Furtails
Аметист Аррстар
«День Уголька»
#дракон #сказка #фантастика #фентези #магия
Своя цветовая тема

Оранжевое солнце давно было в зените, согревая землю прохладным летним днём. Редкие облака причудливых форм быстро плыли куда-то в синеве неба. И им совершенно не было дела до того, что было внизу. Их жизнь это небо, их путь это ветер. А ветер там, в вышине, видимо был довольно сильным, раз так сильно разгонял облака. Но внизу он был совершенно другим, спокойным, прохладным, ласкающим. Дракончик, наблюдавший за небом с земли, довольно зажмурился, подставляя ветру черную мордочку и вдыхая свежесть дня. Ветер легкими порывами ласково обтекал чешую и натягивал серебристую перепонку слегка расправленных крыльев.

—Рраур! Поймал! Поймал!

Дракончик радостно подпрыгивал на месте и рычал, как только поток воздуха касался его крыльев. Его небольшой серебристый гребень шипов, относительно недавно укрепившийся тонким слоем перепонки, подрагивал от легких порывов, в расправленном состоянии. Ветер, такой свежий и прохладный, очень нравился дракончику и, попадая в крылья, слегка сносил крылатого назад. Неожиданный сильный порыв мощным ударом снёс дракончика назад, тот не смог нормально встать на лапы и покатился кубарем, пока не упал на спину в высокую траву. Он фыркнул и засмеялся, ему нравилось играть с ветром, говорить с ним, лишь на понятном только им языке. Дракончик улегся поудобнее на спину и раскидал крылья по земле.

— Интересно, куда это они торопятся?

Лазурный взгляд дракончика ловил плывущие в вышине облака, а хвост вилял сам по себе. Облака ему тоже нравились, они всегда выглядели по-разному, чисто, беззаботно. Он мечтал когда-то долететь до них, в самую высь и коснутся лапкой, нырнуть и плыть вместе с ними. Где-то вдалеке, щебетали между собой птицы, а теплые блики света мерцали на чёрной чешуе.

— Водой пахнет! Как далеко забрался!

Дракончик вскочил на лапы и посмотрел куда-то вдаль, откуда ветер принёс запах. Только огромные равнины, покрытые травой и цветами, были в той стороне, до самого горизонта. Он хотел туда слетать и посмотреть, обязательно слетает, себе обещал. Да когда это будет? Дракончик грустно опустил мордочку, затем посмотрел в сторону невысокого холма, где виднелся выложенный большими камнями вход в пещеру, его дом.

— Еще нет? Ррр. Вот сони-то! Уже день!— Недовольно фыркнул дракончик и побежал ко входу.

Внутри было привычно темно и прохладно, даже холодно, если учесть температуру на улице. Широкий, словно прорубленный в камне, коридор уходил глубже под землю, разветвляясь в разные стороны. При приближении дракончика, в некоторых местах очень ярко вспыхивали вмонтированные в стены кристаллы, становилось видно как днём. Кое-где встречались разные изображения, выдолбленные в стенах с мастерской точностью, раскрашенные и уложенные драгоценными камнями. Несколько из таких картин изображали драконов, обычно их глаза делали из сапфиров, и украшали крылья и грудь драгоценностями в разных тонах. Другие картины изображали ночное небо, лес, просто какие-то красивые руны. Коридор иногда разветвлялся, в стенах появлялись проёмы в комнаты разного назначения, был даже склад и что-то вроде мастерской. Но дракончика интересовало самое дальнее помещение. Черный с синим, клубок из хвостов и крыльев лежал посреди комнаты, кто-то громко посапывал, от его дыхания в комнате было тепло. Дракончик подошёл ближе и обошел вокруг, осматривая крылья и чешуйки, улыбнулся.

— Надо же, как здорово свернулись. Милота! Но как же я? Пап, вставай. Уже день.

Дракончик сказал очень тихо, почти шёпотом и потрогал черное крыло лапкой. Клубок сжался по плотнее и больше никакой реакции не последовало.

— Фр-рх! — Дракончик подпрыгнул на передних лапах и протиснул морду между большими крыльями. — Ты же уже проснулся! Я знаю, я крыло трогал!

Дракончик толкнулся носом в большую черную морду, затем осторожно схватил клыками за край ушка и потащил за собой наружу.

— Фстафай! Фто мефя уфить буфефт? Фты офефсял!

Дракон недовольно порычал и открыл золотой светящий глаз, разглядывая черную мордочку дракончика, которая только что ткнулась носом ему в щеку.

—Ладно, ладно,… Встаю… Уголёк, только тссс, маму не буди… — Тихо сказал он и осторожно начал убирать крыло, поломав половину столь тёплого и приятного клубка. Дракон долго и кропотливо выпутывал свой хвост из сплетения с таким же светло синим. Потом он потянулся, выгибаясь, словно кошка и широко зевнул во всю пасть.

— Какие большие, у меня тоже такие когда-нибудь будут! — Каждый раз восхищался Уголёк, разглядывая белые клыки большого дракона. Затем совсем тихо добавил. — А мама всё равно проснется…

Черный дракон улыбнулся и опустил мордочку к ушку дракончика, одним глазом взглянул на спящую дракону и прошептал.

— Зато она будет знать, что мы старались и вели себя тихо, тихо, да?

— Ага! — Гордо задрал голову дракончик и аккуратно, на мягких лапках покрался к выходу. Дракон, зевая, последовал за ним. Они не видели, как из-под самого низа крыла, за ними следил лазурный светящийся взгляд, такой же, как у Уголька.

Уголёк радостно выбежал из пещеры первым, за ним показался большой черный дракон. Он отвел морду в сторону и с непривычки зажмурился от солнечного света, а затем и вовсе загородился от солнца, темно красной перепонкой крыла. Ему бы поспать еще пару часов, глаза совсем устали, но раз уж Уголёк разбудил... Черный повёл дракончика за собой.

— Ты долго нас ждал? — Спросил дракон.

— Ну… Всю ночь почти, на звёзды смотрел, такие красивые! Но одиноко. Ближе к утру уснул.

— Прости, Уголёк. Мы не могли раньше…

— А что там случилось то? Я проснулся, а вы еще спите, не поговорить! Вот! — Дракончик недовольно фыркнул и вильнул хвостом.

— У северной стаи внезапно вулкан проснулся, извержение было. Там весь лес вокруг сгорел…

— Ого, а северные как?

— Все живы, здоровы. Много чего спасти успели. Я сегодня тоже полечу помогать.

— Ну вот,… А охоте учить? — Уголёк грустно опустил мордочку.

— Ты чего, Уголёк? Не расстраивайся, нашим друзьям помощь нужна. Вот представляешь, я у тебя всю жизнь есть! Как тебе повезло! Неужели не одолжишь меня на пару дней? — Дракон улыбнулся и притянул Уголька большим крылом к себе.

— Все нормально пап, я понимаю. — Дракончик заурчал. — А когда?

— Давай одну охоту попробуем.

— Так быстро?

— Там много сделать нужно. Но с тобой мама останется. — Дракон подмигнул Угольку, а тот с рыком даже подпрыгнул на пару метров.

— Ррраур! Мама остается! Здорово, спасибо пап!

— Ты только не буди её сам, пусть отдохнёт.

— Обещаю!

Драконы остановились посреди большой поляны, рядом с границей леса, черный осмотрелся по сторонам.

— Так, стой здесь. Я сейчас посмотрю, что тут есть.

— Агам!

Уголёк уселся на хвост, а дракон легко подпрыгнул и одним взмахом мощных крыльев унёсся в небо. Дракончик внимательно смотрел, как отец плавно кружит в небе, иногда закрывая глаза и мечтая, как сам с прыжка ворвётся в небо, ветер поймает его крылья, и они будут летать вместе. Кружить над облаками, рычать, выделывать пируэты, охотится с неба, полететь куда угодно, слетать к воде, запах которой так часто приносит ветер – вот это свобода. Дракон спикировал к Угольку, плавно приземлившись рядом.

— Уголёк! Сегодня у тебя удачный день!

— Ррравр!?

— Они так редко сюда заглядывают! Там калсы! — Дракон показал когтем в заросли высокой травы немного дальше вдоль границы леса.

— Ура! Ура! Пошли быстрее! — Дракончик забегал кругами, виляя хвостом и порыкивая.

— Подожди. Какие качества важны для охоты?

Уголек сел и задумчиво посмотрел на кончик своего хвоста.

— Спокойствие и собранность! — Выпалил он и изо всех сил сделал вид, что спокоен и серьёзен. Хотя кончик хвоста так и дёргался хаотично в разные стороны.

— Хорошо, тогда пошли.

Дракон провёл Уголька через лес, к нужному месту, но остановился намного раньше.

— Дальше я не пойду, я же большой и черный. Теперь всё будет зависеть от тебя. — Дракон улыбнулся.

— Аа… Дальше сам, да? — Неуверенно спросил дракончик.

— Боишься?

— Немного…

— Смотри, тебе вон туда. — Дракон показал к выходу из леса. — Что там видел?

— Стратегия… — Дракончик задумался. — Ну, трава там высокая, калсы любят такую есть. В ней легко спрятаться, значит, я подберусь как можно ближе. Еще, мы зашли в лес, чтобы гнать их по открытой местности. В лесу их трудно поймать.

— Молодец. Советы как всегда, пригибайся как можно ближе к земле. Помни, что ты чёрный и заметный днём. Не забывай, что рога есть на голове, слишком высоко выглянешь, могут заметить. Иногда от них блики идут. Когда будешь бежать, крылья плотно к себе прижимай или конусом складывай, а то скорость потеряешь, как минимум. И вообще их не используй…

— Спасибо, пап, я помню!

— Ну, раз помнишь, хорошей охоты! — Дракон погладил Уголька между рогов и ушёл, оставив дракончика одного. Старясь сильно не показываться, он осторожно перебегал между деревьев и кустов, пока не добрался до выхода из леса. Затем устроился под одним из деревьев, где растительности было больше, вглядываясь в очень высокую траву. Целая стая калсов была точно там, где и показал его отец. Это были птицы, не больше полутора метра ростом, на двух длинных лапах, небольшие мордочки на коротких шеях. Обычно их оперение варьировалось от синего с самыми разными вкраплениями цветов до ярко-коричневого. Они не летали, могли только недолго планировать на своих не больших размеров крыльях, но очень быстро бегали и были вкусными. Драконы считали их сочное мясо чуть ли не деликатесом, в любом виде. А если их приготовить, то они становились очень мягкими и просто таяли в пасти. Уголёк всего пару раз пробовал их и, как и любому другому, они ему жутко понравились. Калсы любили эту высокую траву, для них она, видимо, тоже была лакомством. Дракончик насчитал около десяти особей, по едва заметным хохолкам на их головах. Растительность скрывала их почти полностью. Уголёк собрался с мыслями и, припав к земле, быстро проскользнул из леса в траву. Так, он сможет подобраться максимально близко, но вот насколько близко? Всё заросло так густо, что в нескольких метрах ничего не увидишь. (И как вообще папа их заметил с высоты?) Выглянуть было опасно, вдруг заметят блеск на чешуе или рогах? А солнце как раз светило в его сторону. Плохое время для охоты на калсов. Но раз так, остается положиться на свои чувства. Птиц было прекрасно слышно, а так же чувствовался их запах. Приблизительно можно было бы рассчитать, где находится его жертва. Уголёк взял на вооружение эту мысль и медленно, стараясь не шуршать травой, двинулся вглубь. Было слышно, как они щелкают клювами и щиплют траву, звук приближался, запах усиливался. Послышался клёкот и дракончик замер. Где-то совсем рядом, кажется прямо перед ним. Сейчас? Или ждать? А вдруг его заметили? Уголёк поджал под себя лапы, напрягся и, сверившись с ощущениями, с рыком совершил прыжок вперёд. Тревожный клёкот и шуршание травы послышались со всех сторон, дракончик успел увидеть ярко синее оперение, время словно замедлилось для него. Дракончик потянулся лапами, совсем в нескольких сантиметрах от калсы полоснул воздух когтями, и птица тут же скрылась в траве. Не растерявшись, дракончик приземлился на лапы и еще большим задором бросился на всех парах за своей жертвой. Он сам не понимал что происходит, и как он это делает. Птица бежала впереди него, а дракончик нёсся за ней почти с нулевой видимостью. Она петляла из стороны в сторону, сворачивала, иногда норовя прорваться в лес. Но Уголёк словно чувствовал её, знал, где находится его жертва, куда повернула и зачем. Дракончик реагировал молниеносно, сворачивал за калсом, в мгновение перекрывал возможность свернуть к лесу. Птица стрекотала во весь голос, казалось она совсем рядом, как вдруг трава закончилась, и дракончик стрелой вылетел из зарослей. Калс бежала прямо перед ним, мордочку начал обдувать свежий ветер, предательски нарушив уровень концентрации. *Сейчас!* Подумал дракончик, когда подобрался совсем близко и совершил прыжок. Сработала реакция, время опять словно потекло медленнее, Уголек, приближаясь к птице, на лету выставил когти на всех лапах, быстро и смертельно. Но в последний момент его ошибка сыграла против него. Он забыл о контроле над крыльями и кроме лап, потянулся к калсу еще и ими. Резкий удар ветра вдруг вывел его из этого состояния, и дракончика с силой швырнуло назад, выворачивая крылья. Калс словно молния унеслась куда-то вдаль, а Уголька закрутило и кубарем зашвыряло по земле. Удар, удар, ещё один, словно он собирал все неровности и камни, которые только и могли быть на земле, но больше боли не последовало. Звук взмаха больших крыльев раздался над ним и Уголёк уже летел над землёй, бережно прижатый теплыми лапами к белому брюшку большого черного дракона. Дракончик, пока приходил в себя, разглядывал всё с высоты полёта и, несмотря на то, что крылья болели и безвольно свисали вниз, ему нравился вид, ветер и он улыбался.

— Уголёк, ты там как? — Приземлившись и аккуратно укладывая Уголька на землю, поинтересовался дракон.

— Я… опять забыл! Как же тянутся лапами и не двигать крыльями!? — Возмутился Уголёк и недовольно что-то зафырчал.

— У тебя еще получится. Ты молодец, всё хорошо сделал. Что болит? — Черный осматривал дракончика, его лапы, хвост, рога целы, иногда поднимал крылья, ощупывал, тоже внимательно разглядывал. Всё в норме, только мелкие царапины на чешуйках, которые пропадут при полировке.

— Крылья немного,… Но уже быстро проходит, правда.

— Просто перенапряжение — Выдал дракон. — Уж так наши крылья устроены, что таким случаем особо не навредишь, мы в шторм летаем и ничего!

— Ага! — С важным видом кивнул дракончик, словно понимал, о чём говорит его отец, хотя и не представлял себе этого. Через пару минут Уголёк уже двигал крыльями, делал небольшие взмахи и складывал.

— Главное не упал на них. Вот только мама твоя мне за это брюшко не почешет… — Дракон обеспокоено посмотрел в сторону пещеры.

— Да всё хорошо. Я крепкий дракон! Вот!

— Ну… Наверное, должны быть какие-то пределы её беспокойству, правда? — С надеждой спросил дракон у Уголька. Тот только похлопал в ответ глазами.

— Верран! — Послышался громкий крик сверху. Дракон оглянулся, к нему летел большой красный дракон, а за ним несколько молодых дракончиков.

— Раздор! — Выкрикнул Верран ответ. — Кажется это за мной… — С какой-то неуверенностью в голосе сообщил он дракончику.

— Пап, всё хорошо! Со мной мама останется, мы тебя ждать будем! Только келсу я ей не подарю… Вот бы удивилась!

— Я вернусь, и обязательно еще попробуем. Ты хороший охотник, еще подаришь. Дома мясо осталось свежее.

— Я знаю, не пропаду!

— Не пропадешь. — Верран улыбнулся Угольку, погладил лапой между рогов. — Ну, я полетел встречать.

— Ага! — Радостно рыкнул Уголёк.

Верран метнулся в небо, встречая красного дракона, они оба приземлились чуть подальше. Три дракончика, красный, фиолетовый и даже редкий белый, сразу полетели к Угольку.

— Раздор, друг! Я ждал тебя немного позже. — Драконы слегка толкнулись друг с другом мордочками.

— Да вот… — Красный, чуть расправленным крылом указал на дракончиков. — Они к морю слетать захотели. Я провожал.

Раздор был слегка старше Веррана, но по размерам они не отличались, но вот чешуйки у него, при ближайшем рассмотрении выглядели очень впечатляюще. Он не был просто красным, каждая его чешуйка имела свой узор из терракотовых полосок. Выглядело это так, словно они имели рельеф, хотя на самом деле были очень гладкими. У него не было пластин, брюшко покрывали чешуйки более крупного размера. Красную перепонку крыла во всю длину украшали широкие почти чёрные полосы.

— Как Уголёк? — Раздор наблюдал за окружившими Уголька дракончиками. Они о чем-то говорили и повиливали хвостами. Ему нравилось на это смотреть, какое-то тепло отдавало в душе.

— На охоту меня вытащил, представляешь? Не поверишь, он почти калсу загнал!

— Да ну? Они же быстрые, словно сам ветер!

— Но опять не поймал, вон, всю чешую поцарапал. Не понимаю, что же ему мешает?

Раздор пожал крыльями.

— А полёты как?

— Этого я тоже не понимаю. — Дракон грустно опустил мордочку, уставившись на свою лапу. — Ветер не держит его крылья. Он может планировать, ловить ветер. Но стоит попытаться сделать взмах и тут же камнем вниз падает.

— Понятно. Крылья вроде у него окрепли. Ему уже семь лет, все дракончики начинают летать в пять… — Раздор задумался, разглядывая кончик хвоста Веррана.

— Вот и понятно, что ничего не понятно. Волна сказала, что хоть сама крылья положит, но Уголёк полетит в своё небо… — Верран вздрогнул от такой мысли и закутался в черные крылья.

— Ну, зачем же так радикально! Прилетайте к нам, что-нибудь придумаем вместе! От меня помощь какая требуется? Ты только скажи! — Раздор со всей решительностью поднялся на лапы, демонстративно слегка расправив крылья и виляя хвостом.

— Тише… Пока ничего не нужно. Волна еще кое-что попробовать хочет. Правда не сказала что. Подождём….

— Ну ладно, что нужно будет, обращайтесь. Полетели? Я думаю, они и сами до моря доберутся. — Раздор кивнул в сторону дракончиков и умилённо улыбнулся. Оба дракона взмыли в вечернее небо и полетели к горизонту.

*****

— Уголёк!

Дракончики шумно спикировали к Угольку и радостно порыкивая, обступили со всех сторон.

— Древ! Лисса! И… — Дракончик посмотрел на белую драконочку. Её он никогда не видел, как и вообще белых. — Я Уголёк...

— Снежинка… — Смущенно сказала драконочка.

— Чистого неба вам!

— И твоим крыльям, Уголёк! Дрался с кем? — Спросил красный дракончик по имени Древ, разглядывая царапинки на черных чешуйках.

— Нет! Мы с папой на охоте были. Я почти калсу загнал! Но ошибся…

— Ррау! Калсу?!! Они же такие… быстрые! Я с воздуха то не всегда могу их подцепить. — Снежинка вдруг даже подпрыгнула, и решительнее вступила в разговор. Уголёк часто на неё смотрел. Она была такая необычная, выделялась, но не только чешуей. Ему понравился её характер, как она смущалась вначале, а потом так быстро стала эмоционально открытой. Хотя её золотые глаза ему тоже нравились.

— А вы тут откуда? В гости, ко мне? — Поинтересовался черный дракончик.

— А… Мы на море, нас отпустили ненадолго.

— Туда? — Уголёк мечтательно посмотрел на горизонт, туда, откуда еще днём ветер принёс запах воды и свежесть.

— Да! Полетели с нами! Весело будет, мы там еще не были ни разу! — Опять обратилась к нему Снежинка.

— Я тоже… Не был… — Грустным тоном ответил Уголёк.

— Он летать не может… — Тихим тоном ответила ей фиолетовая Лисса.

— Как? Что случилось? Тебе же с виду уже… Лет семь-восемь…

— Семь… — Ответил Снежинке уголёк.

— Даже с какими-то проблемами и задержками, все максимум в шесть покоряют свое первое небо!

— Это давно у него… И никто не знает почему, вроде и крылья целы и окрепший весь…— Опять тихо сказала Лисса.

— Да не переживайте, вы летите, а я как смогу, так сразу с вами и слетаю! Вот! — Уголёк снова мечтательно улыбнулся, с присущей ему приветливостью.

— А ты? Давай я с тобой так пойду, не скучно будет. — Предложила Снежинка.

— Да всё хорошо. Летите, по земле долго будет. Не пропадать же вашему вечеру из-за меня?

— Ладно,… Точно всё нормально будет?

— Конечно! Да и мама тут. Она хотела что-то попробовать, буду ждать, когда проснётся. — Гордо сообщил Уголёк.

— Что-то попробовать? — Озадачилась Снежинка.

— Его мама Волна… — Уточнил Древ.

— А… — Только и раскрыла пасть белая драконочка.

— Ну, мы тогда полетели. Ты заглядывай к нам. — Древ помахал Угольку крылом и умчался в небо. Лисса лизнула его в нос, сразу последовав за красным дракончиком. Снежинка немного помешкала, но тоже лизнула Уголька в мордочку и улетела. Дракончик приятно фыркнул от такого теплого отношения к себе и утер мокрый нос крылом. Вскоре, он остался на поляне совсем один. Вечернее небо, наконец, наполнилось облаками, день близился к закату. Где-то иногда свистели и трещали разные насекомые, ни птиц, ни животных не было слышно. Лишь ветер до сих пор оставался с Угольком, с неустанной силой то затихая, то усиливаясь, что-то шептал в драконьи ушки.

— Слишком уж тут тихо. Ветер… А это идея!

Дракончик вдруг вскочил на лапы и быстро убежал в пещеру. С минуту он копошился среди вещей, разбросанный в одной из “комнат”, пока наконец не нашёл одну странную вещь, улыбнулся и выбежал обратно на поляну. Уголёк уселся на хвост и поудобнее ухватил лапами свою флейту. Правда, флейтой эту вещь было трудно назвать. Она была похожа на сильно изогнутый, выточенный когтями кусок дерева с дырочками. Но форма такая была сделана не просто так. Инструмент точь в точь подходил под пасть дракона, а отверстия по периметру можно было довольно удобно закрывать пальцами передних лап. Уголёк закрыл глаза и замер, наслаждаясь свежим воздухом, редкими звуками и ветром, обдувающим его чешуйки и вечно зовущим его крылья в полёт. Дракончик обхватил флейту пастью, закрыл несколько отверстий и еще немного посидел так, улавливая крыльями потоки воздуха. *Вот так, ты и я, мы едины,…* подумал дракончик, и флейта издала свой первый, мягкий, на удивление чистый звук. Ветер стих и лишь слабые отголоски его касались перепонки крыла. Уголек подхватил это состояние, слегка расправил крылья и продолжил играть, плавно и не очень громко, сменяя ноты одну за другой, подражая легкому ветерку, как вступление,… А затем, ветер стал дуть сильнее и дракончик, словно слившись с ним воедино, тоже начал играть громче и энергичнее, плавно и быстро, меняя октавы. Музыка, казалось, лилась из флейты вместе с ветром по всей долине, в лесах, до самого горизонта. Порывы ветра и крылья дракона улавливали их за доли секунды, флейта пела громче и резче, имитируя их, а потом опять плавно стихала, мелодия перетекала из одной в другую. Уголёк не открывал глаз, и играл, играл, с каждой нотой представляя себя в небе, как держат его крылья и ветер говорит с ним лишь на понятном им языке. Он влил в эту мелодию не только ощущение ветра, но и свою душу, желания и мечты. И ничего больше не было слышно, кроме прекрасной льющейся мелодии. Казалось, всё вокруг затихло, вся природа, вслушиваясь и словно понимая, что именно таится в этой мелодии. Мелодия сама рождалась в его разуме, и он сразу исполнял её, ему хотелось этого, всё больше. Уголёк играл еще долго и ему самому очень нравилось. Через какое-то время последние нотки мелодии скрасили полёт ветра и, казалось, эхом пронеслись по долине куда-то вдаль. Уголёк пустил флейту и осмотрел её, его лазурный взгляд светился от настроения.

— А как здорово вышло! Раньше так не получалось! — Дракончик гордо рыкнул. — Я превзошёл сам себя! Ой, кто это? Привет!

Уголёк вдруг заметил проползающую мимо чёрную змею, совсем близко и вскочил на лапы. Змея тоже его заметила, насторожилась и поднялась на полметра, расправив цветные складки под головой, зашипела. Уголёк осторожно тянулся к ней носом, уж очень хотелось познакомиться и обнюхать.

— Хссс! — Прошипела змея.

— Ты чего? Не шипи! Ты кто? — Сказал Уголёк.

— Хссс? — Вдруг вопросительно прошипела змея, слегка тряхнула головой и перестала шипеть.

— Я дракон, Уголёк! Хороший я. — Опять сказал Уголёк и приблизился, обнюхивая слега с расстояния змею.

— Хс! — Удивлённо прошипела змея, слегка отстраняясь от его носа, но чёрный нос следовал за ней.

— Какие у тебя эти штуки красивые! — Дракончик указал когтем на цветные складки на шее змеи, которые она тут же, видимо, смущенно сложила.

— О как! А давай, кто лучше шипит!?

— Хссс!

— Хррссс,…. Ну вот, у меня без рычания не получается! Твоя взяла. — Дракончик даже совсем слегка подпрыгнул на передних лапках. — А давай я тебя маме покажу!

Уголёк осторожно взял извивающуюся змею в пасть и только повернулся, как чуть не уткнулся носом в светло-синюю дракону. Она была размером чуть меньше черного Веррана, грудь и брюшко были покрыты белыми матовыми пластинами. По её светло-синей чешуе тоже расходились неровные, словно волны белые матовые полосы, постепенно утончаясь и исчезая ближе к задним лапам. Её лазурный взгляд был полностью обращён к дракончику, она слега улыбнулась.

— Нельзя змеек тискать. — Приятным слуху, ласковым голосом сказала она. Дракончик опустил змею на землю и бросился к её груди.

— Ррра! Мама, проснулась! Звездного вечера тебе! — Уголёк обнял дракону, она закутала его всего в крылья, узор перепонки которых напоминал облака с переливающимися темно-синими и синими цветами, а кое-где даже были белые прожилки. Она опустила к нему мордочку и лизнула прямо между рогов, затем отпустила. Дракончик потёрся о её белые пластинки мордочкой и сел напротив, обернув вокруг своих лап черный хвостик. Царапины на его чешуе, которые он получил утром, засветились, словно остатки огня на углях, а затем совсем пропали вместе с исходящим от них дымом. Быть может, так он и получил своё имя.

— Ползи. — Дракона кивнула змее и та куда-то поползла. Уголёк проводил её взглядом. — Ты где так чешую испортил?

— А, мы с папой охотиться летали! Я почти калсу для тебя поймал! Но опять ошибся… — Уголёк виновато опустил мордочку перед драконой.

— Калсу? Ты очень быстрый и сильный дракон. Угостишь, как поймаешь? — Волна улыбнулась и толкнула носом мордочку дракончика. Уголёк даже тихо рыкнул.

— Агам! Тебе самой первой принесу! Только папу не ругай, он переживал!

— Это всего лишь царапины.

— Агам!

— Пойдем, я хочу тебе кое-что показать. — Сказала Волна, потянувшись и во всю длину расправив затёкшие крылья. Словно тёмно-синее небо откуда-то из другого, неведомого мира развернулось на несколько секунд перед дракончиком, при каждом движении перепонки в нём словно двигались облака. Уголёк каждый раз с большим удовольствием смотрел на крылья мамы, даже иногда просто просил расправить и подвигать. Волна – его мама, конечно, всегда соглашалась. Дракончик пристроился рядом с драконом.

— Мам, а это вот там кто был? Длинный и чёрный.

— Это змея.

— Они наши друзья? Разумные?

— Нет, Уголёк, они очень опасные хищники, ядовитые, не разумные.

— А… Почему она меня тогда понимала?

— Потому что ты к ней обратился. Понимаешь, Уголёк, мы – драконы, существа изначально единые с природой, с миром и его энергиями. Это наша суть, наша сила, уникальность. И вот, из-за этого единения, иногда, встретив дикое животное, дракон может даже в нём пробудить нечто вроде разума.

— Ого! Я так могу? А что такое эти энергии, и… и что, я её умной и разумной сделал? Эту змею? — Дракончик снизу вверх, разглядывая мордочку Волны.

— Про энергии я тебе расскажу, когда будешь взрослее, если захочешь, хорошо? А вот змея… Ну, разумной она, надеюсь, не стала. Но да, она будет немного смышлёнее и никогда уже не станет как прежде. — Дракона посмотрела на Уголька, улыбнулась и тихо по урчала для него, дракончик даже ушком тряхнул.

— Что значит, не будет прежней?

— Как тебе объяснить? Ну, допустим, ты о чем-то сильно мечтаешь, о чем-то несбыточном, чего нет, и никто не видел никогда. А затем в один прекрасный день ты вдруг встречаешь свою мечту, лицом к лицу, узнаешь, что она есть, на самом деле. Как думаешь, ты будешь жить как раньше?

Уголёк задумался, уставившись на некоторое время в землю и разглядывая, как шагают его передние лапки.

— Думаю, это перевернуло бы мой мир, мои представления и мысли…. — Ответил Уголёк.

— Да, Уголёк. Вот и эта змея теперь будет совсем другой. Поэтому пользуйся этой способностью осторожнее.

— Я понял мам! Ты такие интересности всегда рассказываешь! — Уголёк зажмурился и улыбнулся.

— Для того я и рядом. — Проурчала Волна. — И кстати, мы пришли.

— Правда?— Дракончик начал осматривается. Ничего необычного он не заметил. Они с Волной стояли на верхушке одного из холмов, вокруг зелень, вечерняя тишина. Уголёк тряхнул крыльями и, расправив одно, начал осторожно чесать когтем перепонку, не помогало. — Крылья чешутся, целиком!

— Значит, почувствовал, это хорошо.

— Что хорошо? — Уголёк прижал крылья плотнее к себе и потёр их о чешуйчатые бока, даже заурчал, но зуд не проходил.

— Уголёк, ты еще этого не знаешь, но наши крылья прекрасно чувствуют ветер, смену погоды, потоки воздуха. Это помогает нам очень хорошо чувствовать себя в небе. Точнее не сами крылья, а перепонка, пронизанная множеством нервных окончаний. Она как неосязаемый орган чувств, сенсор, реагирующий на малейшие изменения. И иногда, крыльями можно чувствовать нечто иное, например как здесь. — Объяснила дракона.

— А, что здесь? — Уголёк вопросительно склонил мордочку на бок, ерзая крыльями, которые так и не давали ему покоя.

— Это называется Место Силы. Это такие места, где концентрация разной энергии в мире больше всего. В таких местах ты и я можем чувствовать эту силу прямо на наших крыльях. — Волна улыбнулась. — Например, здесь, энергии выходят прямо из недр земли. И мы с тобой сейчас сходим в гости.

— Из земли да? В гости, а к кому? — Уголёк посмотрел на землю и прищурился.

— Ты знаешь, чем я занимаюсь? Где бываю, когда меня нет?

— Нет,… Хотя другие драконы почему-то странно себя ведут, когда слышат твое имя.

— Так вот, я тебе покажу. Хочешь?

— Мама, хочу! Очень хочу!

— Тогда встань рядом и закрой глаза.

— Агам!

— Не бойся, я рядом.

Уголёк подошёл вплотную к Волне и прижался к её лапе, закрыл глаза. Сначала ничего необычного не происходило, но через некоторое время зуд на перепонке крыльев перешёл на довольное ощутимое щипание. Появилось ощущение, что пространство вокруг куда-то поплыло и Уголька, словно начало затягивать вниз, ощущение быстрого падения. Дракончик испугался и прежде чем успел открыть глаза, все звуки окружающей природы резко куда-то пропали, им на смену пришла тишина и звук сильного горящего пламени. Земля под ногами стала твердой и сухой, вокруг было жарко.

— Уголёк…

Дракончик открыл глаза и тут же вжался в брюшко сидящей рядом с ним Волны. Дракона закрыла его крылом, словно ширмой отгородив от внешнего мира, чтобы тот успокоился и почувствовал себя защищённым, после чего опустила к нему мордочку.

— Уголёк, все хорошо, я с тобой. — Дракона мягко проурчала ему на ушко и лизнула.

— Где… Что это?

— Ну, ты что испугался? Хотел же узнать, где я бываю?

— А… Ага… — Дракончик сильнее закутался в свои крылья и прижался к Волне.

— Ты же сильный и смелый охотник, почти калсу для меня загнал. Смотри где мы, тут не многие бывали!

— Я… да, просто… я не боюсь, просто обнять хотел, вот! — Уголёк потерся щекой о мордочку драконы и слегка толкнул её носом. Волна улыбнулась.

— Тогда иди, посмотри!

Уголёк собрался с мыслями, унимая дрожь в хвосте. Ему вдруг очень захотелось показать Волне, что он смелый и сильный, а дракона так и не убирала от него крыла, заботливо прикрывая от страхов. Уголёк повернулся и протиснул нос между краем бархатистой перепонки и боком драконы, принюхался.

— Серой пахнет… — Доложил дракончик и протиснул в проём всю мордочку, совсем по-драконьи вывалив от удивления язык. В просто огромном, по-видимому, помещении было светло как днём. Где-то вдали, на его окраинах, переливался самый настоящий огненный океан. Огонь, словно вода, переливался, плыл, менял цвета, и там постоянно расходились в разные стороны волны. Это пространство находилось посреди всего этого, и было сферическим. В самом центре тоже висела сфера, состоящая из кусочка этого жидкого огня. Она была большой, просто огромной, постоянно переливалась и вращалась. Со всех сторон ощущался терпимый для дракончика жар. И вокруг этой центральной сферы на достаточном расстоянии располагалось кольцо сухой и пыльной земли. Оно просто висело в воздухе и его ничто не держало, никаких опор или тросов. Уголёк, пока разглядывал всё это, уже сам выбрался из-под крыла Волны и с интересом вилял хвостом.

— Рраур! Какая красота! Мама, что это?

— Уголёк, знакомься, это Душа этого мира. — Волна указала серебристым когтем на огненную сферу, зависшую в воздухе. — Пока она жива, жив и этот мир. Я прихожу сюда и мы с ней разговариваем.

— Ого! Она разумная?

— Ну… Это не совсем разум, но можно сказать, что да. Она умная и интересная, за всё здесь отвечает.

— Очень приятно! А я Уголёк! — Дракончик подпрыгнул и улыбнулся огненной сфере.

— Она знает тебя, только вы пока не можете общаться. Если захочешь, я тебя потом научу.

— Это было бы интересно! — Согласился Уголёк. — А что тут можно делать?

— Я хотела тебе кое-что показать. Мы с ней два года старались сделать это место прохладнее, как сейчас. Но это ненадолго. Ты хотел полетать, Уголёк? — Дракона подошла к Угольку и положила ему на спину крыло. Дракончик даже мурчать начал.

— Мррх… Спрашиваешь! Конечно! Все уже давно летают,… А я…

— Тогда вперёд! Сегодня ты можешь полетать. Спрыгни в центр этого круга…

— Мама… Ты… что?

— Она будет держать тебя, ты мне веришь? — Дракона опять улыбнулась и успокаивающе заурчала для Уголька.

— Мамочка. Не спрашивай такое, я никогда не усомнюсь в тебе…

— Тогда дай мне посмотреть, как летает мой черный дракончик!

— Агам! Для тебя!

Уголёк подошёл к самому краю, вцепившись в него когтями, и посмотрел вниз. Его крылья и хвост мелко задрожали. Где-то там бушевало огненное море, но природный глазомер сообщал, что падать туда долго. Но Волна никогда не обидит Уголька, сколько раз она кусала Веррана за хвост, даже за небольшие порезы, полученные сыном. Она всегда его защитит и поможет. Его мама хочет увидеть его полет, а значит, он сделает это для неё. Уголёк громко рыкнул и оттолкнулся всеми лапами, прыгая в пустоту, пролетел несколько метров и,… едва заметное пламя завихрилось вокруг его тела, дракончик завис прямо в воздухе.

— Мама! Я не падаю! — Дракончик игриво подрыгал в воздухе всеми лапками.

— Да, Уголёк. — Волна тоже прыгнула и быстро поравнялась с дракончиком.

— Ты… мы вместе летать будем?

— Да мой дракончик, я с тобой. Используй крылья для движения, представь, что ты летишь. Сделай взмах.

— Ага…

Уголёк расправил крылья и, сделав слабый взмах, поднялся выше.

— Ого! Ты видела?

— Только не залетай за круг и не подлетай к Душе, она очень горячая. Догоняй! — Волна взмахнула своими облачными крыльями и унеслась вперед.

— Я сейчас! — Некоторое время дракончик осваивал движения, но потом полётный инстинкт взял над ним верх и он, словно уже сотню лет жил в небе, полетел за Волной. Уголёк и его мама летали вокруг огненной сферы то наперегонки, то просто друг за другом. Иногда встречались в воздухе, касаясь лапками, зависали на месте, смеялись и рычали. Дракончик рычал очень громко, пусть и не в небе, но это его первый полет, да еще и с мамой. Он всё время смотрел, как она летает, плавные движения его крыльев и легкие, словно сам воздух изгибы её тела восхищали его. Он хотел уметь двигаться так же грациозно, как и Волна, но не получалось. Потом дракона спустилась на землю и довольно наблюдала за его самостоятельными полётами. Уголёк взлетал вверх, резко падал вниз, разгонялся, делал “бочку”, всё, что только могло, прийти на ум.

Через какое-то время ему начало казаться, что он чувствовал дуновение ветерка, словно воздух наполнял его крылья, появлялись запахи ночного леса. Что это было? Вдруг он увидел звезды, даже нет, не увидел, почувствовал. Угольку начало казаться, будто он находится не только здесь, но и снаружи, в небе, чувствует и видит всё, как шепчется ветер, как живёт лес и как земля наполняет силой корни деревьев. Он видел драконов, тех самых, которые угодили под извержение вулкана, видел Веррана, который пытался им помочь. А затем он увидел лес, погибший, выжженный дотла, лишь пепел и черная земля кругом. Дракончик сам ощутил, что Душе Мира больно за это место, рану её теле. Ветер откуда-то принёс звуки флейты, ту самую мелодию, закрадывающуюся в душу, которую дракончик играл совсем недавно, очень далеко от этого места. Как такое может быть? Но, несмотря на это, Уголёк понял, что может это исправить, залечить рану. Для него, это выжженная пустошь стала, словно чистый холст и он был в силах нарисовать всё что угодно. Взмах его небольшого крыла и туча пепла вихрем взмыла ввысь, закружилась и растворилась в звездном небе. Движение лапки и все пораженное пространство вдруг начало покрываться сочной зеленой травой. Уголёк рыкнул и когтями нарисовал что-то в воздухе прямо над тем местом. Сила и энергия начала собираться в земле. От корней всех деревьев ближайшего леса по земле прошлись видимые лишь дракончику нити к поражённому недавно месту, и новые деревья начали пониматься на недавно уничтоженных холмах и полях. Уголёк снова оказался в том помещении, зависнув перед Душой Мира. Он знал, что нужно делать. Дракончик вытянул вперед лапку и к ней, из сферы потянулась огненная нить, обвиваясь вокруг него. Уголёк развернулся и указал когтем куда-то вверх, яркая струя белого пламени ринулась вверх, воплощая на поверхности всё то, что он недавно сделал.

— Уголёк! — Обеспокоенно вскрикнул Волна!

— Мама, всё хорошо! — Дракончик улыбнулся и быстро вернулся к Волне. Дракона обняла его лапками, всего обнюхивала и осматривала. — Ну, перестань, целый я!

— Что это было?

— Я землю вылечил. Ей больно было, так что папа скоро вернётся. — Сказал гордо уголёк.

— Вылечил?

— Да, это словно картинку рисовать… Давай я тебе всё, всё расскажу!

— Хорошо, Уголёк, только нам пора уходить, здесь становится жарко.

Дракончик посмотрел на огненную сферу и улыбнулся. И только Волна заметила, что когда Уголёк летел к ней, огоньки больше не охватывали его тело, и Душа его уже не держала…

*****

Черный дракон грузно приземлился рядом с Волной. Дракон лежала в траве и тихо урчала, повиливая длинным хвостом.

— Волна! — Верран потерся мордочкой о её и облизал ей весь нос. Дракона жмурилась и только фыркала.

— Ты не поверишь! В одну ночь выжженная вулканом пустыня заросла и стала еще красивее, чем раньше. Там теперь целый лес!

— Почему же? Поверю. — Невозмутимо сказала дракона и хитро улыбнулась.

— Что? — Дракон придирчиво осмотрел Волну от носа до кончика хвоста. — Ты сегодня вся счастьем светишься. А где Уголёк? Он всегда меня первым встречал.

Волна блеснула лазурным взглядом, улыбнулась еще шире и заурчала громче.

— А, наш дракончик… Он там. С облаками играет. — Дракона показала серебристым когтем в небо. Верран поднял взгляд и так и застыл, заметив среди облаков силуэт черного дракончика.

— Как… Как!? — Выдавил из себя Верран.

— Оказывается, Уголёк просто не был в резонансе с окружающим миром. Но мы это поправили.

— Волна! Моя дракона! Крылатая моя! Я тебя так люблю! Ты самая лучшая! — Верран опять полез лизаться, дракона улыбалась и фыркала.

— Ну, прекращай уже. Уголёк целый день ждёт своего полёта с отцом. Идти к нему. Я никуда не денусь. — Волна утёрла мокрую светло-синюю мордочку крылом.

— Я, да, точно. Первый полёт с Угольком. Моя дракона, мы скоро вернёмся, жди нас. — Черный дракон взмахом мощных крыльев ринулся в небо. Волна провожала его взглядом.

— Небо теперь твое. Приятных полётов, Уголёк. — Тихо проурчала Волна и легонько дёрнула кончиком длинного хвоста.





Конец.























Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Бойко Максим «Мир Иллуники. Книга Первая: Ужас странствий.», Белый кролик «Волшебный зоопарк и Голубая фея.»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален