Furtails
Хеллфайр
«Фуртастика: "Чёрная роза" (заморожен)»
#NO YIFF #волк #единорог #лис #MLP #разные виды #война #насилие #фантастика #фентези #магия
Своя цветовая тема

Рисунок принадлежит отличному художнику: yakovlev-vad.deviantart.com

Персонаж «Октавия-мафия»: http://ask-mafia-octavia.tumblr.com/zedrin-maybe.tumblr.com


ГЛАВА ПЕРВАЯ: ПРОБУЖДЕНИЕ.


«Ох, моя голова... Знала ведь, не надо было пить столько дряни на ночь... Лягать, почему я сплю голая?! Стоп. Ах, да, мы же почти всегда ходим без одежды и для нас это столь же обыденно, как фуррям ходить без обуви. Если надо, круп легко можно прикрыть хвостом, благо он достаточно длинный... Стоп. Ты опять думаешь не о том. Сосредоточься и спрашивай себя правильно. Ага... Яблоко, а где я вообще?!»


С этой мыслью Октавия Мелоди резко открыла глаза и быстро-быстро заморгала, пытаясь прогнать сон. Первое, что пришло на ум - постель. То есть кровать, а на ней расстелено постельное бельё. Простыня из достаточно крепкой материи, специально для того, чтобы когти не цеплялись и не разрывали ткань. Одеяло двустороннее, причём мягкой стороной положено на неё. Подушка несколько странной формы, цилиндр этакий, сильно отдаёт запахом шерсти. Всё ясно, она в постели с фуррем. И где этот клок шерсти?! Последнее, что она помнила - как хватила лишку в стриптиз-клубе и уснула рядом с каким-то самцом, тоже выпивающем рюмку за рюмкой. Вроде бы хищником он был...


Октавия поводила головой. Никого рядом не было и это немного успокоило её. Она даже широко зевнула, потянулась и это движение сопроводило лязганье цепей. Не до конца веря в происходящее, Октавия откинула одеяло и заскрипела зубами - повыше серого копыта левой ноги блестел серебристый обруч с толстой цепью, уходившей к ножкам кровати. Опоили! Сволочи! Октавия мгновенно извернулась, протянув передние копытца к оковам. Гады! Замок подобран так, что и лапами-то не откроешь, не то что копытами. Нет, конечно, их роду присуще влиять на материю, но только будь ты хоть мастером копытокинеза - твои возможности лишь ненамного больше, чем у имеющих пальцы. И сейчас всех возможностей Октавии явно недоставало, чтобы как-то справится с замком. В бешенстве она перегнулась, хватая металл, не удержалась и упала на пол - мало того, что обруч больно впился в ногу, так ещё она и больно ударилась головой, при этом повиснув в глупейшем положении: голова вниз, круп и широко расставленные ноги вверх, хвост на морду. Кстати насчёт ног! Октавия дёрнула хвостом, сбрасывая его с морды, и посмотрела вперёд. Ножки кровати деревянные, да только дерево толщиной сантиметров в десять, да ещё и к полу прикручено! Лягать! Октавия без особой надежды ударила правым копытом по основанию звена цепи, припаянной к металлическому кольцу, зажавшему ножку кровати. Хрена. Признайся, Мела, ты в полном крупе.


- Проснулась? Очень хорошо... Только что ты делаешь? Если что, меня копытники не завлекают, я люблю двуногих и с грудью!


Октавия кое-как сползла на живот, осторожно выгибая шею и протягивая ноги. Цепь негромко стукнула об доски пола. Подняв глаза, пони увидела, что в дверном проёме стоит волчара - серебристый окрас, пушистый хвост, зелёные глаза и коротко подстриженные когти на передних лапах. Одет в строгий вечерний костюм, на шее чёрный галстук-бабочка. Такая же была и у неё, только поменьше и розового цвета.


- Как я здесь оказалась? Почему я в таком положении?


Не отвечая, волк поцокал когтями рядом с ней, прошёл к едва видимому в царившем полумраке комнаты комоду, взял с него бутылку какой-то красной жидкости и вылил содержимое в неглубокую жестяную миску. Или плошку, Октавия в посуде фуррей не разбиралась особо. Поднеся миску-плошку к морде, самец стал осторожно лакать, не спуская глаз с пленницы. И по его взгляду Октавия поняла, что задаёт неправильные вопросы.


- Что со мной будет?


- Как удивительно, - перестав лакать, заговорил волк. - Вы ведь существа, обладающие способностями, которые нам могут лишь сниться. И на что ты спустила свою жизнь, Октавия Мелоди? Играешь в дешёвых кабаках да занимаешься проституцией вместо того, чтобы использовать собственные возможности на полную мощность!


- Какая осведомлённость...


Волк дёрнул ухом.


- Помнишь, как ты осколком стекла прирезала тех двоих в переулке? - он оскалился, как будто бы этот момент из жизни Октавии был для него чем-то приятным. - Я уже тогда следил за тобой. Не каждому копытнику удаётся одолеть двух здоровых волков, промышлявших грабежом несколько лет. Тем более копытнику вида терра-пони. Тем более юной кобылке. Это всё равно, если бы детёныш енота выступил против медведей.


- Хочешь жить - умей вертеться, - прорычала Октавия. - Я помню этих уродов. Кажется, один из них выжил.


- Он издох в больнице, через полтора часа после начала операции. Он же не Остап Бендер, чтобы выживать после прореза глотки. И знаешь, я ничуть не сожалею о его смерти. Это была одна из самых мерзких тварей нашего города.


- Кто вы? - неожиданно спросила кобылка.


Фуррь отставил миску.


- Наконец-то правильный вопрос, - заметил он. - Меня зовут Льюис. Фамилия тебя навряд ли заинтересует. Я служу мистеру Хэддоку. «Чёрная роза», если это название тебе о чём-либо говорит.


Хэддок! «Чёрная роза»! Вот попала! Хэддок - монополист, владелец нефти, газа, стриптиз-клубов, продуктовых рынков и машиностроительных предприятий! В городе Лиссори сорок пять процентов промышленности принадлежит ему и только ему! Кроме того, Хэддок крепко держит власть над мэрией и полицией, а в своей работе не стесняется применять самые грязные методы! Его противостояние с Джозефом Харлайном уже стоило жизни по крайней мере двум фуррям и трём пони. И это лишь официальные данные.


- Так зачем я вам? - удивлённо прошептала пони, с трудом поднимаясь на ноги. Но её тихий вопрос был услышан.


- Ты обратила на себя наше внимание своим поведением, своими возможностями и своей фамилией, - произнёс волк. - Я думаю, ты была бы нам очень полезна. Признаюсь, Хэддок считает, что терра-пони мало на что способны, но я не поддерживаю это мнение. Поэтому я предлагаю тебе встать в наши ряды.


- Но... Я обычная пони...


- Времена меняются, меняемся и мы. Вот Бардшер получил контрольный пакет акций компании «Ирис». Лайнгор недавно приобрёл ряд ресторанов в разных частях города. Семья Эппл укрепляет свои позиции на рынке продовольствия. И со всеми ними Харлайн пытался заключить договор, - он нервно простучал когтями по комоду. - Мы не допустили этого, но он поклялся отомстить. Близится война и нам нужны солдаты. То, что было до этого - всего лишь репетиция будущих сражений. И нам нужны солдаты.


- А я-то тут причём?


- А притом, что твоя сестра верой и правдой служила нам долгие годы.


Октавия от удивления села на круп.


- Моя... Сестра? Лиф Мелоди?


- Она погибла геройской смертью, - медленно кивнул Льюис, чьи когти выбивали уже не дробь, а какую-то орудийную канонаду. - Пять пуль убили её лишь после того, как она вонзила нож в Кларка Бардшера. Даже для пони это рекорд выживаемости.


Это было уже слишком.


- Она работала стриптизёршей! И погибла под монорельсом, напившись вдрызг у клиента! - крикнула Октавия. - Родители...


- Твоя сестра состояла в «Чёрной розе». Ваши родители не могли смириться с этим фактом. А после их смерти ты пошла по её стопам. Или лучше сказать - по отпечаткам её копыт, - он наконец-то оставил комод в покое и приблизился к ней - Стриптиз. Игра на струнных инструментах. Грязные деньги. И убийство. Ты такая же, как и она. Жестокая, но способная на сострадание. Нежная и опасная. Да что там говорить, у вас окрас одинаков! Что она серая, что ты серая, что у неё чёрные грива с хвостом, что у тебя! Только глаза по цвету разные! Вы как близнецы! И ты тоже можешь убить что фурря, что пони! Если отточить это мастерство - ты станешь такой же, как и она! А то и лучше!


- Но я не хочу этого!


- Так ты уже веришь, что Лиф состояла в «Розе»?


Октавия замолчала.


- Вот видишь! - удовлетворённо заметил Льюис. - А хочешь ли ты стать богатой, очень богатой? Иметь собственный дом, а не снимать комнатушку с соседом-наркоманом? Хочешь ни от кого не зависеть и подчиняться лишь командам одного-единственного хозяина? Ты совершенно свободна в этом выборе! Так сделай его!


Волк явно оказывал "недопустимое давление на клиента", как выразились бы адвокаты. Октавия ещё не отошла от похмелья и вкачанной в неё лошадиной дозы снотворного, а тут такие вопросы! Но... Он притащил её сюда и вместо того, чтобы вдоволь насладиться ею, рассказал о "Чёрной розе", о её сестре... А что ей делать, если она просто уйдёт? Цокать по улицам города к вонючему матрасу и жрать на завтрак заплесневелый хлеб?


- Если я такая свободная, то почему вы приковали меня к кровати?


- Ты могла ударить меня моей же бутылкой по голове, - просто ответил фуррь. - Не уходи от моих вопросов. Решайся, Окти.


- Но я... Я не моя сестра.


- А я не свой отец. Мы те, кто мы есть, - он опустился перед ней на корточки. - Но ты ведь убивала не только тех фурри. Сколько жизней ты отняла? Четыре? Пять? Что-то много, тебе так не кажется? Так чего ты боишься?


Октавия остолбенела.


- Вы... С каких пор вы за мной следите?


- Это к делу не относится. Вопрос в том, согласна ли ты служить Хэддоку. Убийства, грабежи, разбой - забудь об этом! Ты будешь убивать только если тебе прикажут! Грабить только ради бедности! Мы не разбойники, мы хранители этого города, всей страны и всего мира! Санитары, хищники, мы - это «Чёрная роза»! Харлайн собирается наполнить Лиссори самой различной гадостью, на любой вкус и возраст! Наркотики и синтез-алкоголь будут меньшими из зол! Да, Хэддок тоже не идеален - но он чтит закон и чужую жизнь! - волк в чувствах топнул. - Твоя сестра знала это, поэтому и работала на него! А теперь, когда её нет в живых, многие из наших бойцов совершенно отчаялись. Она была не просто очень хорошей убийцей - она была символом для многих из нас! Пони, простая пони, которая сильнее единорога, быстрее лиса и убийственней сорвавшейся с крепления фрезы! Я не знаю, станешь ли ты такой - но я попробую по крайней мере довести тебя до её уровня!


«Взрывоопасности ему не занимать...» - подумалось Октавии. - "Активный тип. Но он явно что-то скрывает".


- А у меня выбор есть?


- Есть. Можешь сейчас уйти и продолжать трахаться с жеребцами за деньги, - просто ответил волк, немного успокоившись. Вставшая было дыбом шерсть улеглась, болтавшийся хвост замедлил движение, хотя растопыренные усы чуть подрагивали. - Ещё я могу по твоей просьбе прямо сейчас тебе прокусить глотку, мне это не сложно. Можешь вообще остаться в таком вот положении, пока сама не перепилишь цепь, или тебя не найдут. Что выберешь?


- А... Как насчёт убийств кобыл и жеребят? Если Хэддок прикажет...


- Насчёт самок не знаю. Насчёт детёнышей не беспокойся, такого Хэддок не прикажет, - нетерпеливо отмахнулся волк. - Ну, какой выбор сделала?


- Дай мне таблетку анальгина, - простонала Октавия, прижимаясь щекой к доскам пола. - И ключик от замка.


- Прозаично, - отметил Льюис, явно не слишком понимания значение этого слова. Его правая лапа скользнула в карман пиджака и вытащила оттуда простенький ключ на тонкой цепочке. - Помочь?


* * *


При свете только что взошедшей луны Октавия увидела чудо автотехники. А именно - четырёхместный «Каддилак», очень похожий на старинную машину так называемой «шестидесятой модели». Такие использовались более ста лет назад, в семьдесят втором году, ну или на Земле в девятьсот тридцатые годы. Даже очень похож, практически один в один. Просто с двигателем на энергетическом синтезе, из-под капота выпирают трубки водного охлаждения, вместо фар обычные энергетические отражатели, на крыше - поворотная турель, в которой нетрудно узнать модернизированный крупнокалиберный пулемёт «Аза». Машина выкрашена в серебристый цвет, но на обе двери нанесено изображение чёрной розы с тремя лепестками. За рулевой дугой в анатомически адаптированном кресле восседал белый единорог с чёрной гривой и хвостом - необычное сочетание для их расы, где яркий цвет встречается так же часто, как оттенки серого у волков.


Октавия и Льюис покинули здание гостиницы «Версаль», куда волк вчера вечером привёз пони. Признаться, Октавия так ещё не до конца осознала, во что влезла, а Льюис не торопил кобылку, позволяя ей спокойно обдумать свой выбор. Сейчас мысли пони перемешались и сплелись в один клубок. «Чёрная роза», Лиф, оковы, странный волчара, новая и опасная работа, на которую она так легко согласилась... Если бы родители не лежали бы в могилах, они бы явно не оценили бы её выбор. Ага... А проституцию бы оценили? А стриптиз бы им пришёлся по душе? Молчи уж, Окта!


- У нас новый ствол, шеф? - прошепелявил жеребец, возвращая Октавию к действительности. Голос у него был неприятный, как будто рвали бумагу у тебя над ухом.


- Пока не ясно, Чейзер. Она ещё не оценила всех перспектив нашей работы.


- Детка, садись ко мне, - смотря прямо в фиолетовые глаза Октавии единорог сделал похабный жест двумя копытами. - Покачаешься на настоящем жеребце. Я тебе такие перспективы открою - голову потеряешь.


Октавия вспыхнула, но с трудом подавила злобу.


- Боюсь, что этот жеребец для меня слишком мал, - зевнув, заметила она.


Под смех Льюиса кобыла быстро открыла дверцу и пробралась внутрь машины. Четырёхместный вариант? Хороший выбор! Мягкие сиденья, обшитые красным... Бархатом? Толстая броня бортов и подставка под пепельницу в виде рыбы с круглой пастью. Льюис сел рядом с ней. Когда он залезал в машину, полы его пиджака приподнялись и Октавия увидела ствол револьвера, находившегося в кобуре, прикреплённой к ремню волка. Вид оружия словно отрезвил её. Она осознала, что сидит в одной машине с бойцами самого Хэддока. С убийцами, для которых жизнь отнять, что плюнуть! И о чём она думала, когда позволила волку снять с неё цепи? Могла же просто уйти!


- Трогай, Чейз, - приказал Льюис, чуть приобнимая Октавию. Когти его лапы несильно впились в бок пони. - На знаки внимания не обращать.


Чейзер положил правое копыто на извилины рулевой дуги, левым что-то повернул. Двигатель едва слышно буркнул, машина слегка завибрировала. Из отражателей вырвались два широких луча. Вибрация машины стала ещё одним отрезвляющим средством. Октавия глупо дёрнулась, выбираясь из объятий Льюиса, и отвернулась к окошку. «Версаль», многоэтажная башня, светился желтоватым светом окон. По улицам быстро расползались холодные лучи уличных фонарей, скрещиваясь, соединяясь и образуя более-менее освещённые участки. Внезапно машина дёрнулась и ринулась вперёд. Улицы сливались, дома и деревья стали простой чёрной стеной, свет от фонарей мелькал со скоростью бешеных светлячков. К рычанию двигателя добавилась музыка - это Чейзер включил магнитолу, встроенную рядом с рулевой дугой.


Leaning over you here

Cold and catatonic

I catch a brief reflection

Of what you could and might have been

It's your right and your ability

To become my perfect enemy...


«Каддилак» выехал на главную улицу города, влившись в поток автомобилей самых разных классов и модификаций, от газовых до электрокаров. Мимо прогрохотали несколько грузовиков, свернули на боковую дорогу. Там, где-то на юге - Октавия это знала - находился гражданский аэрокосмический порт. Информация эта ранее была для неё совершенно пустой - никуда улетать с Гизалии Октавия не собиралась. Но сейчас Окти вспомнила, что почти сорок процентов акций ГАЭП принадлежат Хэддоку. А что передавали в новостях намедни, когда она только собиралась в клуб? А то, что ещё двадцать процентов акций купил Джозеф Харлайн. Вот тебе и противостояние! Лягать! Может, Хэддок просто набирает пушечное мясо, вот и тащит к себе всех, кого не лень? И никакая слава сестры, если эта слава вообще существовала, здесь ни причём? Научат её стрелять из револьвера и пошлют на очередную разборку!!! В виде щита от пуль!


- Полицейские, - сообщил Чейзер, даже не повернув головы к пассажирам. - Два джипа. Оружие убрать?


- Ещё чего, - прорычал Льюис. - Нашёл кого бояться! Полный вперёд!


Октавия прижалась к стеклу. Четырёхколёсные джипы с лёгкими излучателями на капотах замерли по обеим сторонам автотрассы. Синие с белым борта, мигалки на крышах... Но «Каддилак» с пулемётом пропустили так же, как пропускали ряды вытянутых гиромобилей, бочонки-авто, кубы-электромобили и многоколёсные грузовики.


- Хэддок управляет всей полицией города, - пояснил Льюис, хотя Октавия это и так знала. - Так что у нас есть некоторые привилегии по части вождения.


- Круто.


"Каддилак" сильно тряхнуло - это Чейзер свернул на боковую дорогу, легко перевалив через низенькое ограждение. Для ультрасовременной машины какая-та полоска металла в двадцати сантиметрах над землёй - не проблема. Порыкивая двигателем, "Каддилак" погасил отражатели и двинулся вдоль небольшого лесопарка. Сколько ни вглядывалась Октавия в окружающую темноту, она так и не смогла понять, где они находятся. Ясно было только одно - они ещё в городе. Небоскрёбы мэрии сверкали далеко в стороне, окружённые золотым кольцом зданий. Внезапно Чейзер свернул ещё раз, "Каддилак" проехал по каким-то лужам, затем пошёл вверх, взбираясь на узкий мостик. Внизу Октавия заметила движение - река! Они проезжали по мосту над рекой, а в пределах Лиссори есть лишь одно место, где течёт река. Эко-чистая зона, территория самых богатых и/или самых почитаемых жителей города. «Каддилак» съехал в прибрежные кусты, двигаясь по одному Чейзеру известной тропой, а затем выехал на обычную гранулированную дорогу и зашуршал колёсами по новоземле. Впереди Октавия увидела силуэты громадного особняка и соседних с ним строений, окружённых высоким решётчатым забором. У ворот, через которые может проехать танк, стояла небольшая будка и под свет наружного фонаря вышел гиен в серой униформе и с лёгким плазменным автоматом наперевес. «Томган». Его он поднял, нацелив на «Каддилак», одной лапой обхватив изогнутую рукоятку, а другой схватившись за диск, снаряженный плазменными капсулами. Чейзер в ответ просигналил и звук, смахивающий на вопль раненного слона, заполнил вечерний воздух.


- Совсем сдвинулся? - недовольно спросил единорог, подъезжая к часовому. - Своих не узнаёшь?


- Чейз, да тебя в этом темнотище не увидать! - огрызнулся гиен. - Я вижу - машина прёт... Сам знаешь, Харлайн...


- Знаю. Дай проехать.


- А кто это с тобой?


- Доз, ты точно сейчас получишь! - прорычал Льюис. - Я из тебя всех блох вытрясу!


- Служба...


- Сам служу! Ворота, Доз! Открывай!


Раздался скрежет металла и ворота распахнулись. «Каддилак» двинулся дальше, проехал по саду, осторожно объехал неширокое озеро с беседкой, и наконец стал огибать дом. Только сейчас Октавия поняла, что они подъехали к особняку с задней стороны, а не парадного входа. Опустив стекло, она всматривалась в здание. Признаться, Хэддок отгрохотал себе знатную резиденцию. Его трёхэтажный особняк был выкрашен белоснежной краской, квадратики окон окаймляли красные и жёлтые полосы. Над толстыми дверями, наверняка железными, но выкрашенными под цвет чёрного дерева, сверкал в свете двух кристаллов герб: золотой треугольный щит, слева нарисован зелёный бескрылый змей-дракон, справа - цапля, поднявшая одну ногу. Цапли были любимыми птицами Хэддока, говорили, что он даже специально с Земли заказал себе десять штук. Рядом с лестницей, ведущей к дверям - треугольная будка охраны, в которой сидел единорог и при свете собственной магии что-то записывал. Увидев «Каддилак», он включил внутренний свет, подхватил магией «Томган» и высунул его в окно, но тут рог самого Чейзера вспыхнул зелёным излучением и оружие немедленно исчезло. Сам единорог-охранник выбрался из будки и подошёл к остановившейся машине.


- Вы сегодня рано.


- Хэддок ещё не спит? - спросил Чейзер.


- Нет. Он ожидает Льюиса и новенького в своём кабинете.


Сам Льюис тем временем открыл дверь, вылез сам и подал лапу Октавии. Пони подала ему копыто и выбралась из машины, встав на задние ноги. Так стоять, ходить и даже бегать она научилась, благодаря тому, что днём играла на скрипке в увеселительных заведениях. Так как она не единорог, инструменты удерживать приходилось копытами, вот и научилась незаметно для себя самой стоять на задних. А позже и ходить научилась. В стриптизе это её умение очень ценили, далеко не каждый пони способен красиво двигаться... Да вообще подолгу стоять на задних ногах, не то что танцевать! Впрочем, едва волк отпустил её копыто, она по привычке опустилась на все четыре. Едва фуррь и кобылка вышли из-за «Каддилака» и попались на глаза охраннику, как тот издал громкий вопль и бросился к ним, оборвав на полуслове разговор с Чейзером.


- Лиф! Это ты? Но как... - он остолбенел, смотря на Октавию. - А-а-а, это не она... Простите, миссис...


- Во-первых, мисс. Во-вторых, зовите меня просто Октавия. Мелоди. Лиф - моя сестра, - тихо проговорила пони. Жеребец ещё секунду смотрел на неё, затем подошёл и тронул копытом за бок.


- Мне очень жаль вашу сестру.


- Мне тоже, - бросил Льюис. - Мы спешим.


- А, да... Кабинет Хэддока, он ещё не спит. Кажется, я это уже говорил... Добро пожаловать, мисс Октавия.


Держась как можно ближе к Льюису, Октавия взбежала по ступенькам и подошла к дверям. Волк толкнул их и они легко открылись. За ними оказался широкий и хорошо освещённый недлинный коридор с мягкими коврами на полу, громадными люстрами на потолке и картинами на стенах. Картины различные - от портрета фурри или пони до пейзажа и натюрморта. Октавия хотела рассмотреть их повнимательней, но Льюис звал её дальше.


- На первом этаже кухня, общий зал, обеденный зал, гостевой зал, - на ходу говорил волк, выдирая когти из ковра. - А также комнаты для слуг, водителей, уборщиц, охраны... Наши комнаты, то есть комнаты бойцов - на втором этаже. Сам Хэддок с семьёй и наиболее приближенной охраной живёт на третьем. Там же и его рабочий кабинет.


Они остановились возле самодвижущейся винтовой лестницы. На небольшом пульте Льюис набрал номер этажа и встал на первую ступеньку, положив лапу на лакированные перила. Октавия вновь поднялась на задние ноги, встав позади волка - лестница тут же дёрнулась, набирая скорость, и пони едва удержала равновесие. Копыто всё-таки не лапа и не рука, им даже с помощью копытокинеза тяжеловато за что-то удержаться.


- А где жила Лиф? - поинтересовалась Октавия, пока они медленно поднимались. - И что за здания тут неподалёку стоят?


- Гаражи, - ответил волк. - А сестра твоя жила, естественно, на третьем этаже. Пожалуй, она была единственным терра-пони, к которому Хэддок проявил симпатию. Но она это заслужила.


Октавии не хотелось задумываться, чем именно Лиф могла заслужить симпатию Хэддока. И на её счастье, движение лестницы замедлилось и они оказались на третьем этаже. Коридор длинный, тоже широкий, при этом какой-то угловатый - в смысле, много углов, весь извивается, словно змея. И дверей много. Некоторые из них были открыты, но они вели не в комнаты, а в боковые ответвления коридора.


- "Крысиные тропы", - выразился насчёт них Льюис. - На этом этаже шестнадцать комнат, один зал и четыре коридора, связанных такими вот переходами. Всё для того, чтобы Хэддок в случае чего мог спокойно уйти. Кроме того, оборонять такой лабиринт не в пример легче. Иди за мной, а то заблудишься.


Они прошли пару поворотов, поздоровались с каким-то лисом в сером костюме, пившего кофе на перекрёстке, развернулись налево, прошли под беспристрастным взглядом камер и оказались перед крепкой красной дверью. Льюис аккуратно постучал по ней согнутым пальцем и назвал своё имя в динамик, поставленный вместо замка. Спустя мгновение дверь распахнулась.


Кабинет Хэддока был едва ли не больше, чем комната, в которой живёт... Жила Октавия. Багровые обои на стенах с золотыми цветами, чёрный диван и два чёрных кожаных кресла, стоявшие перед огромным дубовым столом. Сам Хэддок сидел в красном кресле, обитом золотой кистью. За спиной окно, видимо, снайперов он не боится. Или окно сделано из псевдопласта, который используется для создания прозрачных кабин космических скаутов. Слева от Хэддока в ещё одном красном кресле сидел чёрный лис с белой мордой от носа до глаз и белыми передними лапами. За его спиной - шкаф с книгами, напротив тоже шкаф с книгами. Всё это Октавия подметила за пару секунд, как и колоду карт, лежащих на столе рядом с десятком папок, авторучкой и двумя стопками бумаг. Видимо, механике Хэддок не доверял.


Сам Хэддок был неинтересен с точки зрения внешнего анализа. Волк серого окраса, только левое ухо чёрное. Одет в белую рубашку и чёрный костюм, на шее галстук. Зелёные глаза смотрят холодно, на правом глазу - монокль. Левый клык золотой - Хэддок чуть приоткрыл пасть. Правой лапой он постукивал по двум картам: две дамы-лисицы, червонная и бубновая.


- Мы доиграем позже, Фито, - произнёс он. Лис немедленно открыл свои карты - два туза - и покинул кабинет так быстро, что грива Октавии вздыбилась от поднятого ветра. - Ну, Льюис, ты всё же нашёл её?


- Да, сэр, - склонил голову волк. Октавия тоже наклонила голову, при этом не спуская глаз с Хэддока. А тот довольно скалился.


- Она похожа на Лиф внешне. А если верить твоим докладам, то и характерам. Но будут ли у неё её способности?


- Я думаю, сэр, вам стоит поговорить с ней самому, - произнёс Льюис.


- Я тоже так считаю. Брысь отсюда и жди за дверью.


Второй фуррь за последнюю минуту покинул кабинет. Октавия услышала, как гулко стукнула дверь и сглотнула непонятно откуда взявшийся в горле ком. Хэддок смотрел на неё так, как волки Земли смотрят на свою добычу. Никогда не смотрите на ночь документалку!


- Лиссори - великий город, но чрезвычайно загрязнён, - с растяжкой произнёс Хэддок, словно позабыв об Октавии. Взгляд его глаз направился в потолок. - Тридцать миллионов населения, и почти половина прогнивает на заводах, треть купается в роскоши, всё остальное просто ворует и убивает. Когда я только начинал работу здесь, он был чище, гораздо чище. Значит, ты Октавия Мелоди, - неожиданно вернулся он к настоящему. - Насколько я помню, тебе полные двадцать лет, не замужем, любишь готовить, пять трупов, из них трое убиты в драке, одного ты задушила по неосторожности и чудом не залетела в тюрьму, ещё одну ты толкнула под колёса автомобиля. И тебя ни разу не загребли.


- Я... Я никого не толкала! Это произошло случайно и суд это доказал! - едва не расплакалась Октавия от такого потока информации о её личной жизни.


- Суд доказывает только вину. Так что в твоём случае - суд ничего НЕ доказал.


- Я просто не удержала равновесие... Я была пьяна...


- Далее, - Хэддок взял одну из папок, раскрыл её и к удивлению Октавии стал читать. Судя по всему, это было её личное дело. - Ведёшь аморальный образ жизни. Пьёшь, куришь, наркоту пробовала... Йиффалась с жеребцами?


- Только с самцами. То есть, с фурри.


Октавии очень хотелось сейчас провалиться через все три этажа.


- Ага, - удовлетворённо хмыкнул Хэддок. - Психическое расстройство после смерти родителей. Месяц в лечебнице. Затем стриптиз. И проституция.


- Хватит...


- Убийства. Кроме вышеупомянутого толчка под колёса, убила двоих осколком стекла, одного до смерти забила копытами... Земнопони убила, да? Ага, Рефери Харт... Бандюга ещё тот, как тебе везёт на уголовный элемент. Клиента задушила по неосторожности, тоже суд вину не доказал. Везучая!


- Хватит, прошу вас! - выкрикнула Октавия, уже не сдерживая слёз. - Пожалуйста, я и так поняла, что вы обо мне всё знаете!


- Конечно же знаем. После смерти твоей сестры Льюис загорелся идеей поставить тебя на её место. Но вот какое дело, - он захлопнул досье. - Я верю в то, что незаменимых не бывает. Но из каждого правила есть исключения. Пять убийств, из них два случайных - не показатель. В этом прогнившем городе, на этой грёбаной планете каждый десятый убивал. В школе училась плохо, но в музыкальной школе зато отлично. Почему бросила?


- Мать умирала, - простонала Октавия, вытирая слёзы копытом.


- Понятно, - Хэддок вдруг вздохнул. - Наше правительство давно положило лисий узел на эту планету. Это и хорошо, и очень плохо. Так ты думаешь, что можешь работать на меня?


- У меня не было особого выбора.


- А ты вообще хочешь у меня работать? - нахмурился волчара. - Может, ты хочешь вернуться обратно...


- Я уже всё решила по дороге. Я согласна работать на вас.


- Уверена? А для чего?


- Уж не ради памяти сестры, - скривилась Октавия. - Мне надоело уже питаться объедками и пить ради того, чтобы побыстрее пролетел день. Всему бывает конец. Я хочу пожить... Нормально.


- Ну, это тебе вряд ли удастся. А как насчёт музыки? Хотела бы вновь заниматься игрой на... На чём ты там играла?


- Скрипка. Виолончель. Могу и на гитаре, но не люблю.


- Я тоже больше люблю классику, - чуть улыбнулся Хэддок, при этом Октавия заметила, что его усы завиты в спирали. - Если решишь остаться - решайся прямо сейчас.


- Я уже говорила, сэр, я всё решила по дороге. Я готова вступить в «Чёрную розу». Если возьмёте, конечно.


- Посмотрим, на что ты способна, тогда и решим, - ухмыльнулся Хэддок, наклонился вперёд и что-то нажал левой лапой под столом. Немедленно перед ним появился круглый динамик. - Винил, зайдите ко мне, - динамик уехал в стол. - И да, Льюис, заканчивайте греть ухо об мою дверь и тоже заходите!


Волк тут же открыл дверь.


- Звали, сэр?


- Октавией Мелоди займётся Винил Скрэтч. Можете отдыхать.


- Благодарю. Разрешите идти?


- Вы свободны.


Льюис подмигнул Октавии, ловко развернулся, мотнул хвостом на прощание и покинул кабинет. Дверь за ним не успела закрыться - чьё-то скрытое белой шёрсткой копыто ткнулось в неё, а затем в кабинет вошла синегривая молодая единорожка в странных лиловых очках. Из одежды на ней был чёрный жилет, под ним белая безрукавка на застёжках-липучках. Чуть выше правого переднего копыта - накопытный револьвер. Три патрона в барабане.


- Винил, это Октавия. Октавия, Винил Скрэтч. Один из моих лучших стволов, - представил кобылу Хэддок. - Винил, ей необходимо дать поспать...


- Простите, но я выспалась, - вставила Октавия.


- Дать поспать, поесть, помыться и завтра же заняться её проверкой на блохастость, - он чуть оскалился. - Или на блошиность. Меня интересует сила, скорость, выносливость и меткость.


- Если она желает, я могу заняться ею прямо сейчас, - заметила Винил.


- Вы не устали?


- Сегодня - нет, - отрицательно покачала головой кобыла. - Я введу её в курс дела и завтра утром предоставлю вам данные.


Хэддок задумчиво постучал когтями по столешнице, затем едва слышно вздохнул и коротко кивнул.


- Тогда - неспокойной ночи, Винил.


- Пошли, cерая, - рассмеялась единорожка, обращаясь к Октавии. - Надеюсь, ты понимаешь, в какие жеребцовые яблоки вляпалась?


ГЛАВА ВТОРАЯ: ПОСВЯЩЕНИЕ


"Понимаешь, во что вляпалась...". Если Октавия что хорошо и понимала - так это то, что Хэддок как-то уж слишком спокойно отнёсся к её появлению. Она ожидала от него ну хоть какой-нибудь реакции, а не просто перечисления её прегрешений. А ведь она вступила в ряды его, по сути, армии! И вдруг такое безразличие. Уж к сестре своего лучшего солдата мог бы отнестись и с большим вниманием.


- Зря всё же ты согласилась.


Они с Винил кружили по коридорам уже минуты три и за всё это время единорожка не подала ни звука. А сейчас вдруг остановилась и обернулась к ней, загородив проход.


- А был ли у меня выбор? - нахмурилась Октавия.


- Выбор всегда есть. Хэддок тебя уже за тряпку принял, - она подалась ближе, так близко, что пони почувствовала запах её шерсти. - И надо будет, он тобой задницу вытрет и выкинет тебя на конский хрен. А мне кажется, что так и будет.


- С какой стати?! - вспыхнула серогривая, которой сравнение с тряпкой было отнюдь не по душе.


- Ты можешь хотя бы кого-нибудь убить?


- Я уже...


- Убивала в состоянии аффекта и алкогольного опьянения? - скривилась кобыла. - Не показатель, дорогуша. - Убивала ли ты кого-нибудь по своему желанию и с трезвой башней, а?


- Я... Я...


Октавия помнила, как это было. Помнила улыбку скота, когда он застегнул ошейник на её горле, ощущала его член в себе, сперму на морде, затем сильные удары в бока и всю ту же морду, помнила, как через полчаса мучений выбрала момент, забралась на этого грязного ублюдка и держала, держала обвитый вокруг его поводок до тех пор, пока тот не перестал танцевать танец висельника. А уж перецепить ошейник и обнародовать данные о сексуальных пристрастиях гада много времени не заняло. Помнила она и как ударом в круп столкнула другую гадину под колёса грузовика-молоковоза, как её череп лопнул, выплеснув содержимое на асфальт. Но главное её воспоминание, конечно же, касалось тех тварей.


Их было двое. Серый и чёрный. У обоих на головах белая полоска. Сильные, накачанные наркотой по самое не хочу. Стальные пружины, отличные убийцы. Они зажали её в переулке. Они ещё во время стриптиза заметили её. Знали и про деньги, хотя тогда, может, впервые в жизни, деньги для них были не главным. Октавия помнила страх, который захватил её при виде сверкающих клыков, покрытых слюной, заточенных когтей и острого ножа. Помнила, как её толкнули к мусорным бакам, как она крупом продавила стекло и упала на осколки. А далее всё исчезло. Не было ни страха, ни боли. Всё вокруг стало ярче, все её ощущения накалились до предела. Запах помойки, собственного тела и своей крови. Чёткие две фигуры. Тихое дыхание врагов, оглушающий цокот когтей, невозможный гром звона стекла. Она чувствовала лёгкий ветерок, лохматящий её шерсть и шерсть врагов. Она поднялась, перехватив копытом осколок стекла. И бросилась в бой. Наклонила голову, ударила первого врага и опрокинула его, развернулась и всадила ему стекло в глотку, вырвала, лягнула второго, взвыла от боли в левой задней ноге, задетой ножом. Лягнула ещё раз, сильнее, развернулась, в глаз стеклом, в другой стеклом, в морду, "звяк", удар, удар, ещё! ещё! и ещё, ещё, остатки стекла в пасть, в нёбо, из морды вытащила и ещё копытом, копытом, копытом, пока морда в кровавую котлету не превратится, пока во рту не пересохнет, пока копыто не раскрошится!!!


- Я даже спрашивать не стала бы, ну да ладно... Хотя я знаю ответ - ты стрелять умеешь? Револьвер хотя бы раз видела?


- Умею, - буркнула Октавия. Её уже начинало раздражать такое отношение.


- Ну да, ну да, - усмехнулась в ответ кобыла.


Они совершенно неожиданно оказались возле лестницы. Винил первой вступила на ступеньку, запустив механизм. Октавия прыгнула как раз вовремя, чтобы вместе с лестницей начать спуск на нижние этажи. Винил оглянулась, когда кобыла поднялась на задние ноги, но ничего не сказала.


К удивлению Октавии, лестница прошла второй этаж, первый и вдруг стала уходить ещё ниже. Винил стояла спокойно, лишь чуть-чуть помахивала своим хвостом. Октавия переступила к ней поближе. Лестница, пройдя под пол, опускала обеих кобыл в довольно широкое помещение, освещённое десятками ламп. Зал с десятком металлических дверей слева и всего с одной дверью справа. Именно к ней, спрыгнув с лестницы, поспешила Винил Скрэтч.


- Это служебные помещения, - пояснила она на ходу, кивнув в сторону дверей. - Что находится за ними тебе пока знать необязательно. А вот как раз перед нами проход на полигон.


- Полигон?


- Хэддок приказал тебя проверить. Посмотрим, что ты умеешь.


Стальная дверь с кодовым замком. Октавия сначала не поняла, каким образом Винил собирается набирать код, но та и не притронулась к панели. Вместо этого она провела по двери копытом и на уровне пояса среднестатистического фурри (и на уровне груди для обычного пони) появилась широкая сенсорная панель. Винил простукала по ней копытом, наклонилась для считывания формы морды, усмехнулась и отошла. Панель убралась обратно в дверь и та со скрежетом отъехала в стену.


- И сколько у вас таких помещений?!


Это всё, что она смогла сказать. Перед Октавией был зал... Нет, это и залом не назвать. Широкое поле с низким небом-потолком, от одной монобетонной стены до другой пешком не дойти. Быстро не дойти, во всяком случае. Октавия огляделась. Пара дверей, широкие ворота, ещё и двери-створки, через них пятеро пони свободно пройти могут. И куда всё это ведёт?


- Оружейная, - кивнула на одну из створок синегривая, после чего указала правым копытом на ворота. - Это проход для техники. Там - аварийный выход. А совсем рядом дверь без каких-либо замков - тренажёрный зал. Нам туда.


- Думаете, гири в металлолом никто не украдёт? Кило за три кредита идёт.


- Думаю, надо бы тебе дать какой-нибудь гирей по башке, чтобы ты забыла о том, что видела, а после выкинуть тебя на улицу к жеребцу на хрен! - быстро ответила Винил с ядом в голосе. - Лучше заткнись! Ясно?


- Грубиянка, - прорычала про себя Октавия.


В тренажёрном зале всё было просчитано для удобства самых разных рас Вселенной - от гирь до тренажёров. Винил, включив свет «магией», а на деле просто воздействовав на выключатель, быстро подошла к беговой дорожке и включила её. На зелёном дисплее появился таймер времени, счётчик пройденных метров, скорости, и показатель запаса батареи.


- Залезай. Сначала посмотрим, на что ты способна в качестве беговой лошадки.


- Я думала, что вы сначала проверите мои умственные способности. Или же вам они не нужны?


- Они мне мало важны, - фыркнула кобыла. - Сначала - бег и умение стрелять. Если ты и вправду умеешь.


Октавия раздражённо мотнула головой.


- А можно мне обратно Льюиса?


- Льюис - командир наших бойцов. Ему некогда нянчиться с жеребятками. Если я тебе не нравлюсь - вали отсюда. И как можно быстрее.


«Грубиянка» - на этот раз не решилась сказать, но подумала Октавия, становясь на дорожку. Она словно ненавидит её! И почему? Зачем? Чем она ей не понравилась?


- Скорость средняя. Продержись хотя бы пару минут, - усмехнулась пони.


- Хватит надо мной извиняться! Тьфу, издеваться! - в отчаянии выкрикнула Октавия. - Почему ты так ко мне относишься, а? Я ведь ничего тебе не сделала! Я всего десять минут в "Чёрной розе", а вы...


- Ты ещё не в "Чёрной розе", - заметила единорожка. - Дорожка - скорость выше среднего.


Под копытами Октавии лента стала двигаться быстрее.


- Дорожка - скорость средняя! - быстро приказала пони, но машина не отреагировала. Видимо, закодирована. Может, на тембр голоса...


- Давай я тебе кое-что проясню. Раньше Лиссори был самым развитым городом этой жалкой планеты. Семья Хэддока остановилась в нём, потому что он приносил стабильный и большой доход. Ты ведь знаешь, на каждой подобной планете остро стоит вопрос по улучшению атмосферы, а дед Хэддока как раз и стал строить повсеместно очистительные предприятия. И никто в Лиссори ему не мешал. Тогдашние жители имели даже кое-какие понятия о нравственности, не зря у них пегасом из нашего вида мэр когда-то был.


- Ты тоже жила здесь? - спросила Октавия, двигая копытами.


- Родилась и жила, но к сожалению, родилась и живу сейчас, а не в те годы. Тогда я была бы ди-джеем в одном из ночных клубов, и стриптиз был бы просто танцем, без каких-либо продолжений. А на улицах можно было бы пройтись без ножа в кармане. Всё изменилось, когда сюда прибыли новоявленные торгаши и продажные уроды, - она ударила задним левым копытом по полу. - И среди них первыми стояли Харлайны. С ними появились первые наркотики... Дорожка - скорость выше!


- Наркотики... В них всё упирается, да? - проговорила Октавия.


- Да. Они приносят деньги Харлайну. И он многих других подмял под себя, чтобы наркотики беспрепятственно лились в город. Первое «Нет!» сказали Эпплы. За это они потеряли десять процентов рынка и двух своих водителей. В гружённую овощами фуру как бы случайно врезался гиромобиль. Они не предали этому значения. Они не знают правды и сейчас, поэтому не так уж и сильно противодействуют Харлайну.


- Но Хэддок почему стал воевать...


- Его брат умер из-за передозировки наркоты, - фыркнула кобыла. - Он не хотел, чтобы с кем-нибудь ещё произошло подобное. А Харлайну нужно прикрытие. За этой планетой следят в полглаза, но следят. Если бы там, - она кивнула вверх. - Вдруг узнали бы, что Харлайн убивает население тридцатимиллионного города, то его империя рухнула бы в один миг... Дорожка - скорость максимальная.


Октавии вдруг очень захотелось взять, да и добежать на этой дорожке до Винил. Чтобы смять её наглую физиономию. И она едва подавила это желание.


- Но не прикрыли...


- В этом городе влияние Хэддока сильно, но он не единственный, у кого имеются деньги. Поэтому-то противостояние и развивается только между ним и Харлайном, а другие не спешат вступать на чью-либо сторону. А потом начались убийства, и противостояние усилилось... Твоя сестра была главным козырем в этой войне... Но она погибла и Льюис не смог с этим смириться. Он решил, что ты станешь её заменой... Эй, а почему ты не падаешь?


Октавия чуть улыбнулась. Она ещё не выдохлась, хотя передвигать копыта становилось тяжеловато.


- Достаточно, - решила Винил. Её рог коротко вспыхнул, дорожка тут же замедлила свой ход и отключилась. Октавия вздохнула и на немного подрагивающих ногах сошла с неё. И впервые обрадовалась тому, что танцевала откровенные танцы. Стриптиз для обладателя четырёх копыт - испытание ещё то, нужно и баланс держать, и ритм. Никакой физкультуры не надо.


- Бегать ты умеешь, - заметила Винил. - Как насчёт стрельбы?


- А может, я лучше спать пойду?


Белая единорожка оскалилась, давая понять, что оценила шутку.


- Ты сказала, что умеешь стрелять - это мы и проверим. Пойдём за мной.


* * *


Оружейная произвела на Октавию не меньшее впечатление, чем весь подземный зал. Восемь столов. Четыре столба. Десятки стеллажей. Оружие из самых различных уголков галактики, холодное, огнестрельное, лучевое, магическое, электромагнитное, энергетическое, генерирующее, спектральное, волновое, плазменное, да какого только нет! Даже гранатомёты, ракетницы... Для всех форм рук, лап, ног...


- Впечатляет, - произнесла она.


- Игрушки, - фыркнула единорожка.


Она подошло к одному из стеллажей и вытащила с нижней полки странное оружие. Ствол и барабан, прикреплённые к накопытнику без подошвы - только так его могла описать Октавия. Впрочем, она была права. Это странное оружие - самый обычный накопытный пистолет. Винил быстро надела его на левую ногу, подтянула до копыта, вытянула и резко согнула копыто. Раздался отчётливый щелчок.


- Он не заряжен, - пояснила Винил, ставя копыто на пол. - Удобен по всем параметрам, разве что перезаряжать тяжеловато и стрелять в беге не получится. Но гигиеничнее, чем зубник. И боеприпасов гораздо больше, от шести до восьми патронов.


- Знаю. Хорошая штучка, реагирует на сокращение мышц. Кроме того, надёжный предохраняющий механизм. И зубы не надо ломать об зубоятку, - заметила Октавия.


- Пистолет - вещь хорошая. Но мне нравится оружие с большим калибром.


Кобылка сняла пистолет и вернула его на стеллаж. Подойдя к ещё одному стеллажу, она встала на задние ноги и вытащила уже видимый Октавией автомат. Короткий ствол, передняя кольцо-рукоятка, затем место для диска, снаряженного плазменными капсулами, ещё одна рукоятка, но на этот раз трансформер - легко может переходить из кольца в рукоятку для пальцеимеющих. Пластиковый приклад, расщеплён в U-форму. Вместо спускового крючка - кнопка.


- Надеюсь, ты умеешь двигаться на задних ногах? - ухмыльнулась Винил.


Едва сдержав злорадную ухмылку, Октавия без слов поднялась на копыта, передние ноги скрестив на груди. Мордочка синегривой изменилась. Винил без слов протянула оружие к Октавии. Та взяла его, - тяжёлый - просунула левое копыто в первое кольцо, правое во второе, приклад замкнула на копыте и ухмыльнулась.


- Это - «Томган» пятой модели. Лучшая машинка на свете. Пятьдесят капсул в диске, хотя может стрелять и обычными пулями. Капсулы снаряжены плазмой с основной в виде синитоберилла. Способны броню прожечь. Против живой силы мы в основном используем патроны, всё же гуманность... Ну, как тебе такая штучка?


- Он мне нравится, - заметила Октавия, поглаживая ствол оружия. - Из него раньше стреляли?


- Только корректируя прицел. Пойдём на стрельбище. Помнится, твоя сестра просто обожала такую игрушку.


Уходя, Винил ловко подхватила с полки ещё один "Томган" и диск к нему. Октавия накинула ремешок автомата на шею и поспешила следом за единорожкой. Та быстро прошмыгнула в следующую дверь.


Только войдя на стрельбище Октавия осознала, что на самом деле представляет из себя поместье Хэддока. Это не просто дом. Это целая база! Стрельбище - метров семьсот от стены до стены. Мишени - на любой вкус и вид, из различного материала. Винил мгновенно поднялась на задние ноги, окутанный синеватым свечением диск щёлкнул, встав на место, левое копыто пони сдвинула назад, затем правым нажала на кнопку - отдача пошатнула её, но кобыла устояла на ногах и длинная очередь в клочья разнесла верхнюю часть вырезанной в форме гуманоида мишени. Ловко скользнув в сторону, кобыла развернулась на месте и второй очередью пронзила вторую мишень.


- Всё ясно? - поинтересовалась она. - Попробуешь с пистолета или сначала автоматом займёшься?


- Пистолета здесь нет, - фыркнула Октавия. - Поэтому начнём сразу с тяжёлого вооружения.


- Ну-ну. "Томган" - основное наше оружие. Надёжный, удобный для всех видов, достаточно большой боезапас, изюм...


Октавия не стала дальше слушать кобылу, перейдя к третьей цели - обычным кругам на белой щите, поставленном где-то на трёхсотметровом расстоянии. Левое копыто назад - кольцо сдвинулось вместе с копытом. Прижать уши - и правым на кнопку. Она так готовилась к этому моменту, что растерялась, когда автомат дёрнулся в её копытах, словно живое существо. Первая очередь пролетела мимо мишени, но кобыла немедленно изменила положение. Пули вонзились во второй круг, ушли вверх, прошлись по самой середине мишени и опять ушли вниз. Октавия дико заорала, размахивая хвостом с такой скоростью, словно бы собиралась обратиться в вертолёт и улететь. Третья очередь опрокинула щит, но Октавия отпустила кнопку, лишь когда автомат тихо защёлкал. Патроны кончились.


- Эт... Это как...


Тяжело дыша, Октавия обернулась на этот охрипший голос. Винил стояла, тупо смотря на чуть дымящийся ствол.


- Ты где так стрелять научилась?


- В тире, - съязвила Октавия. Кобыла тем временем покачала головой, словно возвращая себе память. - В этом проклятом городе каждый должен уметь постоять за себя. Перезаряжать будем или хватит?


- Ты... Ты не так проста, как кажешься. Что ещё умеешь? Бегать, стрелять...


- Думать, танцевать и играть на скрипке, - хмыкнула Октавия. - И кто ещё во мне сомневается?


- А ты наглая кобыла. Мне это нравится. Думаю, Льюис не ошибся... А как ты в копытном бою?


Если стрельба была действительно известна Октавии из тира - её водил туда один богатенький клиент - то навыки копытного боя Октавия не знала. Бой в переулке с бандитом-пони был для неё таким же, как сражение с волками. Туман и ясность одновременно. Она не смогла бы такое повторить без злобы и страха. А сейчас тем более, когда усталость дня накатилась на неё, она не смогла бы провести никакой подобный поединок.


- Не знаю... Может, и смогу драться, но не сейчас.


- Подучим, - с неожиданной теплотой в голосе сказал Винил. - Пошли. Мне ещё рапорт Хэддоку писать.


- И... Что ты там напишешь?


- Порекомендую тебя к приёму в "Чёрную розу". Только не обольщайся. Если хочешь стать нашим бойцом, тебе стоит многому научится.


- В стриптиз я не вернусь, - прорычала в ответ Октавия.


- А я в этом и не сомневаюсь.


* * *


Льюис сел в мягкое кресло, просунул свой хвост в специальное отверстие, чуть покрутился и взял в лапы планшет. Проведя подушечкой по экрану, он вывел новостные ленты и стал быстро бегать по ним глазами. Сообщения об авариях его не интересовали, ровно как и курсы различных валют. А вот сведения о делах Эпплов на рынке заставили его клацнуть зубами. Акции компании «Эриф Миз» упали на двадцать процентов. Попытка рейдерского захвата завода по переработке и очистке нефти, принадлежащего Хэддоку. Отбились. Ранены двое охранников. Поганый город... А вот и сведения о Харлайне. Приезд в детский дом, затем ужин у мэра. На завтра - отправляется за город на презентацию новой ГЭС, им же построенной. И всем по барабану, что завод захватывали его молодцы. Положив планшет на стол, волк развернулся к компьютеру, стоящему на краю стола и стал тыкать по его кнопкам, набирая короткое сообщение:


«Джозефу Харлайну. От Льюиса Блексвилла.

Поздравляю Вас с провальной операцией. Ждите завтра подарки».


Нажав «Отправить», он откинулся на спинку кресла и улыбнулся. Пусть побеспокоится, гадёныш. Хэддок пока ещё не применяет полную силу против Харлайна, но подобный спам одобряет. Пусть негодяй знает, что ему ещё придётся ответить за свои дела.


- Мистер Льюис, вы опять занимаетесь рассылкой писем?


Льюис поднял глаза и одним щелчком вывел экран внешней связи. Хэддок чуть улыбался, смотря на своего подчинённого.


- Что, слишком скупо, сэр?


- Возможно. Но я не об этом хотел поговорить. Только что я получил запись с камер наблюдения. Где вы откопали эту кобылу?


- Она вам понравилась?


- Трудно сказать. Способности сестры у неё явно есть, но она слишком уж активная. Такие быстро выдыхаются.


- Поверьте, она не сдастся, - даже привстал Льюис, всё больше воодушевляясь. - Вы ведь смотрели её личное дело? Вы ведь знаете, кто её отец?


- Я не стал говорить ей правду об её отце, кобылка и так тут разревелась. Но видно, дочкам от него досталась не только страсть к музыке, - он побарабанил когтями по столешнице. - Если она будет продолжать в том же духе, я включу её в наши ударные отряды. Правда, она явно ещё очень молода...


- Харлайн наглеет, сэр, но и ему требуются новые стволы. И у него тоже полно новичков. А с таким учителем, как Винил, она быстро приспособится.


Хэддок правой лапой покрутил усы.


- И вновь я соглашусь с тобой, - растянуто проговорил он. - Что же, раньше ты не ошибался - надеюсь, что не ошибся и сейчас.


- Не волнуйтесь, сэр.


Хэддок оборвал связь и Льюис опустился обратно в кресло. Всё-таки он не ошибся в этой пони! Нужный момент - она же почти без раздумий согласилась на такую авантюру! Вступить в «Чёрную розу»! А раз уж она заслужила похвалы Хэддока, то беспокоится о ней не стоит. Сейчас им нужны хорошие солдаты...


Он так увлёкся мыслями об этой кобыле, что пропустил первый звонок, сигнализирующий о пришедшем сообщении. А когда всё-таки открыл письмо, то его шерсть встала дыбом, а пасть приоткрылась помимо его собственной воли.


«Льюису от Джозефа Харлайна.

Вас понял. Ждите от меня завтра ответный подарок».


Под сообщением была фотография самого Льюиса, на которой кто-то нарисовал чёрный крест и внизу приписал слово «Труп».


ГЛАВА ТРЕТЬЯ: ОЖЕСТОЧЕНИЕ


Глава семьи Хэддок сидел во главе дубового стола, скрестив передние лапы на груди и прикрыв глаза. Напротив него расселись в обшитые бархатом кресла пятеро его сыновей: старший Реджинальд, чёрный волк с белыми кругами вокруг глаз и белой нижней челюстью; статный самец серого окраса с чёрной мордой, Беттони; серый, с белыми передними лапами и белой полосой на носу - Беззил; серый с чёрными ушами и белой мордой, Арнольд; и самый младший из всех, гривастый волк Рональд Хэддок. У дверей в зал Совета стояли Фито и Льюис, вооружённые тяжёлыми двуствольными штурмовыми винтовками. Это были единственные командиры, которым разрешалось присутствовать в зале. Волк пользовался безграничным уважением за то, что умело выполнял свою работу, лис же был неплохим планировщиком и мог высказать умные мысли.


- Наши дела осложнились, дети мои, - заговорил Хэддок, когда за столом воцарилась полная тишина. Его голос звучал глуше и тише обычного, но в нём отчётливо читались нотки раздражения. - Как вы знаете, Джозеф Харлайн не принял моего отказа финансировать и прикрывать его действия с наркотиками. Из-за этого мы уже перешли ту черту, которую переходить не стоило.


- Харлайн сам виноват! - выкрикнул Арнольд. - Он привлекает внимание всего межгалактического сообщества своими глупыми действиями!


- Если бы только это, сын... Давным-давно мой отец поделили Лиссори и его пригороды между семьями, каждый получил изрядный кусок. Харлайн же по сути разрушил все границы. Теперь все восемь семей стоят на пороге новой большой войны. Они ждут лишь тех, кто поведёт их за собой.


- Восемь? - удивился Рональд.


- Семья Громескроун слилась с семьёй Харлайн. Остальные фамилии - Лайнгор, Бардшер, Кага, Эппл, Левинар, Манчер, Хэддок, - перечислил Реджинальд.


Хэддок скрестил пальцы. Теперь к раздражению добавилась и открытая злоба.


- Техника. Электроэнергия. Отели. Топливо. Космоперевоз. Стриптиз. Проституция. Алкоголь. Продукты питания. Бытовая химия. Очистительные заводы. Программа сохранения планеты, одобренная высшими органами. Всё это приносило всем семьям стабильный доход и раньше мы все занимались этими делами понемногу. Эпплы первыми подмяли под себя продуктовый рынок, но от овощей и фруктов доход достаточно изменчив и меня это не обеспокоило. А вот Харлайн обнаглел, когда стал подмазываться к мэру и покупать полицию. Он говорит, что наркотики принесут стабильный доход - но даже если забыть о том, что они отравят весь Лиссори, постепенно эта зараза расползётся по всей Гизалии! Мы вложили огромные силы в эту планету. И я не хочу, чтобы в один прекрасный день патрульный крейсер заставил нас убираться восвояси под прицелами своих орудий!


- Но если мы официально объявим войну семье Харлайнов, то наше противостояние перейдёт в следующую стадию, и уж точно станет заметно по всей разумной части Вселенной, - заметил Реджинальд. - Это будет не просто борьба, а именно война. Без правил. Без чести. Без жалости. Нельзя этого не учитывать, отец.


- Согласен, - кивнул Хэддок-старший. - Риск есть.


Беззил, ранее рассматривающий собственные когти, деликатно кашлянул.


- А я не согласен. Отец, с каких пор это фамилия Хэддок стала ковриком у дома Харлайна? Джозеф Харлайн должен понять, с кем связался! А риск... Ни один космоадмирал не сунется в войну между семьями! Официальное объявление войны обезопасит нас хотя бы от заатмосферных врагов!


- Это очень опасно, - скривился Беттони. - Харлайн могуществен. Он не позовёт на помощь собак из космофлота, но и без них этот клан - достаточно серьёзный противник! И не забывай, к Харлайну присоединились другие семьи. Бардшер и Кага - точно.


- Зато семья Эппл будет за нас. И Левинары тоже, - спокойно парировал Беззил.


- Копытники-фермеры и торговцы полезными ископаемыми против четырёх семейств, подкреплённых табаком и алкоголем! Пяти семейств, если считать Громескроунов!


- Но мы возглавим эти две семьи! И порвём всех врагов!


- Как бы они нас не порвали!


- Хватит споров, дети мои. Мы стая, а не толпа. Не нужно выть, лучше подумать, - поднял обе передние лапы Хэддок, развернув их подушечками к сыновьям. Те тут же замолчали, словно бы языки прикусили. - Война очень тяжела в финансовом плане. И мы рискуем многое и многих потерять. С этой стороны правы те, кто удерживает нас от неё. С другой стороны, мои солдаты истосковались по настоящему делу, а Харлайн слишком многое себе позволяет. Война избавит наши ряды от слабосильных сосунков и поможет вернуть рынок победителям - весь рынок, что окупит наши расходы! Так что я предлагаю голосование - честное открытое голосование. Пусть каждый скажет своё мнение.


- Семья Эппл состоит из одних копытников. Рода земнопони. И торгует почти законно, - проговорил Реджинальд. - Они нам не помощники. А значит, терять солдат будем в основном мы. Я - против объявления войны. И вообще, стоит как можно быстрее наладить отношения с Джозефом!


- Эпплы тоже недолюбливают Харлайна, а в солдатах у них служат и пони, и фурри, и люди, - заметил Беззил. - Хватит скалить зубы! Вцепимся Харлайну в глотку! Я - за начало открытой войны!


- Война уже началась. Дальше будет хуже, - фыркнул Беттони. - Я против. Если другим семьям не нравится верховенство Харлайна - пусть сколачивают свои силы в единый кулак и противостоят ему!


Хэддок опустил уши и повернулся к двум оставшимся волкам.


- Посмотрите на мои зубы, - Арнольд раскрыл пасть и показал на острые клыки когтем. - Ими я вырву у Харлайна душу! Я - за войну! Никогда наркотики не найдут места в Лиссори, здесь и так много гнили! А отец прав - после победы мы под себя подстроим весь рынок не то что Лиссори, но и всей планеты к чёртовой матери!


- Двое против двух, - заметил Хэддок, остудив его пыл. - Рональд? Слово за тобой.


Гривастый волк встал с кресла, поправил галстук-бабочку и одёрнул чёрный пиджак.


- Вы забываете о кое-чём ещё. Наркотики добьют город. Год-два мы будем получать деньги рекой, а потом нас просто поставят к стенке и расстреляют из всех орудий какой-нибудь "Галактики" или "Старфишера"! И вот что я ещё замечу... Харлайн - больная лягушка в этом болоте, которая рискует заразить всех собратьев. А мы возьмём на себя роль цапли и спасём это болото. Я - за начало войны.


- Хорошо. Сядь, сын, - явно довольный решением Совета Хэддок по очереди посмотрел на каждого из сыновей. - А теперь послушайте, что я вам скажу. Дети мои, запомните - никогда семья Хэддока не будет сотрудничать с теми, кто отнимает жизни. Ни с работорговцами, ни с пиратами, ни с наркоторговцами. Мы ведём нечестную игру, но и в этой игре есть свои правила. А нарушившего эти правила наказывают. Мистер Фито, - он повернулся к лису. - Машину к парадному входу. Льюис!


- Да?


- Пошлите нашему дорогому другу ту самую посылку, - усмехнулся волк. - Все свободны.


Волки встали, но никто не сдвинулся с места.


- Машину? - первым спросил Реджинальд. Хвост его нервно замотался из стороны в сторону.


- Я нанесу визит Джозефу Харлайну, - просто ответил Хэддок. - Обыкновенный дружеский визит...


* * *


Октавия открыла глаза, зевнула и с наслаждением потянулась, чувствуя, как энергия разливается по её телу. Так было приятно проснуться в мягкой тёплой постели и не ощущать при этом колкость чьих-то усов или хвост, лежащий у тебя на ногах! Одним рывком скинув с себя одеяло, она перевернулась и слезла с кровати, встав на задние копыта. А встав, пони осмотрелась по сторонам, подмечая всё то, что не заметила прошедшей ночью. Эту привычку оглядываться она выработала давно, по улицам города редко удаётся пройтись спокойно. Да и к тому же, вчера ей не особо хорошо удалось разглядеть комнату.


Итак, на первый взгляд - неплохо. Светло-коричневые стены без обоев, но они и не нужны. Ворсистый красный ковёр на полу, под белым потолком - люстра-цветок с шестью лампами. В противоположной стене - дверь, скорее всего в ванную комнату. У окна, за которым совсем светло, стоит письменный стол и деревянный стул, подобранный под анатомию скорее фурри, чем пони. Зато рядом со столом, между ним и небольшим книжным шкафом, лежит новенький розовый пуфик. Но если что и порадовало Октавию, так это чёрный футляр, прислонённый к стене. Судя по форме, внутри находилась скрипка.


Забыв про всё на свете, Октавия подскочила к футляру, чтобы быстрее убедиться в этом, безо всякого звука упала на все четыре ноги, левым копытом отомкнула металлический замочек и чуть не вскрикнула - внутри и вправду лежала чёрная новенькая скрипка и смычок, а к крышке прикреплены всякие мелочи, как запасные струны или... Что "или" Октавия не рассматривала, а тут же схватила инструмент. Ей хотелось немедленно попробовать, как он звучит, но ей не удалось это сделать - в дверь коротко постучали, а затем в комнату вошла Винил Скрэтч.


- Осваиваешься? - спросила она, остановившись у дверей. - А я думала, что ты ещё спишь... Ладно, давай-ка умывайся и пойдём завтракать. Я уговорила повара приготовить для нас отдельные блюда, а то обычно завтрак начинается в шесть часов утра.


- А сейчас сколько?


- Семь часов и пара минут.


- И я отлично выспалась!


- Замечу, что это нам не так уж и часто удаётся. Так что - поздравляю.


Сказано это было с такой кислой мордой, что Октавия на секунду растерялась, не зная, как ответить на поздравление. Она уже придумала кое-какую колкость, но всё сумела забить её подальше в глотку. Не стоит портить отношения с учителем.


- Спасибо. Желаю тебе такой же удачи.


- Агась, - кажется, кобыла была удовлетворена ответом. - Пошли уже.


После того, как Октавия привела в порядок морду и гриву - на что ушло десять минут, четыре из которых пони мучилась с вентилями холодной и горячей воды, ну никак не предназначенными для копыт - они вместе покинули комнату. Здесь, на втором этаже, не было такого лабиринта коридоров, как на третьем, поэтому они достаточно быстро подошли к лестнице. Та как раз опускалась и Октавия уже представляла, что обычно подают на завтрак мафиози, как вдруг ступеньки замерли.


- Винил! Машину к главному входу! - раздался приказ Льюиса. - Октавия! Со мной, в оружейную, быстро!


Кобылка удивлённо посмотрела на спутницу. Единорожка зевнула, не удосужившись даже прикрыть рот копытом.


- Обычное дело, - заметила она. - Давай с ним, я в переговорную. Вызову вам телегу.


Она тут же развернулась и побежала по коридору, нырнув в какую-то дверь. Ошеломлённой Октавии не оставалось ничего иного, кроме как ступить на лестницу, которая тут же закрутилась вниз. Льюис спустился к кобылке и потрепал её по голове.


- Что происходит? - спросила она, проводя копытом по гриве - только зря причёсывалась.


- Что? - повторил волк. - Хэддок отправляется к Джозефу Харлайну с неожиданным официальным визитом. А мы составим прикрытие.


- Мы?


- Это не разборка, если ты так подумала. Просто будем стоять за его спиной, пока он будет объявлять войну Харлайну.


- Что... Он с ума сошёл! Харлайн же враг нам!


Волк весело подмигнул ей.


- Даже у нас есть свои принципы, копытник! Никто не имеет права трогать главу семейства, если тот прибыл с каким-либо заявлением к главе другого семейства! Нарушивший это правило объявляется Debargo - "Прокажённый". Против такого семьи выступят не задумываясь о последствиях. Тут даже Харлайн ничего не сможет сделать. А правила требуют, чтобы война объявлялась лично.


- Ничего себе... А вы думаете, что Харлайну не наплевать на правила?


- Если он не боится за свою жизнь, жизнь своих родных и близких, то пусть устраивает нам ловушку, - уверенно заметил самец. - Клянусь, он уже через полчаса после этого получит пулю в башку!


Октавия не была уверена, что так и будет. О могуществе Харлайна можно было судить уже по тому, что он сплотил вокруг себя влиятельные фамилии и открыто выступил против Хэддока. Но и на этот раз она промолчала. Хотя в желудке ощущалась неприятная пустота, у неё вдруг утроились силы - её берут на настоящее задание! Значит, она и вправду в "Чёрной розе"!


Возможно, кому-то покажется странным, что Льюис решился выбрать себе в напарники неподготовленную и неопытную кобылу, причём даже не пегаса, не единорога, способных влиять на саму материю - нет, обычную "земную" пони! Представительницу гибридной расы, возникшей в ходе долгого и не слишком естественного отбора. Однако он не лгал - правила действительно запрещали каким-либо образом причинять вред послу семейства, а уж встреча двух глав, пусть и во время войны, всегда проходила без эксцессов. Не врал он и на счёт семей - если Харлайн осмелится хотя бы когтём поцарапать Хэддока, то завтра же его просто раздавят общими силами, причём не только его, а весь его род и всех, кто с этим родом связан. Такое уже случалось, правда, на другой планете и с другими семьями. Тогда за пару дней было освобождено от бренных тел около двух сотен душ.


...Лестница остановилась. Уже знакомой дорогой Октавия и Льюис прошли в оружейную, глухо цокая по полу - он когтями, она копытами. В оружейной Льюис не мешкал - выбрав с полок накопытный трёхзарядный револьвер, он кинул его Октавии. Пока та защёлкивала пластиковые кольца на правом переднем копыте, волк снял с полки плазменно-капсульный шестизарядный "Элис", проверил его барабан, сунул футуристический револьвер под ремень брюк, затем ещё один отправил в карман плотной кожаной куртки и добавил к нему горсть капсул и снаряжённый запасной барабан. Завершающим атрибутом стала шляпа с небольшими полями, из которых могли выдвинуться острые лезвия: неплохое оружие для ближнего боя!


- Тебе тоже нужно одеться, - бросил он через плечо. - Нагишом перед Харлайном бегать не стоит.


- Мы всегда ходим... Так.


- Без разницы. Оденься.


- А где?


Льюис вздохнул.


- Уж не у себя в комнате! За мной!


Он прихватил с собой пули для револьвера Октавии и быстрым шагом покинул оружейную. Кобылка последовала за ним - оказалось, Льюис прошёл в соседнюю комнату, о существовании которой пони даже не догадывалась. И как она её вчера не заметила! Пройдя внутрь, пони оказалась в небольшом, ярко освещённом помещении, в котором находилось множество стеллажей. Льюис копался на полках одного из них. Хвост его вилял из стороны в сторону, пока он, стоя по сути на когтях, ворочал какие-то ящички и коробки.


- Вот это тебе будет как раз... - проговорил самец.


К передним копытам Октавии упал ворох какой-то одежды. Первой она вытащила странную липкую прозрачную ленту, которую, впрочем, оказалось очень легко отодрать и от копыта, и от шерсти. Странно, зачем вообще нужна такая штука?


- Дай сюда! - отобрал у неё ленту Льюис. - И подними хвост.


- Зачем?


- Залеплю тебе одно место, чтобы лишних разговоров не задавала! - на самом деле Льюис выразился намного грубее. - Хвост зафиксирую так, чтобы он твою задницу прикрывал!


Октавия задрала хвост - не впервой как-никак... Пока Льюис обматывал его лентой с таким расчётом, чтобы пони не то что поднять - двинуть им не могла - Октавия разложила перед собой одежду. Белая рубашка с хитроумными застёжками, явно для пони. Чёрная накидка, выглядящая как пиджак. И розовый галстук-бабочка.


- Надевай, и побыстрее, - приказал Льюис, покончив со своим делом. Он был доволен своим результатом - теперь круп кобылы был полностью прикрыт от любого похотливого взгляда.


Октавия попробовала двинуть хвостом - не получилось. Со вздохом она нацепила рубашку, волк же, пока она застёгивала застёжки, напялил на неё бабочку. Накинув сверху "пиджак", волк отошёл на шаг назад и оскалился.


- Шляпы не хватает, но пока обойдёшься, - заметил он. Сунув лапу в карман, волк достал пули и передал в копыто. - Убери в карман.


- Зачем... Это? Вы же сказали, что на нас никто не нападёт!


- Не нападёт, пока мы на территории Харлайна. А стоит нам поехать домой - как можно будет ожидать неприятных встреч, - ответил волк. - Но мы никуда не поедем, если ты не прекратишь задавать вопросов! Слушай приказ! К лестнице, наверх и к машине, быстро, галопом и без песен!


Он рассмеялся, когда Октавия пулей вынырнула из кладовой - так она мысленно окрестила комнату - и побежала к лестнице. Сам он нагнал её тогда, когда пони активировала механизм подъёма. Лестница с жужжанием стала подниматься и вскоре фурри и пони выскочили на первом этаже. Октавия не успела даже осмотреться, как Льюис уже толкнул её в круп, заставив сразу же побежать к выходу. У дверей их ждала Винил Скрэтч, одетая в чёрный похоронный костюм и с видоизменённым "Томганом" на боку.


- Машина ждёт! Мистер Хэддок на месте! - доложила она. Её глаза скользнули по Октавии и пони увидела в них искорку одобрения. Большего она и пожелать не могла!


- Отлично! - выкрикнул Льюис. - Окти, в машину! Сядешь на пассажирском, рядом с Хэддоком! По прибытии откроешь ему дверь, поняла?


- Да!


- Я - за руль. Всё, пошли!


Белоснежный "Каддилак", с торчащими из-под капота синими проводами и с изображением чёрных роз на дверях, ждал их. Хэддок сидел в машине, по своему обыкновению удерживая за левым клыком Y-образно расщеплённую часть курительной трубки, выпуская через окошко в воздух чёрные колечки. Подбежав к машине, Октавия робко пробормотала "Здравствуйте", на что Хэддок лишь кивнул. Сев на мягкое сиденье и постаравшись устроиться как можно удобнее, пони закрыла дверь - на место шофёра опустил свой зад Льюис, просунул хвост в специальное ложе и включил двигатель. Под громкий рокот мотора "Каддилак" выехал на дорожку и направился к выходу с владений Хэддока.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Хеллфайр «Фуртастика: "Свободный ветер II"», Хеллфайр «Антифуррь», Мирдал, Хеллфайр «Через миры»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален