Furtails
Persival
«Сменивший образ»
#дракон #разные виды #фантастика
Своя цветовая тема

Глава 1



Пробуждение было мучительным. Сознание всё норовило выскользнуть из реальности, будто мыло из мокрых рук. Наконец, ценой титанических усилий, мне удалось открыть глаза и удержать их открытыми дольше трех секунд.

Я смотрел на непримечательный белый потолок с нависавшей надо мной люстрой. Откуда-то со стороны окна доносились обычные городские звуки, вроде гула машин, грохота строек и обрывков криков горожан. Вставать не хотелось абсолютно, но что-то заставило меня попытаться подняться.

И тут меня ожидал первый сюрприз — тело не послушалось! В испуге подумав, что парализован, я предпринял ещё несколько попыток. Последняя увенчалась успехом и я сумел поднять правую руку. Взгляд на неё заставил меня рывком подняться и сесть на постели. Страх сковал моё нутро ледяными цепями.

Я рассматривал мохнатую, когтистую конечность, судя по всему, бывшую моей правой рукой. Но я совершенно точно знал, что она не должна быть такой. Что же происходит?

Ещё минут десять понадобилось мне, чтобы скатиться с постели на пол и доползти до стоящего в углу огромного зеркала. Держась за раму, я кое-как поднялся на ноги и принялся рассматривать своё отражение.

Я просто стоял и смотрел на себя в зеркало, пытаясь собрать свои мысли воедино. Меня беспокоило два факта. Два неоспоримых, но от этого не менее невероятных факта... Тело, в котором я находился сейчас, принадлежало не мне. Второй факт — я понятия не имел, кто я, и как меня зовут. Но я знал совершенно точно, что я был человеком...

А из зеркала на меня взирал совсем не человек...

Существо невысокого роста, не больше полутора метров, тело покрыто густой тёмно-зелёной шерстью с белыми полосами. Голову венчали огромные уши, напоминавшие уши пустынной лисы-фенека, острая морда, две ноздри представляли весь нос... Большие (от удивления и шока просто огромные) карие блестящие глаза тем не менее походили на человеческие.

Я открыл пасть и обнаружил в ней ряды острых резцов, подходивших какому-то хищнику из фильмов про джунгли. Как это было не странно, но я был одет. На мне была довольно неплохо смотревшаяся тёмная футболка с логотипом "Найк" и такого же цвета короткие шорты, из которых торчали мохнатые лапы, упиравшиеся в паркет острыми когтями...

— Твою мать... я — дракон! — произнес я, не узнав своего голоса, хотя я уже не помнил, какой у меня голос.


Драконы... О них впервые узнали четыре года назад, когда на телевидении засветился один из них. Эти существа отличались от людей, хоть были выведены ими. Руководитель корпорации «Прометей» Джейк Фостер утверждал, что драконы призваны защищать человечество и принести людям благо. Мало кто поверил этому, ведь все, что было создано во благо, использовалось для убийства. Так было и с драконами — выяснилось, что проект первого дракона был задуман, как эксперимент по созданию совершенного наемного убийцы, с чем прототип по имени Эш прекрасно справлялся. Он восстал против своих создателей и собирался устроить войну с людьми, заручившись поддержкой остальных драконов.

Войны не получилось, так как его собратья выступили против него. После этого, казалось, всё наладится, но драконам пришлось разбираться с ещё одним неудачным экспериментом. На этот раз это был искусственный интеллект, называвший себя Знающим. Противостояние вылилось в полномасштабную войну людей и драконов с машинами.

Спустя год после трудной победы, корпорация «Прометей» объявила, что драконы готовы к самостоятельной жизни, построила «Драконье логово» — центр по выращиванию и обучению новых особей, и стала выпускать их в мир, где те занимали места рядом с человеком. Драконов было не очень много, всего около сотни, но они разбрелись по всей стране. Теперь их можно встретить на любой должности: почтальоны, клерки, музыканты...

Всегда и во всем они превосходили своих коллег-людей, благодаря своим способностям, быстро поднимались по служебной лестнице оставляя людей далеко позади. И это, естественно, никому не нравилось. Появились активисты, требующие посадить всех драконов под домашний арест, а некоторые даже открыто требовали уничтожить всех и каждого, но все эти выпады просто игнорировались и правительством и тем более Корпорацией.


Я лежал на диване в гостиной этой странной чужой квартиры и размышлял о ситуации. Как не крути, а она была крайне плачевной: я не знал где я, как попал в это тело, не знал, как зовут меня самого и даже не знал, кто этот дракон, чьим телом я теперь пользуюсь. Я ничегошеньки не знал и понятия не имел, что делать дальше. Обратиться в полицию? И что я им скажу? И доктора тут не помогут.

Я валялся на диване около часа, пока из головы не выветрились все мысли. Я лежал бы так и дальше, но почувствовал, что жутко голоден. Во время похода на кухню я отметил, что тело слушается намного лучше, оно теперь было почти что родным. В холодильнике обнаружились довольно внушительные запасы пищи: консервы, салаты, колбасы, сыр, несколько бутылок молока, жуткое количество яиц, разнообразные фрукты.

Я набрал столько, насколько я ощущал себя голодным и ещё чуть-чуть. К сожалению, алкоголя в холодильнике не оказалось, а выпить жутко хотелось. Это ещё раз доказало мне, что я — человек, а не дракон. Насколько я знал, драконы вообще брезгливо относятся к выпивке и никогда не держат ее дома. В один момент я раздумывал о том, чтобы сходить в ближайший магазин за пивом, но отбросил эту мысль. Я был еще не в состоянии разгуливать на улице среди толпы людей в этом теле.

Разложив на столе на кухне припасы, я принялся готовить себе завтрак. Это меня постепенно успокоило. На кухне нашлось всё необходимое для приготовления пищи, но находилось оно в ужасном состоянии. Посуду не мыли по меньшей мере несколько дней, в некоторых тарелках, судя по запаху, были несколько блюд поочередно, а уж про вид кухонной плиты и говорить нечего было. Кое-как помыв посуду и очистив место на плите, я занялся приготовлением яичницы. Вскоре на столе уже покоились тарелка яичницы, бекона, салата из овощей и стакан молока. Кофе, увы, тоже не было.

Завтракая, я размышлял над тем, что мне теперь делать. Как вернуть себе свое истинное тело я не думал — сейчас это было невозможно, учитывая, что я даже не знал, как меня зовут. В первую очередь надо было выяснить, кто такой этот дракон, кем я теперь вынужден притворяться. Я знал, что придется притворяться, не могу же рассказать правду! Не знаю, сходят ли драконы с ума, но заявление, что я не дракон вовсе, а человек с амнезией, точно приведет меня в психиатрическую больницу. А туда мне не хотелось.

Покончив с завтраком, я пробрался обратно в спальню и начал её обыскивать. Надо было найти личные вещи дракона, его мобильный, паспорт и всё такое. Дракон, кстати, оказался жутким неряхой: тот кошмар, что был на кухне — пустяк по сравнению с катастрофой в спальне. Паспорт, который лежал под кроватью, нашелся спустя минут двадцать. Дрожащими пальцами я неуклюже раскрыл документ (до чего же неудобно пользоваться этими когтистыми толстыми сардельками!).

В удостоверении была фотография дракона, почти такого же, какого я увидел в зеркале, только на снимке он не был так испуган. Рядом я нашел всю интересующую меня информацию. Выяснилось, что зовут меня странным именем Доджер, мне семь лет, как и всем драконам второго поколения, там же был адрес проживания...

«Доджер, значит... — мрачно подумал я, — надо будет запомнить». Изучив паспорт, я занялся телефоном. Это был довольно дорогой аппарат, который, однако пришлось отложить в сторону — на телефоне был установлен пароль, которого я конечно же, не знал.

Не исследованным оказался еще ноутбук, стоявший на столе в углу. Этот агрегат был явно дешевле телефона и был весь обклеен наклейками с персонажами из комиксов. Я ухмыльнулся — как это по-детски. Впрочем, дракону всего семь лет по документам... Странно, что их выпускают в самостоятельную жизнь так рано.

Подойдя к ноуту, я поднял крышку, мой палец был на полпути к кнопке включения, как комнату напомнил пронзительный звонок.

Кто-то звонил в дверь.

Я встрепенулся, и оглянулся в коридор, где виднелась входная дверь. Я не двигался, краешком сознания надеясь, что посетитель уйдет, оставив меня наедине с моими вновь обретенными проблемами. Но звонок раздался вновь, на этот раз пришедший звонил более настойчиво.

Может быть следовало открыть?

Я медленно направился к двери, стараясь, чтобы пол не скрипнул под лапами, хотя не знал, зачем эта скрытность, если я все равно намеревался открывать дверь.

Подойдя к двери я, взглянул в дверной глазок — за дверью стоял другой дракон, очевидно, друг Доджера. Не хотелось конечно общаться с кем-то сейчас, но что я мог поделать? Притвориться, что меня нет дома?

— Открывай, я знаю, что ты перед дверью стоишь! — раздалось с той стороны двери.

«Ну вот, теперь не выкрутиться» - с досадой подумал я и начал отпирать замок, размышляя о том, что же выдало меня. Запах? Или дракон услышал, как я крался?

Я осторожно открыл дверь. Передо мной стоял улыбающийся дракон одного со мной роста в оранжевой жилетке и тёмно-коричневых шортах (кажется, все драконы носили шорты). Его шерсть была чистого голубого цвета без всяких полосок, по крайней мере я их не заметил. Уши такие же, как у меня, похожие на локаторы, с белыми кончиками.

Дракончик окинул меня взглядом зелёных глаз и укоризненно произнес:

— И что? Будешь держать меня на пороге?

— Эм... Нет... — тупо пробормотал я и уступил ему дорогу.

Мой гость проскользнул в квартиру.

Я заметил, что за спиной у него висит пухлый рюкзак цвета морской волны.

— Ну что, ты собрался? — спросил дракон.

— Куда? — опять тупо спросил я, опасаясь, что моя несообразительность выдаст меня.

Дракончик поднял глаза к небу, точнее к потолку, и простонал:

— Ну, опять? Бро, это начинает меня злить. Ты бы записывал, что ли?

Я лихорадочно стал думать над тем, как бы выиграть время, пока не придумаю, как разрулить ситуацию. Я ляпнул первое, что мне пришло в голову:

— Пошли, я угощу тебя завтраком, и мы поговорим.

Гость задумался.

— Ну вообще-то я уже завтракал... Но от пирожного не откажусь. И не прибедняйся, они у тебя всегда есть.

Голубой дракон отправился на кухню, сам открыл дверь в холодильник и стал изучать его содержимое. Судя по наглости, с которой он действовал, он и Доджер были близкими друзьями. Тем хуже было, ведь я мог любым неосторожным поступком или словом выдать, что я — не Доджер. Я даже имени пришедшего не знал, как мне его называть?

— Эх, — сокрушался дракончик тем временем, засунув всю голову вместе с ушами в холодильник, — пирожные ты сожрал уже. Ну ладно...

Он вынырнул из холодильника с пакетом молока, открыл его когтем и стал пить.

— А что, горло простудить не боишься? — опять я сморозил глупость, как я думал.

Голубой дракон помахал лапой в знак отрицания.

— Ладно, ты собирайся пока, - пробормотал дракон с набитым ртом.

— На прогулку, братец! — сжалился он, видя мое недоумение. — Мы договорились же. Ты не собираешься же сидеть в четырех стенах снова целый месяц??

— Ээм, нет... не собираюсь.

— Вот и отлично, вали в комнату, — скомандовал дракон, весело подмигивая.

Я пошёл в спальню, собираться. Глупо было идти с ним на улицу в моем положении, логичнее было остаться в квартире и притвориться больным или уставшим, или еще что. Но мне показалось, что прогулка — это именно то, что мне могло помочь окончательно свыкнуться с телом. Неприятно будет конечно, ведь на драконов до сих пор глазеют на улицах, а я так вообще буду ощущать себя ярмарочным уродцем.

Забрав с собой только паспорт, телефон и бумажник, который обнаружился под одеялом я направился на кухню.

— Что вот так пойдешь? — удивился дракончик.

У него в лапе был уже второй пакет с молоком — первый он допил.

— Да, а что?

— Ну что ж, — пожал плечами гость. — Значит в парке будешь питаться фастфудом. Впрочем, ты его любишь

Убедившись, что я правда готов идти, голубой дракон выкинул пакет в мусорное ведро и зашагал к выходу, я последовал за ним, ощущая себя немного странно. Будто собака, которую выводят на прогулку. Я мотнул головой, чтобы отогнать эти мысли.

Мы вышли из квартиры, я замкнул дверь найденным в кармане шорт ключом. Мой спутник уже спустился на один лестничный пролет и нетерпеливо ожидал меня там, подпрыгивая на месте, правда невысоко, его лапы даже не отрывались от пола.

Меня сначала удивило, что мы не воспользовались лифтом, но опустившись на пару этажей я понял — Доджер жил всего навсего на третьем этаже. Дракон открыл передо мной дверь подъезда и отошел в сторону, пропуская меня вперед. Задержав дыхание, как перед погружением в воду, я шагнул в дверной проем.



Глава 2



Мы с моим новым знакомым шагали по тротуару. Я старался не смотреть на людей, потому что ощущал какой-то странный стыд, будто меня застали на улице голым. Моя пугливость и скрытность, смешанная с молчаливостью, почему-то, не озадачила моего спутника. Может быть, Доджер сам по себе такой молчун?

Я молчал, зато мой спутник болтал за троих.

— Я был в шоке, когда он предложил мне переехать к нему. Конечно, подумал я, так будет проще работать, ведь его дом — настоящая звукозаписывающая студия. Представляешь, у него трехэтажный дом! И бассейн на втором этаже! Мне удалось там поплавать, хотя я не спросил разрешения, но ведь это теперь и мой дом, ведь так? Знал бы ты, как он ужасно питается — бутерброды и пицца в забегаловках. И это при том, что у него денег куры не клюют. Ничего, я этим займусь, не даром же кулинария была моим хобби еще в Логове. Между прочим, я и на пикник наготовил вкусностей, могу с тобой поделиться, братец.

Я только кивал головой, удивляясь странным уколам ревности, которые ощущал. Откуда они могут быть, я еле знаком с этим драконом? Но зато я узнал, что мой новый знакомый и старый друг Доджера — певец, и что он не так давно познакомился с известным продюсером Джеком Фингерсом, который пригласил его работать с ним, уволив всех своих прежних подопечных. И неудивительно, потому что я вспомнил наконец имя своего спутника. Надо было сразу его узнать по голосу, который я уже слышал по радио много раз. Мало того, что его песни крутили минимум раз в час, так он еще и диджеем был.

Звали его Дождик, и он был лицом, точнее, мордой рекламной кампании "Прометей", призванной настроить общество людей на общение с драконами. Дождик, кажется, был выбран, как самый дружелюбный, общительный и вообще он был милашкой..

Во время нашей прогулки я заметил, что у драконов гораздо более развитые органы чувств, чем у людей. Я сомневаюсь, что я бы так хорошо видел и слышал, будь я человеком. Шум большого города вовсе оглушал меня, а когда мимо с грохотом проносился грузовик, мы с Дождиком одновременно закрывали уши лапами, словно по команде. Запахи тоже были невыносимые, но уж тут мы ничего поделать не могли.

Мы спустились в метро и на поезде добрались до остановки парка. В вагоне Дождик по-прежнему не замолкал, чем обращал на себя внимание всех окружающих, пока я недвусмысленно не попросил его замолчать, потому что чужое внимание досаждало больше мне.

Через пять минут мы уже были у входа в парк. Дождик схватил меня за лапу и потащил за собой.

— Надо найти удобное место, ты же не хочешь снова сидеть у туалетов?

Пока мы брели парку, нам встречались другие прогуливающиеся, в основном, это были семьи с детьми. Дождик встречал каждого встречающегося на пути ребенка радостной улыбкой во всю пасть. Его не смущало даже то, что родители, заметив нас, хватали детей на руки и поспешно обходили нас по газону. Он только приветливо махал им лапой на прощание, лучась при этом радостью.

Кажется, мне начинал нравится этот парень.

Поиски удобного места увенчались успехом довольно скоро, и Дождик, скинув свой рюкзак на траву, стал его распаковывать. Он вытащил на свет божий большое одеяло, постелив его на траву, и разложил на нем принесенные им припасы. Тут мне стало ясно, почему рюкзак показался мне слишком надутым — принесенных яств хватило бы на небольшую вечеринку человек на десять.

— Прошу к одеялу! — торжественно провозгласил Дождик и уселся сам, подобрав под себя лапы.

Я сел по-турецки и осторожно осмотрелся. Пара, состоящая из парня и девушки, сидящая слева от нас, поспешно собиралась уходить. Я смутился и, не зная, что сделать, схватил с одеяла пирожок, принесенный Дождиком и откусил от него громадный кусок. Пасть дракона позволяла, впрочем, положить его туда целиком.

Через полчаса я успокоился, потому что на место сбежавших парня с девушкой подоспела компания из подростков — двух девушек и двух парней. Эти оказались в полном восторге от нашего соседства и тут же решили завязать с нами знакомство, от чего мой спутник был на седьмом небе. Благодаря усилиям Дождика, уже через пять минут они присоединились к нам, разложив на постеленную рядом скатерть свои припасы и рассаживаясь кто куда пожелает.

