Furtails
Ларри Нивен, Пол Андерсон, Дин Инг
«Кзино-людские войны. Том I (не полностью)»
#NO YIFF #инопланетянин #тигр #хуман #фантастика
Своя цветовая тема

Ларри Нивен, Пол Андерсон, Дин Инг

Кзино-людские войны. Том I





Ларри Нивен

Воители



– Уверен, они заметили наше появление, – настаивал СИТ – Специалист по Инопланетным Технологиям. – Видите вон то кольцо, сэр?

Серебристое изображение вражеского судна заполнило почти весь обзорный экран. Корабль представлял собой широкое массивное кольцо вокруг тонкой, цилиндрической оси с большими рёбрами у одного конца. Словно оперённая стрела, вставленная в сверкающий платиновый браслет. Вдоль корпуса были чётко видны большие, угловатые буквы, нисколько не похожие на точечный алфавит кзинов.

– Разумеется, вижу, – произнёс Капитан.

– Кольцо вращалось, когда мы впервые их заметили, но остановилось, как только мы приблизились к ним на расстояние световой секунды и в движение больше не приходило.

Бледно-розовый хвост Капитана слегка затрепетал.

– Это настораживает, – признался он. – Если им известно о нашем присутствии, почему они не пытаются улететь? Или они абсолютно уверены, что в состоянии одолеть нас?

Он развернулся в сторону СИТа и произнёс:

– Может нам самим проявить осторожность и отступить? Твоё мнение?

– Нет, сэр! Я не знаю, почему они до сих пор остаются на месте, но у них просто не может быть хоть сколько-нибудь опасного для нас оружия. Корабль слишком примитивен.

Он ткнул когтем в экран, наглядно показывая, о чём именно идёт речь.

– Внешняя оболочка изготовлена из металлического сплава. Вращением кольца они создают центробежную силу, имитируя силу тяжести, что свидетельствует об отсутствии технологии искусственной гравитации. И они, по всей вероятности, пользуются каким-то типом реактивного двигателя.

Капитан приподнял от удивления свои уши, чем-то напоминающие кошачьи.

– Но ведь до ближайшей звезды – несколько световых лет!

– Вероятно их реактивные двигатели совершеннее наших, ведь после изобретения гравитационной тяги, мы забросили работы над ними.

С большой приборной панели на стене донеслось негромкое жужжание.

– Войди, – разрешил Капитан.

Через открывшийся входной люк в каюту Капитана запрыгнул Офицер-оружейник и вытянулся по стойке смирно.

– Сэр, мы навели на цель все орудия.

– Хорошо, – Капитан повернулся к СИТу. – Ты уверен, что они не представляют для нас опасности?

СИТ обнажил острые зубы:

– Не вижу ничего опасного, сэр.

– Ясно. Оружейник, держи их на прицеле, но без моего приказа не стрелять. Я лично откушу уши тому, кто уничтожит корабль без приказа. Он нужен мне целым, без единой царапинки.

– Да, сэр.

– Где Телепат?

– Уже идёт, сэр. Он спал.

– Он всегда спит. Поторопи его, можешь даже за хвост притащить.

Оружейник отдал честь и исчез в люке.

– Капитан…

Специалист по Инопланетным Технологиям смотрел на изображение чужого корабля. Сейчас экран показывал нижний конец цилиндра, блестящий, словно зеркало.

– Похоже, эта часть задумывалась как отражатель света, – констатировал СИТ. – Скорее всего у них фотонный двигатель, сэр.

– А это может быть средством связи?

– Ур-р-р… Да, сэр.

– Тогда не торопись с выводами!

Телепат, резко выскочил из люка, словно свежеподжаренный хлеб из тостера, и вытянулся по стойке смирно с несколько преувеличенным рвением.

– Прибыл по вашему приказанию, сэр.

– Ты забыл, спросить разрешение, прежде чем войти в каюту Капитана!

– Прошу прощения, сэр.

Освещённый экран слепил глаза Телепату и он отвернул голову, забыв, что стоит по стойке смирно. Специалист по Инопланетным Технологиям даже на мгновение зажмурился, не желая видеть подобную расхлябанность.

Телепат и впрямь выглядел заспанным: поникший голый хвост, полуприкрытые глаза с фиолетовой склерой; он даже не удосужился расчесать примятый мех на том боку, на котором лежал. Весь его вид был полным антиподом образа великого Воина-Завоевателя – идеала, к которому стремились все кзины. Его принадлежность к расе лишь подтверждала старую поговорку, что в семье – не без урода. Просто удивительно, что Капитан до сих пор не убил его…

Хотя, если поразмыслить, ничего удивительного нет. Телепаты слишком редки, слишком ценны и, разумеется, слишком эмоционально неустойчивы. Капитан всегда сдерживал себя в отношениях с Телепатом, но тут же вымещал раздражение на первом попавшемся под руку. Даже одной появившейся на полу пылинки хватало, чтобы невиновный лишился погон или ушей.

– Мы выследили вражеский корабль, – проговорил Капитан. – Хотелось бы получить кое-какую информацию о нём. Ты можешь прочитать мысли экипажа?

– Да, сэр.

В голосе Телепата звучало нескрываемое страдание, но он счёл за благо не возражать Капитану и опустился в кресло. Спустя несколько мгновений его уши свернулись в тугие клубки, зрачки сузились, а крысиный хвост задрожал.

Одиннадцатое чувство Телепата заработало.

Он поймал мысль Капитана: «…гражданский хлюпик, помёт стондата*…» и разъярённо переключился на остальных членов экипажа своего корабля, постепенно изолируясь от них. Наконец он выключил все мысли до единой… В телепатическом пространстве не осталось ничего, кроме хаоса и темноты. Однако хаос не был пуст! Кто-то думал… И мысли эти были странными, тревожными… Телепат заставил себя сконцентрироваться и слушать.


***


Стив Уивер безвольно парил возле стены радиорубки. Этого высокого голубоглазого блондина часто можно было видеть именно в таком состоянии – расслабленного и абсолютно неподвижного, словно для этого существовала какая-то веская причина. Казалось он даже не моргал, глядя на струйку дыма, поднимавшуюся от его левой руки и исчезавшей в вентиляционном отверстии напротив.

– Всё то же, – устало выдохнула Энн Харрисон и дотронулась до четырёх переключателей пульта радиосвязи. После каждого щелчка загоралась маленькая лампочка.

– Ты не можешь пробиться к ним?

– Нет. Держу пари, у них даже нет радиосвязи.

Энн отстегнула ремень, удерживающий её в кресле, и потянулась. Какое-то мгновение она напоминала морскую звезду.

– Я оставлю приёмник включённым на случай, если они захотят войти с нами в контакт. Господи, до чего же хорошо! – Энн свернулась в комочек. Она уже несколько часов сидела, согнувшись над пультом. Энн можно было принять за сестру Стива – такая же высокая, светловолосая и голубоглазая. Под свободно спадающим синим джемпером вырисовывались очертания мускулов, развившихся от постоянных физических упражнений.

Стив лёгким щелчком забросил окурок в кондиционер, умудрившись даже не шевельнуть при этом рукой.

– О'кей. Что же тогда у них есть?

Энн выпрямилась и озадаченно посмотрела на него:

– Я не знаю.

– Представь, что это загадка. Предположим, у них действительно нет радио. Тогда как они разговаривают с другими кораблями? И сможем ли мы воспроизвести этот способ общения? Без сомнения, они тоже пытаются войти с нами в контакт, а мы просто не слышим их.

– Да, наверно.

– Подумай над этим, Энн. И Джим пусть подумает. Он ведь твой муж в этом году, кажется?

– Да, к несчастью. Представляешь, запретил мне курить. Я корабельный врач и не могу позволить тебе гробить своё здоровье, – подражая голосу Дэвиса, ответила Энн.

Стив подтолкнул ей свой сигаретный паёк, и заговорщицки прошептал:

– Возьми несколько, а я, пожалуй, пойду.

Полупустая пачка со свистом прилетела назад.

– Спасибо, – поблагодарила Энн.

– Сообщи мне, если вдруг они свяжутся с нами, ладно? Или если тебе что-нибудь придёт в голову.

– Обязательно сообщу. Не волнуйся, Стив.


***


Каюты экипажа располагались внутри всей кольцевой части корабля, а двери выходили в холл, который многие в шутку называли бубликом. Стив подтянул своё невесомое тело к выходу в закруглённый коридор, с трудом достал до пола и оттолкнулся. Дальше было уже проще. Пол непрерывно изгибался под ногами, поэтому впечатление было такое, будто ты скользишь по пологому склону, слегка отталкиваясь от стенок, словно лягушка. Из двенадцати мужчин и женщин на борту «Ангельской стрелы» Стиву это удавалось лучше всех, ибо он был жителем Астероидного Пояса , а все остальные – урождёнными землянами, обитателями равнин.

Энн вряд ли решит проблему, думал Стив. И не потому, что она недостаточна умна, просто ей не хватало любопытства, обыкновенной любви к загадкам. Только он и Джим Дэвис могли разгрызть этот инопланетный орешек.

Задумавшись, Стив чуть было не сшиб Сью Бэнг, показавшуюся за изгибом бублика, но в последний момент им удалось затормозить у противоположных стен.

– Привет, торопыга, – сказала Сью.

– Привет, Сью. Куда путь держишь?

– В радиорубку. А ты?

– Хочу проверить двигатель; вряд ли он нам понадобится, но глянуть не помешает.

– Ты бы, наверное, помер без работы, а, Стив? – Сью улыбнулась и склонила голову набок. Она всегда так делала, когда хотела что-то спросить.

– Слушай, когда мы вновь начнём вращаться? Никак не могу привыкнуть к этому постоянному чувству падения.

«А ведь ты рождена для парения в невесомости», – подумал Стив. Казалось, её маленькой стройной фигурке сила тяжести только мешает.

– Нужно быть начеку. Как только я удостоверюсь, что двигатель нам не понадобится, я возобновлю вращение кольца. Поверь, я сам жду не дождусь, когда ты снова наденешь юбку.

Энн польщённо засмеялась.

– Ах так? Ну значит обойдусь! Всё равно я не собиралась переодеваться. Кстати, Эйбл говорит, после того как чужой корабль подогнал курс под наш, он стал двигаться с ускорением двести «g», а сколько может выжать «Ангельская стрела»?

Стив был поражён.

– Невероятно, два километра в секунду? Наш предел ускорения пять метров в секунду. Ха! А я ещё хотел гоняться за ними. Что ж, может, нам удастся хотя бы первыми войти в контакт. У Энн, правда, пока ничего не получается, я сам только что из радиорубки.

– Плохо дело.

– Ага. И ждать надоело.

– Стив, ты такой нетерпеливый. Неужели жители Пояса всегда так торопятся? Ой! Смотри, – Сью схватила Стива за руку и подтащила к одному из больших иллюминаторов, окаймлявших дальнюю сторону коридора.

– Вот они, – Сью ткнула пальцем в иллюминатор.

Из-за эффекта Доплера, чужой корабль походил на мутно-красную точку, висевшую среди сине-белых звёзд, но был существенно крупнее.

– Я рассматривал его в телескоп, – сказал Стив. – Он весь какой-то бугристый. Сбоку нарисован круг из точек и запятых. Видимо надпись.

– Сколько человечество ждало этой встречи? Полмиллиона лет, а? И вот наконец дождались. Расслабься. Они никуда не улетят. – Сью смотрела в иллюминатор, сконцентрировав внимание на двигающейся красноватой точке. Блестящие волосы цвета чёрного янтаря плавали вокруг её головы. – Первый контакт. Интересно, как они выглядят…

– Трудно сказать… У их корабля довольно сложный режим работы. Значит, они должны быть физически сильны. Хотя, возможно, у них есть нечто вроде компенсатора ускорения. И видимо им известна технология искусственной гравитации, раз их корабль не нуждается во вращении.

Стив пристально смотрел на звёзды. Его большое тело, как всегда, было неподвижным, а выражение лица – сумрачным. Внезапно он произнёс:

– Я обеспокоен, Сью.

– Чем?

– А вдруг они враждебно настроены?

– Враждебно? – переспросила Сью, пробуя на язык незнакомое слово. Оно ей явно не нравилось.

– В конце концов, мы ничего не знаем о них. Предположим, они захотят атаковать нас. Нам следует…

Сью раскрыла рот. Стив вздрогнул, прочитав ужас в её глазах.

– Откуда… откуда у тебя такие мысли?

– Извини, что напугал тебя, Сью.

– О, всё в порядке… не волнуйся, но зачем? Зачем им атаковать нас. Разве…

Из каюты напротив показался судовой врач Джим Дэвис. «Ангельская стрела» покинула Землю, когда ему исполнилось 27 лет. Теперь же 38-летний Джим был самым старым (а также самым общительным) членом экипажа и уже успел завести себе брюшко. Изящные, неправдоподобно длинные пальцы достались ему в наследство от деда, всемирно известного хирурга. Теперь, когда даже сложнейшие операции выполнялись автодоками*, Джиму его длинные пальцы доставляли только лишние хлопоты.

Согнувшись чтобы застегнуть свои магнитные сандалии, Джим напоминал комедианта.

– Привет, ребята, – бросил он, с трудом отрывая ноги от пола.

– Привет, Джим, – как-то напряжённо сказала Сью. Она подождала, пока тот отошёл на порядочное расстояние, и только тогда вновь заговорила.

– А ты дрался там, в Поясе Астероидов? – хриплым шёпотом спросила она.

Сью не верила в это. Ведь хуже просто ничего не могло быть.

– Нет! – отрезал Стив, но потом добавил неохотно:

– Но другие дрались. Дело в том, что все врачи, включая психологов, селятся на крупных астероидах, например на Церере, что удобно. Но ведь главная опасность таится в этих чёртовых парящих глыбах. Ты наверно обратила внимание на мою странную привычку: я часто застываю без движения. Это характерно для всех жителей Пояса. А всё потому, что летая до забоя и обратно в тесном шахтёрском челноке легко зацепить что-нибудь, если будешь размахивать руками. Например, кнопку аварийного открытия воздушного шлюза.

– Жуть какая. Часами сидеть без движения?

– Угу. В шахтёрских городках воздух буквально трещит от напряжения. Иногда какому-нибудь работяге вдруг станет невмоготу, ну из-за скуки там, или приступа клаустрофобии, а обратиться к психологу вовремя не успевает. Тогда он идёт в бар, драться. Я однажды видел подобное. Парень орудовал кулаками словно кувалдами.

Образы прошлого будоражили память Стива. Он погрузился в воспоминания, напрочь позабыв о Сью. Когда же Стив очнулся, его собеседница выглядела словно начинающая медсестра, впервые увидевшая тяжело раненного пациента, и его уши зарделись от стыда.

– Извини, – сказал он упавшим голосом, глядя в бледное, мгновенно осунувшееся лицо Сью.

Сью хотелось убежать прочь – она была расстроена не меньше Стива.

– Всё в порядке, – скорее убеждая себя, чем его, ответила Сью. – Так ты думаешь, что чужой корабль может захотеть э-э-э… напасть на нас?

Стив кивнул.

– Ты проходил курс истории Земли?

Он грустно улыбнулся.

– Нет, в этом я не специалист. А много кто его изучает?

– Примерно один из дюжины.

– Не так уж много.

– Люди в целом с огромным трудом принимают факты, относящиеся к жизни их предков. В этом вся проблема. Ты, возможно, слышал, что прежде – хм, лет триста назад, действительно существовали войны. Но знаешь ли ты, что такое настоящая война? Ты можешь мысленно представить её? Ты можешь себе представить, чтобы кто-то мог преднамеренно взорвать ядерный реактор электростанции, расположенный в центре крупного города? Знаешь ли ты, что такое концентрационный лагерь? Локальный военный конфликт? Возможно, ты думаешь, что с окончанием войн исчезли убийства? Это не так. Последнее произошло примерно в XXI веке – около ста шестидесяти лет назад.

– Любой, кто утверждает, что человеческую природу нельзя изменить, ненормален. Чтобы доказать это утверждение, необходимо дать определение понятию «человеческая природа», а этого никто сделать не может. Три вещи привели нас к нынешней мирной цивилизации. Все три – технологические изменения, – Сью говорила сухим размеренным голосом учителя, с записанного на плёнку урока. – Первая – это выход психологии из той стадии, когда она была больше похожа на алхимию, чем на точную науку. Вторая – решение продовольственной проблемы. Третья – Закон ограничения рождаемости и ежегодные инъекции, предотвращающие зачатие. Всё это, вместе взятое, дало наконец возможность людям вздохнуть свободнее. Возможно, помогли разработка полезных ископаемых в Поясе астероидов и основание колоний в других звёздных системах. Там человечеству приходится воевать с силами природы, а не друг с другом. Историки до сих пор спорят по этому поводу. Ну да ладно, меня сейчас волнует другой вопрос, – Сью постучала пальцем по иллюминатору. – Посмотри на этот корабль. У него достаточно мощности двигателя и топлива, чтобы приближаться, а ведь мы летим на восьми десятых от скорости света – так?

– Так.

– При этом у них остаётся уйма энергии для манёвров. Чужой корабль лучше нашего. Поскольку у них хватило времени сконструировать такой корабль, значит они создали свой собственный аналог развитой психологии, современного пищевого производства, контрацепции, экономики – всего того, что даёт возможность искоренить войны. Понимаешь?

Стив улыбнулся той серьёзности, с которой говорила Сью.

– Конечно, Сью, в том, что ты говоришь, есть определённая доля истины. Но тот парень в баре принадлежал к нашей культуре – и это не помешало ему быть довольно э-э-э… воинственным, и если мы не смогли проникнуть в его мышление, то как мы можем претендовать на понимание мыслей существ, о химическом строении которых даже не догадываемся?

– Они наверняка разумны, раз создают такие корабли.

– Верно.

– Если бы Джим услышал, что ты мне здесь наговорил, он тот час же отправил тебя к психологу.

– Это ты верно подметила, – Стив усмехнулся и погладил её за ухом двумя пальцами. Внезапно он почувствовал, как Сью вся напряглась, а на её лице отразилась резкая боль. В то же мгновение боль захлестнула и Стива. Адская головная боль. Настолько сильная, что казалось череп его вот-вот лопнет.




– Я нащупал их, сэр, – пробормотал Телепат. – Спрашивайте меня, о чём угодно.

Капитан заторопился, зная, что Телепат не сможет долго находиться в подобном состоянии.

– Расскажи о силовой установке их корабля.

– У них прямоточный фотонный двигатель, работающий на водородном топливе. С помощью электромагнитной ловушки они добывают его прямо из космоса.

– Умно. Они смогут ускользнуть от нас?

– Нет. Их двигатель готов к старту, но его запуск их не спасёт. Слишком слабая тяга.

– Каким оружием они располагают?

Телепат надолго замолчал. Все терпеливо ждали его ответа. Тишину нарушали только звуки самого корабля, на которые никто давно уже не обращал внимания: шелест вентиляции, гул высоковольтных кабелей в стенах, невнятное бормотание голосов и странный звук, похожий на треск разрываемой ткани, исходящий от гравитационных двигателей.

– У них нет никакого оружия, сэр.

Голос кзина зазвучал более отчётливо. Его гипнотическое расслабление сменилось судорожным подёргиванием мускулов и он вдруг изогнулся, словно видел кошмарный сон.

– Никакого, сэр, даже ножа или дубинки. Хотя стойте, кухонные ножи у них есть, но они используются только по прямому назначению. Эти существа не умеют воевать.

– Не умеют?

– Нет, сэр. И не ожидают, что мы захотим сражаться с ними. Правда, такая мысль пришла в голову троим, но все они, поразмыслив, отбросили её.

– Но почему? – спросил Капитан. Он понимал всю неуместность своего вопроса, но не мог удержаться.

– Я не знаю, сэр. Какая-то религия или наука… Я не понимаю, – всхлипнул Телепат. – Я ничего не понимаю.

Ему, должно быть, не по себе, думал Капитан. Совершенно чуждые мысли…

– Что они делают сейчас?

– Ждут, когда мы вступим с ними в контакт. Они уже пытались связаться с нами и полагают, что мы предпринимаем столь же настойчивые попытки…

– Но почему? Хотя ладно, неважно. Высокая температура смертельна для них?

– Да, сэр.

– Прерви контакт.

Телепат яростно затряс головой. Кзин выглядел так, словно его только что прокрутили в стиральной машине. Капитан дотронулся до сенсора коммуникатора и проревел:

– Оружейник!

– Здесь!

– Используйте индукторы.

– Но, сэр! Они слишком медленно действуют. Что если чужой корабль нападёт на нас?

– Отставить обсуждение, ты, кусок стондатского... – рыча от злости, Капитан разразился потоком брани. Неповиновение всегда должно подавляться в зародыше.

К тому времени, как он выдохся, телепат уже отправился спать, а СИТ занял своё место у экрана. Капитан довольно заурчал мечтая, чтобы все враги были такими же хлюпиками. Когда тепловое излучение убьёт экипаж, он захватит корабль. Исследовав организмы этих существ, он сможет узнать всё необходимое об их планете. Он сможет обнаружить её точное местонахождение, взломав их компьютер или следуя за реактивным выхлопом корабля. Ха! Скорее всего, они даже не путали след!

Если их мир пригоден для заселения, то он вольётся в Империю кзинов, а он – Лидер Завоевания, получит один процент от всех богатств новой планеты в пожизненное пользование. Будущее представлялось весьма заманчивым. Никто не посмеет больше называть его по профессии. Наконец-то он обретёт собственное Имя…

– Небольшое уточнение, сэр, – сказал СИТ. – До того, как корабль прекратил вращение, гравитация на борту была на одну десятую выше стандартной.

– Боишься что пузо провиснет? – довольно промурлыкал Капитан. – Наверно там слишком много воздуха. Ну ничего, думаю, атмосферу будет нетрудно приспособить для нас. СИТ, почему мы всё время натыкаемся на какие-то странные виды? Помнишь чанквинов?

– Где оба пола разумны? Да, они постоянно сражались друг с другом.

– А эта смешная религия на Альтаире-1… Они думали, что могут путешествовать во времени, ха!

– Да, сэр. А когда мы высадили десант, то они все исчезли.

– Должно быть, совершили массовое самоубийство с помощью дезинтеграторов. Но зачем? Они же знали, что нам просто нужны рабы. Я до сих пор не могу понять, куда же подевались сами дезинтеграторы. Как они избавились от них уже после всего?

– Некоторые виды готовы на всё, ради своих нелепых верований, – сказал Специалист.




В одиннадцати годах полёта от Плутона и восьми годах от своего места назначения – планеты Наша Победа, четвёртый корабль с колонистами дрейфовал где-то в бескрайнем космическом пространстве. Впереди звёзды выглядели зеленовато- и сине-белыми – сияющие точки на фоне нарождающейся черноты. Позади – разбросанными тускло-красными угольками. С боков созвездия были странно сплющены. Вселенная была явно ýже, чем должна.

На какое-то время Джиму Дэвису прибавилось работы. У всего экипажа страшно болела голова, так, что искры из глаз сыпались. Каждому пациенту доктор Дэвис вручал маленькую розовую таблетку из тех, которые всегда лежали в раздаточном устройстве огромного автодока, занимавшего всю дальнюю стену лазарета. Люди толпились за дверью, ожидая, когда же подействует лекарство и походили на стайку только что вылупившихся птенцов. Затем кто-то предложил отправиться в кают-компанию, и все согласились. Однако разговаривать, пока боль не отступила, никому не хотелось и в коридоре царила тишина. Даже шарканье магнитных сандалий тонуло в ковровом пластиковом покрытии.

Стив обернулся к Джиму Дэвису:

– Эй, док, долго ещё терпеть?

– Меня уже отпускает. Ты ведь принял лекарство немного позже, чем я, да?

– Да. хорошо, док, – мягко проговорил Стив.

Они плохо переносили боль, эти люди. Они просто не привыкли к ней.

Весь экипаж ввалился в кают-компанию и стал потихоньку завязывать негромкий разговор. Люди рассаживались на кушетках, пристёгивая себя специальными липкими пластиковыми ремнями, а кто-то просто парил около стен. В этой достаточно просторной кают-компании каждому нашлось удобное местечко, даже Стив извивался под потолком, пытаясь нацепить магнитные сандалии.

– Надеюсь, они не станут снова применять это, – услышал он голос Сью. – Было больно…

– Применять – что? – спросил кто-то, но Стив не понял кто именнно.

– Да что бы это ни было! Возможно, телепатию.

– Нет, в телепатию я не верю. Может, они воздействуют на нас с помощью ультразвуковых вибраторов?

Стив наконец надел сандалии, но магниты включать не стал.

– …холодное пиво. Ты хоть понимаешь, что мы больше никогда не почувствуем его вкус? – Голос Джима Дэвиса.

– …соскучилась по водным лыжам, – Энн Харрисон сказала это как-то тоскливо. – Ведь так здорово – преодолевать сопротивление яростного ветра и разбивающихся о твои ноги волн… Господи, а солнце…

Стив подтянулся к ним и негромко сказал:

– Так, воспоминания о доме запрещены.

– Всё равно уже говорим, – весело прогудел Джим. – Это, знаешь ли, лучше, чем обсуждать инопланетян. Тут все на них помешались. Ну, о чём ты больше всего жалел, когда покидал Землю?

– Только о том, что слишком мало пожил на ней.

– О да, конечно.

Джим вдруг вспомнил о фляге, которую держал в руках. Он отпил из неё и радушно передал Стиву.

– Нет ничего хуже ожидания. Я себе места не нахожу, – сказал Стив. – Что они будут делать дальше? Трясти наш корабль в ритме азбуки Морзе?

Джим улыбнулся.

– Может, они вообще ничего больше не станут предпринимать. Просто махнут рукой – или что у них там – и улетят.

– Надеюсь, этого не случится! – воскликнула Энн Харрисон.

– Думаешь это так плохо?

Стив вздрогнул. На что намекал Джим?

– Конечно! – сказала Энн. – Мы должны выяснить, какие они! И чему могут научить нас, Джим!

Беседа грозила перейти в спор. В подобных случаях считалось хорошим тоном сменить тему.

– Знаете, – сказал Стив, – я случайно заметил одну странность. Когда я отталкивался от стены, она была тёплой. Это хорошо или плохо?

– Это смешно. Вообще-то стены должны быть холодными, – отозвался Джим.

– Ведь за бортом нет никаких источников излучения, кроме звёздного света. А они далеко и не могут нагреть корпус, хотя…

Странное выражение промелькнуло на его лице. Джим выдернул ногу из сандалии и дотянулся кончиками пальцев до магнитной подошвы.

– А-а-а!.. Джим! Джим!

Стив резко обернулся. Это кричала Сью! Он включил свои сандалии, опустился на пол и бросился на помощь.

Вокруг Сью толпились люди. Они расступились, чтобы пропустить Джима Дэвиса, и тот попытался вывести впавшую в истерику Сью из кают-компании, но та стонала и металась, не обращая внимания на его усилия.

– Металл действительно греется! – прокричал Дэвис. – Нужно вытащить её отсюда!

– В лазарет! – простонала вдруг Сью.

Четверо членов экипажа повели Сью в медблок. Девушка всё ещё плакала и слабо сопротивлялась. В медблоке Джим вколол ей успокоительное и Сью, всхлипнув последний раз, заснула.

Джим немедленно взялся за работу, а четверо людей тревожно следили за его действиями, через прозрачную перегородку. Автодоку потребуется слишком много драгоценного времени, чтобы поставить правильный диагноз, так что Джим решил не прибегать к его помощи и удалил крошечный слуховой имплантат, находящийся прямо под кожей за ухом Сью, вручную. Он сделал это очень быстро, но всё равно скальпель в его руках успел накалиться и обжечь пальцы.

Стив чувствовал, как нарастает излучение. Его подошвы горели. Понимают ли инопланетяне, что делают? Хотя, какое это имеет значение? Корабль атакован. Его корабль. Стив выскользнул в коридор и бросился в рубку управления. Магнитные сандалии затрудняли бег, и Стив походил на испуганного пингвина, но всё равно передвигался достаточно быстро. Может быть, он делает огромную ошибку. Может быть, таким способом инопланетяне отчаянно пытаются вступить с ними в контакт? Неважно. Их нужно остановить любой ценой, прежде чем все будут зажарены живьём.

Сандалии жгли Стиву ноги, воздух обжигал рот и гортань. Он всхлипнул от боли и стиснул зубы, которые тоже накалились. Добежав до двери, Стив намотал на руки рубашку и открыл вход в командный пункт. Боль в ногах стала невыносимой. Он сорвал сандалии и подплыл к пульту управления. Рубашка по-прежнему защищала его руки, и Стив судорожно нажал на большую белую кнопку, заставляя двигатель включиться на полную мощь, и скользнул в кресло пилота, ещё до того, как ускорение вдавило его в спинку. Через мгновение Уивер уже смотрел на телескоп заднего обзора: сейчас тот был нацелен на солнечную систему, на случай, если с помощью двигателя потребуется передать какое-либо сообщение домой. Стив сфокусировал телескоп на максимально близкое расстояние и начал разворачивать корабль.


***


– Я фиксирую инфракрасное излучение с обшивки, сэр, но чтобы разогреть жилую зону, потребуется ещё некоторое время – сообщил СИТ. – Видимо климатическая система замедляет рост температуры.

– Ничего страшного. Когда посчитаешь, что они все погибли, разбуди Телепата – пусть проверит. – Капитан продолжал расчёсывать свой мех, чтобы скоротать время. – Наверно стоило оторвать жилое кольцо от машинного отделения. Так было бы безопасней и быстрее.

Специалист хотел заслужить безоговорочное доверие Капитана, и потому решил ещё раз успокоить его:

– Сэр, у них нет никакого оружия. На корабле слишком мало места. Раз они используют фотонный двигатель, всё пространство занимает он и баки с горючим.

– Они хотят уйти, – сказал Капитан, когда сияющие дюзы стали разворачиваться прямо на его корабль.

– Да, сэр. Но на своём двигателе они далеко не улетят.

Капитан задумчиво заурчал.

– А что будет, если световой луч ударит по нашему кораблю?

– Просто яркая вспышка. Линза плоская, а значит испускает очень широкий луч. В качестве оружия надо использовать параболический отражатель. Или… – уши Специалиста встали торчком.

– Или что? – спокойно спросил Капитан.

– Лазер. Но здесь всё в порядке, сэр. У них ведь нет оружия.

Капитан вскочил, вцепившись в пульт управления.

– Идиот! – выплюнул он. – А если они просто не знают, что лазер – это оружие? Боевой офицер! Ахр-р-р! Как Телепат может узнать то, чего они сами не знают?! – не унимался Капитан, бешено вращая глазами. – Оружейник, где ты?!

– Здесь, сэр.

– Немедленно уничто…

Ужасающе яркий свет залил рубку управления. Капитан вспыхнул ослепительно белым факелом, но мгновенно погас, как только весь воздух улетучился сквозь зияющую трещину в корпусе.


***


Стив лежал на спине. Жилая зона снова вращалась, вдавливая его в кровать. Он открыл глаза.

Джим Дэвис пересёк каюту и стал возле него. Стив резко сел в постели и широко распахнул глаза.

– Осторожно, – Джим озабоченно смотрел на него.

Стив моргнул.

– Что случилось? – спросил он и испугался своего хриплого голоса.

Джим опустился на стул.

– Это ты расскажи мне. Ты умчался как сумасшедший, и мы бросились в командный отсек, как только корабль начал движение. Когда Энн вошла в дверь ты как раз заглушил двигатель и сразу же потерял сознание.

– Что с чужим кораблём? – Стив попытался унять дрожь в голосе, но не смог.

– Наши сейчас там. Исследуют обломки.

Сердце Стива сжалось, но Джим продолжил:

– Я с самого начала боялся, что чужой корабль опасен. Я ведь скорее психолог, чем хирург. Кроме того, я изучал историю и, знаю о человеческой природе больше, чем другие. Слишком наивно было полагать, что все существа, путешествующие в космосе, – обязательно миролюбивы. Эта не так, хоть я и пытался убедить себя в обратном. Стив, у них на борту мы обнаружили такое, что любой уважающий себя человек постыдился бы увидеть даже в кошмарном сне: атомные бомбы, ракеты для их доставки, лазеры, индукторы… Те, что они применили против нас. А ещё противоракеты. Ты понимаешь, что это значит? У этих существ есть враги, такие же как они сами, Стив, и возможно, они где-то поблизости.

– Так значит, я убил их, – всё плыло у Стива перед глазами, но его голос звучал удивительно ровно.

– Ты спас корабль.

– Это произошло случайно. Я просто пытался уйти от них.

– Нет, не случайно, – Дэвис сказал это так легко, словно речь шла о химическом анализе мочи. – Корабль находился на расстоянии в семьсот километров. Чтобы поразить его, тебе понадобилось бы с помощью заднего телескопа навести двигатель прямо на него, что ты и сделал. Кроме того, ты выключил двигатель сразу после того, как поразил чужой корабль. Ты понимал, что делаешь.

Стив больше не мог сидеть и повалился на спину.

– Что ж, ты всё знаешь, – сказал он, глядя в потолок. – А остальные?

– Сомневаюсь. Убийство как способ самозащиты находится за пределами их понимания. Хотя Сью, похоже, догадалась.

– Ясно.

– Если это и так, она отнеслась к случившемуся спокойно, – торопливо сказал Дэвис. – Гораздо спокойнее, чем отреагируют все остальные, когда узнают, что вселенная полна воителей. Конец света близок, Стив.

– Что?

– Может быть, это звучит несколько театрально, но факт остаётся фактом. Триста лет мирной жизни для всех. Когда-нибудь их назовут Золотым Веком. Никакого голода, войн, физических болезней, кроме старения… Абсолютно никаких умственных болезней даже по нашим строгим стандартам… Если кто-то старше четырнадцати лет пытается использовать кулаки, мы говорим, что этот человек болен, и лечим его. Теперь всё закончилось. Мир – слишком неустойчивое состояние для нас. А может, и для всего живого.

– Отсюда можно увидеть корабль?

– Да. Он как раз позади нас.

Стив скатился с кровати и подошёл к иллюминатору. До корабля кзинов было рукой подать. Он представлял собой огромный красный сфероид с уродливыми выступами, словно наугад разбросанными по корпусу. Луч рассёк его на две неравные части, словно яйцо и Стив не мог отвести глаз от сложной внутренней структуры корабля.

– Скоро ребята вернутся, – сказал Джим. – Они будут напуганы. Кто-нибудь обязательно станет настаивать на необходимости захвата вооружения с их корабля на случай новых атак. Мне придётся согласиться с ним. Возможно, остальные подумают, что я болен. Может, так оно и есть. Но именно такая болезнь нам понадобится в ближайшее время, – Джим выглядел безнадёжно несчастным. – Скоро мы снова вспомним, что такое война… А пока нужно предупредить Землю.





Примечания:

Стондат – животное родного мира кзинов, из лимфы которого производится особый препарат, вызывающий привыкание и токсичный для организма при длительном приёме, однако сильно повышающий телепатические способности.


Автодок – автоматический доктор или робот-хирург, выполняющий медицинские операции по заданной программе.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: fox mccloud «История одной любви», Кэролайн Черри «Испытание Шанур (книга третья)», Наталия Котянова «О взаимодействии осколков»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален