Furtails
Автор под номером Г)
«Должник»
#NO YIFF #овчарка #пес #насилие #смерть #конкурс
Своя цветовая тема

Автор номер Г

Должник



В нашем городе видовая принадлежность не имеет никакого значения. Какую бы не выбрали тебе расу великие Творцы, ты всё равно можешь найти такую работу, какая тебе по душе придётся. Хотя, конечно, нужно понимать и знать меру своим возможностям. Такса в полиции выглядит интересно и даже многообещающе, а на деле выходит не слишком... Эффективно. Или другой пример. Волкодав на пастбище - всё равно, что овчарка на ринге. Толк от этого есть, не спорю, но на своём месте каждый принёс бы больше пользы... Вот только мне, Ризу Верхогрызу, на своё место вырваться не удалось... Не сложилась так жизнь.

Всё пошло наперекосяк сразу после демобилизации. Отец за два месяца до моего приезда подцепил вирус бешенства и после изнурительной борьбы предпочёл надежде на чудо быстрое избавление от всех страданий. Я сам видел, как ветеринар-бульдог с тяжёлым вздохом делал ему последний укол. Будь я дома, приехал бы я раньше, то обязательно бы попытался его отговорить, но... Мать получила компенсацию, поплакала и пристрастилась к пиву, а также к каким-то сухим кормам с очень странной начинкой. Я работал на заводе по десять часов в сутки, а ещё по часу терял на дорогу туда и обратно. И я никогда не прощу себе, что из оставшихся двенадцати часов я не смог уделить матери хоть минутку... К сожалению, о губительной начинке кормов я узнал слишком поздно, когда моя мать вдруг схватилась за живот, упала на колени и принялась... Впрочем, не буду описывать весь ужасный процесс её смерти, хотя это и могло бы прочистить мозги тем, кто свяжется или уже связался с подобной гадостью. Так вот к двадцати годам я потерял обоих родителей, зато приобрёл кучу проблем - и кучку денег. И повёл себя, как последний кобель. Пытаясь заглушить боль от потери, я обрёл утешение в борделях и конурах с продажными суками, снова и снова заставляя их впихивать в себя препараты для имитации процесса течки. А потом наслаждался ими, а они - мною. Так продолжалось до тех пор, пока я не подхватил блох, избавляться от которых пришлось сложным и дорогим способом.

После этого мои финансовые дела пошатнулись окончательно и денежки, раньше задорно побрякивающие в моих карманах, теперь как-то грустно и совсем немелодично болтались в кошельке. Тогда я стал пить, лакать сначала дорогое вино, а потом самогонную дрянь. Шерсть моя из прекрасной оранжево-жёлто-серо-чёрной палитры, свойственной многим немецким овчаркам, поблекла и превратилась в какую-то тошнотворную массу, как будто меня оцифровали, а потом сильно исказили цвета получившегося изображения. Когти стали ломкими, хрупкими и совсем мне не нравились, поэтому я предпочитал обгрызать или обрезать их. Потом на хвосте отпечаталось хорошо различимое "голое" кольцо от узких прорезей - прорезей в спинках кресел самых злачных мест города. Туда я попадал потому, что внезапно обрёл дополнительный источник дохода - сдал комнату в своей квартире одной таксе. Когда денег стало недоставать, потому что жилец съехал, я продал квартиру и опять погрузился в мир веселья, секса, молока и мяса. Ведя себя как самый последний урод, я дошёл до такого состояния, что меня не просто выперли с работы по «чёрной статье», именуемой также «синей статьёй», но и мой запах теперь прознали все владельцы мелких закусочных и стриптиз-клубов. И пускать меня к себе перестали, потому что клиент, неспособный отдавать долги в срок, был некому не нужен. Мои деньги закончились аккурат к моему двадцать второму дню рождения и тогда я решил взять небольшой заём у представительного кокер-спаниеля. Эх, знал бы я, чем это обернётся... Впрочем, что я вру? Я всё равно взял бы кредит, потому что жизнь не учит не только дураков, но ещё и наглецов, пьяниц и кобелей; а я был и дураком, и наглецом, и пьяницей и кобелём...


*


- Встать!

Риз сплюнул обломок клыка и застонал, не двигаясь с места. Тут же чья-то когтистая лапа вонзилась ему в бок.

- Я сказал - встать!!!

Риз медленно и с трудом стал подниматься. С трудом, потому что всё тело болело, медленно - из-за того, что стоявший перед ним доберман мог в любой момент ударить овчара ещё раз. Но чёрный пёс видимо уже устал от расправы и теперь тяжело опустился в простенькое офисное кресло на колёсиках, переводя дух. Двое его охранников, крепкие ублюдки, дворняги без родословной, смерили овчара внимательными взглядами и нехорошо так улыбнулись. Очень нехорошо. Один из них к тому же задержал свой взгляд на пушистом шарике внизу живота пса, но хотя бы прикрыться тот не мог - отбитые лапы не слушались.

Помещение, в котором находился Риз, теперь предстало перед ним во всём великолепии. Большой подвал, но хорошо освещённый лампами. Стены голые, никаких отверстий или окошек, даже вентиляции нет. Идеальное место для наказания должников. Вот интересно, а кресло они с собой притащили или оно тут всегда стоит? Впрочем, какая ему-то разница?

- Так что же мне с тобой делать, кобелёк? - спросил тем временем добер. - Денежки вернуть ты не можешь, а я таких не люблю, ой как не люблю.

- Я уже понял... - с трудом смог выдавить из себя Риз.

- Понять-то понял, но это мне мои пятьсот тысяч уж точно не вернёт, не так ли?

Риз осторожно кивнул.

- С другой стороны, убив тебя - я тоже не смогу вернуть деньги. Разве что получу эстетическое удовольствие... Встал на колени, сука!

Приказ последовал настолько резко и неожиданно, что Риз даже не позаботился о том, чтобы упасть как можно осторожнее. Рухнув на колени, он взвизгнул от боли, потому что падать на каменный пол со всего маху действительно больно!

- А теперь послушай, щенок. У меня тут имеется небольшой стриптиз-клуб, для особых случаев. Таких случаев. Отработаешь там долг известным и очень приятным способом.

- Да ни за что...

- Лучше красоваться своей шерстью перед другими, чем отдать её червям в могиле.

Риз сглотнул.

- Я не буду...

Ублюдок слева сделал быстрый шаг вперёд и нанёс короткий удар в бок. Но Риз уже всё решил - в конце концов, какая разница, разорвут ли его на части медленно или сразу? Так или иначе - всё равно же разорвут! Поэтому он подставил под удар пса лапу, а сам растопыренной пятернёй нанёс удар в морду дворняге. Если бы он не был избит и ослаблен, то этот удар надолго вывел бы пса из строя. Сейчас же тот лишь отшатнулся с тихим скулежом, зажимая лапой морду. На когтях Риза остались клочья шерсти и кровь врага.

- Убью, сука! - заорал другой охранник, однако добер взмахом лапы приказал ему оставаться на месте. Сложив пальцы в замок, чёрный пёс положил на них морду и стал пристально наблюдать за боем.

Дворняга отнял лапу от морды.

- Боец? - фыркнул он. - Ну-ну. Сейчас я тебе твой узел выдеру и в пасть засуну!

- Отлично! - выговорил Риз, расставляя задние лапы и впиваясь когтями в пол. - Немного поразвлекаю твоего хозяина напоследок. Может, он даже соизволит после этого пожертвовать тебе четвертак на новый поводок!

- Ну держись, сучонок!

Пёс пошёл в атаку. Впрочем, "пошёл" - это неправильное слово. Дворняга ринулся в атаку, сжав лапы в кулаки и готовясь превратить своего противника в кровавую котлету. Дилетант - кулаком можно ударить гораздо сильнее, но и отразить удар легче лёгкого. Риз подставил подушечку лапы, принимая удар, затем пропустил тело пса рядом с собой и нанёс ему удар в бок. Дворняга задохнулся от удара, однако нужно отдать ему должное - слабаком он не был. А может, Риз ослабел. Так или иначе, овчар почти сразу же получил короткий и сильный удар в низ живота, затем ещё один уже в живот и новый - по морде. Глухо рыча, Риз отшатнулся назад, получив лапой в морду во второй раз. Это было последней каплей.

Снова перехватив лапу врага, который почему-то не учился на своих ошибках, овчар потянул её на себя и со всех сил вонзил зубы в шею пса. Тот забился в смертельных объятиях, а на своём языке Риз ощутил вкус горячей крови.

- Хватит! Стоп!

Риз не разжал бы зубы, но в этот момент пёс вырвался. Дворняга извернулся, его кулак вонзился в челюсть Риза и тот выпустил пса из своих смертельных объятий. Дворняга отскочил назад, прижимая лапой рану теперь уже на шее. Его хвост, необычайно пушистый, болтался из стороны в сторону.

- А он не слабак, - заметил добер. - Марк, померь-ка его своими лапами.

- Ещё раз? - неуверенно спросил дворняга, не участвовавший в бою.

- Теперь-то он стоит на лапах и тебе это сделать будет труднее.

Риз усмехнулся и высунул язык. Последние силы он потратил, когда удерживал в зубах вонючую шерсть врага. Теперь второму дворняге было достаточно просто дунуть в сторону овчара, чтобы тот упал. Но бедный пёс боялся даже дунуть

- Всё ясно, - наконец проговорил добер и обратился уже к Ризу. - Что же, думаю, ты нам подойдёшь.

- Подойду?..

- База "ГТР-3", "Гриндсгольд", пятая десантная рота? Как я вижу, старик Балтимор ещё на службе?

- Балтимор? - переспросил Риз. - Он был нашим инструктором...

- По стрельбе и лапобою, - зевнул доберман и соизволил добавить. - Я служил у него ещё тогда, когда у этого пуделя ещё первой седины не было. И солдата с его выучкой узнаю сразу.

- И что же вы предлагаете?

- Иди домой, пёс. Я свяжусь с тобой, когда ты мне понадобишься. Отработаешь долг - и будешь свободен.

Риз удивлённо посмотрел на него. Но доберман уже потерял к овчару всякий интерес и повернулся к раненному.

- Перевяжи-ка его, Марк, - пёс внезапно оглянулся на овчара. - А ты ещё здесь? Одевайся и вали, пока я не передумал!


* *


Риз на дрожащих и подкашивающихся лапах с огромным трудом добрался до своей комнаты, находившейся на четвёртом этаже обшарпанной гостиницы, получившей нелестное название "конура". Сознание после сегодняшних событий - похищение на улице, затем избиение в каком-то подвале, демонстрация своей силы и неожиданное освобождение - отказывалось повиноваться псу и он даже не помнил, как дошёл до гостиницы. Позабыв закрыть дверь, пёс ввалился в номер, прошёл до кровати и рухнул на неё поверх одеяла. Скользнув когтями по прочной и в то же время мягкой ткани, пёс перевернулся на спину и закрыл глаза... Сон без сновидений немедленно захватил его и по номеру разнёсся громкий храп. Из соседнего номера высунулась белая пуделиха с бигуди на голове и на хвосте, подошла к двери номера Риза и закрыла её с таким грохотом, что вся гостиница содрогнулась.

Риз проспал шесть с половиной часов и потому проснулся посреди ночи. Несколько минут он лежал, вслушиваясь в тиканье часов где-то на кухне, потом зевнул и поднялся. Тело к такой подлости готово не было и пёс снова растянулся на одеяле.

- Вот чёрт... - прорычал он сам для себя.

Вторую попытку подняться овчар начал с того, что осторожно положил подушечки передних лап на подушку, потом медленно согнул лапы и, опираясь на них, стал приподниматься. Спустив задние лапы с кровати, овчар сел, аккуратно подложив под себя ноющий хвост - ему тоже досталось сегодня. Подождав с минуту, пёс снова поднялся и направился в туалет, хватаясь в темноте за стены.

Сделав свои дела, Риз пошёл на кухню - маленькое помещение, по размерам не слишком превышающее ванную комнату, где кроме стола, небольшого шкафчика, газовой плиты и низенького холодильника больше ничего не было. В холодильнике обнаружился кусочек вяленого мяса в пластиковой баночке, два куска заветренной колбасы и куриные косточки недельной давности. Всё это богатство пёс перенёс на стол, с сомнением понюхал косточки и первым делом выкинул их в форточку вместе с банкой. Затем он достал из шкафчика кусок белого хлеба и на всё том же шкафчике неаккуратно отрезал себе два куска. На один отправилось мясо, на второй - колбаса.

Под свист чайника жуя бутерброд с мясом, овчар приложился к стене рядом с холодильником и задумался о своём положении. Долг перед доберманом у него был большой и очень странно, что его отпустили после того, как он избил дилетанта-охранника. Может, добер проникся к нему сочувствием из-за службы в одной части и под одним командиром? Странно. И ещё - как он там сказал? "Отработаешь долг - и будешь свободен"? Как ему отработать долг? Почему-то Ризу показалось, что отрабатывать он будет вовсе не деньгами...

Звонок телефона - обычная и хорошо знакомая надоедливая мелодия Nokia - нарушил царившую в номере атмосферу спокойствия. Риз вздрогнул и посмотрел в сторону комнаты - на тумбочке рядом с кроватью сверкал экран. Стоп. Телефон? У него же не было не то что мобильника - в номере даже стационарный телефон давным-давно сняли! Откуда...

Риз быстрым шагом добрался до тумбочки и присел на кровать. Прямоугольный экран телефона продолжал гореть, сигнал вызова неприятно резал слух. Риз вздохнул и поднёс трубу к уху. Подушечкой большого пальца нажал на кнопку...

- Алло? - спросил он. - Кто это?

- Дед Пых-то. Ты как, оклемался?

- Да... Но кто это?

- Риз, у тебя слишком короткая память.

Овчар сжал зубы. Он узнал голос добермана.

- Как вас зовут? Как вы нашли мой номер?

- Это не имеет значения. Значит так, щеночек. Хочешь избавиться от долга - выполнишь для меня одну работу.

- Это ещё какую?

- Не волнуйся, попкой вихлять ты не будешь. Дело вот в чём... Пятисот тысяч, как ты понимаешь, можно отдать только пятью сотнями тысяч.

- Хорошо излагаете. От меня-то что требуется?

- Первое - учти, что я прекрасно тебя вижу. Второе - вякнешь полиции - найду и повешу за ошейник. А ошейник тебе сделаю из колючей проволоки и нацеплю вовсе не на шею. Понял?

Риз даже хмыкнул. Начало - как в дешёвом киношном боевике.

- Какое-то дело, связанное с нарушением закона? Я не пойду.

- Не пойдёшь, а побежишь. У тебя, щеночек, неплохое военное образование, если ты, конечно, не прогуливал занятия. А зная старину Балтимора - хрен ты их прогуливал. Стрелять-то ты точно умеешь.

- Хотите киллером сделать, что ли?

Из телефона раздался смешок.

- Почти угадал. Через два часа подъедет джип - сядешь в него и поедешь. Без вопросов и без споров.

- А если я сейчас убегу?

- Не шути, а то поверю, - строго сказал добер, весёлость его мигом исчезла. - Всё узнаешь, когда согласишься на дело. А нет - определю в догфайтинг. Ясно?

- Куда яснее... Алло?

Связь пропала. Риз положил трубку на кровать и задумался.

"Догфайтинг" - жестокий вид уличного спорта, бои на смерть, до потери пульса врага. Все приёмы хороши, от ударов когтями по глазам до выгрызания паха. Очень неприятно, зато такие бои собирают огромное число жителей и, по слухам, привлекают богатых спонсоров вкладываться в такие предприятия. И ставки делать. Так, но если это "вариант "Б" - что же тогда ему предстоит делать согласно первому? Всё это очень непонятно. И по кому же ему придётся стрелять? Эти вопросы кружились в голове овчара, но он решил оставить их на потом и пошёл снимать с огня чайник. В конце концов, ему и вправду не отвертеться. Бежать? От таких тварей не убежишь. Да и бегать Риз с армии не любил, лучше уж встретить врага морда к морде...

Он выпил чаю, лакая горячую терпкую жидкость из специальной плоскодонной чаши, и съел второй бутерброд. На всё это ушло полчаса и в оставшееся время Риз решил посмотреть, как он выглядит после проведённого в подвале времени. Сказано - сделано. Пёс направился в ванную.

Зеркало, в котором отражались и унитаз, и старая пожелтевшая ванна, показало псу не совсем плохое зрелище. Конечно, на морде его и теле в некоторых местах шерсть либо была странно всколочена, да к тому же ещё и слиплась от крови, а кое-где были выдраны целые клочья но в целом, до серьёзных ран не дошло. Уши не порваны, нос и глаза целы, зубы... Половинки левого верхнего клыка нет. Овчар сунул в рот палец, дотронулся до обломка, вздохнул и полез в ванну. Подтекающий душ упорно не хотел давать горячую воду, поэтому псу пришлось залезть прямо под кран и в крайне неудобной позе смывать с себя кровь и грязь. Тёплая вода принесла телу успокоение, зато взбудоражило мысли - что же всё-таки потребует от него доберман? Риз не мог сейчас ответить на этот вопрос, но не сомневался, что узнает ответ очень скоро. Очень и очень скоро.

Он вылез из ванны, когда до приезда упомянутого добером джипа оставалось чуть меньше пятидесяти минут. Полотенца Риз не отыскал, поэтому вытер шерсть кухонным, почему-то обнаруженным на кровати в комнате. Затем пёс подошёл к шкафу и вытащил оттуда джинсы с хвостодыркой, рубашку и лёгкую кожаную куртку. Всё это Риз немедленно надел на себя, потом подумал и всунул во внутренний карман куртки складной ножик, а в карман джинсов - телефон.

За десять минут до назначенного времени пришла СМС. Овчар просмотрел её содержание, открыл дверь и вышел из гостиницы. Заперев дверь на ключ, овчар прошёлся по коридору, спустился по лестнице на нижний этаж и зажмурился от витавшего в этом коридоре запаха самки. Будь у него время, Риз обязательно бы подошёл к двери, из-за которой исходил упоительный запах, хотя бы просто поговорить... Но сейчас он спешил. Ещё лестница, лестничный пролёт, лестница, лестничный пролёт, лестница - коридор, ресепшен с заспанным спаниелем, двери...

Ночной воздух нёс запахи листвы, древесины, автомобилей, простой шерсти самых разнообразных видов псов, с наступлением ночи их не стало меньше. Мимо гостиницы прошёл красавец-доберман в сопровождении двух сучек, от которых просто разило тем запахом, который Риз учуял на третьем этаже. А вот запах, который ему точно не понравился - запах автомобильной смазки, металла и выхлопных газов. Шурша шинами и рыча мотором, чёрный внедорожник, четырёхместный и с огромным кузовом, остановился перед гостиницей. Его фары призывно сверкнули и Риз сделал неуверенный шаг к машине.

- Подходи, не зарежу! - раздался из машины чей-то бас, а затем издевательский смех.

Риз подошёл к машине, взялся когтями за ручку двери и потянул на себя. В нос ему ударил хорошо узнаваемый запах своего рода - за рулём сидел немецкий овчар. Рядом с ним - рыжий бульдог, с харей, про которую обычно говорят "кирпича просит".

- Садись на сиденье слева, там отверстие для хвоста побольше, - сказал он. - И поехали.

Риз захлопнул дверь и устроился на сиденье. Признаться, в машине было очень комфортно. Под лапами - мягкий коврик, отверстия в изогнутых спинках кресел, мягкие... Впрочем, нет, сиденья не слишком мягкие. В меру. Риз даже с удовольствием откинулся, но почти сразу вспомнил, что он едет не на прогулку, а долги отдавать. Причём ещё неизвестно, каким путём...

Джип выехал на улицы городов, помчавшись мимо домов и деревьев - псы любили природу и поэтому между зданий создавались самые настоящие сады. Здания же были вполне однообразны - жилые домики, магазинчики и развлекательные заведения, от библиотек до стриптиз-клубов. Банки... Ветеринарии...

- Куда мы едем? - спросил Риз. Машина выехала из центра города и поехала куда-то на окраины. Кто знает, что у этих псов на уме?

- Фанг, - вместо ответа представился овчар. - А этот слюнявый кобель - Фур. Твоё имя - Павс, понял?

- Павс? Почему? Моё имя - Риз...

- Заткнись и слушай дальше. Если ты берёшь кредит - подумай, как будешь отдавать его. С процентами, - Фанг замолчал, прибавляя скорости и при этом входя в поворот. - Не сумеешь - твоё дело плохо.

- Так вы тоже должники...

- Я - нет, а вот Фуру не повезло. Не в этом дело. Если должник не может отдать долг - ему предлагают работу на выбор. И я настойчиво советую тебе выбрать правильную.

- Да ну? - ухмыльнулся Риз.

Они выехали за территорию города и теперь мчались по дороге на юг. Риз знал это направление - он по этой дороге возвращался домой после армии. Впрочем, долго по автотрассе они не ехали: машин свернула на узкую дорожку и Риз пожалел, что не пристегнулся - джип трясло так, будто под ним находилась не нормальная дорога, а... Даже сравнить было не с чем. Риз вонзил когти лап в сиденье кресла, даже не пытаясь дотянуться до ремня безопасности: в тряске это было бессмысленно. На его счастье, вскоре машина выехала на нормальный участок дороги и покатила дальше без всякой тряски.

Наконец, Риз увидел и цель их поездки. Двухэтажный частный дом за высоким забором, находившийся на самой окраине города, вдалеке от других строений. Джип проехал между распахнутых створок ворот во двор и остановился возле гаража.

- Выходим, - коротко бросил Фанг, первым открыв дверь.

Риз вышел за ним. Его собрат бывшим шагом шёл к дому, помахивая обрубком хвоста. Он поднялся на крыльцо, открыл дверь и зашёл внутрь, призывно взмахнув лапой.

- Как думаешь, что с нами будет? - спросил Риз у Фура. Тот, впрочем, особо разговаривать не был настроен.

- Узнаешь.

- Так ты что, уже всё знаешь...

- У меня долг давно погашен, - бросил бульдог. - Я теперь на себя работаю. И тебе советую.

- Работаешь? И над чем же?

Бульдог уже открыл рот для ответа, но в последний момент передумал и направился к дому. Риз пошёл за ним.

Хотя внешне дом казался несколько заброшенным, ни в одном окне даже света не было, внутри по глазам Риза резанул яркий свет. Щурясь, овчар прошёл внутрь и принюхался: в доме пахло алкоголем, сигаретами и шерстью. Судя по запаху, в доме находились ещё четверо-пятеро псов. Он принюхался внимательнее и навострил уши.

- Не жмись, - сказал ему Фур, проходя мимо. - Нам на второй этаж.

Риз поспешил следом. Встреча ночью на окраине дома - нечто странное, а эти псы вызывали у него очень нехорошие подозрения. Поэтому чем быстрее всё разрешилось бы - тем лучше. По деревянным ступеням овчар буквально влетел на второй этаж и следом за бульдогом прошёл в первую же попавшуюся комнату.

За круглым столом восседали четверо. Ближе всех к двери - Фанг, рядом с ним слева высокий серый волкодав, справа - коричневая такса, удивительно смешно смотрящаяся рядом с крепким ротвейлером. Ещё два места за столом пустовали.

- А вот и сучки, - хохотнул волкодав, сразу обозначив, что он тут главный. - Садитесь уже, мы вас только и ждём!

Признаться, Риз опешил от такого обращения, но всё же сел на стул. Спорить с такими псами ему совсем не хотелось.

- Дор обозначил следующую цель, - продолжил волкодав прерванный разговор, когда бульдог и овчар уселись. - Однако у нас появился недокомплект. Соур попытался слиться его пришлось убрать.

- И что дальше? - спросила такса. Риз при одном взгляде на него едва сдерживал смех. Маленький пёс-истеричка не дотягивал ушами ему даже до пояса, да ещё к тому же был одет в плотную жилетку с кучей карманов, что придавало ему вид какой-то щенячьей игрушки. Таких продают в магазинах для детёнышей.

- Так как Соур выбыл, его придётся заменить щеночком, - объявил волкодав, указав на Риза. - Вы уже дали ему имя?

- Павс, - ответил Фанг.

- Подходит.

- Вы что, с ходу пригласили этого ублюдка?! - завопила такса. - Без проверки?

- Тор, он явно чистокровный, - заметил Фанг.

- Без проверки! Вы рехнулись! У вас мозговые блохи завелись!

- Это и не важно. Главное, что он здесь, он умеет стрелять и никуда не сбежит.

- С чего это вы взяли, что я согласен на ваши авантюры? Что вы вообще задумали?

Риз и сам не знал, почему у нег возникла такая безумная мысль, привлечь к себе внимание остальных. Впрочем, волкодава его вопрос нисколько не тронул.

- У тебя выбора нет, Павс, - просто ответил он. - Убежишь - тебя в первом же городе прирежут. А что касательно дел - ты знаешь, доберу очень не нравится конкуренция иных банков. В частности, второго Межвидового.

- Вы...

- Вой, - обернулся к волкодаву Фанг. - Слушай, а может, нам и пятерых хватит? Щеночек не хочет ни от долга избавляться, ни богатеть... Ну и зачем он нам?

Риз дёрнулся.

- Вы собираетесь ограбить банк?

- Надо же, сделал открытие! - рассмеялся Фанг. - Что, хвост поджал уже?

- Да вот ещё! - фыркнул овчар, стараясь сохранить нормальное выражение морды. - Почему бы и не поучаствовать?

- Надо же! А лапа не дрогнет?

- У нас тут собрались все, кто хочет либо подзаработать, либо отдать долги, - перебил Фанга Вой. - Правила игры очень просты. Поможешь выполнить задание - сможешь либо остаться, либо начать новую жизнь.

- Да неужели кто-то от вас уходил?

- У тебя длинный язык! - взвизгнула такса.

- А у тебя лапы короткие, - спокойно ответил овчар. - Как я понял, вы банки грабите? Зачем же вам эта коротконожка?

Псы рассмеялись, Тор же нахмурился и бросил полный ненависти взгляд на Риза.

- У Тора неплохие умения в подрывном деле, - заметил Волкодав. - А вот о твоих умениях я ничего не знаю, Павс.

- Моё имя - Риз.

- А моё - Артур, только у нас имена не приняты. Вдруг ты станешь таким же уродом, как и Соур, и попробуешь сдать нас?

- А что мне мешает прямо сейчас сдать вас?

- То, что ты с нами теперь действуешь вместе, - махнул лапой Вой-Артур. - Всё просто, быстро, не требует усилий и избавит тебя от долга перед Дором.

- Дор - этот тот доберман...

- Хозяин, определивший тебя сюда, - фыркнул волкодав.

- Ограбить банк?

- А почему бы и нет? Вот скажи мне, щеночек, как ты живёшь? Дай-ка угадаю... Съёмная квартира, позавчерашняя банка консервов на верхней полке холодильника и пустая бутылка спиртного под кроватью? Нечего сказать! А у меня дом свой и, - Вой оскалился. - Любимая работа. Что, скажешь, я плохо живу?

- Дор решил, что ты нам подходишь как раз из-за своих проблем и умений, - продолжил Фанг. - Ну, а не хочешь - дорога тебе в догфайтинг.

- Убивать бойцов на ринге и служащих банка - это не одно и то же, - проговорил Риз. Хотя он уже начал колебаться.

- Зато за второе платят больше, - парировал ротвейлер и протянул лапу Ризу. - Харт.

Риз не был моральным уродом. Но идея избавиться от долгов и заодно получить денежки ему вполне пришлась по вкусу. Пожалуй, страсть к деньгам у него зародилась ещё в детстве - когда в помёте четверо щенков, как-то очень остро ощущается распределение средств между тобой и братьями.

- Павс, - наконец представился овчар и усмехнулся, прижав свои подушечки к подушечкам ротвейлера. Вой усмехнулся их лапопожатию.

- Как я вижу, ты согласен?

- При условии, что мой запах не запомнят.

- Не волнуйся, овчарик, это я продумал. Всё как всегда.


* * *


Межвидовой банк отличался от обычного банка всего по двум параметрам. Первое - в нём имелись удобства для всех видов. Для такс, например, были предусмотрены специальные низенькие диванчики. А волкодавам и догам не нужно было наклоняться к окошкам кассирш, для каждого вида имелась своя касса. Второе отличие - в деньгах. В межвидовые банки стекались деньги со всех крупных предприятий, со всех крупных заведений и торговых палаток в городе. Так что их и охраняли лучше, и денег в них хранилось больше.

Доберман "Дор" терпеть не мог должников, но если ему попадались те, у кого не было выхода, зато имелась военная карьера или карьера в полиции... О, тогда он делал им щедрое бизнес-предложение. В конце концов, банку - пусть даже неболшому банку дора - необходимы были собственные деньги, большую часть которых ему приносили верные работники. Большинство этих работников в первый же день отрабатывали свой долг и после - как Фанг, Вой или Тор - оставались на службе у своего хозяина и получали от него часть добычи. Межвидовой банк должен был стать четвёртым в их карьере.

План по взятию банка был простым до чрезвычайности. Две машины, шестеро вооружённых пистолетами-пулемётами псов. Машины - джип, купленный Дором и заявленный в угон, да машина инкассации, взятая со свалки и отремонтированная. На свалку она тоже отправилась с лёгких лап и шуршащих банкнот добера. Вот на них-то мы и сделаем нашу работу...

К взятию банка мы готовились всё в том же доме. Не буду скрывать, мои лапы дрожали и во рту чувствовалось такая сухость, будто бы я не пил неделю, но по моему мнению гораздо хуже было бы участвовать в догфайтинге... Да и к тому же, если всё удастся, риска больше не будет никакого! Я избавлюсь от долгов за один день, получу свою долю - один процент и перееду в другой город. Одним процентом нашей добычи были целых тридцать тысяч - на первое время достаточно. Правда, пока я ещё никому и не собирался говорить о своём решении уйти. Когда вернёмся - расспрошу Фанга о том, что бывает с "отколовшимися". Дело в том, что меня беспокоил такой вопрос: зачем выпускать на свободу того, кто имеет на тебя компромат? С другой стороны, идущий в полицию должен будет в первую очередь указать на себя, а на это способен лишь последний дурак...

Для начала мы разделись и обработали шерсть специальным составом. Как я могу понять, эта эссенция была из соков десятков растений, и теперь от шерсти несло так, что понюхавший нас лишился бы нюха. С другой стороны, эта жидкость легко смывалась обычной водой. Чтобы защитить себя от нашего же запаха, мы применили специальные носовые фильтры, вставив их в ноздри. Признаюсь, это было очень странно - вдыхать воздух и не чувствовать ни запахов цветов, ни земли, не чувствовать дерева, шерсти, одежды... Понятно, почему псы, лишившиеся обоняния, предпочитают кончать жизнь самоубийством, а не копить деньги на операцию.

Переодевшись во все чёрное - чёрные брюки, чёрные куртки, чёрные перчатки на лапы с прорезями для пальцев, для таксы чёрная жилетка и брюки - мы разобрали наше оружие. В армии я стрелял из всего, что попадало в список "стрелкового оружия". И пистолеты-пулемёты "H&K" "модель пять" были мне хорошо знакомы. Разработаны специально для уличного боя, для полиции и спецподразделений, занимающихся устранением террористов. Тридцать патронов в магазине, один выстрел в секунду. Плюс - безотказные и лёгкие, лапохват обтянут кожей и удобно лежит в лапе, минус - далеко не стреляют. Впрочем, нам далеко и не надо... Тор стрелкового оружия не получил, зато взял по четыре гранаты. Нам гранат не дали, зато Вой каждому подал нож.

Затем мы разделились. Вой и Харт сели в инкассатор, мы же завалились в джип. По плану, нападение произойдёт с главного входа, пока Вой подгонит машину к запасному выходу. Через него позже пройдёт Харт. Мы закроемся внутри, и пока остальные будут держать под прицелом сотрудников и похитителей, Тор и Фанг вскроют хранилище. Вместе с Хартом они перетащат деньги в инкассатор - и всё. Потом мы уходим, избавляемся от машин и переезжаем в заранее обговорённое место. Всё просто и очень легко. Эта лёгкость меня и смущала, но почему-то она была единственным, что меня сдерживало и беспокоило.

- Волнуешься? - спросил Фанг, когда я спустился на первый этаж. Он проверял свой пистолет-пулемёт.

- Нисколько... - ответил я, что не было такой уж неправдой. - Даже хвост не дрожит.

- А вот это плохо. Тот, кто не боится ничего - глупец. Тот, кто теряет страх перед операцией, - он положил оружие на колени. - Может предать.

- Ну... Я боюсь. Немного.

- А хвост?

Я помотал хвостом и улыбнулся. Фанг улыбнулся в ответ.

- Ладно. Фур и Тор уже в машине - не стоит заставлять их ждать.

Я не стал возражать. Время тоже играло значение - банк открывался в восемь, а операцию мы должны были начать в половине девятого - через сорок минут.

Следом за овчаром, я вышел из дома, поудобнее повесив автомат на плечо и направился к машине. На заднем сиденье джипа обнаружился Фур - Тор занял место рядом с водителем.

- Не хочет с тобой ехать, - пояснил бульдог, кивнув на таксу. - Так что мы вместе.

- Ага. Я так и понял.

Я присел рядом с бульдогом и захлопнул дверцу. Он же подал мне чёрную маску в виде верхней части собачьей головы. Я немедленно надел её, повозившись только с тем, чтобы просунуть уши. Маска скрывала мою морду, одежда - большую часть тела, вонючая гадость отбивала запах. Большего и не надо.

Признаюсь, только сейчас, трясясь в машине, я начал осознавать, на что иду. Ограбить банк? Нет, у меня есть опыт по стрельбе... Но стрелять в живых собак пока что мне не приходилось. Впрочем, я уже сказал об этом ночью Вою. Ответ тот дал быстро: "стреляй куда угодно, создавая шумовой эффект. Если придётся кого-то пристрелить, это сделает Фанг". Что же, надеюсь, что и Фангу не придётся никого убивать... Я неосознанно двинул лапой, поглаживая свой автомат и тут ощутил, что он странным образом вселял в меня уверенность. Взять на прицел врага и спустить курок - дело не слишком трудное. Особенно если он будет целиться в тебя.

Мы въехали в город и покатили по его улицам, пока ещё не совсем запруженными автомобиля: большинство жителей либо уже проехали на свою работу, либо только-только собирались ехать. Инкассатор следовал за нами на небольшом отдалении, чтобы не слишком привлекать внимание. Вот мы проехали несколько знакомых мне мест, миновали огромный парк, проехали мимо мэрии и завернули на восточные улицы. Огромный небоскрёб, подножье которого и представляло Межвидовой банк. Я едва удержался от того, чтобы облизнуть нос. Начинается...

Мы затормозили перед самым входом в банк. Фанг и Тор открыли дверцы и первыми выскочили на тротуар. Мы с Фуром поспешили следом, одновременно приготовив оружие. По счастью, возле банка никого не оказалось и мы втроем - Тор остался у дверей со стёклами из бронестекла - ворвались внутрь банка.

- Лапы вверх, морды в пол! - заорал Фанг, ворвавшись в зал и, не дожидаясь реакции, дал короткую очередь. Пули ударили в грудь одному из охранников, доберману с уродливой причёской, прошлись по толпе посетителей и врезались в грудь второму охраннику. Я же остановился позади овчара и просто был готов пристрелить любого, кто сунется к нам сзади. Посетители с дружным визгом вопили и падали на пол.

Фур тем временем выстрелил по продавцам, подскочил к металлической двери, закрывавшей проход к кассам, открыл их и кинулся дальше. Я увидел, как он схватил за плечо сучку-овчарку и опрокинул её на пол.

- А ну всем лечь на пол! - рявкнул он троим оставшимся кассирам, один из которых - точнее, одна - уже точно не могла выполнить его приказ. - Что непонятно?

Я услышал цокот когтей где-то справа и развернулся как раз вовремя. Дворняга с пистолетом в лапах бежал к нам. Я не стал долго думать - вскинул оружие и выстрелил, одновременно прижимая уши и поджимая хвост. Пули ударили в грудь пса, разорвав её и отбросив тело назад - оказалось, убивать не так уж и сложно.

- Отличная работа! - прокомментировал Фанг. - Тор! Давай дуй к хранилищу! Я с ним, а ты, Павс, проследи за нашими друзьями!

Я кивнул и покрепче сжал «модель» в лапах. Фур под прицелом выгнал кассиров в зал и заставил их лечь вместе с посетителями. Фанг и Тор исчезли за дверью, но к счастью, посетители даже не думали о том, чтобы сопротивляться и лежали спокойно. Я быстро пересчитал их. В живых остались две пуделихи (а может, пудель и пуделиха, их не поймёшь), волкодав, три низкорослых лысых собачонки, ещё двое овчаров и борзая, пара дворняг, а также кассиры, узнаваемые по форменным белым рубашкам и синим юбчонкам - овчарка, гончая, такса и золотой ретвиер, все самки. Фур прохаживался между ними, роняя слюну.

- Только двиньтесь - выбью мозги, - объявил он.

Где-то раздалась стрельба - автоматы, пистолет, снова наши автоматы... Затем всё смокло. Я привалился к стене, бросая взгляды на дверь. Интересно, если подняли тревогу, за сколько полиция приедет сюда? Думаю, ждать придётся недолго, поэтому нам стоило поторопиться.

Я был так занят своими мыслями, что не сразу услышал звук сирен. Бросив взгляд на Фура, я увидел злобные искры в его глазах и только тогда заметил, что он сморит в сторону пуленепробиваемой витрины. Оказалось, что я сильно недооценил нашу полицию - две машины с включёнными мигалками на крышах уже подъезжали к банку.

- Быстро сработали, ублюдки беспородные! - крикнул бульдог.

Из-за двери внезапно снова раздалась стрельба, чей-то вскрик, потом дверь открылась и залитый кровью Фанг ворвался в зал.

- Полиция! - заорал он. - Нас полиция накрыла! Тор мёртв!

- А Вой где?

- Он удрал! - Фанг вдруг снова исчез за дверью, раздалась стрельба и овчар вернулся обратно. - Фур! Самку на лапы! Быстро!

Фур немедленно шагнул к кассирам и схватил за шкирку борзую Та завизжала от боли, дёрнулась и неожиданно кинулась на Фанга, как будто бы собиралась перегрызть ему глотку. Тот быстро развернул в её сторону автомат и прострелил самку насквозь.

- Не дёргаться! - крикнул он. - Фур! Вторую давай!

Я замер. Борзая лежала, открыв рот и глаза, кровь скапливалась под ней в лужу.

- Зачем... - прорычал я, но Фур уже поднял овчарку и толкнул её к Фангу. Та испуганно сделала два шага и замерла.

- Пожалуйста... Не надо...

Фанг схватил её за морду, потянул к себе и ловко перехватив за шею лапой, развернулся к стеклу. Полицейские прекрасно видели нас, но достать не могли - зато Фанг показывал им, что достать его будет не так-то легко.

- Приоткрой дверь, Павс! - крикнул он. - Я хочу сказать пару слов этим недостаткам! Фур, следи за нашей задницей! Я думаю, они уже передали своим, что у нас заложники, но недооценивать эту полицейскую сволочь не стоит.

Я с трудом подошёл к двери. «Заложники». Докатился! Убить охранника, который в тебя целится из пистолета - это одно, но расстреливать беззащитных самок... Я мотнул головой и чуть приоткрыл дверь - Фанг подтолкнул овчарку к ней и встал за её спиной, ткнув «модель» стволом между лопаток.

- Слушайте сюда, ублюдки! - рявкнул он полиции. - У нас тут множество прекрасных сучек и кобелей, и если вы попробуете сунуться - всех перестреляю! Понятно?

- Отпустите заложников! - раздалось в ответ. - Отпустите заложников и сдавайтесь! Вам не уйти.

- Да хрен тебе! Сначала мне нужна машина и проезд на юг города! Только после этого я освобожу большую часть этих щенков. Понятно?

- Я повторяю - у вас нет ни шанса!

- Вы думаете, я шучу? - оскалился Фанг. - Беги, сука!

Это он крикнул уже овчарке. Она дёрнулась, выскочила на улицу и... Я не знаю, что произошло. Может, происходящее меня отрезвило. А может я наоборот, сошёл с ума. Так или иначе, когда Фанг поднял оружие, собираясь выстрелить самке в спину, я нажал на спусковой крючок автомата. Пули вонзились в грудь овчару, пошли вверх, достигли морды и выбили мозги. Тело пса отлетело в сторону...

- Ты что делаешь?!

Я обернулся слишком поздно. Две пули болезненно впились мне в левый бок, прошлись по животу, груди и глухо застучали по бронестеклу. Я охнул - боль оказалась не такой сильной, как её принято описывать, но вот что удивительно: внезапная слабость нахлынула на меня и я упал на колени. Из разорванного живота что-то текло. Я внезапно почувствовал, что не могу дышать - судорожно дёрнувшись, я попробовал захватить воздуха, но вместо этого почему-то страшно захрипел и рухнул мордой на пол. Кровь, собственная кровь оказалась на моём языке. Глаза мои словно застлал жёлтый туман и я вдруг осознанно понял, что так и не узнаю, успел ли я убить Фанга до выстрела или же он успел убить овчарку? Вроде бы... Вроде бы успел...

Успел...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: F «Краденый мир, ч 1», Хеллфайр «Море Фортуны», Мирдал «Дракоцид»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 9 старых комментариев на форуме