- Джинни, садись со мной, - предложил миниатюрной блондинке паренек с веснушками, присевший возле меня.

- Да сейчас, разогналась, - улыбнулась та. - Чтобы ты снова рыгал мне в ухо?

- Ну что ты? Я же так никогда не делаю, - и он рыгнул в непосредственной близости от моего правого уха.

Оказавшись между смеющихся и громко перешучивающихся тинэйджеров, я снова почувствовал себя не в своей тарелке. Дождик же быстро стал душой компании, рассказывая истории из своей жизни.

— Война кончилась, когда мне было три года. Я даже успел немного принять в ней участие, когда напали на главную базу «Прометей». Знаете, она под землей, но там светло, потому что у нас куча своих генераторов. Мы разнесли на куски там сотни этих железяк, я, правда, был больше в тылу, мне дали пушку, чтобы отстреливал издалека.

Я невольно слушал с большим интересом — я мало знал о войне с точки зрения драконов. Люди потеряли в этой войне много тысяч, драконы же — всего несколько своих. Но сделали они в разы больше. Сверхсущества, все же.

— Но я — это пустяк, — тем временем продолжал Дождик, он понизил голос, чтобы сказанное произвело больший эффект. — Вот Искорка... Нет, друзья, таким мне никогда не стать. Он их просто в пыль там молотил, нам оставалось только по бокам стоять и добивать, кто от группы отбился.

Ребята слушали его с открытым ртом. Все, кроме второй девушки, сидевшей напротив меня. Она почему-то не отрывала взгляда от меня. Я старался этого не замечать, но это было трудно.

— А как тебя зовут? — внезапно спросила она меня, перебив Дождика, отчего тот немного надулся.

— Доджер... — пробормотал я.

Девушка кивнула, не представившись в ответ, что было бы естественным. Это меня насторожило, но я не успел об этом подумать, потому что компания покончила с историями и решила поиграть.

К моему ужасу, Дождик заявил:

— А что, если вы все четверо сыграете против нас двоих?

— Э! Дождик, я не хочу... - попытался я остановить его, но меня никто не слушал.

— Отлично! - согласился тот самый веснушчатый парень, - давайте в футбол?

Додж, ты в нападении и в защите, - кинул мне Дождик, лукаво ухмыляясь. - Только не вздумай использовать свои трюки — это нечестно.

— Трюки?? Я не хочу в нападении — возмутился я.

— Ну ладно, давай меняться, ты — вратарь — быстро согласился Дождик и потащил меня к месту, где уже собралась почти вся компания.

Все, кроме той самой девушки, которую интересовало мое имя. Она бросила друзьям, что должна позвонить маме и отошла в сторонку, подальше от нас. О чем она говорила, я не слышал, да и не интересовался, потому что меня ожидало совершенно неподходящее испытание.

Наконец-то, все заняли свои места: я на краю, импровизированного поля, передо мной Дождик, который собирался выполнять роль и нападающего и защитника, на другой стороне — четверо подростков. Как только началась игра, я понял, что численное превосходство не поможет ребятам победить нас. Дождик двигался с поразительной скоростью — конечно, дракон же. Куда там людям справиться с ним. Очень скоро и я получил шанс оценить свою силу, когда Дождик умудрился нарушить правила и нам назначили пенальти. Мяч летел ко мне на достаточно большой скорости, но я просто взял его воздухе, будто он был бабочкой. Дело был, видно, в поразительной скорости реакции дракона.

Счет подходил к семи против нуля, когда один из ребят что-то закричал и указал в сторону. Я посмотрел туда и разволновался — по брусчатой дорожке к нам приближалось пятеро в форме. Я заметил краем глаза, что Дождик тоже напрягся, но навстречу полицейским пошел именно он.

Поравнявшись с ними, он приветливо улыбнулся, как умеет, наверное, только он, и сказал:

— Здравствуйте, господа, моя имя - Дождик, чем мы можем вам помочь?

— Я сержант Маккольм, — отрапортовал один из копов,— А это ваш друг Доджер, я прав?

В это время остальные ребята, которые пришли с сержантом, направились в мою сторону.

— Да, это он.

Копы обступили меня, сержант приблизился к нам, рядом встал все еще улыбающийся Дождик, хотя я каким-то задним чувством уловил, что тот натянут как струна.

Девушка, которая говорила с матерью, прикрыла рот рукой и старалась не смотреть на меня.

Я уже все понял.

— Дракон Доджер, — обратился ко мне сержант, — вы должны проследовать с нами в участок для дачи показаний. Вы подозреваетесь в убийстве Майкла Торна.



Глава 3


Я уставился на полицейского широко открытыми глазами.

— Что за бред? Я никого не убивал!

Было очень смело утверждать такое, ведь на самом деле я не знал, что происходило несколько дней назад.

— На месте разберемся, — отрезал сержант Маккольм и дал знак своим парням кивком головы.

Я глянул на приехавших с ним копов, окружающих меня. Те явно нервничали, приближаясь ко мне. Тут подал голос Дождик — черт, как же серьезно он звучал сейчас. Это испугало меня еще больше.

— Думаю, вам не следует так спешить, сержант, — сказал дракон спокойно, но в его голосе прозвучали нотки предостережения.

— Я сам знаю, что следует делать, тупая рептилия, — грубо отозвался сержант.

Тем временем ребята зашли мне за спину, я услышал лязг наручников и отскочил в сторону. Я собирался просто избежать наручников, но слегка перестарался, не взяв в расчет силу драконьего тела — получилось, что я отпрыгнул метра на четыре в сторону и неуклюже приземлился на траву.

Удивительно, как устроены инстинкты, как у человека, так и у драконов. Мое новое тело действовало согласно заложенной программе выживания, даже, если носитель в настоящий момент ни черта не понимал в том, что он делает. Я пригнулся к земле, широко расставив лапы. Все мускулы в теле напряглись, и я понял, что если мне придется драться в рукопашную, то никакая боевая подготовка не поможет этим ребятам одержать верх.

Подростки, которые обедали с нами давно бежали в сторону выхода из парка. Мельком я проследил за ними. Что-то привлекло мое внимание, какое-то движение между деревьями парка. Через мгновение я понял, что эти пятеро не недооценили свои силы, а привели с собой подкрепление в виде спецназа.

«Молодцы, — мрачно подумал я, — значит, начитаны о таких как Доджер».

Человек десять дюжих молодцов с автоматами через минуту окружили нас и направили пушки на меня и на Дождика.

Тут со мной произошло нечто странное. Тело задвигалось само, выпрямившись и сделав шаг по направлению к сержанту.

— Это ваш запасной план, сержант? — спросил я.

— Так точно, — подтвердил Маккольм с ухмылкой. — Лучше тебе последовать добровольно.

Я вынужден был согласиться с ним. Честно признаться, мне было все равно, даже если меня пристрелят при попытке сбежать, но... Дождик, то тут совершенно не при чем. Ему помирать было необязательно.

— Сдаюсь, — прошипел я.

Пятеро копов с величайшим облегчением подошли ко мне сзади. Паренек лет двадцати, дрожа всем телом взял мои лапы и надел на них наручники. Казалось, я сделай я резкое движение — и тот побежит домой менять штаны.

Господи, что же они нас так бояться? Неужели из-за силы? Да нет, ответил я сам себе, они бояться потому что считают меня убийцей.

Дождик мрачно следил за всем этим, явно не зная, что делать. Маккольм рявкнул в рацию, что меня взяли, и вся процессия двинулась к выходу. У ворот парка стояли три машины: два фургона черного цвета и полицейская машина. Нас повели к фургону, к которому уже стекались спецназовцы, ни на минуту опускающие с нас стволов.

Тут меня внезапно охватила паника, смешанная с негодованием. Да какого черта это все происходит со мной?! Я ничего не делал! Я вообще жертва!

— Ублюдки! Никуда я не поеду! — неожиданно для самого себя завопил я.

— Поедешь, иначе застрелим при попытке оказать сопротивление, — улыбнулся Маккольм. - Двигай, чудовище!

Кто-то из копов идущий сзади пугливо толкнул меня в спину, чтобы я пошел вперед.

Стыдно признаваться, но мне было страшно ехать с этими ребятами. Вообще весь день в теле дракона сильно напряг мои нервы. Я не знаю, как там киношные герои поступили бы, но мной тогда командовал страх. И желание как можно быстрее оказаться в безопасности, подальше от этих придурков и всех остальных.

Как только мы подошли к фургону и двери открылись, я решился на совершенно идиотский поступок. Я рванулся в сторону, сбив с ног двоих сопровождавших меня копов, в том числе и самого сержанта. Спецназ тут защелкал затворами, готовясь к стрельбе, но я уже был по другую сторону фургона. За несколько секунд, которые понадобились им, чтобы настичь меня там, я пересек улицу. Благо драконы бегают очень быстро — куда там чемпионам бега на короткие дистанции.

Сзади раздалась автоматная очередь, и я инстинктивно упал на землю, больно ударившись подбородком об асфальт.

— Оставьте его в покое! — раздался позади крик Дождика.

Я кое-как поднялся на лапы и оглянулся. Дождик боролся с одним из спецназовцев, которому, по всей видимости, помешал выстрелить в меня. Конечно, если бы я мог ему помочь, не испортив свой собственный побег, я бы это сделал, но пока он отвлекал на себя внимание, я мог скрыться из виду.

— К черту синего, убийца удирает! — громыхал Маккольм. — За ним, идиоты! В машину!

Было жутко неудобное бежать с закованными за спиной руками, под свист летящих мимо пуль, но видимо, судьба моя такая. Добежав до угла какой-то забегаловки, я скрылся с линии огня и позволил себе минуту передышки, пока они доберутся сюда на автомобилях. Вокруг стоял звон и выстрелов и крики всполошившихся горожан, которых напугали выстрелы. Держу пари, они бы и не так напугались, стреляй те ребята по ним.

Приведя в порядок дыхание, я исполнил гимнастический трюк основанный на восхитительной гибкости драконьего тела — нагнулся и перешагнул назад через закованные в наручники лапы. Теперь они хотя бы были спереди, и стало легче держать равновесие.

Я побежал вдоль улицы, потому что сирены были уже совсем близко. Не пробежал и двадцати метров, как на улицу позади выскочили автомобили преследователей. Если бы только был какой-нибудь переулок, куда можно было прошмыгнуть, туда, куда авто не протиснуться. Но, как назло, по обоим сторонам улицы дома плотно прилегали друг к другу.

Тем временем, фургоны , чуть ли не врезаясь в едущие рядом автомобили, поравнялись со мной и из окна на меня уставилось дуло автомата, и стрелок нажал на спусковой крючок.

Я резко затормозил, стирая и раня босые лапы об асфальт и очередь из автомата прогремела впереди меня. Фургончик проехал еще метров десять, прежде чем остановиться. Сердце выпрыгивало из груди, чувство смешанного восторга и страха охватывали меня так, что я мало что соображал. Я заметил вход в метро на другой стороне дороги, по которой все еще с ревом проносились авто. Слева ко мне приближались еще преследователи, несколько приближались по тротуару готовясь открыть огонь из автоматов.

Выбора не было, я присел слегка и, быстро помолившись Богу, рванул с места со скоростью ракеты из фейерверка. Меня чуть не сбил насмерть первый фургон, сдававший назад на полной скорости. Мне повезло, что я только слегка задел его хвостом. Снова раздались выстрелы и крики прохожих, но я не оглядывался, ускорившись. Я перемахнул через бортик, разделяющий полосы движения и оказался на второй половине дороги.

Я взглянул направо, за доли секунды, как огромный джип должен был размозжить меня по асфальту. Я ничего не успел бы сделать, ни отпрыгнуть, ни как-то защититься.

«Вот и конец..» - промелькнула в моей голове мысль, я думал, что она будет последней, но...

Когда я открыл глаза, джип с жутким визгом тормозов остановился позади меня. Какого черта произошло??? Он меня объехал? Но это было невозможно! Между нами оставалось меньше метра.

Из оцепенения меня вывели новые выстрелы и гневные крики полицейских, заставившие меня рвануть дальше. Наконец, я был у входа в метро.

Чуть не вышибив дверь, я полетел по ступенькам. Я не знал, зачем я сюда бегу, не знал, смогу ли выбраться из подземки. Все, что я хотел сейчас, это скрыть от автоматов. Люди разбегались в стороны, жались в стены этой рукотворной пещеры, завидев совершенно бешеного дракона.

Молнией перепрыгнул через турникеты, не дав опомниться охранникам, и рванул по эскалатору вниз. Оказался на платформе и вскочил в первый подъехавший поезд, молясь, чтобы он все же тронулся с места, а то охранники могли подоспеть ко мне, и тогда пришлось бы разбираться с ними.

Электропоезд двинулся вперед, и я облегченно вздохнул. Я знал, что полиция могла оцепить станции, но пока я был в безопасности и мог немного подумать и собраться. Люди, едущие со мной в вагоне, опасливо раздвинулись, уступив мне большую часть вагона.

Ну и денек, черт возьми. Жизнь все же такая сучка... Мало было мне проблем с неожиданной реинкарнацией и амнезией, так теперь я еще и преступник. Я не мог даже убедить себя, что Доджер не виноват. Возможно, я зря убегал, может, надо было дать полиции схватить меня, объяснить им все, доказать, что я — человек!

Я быстро избавился от этих мыслей. Мне бы никто не поверил... Что же делать дальше?

Пока я думал, поезд стал тормозить, я взглянул в окно и понял, что до станции еще далеко. Значит, поезд останавливали из-за меня. Еще через десять секунд вагон застыл на месте.

Я подскочил к двери и лапами отодвинул створку. Только позже я понял, что попросту выломал дверь с мясом, как говорят. В тоннеле было темно. Ну и ладно, тем лучше. Пока меня не найдут, поезд не пустят, а я не хотел дожидаться их тут.

Соскочив из вагона осторожно прижался к стене. Места было мало, но я был меньше человека и смог двигаться между вагонами и стеной. Почти у самого кондуктора, я заметил проход в боковой тоннель, видимо технические помещения. Испустив визг радости я рванулся туда, но я зря радовался.

Только я подошел к двери, кто-то открыл ее с другой стороны. Это был мужчина средних лет в форме охранника. Видимо, ему стало любопытно, почему поезд остановился тут, либо его по рации предупредили, что что-то неладное творится. В общем, он преграждал мне путь.

— С дороги! — крикнул я, почувствовав, что мой хвост со свистом рассекает воздух позади меня.

Человек в нерешительности уставился на меня. Я не мог ждать и двинулся на него. Тут взгляд мужчины упал на наручники, и в его глазах засветилось понимание, что я — преступник. Его рука потянулась к кобуре.

Я прыгнул на него и оттолкнул к стене, пролезая в дверь. Удар оказался сильнее, чем я хотел, и мужик сполз по стене, так как у него перехватило дыхание.

Когда он пришел в себя, я уже скрылся из виду.



Я долго блуждал по коридорам технических помещений. Кажется, тут были еще какие-то склады. По дороге я умудрился сломать цепочку на наручниках при помощи своего хвоста — полезная, однако штука, правда браслеты все еще оставались на запястьях, но это пустяки.

Я нашел пустое помещение со столиком и парой стульев. Тут же был торговый автомат. Должно быть подсобка охранников или путевых обходчиков. Мне было все равно, я устал, был испуган и хотел просто отдохнуть. Пусть врываются сюда, вяжут и везут куда хотят... Я устал убегать.

Я уселся в самый угол комнаты прямо на грязный пол, обхватился колени лапами и обернулся хвостом. Это тело делало само...

Я ничего не знал о том, что меня ждет впереди, и как мне выбраться из этого дерьма, в которое я попал по хрен знает чьей воле. Встретить бы этого парня и врезать ему по морде!

— Ты слышишь меня?!

Я встрепенулся. Голос прозвучал совсем рядом. Я огляделся, но никого не нашел.

— Кто здесь?? И где ты??? — спросил я?

— Какой ты все же идиот... Но я рад, что ты меня слышишь, а то я боялся, что может не получится.

Я внезапно осознал, что голос звучит у меня в голове, к тому же, это был очень знакомый голос...

— Дождер??? — в шоке спросил я.

— Пятёрка, поздравляю, он самый. Понравилось в моем теле?



Глава 4



Первой моей реакцией было удивление, второй — злоба.

— Это ты виноват в том, что произошло! — заорал я на стену.

— Успокойся, человечешка, твой разум в полной моей власти, тебе некуда бежать. Ты мой пленник!

От такого заявления я потерял дар речи и заткнулся, забыв, какой разнос хотел устроить этому дракону. Вдруг на меня накатила волна чужого веселья и голос, теперь уже совсем с другой интонацией произнес:

— Бугагагага! Испугался? Ну и ладно, так и надо. Потому что мы с тобой в глубокой жопе, особенно ты.

— Это ты так меня подбадриваешь? — ехидно спросил я.

— Нет, я констатирую факт. Ты явно родился не под счастливой звездой. Впрочем, астрология не мой любимый предмет...

— Может заткнешься и объяснишь что произошло?? — рявкнул я.

— Хорошо, но сначала научись говорить со мной мыслями. То, как ты орешь, привлекает слишком много ненужного нам внимания.

— Вот так? — изо всех сил подумал я.

— Да, так, только незачем так дуться — у тебя будет понос.

— Не беси меня! — вскипел я.

— А что ты сделаешь? Обидишься и уйдешь? Ладно, слушай меня внимательно.

Вот что он рассказал...


Доджер работал (какой ужас) журналистом в одной газете, печатающей в основном криминальные истории и скандальные сплетни о звездах. Ранее там печатались еще насмешливые, если не оскорбительные статьи, о драконах, но как только Доджер поступил на работу, это прекратилось. Совпадение, должно быть.

Дракончик сделал себе неплохую репутацию, благодаря возможности добывать поразительно достоверные данные обо всем происходящем в низших слоях города. Благодаря этому газета стала намного популярнее, а Доджер спокойно обеспечивал себе существование.

Впрочем, это было формальностью, так как в случае необходимости, любой дракон мог заручиться поддержкой «Прометей», но они старались быть как можно более самостоятельными.

Днем Доджер спал, по ночам путешествовал по злачным местам, подслушивая разные истории благодаря восхитительному драконьему слуху. Или же следил за героями статей издалека, что ему превосходно удавалось.

В ту ночь, в которую все и произошло, Доджер как раз был в одном из баров, название которого звучало очень странно - «Райская ракушка». Там он провел добрые часа три, подслушивая сплетни и напиваясь... молоком! Дракон есть дракон...

Так продолжалось, пока к нему не подсел Майкл Торн, уже немолодой мужчина с четкими чертами лица и любопытными глазами. Мужчина представился, сказал, что он журналист и пишет про драконов. Предложил пообщаться. Доджер нехотя согласился, и они уселись за отдельный столик.

Беседа растянулась почти на всю ночь, Майклу явно нравилось общаться с драконом, он был в восторге от Доджера, и мало-помалу Доджер тоже потеплел к человеку. Разговор стал менее официальным, Майкл заказал выпивку и выпивал сам, потому что Доджер наотрез отказался «пить эту отраву, которую люди зовут напитками».

Они беседовали о жизни, о работе, о проблемах личного характера. Человек, уже давно нетрезвый, доверился дракону, как это делают только вдрызг пьяные болтуны, и рассказал ему о своей семье, показывал фотографии сына на телефоне и звал к себе в гости.

Доджер терпеливо слушал это, хотя ему не было особо дел до чужих забот, все равно помочь он не мог.

Наконец, Майкл попрощался, пожав Доджер лапу (доставил ему при этом уйму удовольствия) и неспешно, качаясь, направился к выходу. Дракон с улыбкой проводил человека до выхода, думая про себя, что не злиться на него за испорченный рабочий вечер. По крайней мере, он хорошо провел время за разговором с человеком, который не шарахается от него.

Дракон допил свой коктейль и решил тоже направиться домой. Оставив деньги бармену, он вышел из бара и направился по слабо освещенной улице. Жил он не очень далеко от бара, так что не было смысла вызывать такси.

Вскоре он услышал звуки, характерные для драки. Глухие стуки и стоны доносились из темного переулка. Доджер направился туда. Да, он не был трусливым, к тому же, мало кто из людей мог бы справиться с драконом.

В переулке были трое, они склонились над неподвижным телом какого-то мужчины. Тот был весь в крови.

— Ану свалили быстро! — закричал Доджер.

Отморозки встрепенулись и направились на него, явно переоценивая свои силы. Не прошло и минуты, как они все лежали мордами в мусоре и стонали. У одного из них был нож, который тот попытался всадить Доджер в живот, но закончилось тем, что бандит изучал содержимое ближайшего мусорного бака.

Дракон тем временем наклонился над телом.

Это был Майкл Торн...

Тело было искромсано ножом, ребята явно перестарались. Но он все еще был жив, это Доджер понял сразу, стоило ему наклониться над телом. Мужчина дышал.

Майкл усилием воли приоткрыл глаза и, увидев перед собой Доджера, прохрипел:

— Помоги мне...

Едва он это произнес, изо рта заструилась кровь, он закашлялся.

Дракон попытался остановить кровь хоть как-то, прижимая к ранам сорванную с себя рубашку, но это не помогало. Как назло, он оставил телефон дома.

Выскочив из переулка он стал звать на помощь. Люди на улице, завидев испачканного в крови дракона, убегали, даже не пытаясь выяснить, в чем дело. Предрассудки относительно драконов сыграли не на пользу Майклу Торну. Когда Доджер вернулся к нему, он уже был мертв.


— Я вернулся домой, не став вызывать скорую. Я был не в том состоянии, чтобы заботиться о таких вещах... Меня убивала нелепость смерти Майкла, человека, в общем-то неплохого... К тому же он так рассчитывал на меня. Хрен, знает, что на меня тогда в ту ночь нашло.

Доджер замолчал, и я осмелился спросить:

— И что ты сделал после, что произошло потом?

— Дракон в отчаянии совершает странные поступки. Я был всегда необычным драконом. Все боялись меня, даже мои братья... Причиной тому была странная сила, позволяющая мне связываться с другим миром... Я медиум. Многие называют меня колдуном..

Я не понимал, к чему он ведет.

— Я не мог так оставить глупую смерть Майкла. В тот же вечер я сделал то, что , должно быть никто не делал до меня. Но я не ощущаю гордости по этому поводу.

— Я совершил обряд, вызвав дух умершего Майкла Торна, и поместил его в единственное новое тело, доступное мне.

Я ощутил холодок, сковавший мое нутро.



Глава 5



- Этого не может быть, такого не бывает — запротестовал я.

- Тогда ты мне снишься, сейчас я проснусь у себя дома. Раз... два... три... Опа! А ты все еще здесь!

Я почувствовал недовольство дракона.

- Чем быстрее ты поймешь, что это все — чистая правда, тем больше у нас шансов выжить.

Я задумался. Все это походило на бред сумасшедшего. Духи, переселение душ...

- Как тебе удалось совершить такое?

- Я не знаю, - Доджер был немного в замешательстве. - Я делал это по наитию...

Прежде чем я задал следующий вопрос, дракон опередил меня, задав свой:

- Позволь я заберу свое тело. Не бойся, я дам тебе поиграться позже, но я уже заскучал. Ты там от полицейских удираешь, через машины прыгаешь, людей с ног сбиваешь, а я вынужден сидеть и смотреть.

Я был растерян. Хотя, разве мог я возразить что-то ему? Запретить? В конце концов, это его тело, а не мое.

- Хорошо... А что будет со мной в это время?

- Ты будешь рядом в сознании, наблюдать.

Объяснение ничего не прояснило, потому Доджер просто предложил мне расслабиться. Через минуту, я поднял правую лапу, но понял, что это делаю не я. Доджер управлял нашей лапой своей волей, а я вынужден был просто наблюдать за всем происходящим. Я ощущал сокращение мышц, видел, как она движется, но никак не влиял на это. Это было странно и пугающе.

Доджер поднялся на ноги, размялся, сгибая конечности по очереди и делая повороты корпуса.

- Приятно вернуться домой, - прокомментировал он вслух.

Трудно объяснить, какое чувство испытываешь, когда твой рот произносит слова независимо от твоей воли. Тем не менее, я все прекрасно ощущал и знал даже, что Доджер собирается делать в следующий момент. Кажется, я читал его мысли или что-то вроде того.

- Мы должны отправляться в Логово драконов. Там мы в любом случае будем в безопасности. Да и печеньем нас там обеспечат. -подумал Доджер.

- Почему ты так в этом уверен?

- Потому что я знаю Искорку... Он нас в обиду не даст.

Что ж, по крайней мере, Доджер мне не лгал. Он действительно верил в это.

- Хорошо, - согласился я.



Вонь была невыносимой, казалось, смрадный воздух канализации осязаем, что его можно потрогать. Возникало даже желание попробовать лапами раздвинуть его, чтобы хоть немного освободить места для свежего воздуха. Но это было лишь иллюзией. Навеянной превосходным нюхом дракона.

Из подсобки Доджеру удалось пробраться по коридорам в канализацию. Я до сих пор не понимал, как ему удавалось ориентироваться в том лабиринте. Может быть, у него была особая способность находить пути и выходы.

Только в канализации мы могли спокойно передвигаться, не рискуя привлечь внимание людей. Я спросил у Доджера, как мы попадем во внурть комплекса, и он ответил, что проблем с этим не будет. Канализацией еще во время войны пользовались отряды штурмовиков для незаметного передвижения по городу. Катера на воздушной подушке и пехота могли передвигаться тут незаметно для обитателей поверхности, так что в комплексе «Прометей» были предусмотрены люки, ведущие в канализацию. Через них Доджер и рассчитывал попасть в безопасную подземную крепость.

Пока мы шли , я размышлял над ситуацией, и чем больше я думал, тем больше ощущал, что прежний я возвращается. Ко мне возвращалась память. Медленно, неуверенно, как пугливая мышь, выглядывающая из-под веника в углу.

В первую очередь я вспомнил события предшествующие последним событиям. Все было будто кино, прокручиваемое задом наперед. Вот на меня напали отморозки в переулке. Один из них достал нож, размером, должно быть, с самурайский меч. Больно... Доджер, прибежавший на звуки борьбы... Далее, все в тумане. Усилием воли, я заставил себя углубиться в воспоминания, и картина сменилась.

Я у себя дома, обсуждаю с женой Алисой планы на день рождения сына, которому должно было исполниться десять лет. Жена уговори вала меня бросить на время работу и исполнить наконец мечту сына.. Я с трудом вспомнил, о чем шла речь и с изумлением осознал, что сынишка мечтал познакомиться с драконом. Так вот, почему я подошел к дракону в баре, намеревался привести его на день рождения к сыну.

Грудь больно сдавило, стало трудно дышать.

- Эй! Мы так не договаривались! - протестующе пробормотал Доджер.

Я понял, что из глаз текут слезы. Из наших глаз... Естественно, Доджер тоже это ощущал. У нас было два сознания, две души, но разум, мозг, был общий для обоих. Что испытывал один, испытывал и другой.

- Прости, Доджер, я просто вспомнил.. Семью.

- Я знаю, что ты вспомнил, держи свои эмоции в узде.

- Прости...

Какое-то время мы шли молча, потом я спросил:

- Доджер.. А ты бы пришел на день рождения?

Мы остановились. Я ощутил его смятение, вихрь противоречивых мыслей и эмоций, среди которых были и радость, восторг, испуг и стыд, и много чего еще.

- Не знаю... - прошептал дракон во тьму. - Я не люблю детей...

Что-то было в его сознании еще, чего он настолько смущался, что умудрился спрятать от меня. Он чего-то не договаривал, но я не стал давить, и мы двинулись дальше.


Прошло около часа, а мы все брели по слабо освещенному тоннелю. Я полагался на способности Доджера ориентироваться в пространстве, так как сам понятия не имел, где мы находимся.

Я по прежнему пытался восстановить свою жизнь по памяти. Вспоминал семейную жизнь, ссоры с женой и сыном, часто я бывал при этом пьян. Как больно было теперь об этом вспоминать, как много времени я потерял на пустяки и ссоры. Теперь этого времени не вернуть никогда...

Чтобы снова не заставлять Доджера проливать мои слезы я переключился на свои юношеские годы. Ооо, это было испытание для моего сознания. Воспоминания об этом периоде моей жизни были туманны, путаны и часто, кажется, выдуманы. Юность прошла в бедности и одиночестве, потому что родители мои пили, так что я не мог вспомнить ничего, должно быть, потому, что еще мой мозг постарался затереть воспоминания, неприятные для меня.

Куда бы подевать воспоминания о моей семье?..

Бедный Алекс, не повезло ему с подарком. Вместо него он потерял отца. Черт, опять эти мысли! Однако, я никак не мог отогнать от себя картин собственных похорон, свою жену, рыдающую над моим телом, душа из которого оказалась совсем не там, куда обычно все попадают. Сына она, скорее всего, не возьмет на похороны. Я надеялся, что не возьмет, это неправильно!

Меня охватил гнев на судьбу, на тех, кто лишил меня жизни. Как бы я хотел все исправить. Доказать им, что я жив! Разве это невозможно? Разве я не мог все объяснить жене? Она бы поняла, я уверен, что смогу доказать, что я — Майкл!

- Стоп! - раздался в голове окрик.

- Что?

- Ты же не собираешься это делать? Это абсолютная глупость. У нас нет никаких шансов убедить твою жену в твоей правоте!

Черт, я совсем забыл, что он читает мои мысли... Я подумал мельком, что я, должно быть, смог бы читать и его мысли так же, и он ничего бы не замечал.

- Я не знаю, что я собираюсь делать, ясно?! Я знаю одно, они не должны так страдать из-за того, что я мертв. Но я не мертв!!

- Ты мертв! Они не смогут тебя принять вот так!

Я вспылил.

- Тогда какого черта ты не оставил все, как есть?! Долбаный эгоист, вот ты кто! Чтобы самому не страдать из-за угрызений совести, ты заставил меня страдать! Какого черта ты засунул меня в эту тюрьму, надеялся, что я буду тут счастлив??!

Доджер не ответил, но я ощутил, что мои слова его задели. Он согласился со мной, внутренне, хоть и не произнес этого вслух.

Он стоял в полутьме канализации, уставившись на стену, стараясь проглотить подступивший к горлу комок.

- Я хотел помочь...

- Себе?

- …

Я немного успокоился и подумал:

- Скажи, Доджер, а что бы ты делал на моем месте? Если бы ты оказался заключенным в теле человека.

- Как насчет Дождика? - выдал я последний аргумент.

С минуту дракон молчал, в нашей голове проносились образы, основным героем которых был тот самый голубой дракон. Обида, смятение, злоба, страх, нерешительность...

- Ненавижу тебя, Майкл! - неожиданно выкрикнул он в ярости. - Смотри, я все равно скажу потому «А я же говорил!» !!

И, развернувшись, он направился в обратную сторону.



Глава 6



Я хотел объяснить Доджеру, где мой дом, но он и так это знал. Я долго еще не привыкну к тому, что у нас одна память. Когда я вспоминал свой адрес, он вспомнил его вместе со мной. Теперь мы двигались в канализации в направлении моего дома.

Я ощущал эмоциональный подъем, хотя и сильно волновался, как моя жена встретит меня. Нас... Я хотел, чтобы меня встретился только Алиса, детям было рано такое знать. Мы вместе могли бы позже им все объяснить.

- Ты же понимаешь, что там будут копы? - задал Доджер в темноту вопрос, адресованный мне.

- Да, я знаю... но мы сможем пробраться внутрь дома, не засветившись?

- Молись, чтобы это было так. Ты понимаешь, как сильно мы рискуем?? Как Я рискую???

- Чем это? Мы сбежали от спецназа, что нам пара сонных копов?

- Идиот! Если они узнают, что я был там, это... Это прямое нарушение закона. Это люди могут затеряться в толпе или сменить имя! А мне каюк!

Дракон паниковал, я ощущал его страх. Мне было его жаль, но повернуть обратно я уже не мог.



Спустя час или два мы были у нужного люка. Доджер объяснил мне, что люк ведет на улицу, перпендикулярную той, на которой находился мой дом.

- А что поближе нельзя? - спросил я.

- Конечно можно, доставай кирку и лопату — будет копать! Нет, нельзя. Теперь надо вести себя как можно тише. Наверху сейчас вечер. В темноте будет проще скрываться. Предоставь это мне и постарайся держать себя в лапах, то есть, в руках. Твои эмоции неслабо сбивают с толку!

- Хорошо, я постараюсь.

Доджер вскарабкался по лестнице, ведущей к люку на поверхность, уперся лапой в люк и приподнял его. Мы оба прислушались: улицу заполняла тишина, прерываемая только звуками, доносившимися из домов, вроде обрывков разговоров или звуков телевизора.

Меня удивило, как светло было на улице, хотя небо было затянуто густыми облаками. В это время обычно было очень темно.

- Я же вижу в темноте, - объяснил мне Доджер.

Это сильно облегчало задачу, стоящую перед нами. Нужно было прокрасться мимо дежуривших, скорее всего у дома копов и соседей, которые могли случайно выглянуть в окно.

Дракон отодвинул люк, подтянулся на лапах и оказался на поверхности. Закрыв лаз в канализацию, Доджер низко пригнувшись шмыгнул в ближайший двор, поближе к стене дома, чтобы его не было видно из окон. Дальше, держась в тени, он опустился на четыре лапы (что меня изумило) и двинулся вниз по улице.

Драконы редко передвигались на четырех, но для них это было удобнее, чем для человека. В таком положении нас было труднее засечь, а это было главным.

Наконец-то, мы добрались до улицы, на которой стоял мой дом. Я так разволновался, что Доджер мысленно прикрикнул на меня — я снова мешал ему. Двигаясь, словно ящерица, Доджер добрался до одного из домов, в котором я без особого труда узнал свой.

Доджер долго вглядывался в улицу, разыскивая возможных свидетелей, затем рискнул вынырнуть на освещенную фонарем площадку перед домом. Проскочив ее, он направился на задний двор, с которого, как мы оба знали, был вход на кухню.

Окна в доме не горели, значит, все давно спали. Доджер приблизился к двери и взялся лапой за дверную ручку. Подергал.

- Тут закрыто... Отлично, пошли домой!

- Доджер!

- Сволочь! Ладно... Найдем другой путь.

Дракончик задумался. Был еще один путь, чтобы пробраться внутрь дома, даже не взламывая дверь. У каждого дракона была своя особая врожденная способность. Своей как раз и собирался воспользоваться Доджер.

Дракон встал перед дверью по стойке смирно, секунду сосредотачивался и... Вдруг я ощутил болезненную тяжесть в груди, невыносимое, тягостное желание исчезнуть, пропасть, раствориться в небытии. Чувство казалось таким сильным, что мне стало досадно, что я живой...

Доджер тем временем закрыл глаза как раз в тот момент, когда мир вокруг нас стал меняться... Он шагнул вперед навстречу двери, сделал еще шаг, потом еще и открыл глаза.

Мы были на кухне. Позади - все еще запертая дверь.

- Как ты, черт возьми, это сделал???- изумился я.

- Помнишь, как тебя чуть не сбила машина? Она бы сбила тебя, не вмешайся я. Ты наверное не помнишь, что в этот момент тоже думал о смерти, о том, что... исчезнешь. Признаться, ты мне помог тогда с моим трюком.

- Так что ты сделал???

- Исчез... из бытия, временно. Потом объясню, мы же тут по делу.

Мы осматривали кухню. Это была та самая кухня, на которой мы тогда с Алисой спорили насчет подарка на день рождения Алекса. За этим же столом.

- Будет лучше, если ты возьмешь командование пока. Это твое дело, а я понаблюдаю.

- Хорошо, - согласился я.

Я снова владел телом полностью. Я прошелся по кухне. Было видно, что после известия о моей смерти, Алиса не утруждала себя мытьем посуды и уборкой. Кухня выглядела почти так же, как кухня Доджера у него в квартире. Я не осуждал жену, такое могло выбить из колеи кого угодно.

Я с горечью подумал о том, что всегда обещал защищать ее. Я клялся самому себе, что никогда не позволю своей жене плакать, пусть даже небо обрушится на нас. Видеть ее в слезах было для меня невыносимо, заставляло думать, что я — никчемный муж, неспособный на то, чтобы защитить свое самое сокровище.

И вот теперь, я стал главной причиной ее слез.

Я тяжело вздохнул и направился в гостиную. Я бродил по команту, дотрагиваясь лапой Доджера до разных предметов: дивана, кресла, телевизора, книжного шкафа. Тут прошла часть моей жизни, лучшая часть моей жизни, как жаль, что я понял это только после смерти. Я вспомнил, как редко я играл с сыном в этой гостиной, когда он, будучи еще карапузом, что-то строил из своих кубиков, или бормотал что-то, возясь со своими игрушками, которые тоже покупала Алиса. Что же я такого полезного сделал для сына?? Где я был все это время? Развлекался с друзьями на работе и пил — вот что... Может, и поделом мне, что на меня напали там в грязи и тьме переулка. Та шпана стала казаться мне десницей господней, наказывающей меня за подобное обращение с семьей. Но ведь мои родные тут не при чем! Почему они должны были страдать из-за этого?

Я был уже мертв, мое тело лежало в земле и разлагалось. Что могла сделать теперь моя душа, такая одинокая и слабая, в чужом теле, взятом в аренду? Ничего...

- Дoджер, я...

Я хотел извиниться за то, что по пушистым щекам дракона снова текли непроизвольные слезы, которые ему были ни к чему. Но Доджер не злился, я ощутил его желание помочь мне, как-то приободрить. Это намерение тронуло меня.

- Прости, я не должен был приходить сюда... Я ничего не могу дать им теперь. Теперь уже слишком поздно...

Я вдруг понял, что слышу шаги, доносящиеся с лестницы. Я рывком развернулся, машинально вытирая глаза лапой. В следующий момент в комнату зашла моя жена Алиса в ночной рубашке.

Она включила свет и так и замерла с поднятой к выключателю рукой, другую она держала за спиной. Алиса смотрела на меня в изумлении, и я знал, что она видит: дракона, которого, судя по словам копов, видели на месте преступления.

Я набрался храбрости и произнес:

- Алиса... Не бойся, я не причиню тебе вреда, - я выставил вперед лапы в предостерегающем жесте.

- Кто ты? - прошептала она.

- Я... - я не мог ей сказать вот так сразу. - Я знаю, что это прозвучит нелепо, но ты должна меня выслушать. Я не тот, кем кажусь...

По лицу Алисы пробежала тень.

- Я знаю тебя... Это ты сделал!

- Что я сделал, Алиса?

- Это ты убил Майкла! - вскричала она, и на ее глазах выступили слезы.

- Нет, ты не понимаешь, - пробормотал я — ее слезы заставили меня растеряться.

- Это ты не понимаешь, - она смотрела на меня с ужасающей, несвойственной ее личику яростью, - я похоронила своего мужа. Я сказала сыну, что отца отправили в командировку, только для того, чтобы тот более менее спокойно отпраздновал свой десятый день рождения. Он до сих пор не знает! Не знает, что его отца хоронили в закрытом грому! И это все из-за тебя!

- Нет... Нет, ты не понимаешь...- нелепо повторял я.

- Она не поверит, уходим, скорее, - сказал Доджер.

- Отвали! - крикнул я ему вслух, но сразу понял, что этим только больше испугал Алису.

- Чудовище, - прохрипела она гладя мне в глаза.

Что-то внутри меня оборвалось. Перед моим взором предстала картина, уже затянутая пленкой забытья, которая теперь спала. Я стоял в гостиной среди перевернутых кресел, в углу плакал Алекс, держась за руку, его лицо было все в крови. Это я его избил, придя домой пьяным. Мальчишка лез ко мне с расспросами, а у меня так болела голова. Я просил его отвалить, но он все лез с вопросами и просьбами поиграть с ним. И я не выдержал, решил научить его слушаться старших, показать, кто в этом проклятом доме главный, что меня надо слушаться...

- Чудовище! - кричала мне тогда Алиса, вне себя от ярости.

Я пришел в себя в гостиной и перевел глаза на Алису. Она держала в руке револьвер, который когда-то принадлежал мне.

Без предупреждения прогремел выстрел, и я ощутил резкую боль в животе.

Примечание к части

Довольно тяжелая в эмоциональном плане глава. Пока я работал над ней, умудрился расплакаться...



Глава 7



Отдача заставила меня отступить на шаг. Кровь, текущую из раны я сначала ощутил, только потом увидел, когда опустил глаза. На футболке Доджа разрасталось багровое пятно.

- Мы ранены! - вскричал я.

- Серьезно??? - прозвучал саркастичный ответ в голове.

Я оглянулся на Алису — та все еще целилась в меня и явно намеревалась пустить вторую пулю, на этот раз уже в сердце. Черт, никогда бы не подумал, что моя жена могла кого-то застрелить!

Прежде, чем я успел что-либо предпринять, Доджер забрал контроль себе. Он рванул к Алисе, собираясь забрать пистолет.

- Стоять! - испуганно закричала она и снова выстрелила - пуля просвистела мимо, задев левое плечо.

Доджер встал прямо перед ней, лукаво ухмыляясь.

- Стреляй! - выкрикнул он. - Чего ты ждешь? Если ты так уверена, что во мне нет твоего мужа, стреляй, черт бы тебя побрал!!!

Зря он конечно кричал на мою жену, но я только растерянно наблюдал за происходящим. К тому же у меня было чувство, что сейчас я ничего не смогу сделать — дракон мне не позволит.

В следующий момент снова пришло то самое ощущение небытия, будто меня, нас не было вовсе. Была лишь пустота, которую осознавала другая Пустота, девственно чистая и... могущественная. Мир стал меняться, но на этот раз я смог проследить за этим... Когда-то я видел фильм «Сайлент Хилл», в нем я наблюдал нечто подобное, только в реальности это выглядит гораздо страшнее.

Стены внезапно стали темнеть, будто обои на них загорелись и съежились, но огня не было. Они мгновенно стали сгоревшими. То же самое произошло и с диваном, креслами и остальной мебелью. Будто кто-то быстро прокрутил их время от настоящего к моменту их смерти, разрушения.

Я поднял глаза на Алису и похолодел от увиденного.

- Не надо! Не смотри!

Было поздно — я уже все видел. Вместо моей жены в гостиной стояло нечто, напоминающее полуживого трупа с пистолетом в руках, по нем будто пробегали волны, будто туман, скрывающий личину моей жены. Сквозь него была видна настоящая Алиса с лицом, искаженным от испуга.

- Что это за херня??? - спросил я.

Доджер не ответил. Алиса начала палить из револьвера в него, целясь в сердце, но я ощутил, что пули проходят насквозь, не причиняя вреда. Сзади раздался звон стекла, звуки попадания пуль в стену.

Наконец, все кончилось. Комната преобрела нормальный вид, жуткий мертвец исчез, вместо него стояла насмерть перепуганная Алиса с пустым револьвером. Доджер бросился к ней и выхватил у нее из рук револьвер.

- Оружие людям не игрушка, - заявил он иронично.

- Что ты такое, - заплакала Алиса и вжалась в стену.

- Хватит ее пугать... - послал я Доджеру, и он согласился.

- У вас у обоих с головой не в порядке! - сказал он Алисе напоследок и развернулся к выходу на кухню, но тут входная дверь с треском слетела с петель и пролетела через всю комнату.

Доджер обернулся. В дверном проеме в облаке пыли стояла непропорциональная фигура, напоминавшая человеческое существо. Но отличия улавливались каким-то шестым чувством. Каким-то образом я знал, что это не человек. Я услышал, как за спиной на пол упала Алиса, я хотел обернуться и узнать, все ли с ней в порядке, но Доджер остановил меня.

Доджер рванулся к выходу из комнаты как раз в тот момент, когда пришелец открыл огонь. Не знаю, из чего он стрелял, но шум эта штука производила чудовищный. Представьте, что молния бьет в одно и то же место снова и снова частотой два удара в секунду. Уже будучи на кухне, Доджер упал на землю и накрыл голову лапами, прижав уши к голове. Адский шум, производимый оружием, причинял настоящую физическую боль.

- Что это??? - спросил я.

- "Громовержец"! Эта штука разорвет меня на части, если попадет хотя бы один снаряд!

"Громовержец".. Из памяти Доджера я узнал, что это оружие применялось против тяжелых машин «Знающего» Это... по сути, это автоматическая носимая противотанковая установка, выглядящая, как пулемет-миниган, только с чудовищным калибром и снарядами, которые могли пробить броню толщиной в сто миллиметров. Носить такое оружие могли только киборги и андроиды. Судя по всему, один из последних и заявился к нам.

Выстрелы стихли, но радости от этого я не ощутил, так как вслед за этим из гостиной донеслись тяжелые шаги. Он направлялся на кухню!

- Валим!! - заорал Дождер в панике, пытаясь подняться на лапы.

Спотыкаясь и ударяясь о кухонную мебель, он рванул к двери. На этот раз он просто выбил ее плечом, не беспокоясь о шуме. Вылетев из дома, дракон хотел рвануть к повороту на улицу, где находился спасительный люк. Но стоило нам двинуться, как нас ослепили прожектора. Инстинктивно закрывшись лапой от яркого света и щурясь, Доджер пытался разглядеть новую угрозу. Наконец, глаза привыкли более менее к свету и он разглядел три броневика , стоявшие прямо на дороге.

- Откуда они тут? - растерянно простонал он, - Я не ощутил никого, когда мы...

Тут до него дошло. Он пытался учуять живых людей, ему в голову не пришло, что засаду устроят при помощи андроидов! Чувства эсперов не работали с машинами.

Я был в панике, но и на сотую долю не так напуган, как Доджер. Сердце колотилось так, что толчки отдавались болью в груди. О том, чтобы сражаться не могло быть и речи — тело дракона было ранено, против таких противников идти с голыми лапами было равносильно самоубийству. Убегать тоже не представлялось возможным, так как реакция этих машин превосходила человеческую во столько же раз, во сколько превосходила ее реакция драконов.

Позади донеслись шаги, но Доджер не обернулся — и так было ясно, что мы в западне.

- А я же говорил! - прокричал он. - Придурок!

- Соберись! Не паникуй. Можно же что-то сделать?! Думай! Есть способ убежать???

- Нет!

- Думай!! Не может быть такого, чтобы дракон не мог найти выход! Вы победили в войне против тысяч машин!! А тут только жалкая банда!

- Тут нет Искорки... - жалобно ответил Доджер. - Что я без него могу сделать? Всю нашу жизнь он нас охранял, без него все мы давно были бы мертвы.

- Он всего лишь дракон! Такой же, как и ты! Ты можешь это сделать!

Машины не слышали этого спора. Они так и светили на нас прожекторами и ожидали спецназ, сторожа нас. Издалека раздался звук приближающегося вертолета. Времени оставалось мало.

Доджер стал понемногу успокаиваться.

- Что ж... Паника тут не поможет. Если нет шансов выжить, а единственная альтернатива — тюрьма, то...

Он собрался с мыслями.

- Ты готов умереть во второй раз, Майкл?

- Что?? Почему ты спрашиваешь?

- У меня есть один трюк. Но оттуда мы можем не вернуться...

- Откуда?

- Я называю это Миром смерти. Ты уже был там частично. Я проскальзываю туда, когда уворачиваюсь от атак.

- А по другому нельзя? Ты не сможешь их победить?

- С двумя, может и сработало бы, но тут их не меньше десятка. Время от времени мне придется появляться в этом мире полностью, тогда им не составит труда достать меня. Но ТАМ им не достать нас. Туда могу дотянуться только я... и мертвецы.

Я не знал, что и сказать. Но умирать мне не хотелось, и я согласился.

Вертолет уже кружил над нами. Его прожектор добавил еще один круг свет на площадку, где мы стояли, только двигающийся.

Уже в третий раз в моей второй жизни я ощутил это чувство. Небытие, нежизнь. Но это не было депрессией, не было желанием умереть. Оно вовсе ничем не было. Пустота, разложение, прах.

Мир снова стал рушиться, приглашая меня в экскурсию по миру забвения.



Глава 8



Очнулся я на земле, лежа но боку. Пока сознание возвращалось, я ощутил пронизывающий ветер, бьющий в спину изо всей силы. Осторожно поднялся и сел и тут же схватился за живот — рана дала о себе знать.

- Ох ты ж...

- Доджер! Ты как?

Дракон ответил не сразу. Он был зол на меня за произошедшее.

- Отличный у тебя был план! Почему нельзя было меня послушать??? А ведь были бы сейчас в безопасности, так нет же!

- Успокойся, - попытался я его утихомирить.

- Пошел ты!

Он поднялся на лапы и огляделся. Картина, представшая перед нами, навевала мне жуткую депрессию. Мы стояли посреди бескрайнего пустого поля, на котором не было не единого кустика, даже проклятых камней. В небе, затянутым серыми, невыразительными тучами, сквозь которые еле пробивался крошечный диск солнца, не было не единой птицы.

Этот мир казался абсолютно пустым.

- Это и есть мертвый мир? - протянул я недоверчиво.

- А ты что, ожидал демонов и чертей? Подожди немного, ты поймешь, что это место похуже, чем ваш библейский ад, - объяснил мне Доджер.

Сначала мы решили осмотреть рану, из которой все еще потихоньку сочилась кровь. Будь Доджер человеком, эта рана давно бы его прикончила, но дракон, сняв футболку, отметил, что рана почти затянулась. Я предложил хотя бы вытащить пулю, но Доджер только пожал плечами, мол, а что она сделает?

- Нам надо двигаться, - заметил дракон, выискивая на небе солнце. - Время тут течет несколько иначе, но я знаю, что здесь сейчас закат. Нам надо торопиться, чтобы добраться до точки выхода.

- Почему?

- Потому что, тут , когда стемнеет, совсем ничего не видно. Однажды я застрял тут на сутки... Провести ночь в абсолютной темноте, под завывание ветра и жуткий холод — приятного мало.

- Как мы доберемся до места? Тут же нет ориентиров? - удивился я.

- Система координат этого мира схожа с Землей. Но более сжата... Это значит, что если мы передвигаемся тут, то наша точка выхода тоже передвигается вместе с нами. Чтобы выйти назад в наш мир в другом месте, нам всего лишь надо пройти подальше в этом — вот и все.

Признаться, я ничего не понял из сказанного, но Доджеру можно было доверять в таких вещах. Определив направление, он двинулся на восток, вслед за холодным солнцем этого неприветливого мира.

Спустя двадцать или тридцать минут я ощутил нарастающее беспокойство, которое постепенно переросло в страх. Еще минут пятнадцать мне понадобилось, чтобы понять, что это страх не принадлежит мне. Я прислушался к мыслям, проносившимся в нашем общем разуме.

Дело было хуже некуда. А ведь еще каких-то два дня назад Доджер и не думал о подобных проблемах. Какие иногда жизнь преподносит сюрпризы! Ему некуда было идти. Явиться в Логово и прятаться там до конца дней? Да и люди так не оставят этого, «Прометей» не сможет вечно его прикрывать, рано или поздно им придется его выдать. А все потому, что он оказался не в то время, не в том месте...

Доджер остановился, и я не стал спрашивать, почему. И так все было ясно — нас доконала усталость и голод, не говоря уже о потере крови.

- Надо передохнуть немного, - заявил дракон и буквально свалился на землю, подняв облако пыли.

Повернувшись на бок, он свернулся в клубок, подобрав под себя лапы и накрыв морду, защищая ее от пыли, которую разносил неистовствующий ветер.

- Додж? - позвал я.

Он молчал, недовольно рыча.

- Додж!

- Странно... Меня так называет иногда Дождик. Смеется, что мое имя похоже на марку автомобиля. Раньше он называл меня Додж Вайпер...

Это заявление было пронизано такой грустью, что я решил его отвлечь от грустных мыслей хоть как-то.

- Вы родились вместе, не так ли?

- Все драконы этого поколения родились вместе... Но Дождик был первым, кто выбрался из инкубатора. По идее, мы все близнецы, хоть по внешности иногда отличаемся.

- А Искорка? Он тоже был с вами?

Меня правда интересовал этот дракон, которого Доджер так сильно уважал.

- Нет.. Он родился за четыре года до нас и теперь он самый старший среди нас.

- Какой он?

- Классный..

- Да ладно... а поподробней?

Доджер помедлил с ответом, собираясь с мыслями.

- А что я могу про него рассказать? Про такого как он бесполезно рассказывать, с ним надо беседовать лично. Он... сильный... Сильнее нас всех, сильнее любого дракона или человека. И мудрый... он наш наставник, это он нас всех учит, как жить среди людей, ведь сам долгое время жил среди них.

- Тебя послушать, так он какой-то мессия, - рассмеялся я про себя.

- Имеешь в виду библейского? Называй это как хочешь. Я не знаю другого такого дракона, который мог бы нас вести. Если когда-нибудь Искорка погибнет, наша раса точно выродится или будет уничтожена людьми...

- Почему вас так не любят?

- А себя вы просто обожаете - съехидничал Дождер. - Носитесь со своими деньгами, властью, славой, только чтобы не замечать своей ненависти к самим себе и друг к друг. Столько войн разргорелось на вашей планете из-за банальной неудовлетворенности собой правителей. Искорка нам рассказывал об этом.

- Будто драконам это не нужно.

- Зачем? - спросил Доджер. - Ну ладно, деньги еще дают какие-то возможности. Дождик, например, очень любит богатство. Но он любит тратить деньги. На вещи, на походы по клубам и еду... А вот люди часто просто копят. Копят, воруют, убивают себя на работе неизвестно для чего собирая деньги, которым они будут потом и не рады, потому что те слишком дорого им достались.

Я задумался, и разговор больше не возобновлялся. Я, кажется, слишком много не знаю об этих существах, хотя и обитаю в одном из них.


Кажется, мы проваливались в сон, когда Дождик, первый заметивший приближение опасности, вскочил на лапы. Вокруг было уже темно настолько, что я с трудом отличал небо от земли на горизонте, даже суперзрение дракона тут не помогало. Но, даже не смотря на темноту, я сразу заметил, что нам угрожает — по равнине на нас двигалась исполинская темная громадина. Присмотревшись получше, я понял, что это внушительных размеров смерч.

Дракону не понадобилось дополнительного сигнала, чтобы сорваться с места и броситься бежать.

- Давай возвращай нас назад! - мысленно закричал я Доджеру.

- Я не могу! - с отчаянием в голосе ответил он.

- Как это??

- Я не смогу, не сейчас, просто бежим!

Я не уверен, какую скорость мы развивали, но навскидку бы я сказал, что километров двадцать в час мы делали. Конечно же, этого было недостаточно для того, чтобы убежать от смерча. В надежде сойти с его траектории, Доджер бросился в сторону, но проклятый вихрь последовал за нами, будто разумное существо, преследовавшее добычу.

Я ощутил что лапы отрывает от земли.

- Нет, нет, нет, нет!! - повторял Доджер перевернувшись в воздухе и едва не достав макушкой землю.

Беспомощно хватая лапами воздух в поисках чего-то за что можно было ухватиться, дракона понесло навстречу бушующей стихии.

- Додж, возвращай нас! - я был в панике.

- Я не могу!!! Нееееет!!

С скоростью снаряда, выпущенного из пушки, мы влетели в пылевое облако, создаваемое смерчем.


Я пришел в себя внезапно от вспышки ненависти, которая исходила от Доджера. Когда ко мне вернулась способность соображать и я стал воспринимать то что происходит во внешнем мире, то понял, что мы находимся уже не в пустом мире , а в какой-то комнате. Я в ней никогда не был, но знал, что это место где-то в логове.

Неужели, пока я отсутствовал, Доджер добрался до Логова сам???

Но размышлять об этом мне не пришлось, меня отвлекла сцена, разыгрывающаяся у меня прямо на глазах.

Передо мной стоял никто иной как Дождик.

- Возьми свои слова обратно! - закричал Доджер.

- Обойдешься, я сказал правду! Тебя тут все боятся.

Я ощутил, как Доджер трясется от гнева.

- Это ты придумал... - прошипел он.

- Нет, ты знаешь, что это правда, сам же чувствуешь! - возразил Дождик.

Он сам был разозлен и не сильно подбирал слова:

- Сидишь отдельно от всех с этими жуткими книгами, рядом с тобой всегда что-то странное обитает. Искорка сказал, что тебя вообще нельзя выпускать отсюда!

- Заткнись... - прошипел Доджер.

- Что-то меня заклинило в этот момент. Я хотел предупредить Дождика об опасности, но я не мог ничего сделать — контроль полностью принадлежал Доджеру, так что я даже говорить не мог.

- Ты какой-то монстр вообще! - бросил Дождик со смесью отвращения и сожаления.

- Стой!! - закричал я, но меня не услышали.

В следующий момент, Доджер бросился на синего дракона. Развернувшись, он выбросил вперед свой хвост на конце которого было четыре похожих на кинжалы лезвия. Не ожидавший атаки Дождик не смог ничего сделать.

Лезвия проткнули дракона в районе грудной клетки справа. Доджер вытащил лезвия, и из ран потекла кровь, быстро заливая грудь, живот дракона, и заливая пол.



Глава 9



Голубой дракон попятился и уперся спиной в стену, сцепив зубы от боли. Доджер бросился к нему, но не добивать.

- Братик! Я не хотел... - бормотал он, опустившись на пол рядом с Дождиком.

Голубой дракон выбросил вперед свой хвост. У Дождика на хвосте тоже было лезвие, и при желании он смог бы ответить не хуже, но он только оттолкнул Доджа от себя. Толчок оказался сильным, и дракончика отбросило метра на три, где он уселся на пол и заплакал.

Через секунду я понял, что необходимо было что-то предпринять — один из хвостовых клинков проткнул легкое дракона и вызвал обширное кровотечение. Если кровь не остановить, то каким бы живучим дракон не был, он погибнет в течении считанных минут.

Доджер сидел на полу рядом и беспомощно смотрел на происходящее. Тем временем Дождик, захлебывался в собственное крови, хлынувшей вверх по трахее. Если бы я мог, я бы помог ему. Как же этому идиоту не хватит ума подняться и что-то сделать?

Но Доджер таки хоть что-то сделал — он позвал на помощь.

- Помогите!!! Кто-нибудь, сюда, скорее!!! - кричал он, зажмурившись, чем лишил меня возможности наблюдать за происходящим.

Дождику несказанно повезло, потому что через минуту истошных криков Доджа, в комнату ворвался человек в халате. Среднего роста, коренастый, неплохо сложенный, он не был похож на лаборанта или врача. Круглое, почти мальчишеское лицо, однако, было исчерчено шрамами, а голубые глаза светились жизнью.

- Что тут...? - но человек запнулся, заметив задыхающегося и истекающего кровью Дождика.

- Джим! - прохныкал Доджер, - я... я не хотел! Это случайность! Я не хотел!

Мужчина подскочил к раненому дракону и быстро осмотрел рану. Тихо выругавшись, он помог Дождику подняться на ноги и, прислонив к стене, приказал стоять. Затем бросился к коммуникатору, втроенному в стену, нажав на кнопку, он заорал в микрофон:

- Жилой отсек двадцать семь, четвертый подземный, ножевое ранение в грудь, медики быстро сюда, готовьте «колыбель»!

Затем Джим повернулся к Доджеру, его глаза гневно сверкали:

- А ты сиди здесь, никуда не уходи, ни с кем не разговаривай! Позже придет Искорка.

Доджер только кивнул, продолжая плакать.

Через две минуты подоспели ребята в медики, они перевязали как могли рану на груди Дождика, подняли его на руки прямо как он был, сидя, и понесли на выход. Джим покинул комнату следом. В двери щелкнул замок — кажется, Доджа замкнули тут.

Я снова попытался докричаться до дракона, но тот впал в истерику. Кричал, визжал, бормотал что-то несвязное вперемежку со словами «прости» и «я не хотел».

Так продолжалось около часа, потом он успокоился и будто выключился, уставившись в стену невидящим взглядом. У него в голове летали совершенно безумные мысли, самыми безобидными из которых были мысли о суициде.

Последнее меня сильно напугало, и я предпринял еще одну попытку обратить на себя внимание дракона, дав себе слово на этот раз добиться результата.

- Доджер! Ответь мне, прошу тебя! Сосредоточься!

Никакой реакции не последовало, но я продолжал.

- Что между вами произошло, где мы? Доджер? Это Логово? Ответь мне!

Ответа не последовало.

Внезапно, за дверью послышались шаги, она резко открылась — на пороге стоял Джим, бледный и злой.

- Дождик мертв, ты его убил... - прошептал он.

Я ощутил, как меня покидает сознание. Я попытался удержаться, но что-то выталкивало меня из разума Доджера, которого от этой новости парализовало. Я ощутил его боль от известия, обреченность, чудовищную вину от содеянного и потерял способность сопротивляться неведомой силе, влекущей меня во тьму.


Я очнулся на диване. На своем диване, у себя дома. Голова жутко болела, я машинально дотронулся до лба и замер. Ощущения были совсем не те. Новые.. хотя, нет, скорее правильные. Я посмотрел на свою руку и в изумлении заметил, что это не драконья лапа! У меня снова было тело, мое собственное тело. Я бросился к зеркалу, стоявшем на старом пианино, на котором никто никогда не играл. Из зеркала на меня смотрел молодой, красивый мужчина лет тридцати, густыми бровями, зелеными глазами, толстыми губами... Это я... Настоящий я, Майкл Торн, не дракон!

От восторга я бросился танцевать, не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Я был в своем теле, и мне никто не помешает танцевать, черт бы всех побрал!

В танце я случайно задел столик у дивана, при этом чуть не уронив стоявшие на нем пивные бутылки. Пиво... За ним я тоже соскучился, драконы не пьют пиво, не выносят алкоголь, а я его любил. Наконец-то могу просто расслабиться, отдохнуть и не о чем и ни о ком не беспокоиться. Должно быть , все это было тупым сном.

Я откупорил бутылку — пена полилась на стол, но мне было плевать, меня это даже развеселило. Я сделал большой глоток, наслаждаясь знакомым вкусом. Жидкость попала не в то горло, я закашлялся, а потом захохотал, как сумасшедший.


Я лежал на диване и смотрел телевизор, по которому опять шла всякая дребедень. Как же это достало меня, если бы кто знал.

Я потянулся за пивом, к сожалению, осталась последняя бутылка. Три из них стояли пустые, но на кухне в холодильнике должно быть пиво в банках. Уверен, что есть, я всегда туда ставлю пиво в банках. Если бы я так не... устал, то пошел бы на кухню.

Открылась входная дверь, и в комнату вошел Алекс с мячом для европейского футбола. Мальчик был весь измазан грязью, но, безусловно, счастливый.

Едва скинув кеды, он подбежал ко мне и прокричал прямо в ухо:

- Мы победили! Мы победили, пап!

- Да, да, молодец, - буркнул я, делая телек погромче с помощью пульта.

- Ты разве не хочешь узнать, как это было? Я забил решающий гол! Слушай я тебе расскажу!

У меня не было никакого желания сейчас слушать про футбол, но Алекс уже начал:

- Ну сначала мы проигрывали, у них был такой хороший вратарь, Джо, ты его знаешь, такой широкий, с руками как у орангутанга. Ну вот, он стоял на воротах со своими лапами, брал все мячи, но ко второму тайму, кажется, устал. Мы забили два гола. А потом...

- Давай, потом, а? - резко оборвал я его словоизвержение.

- Потом? - разочарованно протянул мальчик. - Когда, «потом»???

- Когда я буду в настроении слушать про глупые игры! И вообще, сделай что-нибудь полезное. Принеси мне пива из холодильника.

Мальчик нахмурился и рывком скрестил руки на груди.

- Ты чего на морозе? - спросил я, с трудом выговаривая некоторые слова. - Ну, рысью, на кухню!

- Нет! Я не буду носить тебе пиво! Ты плохой папа! Только и делаешь, что пьешь!

Я, не помня себя, наотмашь ударил сына ладонью. Даже не смотря на то, что я ударил не кулаком, силы удара хватило, чтобы мальчик скатился с дивана на столик, сбив при этом своим телом пустые бутылки. Перелетев через столик, он сел на пол и заревел.

Этот звук внезапно привел меня в чувство.

- Алекс, ты это... ты что? Папа не хотел так.. Ты в порядке?

Я встал с дивана, обошел столик и хотел осмотреть сына, но он вскочил и убежал в угол, держась за лицо, все испачканное кровью.

Кажется, я сломал ему нос...

- Не двигайся! Я сейчас, - я кажется, мигом протрезвел и бросился на кухню за льдом.

Чуть не вырвав дверцу холодильника, я открыл морозильник, где всегда был лёд. Схватил его и поспешил обратно, стараясь не думать о том, что я скажу Алисе.

Когда я оказался в гостиной, то раздумывать было уже поздно — Алиса стояла там возле Алекса и пыталась его успокоить. Я направился к ней, чтобы попытаться объяснить, но он подняла на меня полные ненависти глаза и отвесила пощечина, от которой у меня на миг потемнело в глазах.

- Ты чудовище! - закричала она. - Как ты мог поднять руку на собственного сына?!

- Я не хотел.. Это случайность, я не хотел, Алиса, поверь мне! - лепетал я.

- Ты монстр, - повторила она. - Я ухожу от тебя. Больше я не потерплю твоего пьянства!

Меня будто облили водой.

- Уходишь? В смысле, ты бросаешь меня?

- Да, а теперь дай лёд!

Она выхватила из моих рук пакетик со льдом, приложила его к носу Алекса и увела из комнаты на кухню, чтобы кровь не заливала пол.

Я упал на диван. Я не мог этого так оставить, этого не могло происходить вообще! Столько раз мы ссорились из-за алкоголя, но всегда мирились... Да, вот только, я никогда раньше не был сына... Или бил?

Голова отказывалась работать как надо. На меня стало накатывать отчаяние и вина. И правда, что я за чудовище такое, что смог так поступить. Разве смогу я теперь строить новую семью, зная, из-за чего развалилась предыдущая?? но я правда любил их обоих... То, что я совершил, не было злым умыслом, я не хотел причинять вред сыну. Но... Наверное, она права - им будет лучше без меня.

Когда Алиса вернулась в комнату, я был готов броситься ей в ноги, начать умолять ее не бросать меня, что я исправлюсь. Но почему-то поступил иначе.

- Хорошо, Алиса... Если ты думаешь, что тебе и Алексу будет лучше без меня, я уйду.

Она посмотрела на меня почти с испугом, наверное, думала, что я буду беситься и драться или молить.

- Я был плохим отцом, думаю, я смогу помогать вам деньгами в любом случае. Я только надеюсь, что ты найдешь не такого козла, как я мне на замену.

Труднее было сказать последующие слова так, чтобы они прозвучали не как издевка, но я постарался:

- Прости меня, я люблю тебя и Алекса. Я хотел, чтобы вы оба были счастливы. Если это не могу устроить я... То я дам право это сделать для вас другому...

Алиса улыбнулась, затем сказала неестественным, каким-то чужим голосом:

- Тебе не нужно чужое прощение. Прости себя сам, спаси себя.

- Что — спросил я, не понимая, что происходит.

Алиса, комната, весь мир внезапно стали таять, и я снова погрузился во тьму.


Я очнулся в той же комнате, где был Доджер. Я сразу понял, что изменилось — теперь я у меня было отдельное тело. Я знал теперь, что произошло. Все это было иллюзией, кошмаром, навеянным чьей-то волей.

Дракончика я нашел в плачевном состоянии. Бедняга лежал на полу и плакал, судорожно подергиваясь. Судя по всему, он провел в таком состоянии не один час.

- Додж, очнись! - позвал я, присев рядом.

- Отстань от меня, я хочу умереть... - пробормотал он.

- Еще чего выдумал! - взбеленился я. - Вставай!

Я схватил его под плечи и попытался поднять, но дракон был слишком тяжелым.

- Это все иллюзия, Додж, разве ты не понял? - втолковывал я ему.

- Я это знаю, - ошарашил меня Доджер.

- Тогда в чем дело?? Вставай, мы должны убираться отсюда!

Дракон однако не двинулся.

- Не валяй дурака, тут опасно!

- Какая разница? Нам обоим все равно сюда возвращаться рано или поздно...

- О чем ты?

Дракон невесело рассмеялся.

- Ты разве ничего не понял, Майкл? Это загробный мир... Это и есть ад.


Примечание к части

Выражаю благодарность Tessa Christmas c Ficbook за помощь в написании этой главы (подробности ранения)



Глава 10



Я стоял в молчании, смотря Доджеру в заплаканные глаза.

- Как это, ад? Не может быть такого! Хочешь сказать, что ты путешествуешь в ад?

- Угу, - промычал Доджер.

Он вытер глаза и сел на полу.

- Однажды, я уже попал сюда надолго. Еле выбрался, после чего месяц приходил в себя... Дождик об этом упоминал при тебе, помнишь?

- Да, ты не выходил из дому, как он сказал...

- Первую неделю я провел здесь, а остальное время понадобилось, чтобы вернуть себе рассудок.

- Доджер... Мы должны убираться отсюда, - повторил я. - Это не место для нас, мы же не мертвы. По крайней мере, ты...

- За малым стало... - пробормотал Доджер.

- Что ты хочешь сказать?

Дракон посмотрел на меня немного странно.

- Если меня схватят и признают виновным в твоей смерти... То мне грозит смертная казнь.

- Вот это поворот...

Я в шоке уставился на него.

- Как так? Ведь смертная казнь давно отменена!

Доджер покачал головой.

- Не для драконов, Майкл. Это было одно из условий, благодаря которому удалось уломать правительство сделать драконов гражданами Штатов. Если дракон будет уличен в совершении особо тяжкого преступления, его уничтожат... Даже Искорка согласился на это условие — ему и в голову не пришло, что кто-то из его братьев мог бы убить человека...

Я уселся с ним рядом на пол. Какое-то время мы сидели молча. Затем я спросил:

- Нам надо доказать твою невиновность... Может, найти настоящего преступника?

- И как ты себе это представляешь? - невесело рассмеялся дракон. - Я буду бегать и искать свидетелей, допрашивать их, выслеживать преступника? И все это при том, что меня разыскивает чуть ли не национальная гвардия? Я тебе кто, Рэмбо и Эркюль Пуаро в одном флаконе?

- Ты дракон, - ответил я.

- И что? - парировал Доджер. - Ты думаешь, мы такие неуязвимые?.. Ты сам свидетель того, что мы — такие же как и люди.

Он тяжело вздохнул.

- Мы тоже ревнуем, тоже боимся, тоже ненавидим и можем сорваться... Я чуть было не убил Дождика в свое время.

- Так это правда? - спросил я. - То, что я видел?

- Да, правда, - мрачно подтвердил Доджер. - Только Дождик не умер тогда, попал в медицинский отсек на неделю. Если бы не драконья живучесть и своевременная помощь медицинских машин, то меня смело можно было признавать виновным в убийстве по неосторожности.

- Но, - неуверенно протянул я, - вы ведь друзья... Сколько времени прошло с того инцидента?

- Полгода, - ответил дракон. - Он меня простил. Он всегда относился ко мне по другому. Все остальные драконы побаивались меня из-за моих способностей, о которых узнали совершенно случайно. Они сторонились меня. Не издевались, не делали меня изгоем — это свойство человеческих детей. Но их страх заставил меня сделать изгоем самого себя. Я не участвовал в их играх и праздниках, сидел отдельно и читал книги, мечтая стать писателем.

- Только Дождик все время пытался построить мостик взаимопонимания между мной и остальными братьями. Он искренне полагал, что меня это сделает счастливым, хотя я вполне хорошо себя ощущал только вместе с ним... Дождик всегда был для меня чем-то большим, чем просто братом или другом. Поэтому, в тот день... Я... потерял над собой контроль именно потому, что испугался, что он меня разлюбил.

Я молчал, размышляя об услышанном.

- А мы с тобой похожи все же, Доджер, - сказал я.

- Да, тут ты прав... Оба мы мудаки, которые делают больно тем, кого больше всего любят. Но ты мудак в процентном соотношении чуть больше..

- Чего??? - удивился я. - Почему?

- Пить — плохо, - ответил Доджер, и я так и не понял, шутил он или нет.


Пока мы говорили, комната растаяла, и вокруг нас снова образовалось пустое пространство.

- Скоро тут окажется новый Кошмар, возможно, с другим сюжетом, - предупредил Доджер.

- Что ты решил делать? - спросил я.

- А что нам остается? Будем использовать твой план — искать преступника. Умирать мне как-то не хочется.

- Когда мы вернемся, у меня снова не будет тела, не так ли?

- Да, ты прав. Я не знаю законов этого мира, потому не могу объяснить, почему у тебя есть тело сейчас. Кстати, ты одет так же, как и в день смерти, ты не заметил?

- Нет... Как нам вернуться.

- Закрой глаза, - велел мне дракон, - остальное на мне.

Я сделал, как он сказал, и закрыл глаза. Какое-то время ничего не происходило, но через несколько минут я ощутил удивительное чувство — думаю, такое же ощущает младенец, впервые увидевший мир — шок и восторг одновременно.

Я не могу назвать или описать это чувство, кроме как ощущение рождения заново.

На мгновение мое тело пропало, потом я снова ощутил его, но теперь у меня был хвост... снова.

- Мы дома.

Одновременно с этими мыслями Доджер открыл глаза и в них ударил яркий солнечный свет.

Мы стояли перед гигантским сверкающим зданием, минимум в пятьдесят этажей. На фасаде красовалась рука, держащая пламя.

- Мы у «Прометей»! - удивился я. - Как мы сюда попали.

- Волшебство, - пошутил Доджер.

Он перевел взгляд на монумент, возвышающийся прямо рядом с нами, в центре небольшой площади перед зданием. На постаменте были высеченные из камня дракон и человек, держащиеся за руки. Оба смотрели куда-то вдаль с выражением радостного ожидания.

Приглядевшись, я узнал в статуе человека Джима из кошмара Доджера.

- А кто этот дракон? - спросил я, хотя мог бы и догадаться.

- Искорка, конечно! - ответил Доджер.



От созерцания памятника нас отвлек радостный возглас.

Доджер повернул голову — от штаб-квартиры «Прометей» к нам вприпрыжку бежал Дождик. Ни слова не сказав, Доджер рванул к нему. Оба влетели в объятья друг к другу так резко, что у Доджера сбило дыхание.

- Братик! - завизжал голубой дракон, прижимая к себе Доджера.

- Братик! - с таким же восторгом одновременно с ним воскликнул зеленый дракончик, зажмурившись от радости.

Я молча наблюдал эту сцену, удивляясь со своим человеческим эгоизмом той теплоте, с которой зеленого дракона встретил его друг, хотя полгода назад Доджер чуть было не отправил его на тот свет весьма болезненным способом.

«Простил...» - сказал мне Доджер. Я правда не понимал драконов. Никто не понимал... А стоило бы.

- Как ты узнал, где ты прятался? Ты слышал Зов? - прервал Дождик уже затянувшееся интимное приветствие.

- О чем узнал? - недоумевал Доджер.

- Что? - удивился Дождик. - Ты не слышал, как Искорка звал??

Голубой дракон посерьезнел.

- Ты прятался ТАМ?

Доджер с виноватой мордой кивнул. Дождик схватил его за лапу и потащил к зданию.

- Вчера вечером, - начал объяснять он, - правительство заявило, что после произошедшего драконам, мол, нельзя больше доверять. И что, если тебя, виновника, не накажут, то всех драконов объявят вне закона.

Доджер выскользнул из его хватки и встал как вкопанный.

- Что???

Дождик обернулся на него и продолжил:

- Сразу после этого всем драконам послал Зов Искорка, приказав всем до единого вернуться в Логово и готовиться...

- Готовиться к чему? - спросил Доджер.

Голубой дракончик ответил, еле сдерживая слезы:

- К войне...



Глава 11



Повисла пауза.

- К войне? - переспросил Доджер. - С людьми???

- Да, - нервно подтвердил Дождик.

Ни Доджер, ни я не знали, что ответить на это известие. Доджер молча проследовал за своим другом в фойе, где царило явно необычное оживление. Мимо сновали люди с обеспокоенными лицами, тут же я заметил около десяти драконов, которых раньше не встречал. Все они отличались друг от друга, были разного окраса, имели уши разной формы, но всех объединяло наличие хвостового лезвия, как у Доджера и Дождика, и обеспокоенного, если не испуганного выражения на мордах.

Они обменялись короткими приветствиями с Дождиком и Доджером и проводили взглядом зеленого дракона до самого лифта. До самого момента прибытия лифта, они не спускали с Доджа задумчивый, местами осуждающих, взглядов.

Наконец-то, мы оказались наедине с Дождиком.

- Искорка не может серьезно говорить о войне, - поколебавшись произнес Доджер. - Это полный бред.

С последним заявлением я был вынужден согласиться.

- Я не знаю, что у него на уме, - ответил Дождик — Все, что он сказал, так это чтобы мы все собирались в Логове и готовились защищаться. Мне он велел отыскать тебя и привести в твою комнату.

- И не пускать никуда, так? - мрачно осведомился Доджер.

- Он сказал, что остальным займется Джим.

Лифт остановился, и мы вышли.

«Ничего себе...» - подумал я. Я впервые был в подземной штаб-квартире «Прометей». Этот комплекс находился под землей и представлял неприступную крепость с полной автономией. Масштабы базы поражали меня — мы находились на своеобразном карнизе на внутренней стороне огромного цилиндрического пространства базы, занимающего площадь двух или трех кварталов.

- Об архитектуре этого места поговорим позже, - сказал Доджер. - Скажу одно: в этом месте можно спокойно пережить конец света... Если быть войне, то у армии будут большие трудности, если они попытаются проникнуть сюда..

- Ты правда думаешь, что будет война? - спросил я.

- Я не знаю...

Дождик привел нас к монорельсовой станции. Тут мы сели на поезд (впрочем называть два вагона-электрички поездом можно с натяжкой, но все же), который доставил нас к жилому сектору.

Это место было намного приветливее остальное базы. Тут жили семьи солдат, охраны и ученых, постоянно работающих на территории. Тут так же обитали те, для которых было опасно оставаться на поверхности. Персоны, слишком важные и известные, чтобы им можно было просто так разгуливать по улицам города, расселялись тут по апартаментам разной степени роскоши.

- Мы тоже жили тут, - объяснил мне Доджер. - Новое поколение тоже будет тут жить, пока им не позволят присоединиться к нам.

- Новое поколение? - удивился я.

- Да, они уже давно в инкубаторах. В следующем месяце должны родиться. Черт...

- Что?

- Как мерзко, что им, как и нам придется начинать свою жизнь с борьбы за существование...

Наконец, мы пришли. Дождик остановился у одной из дверей.

- Это моя квартира, - объяснил Доджер.

Голубой дракон отпер дверь принесенным ключом и впустил Доджера.

Я едва не вскрикнул от удивления устами дракона — каких-то полчаса назад мы покинули эту же комнату в.. в Том мире (называть это место адом, я почему-то не хотел).

- Я пойду скажу Джиму, что ты прибыл, - сказал Дождик, все еще стоящий в дверях.

Но он не уходил, переминаясь с лапы на лапу с несчастным видом.

- Расслабься, - сказал Доджер. - Ты же знаешь, что Искорка все устроит как можно лучше для нас.

- Да, но... - замялся Дождик, - А как же люди?

- Он очень любит людей, - не замедлил со справкой Доджер. - Особенно детей, впрочем, ты сам видел в парке.

Доджер подошел к своему брату и снова крепко его обнял.

- Все будет хорошо, мы и не такое переживали, правда ведь? - прошептал он на ухо Дождику.

- Да... - ответил тот.

Дождик отстранился и сказал:

- Я все же должен известить Джима. Еще надо будет с ним поговорить о том, чтобы на всякий случай перевести сюда Джека...

Я готов был поклясться, что, умей драконы краснеть, Доджик бы сейчас был красный, как спелый помидор.

Голубой дракон убежал, закрыв за собой дверь. Я с облегчением заметил, что он не стал ее запирать.

- Как ты? - спросил я у Доджера.

- Паршиво, но это не из-за комнаты. Я к ней привык уже.

- А что тогда? Это известие?

- Да, - признался Доджер и сел на кровать.

- А если война между драконами и людьми начнется...У людей есть шанс победить?

- Что, испугался тирании драконов? -усмехнулся Доджер, но быстро посерьезнел. - Если честно, понятия не имею..На нашей стороне будет мощь «Прометей»... Но людей больше. Одно знаю точно, что, если Искорка потеряет контроль над кем-то из наших.. Погибнет очень много людей. Ты же видел, как мы сражаемся..

Я мрачно согласился. Около сотни драконов могли бы без труда взять под контроль целый город...

Наши размышления прервал стук в дверь.

- Войдите, - бросил Доджер.

Вошел человек, в котором я сразу же узнал Джима из Кошмара, только он был одет пиджак.

- Вставай, собирайся и поехали, - приказал он с порога Доджеру.

- Куда? - растеряно спросил дракон, вставая с постели.

- На суд, - сухо ответил Джим.



Глава 12



Мы ехали на заднем сидении служебного автомобиля, направляющегося к зданию суда. На переднем пассажирском устроился Дождик.

- И что мне там говорить? - взволнованно спросил Доджер.

- Правду, - ответил Джим. - Так велел Искорка. Он сказал, чтобы ты говорил все, как есть.

- То есть, если бы я замочил Торна, мне следовало признаться? - ехидно спросил дракон.

- Искорка уверен, что ты этого не делал, так что не умничай. - отрезал Джим, а затем добавил. - Я знаю, ты можешь...

Доджер все же не мог унять возрастающую дрожь в теле. Это не прошло незамеченным для Джима.

- И расслабься, - более мягко сказал он, - Искорка просил передать тебе, что в любом случае тебе ничего не грозит.

- Неужели?

- Да, - подтвердил Джим, глядя дракону прямо в глаза. - Сам увидишь.

- Ты что, не веришь Искорке? - укоризненно спросил через плечо Дождик.

- Эм... - потупился Доджер.

- Конечно, легко им говорить — не их же будут судить.

- А теперь слушай внимательно, - серьезным тоном начал Джим, - как только мы подъедем к зданию, тебя возьмут под стражу. Не бойся, не делай глупостей, не шути с ними. Защищать тебя должен сам Искорка, но он сказал, что может слегка опоздать.

У Доджера повисли уши.

- Он еще и опоздает???

- Успокойся. Тебе просто нужно отвечать на вопросы и все. И помни - тут речь идет не о твоей жизни... А о том, что будет со всеми драконами.

- Как-то обидно прозвучало, - заметил я.

- Нет, он прав... Если меня признают виновным, у драконов будут огромные проблемы. А если и правда начнется война, то..

Что будет в случае войны можно было догадаться.

Машина остановилась у каменного здания суда, у которого собралась такая толпа зевак и репортеров, что стоящие там два отряда полиции, мы даже не сразу заметили. Доджер нервно хихикнул.

- Меня никогда не удостаивали такого внимания...

- Я быстро привык, - улыбнулся Дождик, пытаясь подбодрить друга.

- Ты же певец, а не убийца...

Дождик нахмурился.

- Не называй себя убийцей, братик.

- Там будут присяжные, но заседание закрытое, так что этих, - Джим указал на зевак, - туда не пустят.

- А ты и Дождик? - с надеждой спросил Дождер.

- Мы будем там, успокойся, - успокоил его Джим.

Доджер взялся лапой за ручку дверцы.

- Ну... с Богом, - выдохнул он и рывком распахнул дверь.

Стоило Дождеру выбраться из автомобиля, как его сразу же окружили полицейские, хотя, признаться, непонятно было, кого и от кого они защищали: толпу от дракона или дракона от толпы.

На дракона сразу набросилось не меньше дюжины парней и девушек с микрофонами и диктофонами, а от вспышек пришлось зажмуриться.

- Вы правда убили Торна?

- А что вы чувствовали в момент убийства?

- Это был личный мотив или он вас оскорбил?

- Что бы вы сказали десятилетнему сыну Торна?

На помощь подоспел Дождик, рявкнув на репортеров:

- Пошли вон, а то я вам демонстрацию силы устрою, месяц потом будете показывать по телеку!

Репортеры, переглядываясь, боязно отступили, и Доджер со своей свитой, прижимая уши лапами от шума, проследовал в здание.


В зале суда репортеров, как Джим и сказал, не было. Все выглядело так, как я иногда видел в кино: ряды скамеек для зрителей, свидетелей, трибуны для адвокатов, потерпевших и подсудимого. Бросив взгляд на свое место, Доджер сглотнул — стул был внутри большой металлической клетки...

Отдельно располагались скамьи присяжных. Стоило Доджеру пересечься с ними взглядами, как он снова ощутил дрожь в коленях — все присяжные как один смотрели на него с осуждением.

Искорки правда тут не было, зато была Алиса.. Она сидела на месте для потерпевшего, напротив клетки, в которую как раз заводили дракона. Усевшись на стул с таким видом, будто это уже электрический стул, а не обычный, Доджер стал нервно оглядывать всех присутствующих по очереди, будто ожидал, что кто-то из них скажет что-то вроде «Скрытая камера!»

С началом сильно тянуть не стали, видимо надеялись, что успеют засудить Доджера до того, как вернется Искорка. Дождик и Джим уселись на скамьи для зрителей поближе к клетке, чему Доджер был рад.

Судья, седовласый старик с блестящими глазами, ударил молотком, возвещая о начала слушания. От этого звука Доджер дернулся и вцепился в стул когтями.

Это был совершенный фарс, как я бы выразился. Создавалось впечатление, что и присяжные и судья в частности, пришли в зал, твердо убежденные в виновности Доджера. О презумпции невиновности, они, судя по всему, вовсе не слышали никогда.

Рассказ Доджера о событиях той ночи, когда я «погиб» они слушали с нескрываемым сарказмом на лицах. Такой же сарказм струился в каждом вопросе, задаваемом государственным обвинителем Доджеру.

Чем дальше, тем больше Доджер и я убеждались, что законно выйти из этого зала свободным дракону не удастся. Он покинет это здание либо в наручниках и под конвоем, либо с боем и жертвами...

Когда дело дошло до допроса моей жены, которая держалась на удивление спокойно и уверенно, я ощутил, что разделяю желание Доджера немедленно оказаться ниже уровня пола.

- Клянусь, что буду говорить правду, только правду и ничего, кроме правды, - проговорила она стандартный текст клятвы.

Я усмехнулся про себя — Алиса никогда не предавала значения клятвам. Совесть и благополучие близких были для нее важнее, так что ради меня она могла и солгать. Вот только она видела только дракона, обвиняемого в моей смерти...

- Миссис Торн, - начал обвинитель, - для начала я хотел бы выразить свое глубочайшее соболезнование вашей утрате. Безусловно, никто не заслуживает такой ужасной... участи.

По рядам присяжных прокатилась волна одобряющих возгласов.

- Ты даже себе не представляешь, о какой участи тут идет речь, - иронично заметил я мысленно.

- Спасибо, - сухо ответила Алиса.

- Скажите, вы видели этого дракона ранее, до того, как погиб ваш муж?

- Нет, я увидела его только вечером позавчера.

- Это правда, что вечером, четырнадцатого июня, подсудимый, ворвался в ваш дом и напал на вас?

- Он не нападал! - выкрикнул я, поздно сообразив, что совершил глупость.

Чтобы как-то исправиться я тихо добавил:

- Я не нападал...

Все уставились на меня с удивлением.

- Успокойся, а то нас отсюда не в тюрьму заберут, а в дом с мягкими стенами, - предупредил меня Доджер.

- Прости, я просто не мог спокойно слушать это.

- Нет, - возразила Алиса. - Была не совсем так.

- Простите? - улыбка застыла на лице обвинителя, - что вы имеете в виду?

Алиса села прямо и твердо произнесла:

- Четырнадцатого июня этот дракон правда был у меня дома, но я сама его впустила.

Я ощутил как у меня отвисает челюсть. Все в зале, не считая Дождика и Джима, выглядели такими же пришибленными.

- Это как? - растерялся обвинитель. - На допросе в полиции вы сказали, что...

- ...Что у меня был дракон вечером, я стреляла в него, потом мой дом разнесли роботы, - сердито закончила за него Алиса, о которых, кстати, меня не удосужились предупредить заранее! Я чуть было душу Богу не отдала, когда эти штуки ворвались в мой дом. Мне пришлось переехать, так как дом пришел в негодность!

- Давайте поближе к делу, - застучал молоточком судья. - Так вы утверждаете, что добровольно впустили дракона к себе домой? Почему? Разве вы не знали, что именно его обвиняют в смерти вашего мужа?

- Знала, - кивнула Алиса, - я хотела с ним поговорить, потому и впустила. Но во время разговора у нас возникла ссора, и я выстрелила в него из револьвера, которых остался от мужа. Я попала в него, но он отобрал у меня оружие. Затем ворвалась эта штука и начала палить во все стороны. Дракон сбежал, потом прилетела полиция на вертолете. Дальше вы знаете.

Мы с Доджером не знали, что думать. С чего вдруг Алиса решила покрывать Доджера? Неужели, поверила в то, что я ей рассказывал?

Обвинитель старался выудить у Алисы хоть что-то, бросающее тень на дракона, но из ее слов следовало только то, что Доджер проник в ее дом законно, после чего был атакован сначала ею, а потом андроидом.

- Очень хорошо, - сквозь зубы процедил обвинитель, - у меня все.

Обвинитель так легко не сдался. Они позвали людей, которые видели Доджера недалеко от места преступления. Они подтвердили, что видели испачканного в крови дракона в ночь убийства. О том, что дракон звал на помощь, они тактично умолчали.

- Как видите, - вещал обвинитель, потрясая в воздухе перед присяжными зажатой в руке фотографией, - беднягу искололи чем-то острым. Убили зверски, бесчеловечно, я бы сказал.

Он сделал особый акцент на слове «бесчеловечно», после чего большая часть присяжных с презрением и осуждением посмотрели на Доджера и на его хвост, усеянный четырьмя острыми лезвиями.

Забавно, что обвинитель не сказал прямо, что раны нанесены оружием Доджера, но это как бы вытекало из контекста, было само собой разумеющимся.

Дело приобретало дурной запах. Не смотря на показания Алисы, снимающие вину за незаконное проникновение в чужой дом, в убийстве Доджера могли таки признать виновным.

Но в момент, когда Доджер был готов расплакаться, двери в зал внезапно распахнулись. Все обернулись на вошедших.

Их было трое: высокий мужчина в черном костюме, состоящим из черных брюк и темного пиджака, дерганый парень лет восемнадцати и дракон с длинными кроличьими ушами в черную полоску.

Заметив дракона, Доджер судорожно вдохнул воздух и еле сдержался, чтобы не рассмеяться от облегчения.

- Это Искорка! - объяснил он мне, чуть не подпрыгивая на стуле от восторга - Это Искорка!!

Я стал разглядывать вошедшего дракона. Конечно, не было нужды мне объяснять, кто это — Искорку довольно правдоподобно изобразили в статуе. Но статуе не произвела на меня того впечатления, которое оказал живой дракон. Теперь я начинал понимать, почему драконы так относятся к Искорке.

Начать хотя бы с того, что дракон был красив. Шерсть была белоснежной и словно лучилась светом изнутри. Создалось впечатление, что в зал суда залетел пущенный мальчишкой солнечный зайчик. Искорка был выше Доджера и Дождика и , судя по всему, был уже взрослым. Ростом он был лишь на голову ниже среднего мужчины.

Как и все драконы он носил шорты, его были светло-голубые. Туловище было голым, только на шее был голубой платок, повязанный на ковбойский манер.

У Искорки тоже было лезвие на хвосте, но в раза в полтора больше, чем у Дождика, и внушало гораздо больше опасливого уважения.

Белый дракон держался прямо, каждое его движение было легким и уверенным. Он проплыл на середину зала, ведя под руку нервного паренька. Глянув на парня, мы с Доджером узнали его одновременно и поняли, что победа за нами.

- Уважаемый суд, прошу извинить меня за опоздание, - сказал Искорка громким звучным голосом, от которого у меня будто зазвенело все внутри.

Каждое сказанное этим драконом слово отдавалось эхом в душе. Не объяснить, как это ощущалось, просто мне подумалось, что в разуме Доджера присутствуют не только я и владелец тела, но и этот дракончик.

Судья нетерпеливо кивнул, присяжные заерзали на своих местах. А Искорка тем временем продолжал:

- Я думаю, я много пропустил, но успел вовремя. Прошу извинить, что я привел еще двоих.

Он указал на высокого мужчину.

- Это мистер Джейк Фостер, любезно согласившийся сопровождать меня сюда. А этот молодой человек... О нем пойдет речь позже.

- Прежде всего, я должен высказать свое восхищение той скоростью, с которой вы взялись расследовать это дело. Но в то же время, я обеспокоен крайней безответственностью сотрудников полиции. Мало того, что они подвергли опасности потерпевшую, так они еще и не собрали достаточно улик. Большая часть которых попросту переврана, а часть — опущена.

Я поразился не столько наглости Искорки, сколько тому тону, с которым он говорил. В его голосе не было ни осуждения, ни издевки, ни насмешек, ни угроз. Он говорил так вежливо и приветливо, как можно беседовать только с горячо любимыми друзьями в рождественский вечер в гостиной.

- Жаль, что известие об этом инциденте застало меня в момент моей поездки в Россию. Из-за этого я потерял день ценного времени. Я отправился назад, как только Джеймс Нэйвил известил меня о том, что одного из моих братьев обвиняют в убийстве. Я прибыл в Нью Йорк четырнадцатого июня и, разузнав, что Доджер сбежал из-под стражи, отправился разыскивать настоящего преступника.

- Замечу, что у меня не было ни минуты сомнений в невиновности своего брата. Расследование заняло немного больше времени, видимо ,я теряю хватку... Проведя расследование, опросив живущих доме, примыкающим к месту преступления, и работников близлежащего бара, я выяснил, что в ночь с двенадцатого на тринадцатое июня у него проводил вечер Доджер в компании Майкла Торна. Все показания всех свидетелей подтверждают, что они вели себя тихо, беседовали о разном, после чего мистер Торн покинул бар на своих двоих. Хоть и не очень уверенно...

- На улице его встретила группа подвыпивших молодых парней, которым было слишком скучно, и им не хватало денег. Те потребовали у него деньги, на что тот отказался. Подробности разговора может рассказать бродяга, живущий неподалеку, он как раз прятался за мусорными баками в конце переулка и все прекрасно слышал. Завязалась драка, во время которой один из парней несколько раз ударил Торна ножом. Остальные, к сожалению, не попытались его остановить. Парень слегка перестарался и нанес ударов больше, чем нужно, чтобы припугнуть...

- Через время подоспел Доджер и разогнал их, но Торну помочь уже не успел. Оказывать первую медицинскую помощь не было смысла. Он только и смог, что позвать на помощь, о чем могут свидетельствовать жители этого дома, поднятые с постелей звуками драки. Далее, находясь в состоянии аффекта, Доджер покинул место преступления и отправился к себе домой. Четырнадцатого июня он отправился в парк с драконом по имени Дождик, где его и нашли сотрудники полиции.

- Вынужден признать, что Доджер, испугавшись за свою безопасность, бежал от полицейских, нарушив тем самым несколько статей. Корпорация готова заплатить любой залог или штраф.

- Вечером того же дня Доджер навестил миссис Торн, по всей видимости, чтобы объяснить ей подробности смерти мужа и убедить в собственной невиновности. Миссис Торн не поверила ему и попыталась... навредить. Остальное, я думаю, вы знаете из показаний самой миссис Торн.

Искорка сделал перерыв, оценивая произведенный его речью эффект. Судья нервно жевал губы, присяжные перешептывались, обвинитель был похож на первоклашку, не выучившего уроки и вызванного при этом к доске.

- На фотографии, которая должна быть у вас есть изображения ран, от которых умер Майкл Торн. Они, без сомнения, нанесены колющим оружием, вроде кинжала. Но я хотел бы обратить внимание присяжных на характер расположения ран. - он взял у обвинителя фотографию, которую тот все еще сжимал в руке. - Они расположены беспорядочно, по одной, что характерно для бешеных бессистемных атак. А теперь обратите внимание на хвостовые лезвия моего брата. Видите? Лезвия расположены в ряд по четыре. Если бы раны, убившие мистера Торна были нанесены именно этим оружием, они были бы расположены по четыре в ряд. Это я так, если вы не заметили сами.

- Если всего сказанного мной недостаточно для вынесения оправдательного приговора, я могу предоставить вам моего свидетеля — мистера Лэйса. Мистер Лэйс, что вы знаете о произошедшем?

Нервный паренек откашлялся, с опаской посмотрел на Искорку и начал дрожащим голосом:

- Я Фрэнк Лэйс, я учусь в колледже. Я.. это... был там. С друзьями гуляли. И Билл, завидев одного пьяницу на улице, сказал, что, мол, можно поживиться на выпивку. Но я его стал разубеждать, честное слово! Он на этого парня напал, когда тот отказался деньги отдавать, ребята тоже ему помогли, меня на стреме оставили, но я... Я не хотел, чтобы он умирал, честно!

Мы с Доджером знали, что парень не лжет — мы оба видели его той ночью, только с разных точек зрения, точнее, тогда еще из разных тел.

Закончив давать показания паренек сник, будто шарик, из которого выпустили воздух. Мне показалось, что он хочет спрятаться за Искорку, который сказал, обращаясь к суду:

- Уильям Бёрнс, к сожалению, находится в бегах. Его мне найти не удалось из-за нехватки времени. Если бы у меня было еще несколько часов, я бы привел его сюда к вам для дачи показаний.

Искорка, Фостер и Лэйс сели в зале и слушание дела продолжалось, но теперь ситуация изменилась в нашу с Доджером пользу.

- Пока рано радоваться, - сказал Доджер, - если присяжные все равно вынесут обвинительный вердикт, то будут проблемы.

- Как они могут, после такого??

- Скажут, что Алису запугал я тогда ночью, этого Лэйса Искорка подговорил, а остальное выдумал — и все..

Я помрачнел и стал ждать, чем все закончится.

Наступило время для последних слов. Доджера хватило только на «Я его не убивал, честно...», собственно, что еще можно было добавить, кроме правды, верно?

Обвинитель говорил невпопад, пытаясь вернуться к версии безумного и опасного животного, которым, по его словам, являлся Доджер. Искорка же вышел на середину зала, как на церемонию награждения.

- Уважаемые господа присяжные, я глубоко убежден в вашем искреннем желании сохранять правду и служить закону. Первое всегда было крайне важным и для меня. Правда — главная ценность для каждого дракона, которую он будет защищать даже ценой жизни. Мы все как один готовы защищать истину, в которую мы верим, даже если остальной мир будет против нас.

- Во дает... Он им угрожает! - поразился Доджер.

- Разве?? Я не заметил.

- Да ты что, Майкл, не понял? Они ведь знают, что я невиновен, и он прямо заявил, что ВСЕ драконы будут защищать правду, ДАЖЕ если все будут против них.

Я ощутил, как мое уважение к этому дракону возросло еще больше. Говорить такое, при этом с абсолютно дружелюбной улыбкой, в которой не было ни доли фальши или притворства. Он и правда тепло относился к этим людям и не держал ни на кого из них зла. Он всего лишь констатировал факт, даже с некоторым сожалением.

Судья и присяжные удалились из зала. В зале поднялся гул голосов. Доджер поймал взгляд Дождика, но того от волнения, кажется, тошнило, и он обошелся измученной улыбкой и поднятым вверх большим пальцем правой лапы.

Странность произошла, когда Доджер встретился взглядом с Искоркой. Белый дракон улыбнулся, но вдруг улыбка дёрнулась и сползла. Я почувствовал себя неуютно, сравнимо разве что с тем, что меня выставили напоказ в витрине магазина голым, где на меня смотрит толпа зевак...

Искорка вдруг стал серьезным. Он поочередно обвел взглядом Джима, Дождика, затем бросил обеспокоенный взгляд на Алису.

- Он узнал.. - осведомил меня Доджер.

- Что узнал??

- Он почувствовал тебя... Искорка знает, что ты внутри моего тела...



Глава 13



- Каким образом Искорка узнал обо мне, если мы ему ничего не говорили? -удивился я.

- Искорка — эмпат, - объяснил Доджер. - От него ничего не скрыть. Только Джим и Фостер, вроде, могут скрывать свои мысли от него.

- Начинает казаться, что этот дракон всесилен, - с недоверием заметил я.

- Совсем нет, насколько мне известно, Искорка множество раз был очень близок к тому, чтобы погибнуть. Его спасали либо удача, либо друзья...

Пока мы с Доджем беседовали вернулись присяжные и судья.

- Встать, суд идет! - послышался возглас судебного пристава, все поднялись.

Судья проследовал на свое место с видом человека, которому совсем не хочется делать то, что ему предстоит сделать. Встав за кафедрой, он снова стункул молотоком и объявил:

- Слово предоставляется присяжным.

Один из присяжных, мужчина с непримечательной внешностью, откашлявшись, заговорил:

- Ответы на поставленные перед нами вопросы... Хммм... Доказано ли, что дракон Доджер незаконно проник в дом Алисы Торн? Нет, не доказано.

Доджер вдохнул и не мог выдохнуть от волнения.

- Доказано ли, что дракон Доджер причастен к убийству Майкла Торна, произошедшего четырнадцатого июня этого года?

Мужчина сделал паузу, покосился на Искорку, который сидел с таким беззаботным видом, словно присутствовал на чьем-то дне рождения, а не в суде.

- Нет, не доказано.

Дождик подпрыгнул на месте с криком «Ура! Знай наших!», Искорка заулыбался, а Доджер закрыл лапами морду и расплакался.

Раздался стук молотка судьи, и все успокоились. Судья сухо сказал:

- Именем Соединенных Штатов Америки, в связи с оправдательным вердиктом коллегии присяжных, суд решил постановить: снять с дракона Доджера обвинения в убийстве Майксла Торна и незаконное проникновение в чужое жилье... Обязать дракона выплатить штраф в размере десяти тысяч долларов за сопротивление полиции, повлекшее средний урон муниципальной собственности.

Судья сел на свое место с таким видом, словно его только что заставили выпить литр лимонного сока без сахара. Конечно, штраф выплатит Фостер, для него это не проблема.

Судья еще что-то говорил, но его фигуру внезапно окутало туманом, комната расплылась, и мы с Доджером провалились в темноту.


- Эй, кажется, он приходит в себя, - раздался из темноты голос Дождика.

Я открыл глаза. Я сидел в кресле в небольшой комнате без окон.. Судя по всему, это был чей-то кабинет.

- Что случилось, - спросил я.

- Ты вырубился, - объяснил Доджик, - и мы с Искоркой принесли тебя сюда.

- «Сюда», это куда? - задал я вопрос, осматриваясь.

- Это комната для свидетелей, - объяснил Дождик.

Искорка сидел на столе, закинув лапу на лапу и наблюдал за мной. Его голубые глаза, казалось, видели меня насквозь.

- Ты в порядке? - первым делом спросил он.

- Кажется, да... - поспешно ответил я. - Я просто переволновался, вот и все.

- Хорошо, - сказал белый дракон и слез со стола.

Он направился к двери со словами:

- Я должен поговорить с миссис Торн, а вы двое пока возвращайтесь в Логово. Нигде не задерживайтесь, скажите братьям, чтобы расслабились.

У самой двери Искорка повернул морду и кинул через плечо уже менее командирским голосом:

- Пусть закажут побольше пиццы.

И Искорка вышел из комнаты.


Всю дорогу Дождик расспрашивал меня о том, что произошло после того, как я сбежал от полицейских, но я только отшучивался. Вскоре после выхода из зала суда голос подал Доджер и велел мне ничего пока не говорить, и Дождику скоро надоело расспрашивать. Он обиженно надул губы и уставился в окно.

- Как они все провернули... - восхитился Доджер. - И Фостер пришел.

- И что из этого? - спросил я.

- Этим он показал суду, что Корпорация поддержит драконов.

- А это разве много значит?

- Да ты что, Майкл? - Доджера стала раздражать моя непонятливость, - именно «Прометей» поставляет техно-оружие правительству: «аватары», «Громовержцы», плазменные орудия системы «Старбриз»...Война против главного поставщика систем вооружения — это великая головная боль для правительства. Они потеряют сотни миллиардов долларов. А выиграют что? Уничтожат нас? А выгода им какая от этого? Вот если бы можно было убрать драконов тихо и без лишних затрат — это другое дело...

Мне стало постепенно понятно, почему при всем желании, присяжные не могли засудить дракона.

- А еще возьми в расчет нас, драконов... Представь, что город изнутри контролирует сотня супергероев, и ты поймешь, на что похожа война с нами!


В Логове нас ждало очень бурное приветствие. Все, естественно кинулись обнимать Доджера, и мне пришлось терпеть все эти телячьи нежности в течении не менее получаса, потому что потискать его желало не менее тридцати драконов.

Дождик передал им слова Искорки, драконы загадлели и бросились оповещать остальных братьев, которые в это время были в жилом секторе. Туда же направились и мы с Дождиком.

Добравшись до своей квартиры, Доджер упал в ближайшее к входной двери кресло. С минуту он размышлял о том, что произошло с ним за последние несколько часов, после чего вдруг громко расхохотался. Дождик, опасливо поглядывая на брата, проскользнул в ванную.

Дракон хохотал, пока не устал.

- Мы с тобой чертовы счастливчики, Майкл, - сказал Додж. - Мы должны были раз десять умереть за эти два дня! А мы живы, черт возьми!

Если честно, я разделял его ликование, но ровно до того момента, когда раздался стук в дверь. Доджер сразу затих, будто кто-то нажал на кнопку «Выключить звук», и уставился на дверь.

- Кто это?

С той стороны раздался голос Искорки:

- Это я, со мной гости, так что надеюсь, что ты одет.

Доджер поднялся с кресла и подошел к двери.

- Какие такие гости к нам пришли? Неужели, драконы решили устроить празднование прямо у меня в комнате? - удивился дракон.

Он открыл дверь, и у меня вырвался возглас изумления. На пороге стояли Искорка, Джим и моя жена Алиса...


Все были рассажены в комнате: Дождик и Доджер заняли два имевшихся в гостиной кресла, Джим и Алиса заняли диван в зеленую полоску (это делало его похожим на пчелу-хиппи). Искорка же бесхитростно уселся на пол, подобрав под себя лапы по турецки.

- Доджер, - обратился он к дракончику. - Я знаю, что ты жутко устал после произошедшего, но я думаю, что лучше было бы все объяснить Алисе Торн сейчас. Да и мне, признаться, любопытно, как это получилось.

Что именно? - растерянно спросил Доджер.

Все, - сказал Искорка, глядя ему прямо в глаза. - От того вечера в баре и до момента, когда Дождик поведал тебе о ситуации с судом.

Делать было нечего. Доджер глубоко вздохнул и, стараясь ни на кого не смотреть, стал рассказывать. Глупо было что-либо скрывать от них. Доджер дал мне понять, что эти люди и драконы рано или поздно все равно должны были бы узнать о произошедшей с ним перемене.

Он рассказывал долго, Дождик успел раза три сделать всем чай, пока Додж не подошел к моменту посещения моего дома и того, как я пытался объяснить Алисе, что я присутствую в теле дракона. Сама Алиса молча пила чай с каменным лицом, уставившись в одну точку и внимательно слушала.

Затем Доджер сделал паузу и обратился ко мне:

- Майкл... Я думаю, что лучше продолжить тебе..

Я не стал возражать.

- Я даю слово Майклу, - оповестил Доджер присутствующих, и я продолжил рассказ о наших приключениях.

Я описывал видения в Загробном мире, то как Дождер у меня на глазах смертельно ранил Дождика (сам голубой дракон на этом моменте повествования держался лапой за правую сторону груди и смотрел в пол), рассказал, как оказался снова дома в своем теле, как снова пришел Алекс...

Будь я перед ними живой, я, наверное, не отважился бы рассказывать все это... Но сейчас мной овладела странная отстраненность от проблем Майкла Торна и его чувств. В конце концов, я теперь был и драконом тоже.

Майкл Торн, такой, каким его знали Алиса, Алекс и все остальные, умер, его тело гниет в могиле на кладбище рядом с погибшим в автокатастрофе старшим братом... Я же... Я теперь нечто иное, не связанное прямым узами ни с чем. Я все еще любил Алису и Алекса, но сама привязанность будто бы померкла, ее звук доносился издалека, сквозь миллионы световых лет и многие столетия...

Наконец, я закончил рассказ, и в комнате повисла гнетущая тишина. Первым подал голос Искорка:

- Ну что ж, теперь мне все понятно. Я все недоумевал , почему ты, Доджер, вместо того, чтобы сразу отправиться в Логово, посетил дом Алисы. Теперь все встало на свои места.

Вы думаете, стало проще? - чуть визгливо сказала Алиса. - А как теперь быть мне??? Я похоронила мужа... а теперь оказалось, что он... дракон? Это НЕ нормально! Это маразм! Что мне теперь сказать Алексу?

Искорка взглянул на нее, и Алиса замолчала, встретившись глазами с его взглядом.

- Что сказать своему любимому сыну о его любимом отце? Правду, разумеется. Мальчик не настолько глуп, чтобы не понимать главного...

- Чего же??? - спросила Алиса.

- То, чего не можете понять вы... Ваш муж жив. То, что делало его человеком, как представителя вида, уничтожено. Довольно скоро он сам будет считать себя драконом, это неизбежно. Я думаю, их личности, Доджера и Майкла, пересекутся, оба станут больше походить друг на друга. Но... то, что делало вашего мужа той личностью, которую вы некогда полюбили, уничтожить нельзя.

Алиса сцепила кулачки и прижала их к коленям. По ее щекам текли слезы, но я при всем желании не отважился бы обнять ее сейчас. Она бы отпрянула от меня в страхе.

- Искорка... - внезапно подал голос Дождик. - А это место... о котором рассказывал братец.. или Майкл, это правда... ад?

Искорка удивленно посмотрел на голубого дракончика, улыбнулся и сказал:

- Да, это ад.

Все переглянулись, Дождик расстроился.

- Но и рай тоже, - поспешно добавил белый дракон, заметив, какой впечатление оказали его слова на присутствующих.

- Это как? - спросил Доджер, - я ничего хорошего там никогда не видел, хотя бывал там десятки раз.

- Все очень просто, - ответил Искорка, - это место... Это не ад и не рай, это все одновременно. Это Пустота. Ничто. И все сразу. Ох... Как бы вам объяснить... Это само пространство, в котором заключено бесконечное множество вариантов, сама суть Жизни и событий. Все , что можно вообразить, может произойти там. Пустое поле, которое вы видели — промежуточное состояние этого места, когда душа попадает в него, пространство заполняет материалом из сознания этой души.

Заметив, что никто его не понимает, Искорка рассмеялся.

- Простите, я забываюсь. Скажем так, это место всегда отражает то, что у вас в головах. Если вы умерли в страхе и основной составляющей вашей жизни был страх, то там вы встретите чудовищ, демонов и всякую мерзость, которая вас больше всего пугает. Если же вы пропитаны чувством вины и привыкли себя ругать за что-либо, то там вы проживете те же события, которые заставлят вас снова и снова переживать это чувство вины... Доджер, попав туда, думал о своем брате, которого он чуть было не убил. Эта вина жила в нем все это время. Об этом ему напомнили перед перемещением воспоминания Майкла о несправедливом избиении своего сына. Вы оба и увидели то, чего стыдились больше всего — моменты, когда вы сделали больно тем, кого больше всего любили. Вещи, которые вы не могли себе простить, даже, если другие вас простили.

- Однако, все не так мрачно, это место не навсегда, оттуда души попадают в другое место... Куда точно не скажу... Но Майкл доказал, что ту реальность можно менять.

- Так это было реально? - спросил Доджер в изумлении.

- Конечно, реально, - улыбался Искорка, - так же реально, как любое слово или мысль, посланные вами в мир. Если бы вы знали, насколько реально то, о чем вы думаете, вы бы следили за своими мыслями более тщательно...

- А откуда ты столько знаешь об этом месте? - удивилися зеленый дракон. -

- Все очень просто, - вздохнул Искорка. - Я был там.

- Когда??? - в один голос спросили Доджер и Дождик.

- Когда умирал, - просто ответил Искорка с беззаботной улыбкой. - А теперь кто хочет пиццу? Я думаю, ее уже привезли.

Искорка ушел в себя, видимо связываясь с кем-то из братьев, чтобы узнать про пиццу. А мы с Доджером так и не решились спросить, а что же в Пустоте видел Искорка.



Глава 14



Прошла неделя с дня суда. Мы с Доджером старались привыкнуть к странной новой жизни. Мне пришлось признать, что обычную жизнь, которую я вел прежде, мне уже не вернуть, ведь я , по сути, теперь был постояльцем в чужом теле, которым мне давали «порулить» время от времени. Но в то же время, я не мог пожаловаться на скуку, так как жизнь дракона была какой угодно, только не скучной.

Выяснилось, к счастью, что мы вполне можем уживаться с Доджером, деля время на двоих, когда каждый мог заниматься чем-то своим. Вместе с тем, у нас оказалось много общих увлечений, в которые мы уходили оба с головой. К примеру, литература — Доджер, конечно, читал не совсем то, что нравилось мне, но против жанрового разнообразия не возражал. Не говоря уже о том, что мы оба мечтали написать свою книгу, так что стали всерьез обсуждать друг с другом процесс ее создания.

Двадцать пятого июня Доджер огорошил меня известием, что мы идем на день рождения. На вопрос, зачем, он удивленно ответил «Ты же меня сам приглашал, забыл?»

И мы отправились на день рождения к моему сыну Алексу. Его вместе с мамой перевезли в жилой сектор штаб-квартиры «Прометей», мальчик не понимал, зачем ему переселяться под землю, но был от этого в восторге — подземная конструкция представлялась ему затерянным под землей миром из романа Жюля Верна.

На праздник Доджер позвал так же и Дождика с Искоркой. Последний, не смотря на то, что был чрезвычайно занят, решил все же прийти на часок другой.

Нагруженные подарками, мы прибыли к двум часам пополудню. В ответ на звонок дверь открыла Алиса и изумленно уставилась на троих драконов.

- Здравствуйте, - поздоровался Искорка, улыбаясь до ушей. - Простите, что мы без приглашения. Можно войти?

- Да, - расстерянно пробормотала Алиса.

- Мы к вам на тортик, - заявил Дождик и прошмыгнул следом.

Доджер извиняющимся тоном сказал Алисе:

- И не смотрите на меня так, меня пригласил ваш муж. И не имеет значения, верите ли вы в наш рассказ, приглашения остается в силе. Это его подарок Алексу на день рождения.

Алиса проводила Доджа взглядом в гостиную. Я был уверен, что у нее в глазах были слезы, но когда она, закрыв дверь, повернулась к нам, все было в порядке.

Алекс вместе с двумя своими ближайшими друзьями как раз распаковывал подарки. Завидев нас он вскочил со стула и радостно закричал:

- Драконы!

- Дети!! - с такой же интонацией закричал Дождик и пошел тискаться.

- Ты же не забыл, что их надо обязательно мыть перед едой? - съязвил Доджер и захохотал.

Дождик, который в этот момент кружился вместе с Алексом в руках, замер на месте и с укоризной посмотрел на брата.


Праздник продолжился, только, кажется, теперь всем заправлял Дождик, главный по всем празднествам и вечеринкам дракон. Искорка, пообщавшись с детьми, оставил их на попечение Дождика, а сам отправился изучать праздничный стол. Я с улыбкой наблюдал, как он за обе щеки уплетал фирменный шоколадный тортик моей жены.

Каким бы мудрым и сильным этот дракон не был, он все равно был драконом.

- Ты не думала над тем, что мы с Доджером тебе рассказывали? - задал я Алисе вопрос, набравшись храбрости.

Прежде, чем ответить, она помолчала, внимательно изучая меня.

- Я не знаю, во что верить... Я сказала Алексу, что его отец в командировке в другой стране. Это часто происходило, он же репортером был...

Я испытывал неудобство, когда Алиса говорила обо мне в третьем лице, должно быть все равно не верила, что я живу в Доджере.

- Знаешь.. Я тут подумал, - начал я, - что Алексу будет легко усвоить правду, проще, чем тебе. Он без ума от драконов, и известие, что папа — теперь один из них, думаю, забросит его на седьмое небо.

- Да уж, - ухмыльнулась Алиса.

Она как-то странно посмотрела мне в глаза. Таким взглядом, что я бы уверен, что вот-вот она ни то обнимет меня, ни то поцелует. Но она промолчала.

- Не волнуйся, - сказал Доджер. - Она верит. Просто не может пока привыкнуть к нам. Все встанет на свои места очень скоро.

- Ты часто стал говорить «мы» вместо «ты» и «Я», ты не заметил?

- Нет, а это плохо разве?

Ответить я не успел — нас прервал окрик Дождика. Доджер повернулся к ним. Все дети, Искорка и Доджер стояли перед нами.

- Алекс предложил поиграть, и мы решили, что будет здорово спасти принцессу из лап свирепого дракона, - хитро ухмыляясь объяснил Дождик.

- А я тут причем? - настороженно спросил Додж.

- Ну.. Алекс будет принцем, его друзья — народом королевства, его мама- принцессой. Короче, нам нужен злой дракон.

- А почему сразу я? - возмутился Додж. - А Искорка???

- Я - великолепный породистый конь его Высочества, - ответил Искорка.

- А ты зеленый и страшный, - закончил Дождик. - становись на четыре лапы.

- А ты? - обиделся Доджер.

- А я - доблестный и мудрый волшебник, остался в замке защищать королевство в отсуствие принца и короля, - ответил Дождик, а потом тихо добавил, - и наслаждаться представлением.

- Засада... Не против, если ты поиграешь с ними, я чувствую себя с детьми неловко, - попросил Доджер, и я согласился.

Упирающуюся (кстати, абсолютно неправдоподобно) принцессу я тотчас же унес в спальню и забаррикадировал двери. Принц взял башню штурмом, после чего верхом на Искорке, который без тени смущения бегал рысью и ржал, как конь, въехал в покои принцессы. Из дверного проема виднелись подданные короля и маг, давящийся от смеха.

- Ужасный монстр, убери лапы от принцессы, - продекламировал Алекс , потрясая в воздухе пластмассовыми мечом.

Я со всем присущим моей натуре актерским талантом зарычал, изображая свирепое чудище, и, сняв мальчика с плеч его Росинанта, положил его на кровать.

- Я победил, - сказал я, - а принцесса - моя.

В комнату ворвались остальные во главе с магом, который закричал:

- Мы пришли к вам на помощь, сир! - затем обращаясь к детям. - Вперед, мои воины! Мне доподлинно известно, что дракон боится щекотки!

- Что?? - переспросил я.

Дети с визгом и радостными криками во главе с Алексом стащили меня с кровати и принялись щекотать где попало под заливистый смех Дождика.

- Дождик, черт! Я тебе это припомню! Только не туда!

Наконец дракона победили, перевоспитали с помощью волшебного шоколадного торта и приставили к королеве в качестве телохранителя.

Уже в гостиной раздался голос Доджа:

- Тебе понравилось быть драконом, не так ли?

- Ну-у-у-у, - протянул я. - В этом есть свои плюсы. Например, мне понравилось иметь хвост.

- Чего же ты тогда грустишь? - спросил Доджер.

- Я не грущу...

- Да ладно, кончай, я же все чувствую.

- Ну.. я подумал о том, что редко смогу видеться с ними теперь, даже если Алиса позволит мне проводить время с сыном...

- Почему?

- У тебя же своя жизнь, ты не сможешь тратить много времени на мою, - ответил я.

- Я думаю, я смогу находить время для этого, - сказал Доджер.

- Серьезно? Спасибо! - обрадовался я.

- Да не за что, братец, - ответил дракон.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Slash Freezen «Время простых чисел. Стальное сердце», Сапегин Александр «Дороги сказок (все части)», Мирдал, Хеллфайр «Крылья меж звёзд»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален