Furtails
Fiolet
«Тупик»
#NO YIFF #разные виды #постапокалипсис
Своя цветовая тема

Глава 1.

— Беги, Нук! Не тормози!

— Бегу, как могу, Ланс! Дай отстреляться!

Пасмурный и холодный день в Санвел-Сити был уже третьим, когда на его улицах слонялись зомби. Улицы окутывал лёгкий туман, изредка слышались чьи-то голоса и если просто выйти на улицу, то можно было разобрать в тумане движущуюся фигуру на первый взгляд вполне обычного фурря. Но внешность обманчива… Зомби ведут себя почти так же, как и незаражённые… Буквально за три дня неизвестный науке вирус природного происхождения сократил живое население города в пять раз. Те, кто не подверглись заражению, старались выжить, как могли. Именно такими и оказались кот Ланс и гепард Нук. Страх переполнял их души, когда они убегали от толпы бегущих за ними зомби, но надежда на спасение оставалась всегда. Хоть порой и маленькая…

— Нук! – кричал сквозь сбитое дыхание Ланс. – Хватит геройствовать! И что, что у тебя пистолет? Сейчас важнее добраться до укрытия!

— А ты что, завидуешь, что ты свой ствол посеял, да? – вполне бодрым голосом отвечал Нук. – Получи, сволочь! – выстрел, и ещё один зомби за спиной упал на бегу. – Ха! Я только сейчас заметил, как прикольно они падают!

— Нук, йиффить твою налево! Побереги патроны! Всё равно всех не перестреляешь! Ой, блин! Слева ещё толпа! Направо! – кот махнул лапой в сторону Стальной улицы. – Там вроде чисто!

Двое бежали на последних силах, на последнем издыхании, но они бежали. Повсюду их встречали безликие слепые дома и полные страхов переулки. Сбитое дыхание в холодном воздухе города обжигало, словно раскалённая докрасна сталь. Лапы уже просто не держали, их пронзала острейшая боль. Но двое как-то нашли силы бежать.

Два кота забежали в первую дверь и аккуратно заперли её, стараясь не шуметь как можно максимально.

— Это их задержит на какое-то время, — сказал Нук, подвигая шкаф к двери. Снаружи уже стали слышны стуки, шарканье когтей о дерево и бетон, крики и рычание.

Тёмная комната встретила двоих зловещей тишиной и страхами, наполнявших её. Ланс первым пришёл в себя и включил фонарик. Луч искусственного света озарил мрак пустующей квартиры, тени от предметов танцевали свой жуткий танец на стенах.

— Нук… Может, включишь свой фонарик? – Ланс приподнял бровь.

— Аааа… Что? Ах, да! Забыл, — щелчок – и второй пучок света мгновенно осветил темноту. – И что будем делать?

— Для начала осмотримся, — холодно ответил кот. – Я пойду первый, ты – за мной, будешь прикрывать сзади, если что.

— Понял.

Нук встал сзади Ланса, тот медленно стал ступать по грязному от пыли паркету. Каждый их шаг был еле слышен, ведь они знали, что посторонние шумы привлекают этих тварей. Лучи света бегали по полу и стенам, освещая всё, что скрывалось в зловещей темноте. Ланс медленно достал из кармана штанов средних размеров раскладной нож с широким лезвием и поставил лапу с ним в боевое положение, мало ли что. Нук же пятился спиной, водя стволом своего «орла пустыни» туда-сюда, с лёгкой ухмылкой на морде. Было видно, что он явно нервничает, хотя, судя по его прошлому, такого нельзя было сказать.

Треск – это Нук случайно наступил на лампочку, лежащую на полу.

— Тихо ты! – прошипел Ланс и стал прислушиваться к тишине… Вроде всё нормально, никаких посторонних шумов. – Обошлось… Смотри под лапы!

— Так мне прикрывать тебе спину или под лапы смотреть? – усмехнулся Нук.

— Это не смешно. Ты же знаешь, эти твари не глупые – всё слышат… Мало ли они здесь ещё спрятались? Так что тихо… — кот шмыгнул носом и продолжил тихо ступать по полу, Нук же просто фыркнул.

Вот в свете фонаря показалась кухня… вся в крови, а рядом погрызенный расчленённый труп молодого тигра. Его голова держалась всего на одной жиле от туловища, глаза были замутнёнными и запрокинуты вверх, по их краям уже спеклись кровавые ручейки.

— Меня сейчас стошнит, — сбито сказал Ланс, прикрывая пасть лапой.

— Что там? – спросил Нук и, повернувшись, выпучил глаза, — о, господи… это же Ричард…

— Что? Ты знал его? – слегка наморщился Ланс.

— Да… Мы вместе с ним работали. Он поставлял нам морепродукты в ресторан…

— Ты не говорил, что в ресторане работал.

— Я там грузчиком был. Всё время принимал его партии… Но… что он тут делает? Ведь его дом за два квартала отсюда!

— Вероятно, он пришёл в гости… к нему, — Ланс показал глазами в сторону пролёта двери напротив – там лежал ещё один труп, лис, но он не был так сильно погрызен. Только два укуса в области левой верхней лапы. – Осторожно с ним, он может оказаться одним из зомби.

— Так давай проверим это! – Нук вскинул пистолет, но Ланс отвёл его в сторону:

— Я тебе проверю! Просто не трогай его и всё, — последнюю фразу кот сказал спокойно, в то время, как первую он чуть ли не выкрикнул, но сдержался.

— Эх… ладно, — Нук опустил ствол. – О! Смотри! Горючее! – гепард показал пальцем в сторону полки – там стояла бутыль виски.

— Ты что?! Сдурел?! Стой на месте! – уже шипя, сказал кот.

— А что будет? Я просто возьму, отхлебну и всё, — гепард не заметил, что на полу были стаканы и случайно пнул один из них – тот cо звуком проскользил по кафелю и врезался в другой стакан, отчего оба с громким звуком разбились. Ланс стоял, словно тень, и стал вновь прислушиваться к звукам вокруг. И снова тишина. Неужели, и на этот раз пронесло?

— Нук, да что б тебе утопиться в луже! – кот негодовал. – Сказано тебе стоять, значит ты должен стоять!

Вдруг у гепарда расширились глаза:

— Ланс! – закричал он. – Сзади! — Покусанный лис стоял за спиной у кота и тихо рычал, готовый наброситься на Ланса в любой момент. – Пригнись! – поняв, кот резко выбросился вниз, и зомби получил тяжёлую пулю прямо промеж глаз. Кровь брызнула на Ланса сзади, звук от выстрела разошёлся эхом по всему дому.

— Спасибо… — выдохнул Ланс. И тут его уши повернулись на странные звуки. Кто-то взвыл совсем недалеко, буквально за стеной, и стали слышны многочисленные шорохи.

— Случай вонючий… — выдохнул Нук. – Надо валить и быстро!

— Куда? Везде эти твари!

— Во! Вон туда! – Нук заметил вентиляцию в потолке. – Подсади меня, я сниму крышку!

— Но…

— Нет времени! Подсади меня!

Кот неохотно присел, и гепард сел ему на плечи, отчего Ланс закряхтел, но всё-таки поднял его. Со звоном крышка упала на пол.

— Ну? Как там? – спросил Ланс.

-Да пусто, пусто там! – сорвался Нук. – Подсади повыше!

Через силу, но всё-таки кот подсадил стокилограммового гепарда выше, чтобы тот сумел залезть в шахту, и тут же обернулся – зомби стали проламывать деревянную стену.

— Давай, теперь подтяни меня! – прокричал он уже забравшемуся в широкую шахту Нуку. Тот протянул лапу, но при первой попытке кот соскользнул и упал на спину, зарычав от боли.

— Ланс! – Нук неистовствовал. – Поднимайся, Ланс!

Кот всё же собрался с силами и встал, слегка оступившись. Нук повторно протянул лапу, на этот раз Ланс крепко за неё ухватился, и сильный гепард сумел подтянуть его наверх. Тут Ланс случайно провёл лапой по карману…

— Мой нож! – на его морде читалась растерянность. – Я потерял мой нож!

— Ничего, я тебе потом лучше найду! Давай, надо идти!

— Ты не понимаешь! Это нож моего отца! Я хранил его как память о нём! – треск снизу – зомби прорвались…

— Поздно, Ланс, уже поздно! – гепард уже начал просто кричать. – Давай, уходим!

— Но… — Ланс хотел было что-то сказать, но у Нука кончилось терпение, и он крепкой хваткой схватил кота за лапу и буквально потащил за собой.

— Тебе нож важнее или жизнь?! – таща кота, прогремел гепард. На этот раз Ланс замолчал, были слышны только рёвы и шорохи, раздававшиеся из пролёта вентиляционного люка.

Шахта встретила двоих темнотой и запахом плесени. Где-то вдалеке был еле слышен шум воздухозаборника, но в основном зловещая и неизвестная тишина. В полу-приседе двое продвигались не спеша, дабы не наделать лишнего шума. Лишь свет фонарей освещал их путь по этому лабиринту. Тут даже тараканов не было, на удивление, видать, подохли от заразы. В такие моменты иногда слегка начинает мучить клаустрофобия, что и происходило с Лансом. Нук же спокойно продвигался по шахте, ища какой-нибудь люк. Было такое чувство, что ему всё пофигу. Он только изредка останавливался и на всякий случай прислушивался к звукам вокруг. Мало ли что…

В тишине и тумане переулка того же дома тихо скрипнул металлический люк. Нук и Ланс всё-таки нашли выход наружу. И снова повеяло холодом, пробирающем до костей, холодный ветер белой змеёй проникал в тело, заставляя дрожать, моросящий дождь только дополнял это чувство. Холод… Именно он проявляет индивид, каков он есть на самом деле. Коты спрыгнули вниз, вроде никого поблизости не было. Только тишина…

— Значит так, — начал Нук. – Так как ты без оружия, будешь идти за мной, и предупреждать об атаке сзади, идёт?

— Ладно, хорошо, — ответил Ланс. – Блин, никак не могу забыть мой нож…

— Опять ты про него? Да найдём мы твой нож, найдём… я так думаю. Мы сюда ещё вернёмся, как только всё успокоится, идёт?

— Отвечаешь? – кот приподнял бровь.

— Отвечаю, — выдохнул Нук. Ему не хотелось сюда возвращаться, но он дал слово и теперь обязан его выполнить. Просто потому, что он был так воспитан.

Пустынные улицы неприветливо встретили двоих. Туман окутывал каждый проулок, каждую улицу… Сырость была страшенная. Хаотически стоящие автомобили, мусор, лом, даже кровь на асфальте… всё это навевало страх и смятение. Двое, наконец, набрались смелости и двинулись по направлению укрытия, что было в трёх кварталах отсюда. Удивительно, но по пути им не попалось ни одного зомби… Видать, все сбежались к тому дому. Тем и лучше… Драгоценные патроны не тратятся, да и нервы в порядке.

Вот он, тот самый подвал, куда и направлялись двое. Тяжёлая металлическая дверь стукнула несколько раз и открылась вовнутрь, давая мёртвому свету проникнуть в сам подвал, постепенно освещая помещение, помогая темноте отступить.

Тихо ступая по ступенькам, два фурря вошли внутрь, Нук сразу же включил свет, Ланс запер тяжёлую дверь. Помещение, в котором они сейчас находились, представляло собой хорошо обустроенное убежище, два дивана, электроплитка на столе, батареи, ещё работающие и согревающие помещение, также несколько ковров на полу и запас боеприпасов в углу в большой коробке. Пройдя глубже, фурри плюхнулись на кресла и облегчённо вздохнули.

— Думаешь, всё когда-нибудь само собой вот так возьмёт и закончится? – проговорил Ланс.

— Ага, как же? – усмехнулся Нук. – Эти твари просто так не сгинут. Кажется, миру настал капец…

— Ну почему же сразу капец? А вдруг удастся спасти всех от этой неразберихи?

— И как, интересно, ты себе это представляешь? Ура! Мы изобрели лекарство! – передразнил кого-то Нук. – Это всё бред. Времени у них не хватит на изобретение, понимаешь? Их всех сожрут раньше, чем они это сделают.

— Да, но если вдруг всё сложится по-другому? – настаивал на своём Ланс.

— Типа всё спасутся и все будут счастливы? Не-е-ет… Это всё бесполезно. Зараза распространяется с колоссальной скоростью, скоро весь мир погрязнет в ней…

— Да ты зайиффал уже своим пессимизмом! – вскочил с кресла Ланс. – Нельзя так, понимаешь?! Нельзя!

— Поспокойнее, — безразлично ответил Нук. – Я же могу и сорваться всё-таки.

— Сорваться? На кого?! На меня?! – повысил голос кот.

Нук промолчал, он себя хреново чувствовал после всей этой беготни от зомби. Сердце продолжало истерично биться в груди, какое-то непонятное давление на живот вызывало тот самый дискомфорт. Гепард потянул лапу, чтобы взять стакан воды, но случайно смахнул его с тумбочки. Тот с лязгом разбился, и чистая вода растеклась на полу причудливым узором.

— Давай, — саркастично выдохнул Ланс. – Давай бей, ломай… Стаканы-то у нас в избытке, да и не только стаканы, ещё патроны, еда, — по пальцам стал перечислять кот.

— Да хватит уже! – воскликнул Нук.

— А что «хватит»? А… ну да. Это же я расстреливал патроны направо и налево, сам не разбирая, куда стреляю. Ну, конечно, это на меня надо наезжать, извините, пожалуйста, — Ланс отошёл к дальнему креслу и плюхнулся в него. Нук зло посмотрел на кота, ему уже осточертело, что он над ним глумится. – Теперь я понимаю, почему у тебя такой пессимистический взгляд на всё вокруг.

— Тебя это не касается, понял?! – вскочив с места, вскрикнул Нук. – Я вообще тебя всего два дня знаю, а ты… ты… арррррр!.. – прорычав, и, махнув лапой на кота, гепард быстрым шагом направился к двери.

— Собираешься уходить… один? – спокойно спросил Ланс. – Ты не выживешь. Тебя сожрут на первом же углу.

— И что с того?! Я, может, хочу побыстрее сдохнуть!

— Ты не выживешь, — повторил Ланс. – К чему вся эта суматоха? Успокойся и сядь… пожалуйста.

Гепард посмотрел сначала на дверь, потом на кота, после фыркнул и проговорил:

— Только на этот раз.

Тут снаружи, пробивая стальным копьём зловещую тишину, послышались звуки. Двое прислушались: это были определённо не зомби; это было похоже на…

— Вертолёт! – с выпученными глазами вскочил с кресла Ланс, но тут Нук остановил его.

— Подожди, — и сразу прислушался. Вертолёт, пролетавший где-то совсем неподалёку, похоже, стрелял. Из ракетниц. – Они что, решили зачистить территорию? – теперь Нук выпучил глаза. Пауза. – Вот идиоты! – тут же убежище сотрясло. – Они же нас здесь заживо похоронят! – Нук подбежал к двери и стал изо всех сил дёргать её на себя, но его попытки оказались тщетными. – Арррррр! Заклинило!

— Что?! Как заклинило?! – запаниковал Ланс. Ещё одно сотрясение, только на этот раз с большей силой. Замигал свет в лампах, с потолка посыпалась крошка. – Нужно выбираться, иначе конец!

— Без тебя знаю! – Нук мотал головой по сторонам, ища что-нибудь, что помогло бы им выбраться. Но ничего ему не попадалось на глаза. Взрыв… Ракета попала в потолок подвала. В тот же самый миг он обрушился, погас свет… и оба оказались под завалами.


Через какое-то время в тишине руин затрещали доски и застукали камни. Из-под завала показалась поцарапанная и ушибленная верхняя лапа. Нуку удалось выжить в том взрыве. Гепард с трудом разгрёб над собой завал досок, выполз и остался лежать. Половина его головы была вся багровая от крови, жилет разодран… перед глазами плавали чёрные круги, сердце громко колотилось среди могильной тишины. Кое-как взяв себя в лапы, гепард поднялся.

— Ланс! – закричал он, его голос разлетелся по руинам звонким эхом. – Ты жив?! – ответа не последовало. Гепард достал свой фонарик, включил его и панически заковылял по руинам в поисках кота, но всё бесполезно… никаких признаков Ланса. – Зараза! – на глаза гепарда стали наворачиваться слёзы. – Я ж тебе не прощу, если ты умер! – тут же послышался небольшой гул, Нук сразу же прибежал на звук и стал разгребать завал. Тут же показалась исцарапанная морда Ланса. Он смотрел на гепарда и легонько ухмылялся. – Ланс! – радостно воскликнул Нук.

— Меня… кха-кха!.. – откашлялся кровью кот. – Меня так просто… не убить!..

— Крепыш, — улыбнулся Нук. – Давай-ка освободим тебя! – после гепард помог выбраться Лансу наружу.

— Спасибо, — отблагодарил тот. – Не стоило, но всё равно…

— Да пустяки, — ответил Нук. – Если я встречу этих уродов, которые разбомбили наше убежище, я им… — он не успел закончить фразу – вдалеке послышались крики и рычание… зомби бежали к ним.

— Нужно уходить и быстро, — сказал Ланс, после он попытался встать, но подкосился и упал. – Чёрт! Лапа… Я её, кажется, сломал… — его правая нижняя лапа была вывернута так, что казалось, как будто там нет костей.

— Держись, — Нук подхватил Ланса за верхние лапы так, чтобы тот смог опираться на левую лапу. – А теперь… уходим, — и Нук потащился наверх, к свету.

Выползя на поверхность, гепард зашагал по направлению к старой фабрике, что была прямо. Сзади уже слышались страшные рыки.

— Чёрт, они догоняют! – воскликнул Нук.

— Да… да… давай направо! – запинаясь, скомандовал Ланс. – Там есть железная дверь.

Нук подчинился и поковылял направо. Но тут…

— Чёрт! – поразился Ланс – перед ними был тупик. – Как так? Тут же… Бл*ть! – спохватился он. – Мы же с другой стороны! Дверь в другом переулке!

— Вот блин, ладно, — Нук облокотил Ланса на стену, — сейчас я этим мертвякам покажу, — он полез в кобуру за пистолетом, — О-о-о… Я, кажется, оборонил пистолет…

— Всё, — вздохнул Ланс. – Это конец.

Тут же в переулок начали забегать мёртвые… Двое замерли, словно окаменевшие. Они знали, что это их последние секунды…


Глава 2.

Двое замерли. Толпа почти добежала до них, но тут… Выстрелы сверху заставили впереди бегущих мертвяков упасть на асфальт. Последовала длинная автоматная очередь, и вскоре все зомби валялись в хаотическом порядке. Кот и гепард взглянули наверх – там, на крыше фабрики, стояла непонятная фигура с автоматом М-16.

— Живы? – пробасила фигура, двое кивнули. В этот миг фигура сбросила вниз трос и играючи по нему достигла низа. Незнакомец оказался овчаркой, военным, в полной военной экипировке. – Позвольте представиться, лейтенант Норис, — овчар отдал честь. Нук, слегка охреневший, посмотрел на овчара и ответил:

— Я – Нук, это – Ланс, — последний, всё ещё сидевший, слегка помахал лапой.

— Что, позвольте спросить, вы оба тут делаете? – вояка приподнял бровь.

— Что-что? Спасаемся, вот что… — пожал плечами Нук.

— Если честно, я тоже, — выдохнул пёс. – Мой вертолёт разбился во-он там, — пёс указал на столб дыма, исходящий изнутри фабрики. Тут у Нука вылезли глаза на лоб, он резко подбежал к псу, схватил его за горло и прижал к стене, — Ай! Что вы делаете?

— Так это был ты?! – прокричал гепард прямо в морду псу.

— Я… Я не понимаю о чём вы! – хрипло ответил овчар. – Отпустите меня сейчас же!

— Всё ты понимаешь! Кто тут бомбил периметр?! А?! Ты нас чуть не угробил, паразит!!! – Нук неистовствовал. – Теперь из-за тебя, урода, у Ланса лапа сломана!!!

— Нук, — подал голос Ланс. – Перестань, хватит. Он не знал…

— Всё он знал! – огрызнулся гепард и сразу переключился вновь на пса. – Ты ведь понимаешь, что я тебе сейчас башню проломлю?!

— Нук! – повторил Ланс. – Остынь, он серьёзно не знал…

— А что ты его защищаешь?! – вновь, на этот раз резче, огрызнулся Нук. – Ты его знаешь что ли?

— Я его первый раз вижу, — спокойно ответил Ланс.

— Ну так и молчи!

— Ну… Ну… Нук! – прохрипел Норис. – Об… Объясни мне толком, что произошло!

— Ты, зараза, намеренно бомбил периметр с вертолёта, если ты ещё не понял! И ты намеренно, — на этом слове Нук сделал ударение, — бомбил тот дом, в подвале которого находилось наше убежище! Теперь благодаря тебе у нас нет ни убежища, ни еды, ни воды, ни боеприпасов и у Ланса сломана лапа из-за обвала, который ты своей вонючей ракетой нам там устроил! – Нук буквально шипел.

— Я… Я сожалею, я не знал… честно! Ну отпусти меня! Задушишь ведь! – пёс схватился обеими лапами за лапу Нука, тот, нехотя, отпустил пса. Норис упал на колени и стал потирать шею. – Обычно укрытия как-то обозначают, но вы… Ладно, проехали. Я помогу вам выбраться из города, если вы оставите меня в живых.

— Нук, он не виноват, — снова повторил Ланс, — он поможет нам, ведь так?

— Я же сказал, что да, — отдышавшись, ответил Норис.

— Тем более, он единственный из нас, у кого есть оружие, — продолжил Ланс, — а это – преимущество. С такой штукой нам никакие зомби не страшны.

— Хм, — гепард призадумался, — ну хорошо, живи, — он посмотрел на пса, — но если ты нас обманул, то я тебя…

— Я вас не обману, даю слово… Да и, тем более, зачем мне вас убивать? Что я, сам себе враг что ли? Подумайте сами.

— Вот именно, Нук, — Ланс нашёл в себе силы и встал, опираясь на стену.

— Ну, хорошо, — ответил Нук. – Итак, лейтенант, ваши предложения? – гепард приподнял бровь.

Овчар поднялся на лапы:

— Есть вариант добраться до блокпоста, что в пяти километрах отсюда на север, там уже наши.

— А где именно этот блокпост?

— Блокпост расположен в промышленной зоне, на заброшенном заводе по производству бетона. Хорошо охраняется, зомби к нему и на пятьдесят метров не подойдут.

— А что? Хорошо простреливается? – снова приподнял бровь гепард.

— Снайперы на каждом возвышении, несколько стационарных пулемётов и ракетница.

— Ого! Серьёзно вы там засели! – удивился Ланс.

— Серьёзно, да только боезапасы уменьшаются с каждым днём, — выдохнул Норис. – Поэтому скоро блокпост оставят и передислоцируются к окраине города. А пока именно там эвакуационный пункт для выживших. Но это только пока. Надо торопиться, — как бы скомандовал овчар.

И точно под стать его словам из-за угла раздались рыки и топот многочисленных лап. Трое онемели.

— Давайте же, идём! – первым очнулся Нук.

— Давайте наверх! По тросу!

— А я? – спросил Ланс, ведь он же не мог подтянуться на тросе из-за сломанной лапы.

— Мы тебя подтянем, просто схватись за трос! – сказал Норис и первым полез наверх. Зомби ещё были далеко, но времени всё равно было мало. Овчар с пыхтением лез наверх, с каждой секундой возвышаясь над землёй всё больше и больше. Нук поддерживал Ланса и молил бога, чтобы они выжили… сейчас, когда у Ланса сломана лапа. Норис всё ещё подтягивался наверх, почему так долго?.. Но вот этот миг пролетел, и овчар уже был наверху.

— Нук, давай лезь! Ланса подтянешь сам! – прокричал он сверху. – Я вас прикрою!

— Нук, — прохрипел Ланс, — если со мной что-то случится…

— С тобой всё будет в порядке, слышишь? – громко сказал Нук. – Держись, я скоро, — гепард вскочил на трос и стал ползти по нему, тут же сверху раздалась автоматная очередь – Норис в этот миг заставил уснуть навсегда нескольких мертвяков внизу.

Лансу стало не по себе, в его голове стали плавать чёрные пятна, которые резко переходили на глаза, он чувствовал, что что-то будет не так. В это время Нук всё ещё полз по тросу вверх, Норис стрелял в толпу зомби, не давая им подбежать к Лансу.

— Ланс! Хватайся за трос! – прокричал Нук, когда он, наконец, залез. Но Ланс сидел, смотря в одну точку. Он чувствовал своё тяжёлое сердцебиение в тишине его головы, чувствовал, как каждая клетка его тела звала на помощь.

— Кажется, я умираю… — сказал он сам себе.

Тишина окутала его, звуки стали казаться не такими чёткими, глаза помутнели…

— Ла-а-анс!!! – этот крик заставил кота очнуться, всё вновь стало на свои места, и Ланс крепко схватился за трос одной лапой, после чего схватился и второй. Нук, опираясь нижней лапой об порог крыши, стал тянуть кота наверх, Норис же не переставал стрелять по зомби, что так и норовили схватить Ланса, теперь уже висящего в воздухе. Он шаркался об стену, когда Нук тянул его наверх, изредка бился плечами об неё.

— Норис! Помоги! – прокричал Нук отстреливающемуся овчару, тот бросил свой автомат, который с лязгом упал на крышу, и стал помогать гепарду подтягивать Ланса наверх. Под котом уже столпились мёртвые; они смотрели на него своими налитыми кровью глазами, рычали, оскаливая свои жёлтые клыки, и тянули к нему свои исцарапанные и искусанные верхние лапы. В этот момент Ланс думал только об одном – как бы не порвался трос, и он не полетел вниз, к этим кровожадным тварям. Но, на его счастье, трос оставался целым, а Норис и Нук всё тянули его наверх. Сквозняк проулка развивал волосы Ланса, наворачивал на глаза слёзы и что-то нашёптывал ему на ухо. Он, было, стал вновь погружаться в себя, как вдруг его резко дёрнули за плечи… и он увидел морды Нориса и Нука, смотрящих на него сверху.

— Ты в порядке? – спросил гепард слегка дрожащим голосом.

— Да… в полном, — соврал Нук, ему было очень плохо, но он старался скрывать это, дабы не напугать своих друзей. Тут же он себя выдал: стал кашлять и хрипеть. Нук, было, решил помочь ему, но Норис жестом показал, что не надо этого делать и сам стал обследовать Ланса. Он обратил внимание на его сломанную лапу… сквозь джинсы на месте перелома сочилась кровь. Перелом оказался открытым.

— Кажется, — выдохнул Норис, — он инфицирован.

Нук, следящий за лейтенантом, в тот момент резко поменялся в морде:

— Что?! Как инфицирован?! – не поверил он этим словам.

— Это пока только предположение, — уточнил Норис. – Перелом открытый, зараза запросто могла попасть в организм через кровь, первичные симптомы заражения имеются, хотя, надо доказать, что это именно они, может, у него просто простуда, — от этих слов Нуку немного стало легче, но тревога в его сердце оставалась.

— Ну тогда не надо так фуррей пугать! – громко сказал он, на его морде проступало чувство страха за друга, который продолжал лежать.

— Пугать? – переспросил Норис. – А кто тут пугает? Всё вполне возможно, предположение не является устрашением, чтоб ты знал.

— Я понимаю, но с такой интонацией тоже говорить не надо, если это всего лишь предположение, — не сдавался Нук.

Молчание. Нук смотрел на Нориса, Норис смотрел на Нука. В их глазах застыл какой-то непонятный вопрос, на который ни тот, ни другой не знали ответа. Первым опомнился Норис. Он достал из кармана штанов стерильный бинт.

— Будет немного больно, — на успокаивающей ноте сказал он Лансу, когда стал накладывать ему повязку на лапу, предварительно засучив его побагровевшие джинсы. Кот немного вскрикнул, но сразу же умолк, продолжив неторопливо дышать. Вскоре овчар затянул повязку. – Хотя бы остановит кровотечение. Дальнейшую помощь ему могут оказать только на блокпосте.

Гепард продолжал молчать. Ему просто не могло вериться, что его друг в один прекрасный момент может просто взять и стать… одним из этих тварей. Но, как говорится, надежда уходит последней.

— Надо идти, — вдруг сказал Норис. Нук, погруженный в свои мысли, опомнился не сразу, а лишь через несколько секунд, когда Норис повторил, что надо уходить. Гепард помог овчару поднять Ланса на лапы, и они вместе стали тащить его на своих плечах.

Туман окутывал город снизу, проплывая под троими белым полупрозрачным океаном, кишащим зомби. И тишина. Лишь звук шагов по крыше, да ветер, свистящий в ушах и развивающий волосы и шерсть. Неподалёку показалась дыра в крыше, из которой валил дым и плясали небольшие языки пламени. Это было место крушения вертолёта Нориса.

— Так, значит, вот здесь ты упал, да? – усмехнулся Нук.

— Да, — выдохнул Норис. – Двигатель заглох… хорошо, что я вовремя успел выпрыгнуть из кабины…

— М-да… — пробубнил гепард, и трое продолжили путь по крыше, миновав дыру.

Небо над городом так и оставалось пасмурным, вечерело, ветер стал намного холоднее, чем раньше, но страх перед смертью оставался неизменным. Как долго этот кошмар будет ещё продолжаться?.. Молчание города не дало ответа на этот вопрос, да и вряд ли его вообще когда-нибудь даст.

Три фурря всё шли. Вдруг у Ланса вновь начались судороги, он выпал с плеч друзей и стал мычать от боли, пронизывающей его тело, словно нож масло.

— Ланс? Что с тобой? – засуетился Нук, хотя мысленно он уже осознавал причину сего. Норис во второй раз принялся обследовать кота, на этот раз он заглянул в его глаза – хрусталики их слегка помутнели, радужка немного поблёкла, а белки по краям слегка побагровели.

— Мы его теряем, — уверенно сказал вояка. – Теперь я стопроцентно уверен, что он инфицирован.

— Что? – прохрипел Ланс. – Я… я что… умру? – в его голосе прозвучала нота отчаяния.

— С тобой всё будет в порядке, — начал успокаивать его Нук, но Норис покачал головой:

— Напротив. Заражение произошло приблизительно полчаса назад, значит, у него есть ещё максимум часа два, чтобы оставаться среди нас… По исходу же этого времени он станет одним из них и начнёт охоту на своих друзей… и, возможно, удачно, — овчар выдохнул и медленно достал из кобуры свой запасной пистолет.

— Эй! Ты что?! – гепард бросился и схватил обеими лапами лапу с пистолетом.

— Я считаю, что лучше убить его сейчас, чтобы потом он не причинил никому вреда.

— Ты упал?! Он же мой друг, чёрт тебя дери!

— Но, тем не менее, скоро он станет твоим врагом, и ты это прекрасно понимаешь, — Норис смотрел в глаза гепарду, продолжая сжимать пистолет.

— Даже если это и случится… — на морде Нука проступила злость.

— То ты сам его пристрелишь, — закончил за него Норис. – Знаю, слышал я уже это, – было такое чувство, что овчару всё равно. – Я это делаю для нашего же блага, пойми это.

— Для нашего блага?! Ты вообще что ли йиффнулся?! Убивать живого фурря, который ничего тебе не сделал, по-твоему, на благо?! – Нук стал переходить на повышенный голос. – Если ты хочешь убить его, то убей и меня вместе с ним! – тут он встал и раскинул в стороны свои верхние лапы. – Ну? Чего ты ждёшь?

Овчар молча посмотрел на него, несколько секунд прошло в молчании, пока Норис со вздохом не убрал пистолет обратно в кобуру.

— Твоя взяла. Только знай, что я был против. И ты ещё попомнишь мои слова, — он говорил на абсолютно спокойной ноте, несмотря на дерзость своих слов. После он обратился к Лансу: — Как это ни печально, но твои дни уже сочтены… прости, но тут я бессилен.

Ланс, всё ещё лежащий, немного раскрыл пасть, но после откинулся назад и пробормотал:

— О, боже ты мой… Лучше убейте меня сразу. Верно Норис сказал – я для вас скоро буду опасен.

Нук подошёл к коту:

— Я тебе пристрелю! Ты у меня ещё жить будешь! Тебе это ясно?! — на что кот только кашлянул. Нук поднял его и стал поддерживать, Норис сделал то же самое. И трое продолжили путь.

Через некоторое время они спустились с крыши по пожарной лестнице в неприметном райончике, где, на взгляд, не было ни одного зомби. Так оно и оказалось. Машины, сваленные в кучу, блокировали подъезды к этому району с двух сторон, но одна сторона оставалась открытой, по ней можно было проехать как раз в том направлении, где находился блокпост.

— Ну, и теперь что? – спросил Нук, когда все вышли на дорогу.

Норис призадумался, но ответ на этот вопрос дал Ланс:

— Заведите какую-нибудь машину и газу прямо до блокпоста.

— Отличная идея, дружище! – воскликнул гепард. – Так, только какую из них? – на дороге стояло около шести машин, на вид в рабочем состоянии, не считая тех, что перегораживали дороги.

— Идём, — как бы скомандовал Норис, трое медленно направились по направлению развилки, где стояли две машины. На остальные четыре, что были позади них, Норис не обратил внимания. Пока по обе их стороны мелькали разбитые витрины магазинов, обломки некогда жилых квартир и прочий ужас, они молчали… молчали, дабы им всем было нечего сказать, они просто не находили слов, да и к чему лишние трёпы, особенно сейчас?.. Пройдя до первой машины, Нук с Лансом остановились, Норис осмотрел машину, протерев рукавом лобовое стекло, после залез в салон и тут же вылез:

— Эта негодна для перемещения, зажигание сломано конкретно.

— А эта? – спросил в надежде Нук, Ланс ещё раз закашлял в ответ. Овчар неторопливо подошёл ко второй машине и залез в неё, через несколько секунд подав из салона голос:

— А эта, похоже, ещё может быть на ходу! Давайте сюда!

— Мы идём! – ответил Нук, после обратился к Лансу: — Потерпи ещё немного, друг, скоро мы тебя доставим в безопасное место…

— Уфф… Кха… — только и смог выговорить кот. По его одному лишь виду читалось: он помечен самой смертью… скорой смертью.

Двое постарались как можно скорее залезть в салон, Ланса Нук усадил на заднее сидение, сам же он сел на переднее рядом с водительским, на котором сидел Норис. Овчар копался с зажиганием, ключ, на его счастье, был в машине, но пока у него не очень сильно получалось завести эту машину.

— Аррр! Ну, давай же, ты, груда металла! – ещё поворот ключа – снова неудача. – Ну, давай! – опять провал. – Да чтоб тебя! – пёс в порыве гнева стукнул кулаками по рулю. – Нет, я тебя всё-таки заведу… — снова поворот ключа – опять тоже самое.

— Ланс, — Нук обернулся на заднее сидение к коту, — ну ты как?

— Паршиво, друг, паршиво… — Ланс сидел ни жив, ни мёртв, — я не знаю… как это описать… — снова отхаркивание кровью.

— Не стоит, дружище, — ответил Нук, — не стоит. Просто отдыхай, мы вытащим тебя, — хотя гепард глубоко в душе понимал, что Ланса уже не вытащить, зараза распространилась по организму уже в достаточном потенциале. Тем временем Норис всё возился с зажиганием:

— Лучше бы тебя расплавили, и пуль бы наделали! – пёс просто сыпал проклятиями. – А ну заводись! – поворот – опять неудача. Овчар зарычал, потом двинул кулаком по коробке передач и снова попытался завести мотор… и тут машина завелась. – Неужели?! Ух, йиффить твою… — пёс вытер пот со лба. – Оно завелось! – на саркастической ноте взмыл овчар к небесам. – Ладно, надо ехать, и так много времени убили, — овчар захлопнул дверь и надавил на педаль газа. Машина плавно начала двигаться вперёд, постепенно набирая скорость. Норис принялся маневрировать между разным мусором и остальными брошенными автомобилями и нарочно сбивал на дороге одиноко гуляющих зомби. Те прокатывались по капоту, попадали на крышу и с треском костей падали сзади автомобиля.

— На тебе! Получи, зараза! – при каждом сбивании радостным голосом восклицал Норис.

Машина продолжала ехать по мёртвому городу. Свет фар рассекал туман, словно сталь плоть. Норис крепко держался за руль и не отрывал взгляда от дороги, Нук был погружен в свои мысли насчёт Ланса. «Кстати, как он?» — пронеслось в голове у гепарда, ведь он не оборачивался назад с того момента, как вояка завёл машину. Гепард обернулся и увидел, что Ланс сидит, склонив голову к плечу, верхние лапы его бездейственно опущены поперёк сидения, глаза закрыты. Он не подавал никаких признаков жизни…

— О, господи, — промолвил Нук, — лейтенант, — гепард повернулся к Норису, — кажется Ланс… — он не успел договорить. Практически беззвучную атмосферу салона автомобиля, словно гром среди ясного неба, нарушило громкое рычание, и мёртвый Ланс с налитыми кровью глазами и поблёкшей шерстью бросился с заднего сидения на управляющего Нориса, норовя укусить его за шею. Нук вскрикнул от этой неожиданности, Норис стал терять управление, отбиваясь кулаком от зомби.

— Аааа! Чтоб тебя! Нук! Помоги мне! Возьми управление! – машина стала наворачивать зигзаги по проезжей части, Норис безуспешно пытался дотянуться до кобуры с пистолетом, гепард резко схватился за руль одной лапой, второй он попросту не дотянулся, и хотел выровнять машину, но тут его толкнул Ланс, всё ещё борющийся с Норисом, и лапа гепарда соскользнула с руля автомобиля.

— Тормози, Норис! – выкрикнул Нук, но тут же машину сотрясло – она врезалась на полной скорости прямо в стену жилого дома. Нука отбросило вперёд, и он ударился лбом об торпеду, Норис же ударился об руль, и оба мгновенно потеряли сознание. Тут же автомобиль стала наполнять лёгкая дымка.

Несколько мгновений неизвестности. Первым из черноты мыслей бессознания выкарабкался Норис. Он откашлялся, потёр ушибленный лоб, после чего стал приводить в чувство Нука. Гепард пришёл в себя только через минуту. Оба фурря, придя в себя окончательно, поспешно выползли из автомобиля, ещё несколько минут назад бывшего на ходу. Нук нашёл в себе силы встать на нижние лапы и посмотрел на заднее сидение – Лансу-зомби проткнуло насквозь голову арматурой, вылетевшей из стены, всё заднее стекло машины было в крови, как, собственно, и весь мёртвый друг гепарда.

— Нет, — всхлипнул Нук. – Ланс! Нет! – вскрикнул он в порыве отчаяния.

— Я ведь тебя предупреждал, что всё это закончится вот этим, — рядом с гепардом встал подошедший овчар, — а ты мне не верил. Теперь убедился, что эти твари опасны?

Нук оскалился.

— Это был мой друг! – прокричал он. – Как ты смеешь называть его тварью?!

— Нук, успокойся, — ответил лейтенант. – Я только одного не пойму – почему он превратился в зомби так быстро?.. – овчар призадумался. – Вероятно, это случилось не из-за сломанной лапы, скорее всего, он заразился раньше…

— А я ведь обещал ему вернуть его любимый нож… — гепард склонил голову после несколько секундной паузы, на его глазах проступили блестящие слёзы. – Теперь я никогда не смогу себе это простить… Я не выполнил обещания… — Нук ещё раз всхлипнул и тихо направился к двери заднего сидения.

— Эй! – окликнул его вояка. – Ты это куда?

— Его надо похоронить, нельзя же его так здесь оставить, — обернулся гепард. – Или тебе всё равно? Мне, лично, нет.

— Стой! – выкрикнул Норис. – Бензин!

На том месте, где стоял гепард, на асфальте растеклась радужная лужа бензина, которая вытекла из проломленного бензобака. Но и это было ещё не всё. Над машиной свисали оборванные провода городской линии электропередачи, из концов которых проскакивали искорки.

— Уходи оттуда! – скомандовал Норис, Нук, опомнившись, быстро стал убегать от машины, и тут взрыв сотряс улицу – загорелся вытекший бензин, и машина вспыхнула, словно спичка, сопровождаясь взрывом немалой величины. Гепарда сшибло с лап ударной волной, и он упал на асфальт грудью, ещё больше порвав свой жилет. Мимо него пролетели маленькие огоньки от взорвавшегося автомобиля, один из них попал на спину гепарду, проделав в жилете ещё одну дырку. Норис не стал терять времени и подбежал к гепарду, после чего помог ему встать.

— Цел?

— Вполне, — Нук обернулся на горящий автомобиль, смотря сквозь огонь на объятый пламенем труп Ланса. – Мне будет тебя не хватать, друг… — гепард закрыл глаза, и вновь наружу покатились слёзы.

— Ладно, мы его ещё помянем, — поспешно сказал Норис, — надо идти, я буду шокирован, если вдруг зомби не услышали этого взрыва. Ладно, пойдём, до блокпоста осталось совсем немного, он тут, прямо через квартал.

Нук еле заметно кивнул, кинул свой прощальный взор на автомобиль, который стал крематорием его друга, и побежал следом за Норисом.

Улицы. Затем поворот налево, и вот два фурря оказались на открытом пространстве, на поле, на котором стоял массивный по размерам бетонный завод. Трубы возвышались над ним на десятки метров вверх, корпуса завода казались монолитными, если даже смотреть на них издалека. Уже приближалась ночь. Небо потемнело, тёмно-серая масса витала над головами Нориса и Нука. Два фурря уже подходили к пуленепробиваемым цвета хаки воротам с бетонными башенками, на которых располагались пулемётные расчёты, как вдруг Норис заметил:

— Не понял… а где горящие прожектора?

— В смысле?

— Небо должны освещать прожектора, давая знать выжившим, что тут блокпост, — пояснил овчар, — но… но почему они не горят?

Сомнение появилось в душах обоих. Норис быстро подбежал к воротам, постучал по ним и крикнул:

— Я – Гордон Норис, лейтенант пятой дивизии ВВС, личный номер – 2342XC, приказываю впустить нас! — ответа за воротами не последовало. Норис второй раз постучал и приложил ухо к воротам – тишина.

— Они что – ушли? – спохватился Нук.

— Они не могли этого сделать… — досада овладела овчаром. – Они должны были покинуть его только через два дня. Я сам знал это. Что-то тут явно не так. Надо проверить, — овчар потянул ворота на себя, после он толкнул их, вследствие чего они слегка открылись вовнутрь. – Странно… и ворота открыты, — овчар вскинул свой М-16 в боевое положение и медленно стал продвигаться вперёд, Нук шёл за ним.

Пустота. Никого вокруг, только тишина и темнота. Норис включил на подствольнике фонарь, освещая путь в неизвестность. Брошенный блокпост не подавал никаких признаков того, что здесь кто-то есть в данный момент. Тут внимание Нориса привлекла небольшая одноэтажная постройка справа, там что-то горело, это явно был свет от фонаря.

— Нук, — тихо обратился к гепарду пёс, — прикрывай сзади, мы входим в ту постройку.

— Зачем?

— Что-то мне подсказывает, что там мы найдём ответ на то, что нам нужно знать, — промолвил Норис и двинулся в дверной проём.

В тишине коридора двое старались идти бесшумно, пока овчар не завернул в комнату, из которой исходило слабоватое свечение. Это был карманный фонарик, лежащий на полу. Но внимание Нориса привлёк не он, а то, на что он лил свой свет.

Диктофон.

Двое переглянулись и осторожно приблизились к нему, после чего пёс взял его и нажал на кнопку «воспроизведение». Поначалу на плёнке слышалось шипение, но потом из динамика раздался панический голос на фоне отдаленных выстрелов из автоматов:

— Если кто-то сейчас слушает эту плёнку, то сообщаю, что наша дивизия срочно демобилизуется с объекта К-20 на объект К-30!.. У нас сейчас просто критическая ситуация! Они… они прорвали северные ворота, три четверти дивизии убито, десятки раненных, боеприпасы на исходе… чёрт… половина завода просто кишит этими тварями! Но это не те, не обычные зараженные… Это вообще какие-то мутанты, похоже, что обычные зомби постепенно меняются, мутируют в более совершенные формы, правда, я не могу сказать, все ли они мутируют, это неизвестно. Но этих тварей просто так не убьёшь! Они очень живучие, поэтому выстрелы в торс почти ни к чему не приведут… надо стараться целиться только в голову! Но даже на то, чтобы убить такого, потребуется половина обоймы!.. Также сообщаю, что ракетная установка типа «Бласт-34» уничтожена, так что мы не можем зачистить территорию с её помощью… нам остаётся только бежать на последний блокпост в городе, но мы не знаем, сколько мы там сможем продержаться!.. Для незнающих я сообщаю координаты блокпоста: порт Санвел-Сити, восьмой док. Я говорю это сейчас в надежде на то, что если сюда кто-то придёт на эвакуацию и найдёт эту плёнку, то чтобы они уходили отсюда как можно скорее и шли до последнего блокпоста. Но поторопитесь! Мы не сможем слишком долго там находиться, поэтому эвакуация выживших проходит с настоящего времени до 28 октября включительно, но так же всё ещё зависит от обстоятельств, связанных с набегами этих тварей!.. И ещё кое-что: если кому потребуется оружие, то мы его оставили в пятом ангаре! — звук взрыва. – Чёрт! Только что у нас упал один из вертолётов! Да что же это такое?! Где этот Гарен со своей огневой поддержкой?!.. Я больше не могу говорить, мутанты прорывают последний рубеж нашей обороны, я должен идти, пока все не поднялись в воздух… Удачи вам, — тут же диктофон замолчал.


Глава 3

Гробовое молчание сомкнуло двух фуррей, стоящих во мраке, крепкими оковами. Казалось, будто время для них остановилось. Норис так и стоял, держа в лапе умолкнувший диктофон, и, не меняя выражения морды, смотрел в одну точку. В его глазах застыл вопрос. Нук медленно перевёл взгляд с диктофона на овчара:

— Я… Я что-то не понял, что всё это значит? Ты же говорил, что блокпост офигенно охраняется?

Норис продолжал стоять в той же самой позе, пока вдруг не рыкнул и, с крутого поворота туловищем и со всей силы, не разбил в куски об стену диктофон. После он жёстко провёл когтями по стене.

— Арррр! Чёрт бы их побрал! – пёс говорил громко, но не кричал, боясь привлечь внимание зомби; его глаза просто полыхали огнём злости. – Почему они никому не доложили?! Что за самовольство?!

— Дезертиры, значит? – негромко протянул гепард. – А про каких тварей он говорил?

— А чёрт их знает… — выдохнул пёс. – Ну, доберусь я ещё до них!..

— Ладно, надо взять оружие и валить отсюда, — тут оба резко замолчали – в коридоре что-то подозрительно глухо треснуло. – Что это?

— Тссс! – предупреждающе цыкнул Норис и стал прислушиваться.

— Гордон? – шепнул гепард; он первый раз назвал лейтенанта по имени. – Ты же не хочешь…

— Да тихо ты! – отрезал Норис и вновь стал прислушиваться.

Тихо. Не единого звука, как будто ничего и не было.

— Надо уходить отсюда, — скомандовал овчар, гепард сразу же пошёл быстрым шагом к пролёту двери, но тут Норис грубо дёрнул его за плечо: — Нет, не там, дубина. Через окно. Или ты хочешь пойти на ужин тому, кто в коридоре? – гепард недовольно фыркнул, но всё же изменил направление своего движения. Два фурря вылезли через открытое разбитое окно и, озираясь, быстрым шагом направились прочь от этого здания.

— Так, голос на плёнке сказал, что мы можем найти оружие в пятом ангаре. Нам было бы это очень кстати, — гепард посмотрел на овчара.

— Да, ты прав, у меня как раз патроны заканчиваются, одна обойма всего осталась.

Громкий треск из здания, в котором совсем недавно были двое, заставил их одновременно вздрогнуть. Норис, уже автоматически, резко присел на одно колено и направил ствол своей винтовки на входной пролёт, неотрывно смотря на цель, прищурив левый глаз. Послышались шаги по битому стеклу. Овчар чуть высунул кончик языка из пасти, готовясь спустить курок в любой момент. Шаги явно приближались к пролёту, гепард тоже стал всматриваться. И тут…

— Это ещё что за?!.. – Норис медленно расширил глаза, увидев то, что совсем не ожидал увидеть. Прямо в пролёте, с тяжёлым дыханием, на свет вышло нечто. Ладони на верхних лапах его срослись в три больших отростка, напоминающие толстые когти, хотя, на самом деле, это и были они. На нижних лапах когти также были внушающих размеров, но они, как и у обычных, не были сращены, а выходили из всех четырёх пальцев. Обрывки брюк, в грудной клетке зияла здоровенная обгоревшая, уже запёкшаяся, рваная глубокая рана, проходившая вертикально от конца шеи до пупка. Вместо хвоста лишь его скелет, запёкшийся в крови. Единственным признаком того, что это когда-то было среднестатистическим фуррем, была его морда. Она осталась почти неизменённой, только глаза очень ярко светились во мраке красным дьявольским огнём, да злостный оскал демонстрировал окружающим окровавленные клыки; когда-то, судя по ней, это было медведем. Он стоял в полуприседе, немного расставив верхние лапы в стороны, и рычал.

— Вашу ж мать! – воскликнул Нук. – Что это за котопёс?!

Неожиданно «котопёс» громко закричал, после взвыл, подавшись немного вперёд, и побежал на двоих, дико рыча.

— Беги! Беги! – закричал Норис и спустил курок, быстрым шагом отходя назад. Пули огненным валом стали врезаться в торс чудовища, но, по виду, не причиняли ему существенного вреда. Гепард уже со всех лап бежал по направлению завода, Норис, поняв, что этого зомби так просто не убить, молнией стал догонять Нука.

— Где… этот… чёртов пятый ангар?! – сквозь сбитое дыхание спросил Нук.

— Вот он! – овчар указал лапой влево на бурое полуцилиндрическое помещение с выцветшей красной цифрой 5, до которого оставалось всего несколько десятков метров. Двое ускорились, но и зомби не отставал, он их уже почти нагнал. Тут Нук с разбегу врезался в дверь ангара и стал её дёргать, тут же она со скрипом открылась, гепард быстро забежал внутрь, Норис забежал вслед за ним, и тут же его пронзила адская боль в спине – монстр успел полоснуть его своими когтями. Гепард с криком бросился на дверь, зажав трёхпалую лапу.

— Ааааааа!!! Чтоб тебя!!! – прокричал овчар, после он просунул дуло автомата в щель и резко нажал на курок, выпустив в монстра целую обойму свинца. За дверью раздался рёв боли, и лапа исчезла из щели, тем самым гепард смог захлопнуть тяжёлую металлическую дверь и закрыть её на задвижку, нащупав её в темноте. За дверью сразу стали раздаваться удары огромных когтей, которые раздавались по ангару тяжёлым гулом. Двое остались в кромешной темноте. Нук услышал болезненное сопение Нориса.

— Чёрт, ничего не вижу, — пробормотал гепард. – Норис, ты в порядке?

— Ох… Кажется, мне разодрали спину…

— Погоди, я нашёл выключатель, — раздался негромкий щелчок и, моргая, лампы постепенно осветили весь ангар. Тут же Нук увидел Нориса, он сидел на полу, на его спине зияли три большие кровоточащие раны, куртка уже почти вся пропиталась кровью пса. – Постой, я сейчас, — Нук стал рыскать взглядом по сторонам, ища что-то, что могло остановить кровь. Тут на его счастье он увидел на противоположной стене небольшой шкафчик с наклейкой красного креста. – Вот оно! Гордон, сними с себя куртку и рубашку! Я сейчас! – Норис слегка кивнул и неторопливо, всё же боль была адская, стал снимать с себя верхнюю одежду, вскоре оголив весь торс, Нук уже спешил к нему с аптечкой в лапах, затем он сел рядом и распаковал её.

— Ого! Да тут бинтов на целый километр! Сейчас мы тебя подлатаем, — ободряюще говорил гепард, потом он смочил кусок ваты перекисью, слегка отжал и стал проводить по ранам пса, тот зашипел от увеличения боли. – Понимаю, больно, но потерпи, иначе последствия могут быть не самыми приятными.

— Да… Уф! Гангрена – самая распространённая погань, после столбняка… Аф! – вспоминая лекции по первой помощи, которые проводились во время его службы в морской пехоте, рассуждал овчар, иногда шипя от боли.

— Вот этого не надо! Тебе ещё жить и семью заводить, — как раз Нук закончил обрабатывать раны, теперь разматывал бинты.

— Поправочка, — поправил Нука Норис. – У меня уже есть семья.

— Уже есть? – слегка удивился Нук, начиная обматывать бинт вокруг груди пса. – Почему ты мне не говорил?

— А что, я должен тебе докладывать обо всём, что делается в моей жизни? Ты мне что, отец? – на совершенно спокойной ноте спросил овчар.

— Нет, но, просто… — гепард замешкался, оборачивая новый слой бинта.

— Просто что?

— Просто… у меня у самого нет семьи, и я подумал… поддержать разговор…

Норис повернулся мордой к Нуку, тот, потупивши взгляд, наматывал последний слой бинта на третью рану. Он грустил, грустил о том, что вот ему уже скоро стукнет тридцать, а у него до сих пор нет семьи…

— А что стало с твоей семьёй после эпидемии? – поинтересовался гепард.

— Сына и жену эвакуировали на Архипелаг Протестантов, там собираются все выжившие наших мест. Они иногда связывались со мной, по рации, но в последнее время от них ни слуху, ни духу… Уж как бы и Архипелаг не пал под инфекцией, вот чего я боюсь… — Нук промолчал, хотя ему это было и незнакомо, но он понимал, как сейчас переживает Норис. – Хочешь посмотреть на них? – поинтересовался овчар.

— На жену и сына?

— Да, — Норис стал тянуться к своей окровавленной куртке, подтянув её за рукав к себе, он полез в нагрудный карман и извлёк оттуда заламинированную фотографию размером с ладонь, которую сразу же протянул Нуку. Гепард рассмотрел её: на ней был изображён стоящий Норис, рядом была его жена, которую он приобнимал за плечо, а между ними стоял их сын, который был на голову выше матери, но на пол головы ниже своего отца, на вид ему было лет шестнадцать. Все на фотографии улыбались, выражая семейное счастье, ещё неведомое Нуку.

— Красивые, — улыбнулся гепард, — а как их зовут?

— Жену зовут Аманда, сына – Гордон, как и меня, — взаимно улыбнулся пёс. – Но мы его зовём Гордон-младший, чтобы не путать.

— Вполне логично, — Нук протянул фотку обратно Норису, тот взял её и переложил в карман штанов. После он встал и отряхнулся головой, немного придя в себя от ранения. – Что, так и пойдёшь топлес? – усмехнулся гепард.

— Ага, нашёл клоуна. А это что, по-твоему? – пёс кивнул в сторону дальней стены, там висела военная куртка, такая же, как была у него, только целая. Помимо неё, там были ящики, из которых поблёскивали начищенные стволы автоматов. – Оружие, кстати, нам тоже нужно.

— Никто и не спорит, — улыбнулся Нук.

Двое уверенным шагом направились к концу ангара. Дойдя до места назначения, Нук принялся копаться в ящиках, Норис первым делом надел на себя куртку, тут же застегнув её.

— Ха! Да она ещё и с пуленепробиваемыми вставками! – почувствовав лёгкую тяжесть, и ощупав грудь куртки, восхитился Норис. – Это тоже очень кстати.

— Посмотри-ка, что у меня! – на этот раз подал радостный голос Нук. Он держал в лапах два ингрема немалых размеров. Потом он отложил их в сторону и взял другое оружие. – Вот, а это тебе! – он кинул Норису автомат А-91.

— Ого! – поймал пёс автомат. – Какая сборка! И подствольник тут ещё! Таким только этих уродов и косить!

— А то! – подтвердил Нук. – Давай, греби боеприпасы. Вот, тут ещё кое-что нашёл, сюда складывай, — гепард кинул псу небольшой мешок с двумя лямками, который Норис ловко поймал в воздухе. После он подошёл к Нуку, и они вместе стали брать всё необходимое: патроны, гранаты (которых, правда, было мало, каждому хватило только по три гранаты), пистолеты и сигнальные патроны.

— Кстати, — сказал гепард, пока они были заняты делом, — наверно, этим тварям ещё и названия не дали. Может быть, ты дашь?

— Я? – усмехнулся Норис. – Не думал, что удостоюсь такой чести.

— Ну а всё же?

— Хм. Ну, у меня, конечно, с фантазией проблемы, но… если подумать… может, потрошители?

— Потрошители? Хм… А что, вполне приемлемое название для них, — улыбнулся гепард.

— Кстати, а где тот?

Двое переглянулись. Тот потрошитель, что ранил Нориса, больше не давал о себе знать. Лишь ток в лампах жужжал непрерывным монотонным звуком. Но ничего более… Двое насторожились.

— Возможно, поджидает нас снаружи, — предположил Норис. Тут же он, словно автоматом, взглянул на свои часы. Время на них было 23:50 до полуночи 26 октября. – Вот срань! Нам остался всего день, чтобы добраться до доков!

— Успеем, не ссы, — подбодрил Нук. – Ладно, я думаю, надо выдвигаться. Ты как?

— Аналогично, мало ли, что по дороге может случиться, идём! – скомандовал Норис.

Двое, надев мешки на плечи, подошли к двери ангара и прислушались. Тишина. Овчар жестом показал Нуку, чтобы тот смотрел в оба, потом тихонько открыл дверь, направив по взгляду ствол новенького автомата. Первый шаг наружу. Ничего. Жестом Норис поманил за собой Нука, тот вышел, посмотрел наверх и…

— Вот он!!! – потрошитель сидел на краю крыши и наблюдал за ними. Осознавши, что его обнаружили, он издал пронзительный рёв и спрыгнул вниз.

— А ну-ка заткнись!!! Ты же привлечёшь твоих низших собратьев, сволочь!!! – в ответ заорал Норис и открыл шквальный огонь по чудовищу, Нук еле успел упасть на землю под градом пуль. Свинец проникал потрошителю в тело, но это отродье имело крепкий торс. Тут у Нориса в голове пронеслась фраза из диктофона: «…Они очень живучие, поэтому выстрелы в торс почти ни к чему не приведут… надо стараться целиться только в голову!», после чего последовал совету. Пули стали прошибать голову потрошителю.

Тот вновь оглушительно заревел, потом попытался сделать набег, но не смог… слишком много свинца залезло ему в череп. Он издал хриплый писк и тотчас упал.

— Ха! – радостно усмехнулся Норис. – Вот и минус один!

Нук быстро встал с асфальта:

— Ну, лейтенант, ты даёшь! – гепард с улыбкой на морде поаплодировал овчару. – Классно ты его!

Но радость была недолгой… За углом завода послышались до боли знакомые звуки.

— Толпа! Эта сволочь всё-таки её привлекла! Валим отсюда быстро! – скомандовал пёс.

— Так точно, сэр, — то ли подтвердил, то ли подыграл Нук.

Двое ринулись бежать к тем воротам, в которые они зашли на территорию завода. Слегка запыхавшись, Нук стал их отпирать, но лишь он просунул морду в образовавшуюся щель, чтобы посмотреть, что там снаружи…

— Ух ты чёрт! – прямо к воротам бежала такая же огромная толпа зомби, гепард быстро закрыл ворота. – Они и там уже! Мы окружены!

— Готовься, мой друг, — Норис вскинул автомат, щёлкнув затвором, — сейчас мы им покажем, где раки ночуют!

Нук ответно вскинул в обеих лапах ингремы. Толпа зомбарей тут же показалась из-за угла завода… и все звуки тут же стихли, было слышно, что где-то вдалеке завирищала машинная сигнализация. Все зомби разом повернулись на звук. Поначалу они просто стояли, но после недолгой паузы взвыли и побежали на него, подчиняясь своим инстинктам, тем самым проигнорировав Нориса и Нука, уже готовых принять бой.

— Не понял прикола, — сделал непонимающую морду Нук, — это они куда?

— Куда-куда?.. На звук, куда же ещё… — смахнул пот со лба Норис. – Повезло нам.

За воротами зомби уже не было – вся толпа убежала на звуки сигнализации. Нук вновь открыл их, на этот раз шире, и они с Норисом пошли по старой дороге, которой они пришли сюда, но тут их уши вновь насторожил ещё один, нет, даже несколько других звуков… они исходили оттуда же, откуда только недавно раздавалась сирена.

— Выстрелы?! – охренел Норис, это даже было видно по его выражению морды.

— Чего?! – прислушался Нук. – Ха! И вправду! Кто-то ещё жив! – расплылся в широкой улыбке гепард.

— Бегом туда! Им наверняка нужна помощь! – махнул лапой овчар, зазывая как можно скорее бежать туда, откуда раздавались эти звуки. Нук ответно кивнул.

Через минуту оба были уже у разрушенной стены завода, куда побежала вся толпа. Выстрелы здесь слышались отчётливее. Кто-то стрелял из дробовика, а кто-то из пистолетов, пули свистели совсем уже рядом, слегка приглушённые рычанием зомби. Нук быстро перебежал к противоположному концу дыры, Норис остался стоять у другого, двое одновременно выглянули и увидели, что на дороге, которая проходила в ста метрах от стены завода, отстреливались от волны зомби две фигуры, на расстоянии не разборчивые.

— Давай, идём к ним! – воскликнул Норис, тотчас они рванули с места, и стали стрелять прямо на ходу. – Смотри, по живым не попади! – кричал овчар сквозь многочисленные шумы.

— Да успокойся ты, всё нормально! – бодро отвечал Нук, играючи кося ряды мёртвых из ингремов.

Огонь, кровь, снова огонь, снова кровь… Взгляды живых выхватывают взгляды красных глаз мёртвых, их жёлтые клыки клацают в воздухе, пытаясь укусить кого-нибудь, они замахиваются своими лапами, чтобы ударить и оцарапать, но тут же падают под градом пуль, успевая лишь немного вскрикнуть… В глазах выживших стоит страх за свою жизнь, понимая, что в любой миг она может оборваться, словно нить на лезвии ножниц, но они снова и снова упрямо нажимают на курок, отправляя сущности зомби в неизведанные просторы галактики. Но вскоре настаёт тот миг, когда бой оканчивается… настаёт время реабилитации…

Под лапами четырёх выживших лежали горы тел, изрешетённых свинцом практически насквозь. Теперь Норис и Нук смогли разглядеть двоих. Это были тёмно-серый волк среднего телосложения с короткой тёмно-коричневой стрижкой и белая волчица, светлые волосы которой свивали до плеч. Самец был одет в синие джинсы и грязную белую футболку, самка – в чёрные джинсы и обтягивающий топ красного цвета, заканчивающийся чуть выше пупка и немного разодранный на правом рукаве. Они ещё не замечали, что в десятке метров от них стоят двое таких же, как и они – живых. Было видно, что они всматривались в джунгли города, которые располагались прямо по курсу.

— Вы в порядке? – крикнул Норис, двое тут же обернулись на его слова.

— Бред! Тут выжившие! – радостно воскликнула волчица, сжимавшая в обеих лапах по беретте.

— А я что тебе говорил! – так же радостно воскликнул волк. – Это ведь они были!

Нук и Норис подошли к двоим.

— Вы в порядке? – повторил свой вопрос овчар.

— В полном, приятель, — ответил волк. – А вы, я смотрю, тоже парни не промах.

— Ну, а то! – подхватил Нук, гордо подняв голову.

— Ладно, Нук, давай без выпендрёжа. Так, вы сказали, что вроде бы вы нас видели, или что? – спросил Норис.

— Ну, нет, мы вас не видели, а, скорее, слышали. Слышали выстрелы со стороны завода, вот и поняли, что там кто-то есть живой, — обосновал волк.

— А когда вы слышали выстрелы?

— Да вот буквально минут пять назад.

— Ага, если минут пять назад, то это были мы, — улыбнулся овчар.

— Мы сами только недавно вышли оттуда, — начала пояснять волчица. – Мы спешили на эвакуацию, но, дойдя досюда, обломались… Вояки покинули этот завод. Потом нашли какую-то плёнку в маленькой комнатушке, прослушали и поняли, что надо идти в порт, там сейчас эвакуационный пункт. Потом мы услышали вас, и пошли обратно, но тут у этой машины, — волчица указала на ближайшую машину, — спрятался зомбарь, ну я его и подстрелила, а он плюхнулся торсом на капот, спровоцировав машину завирищать…

— Подождите, — влез Нук, — вы тоже нашли эту плёнку?!

— Ну да, а что, вы тоже её нашли?

— Ещё бы, — усмехнулся гепард, — конечно, с фонарём, который светит там, нельзя пройти мимо этой комнатки.

— Фонарь оставили мы в надежде, что это привлечёт внимание других выживших.

— Ага, спасибо вам, нас там чуть не сожрал вот такенный вот зомбарь, — Нук попытался изобразить потрошителя.

— Что? Но там никого не было, — ответил волк. – Мы обследовали всю постройку, всё было абсолютно чисто.

— Но не мог же он там просто так появиться?

— Вероятно, он потом туда забрёл…

— Ладно, Нук, этого потрошителя мы угрохали, что тебе ещё нужно-то? Радуйся, что жив остался, — вмешался Норис.

— Да. Ребят, я теперь ему по гроб жизни благодарен, он под корень изрешетил того монстра, который хотел меня растерзать, — пафосно подтвердил гепард.

— Что это за монстр-то, вы можете толком объяснить? – спросила волчица.

— Я назвал этих тварей потрошителями, — стал объяснять Норис, — это, скорее всего, мутировавшие в более совершенную форму обычные зомби. У них здоровые когти, раздирают только так, по себе знаю уже. Опасные типы.

— Хм… не приходилось видеть, — задумался волк.

— Так, может, уже скажете, как вас зовут, раз нам обоим надо идти в порт, или так и будем на «эй, ты, как тебя там»? – поднял бровь Нук.

Небольшая пауза.

— Меня зовут Кейт, — сказала волчица. – Это мой бойфренд Брендон.

— Можете звать меня просто Бред, — широко улыбнулся волк.

— Очень приятно, — взаимно улыбнулся Нук. – Я Нук, это – Гордон, — все пожали друг другу лапы.

— Ну что, Кейт и Бред, думаю, пора выдвигаться, — сказал Норис.

— Не возражаю, — подмигнула Кейт.

Четверо выдвинулись. Они шли по дороге, ведущей обратно в город, усеянной всяким мусором, и окутанной лёгким туманом. В этом «молоке» было как-то не по себе, но свет фонарей, прицеплённых к стволам, расшибал эту неизвестность, и становилось хоть немного легче. Вокруг тишина, её нарушал лишь звук шагов четырёх фуррей по асфальту. Бред периодически снимал со своего пояса средних размеров флягу и отхлёбывал небольшие глотки.

— Чего это ты так часто пьёшь? – Нуку стало интересно.

— Мартини, — ответил волк, — согревает, да и страх притупляет.

— Да брось ты, Бред, — подтолкнула его в плечо Кейт. – Как будто я тебя не знаю! Ты и без мартини ничего не боишься.

— Ну, детка, знаешь ли, бояться я-то, может, и не боюсь, а вот без него не согреешься. Кстати, не хочешь? – Бред протянул своей подруге флягу.

— Ты же знаешь, что я не пью.

— Не хочешь? Ну как хочешь, — улыбнулся волк и снова отхлебнул, — мне больше достанется.

Норис с Нуком лишь слегка посмеялись над этим. Как раз в этот момент они вошли в квартал, остановившись на развилке. Дома казались чёрными нагнетающими монолитами, возвышающимися над ними на десятки метров вверх, уличные фонари не горели, но фонарики выживших ещё выхватывали фрагменты стен и асфальта.

— Так-так-так, — промолвил Нук, — ну и теперь нам куда?

— Направо, — ответил Норис, — доки находятся там, на другом конце города.

— А мы точно успеем?

— Если по пути не будет больших задержек, то успеем без всяких сомнений. Да и ещё, народ, — обернулся овчар, — почаще оглядывайтесь и присматривайтесь… в такое время мы запросто можем не заметить этих тварей, и тогда кто-то кому-то достанется на поздний ужин, — Норис повернулся обратно и зашагал прочь от развилки. Нук и Кейт последовали незамедлительно за ним, один Бред остался стоять на том месте, где и стоял.

— Не понял? Как это «достанется»? Мы же непобедимы! Нас просто так не взять!

— Давай иди уже, герой, — позвала волка его подруга.

— Ух… Ладно, пошли, — волк принялся догонять остальных.

Ночь… Именно ночью все твои страхи и кошмары выползают из своих пещер, в которых они нетерпеливо ждали заката солнца. Вот тогда всё перед тобой оживает: стены, деревья, ветер, разные шорохи… Всё это заставляет чувствовать себя так, что как будто весь мир настроен против тебя и готов вот-вот разорвать в мелкие клочья. Кейт явно нервничала, она всё время жалась к Бреду, тот её слегка приобнимал. Казалось, что волчица вот-вот сорвётся на истерику и панику. Нук, шедший рядом с ними, посмотрел на Кейт:

— Что с тобой?

— Не беспокой её, — покачал головой Бред. – У неё жуткая никтофобия.

— Что-что-что-что? – не понял гепард.

— Никтофобия. Боязнь темноты, — Бред покрепче обнял нервничающую Кейт, та, в свою очередь, прижалась покрепче. – Книжки надо читать.

— Ха, интересно, что ты хочешь этим сказать? – гепард приподнял бровь.

— Я ничего не хочу этим сказать. Просто у каждого свои фобии, и их надо знать, чтобы знать самого фурря.

Нук понял, что этот волк не так-то глуп, каким кажется визуально. Он повернулся обратно и стал идти, смотря себе под лапы с потухшим взглядом.

— Честно говоря, — выдохнул он, — я сам кое-чего в своей жизни боюсь, хотя это может показаться ребячеством, но всё же… однажды в детстве мои родители повели меня к врачу, я перебаливал бронхитом, температура была аж под 42. Так вот, мне надо было сделать жаропонижающий укол, а врач, который должен был мне его сделать, оказался стажёром из мединститута. Ну отдали ему меня, а он так больно всадил этот укол, что я, наверно, всю больницу на уши поставил. Вот с тех пор я боюсь всяких уколов, будь то хоть шприц, то репейник… всё одно. Кстати, как эта фобия называется?

— А я знаю? – пожал плечами Бред.

— Как? Ты же говорил, что читал про фобии.

— Ну да, правда, всего несколько строчек, — замялся волк.

— Интересно получается, — усмехнулся Нук, — а это ты, типа, повыкобениваться решил?

— Ну… немного. Это вопрос к Кейт, она у нас психологический заканчивала. Волчонок, — тихо обратился Бред к самке, — как это называется?

— Три… трипанофобия, — нервничая, ответила Кейт.

— Вот, — волк повернулся к гепарду, — трипанофобия.

— Ну, теперь буду знать, как ответить на такой вопрос на научном языке, — улыбнулся Нук. Вот и его словарный запас пополнился новым термином.

Между тем фонарики продолжали освещать путь по тёмным джунглям города. Четверо прошли уже более пяти километров по городу, но им на пути, на их счастье, не попадались прям чтоб толпы зомби, встречались небольшие группы, слоняющиеся по тротуарам и на дорогах, которых они, при проявлении агрессии, ликвидировали.

— Нет, я так больше не могу! – воскликнул Бред. – Мы так полгода будем добираться до доков! Давайте возьмём машину хотя бы?

— Ага, нашёлся умник, — пробурчал Нук. – Где ты тут машины видишь? – и правда, там, где они в данный момент находились, не было ни одной машины.

— Есть вариант срезать через автостраду, — подала голос Кейт.

— Ну так давайте так и сделаем! — радостно воскликнул Бред.

— Рискованно, — покачал головой Норис. – слишком много машин, а, следовательно, и зомби тоже. Да и ещё не факт, что все они не имеют сигнализаций.

— Да, но это самый короткий путь до доков! – не унимался Бред. – К тому же, до окончания эвакуации осталось меньше дня.

— Это я и так знаю. Но своя шкура, как говорится дороже.

— Можно подумать, что если мы пойдём по улицам, то нам ничто не будет угрожать… — фыркнул волк.

— Так, хватит сориться! – вмешался Нук. – Давайте лучше тогда проголосуем. Кто за то, чтобы пойти через автостраду, поднимите лапы, — подняли Кейт и Бред. – Так, хорошо, а кто за то, чтобы идти через улицы? – вверх поднял лапу только Норис.

— А ты? – спросил овчар гепарда.

— А мне без разницы, где идти, и поэтому я пас, — Нук скрестил верхние лапы на груди с безразличным видом. – Значит, большинство проголосовало за автостраду, там и пойдём.

Норис недовольно выдохнул, после он посмотрел на волков и произнёс:

— Ладно, идём, но я был против.

Автострада располагалась совсем недалеко. После пяти минут ходьбы по улицам, четверо всё-таки вышли на неё. Машины, светящие своими фарами, протянулись огромной пробкой по всей автостраде.

— Пойдём по обочине, — сказал овчар, — и не надо протестовать.

— А никто и не против, — заметил Бред.

Четверо шли вдоль широкой асфальтовой реки, иногда смотря по сторонам, высматривая опасность. Тут внимание Кейт привлек один пикап, который стоял прямо около обочины, а точнее то, что было в его кузове.

— Бензопила! – волчица подбежала к машине и вытащила инструмент из кузова. – Вот это мне по душе! Такой только и кромсать на мелкие кусочки этих зомби!

— Слушай, — шепнул Нук Норису, — а она случаем не киллер? А то я её уже пугаюсь.

— Да брось ты, просто девочке захотелось крови, ну с кем не бывает, — пожал плечами пёс.

— А может у неё… ну… эти… — замялся гепард.

— Что «эти»? – овчар поднял бровь.

— Ну… эти…

Норис почесал затылок, потом, после нескольких секунд что-то шепнул на ухо гепарду.

— Да, да, именно они, — подтвердил Нук.

— Да нет, вряд ли, — засомневался пёс, — если бы они у неё были, то она бы на всех подряд срывалась сейчас.

— А как ещё, по-твоему, это объяснить?

— Я же сказал – вспышка эмоций. Что, скажешь, нет?

— А что это вы там так бурно обсуждаете? – к двоим, неожиданно для них, подошли Кейт, держащая в лапах бензопилу, и Бред.

— А… мы… — снова замялся гепард. – Мне Гордон просто рассказывал анекдот, но не успел закончить.

— Интересно, а нам не расскажешь? – Бред завилял хвостом, ведь он до чёртиков обожал травить анекдоты.

— Ну… — Норис вновь почесал в затылке, потом отвёл взгляд в сторону дороги, и тут его глаза выхватили уже знакомый ему силуэт. – Тихо! Потрошитель!

— Где?! – волки и Нук завертели головами, пытаясь найти мутанта, и, словно автоматом, они все вместе его заметили. Потрошитель стоял на противоположной обочине дороги, смотря на выживших своими горящими глазами. – Это что, он?

— Да тихо вы! – прошипел пёс, монстр стал угрожающе приближаться ко всем четырём. – Цельтесь в голову.

— Знаем, на плёнке слышали.

— Огонь!!! – прогремел Норис, все разом вскинули стволы и открыли шквальный огонь по потрошителю. Тот взревел и перешёл на бег. – Не прекращайте стрелять!!! – ещё несколько пуль, и монстр с громким рёвом плюхнулся на асфальт, под которым сразу же стала растекаться кровь.

— Ву-ху! – заликовала Кейт. – Мы его сделали!

Дальний рёв. Все обернулись на звук, через лабиринт машин бежала огромная волна мёртвых.

— Ха, да я смотрю, тут целая делегация! – воскликнул Бред.

— Готовьтесь, — Норис вновь щёлкнул затвором. – Вот, блин! Как я мог забыть?! – пёс переключился на подствольник, прицелился и спустил курок. Подствольная граната пролетела прямо в толпу и с грохотом взорвалась, ненадолго осветив окрестности и заставив несколько машин сдвинуться с места. В воздухе по кривым траекториям во все стороны разлетались отрубленные конечности зомби, оставшиеся продолжили набег.

— Сзади! – огласил троих крик Нука, им в спину бежала ещё одна толпа, возглавляемая тремя потрошителями.

— Ну что? – бодро сказала Кейт, заводя бензопилу. – Вдавим рок в этой дыре? А ну в очередь, сукины дети! – волчица выставила вперёд лезвие пилы.

— Нук! Прикрывай сзади вместе в Кейт! – закричал Норис. – Я буду помогать Бреду отстреливаться спереди! Берегитесь потрошителей!

Две волны почти уже добежали до четверых…


Глава 4

Волны приближались, словно взбешённые, надеясь, наконец, слиться в одну, раздавив своим количеством четверых фуррей. Повсюду стоял дикий гул и рычания, зомби с каждой секундой ускорялись, вселяя в четверых неистовый страх. Однако они вселяли страх лишь мнимо, потому что выжившие были полностью готовы, и морально, и физически, принять бой, пусть даже ценами собственных жизней. Хотя, последнее они не собирались приводить в реальность. Как сказала бы Кейт: «Я подохну только тогда, когда с неба огонь посыплется».

Кстати, о последней. Волчица, с заведённой в лапах бензопилой, зловеще улыбалась, глядя исподлобья на приближающуюся орду, во главе с потрошителями, которые бежали впереди всех. В тот момент она была готова раскромсать их всех на мелкие кусочки своим новым оружием. Нук, стоявший рядом с ней, глянул на волчицу.

— Страшно?

На что она лишь ухмыльнулась:

— Кому?! Мне?! Ещё чего посмешнее скажи!

Гепард фыркнул и перевёл взгляд на орду, та находилась уже в десяти метрах от них, после чего он принялся решетить зомби веерообразными очередями, попадая по потрошителям. Кейт зарычала, вскинула бензопилу и сделала выпад вперёд, изрезав первого налетевшего потрошителя прямо вдоль тела, кровь от него летела во все стороны, и вскоре почти весь перед волчицы был в ней. Норис и Бред отстреливались от волны спереди, которая по размерам была ещё больше чем та, с которой воевали Кейт и Нук, мёртвые падали на полном ходу, врезаясь в машины с короткими гулами и украшая их бампера узорами из собственной крови. Пули также рикошетили от машин, попадая в тех, в кого стрелявшие вообще не целились, однако это мало что давало выжившим, орда-то всё равно приближалась! Норис очередной раз зарядил подствольник и, под прикрытием огня Бреда, с удивительной точностью быстро рассчитал угол и спустил курок, заставив гранату полететь точно в машину, мимо которой пробегало очень много мёртвых. Взрыв. Граната врезалась в заднюю дверь автомобиля, прямо около бензобака, тем самым спровоцировав оставшийся бензин в баке воспламениться, отчего машина подскочила на месте в клубах огня. Взрывная волна также заставила взорваться несколько рядом стоящих машин, сработала маленькая цепная реакция, от которой четверть орды полегла на ровном месте, разлетаясь на куски. Бред и Норис, слегка присели и закрыли лапами головы от взрыва, после чего вновь выпрямились.

— Ну что, получили, засранцы?! – торжественно воскликнул Бред, снова открыв по орде огонь, даже прижав уши от напряжения.

— Не прекращай стрелять по ним! – сквозь грохот огнестрельного оружия, гудения бензопилы и многочисленного рычания зомби кричал Норис. Тем временем волна приблизилась к ним вплотную, поэтому им пришлось отталкивать мертвяков назад. Бред не растерялся в такой ситуации, и схватил с земли средней длины стальную трубу, которую он выхватил взглядом, пока они отмахивались от волны, и с громким злобным рычанием стал раздавать смачные оплеухи по головам зомби, те вскрикивали и падали у его лап с проломленными черепами, истекая заражённой кровью. Норис же стрелял практически вплотную, фонтаны крови били и тут, и там, заливая всё прилегающее пространство. Первая волна, наконец, иссякла, волк отшвырнул свою трубу в сторону, тут он и Норис обернулись на Нука и Кейт – те ещё сражались с остатками волны, нападавшей с их стороны. Двое не стали ждать у моря погоды и вновь вскинули свои стволы, помогая добить жалкие остатки некогда громадной орды мёртвых.

— Сдохни!!! Сдохни!!! СДОХНИ!!! – неистовствовала волчица, кромсая бензопилой прибывавших с каждой секундой новые партии мёртвых. Но тут же её сшиб с лап взявшийся из ниоткуда потрошитель и замахнулся над ней своим когтистым отростком. – А ну отвали!

— Кейт! – спохватился Нук и сделал несколько метких выстрелов точно в голову монстру. Мозговая каша выплеснулась наружу, прямо на лежащую Кейт, и потрошитель, издав непонятный писк, упал на неё, завершив весь этот кровавый концерт, ведь он был последним мёртвым из всех, которые повадились расправиться с живыми.

Волчица лежала на земле с ошеломлённой мордой, гепард быстро подошёл к ней, сбросил с неё тело монстра и протянул лапу. Самка взялась за неё своей, Нук сразу же помог ей встать.

— Ты как, цела? – спросил он.

— Фууууу! Епрст! В чём это я вся?! – осмотрев себя и разведя лапами, воскликнула волчица.

— Ну… вот это, — Нук указал на какой-то ошмёток на плече Кейт, — когда-то было частью потрошителя, а вот это…

— Народ! – радостно сказала Кейт, осмотревшись вокруг, под ними были только мёртвые тела зомби, и тишина. – Да мы их всех перемочили к чёртовой матери! Ууууухху! – самка подпрыгнула на месте, взмыв вверх верхнюю лапу в знак победы. – И мы всё ещё живы!

— Ага, а как же иначе? – подхватил Бред. – Да нас ведь так просто не взять! Да мы просто армия жизни!

— Так, армия жизни, — обратился ко всем слегка усталый Норис, — я думаю, что мы и так много времени потеряли. Пора идти всё-таки, или мы тут останемся смерти ждать?

Небольшая пауза. Бред открыл пасть, чтобы что-то сказать, но тут… его перебил странный звук в небе. И тут же, прямо под стать тишине, над головами четверых пронёсся военный реактивный истребитель, вынудив воздушные массы у земли взбудоражиться и поднять легкий слой пыли. Следом за ним пронёсся второй истребитель, поддержав всеобщее непонимание и шок.

— Самолёты летают? – Нук состроил непонимающую гримасу. – К чему бы это?

Но ответ не заставил себя долго ждать. В следующее мгновение вдалеке послышались периодические глухие звуки, причём, очень частые. Самолёты обстреливали периметр.

— Да что ж они никак не угомонятся-то?! – выплеснул Бред. – Что они там всё бомбардируют?!

— А головой подумать? – фыркнула Кейт. – Зомбаков, конечно, не фуррей же. Это же на наше благо, Бред.

— На наше благо? Хи… Они ж могут запросто ненароком нас размазать по асфальту!

— Ну, я думаю, до этого не дойдёт, — негромко сказал Норис. – Ладно, идём, мы почти опаздываем.

Через минуту все четверо уже двигались между хаотически стоящими на дороге автомобилями, надеясь на скорый выход в порт; по бокам дороги раскинулся смешанный лес, зазывая в себя, однако, зайдя в него, можно было запросто распрощаться со своей жизнью… зомби ведь и там слонялись. На автостраде гулял лёгкий ветер, в тишине, прерываемой лишь звуками взрывов, слышались только шаги по асфальту. Было холодно, Кейт то и дело тёрла шкуру, чтобы согреться, однако самцы не проявляли никаких действий по отношению к низкой температуре, они просто шли и думали о своём. Лес по бокам только нагонял негативные мысли. Кто знал, вдруг оттуда выбежит новая орда?

— Слушайте, — неожиданно заговорил Нук, — мы с вами вот знакомы совсем немного, может, расскажете нам с Норисом о себе?

— В смысле? – не поняла волчица, взявшая под лапу своего парня.

— Ну, в смысле, работали, например?

— О да, — начал Бред с грустью, — работали. Что до меня, то я был радиотехником, собирал разные приборы. Работал в одной не очень известной конторе в городе, на Техногенной улице, наверно знаете такую, — Нук кивнул, Норис же ничем не ответил (видно, не знал). – Ну так вот, однажды (это был тот день, когда началась вся эта чертовщина) нам поступил огромный заказ на дисплеи для навигаторов, а у нас на складе они закончились. Вот, меня послали за новой партией в другой конец города, я до сих пор удивляюсь, почему именно меня, так как я особой быстротой доставки не отличался, зато впоследствии мне это спасёт жизнь. Значит, я сел на свой мопед и отъехал от конторы, это было как раз в самый час пик; Зелёный проспект, Стальная улица и Большой Техногенный стояли, как вкопанные, поэтому у меня не было выбора, мне пришлось ехать дворами, а это, как вы догадываетесь, не самый близкий путь до другого конца. Мне пришлось пропетлять на своём драндулете с сотню дворов и переулков, чтобы добраться туда, угробил на это не один час, даже успело немного стемнеть.

Однако когда я всё-таки доехал до нашего поставщика, моим глазам предстала картина, которую я в принципе не ожидал увидеть. Квартал, где находился склад, был плотно оцеплён вояками и санитарами из НЭЗ (Надзора по Эпидемическим Заболеваниям), я поставил мопед, подошёл к одному солдату и спросил, что, собственно, происходит, но тот мне ответил, что гражданским знать не положено. Однако я выхватил в толпе зевак чьи-то слова, что на том складе обнаружили ещё один случай заражения. Да, я до этого слышал по новостям, что уже в нескольких городах были единичные случаи заражения, но как-то не придавал этому значения, я думал, что это всё просто так, чтобы попугать народ... По кварталу разносился чей-то голос о том, что эта зона объявлена карантинной и что всем гражданским следует разойтись по домам, после чего группа солдат начала выводить толпу из квартала. Тут же со стороны склада послышались автоматные очереди, толпа запаниковала и стала уже со всех лап убегать подальше от этого места. Я тоже не стал особо засиживаться, вскочил обратно на свой мопед и дал по газам обратно. По бокам мелькали паникующие группы фуррей, военные, сотрудники НЭЗ, даже снова слышались выстрелы. Тогда у меня в голове происходила какая-то непонятная каша: в чём дело, почему это происходит, новости не врали?

Через час с небольшим я добрался обратно до конторы, и тут я ужаснулся. Она полыхала, причём так, что пламя захватило два верхних этажа. В стене красовалась дыра, в которой проглядывалась разорвавшаяся цистерна. Там очень сильно пахло парами бензина, да так, что аж глаза резало. Все мои друзья, все мои коллеги по работе были сожжены заживо… Я не смог там долго находиться, поэтому отошёл подальше, за угол, а там я увидел санитаров, которые осматривали что-то лежащее на асфальте. Я попытался вглядеться между ними и сумел разглядеть фурря с поблёкшей шерстью и ручейками крови у глаз. Мне стало немного плохо, комок привалил к горлу, я уже был готов просто взять и блевануть. Однако сделать мне это помешал какой-то паренёк, барс, он подошёл ко мне с левого бока и, не отводя взгляда от НЭЗников, произнёс:

— Бедняга… и он был одним из них.

— Что? В смысле «одним из них»? – осведомился я.

— Зомби, — выдохнул барс, — самый настоящий зомби. Я видел это, видел, как он вывалился из бензовоза и упал, сломав себе шею.

Меня захватил ступор. Вот почему наша контора полыхала, словно Солнце в зените.

— А как давно это было? – вновь спросил я.

— Минут так пять назад, — ответил парень, — я сам тут случайно проходил, спешил домой, когда нам стали сообщать обо всём этом.

Я до сих пор не мог поверить, что всё это происходит на самом деле. Очень хотелось, чтобы это был сон, а я на самом деле лежал в своей кровати. Но это всё было наяву. Я был шокирован:

— Как же так… Теперь мои друзья, коллеги… все мертвы?

— Да, это без всяких сомнений. Вот что, пока не поздно, выбирайтесь из города, — сообщил мне барс, на этот раз, повернувшись ко мне мордой, — возьмите оружие, аптечку, запас еды и воды и уезжайте прочь. Чувствую я, что все эти заражения не будут единичными, — после этого он развернулся и побежал в ближайший переулок, скрывшись за его тёмным углом.

Я решил последовать совету и побежал, в свою очередь, в сторону центра города, где я знал один неприметный магазин оружия, которым заведовал один мой приятель. Добежав до него, я бесшумно открыл дверь чёрного входа и обнаружил там Кейт. Если честно, я не ожидал её там увидеть, но я был рад тому, что она жива. Я рассказал ей о своём плане, но она сказала, что лучше подождать, забаррикадировавшись в этом магазине, — волчица кивнула. – Так мы и сделали. Мы ждали там пять дней, после чего всё-таки решили выбираться из города, ну а там уже встретили вас. Вот, вроде, и всё, — выдохнув, закончил свой рассказ Бред.

Норис и Нук, шедшие рядом и смотревшие на волка с такой внимательностью, так сказать, очнулись от рассказа.

— Вот, значит, как для тебя это всё началось, — промыслил вслух Нук.

— Да, — подтвердил Бред.

— Ну а ты можешь о себе рассказать? – обратился гепард к Кейт. Та выдохнула:

— Ну, честно говоря, я не ожидала, что всё так произойдёт. Я училась… — волчица мигом закрыла пасть из-за того, что Норис поднял верхнюю лапу вверх и наставил свой автомат, предварительно включив на нём фонарик, на кусты у леса. Сквозь них кто-то пробирался. Все остальные последовали примеру овчара, наставив стволы в сторону кого-то, кто скрывался за кустами. Шорохи становились всё отчётливее и отчётливее. Нук уже начал нервничать, сжимая ингремы в обеих лапах, а Норису всё было по барабану, он статуей сидел на одном колене и терпеливо выжидал появления на свет неизвестного (вот уж идеал терпимости).

— Кто там?! — рявкнул в сторону кустов Бред, держа их на прицеле, хотя волк и не надеялся, что кто-то ответит на его вопрос. Однако из-за кустов кто-то прокричал:

— Не стреляйте! Я не заражён! – голос принадлежал самцу. Вскоре он показался из-за зарослей кустарника, отодвигая лапой ветки. Это был волк, волк в серой форме с синими вставками. Его жёлтые глаза были прищурены от света фонариков четверых фуррей, сам он был серого окраса с белой мордой и также толстой белой полоской, которая шла вдоль его головы по переносице; одной лапой он закрывал морду от света фонариков, в другой он сжимал винторез. – Не светите на меня, пожалуйста, вы меня ослепляете.

— Ещё один выживший! – воскликнула Кейт с радостным выражением морды.

Незнакомец стал пробираться сквозь обочину, перелез через бортики и предстал перед четырьмя во всей своей красе. Он хотел, было, что-то сказать, как Норис быстро подошёл к нему, раздвинул пальцами веки его левого глаза и стал всматриваться в него.

— Да я не заражён, уберите вы лапы, — отмахнулся волк. – Я же понятно сказал, что я абсолютно здоров, что вам ещё надо?

— Проверка лишней никогда не будет, — холодно пояснил Норис, отойдя от волка и поправляя рукав. – Слышал такую поговорку: «Доверяй, но проверяй»?

— Да, слышал.

— Ну вот и всё.

— Погоди-ка! – вмешался Нук, распихивая в стороны остальных и пробираясь к незнакомцу. – Ты что, из Федерации?!

— Да, — подтвердил волк, — Федеративные войска. А что, что-то не так?

— А я тебе скажу, что не так, — начал свои нравоучения гепард, постепенно медленно приближаясь ближе к незнакомцу.

— О, боже ты мой, началось… — Норис закрыл морду своей ладонью. – Нук, лучше успокойся.

— Не лезь в не своё дело, Норис, — мягко отрезал Нук, после обернулся на волка: — Итак, когда-то мой отец тоже служил в армии, не в республиканской, правда, а в Розвенской. И в ходе вооруженного столкновения между ними и армией Федерации, он был убит одним из вас! – тут гепард сделал громкое ударение, рявкнув волку прямо в морду. – Ты хоть знаешь, какого это – потерять отца?!

— Минуточку, — запротестовал незнакомец, — если вы подозреваете, что это я убил вашего отца, то вы глубоко ошибаетесь. Когда была стычка с армией Розвена, я был ещё только призывником и не мог участвовать в боевых действиях!

— Я не подозреваю тебя, — снова повысил голос Нук, — однако я пообещал самому себе, что я землю жрать буду, но прикончу хотя бы одного солдата Федерации! – гепард мигом вскинул оба своих ингрема и спустил курки, но вовремя среагировал Норис и сшиб с лап гепарда, заломив ему за спиной его верхние лапы, ингремы плашмя упали на асфальт; Нук вскричал от боли, волк всё-таки успел отскочить в сторону, и пули не попали в него.

— Ты что, охренел?! – прогремел овчар прямо в ухо гепарду. – Ты что, псих?! Я не пойму, у тебя хроническая ненависть к военным?! Почему ты их всех так жаждешь убить?! Сначала меня хотел убить, теперь его?!

— Я… А-а-а-а!!! Больно!!! Я всё… Я всё за дело! – лежа на животе, прохрипел гепард.

— Что?! За какое дело?! Давай-ка я тебе поясню, — здесь Норис уже сбавил громкость своего голоса. – Сначала ты хотел убить меня за то, что я чуть не взорвал вас с Лансом, царство ему небесное, однако вы были сами в этом виноваты. Я же говорил вам, что укрытия надо обозначать, а у вас не было никаких опознавательных знаков, ей-богу, повесили хотя бы флаг. Теперь, ты хотел убить его, — Норис указал на волка, — за то, что его братья по оружию когда-то пять с лишним лет назад убили твоего отца, но он в этом не виноват, он твоего отца не убивал, тем более, он обеспечил себе достойное алиби. Что тебе ещё надо?! А вот доберёмся мы до пункта эвакуации, а там стопроцентно одни военные, что ты сделаешь, начнёшь по ним стрелять?!

Бред, Кейт и солдат стояли словно вкопанные, смотря, как Норис перевоспитывает Нука, последний уже хрипел от боли, брызгая на асфальт слюной.

— Да? Ты в них стрелять начнёшь? – продолжал Норис. – В таком случае ты уже труп. Взвод солдат отреагирует быстрее, чем ты сумеешь только вскинуть оружие, потом они откроют огонь без предупреждения и всё – тебя спокойно можно запихивать в мешок для трупов. Пойми ты одну вещь – что сделано, то сделано, и нет пути назад. Ланс и так, и так бы умер, ты же сам видел, что с ним стало, а смерть твоего отца не стоила бы смерти всего лишь одного солдата. Убив его, — овчар вновь указал на незнакомца, — ты бы не вернул к жизни своего отца. Разве ты ещё не понял, что жизнь – это штука необратимая? – гепард под Норисом замер и неровно дышал. – Так, хорошо, а теперь успокойся, — почти тихо сказал лейтенант. – Всё, тебя ничто не тревожит. Я надеюсь, что ты всё осознал, — в этот момент Норис ослабил свой залом и отпустил Нука. Тот ещё полежал совершенно неподвижно несколько секунд, после чего он начал потихоньку вставать на нижние лапы. Остальные четверо, не включая Нориса, следили за каждым его действием. Вот Нук, наконец, совсем твёрдо встал на лапы, отряхнулся и взглянул на незнакомого волка:

— Ты уж прости, сам не знаю, что на меня нашло…

Солдат, стоявший в нескольких метрах от него, улыбнулся:

— Да ладно, ничего страшного, я всё понимаю… простите, не знаю, как вас зовут…

— Нук, — ответил гепард, — меня зовут Нук.

— Нук, — теперь уже с уверенностью сказал солдат, — я понимаю вашу боль по отцу… у меня самого, правда, не отец, но брат погиб на войне… я сам понимаю, какого это – потерять родного.

— Ладно, не будем о грустном, — пробасил Норис, — как тебя зовут?

— Старший лейтенант Невилль, — уже на серьёзном тоне ответил волк, — хотя, можете звать меня просто Хант.

— Вот и хорошо, я – лейтенант Норис, ты также можешь называть меня Гордон, правда я уже привык, что меня все по фамилии кличут, — улыбнулся овчар, и они пожали лапы.

— Меня зови Бред, — отозвался другой волк. – Это – моя самка Кейт, — волчица слегка помахала лапой, — ну, а с Нуком вы уже знакомы, — гепард и Хант слегка переглянулись.

— Ну, вот и познакомились, — снова произнёс Норис, — да только время у нас не ждёт, скоро взводы свернутся и покинут этот город навсегда.

— Да, ты прав, — ответил Хант. – Ну что, вперёд?

— Вперёд, — скомандовал овчар, и уже пятеро выживших продолжили свой путь до пункта эвакуации.

Пока они шли, до них продолжали доноситься звуки дальней бомбёжки города, лес уже начал рассеиваться, понемногу ослабевая своё психическое давление. По пути пятеро играючи расстреливали небольшие группы зомби, причём, особо отличился Хант – он мастерски всаживал по одной пуле на одну голову зомби, отчего те беспрекословно падали на жёсткий асфальт. Магистраль как нарочно не кончалась, растягивая время на то, чтобы выжившие не успели дойти до места своего назначения. Уже светало.

Прошло ещё немного времени, как лес окончательно рассеялся, и пятерым открылся вид западного района Санвел-Сити.

— Ага! Вот мы и добрались! – радостно воскликнула Кейт, даже слегка подпрыгнув на месте. – Вон, даже порт видно! Скоро мы будем в безопасности, мальчики!

— Это точно! – также радостно подтвердил Бред. – Ладно, давайте уже поскорее доберёмся до порта!

— А это ещё что? – указал Хант пальцем в сторону продолжения дороги, её было почти не видно из-за дыма, там что-то горело.

— Не знаю, надо проверить, — сказал Нук.

Пятеро побежали туда и увидели множество горящих автомобилей, из них клубами валил дым.

— Не пойму, — пробормотал Норис. Выжившие разом двинулись вперёд прошли сквозь дым и…

— Не понял?! – вскрикнул Нук, перед ними был разрушенный магистральный мост, до другой целой части было метров сто, по краям угрожающе торчали куски арматуры и асфальта, готовые вот-вот сорваться вниз, внизу располагался берег пролива и упавшие машины… а на другом берегу был город… — Я не понял, это чё?!

— Похоже, что они таки разбомбили мост в город, — сказал Бред.

— Они что, рехнулись?! – вскричала Кейт – Как мы на ту сторону попадём?! Уроды!!! Ну доберусь я до них…

— Норис, что будем делать? – спросил Хант, поглядывая вниз. – Ой, бр-р-р… ну и высота.

— Итак, дамы и господа, — выдохнул овчар, повернувшись ко всем, — здесь нам не пройти. Придётся идти через пролив вброд, — пёс кинул взгляд на широкую воду.

— Через пролив вброд? – Хант сделал непонимающее выражение морды. – Норис, я, конечно, понимаю, что вас в республиканской армии учили преодолевать цели любой ценой, как и нас, но пролив – вброд… Это же просто невозможно.

— Возможно, старший лейтенант, — кивнул Норис, — если пролив всего по колено. Вон, видишь, даже буксиры на мели сидят, — овчар указал на силуэты на воде.

— Этот пролив глубиной по колено?! – ещё больше не понял Хант. – Ха, а так с виду не скажешь.

— Да, он был когда-то глубокий, но потом… по непонятной причине начал мелеть, — вмешался Бред. – Скоро от него вообще только воспоминания останутся.

— Да, это так, — продолжил Норис, — правда, доведу до вашего сведения, что глубина там не везде по колено, поэтому надо смотреть под лапы, а не то можно провалиться.

— Хорошо, — согласился волк, — тогда идём вброд, раз нет другого пути.

Пятеро подошли к боку магистрали, обнаружив там лестницу, ведущую вниз. Спустившись с высоты более чем двадцать метров, они приблизились к кромке воды.

— Да-а-а… — растяжно протянул Нук, глядя на противоположный берег, до которого было довольно большое расстояние. – Город так близко, и одновременно так далеко…

— Как сказать, — пробасил Бред, — вот перейдём пролив, а там уже и город.

— Надо его ещё перейти…

— Предупреждаю ещё раз, — сказал Норис, — смотрите под лапы, под водой могут скрываться разные сюрпризы, — и первым шагнул в воду, включив на автомате фонарик и освещая под лапами воду. – Давайте за мной, я буду вести вас. Нук – замыкающий.

— А почему именно я? – осведомился гепард.

— Хочешь идти первым? – Норис остановился, оглянулся, прищурив один глаз. – Ладно, давай, валяй, только если что-то с нами случится – всё будет на твоей совести.

— Ладно, ладно, уговорил, я буду замыкающим, — вздохнул Нук.

— То-то же, — Норис снова зашагал по направлению города.

— Ну всё, хана новым джинсам, — произнесла Кейт, заходя в воду следом за овчаром.

— Да ладно тебе, милая, — подбодрил её Бред, шагая за ней. – Это же не последние джинсы в твоей жизни. Я куплю тебе новые.

— Да кому теперь нужны твои деньги, дурья твоя башка? – хихикнула волчица, нижними лапами рассекая воду. – Сейчас можно всё брать за так.

— Ой, правда, — также хихикнув, спохватился Бред. – Да, кстати, Хант, — обратился он к солдату Федерации, который шёл следом за ним, — а как ты оказался в Республике?

— Нас послали помогать республиканской армии, — отозвался тот.

— Типа наша армия сама не справится?

— Я не знаю, нам поступил приказ, и мы его должны были выполнить.

— Что значит «должны были»? Вы его что, не выполнили?

— Ну, можно и так сказать. Наш взвод подвергся нападению каких-то тварей с тремя большими когтями на лапах…

— Потрошители, — выдохнул Нук.

— … Мы отбивались, как могли, силы были равными, но все мои товарищи полегли там, в лесу, я один остался в живых, убив последнюю тварь. После этого я пробирался через чащу без малого два часа, пока не вышел на магистраль и не встретил вас.

— Забавно, — проговорил Бред, — значит, стало быть, ты единственный выжил при нападении?

— Да.

В это время пятеро отошли от берега уже на несколько сотен метров, до другого берега всё равно оставалось много. Они шли, рассекая лапами воду и просматривая каждый метр дна, но пока всё было спокойно.

— О, господи, — прошептала Кейт, глядя на ржавые корабли, что сели на мель, — сколько же их тут?.. – действительно, судов было много, одни стояли на киле, другие лежали на бортах, а какие-то даже успели килем зарыться в дно.

— Да, это кладбище кораблей действительно невероятно по размерам, — пояснил Норис. — Его облюбовали местные сталкеры, и они очень часто сюда ходили…

— Так, может, они что-нибудь оставили в кораблях? – перебив, спросил Хант. – Ну мало ли, хабар спрятали, или ещё чего?..

— Да кто ж их знает? – выдохнул овчар.

— Давайте проверим это? Хотя бы вон в том буксире? – волк указал на небольшое ржавое судно, что было прямо по курсу.

— Сынок, у нас нет на это времени, — отрезал Норис. – Мы должны как можно скорее добраться до блокпоста; кто знает, что опять им в голову взбредёт, они ведь могут бросить его, как цементный завод, и оставить нам здесь умирать.

— Так никто же не говорит, что мы будем там задерживаться, — настаивал на своём Хант. – Мы просто посмотрим и всё.

Тут до всех долетели какие-то немного шипящие звуки, исходящие с палубы буксира, все разом остановились и стали прислушиваться. Хант же, не сказав не единого слова, зашагал быстрым шагом к буксиру.

— Эй! А ну стоять! – прокричал Норис, но волк продолжал идти. – Стоять, кому сказано!

Хант добрался до судна, зацепился за его наклонившийся борт, подтянулся на палубу и прокричал:

— Здесь есть рация!

Рация? Это уже куда лучше! Остальные четверо уже смело зашагали к буксиру, забравшись на его палубу, они уставились на маленькую мобильную рацию, из которой доносилось шипение.

— Может, сказать что-нибудь туда? Вдруг нас услышат? – предложил волк и потянулся за рацией, но Норис остановил его лапой:

— Я сам.

Овчар взял в лапу рацию, нажал на кнопку над динамиком и сказал в неё:

— Приём! Нас кто-нибудь слышит? – тишина. – Нас кто-нибудь слышит, приём?

— Вас понял, слышу вас хорошо! – раздался грубый голос из динамика. – Вы с кладбища кораблей?

— Так точно.

— Назовите себя, сколько вас?

— Я – лейтенант пятой дивизии ВВС Гордон Норис, личный номер – 2342XC, со мной ещё трое гражданских и один солдат Северной Федерации.

— Вас понял, лейтенант, вы и ваши попутчики здоровы? Никто из вас не заражён?

— Я и мои попутчики не имеют абсолютно никаких признаков заражения, — Норис говорил уверенно.

— Вас понял. Мы должны вам сообщить, что наши взводы покинули сектор, где вы находитесь в данный момент, а также то, что в связи со сложившейся ситуацией, время на эвакуацию сокращается до одного часа…

— Чего?! – воскликнула Кейт.

— Мы же не успеем! – подхватил Бред.

— … так что вам лучше поторопиться. Наши вертолёты засекли огромную волну зомби-мутантов, движущихся в направлении доков, из-за опасности нападения на блокпост мы были вынуждены сократить время на эвакуацию…

— Вот в чём дело… — прошептал Нук, слушавший переговоры с замиранием сердца.

— … Ещё раз повторяю – поторопитесь! – продолжал голос из динамика. – Но будьте предельно осторожны. Вскоре мы начнём артобстрел этой территории…

— Да они с ума сошли! – вновь воскликнула Кейт, сведя брови.

— … чтобы попытаться нейтрализовать наступление, поэтому избегайте больших улиц и площадей, так как основные удары придутся по ним. Удачи вам! Конец связи! – моментом голос в динамике исчез.

Норис подержал в лапе рацию, после чего бросил её на палубу.

— Ну что, может, скажете «спасибо» за то, что я нашёл эту рацию? – ехидно улыбнулся Хант.

— Блин, мы же не успеем! – вскричал Нук. – Мы ещё даже на тот берег не перебрались! Ещё этот артобстрел намутили! Они же нас могут им накрыть!

— Спокойно, — сказал Норис. – Да, времени у нас мало, но если поторопимся, и не будем задерживаться, то мы успеем.

— Тогда давайте уже пойдём! – выплеснул Бред.

Пятеро спрыгнули с противоположного борта в воду и побежали лёгким бегом в сторону города. Никто уже не смотрел под лапы, все просто бежали навстречу спасению. Тогда они пробежали больше трёх четвёртых пути, выйдя на финишную прямую к берегу. Но не тут-то было… с берега ордой стала лоб в лоб наступать армия зомби.

— Да как они нас учуяли-то?! – вскрикнул Нук. – Ну всё, ребята, — гепард, выйдя вперёд, сел на одно колено, выставив ингремы, — вы мне уже надоели! Мы из-за вас опоздываем! Получите, паршивые ублюдки!!! – Нук первым открыл шквальный огонь по большой орде, остальные поддержали его своим огнём. Мёртвые не успевали до них добегать, они падали под градом пуль прямо в воду, поднимая небольшие брызги воды и крови.

— Чем-то мне это напоминает рассказы про Омаха-бич… — стреляя, сказал Бред.

— Стреляй, давай! – кричала Кейт, немного высунув язык из пасти. – Блин, у меня скоро кончатся патроны!

— Не у тебя одной! – ответил Норис, стреляя по головам.

А зомби всё бежали и бежали… казалось, их волне никогда не будет конца. Берег и прибрежные воды уже были просто усеяны трупами, вода стала красной от крови, да и песок побагровел. А они всё валили и валили… У Нориса и Кейт кончились патроны… И тут, словно по магии, волна перестала наступать. Все отдышались.

— И сколько мы потратили на это времени? – обернувшись, спросил Нук. Норис посмотрел на часы.

— Минут пять, может, побольше. Да… прилично времени угрохали, ладно, вперёд! – скомандовал овчар.

Пятеро пошли по направлению к берегу, отталкивая трупы в воде от себя.

— Ну всё, теперь джинсам точно кранты, — снова выдохнула Кейт, глядя на красную воду.

Наконец, все были на противоположном берегу. С востока над водой показалось Солнце, осветив верхушки небоскрёбов. В этот момент оно вселило в души выживших надежду, что они сумеют выбраться живыми из этого Ада. И вот, они снова в пути. Теперь они оказались на просторах больших улиц и дорог, усеянных брошенными машинами.

— Давайте поднажмём, народ! – позвал Норис четверых. – Мы уже почти в безопасности!

Взрыв. Прямо над ними раздался взрыв снаряда, попавшего по крыше небоскрёба. Армия начала зачищать территорию. Сверху огромными тенями прямо на пятерых летели большие куски бетона.

— Берегись! – вскричал Нук, все среагировали молнией и побежали по направлению к ближайшему подземному переходу, успев забежать в него, тут же раздался грохот – здоровенный кусок бетона и арматуры упал прямо на вход , перекрыв всем путь назад, внутри перехода поднялась пыль и заморгал свет.

— Ни хрена себе! – поразился Бред.

— Быстро к выходу, иначе нас тут замуруют! – прокричал овчар, лапой указав на свет в другом конце перехода. Пятеро со всех лап побежали туда. Вновь взрыв. На этот раз пронесло, обломки упали далеко от выживших. И тут Хант случайно споткнулся, плашмя упав на пол.

— Хант! – Нук быстро развернулся и подбежал к волку, помогая ему встать. Снова взрыв, ударная волна сотрясла переход с новой силой, с потолка посыпалась штукатурка, подняв новый слой пыли. Хант, откашлявшись и поблагодарив Нука, вновь оказался в строю и вместе с гепардом стал догонять остальных. Вскоре все благополучно выбежали из перехода. До всех то и дело доносились громкие взрывы снарядов, разрывавшихся как на расстоянии, так и почти рядом с ними. Земля содрогалась при каждом взрыве, из окон домов летели битые стёкла, и клубы дыма охватывали места взрывов. Ад…

Пятеро бежали со всех лап, не останавливаясь, чуть ли не спотыкаясь и прикрывая голову. Взрывы мелькали и тут, и там, разрушая всё на своём пути, однако по выжившим снаряды чудом не попадали. Кейт бежала последней, как вдруг… Взрыв раздался прямо за её спиной, в нескольких десятках метрах от неё. Волчица вскрикнула и на полном ходу, развивая в воздухе лапами, плашмя упала животом на асфальт и осталась лежать недвижно. Все разом остановились, глядя на тело.

— Не-е-е-ет!!! – в порыве отчаяния вскричал Бред и побежал к своей подруге под звуки многочисленных взрывов. Когда волк подбежал к своей подруге, то он увидел, что её белая шерсть на висках и светлые волосы на голове были смочены её же кровью, под головой растеклась небольшая кровавая лужица, её подпитывала свежий ручеёк, стекающий по щекам с висков волчицы. – Нет!!! Кейт, очнись!!! – Бред был в глубоком ступоре. Тут неожиданно волчица приоткрыла глаза и тихо прохрипела:

— Значит… моя поговорка не врала… Я подохну только тогда, когда с неба огонь посыплется… Вот он и посыпался… — и вновь она закрыла глаза и стала недвижна.

— Нет!.. Дорогая, не умирай!!! – кричал ей в морду её парень, к которому быстро подбежал Норис и потрогал шею волчицы.

— Пульс ещё есть. Она пока жива, но долго не протянет, — уверенным голосом произнёс он. – Нужна срочная медицинская помощь. Бред, — волк продолжал сидеть и смотреть на волчицу, — Бред! Дай мне своё оружие, а сам понеси на себе Кейт, — волк молча и медленно кивнул, — погоди, только перебинтую голову… — овчар извлёк из кармана стерильный бинт и принялся перевязывать окровавленную голову Кейт. Когда перевязка закончилась, Бред отдал свой дробовик Норису, а сам подхватил волчицу на плечо и все снова побежали к финишу под градом снарядов.

— Потерпи… — бормотал с опасением в голосе Бред, — Потерпи ещё немного, любимая… Скоро мы будем на месте… Мы тебя спасём… Ты не умрёшь…

— Потрошители слева! – вскричал Нук, увидев трех мутантов, выбегающих с другой улицы.

— Бегите! Не останавливайтесь! – ответил Норис, на ходу стреляя по мутантам, те принялись бежать за выжившими, громко и злобно рыча. В этот момент рядом прогремел ещё один взрыв, и кусок тяжёлой стены бизнес-центра упал с громким гулом на дорогу, по которой уже пробежали четверо, придавив собой одного мутанта. Остальные двое продолжили погоню. Выжившие бежали и, разворачивая туловище, отстреливались, прикрывая Бреда, несущего на себе свою подругу, которая продолжала понемногу истекать кровью. Они уже очень сильно устали, прямо до боли в лапах, но они бежали, с каждым мигом всё приближаясь к концу своего пути. В это время Солнце взошло над Санвел-Сити…

Снова взрыв и снова страх. Когда идёшь по тропе смерти, то забываешь обо всём, но о главном не забываешь – о своей жизни. Ведь ты знаешь, что она может в любой момент прерваться, и ты порой бываешь к этому не готов… Вот в этот момент тебя и настигает смерть…

— Смотрите! – радостно вскричал Нук, увидев, что впереди показались солдаты, охраняющие въезд в доки. Высотные здания остались позади, теперь они выбежали на бетонный берег доков.

— Эй, вон те выжившие! – закричал один солдат, заметив пятерых. – Эй! Давайте сюда!

Пятеро со всех лап забежали в ворота, тут же военные заперли их, оставив двух потрошителей снаружи. Последние начали шаркать когтями по металлу и злобно рычать в порыве отчаяния, упустив свою добычу.

— Скорее! Бегите на тот лайнер! Мы уже отплываем! – воскликнул второй солдат, указав на большое судно, стоящее у длинного причала, куда направлялась небольшая колонна других живых. Пятёрка подбежала к концу очереди, тут же к ним направились солдаты:

— Сдайте оружие, нам несчастные случаи на борту ни к чему, — и все беспрекословно сдали своё средство защиты одному солдату-лису. – Проходите на борт.

Вот и оно – спасение…

Все прошли в обширный зал, где увидели других счастливцев, которым удалось выжить в этом кошмаре. Бред паническим голосом прокричал:

— Врача! Быстрее врача! У меня девушка умирает!

Солдаты, стоявшие у дверей, что-то сообщили в рацию, и через несколько секунд в зал вбежала бригада санитаров с носилками, на которые они уложили Кейт. Остальные четверо начали сопровождать врачей по пути в мобильный медицинский пункт и одновременно операционную.

— Не бойся, моя любимая, — говорил Бред бессознательной Кейт, держа её за лапу, — с тобой всё будет в порядке…

— О, боже мой, — воскликнул один санитар, — мы её теряем! Пульса нет!

— … только не умирай, слышишь, только не умирай, — продолжал Бред.

— Пульса нет! Скорее!

— … мы тебя вытащим, только не умирай…

— Дыхание прекратилось! Быстро кислородную маску! – на морду волчицы тут же была надета кислородная маска.

— … мы с тобой ещё заживём, — на глаза волку нахлынули слёзы, – только я прошу тебя, не умирай…

В этот момент они добрались до операционной, в которую внесли Кейт и уложили на операционный стол. Четверо попытались пройти вовнутрь, но их остановила лисица-медсестра:

— Нет, здесь всё должно быть стерильно, простите, но вы не можете присутствовать при операции… — она говорила с ноткой горя, напоследок несильно вильнула хвостом и прошла в операционную, начав закрывать за собой дверь.

— Дефебрилятор, живо! Мы её теряем! Пульс нулевой! – в этот момент дверь захлопнулась, и четвёрка друзей не смогла больше слышать, что происходит внутри. Бред всхлипнул, сел на лавочку в узком коридоре и тихо заплакал, закрыв глаза лапами. К нему подсели все остальные.

— Не переживай, — приобнял его за плечо герой Норис, — с ней всё будет в полном порядке.

— Я… Я не прощу себе, если она умрёт!.. – плачущим голосом ответил Бред.

— Она у тебя девочка сильная, я сам видел, — подбадривал Хант. – Она будет жить, – тут же корпус тронуло – в этот момент лайнер отчалил от пристани.

— Ну вот и всё, — выдохнул Нук, развалившись на лавочке, — мы спасены… Господи, неужели я пережил этот кошмар?..

— Нук! – толкнул в плечо гепарда Хант. – Что ты всё о себе да о себе? У Бреда самка может умереть…

— Простите… Просто я до сих пор не могу в это поверить.

— Я не прощу себе… Не прощу… — продолжал шептать Бред.

— С ней всё будет в порядке, — повторил Норис.

— Да, Бред, поверь, она выкарабкается, — подтвердил гепард.

Четверо остались сидеть в коридоре у операционной и ждать вердикта врача. До них ещё долго долетали звуки бомбёжки некогда большого, красивого и процветающего Санвел-Сити, который сейчас лежит почти в руинах, заполненных зомби и мутантами. Однако они пережили этот кошмар и сумели спастись. Они – герои. Здесь больше добавить нечего. Разве только то, что жизнь продолжается.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://forum.imfurry.ru/index.php?st=branch&branch=157
Похожие рассказы: Rainbow_Demon «Сол. Свет во тьме.», James L. Steele «Опасные мысли (отрывок)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален