Furtails
Автор под номером Д)
«Потерявшаяся муза»
#волк #разные виды #романтика #конкурс
Своя цветовая тема

Автор номер Д

«Потерявшаяся муза»


«Эй»

Брошенный, взлетел скомканный лист бумаги.

«К чему…»

Ударился об стену со странным, непередаваемым звуком, между ударом и шелестом.

«…ты на самом деле стремишься?»

И упал к таким же скомканным бумажкам, валявшимся на полу словно снежки. Только вот они были совсем не из ледяных хрусталиков. Просто бумага на которую пытались сначала выплеснуть мечты, надежды, а затем эмоции и злость.

Когда дело не получается, это злит. Когда ты взвинчен, то готов крушить все что не нравится. Сейчас ему не по душе бумага, которую он замарал собственными лапами этими самыми чернилами. К тому же зелеными, так как обычные закончились. А денег пойти и купить новые не было. Пока, во всяком случае. Рывок, последняя стадия, когда нужно взять себя в лапы и просто сделать это.

Муза покинула его. Тихо, незаметно. Пока он спал. Или купался в речке. Возможно, даже, когда ел сладость на ярмарке, она вдруг взмахнула своим призрачным хвостом, дернула ушками и просто растворилась в этом мире, как растворяется вино в крови.

В самый ответственный момент в его жизни!

- Аргх! – заворчал Горус и схватил новый лист. Движение было столь резким и неаккуратным, что он задел стакан с недопитым отваром, который, конечно же, перевернулся на этот самый лист бумаги.

- Чтоб тебя! – на этот раз гаркнул покинутый рифмоплет и, наплевав на все, схватил шарф и выскочил за дверь.

Нужно охладиться, придти в себя, подышать свежим воздухом, заболеть, умереть. Тогда все заботы умрут вместе с ним. Конечно же, так оно и есть.

Умереть - самый легкий способ уйти от проблемы.

Особенно от надуманной проблемы.

Или уход музы это не так уж и надуманно?

Под ногами оказалась лужа и порванные на сгибах носков ботинки тут же промокли, добавив к хмурым мыслям еще одну. Вода под ногами, вода над головой. Все вокруг серое, непонятное, корявое. Хочется взять банку краски и просто разбрызгать вокруг яркие цвета счастья, лета, успеха.

«При легком исходе ждет ли тебя успех?»

Горус зарычал себе под нос, перемешивая рык с руганью. Еще эта непонятная девчонка, перешедшая ему дорогу. Может, это она забрала музу с собой. Точно, она, по другому быть не может. Именно с того дня он не смог написать и двух складных строчек, путаясь то в рифмах, то в словах, то в буквах.

И это тогда, когда его пригласили декламировать свое произведение, написанное в честь праздника скорого рождения наследника престола. Причем, перед самими королем и королевой, что и без того любили проводить поэтические вечера, с удовольствием вбирая в себя творчество и поэзию других подданных. Правда, в основном это были дворяне.

Но этот праздник все изменил. Декламировать свои стихи мог каждый желающий, главное чтобы ранее они нигде прочитаны не были и были написаны в честь новорожденного.

Прекрасный шанс, возможно, единственный в его жизни, в своем роде. Да на всем звездном небосклоне не найдется более желанной звезды, чем эта!

Потому что в него никто не верил.

Никто и никогда не понимал.

Всегда посмеивались над его «причудами», которые он «перерастет».

Не перерос.

Это его хлеб, жизнь, долг перед своей собственной судьбой.

Возможно, Горус единственный кто считал именно так среди всей своей родни. Но так же он считал это правильным выбором, отличимым от того, что предвещала ему судьба семьи.

Повернув голову, поэт взглянул в темное окно.

В ответ на него посмотрел собственное отражение. Серый волк. С голубыми глазами и черной полосой на носу. В полосатом шарфе. Засунувший лапы в карманы куртки, потрепанной и поношенной.

Горус фон Вапрхиль. Отпрыск славного рода охотников. Который пренебрег своим семейным долгом и решил податься в «нищеброды», как сказала тогда бабушка. Возможно, так оно и есть. Но это выбор самого Горуса. И до этого еще ни разу не пожалел о нем, несмотря на недоедание, изношенную до седьмых дыр одежду и насмешки. Как же, волк и поэт. Волки – охотники. Они обязаны охотиться, быть агрессивными и сильными, а не такими задумчивыми и хилыми. Они должны устрашать одним своим видом. Хотя это все еще получалось у поэта неплохо, благодаря росту и развитому телу.

Кажется, это впервые в жизни он начал жалеть о своем пути. Даже не так. Наконец, пришло время развилки.

Благо, что не перекресток.

Легкий путь. Все его детство было легким. Игрушки, еда, исполнение желаний. Все чего хотел щенок, молодой волчонок, младший среди восьми братьев и сестер, исполнялось враз. Наверняка, это сильно повлияло на его характер и, в итоге, на будущий выбор. Слишком избаловали, поэтому он решил идти своим путем. Попер против семьи, так сказать. И вот что в итоге – воют обе стороны. Хотя с той стороны все намного лучше. Сестры повыходили замуж, две уже родили волчат, славных продолжателей рода. Малышей уже наверняка учат охотится и скалиться. На самом-то деле в их роду много волков хоть и мрут быстро. Не потому что войны, потому что сорвиголовы. То там, то тут приключение и мало кто доживает до седой шерсти. А к нему пристали, как лист к одному месту. Почему?

Потому что в их роду не должно быть ублюдков. Все должны быть такими.

И вот, идет борьба, с которой сам Горус пока не справляется. Это очень сильно угнетало. До такой степени, что в башку начали приходить мысли все бросить. Придти обратно домой, попросить прощение и принять все, что ему дадут.

Да, так вернее будет.

Горус повернулся, скользнул взглядом по грязной мощеной улочке. Все такое же серое. Под ногами дождь, над головой дождь. Серые хмурые чужаки ходят рядом, то задевая, то отскакивая подальше от большого страшного зверя. Все смотрят вниз, надеясь в грязной воде рассмотреть себя. Рыжие лисицы с хитрым взглядом и в призывно задранных юбках, с оголенными плечами. Хромающий конь, провожающий тоскливым взглядом удаляющуюся карету. Лев, исхудавший настолько, что сквозь лохмотья видно торчащие ребра, просящий подаяние у проходящих мимо. Это и есть жизнь, это и есть правда. Горус среди них. Художник должен быть голодным, на то он и художник. Взгляд двинулся дальше, на ту сторону дороги.

Большие черные глаза, полные хитринки. Вытянутая морда. Огромные уши торчали из-под капюшона. Руки в карманах и то хорошо. Маленькая воровка, вторгшаяся в его мысли непрошенным гостем, которого теперь не выгнать ни метлой, ни кочергой. После встречи с ней все покатилось под откос. Чертова девчонка.

В груди заклокотало, из горла вырвался низкий рык. Проходивший мимо заяц дернулся и отскочил, казалось, сразу на другую сторону дороги. Горус ощутил кончиком языка насколько острые у него зубы. И где раньше было это невероятное ощущение? Лапы чуть подогнулись, готовые к прыжку. А он допрыгнет. Сил хватит, тренировки в него вбили с младенчества, и даже такой образ жизни вперемешку с алкоголем не смог их выбить. Прицелиться прямо в горло. Прокусить. Почувствовать вкус победы. И вернуться в семью. Действительно, зачем это все. Последняя ошибка в этой жизни и хватит. Пора придти в себя. Пора признать поражение.

Она же все стояла, низкая и улыбчивая, как маленькая миледи Судьба, задумавшая каверзу.

Обычная воровка.

«Тебе нравится такая жизнь?»

Укравшая мысли и покой.

«Это и есть тот переломный момент между рабством и свободой»

- Да что ты знаешь?! – зарычал скорее для себя, чем для нее Горус и, наконец, прыгнул.

Тренировки даром не прошли, волк действительно допрыгнул и даже почувствовал, как песочного цвета чужая шерсть защекотала кончик носа. Но тренироваться в одиночку и нападать на живую мишень это абсолютно разные вещи. Она юркнула вниз и сделала несколько ловких шагов вперед, от чего охотник перелетел и врезался в каменную стену какого-то здания, походившего на магазинчик сладостей.

В голове зазвенело.

- И что же это за приветствие такое? – с какой-то сладкой издевкой сказала она и провела лапой по капюшону, поправляя его. Ткань постоянно слазила с огромных ушей.

В башке Горуса звенело, так сильно ударился. Да и не мудрено, летел он очень даже недурно и целенаправленно. Но сейчас не смог бы завалить и теленка, что уж говорить о юркой девчонке, которая ему в очередной раз все ломает.

- Загрызу, - прохрипел поэт, на какое-то время ставший охотником. – Помяни мое слово.

- Помянула бы, да денег на выпивку нет, - хихикнула фенек и присела рядом. – Ты как себя чувствуешь?

- Жив, - зачем-то ответил волк. Слабак.

- Думаю, если бы ты умер, это заметила бы даже я, - вздохнула воровка и посмотрела в сторону. На них косились, хотя такое зрелище не такая уж удивительная вещь. Что может быть страннее волка, врезавшегося в стену? Только помогающий ему фенек. – Зачем ты напал на меня?

- А отчего же ты не убегаешь? – вопросом на вопрос ответил волк, силясь придти в себя. Голова от этого болела намного сильнее, переходя в пульсацию. Это плохо или хорошо?

- Потому что не вижу в этом смысла, - просто пожала плечами девушка и ухмыльнулась совсем уголком пасти. – Ты меня не догонишь. А если и догонишь то… что сделаешь? Попытаешься снова загрызть? Глупости какие. Я же тебе ничего не сделала.

- Сделала, - мотнул головой Горус и тут же об этом пожалел. – Ты – воровка.

- Что?

Неподдельное удивление на морде фенька заставило Горуса кое о чем призадуматься. А точно ли это она украла? Как можно украсть вдохновение? Увести музу? Забрать себе все?

- Откуда ты знаешь? – только прошептала она, затем вернулось все то же ехидное выражение морды.

Очередной самообман. Горус снова глухо зарычал и клацнул зубами прямо перед этой наглой мордой. Вот только она даже не моргнула. Наглая девка! Это все она, она виновата. Он схватил ее за лапу, фенек не сопротивлялась. Встал, покачиваясь потому что в голове все еще звенело, а затем пошел. Таща ее за руку. Куда? Зачем? Почему? От чего она просто послушно идет за ним, поправляя капюшон и продолжая улыбаться так, что показываются кончики зубов?

Волк резко остановился и просто спросил у себя.

«Что за черт вообще происходит?!»

- Слушай! – рявкнул он и повернулся в девчонке. Та кивнула, показывая, что готова слушать. – Черт…

А что он хотел сказать? Накричать? Зарычать? Все же вцепится в ее горло зубами?

- У тебя сейчас самый ответственный момент твоей жизни, - заговорила в итоге воровка. – Ты сомневаешься в любом своем действии, даже мысли. Мечешься, словно в стальной клетке, где прутья справа, слева, спереди и сзади. Даже сверху и снизу. А выход то вот он, стоит только увидеть.

- Заткнись. Ты снова говоришь непонятные вещи.

- Как это непонятные? – она склонила голову набок. – Они же очевидные. Просто ты не хочешь их видеть. Один раз сделал то, что хотел, хотя на тебя давили. А сейчас, когда давление похоже на стальную клетку ты просто готов отступить. От мечты, от желаний, от свободы.

- А это по твоему свобода?!

Снова звон в голове. Нет, точно что-то не так.

- Если ты волен выбирать то что хочешь ты, а не поддаваясь воле толпы, то не это ли свобода? – спросила девчонка, резко посерьезнев. – Идти трудным путем, чтобы затем он стал твоим опытом. Именно твоей жизнью, а не тех, кто хочет сделать из тебя что-то или кого-то.

А, ведь, у нее есть имя. Какое? Она его называла? Не просто же девчонка или воровка, или фенек? Но, откуда такие мысли, такие фразы, слова? Что, черт возьми, она знает?

- И о чем ты опять думаешь? Себя, небось, жалеешь, а?

- Не говори так со мной, - тихо сказал он. Не так. Спокойно. Уверенный голос словно бы и не принадлежал Горусу. Никогда такого не было.

- Что? – а вот девушка растерялась. После всей этой грубости, этих нападок, этого… тявканья, такой уверенный тон даже и не вязался с этим согнутым своими проблемами волком. Согнутым ли? Он стоял прямо и смотрел на нее своими внимательными глазами. Изучал, вспоминал.

- Как твое имя?

Фенек и вовсе растерялась.

Куда делась ее спесь? Эта хитрая улыбка покинула морду, а в глазах появилось недоумение. Что-то знакомое. Она, разве, так же выглядела, когда они увиделись в прошлый раз?


Ярмарочный день шел полным ходом, если можно так выразиться. Шумели торговцы, смеялись взрослые, рыдали дети, выпрашивая у родителей то или иное лакомство. Молодые девушки смотрели на дорогие ткани, но позволяли себе лишь ленты для шерсти и ушек. Парни бахвалились друг перед другом силой или остроумием, приударяя все за теми же девушками. А он просто шел между рядами, жевал яблоко и придумывал новый стих.

Сердце у Горуса билось, как ненормальное. Всего полчаса назад он узнал о новом конкурсе, в честь приближения рождения королевского отпрыска. Но что самое прекрасное, он тоже может взять там участие и, конечно же, выиграть. Прекрасный шанс утереть семье нос и показать, что даже не будучи воином, Горус может получить признание при дворе. Он к этому столько лет стремился, терпя насмешки братьев с сестрами и переживая невзгоды.

Ни в коем случае нельзя упускать этот шанс!

- Ой!

Именно этим звуком сопроводилось столкновение Горуса с кем-то очень низким, потому что неизвестный по ощущениям доставал только до груди, о которую и ударился, после чего полетел на землю.

- О, прошу прощения, - извинился волк, с удивлением опуская башку, чтобы увидеть, с кем же столкнула его судьба.

На земле сидел фенек и мотал головой, видимо, приходя в себя. И правда, совсем маленький, но зато с большими ушами, стоящими торчком и удивительного цвета песка шерстью.

- Аккуратнее нужно быть, - ответил… ответила девушка и нагло протянула лапу, чтобы ей помогли встать.

- Снова прошу простить. Задумался, - пробормотал волк и помог девушке подняться. Та отряхнула плащ и штаны, а затем снова с вызовом посмотрела на Горуса. Это выглядело очень смешно, особенно с его ракурса. Маленькая, миленькая, но с грозным выражением лица, уперевшая лапы в бока, широкие и наверняка круглые, но это скрывала грубая ткань штанов. Он не удержался и широко улыбнулся от этой картины.

- А за насмешку вы мне теперь и яблоко в карамели обязаны! – нагло заявила девчонка и подняла подбородок еще выше. Хотя, глядя на великана, казалось, куда уже выше. Да нет, у нее получилось.

- Что? – искренне удивился Горус и покачал головой. – Милсдарыня, это уже наглость с вашей стороны. Мы столкнулись, вы упали и я извинился. Что еще?

- Вы насмехались на до мной, - заявила фенек. – И теперь я требую за это компенсацию.

Горус хотел уже было ответить более грубо, но махнул лапой. У него слишком хорошее настроение, чтобы портить его перебранкой с этой нахалкой. От одного яблока в карамели с него точно не убудет, благо недавно один рыцарек за небольшой памфлет отдал кое какие деньги, которых хватит на жизнь. Ну и на лакомство.

Примерно через четверть часа они уже стояли на углу палатки со сластями, каждый ел свое яблоко в карамели. Точнее, Горус свое слопал за пару укусов, тем более что сладкое ему и не особо-то нравилось. Но за компанию захотелось. А незнакомка ела свое маленькими кусочками, тщательно пережевывая каждый, особенно когда не слипались зубы.

- Милсдарыня довольна? – спросил поэт, когда фенек довольно облизывала палочку, видимо, не решаясь поверить что лакомство закончилось.

- Вполне, - кивнула она. – А о чем же сударь так задумался, что не обратил внимание на такую приметную девушку как я?

Волк едва подавил улыбку, которая так и хотела появиться на его морде. Приметная, да уж, ничего не скажешь. Скорее всего, даже если бы он не считал ворон, то наверняка бы ее не заметил. Маленькая, в неприметной одежде, чаще в землю смотрит, чем прямо. Больше на служанку похожа, чем на вольную. Хотя наглости действительно не занимать.

- Думал о предстоящем конкурсе. Так сказать, занял все свои мысли будущими рифмами и строфами, - ответил все же волк и во вдохновении даже развел лапы в стороны.

- Так вы поэт? – на мордочке отразилось удивление. – Больше похожи на…

- Воина? Знаю. Семья считает, что из меня и должен быть воин. Но я пошел своей тропой.

Точнее не считает, а прямо называет идиотом и что он отказывается от своей судьбы, выбрав абсолютно неправильный путь. Если же он продолжит, то остальные просто от него откажутся. Собственно, что и произошло, по сути.

- То есть вы пишите стихи на зло семье?

- Нет, пишу по зову сердца. Потому что мне это нравится, потому что это часть моей души, - разоткровенничался волк. Сказывалось одиночество. Горус ни с кем не говорил просто так давным-давно. А тут такой шанс. Да и не увидит он ее больше на самом-то деле.

- Но ваша семья не рада, - заметила фенек вполне очевидную вещь, про которую волк и упоминал.

- Я это и имел в виду. Но скоро королевский конкурс и я им всем покажу. Еще ни разу я не был так уверен в своей победе. Это будет легкий путь! – воодушевленно воскликнул волк, да так громко, что несколько куниц повернули к нему любопытные мордочки.

- Эй, - неожиданно тихим голосом произнесла она. – А к чему ты на самом деле стремишься?

- Что? – теперь уже пришел его черед удивляться. Что это еще такое? – Конечно же я стремлюсь к славе поэта! Я стану великим, обо мне будут говорить везде, не только в королевских палатах, но даже в самых нищих трактирах! И семья поймет, что я велик!

- При легком исходе, ждет ли тебя успех? – задала новый вопрос девушка.

Горус захлебнулся воздухом, просто не зная, что ответить. Нахалка перешла черту и должна поплатиться за это. Волк махнул лапой, но загреб лишь воздух. Только на земле лежала надкусанная палочка.


В тот день он вернулся домой с решимостью начать свое великое произведение. Но не смог написать и строчки. Сейчас Горус начал понимать, что действительно во всем виновата девчонка. Потому что мысли крутились вокруг нее, ее слова постоянно всплывали в голове, вместо красивых слов о благополучии или счастье. Только эта фенек с ее грустными вопросами на которые он так и не нашел ответы.

Искал ли?

Нет, только во всем ее обвинял.

Волк посмотрел в черные глаза, сейчас полные недоумения. Про легкий путь она тогда имела в виду не его семью, а то, как он сказал о конкурсе. О том, что легко победит. То есть, дастся ли победа ему так легко и если да, то будет ли это правильный путь. Это то к чему он стремится? Или же к тому, чтобы показать семье кто он на самом деле? Что он стоит на своем месте. Делает любимое дело, от которого и будет счастлив.

- Идем, - сказал Горус и потащил девчонку по направлению к дому, в котором снимал комнату.

- Что? Зачем? – вот теперь уже она начала сопротивляться, упиралась лапами в мостовую и пыталась вытащить свою лапку из его цепких огромных лап. Он не пускал, даже наоборот сжимал крепче, от чего она запищала. – Пусти!

- Нет, иначе ты снова исчезнешь, - покачал головой волк, который уже бежать хотел. Но она точно не будет успевать и в лучшем случае только начнет спотыкаться на каждом шагу.

- Вот и исчезну! Такой нахал большего и не заслуживает даже! – теперь уже рычала девчонка и Горус… резко остановился.

- Как твое имя?

Ведь, он так и не услышал. Или она не ответила. Не обратил внимание. Пропустил мимо чутких ушей. Ужасный поэт, который обычно воспевает красоту, сейчас не обратил внимание ни на что. Но начал. Милая остренькая мордашка, когда скалится, то становится даже немного смешной. Тонкий голосок, тем не менее, приятный. Упрямая, притягательная, кокетливая, хоть и не понимает этого. А как раньше он сам не заметил? Невнимательный волк. И какой же тогда из него охотник? Даже глотку не прокусил. И хорошо. Ее кровью он бы просто захлебнулся в итоге или сошел бы с ума.

- Я же уже говорила. Чем ты слушал? – уже не на шутку рассердилась девушка и даже топнула лапой.

- Пожалуйста, повтори, - достаточно вежливым тоном попросил он. – Просто в тот момент я углубился в воспоминания о нашей первой встрече.

- Встреча? Да ты столкнул меня на землю, - тонкий голос и возмущение понятия несовместимые.

- Мы случайно столкнулись. Я тебя не заметил.

- Просто ты большой и считаешь, что все тебе дозволено, - продолжала она гнуть свою линию, не замечая свою неправоту.

Казалось, Горус начал злиться, но лишь вздохнул. Видимо, она нервничает. Откуда такая мысль? Сейчас он заметил, как подогнут кончик хвоста. В детстве все его сестры и братья так делали, когда нервничали. Даже в более зрелом возрасте эта привычка проявляется. И вот в этой чужой девушке есть такая знакомая привычка. Чужой ли? Такое чувство, что знает он ее намного дольше. А звучит, словно сюжет романа, который так любят читать девушки из благородной семьи. Обязательно ночью, чтобы никто не узнал про эту страсть. Глупо. Он же просто идиот.

- Зария.

- Так если слышал, зачем переспрашиваешь? – продолжала бушевать девушка, хотя уже и не так активно. Стушевалась.

- Ладно, идем, - снова вздохнул Горус и продолжил идти, таща фенька за собой.

- Стой. Да остановись ты! Пусти, кому говорю!

- Как я уже говорил – нет. А, мы, волки, верны своему слову, знаешь ли, - ухмыльнулся Горус и осмотрелся. Да, на них поглядывали, но никто не смел ничего сказать. Он большой и страшный. Кто станет противится такому? Только благородный лев, да тот во дворце, а не на грязной городской улочке.

- Вы волки, к тому же, кровожадные хамы! – крикнула, абсолютно никого не стесняясь, Зария, продолжая упираться, но тем самым лишь спотыкаясь. Не падала она только благодаря всё той же лапе Горуса, державшей ее и ставящей на землю, прежде чем двинуться дальше.

Теперь пытается задеть. Отчаяние.

Охотников учат убивать и выслеживать. В выслеживание так же входит внимательность и чтение чувств, эмоций. Она боится. Причем, страх ее ощущается в воздухе. Любой, у кого есть обоняние и не заложен нос, учует этот запах. Да она сама его чует и от этого боится еще больше. Не может успокоиться.

Но вот и дом, осталось подняться. Тут и начались большие проблемы. Зария оказалась не просто упрямой, а чертовски упертой, походя на тех баранов из правительства. Во всяком случае, феньков, упирающихся до такой степени, что они цепляются всеми, и передней, и задними лапами за косяк, волк еще не видел и с большим удивлением наблюдал эту картину. Даже расхохотался в какой-то момент, за что получил в свой адрес уйму выражений, причем достаточно грязных, словно девушка все детство в порту провела.

Совсем не так.

Горус взял ее на руки и понес наверх, в свою комнату. Она сопротивлялась, но усмирить Зарию в таком положении оказалось даже легче.

Она жила не в порту.

Совсем легкая, даже не чувствуется вес. А сейчас неуверенно держится за шерсть на его шее, так как не может обхватить ее руками. Такая маленькая, милая.

Одна из служанок, живущих в их огромном доме.

Поэтому она и показалась ему такой знакомой. Девочка с вечно спадающей косынкой из-за больших ушей, которая всегда его подбадривала незаметно в достаточно трудные времена. Да, виделись редко, но росли вместе. Как росли. Он рос, а она оставалась все такой же маленькой, словно вечное дитя с черными любопытными глазками. Потом он окончательно разругался с семьей, ушел из дома и оборвался все связи. Абсолютно все.

Кто же тогда столкнул их тогда в ярмарочный день? Какая сила дернула всегда застенчивую девочку нагло потребовать яблоко в карамели? Магия? Судьба? Что-то иное?

Волк несколько небрежно кинул девушку на кровать и запер дверь. Осмотрел комнату. Везде комки из бумажек, перевернутая чернильница с еще не успевшими засохнуть чернилами, одежда на спинке стула. А теперь и испуганная девушка на его кровати.

«Эй»

Шерсть встала дыбом, клыки снова показались необычайно острыми. Черные глаза расширились от испуга. Здесь бежать некуда. Только в окно. Успеет ли?

«К чему…»

Чуть согнуть задние лапы, готовясь к прыжку, чтобы затем резко оттолкнуться от пола.

«…ты на самом деле стремишься?»

И он прыгнул, целясь клыками в шею. Снова, как совсем недавно. Только на этот раз не врезался башкой в каменную стену и не поймал воздух. Совсем нет, теперь под клыками была шерсть, кожа, плоть и такая жидкая соленая кровь. Еще Горус чувствовал пульс. Бешеный ритм отдавал в голове, которая теперь лишь немного побаливала. Она дышала быстро, прерывисто, вцепившись своими лапками в него, стараясь оттолкнуть. Ничего не получится. А все теперь зависит лишь от его желания. Эгоизма. Эго.

Кто ты на самом деле?

Охотник, готовый убивать ради своего короля?

Славный волк, какого будут прославлять за его деяния, победы, награды и кровь, которую он прольет на эту землю во имя своего рода и королевства?

Поэт, воспевающий жизнь и красоту?

Уверенный в себе волк, декламирующий стихи всем и оттого приносящий в этот мир больше гармонии и радости?

Решать необходимо сейчас.

Самое легкое действие – всего лишь сжав пасть, раздробить тем самым кости, выпить кровь.

Самый сложный выбор, сложнее даже выбор между семьей и мечтой. Выбор между тем, кто ты на самом деле. Кем тебя видят другие или кем ты видишь сам себя?

Какова твоя цель?

Найти себя.

Это последний рубеж?

Да.

Что ты сделаешь?

Захлопнется ли ловушка жизни за твоей спиной вместе с этой переломленной шейкой.

Как она дрожит в твоих лапах, как чувствуется запах ее страха. Непередаваемо. Даже не может сглотнуть. Нервы каждого на пределе.

Вот только феньку то намного страшнее. Это ее жизнь сейчас находится в смертоносных клыках большого серого волка. Снова жизнь зависит от хозяина, а не от себя самой. Для этого ты сбежала? Для этого не стушевалась, а нагло потребовала яблоко в карамели? Для этого затем следила за ним? Чтобы сейчас просто взять и погибнуть?

Но Зария прекрасно понимала, что в данный момент от нее теперь мало что зависит. Она сделала до этого. Снова заставила задуматься о правильности его пути. Она бы могла вспомнить первое четверостишие, сочиненное Горусом во времена, когда она прислуживала в доме. Но это ли напомнило ему о себе? Или тот самый первый вопрос, который был вырезан в мыслях каждого серебряным ножом.

«- Эй, а к чему ты на самом деле стремишься?»

Нужно просто поверить.

Но доверие Зарии столько раз предавали, столько раз растаптывали в грязи, в навозе и вот теперь что-то предлагает доверится хищнику, готовому прогрызть ее глотку?

Да.

Каждый раз, когда Зария слышала рассказы о том, что секунды тянутся словно часы, то лишь смеялась над этими словами. Такого не бывает. Секунды это секунды, а часы, это минуты, состоящие из секунд. Не более того. Сейчас фенек в полной степени поняла всё значение этих слов.

Собственно, как и сам Горус, в больной голове которого пульсировало. Это была мысль, которую кричала ему кровь, гены, предки.

Убей.

Убей ее.

Убей ее немедленно.

Наверняка подобная мысль в такой ситуации любому покажется глупой, но она возникла. «А зачем?».

И волк задумался. Начал переосмысливать все, что делал до этого момента. Понимал все, в особенности эти вопросы.

А клыки все сжимались и сжимались.

В какой-то момент он, наконец, почувствовал металлический привкус на языке.

Она закрыла глаза, мысленно прощаясь с жизнью.

Фраза, что надежда умирает последней, взялась не из ничего. Даже в самой безнадежной ситуации надежда остается в любом случае, хоть и подсознательно. Вот и теперь Зария надеялась где-то в глубине, что волк не сомкнет зубы.

Но стало лишь больнее, усилилось давление огромной челюсти.

Все.

Неуверенный поцелуй. Очень легкий и нежный. Такого Зария никогда раньше не ощущала в своей жизни. А в данной ситуации даже не ожидала. Девушка открыла глаза и встретилась взглядом с другими, голубыми и полными… неуверенности. Черная полоса на носу, показалось или в ней действительно появилось несколько седых волосков?

- Что? – неуверенно спросила девушка и моргнула. Почему-то стало больно глазам. Все стало понятно, когда мех на щеках стал мокрым от ее собственных слез.

- В семье меня всегда считали странным, - не сразу ответил Горус. – Казалось бы, серый волк, все как положено. Но столько «но». Не любит драки, предпочитает тишину, вино, а не крепкие напитки. Водится со служанками. Пишет стихи. Ушел из семьи для того чтобы осуществить свою мечту и стать поэтом. А теперь вот, как оказалось, давно любит девушку не своего вида. Разве такой может достигнуть желаемого?

Она не могла поверить своим ушам, несмотря на то какими огромными они были. Что он такое говорит? Такое возможно? Зария кое-как выбралась из-под волка, который частично успел во время нападения подмять девушку под себя. Затем просто обняла его как могла за огромную шею и ткнулась носом в его ухо.

- У тебя все обязательно получится. Просто поверь мне и стремись к своей мечте, - прошептала она.

Волк хотел что-то сказать. Промолчал. Лишь улыбнулся и немного отстранил от себя Зарию. Чтобы поцеловать. Целовать ее осторожно, нежно, спешить уже некуда. А затем так же осторожно и неспешно они растворились друг в друге.


Строки выходили из-под пера, словно по волшебству. Такого не было так давно. С тех пор как его покинула муза. Не убежала, не исчезла, не отвернулась. Просто он ее ненадолго потерял. Затем нашел. Хоть и со своими проблемами.

Горус потер глаза, уставшие от работы при пламени свечи, и посмотрел на кровать. Измятое одеяло, небрежно накинутое на задние лапы. Подушка на полу. Спина, красивая, с плавными изгибами. Сейчас Зария больше походила на таинственную незнакомку при этом тусклом освещении. Интересно, как она выглядит в лучах утреннего солнца. Обязательно нужно проверить.

Он потерял свою музу тогда на ярмарке. Потому что она засомневалась в его пути, в его целях, мечтах и способностях.

Просто проверка себя, готов ли он идти через тернии к своим звездам.

Теперь Горус точно был готов, потому что самый трудный выбор в жизни он сделал именно сегодня.

Его муза вернулась к нему. Волк надеялся, что теперь навсегда.


В зале никто не говорил кроме самого поэта, декламирующего своего произведение, которое он написал специально к конкурсу. Король слушал очень внимательно, изредка прикрывая глаза на самых ярких моментах. Даже Бараны-министры молчали, как и все другие – гости, участники, свита, просто жители пришедшие послушать. Воспользовались тем, что именно в этот день в тронный зал пропускали не просителей, а интересующихся искусством. Таких оказалось немало. Но каждый как-то да комментировал некоторых поэтов, громко перебивал, смеялся. Волк немного струсил, видя такую реакцию, и опасался, что его тоже начнут перебивать.

Тишина. Только его голос, уверенный, чуть рычащий звучал по этому залу, разлетаясь и достигая ушей всех. Затем и сердец. Такое вот маленькое чудо.

Когда он уходил в толпу, так сказать на свое место, то краем глаза заметил волка. Высокого, с черной полосой на морде. Но тот лишь отвернулся и ушел. Больше в данный момент и не нужно было. Выражение морды все сказало. В семью Горус не вернется, но его все еще готовы принять даже после такого. Вот только в качестве кого?

Важно ли это сейчас? Будет ли важно потом? Горус подошел к той самой черте, к которой стремился до этого, считая, что давно ее перешел. Юношеские страдания и стихоплетства. Теперь это стало чем-то более глубоким и менее посредственным. Потому что появилось понимание.

Снова поэты со своими одами, стихотворениями, творениями. Кого-то слушали, кого-то нет. Волк слушал внимательно всех и каждого, хотя некоторые очень уж резали тонкий слух. Но ему было интересно, любопытно поучиться у других, как можно делать, как нельзя. Не сосредотачивайся только на себе, смотри на других и анализируй. Оставаясь при этом собой.

Конкурс закончился, объявляли места. Снова быстро стучало сердце, теплилась надежда на идеальный исход. Но все подобное происходит только в мечтах. Приговор был произнесен. Волк не расстроился, скорее даже наоборот обрадовался такому исходу, потому что это и есть правда. Это и есть его извилистая дорожка. Он преодолел себя, свои слабости. Повзрослел в какой-то день своей жизни, до этого занимаясь лишь самокопанием и жалостью к себе.

Свита шла пировать, жители расходились по домам или тавернам, в зависимости от финансового состояния каждого. Горус еще не знал, куда пойдет со своими мыслями и итогами, которые тоже теперь нужно обдумать. Хотя, не так уж все и плохо как казалось совсем недавно.

К тому же у выхода его ждала премиленькая девушка в голубом платье до пола и с лентами на больших ушах.

- Поздравляю тебя с пятым местом, - сказала Зария, когда он приблизился вплотную, и приняла предложенную лапу, чтобы вместе выйти.

- Спасибо, - просто ответил волк с улыбкой. На душе стало намного теплее и спокойнее.

- Сильно расстроился, что не первое?

- Наоборот, даже обрадовался, - признался Горус и сам себе покачал головой. – Знаешь, если бы это было первое место, то я бы возгордился, посчитал себя поэтом-гением. Потерял бы стремление к совершенству, улучшая себя и свою работу. Так сказать, встал бы на одном месте, как бывает это с новичками, которые практически ни с чего получают золото. Мне это не нужно. Мне нужна заслуженная награда за мои труды. Раньше я не читал чужие стихи, да вообще не читал особо, застряв на собственных строках. Считал их гениальными, божественными, раз их заказывают. Сегодня же, послушав многих других. Услышав их, что самое главное я понял, что многие из них похожи друг на друга и многие из них похожи на мои, а мои на их. Не считая последнего, который я писал так долго. И вот видишь, он получился, благодаря тебе.

- Мне? – Зария удивленно посмотрела на волка, за лапу которого держалась.

- Конечно. Ты же моя муза, - улыбнулся Горус и потерся носом о затылок девушки, от чего та завертела головой. – К тому же платья тебе идут гораздо больше, чем излюбленные штаны. Ты прекрасно выглядишь.

Зария зарделась и улыбнулась, опустив голову. И правда, платье она надела специально дня него. А благодаря таким словам и вовсе готова была позабыть про удобную одежду, кроме исключительных случаев. После того случая, казалось, ей необходимо было убежать, потому что разное может взбрести в эту серую башку. И опасное, так как он хищник. Но нет, стало наоборот спокойнее, хотелось радоваться жизни и больше смеяться. Сидя под одеялом, глядя на луну или разговаривая о глупостях при свете свечи. Слушать скрип пера по бумаге, когда он пишет, думая, что девушка спит. Такое спокойствие. Надолго ли? Наверняка скоро он поймет, что это скучно, или что с ней что-то не так и все, сказка закончится.

- Кстати, у меня к тебе вопрос, - прервал уже более грустные мысли Горус и даже наклонился, чтобы видеть мордочку фенька.

- И какой же? – спросила Зария теперь уже с ехидной улыбкой. – Что сегодня на ужин?

- Это тоже хороший вопрос, но к нему я вернусь потом, - хихикнул волк. – Нет. Тут вопрос в другом.

И замолчал, не то обдумывая слова, не то удлиняя паузу.

- Не томи уже, - заворчала девушка, хотела было толкнуть его в бок, но передумала. Потом отомстит, когда возможность будет получше.

Вот только Горус не спешил говорить, теперь уже внимательно глядя по сторонам. Выискивая что-то. Или кого-то. В зале было несколько волков с черными полосами на мордах. Такое семейное сходство невозможно не заметить. И Зария все пыталась прочитать, что же за эмоции на них. Но удовольствие от декламированного стиха они точно получили, это девушка могла гарантировать.

Оказалось, волк искал яблоки в карамели. Купил одно и затем сделал достаточно неожиданное – встал ну одну заднюю лапу и протянул яблоко Зарии.

- Выходи за меня, - сказал он с решительным видом, но с дрожащим от волнения голосом.

А фенек растерялась. И что на такое ответить? Обычно есть три варианта: да, нет и подумаю. Но судя по глазам Горуса, третий вариант его точно не устроит. От этого понимания девушка растерялась еще больше.

- Ты же меня знаешь совсем немного, - прошептала она в ответ и краем глаза увидела, что на них смотрят окружающие.

- Знаю я тебя с детства, а ощущение, что всю жизнь, - упрямо ответил волк, продолжая держать в протянутой руке яблоко в карамели.

- Ты сбежишь от меня через полгода, - снова попыталась воспротивиться такому резкому предложению девушка.

- Я бы сказал, что скорее ты от меня сбежишь, но теперь я тебя никуда не отпущу и никому не отдам, - еще более упрямо ответил Горус и нахмурился. От этого взгляда у маленькой девушки задрожали колени, и она еще больше обрадовалась, что принарядилась в платье, длинная юбка которого скрывала этот постыдный факт.

- Твоя семья не одобрит, - использовала она последнее возражение.

- Семья не одобряет никаких моих действий и, если ты до сих пор не заметила, я продолжаю выбирать свой путь. Без тебя я бы сбился с него и кто знает, что после этого случилось. Сточные канавы, грабеж, тюрьма, смерть. Так каков твой ответ?

- Вот вечно ты так, сталкиваешься, роняешь, а потом еще и не извиняешься, - фыркнула Зария и уперла лапы в бока. – Конечно же я согласна.

Теперь секунда не была похожа на час, но все же смогла растянуться. Счастливый Горус схватил теперь уже невесту в охапку, закружил ее и подвывал. Она лишь смеялась и обнимала его за шею, ткнувшись носиком в серую шерсть.

- Вот теперь точно никуда не отпущу, моя маленькая муза, - зашептал он, когда остановился. – Один раз ты уже пошла погулять и я чуть с ума не сошел. Теперь же вместе нам не страшны никакие преграды.

- Да, - ответила она, счастливо улыбаясь. – Вместе нам ничего не страшно.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Фред Адра «Лис Улисс-1», Nataliel Fon Drago «Если ваш муж - оборотень...», Redgerra «Я хочу быть с тобой!»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 6 старых комментариев на форуме