Furtails
Хеллфайр
«Один день Анури»
#NO YIFF #волк #фантастика
Своя цветовая тема

В официальных реестрах и на звёздных картах она значилась под номером "Х2-18-Т6". Я же называю её Итара, что на языке рейтов означает «Жемчужина». Действительно, это настоящая тёмно-зелёная с синим и белым драгоценная жемчужина, сияющая во тьме космоса. Вся планета - один огромный лес, пронзаемый лентами озёр и рек, полей и лугов, иногда разделяемый горами, но всё же практически непрерывный и продолжавший стелиться до самых полюсов. Итара - вторая по счёту планета, что вращается вокруг звезды «Х2-17-МСБ-3а». Но и эти цифры я, как и вся моя команда, уже позабыли. Мы называем её также, как и сами рейты - Зенула. Благодаря ей средняя температура на Итаре тридцать два градуса. Но благодаря частым дождям, засухи обычно не бывает. Разумное население Итары представляют рейты - антропоморфы, похожие на волков, имеющие по четыре пальца на лапах. Несмотря на то, что их общество находится на стадии каменного века, рейты чрезвычайны умны и склонны к обучению, что помогло установить с ними контакт. В первую очередь - с племенем, которым управлял вождь Дир.


Из доклада Вероники Амдер.


* * *


Анури проснулась и лежала, глядя в потолок палатки, сшитой из шкур ка-тами. Её спальное место было в дальнем углу на травяной подстилке. Чуть подальше похрапывал во сне её брат Эри, мощный серый волк с белой полосой на спине. С другой стороны палатки спали родители, лежа на одной шкуре. В бок матери уткнулась младшая сестра Анури, Рина, ещё совсем юная беленькая волчица. В ямке для костра, выкопанной в полу, чернели кости съеденных вчера краснопёрых птиц. Ходящие их никак не назвали, а сами рейты предпочитали звать их «одами», то есть - просто «птицы».


Анури была самой рядовой самкой, одной из семнадцати самок племени Дира. Ей всего полгода оставалось до своего Дня Охотника. Молодая белая волчица с чёрным треугольником на мордочке, белоснежными усами и голубыми глазами, с хорошей фигурой и чистой шёрсткой приковывала к себе взгляды всех молодых самцов племени. Да и кроме того, она привлекала к себе ещё и своим характером и бесшабашной смелостью. Кто первый встретил Ходящих по звёздам? Анури. Кто первый научился говорить на их языке и обучил Ходящих по звёздам словам из своего? Анури. За это она получила красивое синее ожерелье и нож Ходящих по звёздам - да не простой каменный нож, а тесак с блестящим лезвием, которое называют также "металлическим". В длину лезвие было аж три с половиной пальца - то есть, около двадцати сантиметров. Многие самцы мечтали получить себе что-то подобное, но сам вождь приказал оставить это оружие волчице. Нож легко разрезал ка-тами, что упрощало и убыстряло процесс приготовления мяса. С того времени, как рейты научились добывать огонь, сырое мясо в пищу больше не употреблялось, поэтому охотники и согласились с этим решением. Хотя Анури всё равно с помощью брата нанесла на деревянную рукоять ножа символ бога Иду-рику, в котором когда-то пришли к ним Ходящие по звёздам. К слову, те называли Иду-рику странным словом «джип» и пытались убедить рейтов, что на самом деле, это не бог, а простая груда железа, но Анури в это не верила. Он рычит, двигается и смотрит своими большими глазами - как же он может быть неживым?


Зевнул и оставив мысли об Ходящих по звёздам, Анури встала со своей подстилки и нацепила свою набедренную повязку. Хотя тёплый климат Итары не располагал к ношению одежды, а шерсть отлично прикрывала постыдные места, Анури всё-таки не могла себе позволить ходить по селению обнажённой. Затем она извлекла заткнутый за одну из шкур нож и держа его в лапе, выбралась из палатки.


Зенула медленно поднималась за остроконечными вершинами далёких гор. Пылающий жёлтый шар приходил на смену двум небольшим лунам Итары. Анури зевнула ещё раз и пошла по селению.


Все ещё спали. Никто не собирал хворост для того, чтобы возродить угасший огонь, не выносил в лес оставшийся после ужина мусор. Лишь постовые находились на своих местах, охраняя сон остальных членов племени. Воткнув нож в землю, Анури вернулась в свою палатку и вышла из неё, неся в лапах деревянную плошку с растёртой в порошок сушёной травой. Приблизившись к одному из пепелищ, она поставила плошку и принялась избавляться от мусора - кости, куски мяса, несгоревшее дерево было собрано и отнесено к кромке леса. Вернувшись к селению, Анури взяла на краю селения из общей кучи дров несколько палок и возвратившись к пепелищу, принялась разводить огонь. Для этого она взяла одну из палок, разломала её и положила в центр пепелища, а сверху присыпала травой. Затем взяла два "зажигательных камня", как называли их рейты, и принялась долбить одним по другому, высекая жёлтые искры. Так ей пришлось делать несколько раз, пока травяной порошок наконец-то не вспыхнул, огонь передался дереву и начал стремительно пожирать его. Анури наложила палок, чтобы пламя разгорелось как можно сильнее, и побежала на другой край селения.


Здесь, над кромкой воды висели те небольшие запасы, которые рейты делали с ночи для того, чтобы на следующий день было чем позавтракать. В жарком климате Итары мясо долго не хранилось, да рейты обычно и не давали ему долго лежать. Обилие пищи - ка-тами и краснопёрые птицы, рыбы с насекомыми, и съедобные растения - не располагало к длительному её хранению.


Протянув лапу, Анури сняла кусок мяса ка-тами. Весом он был килограмма четыре, но для рейта это не тяжесть. Вернувшись в селение, она своим ножом разделила мясо на полосы, пронзила его палками и воткнула их в землю возле костра. Сама же села рядом, ожидая, пока племя начнёт просыпаться.


Первым, к её удивлению, проснулся сам Дир. Серый рейт, живший более тридцати лет, не спеша вышел из своей палатки в сопровождении жены и сына. Дир был единственным рейтом, носившим на шкуре шкуру - а именно шкуру ка-тами. При ходьбе он опирался на толстую палку, но не по причине возраста, а потому что однажды во время охоты взбешённый раной вожак ка-тами поддел его на рога, а затем со всей силы обрушил на землю.


Пока Таи, жена вождя, бегала за хворостом, щенок очистил от мусора пепелище и вынес из хижины металлическую палку, также подаренную Ходящими. На палку вождь нанизал крупные куски ка-тами и с помощью ещё двух палок, но уже деревянных, поместил над сложенными ветками. Затем он вытащил из шкуры маленький квадратный предмет, поднёс его к костру и внезапно из лапы вождя вырвалось пламя. Любого рейта это бы привело в ужас, но Анури прекрасно знала, что вождь получил от Ходящих в дар так называемые "зажигалки". Эти магические коробки позволяли их владельцу в любой момент зажигать пламя.


Племя понемногу просыпалось. К Анури подсели члены её семьи и тоже принялись за еду. Рядом другие семьи тоже разводили костры и готовили завтрак. Кто-то жарил мясо ка-тами, кто-то краснопёрой птицы, другие же занимались рыбой.


- Сегодня нам нужно будет добыть хотя бы двух ка-тами, - говорил Эри, впиваясь зубами в свой кусок. - Иначе придётся завтра опять есть одну рыбу.


- Чем плоха рыба? - спросила Анури.


- Ничем, кроме того, что рыба - это рыба, - бросил Эри.


- Ну, тогда убей сегодня самого толстого ка-тами, - улыбнулась самка. - Такого, каким можно было бы накормить всё племя.


- И убью!


- Дети, не ссорьтесь, - мать облизнула мордочку и поднялась. - Эри, прошу тебя, будь осторожней сегодня на охоте.


- Обещаю, - кивнул волк.


- А я пока займусь обучением детёнышей языку Ходящих по звёздам, - проговорила Анури.


- От-ри-что, - по-русски произнёс Эри, чем вызвал улыбку у Анури. Насупившись, рейт попытался оправдаться. - Что, думаешь, это так легко?


- Верю-верю, это очень нелегко, - и добавила. - Отлично, да?


Эри молча вгрызся в мясо.


* * *


Зенула шла по небу, а охотники шли на охоту. Всё как всегда. Выйдя из лагеря, рейты разделялись на группы по четыре-пять охотников, брали копья и уходили в лес. Копья в большинстве были с каменными наконечниками, лишь у нескольких самых лучших охотников - с металлическими, подаренными Ходящими.


Анури провожала брата, стоя на холме, откуда можно было видеть охотников до тех пор, пока они не скроются в лесу. В охоте ничего особо опасного нет, но всё равно волчица переживала за брата. Вдруг взбесившийся из-за раны ка-тами кинется на него и...


- Анури! Анури! Пора начинать занятия!


Волчица ещё раз посмотрела в сторону охотников и спустилась с холма.


Занятия производились "на свежем воздухе" - на берегу пруда. Четыре детёныша, двое самцов и две самочки, а также несколько взрослых самок. С собой все принесли книги, созданные Ходящими. А по сути, просто листы бумаги, скреплённые вместе, на которые нанесены картинки, нарисованы буквы и написаны слова.


- Сегодня мы изучим слово "дружба", - начала урок Анури. - Замечу, что это слово одна из самых труднопроизносимых. Харио - дру-жба.


- Друзда... Тружба... Ружба... - послышались возгласы "учеников".


- Прекратили, - поморщившись, оборвала песнопения Анури. - Постарайтесь произнести первые три буквы! Орёте, а толку никакого!


Сама-то она неплохо знала этот "русский" язык. По сравнению с остальными, конечно...


После нестройного пения, у Анури всё-таки получилось выдавить слово, немного похожее на нужное. Разве что с возвышенным звучанием "А". Но хоть понятно выходило. Теперь его надо было вставлять в предложения.


- Друг - хаэр. Дружные - хара...


Урок продолжался полчаса, за которые Анури всё-таки обучила рейтов произносить хоть что-то, похожее на осмысленное предложение. Наконец, она махнула лапой, показывая, что урок окончен и все её ученики разошлись по своим делами. Кроме одного детёныша, посланного отнести "учебники" в палатку вождя.


Обучению уделялось всего по часу или два в день - утром, как сейчас, и вечером, когда Зенула возвещает, что скоро ужин. Но и этого хватало на то, чтобы хоть что-то закрепилось в памяти членов племени. Вождь Дир и Анури были самыми грамотными переводчиками в племени, но благодаря таким занятиям появилась надежда, что скоро их количество увеличится. Ходящие обещали вернуться и Дир хотел встретить их достойно. Правда, рейты пока способны запоминать лишь короткие фразы и недлинные слова, но и то неплохо. Для общения и взаимопонимания в прошлый раз этого оказалось достаточно.


Повседневные дела племени после ухода охотников были весьма обыкновенны. Детёныши занимались метанием самодельных дротиков, либо растирали травы для розжига костров. Самки же принялись за свои обычные дела - кто-то чистил палатки, кто-то занимался выдалбливанием зубил и наконечников из копий. Две-три отправились на рыбалку - схватив короткие копья, они ушли на другую сторону озера. Уж чего-чего, а рыбы в нём хватало.


Мать Анури вышла из палатки и принялась каменным ножом нарезать мясо ка-тами. Анури подошла к ней и молча протянула свой нож, но та лишь отодвинула лезвие и покачала головой. Тогда Анури взяла другой кусок и стала также нарезать его. Перед ужином уставшим охотникам не помешает подкрепить свои силы.


Рейты не знают соли, но как её замену используют водоросли, произрастающие на дне озёр - порошком из них посыпают мясо, что придаёт ему некоторую солёность. Разыскав в палатке деревянную миску с натёртыми водорослями, Анури отнесла её матери, которая принялась обжаривать заготовленное мясо. После чего волчица отправилась продолжать занятие, за которым она сидела уже третий день - выдалбливание из камня наконечника для копья брата. Ходящие подарили рейтам некоторые инструменты, но они находились в пользовании вождя, а Анури была не такой смелой, чтобы попросить их у него. В конце концов, у неё свои лапы есть. Поэтому расположившись за палаткой, волчица принялась ударять рубилом по заготовке наконечника, откалывая от неё мелкие кусочки. Даже не слишком чувствительные лапы рейтов болели после такой работы, поэтому-то самка и предпочла растянуть её на несколько дней. Одна часть, точнее, одна сторона наконечника уже была готова и остра настолько, что при неосторожном прикосновении поранила подушечку, оставив на ней глубокую царапину, но над другой нужно было ещё работать.


Она занималась этим делом не меньше часа. Отменив вечернее занятие - но сегодня Анури решила наконец-то "добить" наконечник, чтобы за ужином преподнести его Эри. Копьё брата устарело, так что замене он будет рад. А уж добыть палку нужной длины в лесу не проблема.


Заработавшись, Анури пропустила тот момент, когда шаман племени - староватый на вид чёрный волк с седыми усами и белой шерстью на голове - вышел из своей палатки, опираясь на длинную палку и не спеша пошёл в ту сторону, откуда в племя должны были вернуться охотники. Дир тоже шагнул наружу, принюхался и зычным голосом приказал разводить костры. Анури услышала его и поспешила встать. Готовый наконечник она сжала в лапе.


Охотники возвращались не пустыми. Четверо самцов, среди которых был и улыбающийся Эри, несли убитых ка-тами. Ещё один держал за хвосты пару краснопёрых птиц. Анури радостно помахала лапой брату и тот ответил тем же.


* * *


За час до темноты ка-тами наконец-то разделали на части. Немного мяса было отложено на завтрак, а всё остальное немедленно обжаривалось и поедалось. Ка-тами оказались молодыми самцами, достаточно крупными, чтобы всё племя могло ими насытиться.


Поедая свою часть ка-тами, Эри рассказывал семье о сегодняшней охоте. Стадо ка-тами встретилось им неожиданно - охотники почуяли запах животных, когда до поляны, где они обычно паслись, оставалось ещё несколько сотен шагов. Вместе с другой группой, рейты окружили ка-тами и кинулись в атаку. Один из самцов получил копьё в грудь, но остальные животные бросились прочь и тогда Эри изо всех сил метнул своё копьё, угодившее в бок как раз вздумавшему развернуться ка-тами. К несчастью, копьё при этом сломалось, так что подарок Анури привёл самца в восторг.


После ужина состоялась ежедневная молитва богу О-ну-тами, богу охоты. Шаман, увидев, что большинство рейтов съели своё мясо, поднялся и вскинул над головой лапы. Переговаривающиеся волки затихли, повернувшись к шаману. Анури тоже обернулась, облизывая мордашку.


- О-ну-тами, бог охоты! - громким и твёрдым голосом выкрикнул шаман. - Благодарим тебя за то, что сегодня ты позволил нашим сыновьям провести удачную охоту и добыть мясо, дабы мы смогли утолить свой голод! Прошу тебя, не оставь детёнышей погибших и даруй им силы для преодоления испытания, коему мы подвергли их, дабы они в будущем смогли занять место своих отцов.


Под конец рейты громко завыли, возвещая окончание молитвы.


После ужина самцы отправились на отдых, а самки принялись кидать остатки пищи и кости в огонь. Утром это всё соберут и выкинут. А пока, оставив огонь медленно догорать, все разошлись по своим палаткам.


Чувствуя слабую усталость, Анури легла на подстилку. Эри уже спал, открыв пасть и негромко похрапывая. Отец вкладывал наконечник его будущего копья в шкуры, пока мать играла с Риной в раковины озерных улиток.


- Спокойной ночи, - сказала Анури и получив ответное "спокойной ночи" отвернулась к стене. Она закрыла глаза и стала ждать, когда бог сна отправит её в свои владения...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: В. Н. Васильев «Волчья натура-2», Алис Алхимик «На дне», White D «Убийца богов: Глава 2. Кто это?»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален