Furtails
Varra
«Куда делась эсбэка»
#NO YIFF #кот #пес #росомаха #мистика #хозяин/раб #превращение
Своя цветовая тема

Занималось осеннее утро. Хмурые серые тучи угрюмо блуждали над Псогаром, ворча на неугомонный ветер. Листья неустанно падали на землю, кружась в воздушных потоках. Жёлтые, как грудка лесной куницы, красные, как шапочка дятла, рыжие, как шубка лисы, они застилали землю и приятно шуршали под лапами. С каждым днём деревья обнажали всё больше ветвей, а яркий ковёр на земле становился всё мягче.

Карх проснулся не в духе. Лёжа в своей роскошной постели, он недовольно зарычал и открыл глаза. Разбойник-ветер с грохотом распахнул окно, чуть не разбив дорогое синезорьское стекло, которое было доставлено в Псогар из соседней страны, когда старые дешёвые стёкла пришли в негодность. Синезорье всегда славилось своими мастерами.

Занавески развевались на ветру снаружи, как будто приветливо махали кому-то. Карх Луголесья сел на кровати и томно зевнул, показав пробуждающемуся миру начищенные белоснежные клыки. Пёс посмотрел по сторонам, оглядел свою кархевскую комнату и задумался. Коврик у кровати был пуст, а разноцветный вязаный плед ненужной тряпкой валялся на полу.

Карх изящно спрыгнул со своего ложа и вышел из комнаты. Его взору предстали совершенно обычные повседневные вещи: резные перила дубовой лестницы, портреты Кархов на стенах, декоративные скульптуры мифических собак на столбиках перил, снующие туда-сюда стражники и слуги. Они, в отличие от своего Карха, давно уже были на лапах. Правитель неторопливо спускался по лестнице, вглядываясь в морды своих подданных, когда его окликнул рослый белый пёс породы маррема в оранжевом ошейнике.

- Доброе утро, мой господин, - печально улыбаясь, поприветствовал он. – Сегодня отличный денёк для охоты.

- Ароварк, здравствуй. Нет, сегодня слишком холодно. Ветер разбушевался.

- Господин Тиран, я с вами не согласен. Солнце не будет слепить глаза и палить мех.

- Нет, увы. Я ни за что не сунусь сегодня в лес, - с ноткой раздражения в голосе промолвил Тиран. – А сейчас мне пора. Иди, у тебя ещё есть работа, я уверен.

Маррем пожал плечами и уже собирался уходить, как Карх вдруг резко обернулся к нему.

- О, постой, Ароварк. Ты эсбэку мою не видел, случайно? Она встала раньше меня.

- Да, видел. Она ушла ещё до петухов, я как раз нёс ночную вахту. Она ещё разве не вернулась? – удивлённо спросил стражник, пригладив шерсть на хвосте.

- Нет, с самого утра её нет. Она куда ушла-то? Не сказала?

- Гулять, вроде бы, пошла. Она не сказала, куда именно. Но я увидел в подзорную трубу, как она бежала по полю. В лес как раз, на восток. Не волнуйтесь, мой господин, она скоро вернётся.

- Я надеюсь. Спасибо, Ароварк.


И Тиран удалился в сторону столовой. Приветствуя своих слуг и стражей, правитель угнездился в роскошном кресле, закутался в плед, придвинул к себе блюдо с мясом и кружку сбитня. Тихонько потягивая напиток, пёс отвлёкся от окружающей его суеты, все голоса и лай слились для него в единый гул, а потом и вовсе исчезли. Существовал только он, сбитень и крупная эсбэка, бродившая где-то по лесу. Так минуло утро.


Но и днём нужный Тирану зверь не объявился. Ветер продолжал неистовствовать, рвать и метать, раскидывать листья по дорогам, протяжно завывая в каминных трубах. Солнце уже катилось с небесной горки вниз, к закату. А Тиран всё сидел в кресле, допивая очередную кружку сбитня. Скучающим взглядом он заметил худенькую некрупную собаку белого цвета, которая хлопотала на другом конце стола. Карха позабавил необычный внешний вид служанки: шерсть торчала клоками, где-то длиннее, где-то короче, хвост напоминал общипанную метёлку, но самой смешной была длинная шерсть, завязанная вместе с висячими ушами в пучок на макушке. Тонкую шею обрамляло гладкое деревянное кольцо. Правитель негромко гавкнул, подзывая к себе собачку. Та робко посмотрела на него, поджала хвост и тут же оказалась рядом.

- Я слушаю Вас, мой господин, - благоговейно пролепетала она.

- Как тебя зовут, служанка?

Собака нервно дёрнулась всем телом.

- Ирас, мой господин.

Тиран сделал последний глоток и отдал ей пустую кружку.

- Ирас, дорогуша. Пойди и найди Ароварка. Пусть явится сюда. И поживее.

Служанка кивнула и тут же ретировалась.

А через несколько минут в столовую вошёл маррем, учтиво поклонившись Карху.

- Ваше Величество, вы звали?

- Да, друг мой. Что-то мне это всё не нравится, - медленно проговорил Тиран. – Салли всё нет и нет. Что она делает в лесу в такую погоду?

- Не стоит беспокоиться, мой господин. Вы же знаете, она любит ветер.

- Её нет весь день. И она мне ничего не сказала перед уходом. Это странно. Надо пойти и поискать её.

Карх встал с кресла, оставив в нём плед, и потянулся всем телом.

- Ты пойдёшь со мной, Ароварк.

С этими словами Тиран двинулся прочь из столовой. Растерянный Ароварк поспешил за ним. Вскоре псы оказались во внутреннем дворе замка. Там тоже кипела жизнь. Стражники, слуги и гости были заняты своими делами: кто-то трудился в саду, кто-то пил из колодца, кто-то вёл беседу на скамеечке, кто-то подметал пол на крыльце своей будки. Стройная левретка писала что-то на листочке, свободной лапой придерживая шляпу, чтобы она не улетела. Вельш-корги и овчарка шли по дорожке и ворчали друг на друга. Ароварк помахал им лапой, на что вельш-корги оскалился, а овчарка завилял хвостом. Карх рысил дальше, не обращая ни на что внимания, он лишь изредка морщился в знак неприязни к погоде.

Через некоторое время псы вышли за пределы крепости, где их незамедлительно встретил дикий хохочущий ветер, окончательно растрепав приглаженную шерсть. Травы в Необъятном Поле колыхались волнами, шелестели и гнулись к земле.

- Куда, ты говоришь, она пошла? – Тиран принюхался и взглянул в сторону леса.

- На восток, господин, - ответил стражник, поправляя ошейник.

- Ты видел, как она вошла в лес?

- Да, я это гарантирую, - Ароварк зашёлся надрывным кашлем.

Подождав, когда приступ у стража закончится, монарх продолжил разговор.

- Тогда по полю мы с тобой лучше пробежимся. Так будет намного быстрее.

И собаки побежали, развивая немалую скорость. Лёгкое поджарое тело Тирана разрезало воздух, а травы будто сами расступались перед ним. Ароварк немного отставал, так как был грузнее, но всё же мог держать Карха в поле зрения. Звери очень стремительно сокращали расстояние между собой и опушкой леса, на которой уже можно было различить отдельные деревья. Ветер принял этот негласный вызов и нёсся за правителем Луголесья и его стражником, желая, во что бы то ни стало, обогнать их. Однако вихрь и не подозревал, что только помогает им, подгоняя в спину. Совсем скоро псы достигли опушки.

Облокотившись на ствол берёзы, маррем тяжело дышал, время от времени покашливая. Дыхание Тирана было ровнее, но ему тоже нужна была передышка после долгого бега. Пока стражник приходил в себя, правитель осматривал опушку, обнюхивая каждый куст и камень. Он скрылся за деревьями, продолжая поиск следов, а его спутник лёг на мху, пытаясь справится с одышкой.

- Ароварк, Ароварк! – послышалось из кустов. - Тут трава примята. Помоги мне искать дальше.

Пёс встал с лесной подстилки, отряхнулся, и пошёл на голос. Карх внимательно разглядывал поломанные стебельки травяного покрова, стараясь учуять эсбэку.

- Так, Ароварк. Я буду смотреть, ты будешь вынюхивать. У тебя как с обонянием?

Маррем невольно вспомнил, как в тюрьме ему прижигали нос горячим железом.

- Могло быть и лучше, но, думаю, справлюсь.

И псы занялись делом. Ароварк семенил, держа нос у самой земли, временами он терял след, но Тиран направлял его куда нужно, находя всё новые поломанные ветки, клочки шерсти и отпечатки лап.

- Как глубоко в лес она зашла, - заметил правитель, глядя на незнакомые деревья. – Что ей тут было надо?

- Она просто шла тут, господин, - сказал страж, отрывая нос от земли. – Ничего не делала. Хотя постойте-ка…

Маррем снова припал к земле, прошёл чуть дальше и раздвинул траву возле старого развесистого граба.

- Здесь она встала на задние лапы, - он понюхал ствол дерева. – Передними опёрлась о граб. О, глядите-ка! Там на ветке висит что-то!

И действительно, на толстой обломанной ветке висел небольшой предмет на красной шерстяной нити. Он монотонно раскачивался на ветру. Это был полудрагоценный камешек сердолик, с прикреплённым к нему пёрышком кукушки. Собаки задумчиво смотрели на странный амулет.

- Это она повесила, - сообщил Ароварк, изучая предмет носом.

- Что значит этот талисман? – поинтересовался Карх.

- Я не знаю. Я не колдун и не знахарь. Смотрите, на том грабе ещё такой же амулет!

Они поспешили к месту новой находки. Да, там висел абсолютно идентичный талисман, тоже повешенный Салли.

На следующем грабе Ароварк нашёл ещё один сердолик. Псы шли от граба к грабу, и на каждом из них висело по камню с пером. А этих деревьев тут было довольно много, эта часть леса недаром носила название Грабовая. Собаки не снимали сердолики с веток, и даже не трогали их. Они понимали, что если кто-то что-то вешает на ветку, значит, так надо. Череда украшенных грабов сменилась смешанным лесом. Грабы ещё попадались, но уже реже, и на их ветвях всё так же раскачивались яркие сердолики. Тиран и Ароварк шли по хорошо заметному следу, они даже не принюхивались, потому что их вели отпечатки эсбэчьих лап и развешенные талисманы.

- Тут она лежала, - сказал правитель. - Трава сильно примята, и смотри-ка, тут какие-то символы на земле.

- Да, круги, полоски, завитки. И начерчены, кажется, ножом, - рассудительно заметил страж.

- Тут ещё соль. Они посыпаны солью. Ладно, куда она пошла дальше?

- Вот, тут след резко уходит влево.

Звери скрылись за деревьями, куда их вёл след. Они шли, описывая плавную дугу, когда Ароварк почуял новый запах.

- Мой господин, тут пахнет солёной рыбой! Мой нос шутит со мной!

- Нет, ты прав. Я тоже чую. Да вот же она!

Тиран указал лапой вверх. Там на ветке липы, подобно сердоликовым амулетам, висела подвешенная за хвост вяленая треска. На такой же красной шерстяной нитке, с таким же кукушкиным пером. Собаки удивлённо переглянулись, но ничего не сказали. Они посеменили дальше.

Через некоторое время их мордам предстала новое магическое приспособление. Им оказался крепкий кряжистый пень, стоящий посреди небольшой полянки. В самую середину пня был воткнут нож, рядом с ножом лежала треска, перо и сердолик. Весь пень был изрезан символами, похожими на те, что нашёл Тиран на месте лёжки эсбэки. След Салли удваивался и утраивался, было понятно, что она проходила здесь по нескольку раз. Но в итоге он вёл прямо к пню, на влажной земле след был виден очень отчётливо.

- Господин, тут она перешла на бег, - маррем внимательно изучал отпечатки, сообщая о результатах. – Тут прыжок. Резкий. Она перепрыгнула через пень. Ну-ка, ну-ка…

Стражник обошёл пень вокруг.

- Что там? – спросил Карх, разглядывая символы на пне.

- Ничего, мой господин. След обрывается. Как будто испарилась! Хотя вот тут есть несколько её шерстинок, у самого подножия пня, вот, смотрите.

- На неё напали? Что тут произошло? Где Салли? – заволновался Тиран. Он метался у пня, пытаясь в мыслях восстановить картину событий. Вот Салли идёт по лесу, развешивая подвески на ветках. Вот она прилегла отдохнуть. Вот она, не пойми зачем, повесила на ветку рыбу. Вот она вышла на полянку. Вот она походила по поляне туда-сюда. Вот она вернулась в исходную точку. Постояла немного и ринулась бежать в сторону пня. Вот она с трудом перепрыгивает препятствие. Но… и что дальше? Дальше следа эсбэки не было. Маррем тоже искал и думал. Он усиленно принюхивался, напрягал зрение, слух и мозг, но ничего не мог понять. Пёс прошёл чуть подальше от пня, куда, по логике, должна была приземлиться Салли после прыжка.

- Ой, господин! – внезапно воскликнул он. – Да тут новый след! Какой необычный. С пятью пальцами.

- Где? – взволнованно гавкнул Тиран и тут же оказался рядом со стражем. – О, и правда. Это не эсбэчий след. Это животное помельче. Что-то знакомое. Чёрт, не могу вспомнить.

- Судя по отпечатку, у него длинная шерсть на лапах. Но это же точно не Салли. А след расположен практически там, где она должна была приземлиться.

- Это абсолютно точно не она, - Карх понюхал след. – Ба, да это же росомаха! Их запах ни с чем не спутаешь!

- Росомаха? – изумлённо переспросил Ароварк и скорчился от нового приступа кашля. – Что же….кгхе-кгхе…тут…кгха-кгха….росомаха забыла?

- Я не знаю. След, как ни в чём не бывало, ведёт дальше! Ты только погляди! – Тиран увлеченно и встревожено кинулся по следу загадочной росомахи. Ароварк, перестав кашлять, побежал за ним.

След вёл дальше в лес, он петлял и извивался, но зверь, что оставил его, ни разу не прилёг отдохнуть. Смеркалось. Ветер немного затих, вернувшись в поле, где ему было свободнее носиться. Псы преследовали росомаху.

Мало-помалу, они уходили всё дальше и дальше. Но зверя так и не нашли. Сделав привал на большом камне, собаки понимали, что шансы догнать росомаху и найти эсбэку очень невелики. К тому же оба очень проголодались.

- Надо будет послать патрули в лес, - устало решил Тиран. – Случилось что-то нехорошее. Скоро стемнеет, тогда мы вообще не сможем продолжать поиски.

- Давайте тогда не будем терять время. Может, ещё найдём что-нибудь. А там и Луна появится нам в помощь, - предложил Ароварк.

И они снова двинулись в путь. Уставшие, голодные и замёрзшие, псы уже не могли так же внимательно осматривать каждую ветку и былинку. Маррем очень хотел домой, но не решался сказать об этом Карху. Страж плёлся сзади, проклиная всё на свете. Но он тоже очень хотел найти Салли, которая когда-то помогла ему выйти из тюрьмы, рискуя своей шкурой. Тиран ушёл вперёд. Вдруг он как-то странно тявкнул, остановившись будто вкопанный.

- Что вы там нашли, господин? – осведомился спутник.

Монарх не ответил. Он безмолвно поднял с земли какой-то предмет. Его морда при этом выражала полнейшее потрясение.

- Её ошейник! – ахнул маррем. - Как она его сняла? Ой, господин, глядите! Тут к нему какая-то бумажка красной ниткой привязана.

Тиран дрожащей лапой схватил бумажку и развернул её. Его дыхание участилось, уши поднялись на хрящах, хвост сам собой поджался. В записке было всего семь слов, написанных почерком Салли.

- Эсбэки нет. Долгих Вам лет, мой господин, - шёпотом прочитал правитель. Не поняв смысла написанного, он снова и снова перечитывал послание, вопросительно глядя на стражника. Ароварк лишь обескуражено пожимал плечами. Тиран громко заскулил, задрожал всем телом и опрометью бросился бежать.

Он мчался долго, бешено хватая воздух пастью, из широко раскрытых глаз текли слёзы, разбиваясь встречным ветром на сотни маленьких капелек. Впотьмах Карх Луголесья не видел, куда он бежит, не слышал и не чуял ничего вокруг. Не заметил он и глубокий овраг, что неожиданно разверзся прямо под его лапами. Тиран с диким воем полетел вниз, ударившись головой. Пёс потерял сознание.


Ароварк неустанно шёл по его следу. Это было довольно просто, ведь его господин пробежал здесь только что, так что запах не успел выветриться. Пёс торопился, боясь опоздать. Он легко нашёл Тирана, лежавшего без чувств в сыром овраге. Спустившись вниз, он сжал челюсти на кархевском загривке и, не без труда, вытащил правителя на поверхность. Потом маррем уверенно пошёл по направлению к замку, взвалив бесчувственного Тирана на свою могучую спину.


Салли была уже далеко, но всё же услышала неистовый вой, разрезающий тишину. Такой родной и такой леденящий кровь вой. Лапы эсбэки сильно затекли, перехваченные грубой тесьмой, удерживающей на её подушечках деревянную подошву по форме точь-в-точь как росомашья лапа. Теперь всё позади, и большая кошка вздохнула с облегчением. Сколько усилий ей стоило подстроить всё это так, чтобы выглядело правдоподобно. Чтобы запутать следы, чтобы не стали дальше искать. Ведь её хозяин весь лес бы перевернул, а эсбэку свою нашёл. Если бы был уверен, что эсбэка там есть. А Салли придумала хоть и замысловато, зато действенно, она убедила Тирана в том, что тут произошла какая-то магия. А с магией не поспоришь.

Ух и долго же готовилась эсбэка к этому побегу. Воздерживалась от пищи, чтобы можно было вытащить голову из ошейника.

Ей далось это труднее всего, она чуть не сломала себе гортанные хрящи, пытаясь освободиться от его безжалостного обхвата. Но всё же смогла. Потому что сейчас, в отличие от всех остальных разов, она твёрдо решила обрести свою свободу и покинуть Тирана. Салли перерыла всю библиотеку, пока не наткнулась на пособие для воров и лиходеев "И да не будешь ты выслежен, друг", в котором целый раздел был отведён изготовлению растворов с сильным запахом разных животных для маскировки своего настоящего запаха. Она много недель собирала ингредиенты для изготовления "Эссенции Росомахи". Мало проблем всё это раздобыть, так ещё надо было и от хозяина скрывать весь процесс. Эсбэка сама вырезала из дерева подошвы в виде росомашьей лапы, приклеивала к ним мех, выдранный из собственного хвоста, потом долгими ночами училась на них быстро передвигаться. Ей редко удавалось побыть одной, поэтому работа растянулась надолго. Но она искренне желала снова стать свободной. Нет, она не испытывала ненависти к Тирану. Ничуть. Просто вольной эсбэчьей душе надоела пыльная скука каменного замка и она решила променять её на бескрайнее небо, неоглядный горизонт и ветер, шевелящий шерсть на загривке. Салли решила разыскать Урку и напроситься к ней в напарники. И стать воином. Её одурманили рассказы подруги о далёких странах, о захватывающих приключениях и о великолепных поединках. Молодой эсбэке тоже захотелось насыщенной жизни и она решилась на побег. На серьёзный побег, продуманный от начала и до конца.

Она решила подстроить магическое перевоплощение. Почему-то она решила, что хозяин не станет искать её в якобы другом облике. Она не ошиблась. Салли выбрала росомаху. Почему? Просто потому, что по случайному стечению обстоятельств ингредиенты для "Эссенции Росомахи" было проще всего достать. По случайному стечению обстоятельств. Знала бы сейчас Салли, что потом, через несколько месяцев, ей будет много ночей сниться одна росомаха. И её хозяину тоже. Росомаха и магия. И знала бы она, что всего через несколько недель она вновь вернётся назад.

Но сейчас эсбэка не думала об этом. Она была ободрена своим успехом, однако ей, конечно, было жалко всё вот так бросать. Ветер растрепал её шерсть и далеко унёс слезинку, ненарошно выкатившуюся из глаза. Всё кончено. Всё получилось. Свобода.

Салли неторопливо пошла дальше, стуча росомашьими подошвами о попадающиеся корни. Граб, сердолик, рыба... Эти амулеты должны были утаить правду от преследователей. Что ж, они со своей задачей справились. Эсбэка шла, устало опустив голову. "Надо бы прилечь, отдохнуть" - подумала она. Совсем скоро она нашла сухую ложбинку в корнях могучего дерева, и моментально свернулась в ней калачиком, заснув крепким туманным сном.

А Луна этой ночью так и не взошла.


----

Особое сообщение:

Данное произведение, равно как все описанные в нём оригинальные концепции, персонажи и события, а так же все графические иллюстрации являются объектом авторских прав, и принадлежат автору, публикующемуся под псевдонимом Варра Росомаха (Varra Wolverine) (в дальнейшем автор). Своим исключительным решением автор запрещает любое использование своих объектов авторских прав, включая оригинальные концепции, персонажи и события в иных произведениях литературного, художественного и иного характера, выполненных иными авторами, кроме таковых, всецело соответствующих каноническим описаниям основанных на различных произведениях автора. Окончательное решение в спорных случаях выносит лично автор. Отдельно стоит отметить, что любые порнографические и эротические сюжеты, либо добавление новых персонажей в любом случае не будут соответствовать каноническим описаниям.

В библиотеке фурри-литературы Furtails это произведение публикуется по особому разрешению от автора.

Весь текст данного сообщения имеет полную силу, добавлен и отражает исключительную авторскую волю.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Алан Дин Фостер «Королевства света», Varra «О Виске и Встряске…», Varra «Далетравские куницы (главы 1-37)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален