Furtails
Сириус
«Ншр»
#дракон #фантастика
Своя цветовая тема

Резкий вдох, хрип. Дракон очнулся в темноте. Точно кит, выброшенный на сушу — ничего не соображающий, задыхающийся от жгучей рези в груди. Некоторое время, пересиливая ее, он корчился на полу и инстинктивно пытался подняться. Но тяжелые, словно налитые свинцом, лапы утратили всякую ловкость.


Интеграция симбиотического комплекса прервана. Повреждение тканей мозга. Повреждение опорно-двигательного аппарата. Отказ дыхательного центра. Деградация мышечной ткани. Некроз. Необратимая порча тела. Приоритет регенерации жизненно важных органов. Отказ центральной и периферических систем. Необратимые процессы. Подключение резервов второстепенных и первичных систем организма. Ошибка.


С клыков сорвались ошметки кровавой пены. Ящер надрывно дернулся и затих — сил не осталось. Беспомощно скребя когтями, он лежал, ощущая брюхом пронизывающий холод.


Нехватка данных. Запрос на использование аварийных систем. Доступ запрещен. Нестабильность реакций. Полный контроль недоступен. Ошибка репликации матрицы. Необходимость в дополнительных ресурсах. Запрос на снятие блокировки. Снятие блокировки разрешено. Симбиотическая система будет перезапущена в режиме глубокой регенерации через тридцать секунд.


Перед глазами замелькали цифры. Сладкая истома. Клокочущее дыхание оборвалось, и сознание утонуло в яркой вспышке.


Дракон не помнил, как очнулся. Прислушался к ощущениям. Свербящий голод выворачивал наизнанку, но в целом самочувствие улучшилось: лапы обрели прежнюю легкость, боль отступила. Ободрившись, он аккуратно вытянул шею, ожидая увидеть массив скал, но вместо этого — ровная гладь пола и больше ничего.


Недоверчиво нагнув голову, крылатый моргнул. Куда исчезли столь любимые охотничьи угодья? С их непролазными буреломами, густыми дремучими лесами и живописными скалами, на которых он знал практически каждый закуток. Пораженный, он оглянулся по сторонам, но плотная тьма давила отовсюду. Грунт был не менее удивителен — тверже камня, без единой травинки. Когти при любом усилии скользили по нему, не оставляя следов, а шумно раздувшиеся ноздри подметили запах сырого металла.


Зверь вынырнул из оцепенения и попытался по крупицам воссоздать хоть что-то из последних событий, но виски немедленно заныли. Он оградился крыльями и уткнулся мордой в пол. Приступ в несколько секунд вырвал из могучей груди сдавленный клокот.


Жадно дыша, крылатый перевернулся на спину. Звёзд не было. Зажмурился, отказываясь верить глазам. В сосущей пустоте различался едва слышный шум. Навострил уши, прислушался — очень напоминало эхо подводных гигантов. Не желая оставаться здесь и секунды, дракон попробовал встать, но тотчас упал: мышцы затекли. После нескольких неуклюжих попыток ему удалось подняться на дрожащие лапы и наконец-то взмахнуть крыльями, но от земли оторваться не получилось.


Глаза метнулись в сторону перепонок; побитые временем, но без явных повреждений. Последовала серия стремительных хлопков крыльями. Воздух насмешливо засвистел. Продолжая работать крыльями, обескураженный дракон попытался оттолкнуться от пола, но усилия были тщетны. Паника захлестнула разум. Он прыгал еще, пока вновь не ощутил ноющую боль в груди. Зверь повалился, распластал бесполезные крылья по полу и отчаянно взревел.


Неожиданно беспросветная тьма породила отклик — впереди вспыхнул зеленый огонек. Дракон настороженно замер: он прекрасно понимал, что нельзя терять бдительность. Чудовищная сила может многое, но от глупости она не спасет.


Шар, совсем крохотный, едва заметно плыл из стороны в сторону. Дракон прильнул к земле, плотно прижал крылья к телу; лапы напружинились, выбрав достаточное усилие на молниеносный рывок. Загадочный огонек замер. Подождал несколько томительных секунд и неожиданно запрыгал навстречу.


Дракон терпеливо ждал. Обнажились желтые, полные нитей слюны челюсти.


Шар уже был в каком-то десятке метров. Зверь приготовился к броску, но, когда силуэт нападавшего проступил из темноты и им оказался белый собрат с уродливыми железными вставками по всему телу, он замешкался. В следующий миг был сбит им с лап и придавлен.


Не теряя ни секунды, нападавший принялся вылизывать морду жертвы, коротко взрыкивая. Не давая прийти в себя, он обмусоливал уже вторым слоем слюны, когда черный мощным толчком сбросил его и вскочил.


На взгляд опытного хищника, белый вел себя нетипично, даже глупо. Остался лежать на боку и вместо того, чтобы как можно быстрее подняться, вдруг заскулил — идеальный шанс добить. Замахнувшись хвостом, темный попытался отточенным движением раскроить ему череп, но тот в последний миг прикрылся блестящей лапой. Крак! Во все стороны полетели искры и капли люминесцентной оранжевой жидкости. Мгновенно мускулы черного сжались, словно удар молнии, и он упал, не в силах шевельнуться.


Белый оглушительно заревел, размахнувшись искореженной лапой, свободно болтавшейся на каких-то гибких жгутах, и в ужасе бросился прочь. Уже на приличном отдалении источник света, бивший из его груди зеленым шаром, надрывно мигнул и погас, оставляя черного дракона в прежнем одиночестве.


Отбившийся от странного нападения, крылатый понемногу приходил в себя, как вдруг пол ощутимо дрогнул. Одновременно вдали прогремел жуткий грохот, лязг и скрип металла. Несколько секунд тишины. Земля дрогнула снова, а затем вошла в ритм — толчок в десять секунд. Что-то неумолимо приближалось, большое и тяжелое. Низкий гул пробрал до мозга костей. Дракон прижал уши и рассеянно оглянулся. Вдали, на высоте сотен метров, образуя вершины треугольника, вспыхнули три гигантских красных шара. Горло сдавил ужас. Размеры неизвестного могли бы принадлежать горе. Забив крыльями в напрасной попытке спастись, дракон бросился прочь.


Сердце и когти затянули дуэт бешеного ритма. С каждым преодоленным десятком метров ледяные тиски отчаяния сжимались все сильнее. Глаза судорожно выхватывали из темноты удручающую пустоту. Грохот становился все ближе и заставлял сознание съеживаться в точку. Казалось, исполин вот-вот настигнет. Раздирающий уши гул дробился на сотни звуков, подавлял волю и вновь собирался в единый мощный рев. Не выдержала барабанная перепонка. Дракон вычерпнул последний остаток сил и рванул немыслимыми прыжками. Страшный удар снизу подбросил над полом. Кувырок через голову, что-то хрустнуло. Ящер растянулся на спине. Захрипел от тупой боли. В плывущих перед глазами очертаниях что-то двигалось, настигало. Дракон перевернулся, борясь с накатывающей тьмой, пополз. В ушах затихал тончайший писк. Сил хватило на десяток метров, затем — провал в темноту.


Проверка комплекса. Ошибка. Повреждение диагностической системы. Прогноз на основании существующих данных. Угроза потери носителя. Дефрагментация данных. Ошибка. Поиск и выполнение оптимальных вариантов решения проблемы. Запись данных в нейронную сеть носителя. Периферийная система работоспособна. Рабочая мощность — семь процентов. Ориентировочный срок полной нейронной модификации — от десяти до пятнадцати суток. Внимание. Ориентировочный срок отказа жизненно важных органов — от двух до трех суток.


Медленное, болезненное пробуждение. Тело казалось совершенно чужим и страшно тяжелым. Превозмогая боль, дракон тряхнул гудящей головой, осмотрелся по сторонам и замер; его дыхание резко участилось. Рядом, прильнув теплым боком, похрапывал белый дракон. Ящер отпрянул в сторону, обвел наглеца ошеломленным взглядом и обнаружил, что сломанная при их прошлой встрече лапа выглядит как новая. Как и то, что половина брюха, хвост и две передние лапы — дикая смесь плоти и железа. Точно мышцы, в некоторых местах виднелись гибкие переплетения из черных жгутов. В других — непропорциональные выступы и уродливые таинственные коробочки. В довесок, вместо грудных пластин что-то гладкое, плоское.


С хрустом зевнув, потревоженный собрат поднял сонную морду. Проморгался и пристально уставился на пятящегося дракона. Острые уши опали. Он всполошился, вскочил. Плоская пластина на груди вспыхнула зеленной надписью: «НЕ БРОСАЙ».


Чернокрылый ошарашенно дернулся и недоверчиво всмотрелся в нее. Разум охватила смесь дикого восторга и страха. Дракон впервые осознал, что может читать загадочные символы и понимать их смысл! Он повторил их мысленно и всячески покрутил, словно пробуя на вкус. Но уже через несколько секунд сознание пронзила невыносимая боль. Громадный зверь закрыл морду крыльями и бессильно зарычал.


Приступ закончился столь же внезапно, как и начался. Все еще хватая воздух широко раскрытой пастью, приподнял крыло. Белый — одно сплошное беспокойство, тревожно рычащее и пытающееся залезть под крылья с разных сторон. Увидев заветную морду, бросился к ней с вылизываниями. Его грудная пластина выбивала новые слова с такой скоростью, что черный едва успевал прочесть хотя бы треть. «ОДИН»,«ТЕМНО», «СТРАХ», «ДОЛГО», «ОНИ», «ПРЯТАТЬСЯ», «ВМЕСТЕ», «НЕ БРОСАЙ», «ГОДА».


Не бросать? Находиться вместе?..

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: DedMazday «Гривар», Мирдал «Искры Разума: Толковник»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален