Furtails
Хеллфайр
«HOTR: Лис Пустоши»
#NO YIFF #волк #лис #разные виды #милитари #постапокалипсис #фантастика
Своя цветовая тема

Пока что я пробую себя в новой Вселенной, поэтому прошу отнестись с пониманием к стилю текста.


* * *


Эрвин Роммель любил яркие эффекты - что уже ясно по одному его имени. Впрочем, у всех свои тараканы в голове, а Лис Пустоши имел полное право на то, чтобы задирать нос. В конце концов, его имя гремело по всему миру после Катастрофы...

Кем был этот лис раньше - не понять и не узнать. Впервые он заявил о себе в семнадцать лет, став стрелком на джипе, охраняющем торговые караваны города Морского. Затем, в двадцать лет, он получил под своё командование целую группу джипов в составе четырёх машин. А в двадцать один год Роммель исчез на просторах России, уведя с собой два джипа, четырёх лучших друзей, кучу боеприпасов и денег. Его наглость прекрасно сочеталась с его гениальностью - спустя пять лет, под командованием Роммеля оказались два джипа, две легковушки-"болида", один квадроцикл и один старый "КамАЗ", переделанный в настоящую крепость на колёсах. С такой группой Роммель совершал набеги на конвои, забирая себе всё, что стоило денег, но изредка оставляя кого-нибудь в живых - особенно, если тот сопротивлялся... Кто поймёт мысли бандита?

И кто бы мог знать, что всего один день навсегда изменит его жизнь?


* * *


- Да твою же мать!

Вера не обращала внимания на вопли водителя. Серая волчица с белоснежным «воротником» на шее и белой верхней частью мордочки держала в своих лапах ручки крупнокалиберного пулемёта, установленного на крыше грузовика «ЗИЛ» и представлявшего его самое мощное вооружение. Слева и справа шли два джипа прикрытия, впереди - мощный броневик, созданный из «Урала», но на него надежды нет. Бандиты могли атаковать их и в нос, а на старом рейсовом автобусе, превращённом в сухопутный сухогруз, не было никакого вооружения. Так что приближающаяся пара «болидов» была целиком на их совести.

- Ром, давай сбавляй скорость! - приказала она. - Щас подпустим их поближе и накормим по самое не хочу!

- Ты осторожней там, - отозвался человек. Наушник у Верки был старый и голос его звучал надтрёснуто. - Смотри, бандиты даже по двое обычно не нападают. Их должно быть больше.

- Знаю. Сколько там до Краснореченска?

- До города ещё пятьдесят километров! - раздался ответ их навигатора. - Так что держитесь, стрелки. Нам тут предстоит жаркий час!

- Кто бы сомневался, - хмыкнула волчица.

Болиды были легковушками без крыш, с одним водителем и одним стрелком. Левый вооружён ПКМ, а вот второй... С разделяющего их расстояния трудно было различить, что там высунуло свой ствол по правую руку от водилы, но кажется, это было противотанковое ружьё. Круто. И очень плохо - не столько опасно орудие, сколько тот факт, что у бандитов в запасе есть ещё хотя бы одна машина.

- Слева!

Зелёный джип слева от них вильнул в сторону, потому что из-за кромки посеревшего леса вынырнула иссиня-чёрная машина с красными молниями на дверях. В кузове этого джипа разместился ленточный пулемёт с щитком, способный проворачиваться на триста шестьдесят градусов. Именно он застрочил первым - стрелок-тигр с зелёного джипа дёрнулся, его пулемёт крутанулся на месте, а сам он упал на землю. Чёрный джип с красными молниями ушёл в сторону, зато уже справа вынырнул его брат-близнец, только с белыми молниями. Джип, следовавший справа от «ЗИЛа», немедленно прибавил скорости, а его стрелок открыл огонь - бандит рванул параллельно с ним, стараясь держаться за зоной досягаемости. Вера перевела взгляд на болиды.

Проклятые мелкие машины увидели, что один из джипов теперь не представляет для них опасности. Тот, что был с ПКМом, прибавил скорости, подскакивая на неровной дороге. Вера спокойно навела на него пулемёт. Адская машина в 12,7-миллиметров могла за пару секунд превратить болид в решето, но волчица не спешила. Она хотела точно в него попасть, а не отгонять, как бешеную собаку.

Болид с противотанковой ушёл вправо, освобождая дорогу чёрному джипу. Вера хмыкнула. Она никогда не встречала такого противника, но то, как вели себя бандиты, показывало, что в чёрном джипе их главарь. Вот кого она хотела бы набить пулями! Тут пули чуть было не набили её саму - легковушка неожиданно рванулась вперёд и ПКМ застрекотал, выпуская по грузовику короткие очереди. Верка спряталась за броню кузова, наращенную так, что под ней вполне можно было укрыться, если присесть на корточки. Едва враг на секунду умолк, как она поднялась и выстрелила в ответ. Болид затормозил.

Справа от них второй джип охранения улетел куда-то влево, перевернулся и рухнул на землю, придавив под собой стрелка. Тело водителя с простреленной грудью осталось лежать на растрескавшемся лобовом стрелке. «Урал» пыхнул по джипу с белыми молниями из бортовой турели, но тот умело увернулся.

- Нас всего трое осталось! - заметил Рома. - Автобус не в счёт!

- Двое. У зелёного больше нет стрелка.

- А, чёрт! Не подпускай их к корме! С бортов Дарк и Коля им засадят, а корма у нас неприкрыта!

- Да знаю я!

Корма у «ЗИЛа» была самым уязвимым местом. Слева и справа в бронированном кузове были проделаны амбразуры для стрелков-автоматчиков, а вот зад... Задняя часть машины была своеобразной мёртвой зоной. Стоит болиду вплотную прижаться к ней - и его будет не достать из пулемёта. Правда, на этот случай у Веры был "ТФ" - "Токарев Фуррный", то есть, пистолет, модернизированный под анатомию зверей. Двенадцать патронов в магазине. А сверху очень удобно стрелять по головам, которые будут лопаться, как переспелые арбузы. Впрочем, волчица очень надеялась, что до этого не дойдёт.

Внезапный взрыв впереди возвестил, что дойти может не только до пистолета, но даже до зубов и когтей. Вера повернулась - пасть волчицы сама собой открылась.

«Урал» с развороченной кабиной, охваченной пламенем, сорвался в сторону, повалил пару молодых деревьев и завалился на борт. Тут же второй снаряд превратил грузовик в кучу металла. Оказалось, что пока Верка выцеливалала болиды, из леса выскочил грузовик с чёрными молниями на бортах. В монстре, обитом железом, и с поворотной турелью на крыше, с трудом угадывался «КамАЗ», который вылетел на дорогу и повернулся кормой к «Уралу», будто бы собираясь подставиться под его огонь. На самом деле подставился эскорт. Задняя часть кузова «КамАЗа» взлетела вверх, обнажив дуло старинного орудия, изготовленного, наверное, ещё в прошлом столетии - этот уникум и выплюнул снаряд, отправивший «Урал» в последнюю поездку. Два закопчённых человека в серой форме без знаков отличия перезарядили орудие и закрыли уши руками, хотя и имели специальные пробки, как у заправских артиллеристов; прикованное орудие громыхнуло ещё раз, отчего тяжеленная машина вздрогнула, словно от испуга, а второй снаряд пронёсся над землёй и попал точно в днище «Уралу».

- Да кто они такие?! - услышала Вера крик своего водителя.

Автобус остановился - ему-то бежать было бессмысленно, ни маневренности, ни скорости, ни вооружения. А вот зелёный джип бросился к лесу. Зря. Болид с противотанковой, словно озверевший от крови не разумный волк, преследующий лошадь, кинулся следом, ружьё полыхнуло огнём, джип через долю секунды подбросило в воздух и опрокинуло у первых деревьев леса. А следом настала и их очередь - вынырнувшая слева бандитская машина с белыми молниями выпустила короткую очередь, пробившую и бронестекло, и кресло водителя «ЗИЛа»... И то, что было между ними.

- Нет! - вскрикнула Вера, осознав, что сейчас произойдёт.

«ЗИЛ» подскочил, затем ещё раз. Джип, опасаясь огня бортовых стрелков, отвернул. Зато «КамАЗ» сдвинулся левее, а стрелки его спокойно перезарядили орудие. Вера зажмурилась, когда на корме грузовика расцвела огненная роза, будто бы из неё вырвался сам ад и его властители; «ЗИЛ» получил попадание в нос и его корма взлетела вверх, в то время как Вера заскользила вниз. Ударившись об борт, она перелетела через охваченную пламенем кабину и оказалась на земле, а горящий грузовик всего в паре метров от неё завалился на бок и стал пропахивать землю, разбрасывая вокруг обломки. Затем прозвучал взрыв, который волчица так и не услышала, оказавшись во власти беспамятства...


Джип с красными молниями, джип с белыми молниями, оба болида и «КамАЗ» образовали кольцо вокруг автобуса, водитель которого стоял на коленях, заложив руки за голову. Его к работе не привлекли, достаточно было и того, что он не мешал. Стрелять же в человека не было смысла, пока от него можно было получить сведения. А так... Роммель не любил пленных, которые опускают голову и сдаются на милость судьбы. Такие не вызывали у него ни уважения, ни сочувствия.

Сам Эрвин Роммель, он же Алексей Ромашков, стоял позади автобуса, наблюдая за тем, как его ребята вытаскивают из машины длинные деревянные ящики. В них находились крупы - рис, гречка, также немного пшена, немного семян конопли, два ящика спиртовой браги и ещё один ящик с оружием. Без патронов, но всё-таки стоящий достаточно.

Эрвин-Алексей был самым обычным лисом среднего роста, с рыжей короткой шерстью, чёрным пушистым хвостом с белым кончиком, и белым четырёхгранником на лбу. Один его глаз, левый, был карим, другой - зелёным. В отличие от многих других банд, Роммель не скупился на воду, поэтому был причёсан, умыт и одет в чистую чёрную куртку, чуть-чуть припыленные чёрные брюки и добротные чёрные бутсы с металлическим носком и немного видоизменённой под лапы фурря подошвой. Бутсы чистотой не блистали, но и двадцати слоёв грязи на них не имелось, максимум два-три. Вообще, самки лисьего племени нашли бы Роммеля красивым, опрятным и в то же время достаточно перспективным женихом, если бы только они были бы в его отряде. Но в банду «Лиса Пустоши» входили лишь две женщины и одна тигрица.

- Герр Роммель, здесь ещё один выживший! - вдруг услышал он весёлый голос.

- Да ну? Арк, кого ты там ещё нашёл?

Водитель «Гниды», того самого джипа с красными молниями, головного в отряде Роммеля, стоял рядом с догорающим «ЗИЛом». Возле задних лап этого гривастого волка лежала серая бесформенная шкурка, которая, впрочем, при ближайшем рассмотрении оказалась молодой волчицей лет двадцати двух-четырёх. Арк смотрел на неё, как на чудо небесное, хотя при этом держал левую лапу - а он был левшой - на лапохвате своего пистолета.

- Она ранена?

- Не сильно. Просто ушиблась и всё. Ещё бы, низвергнуться с крыши этой машины!

- «Низвергнутся»... - поморщился Роммель. - Когда ты уже свою речь выправишь, Аристократ?

- Никогда, - усмехнулся Арк. - У меня четыре класса школы художеств.

Он толкнул тело, которое отозвалось глухим стоном.

- А с чего ты взял, что она с крыши «ЗИЛа»?

- Кабину наши им разнесли, а в кузов я лично гранатку кинул. А потом пошёл отлить и нашёл её.

- Хорошо же нам помогло твоё недержание... - усмехнулся лис. - Ты бы ей лапы связал, а то удерёт.

- Чего? Я думал, её того...

- Сего. Обойдёшься.

- Да не, душу ей выпустить. А?

Волчица дёрнула ухом. Слышит, гадина!

- Аристократ, какой ты невежливый! - издевательски произнёс Роммель. - Разве можно так о даме! Мы её просто трахнем!

Он размахнулся и изо всех сил ударил волчицу по морде. Та вскрикнула от боли и открыла глаза.

- Очухалась? - спросил её Роммель, смотря прямо в испуганные зелёные глаза. - Тебе папа с мамой не рассказывали, что подслушивать нехорошо?

- Ублюдок...

- Какие мы вежливые! Впрочем, я тоже хорош... Арк, ну ты дебил? Лапы свяжи, я же сказал!

Волчица попробовала выхватить пистолет, но её лапы схватили воздух. Она обернулась - Арк похлопал себя по поясу. К ремню были пристёгнуты кобура с пистолетом, нож без ножен слева, а вот справа за ремень засунут её «ТФ».

- Не его ищешь? - оскалился волк.

- Убейте меня!

- Подождёшь. Герр фельдмаршал приказал тебя сковать - выбирай, ремнём или верёвкой.

- Сука!

- Значит, в наручники.

Волк спокойно расстегнул молнию-застёжку своей куртки. В этот момент волчица вскочила и кинулась к нему. Даже не обратив на это должного внимания, волк сунул правую лапу во внутренний карман, левой же ударил самку по морде, сжал её челюсти, нагнул, ударил локтём правой лапы по спине и защёлкнул одно из колец наручников на её запястье. Заломив вторую лапу волчицы, он придавил её к земле коленом, сковал обе лапы вместе, легко поднял дрожащее тельце, встряхнул и толкнул к командиру. Не успевшая отойти от всего этого самка упала на колени прямо перед герр Роммелем.

- Отлично, - оценил Роммель, правда, непонятно, что именно - действия самца или подчинительную позу самки. - Просто замечательно. Что же, фрау, позвольте представиться - Эрвин Роммель, Лис Пустоши. Предводитель свободных странников наших дорог.

- Что... Что вы хотите сделать со мной? - не поднимая головы спросила волчица.

- Видно будет. Встать!

Она не знала, почему подчинилась. Скорее всего, это был наглядный пример отношений победитель-проигравший. Если ты попал в плен - не рыпайся. Вот и она поднялась, с трудом удержав равновесие на дрогнувших лапах. Лис оскалился. Самочка была красивой, если не сказать больше - крепко сложенная, с красивой грудью, опрятной мордашкой и почти не пострадавшая при падении. Шерсть конечно грязная, кое-где даже выдрана, но в целом выглядит она неплохо.

- Арк. В мой джип её.

- Если вы собираетесь меня убить... Убейте здесь...

- Собираюсь. Но не сейчас, - усмехнулся лис. - И не здесь. И не убить. Форвард!

Арк подтолкнул пленницу к джипу. Волчица повернулась спиной к лису и послушно зашагала к машине. Роммель хмыкнул и вдруг ударил себя лапой по лбу.

- Постой. Как твоё имя?

- Вера, - ответила та.

- Ну-ну. Хорошее имя.

Заложив лапы за спину, он направился к автобусу, из которого как раз вытаскивали последние партии ящиков.

- Герр Роммель, - обратился к нему черноволосый человек со смуглой кожей, стоящий возле груды ящиков и наблюдавший за работой остальных. - Тут товара больше, чем мы можем загрузить в «Инквизитора».

- Значит, грузите в болиды.

- Там места нет.

- А в джипы?

- Тоже.

- Ладно, Булка, что-нибудь придумаем... - Роммель задумался и повернулся к водителю автобуса. - Эй! Жить хочешь?

Человек кивнул.

- Останешься с ящиками и ракетницей. Увидишь проезжающих мимо - подашь сигнал. Понял?

- Но герр Роммель... - начал было подчинённый лиса, но тот взмахнул хвостом и человек немедленно умолк.

- Оставим товар. Не жадничай.

- А с машиной что делать?

- Да рваните его. Автобус нам не нужен.

Закончив с этим, Роммель направился обратно к своей машине. Арк уже устроил пленницу рядом с собой, сам сел за руль и лишь ждал приказа. Лис схватился лапами за борт джипа, легко подтянулся, забираясь в кузов, и встал за пулемёт.

- Погнали, Арк. К Стойлам.

Вера дёрнула ухом.

- Что за Стойло? Конюшня, что ли? Или город?

- Тебе-то что? Увидишь.

Вера поняла, что ничего от Арка ей не добиться. Поэтому она просто постаралась устроиться поудобнее, что фуррю и так-то сделать не просто - в кресле не было кольца, в которое можно было бы просунуть хвост - а со стянутыми лапами устроится на жёстком кресле и вовсе было сложновато. Никаких мыслей в её главе не осталось - убраться бы поскорее от места гибели её экипажа, а там она найдёт способ… Способ за него отомстить.

- Кстати! - сказал вдруг волк. - Если ты надумала мне в глотку вцепиться - всеми силами отговариваю от столь безумной затеи.

- Это почему?

- А кто тогда машиной управлять будет? - оскалился волчара.

Вера сделала вид, что оценила шутку. На самом же деле ей было совершенно всё равно, что с ней станет. Настойчивое желание вонзить свои острые белоснежные клыки в горло кому-нибудь из врагов возрастало с каждой секундой и лишь желание попробовать крови самого Эрвина Роммеля пока что удерживало самку на месте.

Неожиданно раздался взрыв. Сердце Веры замерло - неужели военный отряд проезжал мимо и заметил бандитов? Неужели её спасут? Но нет. Взорвался автобус, внутрь которого забросили гранату. Группа Роммеля покрутилась вокруг громадного кострища, то ли отдавая должное, то ли просто издеваясь над защитниками транспорта, и двинулась на юг - по дороге на Краснореченск.

- Вы что, солдаты города? - спросила самка.

- Да тебе что, намордник напялить? - зло ответил Арк. - На кой нам Красная Река? У меня с детства на коммунистов аллергия.

- Но... Дорога...

Самец фыркнул.

- А что, вольным странникам запрещено ездить по обычным дорогам?

- Нет... Но...

Волк, оставив левую лапу на «баранке», протянул правую и крепко сжал её челюсти. Волчица заскулила от боли и отчаянно замотала головой, но волк притянул её к себе и заставил посмотреть в свои глаза.

- Заткнись. А то челюсть сломаю. И скажу, что это ты сама ударилась.

Странно, но никакой злобы Вера не ощутила. Скорее, её захватила обречённость и ощущение полной беспомощности. Какой смысл скалить зубы, если на тебя уже надели ошейник?


Они целых полчаса ехали на юг. Стоит заметить, что группа Лиса Пустоши выдерживала строгий порядок: «Инквизитор» в центре, два болида по бокам, джипы - впереди. У Веры создавалось впечатление о хорошей выучке этих бандитов... И о большой практике - слишком легко четыре лёгких машины и всего один «трек» разобрались с целым эскортом.

Так и не открывавшая всю дорогу рот Вера заняла себе тем, что пыталась вспомнить всё, что слышала об Эрвине Роммеле. О том, что существовал такой человек, она не знала - в мире после Катастрофы вообще многие знания стирались, будто бы их не существовало. А вот о Лисе Пустоши он слышала очень многое. И, по большей части, не совсем правдивого. Говорили, что его группа скрывается где-то неподалёку от Краснореченска, небольшого городка, расположенного возле отравленной, красной от ржавчины, реки - отсюда и название города. Говорили, что он нападает на конвои по всем Южным Землям, что он брал целые поселения, что у него даже был танк на ходу, с помощью которого он разбивал посланные против него отряды. Впрочем, последнее казалось просто ложью. Во-первых, в этом мире слишком мало топлива, чтобы тратить его на танки. А у бандитов с топливом проблемы всегда существуют. Во-вторых, танк - это тяжёлая, неповоротливая и невместительная хрень. Даже Роммель не станет использовать такую машину. Ну и в-третьих, она уже увидела, на что способна замечательная пушка, спрятанная в грузовике бандитов. Может, именно из-за неё и росли слухи про танк? Впрочем, кто его знает, где там правда?

- Внимание. Приготовиться к повороту.

Голос Роммеля раздавался из рации, прикреплённой к нагрудному карману волка. Волк отцепил её.

- Понял. Держись там, босс.

Вера закрутила головой. Слева и справа от разбитой дороги, по которой они катили всё это время, тянулся лес. И куда им здесь поворачивать? Ответ пришёл незамедлительно - машина свернула влево, подпрыгнула и, лишь немного понизив скорость, поехала между мёртвых сосен. Остальная группа продолжила движение.

- А почему другие не поворачивают? - спросила Вера.

- А зачем оставлять ненужные следы?

Вера не смогла ответить. Машину подбросило на очередной колдобине и самка придавила собственный хвост. Вскрикнув от боли, она постаралась просунуть его обратно в кольцо, но джип снова подкинуло и самка едва не ткнулась носом в стекло.

- Да сядь ты! - прикрикнул на неё Арк.

Джип явно показывал качества хорошего вездехода. Он подскакивал, трясся, дёргался, повышал скорость или же тормозил, в зависимости от воли водителя, но не завязал в грязи и не останавливался под деревьями. Арк был собран и спокоен, управляя машиной с такой лёгкостью, что Вера даже стала испытывать к нему некоторое уважение.

Вдруг лес закончился. Перед ними открылась широкая поляна, слева от которого раскинулось достаточно широкое озеро, на другой стороне которого тоже поднимались деревья - больные и с жухлой листвой. Приминая серую траву, "Гнида" проехала по поляне, свернула вправо, проскочила ещё один небольшой перелесок и вдруг оказалась на неширокой, но не совсем заросшей дороге. К этому времени Вера уже совершенно потеряла ориентацию на местности - подсунь ей сейчас карту, и она ни за что не найдёт тот район, где они находились. Да и не был он обозначен на картах...


Странные эти Южные Земли! Всего шесть городов, которые остались со старых времён, окольцованные деревеньками и поселениями, дикими лесами и пустошами, где не растёт ни клочка травы. Люди и звери здесь озлоблены, то ли на себя, то ли на других. И машины иные... Нет, классы остаются одни - транспортники, боевые грузовики, дальнобойщики, болиды и джипы. Плюс военная техника. Плюс то, что двигается по рельсам. И всё же машины различны... Вот грузовики-тюрьмы или грузовики-ДОТы. Вот спортивные «почтальоны» и огромные монстры, собранные из двух автобусов и служащих как машины для транспортировки пехоты. Трициклы, трёхколёсные уроды с огромной скоростью и неплохим вооружение. «Франки», они же «Франкенштейны», собранные из кусков других автомобилей зомби дорог. Всего и не перечислишь... Гусеничное, колёсное, гусенично-колёсное... Неудивительно, что на Урале над такими разработками или сочувственно качают головой, или ржут до потери пульса. Там техническая база другая, там даже танки на ходу... А здесь что? Нет, в местах, откуда Вера родом, всё нормально. А вот в округе Краснореченска или, допустим, города с говорящим названием Свалка, построенного целиком из корпусов старых автомобилей и вагонов поездов... Нет, не понимала Вера тех, кто здесь живёт. Только такие психи, как этот Роммель, могли здесь нормально себя чувствовать. И что он себе выбрал такую дебильную кличку? На немца не похож, по-русски говорит чисто...

- Слушай, Арк, - обратилась она к волку. - А почему вашего командира так зовут? Он же не немец.

- Нет, - не стал спорить волк. Едва они проехали под защиту леса, как он полностью успокоился и мог позволить себе поболтать с пленницей. - Эрвин Роммель не немец.

- Так почему же он себя так называет?

- Ты слышала о Лисе Пустыни?

- Лисе Пустоши?

- Именно Пустыни.

Вера недоумённо посмотрела на самца.

- Помнишь рассказы о Второй Войне?

- Помню. Мировая война.

- Так вот... Был у нацисткой Германии такой специальный корпус, действовал он в Африке против английских войск. И поставлен был командиром танковых войск Эрвин Роммель. Гениальный стратег и тактик. Он без топлива и боеприпасов англичанам нервы измотал, что уж говорить о тех годах, когда у него и того, и другого в достатке было. Его победить смогли только когда Средиземное море стали контролировать английские флоты, воздушный и морской. А прозвище Эрвина - Лис Пустыни.

- И всё же... Почему ваш Роммель выбрал себе эту кличку?

- А он как тот Роммель, - усмехнулся волк и не замедлил пояснить. - С минимумом сил, на последних каплях топлива и с последними снарядами умудряется держать в страхе все ближайшие поселения.

- Вы так подробно рассказали о ваших делах, - скривилась волчица.

- Что-то не нравится?

- Вы показали свою базу. Рассказываете о своих делах. Вы ведь меня убьёте, да?

- А ты так боишься смерти?

- Ну... Её все боятся.

- Да ну? - раздалось из рации. - Арк, расскажи-ка ей!

- О чём это? - живо полюбопытствовала волчица.

- Может, не надо, герр...

- Говори, чего там. Только за дорогой послеживай.

Арк вздохнул. Волчица поняла, что сейчас он собирается выдать какой-то секрет Роммеля, и вся обратилась в слух. Если ей повезёт выбраться из такой передряги - а она ещё смела на это надеяться - то её информация будет дорого стоить.

- Говорят, ранение в лёгкое смертельно.

- Ну... Я в медицине не бум-бум.

- А ранение в сердце?

- Смертельно.

- А если в мозг?

Самка непонимающе взглянула на водителя. Тот же смотрел на дорогу, держа лапу на педали тормоза и потихоньку сбавляя скорость, будто бы это помогало ему собираться с мыслями.

- Когда Роммель ещё служил в Морском, на них напали. Не бандиты - наёмники из другого города. Роммель, как и сейчас, стоял за орудием в незакрытом кузове... Ну и зацепило его осколками от взорвавшегося неподалёку снаряда. Не особо изрубило, но по груди резануло так, что кровь рекой полилась. Мы когда на базу приехали - а я уже тогда водилой у него был - думали всё, отмучился пушистый. И доктора так же сказали. Но за операцию принялись, благо, он на хорошем счету состоял, хороший вояка был...

- И что?

- Он был мёртв пять минут.

- Не может быть. Я, конечно, в медицине не особо понимаю, но...

- Пять минут. Доктора уже его откатывать собрались, когда дёрнулся и задышал лисяра. Ладно. Прооперировали. Думали, всё - пять минут не дышал, это же стопроцентная смерть, а если не смерть - так ещё хуже, превращение в овощ живой! Мозг должен был у него в кашу превратиться! А он - ничего.

- И что это значит?

- А то, что Эрвин Роммель мёртв. Только зачем-то он ещё на земле нужен.

- Глупо же он свою жизнь проматывает... В бандиты пошёл...

Волк повернул к ней морду и Вера едва сдержалась, чтобы не отвернуться - так он на неё посмотрел.

- А ты думаешь, что все бандиты плохие?

Они доехали. Вера поняла это, потому что впереди возник Знакомый грузовик, заворачивающий влево - к кругу из остовов автомобилей, грузовиков и легковушек, как старых и проржавевших, так и почти новых. Свалка.

- Вы на нас напали, - ответила она на вопрос волка, не отрывая взгляда от «КамАЗа». Тот завернул в своеобразные ворота между своим собратом и поставленных друг на друга легковушек.

- Только для того, чтобы добыть себе еды и товара.

«Гнида» проследовала за грузовиком. Вера не могла скрыть своего удивления - внутри кольца из мёртвых машин располагалось настоящее поселение. Возле двух трейлеров - навес из деревянных столбов и листов металла, под которые заехали «болиды». Чуть в стороне - стоянка для «КамАЗа». Какая-то избушка, достаточно большое двухэтажное здание, причём построено не слишком давно. Сборный домик, вплотную к избушке. Биотуалеты. Сарай. Ещё один навес, для джипа - этот сделан из дерева и с треугольной крышей, на которой красной краской выведена надпись «Волк». Чуть в стороне - такое же строение с надписью «Гнида». Простенько, но со вкусом... Справа оставались стоянка для мотоциклов и ещё пара сараев. И автокран. Понятно, как тут всё это понастроили...

«Гнида» поехала на своё место. Повинуясь умелым лапам Арка, она развернулась кормой и въехала под свой навес. Роммель спрыгнул с борта, прошёлся к кабине и открыл дверцу со стороны Веры.

- Прошу! - улыбнулся он. - В мою скромную обитель, фрау.

- Почему «фрау»? - нахмурилась волчица. - Вы хоть немецкий изучали?

- Нихт, - ещё шире улыбнулся лис. - Мой учебник немецкого - словарик в четырнадцать страниц.

Волчица кое-как выбралась из машины и выпрямилась. Роммель оказался ненамного выше её, но всё же сейчас она почувствовала себя гораздо увереннее, чем когда стояла перед ним на коленях.

- Тогда и не говорите со мной на немецком. В конце концов, мы в России.

- Нет ни России, ни Германии. Везде только мир после Катастрофы.

- Пусть так. И что же нам от этого? Плакать или смеяться?

- Думаю, всё же плакать. Пойдём.

Это смахивало на приглашение, но сказано последнее слово было таким тоном, что Вера не стала противиться. Она вышла из-под навеса и вдохнула воздух свалки-Стойла. Удивительно, но ничем особенным он не пах.

- Может, снимите наручники? - попросила она, повернувшись к самцам, вышедшим следом за ней. - Мне уже больно.

- Обойдёшься. Нечего было лапами размахивать.

- Я не сбегу, - пообещала Вера.

Конечно. Она никогда не убежит. Ей просто нужны свободные лапы, чтобы удержать лапы Роммеля, когда она будет грызть его глотку.

- Конечно, - согласился тот. - Но давай-ка мы не будем торопить события. Пойдём, познакомлю тебя со своей командой.


Они собрались на первом этаже «избушки» - здесь располагалось нечто вроде общей столовой, по крайней мере, четыре квадратных стола вместе образовывали общий для всех них стол. Экипаж «Инквизитора» включал четверых, лиса, волка и двоих людей - один водитель, один стрелок той самой турели на верху машины, плюс два артиллериста. Экипаж болида с ПКМ, «Осы» - нерусскую девушку и стрелка-тигра. Булка, несмотря на своё смешное прозвище, оказался хмурым командиром «Волка». Его стрелок тоже был человек, рыжий парень всего двадцати трёх лет. Самым страшим в команде Роммеля был стрелок с «Шершня», болида с противотанковым ружьём - ему недавно перевалило за сорок с хвостом и он до сих пор не утратил верный глаз. Роммель знал всех своих подчинённых по именам; Вера же запомнила, кроме Арка, только командиров машин. Лис-водитель Инквизитора - Хрен, спасибо, что не Ху... Впрочем, неважно. Командир «Осы» - Гала, та самая девушка. Командир «Шершня» - Вальтер, очень похожий на Роммеля лис, который служил с ним ещё в Морском. И был вторым фаворитом Лиса Пустоши после Арка. Ну, и Булка - его прозвище-то не забыть.

Вере расцепили лапы, хотя при этом Арк дал ей понять, что стоит проявить неуважение - и её скуют снова. Вера и не думала проявлять неуважение - наоборот, она села в уголке стола и наблюдала за тем, как бандиты обсуждают сегодняшнюю охоту. Как будто забыли, что рядом с ними сидит одна из их жертв, которой не посчастливилось умереть вместе с остальными...

- А что ты собрался с пленницей делать? - неожиданно спросил Булка, когда Вера уже уверилась в том, то о ней тут и не вспомнят.

- Что делать? - переспросил Роммель. Внезапно он обнял пленницу и прижал её к себе. - Позабавимся хорошенько, господа!

Он лизнул её в щёку. Пожалуй, если бы не это действие, то судьба Веры была бы предрешена - а так она вся вспыхнула, усы её распушинились, шерсть встала дыбом... И, не отдавая себе никакого отчёта, волчица размахнулась и изо всех сил засадила Эрвину Роммелю сильную пощёчину. За столом воцарилась тишина.

- О... Нет... - только и смогла прошептать самка.

Лис провёл лапой по щеке, пылавшей от боли, посмотрел на самку и вдруг рассмеялся.

- А она не робкого десятка! - удовлетворённо заметил он. - Классная девка!

По столу пронёсся громовой смех. Арк одобрительно - неужели одобрительно?! - подмигнул самке и сам рассмеялся так, что заглушил всех остальных.

- Значит, я правильно сделал, что не стал тащить тебя на привязи по земле! - заметил Роммель, обратившись к Вере. - Только больше лапы не распускай, а то оторву. Поняла?

- Да... - всё ещё не веря в произошедшее прошептала Вера.

- А теперь, господа, мы вас оставим. Ненадолго. Ждите нас!

Он посмотрел на Веру. Та привстала.

- Наверх! - скомандовал ей Роммель. И, обернувшись к своим, сделал такой жест лапой, что за столом вновь раздался смех. Все и так поняли, зачем их командир повёл пленницу на верхний этаж.

Вера не могла поверить своей удачи. Они были одни. Поднявшись по лестнице, самец проводил её до двери, пропустил вперёд себя и зашёл сам, закрыв дверь на ключ. Волчица огляделась - широкая, хотя и потрёпанная, кровать со старым матрасом и ворохом тряпья, служившего как постельные принадлежности, кресло-качалка, тумбочка с бутылкой виски, почти пустой, книжный шкаф без дверец, зато забитый листами, написанными от лап или рук. И шкаф с одеждой.

- Раздеваться? - сходу спросила Вера, когда Роммель прошёл следом за ней.

- Если хочешь, - ответил он и пройдя мимо, сел в кресло-качалку.

Вера не заставила себя упрашивать. Чем быстрее они начнут, тем быстрее на доберётся до его глотки. Волчица расстегнула куртку, бросила в угол. Затем сняла ботинки и штаны. Оставшись лишь в своей шерсти, она перешагнула через одежду и встала перед Роммелем, опустив лапки по швам и приподняв хвостик. Любой самец при виде её худого, но не потерявшего красоты тела, взвыл бы от нетерпения. Роммель же мерно покачивался, смотря на самку если не безразличным, то, по крайней мере, не слишком заинтересованным взглядом. Может, он гей?

- Кому ты служишь? - вдруг спросил он.

Вера растерялась. Такого она не ожидала.

- Как понять...

- Кому ты служишь? Краснознамёнску?

- Краснореченску?

- Без разницы.

- Я никому не служу, - твёрдо ответила Вера.

- А вот я служу сам себе, - заметил лис. - Ты ведь думаешь, что я дурак и извращенец, да? Что буду насиловать самку, причём юную и глупую?

- С чего это я глупая? - обиделась Вера не сколько на слова лиса, сколько на его безразличие. Что ей, станцевать перед ним?

- А с того. Возитесь вы, ничтожные твари, в грязи. Копаетесь. Свои товары туда-сюда катаете и воюете не за что. Чем вести этот рис в зажравшийся Краснореченск, вывалили бы его жителям ближайшего поселения, где дети от голода пухнут.

- А, так вы у нас герой-спаситель. Этот, Робин Худ!

- Гуд.

- Что?

- Гуд. Робин Гуд.

- Отбираете у богатых и отдаёте бедным.

- А почему нет? - вдруг спросил Роммель, скрещивая пальцы с обломанными когтями. - Почему бы мне и не быть Робином Гудом?

- Потому что это - жизнь...

- Которую мы сами себе придумали.

- Не думаю, что вы брали товары для кого-либо, кроме себя.

- Тогда бы я не стал нагружать свою машину, а сжёг бы лишние ящики вместе с автобусом.

- Избыток всегда можно продать.

- Продать? - рассмеялся Роммель. - Девочка, меня знает весь этот грёбаный маленький мирок! Кому я могу что продать? Меня ненавидят бандиты, наёмники, вояки и мэры больших городов.

- Вы разбойник.

- С большой дороги. Но так и Робина считали разбойником.

- В мифе он выглядит хорошим. А в истории... Наверняка он больше брал себе, чем раздавал.

- И что от этого?

- Совершая преступление - добра не добиться.

- У тебя хороший язык, Вера.

Самка улыбнулась, но тут же сжала зубы.

- Я из Горгорода.

- А, технари... Копатели... Что же, хороший городок и жители в нём неплохие.

- Вы уходите от темы.

Роммель вдруг встал. Посмотрел на неё и прошёлся до кровати. Сев, он стянул ботинки и лёг, заложив лапы за голову.

- Я действительно отправляю отобранные товары в маленькие поселения, которые не могут ничего украсть или купить. И мне не важно, веришь ты в это или нет.

Вере надоело стоять. Она присела на край кровати, возле задних лап лиса.

- Не верю.

- Как угодно.

- Но... Если вы продаёте... Почему бы вам не заняться этим легально? Зачем убивать...

Роммель резко сел.

- Легально? Ты дура? Легально можно заниматься благотворительностью только если тебе нужно получить скидку на налоги, если у тебя есть другие доходы! Только вот те, у кого есть деньги, меньше всего думают о тех, у кого денег нет. А те, кто пытается разорваться между богатством и щедростью просто подыхают, словно осёл, который лежит между двумя стогами соломы и не знает, к какому подойти! Допустим, займусь я эскортом конвоев. Кто мне оплатит боеприпасы, ремонт и топливо? Отдельно, я имею ввиду? Навряд ли каждый второй, даже навряд ли каждый десятый. А подготовится к новому рейду? А жить до него на что?

- И легче убивать...

- Да. Легче остановить конвой, забрать всё, что нужно, и распределить. Слить бензин. Отобрать боеприпасы. А тех, кто выживет, отпустить с миром. Ты говоришь мне про жизнь, девочка - так вот она жизнь! И чтобы быть благородным в одних глазах, нужно стать ублюдком в других!

Вера легла рядом с ним.

- И всё же убийство - не выход.

- Нет. Но грабеж - да. Я проверяю информацию о конвое лично. Я лично отвечаю за то, что мы атакуем лишь те отряды, что отправляются в зажравшиеся города. Ничего страшного в том, что там на один день заменят гречку пшеном, а свежее мясо - тушёнкой из банок.

Он вздохнул и закрыл глаза. Если бы Вера хотела, она бы сейчас могла вцепится ему в горло... У фуррей в отличие от людей всегда есть оружие, своё естественное оружие... Только вот уже не хотела она крови этого страшного, жестокого, но по-своему правильного бандита.

- И что же, вы будете заниматься этим до старости?

- Нет. Я соберу достаточно денег, чтобы перебраться куда-нибудь на восток. Там включусь в ряды защитников учёных. И всё. А пока... Пока буду колесить по землям, убивать и грабить, чтобы жить самому и помогать жить другим.

Вера прижалась к его тёплому боку. Лис удивлённо посмотрел на неё.

- Я хочу вас убить... - призналась волчица, уткнувшись мордочкой ему в бок.

Роммель погладил её лапой по макушке, откинул голову и рассмеялся:

- Ну надо же! А я-то думаю, чего это она от меня хочет!


Вера плакала. Она сидела на крыльце «избушки», накинув на плечи свою куртку, и рыдала, закрыв глаза лапками. Слёзы стекали по её шёрстке, либо оставаясь в ней, либо падая на пол. Роммель стоял позади неё и курил, покусывая Y-образный мундштук своей самокрутки.

- Скольких твоих друзей я убил?

- Одного. Ромку, - ответила волчица сквозь слёзы.

Роммель стряхнул пепел на дощатое крыльцо и затянулся снова. Вера зарыдала ещё сильнее.

- Что, плохо?

- Я... Я не должна была...

- Извини, это я не был должен, - кажется, с настоящим сочувствием проговорил лис. - То есть, не должен был так... Реагировать.

Вера вспомнила, как именно ОН среагировал на её прикосновения и снова зарыдала.

- Ты девственница?

Ответное мычание походило на «нет».

- Мда. Что же, и я нет. Так что ничего страшного.

Вера пробормотала что-то невразумительное. Роммель вытащил тлеющую самокрутку, кинул её на землю и придавил босой лапой. Затем он ушёл в дом, но ненадолго - вернулся он через полминуты, держа в лапе своё виски.

- Запах, конечно, тот ещё. Но вкус... Водка она водка и есть, - сказал он и протянул бутылку самке. - Лизни.

Вера вырвала бутылку у него из лап, как заправская алкоголичка, хотя раньше пила разве что пиво и то нечасто. Запрокинув голову, она вылила себе в пасть крепкую вонючую гадость и протянула остатки Роммелю, закашлявшись. Тот умел пить гораздо лучше и взял бутылку в уголок пасти, лишь чуть-чуть её приподняв, чтобы жижа самодельной браги, налитой в бутылку из-под виски, не сразу вышибла из него дух.

- Я предала их... Роом... Ром... Предала...

- Переспав со мной? Ну-ну.

Волчица обхватила голову лапами и стала покачиваться из стороны в сторону.

- Предала или встала на правильную сторону? - вдруг спросил Роммель. Он допил остатки браги и зашвырнул бутылку подальше в кусты. - Знаешь, не вижу ничего особенного в том, что ты выбрала свой путь.

- Я просто... Переспала... Я ничего не выбирала...

- Ага. Щас.

Волчица вскочила и зло посмотрела на лиса.

- Это ты виноват!

- Не я разделся первым.

- Ты! Сука! Тварь! Кобель! - закричала волчица и ринулась на лиса с кулаками. Тот поймал её распростёртыми лапами и прижал к себе рвущееся тело.

- Ненавижу! Ненавижу тебя! Убийца! Бандит!

- А ещё можно?

- Бомжара! Гнида!

- Клещ кровососущий.

Арк высунул голову из окна слева от Роммеля. Тот немедленно одарил его многозначительным взглядом и волк тут же исчез.

- Ненавижу... - простонала Вера , опускаясь перед Роммелем на колени.

- Ну, хватит, - решительно взмахнул хвостом лис.

Он поставил её на лапы.

- Иди спать. Немедленно. Завтра поговорим.

Вега икнула. Закрыв глаза, она шагнула в дом, покачиваясь, прошла до лестницы и взялась за перила.

- Ненавижу... - прошептала она и стала подниматься.

Роммель сел на ступеньки. Над свалкой повисла ночь - беззвёздная и безлунная тихая ночь. Избушку окружали тёмные силуэты зданий и машин. Кран диковинной птицей торчал на фоне куч автомобилей. Чуть в стороне был виден силуэт вагона, который они еле-еле дотащили сюда от рельс, лежащих в трёх километрах к северо-западу от Стойл. На нём сидели вороны слетавшиеся на свалку на ночлег - здесь они всегда получали хлебные корки и объедки.

- Чёрт бы побрал всех самок, - выдал Роммель непонятно зачем.

Он встал. Вытащил из кармана мундштук и самокрутку. Соединил вместе, взял получившийся «гибрид» в пасть и вытащил зажигалку. Прикурив, Роммель откинулся на стену и закрыл глаза, мигом провалившись в сон... Где-то наверху спала и Вера, поскуливая во сне и подёргивая лапами.


Их разбудили не лучи восходящего солнца и не прикосновение лап одного к плечам другого - а вой снаряда и страшный грохот взрыва. Роммель вскочил, ошарашено огляделся. Автокрана больше не было, вместо него горело пламя в центре глубокой воронки.

- По местам! - заорал лис.

На востоке заалел рассвет. А из избушки и сборного домика уже выскочили члены группы Роммеля.

- К машинам! - продолжал кричать лис. - Нас атаковали!

Следующий снаряд рухнул в метре от избушки. Роммель к этому времени уже нёсся к «Гниде» бок о бок с Арком.

- Выезжаем! - приказал он, едва волк запрыгнул на своё сиденье.

Взревев двигателем, джип рванулся с места. Секундой спустя снаряд накрыл их «стойло» и надпись рухнула на вспыхнувшее дерево.

- Вояки! - заметил волк, причём абсолютно спокойно. Будто наркотой обдалбался или просто уже привык к подобному пробуждению. - Вояки припёрлись!

«Инквизитор» тоже выехал следом за ними. Только он двигался задом вперёд, поэтому его успела обогнать «Оса». Болид первым же выскочил за ворота - и как раз точно под выстрел мощного грузовика «Заслона». Эти грузовики военные превращают в настоящие стены с амбразурами для пары-тройки автоматчиков и двумя миномётчиками на крыше. Именно один из них и превратил болид в ничто, точным попаданием разбросав его обломки во все стороны.

- Г.они и мочи! - рявкнул Роммель в свою рацию. Арк не послушался, свернул вправо - и правильно сделал.

«КамАЗ» дрогнул от выстрела. «Заслон», никак не ожидавший от бандитов такого неприятного сюрприза, получил снаряд в борт, наклонился и рухнул под радостные крики Роммеля и Арка. Его место немедленно занял БТР, башня которого провернулась в сторону «КамАЗа». Тот дал полный вперёд - в результате протаранил собственное стойло, но избежал выстрелов с броневика. Тем временем джип с красными молниями рванулся вперёд и выехал за ворота.

Военные знали своё дело, но их подвела надежда на внезапность атаки. Три БТРа, не считая того, что занял место «Заслона», плюс два «болида», плюс армейский вездеход. И пехотка, видимо, привезена в «Заслоне» - немного, не больше двух десятков. В основном, люди. Именно по ним выпустил очередь Роммель, пока «Гнида» на бешеной скорости неслась вдоль стены, под пулями врагов.

БТР позади них заглох. Стрелок «Шершня» одобрительно кашлянул и перезарядил своё противотанковое ружьё, пока пулемётчик с «Волка» расстреливал выпрыгивавший из задымившейся машины экипаж.

- Мочи сук! - рявкнул Роммель.

Вдруг он вскрикнул - две пули ударили ему в правую заднюю лапу, выше и ниже колена, ещё одна царапнула по боку. Скривившись от боли, лис поймал на прицел вездеход - трах! Пулемёт славно потрясся в его лапах, пока водитель и стрелок вездехода по очереди тряслись от пуль, разрывавших их тела. Позади снова громыхнуло, затем ещё два раза. Первый раз возвестил, что перестал существовать «Волк». Второй - что снова выстрелила старинная пушка «Инквизитора». Третий - что враг недосчитается на своей базе ещё одного БТРа.

Роммель рухнул на хвост. Пулемёт держать он был больше не в состоянии, да и смысла не было - их джип внезапно сбросил скорость, потому что Арк предпочёл риску завалиться на бок риск попасть под пули. Развернуть пулемёт в сторону врагов Роммель уже не мог, а БТР, который явно собирался расстрелять бандитов с близкого расстояния, бить из пулемёта было бы просто глупо.

Шарах! Если бы Роммель задрал голову, он бы увидел, как над его головой пронеслась ракета. Зато он прекрасно видел, как башня БТРа забавно крутится в воздухе, пока всё остальное разлетается куда попало.

Последняя уцелевшая машина, яростно огрызаясь, дала полный назад вместе с болидами. Пехотинцы, коих осталось не более шести, прыгали на машину и цеплялись за её борта в отчаянной надежде смыться побыстрее, потому что подобру-поздорову уже не получалось. «КамАЗ» полностью выехал из ворот и послал снаряд им в разлуку, который, впрочем, не причинил врагам никакого вреда, зато ускорил их бегство.

Эрвин Роммель велел остановить машину. Морщась от боли в лапе, он повернулся к куче мусора - на крыше ржавого автобуса сидела серая волчица с трубой гранатомёта на коленях. Он слабо улыбнулся и попробовал приподнять лапу, чтобы помахать ей. Не получилось... Зато она ему помахала.

- Арк... Меня тут зацепило, - проговорил Роммель, продолжая улыбаться. Хотя простреленная лапа к веселью не располагала, ему почему-то захотелось засмеяться. И он сжимал зубы только потому, что боялся испугать Арка. А может, он не хотел смеяться и просто бредил уже от ран - такое тоже могло случится.

- Сильно, герр?

- Не очень... Лапа плохо... Ты это, сейчас давай на базу - и собирай ребят. Пусть берут оружие, продукты и боеприпасы, хоронят наших - и отправляемся дальше на юг. Вояки вернутся.

- Понял. Может, остановить?

Лис посмотрел на свою лапу. Штанина пропиталась кровью.

- Не, ничего страшного. Щас только тебе придётся мне помочь, а то что-то больно сильно кровь течёт. И да, это... Волчицу к себе посади.

- Она с нами едет?

- Думаю, не откажется.

- Это она что ли в БТР засадила?

Роммель не ответил. Всё-таки трудно говорить с двумя пулями в конечности - особенно если это твоя конечность!

- Лёх?

- Да, она, - коротко ответил лис. - Ну что, так и будем трепаться?

«Гнида» задним ходом вкатилась на территорию Стойла. Роммель облегчённо вздохнул и снова прикрыл глаза, стараясь не обращать внимания на боль в лапе и боку. Терпимо... В конце концов, бывало и похуже...


Вера тем временем опустила гранатомёт и с сожалением посмотрела на горящий БТР. Наверное, эти вояки спасли бы её... Отвезли бы в Краснореченск, допросили бы, помыли и покормили... Да...

- Роммель ранен.

Она обернулась. Позади неё стоял Вальтер, чей пушистый хвост был покрыт коркой крови.

- Жив?

- Ранен. В лапу, серьёзно, но не смертельно.

Вера ухмыльнулась.

- Помоги-ка мне. Им занимается сейчас Арк, а мы с тобой перетащим медикаменты в машину. Военные вернуться.

- Знаю.

Она протянула ему гранатомёт. Лис взял его в лапы, покрутил и бросил вниз.

- Последний был в нашем отряде. Ты где его нашла?

- У вас тут все свои вещи без замка хранят?

- У нас своих вещей нет, всё общее. Кроме презервативов.

- Учту на будущее, - хмыкнула Вера. - Пойдём.

Она легко соскочила с автобуса на землю и бок о бок с Вальтером поспешила в сторону избушки. Тем временем над Стойлом разнёсся звук пистолетного выстрела - это кто-то из бандитов прострелил голову раненному солдату и стал не спеша снимать с его тела новенький автомат и рюкзак. Слева от стрелявшего догорала «Оса» с бесформенными и уже неотделимыми от машины телами, а чуть в стороне дымил добитый новый залпом «Заслон»...

...Вера забралась в кузов джипа. Роммель, уже получивший свою порцию обезболивающего, смерил её взглядом несфокусированных глаз.

- Как ты себя чувствуешь? - спросила самка только ради того, чтобы что-то сказать.

Роммель погладил повязку на лапе.

- Превосходно. А ты плохо стреляешь.

- Чего?!

- Ну да. Ты же меня хотела убить. Не солдат.

Вера села напротив лиса. Тот усмехнулся.

- Может, и хотела. Да просто БТР как-то не понравился... Некрасивый он какой-то.

- Да ну?

- А с чего ты взял, что я тебя спасаю? Может, я Арка пожалела? Единственный нормальный среди вас.

- Ну да, ну да, - повторил Роммель, чуть кивая головой.

Самка почесала за ухом. Блохи. Подцепила-таки.

- И куда мы теперь? - спросила она.

- Куда подальше. Там видно будет. Поедешь?

- Ну, я пока ещё ваша пленница, господин фельдмаршал.

- Неужели? Тогда приказываю - военнопленная Вера как тебя там... Воды подай, пожалуйста. По-моему, - он зевнул. - У пуль есть поразительная особенность иссушать пасть того, в кого они попадают... Так почему ты меня не убила? Из-за вчерашнего?

- Из-за вчерашнего тебя и следовало убить, - заметила волчица.

- Так почему же?

- Ну... Так вы же вроде бы уже мертвы, герр фельдмаршал.

Роммель усмехнулся.

- Ну погоди, я подлечу свои ранки - и покажу тебе, какой я мёртвый! В постели! А теперь - дайте мне наконец попить, фройлен!

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane «Броня и когти», Предвестник Бездны «Ступая по кромке бездны...», Народное творчество «Роман о Лисе»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 1 старый комментарий на форуме