Furtails
Gene Wolf
«Я не хочу убивать!»
#NO YIFF #волк #олень #верность #смерть
Своя цветовая тема

Я не хочу убивать!

Gene Wolf



- Да не буду я убивать! - решительно заявил Мягкая Лапа. - Не убивал, и не собираюсь этого делать!

Лучи полуденного солнца свещали чёрно-серую морду молодого волка.


Лубакур, вожак стаи Мягкой Лапы и его отец, тяжело вздохнул. Они уже не раз обсуждали это, еще с тех пор, как Мягкая Лапа был щенком, но теперь вопрос стал совсем остро.


- Ты в нашей стае уже три полнолуния, - сдержанно сказал он, понимая, что гнев ни к чему хорошему не приведёт. - Ты должен быть настоящим хищником, чтобы считаться взрослым. - Он посмотрел прямо в глаза сыну. - Некоторые говорят, что тебе пора показать, что ты способен приносить пользу стае.


Мягкая Лапа гневно прижал уши:

- Пользу?! А кто выслеживает добычу лучше меня? Кто дольше всех способен протаптывать тропу в глубоком снегу, чтобы загонщики не уставали? - Он был в ярости, что кто-то смеет думать, что он не приносит пользы стае. - Кто ловчее всех отбивает от стада самую слабую добычу, и направляет ее прямо в пасти сидящих в засаде охотников?


- Да, всё это правда, - признал Лубакур. - Но, как вожак стаи, я должен прислушиваться ко всем, а не только к одному из щенков, - он снова вздохнул и встал, собираясь покинуть поляну, на которой они уединились ради этого разговора.


Вожак стаи посмотрел на молодого волка и твердо сказал:

- Охота будет сегодня вечером. Другим волкам поручено загонять добычу, но не убивать ее. Если не убьешь ее при всех, то будешь изгнан из стаи! - он развернулся и напоследок бросил через плечо: - Это моё окончательное решение.


Мягкая Лапа разочарованно рыкнул. Он был большим волком, больше любого в стае. А также сильнее и быстрее. Разве он не использовал эту силу для всеобщего блага? Почему им этого недостаточно? Теперь он должен убить и остаться в стае, либо быть изгнанным. Другого пути не было...


Волк выгнулся, потянулся, стряхнул с шерсти пару прилипших листков и побежал через лес. На бегу ему всегда лучше думалось…


***


Погруженный в самые мрачные мысли, Мягкая Лапа подбежал к двум огромным валунам, покрытых сплошным покрывалом зарослей дикого винограда и колючего кустарника. Поняв, куда привели его лапы, волк лег на живот, прополз несколько ярдов под переплетенными ветвями ежевики и оказался в просторном гроте. В нем было темно, но он знал, кого найдет тут.


Олень лежал на своем ложе, глядя в сторону единственного входа.

- Ты очень точно соответствуешь своему имени, волк, - усмехнулся олень. - Если бы я не ждал тебя, даже мой острый слух не помог бы мне заметить твоего появления.


- Добрый день, Каллан… - мрачно буркнул волк и плюхнулся рядом с ним.


- Какие мы сегодня грубые! - фыркнул олень. - Что, у самок началась течка, но они только вертят хвостами и убегают?


Несмотря на подавленное настроение, Мягкая Лапа рассмеялся.

- У волков порядки отличаются от ваших, Каллан, - ответил он. - Мы не собираем своих самок в кучу, чтобы потом падать от истощения, обслуживая сразу всех!


В полумраке убежища Мягкая Лапа увидел улыбку на морде оленя.

- Ещё одна причина, почему мне нравится быть оленем, а не волком, - рогатый собеседник улыбнулся ещё шире. - Если бы ваш вид уделял больше внимания своим самкам, возможно вы не были бы такие злые.

- Если бы мы так делали, от вашего вида мало бы что осталось! - заметил Мягкая Лапа, тоже улыбнувшись; разговор с давним другом на время отвлёк от мрачных мыслей.


Каллан кивнул:

- Верно. Вы гоняетесь за нами, срывая на нас свою неудовлетворенность, а мы убегаем, чтобы удовлетворить свою, - он тоже усмехнулся. - Идеальное равновесие, не правда ли?


Мягкая Лапа покачал головой, удивленный простой, но неоспоримой логикой оленя:

- Похоже, да, равновесие.


- Ну, тогда скажи мне, мой друг, что привело тебя в моё убежище, да ещё в таком мрачном настроении? - Олень глубоко вдохнул воздух. - Возможно у меня нюх не столь острый как у волка, но от тебя буквально смердит гневом, - он немного передвинулся и внимательно осмотрел волка, перестав постоянно коситься в сторону входа в убежище. - Что случилось?


Волк посмотрел на друга, и, почти ожидая, что сейчас олень вскочит со своего ложа и убежит, ответил:

- Они хотят, чтобы я сегодня убил.


Каллан лишь дёрнул ухом и кивнул:

- Мы все убиваем время от времени.


Решив, что это шутка, Мягкая Лапа нахмурился:

- Я серьёзно, Каллан.


- И я тоже, друг мой, - ответил олень, без тени иронии в голосе. - Мы ВСЕ убиваем.


- Вы - убегаете, - сказал волк, словно пытаясь объяснить устройство мира тому, кто прожил в нём гораздо дольше его самого. - Это мы убиваем!


- Чаще всего - да, - кивнул олень. - Но разве ты не видел шрамов на моих боках? Они остались после того, как за мной гнались волки.


Мягкая Лапа смущённо прижал уши.

- Извини, Каллан… ты никогда не говорил мне об этом.


- Потому что никогда не считал нужным, - олень улыбнулся: к нему вернулось его обычное хорошее настроение. - Так устроена жизнь. И та погоня, в которой я получил эти шрамы, стала последней для некоторых волков.

Каллан задумался, а затем вдруг сказал:

- Ты не против сыграть в одну игру, Мягкая Лапа?


Волк растерялся, на мгновение решив, что его друг потерял рассудок.

- Я не в настроении играть! Разве ты не понял, что я тебе сказал? Сегодня вечером я должен убить - или меня выгонят из стаи!


- Я слышал, - спокойно ответил олень. - Ты думаешь, я не понимаю? Но это очень простая игра. Я задаю вопросы, а ты честно отвечаешь на них. - Он посмотрел на волка. - Что тут сложного?


Мягкая Лапа вздохнул, подумав, что сегодня, похоже, все сошли с ума...

- Хорошо, я буду играть. Задавай свои вопросы, и я честно отвечу на них.


- Что случится, если все волки вдруг начнут думать так же, как ты?


- О, как бы я этого хотел! Мир стал бы гораздо лучше! - легкомысленно ответил молодой волк.


Каллан удивленно поднял брови:

- Серьёзно? Тебе стоит быть осторожнее со своими желаниями. Ты что, действительно в это веришь?


- Я... - замялся Мягкая Лапа. Он знал, что когда Каллан задает вопрос, то ждет взвешенного ответа. На протяжении всей недолгой жизни волка олень был для него не только другом, но и наставником. Если об этом узнали в стае, его бы немедленно изгнали. Он буквально слышал их насмешливые возгласы:


"Мягкая Лапа - оленелюб! Отправляйся жить к ним в стадо, раз они тебе так дороги!"


Он подумал несколько минут и ответил:

- Я думаю, что да.

- Нет, Мягкая Лапа, - тихо ответил Каллан, - как раз наоборот. Жизнь стала бы ужасной, причем для всех нас.

- С чего бы? Я не вижу причин для этого! - возразил молодой волк.

- Я знаю, - кивнул олень. - И поэтому, похоже, мне выпала особая честь научить волка быть волком.


Мягкая Лапа вскочил; это заявление выглядело оскорбительным.

- Я знаю, как быть волком, и гораздо лучше тебя!!


Он был в ярости. Сначала отец требует делать то, чего он не хочет, а теперь еще и лучший друг оскорбляет его! Лучше будет просто убежать прочь и забыть о них!


Олень не шевельнулся, но когда снова заговорил, в его голосе тоже звучал гнев:

- Ты НИЧЕГО не знаешь, щенок, и тем более о том, как быть волком! А теперь прекрати вести себя как идиот, ложись рядом со мной, согрей меня своим теплом и позволь мне объяснить.


Мягкая Лапа был потрясен: его друг еще никогда не обращался к нему таким резким тоном… но он был гораздо старше и видел этом мире гораздо больше него...

Проглотив гнев, волк послушно опустился на прохладный пол убежища рядом оленем, ощущая тепло его тела. Ладно, он выслушает, но ничто не заставит его убить. Ничто!


Каллан кивнул, наслаждаясь теплом тела хищника: последнее время олень все чаще мёрз. Смягчив тон, он одобрил послушание волка:

- Молодец. По крайней мере, ты достаточно умён, чтобы слушать. Это уже немало. Давай продолжим игру, Мягкая Лапа. Я опишу тебе ситуацию, а ты ответишь, к чему, по твоему мнению, она приведёт.

Увидев неохотный кивок, олень спросил:

- Что произойдёт, если все волки вдруг перестанут убивать?


- Они прекратят травить меня за то, что я не убиваю, - тут же ответил Мягкая Лапа.


- Скорее всего, да, - согласился Каллан. - А что ещё?


Ответ на первый вопрос был простым, потому что Мягкая Лапа желал этого больше всего. Но, поразмыслив ещё минуту, он добавил:


- И мы будем голодны.


Олень покачал головой и его рога с царапающим звуком задели переплетение корней кустарника над головой.


- Нет, не просто голодны - вы просто умрете от голода. Волки исчезнут с этой земли. Ты не согласен? Подумай - ведь если НИКОГО нельзя будет убивать!


Мягкая Лапа послушно подумал и неохотно согласился:

- Думаю, да… мы бы умерли с голоду. Но тогда мир стал бы лучше, а такие как вы могли бы никого не бояться. Ваш вид смог бы жить и процветать.


- Абсолютно неверный ответ, молодой волк. О да, нас бы никто не тревожил, и мы бы некоторое время процветали… пока не расплодились бы как кролики, - он усмехнулся. - Мы это дело весьма любим.

Волк тоже улыбнулся: он не раз видел Каллана с большой группой самок, которых тот защищал от посягательств молодых самцов.


Олень снова посмотрел на волка:

- А теперь скажи мне, что произойдет с моим видом спустя, скажем, двадцать поколений жизни в твоём прекрасном мире, где нет злобных волков?


Мягкая Лапа непонимающе покачал головой:

- Вы бы процветали. У тебя было бы столько самок, сколько ты хочешь, и множество малышей от них. Разве это может быть плохо?


- Мы бы тоже начали голодать, мальчик мой. Наш вид по своей природе ленив, и мы не бегаем, если в этом нет необходимости. Мы не такие как волки, и со временем просто заплыли бы жиром. Жирные и ленивые тупые олени - что, похоже на прекрасное будущее для моего вида, а?


Мягкая Лапа представил эту картину.

- Если честно, выглядит не так уж и плохо, - ответил он.


- Думаешь? Тогда представь что будет, когда начнется зима, - продолжил Каллан. - Оленей будет ОЧЕНЬ много. Слишком много, потому что больше никто не станет убивать больных и слабых. Слабые тоже смогут размножаться, потому что самок будет слишком много для того, чтобы сильные самцы могли защитить от них свои стада. И поэтому весной, если самки вообще переживут суровую зиму, сильные метели и мороз, у них родятся новые слабые.


Мягкая Лапа неверяще фыркнул:

- Ты что, хочешь заставить меня поверить, что вы САМИ хотите, чтобы вас преследовали и убивали?! Никогда в такое не поверю!


Каллан улыбнулся:

- Чего хотим мы, и что хотите вы - не имеет никакого значения, - он наклонил голову, чтобы рогами почесать зудящее место. - Давай доведём игру до конца. Без вашего вида мы станем толстыми и ленивыми. Больными и слабыми. Как мы будем умирать?


Вопрос удивил Мягкую Лапу.

- Как? Думаю, вы будете умирать от старости… разве не так?


- И ты считаешь, что это хорошо? - наклонил голову олень.


- А что в этом плохого? - волк удивленно посмотрел на друга. - Ты меня совсем запутал! И вообще - сейчас ты говоришь как наш вожак!


- В таком случае у вас мудрый вожак и я уважаю его за то, что он сказал это тебе, - Каллан улыбнулся и закончил игру. - Мы все однажды умрём. Ты, я, ваш вожак - ВСЕ! Представь меня старым, неспособным нормально двигаться, голодным. Скажи мне, как я умру? Помни - однажды это ждет всех нас. Каким будет мой конец?


Мягкая Лапа смущенно заерзал от этого вопроса. Он теснее прижался к своему другу, не желая думать о мире без него. Да, отец говорил почти то же самое, но тогда он не принял это так близко к сердцу. Ведь говорил хищник! Теперь же он взглянул на это с точки зрения оленя и результат ему не понравился.


- Что скажешь, молодой волк? Какой была бы моя смерть?


- Ты бы просто лёг и уснул, - ответил волк, прекрасно понимая, как наивно это звучит.


- Если бы это случилось зимой, возможно ты был бы прав. Но если это произойдет летом в мире, где вокруг меня полно мелкой живности? Что будет тогда? - он смотрел прямо на волка, буквально пригвоздив его взглядом, вынуждая увидеть неприглядность окончания жизни.


- Ты бы лёг… - от эмоций у волка перехватило горло. - Потом заснул…


- Нет, молодой волк. Я бы умер ужасной смертью, которой боятся все олени, и которая куда страшнее смерти от ваших клыков. - Каллан по-прежнему смотрел волку прямо в глаза, чтобы тот наконец осознал правду. - Меня бы медленно, живьем, съели крошечные существа, живущие вокруг нас. Муравьи, мухи, крысы. Вот какая смерть ждала бы меня, если бы не было волков!


В голове Мягкой Лапы царил хаос. Такого не может быть! Убийство - это жестоко! Это неправильно! Но оно... необходимо?!


Волк растерянно потряс головой.

- Если я не прав… то получается, что твой вид хочет быть убитым?


Каллан отрицательно качнул рогами:

- Нет, мы не хотим, чтобы нас убивали. Мы хотим жить так же долго, как и вы. Вот почему мы убегаем, и иногда даже убиваем глупых волков, которые слишком неосторожно приближаются к нашим острым копытам. И это делает сильнее также и твой род. Но когда приходит время, мы предпочитаем быструю смерть от клыков волков, чем медленную и мучительную от челюстей маленьких существ.


Мягкая Лапа смущенно взглянул на своего друга:

- Я вел себя как идиот, правда?


Каллан улыбнулся.

- Нет, мой юный друг, просто ты ещё молод. Смерть не желанна. Она отвратительна. Порой просто жестока. Тем не менее, она необходима, и это важно понимать - особенно волкам.


Мягкая Лапа посмотрел вверх сквозь густые заросли корней: уже начинало смеркаться.

- Мне пора, Каллан. Сегодня я должен кого-то убить… - он встал и посмотрел на своего друга. - И я не знаю, благодарить тебя или проклинать.


Каллан лишь улыбнулся в ответ.

- Можно и то и другое. - Потом засмеялся и добавил. - Обещаешь мне, что когда мы встретимся вновь, ты будешь уже взрослым волком?


Мягкая Лапа глубоко вздохнул.

- Обещаю. Мне нужно было увидеть свою глупость твоими глазами. Спасибо.


- Всегда пожалуйста, Мягкая Лапа, - кивнул олень. - Теперь иди, твоё будущее и твоя стая ждут тебя.


Мягкая Лапа потёрся плечом о большого оленя, что по обычаям волков означало большую приязнь.

- Береги себя Каллан. Я еще зайду к тебе.


Олень улыбнулся другу:

- Очень на это надеюсь. Давай, иди на встречу со своим будущим!



Когда шорох шагов волка стих, и Каллан был уверен, что тот уже ничего не услышит, он с трудом разогнул ноги и пополз из своего убежища. Его спина и суставы похрустывали и олень тихо скулил от мучительной боли в них.


Выбравшись из-под валунов, он медленно и болезненно выпрямился, потянулся и медленно побежал прочь: боль, заглушённая выбросом адреналина, превратилась в едва заметное пульсирование. Он посмотрел на закат и услышал отдалённый волчий вой: они созывали охотников.


"Ещё только один пробег, Каллан. Постарайся сделать всё как надо…"



***


Мягкая Лапа услышал призыв и поспешил к месту сбора. Он не хотел, чтобы в стае подумали, что он сбежал как побитый щенок.


Когда он выскочил на поляну, волки замолчали, удивлённые его появлением. Подойдя к вожаку, Мягкая Лапа почтительно обратился к нему:

- Я всё ещё могу участвовать в этой охоте?


Отец кивнул:

- Это твоя охота. Ты знаешь что делать.

Мягкая Лапа, который был заметно больше и сильнее своего отца, тихо прорычал, глядя ему в глаза:

- Ты хотел волка? Теперь он у тебя есть...


Развернувшись и направившись к выходу с поляны, чтобы начать охоту, он добавил достаточно громко, чтобы его услышали все:

- Один старый друг как-то сказал мне, что стоит быть осторожнее в своих желаниях…


Мягкая Лапа неслышно несся по лесу, идя по свежему следу следу добычи, который вывел его к большой поляне.

Осторожно выглянув из-за кустов, волк увидел большого оленя, который стоял на небольшом пригорке, настороженно шевеля ушами. Похоже, рогатый учуял волков, но еще не определил, откуда они приближаются.


Мягкая Лапа коротко рявкнул, давая команду группе загонщиков, которая тут же разделилась, обходя добычу с боков, чтобы спугнуть оленя прямо на охотников, которые должны его прикончить.

Прямо к нему.


***


Каллан заметил волков сразу, как только они появились из леса.

Он улыбнулся. Судя по размерам переднего, их вёл Мягкая Лапа.


- Ну что же… пора закончить нашу игру, волк... не подведи меня! - тихо прошептал олень.


Когда долгожданный топот лап волков-загонщиков прозвучал прямо за спиной, Каллан рванул вперёд. За свою жизнь олень много раз играл в эту игру и знал, чего ожидать от хищников. В своём роду он был лучшим, и его друг должен быть лучшим в своём… поэтому сегодня игра будет совсем другой!


Рассмеявшись, он рванул прямо на появившихся у него на пути волков.


- Глупые псы!!! - трубно взревел Каллан. - Клянусь, сегодня вы дорого заплатите за моё мясо!


Мягкая Лапа узнал этот голос и встал как вкопанный. Каллан!! Не может быть! Он не может этого сделать! Не может убить своего лучшего друга!


Олень заметил нерешительность лидера волков и еще прибавил скорости, стараясь не обращать внимания на боль в мышцах и суставах, продолжая с вызовом кричать волкам:


- Обещаю это вам! Ну, кто первый?! Вы волки или щенки, от страха зажмурившие глаза? Глупые шавки!


Мягкая Лапа заметил, какие усилия прилагал его друг. Они не раз бегали вместе, играя в догонялки, но теперь в его движениях больше не было прежней легкости. Он явно напрягал все силы, словно превозмогая себя.

И, наконец всё поняв, Мягкая Лапа бросился вперед: вожак и остальные охотники немного отстали.


Он провыл в ответ:

- Глупый олень! Можешь обещать что хочешь! Я тоже обещаю тебе! Что твой конец будет быстрым!


Каллан улыбнулся: его друг все понял. Именно этого он хотел. Это было всё, что мог пожелать олень…


Волки привыкли, что их добыча пугается и беспорядочно мечется из стороны в сторону, когда понимает, что выхода нет. Она всегда так делает. Но этот олень не остановился!

Лишь неопытность Мягкой Лапы спасла его, когда он отпрянул в сторону, а олень, опустил голову, врезался прямо в охотников.


Вожак успел лишь удивлённо взвизгнуть, когда острые рога пронзили его насквозь. Мотнув головой, Каллан отбросил волка, и Мягкая Лапа услышал, как мёртвое тело отца гулко ударилось о землю…

Олень прорвался мимо растерявшихся охотников в лес и Мягкая Лапа, развернувшись, бросился следом.


- За мной! - взвыл он, обращаясь к стае. - Но этот олень - МОЙ!!


Сначала Каллан далеко оторвался от погони, но потом разрыв начал быстро сокращаться. Каждый сустав и мышца в его теле протестовали, и все же он продолжал бежать. Несмотря на боль, бежать было так здорово! Это было то, для чего он был рожден. Позади раздался командный рык его друга, и олень улыбнулся…


Ждать пришлось недолго. Уже через пару десятков скачков Каллан услышал позади мягкий топот сильных лап друга.

Обернувшись, он крикнул, задыхаясь:

- Докажи мне, что ты уже не волчонок! А если не сможешь, я докажу тебе, что способен прикончить ещё не одного волка!


До предела напрягая мышцы, Каллан помчался ещё быстрее. Мягкая Лапа видел, каких усилий стоит это оленю, но с лёгкостью догнал его. Он взвыл от горя. Слёзы оставили блестящие полоски на мехе его морды…


- Прощай, друг! - и прыгнул, целясь в горло Каллана.


Тот видел прыжок молодого волка, и поняв, что не сможет увернуться, успел сказать: - Наконец ты волк! - прежде чем клыки вонзились в его плоть…


Яростно тряхнув головой, Мягкая Лапа услышал треск костей. Тело оленя несколько раз перевернулось, взрывая опавшую листву, и наконец остановилось.

Волк стоял над мертвым телом своего друга, и слёзы текли по его морде. Он смотрел на застывшую улыбку Каллана…


Подбежали остальные члены стаи, обступив его и добычу полукругом.

Подняв голову, Мягкая Лапа посмотрел на стоящих перед ним волков, и с вызовом прорычал:


- Я убил! Теперь я часть стаи! Я волк! Я вожак!


Он знал, что кто-то может бросить вызов, сам претендуя на это место - но сейчас ему было на это плевать. Он повернулся и медленно пошёл прочь.

Один из волков несмело окликнул его:


- Мягкая Лапа… разве ты не будешь есть?


Большой волк обернулся: его глаза были полны печали, когда он ответил:


- Я не голоден.


Мягкая Лапа повернулся спиной к стае и большими скачками помчался через лес к убежищу, где столько раз беседовал со своим другом. Он хотел побыть наедине со своими мыслями…


***


Небо на востоке уже светлело, когда волк осторожно прополз под корнями во тьму грота, и с болью в сердце вдохнул такой знакомый запах его старого друга… и какого-то другого оленя!


- Итак, волк вернулся… - произнес незнакомый голос. - Мне стоит бояться?


- Кто ты?! И что здесь делаешь? - в замешательстве спросил Мягкая Лапа.


- Меня зовут Тарн, я сын Каллана.


В сером свете раннего утра, пробивающегося сквозь потолок из корней, появились очертания красивой короны из рогов. Блеснули глаза, внимательно глядящие на хищника.


- Скажи мне волк, его конец был быстрым?


Мягкая Лапа угрюмо кивнул:

- Да. Я сам это сделал.


Олень кивнул: его рога задели потолок с очень знакомым царапающим звуком.


- Ты был его близким другом, и он часто говорил о тебе. Ты его уважал, - олень посмотрел на стоящего перед ним волка. - И теперь ты настоящий волк. Должен ли я бояться тебя?


Мягкая Лапа покачал головой:

- Здесь - нет. - И указал мордой на выход. - Но ТАМ я сделаю то, что должен.


- Мой отец все же сумел донести это до тебя, - улыбнулся олень. - Все правильно, так и должно быть. - Он посмотрел волку прямо в глаза. - Для меня будет честью называть тебя другом.


Мягкая Лапа подошёл к Тарну, и потерся плечом о бок большого оленя, что по волчьим обычаям означало большую дружбу.


- Для меня тоже, Тарн.


***


- Я не хочу убивать! - решительно заявила Калла. Падающие из отдушины лучи полуденного солнца освещали ее недовольно нахмуренную чёрно-серую мордочку. - Я не убивала, и не собираюсь делать этого сейчас!


Мягкая Лапа внутренне улыбнулся упрямству дочери, но выражение его морды оставалось серьёзным. Ей исполнился почти год, и пора было уже её выводить на охоту. Этот разговор с Каллой был знаком ему не только потому, что был далеко не первым, но и потому что когда-то он сам был таким.


Поднявшись с пола логова, волк посмотрел на свою дочь, и сказал просто:

- Следуй за мной.

Решив, что отец собирается взять её на очередную охоту, Калла мрачно буркнула:

- Я все равно не стану убивать! Никогда!


- Ты не обязана убивать, Калла, если сама не решишь сделать это, - сказал он, когда они бежали через лес. - Я не могу заставить тебя.

Молодая волчица была удивлена словами отца.


- Что ты хочешь этим сказать? - Осторожно переспросила она. - Что я могу не убивать?


Мягкая Лапа глубоко вздохнул, остановился и обернулся к дочери:

- Калла, я когда-нибудь тебе врал?


- Нет… - волчица смущено прижала уши.


- Тогда не надо намекать, будто я хочу сделать это сейчас. Идем, мы почти на месте.


Вскоре они остановились перед двумя гигантскими валунами, почти полностью скрытыми колючими зарослями.


Мягкая Лапа втянул воздух и прислушался. Он почуял запах Тарна, услышал, как при появлении волков его сердцебиение чуть-чуть ускорилось.


Волк произнес достаточно громко, чтобы друг тоже услышал его:


- Даю тебе слово, Калла, что не стану заставлять тебя убивать. Но взамен я хочу, чтобы ты сыграла в игру.


- Игру? - удивленно переспросила Калла. - Ты хочешь играть в какую-то игру?


- Нет. Я хочу, чтобы в нее сыграла ты! - усмехнулся большой волк. - Можешь пообещать мне, что будешь играть до конца, как бы неудобно тебе не было? - Он увидел тень сомнения на её морде и добавил. - Это не опасно и не причинит тебе никакого вреда. Всё, что тебе нужно сделать - это слушать и честно отвечать на вопросы. Сделай это, и я обещаю не просить тебя кого-то убивать, если ты сама этого не захочешь. Вот мои условия… ты их принимаешь?


Калла на мгновение задумалась. Отец еще никогда ее не обманывал…


- Я сделаю то, что ты просишь. Как мне начать эту игру?


Мягкая Лапа улыбнулся бесстрашию дочери и прижался плечом к ее плечу.


- Между этими камнями есть проход, - он указал на едва заметную ложбинку под зарослями. - Заходи внутрь, и увидишь того, кто ждет тебя там. Поговори с ним, и когда пройдёшь всю игру, возвращайся домой. Тогда мы снова поговорим.


Наклонив голову, она с недоумением спросила:

- Об убийстве?


Мягкая Лапа улыбнулся:

- Не думаю. Скорее всего, мы будем говорить о волках.


Перевод - Redgerra

Редакция - Aaz



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Irbis «Тень зверя», Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», Предвестник Бездны «Павший»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален