?


- Не дури! Какой город?! Ты сам прекрасно знаешь, что я совсем из другого мира и мне на ваш город плевать! Да и слишком шебутной он ваш этот город. Ордена какие-то, охранка, теперь вот убить хотели...


- Ник, ты говорил ей что любишь или нет? Ответь мне на этот вопрос.


Никита повернулся и наткнулся на очень серьёзный взгляд светловолосой.


- Вэя, ты в самом деле думаешь, что сейчас самое время говорить на подобные темы? В нас только что стреляли. А до этого меня возили в охранку. Ну и то, что мы сейчас узнали друг о друге, разве не важней?


Светловолосая потянула в себя воздух, явно намереваясь толкнуть длинную речь, но видимо всё же здравый разум, или что-то ещё превозабладали, и она просто кивнула. Затем здравый разум превозабладал во второй раз и она повертела головой.


- Нет, не важнее, ты прав. Нам, наверное, нужно уходить отсюда. Вдруг он был не один.


- И уходить не к гостинице... пока. Нужно сначала ещё раз хорошенько подумать... - Никита внимательно посмотрел на девушку. - Ну, и с нашими дальнейшими отношениями разобраться, - он почесал лоб и добавил. - Сама понимаешь, я сейчас вовсе не о чувствах, или ещё чём-то там. Я о том, кто мы.


Они неторопливой, чтобы не вызывать подозрений, походкой шли по тёмному городу примерно полчаса, прежде чем Никита наконец решил, что опасаться больше нечего. Хорошее зрение, слух и чутьё Эрника позволяли ему быть в этом уверенным. Заметив средней паршивости таверну, он вошёл в неё и заказал номер. Едва не двинув между "понимающих" глаз рослого парня за стойкой, он схватил ключи и приказав Вэе следовать за ним, настороженно двинулся в сторону лестницы. Чутьё чутьём, а всё же бережённого бог бережёт. Если тот лучник был из ордена, или нанятый им, то запросто можно наткнуться ещё на одного убийцу, второго, третьего... Количество зависит от того насколько сильно его хотят убрать...


Но не сделав и трёх шагов, он плюнул на осторожность и вернулся к стойке, чтобы заказать кувшин вина и чего-нибудь поесть. Разговор с Вэей предстоял долгий и провести его на "сухую"... Да и вообще, им скорее всего придётся в этой таверне переночевать, потому как возвращаться сейчас в логово "Чёрных псов" было опасно. А то, что гостиница дядюшки Стайка именно этим логовом и является, он уже прекрасно понимал. Лучшего места для "сходок" не придумать. Невзрачное старое здание, разветвлённая сеть подвалов, ведущих непонятно куда, отсутствие постояльцев... Старуха и они не в счёт. Старуха судя по ней, давно из ума выжила, а они... Они попали туда случайно. Повезло или... не повезло, как выразился Стайк. Вернее он сказал наоборот, но в данном случае от перестановки слагаемых смысл не меняется.


Комнатка оказалась не очень приятной на вид. Впрочем, иного Никита и не ожидал. Таверна паршивости средней, откуда здесь пентхаузы?


Они с Вэей осмотрелись, потом присели за столик, накрытый серой выцветшей скатертью и Никита поставил поднос с кувшином, бокалами и двумя тарелками жаркого на середину столешницы.


- Ну что? - неопределённо начал он, взглянув на куски мяса приправленные белым с чёрными крапинками соусом. - Какие будут вопросы?


- Ник, - Вэя жадно взглянула на жаркое и сглотнула, - Не нужно так. Ведь ничего между нами страшного не случилось. Рано или поздно мы бы узнали...


- Не факт, - Никита кивнул на блюдо. - Бери ешь, не стесняйся. Какой теперь смысл сдерживаться? Кстати, почему тебе требуется так много еды?


- Ну это же просто, - светловолосая взяла тарелку с подноса и, поставив её перед собой, всё же с некоторой стыдливостью схватила трезубую вилку. - В нашем первом обличии... - она взглянула на него. - Надеюсь, ты не думаешь, что наше первое обличие отличается от вашего? Мы тоже люди, Ник, как и вы.


- Я и не спорю, - Никита хмыкнул, вспомнив разглагольствования на эту тему Мурганда. Интересно, что он там сейчас чувствует? Если, конечно, часть разума отделённая от тела может чувствовать. Хотя... Негативные эмоции у него точно есть, и проявляет он их постоянно... Мурга... Мудак.


- Я так и думала, Ник. Ты всё понимаешь. Странно только, что ты не знаешь, почему нам требуется так много еды, если ты волколак.


- Просто не знаю, - туманно ответил Никита и тоже взял тарелку.


- Потому что вокруг нас всегда есть рассеянное вещество, которое и становится нашим телом, когда мы превращаемся в драконов. Ты представляешь отличие тела человека от тела дракона? Драконы весят в двадцать раз больше, чем средний человек. А ты тоже полукровка?


- Почему именно полукровка?


Никита решил обходиться короткими вопросами и сам пока ничего не говорить, чтобы не вызывать лишних подозрений.


- Но ведь они тебя не могут определить! - Вэя изумлённо посмотрела на него. - Если бы ты был чистым волколаком, то маги распознали бы тебя за несколько секунд! А у тебя кто был простым человеком? Мать или отец?


Никита глухо кашлянул. С этого места нужно было импровизировать.


- Мать, - сказал он, по той простой причине, что на самом деле не знал кем была его мать в этом мире. А точнее, кем была мать Эрника. Может и в самом деле полукровка? А что? Вон его папаша на Земле тоже нашёл совершенно непохожую на него женщину. Так мама говорила. Почему отец Эрника не мог сделать то же самое? Найти непохожую... В смысле, совсем другую женщину, отличную от него на все сто процентов, из людей. Ради интереса хотя бы.


- И у меня мама. Вот же как странно получилось! - она удивлённо вскинула брови. - Триста последних лет мы, дикие драконы, пытались создать подобную мне, то есть, чтобы и дар был и маги-люди не определяли... И надо же! Мы смогли этого добиться одновременно с вами! За триста лет у нас родились четыреста двадцать полукровок, но ни один ребёнок не обладал нужными качествами. То дар есть, но можно определить сущность, то наоборот. Но чаще ни дара, ни скрытия сущности. И вот наконец появилась я.


- У вас там прямо на поток всё поставлено, - Никита взял кувшин. - Немного вина?


- Если только совсем немного, Ник, - светловолосая с опаской посмотрела на то, как он стал наливать тёмно-рубиновую жидкость в бокал. - А у вас разве не так?


- Ну, у нас поменьше, - соврал Никита. - Раза в два.


- Ник, - Вэя взяла бокал в руку и замерла. - А вы не обижаетесь, что всех украденных нами людей списывают на ваш счёт? Сам пойми, ведь это не наша вина, люди просто привыкли так думать.


- Нет, не обижаемся, - Никита снова пожал плечами и вдруг рассмеялся. Странная получалась импровизация, и главное, в ней ни капли лжи. Вот ведь он и в самом деле не обижается. Эрник, тот возможно и обижался, но... Но он не Эрник, хотя и оборотень в его теле. Бред какой-то.


- Чего ты смеёшься? - немного смутилась Вэя. - Я что-то смешное сказала?


- Нет-нет, не обращай внимания, - Никита поднял свой бокал. - Что, давай выпьем? За... За наше настоящее знакомство. То, в таверне ведь не настоящее было... Кстати, ты ведь, наверное, могла раскидать тех парней одной левой? У меня папа военный... - он снова хохотнул и увидел, как Вэя впервые за этот вечер расплылась в искренней улыбке.


- Могла, - она кивнула. - Но боялась, что они начнут подозревать. Все. Ведь все, кто увидел бы это, стали подозревать. Как это хрупкая девушка избила трёх здоровых парней?


Вэя с улыбкой на губах потянулась своим бокалом к бокалу Никиты.


- Да, давай за наше настоящее знакомство. Мы с тобой как влюблённые, - она смущённо отвела глаза. - Мне кажется, что у по-настоящему влюблённых не должно быть друг от друга секретов. У нас теперь их нет.


Если не считать откуда он, Мурганда в его голове и "Чёрных псов", мелькнуло в мозгу Никиты, но он пока отбросил эти мысли и сделал несколько глотков вина. Вино оказалось очень терпким, с привкусом каких-то цветов. Отставив ополовиненный бокал, он взял вилку и, наколов небольшой кусок мяса, поелозил им в соусе. Соус оказался острым, видимо, с местным аналогом чеснока. А вот мясо на удивление мягкое, а стало быть, убитое животное было не старым. В этом он тоже теперь здорово разбирался, благодаря вкусовым рецепторам Эрника.


- Ты сказала что у нас с тобой одинаковые цели, - Никита с интересом посмотрел на девушку. - Ты имела в виду изучение магии?


- Ну а что же ещё? - искренне не поняла Вэя. - Именно изучение магии. Ведь люди в сравнении с нами слабы, и только магия делает их равными нам по силе.


- Или даже сильнее.


- Или даже сильнее, - задумчиво повторила она. - Но почему? Потому что они во время магической эпохи стали развивать магические умения? Ха! Мы ведь тоже могли бы, но нам хватило и того, что мы стали оборотнями. Для жизни этого достаточно, а кого-то покорять у нас желания не было.


- Ну, насколько я знаю, - Никита припомнил всё то немногое, что рассказывал ему по этой теме Мурганд, - В начале они тоже использовали магию только для выживания в дикой среде и не собирались ни на кого нападать.


- Ты защищаешь необратимых? - Вэя ошеломлённо уставилась на него.


- Нет, - Никита взял кувшин и подлил немного вина сначала ей, а потом себе. - Я никого не защищаю. Мне на них плевать. Просто факты... против них не попрёшь.


- Ты слишком объективен, Ник, а нужно думать только об интересах своего народа. Вот зачем мы, дикие драконы, должны подчиняться людям? Почему они не хотят оставить нас в покое? Мы же не собираемся подчинять их?


- Но вы собираетесь понять что такое магия, чтобы эффективнее их уничтожать, ведь так?


- Не уничтожать, Ник, а противостоять. А чего они лезут к нам в горы? Ник, твои слова мне кажутся странными.


- Это от напряжения, - Никита решил сменить тему. Человеческая сущность и в самом деле в этом разговоре только мешала. Это не Земля, где все люди, и где сейчас вовсю пропагандируется всеобщий гуманизм. Возлюби ближнего, кем бы он ни был. Нет, здесь всё иначе. - Значит, магия. И ты готова потратить почти два десятилетия на её обучение? А смысл? Драконы ведь всё равно не смогут её использовать.


- Полукровки, Ник. Нас спасут полукровки, также, как и вас. Ты забыл те две кровавые войны, когда люди почти уничтожили вас? А первая война? Помнишь что произошло в долине Азгора? Маги так перегнули с магией, что эти земли стали совершенно не пригодными для жизни. А ведь это были ваши земли, - Вэя хмыкнула. - Странно, что об этом я говорю волколаку.


- Ты о Мёртвых землях? - Никита придал лицу задумчивое и понимающее выражение, хотя знал он об этом крайне мало. Всё никак не удосуживался расспросить у Мурганда подробнее. - Зато теперь они служат естественной преградой между людьми и нами.


- Но рано или поздно они всё равно нападут. За последние двадцать лет мы отправили в эти земли две экспедиции и заметили, что аномальная интенсивность там снижается. Ещё немного и идти через эти пустоши станет практически безопасно.


Никита заметил возбуждение в жестах светловолосой и невольно задумался, а почему она так опасается пить вино? Может у неё проявляются какие-то драконьи инстинкты? Сожрать например.


Он хохотнул и принялся за мясо. После последнего обращения ему тоже чертовски хотелось есть. Интересно, а как едят после обращения драконы? Наверняка им для возмещения энергии требуется минимум целая корова.


- Ник, налей ещё немного, - отвлекла его от поедания вкусного мяса Вэя. - Немножко только.


Хм. Забавно. Понесло уже?


Он снова наполнил бокалы и предложил тост. В этот раз банальный до неприличия. За успешное начало учёбы и за их сильный дар.


- Так что это были за люди? Что за охранка? - спросила Вэя, в этот раз осушив бокал одним залпом. - И почему ты... ик... ой, прости. Мне так стыдно!


- Ничего, - Никита улыбнулся. - Заканчивай вопрос.


- Почему ты... ик... Да что ж такое. Вот почему я и не люблю пить. Всегда икать начинаю.


- Только из-за этого?


- Почему ты не хочешь идти в таверну дядюшки Стайка? - проигнорировав последний вопрос, наконец-то смогла она закончить.


- Потому что есть кое-какие нюансы. И возможно они связаны с произошедшим покушением.


- Покушением? - Вэя снова икнула, прикрыв рот рукой.


- Уверен, что это именно оно и было. Вот только кто? Кстати, о дядюшке Стайке и его гостинице. Ты слышала об ордене "Чёрные псы"?


- Ты хочешь рассказать ей об этом?! - тут же взвился самый способный. - Да, понятно, что этот орден больше вреден нашему королевству, чем полезен, но это ведь не означает, что надо рассказывать о его местонахождении обратимым!


- Не забывай, что я тоже обратимый, - Никита мысленно улыбнулся над "девичьей памятью" Мурганда. А его разум там случайно не тупеет без подпитки от родного тела? Было бы неплохо. Не сейчас, конечно. Пока его магия может пригодиться, но вот после того, как у самого начнёт получаться использовать заклинания...


- Немного слышала. Мы собрали кое-какую информацию о людях, но не так много. В отличие от прирученных драконов нас, диких, в города не пускают, - Вэя на мгновение задумалась и затем добавила. - Это самый могущественный орден, но он тайный, и просто так вступить в него нельзя, как и найти. Правильно?


Никита уже в который раз за время их беседы рассмеялся и снова увидел недоумение в глазах светловолосой, правда, теперь оно было не столь явственное и даже немного нелепое. Вэя явно находилась в лёгком тумане и уже не могла нормально управлять мимикой.


- Я снова сказала что-то смешное? - с лёгкой обидой спросила она.


- Нет, - Никита перестал смеяться и чуть подался вперёд, машинально переходя на заговорщицкий тон. - Ты не поверишь, но мы с тобой нашли их. И настолько легко, что даже не верится.


- Это да, - вставил своё словечко Мурганд.


- Когда мы их нашли? - Вэя тряхнула головой и поправила чёлку. - Не понимаю тебя.


- Дядюшка Стайк член ордена, если вообще не его глава. И последнее мне кажется не таким уж фантастическим предположением. Его гостиница, как я понял, это основное место собраний этого ордена.


- Дядюшка Стайк? Ник, что за ерунда? Он же обычный добродушный человек! У меня к нему только хорошие чувства. Он ведь такой добрый. Зачем ты наговариваешь на него?


- Зачем? - Никита слегка разозлился. - Да потому что он предложил... Нет, скорее заставил меня вступить в "Чёрных псов". А если ещё точнее - сделал предложение от которого трудно отказаться. Кстати, те двое что приходили, тоже члены ордена.


Вэя зависла на какое-то время и Никита использовал его, чтобы немного закусить. Он и сам начинал уже хмелеть. Вино в этой таверне оказалось куда лучше, чем в "Принцессе". Нет, всё же наверняка Калия сэкономила на банкете. А вот этого позволять нельзя. Нельзя, чтобы она жила за счёт других и при этом ещё притыкала этих других бедностью. Понятно что у неё и своих, а точнее, папиных денег хватает, но ведь и это не повод обдирать их, как липки.


- Если это правда, - наконец-то заговорила светловолосая, - То выходит не очень хорошо. Я хотела... Нет... - она снова поправила чёлку. - Мы все, все кто отправлял меня сюда, хотели, чтобы всё прошло как можно спокойней и незаметней. Всё же есть опасения, что маги смогут раскрыть мою сущность, поэтому и связываться лишний раз с ними мне не рекомендовано.


- А ты думаешь я хотел с ними связываться? - Никита снова наполнил бокалы и, поднявшись, прошёлся к кровати и обратно. Вэя смотрела на него с тем вниманием, которое может себе позволить немного захмелевший человек, то есть со слегка рассеянным. - Если бы не те трое в гостинице напротив... Стоп. А не могли те трое быть тоже членами "Чёрных псов", - поджав губы, он задумчиво покрутил бокал. - Хотя нет. Тогда Стайк сначала вербовал бы тебя... Знаешь, что самое плохое.


- Что? - немного испуганно спросила Вэя. - То, что Стайк видел, как я управляюсь с мечом. А я делал это очень быстро.


Вэя вздрогнула и чуть не выронила из руки бокал. Пытаясь удержать его, она всё же пролила вино на стол и выругалась на непонятном языке.


- Это драконий? - спросил Никита, присаживаясь.


- Вот именно, - кивнула Вэя и принялась ладонью елозить по небольшой светло-рубиновой лужице. - Именно поэтому и не пью. Могу вот так вот незаметно перейти на родной. Тряпочку бы нужно, вытереть.


- Да бог с ним, оставь, - Никита аккуратно взял её запястье и убрал руку в сторону. - Потом вытрем.


Светловолосая напряглась, хотела было вырваться, но вдруг Никита почувствовал, что она расслабила руку.


- Мы так и не дотанцевали, помнишь? - она как-то настороженно заглянула ему в глаза.


- Помню, конечно. Но сейчас не самое время для танцев. Да и музыки нет...


- Я могу тихо напевать одну из наших баллад. Они очень подойдут под тот танец, который ты тогда... А что это за танец? Такой простой, но очень... Очень интересный. Нет, забудь. Ты прав, сейчас не время для танцев, и музыки нет...


- Если ты хочешь, - Никита снова поднялся...



Глава 18




- Не смотри на меня! Я с утра некрасивая!


Вэя рывком повернулась на другой бок и накрылась одеялом с головой. Сидевший на краю кровати Никита нежно улыбнулся. Затем медленно провёл рукой от её плеча до талии. Вопрос - а не это ли ещё одна причина по которой она боится пить алкоголь, отпал вчера сам собой. Вэя оказалась... девственницей.


- Мне всё равно. Для меня ты всегда красивая.


- Не обманывай. Да и вообще, не надумывай себе ничего. Я просто была пьяной...


Никита поднялся, нашёл глазами брюки, которые валялись на одном из стульев и принялся их надевать. Вчера после секса они допили вино и вроде бы заказали ещё кувшинчик, поэтому теперь его немного мутило и даже покачивало. Вероятно, Эрник тоже не был любителем чрезмерных возлияний и для его организма они были испытанием куда покруче, чем обращения.


Надев брюки, он уселся на стул, и не без понимания того, как мощно выглядит его торс, принял слегка деланную позу. Но тут же хмыкнул и просто облокотился на стол.


- Ты так и будешь теперь лежать лицом к стенке? Нам ещё нужно в гостиницу возвращаться. Может тебе принести лайка, а ты пока приведёшь себя в порядок?


- Да, - измученно прозвучало из-под одела.


- Что да? Лицом к стене или ты про лайк?


- Принеси лайк. Ник, у меня совсем нет сейчас настроения даже просто разговаривать. Извини. Зачем я вчера согласилась пить?! - в её голосе проступили нотки отчаяния. - Мне так стыдно. Я совсем не хотела...


- Ладно, - перебил Никита и, схватив рубашку, висевшую на спинке другого стула, поднялся. - Пойду за лайком.


Вэя что-то промычала, или скорее, простонала в ответ. Застегнув пуговицы, Никита пожал плечами и вышел из номера. Честно говоря, он испытывал не меньшее смущение, чем Вэя. Наверняка этого он знать, конечно, не мог, но вопрос о том, что делать дальше с этим, постоянно крутился в его голове и ответа пока не находилось.


В коридоре он дал пройти невысокому пожилому мужчине, дошёл до лестницы и обернулся. Но мужчина ничего подозрительного не делал, всего лишь открывал дверь в самом дальнем номере справа.


Лайк, как и вино в этом заведении был хорошего качества. Пах так, что Никита не долго думая, заказал и Вэе и себе по две кружки. Одну он выпил за столиком в зале, давая светловолосой время привести себя в порядок, как внешне, так и внутренне, и поднялся наверх с тремя.


Светловолосая уже сидела за столиком и когда он вошёл, стала торопливо и напряжённо вспоминать о деталях вчерашнего разговора.


- Ты сказал, что дядюшка Стайк из ордена "Чёрные псы"? Точно, ты это говорил. Ой, - она скривилась, наверное, от головной боли. - А тот лучник, что в нас стрелял... Мы вчера додумались кто он и кем был нанят?


- Нет, - Никита выставил на стол все три кружки, отодвинув в сторону два кувшина. Значит да, покупали ещё один. А не надо было бы. Эх, как же хочется сейчас хотя бы кружечку вина. Но нет. Это уже будет лишним. Он пододвинул одну из кружек с лайком к Вэе. - И, наверное, не додумаемся. Я вот не знаю, стоит спрашивать об этом напрямую у дядюшки или нет? Ты не помнишь, что советовала мне вчера по этому поводу? - он улыбнулся.


- Не помню, - Вэя помотала головой. - А я тебе вчера что-то по этому поводу советовала?


- Вроде бы. Но что, не помню, - Никита не удержавшись, зашёлся смехом, но быстро подавил его, так как от этого действия снова стало мутить. - Ты права, не нужно было вчера пить вино.


Вэя стремительно покраснела и присосалась к лайку с таким видом, что ничего важнее сейчас для неё в этой жизни нет. Но температура напитка дала о себе знать. Хоть он и успел немного остыть, но всё ещё оставался довольно горячим. Вэя обожглась, ругнулась, теперь уже на местном человеческом и принялась дуть.


- Если я расскажу ему о лучнике, - начал размышлять Никита, - И спрошу напрямую, не они ли его наняли... Нет, глупо. Нужно просто рассказать. Так он мне и признается, если это их работа!


- Ты ещё вроде вчера, уже когда мы почти вино допили, предлагал их всех убить. Ты ещё слово такое сказал... смешно вышло, помню... Как же его... А-а, вспомнила! Замочить. Я ещё не поняла, зачем кого-то мочить?


Убить? - Никита опешил. Нет, всё-таки нельзя так нажираться, начинаешь нести в народ всё, что хранишь в потаённых уголках разума... Кстати, там где-то в этих уголках ещё Мурганд находится. Находится и подозрительно молчит. У него что, тоже похмельный синдром?


Он обратился к самому способному, но тот только хмыкнул в ответ. Что ж, хотя бы не исчез в процессе возлияния.


- Убить - это как идеальный вариант, - спокойно посмотрев на светловолосую, начал Никита. - Но сама же знаешь, вряд ли этот вариант осуществим. Да и не хотел я их убивать, это всё вино, - он кивнул в сторону кувшинов. - У меня была другая идея, подставить их.


- Это намного тяжелее, - соизволил перейти на слова Мурганд. - Я даже не представляю как.


- И у тебя есть план? - спросила Вэя, не отрывая взгляда от лайка, словно и не лайк это был, а монитор с открытой страницей какой-нибудь соцсети. Понятное дело. Теперь она будет избегать прямых взглядов. А это совсем нехорошо. Но и показывать свои чувства, успокаивать, проявлять нежность Никита как-то передумал. Отношения и в самом деле будут мешать. Если у них сейчас всё закрутится, то на всё остальное времени совсем не останется. По крайней мере в первые две-три недели.


- Пока нет, - решив, что если Вэя сама не хочет акцентировать внимание на том, что у них был секс, к тому же для неё первый, то и он не будет возвращаться к этому вопросу.


- О! - вскрикнула вдруг Вэя и тут же, сморщившись, потерла левый висок.


- Что о? - спросил Никита.


- Я вспомнила, почему ты хотел их убить. Я напомнила тебе, что дядюшка Стайк видел как ты двигаешься со скоростью волколака и тогда тебя переклинило. Ты стал повторять, что надо их всех замочить, пока они не донесли о твоей настоящей сущности в охранку. И ещё ты что-то говорил о другом мире.


Никита с опаской посмотрел на светловолосую.


- И что я говорил?


- А вот этого я не помню, - Вэя вздохнула. - Что-то от лайка только хуже. В пот бросило.


- Я тоже не люблю когда в пот бросает, - машинально согласился Никита, так как весь мозг в авральном режиме начал восстанавливать последние минуты их вчерашней беседы. Про Землю это он явно уже в самом конце говорил. Потому как помнил, что по ходу пьянствования не единожды напоминал себе - о том, кто он - ни слова. - Неприятное ощущение. А ты сама как думаешь про Стайка, понял он, что я волколак?


- Не знаю, - Вэя отставила от себя кружку с напитком и не зная, куда спрятать взгляд, стала увлечённо разглядывать и поправлять одежду.


- Тогда что? Пойдём?


Вэя кивнула и уже через минут пять они шагали по улице в сторону гостиницы. Свежий воздух и пешая прогулка хорошо справились с похмельем и к месту своего проживания они подошли вполне себе в норме. У самого порога их встретила Айка и тут же бросилась Никите на шею.


- А я уже хотела идти вас искать, - затараторила она. - Почему вы не предупредили, что не придёте? Я всю ночь не спала.


- Ладно-ладно, успокойся, - Никита осторожно "отлепил" её от себя и, посмотрев в красные от бессонной ночи глаза спросил. - Дядюшка Стайк здесь?


- Здесь-здесь, - девчонка закивала. - В своей комнатке. Он сказал, что как только я увижу вас, сразу сообщить ему. И тебя просил тоже сразу к нему. Зачем, не понимаю, - она развела руки и передёрнула костлявыми плечиками.


Никита многозначительно посмотрел на светловолосую и та понимающе кивнула.


Комната Стайка находилась за дверью, которая сиротливо жалась к стойке в левом углу зала. Однако за этой ничем не примечательной дверью оказались воистину роскошные апартаменты, которые занимали половину первого этажа. Это Никита прикинул, когда перешагнул через порожек и осмотрелся. Как-то никогда не заострялся на мысли, что обеденный зал куда меньше, чем ширина гостиницы.


- Ник, ты заставляешь старика волноваться, - отеческим тоном заговорил толстяк, прикрыв дверь и указав рукой на одно из роскошных, обитых красным бархатом, кресел. На спинках этих кресел были вышиты чёрным какие-то замысловатые знаки и Никита, чтобы разговор не стал допросом в одни ворота, поинтересовался, имеют ли они отношения к ордену.


- Ты прав - это знаки нашего ордена, - дядюшка Стайк недовольно скривился. - Ник, не уводи разговор в сторону. Рассказывай, что там с Калией? Получилось что-то узнать от неё? Или ты провёл эту ночь со своей подругой?


Никита молча уселся в кресло и стал изучать гобелен на стене. Идиллическая картинка. Лев рядом с ягнёнком. Конечно, не совсем всё выглядит по-земному, но то, что изображены именно грозный хищник и беспомощное мелкое травоядное...


- Чего молчишь-то?


Дядюшка оставался где-то за спиной и не спешил предстать перед ним. Наверное такой психологический ход. Но несмотря на дикое желание обернуться, Никита не сделал этого.


- Сегодня на меня было совершенно покушение, - бросил он через плечо. - Как думаете, кому это нужно?


- Покушение? - совершенно искренне удивился толстяк. И хотя Никита знал об его актёрских способностях, всё же в этот раз поверил.


- Да. Стрелял лучник. Я обыскал его, но при нём не было вообще ничего.


- Профессионал, - тут же выдохнул Стайк и наконец-то появился в поле зрения. Потерев подбородок и задумчиво пошевелив бровями, он наконец-то выдал. - Охранка исключена. Зачем? Остаётся только кто-то из Академии или твои личные враги. Ты ни с кем в конфликт не вступал?


- Нет, - соврал Никита, а в голову вдруг пришёл ещё один вариант. А его случайно не выследили местные бандюки? Вдруг кто-то запомнил в лицо? Из тех, первых, когда он ещё не убивал.


- Ну тогда... - снова потирание подбородка. - Тогда Аль-Вартан.


- Аль-Вартан?


- Или Зар-Гарут. Ты же их непосредственный конкурент. С такими способностями, как у тебя ты рано или поздно станешь лучше них. Да, к тому времени они уже успеют сгнить в могилах, но ведь человеческая душонка она такая. Хочет и после смерти оставаться лучшей, - он подошёл к массивному столу из морённого дерева и опёрся на него. - Такие вот людишки, да. Но ты всё-таки не исключай возможность, что это по личным мотивам. Подумай хорошенько. Вдруг у твоей Вэи есть бывший... Не нужно так зло на меня зыркать, Ник. Это жизнь, а она не сказочный лес. В общем, ты думай, а я приставлю к тебе охрану. Двух магов из ордена.


Он довольно кивнул, а Никита мысленно выругался. Хитёр всё-таки этот дядюшка, хитёр. Любой случай в свою пользу повернёт. Понятное дело, что и до этого за ним слежка была, но теперь она получается полностью легализовалась. Даже если он заметит, то можно со спокойной совестью сказать - охраняем. И главное, сам же себя в эту ловушку загнал. Нет, с этим дядюшкой нужно быть максимально осторожным.


- Так что с Калией? Получилось?


- Нет. И думаю, не получится. На вечеринке мы лишь ещё больше возненавидели друг друга.


- Жа-аль, - задумчиво протянул толстяк. - Но это ничего. Деньги мы всё равно тебе заплатим, а ты не останавливайся, продолжай работать в этом направлении. Время ведь терпит. Ну узнаешь через месяц-два, и нормально. А с охранкой что? Всё прошло, как и договаривались?


Продолжай работать в этом направлении?


Договаривались?


Так, спокойно. Нахрапом ты этого хитреца не победишь. Здесь только играть, так же, как он. И играть не спустя рукава, а со всей внимательностью и... азартом. Да, именно с азартом. Он же играет с азартом. Или уже только по привычке? Интересно, сколько ему лет? Двести? Триста?


- С охранкой всё в порядке, без каких-либо проблем. Они мне по дороге назад чуть ли не анекдоты рассказывали и весело улыбались.


- Их улыбкам я бы доверять не стал, - толстяк побарабанил пальцами по красивой массивной столешнице. - Но насчёт покушения всё равно не они. Это точно. Но помни, Ник, потом могут. И даже не совсем потом. Ты меня понимаешь?


Он уставился на Никиту выжидательным взглядом. Но тот не стал строить из себя умника и вместо предположений, повертел головой.


- Тогда слушай дядюшку Стайка. Если, например, ты оч-очень не понравишься королю, или кому-то из королевской семьи, тогда охранка тебя уничтожит. А не понравиться ему можно всего в двух случаях. Потерять лояльность к его власти и нанести личное оскорбление. Надеюсь, ты не полный дурак, и второе не сделаешь.


- А первое?


- А по поводу первого будешь молчать.


- Разве я уже не лоялен ему?


- Ты член ордена "Чёрные псы", Ник.


Дядюшка Стайк медленно зашагал к выходу из комнаты.


- Пошли, - бросил, не оборачиваясь. - А то твои девушки уже заждались, наверное.


Никита медленно поднялся и глядя в широкую спину толстяка, зашагал следом. Все его мысли сейчас крутились вокруг одного ядра - и этим ядром был вопрос - как далеко простираются пухлые руки этого дядюшки? Узнать бы. Но как? Враг хитёр, скрытен и немногословен. Все его рассказы о своей жизни - это не более чем придуманные наспех плаксивые сюжетики. Наверняка.


Вэя и Айка сидели за столиком, попивая лайк и лайк этот сделала и подала его молоденькая спутница. Об этом поведал дядюшка, и снова в той форме, от которой может кому-то и хотелось пустить чистую слезу умиления, но только не Никите. Ему хотелось сказать лишь одно - покажите, куда тут у вас блевать.


- И всё ведь сама, - толстяк с недоумением развёл руками. - Ну просто умничка. Мы уже и договорились с ней. Она останется мне помогать, - он посмотрел на поднявшую непонимающий взгляд светловолосую. - Я затеял ремонт. Увы. Но этой старушке он просто необходим. Поверьте, мне тоже очень-очень жаль, но вам придётся на время покинуть этот приют. Повторяю, моя красивая, только на время, - он одарил Вэю сожалеющей миной. - Но потом обязательно возвращайтесь. Я ведь уже так привык к вам, вы мне, как родные детки, которых мне не дал Одрин.


Нет, реально, куда блевать?


Никита зло схватил кружку и стал усердно дуть на горячий напиток.


- Ник, ты знал об этом?


- Да, - он кивнул. - И уже поговорил о нашем заселении в академический городок. Места хорошие.


Никита едва заметно хмыкнул и сделал пару глотков.


- Ну и как? - тут же поинтересовалась Айка. - Нравится? Дядюшка Стайк говорит, что у меня ещё не очень получается, но он обещал меня быстренько научить. Скоро я буду заваривать лучший лайк в Кальбреге.


- Кстати, а ведь волколак-то продолжает шалить в округе, - сменил вдруг тему Стайк. - Ещё двоим глотки разорвал. И кажется мне, что это он не просто так. Мог ведь и просто убивать, голыми руками, чтобы никто не догадался о нём. Но нет, специально же глотки на лоскуты кромсает. Зачем только? Гильдия вроде охотников послала, может поймают?


И ни одного подозрительного или намекающего взгляда в сторону Никиты. А ведь если посмотрел бы, понятней стало.


- Может кто-то под волколака специально делает? - заговорила Айка. - У нас такое было. Возле города. Ведьмак один, из магов бывших, запугать хотел. Охотники всё обрыскали вокруг и ничего. Следов даже не нашли. А потом этот ведьмак пришёл и говорит, только я могу его убить. Потребовал двести золотых, и ему дали. Да только от радости он не заметил слежку, которую за ним приставили, - она хихикнула. - И приходит, стало быть, он на следующий день на городскую площадь, а там уже его костёр ждёт. Вот так вот.


- Интересная история, - дядюшка Стайк тоже хихикнул. - Но у нас-то кому такие игры затевать? Кто ж поверит, что кто-то может лучше охотников из гильдии с этим справиться? Да никто! Так что настоящий волколак бродит. Чувствую я их.


Взгляд по Никите вскользь. То ли случайно, то ли с намёком.


- Нам бы после ночной гулянки душ принять, - Никита отставил в сторону кружку. - Воду нагрейте, мы оплатим.


- Да брось, Ник, - толстяк добродушно отмахнулся. - В последний день и бесплатно нагреть могу. Жалко что ли огня? - он суетливо зашагал к стойке. - Сейчас и нагрею, - добавил, протискиваясь в проём. - Эх, побольше всё-таки нужно дверцу сделать.


Никита едва не отправил вслед за ним Айку, чтобы та помогла, а вернее, для того, чтобы наконец-то ответить на немой вопрос Вэи, который явно читался в её зелёных глазах. Но быстро сообразил, что это может показаться толстяку подозрительным. Однако, когда Стайк исчез из виду, он всё же отослал девчонку. Правда не помогать, а всего лишь принести что-нибудь поесть.


- Ну ты же здесь уже полноправная помощница, так что тащи нам перекусить, - как можно мягче проговорил он, когда Айка уставилась на него слегка обиженными глазами. - И не дуйся, когда тебя о таком просят. Как же ты работать собираешься, если будешь обижаться во время каждого заказа? Считай, что это тренировка.


- Ладно, - помявшись, выдохнула девчонка и поспешила к стойке.


- Нет - это не я, - едва можно было говорить, не боясь быть услышанным, шепотом выдохнул Никита. - И я не знаю, кто это.


- Но тогда почему он ведёт себя так странно? И безбоязненно как-то. Прямо возле столицы орудует.


- Не знаю, - повторил Никита, пожав плечами. - Для нас это сейчас не главное. Нам нужно понять подозревает ли Стайк меня после той скоростной тренировки. Ну и предлагаю покинуть эту гостиницу сегодня вечером. Деньги у меня есть, наймём экипаж и вперёд.


- Но зачем он нас выгоняет?


- Это и есть то самое предложение от которого нельзя отказаться. Помнишь, я тебе говорил?


Вэя кивнула.


- Так вот, - продолжил Никита. - Он оставляет здесь Айку, как заложницу. Чтобы я вдруг чего против ордена не выкинул. Хотя, не понимаю, зачем заложница? Они и так могут и её, и меня, и... - он запнулся, но всё же решил не скрывать правду. - И тебя, Вэя.


- Что меня? - испугалась светловолосая.


- Убить.


- Это они тебе так сказали?


- Не прямым текстом, а намекнули. Но намёк был очень толстым. Таким же, как сам дядюшка Стайк. Ладно, - Никита поднялся. - Пойдём примем по очереди душ, и будем готовиться отчалить. Незачем тут задерживаться. Как бы Стайк амулеты какие-нибудь записывающие речь не использовал. Есть такие?


Последний вопрос он задал мысленно, и Мурганд подтвердил. Да, есть такие, но запрещены к использованию всеми, кроме охранки.


- Ты думаешь дядюшку это остановит? - Никита хмыкнул. Толстяк был явно не из тех, кто чтит кодекс. Да и какой может быть кодекс, если он не лоялен власти короля? Зачем он ему-то об этом так открыто сообщает? Не боится, что донесу кому надо? Хотя, думаю, он выкрутится. Как в том анекдоте.


"- Товарищ Жуков, вы кого имели в виду, когда, выходя из моего кабинета, сказали: "Чёрт усатый"?


- Гитлера! Кого же ещё, товарищ Сталин?


- А вы кого имели в виду, товарищ Берия?"


Так что такой путь можно отбросить сразу. А вот другого пока не придумывается.


- Ник, но за что им нас убивать? Ты же не собираешься идти против них? - испуг в глазах Вэи вырос. - Если собираешься, то лучше не надо. У нас же другая цель. Магия.


- Да не собираюсь, успокойся, - Никита увидел возвращавшуюся с подносом Айку. - Ладно, после душа поговорим. В твоём или моём номере.


Они молча поели, дождались когда дядюшка сообщит о готовности воды и, проводив Вэю к душевой комнате, Никита вернулся в зал. Идею собирать вещи отбросил. Чего ему там собирать? Вот уж действительно, только опоясаться и больше ничего.


Перекидываясь бессмысленными фразами с Айкой и общаясь с Мургандом на тему особенностей жития в Академгородке, Никита дождался, пока Вэя закончит с процессом омовения своего тела под струями тёплой воды. При этом само тело светловолосой вспоминалось невольно. И этому было объяснение. Оно ведь у неё действительно прекрасно. Стройное, без изъянов. А кожа что называется - бархатная. Ну и тепло. Он помнил её тепло, окутывающее и расслабляющее, хотя и занимался сексом в состоянии сильного опьянения. Даже в глазах немного двоилось. Но тепло тела запомнил хорошо. И её дыхание. Сначала еле слышное, а потом тяжёлое и частое. Последнее, возможно, и от боли. Ведь всё-таки девственница.


Душ у дядюшки Стайка, в отличие от него самого, был самым что ни на есть обычным. Железный котёл с печкой на втором этаже и жёлоб с сеткой. В самой тесной душевой на полу деревянная решётка и такие же деревянные стены, местами начинавшие гнить. В общем, удобство ещё те. Но при отсутствие ванны или хорошей душевой кабины приходилось радоваться и этому.


Никита хорошенько натёрся щёлоком, смыл всё это и решил с водной процедурой на этом закончить. В Академгородке, по словам Мурганда, души куда лучше, вот там уже и помоется всласть.


Он вернулся в зал и, не увидев там никого, поднялся по лестнице на второй этаж. Вся компания была в номере светловолосой. Дядюшка Стайк подарил ей кое-какие вещи и теперь помогал укладывать в холщовую сумку.


- Это вот гребень моей покойной жены. Очень хорошее изделие, из крепкого дерева. Вон туда, в кармашек его засовывай. Да, и это одеяло тоже возьми. Возьми-возьми, оно тёплое. Придёт зима, пригодится. А то что вам там выдадут? Обычные тонкие. Так под ними и не согреешься, - услышав шаги Никиты, толстяк повернулся. - И тебе тоже одеяло дам, Ник.


- Спасибо, не надо. Вы и так уже много мне дали, - Никита взглянул на Вэю. - Ты скоро будешь готова?


- Минут через десять, Ник, не торопи, - ответил за неё дядюшка. - Сам лучше пойди, соберись.


- Мне нечего.


- Ты просто плохо смотрел, - толстяк многозначительно хмыкнул.


Пожав плечами, Никита вышел из номера Вэи, переступил порог своего и сразу же заметил что-то лежащее на столе. Он подошёл ближе и взял вещь в руку. Это был тот самый амулет, который они видели с Мургандом в подвале.


- Специально дал, - тут же прокомментировал самый способный. - Хочет понять, сможешь ли ты в нём разобраться и активировать. Или подставить хочет. Поймают с амулетом, штраф, а то и снова в охранку потащат. Ты хоть и студиоз, но ведь только что поступил! Тебе амулет нельзя.


Никита не ответил. Он задумчиво смотрел на амулет, стараясь понять, зачем дядюшка Стайк решил отдать ему эту штуку. С двумя вариантами Мурганда он был согласен, но и не брать амулет... Жалко. Но с другой стороны, если что и выкинуть недолго. Держать просто всегда так, чтобы можно было легко достать. А с силой Эрника он его так зашвырнёт...


Сунув амулет в карман куртки, Никита повесил на пояс ножны, вытащил из под матраса пузатый кошель со ста золотыми монетами и вышел в коридор. В номере Вэи всё ещё продолжалась суета. Дядюшка Стайк что-то торопливо объяснял светловолосой, но когда Ник появился в проёме двери, обернулся и спросил.


- Всё взял?


- Своё всё, - уклончиво ответил Никита и заметил, как толстяк прищурил взгляд.


- Ну всё, значит всё, - он похлопал ладонью по пузатой сумке. - Что, будущий великий маг, поможешь девушке дотащить?


Никита кивнул, сделал пару шагов и взял сумку в руку.


- Ну вот и всё, - грустно выдохнул в этот момент толстяк. - Вот и приходится расставаться. Тяжело-то как...


Он схватился за сердце и присел на кровать. Айка с Вэей не выдержали и бросились обнимать его с резко помокревшими глазами, а Никита снова задался вопросом, где тут у дядюшки Стайка можно поблевать? И чтобы не сделать этого в самом деле, торопливо вышел из номера и спустился в обеденный зал.


- Зря амулет взял, - заговорил в голове голос. - Не к добру это.


- Не ной. Если что - выброшу, - холодно перебил Никита и уселся за одним из столиков ждать. А когда дядюшка Стайк спустился поддерживаемый с двух сторон двумя хрупкими девушками, поспешил быстро попрощаться и наконец-то покинуть гостиницу. Это место начинало на него давить, сковывать. Казалось, что здесь толстяк всегда наблюдает за ним. Или если не он сам, так его приспешники, которые наверняка так и не покинули свои номера в конце коридора.


На первом же перекрёстке он отправил обратно, привязавшуюся Айку, и только тогда спокойно вздохнул. Теперь у него была какая-никакая свобода и можно было начинать что-то делать. Что? Планы в голове были пока туманные, но этот туман клубился там больше из-за того, что за последние дни он так и не смог нормально поразмыслить. Один, в спокойной обстановке, часика два-три.


- Ну а ты чего ему на шею бросилась? - спросил он у светловолосой и та, пожав плечами, улыбнулась.


- Ник, ну я ведь всё-таки девушка, хоть и дракон-полукровка. А мы девушки на слёзы народ скорый.


Никита остановил экипаж, сунул в сумку в багажное отделение, помог влезть Вэи, взобрался сам и бросил кучеру.


- В Академгородок.


- Две серебряных монеты, - с каким-то жалобным оттенком в голосе сказал тот и Никита передал деньги. А спустя всего двадцать мину пара гнедых лошадёнок остановилась прямо у входа в главное здание.



Глава 19




Заселение прошло безо всяких проволочек. Как оказалось приказ о нём ещё со вчерашнего вечера лежал на столе у куратора и она ждала двух новых студиозов с нетерпением и даже волнением. Всё-таки устное предписание непосредственно от ректора, чтобы к этим двум студиозам она относилась с особым вниманием, сильно подействовал на бедную девушку. И настолько, что она сама рассказала им об этом устном предписании, несмотря на строжайший секрет Аль-Вартана. Потом она попросила не говорить об этом никому и Никита с Вэей заверили её, что будут немы, как рыбы.


Они вышли на задний двор за главным зданием. Бедная куратор заметалась, не зная к какому общежитию идти сначала, но Никита быстро решил этот вопрос.


- Мне всё равно сумку нести, так что к женскому.


Девушка облегчённо вздохнула и засеменила в сторону двухэтажной постройкой, расположенной шагах в сорока справа.


- А вам дальше идти, - поглядывая на Никиту осведомила она. - Вас приказано разместить в платном секторе. Там даже фонтан есть и небольшой парк.


- Везёт же тебе, - среагировала светловолосая. - А у нас парка нет?


- А где же тут парку быть? - удивилась куратор. - Здесь же только мощёный двор! Зато у вас комендантша хорошая. Мулия-Скван. Она даже на опоздания вечером смотрит сквозь пальцы. Но не больше получаса. Если опоздаете на тридцать одну минуту, тогда... - она замолкла.


- Что тогда? - спросила Вэя.


- Тогда она просто не пускает.


- Не пускает?! - светловолосая громко хмыкнула. - Это нас не остановит! Лучше с нами не связываться!


- Ну... - протянула кураторша и стала подниматься по ступенькам.


По внешнему виду, сказать, что Мулия-Скван хорошая... Скорее кобра выглядит куда добрее, даже с раскрытым капюшоном, чем то, что предстало взору новоиспечённых студиозов. Вэя заметно напряглась, потеряв разом всю решимость, и когда Мулия громогласным стальным голосом потребовала документ, взволнованно подала его.


- Тэ-экс! - протянула змея в чёрной мантии. - Значит Вэя-Стальт. Берите свои вещи и следуйте за мной!


- Я помогу... - Никита сделал шаг вперёд, но был остановлен грозно-гипнотизирующим взглядом.


- Стоять! В моё общежитие ни разу не ступала нога мужчины! - прогрохотала Мулия-Скван и легко вырвала сумку из его руки. - И никогда не ступит!


Она буквально ткнула сумкой в Вэю.


- Вот ваши вещи. Следуйте за мной!


Светловолосая с озабоченной мордашкой посмотрела на Никиту, но тот подмигнул ей и улыбнулся, и озабоченность тут же исчезла.


- Увидимся через пару часов, - тихо сказал он. Вэя кивнула и поспешила за комендантшей, шаги которой можно было безо всяких преувеличений назвать семимильными. И ещё они были очень громкими. То ли в силу веса Мулии килограмм под сто десять, не меньше, то ли в силу огромных башмаков с деревянными подошвами, то ли в силу эха.


А вот в мужской общаге платного сектора комендантом была прямая противоположность Мулии. Точнее - был. Сухощавый затюканный старичок, с длинной козлиной бородкой и узко посаженными глазами. Он взял трясущимися руками документ Никиты и орден на заселение, долго рассматривал их по очереди, щурясь, да кашляя, и наконец, отдав оба пергамента Никите, он протянул ему неведомо откуда вдруг появившийся ключ и проскрипел своим слабым голоском:


- Проходите, молодой человек. Второй этаж, комната двадцать два. Это в самом конце коридора, направо.


Поблагодарив его и кураторшу, Никита было зашагал к лестнице, но был остановлен вскриком девушки.


- Ой! А оружие?! Его нужно оставлять в специальной комнате! Там есть специальные ларцы.


- Я сам, сам, а ключ вам принесу, - тут же поспешил к Никите старичок и, дождавшись, когда тот снимет пояс с ножнами, бережно взял их обеими руками. - У вас будет двадцать второй ларец, правая секция. Там две секции.


Никита кивнул и наконец-то направился к комнате. Деревянная лестница, по которой он поднимался, шириной не отличалась, а была примерно такой же, как в обычных многоэтажках на Земле. Стены тоже похожи. Даже дурацкие надписи имеются. И это платный сектор? Высший разряд?


А может потому здесь всё так и есть, потому что платный сектор? Студиозы, живущие здесь при деньгах, потому и старичок-комендант на них особого влияния не имеют. Или точнее детишки богатых родителей, они же будущие маги, просто забили на все правила и живут так, как привыкли жить. То есть надменно, весело и без всяких заморочек по поводу каких-то там уставов проживания в общежитии.


Едва шагнув с лестничной площадки в коридор через узкий дверной проём, Никита наткнулся на куда-то спешащего студиоза. Хотя, правильнее было бы сказать, что тот сам налетел на него. Следом за происшествием раздалась ругань, студиоз отскочил на пару шагов и поднял глаза. На его лице было живописно намалёвано полное недоумение. Он пару секунд молчал, а потом выдал с наглой усмешкой.


- Ты что не видишь, куда прёшь? Ты кто такой вообще?


- А ты с какой целью интересуешься? - бросил Никита ту "правильную" фразу, которую нужно было в данном случае. По крайней мере именно так научил его один из "чотких" пацанов из их двора. Из жалости. Сказал, видел, как Никита глупо начинал перебирать варианты - человек, парень, да никто в общем-то - во время одного из разговор с местной "бандой" придурков. Тогда всё закончилось всего лишь плюхой, хотя его хотели развести на покупку пива. Но он включил дурачка и от него отстали.


Вопрос поставил студиоза в тупик. Он нахмурился, ещё раз оценил новичка взглядом и неожиданно отошёл в сторону.


- Ладно, проходи. Меня Кульх зовут. Я из двадцать четвёртой комнаты. Заходи если что.


Никита молча зашагал по коридору, оставляя парня, на лице которого появилась задумчивость, за спиной.


- Я его знаю, - появился в голове Мурганд. - Это один из дружков Вангира.


- Я думал у него их всего двое. Те, из таверны.


- Нет, у него их больше. Те двое были новенькими, которых он пытался завербовать. А так он уже сколотил вокруг себя группу человек в десять. Поэтому его и боятся все. Хорошо ещё хоть живёт в городе, а не здесь. Хотя здесь у него есть своё место, которое оплачивает пара богатеньких, но трусливых студиозов. Он их запугал, вот они и не скупятся. Правда, он их ещё и приблизил к себе... Так что непонятно, то ли от страха они, то ли от глупости так поступают. А ведь могли пожаловаться папенькам или маменькам...


- Наверное, честь не позволяет, - Никита усмехнулся и остановился возле двери с железной цифрой двадцать два, прибитой примерно в её центре. Дверь оказалась не запертой и за нею явно что-то происходило. Вернее, грохнулось, как раз в тот момент, когда Никита решил её толкнуть. Он машинально отпрянул, решив, что шутник жилец поставил наверху что-то навроде ведра с помоями, или какое-нибудь заклинание. Но дальше ничего не произошло и он приоткрыл дверь ногой.


Примерно метрах в трёх, глядя на него туповатыми глазами, стоял... Мурганд.


Вернее, его тело, и узнал об этом Никита от самого Мурганда. От той его части, что была в голове.


Правда целую минуту слышались только нечленораздельные вскрики, охи, какие-то обрывки фраз. И всё это с такими эмоциями, что было понятно, "пациент" скорее сошёл с ума, чем избежал этого страшного недуга. А может в его случае это и не недуг, а даже спасение? Как бы он сам отреагировал в таком случае?


Впрочем, у него тоже случай не из лёгких. Смерть, попадание в тело оборотня, ученик магии в голове... Но ничего, не тронулся же!


- Так, стоп!!! - со злостью прервал Никита катавасию в своей голове. - Ну тело твое, ну и что?! Мало ли чего может быть?! Заткнись и отнесись к этому спокойно!


- Здравствуйте, - вяло проговорил Мурганд и подойдя к единственному в комнате стулу, тяжело уселся на него. - Устал что-то. Всё из рук валится.


Никита с интересом ещё раз оглядел тело того, чей разум носил в своей голове. Не весь, конечно, а часть. Иначе это тело не ходило бы и не разговаривало.


- Они специально?! - самый способный наконец-то смог связать два слова.


- Перестань! - грубо рявкнул Никита, но тут же смягчился. Зря он так на него. Ведь всё-таки какая-то часть разума самого способного осталась в теле, и может поэтому он чуть глуповат? А так был бы вполне себе умником. - Никто ничего специально сделать не мог, потому что никто не знает о тебе. Я имею в виду о тебе, который в моей голове.


- Вы мой новый сосед? - без особых эмоций спросил Мурганд и указал на свою кровать, которая не была заправленной. - Я там сплю, а вы... Вы выбирайте где.


А чего выбирать-то из двух? Да уж, парняга конкретно оглупел.


- Его же... То есть меня. Зачем меня сюда перевели? Наверное скоро отчислят, потому и кинули в крайнюю комнату, чтобы меньше на глаза попадался. Или убьют вообще... - тут же грустно выдал самый способный. - Нужно как можно быстрее вернуть меня в своё тело. Ник, я понимаю, что обещал, но ты посмотри...


- Погоди, не торопись.


Никита подошёл к девственно заправленной кровати и, взяв в руку небольшую квадратную подушку, откинул покрывало. Ничего, в принципе. Чистенькое и свежее всё, хотя после надписей в коридорах на грязноватых стенах он уже не ожидал подобного. Думал и в комнатах увидит разгул пофигизма и срача.


Усевшись на кровать, Никита посмотрел на Мурганда, который без особого интереса разглядывал дверь. Хотя, чего там можно интересного увидеть? Это наоборот странно, что кто-то разглядывает дверь, пусть даже без интереса.


- Давно в эту комнату перевели? - спросил он, не боясь, что Мурганд заподозрит неладное. В его-то состоянии. Да он имя своё хотя бы помнит?


- Не помню, - словно отвечая на мысленный вопрос, ответил студиоз. Его голос слегка отличался от того, который был в голове, но в целом без сомнения и тот и другой принадлежали одному человеку. - Несколько дней назад.


- Не могу на это смотреть, - самый способный завздыхал, потом пару раз всхлипнул. - Я отключусь от зрения.


- Если хочешь. Можешь и от слуха отключиться, а подключишься ночью, когда я спать лягу. Тогда всё и обсудим. Идёт?


- Идёт, - коротко бросил самый способный и выпал из эфира.


- Ну что, давай знакомиться? - предложил Никита, дабы подтвердить или опровергнуть свою догадку. Мурганд кивнул и... промолчал.


- Меня зовут Ник. Ник-Конон.


- Меня Мурганд, - студиоз пожал плечами. - И какая разница?


Никита проигнорировал вопрос. Если отвечать на вопросы всех психов, а тем более задумываться над ними глубоко, сам таким станешь.


- Ладно, - он хлопнул себя по коленкам. - А что у тебя тут грохнулось, когда я вошёл?


- Ничего не грохнулось. Это я заклинание одно пробовал, но снова не получилось. Простое самое.


- На территории Академгородка творить заклинания запрещено, исключение - тренировочные залы.


- Это я помню. Но не могу никак понять, почему у меня пропали все умения. Аль-Вартан говорит, что такое бывает. Он говорит, подождать нужно. И ещё сказал, что он скоро отвезёт меня в какое-то место, где с помощью ритуала вернёт мне и память и умения.


Так-с.


Никита бухнулся на спину, при этом переложив подушку на то место, куда предположительно должна была упасть голова. Значит, самый способный прав. Его хотят грохнуть. Или определить в местную психушку, если таковые имеются. Впрочем, говорить ему об этом не нужно, если, конечно, его тело называющее себя Мургандом ещё раз не начнёт размышлять об этом вслух. Нет, всё-таки хорошо, что он сейчас полностью отключился. А то всё последнее время не проходящее ощущение, что ты не один. Всегда. Каждую секунду.


Чего ещё спрашивать, Никита не знал, потому расспросы прекратил, и Мурганда это судя по всему устраивало. Он продолжил бездумно пялиться на дверь.


Ну и хорошо. Смирный сосед в общаге - это уже половина счастья.


Никита повернулся лицом к стене, вознамерившись немного отдохнуть, прежде чем направится к женскому общежитию, но в этот момент в дверь постучали.


Никита обернулся, Мурганд вздрогнул и поднявшись со стула, принял угрожающую позу. То бишь, выставил вперёд руку и приготовился атаковать магией.


- Это они, - выдохнул он при этом и стал отступать спиной к окну.


- Кто они? - спросил Никита, поднимаясь. Внутри легонько ёкнуло. Не любил он всех этих недоговорённостей.


- Кто там? - громко спросил он и услышал за дверью голос того самого Кульха.


- Я это. Новичок, выходи. Тебя один человек хочет видеть?


- Вангир? - спросил Никита и за дверью повисла тишина.


Он усмехнулся, встал с кровати и неспеша двинулся к двери. Понятное дело, куда ж без этого. Подсознательно он был готов. Но магия... Что если этот Вангир пойдёт против правил и использует её, когда поймёт, что ни физически, ни духовно ему не победить?


Кульх выглядел напряжённым. Глазки бегают, правая рука теребит мантию.


- Вангир? - переспросил, глядя на него в упор, Никита.


Студиоз отвёл взгляд.


- Ты иди, там сам увидишь. Мне не разрешили говорить?


- А тебе кто-то может разрешать или запрещать говорить? Веди давай, чего стоишь?


Комната, в которой наверняка его ожидал хмырь Вангир, возомнивший себя местным корольком или крёстным отцом, находилась в другом конце коридора. Возле неё стояли ещё двое студиозов, а сколько их будет за дверью, Никита предполагать не стал. Смысл?


Парочка окатила его насмешливым взглядом, но всё же отступила, держа между собой и им дистанцию. Примерно в три шага. Никита остановился возле двери и, опершись спиной на стену, посмотрел в бегающие глаза Кульха.


- Скажи своему владельцу, что я жду его здесь.


Студиоз сжался, двое его дружков удивлённо хмыкнули и хотели было двинуться на него, но увидев, что новичок даже бровью не повёл, остановились в нерешительности. Запихать силой, что ли хотели? А хотелки не сломаются?


Но мысль о магии всё же вновь засвербела в голове. Что если он решится на этот шаг? И что тогда? Что он сможет противопоставить? Свою феноменальную силу и скорость?.. Стоп-стоп. А вот последнее нельзя!


- Хорошо, я передам, - выдавил из себя Кульх и скрылся за дверью. Буквально через секунд пятнадцать из комнаты послышался грозный голос, потом хлёсткий удар и трясущийся от страха студиоз снова появился в коридоре.


- Вангир хочет, чтобы ты вошёл, - проблеял он, держась за щёку. - Пожалуйста, не отказывайся. Ну чего тебе стоит?


- Войти туда? Да ничего не стоит. Просто не хочу, - Никита одними плечами оттолкнулся от стены и зашагал обратно. - Скажи, что я жду его у себя. Надо будет, придёт, не надо - я не огорчусь, - бросил он через плечо и услышал торопливые шаги.


Через пару секунд двое студиозов воя от боли валялись на полу, а ещё через столько же в коридоре соизволил появиться "сам". Он с недоумением уставился на своих дружков, потом оттолкнул в сторону Кульха и уверенно пошёл на Никиту. Но вместо злобы на его лице была улыбка.


- Ну что ж ты так? Разве можно? Они же просто хотели тебя проводить...


Он резко вскинул руку и из его ладони в сторону Никиты полетела полупрозрачная субстанция, и полетела очень быстро. Одной секунды замешательства - отклоняться или нет, хватило, чтобы заклинание впечаталось в грудь.


Никита изумлённо опустил голову, Вангир не менее изумлённо посмотрел на свою ладонь, а потом на противника.


- Что за... - он смачно выругался.


Хотелось бы Никите и самому знать. Он потрогал то место, куда попал полупрозрачный сгусток. Никаких болевых ощущений, даже малейших.


- Но ты ведь только поступил, - глаза местного Аль Капоне налились кровью. - Амулет? Я понял, у тебя есть амулет! Ну что же, сейчас я у тебя его заберу.


Он ринулся вперёд, даже не дав Никите додумать ту мысль, которая пришла в голову после услышанного. А ведь и правда, может быть это всё подаренный дядюшкой Стайком...


Вангир целился в переносицу, но Никита даже не стал уворачиваться. Он поймал кулак, сдавил пальцы и легко выкрутил руку. А когда прямо перед ним во всей развернувшейся красе предстал зад противника, с силой всадил по нему подошвой ботинка. Раздался короткий вскрик, получивший ускорение враг побежал вперёд, но далеко убежать у него не получилось. Он споткнулся об одного из валявшихся приспешников и с грохотом и ругательствами растянулся на полу.


Теперь можно было либо просто уйти, либо дождаться, когда Вангир поднимется, чтобы посмотреть, что он там надумал во время короткой пробежки. Может его голову посетили умные мысли?


Но Никита выбрал первое. Смысла слушать дальнейшие речи местного авторитет не было. Неважно, как он себя поведёт дальше, будет рычать, как волк или предлагать дружбу, всё равно внутри останется врагом.


Развернувшись, он зашагал к лестнице, спустился и, забрав в ларце пояс с ножнами, покинул общежитие. Старичок-комендант даже не поинтересовался, что произошло наверху, хотя наверняка слышал. Иначе как объяснить испуганный взгляд, который он отвёл, едва Никита посмотрел на него? Жалко дедулю. Совсем здешние мажоры его затуркали.


Но едва дверь общежития хлопнула за спиной, он на время забыл всё, что за этой дверью случилось. Сейчас ему нужно было взять Вэю и пойти с ней к Аль-Вартану. Толстяк так и не озвучил запрет по поводу вливания в ряды другого ордена и этим нужно было пользоваться. Другое дело - удастся ли им сегодня найти ректора?


Мулия встретила нерадостно. Да и кто бы в этом сомневался? Змеюка снова распушила свой капюшон и ехидно осведомилась - не слишком ли рано он делает попытку пробраться в комнату своей зазнобы?


- А не слишком ли вольны в определениях? - уточнил Никита. - С чего вы взяли, что та девушка, что заселилась час назад, моя зазноба?


Комендантша насупилась и спросила, чего надо.


- Позовите, - коротко сказал Никита и уселся на низенькой лавочке, стоявшей у стены. Сидеть на такой штуке было весьма неудобно, да и выглядел он неуклюже, но вставать сразу же не хотелось. Ведь эта кобра сто процентов сама эту лавочку здесь и поставила, чтобы лишний раз смутить посетителей. А хрен тебе, старая змеюка.


Он принял непринуждённый вид и на ответ Мулии, что она дескать никуда идти и тем более никого звать не собирается, лишь пожал плечами.


- Тем более - это не входит в мои обязанности. Так что - ждите.


Пришлось ждать. Хорошо, что недолго, а то от неудобства стали затекать колени.


Светловолосая появилась минут через пять и сразу же бросилась рассказывать про свою новую соседку.


- Хорошая девушка. Так понравилась мне. Доброжелательно ко мне отнеслась, хотя уже учится четвёртый год. И даже вкусностями угостила. А знаешь, как зовут?


- Как? - спросил Никита и, взяв светловолосую под локоть, потащил к выходу. При комендантше разговаривать совсем не хотелось. Тем более та уже настроила уши на приём, хотя и пялилась при этом в какой-то пергамент на столе. Да вот только дикая заинтересованность на лице выдавала её с потрохами.


- Ты не поверишь! - Вэя вскинула брови. - Калия. Её зовут Калия. Но какая же она хорошая в отличие от той!


- Понятно.


Никита открыл дверь, пропустил вперёд светловолосую, а точнее, легонько подтолкнул её, спеша наконец-то оказаться снаружи женской общаги. Потому как Мулия уже не могла сдерживаться и пялилась на них без всякого стеснения.


- А у тебя как? Кто твоей сосед по комнате? Или у вас одноместные комнаты?


- Нет, двухместные. И ты тоже не поверишь...


Никита осёкся и тяжело сглотнул. Твою мать! Он чуть не проговорился.


- Во что я не поверю? Его зовут Стайк? Или что там у тебя?


- Нет, просто мне повезло. Попался такой тихоня, что думаю никаких проблем с соседом не будет, - соврал он.


- Ну это же хорошо! - она остановилась. - А куда мы вообще собрались идти?


- Искать Аль-Вартана. Помнишь я тебе говорил о вступлении в орден? Так вот, всё остаётся по прежнему. Нужно вступить в местный, как можно быстрее. Называется он, вроде, "Белая сила". И, думаю, главный там Аль-Вартан.


- Но ты ведь уже состоишь в "Чёрных псах"!


- Пошли, чего мы у всех на виду? - Никита бросил взгляд на окна женского общежития.


- В главное здание?


- Да. Ты же видела, как кураторша к нам хорошо относится. Должна помочь.


- Это потому что мы лучшие из поступивших?


- Именно, - Никита кивнул. - Но я бы не советовал видеть в этом только положительную сторону.


- Ник, перестань. Я же не дурочка, и всё понимаю. В орден, так в орден. Интересно, почему дядюшка Стайк не попробовал меня к себе завербовать?


- Скорее всего, у них женщин вообще нет, - выдал предположение Никита и чуть сбавил шаг, так как светловолосая за ним не поспевала. - А после основных дел предлагаю прогуляться по местным магазинам. Ни у тебя, ни у меня практически нет одежды.


- У меня есть немного. Это у тебя... Ник, а почему у тебя правда ничего нет? Разве твои тебе в дорогу не собрали?


- Меня обокрали в одной из таверн, - снова соврал Никита.


- Меня тоже пытались. Двое здоровых грабителей. И мне пришлось...


- Убить их? - спросил Никита, выдержав пятисекундную паузу.


- Нет, я не смогла. Я просто ударила каждого по разу и они вроде бы потеряли сознание. Но пульс был, я проверяла.


Никита не сдержал смеха. Долго ещё те мужики будут чесать лбы, когда очнутся. Как это хрупкая девчонка вырубила их с одного удара?


Вэя тоже пару раз хихикнула и посмотрела на двух студиозов, как и они идущих к главному зданию, только с другой стороны.


- Нам тоже выдадут такие же мантии, - прокомментировала она их "наряд". - Тебе нравятся? Только жаль, что в начале у нас будут тёмно-зелёные. Ученические. Я бы хотела сразу бордовую!


- Тебе ещё нормально, под цвет глаз, а мне?


- А у вас буду серые. Это мне Калия рассказала. У вас вообще всегда будут серые, пока вы не станете магами первой ступени.


Кураторша, увидев их, опять разволновалась, но зато взялась за поиски ректора со всем рвением. Правда долго искать не пришлось. Он был вместе с небольшой группой студиозов в одном из тренировочных залов.


- Мало тех, кто владеет смешанной магией, - сказал он, когда Никита и Вэя остановились в паре шагов возле него и стали заинтересованно смотреть на тренировку студиозов. Трое занимались индивидуально, ещё пятеро работали группой, и как понял Никита, они пытались воздействовать друг на друга, а потом делились впечатлениями. - И ещё меньше тех, кто усердно занимается на каникулах. Вот поэтому я решил провести восстановительные занятия до начала семестра. Магией нужно заниматься постоянно, иначе, - он поднял вверх указательный палец и закончил с пафосом, - Иначе умения ускользают, как песок сквозь пальцы. Вы пришли посмотреть?


- Нет, мы пришли по другому вопросу, - решил взять быка за рога Никита. А смысл им смотреть, если они пока вообще ничего не умеют?


- И по какому же... - старик отвлёкся на одного из студиозов, который проделывал какие-то манипуляции с манекеном волколака. - Ну что это за гипноз?! Как ты плетёшь?! Плети точнее! У тебя же половина энергии остаётся несформированной. Это не заклинание, а какая-то каша!


- А как он должен загипнотизировать чучело? - стало интересно Никите.


- Это не чучело, - повернувшись к нему, нравоучительно заговорил Аль-Вартан. - Это специально разработанный манекен, внутри которого находятся два амулета. Один имитирует сознание волколака, второй его физическую активность. Сможешь уменьшить их значение, значит сделаешь это и с настоящим волколаком. Так по какому вопросу вы пришли?


- Не знаю, преждевременно это или нет, но знаю, что в любой момент может стать поздно. Я хотел бы вступить в ряды вашего ордена "Чёрные псы".


Аль-Вартан вздрогнул, лицо Вэи вытянулось, она явно захотела что-то ляпнуть, но Никита успел взглядом её остановить.


- А с чего вы взяли, что я член ордена "Чёрные псы"? - лицо старика скривилось. Никита другой реакции и не ожидал, но и не упомянуть... Вот же. Заинтересовал его по самое не хочу. - Погодите, - Аль-Вартан повернулся к залу. - Все продолжаем тренировку! Я отлучусь примерно на час, а после устрою проверку! Каль-Каш, ты остаёшься за старшего, - добавил он, посмотрев на студиоза в бордовой мантии, которую могли носить лишь те, кто уже сдал на мага.


А через десять минут они были в просторном, богато обставленном кабинете ректора, который сидел за столом и задумчиво разглядывал рисунок на изящной вазе. Ваза была небольшой и располагалась на самом столе, практически перед его носом и поэтому он сильно щурился, чтобы разглядеть детали. Интересно, а архимаги разве не могут что-то сделать с дальнозоркостью? Или он просто не использует магию по пустякам?


В кабинете царила тишина, усиленная тем, что всякие там гобелены, гардины на окнах и шкафы с пергаментами вдобавок неплохо поглощали звуки. Вэя поглядывала на Никиту, стараясь понять, что тот задумал, но Никита лишь показывал всем своим видом, чтобы она не мешала.


- "Чёрные псы", - наконец зло выдохнул Аль-Вартан. - Пусть Карг и Одрин раздерут их на части! Как же мне надоело, что меня считают их членом, а точнее - магистром их каргового ордена. И даже охранка... - он замолк и махнул рукой. - Так вот, что я скажу вам, мои дорогие. Забудьте о "Чёрных псах"! Я не член этого ордена, и тем более не магистр. Да я бы сам был рад, если бы этих негодяев поймали и казнили! Все мои проблемы из-за них.


- А точнее из-за того, что все вас считают их магистром, - аккуратно вставил Никита и ректор кивнул.


- Вот именно.


- И вы бы хотели, чтобы так никто не считал.


- Само собой, - старик уставился на Никиту. - А к чему все эти речи?


- Ни к чему, - Никита пожал плечами. - Просто раз уж так, то почему вы сами не пытаетесь отыскать их и уничтожить?


- Ник-Конон, - Аль-Вартан осудительно покачал головой. - Мне уже больше четырёхсот лет и я хочу спокойно прожить свою старость. Мне не нужны эти войны. К тому же у меня есть другие дела, которые мне намного интересней. Вот ещё лет сто назад я бы занялся этим, но сейчас... Люди тщеславны и хотят оставить после себя что-то такое о чём будут помнить даже после их смерти, - он нахмурился. - Что-то я совсем не к месту разговорился. Так, значит, вы пришли, чтобы вступить в орден? Я вас понимаю. Молодость, причастность к чему-то непонятному. Но не нужно создавать ореол романтики вокруг всего этого... - он достал из ящика стола платок и, вытерев им губы, положил рядом с вазой. - У нас в Академии есть орден "Белая сила" и мы принимаем туда всех желающих студиозов. Что? - он усмехнулся и посмотрел сначала на Никиту, а потом на Вэю. - Отсутствие ореола романтичности и тайны отбивает всякое желание?


- А вы сами являетесь членом этого ордена? - поинтересовался Никита.


- Я же вам объяснил, молодой человек, мне давно не до этого. Когда-то я его возглавлял, потом передал бразды правления Кан-Марлеру и вот уже пятнадцать лет...


- Вот поэтому вас и считают главой другого ордена. Может не стоило проворачивать всё официально? Остались бы магистром "Белой силы", а господину Кан-Марлеру отдали право тайного управления.


- Я думал об этом, но уже поздно что-то менять. Ник-Конон, я не понимаю вашего интереса к этой теме. Вы лезете туда, куда...


- Мне не следовало лезть? Простите, что перебиваю, но это лишь из-за желания помочь вам, господин Аль-Вартан. Я услышал краем уха, - Никита сжал подлокотник кресла в котором сидел и закончил фразу, - В охранке...


- В охранке? Вы? - ректор схватил платок и теперь вытер им лоб. - Как это вы и в охранке? Вы всего несколько дней в городе. Ник-Конон, объяснитесь.


- Ник? - всё, что смогла выдавить из себя светловолосая и громко вздохнула.


Всем сохранять спокойствие. Ситуация под контролем.


Никита мысленно поблагодарил бога, что самый способный так и не подключился к самым важным и информативным органам чувств. Не хватало ещё третьего участника этого и без того трудного разговора.


- Да, в охранке, - к нему быстро вернулось спокойствие и он разжал пальцы. - Неужели вы думали, что они не заинтересуются мной? Сами понимаете, с такими способностями...



Глава 20




- Ник, но зачем ты всё это сделал?! - Вэя смотрела на него недоумёнными и округлёнными глазами. - Зачем?! Ты же сам понимаешь, что нам с тобой этого совсем не нужно. Нам, чем меньше нас замечают, тем лучше.


- Вэя, так было надо. Неужели ты хочешь, чтобы "Чёрные псы" крутили нами, как им вздумается? Ну год такое ты потерпишь, два, а потом что? Ты устанешь жить с этим страхом и... И несвободой. Не знаю, как ещё назвать то, во что мы вляпались. Они же следят за нами, они знают о каждом нашем шаге. Почти о каждом, - поправил сам себя Никита и добавил. - И я надеюсь, что мысль о "почти" верная, иначе нам просто не переиграть их.


Светловолосая уже трижды заводила этот разговор. Дважды вчера и вот теперь с утра, по дороге на первую лекцию.


Никита окрикнул кучера, медленно плетущегося на встречу экипажа и через минуту они уже летели к Академии с ветерком.


До начала лекции оставалось двадцать минут и нужно было успеть. Они и так уже отличились за несколько дней и теперь будут явно находиться под усиленным вниманием преподавательского состава. Да что там преподаватели, если даже кураторше и той дано распоряжение возиться с ними, как наседке с цыплятами.


Остановиться прямо возле лестницы помешала карета Калии. Кто бы сомневался!


Сама она крутилась возле своего транспортного средства, явно чего-то ожидая. И как выяснилось, ожидала она именно их прибытия.


- Зря вы позавчера так поспешно ушли, - улыбаясь заговорила она, как только Никита и Вэя выбрались из экипажа. - Самое интересно е пропустили. Тот, длинномордый, представляете, признавался мне в любви, - она рассмеялась.


Бедняга, подумал Никита. Наверняка этот неудачник опозорился на полную катушку, а Калия ему в этом с удовольствием помогла.


- А вчера я приняла участие в поисках волколака, - вдруг выдала темноволосая. - Да вы наверное и не знаете, - её лицо выразило презрение, - Да и откуда вам знать?


- Ну и что, нашла? - начиная злиться, спросил Никита.


- Нет, но мы обнаружили одну из его лёжек. Ещё немного, и мы поймаем эту тварь. Ну надо же, так нагло вести себя рядом со столицей!


- На лекцию пора, - Никита прошёл мимо Калии и стал подниматься по лестнице. Вэя поспешила следом, а за нею, продолжая рассказывать о вчерашних поисках, зашагала темноволосая.


- Кстати, предлагаю организовать поиски самостоятельно, силами нашего потока. Это будет неплохое начало обучения, как вы считаете?


- А это не опасно? - поинтересовалась Вэя, заставив Никиту заскрежетать зубами. Она что с ума сошла заводить этот разговор?


- Я возьму двух охотников из гильдии, папа даст, так что совсем не опасно. Я даже решила предложить это преподавателям. Думаю, они с радостью согласятся. Лишняя практика никогда не помешает.


- Практика у тех, кто ещё даже теорию не начал изучать? - обернувшись, бросил Никита. - Тебе не кажется, что это чересчур?


- Нет, - без паузы, словно ожидала такого поворота событий, ответила Калия и первой, обогнав Вэю, вошла в открытую Никитой дверь. - Ладно, я пока по делам, - обернувшись, выдала она и направилась к лестнице. Никита нахмурился. Там, на третьем этаже располагался кабинет ректора, а вводная лекция должна была проходить на первом, в небольшой аудитории, которая для их потока была даже велика. Сорок мест на два десятка новичков.


- Нужно будет как-то отказаться от этих поисков, - тихо сказал он Вэе.


- А если она что-то заподозрит?


- Не заподозрит. Можно было бы провести просветительскую работу среди... - он увидел, что группа студиозов, толкущихся возле двери аудитории номер два, стала потихоньку уменьшаться, просачиваясь парами в открывшиеся двери. - Но уже поздно. Ладно, придумаем что-нибудь другое.


Лекцию читал Аль-Вартан и очень часто Никита ловил на себе его задумчивый взгляд. Вчерашний разговор и в самом деле зашёл слишком далеко, дальше чем того бы хотелось самому Никите. Нет, он с самого начала предполагал рассказать об охранке, но всё же ожидал, что старик станет отпираться. Однако тот открылся полностью. Со злости, видимо. И сам выдал предположение, что во всём виноваты "Чёрные псы", из-за которых он и побывал в охранке в последний раз.


А потом он вдруг замкнулся и высказал подозрение, что Никита видимо связан с этими самыми "Чёрными псами". Иначе откуда у только что поступившего студиоза такой интерес к этой теме. Да и тот случай на площади. Разве это не повод сблизиться с ним? А что? Спас ректора, получил доступ "к телу".


Сама идея Аль-Вартана, что покушались именно на него, Никиту устраивала. Ему было необходимо заставить этого старика вспомнить молодость и ввязаться в борьбу. Но это нужно было сделать так, что в эту борьбу он не втянул его самого. В этом случае ему явно не поздоровится. Находиться между молотом и наковальней... Такого и врагу не пожелаешь.


Лекция в этой Академии, а возможно и во всём этом мире длилась ровно час. К тому же не было ничего похожего на пары. Просто часовая лекция и всё. Нагрузившись самыми фундаментальными знаниями, студиозы шумно покинули аудиторию и разбились на группки. Причём светлые уже сами по себе начинали держаться отдельно от тёмных. И в этих группках возникли эмоциональные обмены полученными ощущениями и знаниями. Никита даже с завистью посмотрел на студиозов, у которых не было по сути никаких проблем. В отличие от него.


- Ник-Конон.


Никита обернулся и увидел "светлого декана".


- Аль-Вартан просил меня поговорить с вами по поводу вступления в орден. Вы вроде вчера согласились...


- Да, - Никита кивнул. - И не только я, но и она, - он чуть подтолкнул вперёд стоявшую рядом Вэю. - Мы вдвоём, в общем.


- И я тоже, - неожиданно появилась рядом Калия. - Я тоже решила вступить в орден и уже поговорила об этом с господином Зар-Гарутом.


- Этого недостаточно, миль Калия. Вы же сами знаете. Такие вопросы решает лично ректор.


- А вы же сами знаете, кто мой отец, - перекривила его темноволосая. - И сами же вы знаете, что в моём случае это всего лишь глупая формальность. Не думаю, что господин Аль-Вартан будет препятствовать.


- Да, я не против, - раздался за спиной уставший голос ректора. - Можешь принимать всех троих.


Сказав это, Аль-Вартан развернулся и тяжело поплёлся по коридору, задумчиво глядя под ноги. Группки студиозов почтительно расступались перед ним, а те, кто заметил присутствие декана, поспешили поприветствовать его. Кан-Марлер ответил всем разом лёгким кивком и предложил Никите, Вэе и Калии следовать за ним.


- А вы думали без меня? - склонившись к Никите, прошептала темноволосая и вдруг взяла его под руку. - Мне понравился твой танец. Жаль, что он был таким коротким, но мы ведь обязательно повторим?


- Не в этой жизни.


- Ты веришь в переселение душ?


- Я не о том, - Никита высвободился и ускорил шаг, чтобы догнать Вэю, которая увидев вольность Калии, зашагала быстрее.


- Опять она, - сквозь зубы процедила светловолосая и в свою очередь вцепилась в руку Никиты. - Чего ей надо?


- Не знаю, - едва не касаясь аккуратного ушка Вэи, скрытого локоном словно вуалью, зашептал он. - Но давай оставим этот вопрос на потом. Как думаешь, нас сейчас посвятят в братство ордена или убьют?


- Не отставайте, не отставайте, - видимо, услышав перешёптывания своих спутников, повернулся Кан. - Нам ещё далеко идти. В третий тренировочный зал.


- А с чего ты взял, что нас убьют? - Вэя ещё сильнее сжала Никитин локоть. - Может не нужно было это всё затевать?


- Я пошутил, - успокаивающе шепнул Никита и погладил запястье девушки.


Вэя вроде успокоилась, ослабила хватку, но вот взгляд стал задумчивым и больше не сходил со спины декана. Может зря он это ляпнул? Напугал только. Но с другой стороны, пусть будет готова, в случае чего.


Они вышли из главного здания, пересекли мощёный двор, прошли мимо женского общежития и, свернув за него, продолжили путь по красивой аллее. Сероватая дорожка метра три шириной, по обеим сторонам которой росли молодые деревца с белыми стволами. Такие Никита уже видел в этом мире. Очень похожи на берёзы, только стволы не исчерчены чёрными полосками.


Тренировочный зал к которому они шли оказался совсем не тем, где они вчера встретились с ректором и располагался куда дальше. Аллея закончилась, они снова свернули, пересекли ещё один двор и наконец Кан-Марлер уверенно зашагал к длинному одноэтажному зданию больше похожему на барак. Никита с удивлением уставился на это здание, совсем не похожее на все остальные в Академгородке. Остальные были из камня, а это деревянное строение отличалось не только материалом из которого было изготовлено, но и судя по всему возрастом.


- Самое старое здание Академии, - подтвердил догадку декан. - Раньше и другие были деревянными, но слава Одрину и великому королю Ланшеру Четвёртому, он выделил средства и вот теперь наша Академия выглядит не хуже королевского дворца. А этот тренировочный зал оставили в неприкосновенности. Именно в нём раньше присягали студиозы, становясь магами. А теперь здесь проходят посвящения в орден "Белая сила".


Он остановился возле широкой деревянной двери и постучал. Послышался звук отодвигаемого засова, Вэя снова напряглась, Калия нарочито громко ухмыльнулась, а Никита перешёл в режим ожидания боя. Ничего особенного, просто полное внимание и готовность действовать с любой секунды того времени, которое затикало после перехода в режим.


Дверь медленно открылась и они увидели мага в бордовой мантии с накинутым на голову капюшоном. Теперь уже и Никита, не сдержавшись, хмыкнул, но в отличие от Калии практически неслышно. Смешно ему стало от того, что всё происходило вполне себе шаблонно. Капюшоны, факелы, полумрак, пафосные речи и воздевания рук, в которых обязательно должен быть какой-нибудь атрибут. Сосуд с кровью или божественным напитком, крест, меч... В общем, что-то в подобном духе. Интересно, здесь всё это будет присутствовать?


Маг отошёл в сторону и они по одному вошли внутрь. В нос ударил странный и очень резкий запах, но Кан тут же поспешил объяснить.


- Не пугайтесь, так надо. А вообще, я сам против всех этих условностей. Мы живём в новое время, где каждый понимает, что такое современный орден и каковы его цели. Это раньше считалось, что члены того или иного ордена при инициации приобщаются к каким-то сверхзнаниям или приближаются к божественной сути. Но те времена давно ушли. Найр, приготовь камень. Наверное сегодня проведём всё в обычном режиме, без всякой мистики.


Тот к кому обратились, а это был второй такой же маг в бордовой мантии, скинул капюшон и, кивнув, зашагал к накрытому чёрным покрывалом возвышению. Открывший дверь тоже стащил с головы ненужную теперь часть мантии и со скучающим видом облокотился спиной на стену.


Под покрывалом был бесформенный чёрный камень, с россыпью прозрачных вкраплений, которые сразу же заблестели, едва проходившие сквозь окна лучи солнца коснулись их.


- Это камень светлой силы, - стал объяснять Кан. - Раньше в нём была заключена прорва магической энергии, но с годами часть её ушла. Магия вообще уходит из нашего мира, это вам уже сказали на лекции. Да вы и сами наверняка знали. Кто же этого не знает?


- Однажды она уйдёт совсем. Так? - поинтересовалась вдруг Калия, сделав пару шагов вперёд. - И что тогда будет? Как мы будем бить проклятых оборотней?


- Ну-у, миль Калия, сиё прискорбное событие произойдёт нескоро, так что рано убиваться.


- А я и не убиваюсь, - темноволосая хмыкнула и продолжила с презрением в голосе. - Было бы с чего убиваться! Я и сама знаю, что магия полностью уйдёт через сколько-то там тысяч лет, а за это время мы сотрём с лица нашей планеты всех оборотней!


- Хорошо бы, - Кан-Марлер посмотрел на Никиту, потом перевёл взгляд на Вэю. - Но давайте не будем отвлекаться. Кто хочет пройти инициацию первым?


- А в чём смысл этой инициации? - стало интересно Никите. - Я так понимаю, мы должны будем коснуться камня ладонью. И что произойдёт потом?


- А ничего не произойдёт, - декан развёл руками. - Это всего лишь глупый ритуал, который предписано делать. Разве что иногда бывает усиление светлых способностей, но и то незначительное. Миль Калия, - он взглянул на темноволосую. - Может вы первая?


- Разумеется.


Она решительно зашагала к камню и, не дождавшись, когда за ней поспеет Кан-Марлер, прикоснулась ладонью.


- Подождите! - запоздало воскликнул он. - Нужно произнести определённые слова. Каулш маранг луора. Это на протоязыке, на котором общались перволюди ещё до разделения их на расы.


- То есть вы хотите чтобы я что-то там сказала на языке, на котором когда-то говорили обратимые?! Никогда в жизни!


- Не обратимые, миль Калия, а перволюди. Тогда не было обратимых и необратимых. А впрочем, - он махнул рукой, - Это тоже всего лишь условность, так что можете сказать на современном языке. Это означает - Я буду верен и предан вам, братья.


- А сёстры?


- Что сёстры? - не понял декан.


- Вы хотите сказать, что я похожа на брата? Я женщина, и никак не могу быть братом.


- То есть вы хотите сказать, что отказываетесь произносить клятву? Что ж, мы никого не заставляем вступать в наш орден.


- Господин Кан-Марлер. Вступить в этот орден мне порекомендовал мой отец, который тоже состоит в нём, и он очень хочет, чтобы я в него вступила. Это ведь уже, как семейная традиция, вы меня понимаете?


- Хорошо, - декан снова махнул рукой. - Можете вообще ничего не говорить, вы приняты.


Калия довольно вскинула голову и вернулась к наблюдавшим за этим маскарадом Никите и Вэе.


- Ерунда полная, правда, Ник? - тихо проговорила она, глядя в его хмурое лицо. - Чистая формальность. А что это мы такие серьёзные? Думали, что всё будет по-другому? Да этот орден - чистое посмешище. Я бы лучше в "Чёрных псов" вступила, да говорят, они женщин не берут.


Никита ничего не ответил, а сам, без всяких приглашений зашагал к камню. Настроение его после увиденного испортилось, а надежда на то, что вступление в "Белую силу" как-то поможет в борьбе со сворой дядюшки Стайка обратилась в прах. Но вот желание насолить толстяку осталось. И он решил пройти обряд инициации только ради этого.


Он подошёл, попросил Кана повторить фразу, и после этого потянулся рукой к чёрному, блестящему от вкраплений камню.


- Каулш маранг...


Камень ослепительно вспыхнул и всё погрузилось в бесконечное белое сияние. Вскрикнул декан, потом кто-то из магов. Никита попытался оторвать ладонь от ставшей вдруг горячей поверхности камня, но её словно приклеили. И приклеили намертво.


Рывок, второй. Сдерживающая сила стала стремительно уменьшаться и, дёрнувшись в третий раз, Никита повалился на пол. Но быстро вскочил на ноги и принялся тереть глаза.


- Он больше не блестит! - где-то совсем рядом прозвучал расстроенный голос Кана и кто-то чуть дальше подтвердил. - Да, совсем не блестит. Пропали вкрапления.


- С тобой всё в порядке?! - это голос Вэи.


- Вот это поток! - удивлённый вскрик самого способного. - И ты сам им управлял!


- Я? - мысленный вопрос и тут же ответ вслух предназначенный светловолосой.


- Да, со мной всё в порядке. Только не вижу вообще ничего.


- Ник-Конон, вы полностью опустошили камень, - удручённый голос декана. - Понимаете? Вы полностью опустошили камень!


- Рано или поздно он и сам бы потерял всю оставшуюся в нём энергию, - снова заговорил один из "бордовых" магов. - Это, наверное, усиленный эффект отдачи. Другим камень отдавал немного энергии, а ему всю. И теперь, стало быть, его светлый дар возрос в несколько раз.


- Но почему?


Никита наконец-то стал что-то различать и первое, что он увидел - изумлённое лицо декана и испуганное Вэи.


- А я откуда знаю? - вопросом на вопрос ответил декану. Да и в самом деле, откуда он должен знать, почему у него всё так? Потому что он не из этого мира, а из другого. Поэтому ж, скорее всего! Да, они не знают об этом, но зачем постоянно задавать один и тот же вопрос? Не лучше ли заранее предугадывать, что если он, или с ним что-то захотят сделать, то всё пойдёт немного не так?! А что если его когда-нибудь прибьёт при очередном ритуале, эксперименте или изучении заклинания?


Но с другой стороны, пока всё оборачивается в его пользу. Он узнал, что может выдерживать овер тысяча вергов, а теперь и светлый дар вот себе усилил за один присест. Подумаешь, в глазах блымкнуло! Так что ладно, пусть постоянно спрашивают - почему, лишь бы всё ему на пользу шло.


- У тебя и в самом деле невероятные способности. Ты уникум, - ответил сам себе Кан-Марлер и помотал головой. - Нет, это невероятно. Неужели родился кто-то совсем новый, тот, кто отличается... Я понял! - вскричал он так неожиданно, что Вэя и Калия одновременно взвизгнули. - Простите, простите девушки, не хотел вас напугать. Просто я понял! Это новый вид человека! И появился он как раз-таки по той причине, что магия в нашем мире постепенно сходит на нет. Карг с этим камнем, нужно всё рассказать Аль-Вартану. Найр, - обратился он к одному из магов, - срочно беги в главное здание и позови сюда господина Аль-Вартана. И поживее. Я думаю, можно попробовать дать нашему уникуму первое заклинание. Для пробы. Я уверен, что он справится.


Первое заклинание?


Никита проводил взглядом мага, стартанувшего не хуже Хусейна Болта и в недоумении уставился на декана.


- Заклинание?


- А чего тебе, Ник? - тут же раздался в голове голос самого способного. - Почему бы и нет? Вдруг у тебя получится? И тогда...


- Да, заклинание, - не дал ему договорить Кан-Марлер. - Именно, заклинание. Зачем ждать два месяца?


- А что, первое заклинание начинают изучать только через два месяца? - недовольно воскликнула Калия. - Да я между прочим уже двух волколаков сама поймала!


- Не сами, а с охотниками, которых к вам миль Калия приставлял отец, - декан приосанился, хотя в его глазах и появился лёгкий страх. Всё же отец этой стервы, видимо, важная птица, если его даже декан светлого факультета боится. - Сами вы бы смогли лишь утолить голод оборотня.


- Да как вы смеете?! - лицо Калии скривилось в маске гнева. - Да я вас! Да я...


Она выругалась и сжав губы до такого состояния, что они побелели, зашагала прочь из тренировочного зала.


- Я лучше в "Чёрных псов" вступлю! - бросила она, на секунду задержавшись на пороге, и ругнувшись ещё раз, скрылась с глаз.


В "Чёрных псов". Никита хмыкнул. Знала бы она, что ему поручено этими самыми "Чёрными псами" собирать информацию на её отца. И не просто собирать, а именно через неё. Глядишь, и желание вступать отпало само по себе.


- Неуравновешенная и балованная особа, - констатировал декан и облегчённо выдохнул. - Ник-Конон, вы не против того, чтобы изучить первое заклинание?


- Соглашайся, Ник, - Вэя коснулась его плеча. - Я понимаю, страшно, но вдруг получится!


- Да не страшно мне, с чего ты взяла? Я больше переживаю за то, что всё опять произойдёт совсем не так.


- Для того я и позвал господина Аль-Вартана. Вспомните, Ник, ведь в его присутствии на инициации ничего страшного не произошло.


Ну для них ничего страшного точно. Разве что штукатурка немного с потолка осыпалась, а так всё даже мило и весело.


Никита нахмурился, но всё же кивнул.


- Вот и отличненько. Миль Вэя, а пока вы подойдите к камню и произнесите клятву. Что ж поделать, если он теперь полностью пустой. Давайте хотя бы уладим формальности.


Светловолосая всё проделала быстро и даже ещё пару раз дотрагивалась до камня, надеясь тоже получить усиление светлого дара.


- Ну вот же, есть ещё четыре крапинки. Видите?


Все принялись разглядывать, но ничего не заметили.


- Это блики, миль Вэя. Вы уж извините, но ваш друг вытянул из камня всё, и даже наверное его душу, - констатировал Кан-Марлер. - Давайте теперь просто подождём господина...


Аль-Вартана.


У Никиты вдруг в голове вспыхнула мысль. А кто его сдал охранке?!


Чёрт!


Круг тех, кто мог это сделать был настолько узок, что как-то сам по себе превращался в треугольник. Аль-Вартан, Зар-Гарут и присутствующий здесь светлый декан. Святая, твою мать, троица! И смешно будет, если сделала это "главная вершина" треугольника. То бишь товарищ ректор. И он ещё с ним говорил об этом так открыто!


Нет, стоп. Аль-Вартан вёл себя вполне естественно и скорее всего действительно не при делах. Но почему тогда он не задался вопросом - а кто сдал? Ведь никто не знал о его способностях...


Если не считать самого первого экзамена. Там да, там присутствовали ещё преподаватели и двадцать студиозов. Последние отпадают. Смысл им? Да и не понимают они всего так глубоко, как те же преподаватели. Разве что Калия? Эта могла со зла сказануть отцу, а тот слил охранке. Но скорее всего не она. Эта стерва не только злость к нему испытывает, но и... Нет, не любовь, разумеется, а желание. Желание заиметь его себе. Инстинкт "королевы бала". Считает себя лучшей и хочет видеть возле себя лучшего. А он... Ну ладно, тело Эрника. В общем, тело Эрника тянет на самого лучшего с лёгкостью. Правильные и мужественные черты лица, идеальная фигура, по-настоящему сильный характер... Последний с лёгкой примесью личных качеств самого Никиты, конечно, но они уже не так выпирают, как на Земле.


Появившийся на пороге зала Аль-Вартан отвлёк от размышлений, и первое что он сказал.


- Снова вы, Ник-Конон?! Мне кажется, скоро у меня не будет дня, который пройдёт без вашего участия.


- Вы же сами хотели, чтобы появился хороший смешанный маг, чтобы вы смогли передать ему свои умения.


- Да, хотел, - ректор кивнул. - Но, видимо, старость берёт своё, отсюда и лёгкое раздражение. А скорее усталость. Так вы хотите научить его первому заклинанию, господин Кан?


- Именно так, господин Аль-Вартан.


- Но он ведь даже не научился магическому зрению, а без этого он просто не сможет увидеть потоки.


- Ах-да! - светлый декан заметно огорчился, но быстро воспрял духом. - Так давайте научим его прямо сейчас. Ведь это несложно. Те кто прошёл инициацию обычно обучаются магическому зрению за одну-две тренировки.


- Ну что ж. Давайте попробуем. Не зря же я сюда шёл, - он приблизился к камню и несколько секунд молча смотрел на него. - Что, совсем? - спросил он, обернувшись и Кан-Марлер с улыбкой кивнул.


- Начисто.


- И чего тут весёлого? Это ведь один из последних артефактов, которых в Академии осталось раз-два и обчёлся. Вот отправлю я вас в Мёртвые земли на поиски новых, тогда и будете улыбаться.


Декан тут же стёр улыбку с губ и шмыгнул носом.


- Ладно, - Аль-Вартан взглянул на спокойно ожидающего Никиту. - Ник-Конон, вы должны ещё раз использовать специальное дыхание, только теперь с другой частотой. Усядьтесь где вам удобно, позиция номер два, ноги под... да чего тут юлить, под задницей, кисти рук на коленях ладонями вверх. Частота дыхания ровно в два раза выше, чем при проверке дара. Всё понятно?


А чего непонятного?


Никита подмигнул светловолосой и решил, чтобы не тянуть время, усесться прямо там, где стоял. Место конечно не совсем чистое, сам же на нём потоптался, но... Можно конечно помыкаться с полчасика по залу, выискивая что-то лучшее, но зачем тянуть время? Тем более ему вдруг прибавила энтузиазма мысль о том, что он научится плести заклинание. Плести заклинание! Сам! Разве это не повод, чтобы закрыть глаза на несколько крупинок пыли?


Позийшен намбер ту, дыхание в два раза чаще, так, вроде сделал.


- Ник-Конон, сосредоточьтесь на ощущениях в затылке, - медленно, чеканя каждое слово, заговорил Аль-Вартан. - Вы должны почувствовать тепло и покалывание. Теперь расслабьтесь и продолжайте дышать. Забудьте обо всём. Только тепло и покалывание. Они усиливаются. Теперь вы чувствете, как у вас там что-то шевелиться. Это потоки. Они входят в вас через затылок. Ник-Конон, представьте что у вас там глаза. На затылке. И вот вы видите нити. Семь нитей! Они тянутся словно из ниоткуда и поникают в вас через затылок. Это поток магической энергии!


Никита ошеломлённо пялился на семь натянутых, словно струны, чёрных нитей.


- Интересно, какой поток откроется ему первым? - издалека прозвучал голос Кан-Марлера.


- Думаю, тёмный. Не отвлекайте, коллега. Ник-Конон, вы видите семь нитей потока, они вам кажутся натянутыми так, что ими нельзя манипулировать. Но это иллюзия. Попробуйте представить, что вы берёте крайнюю нить и тянете её вправо. Она с легкостью поддастся. Если у вас всё получается, дайте простой знак.


Никита кивнул и услышал, как Вэя хлопнула в ладоши.


- Девушка, не мешайте. Итак, вы смогли потянуть нить в сторону. Если да, то можете выходить из состояния магического зрения.


Никита мысленно хмыкнул и перешёл на обычное дыхание. Секунда, две, три... Он перестал видеть нити и открыл глаза.


Интересно, а наша Земная поговорка - у меня глаз на затылке нет - она случаем не пошла из каких-нибудь древних времён, когда возможно существовали маги? Ну мало ли. Ведь то, что сейчас произошло, именно так и можно было назвать - у него появились глаза на затылке. Не физически, конечно, но он видел той стороной головы! Охренеть.


- Вы точно видели всё, что я вам говорил? - решил уточнить ректор, когда Никита поднялся и отряхнул пыль со штанин.


- А смысл мне обманывать? И что теперь? Заклинание?


- Да, - Аль-Вартан повернулся к декану. - Дайте ему удар Одрина первой ступени. Зря вы поднялись, - снова посмотрев на Никиту, добавил он. - В начале плести лучше сидя, потому что пока вы не можете делать это достаточно быстро и, разумеется, не сумеете сплести не погружаясь в лёгкий транс. Не пугайтесь этого слова. Всего лишь лёгкая отстранённость от действительности.


- Я всё-таки хочу попробовать стоя, - Никита упрямо посмотрел на ректора и тот, подумав немного, кивнул.


- Хорошо. Но дальше без меня, устал я сегодня... Да и вчера тоже, - добавил он вдруг многозначительно и, развернувшись, зашагал прочь.



Глава 21




- Значит эта тёмненькая барышня уговорила Аль-Вартана отпустить вас на охоту?


Толстяк разразился хохотом, и Никита использовал это время, чтобы ещё раз сплести удар Одрина. Несмотря на заверения Аль-Вартана, а затем и Кан-Марлера, он всё же смог сплести своё первое заклинание совсем не "выпав" из реала. Он как-то сразу смог отделить магическое зрение от всего остального и создавал из нитей узор, не теряя контроля над действительностью.


- Большинство приходит к такому только через два-три месяца, - заметил на это светлый декан и вздохнул. - Эх, и завидую я вам, Ник-Конон, мне бы такой дар. Вы станете великим магом... Нет-нет, не подумайте. Я завидую по светлому, да и не могу я иначе в силу своей специфики, - он добродушно рассмеялся и снова припомнил камень. - Нет, и один из последних артефактов разрядить, а?! Кто бы мог подумать? Уверен, что Аль-Вартан рассердился по этому поводу. Но вы не бойтесь, он хороший и добрый человек, долго злиться не станет...


- И что ты решил? Поедешь на эту охоту?


- Не знаю ещё, мне всё равно, - Никита с деланно-скучающим видом взглянул на дядюшку Стайка. Ох и не хотелось ему сейчас находиться тут, но не мог же он отправить разыскавшую их Айку ни с чем. К тому же она считает, что у него и дядюшки просто отличные дружеские отношения, так что отказ мог её, мягко говоря, удивить.


- А я бы на твоём месте поехал, - толстяк указал на полупрозрачный сгусток, висевший недалеко от правой ладони Никиты. - Грязно плетёшь ты этот удар. И самое странное, я же видел, как чисто ты сплёл магический свет. А он куда сложнее.


- Баловство это просто, от нечего делать. Не стараюсь, в общем. Так, чтобы руки занять во время разговора.


- Тогда понятно, - дядюшка Стайк кашлянул и оглядел подвальное помещение. - сыровато здесь. Вот предлагал тебе для тренировок, а сейчас подумал, тут и болезнь нехорошую подхватить можно. Когда кровью харкают. Видел таких?


- Видел.


Никита расплёл удар. Сделать это было проще простого. Он всего лишь вернул нити в исходное состояние и всё. Удобная штука, если вдруг передумал кого-то бить. То есть получалось, что создание из нитей узора - это первый шаг, а потом нужно было ещё задействовать магическую энергию, чтобы этот "узорчик" полетел куда надо.


- Я тоже видел. Неприятное зрелище. Так вот я о чём же. Ты сходи, и Вэю возьми. Только далеко от других не отходи.


- Стайк, может вы раскроете мне нашего человека в Академии? - пошёл напролом Никита. Железная уверенность в том, что он там есть, появилась у него полчаса назад, когда толстяк в первый раз спросил про охоту на оборотня. Сам он не собирался сообщать об этом, не дурак же. - Вдруг что. На меня вон уже в общежитии пытались толпой напасть. А так я смогу к нему обратиться за помощью.


- Пока не могу, извини. Ещё нет уверенности в тебе, Ник. Только без обид. Чего волком смотришь?


Толстяк улыбнулся, а Никита невольно вздрогнул. Это он просто, или специально про волка?


- Да и с твоим умением махать мечом, думаю, ты сам справишься с лезущими на рожон идиотами.


- А если они магией?


- Так на таких ты сам не лезь. В общем, думай что делаешь и ничего страшного с тобой не случится. Ладно, пошли наверх, и правда здесь можно заболеть.


Они поднялись из подвала и уселись за столиком в обеденном зале. Айка принесла две кружки лайка и была направлена толстяком за продуктами. Никита решил, что он делает это для какого-то важного разговора, но ошибся. Ни о чём таком Стайк больше не говорил, протрепавшись ещё полчаса о всякой ерунде, он наконец напомнил Никите, что тому пора и отпустил.


- Только не отходи далеко от других, - повторил он у самого порога. - Мало ли что. Эти волколаки очень опасны. Очень. А мне не хочется, чтобы такой славный малый пропал ни за что. И про меч не забывай. Ты же с ним управляешься мастерски!


Никита молча кивнул и с радостью покинул гостиницу. И без общения с толстяком настроение ниже плинтуса. Идти сейчас за город и участвовать в диком для него мероприятии, ловить такого же, как он! Ну, не совсем такого же, и не совсем идти, но сильно это дело не меняет. Настроения всё равно ноль.


Он ускорил шаг и направился к одним из городских ворот, тем, что располагались на заходе местного светила. Именно в тех местах, что находились за этими воротами, Калия с охотниками отыскала последнюю лёжку волколака и вот теперь решила ещё раз прочесать местность, увеличив радиус в два раза.


- Мы просто устали вчера, поэтому не смогли. Да и втроём только. А теперь нас двадцать три.


- Из которых двадцать ничего не могут противопоставить оборотню, зло ответил ей Никита.


Произошло это пару часов назад, до того, как он побывал в гостинице. И вот теперь он шёл к воротам и сам себя подбадривал мыслью, что волколак не совсем дурак и всё-таки решил убраться подальше от города. Хотя бы на время. По крайней мере пару дней трупов не было. Это он узнал у толстяка.


У ворот стояла карета Калии и ещё шесть экипажей. Половина студиозов уже успели взобраться в них, остальные стояли около. Те, что уселись выглядели по-боевому, наверное, мечтая что именно они схватят волколака, те, кто ещё стоял на земле, выглядели не так бодро. Ну хоть не все идиоты. Хоть кто-то понимает всю опасность...


- А вот и наш баронет! - увидев приближающегося Никиту, закричала темноволосая. - Ставлю десять золотых, что именно он схватит нашего волколака. Кто-то ещё будет делать ставки?


Парочка из сидевших в колясках воодушевлённых дебилов тут же поставили по десять золотых на себя. Остальные принялись их подкалывать, поднялся гвалт. Трое суровых охотников, которые прибыли с Калией, с холодными усмешками наблюдали за этим детским садом, однако явно не собирались его прекращать.


А не для того ли темноволосая это устроила, чтобы уничтожить конкурентов?


От этой мысли Никиту обдало холодом и он, подойдя к Вэе, отвёл её в сторону.


- Ну что вы всё тянете, баронет? Неужели трусите? Не бойтесь, мои охотники не дадут вас в обиду.


- Вэя, всегда держись меня, поняла? - он потянул её к пустому экипажу и когда они разместились в нём, с суровым взглядом отшил ещё двух желающих прокатиться вместе с ними.


Наконец процессия тронулась с места, шум колёс дал возможность говорить не боясь быть услышанным и Никита принялся выкладывать светловолосой свои опасения.


- Ты думаешь? - задала она единственный вопрос, когда он закончил.


- Не знаю. Думаю, не думаю, без разницы. Просто всегда держись меня, ну и желательно будем стараться не ходить близко с этими, - он кивнул в сторону кареты. - Три охотника - это серьёзно. Если вдруг она решится... Кстати, насчёт того лучника. Калия ведь не вычеркнута из списка возможных заказчиков и после некоторых моих размышлений, она даже возглавила его. Ты только представь, как мы перешли ей дорогу! Она ведь наверняка мечтала быть лучшей в потоке, а тут вдруг двое поступающих, по сравнению с которыми её дар просто детский лепет.


- А ведь и правда, - взгляд Вэи наполнился тревогой. - С её-то характером для неё это тяжёлый удар. Ник, а что если она хочет убить именно меня? Как соперницу?


Никита пересел на одну скамью со светловолосой и обнял её.


- Не бойся, я тебя в обиду не дам. Если надо, убью их всех.


- Но они же маги.


- А я уникум, - он улыбнулся, хотя на душе было не очень-то и весело. - Не знаю, какой силы они могут плести заклинания, но тысячу вергов я точно выдержу.


- Верги - это единицы измерения магической энергии?


- Они самые.


Ехавшая первой карета, свернула на дорогу поуже, которая вела в сторону леса, за нею стал поворачивать остальной "поезд" и скорость резко упала. Дальше они так и тянулись и прибыли на место только через полчаса. Кучера стали понукать лошадей, выстраивая свои транспортные средства в ряд, студиозы, как жёлуди с дуба, посыпались из экипажей и снова устроили гвалт. Подождав, пока их экипаж займёт своё место в ряду, Никита спрыгнул вниз и помог сойти по выдвижной лесенке Вэе.


- Смотри, какая туча, - глядевшая в сторону горизонта светловолосая, разумеется споткнулась о ступеньку и упала прямо в руки.


Какая же она лёгкая, подумал Никита и представил, сколько примерно рассеянного вещества находится постоянно вокруг неё? Интересно, а как она выглядит в образе дракона? Или правильно - драконицы?


- Ник, поставь меня, все смотрят, - смущённо проговорила Вэя и Никита, вернувшись из мира представлений в реал, тряхнул головой и торопливо, а вдобавок и довольно смешно, словно статую, поставил её на землю.


- Итак, давайте делиться на группы! - стала командовать Калия. - На три! С каждой группой будет один охотник! Чтобы волколак вас на тряпочки не покромсал!


- Дождь, наверное, будет, - Вэя снова взглянула в небо и Никита вдруг почувствовал со сто процентной уверенностью, что да, дождь будет. Он потянул носом воздух. Его влажность ему подсказала, что ливанёт не позже, чем через час. Тоже одно из умений Эрника?


А ещё обоняние ему подсказало, что оборотень был здесь и был совсем недавно. Он осторожно, стараясь не привлечь внимания Калии и охотников, попытался лучше уловить его запах, но мешала та самая влажность. Она словно растворяла в себе слабый след, оставленный его... Его кем? Соотечественником? Однорасником? Как это назвать?


- Так, вы пойдёте во второй группе, - подойдя к ним, громко проговорила Калия. - Это вот с Гаридом. Он за старшего.


- Мы сами пойдём, - сохраняя спокойствие, ответил Никита. - Двадцать всё равно на три не делится, а вот восемнадцать как раз. Да и нет здесь уже никакого оборотня. Что он дурак после вашей вчерашней охоты тут оставаться?


- Вы давно не были обедом или ужином, мой дорогой баронет? - Калия презрительно скривила губы. - Или вы такой смелый? Вы хоть представляете что такое волколак?


- Вполне.


- Да что значит вполне? - губы скривились ещё больше. - Вы его хоть раз рядом видели? Не в клетке. Да вы обделаетесь, мой дорогой баронет. А вот я видела одного так же, как вас сейчас. В паре шагов всего.


- И что, обделались?


- Что?!


- Ваша эта затея с поисками оборотня с самого начала была комедией, - Никита решил играть до последнего, и заставить её просто плюнуть на них и дать им свободу действий. Если, конечно, она не задумала их убить. Тогда просто так от этой стервы не отделаться. - Да и плевать я хотел на вашего оборотня. Чушь это всё. Нет здесь никакого оборотня. А если и есть, то пусть только сунется, - он сжал рукоять меча. - Я ему разом башку снесу. Так что вы лучше за себя переживайте и за своих охотников, а мы как-нибудь сами по лесу прогуляемся. Кстати, больше часа заниматься вашим балаганом вряд ли получится. Тучу видишь?


Калия с перекошенным лицом посмотрела вверх, потом медленно перевела взгляд на Никиту.


- Знаешь что, красавчик? Да пусть он тебя сожрёт этот волколак! Пусть он тебе откусит всё там между ног! Тоже мне, возомнил он о себе! Да кто ты такой? Никто! Обладатель великого дара?! Ты ещё доживи до того, как станешь магом!


- Это угроза?


- Нет, это предупреждение.


Она резко развернулась и зашагала обратно.


- Так, все быстро разбились на группы! Живее, я говорю! Что вы как сонные!


- Фух, - Никита с улыбкой посмотрел на Вэю. - Сработало. Теперь нужно подождать, пока они уйдут.


- Мы не пойдём?


- Пойдём, - Никита краем глаза следил за охотниками и темноволосой. Та как раз подошла к ним и он напряг слух по максимуму.


- ..ли найдё. ...ротня, ..жно ..ать его на них. - расслышал он обрывки слов и улыбнулся ещё раз, только теперь внутренне. Кто бы сомневался в том, что разгневанная темноволосая стерва может предложить такое.


- Только не вслед за ними, а в другом направлении. Только бы дождь не начался раньше времени.


- А причём тут дождь? Ник, что ты задумал? - насторожилась светловолосая.


- Я чувствую его след. И мне кажется, он оставлял его специально. Метки. Понимаешь? Тёрся шерстью об одно из деревьев. Пальцем показывать не буду, сама понимаешь. Эти карговы охотники следят за нами.


- Тебе лучше ругаться именем Одрина, ты же больше тёмный, - поправила Вэя и отвела взгляд от леса.


- После того, что произошло между мной и камнем светлой силы, это уже не факт. Чёрт!


Вэя вздрогнула.


- Что это за слово? Страшное...


- Наше ругательство. Извини что напугал. Я просто понял сейчас, что это за оборотень! Чёрт, ну чего они медлят?


- Уходят уже вроде. Ты знаешь этого волколака?


- Мне кажется да. Конечно, я могу ошибаться, но думаю, это всё же он.


Наконец все три группы скрылись за деревьями и Никита, выждав пару минут, неспешно зашагал к паре деревьев, росших совсем не в том направлении, куда ушли все. И это давало надежду, что никто не помешает их встрече.


"А ведь он это для меня! - вдруг осенило его. - Именно для меня он устроил резню, надеясь, что я соображу и выйду за стены города".


Когда между экипажами и ими образовалось приличное расстояние, Никита ускорил шаг, но всё ещё не настолько, чтобы его могли заподозрить. Кто его знает, кто там на карете за кучера? Запросто может быть переодетый охотник.


Поэтому возле дерева он вёл себя осторожно. Принюхался незаметно, посмотрел на Вэю.


- Да, это он. И я знаю где его искать.


- И это всё по запаху?


Никита кивнул и двинулся вперёд. Несколько шагов и густая растительность скрыла их от любопытных глаз кучеров, которые без сомнения наблюдали за двумя странными молодыми людьми, которые не пошли вместе с остальными. А чем им ещё заниматься в свободное от работы время? Водку пьянствовать нельзя - "за рулём". Газеты читать? Так нету тут газет. Да и читать они вряд ли умеют.


В общем, когда между ними и поляной образовалась приличная "завеса" из деревьев и кустарника, Никита уже не боясь ускорил шаг и стал подгонять отстающую Вэю.


- Нужно успеть до дождя, пока запах ощутим.


- А кто это? - начиная тяжело дышать, спросила светловолосая. - Твой друг? Или кто? Кто-то из твоего клана?


- Да, из моего клана, - кивнул Никита, вспомнив что Рагдар говорил о каком-то предательстве и о переходе из клана Рык в клан Оскал. Но не успел он провернуть тот разговор в голове детально, как едва не наткнулся на рослого мужчина. На вид лет сорока, телосложение похлеще чем у него, мышцы так и бугрятся под тканью серой рубахи. И глаза. С желтоватым оттенком.


- Рагдар! - Никита искренне улыбнулся и в ответ получил такую же улыбку. Потом оборотень обнял его, словно родного и пару раз хлопнул по плечу.


- Рад тебя видеть, пришелец из...


- Нет, не надо! - резко перебил его Никита. - Она не знает!


- Мы говорим на нашем языке, - Рагдар разжал объятия, отошёл на шаг и внимательно посмотрел на него.


- Да, точно. Не подумал. Что?


- Ты изменился. Твои глаза. В них почти нет страха, они стали глазами воина.


- Ладно, не льсти. Какой я был, такой я и остался. Рагдар, тут восемнадцать человек устроили на тебя охоту.


- Знаю, не переживай. Я оставил ложный след и у нас есть время. Давай присядем, - он указал на поваленное дерево, и спросил, не глядя на Вэю. - А это кто?


- Моя знакомая.


- Ей можно доверять?


- Как и мне.


- Хорошо.


Они присели на поваленный ствол, местами уже начинавший гнить и Рагдар без паузы начал.


- Я думал, что ты поймёшь быстрее. Пришлось переусердствовать.


- Но как ты нашёл меня?


- Я когда выбрался из города, решил уходить к Мёртвым землям, но что-то остановило меня. И знаешь что?


- Что?


- Маг, который непонятным образом поселился внутри тебя. Я ведь видел, как ты вместе с ним использовал магию, и тогда мне стало ясно, ты тот, кто может стать нам очень полезным. Всем волколакам, понимаешь? И я стал следить за тобой. Сначала отыскал твой след, для чего пришлось обрыскать всю округу, потом шёл за тобой по лесному массиву и когда ты спокойно прошёл сквозь ворота Кальбрега, я чуть не съел свой хвост! Это у нас такое выражение, - оборотень хохотнул. - И знаешь почему? Потому что они не определяют твою сущность, когда ты в человеческой ипостаси! Это поселило внутри меня надежду и вместе с тем страх. Дикий страх, что ты перейдёшь на их сторону, и тогда ты не поможешь нам, а уничтожишь. Поэтому я и решил подать тебе знак, начав убивать. Я хотел, чтобы ты вышел из города и поговорил со мной, - он вздохнул и внимательно посмотрел на Никиту. - Теперь я хочу послушать тебя?


- И что я должен говорить?


- Сначала о том, на чьей ты теперь стороне.


- На своей, - Никита задумался над тем, что сказал. Вышло машинально, но оказалось правдой. Да ему всё равно! Он на своей стороне.


Хотя нет, правильнее будет сказать по другому.


- Я не на стороне людей, так что не переживай, - добавил он и Рагдар задумчиво кивнул.


- Хорошо. Этого достаточно, - медленно проговорил он и, подняв голову, посмотрел на тучу, которая уже успела подползти и накрыла половину неба. - Ещё немного и начнётся ливень, благодаря которому я уйду подальше от сюда. Мне нужно найти своих и отправить их в клан Оскал. Ты теперь уже не такой, каким был в тюрьме, ты стал чуть похожим на Эрника и возможно однажды тебе придётся сделать выбор.


- Какой?


- Остаться человеком или занять трон своего отца.


- Я так далеко вперёд не задумывался.


- Вы слышали? - Вэя, смотревшая на них с любопытством и напряжением, вскочила и бросила взгляд в чащобу.


- Что она говорит? - спросил Рагдар.


- Спросила, слышали ли мы что-то? - Никита взял в свою руку ладонь светловолосой. - Успокойся, тебе показалось. Мы же волколаки, у нас слух...


- Ник, у драконов слух лучше! Ты разве не знал?


- Да?


- Что она говорит? - снова спросил Рагдар и встревоженно обернулся. - Она что-то слышит оттуда?


- Да.


Всё вокруг вздрогнуло от неожиданного раската грома и тут же зашумели верхушки деревьев от налетевшего ветра.


- Там! - прокричала светловолосая, указывая пальцем.


Никита с Рагдаром подскочили и уставились в направлении указываемом Вэей. Никого. Только мешающий слушать стихающий раскат грома где-то у горизонта. Но уже спустя пару секунд они увидели мелькнувшие среди серых стволов силуэты Калии и охотника. Те ещё вряд ли успели заметить троицу оборотней и у них был шанс скрыться...


Никита мысленно выругался, поймав на себе взгляд Калии и машинально кинулся на Рагдара.



Оглавление

Глава 1


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Моисеенко Ольга «Войны оборотней», Милена Завойчинская «Дом на перекрестке»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален