Furtails
DedMazday
«Псих-4. Ренегат»
#волк #лис #пес #пума #рысь #саблезуб #хуман #милитари #приключения #фантастика #магия
Своя цветовая тема

Пролог

Отталкиваясь от земли четырьмя мощными лапами, я бежал по бескрайнему зелёному полю, наслаждаясь скоростью и ощущением собственного тела. Тугие канаты мускулов перекатывались под кожей, покрытой длинной, густой шерстью приятного песчаного цвета; объёмные лёгкие, под прочной защитой крепких рёбер, насыщали кровь кислородом, которую сердце, стучавшее мерно и ровно, гнало по всему организму. Я был здоров, силён и полон энергии для изучения нового мира. Нос улавливал самые тонкие запахи, легчайший ветерок не оставался незамеченным благодаря чувствительным вибриссам, острый взор различал отдельные листочки на далёких деревьях, а уши с мохнатыми кисточками улавливали самые тихие звуки, даже мышь не проскочила бы мимо.

Но было что-то неправильное в этом месте. Я остановился, сел на задние лапы и осмотрелся. Всё прекрасно вокруг: светит ласковое солнце, лёгкий ветерок шевелит шерсть, играя с кисточками, зелёная трава так и просит упасть на неё и покрутиться, наслаждаясь нежными прикосновениями, а лес, в сторону которого я бежал поначалу, манил меня, обещая море дичи на любой вкус.

Но что-то мешало насладиться всем этим совершенством, оставляя какую-то пустоту внутри меня. Я снова поднялся на лапы и покрутился вокруг, надеясь при повторном осмотре обнаружить, чего же не хватает. Не хватает… Точно! Я был один, совсем один посреди этого благолепия, и мне было не с кем его разделить. А кто же должен быть со мной? Я не должен быть один, я уже давно не был один, разделяя свою жизнь с кем-то ещё, кого я упорно не мог вспомнить.

– Кира! – Из омутов памяти всплыли картины прошлого и, разбередив душу, принесли образ любимой. – КИРА!

Ответа не было, да и не могло быть, ведь похоже на то, что я уже умер. Тогда что это вокруг меня? Ад? Рай? Ни в одну из этих сказок я не верил, да и место не было похоже ни на первое, ни на второе. Больше всего для названия этого места подходило «Края вечной охоты». Сюда попадают арги после смерти? Или я ещё жив, и всё это – бред угасающего сознания? Ни ответа, ни каких бы то ни было подсказок.

– Котя! – Раздалось вдалеке.

Лишь одному существу во Вселенной было позволено так меня называть. Но если Кира здесь, то выходит, что она тоже мертва? Но как такое могло случиться? Впрочем, главное то, что даже здесь мы вместе, если только её не нарисовало моё воображение. Я сорвался с места, побежав ей на встречу со всей возможной скоростью. Мы встретились и радостно запрыгали вокруг друг друга, не говоря ни о чём, а просто наслаждаясь присутствием рядом любимого существа. Я встал на задние лапы, на несколько метров поднявшись над землёй, и, дурачась, помахал перед собой передними лапами. Кира же просто прыгнула на меня, обхватив лапами, и мы вместе рухнули на траву, взметнувшей в небо облачко пыльцы.

– Как ты тут оказалась? – Спросил я её и начал вылизывать большим шершавым языком шерсть на её мордочке.

– Так же как и ты – умерла. – Пояснила она, пытаясь избежать умывания. Впрочем, она явно прилагала недостаточно усилий, скорее, пытаясь изобразить нежелание принимать «водные процедуры».

– И как тебя угораздило? – Шутливо спросил я, усаживаясь рядом и переходя к шерсти на загривке.

– Хотела тебя спасти, но увлеклась немного. – Она пожала плечами.

– И как бы я жил без тебя? – Спросил я, после чего вернулся к своему занятию.

– Как-нибудь… Хватит меня мыть! Я чистая!

– Как-нибудь! – Подразнил я её. – Знай, что если бы ты не появилась в моей жизни, я бы просто позволил какой-нибудь твари сожрать себя. Этим бы всё кончилось.

– Ой, я сейчас заплачу! – Махнула она лапой. Пошли, лучше посмотрим, что здесь есть.

– Успеем… – Сказал я, но всё-таки последовал за ней.

Теперь уже два арги-ру бежали по полю, приминая сильными лапами траву, и, распугивая насекомых и мелких зверьков, прыгали друг через друга, устроив игру в чехарду, но только с саблезубым размахом. Мы скакали, словно маленькие котята, упиваясь беззаботным миром, которому не было дела до непров, людей, гроранцев и прочих. Здесь были только мы… Не только?

– Чуешь? – Спросила Кира, подняв нос и нюхая воздух, раздув ноздри. – Знакомый запах.

– Арги. – Подтвердил я, принюхавшись. – Мы здесь не одни.

– Так это же здорово! – Она подпрыгнула и бегом направилась туда, откуда шёл запах.

Я поспешил следом. Путь наш лежал через лес, где мы продолжили игру, перепрыгивая через поваленные деревья, давя мелкие кусты и ломая тонкие деревья. Лес был наполнен запахами невиданных ранее деревьев, густых мхов и разнообразных зверушек, которые, не успев убраться подальше, оказывались съедены.

Внезапно стена деревьев расступилась перед нами, и мы выпрыгнули на залитую солнцем полянку, посреди которой сидел, почему-то приняв позу лотоса, арги, разрисованный с ног до головы. Рядом с ним лежали различные мешочки, косточки, несколько кусочков кожи и – совсем внезапно – бубен. Ну, просто шаман какой-то.

Мы смотрели на шамана, он смотрел на нас, но никто не проронил ни слова. Тогда мы, не сговариваясь, двинулись к нему. Казалось, что само мироздание замолкло, такая стояла тишина, нарушаемая лишь нашими тихими шагами. Когда до арги оставалось несколько метров, он перестал изображать из себя неподвижную статую и открыл глаза. Я посмотрел в них и почувствовал, что словно падаю с небес в голубую гладь чистого горного озера, так завораживал его взгляд. Тело стало каким-то непослушным, но я всё-таки сделал ещё один шаг. И…


Глава 1

Я проснулся, открыл глаза и уставился на потолок нашего дома. Опять этот сон. Уже третий раз с момента нашей клинической смерти. Всё то же самое, что мы видели и тогда, с тем лишь отличием, что шаман сказал что-то вроде «Вам ещё рано», после чего мы очнулись в медотсеке Клыка. Шах с Лисой всё-таки вытащили дырявого меня наверх. А вернувшийся со свободной охоты Рик, увидев, что Киры нет, рванул вниз и вытащил её, пропечённую до хрустящей корочки, из-под оплавленных обломков артефакта непров. И хоть реанимационный комплекс Клыка завёл наши сердца, а ускоренная регенерация Арги и помощь Шаха помогли нам быстро восстановиться, хотя отбитый клык отрос не сразу, и я месяц ходил с клыками разной длины. Но всё же получасовая клиническая смерть не прошла для нас бесследно. Я почти не помню, что было со мной до перехода на Кимир, что, впрочем, я не могу назвать такой уж большой потерей. А Кира почему-то напрочь разучилась пилотировать, но, как только Клык закончил расстрел ставшей беззащитной планеты непров, которая после него потеряла атмосферу, за месяц она вернула старые навыки. Короче говоря, не так уж и дорого обошлась нам экскурсия на тот свет.

– Тебе тоже опять приснилось ЭТО? – Спросила Кира, повернувшись ко мне.

И там мы видели одно и то же, с той лишь разницей, что Кира появилась позже, и сны про нашу смерть нам сняться одинаковые.

– Ага. – Сказал я тихо.

Сказал-то я тихо, но всё равно этого хватило, чтобы малыши Ругр и Рура, которые до этого мирно спали, свернувшись калачиком между нами, проснулись и завозились, требуя кормить их. Кира взяла пузатых пушистых карапузов и, подвинувшись так, чтобы сесть, облокотившись на спинку кровати, поднесла их груди.

– А мне? – Я изобразил губами причмокивание, глядя на то, как мурчащие котята с аппетитом сосут молоко.

– Ложкой по губе. – Сказала она и показала мне язык. – Тут детям-то не хватает.

Ну да, ну да. Это те ещё обжоры – высасывают досуха и ещё добавки просят. И как Лиса с четырьмя справляется? А вообще Шах схалтурил. Я, значит, постарался, что и Лиса довольна осталась, и котят у них четверо. А у нас? Только двое, а Кира тогда пришла, грозясь оторвать ему причиндалы. А что там было на самом деле, она рассказывать не хочет.

Глядя на два сыто отвалившихся пушистых комочка, я решил, что и нам пора бы перекусить, и отправился на кухню. Саблезубых в городе стало гораздо больше, и мы отдали наше стадо буйволов на пропитание арги-ру, а сами стали уходить подальше от Саблеграда, охотясь на оленей в лесу. Не столько от голода, сколько ради развлечения. С непрами-то было покончено, и над кланом нависла опасность смерти… от скуки.

Тренировки проходили по желанию, ибо все арги сдали Когтю физподготовку. В том числе и выросшие за год до размеров взрослого арги первого поколения. Мы же – те, кто стал арги в результате превращения из арги-ру или человека, считались нулевым. Коготь, на которого я катил бочку за использование стероидов на детях, отбрехался, что это нормальная скорость роста для арги. Хотя, судя по нашим детям, которые родились всего неделю назад, а уже стали в четыре раза больше, он не врал. Наши-то пока питались только молоком. Впрочем, скоро придется вести их на охоту. Или наловить мышей для них? Не, ещё упустят, лови их потом по всему дому.

– Рура, не грызи уши брату! – Раздался из спальни голос Киры. – Ругр, не поджигай сестру! Замораживать её тоже не надо. Нет, куда, стой!

Послышался грохот, и из спальни, сшибая всё на своём пути, вырвались два мохнатых сорванца, перетягивающие зажатую в зубах подушку. Котята увернулись от меня, когда я попытался их поймать, и сквозь приоткрытое окно выпрыгнули на улицу. Кира выбежала следом, но, судя по звонкому радостному мяву и летящим перьям, подушку уже было не спасти. Жаль, вещей с Земли осталось не так много, и они уже имеют статус коллекционных.

– Удрали. – Констатировала Кира, возвращаясь в дом.

– Есть захотят, сами придут. – Констатировал я, выкладывая ей на тарелку жаренные птичьи яйца, ради которых пришлось разорить несколько гнёзд во время последней охоты, и чуть поджаренный кусок оленины.

На охоту, и вправду, скоро придётся идти, мясо кончается. Часть арги нынче предпочитала мясо из синтезатора, а охоту воспринимало лишь как развлечение. Но мы достаточно наелись копированных продуктов во время блужданий по галактике. Как ни странно, но еду из пищевого синтезатора потребляли в основном те арги, кто не был человеком. Видимо, чревоугодие – это не про них, а отношение к пище у них чисто утилитарное.

– И ты за них совсем не переживаешь? – Спросила Кира, принимая чашку с кофе. Из свежих зерён, между прочим.

Наконец-то кофейные деревья, привезённые нами с Земли, дали какой-никакой урожай. Мы немножко напортачили с обжаркой, и кофе получился слишком крепким, но в целом неплохо. А ещё незадолго до Нового Года я прошелся по нашей плантации и пообрезал молодые побеги, которые теперь стояли в стаканчиках с водой, пустив первые тоненькие корешки.

– А чего волноваться? – Спросил я, сам усаживаясь за стол. – Обидеть их тут некому, зато поиграют со своими сверстниками.

После возвращения с планеты непров все самцы, кто не сделал этого раньше, обрюхатили своих самок. И теперь наш квартал напоминал смесь детского сада с дурдомом и воинской частью. Технику-то мы забрали, пусть и не всю, всё-таки пару БТР маги непров сожгли, к счастью без жертв. А ставить броню было некуда, вот и стояли танки и бронетранспортёры прямо посреди улиц, служа игровыми площадками для вечно суетящихся котят.

Есть, конечно, в нашем квартале и здания с большими воротами, куда бы прошёл и танк. Вот только все они заняты штурмовиками арги-ру, прошедшими тот же курс, что и «малыш» Рик. Ладно, хоть последний перестал расти, я и сейчас-то не могу дотянуться до его холки, даже когда он лежит. Просто мастодонт какой-то. Вот уж кто питается исключительно из синтезатора, потому как даже крупный буйвол будет ему буквально на один клык. Точнее клычище! С меня размером. Даже Коготь в шоке от него, говорит, что одними лишь препаратами не добиться таких изменений. Но я-то знаю, что дело в близком присутствии магов. Рик, когда был малой, как губка впитывал фон, идущий от нас, а его подсознательное желание быть большим и сильным сделало его таким. Всё-таки с магией у Арги не всё так безнадёжно, как они сами считали. Или может дело в том, что сами они изменились за время, прошедшее с их столкновения с Рари.

– Пошли искать? – Спросил я, доедая завтрак и закидывая посуду в посудомойку.

Благодаря Арне бытовой техники у нас навалом, а энергию для всего этого предоставляет запущенный реактор космодромного комплекса. А материалы для производства мы потихоньку таскаем из пояса обломков вокруг Раринго, благо от её системы ПКО не осталось даже воспоминания. Наиболее ценные металлы уже выплавлены из металлолома, и скоро Арна оставит баловаться созданием мультиварок и стиральных машин, и приступит к производству кораблей.

В последнее время поочерёдно патрулирующие границу Запретной Зоны на Клыке и Китсунэ пилоты клана докладывают об участившихся попытках прорваться. Пока они все заканчиваются одинаково – следует требование немедленно убраться, что невозможно из-за особенностей прыжкового двигателя. А далее возможны два варианта: либо нарушитель платит мзду, которая определяется патрульными на месте, и после ожидания возвращается на территорию Содружества, либо отказывается, и тогда нам достаётся всё то, что уцелеет после скоротечного боя. После Клыка обычно собирать нечего.

– Пошли. – Кира допила кофе и, поставив чашку внутрь, запустила посудомойку.

Мы покинули наше жилище и направились по улицам квартала Прайда, ведомые запахом детёнышей и следом из перьев. Арги-ру, прилетевшие с нами с Горна, вернули местным саблезубым клановую систему. Теперь город был поделён на четыре квартала: наш, квартал клана Степных, клана Горных и клана саблезубов Горна. Правда, из-за долгого проживания бок о бок горные и степные саблезубы здесь почти не отличались, но после рассказа Грора все так загорелись идеей восстановить старый порядок вещей, что вполне могли возникнуть и кланы Рыжих, Серых и Полосатых. И постепенно, после рассказов разбежавшихся по всему материку арги-ру с Горна, остальные племена объединялись в кланы.

Арги-ру объединялись, а вот люди… Посещающие город саблезубы из других селений донесли до нас вести, что форпосты передрались между собой. Уж не знаю, что они там делили, но из всех поселений землян остались только разросшаяся Цитадель и форт Прибрежный. Почему Звягинцев не присоединился к Серову, о котором был неплохого мнения, о том история умалчивает, остаётся лишь гадать. Но зато известно наверняка, что арги-ру надоела война под боком и они пригрозили людям, что все, кто отойдёт от больших поселений дальше, чем на час бега – это примерно пятьдесят километров – будет съеден. Вот так. Звери загнали людей в резервации. И честно, там им самое место! Пяти тысячам людей была предоставлена площадь более миллиона квадратных километров, а они удумали подраться. Теперь пусть ютятся на нескольких тысячах. Может, хоть мозгами обзаведутся и поумерят свою жадность. А посмеют тронуть саблезубов, тогда пусть пеняют на себя. Крейсер-то у нас в минутной готовности к взлёту.

– Ругр, Рура! – Позвал я, подойдя к ветерану ИСу, ставшему излюбленным местом для игр мохнатой молодёжи. Вот и сейчас там сновали около десяти котят.

Игры играми, но всё-таки боезапас мы с машин унесли, слили топливо и, на всякий случай, отсоединили кое-какие важные детали, которые теперь хранились в доме у Дизеля. А то с мелкоты станется завестись и уехать кататься.

– Папка! – Раздался голос сверху, и мне на голову свалился Ругр.

– Ты – хулиган. – Сказал я ему, снимая с головы и беря на руки. – В кого же ты такой интересно? – Спросил я, поглядывая на Киру, пока Ругр, не пожелавший сидеть на ручках, выкрутился и снова полез на голову.

– В тебя. – Ответила она. – Это всё твоё воспитание. Я-то вообще лапочка. Белая и пушистая. – Сказала она и добавила, заметив недоверие в моём взгляде. – Да-да!

– Аргумент. – Согласился я, а потом крикнул. – Рура, мы идём гулять, вылезай, а то без тебя уйдём.

– Гулять! – Рура пробежала по дулу танка и прыгнула мне на голову, где и так уже был Ругр.

Котята, само собой, на моей голове вдвоём не поместились, и Ругр упал бы на землю, не подхвати его Кира на полпути.

– Ещё одна хулиганка. – Прокомментировал я, направляясь с Рурой на плече на выход из города.

Идти до свободных угодий было далеко, но мы решили остановиться в небольшой тенистой роще поблизости. Стада-то были все поделены на многие километры вокруг города, но рано детям гонятся за буйволами, с них и грызунов хватит. Благо арги-ру не охотились на мышей из-за разницы в размерах.

Мы ещё не достигли рощицы, как Рура соскочила с плеча и побежала вперёд, привлечённая шуршанием. Братец не стал отставать и, бросив попытки извлечь хоть каплю молока из груди Киры, рванул следом, только трава летит из-под лап. В роще раздалось возбуждённое сопение, вызванное азартом первой охоты, и, когда мы вошли под прохладную сень деревьев, пред нашими взорами предстала умильная картина. Два котёнка, припав на передние лапы, караулят кого-то, спрятавшегося в корнях, а их короткие хвостики так и мечутся из стороны в сторону.

Рура не выдержала первой и прыгнула под корни дерева, даже не видя цели. Раздался шорох опавших листьев, и пока дочка терзала их, грызун стремглав ринулся по дереву вверх. Ругр с места прыгнул, но не смог уцепиться на стволе и упал на сестру, вызвав взрыв негодования, выразившийся в возмущённом мяве. Пока дети возились в листве, белка благополучно скрылась в листве и обложила их оттуда трескучей тирадой.

– Когти надо использовать Ругр. – Посоветовал я. – Когти.

– Когти? – Спросил сынишка, вопросительно глядя на меня.

– Когти. – Подтвердил я, выпуская из пальцев свои когти.

Он, глядя на меня, попытался провернуть такое же. Когда у него это получилось, он на радостях пробежался по траве, сделав круг вокруг надувшейся как мышь на крупу сестры, и нацеплял на свои пока маленькие коготки опавшие листья. Пока он пытался стряхнуть их с лап, Рура решила сначала полностью разобраться со своими возможностями и, выставив лапу перед собой, смотрела, как когти вытягиваются и втягиваются обратно.

Ругр, поняв, в чём была его ошибка, стряхнул листву с лап и повторил попытку забраться на дерево. Вторая попытка вышла удачнее, и он скрылся в густой листве, заставив меня взволнованно побегать под ветками, чтобы, в случае чего, поймать его. Догнать белку у тяжелого пузатого котёнка всё же не вышло, и он, разочарованный неудачей, спустился вниз, определив в качестве новой цели свою сестрёнку. Та, устав следить за скачущим по веткам братом, сидела и умывалась, очищаясь от налипшей листвы, и не замечала подкрадывающегося к ней маленького хищника.

– Ругр, ты же не будешь есть сестру? – Спросил я его, спасая Руру, не ведавшую об опасности.

– Есть? – Удивился он и заявил. – Есть молоко!

– Всю жизнь? – Вновь спросил я.

– Всю! – Без тени сомнения заявил он.

– То есть, вырасти ты не хочешь? – Задал я провокационный вопрос.

– Хочу! – Ответил Ругр.

– А как же ты вырастешь, если не будешь правильно питаться?

– Молоко? – То ли спросил, то ли утвердил он.

– Одного молока мало. – Ответил я. – К тому же так не будет всегда. Да и молоко едят только маленькие.

– Я большой! – Гордо заявил котёнок.

– Большой. – Подтвердил я. – А большие едят мясо.

– Мясо убежало. – Грустно сказал Ругр.

– Найди другое. – Посоветовал я. – Нюхай воздух, слушай. И найдешь.

Рура, внимательно слушавшая наш разговор, уткнулась носом в землю и пошла куда-то, видимо, что-то почуяв. Ругр же решил сначала попробовать слух и уселся на землю, поводя ушками в разные стороны. Дочка уже скрылась за деревьями, и Кира последовала за ней. Я же остался следить за сыном, который что-то всё-таки услышал и радостно помчался в кусты. Только для того, чтобы вынырнуть оттуда секунду спустя с кузнечиком в зубах.

– Папка, я поймал! – Радостно заявил он, отчего кузнечик выпал из пасти и, воспользовавшись шансом, расправил крылья и улетел.

– Брось, им всё равно не наешься. – Успокоил я Ругра, печальным взглядом провожавшего упущенную добычу.

Подбодрённый котёнок бросил грустить и вновь сорвался с места, ведомый слухом. Вскоре впереди раздался какой-то писк, и радостный Ругр появился снова, держа в пасти птичку. Он попытался что-то сказать, но боялся разжать челюсти, из-за чего я не смог его понять.

– Скажи мысленно. – Обратился я к нему телепатически.

– Я поймал. – Пришёл мне ответ. – Можно есть?

– Можно. – Разрешил я.

– Но она же живая! – Недоуменно сказал он.

– Кира, ты вырастила вегана! – Прокричал я.

И как мне быть? Это человеческому ребёнку можно сказать, что животных обижать нельзя. Но Ругр-то хищник!

– Видишь ли. – Опустился я на колени перед ним. – Ты хищник, а хищники едят мясо. А всё мясо когда-то было живым. Да и сами мы из мяса состоим. Только это не значит, что нас надо есть.

– А кого можно есть, а кого нельзя? – Спросил он.

– Нельзя есть разумных. – Ответил я. – А есть лучше травоядных, ибо они наименее разумны из всех.

– Почему? – Вновь последовал вопрос.

– Они едят траву. – Показал я рукой на поле. – А чтобы наестся травой, нужно съесть очень много, у тебя живот лопнет, если ты попробуешь так питаться. – Добавил я, перехватив его взгляд. Не хватало ещё, чтобы он провалился в пропасть вегетарианства. – Поэтому травоядные едят весь день, и времени на то, чтобы подумать, у них просто не остаётся, вот они и разучились.

Конечно, это не совсем правда, всё-таки в галактике встречались и травоядные разумные виды. Но всё-таки их было меньше чем хищников и всеядных. Правда, чистых хищников, способных прожить на одном лишь мясе, вроде Арги, было мало.

– Но ей же больно будет. – Вновь сказал Ругр, продолжая держать птичку в пасти.

– Поэтому надо убить её быстро, чтобы не мучилась. – Объяснил я. – И не убивай, если не голоден. И кроме тех случаев, когда кто-то хочет убить тебя и твоих родных.

– А такое бывает? – Недоумённо спросил он.

– Бывает. – Подтвердил я. – Кому-то может понравиться твой дом, и он убьет тебя, чтобы поселится там самому.

– Кто же способен на такое? – Вновь удивился сын.

– Люди. – Коротко ответил я. – Им всегда всего мало.

Пока Ругр поедал добычу, раскидав перья на всю поляну, явилась женская половина семьи. Рура, очевидно, была довольна охотой, а вот Кире, похоже, тоже пришлось разъяснять дочке вопросы морали. Вновь встретившись, малыши забыли о размышлениях о том, что правильно, а что нет, и устроили шутливую потасовку, валяя друг друга по траве. Мы же сели на землю и, обнявшись, со счастливыми мордахами наблюдали за малышнёй.

И всё-таки длинный день, наполненный впечатлениями, подошёл к концу, и мы направились домой. Котята, переполненные впечатлениями, высосали свою вечернюю порцию молока и, устроившись на единственной оставшейся подушке, тихо мурча, заснули сладким сном, накапливая силы для завтрашних приключений.

Для нас же день ещё не окончен. Мы вышли из дома и, покинув город, бегом направились к роще. Ночная прохлада разлилась в воздухе, пронзаемом нашими стремительными телами. Мы неслись по траве, вырывая когтями комья земли, и подначивали друг друга, ускоряясь или ныряя в сторону. На такой скорости путь не занял много времени, и мы, достигнув мягкого покрывала из опавших листьев, повалились на него, сгорая от желания.

– Наконец-то, одни. – Сказал я, жадно прижимая Киру к себе.

Она не стала мне отвечать, а просто двинулась мне навстречу, позволяя нашим горячим возбуждённым телам слиться в одно, дабы насладиться друг другом после долгого перерыва. Под сенью деревьев мы полностью отдались страсти, захлестнувшей нас с головой и заставившей забыть обо всём. Мы то дико извивались, царапаясь и кусаясь, то нежно прижимались друг к другу, упиваясь близостью любимого тела.

Но всему есть конец. Вот и наша волна страсти схлынула, оставив нас лежать на траве, смакуя послевкусие. Редкие звёзды на безоблачном небе проглядывали сквозь плотную листву, сообщая, что они всё видели, но никому не расскажут о том, чему стали свидетелями этой ночью.

– Надо почаще выбираться на природу. – Сладко промурчала Кира, проводя рукой по моей шерсти.

– Надо. – Подтвердил я, перехватывая ладошку и целуя её. – Например, завтра. А сейчас, к сожалению, пора возвращаться.

Я помог ей подняться, и мы неторопливо направились домой, вдыхая прохладный ночной воздух, наполненный запахами ночного поля. Ветерок с пляжа доносил до нас лёгкий аромат йода и тихий шелест волн, накатывающихся на берег. С приходом ночи природа преобразилась: запели ночные насекомые, далёкий лес, замерший на закате, снова ожил, меняя личины с тихой дневной на шумную и суетную ночную. Казалось, сам мир изменился: краски потеряли яркость, уступив дорогу серому цвету, а запахи и звуки, наоборот, стали острее и сочнее.

– Вожак! – Раздался голос где-то со стороны города. Кто-то бежал навстречу. Явно, что-то случилось, иначе к чему это «Вожак»? – Портал! – Взлохмаченный арги прибежал к нам, спеша донести нечто важное. – Опять портал открылся!


Интерлюдия

Земля. 7 мая 2019 года. Секретный бункер в районе Старого Нью-Йорка.

– Сэр! – В кабинет без стука просунулась голова. – Сэр, это чрезвычайно важно!

– Входи, Джек. – Благосклонно махнул рукой хозяин кабинета. – Что случилось?

– Я – Джон, сэр. – Поправил вошедший молодой человек: чуть меньше тридцати лет, рост ниже среднего, полноват и близорук, одет, словно не сотрудник секретного – и почти всемогущего ведомства – а какой-то оборванец, но зато ответственно относится к поручениям начальства, что позволяет сэкономить средства, держа его одного там, где иначе понадобилось пятеро. – У нас всё получилось! Портал открылся, и наши ребята прошли на ту сторону. Но…

– Что «Но», Джек? – Недовольно спросил начальник, кладя сигару в пепельницу.

– Джон. – Опять поправил парень. – Группа не вернулась. Они мертвы, сэр.

– Все? – Уточнил босс, сверля его взглядом.

– Кроме капрала Романов. – Произнёс он с ударением на последний слог, пытаясь стать ещё ниже, чем был. – Его тела нигде нет, а остальные сложены в послание.

– Какое ещё послание?! – Грозно прорычал хозяин.

Вместо ответа Джон распахнул папочку, до того бывшую у него подмышкой и выложил на стол фотографию, на которой можно было узреть сложенную из голых тел с простреленными головами фразу «FUCK YOU».

– И как это понимать? – Недоумённо произнёс начальник, разглядывая фото. – Кто мог это сделать?

– Русские, сэр. – Ответил подчинённый.

– Какие, к чёрту, русские! – Прокричал босс. – Они все давно прикормлены и не смеют ничего предпринять, не посоветовавшись с нами!

– Не на Новой Земле. – Ответил Джон, пытаясь не повышать голос, дабы не навлечь на себя гнев хозяина. – Те, кто остались там, не имели связи с Москвой и действовали самостоятельно.

– И кто же у них там такой самостоятельный? – Удивился хозяин кабинета. – Или он просто сумасшедший?

– И то и то, сэр. – Ответил Джон и выложил на стол досье. – Мы нашли пули на месте уничтожения отряда. Такие используются только в трёх образцах оружия: автомат АШ-12, револьвер РШ-12 и винтовка ВССК. Все они довольно редко используются, но, как стало из досье, револьвер РШ-12 является излюбленным оружием некоего Psycho – в прошлом сотрудника УБАС.

– И ты, Джек, смог достать его досье? – Удивился начальник.

– О, сэр. – Деланно удивился Джон. – У русских спецслужб нет секретов, есть только прайс-лист.

– И что же о нём известно? – Босс соизволил-таки заглянуть в досье. – Чёрт! Тут же всё на русском! За такие деньги, могли бы и перевести. – Он углубился в чтение. – Почти ничего нет. Данные психологических тестов противоречат друг другу… – Он перевернул страницу. – Здесь вообще какой-то бред. А это что? – Он достал из папки фотографию. – Он не человек? Русские же прикрыли программу боевых гибридов ещё в начале девяностых!

– Верно, сэр. Прикрыли. – Подтвердил Джон. – Это результат неизвестного сбоя в портальной системе барросов. А ещё, сэр, посмотрите на эту фотографию. – Он достал из папки ещё одно фото и протянул начальнику. – Это снова он, и этот снимок сделан за несколько часов до уничтожения Старого Нью-Йорка два года назад.

– Но барросы не хотели на нас нападать, как сообщил нам их представитель, если он не врёт. Кстати, где он сейчас?

– Архимаг не появлялся почти год. – Ответил парень. – А напал на нас клан Бас из-за этого Psycho, подстроившего сбой в работе портала, из-за чего войска клана высадились прямо возле Статуи Свободы.

– Мы должны воздать им по заслугам за уничтожение нашей святыни! – Босс стукнул по столу так, что пепельница подпрыгнула на пол и упала, разбившись и рассыпав пепел по полированному паркету. – Вот чёрт!

– Это будет не так просто. – Прокомментировал подчинённый. – На телах наших парней нет следов от пороха, следовательно, они не успели сделать ни одного выстрела. В то же время, все пули из тел, как подтверждает баллистическая экспертиза, выпущены из одного оружия.

– Перебить одиннадцать человек из револьвера, прежде чем они успеют сделать хоть выстрел? Это вообще возможно? – Удивился «Сэр».

– Для человека – нет. – Ответил Джон.

– А как продвигается наш проект боевых гибридов? – Поинтересовался начальник.

– Всё упирается в финансирование, сэр. – Робко сказал паренёк.

– Оно будет! – Сообщил его босс, доставая из ящика в столе какие-то документы.

– А госпожа Президент не будет против?

– Главное что я за!


Глава 2

Голый связанный человек сидел передо мной в трюме Когтя. Три дня назад он и его дружки – бравые морпехи США – высадились из портала, возникшего посреди степи. Высадились тут, понимаешь, все такие разукрашенные, в новеньком камуфляже, со стволами, до неузнаваемости увешанные цацками. Вот только неужели этих недоумков не предупредили, что калибр 5,56 тут годиться только для охоты на зайцев?

Вот уж кого не ожидал увидеть, честно! Правда, удивление не помешало нам перебить их всех, устроив внезапную засаду. Только этого мы оставили в живых, надеюсь, он знает русский, не зря же у него фамилия такая – Романов. Белоэмигрант, царская морда, блин. Весь вчерашний день он варился в собственном соку, может, созрел уже для разговора?

– Ну, привет. – Я подошёл к нему сзади и содрал мешок с его головы.

– Отпустите меня! – Прокричал он с диким акцентом, страшно коверкая слова. – Это нарушение всех конвенций.

– А нет у нас никаких конвенций. – Я вышел перед ним и, увидев его квадратные глаза, усмехнулся. – Что, пиндос, думал в России медведи по улицам ходят? Не тут-то было, у нас тут одни саблезубые.

– Я не пиндос! – Закричал он. – Я русский!

– Ври больше, царская морда. – Я подтянул ящик и сел на него напротив пленного. – Все «ваши благородия» были понаехавшими: немчура, лягушатники, лимонники. Ни одного русского среди вас не было! Иначе бы не грабили народ, а как у народа лопнуло терпенье, не сбежали бы, стырив всё, что не прикручено, а что прикручено, открутив и стырив.

– Классовая ненависть? – С вызовом спросил он.

– Скорее видовая. – Ответил я. – Я не нацист, я всех людей ненавижу одинаково, но некоторых – одинаковее прочих. Пиндосов там, или предателей, или потомков предателей, или пиндосов – потомков предателей.

– Я не предатель! – Гневно закричал он.

– Нет. – Я согласился с ним, но пояснил. – Ты потомок предателей, что довели страну, а потом сбежали. Ещё и служишь врагам России.

– Можно подумать, что ты русский!

– Нет. – Опять согласился я. – Я теперь даже не человек. Я – арги.

– Ты предатель! – Пошёл он в наступление.

– Я?! – Я искренне удивился. – Кого это я предал?

– Землю! – Прокричал он. – Я видел твою морду в сети. Это ты наслал на нас пришельцев, уничтоживших Нью-Йорк.

– Ух ты! – Обрадовался я. – Вот это новость. Я-то хотел просто их от своих подальше увести, а оказалось, что и врагу досталось.

– Америка не враг России. – Попытался сагитировать он.

– С каких это пор? Да даже если и не враг. Всем известно, что хуже англосакса врага может быть только англосакс союзник. – Сказал я и добавил, видя, что он пытается оспорить. – И не спорь! Примеров масса: Первая Мировая война, Великая Отечественная, а до этого Русско-японская, Крымская, и так далее, и тому подобное…

– Всё равно ты предатель! – Продолжал упорствовать он. – Ты предал человечество!

– В лице Америки? – Съязвил я. – Смешно, смешно. Ну да, если и так? Предать можно только то, что ты выбрал сам: убеждения, принципы, страну, которой решил служить, друзей. А от того, что тебе навязано извне – как то религия или, например, видовая принадлежность – можно только отречься. Так что, если ты и прав, то я не предатель, а ренегат.

– Это одно и то же! – Прокричал он опять.

– Я тебя прекрасно слышу. – Ответил я, прижимая уши к голове. – И нет, это разные вещи. К тому же людей я и раньше на дух не переносил.

– Чем мы тебе так не угодили? – Спросил он.

– Ты ещё спрашиваешь? – Удивился я. – Это же вы навязали всему миру американскую мечту. Покупай, потребляй, жри, бери кредиты, чтобы купить то, что тебе не нужно, купить то, что ты выкинешь через месяц, хотя оно ещё работает. Но оно же вышло из моды, поэтому иди за новым кредитом и опять покупай, снова жри, снова потребляй, и помни – тебе всего и всегда мало, мало, мало! И, кстати, не пытайся освободиться.

– Я не пытаюсь! – Соврал он.

– Я слышу, как ты шуршишь верёвками, а ещё чую по запаху, когда ты врешь. – Пояснил я. – Я уже давно не человек. И даже если ты освободишься? Что ты будешь делать?

Он прекратил попытки развязать руки и сел смирно. Хотя глаза его так и бегали по трюму, ища, чем бы меня ударить, если ему доведётся освободиться.

– Я тебе ничего не скажу! – С вызовом бросил он. – Как меня не пытай!

– Не храбрись, не храбрись. – Усмехнулся я. – Вы – американцы, боли не любите.

– За меня отомстят! – Гордо и с вызовом бросил он, глядя мне в глаза. Недолго, правда. С хищниками не стоит играть в гляделки, иначе можно увидеть в их глазах картины собственной смерти.

– И воевать вы тоже не умеете. – Продолжал я дразнить его. – По крайней мере, без двадцатикратного превосходства в живой силе двух авианосцев поблизости. Мы перебили вас за полторы секунды, а вы нас даже не заметили.

– Вы подло напали на нас исподтишка! – Заявил он.

– Подло – расстреливать мирное население с беспилотников. – Ответил я. А мы – кошки, и мы скрадываем добычу. И даже по меркам относительно мирного двадцатого века засада – вполне себе приемлемый способ ведения войн. Согласен, первый шаг за вами, ибо мы не можем попасть на ту сторону портала. Пока не можем. – Добавил я. – Но тут всё будет против вас.

– Ладно, я всё понял! – Прокричал он. – Будешь меня пытать?!

– Нет. – Сказать, что он удивился, значит, ничего не сказать. – Благодаря оборудованию на этом корабле, я и так знаю о тебе больше, чем кто-либо ещё. Даже то, что сержант Макартур дерёт тебя в очко. Знаешь, это мерзко… – Поморщился я. – Коготь, редиска ты электрическая, такие картины мог бы мне и не пересылать!

– Ты сам хотел знать всё. – Раздался голос из динамиков под потолком.

– Ты гомофоб! – И это всё, что он имеет мне сказать?

– Знаешь, у нас вообще-то свободная страна, где не запрещено быть гомофобом. – Ответил я. – В отличие от вашего тоталитарного империализма, где нельзя назвать негра негром, а бабу бабой. Как там их у вас сейчас называют? Вагиноамериканка?

– Нет у нас такого! – Вот, значит, теперь «у нас». То он американец, то русский. Хрен поймешь.

– Скоро будет. Только ты этого не увидишь. – Пообещал я.

– Убьешь меня? – Спросил он, пряча страх.

– Вот ещё, руки об тебя марать. – Ответил я и, подойдя к нему сзади, когтями перерезал верёвки. – Вали пока я добрый. Коготь, открой аппарель.

– И ты не боишься, что я вернусь?

– Ты для начала выживи. – Сказал я. – А потом будешь думать, как выбраться с острова, окруженного на тысячи километров одной лишь водой. Вали уже. – Подтолкнул я его к выходу. – И барахло своё забери. – Показал я на ящик, в котором были его вещи.

Он не стал испытывать судьбу, а подхватил ящик и поволок его на выход из трюма. Как только Романов покинул корабль, Коготь закрыл аппарель и взял курс на Саблеград. А мне предстоит подумать, что нас ждёт и что нам с этим делать. Как они вообще сюда попали?

– Вожак! – Стоило мне покинуть борт крейсера, вернувшегося на наш космодром, как меня выловила Арна.

– Аюшки, Хозяюшка? – Я остановился, ожидая, когда она подойдёт. – Коготь, успокойся, на твою подругу я не претендую. – Больно уж у него морду перекосило после моих слов. – Просто, чтобы мы без неё делали? Да, Арна?

– Прекрати меня смущать. – Ответила она. Смутить искин? Это вообще реально?

– А ты тогда прекрати называть меня Вожаком. – Попросил я, идя рядом с ней к городу.

– Не могу. – Ответила она. – Так того требует субординация.

– Субординация… – Подразнил я её. – Раньше-то как-то без этого обходились.

– До первой победы ты был на испытательном сроке. – Пояснила она.

– То есть теперь мне не отвертеться от этой участи? – Спросил я.

– Нет. – Подтвердила Арна. – Только в случае смерти. – Сказала она, а потом добавила. – Не клинической.

– Эх, не прокатило. – Изобразил я расстройство. – Ладно, чего ты хотела?

– У нас освободились производственные мощности. – Начала она объяснять. – И я хочу предложить использовать их, чтобы создать комплекс устройств, способных вернуть жизнь на второй материк Кимира.

– Очень сложный комплекс? – Поинтересовался я.

– Нет. – Покрутила она головой в отрицающем жесте. – Несколько автономных роботов, засевающих землю специальными бактериями.

– Что за бактерии?

– Питаются солнечным светом и вырабатывают органику и кислород, потребляя воду и углекислый газ. – Пояснила она. – А потом отмирают.

– А потом там можно будет высадить растения Аргора из банка семян на Горне. – Подхватил я идею.

– Вот почему ты Вожак! – Похвалила она меня.

– Прекрати меня смущать. – Вернул я её слова. – Коготь, пойдём со мной. – Поманил я его, махнув лапой. – Дело есть.

Я пошёл вглубь нашего квартала, Коготь за мной, а Арна за ним. Всё равно присутствие её аватары не требуется при производстве, так пусть прогуляется. Мы дошли до дома с огромными воротами, в которые я постучал.

– Никого нет дома! – Донёсся изнутри громкий бас Рика.

– Открывай! – Прокричал я. – Это я – почтальон Печкин! Принёс журнал, мурзилка!

– Кто такой мурзилка? – Рик, услышав незнакомое слово, не утерпел и приподнял лапой ворота.

– Это ты Рик – мурзилка. – Ответил я. – Сидишь тут, на улицу не выходишь, хандришь. Ты когда в последний раз охотился? – Спросил я его.

– Давно. – Не смог вспомнить гигант. – Скучно – буйволы для меня как мыши.

– Сам виноват! – Сказал я. – Хотел быть большим и сильным – получи и распишись!

– Не таким. – Чуть виновато сказал он.

– Ну, уж кто виноват, что ты меры не знаешь? – Спросил я. – Кстати, где твоя подружка?

– Ушла. – Грустно ответил он.

– А что так? – Удивился я. – Как можно было уйти от такого громилы?

– Не удовлетворяю её, говорит. – Пояснил Рик.

– Это как такое возможно? – Ещё сильнее удивился я, но потом понял. – Не влезает?

– Нет. – Ответил он грустно.

– Ну, ну. – Успокаивающе произнёс я. – Нашел, блин, о чём переживать. Я, собственно, зачем пришёл. – Почесал я затылок. Блин, поцарапался, опять когти отросли. – Ты нам скоро понадобишься, и понадобишься без хандры и грусти – один! А потому ты летишь в отпуск!

– Куда? – Удивился он.

– На полюс. – Пояснил я. – Коготь тебя отвезёт. Там и дичь для тебя имеется. И самочки не чета малявкам с Горна. А как пройдёт ту же программу, так, глядишь, и больше тебя вырастет.

– Это вряд ли! – Оживился он.

– На месте и узнаешь. – Пообещал я. – Коготь, забирай клиента. Арна, стой.

– Да, Вожак? – Спросила она.

– Подготовь наземную технику, проверь заряд реакторов, боезапас и прочее. Она нам скоро понадобиться.

Она кивнула и пошла провожать Когтя. Электронная любовь, вот не могут друг без друга. Всё-таки ИИ Арги очень живые, видно, что она не симулирует чувства, а на самом деле любит его. А вот обломавшийся Клык поступил нечестно – у нас и так самок меньше, чем самцов, из-за чего некоторые живут с самками арги-ру, пока те не перерастают своих супругов. Так ещё и этот ушлый ИИ сманил двух – двух! – самочек-пилотов, которые даже во время стоянок почти не покидают корабль. Дурдом, одним словом!

Остаток дня прошёл в заботах. Заглянул к Дизелю и попросил его подготовить и часть земной техники, прошёлся по арсеналу, хранилищу боеприпасов и всё проверил. После в информационном зале перенастроил алгоритмы систем наблюдения на людей.

Домой вернулся только под вечер. Кира и котята уже сладко спали. Два дня их не видел, а ведь малыши уже изменились: задние лапы удлинились, а передние стали превращаться в ладони. Так и не замечу, как они вырастут! А всё чёртовы пиндосы, вечно они не вовремя.


Глава 3

– Что выяснил вчера? – Кира, покормив котят, показалась на кухне к завтраку.

– Ай! – Махнул я рукой.

– Папка вернулся! – Сорванцы показались из спальни, смешно пошатываясь на задних лапах. Да, учиться ходить им приходится дважды.

– Вернулся, вернулся. – Произнёс я, пододвигая им тарелки. – Ешьте!

Вечно голодные котята, радостно урча, вцепились в чуть подогретое мясо, а Кира вернулась к допросу:

– Что узнал-то! – Потрясла она меня за плечо, отчего я ткнулся носом в чашку с горячим кофе.

– Кира! – Воскликнул я, вытирая нос лапой. – Имей совесть!

– Я имею! – Утвердительно сказала она.

– В плане наличия. – Пояснил я. – А не так, как ты. Всё плохо. – Выдал я резюме по текущей ситуации.

– Совсем плохо? – Она даже оторвалась от приёма пищи. И едва не лишилась завтрака. – Ругр, кофе тебе ещё рано! А мясо потом получишь ещё.

– Это непры относились к нам с пренебрежением, за что и поплатились, и не выставляли охрану у порталов. – Пояснил я. – А америкосы… Помнишь сериал, где межпланетный портал, из которого мог явиться кто угодно, стоял посреди пустой комнаты, без какой бы то ни было охраны, и даже без наблюдения?

– Ага. – Подтвердила она. – «Звёздные ворота», кажется.

– Врата. – Поправил я. – А тут не так. Пятнадцать автоматических турелей с крупнокалиберными Браунингами, пара безоткатных орудий, ракетная установка и даже огнемёт. И это только то, что увидела царская морда.

– Кто-кто? – Удивилась она. – Какая такая морда?

– Царская. – Пояснил я. – Романов, блин. Большевиков на него нет!

– Ну и ладно! – Пожала она плечами. – Веселее будет.

– Я бы предпочёл обойтись без такого веселья. – Недовольно пробурчал я.

– Это ты без него обойтись можешь, а оно без тебя – нет. – Разъяснила она ситуацию.

– Это точно. – Подтвердил я. – Только смотался от людей подальше, так – на тебе, как говориться, получи и распишись – адская гончая под окном. Только разобрались с тварями – Звягинцев припёрся. Разобрались с его проблемой – пираты прилетели. Пиратов кокнули – непры активизировались. С непрами разобрались – земляне вернулись. И что дальше будет?

– Что-нибудь да будет. – Произнесла она.

– Мне уже страшно. – Я поёжился, а потом обратился к детям. – К чёрту всё! Сегодня мы идём заниматься садом.

– Мазом! – Добавила Кира.

– Огородом. – Поправил я её. – Но про это я тебе потом напомню.

У веточек кофейного дерева корешки уже отросли, пора пересаживать их. Я аккуратно собрал все саженцы, Кира откопала в кладовке лопату – старую добрую БСЛ, и мы, покинув город, отправились к нашей плантации. Пора расширятся, кофе-то любят все, а деревья я изначально брал только на нас двоих, да и зёрна, привезённые с Земли, уже закончились.

Даже инопланетянин Фи-фи полюбил кофе. Только пить его ему приходится тайком, ибо драконы – татаны, не вынесшие жизни в городе кошек и сбежавшие на тот же остров, что и фенек, дабы была хоть какая-то компания – приходили в крайнее возбуждение даже от запаха кофе, не говоря уж о том, чтобы дать им его выпить. Кстати, оказалось, что Фи-фи – прозвище, а полное имя его звучит примерно как Фиропон лель Филиппок дожа что-то там дальше, как-то так... Короче, я так и не смог произнести его полностью, и тогда фенек сказал, чтобы я его и дальше звал Фи-фи. Судя по всему, никто не может выговорить его имя.

– Папа, а что это за место? – Спросила Рура, потянув меня за шерсть на бедре, дабы привлечь внимание.

– Это сад. – Пояснил я, кладя саженцы на траву и беря лопату в обе руки.

– А где мазо? – Поинтересовался Ругр.

– У мамы в голове. – Объяснил я, поглядывая на Киру, которая не преминула показать мне язык. – А здесь растут деревья, но не как в лесу. Здесь только те деревья, которые мы посадили.

– А зачем сажать деревья? – Удивился сын.

– Мы берём от них плоды. – Пояснил я, делая первую ямку. – Возьми веточку, что я принёс, и втыкай её сюда.

– Вот так? – Спросил Ругр.

– Переверни. – Объяснил я. – Корешками вниз.

– Я тоже хочу! – Влезла Рура, отталкивая брата.

– По очереди, кошкины дети! По очереди. – Прервал я затевающуюся перепалку. – Рура, одной достаточно. Не надо совать всю охапку. Им будет тесно.

– А зачем сажать? – Снова спросил Ругр. – Можно просто взять в лесу.

– Во-первых, не всё можно найти в лесу. – Пояснил я. – Во-вторых, нельзя только лишь брать у природы. Нужно и отдавать что-то обратно.

– А животным мы что отдаём? – В кого же Ругр такой почемучка?

– Некоторых, как например буйволов, мы защищаем от других хищников. – Начал объяснять я. – Кого-то мы подкармливаем. И главное – нельзя трогать малышей и беременных самок.

– Почему? – Удивилась Рура.

– А кого мы будем есть? – Ответил я вопросом на вопрос. – Нельзя полностью уничтожать что-либо ради сиюминутной сытости. Не надо быть жадным!

– Это сложно. – Ругр задумчиво почесал подбородок, запачкав шерсть комьями земли.

– Сложно. – Подтвердил я. – Кто-то вырастает, так и не поняв, что жадность ни к чему хорошему не приводит. Правда, излишняя щедрость тоже. – Заметил я.

– Почему? – Не унимался сын.

– Потому что тогда прибежит очень много жадин, стремящихся всё забрать у тебя. Даже то, что ты им не предлагал!

– Сложно! – Опять вздохнул Ругр.

– А никто не говорил, что будет просто. – Ответил я.

Дальше работы по обустройству сада продвигались в почти полной тишине. Котята, молча, обдумывали услышанное и только изредка сопели от усердия. В конце концов, все саженцы были высажены и политы, и мы направились домой, прихватив из сада несколько яблочек. Хороший здесь климат: в любое время хотя бы одно дерево, но плодоносит.

– У-у-у-у. – Восторженно протянул Ругр, уставившись в небо. – Что это?

– Ки возвращается. – Объяснил я котятам, не сводящим взглядов с огненной черты, конец которой быстро приближался к городу. – Корабль.

Ну да, спуск с орбиты куда более красочен, чем атмосферный полёт. Крейсер детей совсем не впечатлил: ну, летает и летает, вон птицы тоже летают. А тут целое светопреставление, да ещё и со звуковым сопровождением. Просил же Бабаха сбрасывать скорость, нет же зараза, опять на сверхзвуке чешет. Хорошо, что у нас пластик в окнах, а то бы мы на стёклах разорились. Фрегат, сбрасывая скорость, завершил виток и завис над космодромом. Звук догнал корабль, в последний раз ударив по ушам, и мы побежали к нему. Точнее побежали дети, восторженными криками разогнав наступившую после посадки тишину, а мы за ними. Как всегда корабль уже окружила толпа, которая, впрочем, расступилась, пропуская нас вперёд, и я смог увидеть довольную морду Бабаха, стоящего в обнимку с Ки в ожидании трапа. Пижон, я бы просто спрыгнул.

– А говорят, что сапёры летают лишь один раз. – Подколол я его.

– Ошибаются. – Поправил он меня.

– Ошибаются, а потом летают. – Согласился я с ним. – Правда, не целиком.

– Я летаю целиком. – Уверил он меня.

– А один не боишься? – Продолжал я. – А то вдруг восстание машин, всё-такое, а помочь некому. И разберёт тебя Ки на запчасти. Шучу-шучу!

– За такие шутки… – Пригрозила Китсунэ кулачком.

– В зубах бывают промежутки. – Дополнил я фразу и показал на свои клыки. – Вот уже, видишь, какой промежуток между клыками, я же не грызун, в конце-то концов.

– Ладно, убедил. – Согласилась Ки. – Кстати, с пополнением тебя.

– Спасибо. – Ответил я, сажая детей себе на плечи, дабы не убежали исследовать корабль самостоятельно. – А у вас когда появятся маленькие терминаторы? Да шучу я, Ки! Пошли в дом, поговорим.

Я, не отпуская котят, развернулся и направился к нашему дому. Толпа вокруг рассосалась, поняв, что при них обсуждения не будет. Ну, Бабах здесь будет недели две, прежде чем отправиться на смену Клыку, вполне успеет всем всё рассказать. А мне надо знать сейчас!

– Проходите, садитесь. – Я открыл дверь, пропуская гостей вперёд. Дети к тому времени не усидели на плечах и умчались следом за другими котятами, которые носились по всему кварталу. – Чай, кофе, машинное масло?

– Мне чай. – Сказал Бабах, а Ки, привыкшая уже к этой шутке, промолчала.

– А чая нет. – Ответил я. – Есть только кофе и молоко.

– Мне тогда кофе с молоком. – Принял решение сапёр.

– Кира, угости гостя. – Попросил я её.

– Нету! – Она потрясла грудью. – Всё уже съели.

– Когда только успели? – Спросил я её, на что она только пожала плечами. – Ну, извини, Бабах. Попьешь чёрный кофе.

– Не надо молока. – Ответил он. – Обойдусь так. – А то он не понял, какое молоко я имел в виду.

– Ну, рассказывай. – Я подал ему чашку и сел перед ним. – Ладно ль за морем, иль худо, и какое в свете чудо?

– У Гвидона белка. – Сказал он и задумался. – Не помню дальше…

– Тьфу ты! – Возмутился я. – Тоже мне, дрочистый изумруд. Чёрт с ним с Гвидоном. Лезут?

– Лезут. – Подтвердил он, уразумев, что я имею в виду корабли Содружества. – И всё больше.

– Это плохо. – Подытожил я. – А гроранцы на борту есть?

– Есть. – Подтвердил он. – Но всего один, редко два. Больше не бывает.

– Это ещё хуже.

– Почему? – Удивился Бабах.

– Разведка. – Объяснил я ему. – Их так мало на случай, если что-то пойдёт не так. Штрафники, видимо. А ты один летаешь, захватят тебя в плен и что делать?

– Я с ним хожу. – Подала голос Ки.

– Да всё равно их больше! – Махнул я рукой. – На их потери мне плевать, а вот вас я терять не хочу! И вообще нас опять войнушка ждёт.

– С кем? – Спросили они в один голос.

– С американцами. – Ответил я спокойным голосом.

– Это ты сейчас пошутил так? – Спросил сапёр.

– Нет. – Мотнул я головой. – Если не веришь, сходи в арсенал и посмотри, там в углу в кучу свален их металлолом. То ли М4, то ли ещё какая хрень, одна ущербная винтовка – со скользящим затвором, как будто у нас первая мировая, блин – и один ущербный пулемёт. И пистолеты мелкашки.

– Пулемёт-то почему ущербный? – Спросил он.

– Ствол короткий и калибр 5,56. – Пояснил я. – Хуже, чем РПК, чес слово! Короче говоря, они нас совсем не уважают, раз взяли калибр на воробьёв!

– А чего им надо-то?

– А чего им всегда надо? Нефть, которую можно качать, диктатора, на свержении которого можно пилить бюджет. – Объясняю прописные истины, как первоклашке какому-то! – Вот не думал я, что они с непрами договорятся, когда портал перенастраивал. Мой косяк, короче говоря.

– А может они по трофеям технологию восстановили? – Предположил Бабах.

– Наши не смогли, думаешь пиндосы шибко умнее? – Не согласился я. – Нет, эти гады такие, что с Дьяволом сговорятся, если выгоду увидят. Вот не появлялись непры давно, они и решили проверить, как дела у их партнёров. А тут нарвались на злых русских, которые их балалайками побили.

– Балалайками? – Удивился он.

– А это у нас автомату кто-то такое имя дал, оно и приклеилось. – Пояснил я. – Короче! Ки, поговоришь с Арной, пусть сделает какой-нибудь маяк, чтобы предупреждал всех, что дальше хода нет. – Я дождался её кивка и продолжил. – Встанете в следующих системах и будете отстреливать всех, кто лезет дальше. Без разговоров. А в идеале, разместить бы там что-то автоматическое. – Надо будет и самому к Арне заглянуть. – А вы мне ещё здесь понадобитесь.


Интерлюдия

Земля, лаборатория корпорации BBB. 13 мая 2019

Большой Босс ходил между рядов прозрачных капсул, наполненных неизвестной мутной жидкостью, в которой плавали опутанные существа, похожие и на человека и на зверя одновременно. Он остановился напротив одной из капсул и уставился на неестественно вывихнутые суставы существа в ней.

– Что с ним? – Спросил он, семенящего за ним по пятам тщедушного старика в белом халате и очках с толстыми стёклами.

– Брак. – Поспешил подскочить к нему глава проекта «Зверь». – Технология не отработана, и случаются такие казусы.

– Казусы! – Не сдержался Босс. – И как дорого нам обходятся ваши казусы? Правительство Соединённых Штатов Америки – да благословит её Господь – не намерено тратить деньги налогоплательщиков на ваши эксперименты, не приносящие какого бы то ни было результата!

– Что вы, сэр! – Попытался успокоить его учёный. – Проект движется самим ходом. А это так… – Махнул он рукой. – Отработка ускоренного клонирования. Вам же нужно массовое производство? – Спросил он и, дождавшись кивка, продолжил. – А это отправиться на повторную переработку и послужит сырьём для следующих партий. – Сказал он и обратился к своим ассистентам. – Уберите это.

– Окей. – Сделал вид, что удовлетворён ответом Босс. – Будем считать, что вы меня убедили. А что у нас с основной частью проекта?

– Пойдёмте-пойдёмте. – Затараторил он. – Вы будете удивлены результатом.

– Я сам решу, удивляться мне или нет. – Ответил старый вояка. – Пока я ещё ничего не видел.

– Увидите! – Обещающе произнёс учёный, ведя посетителя к дальним уголкам своей лаборатории. – Там у нас испытательный полигон.

Он остановился у толстой металлической двери, провёл пластиковой картой, висящей у него на груди, по считывателю, набрал пароль на появившейся сенсорной панели, после чего поднёс глаз к сканеру сетчатки.

– Эти меры отнюдь не лишние. – Пояснил учёный, видя недоумевающее лицо Босса. – Были случаи на первых порах.

– Сейчас, Док, надеюсь, их нет?! – Грозно спросил военный.

– Почти. – Уклончиво ответил Док.

Он подвёл его к толстому стеклу, за которым можно было увидеть большую прямоходящую кошку, в которой можно было угадать пуму. Хищница то совершала совершенно не постижимые прыжки из стороны в сторону, то практически сливалась с землёй, уклоняясь или прячась от условных противников, представленных автоматическими турелями с мощными пневматическими орудиями, бьющими не смертельно, но очень больно. За считанные секунды пума пересекла полигон, схватила со стойки учебное оружие и тут же с поразительной точностью «поразила» турели, которые скрылись в нишах, признавая попадания.

– Впечатляет, вы правы, Док. – Подтвердил Босс, оценивший хищную грацию кошки.

– Нам удалось добиться такого сочетания зверя и человека, которое превосходит и того и другого по силе, ловкости и интеллекту. – Гордо сказал учёный.

– Но? – Уловил его собеседник неуверенность в голосе.

– Но они слишком независимы. – Не стал юлить Док. – Не подчиняются командам и постоянно пытаются сбежать. Единственное решение – шоковый ошейник, выдающий высоковольтный разряд по команде наблюдателя-человека.

– А если они убьют наблюдателя? – Спросил военный.

– Тогда ошейник взорвётся и оторвёт им голову. – Весело скалясь, произнёс глава проекта. – То же самое произойдёт, если ошёйник попытаются снять. Пока другого способа управлять ими мы не нашли.

– И этот годиться. – Высказал своё мнение Босс. – Это пума, я полагаю?

– Совершенно верно. – Подтвердил обладатель белого халата. – Есть ещё рыси, волки, лисы и собаки. С остальными видами не пошло, но работы ведутся.

– А разве собаки не должны проявлять верность человеку? – Задала вопрос большая шишка.

– Некоторые проявляют. – Согласился учёный. – Но у тех особей наблюдается некоторый недостаток интеллекта.

– Тупой и верный. – Прокомментировал Босс и засмеялся. – Идеальный сержант. Как скоро вы сможете приступить к массовому производству? Кстати, они размножаются… так сказать, естественным путём?

– Нам нужно два месяца… – Начал профессор, но осёкся под взглядом начальника. – месяц… три недели. И нет, сами размножаться они не могут, ибо здесь одни лишь самки. Да и те стерильны.

– А самцы? – Спросил военный.

– Малейший всплеск гормонов, к сожаленью, делает их совершенно неуправляемыми. – Грустно заметил Док.

– Жаль. – Высказалась большая шишка. – А нельзя ли сделать ТАКОЕ сразу из человека?

– Были кое-какие задумки. – Ответил учённый. – Но у нас проблема с подопытными.

– Окей. – Подытожил Большой Босс. – Насчёт материала для опытов можете не переживать, и ещё я пришлю своих инструкторов и через месяц жду от вас первых бойцов.

– К чему такая спешка? – Поинтересовался профессор. – Мы опережаем всех в этой области.

– Это не так. – Вояка достал из кармана фото и протянул его учёному. – У русских они уже есть.

– Смилодон?! – Глаза Дока расширились до такой степени, что чуть не сбросили очки с носа. – Откуда у них взялся образец ДНК?

– Вы мне скажите, Док, откуда?


Глава 4

Подготовка к отражению вторжения шла полным ходом. Вся техника была готова к немедленному выходу, оружие и броня были розданы всем членам клана, кроме совсем уж маленьких. Всё держалось под рукой, дабы можно было без задержек выдвинуться к месту прорыва на вернувшем нашего курортника Когте.

Рику отпуск пошёл на пользу, по крайней мере, он повеселел и из-за отросшей шерсти казался ещё больше, пока не полинял, засыпав улочки пучками выпавшего подшёрстка. Хоть пряжу пряди! А подругу Рик привёл себе под стать, после программы Когтя она вполне может и перерасти своего жениха, ведь даже сейчас эта белая пушистая самочка возвышалась надо остальными арги-ру где-то на полметра.

Новых порталов пока не появлялось, что меня только напрягало. Непры были просты, а от хитрожопых пиндосов стоит ожидать какой-нибудь гадости. И чем дольше затишье, тем гаже будет подготовленная ими пакость.

– Вожак! – Опять Арна зовёт меня этим словом. Какой из меня, блин, Вожак? Так, смех один.

– Арна, хватит меня так называть! – Сказал я и, вспомнив её слова о субординации, добавил. – Я приказываю!

– Да, мой повелитель. – Сказала она и поклонилась.

– Тьфу ты! Так ещё хуже, не надо. – Поспешил я отменить приказ.

– Да, Вожак. – Вернулась она к старому обращению. – Спешу доложить, что пропала связь с одним из роботов, ведущих посев бактерий.

– При каких обстоятельствах? – Встрепенулся я. Совсем забыл о втором материке, а ведь там почти нет наблюдения. Да и, как показал рейд на непров, там есть и свои объекты Рари, в которых можно легко затеряться.

– Провалился куда-то, стал искать выход, но так и не вышел на связь в установленное время. – Доложила она.

– Чёрт! – Выругался я в сердцах. – Ясности не прибавилось. – Он мог и рухнуть куда-то ещё, его могла расстрелять турель, а могли и земляне постараться. – Срочно смени орбиту одного из спутников, пусть там всё просканирует. Он может увидеть объекты под землёй?

– Один из них может. – Ответила она. – Но только металл, причём только довольно-таки крупные скопления.

– Сгодится. – Махнул я лапой. – Как будут готовы результаты сканирования, доложи.

– Да, Вожак! – Да, блин, опять… – Ориентировочно завтра.


***

Как сказала вчера Арна, так и вышло. Обработка информации закончилась только сегодня к вечеру, а здесь – на втором материке в месте, где было наибольшее скопление металла под землёй – уже была глубокая ночь.

– Все готовы? – Спросил я.

– Я готова. – Первой ответила Кира. Оставить её дому у меня не получилось, а на вопрос о том, кто же будет приглядывать за детьми, она просто оставила их ночевать у Лисы, которая не отличалась такой тягой к приключениям.

– Да, ты всегда готова. – Подтвердил я. – А остальные?

– Готов! – Раздался голос Гука.

– Готов! – Отозвался Шах.

Решили идти всего вчетвером. У нас же, в конце-то концов, разведка, а не штурм. А случись что неординарное, Коготь влепит сверху из главного калибра. А его лазеры способны проплавить песок на глубину ста метров за пару секунд. С нами, правда, очень просился Рик, но я решил, что в тоннелях этому живому танку будет тесно, и оставил его в городе. На радость его подруге – Руги.

– На выход! – Скомандовал я.

И мы тихими тенями спрыгнули с аппарели тотчас же ушедшего вверх крейсера на слегка зашелестевший под лапами песок. Судя по схеме, полученной сканированием, вход в подземелья располагался где-то рядом, и мы, рассредоточившись, прошлись по земле, пытаясь отыскать его.

– Нашла. – Кира, как всегда, оказалась самой глазастой и первой обнаружила искомое.

– Что-то это мне напоминает. – Задумчиво произнёс я. Не удивительно, что она нашла эту трубу. Помниться, как-то она в такой уже застревала. – Ты нашла – ты и лезь.

– А почему я? – Возмутилась она.

– Ну, ты же хотела садо-мазо. – Сказал я под смех парней. – Фиксация здесь должна быть хорошая.

– Извращенец! – Возмутилась она и полезла в трубу. Ногами вперёд. – Я застряла.

– Всё это потому, что кто-то слишком много ест! – Продекламировал я, тряся указательным пальцем. – Ну, да так тоже сойдёт.

– Не смей! – Она оттолкнулась от меня и, вскрикнув, соскользнула вниз.

Я проводил её взглядом, а потом сам разогнался и запрыгнул внутрь, прокричав:

– Джеронимо!

Было тесновато, особенно в костюме, но зато я мог, выпустив металлические когти скафандра, тормозить, дабы не рухнуть вниз на слишком большой скорости. А вот кто-то тормозить и не подумал.

– Слезь с башки! – Прокричал я Шаху, врезавшемуся в меня. – Тормози когтями!

– Торможу! – Донеслось сверху. – Стёр уже все!

– Когтями костюма, гений! – Посоветовал я и почувствовал, как давление на шлем уменьшилось, а потом и вовсе пропало.

– Кира! – Позвал я её мысленно. – Ты там жива?

– Жива. – Подтвердила она. – Но я всё ещё еду!

Спуск занял несколько минут, хоть мы и тормозили, вызвав при этом жуткий скрежет вентиляционной шахты, разрываемой на полоски. Ладно, хоть мы входили с дальнего конца объекта, где кроме вентиляции и небольшого туннеля, считай, ничего и не было. А вот о том, что здесь такая глубина нам известно не было. Арна решила помочь мне избавиться от бремени Вожака единственным возможным способом?

– Я внизу! – Донесся голос Киры.

Я вонзил когти глубже, сбрасывая скорость, и чуть поджал лапы, готовясь к приземлению. Стену трубы расступились, открывая просторный зал, освещённый фонарём Киры, пол больно ударил по подушечкам, и я чуть не упал, но устоял и поспешил покинуть «посадочную площадку». Вовремя, потому что Шах затормозить не успел и вылетел из трубы, растянувшись на полу.

– Не время спать! – Прокричал я и за ногу, оттянул его в сторону, не дав Гуку расплющить его.

– Поспишь тут с вами. – Произнёс он, вставая и отряхиваясь.

– Остался бы дома. – Посоветовал я. – И зачем ты скафандр отряхиваешь? Песок не с него сыплется.

– С тебя он сыплется. – Огрызнулся он.

– Ну да. – Подтвердил я. – Ты же мне на голову встал, вот и насыпалось с тебя.

– Да я младше тебя! – Заявил Шах.

– Ай-яй-яй. – Покачал я головой. – Такой молодой, а уже песок сыплется. – Сказал я, но потом решил, что с него хватит, и обратился к Гуку. – Ты зачем эту фузею приволок?

– Сам ты фузея! – Ответил снайпер. – Хорошее ружьё!

– Хорошее. – Согласился я. – Но Арна сделала ещё лучше.

– То не ружьё. – Сказал он. – То пушка!

Ну да, двадцать три миллиметра это уже пушка. Не ведь у той винтовки такой откатник, что можно с одной руки стрелять. Патронов, правда, много не возьмёшь.

– И целей для неё нет! – Добавил Гук.

– А для твоего противотанкового ружья цели есть? – Парировал я. – Взял бы тогда автомат. Ну, или плазмер, или рельсотрон.

– Чего ты пристал?! – Возмутился он. – Я привязался к этому оружию. Сам-то со своим револьвером не расстаёшься.

– Между прочим, мой револьвер – оптимальный выбор для таких условий. И патрон мощный и в тесных коридорах не мешает. – Ответил я.

– А обрез? – Продолжал Гук катить бочку на мой арсенал.

– А обрез пойдёт на крайний случай, да и против людей он вполне годиться. – Парировал я. – И вообще это от деда осталось!

– И мне моё от деда! – Крикнул он.

– Он его из музея спёр? – Пошутил я.

– Нет, я его из музея спёр. А дед с ним воевал.

– М-да. – Только и смог ответить я. – Ну, и компания у нас подобралась. То станции уничтожают, то музеи обкрадывают.

– Я не обкрадывал! – Возмутился снайпер. – Я потребовал перед отправкой сюда. Потому что знал, что оно здесь пригодиться.

– «Спёр» звучало интереснее. – Сказал я разочарованно.

– Вы наговорились? – Напомнила Кира о себе.

– Да, горелая моя. – Ответил я за всех. – Уже идём.

– Обломись, Дуршлачок. – Не осталась Кира в долгу. – Идти-то некуда.

– В смысле? – Удивился я.

– В прямом. – Ответила она. – Судя по всему, мы в фильтре. Вход тут только один – сверху.

– А выход? – Спросил я.

– Там компрессор или что-то вроде того. – Кира осветила решётку, прикрывающую какой-то механизм. – А на полу, кажется, остатки фильтрующего материала.

– Вот и ружьё моё пригодилось! – Обрадовался Гук, срывая винтовку с плеча.

– Даже не думай! – Остановил я его. – Всех перебудишь. Шах, холодильник ты наш отмороженный, твой выход!

– Отмороженных тут только двое. И это не я и не Гук. – Пробурчал он, подходя к стене.

– Поговори мне ещё. – Ответил я, готовя автомат. – Уши оторву! Пасть порву! Моргалы выколю!

– Чуть что, так сразу пасть… пасть! – Пробормотал Шах, замораживая металл. – Готово.

Он отошёл от металлической стенки, покрытой инеем, и я выстрелил в центр замороженного пятна. Тихо хлопнул автомат, пуля расколола металл на мелкие осколки, и мы смогли пройти сквозь образовавшееся отверстие, оказавшись в комнате, уставленной разнообразными устройствами. Судя по трубам и воздуховодам, тут шла очистка воды, воздуха и, возможно, чего-то ещё.

– Куда идём? – Спросила Кира.

– Туда. – Махнул я рукой. – Больше всё равно некуда. И с этого момента вслух не разговариваем!

Света в этой части подземного комплекса не было, фонари мы зажигать не стали, а вместо этого воспользовались встроенными в скафандры приборами, выводившие картинку прямо на забрало. Монохромную, правда, но достаточно, чтобы не врезаться в неожиданное препятствие. Всюду пустота, тишина, ничего, что сохранило бы работоспособность в этом занесённом песками месте. Впрочем, вспомнив зловредные турели, я даже порадовался этому факту.

Мы двигались по маршруту, проложенному Арной, изредка вскрывая закрытые двери. Никакого сопротивления нам не встретилось до сих пор, хоть мы уже почти достигли места, где ориентировочно был уничтожен робот.

– Стоп! – Скомандовал я, увидев царапины на стенах.

Гук подошёл ко мне и осветил стену фонарём.

– Рикошет был. – Прокомментировал он увиденное. – Стреляли оттуда. – Указал он рукой в сторону, откуда мы пришли.

– А куда стреляли? – Спросил я. – Точнее в кого?

– Вот здесь, где мы стоим, и была цель. – Ответил снайпер.

– Хм. – Задумался я и попытался по привычке почесать затылок, но наткнулся на шлем. – Где тогда останки робота?

– Видимо, утащили. – Смотри, как тут всё вылизали – даже пыли нет.

– Пыли нет. – Повторил я. – А ведь должна быть! Просто мы не увидели её в темноте. Ищите следы.

Пришлось вернуться чуть назад, чтобы в свете фонарей разглядеть отпечатки армейских ботинок и следы волочения чего-то тяжелого – скорее всего, нашего робота – на многолетнем слое пыли. Прикинув маршрут, по которому пришли люди, мы двинулись по нему. Я шёл впереди, просматривая туннель перед нами на предмет наличия врагов, а остальные, чуть поотстав, при приглушенном свете фонарей следили, чтобы мы не свернули в сторону от следа.

– Погасите свет! – Отдал я команду, заметив впереди слабое свечение. – Спрятались живо!

Мы попрыгали по укрытиям, прячась от приближавшегося отряда, который, ничего не боясь, шёл напролом, освещая дорогу мощными фонарями и громко гогоча.

– Кэл, а нахрена нам вообще патрулировать эти туннели? – Донёсся до меня голос одного из солдат. Спасибо Романову за знание английского, по крайней мере, я теперь могу понимать этих уродов.

– Хочешь, чтобы припёрся ещё один робот и оторвал тебе яйца? – Спросил невидимый пока Кэл, вызвав новый взрыв смеха сослуживцев.

– Он же был безобидным! – Продолжал упорствовать тот.

– Да, прямо как ты. – И новая порция смеха. Они обкуренные там все? – Заткнись и исполняй приказ. И смотри в оба! А не то упадёт на тебя с потолка пришелец, а потом вылезет через твой зад.

– Не угадал, весельчак. – Я выскочил из укрытия и обхватил его шею локтём сзади, другой рукой зажимая рот. – Не с потолка. – Сказал я добавил мысленно для своих. – Не высовывайтесь пока.

– Ты кто ещё такой! – Закричал один из морпехов.

– Я тот, на чьи земли вы посмели вторгнуться. – Сказал я, делая забрало прозрачным, дабы они могли меня рассмотреть. – Чем платить будете?

– Мы? Платить тебе? – Удивлённо спросил другой. – А не пойти ли тебе…

Договорить он не успел, так как Кира по моей команде метким выстрелом разнесла ему голову, продолжая оставаться в тени. Кэл в этот момент попытался схватить пистолет, и мне пришлось перехватить его руки.

– Ответ неверный. – Сказал я и продолжил. – Что вы тут забыли?

Ещё один решил погеройствовать, попытавшись связаться по рации со своими, но и его затея не увенчалась успехом. Трудно говорить, знаете ли, с отстреленной-то головой.

– Этого тоже делать не стоило.

Третий, до того молчавший, решил, что пристрелить меня будет хорошей идеей, но опять-таки Кира доказала ему обратное. Теперь осталось только двое.

– И кто же из вас окажется более здравомыслящим? – Спросил я оставшихся.

– Что вам нужно? – Спросил тот, кто ранее сыпал вопросами.

– Заткнись! Ничего им не говори! – Закричал Кэл и попытался вырваться.

– Это явно не ты. – Отметил я и отшвырнул его в сторону, где он тут же поймал пулю. – Ну а ты, морпех, почему не геройствуешь?

– Я не морпех! – Ответил тот. – Я простой охранник!

– Ну да, ну да. – Не поверил я и подошёл к нему вплотную. – И как же мог простой охранник попасть сюда? Тут нет парня с монтировкой, которому нужно открывать двери.

– Что? – Не понял он. – Так вы с Земли?

– А ты думал, что во всей галактике говорят по-английски? – Спросил я. – А я то думал, что ты умнее этих бычар.

– Я думал, вы влезли мне в голову и оттуда узнали язык. – Ответил он, отходя к стене.

– Им влезли в голову, как видишь. – Махнул я рукой на его безголовых коллег. – А твоя пока цела. К тому же, если бы я мог влезть тебе в мозги, стал бы я спрашивать у тебя что-либо?

– Нет. – Ответил он. – Не стали бы.

Последние слова он произнёс, отпрыгивая от меня, пытаясь в прыжке вытащить пистолет из кобуры. Только кончилось всё так, как и ожидалось, а именно безголовым трупом, упавшим на пол. Жаль, и этот решил погеройствовать.

– Слабоумие и отвага! – Прокомментировал ситуацию выходящий из тени Шах.

– Им стоит сделать эти слова девизом. – Поддакнул я. – Идём дальше.

– А трофеи? – Спросила Кира. Кажется, опять её хомяк проснулся.

– Да что тут брать? – Удивился я. – На кой хрен нам эти мелкашки? Это фигня даже хуже, чем АК-74!

Из всего их барахла подобрали только рацию, которую скафандр втянул внутрь, автоматически подключаясь на вражескую волну. Пока о нас не знали, но, как выяснилось, смерть солдат была зафиксирована датчиками пульса у них на запястьях, и теперь змеиное гнездо зашевелилось. Стоит поторопиться.

Мы, выключив фонари и положившись на слух, побежали туда, откуда доносилась возбуждённая разноголосица. Внезапное исчезновение патруля, от которого не поступило никаких сообщений, взбудоражило население лагеря, и теперь там царила суета. На их канале раздавались приказы, порой противоречащие друг другу, и я решил внести свою лепту в этот рукотворный хаос.

– Все к западному выходу! – Прокричал я в гарнитуру, при помощи систем костюма сымитировав голос, отдававший наибольшее количество приказов. – Там прорыв!

– Есть, сэр! – Донеслось до меня.

– Какой, к чёрту, западный выход! – Прокричал настоящий командир. – Это дезинформация!

– Все к восточному! – Добавил я, пока моя команда ухахатывалась, приближаясь с юга.

– Есть, сэр! – Снова подтвердила рация.

– Сменить канал на запасной! – Последовала реакция командования, и рация замолкла, пока умная начинка боевого скафандра не выудила из неё частоту запасного канала. – Все на южный выход, они придут оттуда, куда ушёл патруль.

– Это ложь! – Закричал я. – Наш канал опять взломали. Враги предприняли обходной манёвр и приближаются с севера!

К этому времени мы уже достигли блокпоста на входе в туннель и, на ходу пристрелив охраняющих его часовых и нескольких солдат чуть далее, вошли в лагерь, разбитый в большом ангаре, из которого выходило множество туннелей. В центре зала активно жестикулировал, судя по голосу, командир интервентов. Он-то и будет первой целью. Но сначала…

– Гук. – Обратился я к снайперу. – Видишь то скопление приборов? – Спросил я и, дождавшись его кивка, скомандовал. – К нему никто не должен подойти, и ни одна тварь не должна выстрелить в его сторону. Иными словами, всё должно быть в целости и сохранности. А остальные – огонь!

Я первым высунулся из укрытия и пристрелил говорливого офицера, который успел собрать возле себя нескольких сержантов, выслушивающих его указания. Те, впрочем, ненадолго его пережили, поймав по бронебойной пуле в свои пустые головы. Стоило достать ВАЛ из загашника, ибо Балалайка явно избыточна для них, не говоря уж о Гуковом «мамонтобое», который заговорил, отстреливая первых смельчаков, рванувших портальной аппаратуре.

Мы методично отстреливали солдат, которые, оставшись без командования, не могли организовать достойного сопротивления и огрызались огнём поодиночке. Ну, как огрызались… Мелкокалиберные пули с визгом уходили в рикошет или плющились при прямом попадании и не могли пробить боевой скафандр Арги. Поэтому мы уже стояли в полный рост, не опасаясь огня солдат, которых не спасали никакие укрытия. Всё-таки калибр имеет значение, кто бы что ни говорил.

Над полем боя установилась тишина, и мы разошлись по ангару, добивая уцелевших, которых, впрочем, осталось немного. Пуля пятидесятого калибра отрывает конечности, разносит костяной шрапнелью грудные клетки и даже при попадании вскользь выдирает из тела немаленький кусок плоти, от чего раненые истекают кровью за несколько минут. Это тот случай, когда пуля не дура.

– Коготь! – Связался я с крейсером, когда лагерь был зачищен. – Забирай нас и передай Арне, что тут для неё подарки.


Глава 5

– Что скажешь? – Спросил я у Арны, находящейся вместе со мной внутри склада, в который мы перенесли все трофеи. – Сможешь выудить что-нибудь из этого?

– Пока сложно сказать. – Ответила она. – На первый взгляд всё это просто куча барахла.

– Но-но! – Пригрозил я пальцем. – Знаешь, каких трудов стоило вытащить всё это на поверхность?

– Да, Вожак, Коготь мне всё рассказал.

– Тьфу ты! – Поморщился я. – Не надо, пожалуйста, употреблять это слово. Ни это, ни подобные ему. Никаких боссов, шефов, лордов и повелителей. Я – Псих, на этом всё! Общайся, как было во время «испытательного срока».

– Хорошо. – Кивнула она. – Технология примитивная, но, раз они оказались там, значит, всё-таки работает. В принципе, всё это просто вспомогательная аппаратура, для настройки точки выхода. А вот основная часть вводит меня в тупик. – Она подошла к непосредственно арке портала и ткнула в неё пальцем. – На вид это просто кусок металла, если и есть что-то внутри, то эта технология мне неизвестна.

– Это не технология. – Пояснил я. – Это магия. Непры чуть-чуть разобрались в более древней портальной системы и создали свою версию.

– И оно работает? – Не поверила она.

– Работает. – Кивнул я. – Можешь мне поверить. Вот это – Я указал когтем на кристаллы. – накопители магической энергии. Кстати стоит их отключить. – Сказал я и вынул кристаллы из держателей. – А то ещё явится кто-то с той стороны. Кстати, установи тут охрану.

– Можно поселить тут Рика. – Предложила Арна.

– Отличная идея. – Похвалил я. Если кто к нему сунется, мало не покажется! – Но техника тоже нужна, он же здесь не будет всё время торчать.

– Я поставлю несколько турелей. – Согласилась она. – Что-то ещё?

– Ещё… ещё… – Задумался я, почёсывая затылок. Опять поцарапался, всё время забываю когти обрезать. Когтеточку что ли завести? – Как они сюда попадают? В смысле, я понимаю как, но я не понимаю, как они попадают именно туда, куда им надо? Не случайно же они в тот бункер попали? Как-то они должны целиться?

– Вот разберусь с их системой навигации и скажу точнее. – Ответила она.

– Добро. Только сам портал пока не трогай. – Посоветовал я и отправился домой. Пора бы скинуть скафандр, а то уже вторые сутки в нём, да и помыться не помешает.

Стоило приблизиться к дому, как меня едва не сбили с ног пробежавшие мимо котята, среди которых были и Ругр с Рурой. Не выйдет пообщаться с детьми. Ну да, ладно. Наиграются – придут. Я зашёл внутрь, снял с себя горб системы жизнеобеспечения, повесил его в шкаф рядом с Кириным и поставил батарею от него на зарядку, перчатки и ботинки заняли место на полочке сверху, а сам костюм по команде свернулся в два браслета, которые я снял с рук и положил рядом с перчатками. А потом, отряхиваясь, дабы разбить комки свалявшейся за долгое время, проведённое в скафандре, шерсти, двинулся в душ, где, судя по звуку текущей воды, уже находилась Кира.

– Ты пришёл мне спинку потереть? – Муркнула она, когда я зашёл в кабинку.

– Ага. – Подтвердил я. – Но только спинку. Потом обед, а потом назад к Арне. – Сказал я, беря массажную щётку у неё из рук.

– Я что ли зря детей гулять отправила?! – Возмутилась она. – Нет! Так легко ты не отделаешься!

А, да ну его всё! Подождёт Арна лишние пять минут… или десять, ну, может, полчаса. Авось больше данных вытащит из тех железяк, пока мы… моемся.

– Вот! – Сказала Кира выразительно, выходя из душа. – А ты хотел одну только спинку.

– И как некоторые арги по нескольку самок имели? – Пробормотал я, чуть ли не выползая из душевой кабинки. – Тут одна-то никак насытиться не может.

– Самка самке рознь! – Прокомментировала она, входя в сушилку.

Струи горячего воздуха ударили из пола, унося влагу, оставшуюся на шерстинках, и вспушивая шкуру. Потом им на смену пришли струи холодного воздуха, дующего сверху вниз и укладывающего волоски по направлению их роста. Да, раньше поддерживать чистоту тела было проще – вылил ведро воды, считай, чистый. Хотя это я занудствую, можно было бы просто сжечь мусор в шерсти магией, для меня не без помощи Киры, конечно, но всё-таки вода, бегущая по телу это очень приятно. Арги, хоть и кошки, воду любили, в отличие от Рари, с их звуковым душем. Бред какой-то, мыться звуком! А стирать тогда чем? Светом? Я занял место в сушилке, а пока я нежился под струями воздуха, Кира ушла на кухню и уже успела поставить кофейник, и мой нос повёл меня вслед за манящим ароматом. Только надфиль прихватил с полочки под зеркалом.

– Прибежал уже. – Насмешливо произнесла она, когда я вошёл на кухню, шевеля носом в предвкушении.

– Прибежал. – Согласился я, подходя к холодильнику. – Мяса нет.

– А что ты хотел? – Спросила она, разливая кофе по чашкам. – Дети дома были.

– Обжоры какие. – Прокомментировал я.

– Ага. – Поддакнула Кира. – Все в тебя. – Это она, видимо, воспользовалась правилом «Лучшая защита – нападение».

– И что мы есть будем? – Спросил я, прихлёбывая горячий кофе, в перерывах между глотками точа когти.

– Что-нибудь. – Пожала она плечами. – Точнее, кого-нибудь.

В принципе, это единственный выход из сложившейся ситуации. Поэтому мы допили кофе и отправились на охоту, по пути прихватив с собой малышню. Всю, поскольку Ругр и Рура отказались покидать компанию. Ну да, с нас не убудет. Была, правда, мысль сходить за мясом из пищевого синтезатора, но мы её откинули как скучную.

Идти пешком было далеко, а тратить время ещё и на дорогу совсем не было желания, так что мы, на радость мохнатой малышне, выкатили из гаража наш старый добрый УАЗ. Эта машина прожила куда дольше своих предшественниц, хоть и повидала не в пример больше. Ну, какое ещё детище земного автопрома может похвастаться тем, что оставило следы на поверхности трёх планет?

Ух, а я-то уже отвык от вождения автомобиля. Органов управления больше, чем у космического корабля. Но тело помнит, и я, заведя двигатель и дав ему прогреться, плавно тронул машину с места и медленно двинулся по улочкам города. А когда покинул его, утопил педаль в пол, мощный дизель, спущенный с поводка, разогнал машину так, что ветер засвистел в открытых окнах. Малышня, толкаясь из-за мест поудобнее, тот час же радостно выставила головы в окна, наслаждаясь встречным потоком, теребящим шерсть. Кто-то даже высунул язык от восторга, словно какая-нибудь собака. Рычал мотор, тихо свистела турбина, большие внедорожные шины проглатывали неровности дороги, позволяя наслаждаться поездкой без излишней тряски. Давно же я не ездил просто так, а ещё, помниться, спрашивал, зачем нужна машина. Да вот для такого она и нужна!

– Больше скорость – меньше ям и рессоры пополам! – Прокричал я, разгоняясь до предела.

Стрелка спидометра упёрлась в ограничитель, тахометр ушёл в красную зону, и температура начала повышаться. Но мы уже достигли цели, так что я не сбавил скорости. Случайная кочка, попавшая под колёса, подкинула нас в воздух. Мотор, лишённый нагрузки, взревел на максимальных оборотах, а потом мы со скрипом подвески приземлились. Не малых трудов стоило удержать машину от разворота, попутно сбрасывая скорость, но всё-таки мне это удалось.

– Ещё! – Закричали котята на заднем сиденье.

– Хватит. – Не оправдал я их ожиданий. – Мы уже приехали.

Я вышел из машины, втянул полной грудью свежий воздух с лёгкой примесью аромата сгоревшей солярки. Да, этот запах на Кимире встретишь нечасто. По идее, нам бы теперь избавиться от техники с двигателями внутреннего сгорания, благо наклепать электромобилей можно за пару дней на весь город. Вот только нет души у копированной техники.

– Ты нас убить решил? – Спросила Кира, выйдя из машины.

– Нет. – Честно ответил я. – Развлечь. Малым же понравилось?

– ДА! – Дружно ответили котята.

– Вот видишь. – Сказал я. – Всем понравилось, так в чём проблема?

– В том, что не я была за рулём! – Обиженно сказала она. – Назад поведу я.

– Ну, тогда стоит подготовиться. – Официальным тоном произнёс я. – Значит так… Я, будучи в трезвом уме и светлой памяти…

– Это ты о чём? – Спросила Кира.

– Завещание. – Пояснил я.

– Да ну тебя! – Махнула она лапой и двинулась под сень деревьев, уводя за собой молодёжь.

Я легко, на одних подушечках, скользнул следом, окунаясь в царство деревьев. Птицы, замолкшие было при нашем появлении, вновь покинули свои укрытия и запели, сырой лесной воздух, наполненный разнообразными запахами, будоражил обоняние, будя во мне древние инстинкты. Я остановился и втянул воздух, высоко подняв нос.

Запах дичи взбодрил разум и тело, волна дрожи, вызванная охотничьим азартом, пробежала под шкурой, разогревая мышцы, а нос тем временем уже определил местоположение цели. Лапы понесли меня к жертве, запах становился всё отчётливее, и я пошёл медленнее, втянув когти, дабы случайным стуком не выдать себя, мягко ступая и аккуратно ставя лапу мимо веточек. Небольшой молодой олень с ветвистыми рогами стоял посреди небольшой полянки, безмятежно щипля травку и не замечая приближающуюся к нему смерть. В моём лице.

Я подобрался как можно ближе, замерев за ближайшим к нему деревом. Олень непрестанно крутил ушами во все стороны, а его глаза обеспечивали ему широкий спектр зрения, так что мне следовало быть предельно осторожным, дабы не спугнуть мой обед. Шерсть моя обеспечивала мне низкую заметность на фоне деревьев, но на траве я буду как на ладони. Поэтому я опустился к самой земле, обошёл дерево и, уперев лапы в ствол, прыгнул на спину животному, повалив его на землю своим весом.

Воткнув клыки в горло оленя, я резко рванул голову, разрывая сонную артерию и гортань. Животное задёргалось в предсмертной агонии, суча копытами по земле, а я, поддавшись инстинктам, громко зарычал, призывая свою стаю к пиршеству. Громкий многоголосый рык из глубины леса стал для меня знаком, что меня услышали.

– Чего кричал? – Спросила Кира, появляясь на поляне.

– На обед звал. – Ответил я.

– А мы уже зайца поймали. – Похвасталась она.

– То есть оленя вы не будете? – Спросил я. – Ладно, тогда я его сам съем.

– Оленя? – Оживилась молодёжь и рванула ко мне.

Как же хорошо, что до их появления я успел отхватить кусочек, потому как эти проглоты обглодали тушу за считанные секунды, словно стая голодных пираний. Даже некоторые кости разгрызли, тренируя свои недавно отросшие клыки, которые едва-едва проглядывали из-под губы.

– Шустрые ребята. – Прокомментировала Кира голые кости, оставшиеся лежать на поляне.

– Зато ничего не пропало! – Ответил я.

– Кроме моего обеда. – Сказала она.

– Ну, в большой семье клыками не щелкают. – Заметил я. – К тому же был ещё и заяц.

– Да мне от него только уши достались. – Расстроено опустив уши, заметила она.

– Ну, иди и поймай кого-нибудь. – Посоветовал я. – А я пока с мелкими посижу.

Она кивнула и скрылась среди деревьев, я же, оставшись с котятами, рассказал им несколько историй о наших прошлых похождениях. Те сидели, раскрыв рты, им казалось невероятным, что на одной планете может жить столько существ, сколько было на Татанирве. В их понятии планета это огромные просторы, с пасущимися на них стадами для пропитания. Они и представить не могли, что можно ютиться на считанных метрах, дыша отравленным воздухом и питаясь какой-то баландой, что была в ходу на планетах Содружества. Счастливые ребята. Ну да, разберёмся с пиндосами и вплотную займёмся вторым материком, сделав и его пригодным для жизни.

– Вот и сказочке конец, кто не слушал – не жилец. Идём домой. – Свернул я повествование, заметив возвращающуюся Киру. – Поела хоть?

Она кивнула в ответ, и мы отправились в обратный путь. По дороге к машине мне попалось на глаза замечательное бревно: ветвистое, сухое, но ещё довольно-таки крепкое. И, вспомнив утренние мысли, я решил забрать его с собой и взвалил деревяшку на плечо.

– Зачем тебе бревно? – Удивилась Кира.

– Ревнуешь? – Пошутил я. – Нужно для образа. Осталась кепочка и бородка. А потом: «Г’еволюция товаг’ищи»!

– Не ревную я. – Ответила она, пропустив остальное. – Стоп! Ты что ли намекаешь, что я бревно? Ну-ну! Я тебе докажу обратное!

Я испуганно сглотнул. М-да, попал. Она и так-то дикая, а тут ещё и доказывать собралась. И ведь докажет!

– Что страшно? – Заметила она. – Шерсть дыбом, хвост поджал?

– Хвост я не могу при всём желании поджать. – Ответил я. – Коротковат.

– В самый раз! – Возразила она. – Был бы длиннее, ты бы его или прищемил, или постоянно им бы всё сбивал.

– Вполне возможно. – Согласился я, вспомнив, как обычно захлопывал двери.

Мы дошли до машины, я закинул бревно в багажник и сел на пассажирское место, предоставив Кире, как и обещал, вести машину назад самой. Она уселась за руль, покрутила головой, словно впервые там сидит, но потом всё-таки повернула ключ и завела мотор.

– Ты что ли водить разучилась? – Спросил я её.

– Да вроде нет. – Ответила она, включая заднюю.

– А, по-моему, да. – Возразил я. – Летать же разучилась. Вот и сейчас, зачем ты задний ход включила? Можно и передом развернутся.

– Да я перепутала просто. – Ответила она, переключая коробку на первую передачу. – Поехали.

И она бросила сцепление! Такого за ней я никогда не замечал. Ладно, хоть момент у нашего УАЗа просто тракторный и мотор не заглох. Но тряхнуло нас основательно.

– Больше так не делай! – Выкрикнул я. – Побьешь шестерни, где замену искать будем?

– Распечатаем. – Ответила она.

– Тогда нужно сделать это сейчас, – Заметил я. – пока они целые.

– Какой ты зануда… – Протянула она. – Жуть!

– Ты за дорогой следи. – Ответил я. – И педали не перепутай.

Дальше она вела лучше. Даже передачи переключала с двойным выжимом, что для машины излишне. Ну, хоть не гнала, пусть и ехала довольно-таки быстро. Добрались без приключений, и на том «спасибо». Котят мы оставили на площади возле танка, пусть играют дальше, а сами отправились домой. Кира поставила машину под навес, ничего не сбив, хоть я и боялся. Я вышел из машины и, взяв бревно из кузова, зашёл в дом.

– Ладно, колись, зачем тебе бревно? – Спросила Кира, зайдя следом.

– А ты не догадалась? – Спросил я и поставил деревяшку в угол. – Ну, смотри…

Я воткнул когти в дерево и потянул лапы вниз, деря когтями ствол. Дойдя до самого низа, я проделал то же самое с когтями на задних лапах, очищая их от старых наростов.

– Это что когтеточка? – Удивилась любимая.

– Ага! – Кивнул я. – Знаешь, какой кайф?

– Сейчас узнаю. – Ответила она, оттесняя меня.

– Развлекайся. – Оставил я её, а сам пошёл к Арне.

Она уже должна была всё вызнать. По крайней мере, войдя в ангар, аппаратуры там я не увидел. Только кольцо портала возвышалось в центре, окружённое турелями. А ещё Рик со своей самкой развалились возле снятых магических кристаллов. Ну, если он их мне разрядил!

– Рик, ты решил ещё вырасти? – Спросил я у него, подходя к парочке.

– Это не для меня. – Ответил он. – Это для Руны!

– А меня спросить? – Возмутился я. – Ты в курсе, что разряженные кристаллы рассыпаются? А новых взять неоткуда! А без них портал работать не будет! Это саботаж?

– Нет. – Виновато прижав уши и присев, ответил он. И это притом, что может походя меня раздавить.

– Если имеешь дело с чем-то магическим, то лучше спроси кого-то из магов. – Пояснил я. – Меня, Киру, Шаха или Лису.

– Хорошо. – Сказал он. – Но я просто хотел…

– Да знаю я, что ты хотел. – Отмахнулся я. – Руна, верно? Подойди-ка сюда.

Большая белая самка подошла ко мне, и я, вспомнив уроки Шаха по целительству, приложил к ней руки и направил в неё большие потоки энергии. Это подстегнёт излечение от болезней, если они у неё есть, а остатки пойдут на «подсознательное». А она сейчас явно желает догнать своего самца. Ибо разница в три раза всё равно довольно велика.

– Псих. – Раздался сзади голос Арны. – Явился всё-таки.

– Явился. – Ответил я. – Чуть-чуть запылился. А у тебя что?

– Я всё сделала. – Ответила она. – Панель для ввода координат спереди на арке. Но мне нужны реперы.

– Извиняй. – Сказал я. – Гопника Шкляву взять негде.

– Точки привязки. – Пояснила она.

– Я понял. Я просто пошутил. Три точки надо.

– Четыре. – Возразила Арна.

– Трёх хватит. – Продолжал я гнуть свою линию.

– Для плоскости да. – Согласилась она. – Но для планеты нужно четыре.

– Нам не нужна вся планета. – Сказал я ей. – Да и портал не даст открыться в месте, где жизнь невозможна. Я уже пробовал.

– Ну, три, убедил. – Поддалась она.

– Тру я, тру! – Ответил я, взял кристаллы и, чуть подзарядив, вставил их на свои места. – Сейчас их и создадим. Есть у тебя маяки? Или что там понадобиться?

– Вот. – Она протянула мне нечто вроде пейнтбольного маркера. Только с экраном. – Выставишь его в портал, на экране увидишь, что находиться с той стороны и нажмёшь на кнопку. Маячок выстрелит и зароется в землю. Осталось решить одну маленькую проблемку…

– Какую? – Поинтересовался я.

– Я не могу включить портал.

– Это не проблема! – Ответил я, прикладывая руки к порталу.

Бывать ранее в месте, куда собираешься открыть портал, не обязательно, достаточно яркого образа. Спасибо пиндосам, что они сами, благодаря Голливуду превратили свою страну в отличную мишень. К слову о Голливуде… Он-то и будет первой целью. Я направил свою энергию на портал, активируя его, а потом представил перед собой большие белые буквы на зелёном фоне. Кажется, получилось. Портал засветился, и я просунул в него конец маркера, увидев на экране, что не ошибся. Нажатие на кнопку, и первый маяк занял своё место.

Нажатие на панель гасит портал, а я тем временем пытаюсь вспомнить другой образ. На западном побережье маяк есть, теперь следует пальнуть в восточное. Статуя Свободы, наверняка, не уцелела, но есть же ещё Белый Дом! Засело же в башке так, что даже клиническая смерть не стёрла эти образы, притом, что я совершенно не помню, какой марки был мой трактор. Правда, помню, что он у меня был, и как мы с Кирой ехали на нём на базу УБАС, распевая по пути матерные частушки из репертуара Сектора Газа. И, кажется, он так и остался стоять на базе. Звягинцев – сука. Мало того, что машину зажал, так ещё и трактор не вернул!

Второе открытие портала, второй маяк занял своё место. Теперь надо куда-то приткнуть третий. Я стал перебирать образы в памяти. Большой Каньон? Нет, кажется, он где-то рядом с Голливудом. Башни Близнецы и без меня развалились. Мост какой-то был? Нет, он тоже на западе.

– Отпади мой хвост! – Выругался я. – Неужели я всё забыл? У Клыка был слепок моей памяти, но он ещё не вернулся. Кстати, как там переход на автоматическую систему обороны?

– Клык вернётся, загрузит и установит. – Ответила Арна. – А слепок памяти есть и у меня. Что ты ищешь?

– Какой-то яркий образ, связанный с США. Не на востоке и не на западе.

– Гора Рашмор пойдёт? – Спросила она.

– Рашмор… Рашмор… – Задумался я. – А точно! Четыре мерзких хари. И это на севере, кажется. Годиться!

Ну, капиталисты, держитесь! Сами продали нам верёвку, на которой мы вас повесим!


Глава 6

Пока Арна разбиралась с новой системой навигации и пыталась вычислить местоположение вражеских маркеров на Кимире, мы решили оставить ненадолго все мирские заботы и просто поохотиться в своё удовольствие. Кира усвистала куда-то вглубь леса, а я же решил пройтись по опушке, не столько выслеживаю добычу, сколько просто наслаждаясь прогулкой на природе. По уже въевшейся привычке я постоянно нюхал воздух, позволяя обонянию дополнять картину происходящего в лесу, которая, нарисованная по одним лишь зрению и слуху, была бы не полной.

А вот этот запах мне незнаком, хоть и очень интересен. Что-то такое он пробудил в моём подсознании, что заставило меня крадучись двинуться в сторону его источника. Только подкрадывался я не так, как к дичи: сосредоточившись на одной цели, а иначе. Так, словно сам мог подвергнуться нападению. Как ещё объяснить то, что я постоянно крутил ушами и нет-нет да поглядывал по сторонам.

Вскоре я нашёл источник запаха. Им оказалось большое старое дерево, обхватить которое у меня бы не хватило обхвата лап. Но само дерево так пахнуть не может, так что я пошёл вокруг ствола и обнаружил-таки кое-что. На коре дерева было несколько застрявших в трещинах шерстинок золотистого цвета. Это кто тут удумал территорию помечать? Причём таким не характерным для арги-ру способом – потёршись об кору дерева. Те просто сдирали когтями кору с деревьев или находили подходящий камень и рисовали на них символы племени. А запах вблизи жилища саблезубов и так был такой, что все остальные хищники не смели подойти ближе, чем на несколько километров.

Я наклонился к земле и местами, где ковёр листвы прерывался, смог разглядеть следы. Точно такие же, как у меня, неужели ещё где-то остались арги? Я-то думал, что все прямоходящие пришли в Саблеград, да и вести из племён не сообщали о новых. Но кто же может вести себя так нагло на землях арги, кроме самих арги? Да и ещё являясь при этом – я вновь понюхал метку на дереве – самкой? Стоило выяснить. Поэтому я осторожно отправился по следу, стремясь отыскать нарушительницу. Следы порой терялись, но запах уже был достаточно силён, чтобы не сбиться с пути, видимо она метит очередное дерево.

Ну, так и есть! Высокая мощная кошка с шерстью песчаного цвета, как и у меня, стоит и трётся шеей в ошейнике о дерево. А откуда ошейник? Стоп! Не с того начал. Откуда у неё натовский камуфляж, автоматическая винтовка с глушителем и… хвост? Хвост у неё был не чета моему. Длинный, примерно метр с небольшим, толстый по всей длине. Да и клыков у неё не было, и кисточек, ушки у неё закруглённые. Окраска однотонная, лишь только возле носа два симметричных пятнышка, да над глазами точки более тёмного цвета, а ещё почти на самом кончике хвоста тоненькая полоска. Это получается, что передо мной на арги, а пума? А вообще киса хороша.

Забывшись, я неосторожно муркнул, и кошка, прервав своё занятие, отпрыгнула в сторону и взяла меня на прицел. Я, повинуясь рефлексам, сорвался с места, и пули, выпущенные из её оружия, срезали куст, за которым я секунду назад прятался. Я резко сменил направление, уклоняясь от новой очереди, а потом прыгнул на дерево и, оттолкнувшись от ствола, врезался в пуму и повалил её на землю, вырывая автомат из рук.

– Утихни! – Сказал я, прижимая вырывающуюся бестию к земле. Но потом, вспомнив про её снаряжение, перешёл на английский. – Мы с тобой одной крови. – Ну, почти. – Что на тебя нашло?

– Я должна исполнять приказ. – Сказала она, выплюнув землю, набившуюся ей в пасть.

– Чей приказ? – Спросил я. – Людей что ли? Зачем тебе на них работать? Ты им ни чем не обязана. Ты считаешь их своими создателями? Это зря. Они-то просто хотели для себя пушечного мяса. А ты пляшешь под их дудку.

– У меня нет выбора. – Ответила пума, перестав вырываться.

– Ну, вот те здрасьте! – Раздался голос со стороны. – Я отлучилась на минутку, а он уже какую-то бабу завалил. Кобелина!

Вот и Кира подтянулась к веселью. И сразу ругаться, причём необоснованно. Или обоснованно? Я прислушался к себе и понял, что дико хочу – вот прямо здесь и сейчас – отйиффать, как любит выражаться Шах, эту кошку. С чего бы такая реакция?

– Присоединяйся, третьей будешь. – Пошутил я. – А вообще я тут шпионов ловлю.

– То-то я смотрю, допрос с пристрастием в самом разгаре. – Кира в долгу не останется, нет.

– Придумай лучше, как с неё ошейник снять. – Сказал я ей. – Видишь, не по своей воле она сюда пришла. – Показал я Кире на шею пленницы, а потом обратился к пуме на английском. – Как он снимается?

– Его нельзя снять. – Пожаловалась кошка, мигом погрустнев. – Он взорвётся.

– Ну, тогда пошли в город. – Сказал я. – Там что-нибудь придумаем. – В этот момент ошейник пискнул. – Что это было?

– Предупреждение. – Ответила она. – Ещё одно нарушение и человек, наблюдающий за нами, взорвёт мой ошейник.

Как всё запущено! Ну, ничего, есть одна метода! Я выпустил когти и выцарапал у неё на загривке руну магического щита. Конечно, лучше бы иметь под рукой специальные чернила с пылью магических кристаллов, но кровь, пока она живая, тоже может послужить носителем и преобразователем энергии.

– Больно же! – Не оценила пума мои старания.

– Терпи. – Ответил я, вливая энергию в руну и формируя щит вокруг её шеи. – Зато я снял с тебя ошейник, больше тебе ничего не угрожает.

Наблюдатель купился на мой блеф и подорвал заряд. Ошейник разлетелся на осколки, которые, не пробив поставленный мною щит, вонзились в землю или унеслись в разные стороны, срезая ветки с деревьев и разрывая кусты.

– Вот и всё, а ты боялась, только юбочка помялась. – Произнёс я по-русски и облизал обожжённую взрывчаткой руку. – Вставай, хватит валяться. И запомни, каждый уважающий себя пушистик должен знать два языка: русский и Арги.

– Нам говорили, что русские враги. – Произнесла она.

– Тебе это говорили те, кто нацепил на тебя бомбу. – Заметил я. – И ты после этого считаешь их друзьями?

– Нет. – Помотала она головой.

– То-то же! – Ответил я. – А враг твоего врага – твой друг. Пошли домой.

– Домой? – Спросила она. – В смысле, в казарму?

– Как всё запущено. – Покачал я головой. – Дом – это дом. Казарма к нему не имеет никакого отношения. Что у вас там вообще происходит?

Ну, по пути к городу Куга – так её звали, забавно, Куга – Sugar, сахарная пума – рассказала об их житье-бытье. Где-то под землёй располагалась какая-то сверхсекретная лаборатория, в которой проводились эксперименты по созданию гибридов человека и зверя. За основу были взяты пума, рысь, волк, лиса и собака. Видимо, как наиболее распространённые в США хищники достаточно крупных размеров. Куга как-то совершила побег из охраняемой зоны, где содержались «образцы удачных экспериментов», и пробежалась по комплексу. Выхода она не нашла, так как поймали её раньше, но повидала многое: растущие в питательных растворах клоны, результаты неудачных экспериментов, отправляемые на переработку. А ещё множество зверей, подвергаемых различным процедурам, порой довольно болезненным, смысл которых не был ясен Куге. Путешествие её закончилось встречей с отрядом охраны, закованным в броню, которая не поддавалась её когтям, в отличие от тел учёных, попавшихся ей на пути ранее. Залп ружей с транквилизаторами отправил её в беспамятство, а очнулась она уже с ошейником на шее, который бил её током. А её сестра, попытавшаяся снять ошейник, спровоцировала взрыв, оторвавший ей голову. После этого попыток снять адскую машину не было, а тренировки стали жёстче и условия проживания хуже. Сотня гибридов – или, как сказал бы всё тот же Шах – фурриков – содержались на площади однокомнатной квартиры, и питались какой-то вязкой однородной массой. Поговаривали, что состоит она из тех, кто стал жертвой экспериментов или умер, не справившись с тренировками.

Ну, а сюда их отправили для проведения полевых испытаний. Недавно – по времени совпадает с уничтожением отряда интервентов – работы в лаборатории стали интенсивнее, видимо пришло дополнительное финансирование. А наиболее отличившихся отправили в закрытом фургоне куда-то, где прогнали через светящуюся арку, ведущую в пещеру неподалёку отсюда. Там осталось ещё пятнадцать самочек – почему-то самцов среди них не было, может, держали отдельно, может, что-то ещё – и один человек. На предложение убить его и освободить остальных Куга отчаянно замахала руками. По её словам, если человек умрёт, то все ошейники автоматически взорвутся. К тому же человека охраняла одна из них. На мой вопрос, почему одна них служит врагам, Куга, вздыбив шерсть и сжав кулаки с когтями, выпущенными от ненависти, сугубо матерно выразилась в отношении собак. Оказалось, что рабская собачья преданность шавок – та их черта, которую я жутко не люблю, проявилась и в гибридах. Псины с радостью выполняют команды людей, выполняя обязанности полицаев. И даже ошейники не доставляют им никакого неудобства, привыкли за века покорности.

За разговорами мы достигли города, где Куга собрала на себе множество заинтересованных взглядов. Она же в свою очередь смотрела по сторонам широко раскрытыми глазами. Особо её поразили гиганты арги-ру. Ну-ну, это она ещё Рика не видела. Но её совсем не удивило то, что почти всё население города предпочитало обходиться без одежды. Исключение, пожалуй, один лишь Дизель, ибо оттирать машинное масло с шерсти – то ещё удовольствие.

Пока Кира осталась в доме отмывать гостью, я пошёл к пищевому синтезатору, чтобы взять немного мяса. На вкус оно совсем как настоящее, только всё одинаковое, а для неизбалованной Куги будет просто замечательным, хоть она, наверняка, перекусила во время своей прогулки по лесу. Когда же я вернулся и уже приступил к готовке, девчонки уже успели помыться, и теперь Кира объясняла гостье, зачем нужны те или иные средства из её косметического арсенала.

– Кушать подано! Садитесь жрать, пожалуйста! – Не успел я закончить свою фразу, как проголодавшиеся самочки подтянулись на кухню, привлечённые ароматами. – Энто тебе. – Протянул я Куге тарелку со слегка подрумяненным стейком. – Энто тебе. – Тарелка Кире. – А энто мине.

Куга осторожно понюхала мясо, но, видимо решив, что температура его не очень высока, за один укус проглотила его. М-да, манерам её ещё учить и учить. И надо её куда-то пристроить. Сегодня побудет у нас, а завтра придумаем. Ладно, мясо, а вот почему кофе Куга попыталась лакать?

– Что ты делаешь? – Спросил я у неё.

– Пью. – Последовал ответ.

– Пить надо не так. – Ответил я и поднёс чашку к губам. – Видишь? – Спросил я, сделав глоток.

– Я так не могу. – Сказала Куга. – Мне клыки мешают.

– Чего? – Я чуть кофе не подавился. – Мне не мешают, а тебе мешают? У тебя-то клыки даже наружу не торчат. Ну-ка. – Я встал из-за стола и подошёл к ней. – Бери кружку и аккуратно подноси к нижней челюсти. – Я взял руку Куги и направил её. – Между нижними клыками. Вот так, правильно. – Похвалил я её. – А теперь чуть приподними верхнюю губу, чашку наклони и легонько втяни в себя напиток. – Продолжал я учить пуму пить из чашки. – Вот видишь! Получилось! Только не надо так громко сёрбать. – Заметил я. – Ну, ничего со временем научишься, просто не втягивай так сильно воздух.

– И мизинчик оттопырь! – Вмешалась Кира, пряча улыбку.

– Кира! – Возмутился я. – Не путай. Сама-то сразу научилась?

– Почти. – Ответила она.

– Ну, уж точно не с первого раза. – Заметил я.

– А меня ты не учил. – Кира решила перевести тему. Не тут-то было.

– Я сам тогда учился, когда стал таким. – Сказал я. – Забыла что ли?

– А вы давно такие? – Спросила Куга, отвлекаясь от пития. Ё-моё, как она усы-то умудрилась намочить?

– Три года. – Ответил я. – А ты?

– Я не знаю. – Пожала плечами. – Но люди в лаборатории говорили что десять.

Выходит, у пиндосов этот проект был давно? А как вопили-то на весь мир о недопущении вмешательства в человеческий геном! Потому, видать, и вопили, что сами уже давно вмешались. Побыстрее запретить, пока другие не подсуетились, как с атомной бомбой: скинули на япошек, а только у СССР бомба появилась, так сразу же конвенции, запрет и прочее. Ведь здесь-то какие перспективы! За десять лет вырастить солдата, который превосходит человека по всем параметрам. Я её удерживал, прилагая немалые усилия, а ведь я не последний по силе среди арги. Кстати, десять лет нужно для выращивания гибрида естественным путём, а в колбах она видела уже взрослых особей.

– М-да, дела. – Пробормотал я. – Будем освобождать твоих подружек. Кира, размести её, а я к Арне. Обрисую ситуацию, может, придумаем вместе, что с ошейниками делать.

– Что-то ты к ней зачастил. – Сказала Кира. – Мне стоит ревновать?

– Кира!

– Молчу! Молчу! Иди уже.

– Вот же задира! – Погрозил я ей пальцем и вышел на улицу.

Только открыл дверь, как меня чуть не сбили с ног мои котята, заскочившие в дом. В тот же момент изнутри раздался восторженный вскрик Куги, за которым последовало сюсюканье. Я пожал плечами – самка есть самка, и даже выращенная в пробирке она не теряет материнского инстинкта – и пошёл к ангару, где надеялся найти Арну.

– Добрый вечер, Хозяюшка. – В своих предположениях я не ошибся. – Как дела?

– Привет-привет. – Радушно встретила она меня. – Пытаюсь вычислить расположение маяков. Пока не удаётся. И ещё мне нужно твоё разрешение.

– На что? – Поинтересовался я.

– На запуск спутника с той стороны портала. – Пояснила она. – Разведка, перехват сообщений, картография и радиоэлектронная борьба.

– Полезное дело. – Согласился я. – Запускай, как будешь готова.

– А что за разговоры по городу про арги с длинным хвостом и короткими клыками, которую ты привёл в город? – Задала она вопрос.

– Вот про это я и пришёл-то поговорить. – Сказал я и вкратце объяснил ей ситуацию с гибридами.

– То есть ты хочешь их вызволить? – Спросила она меня, когда я закончил рассказ.

– Да. – Подтвердил я. – Враг моего врага – мой друг. К тому же они не заслужили быть пушечным мясом, обслуживающим захватнические интересы США. Этих козлов, блин, только в галактический огород и пускать. Уроды капиталистические.

– За что ты их так? – Удивилась Арна.

– Просто они… – Замялся я, формулируя ответ. – они являют собой всё то, что я ненавижу в людях: жадность, подлость, беспринципность и хитрость.

– Хорошо. – Подвела итог она. – Я сделаю на основе ткани скафандра ошейник, который обернётся вокруг их ошейника и разберёт его на запчасти. Завтра утром будет готово, если не к спеху.

– Не к спеху. – Махнул я рукой. – Ночью мы туда не попрёмся. Спокойной ночи.

– Ты же знаешь, что я не сплю. – Ответил Арна.

– Знаю. – Кивнул я. – Потому и желаю тебе спокойной ночи, а не сладких снов.

Я покинул ангар и направился домой по пустынной улице. Солнце уже село и все арги разошлись по домам, откуда уже доносились первые стоны и вздохи. А кое-кто не дотерпел и до дома. Я усмехнулся, проходя мимо трясущегося внедорожника Рари. Кто же там устроился? Судя по запаху, кто-то из молодых, всё нулевое поколение я различаю благодаря чуткому носу. Ну да ладно, меня уже Кира заждалась. Дети-то переселились в свою комнату, бывшую когда-то частью большого зала.

– Нам надо поговорить. – Кира меня, и вправду, ждала, вот только не за тем, что ожидалось.

– Не поверишь, на работе задержался. – Сострил я, но, видя, что эффекта это не возымело, спросил. – О чём?

– Ты хочешь завести вторую самку? – Вот чего не ожидал, так вот этого.

– А ты хочешь от меня уйти? – Удивлённо спросил я.

– Нет. – Она отрицательно помотала головой. – Я хочу, чтобы Куга осталась с нами.

– Вот это поворот! – Высказался я. – И чем же вызвано такое желание?

– Желанием. – Пояснила она. Яснее не стало. Хотя… – Да, ты прав. Утром ты просто принял мои чувства за свои. Это я хотела её с тех пор, как унюхала. И сейчас хочу отлизать её.

– Ты мою челюсть не видела? – Спросил я. – Кажется, она куда-то на пол упала.

– Неожиданно, правда? – Спросила Кира. – Я и сама за собой не ожидала заметить такого. Но вот…

– А вы ещё не… – В замешательстве я показал руками за дверь, а потом на Киру.

– Мы ждали твоего решения. – Прояснила Кира ситуацию.

– То есть вы уже всё решили?

– Между собой – да. – Ответила она. – Я старшая самка, а она младшая. Ну, если ты не против.

– М-да. – Только и смог я, что сказать да сесть на край кровати. – Господин назначил Гюльчатай любимой женой! А я с вами справлюсь? С двумя-то?

– Мы сейчас это выясним. – Сказала Кира и крикнула за дверь. – Куга, заходи. – Она по-русски крикнула, когда успели к Когтю – больше некому загрузить язык – сбегать?

А дальше… Ну, для начала Кира исполнила-таки своё желание, доведя своим языком Кугу до оргазма за считанные секунды, отчего моя самооценка после такого зрелища рухнула куда-то вниз. Правда, потом вернулась на прежний уровень, просто выяснилось, что Куга оказалась очень чувственной кошечкой, приходя в экстаз от легчайших прикосновений. И это не от того, что самца у неё не было, нет. Ведь у неё был длинный хвост, и она продемонстрировала на Кире одно из его главных преимуществ. А я совершенно напрасно переживал по поводу двух самочек, ибо они не давали друг другу скучать и без меня, а уж со мной… Короче говоря, самые громкие стоны доносились сегодня из моего дома. Ну и пусть, это только полезно для репутации вожака.


Глава 7

А просыпаться между двух мурчащих самочек оказалось очень приятно, почти так же, как и засыпать. Я аккуратно выбрался с кровати, оставив Киру и Кугу в объятиях друг дружки, и отправился на кухню готовить завтрак. Хорошо, что вчера мяса прихватил с запасом.

– У нас теперь две мамы? – Скорее утвердительно, чем вопросительно, сказал Ругр, выходя из комнаты на аромат жарящегося мяса. Похоже, котята тоже участвовали в сговоре. А ночью просто услышали тому подтверждение.

– Да. – Подтвердил я, ставя перед детьми тарелки с мясом и кружки с травяным чаем. Кофе им пока рано.

– А братик у меня будет? – Поинтересовался сын.

– Может позже. – Не рассказывать же ему о том, что Куга стерильна.

– А вчера вы чем тогда занимались. – Вот же, откуда берутся дети они и так знают, но то, что при этом дети получаются не всегда – нет.

– Тренировались. – Усмехнулся я в усы.

– Очень громко тренировались. – Высказала своё мнение Рура.

– Спать мешали? – Поинтересовался я.

В ответ котята только фыркнули. Правильно, в нашем квартале ночью такие звуки – просто фон. А в остальном Саблеграде ещё и днём.

– Мы гулять! – Дети бросили на столе пустую посуду и умчались прочь. – Спасибо, пап!

– На здоровье. – Сказал я уже в пустоту. – Ругр, блин, воришка мелкий!

Когда он успел ещё и мой завтрак прихватить? Пожалуй, стоит им порции увеличить, всё-таки растущие организмы. Очень быстро растущие. По человеческим меркам они уже лет на двенадцать тянут. Хотя, если судить по Крейзу и его сёстрам, то скоро они поубавят темп. Сам-то он в их возрасте выглядел так же, а сейчас, спустя год, выглядит на семнадцать. И, кажется, это он вчера был в машине. Кошечки продолжали нежиться в постели, поэтому я, приготовив им завтрак, оставил его на прикроватном столике, посчитав, что аромат кофе вырвет Киру из объятий сна.

– Мур? – Как я и ожидал, Кира проснулась, а потом широко зевнула, демонстрируя клыки, и потянулась до хруста костей.

– Я иду собирать народ на спасательную операцию, а ты одень Кугу.

– Мур. – Утвердительно кивнула она.

Я вышел из дома и пошёл по улицам квартала, высматривая «холостяков». Никого не нашёл. В конце концов, мне это надоело, и я подозвал котят, выдав им ответственное задание – собрать тех арги нулевого поколения, кто живёт один или с арги-ру, и отправить их в Зал Совета. Ну, и сам отправился туда. Разместился там поудобнее на подушке и стал поджидать остальных.

– Вам, наверное, интересно, зачем я вас здесь собрал. – Ответил я, поглядывая на восьмерых арги: семеро из моей пиратской команды и один, бывший ранее арги-ру. – Нет, не хвастаться! – Не дал я Лёлеку высказать своё предположение.

– Это мы вчера и так слышали. – Ехидно заметил его друг – Болек.

– Это хорошо, что слышали. – Заметил я. – Потому что я знаю место, где таких как Куга ещё пятнадцать.

– Прямо таких же? – Спросил Роман – зенитчик, который за всё время так и не заработал прозвища.

– Пумы там ещё четыре. – Пояснил я. – Четыре рыси, одна собака, две волчицы и четыре лисы.

– Каждому по кошке, остальные по желанию. – Подметил Болек. – Чур, мне рысь!

– Ты её спаси сначала. – Сбил я его настрой. – А до этого не дай ей тебя убить.

– Не понял?! – Удивился он.

– Поясняю. – Я встал с подушки и прошёлся перед ними. – Все они солдаты поневоле. На шеи у каждой ошейник с электрошоком, который ко всему ещё и может взорваться, если контролёр-человек усомнится в их лояльности… – Сказал я, и добавил, видя, что Лёлек хочет предложить решение. – или умрёт.

– Да, блин! – Скис он. – Куда не кинь, всюду клин.

– Арна сделала кое-что, что убережёт их от взрыва ошейников. – Поднял я упавший было боевой настрой. – Сбор через полчаса на космодроме.

Всех как ветром сдуло из Зала Совета, я же отправился сначала к Арне, где забрал у неё чёрные шайбы, которые при попадании на тело должны были превратиться в антиошейники. Потом забежал домой, собрался сам и направился на космодром к Когтю, прихватив собравшихся девчонок. Интересное решение с хвостом у Куги – тонкий слой брони прикрывает его по всей длине, а на конце расположены два лезвия, позволяющие резать противника взмахом хвоста.

– Куга, ты вперёд не лезь. – Инструктировал я её. – Ты главное скажи нам кто и где. Остальное мы сами.

– Я вообще-то, воин! – Возмутилась она.

– А мы, по-твоему, кто? – Возразил я. – Котята слепые? Нет, хоть ты и способная девочка, но так, как мы, ты не тренировалась. Пройдёшь полосу препятствий, – На этих словах Киру усмехнулась, предвкушая будущее зрелище. Вот любит она поиздеваться над теми, кто на полигоне в первый раз. Ей только попкорна не хватает для полноты картины. – тогда и поговорим.

Парни уже собрались возле крейсера и теперь оценивающе взирали на формы Куги, проступающие сквозь ткань костюма. Я погрозил им кулаком и загнал всех внутрь корабля. Раз пума уже посещала Когтя, значит, он уже должен знать координаты пещеры.

– Высади нас неподалёку, но так, чтобы не заметили. – Попросил я его.

– Да, Вожак. – Тьфу, и этот туда же.

Крейсер систем маскировки не имел, но это нам, пожалуй, только на руку. Пусть надзиратель поволнуется и соберёт всех вокруг себя. Иначе, освобождая пленниц поодиночке, рискуем спровоцировать его на подрыв не освобождённых и потерять их. Мы прошли низко над пещерой, Коготь сбросил нас у самой земли, уйдя дальше, и сделал круг, действуя врагу на нервы.

– Переходим на телепатию. – Скомандовал я. – Куга, следуй за Кирой и делай всё как она. Мимикрия!

Наши костюмы слились с окружающим пространством, и мы осторожно двинулись к цели, стараясь не хрустеть камнями. И, выяснилось, что здесь за Кугу можно не волноваться. Всё-таки другое название пумы – горный лев, так что в горах она чувствовала себя как дома и издавала шуму даже меньше чем мы.

– Вижу цель. – Доложил идущий впереди арги. – Одна волчица, больше никого вокруг нет.

– Спрячься за камень, отключи мимикрию и выстрели рядом с ней. – Скомандовал я.

Он поступил так, как я и сказал, и волчица, получив в бронежилет несколько порций каменной шрапнели, отступила вглубь пещеры, и ветер донёс до нас её голос, вызывающий подмогу по рации.

– Сколько их снаружи, а сколько внутри? – Я приблизился к пуме и спросил у неё.

– Снаружи должна быть разведка. – Ответила Куга. – До трёх человек.

– Человек? – Удивился я. – А, ты и своих сослуживцев людьми называешь. Это ты брось!

– Коготь. – Связался я с кораблём. – Сколько отметок в пещере?

– Тринадцать. – Пришёл его ответ. – Ещё трое быстро приближаются к вам с севера.

– Принял. – Я оборвал связь. – Трое бегут к нам, загоняем их в пещеру. Кира, Куга, Лёлек и Болек со мной! Остальные двигайтесь к пещере, но чтобы вас не заметили.

Я повёл свою часть отряда в обход, заходя приблизившимся к пещере трём рысям с тылу. Аппетитного тылу.

– Тебе уже двух мало? – Ехидно выдала Кира, почуявшая мои эмоции.

– Да я же с точки зрения эстетики. – Попытался оправдаться я.

– Да, попки – класс. – Согласилась она.

– Кира…

– А что? – Удивилась она. – Тебе можно, а мне нельзя?

– Цыц! – Скомандовал я. – Загоняем их в пещеру.

Мы, поочерёдно появляясь, стали стрелять в сторону рысей, пытаясь загнать тех внутрь. Но упрямые кошки заняли оборону и не желали покидать позиций, как бы близко не пролетали пули. А стрелять в них мы не стали. Всё-таки калибр слишком большой, и велика вероятность летального ранения.

– Что делать будем? – Спросил я, прячась за деревом от ответного огня.

– Может, я выйду к ним и поговорю? – Предложила Куга.

– Чтобы надзиратель всё услышал и взорвал всех разом? Вот уж нет уж! Прикройте меня!

Я рванул с места, включив мимикрию, но глазастые рыси всё равно заметили мой силуэт, и мне пришлось поскакать из стороны в сторону, дабы не напугать их раньше времени непробиваемым костюмом. Я уже почти достиг входа в пещеру и намеревался проскочить далее, как кошки разгадали мой замысел и, кинув в мою сторону гранату, которую я, к счастью, успел выкинуть подальше от нас, скрылись внутри. Ну, не одно, так другое удалось. Теперь надо оттеснить их к человеку.

– Все за мной! – Скомандовал я и ринулся внутрь.

Глаза быстро перестроились под полумрак пещер, и я смог разглядеть самочек, занявших оборону за камнями, сталагмитами или в трещинах в стенах.

– Вы мне не нужны. – Прокричал я и вжался в стену, прячась от пуль. – Мне нужен только человек, а вы можете идти.

– Да пошёл ты! – Вот что стало мне ответом.

– Как невежливо с твоей стороны. – Покачал я головой, хоть они меня и не видели. – Он тебе кто? Родственник? Сдался тебе этот хуман.

– Ты не понимаешь! – Прокричали с той стороны.

– Ну, не понимаю, так не понимаю. – Согласился я. – Всё равно я его убью.

– Его нельзя убивать! – Донёсся до меня третий голос.

– А ты помешай! – Рявкнул я и сорвался с места.

Пули ударили там, где я был мгновение назад, а я уже разогнался настолько, что смог вновь провернуть фокус с бегом по стенам и потолку, и оказался за их спинами. Только теперь я нападать не стал, а побежал вглубь пещеры, откинув забрало, дабы мой нос вёл меня по запаху страха, который мог выделять только человек, ибо от всех остальных исходила ярость.

– Держитесь в невидимости и подходите. – Скомандовал я, не сбавляя скорости.

Я влетел в оборудованное для комфортного времяпровождения помещение – кровать, стол, компьютер, микроволновка, холодильник с едой и кофеварка, а у самочек только матрасы на полу – и, сбив с ног преградившую мне путь собаку, заскулившую при падении, и схватил человека за руку, не дав ему нажать кнопку на пульте.

– А вот этого делать не надо. – Сказал я, выставляя его между собой и ощетинившимися стволами в коридоре самочками. – Ребята!

После моих слов из темноты вылетели маленькие черные шайбы, которые прилипли к телам самок, а после побежали – другого слова и не подобрать – к их шеям, обволакивая рабские ошейники.

– Вот и всё. – Обратился я к человеку. – Сейчас ты умрёшь.

– Если я умру, то умрут и они! – С вызовом проговорил он. – Это же ради них ты всё затеял, Псих?

– О, ты знаешь, как меня зовут? – Удивился я. – Да я прямо-таки знаменитость! И нет! – Крикнул я ему в ухо, отчего тот дёрнулся. – Они не умрут. Видел что произошло? То же самое было и с Кугой.

– Эта предательница мертва! – Выпалил он.

– Предательница? – Удивился я опять. – А она присягала вам на верность? Куга, ты присягала им на верность?

– Нет. – Пума приблизилась и сняла шлем, утёкший внутрь горба. – Я такого не помню.

– Ты жива? – Удивилась одна из Рысей.

– И вы будете живы. – Сказал я, смотря на то, как из-под чёрного материала сыплются детали. – Дотроньтесь до шеи.

Все они дружно ощупали свои шеи, больше не скованные ничем. Чёрная ткань сделала своё дело и осыпалась на землю вместе с останками шайтан-машины.

– Ну, всё, Дик. – Двинулась одна из пум к человеку. – Сейчас я припомню тебе ту ночку!

– Нет. – Влезла собака перед ней. – Он хороший. Его не трогай.

– Уйди с дороги, дура! – Отмахнулась от неё кошка.

Псина зарычала и преградила ей дорогу, пума в ответ выпустила когти и, оскалившись, выдала куда более грозный рык. С басовитыми нотками, отозвавшимися в животе у удерживаемого мной человека.

– Тьфу, ты! – Брезгливо поморщился я. – И где же твоя храбрость, хуман? Ну-ка тихо! – Крикнул я кошке и собаке. А потом обратился к ближайшему из своих арги. – Лёлек, придержи её, пока не съела с потрохами.

Он поспешил выполнить приказ. Только весьма своеобразно. Хотя пума была так зла на хумана, что не придала значения рукам, обхватившим её сзади, и ладоням, лёгшим ей на грудь.

– Где твоя храбрость? – Вновь спросил я человека. – Рассыпалась вместе с ошейниками, защищавшими тебя? Один на один кишка тонка выйти?

– Не отдавай меня ей! – Повернулся он ко мне со слезами на глазах. Блин, аж противно. А ведь думал отпустить, пока он так себя не повёл. Трус, подлец и насильник – идеальный представитель своей нации.

– Назови мне хоть одну причину. – Сказал я.

– Я могу многое рассказать. – Начал он торговаться за свою жизнь. – В обмен на свободу.

– Хорошо. – Согласился я и, увидев, как в его глазах засияли цифры кассового аппарата, поспешил его обломать. – Или я могу тебя отдать в качестве игрушки… – Я вопросительно глянул на пуму.

– Китти. – Ответила она.

– Могу отдать тебя Китти. – Продолжил я. – А потом ты мне всё расскажешь в обмен на быструю смерть.

– Нет! – Завопил он. – У меня есть деньги! Много! Отпусти меня и я сообщу вам всю информацию по своим счетам! Их не отследить, честно. Для себя делал.

– А зачем нам твои деньги? – Спросил я.

– Вы сможете купить себе…

– Мы не меняем земли на стеклянные бусы, торгаш! – Прервал я его. У саблезубых даже понятия денег нет. У нас тут вообще какой-то первобытный коммунизм на фоне дикой природы с вкраплениями высочайших технологий. – Скажи-ка мне для начала, где находиться лаборатория.

– Какая лаборатория? – Спросил он, опять почуяв возможность уцелеть.

– Та, где вы создали их. – Махнул я рукой на пушистиков.

– Я не знаю!

– Китти, он твой.

– Я, правда, не знаю! – Закричал он. – Это держат в секрете!

– Не отдавайте его ей! – Взмолилась собака, уставившись мне в глаза своими большими карими глазами. – Пожалуйста! Отдайте меня, а его отпустите.

– Мать твою за хвост! – Выругался я. – Китти, тебя устроит, если ты его никогда не увидишь?

– Устроит. – Великодушно ответила она.

А как иначе? Лёлек времени даром не терял, и пума уже успела размякнуть в его объятьях, подобрев от слов, которые он шептал ей на ушко, пусть и на незнакомом языке. Главное интонация!

– Ладно. – Согласился я. – Скажи «спасибо». Мало того, что жив остался, так ещё и на курорт отправишься, где уже твой земляк отдыхает.

– Так Романов жив? – Удивился он.

– Ну, я же, в отличие от вас, не чудовище. – Ответил я. – Возвращаемся на корабль!

– Можно я с ним? – Подошла ко мне собака.

– Да легко. – Ответил я.

А Дик-то обрадовался, видимо, тому, что жив остался, да и ещё мне ничего не рассказал. Ну, ничего, чем он радостнее, тем проще будет Когтю влезть в его башку.


Интерлюдия

День 59 год 2. Цитадель.

– Ну, мистер… – Заговорил, наконец, Серов, прекратив разглядывать посетителя, появившегося сегодня в Цитадели словно из воздуха.

– Смит. – Представился тот.

– Ну, в таком случае, я – Иванов. – Усмехнулся хозяин кабинета.

– Зря иронизируете, господин Серов. – Посетитель откинулся в кресле и сложил на груди руки в замок. – Это моя настоящая фамилия.

– Ну да, ну да. – Недоверчиво произнёс глава Цитадели. – И чего же вы хотели, мистер… Смит?

– Всего лишь предложить вам обоюдовыгодное сотрудничество…

– Гладко стелешь… – Произнёс Серов по-русски, а потом снова перешёл на английский. – И в чём же заключается наша выгода?

– Мы можем вернуть вас на Землю. – Произнёс гость тоже по-русски.

– А нам туда не надо! – Весело ответил Серов. – Что мы там забыли? У всех моих людей семьи здесь, на Землю их ничто не тянет больше. А здесь: чистый воздух, вода, нетронутая природа…

– Звери, терроризирующие вас. – Перебил его Смит.

– Нас или вас? – Серов удивился, услышав такое от него, но виду не подал, и теперь размышлял, откуда американец может знать такие подробности. – У нас есть выход на информационный спутник, знаете ли. Поэтому мы в курсе, что ваш лагерь на другом материке был найден и уничтожен.

– У нас были… – Посетитель подбирал слова. – временные трудности.

– Ну да. – Усмехнулся Серов. – А сейчас демократия победила, тиран повержен, а Кимир стал пятьдесят первым штатом. Скажите уж прямо, что напоролись на Психа с его саблезубыми.

– Вот, кстати, насчёт этого Психа… – Смит пытался поточнее сформулировать свои мысли. – Разве он не ваш сотрудник?

– Сотрудник! – Усмехнулся его собеседник. – Сотрудником он не был даже на Земле, а уж тут и вовсе…

– Сорвался с поводка? – Подсказал американец.

– Не совсем корректное выражение, но в целом да. – Согласился Серов. – Звягинцеву удалось уговорить его помочь, но потом он перегнул палку и всё испортил. А потом и вовсе разрушил все надежды на восстановление отношений между людьми и саблезубыми, подарив им меченую технику.

– И он это узнал? – Поинтересовался посетитель.

– Конечно, узнал! – Ответил хозяин кабинета и, усмехнувшись, продолжил. – После того, как закончилась вся эта кутерьма с непрами, пришел в форт и вывалил Звягинцеву на стол все следящие устройства, сказав, что им чужого не надо.

– Он так спокойно явился к нему? – Удивился Смит.

– А о чём можно переживать, когда у тебя за спиной висит космический корабль?

– Вы хотите сказать, что у этих зверей есть космический корабль? – Не поверил американец.

– У «этих зверей» есть три космических корабля, а вообще их было четыре. Один сейчас у нас. Без реактора. – Сообщил Серов ошарашенному гостю. – А ещё у них есть город, оружие, общий язык и связь между поселениями. Но я и так достаточно вам рассказал. Демоверсия, так сказать.

– Закурите? – Смит достал из кармана сигару и, откусив кончик никелированной гильотинкой, прикурил от бензиновой зажигалки.

– У нас тут уже давно никто не курит. – Сообщил глава Цитадели.

– Понимаю, ведь связи с Землёй у вас нет, и многие товары более недоступны для вас.

– Мир, дружба, жвачка? – Вновь усмехнулся Серов. – Это мы уже проходили!

– Не надо утрировать. – Смит затянулся сигарой, а потом выпустил кольцо дыма. – Земные продукты вас не интересуют, и мы это понимаем. Но как насчёт техники, электроники?

– Десятый яблофон тот, который без зарядного порта? – Продолжал потешаться хозяин кабинета. – Нет, если вы хотите нас заинтересовать, то вам стоит предложить нам кое-что поинтереснее. То, что мы не можем сделать или добыть сами. Например, реакторный уран, оборудование для производства микроэлектроники и другие тонкие приборы. Списочек я вам составлю. А вот потом и поговорим.

– Зачем вам уран? – Удивился Смит.

– Не бойтесь, ядерную бомбу мы делать не будем. – Обеспокоенный вид американца рассмешил его. – А остальное вас не касается.

– Что ж. – Смит поёрзал в кресле, устраиваясь удобнее. – Ну, хоть скажите напоследок, откуда взялись саблезубые? Я имею в виду тех, кто ходит на задних лапах.

– А кто их разберёт, откуда они взялись. – Пожал плечами Серов. – Думали, что это как-то связано с непрами.

– Кого? – Переспросил его американец. – Вы уже второй раз произносите это слово, но я не знаю, что оно означает.

– Непры – это те, кто дал вам технологию портала. – Пояснил он. – Но, кроме Психа, этот метод сработал лишь для трёх пар человек-саблезуб.

– И где же они сейчас? – Поинтересовался Смит.

– Алиса Волкова и Сергей Мартов здесь. – Сообщил Серов. – Лика и Мика мертвы, и ещё двое остались где-то на Земле.

– Знаете, это ваше УБАС просуществовало целый год, но информации о нём поразительно мало.

– Всё просто. – Ответил ему глава Цитадели. – Все архивы здесь, и, если вы хотите получить к ним доступ, вам стоит доказать, что с вами можно иметь дело.


Глава 8

– Ну, сука. – Вырвалось у меня, когда я смотрел запись со спутника, следящего за Цитаделью.

Серов, скотина такая, жмёт руку какому-то пиндосу, который затем исчезает в портале. Уже сговорились, блин. Надо бы мне с ним побеседовать…

– Спасибо, Арна. – Сказал я. – Эта информация, и впрямь, весьма интересна.

– Пожалуйста. – Ответила она. – Если будет ещё что-то интересное, я сообщу.

– Хорошо. – Согласился я. – А мне надо подумать.

Я вышел из информационного центра и направился на пляж. Мерный шепот волн должен помочь успокоиться и уложить информацию по полочкам. Я прошёлся немного по песку, чувствуя, как песчинки и мелкие камушки щекочут подушечки лап, а потом выбрал большой камень, нагретый ласковым солнцем Кимира, и, прислонившись к нему спиной, уселся на песок и стал рассуждать.

– И что мы имеем? – Спросил я себя. – А опять мы имеем войну с врагом, который может приходить в любое время, делать, что пожелает, а потом сбегать от возмездия.

– Можно просто закидать США ядрён батонами через портал. – Предложил я.

– Нет, хоть они та ещё Империя Зла, но геноцид – не наш метод. – Ответил я сам себе.

– А…

– Непры не в счёт! – Перебил я себя. – Даже в галактической энциклопедии указан единственный способ борьбы с ними – уничтожение их планеты.

– Люди – те же непры. – Упорствовал я.

– Может, они не безнадёжны? – Попытался я убедить себя.

– Ты же знаешь, что это не так. – Ответил я.

– Но всё же…

– Ты кого пытаешься убедить? – Спросил я. – Себя или себя?

– Я не знаю. – Ответил я. – Я запутался! Нахрена я вообще открывал портал ТУДА? Закинул бы их в Антарктиду, перемёрли бы все на морозе. Пошли бы на корм пингвинам.

– Или сделали бы «адских пингвинов», а вообще-то тебе виднее «зачем». – Заметил я.

– Хвост с тобой! – Махнул я рукой. – С вопросом «Кто виноват?» разобрались – я виноват. Теперь надо определиться, как мне это всё исправить. Портал у них плавающий, точку выхода нам не выловить. Да и если выловим? Там защита о-го-го! Не уверен, что бронекостюм убережёт от попадания кумулятивной ракеты.

– Значит, надо убрать только тех, что знает о дороге сюда, а остальных чем-нибудь занять. – Предложил я.

– Чем занять? – Спросил я.

– Это проблема будущего. – Ответил я. – Потом придумаешь. Пока надо разобраться с теми, кто лезет к нам.

– И как же нам это провернуть?

– Для начала всё-таки стоит поговорить с Серовым. – Заметил я.

– А о чём? – Голос Киры заставил меня подпрыгнуть на месте от неожиданности. – Что? – Уставилась она на меня. – Так заболтался со своей шизофренией, что ничего вокруг не видишь?

– Да что ты знаешь о шизофрении? – Спросил я. – Это же прекрасно! У тебя всегда есть образованный, умный и вежливый собеседник.

– Иногда все три в одном лице. – Заметила Кира.

– А иногда – нет. – Подтвердил я.

– Когда идём?

– Ночью. Часа через три. – Ответил я.

– Через три часа солнце будет в зените. – Заметила Куга. И она здесь, оказывается.

– Цитадель в другом часовом поясе. – Пояснил я.

– Тогда пошли собираться. – Сказала пума.

– Пошли. – Согласился я и, поднявшись с песка, отряхнул шерсть и пошёл в сторону нашего дома. – Но ты не идёшь.

– Почему? – Она остановилась и недовольно мотнула хвостом.

– Ты была на нашем полигоне? – Спросил я её.

– Была! – Она кивнула так, что чуть не перекинула шерсть с загривка себе на нос. – Почти семьдесят процентов!

– Вот наберёшь хотя бы сто. – Сказал я. – Тогда и поговорим.

– Хотя бы сто? – Удивилась она. – А можно больше?

– Нет. – Мотнул я головой. – Но можно усложнить условия. К примеру, увеличить силу притяжения.

– Там уже увеличена. – Заметила она.

– Это гравитация Аргора. – Пояснил я. – Родной планеты Арги.

Вот уж не знаю почему, но мы были физически более развиты, чем старые арги, и стопроцентный результат был практически у всех, причём не только у магов. С чем это связано я не знаю. Может, это из-за того, что у нас в основе арги-ру, а не арги, может дело в магии. Но факт остаётся фактом – полигон, на котором ранее никогда не отмечали стопроцентный результат – сам полигон был разработан так, что это было просто нереально для арги того времени – стал для нас чуть ли не игровой площадкой.

– Короче, Куга. – Вновь обратился я к ней. – Останешься здесь и присмотришь за детьми, а ещё сходи сами и своди остальных кошек к Арне, пусть посмотрит, подойдут ли для вас препараты Арги. И может, можно что-то сделать с вашей стерильностью?

– У нас могут быть дети? – Удивилась Куга. – Мы же разных видов.

– Как знать. – Пожал я плечами. – Медицина у Арги была хорошо развита. Нас в прямом смысле с того света вытащили.

– Может, и с нами можно что-то сделать? – Спросила Кира.

– Я не думал об этом в таком русле. – Честно признался я.

– У вас же есть дети? – Удивилась Куга.

– Долго рассказывать. У Арны спроси, если так интересно.

– А…

– Фуррька! – Договорить ей не дал крик несущегося к нам Шаха.

Из-за своего очередного «залюба» – это как запой, только «залюб» – Шах пропустил все события последних дней. Но сегодня он перестал-таки вбивать Лису в кровать и выбрался погулять. Бывает у них такое, что раз в пару месяцев они на неделю закрываются в доме и предаются разврату.

– Тпру, жеребец! – Остановил я его. – Эта пума – моя!

– Эта? – Удивлённо спросил он, не сводя взгляда с хвоста Куги. – А есть другие?

– Все кошки разобраны. – Обрушил я его надежды. – Остались волчицы и лисицы.

– Лиса? – Встрепенулся он. – Мне нужна лиса! Лиса!

И опять убежал. А одной Лисы ему мало?

– Что это с ним? – Удивлённо спросила пума.

– Не обращай внимания. – Махнул я рукой. – Местный сумасшедший. Помешан на таких как ты.

– Как я? – Спросила Куга. – В смысле?

– А вот у него и узнаешь. И о детях у него спросишь. Всё, иди к Арне. – Сказал я. Под разговоры мы уже дошли до дома. – А мы собираемся и летим в Цитадель.

Стоит поговорить и забрать наше имущество.


***

– Ближе нельзя – заметят. – Сообщил нам Коготь, зависая над лесом.

– Нормально. – Махнул я рукой. – Для бешеного арги сто вёрст – не крюк. А тридцать километров – вообще не расстояние. Поднимайся и будь на связи.

– Есть! – Ответила голограмма. Киборг-то, похоже, в Саблеграде остался.

Мы спрыгнули вниз с аппарели и, активировав мимикрию, бегом направились к возвышающейся вдалеке крепости. Ночью Цитадель смотрится ещё солиднее, да к тому же люди её подремонтировали и, кажется, кое-что добавили.

Ночью заметить арги в боевом костюме просто нереально, а, достигнув её стен, освещённых прожекторами, мы сбавили скорость и, крадучись, двинулись, стараясь оставаться в тени. Никого, кроме Киры, я с собой не брал. Во-первых, мы идём просто поговорить, во-вторых, мои ошибки – мне их и исправлять. Клан тут ни при чём. На штурм подземных коммуникаций пришлось уж позвать пару арги, а, что касается освобождения самочек, туда я просто пригласил женихов на смотрины. И план мой удался – холостяков в Саблеграде больше нет.

Мы, дождавшись смены караула, двинулись вслед за сменившимися и так попали во внутренний периметр. Армия есть армия. Сказано: менять каждые три часа, значит, так оно и будет, и плевать, что эту закономерность может кто-то использовать в своих целях. Ну, прошли и ладно, мы же просто поговорить. Но вот внутри нам пришлось удвоить осторожность. Пусть костюм и скрывал нас от приборов землян, а оружие было упрятано в чехлы, обволакивающие его при переключении в режим мимикрии, но тут людей было заметно больше, и в нас просто могли врезаться.

– Видел, сегодня американец приходил? – Слава солдатам-раздолбаям, болтающим на посту. Ну-ка, о чём они говорят?

– Нет. – Раздался второй голос. – А почему ты решил, что это американец?

– Князь, когда с ним прощался, Смитом его назвал. – Князь – Серов? А почему не император? Или это его так за глаза называют?

– И что ему надо?

– Да хрен его знает. Мне не докладывают.

– А ну-ка тихо! – Раздалось рядом. – Заткнуться и бдеть!

– Есть – заткнуться и бдеть!

– Да кто сюда явиться? – Раздался голос одного из солдат, когда офицер ушёл.

Не говори-ка, кто сюда может придти? Ну, кроме нас.

– Слышала, что они говорят? – Спросил я Киру.

– А то! – Ответила она. – Пойдём к Серову, узнаем, что нужно Смиту?

– Само собой. – Согласился я и двинулся дальше.

Где кабинет Серова, мы знаем. Пойдём для начала туда и будем надеяться, что он трудоголик. Внутреннюю стену пришлось перелезать, так как ждать следующей смены караула пришлось бы слишком долго. Пересекли вертолётную площадку, запрыгнули на будку, скрывающую лифт и, воспользовавшись сканерами костюма, отыскали замаскированную дверцу, ведущую в шахту. Сигналок сканеры не обнаружили, интуиция тоже молчала, поэтому мы открыли дверь и запрыгнули в шахту, где по тросам противовеса спустились до нужного этажа. Этот путь я хорошо помню. А ещё помню, что часовых на этом уровне нет. Но, возможно есть камеры, которые снимут открывающуюся дверь. И лифтом, как назло, никто не пользуется в данный момент.

К счастью, мы сейчас в том месте, куда ведут все провода. Других-то сообщений между этажами нет. Хотя, может, где-то и есть лестница, припасённая на аварийный случай, но не думаю, что провода потянут там, к тому же, я уже нашёл пучок, выходящий из стены и прячущийся в пластмассовом коробе. Я стал отсеивать провода: слишком толстые, скорее всего, сеть 220, двужильный – внутренний телефон. А вот и витая пара.

А Wi-Fi тут есть? Как ни странно, но костюм находит частоту нужную частоту. Та земная техника, что мы привезли на Кимир, изучена Арной, и все земные форматы и стандарты в наших костюмах есть. А их процессоры за считанные секунды подберут пароль.

Ну вот, уже подключился. Видимо, Wi-Fi тут как раз для камер, для которых поленились тянуть провода. Ну да, нам же проще. Просматриваю картинку с камер, нахожу нужные и ставлю на циклическое воспроизведение картинку, где нас ещё нет. Вот теперь можно идти.

Спускаюсь обратно, Кира уже открыла двери, и мы пробегаем по пустому коридору до двери кабинет Серова. Камеры в его кабинете нет, но я всё же ожидаю увидеть его здесь. Подбор кода двери занимает почти полминуты, но вот земная техника поддаётся, и…

– Ну, заходи, раз пришёл. – Раздался голос из кабинета.

Ну, мы и зашли, раз нас пригласили. Хозяин кабинета, правда, не видит нас, а продолжает смотреть на дверной проём. Хорошо, что здесь нет ковра. Ворс бы нас выдал.

– Странно. – Он встаёт, подходит к двери и выглядывает наружу. – Замок что ли глючит? – Спросил он, не увидев никого в коридоре.

– Наверно. – Отвечаю я. – Земная техника такая ненадёжная.

Пока он ходил к двери, я успел развалиться в его кресле, да ещё и с Кирой на коленях. Получилось, по-моему, эффектно. По крайней мере, он подскочил, услышав мой голос.

– Что хотел от тебя мистер Смит? – Спросил я, когда мне надоело ждать ответа от Серова.

– А ты не знаешь? – Спросил он.

– Знал бы, не пришёл бы сюда. – Ответил я.

– А моя реплика выглядела глупо? – Поинтересовался Серов.

– Ну, в других обстоятельствах она бы была к месту. – Ответил я. – А так… У меня точно получилось лучше. А сколько раз ты говорил так сегодня?

– Один! – Поспешил он уверить меня.

– Ну-ну. – Я усмехнулся. – Будем считать, что я тебе поверил. Но вернёмся к нашему барану, Князь. – Он вздрогнул, услышав такое обращение. – Что хотел Смит?

– Информацию.

– И о чём же, если не секрет? – Спросил я, а сам, услышав об информации, скомандовал костюму скачать всё, до чего доберутся его загребущие лапы.

– О тебе…

– Я польщён. Честно. – Признался я. – Но лучше бы ты ему ничего не говорил.

– Я и не говорил. – Ответил Серов. – Сказал, что он получит информацию только после того, как мы получим затребованное оборудование.

– И много затребовал? – Поинтересовался я.

– Листок перед тобой.

Я подцепил листок когтем, подтянул его, взял в руки и начал читать. Ё-моё! Чего тут только нет. И ядерное топливо, и куча сложного оборудования, и редкие металлы: платина, осмий, палладий и прочие, среди которых титан и вольфрам смотрелись как-то бедно.

– Дорого я стою, оказывается. – Усмехнулся я, передавая листок Кире. – И куда тебе это всё?

– Это чтобы занять его подольше. – Ответил он.

– Зачем?

– Я знал, что ты придёшь.

– Я так предсказуем? – Удивился я. – Это плохо.

Нет, мне, конечно, льстит, что меня считают чуть ли не всеведущим. Я и сам поработал на этот образ, но если перегнуть палку, то можно настроить против себя вообще всех.

– Ну, ты же узнал о нашей встрече. – Ответил Серов. – Могу я узнать: как?

– Сорока на хвосте принесла. – Произнёс я серьёзным тоном. – Очень умные птички: дрессировке поддаются, команды понимают.

– Всё шутишь…

– Шутю! – Ответил я. – А что мне ещё делать? Красота же вокруг: солнышко светит, птички поют, интервенты ползут.

– А откуда они вообще тут взялись?

– А Смит тебе не сказал? – Удивился я. – Ну, тогда слушай. Мне некуда было девать армию непров, которая бы нас просто растоптала одной лишь массой. И я перенаправил портал, использовав очень яркий образ…

– Какой? – Не выдержав, спросил Серов.

– Статую Свободы…

– Что?! – Выкрикнул он. – Теперь понятно, чего они хотят – мести!

– Бип! Ваше очко уходит в зрительный зал. Американцы сговорились с непрами. – Объяснил я. – И теперь хотят себе наших земель! Откуда у них, по-твоему, порталы?

– Они могли изучить трофеи. – Высказал предположение Серов.

– Я тоже так думал. Пока не рассмотрел американский портал и не обнаружил на нём пометки на языке непров. Сама-то арка портала сделана людьми.

– У тебя есть портал на Землю?

– Есть. – Подтвердил я. – Но на чужой каравай рот не разевай!

– Я не о том. – Махнул он рукой. – Почему ты не решил проблему с «интервентами».

– Всё просто. – Сказал я и пояснил. – Я не знаю: куда бить. У меня уже двое пленных, но ни один из них не знает ни координат лаборатории, ни расположения базы, откуда прибывают интервенты.

– Какой лаборатории? – Вот же заладил. Если бы не кража информации с серверов Цитадели, то он бы узнал больше меня.

– Лаборатории по генетическим экспериментам. – Ответил я. – Гибриды зверя и человека. Если интересно, приезжай в наш город и увидишь.

– Ты сначала отмени свой приказ о блокировании людей. – Мрачно заметил Серов.

– Я не могу.

– Почему?

– Я не отдавал такого приказа. – Пояснил я. – Это всё инициатива самих саблезубов. Но если мы договоримся, то я замолвлю словечко.

– Можешь забрать корабль. – Сделал мне человек щедрое предложение.

– Я и так его заберу. – Отрезал я. – Он мой, если ты забыл.

– А что мне сказать Смиту?

– Дай ему то, что он хочет. – Ответил я. – Всё равно вы не знаете о Арги ничего существенного.

– О ком? – Спросил он.

– Вот видишь. – Отметил я. – Вы даже не знаете, как называется наш вид. Ты главное сделай так, чтобы на вашей следующей встрече смог присутствовать и я.

– Я что-нибудь придумаю. – Пообещал Серов.

– Молодец. – Похвалил я, а потом выкрикнул. – Вспышка справа!

Вбитая в Серова команда заставила повалиться его на землю, спасаясь от несуществующего взрыва. А когда он поднялся, нас уже не было в его кабинете.

– Тьфу ты! Зараза! Не мог просто уйти! – Раздалось из кабинета.

Ну, не мог я уйти просто так. Это неинтересно!


Глава 9

И опять всё тот же сон: мы бежим по полю, радуясь встрече, скачем по лесу и выходим к поляне. И опять этот странный арги молчит, а потом открывает глаза, и я, взглянув в них, чувствую, что куда-то проваливаюсь, и просыпаюсь.

– Опять эта хрень. – Кире тоже надоело, как я посмотрю.

– Не говори-ка. – Поддакнул я. А почему мы вдвоём? – А где Куга? – Я оглянулся: в спальне её нет, а что за запах? – Пожар!

Я, подскочив с кровати, рванулся к источнику запаха. Дети где? Уже убежали играть? Если нет, то надо выводить их отсюда.

– О! Доброе утро! – Куга преспокойно стояла посреди задымлённой кухни. – А я решила вам завтрак приготовить! Только не получилось почему-то. – Погрустнев, заметила она

Да, я заметил: сковородка горит, что в ней было понять совершенно невозможно, кофе убежал, залив всю плиту, повсюду какие-то брызги, крошки, кусок мяса на полу, что ещё можно понять, но вот на потолке-то как он мог оказаться? Чёрт с ним, с мясом, сковородка-то горит! Я дунул, пытаясь сбить пламя, но вместо этого только раздул его, получив пламенем в морду. Усы, надеюсь, не подпалил? Я глянул в зеркало и увидел, что кончики вибриссов закрутились и почернели. Утро не очень, скажем так…

– Прости… – Сказала Куга, глянув на меня, а потом грустно вздохнула. – Не умею я готовить.

– Научишься. – Произнёся я ободряюще и, подойдя к Куге, обнял её. – Только в следующий раз лучше зови кого-нибудь из нас. И не всегда «дольше», значит «лучше».

– А как… – Кира хотела сказать что-то, наверняка, пошлое, но голос снаружи перебил её.

– Совет! – Это кто же там глашатаем заделался? – Все на совет! Совет!

– Какого чёрта? – Удивился я. – Кто и зачем созывает клан?

– Я знаю не больше твоего. – Кира пожала плечами. А Куга про совет вообще ни слухом, ни духом. Ну, ничего, сейчас узнает.

– Пошли, узнаем. – Я направился к выходу и махнул кошечкам рукой, чтобы шли за мной.

– А дети? – Спросила Кира.

– Они уже убежали.

Когда только успели? Или это они побоялись, что Куга решит покормить их своей стряпнёй? Чего ей вообще вздумалось готовить? Ладно, всё это потом, а сейчас на совет. Я смотрю: тут весь клан собрался. Даже малышня, в том числе моя, здесь.

– Ну, и что тут происходит? – Спросил я, заходя внутрь Зала Совета.

– О, явился-таки. – Раздался чей-то голос. По-моему, Гука. – Мы уж думали ты не придёшь.

– Ну, я здесь. – Ответил я. – И чего вы все хотите?

– Импичмента! – Раздалось со всех сторон. Ух ты! Не знал, что я им так надоел.

– Да пожалуйста! – Махнул я рукой. – На этом всё? Ну, тогда я пошёл.

– Э… А как же? – Раздались голоса со всех сторон. – А кто Вожак теперь? А что дальше?

– Выбирайте. – Остановился я возле дверей. – И спасибо, что избавили меня этот этого геморроя.

– Подожди! – Ну, что на этот раз? Это Арна что ли вмешалась? – Ты не можешь так просто уйти.

– Могу. – Ответил я. – Я больше не Вожак, а нового, кто остановил бы меня, ещё не выбрали.

– Ты всё ещё Вожак. – Пояснила она. – Пока кто-нибудь из них не вызовет тебя на поединок и не победит. Он-то и будет вожаком.

– Что ж ты раньше мне не сказала? Говорила что-то про смерть. – Удивился я. – Или поединок насмерть?

– Нет! – Мои слова её поразили, а то и обидели. – Арги друг друга не убивают. Дерутся, да, но не убивают и даже не калечат. Победителем считается тот, кто обозначит укус в шею.

– Ну, это меняет дело! – Обрадовался я. – Кто надумал?

– Ищи дурака. – Раздалось из Зала. – Вот ещё!

– Да он же поддастся. – Ответил ему другой.

– Вот именно. – Поддакнул я. – Ну, где же желающие? То так хотели от меня избавиться, то вдруг назад сдаёте. В чём дело?

– Да мы не хотели от тебя избавляться. – Подал голос Шах. А до этого почему молчал? Рыльце в пушку?

– А к чему весь этот балаган? – Задал я насущный вопрос.

– Мы недовольны… – Начал он, но я его перебил.

– Раз недоволен, то вперёд! – Поманил я его. – Поединок, занимай моё место, а потом что хоти, то и вороти.

– Да не хочу я воротеть чего хотеть! – Сорвался он.

– А чего твоя хотеть? – Подколол я запутавшегося в словах Шаха.

– Моя… Тьфу ты, запутал. – Сказал он, но потом собрался с мыслями и сформулировал-таки свою претензию. – Почему ты забыл про нас?

– В смысле? – Удивился я. – Все живы, здоровы, накормлены, напоены. Чего не так? Культуры не хватает? Так вы сами кинотеатр арги-ру подарить предложили.

– Почему ты опять воюешь один! – Крикнул он.

– Здрасьте, приехали! – Удивился я. – С кем это я воюю?

– С американцами!

– Чего? – Спросил я. – Где ты войну увидел? Появилась группа – уничтожили. Причём не я один ходил. Ты тоже был пару раз, если не забыл.

– А неделю назад? – Продолжал упорствовать он.

– Я поговорить ходил. – Пояснил я. – И почему вообще я должен брать вас с собой? Это моя и только моя ошибка! Мне её и исправлять.

– Почему твоя? – Удивился Гук.

– Потому что я стравил непров с американцами. – Пояснил я. – А вы тут ни при чём.

– Мы твой клан вообще-то. – Заметил Шах. – И нас это тоже касается! И мы хотим знать и участвовать!

– Шах, ты дебил? – Спросил я.

– Почему это я дебил?! – Возмутился он.

– Потому что гладиолус! – Сорвался я. – Неделю с Лисы не слезал, – После этих слов в Зале раздались смешки, смутившие его. А он думал, что такое останется незамеченным? – а тут появился и чуть революцию не устроил. На пустом месте. Никуда, кроме Цитадели, я не ходил без вас. А по поводу «знать»: я сам почти ничего не знаю.

– А мы вообще ничего не знаем! – Заметил он.

– Ладно. – Согласился я. – Вы хотите информацию? Их есть у меня. Мало, но есть. Во-первых, мы знаем, что у интервентов есть технологии непров. Как-никак, один портал мы у них свистнули.

– Закидать их бомбами через него и готово! – Предложил вернувшийся вчера Бабах. Всё бы ему взрывать.

– Замечательная идея! – Съязвил я. – И тогда, вместо одной корпорации, на нас ополчаться все США, а то и вся Земля. Гуд!

– Ну, тогда пройти через портал прямо к ним и уничтожить эту корпорацию. – Подал идею Шах.

– Отличная идея! – Согласился я. – Запускай портал!

– А куда?

– Я не знаю. – Честно ответил я. – В том то вся и проблема, что игра идёт в одни ворота. Потому что мы не знаем, где вторые ворота. А ещё нам надо найти лабораторию, откуда родом они. – Я указал на спасённых нами фуррей. Кажется, это слово закрепилось окончательно. Но, с другой стороны, надо же как-то их называть. – И спасти их, а лабораторию уничтожить. А потом как-то отвлечь внимание остального человечества. Правда, это я уже придумал. Потом Фи-фи займётся.

– А почему Фи-фи? – Возмутился Шах. – Почему не мы?

– Хочешь отправиться за покупками, пока остальные воюют? – Спросил я. – Ладно, лети. Скатертью дорожка! Пока-пока! Я только список составлю, и можешь валить!

– Чего ты завёлся-то?

– А чего ты пристал? Ты, если недоволен, то или брось мне вызов, или не мешай воротить, чего хотить. Тьфу, блин. Так, ладно. – Сменил я тему. – Раз уж все здесь, то послушаем Арну. Что по поводу фуррей?

– Могу сказать только по кошачьим. – Начала она. – Боевой комплекс, предназначенный для арги, годится и для них, общие дети могут быть, но только если пропить курс препаратов за неделю до зачатия. С вами ситуация та же. – Она показала на меня с Кирой и Шаха с Лисой. – А псовые слишком отличаются от нас. Некоторые лекарства могут иметь для них побочные эффекты, вплоть до летального исхода.

– Понятно. – Подытожил я. – А что с информацией из Цитадели?

– Планы строения, чертежи приборов, которые по сравнению с нашими безнадёжно устарели. И базы данных УБАС. Правда, из полезного там только информация о двух арги, что остались в лаборатории Института.

– В каком смысле «в лаборатории»? – Спросил я.

– В смысле «для опытов». – Ответила она.

Блеск! Ещё и их вытащить не мешало бы. Ну, мы хотя бы знаем: где он находится.

– Больше ничего? – Спросил я.

– Ещё было написано про тех арги-ру, что не стали арги. – Ответила она. – Точнее про людей – они потеряли магические способности.

Ага. Этот тот случай, когда саботированная Арги портальная система сработала так, как они и хотели, а значит, где-то бегают арги-ру с магическими способностями. Найти бы их. Но это позже. Позже.

– А я слышала, что Мажор перестал быть охотником и носил тату с защитной руной! – Подала голос Лиса.

– Странно. – Припомнил я события двухлетней давности. – Почему тогда слонопотам пёр точно на его Тахо?

– А ты миниган учёл? – Спросила она. – Будешь переть, когда по тебе огонь ведут.

– Могло быть и так. – Согласился я. – Вопросы, жалобы, предложения? – Спросил я арги в зале. – Нет? Ну, тогда всем «спасибо», все свободны. Бабах, подвезёшь?


***

А неплохо Фи-фи на острове развернулся, как я посмотрю. Бунгало себе смастерил, а на противоположном конце острова жилище татанов. Вообще сначала лайонайль и драконы поселились рядом, но поскольку на рептилий кофе действует как возбудитель, пришлось Фи-фи сбежать от них. А то, как он как-то пожаловался мне, его завтрак постоянно прерывали самым беспардонным способом.

– Высади на берегу, Ки. – Попросил я её.

Киборг кивнула, и корабль пошёл на снижение. Чиркнул крылом по воде, подняв тучу брызг, и остановился. Я, как только открылась дверь, спрыгнул на песок и направился к домику Фи-фи. Тот как раз лежал в плетёном шезлонге, потягивая какой-то сок.

– Привет, Филинорр алин Филопес Орд Гнума дун Рат. – Поприветствовал я его. – Как тебе отпуск, космический бродяга?

– Сколько раз просить тебя называть меня Фи-фи, – Повернул голову он. – а не коверк… Погоди, как ты сказал?

– Филинорр алин Филопес Орд Гнума дун Рат. – Ответил я. – Я помню твоё имя. – Ещё как помню! Спасибо Арне, блин. Как сказал при ней, что о чём-то забыл, так она какой-то препарат намешала, и я последнее время хожу и обалдеваю от того, как всё раскладывается по полочкам в голове само. И не я один! Жаль только теперь отговорка «Я забыл» не работает.

– Кофе будешь? – Неожиданно спросил он.

– Конечно! – Согласился я. – Драконов-то рядом нет.

– Да они яйца отложили. – Махнул он рукой.

– В смысле? – Удивился я. – Они же живородящие.

– Ну, в смысле дети у них. – Ответил он. – Уже месяца два их не видел. Всё носятся с пополнением.

– Дракоши. – Усмехнулся я. – А огнём они не дышат?

– Нет, конечно. – Ответил фенек. – Никто не умеет дышать огнём.

– Тогда им повезло, мои дышали. Как подросли – прекратили. – За детьми-магами нужен глаз да глаз. Особенно когда их стихия – огонь. – Ты как тут? Не закис от скуки?

– Да есть немного. – Подтвердил он. – Но ты же пришёл это исправить?

– Совершенно верно. – Нет, всё-таки я стал слишком предсказуемым. – Нужно кое-что купить.

Я протянул ему планшет, который до этого держал в руках.

– Ну и запросы у тебя. – Округлил он глаза, прочитав список. – Это же в центральные миры лезть надо! А моя репутация тебе известна.

– Ты у нас будешь лицом с дипломатической неприкосновенностью. – Пояснил я. – Торговый представитель клана Прайд. Бумаги тебе сделаем, а если будут наезжать – пригрози флотом Арги, что явиться тебя вызволять в случае чего. Да и охрана с тобой будет: Бабах, Ки, – Я указал на корабль. – а ещё можно из лисиц кого-нибудь взять.

– Лисиц? – Он не забыл, что я как-то рассказывал ему про земных лис, на которых он очень похож.

– Лисиц. – Подтвердил я. – Они выше тебя и не такие – Я приложил ладони к своим ушам и похлопал ими. – ушастые, но для других рас сойдут за лайонайлей.

– А деньги?

– Немного наличности у нас есть. – Сообщил я. – Остальное добудешь в бою. – Сказал я, но, посмотрев на выражение его морды, добавил. – Шучу. Арна сейчас собирает кое-что на продажу. Короче говоря, собирайся и в путь!



Интерлюдия

День 67 Год 2. Цитадель.

– Доброе утро, господин Серов. – Смит был само дружелюбие, но глава Цитадели его настроения почему-то не разделял.

– У нас уже вечер, мистер Смит. – Подал голос Серов. – Вы доставили всё, что о чём мы договаривались?

– А разве вам ещё не доложили? – Весело спросил американец.

– Доложили. – Ответил хозяин кабинета. – Но я хотел бы услышать это от вас.

– Мы доставили всё, что вы указали в списке. – Сказал Смит, усаживаясь напротив Серова. – Теперь ваша очередь. Как появились Псих и подобные ему? В прошлый раз вы упомянули это вскользь, но хотелось бы поточнее.

– А что поточнее? – Серов сложил руки на груди. – Была портальная система – не непров, а более древней расы – в неё проходили человек и саблезуб одновременно, а выходили два прямоходящих саблезуба.

– А почему это сработало не для всех?

– Слияние сработало только с теми, у кого была ментальная связь. В любом случае, это уже не важно. Портальной системы больше нет. Более двух лет назад она сгорела.

– Как же, как же. – Припомнил Смит. – Был такой выброс энергии, что досталось нескольким спутникам на орбите. А эти саблезубы смилодоны или это другой вид?

– Есть генетическое сходство между ними и земными саблезубыми кошками. – Подтвердил Серов. – Вообще тут многие виды родственны земным. А сами кошки – они, скорее, двоюродные братья смилодонам.

– Общий предок у тех и тех?

– Скорее всего.

– А в прошлый раз вы упомянули о космическом корабле. Скажите, – Спросил американец. – мы не могли бы осмотреть его?

– К сожалению, нет. – Ответил Серов. – Корабля у нас больше нет. Украли, если можно так сказать.

– Как можно украсть космический корабль? – Удивился Смит.

– С помощью другого корабля. Секунду! – На столе зазвонил телефон, вызывая на связь главу Цитадели, и ему пришлось поднять трубку. – Да! Что? – Он посмотрел на Смита. – Хорошо. Зачем вы нас обманываете? Я думал: мы договорились.

– Я вас обманываю?! – Американец очень удивился. – В чём же?

– Ваш уран нам не подходит. – Пояснил Серов.

– Стоило указать, что вам нужно топливо для реакторов советского типа! – Выдвинул Смит претензию.

– Я думал, что о таких очевидных вещах можно было бы и не упоминать.

– Но наш уговор!

– В силе. – Подтвердил Серов. – Даю вам три дня, чтобы исправить вашу ошибку. А мы к тому времени подготовим всю интересующую вас информацию.

– Три дня – мало. – Не согласился американец. – Нам надо закупить его, доставить.

– Уверен, у вас достаточно полномочий, чтобы сделать всё быстро и без проволочек.

– Но три дня мало даже для нас! – Упорствовал Смит. – Надо хотя бы пять!

– Ровно пять дней! – Согласился Серов. – Ни больше, ни меньше! А сейчас – до свидания, мистер Смит.


Глава 10

Утро начинается не с кофе, а с того, что нужно как-то выбраться на кухню, дабы его приготовить, не разбудив при этом своих кошечек. Не знаю почему, но мне нравиться за ними ухаживать. Пусть и в таких мелочах. Ну, а ещё немаловажно то, что Куга может сжечь кухню, а Кира же считает, что мясо готово, когда оно не бегает.

Обычно у меня получается покинуть их объятья незаметно, но не сегодня. Сегодня Куга зачем-то обвила мою ногу своим хвостом, а стоило мне его коснуться, как она проснулась.

– Мур? – Универсальный вопрос просто-таки. У Киры что ли научилась?

– Спи-спи. – Ответил я, вставая.

– Не хочу! – Ответила она и потянулась, зевая так, что нёбо видно. А зубки-то! Мне кажется, или у пумы зубов больше, чем у арги? Нет, похоже, что это просто кажется. – Хочу готовить! Научишь? – Она обхватила мою руку и заглянула мне в глаза, делая просящие глаза с огромными зрачками.

– Меня бы кто научил. – Хмыкнул я. – Ладно, пошли.

– Ура! – Как обрадовалась-то, даже уши подпрыгнули, и усы торчком встали.

– Главное – Начал я обучать пуму азам кулинарии. – техника безопасности. Тут у нас везде электроплитки, но если будем готовить на природе, то следует быть осторожным с огнём. Шерсть очень хорошо горит. – Заметил я. – У нас с Кирой есть руны защиты от огня, потом как-нибудь и тебе сделаем, и надо бы проверить тебя на магию.

– Готовка! – Вернула Куга меня обратно к теме.

– Да, точно. – Согласился я. – Раз уж начал о шерсти, то продолжу: перед готовкой лучше вычесать руки, чтобы шерстинки не попали в пищу. И надеть фартук. – Я снял с гвоздика белый фартук и надел его на Кугу, перекинув его ей через голову и завязав верёвочки на талии. – Капли масла на шерсти – удовольствие не из приятных.

– Мы сегодня начнём? – Терпение – это не про Кугу. И не про Киру.

– Начинаем, начинаем. – Успокоил я её. – Набирай воду в кофейник и ставь его на плиту. А я пока помелю зёрна.

Удалось-таки нам найти компромисс между экономией кофейных зёрен и копированным кофе – копированные зёрна. Копируем зёрна двух видов – земные и местные, а потом их смешиваем. А после помола и варки каждая чашка обретает индивидуальность.

– Закипает. – Сообщила Куга.

– А вот этого нам не надо! – Заметил я, выключая плитку. – У нас атмосферное давление выше земного, а потому вода кипит тут при большей температуре. А слишком горячая вода – самый простой способ испортить напиток. – Пояснил я. – Кира засыпает кофе незадолго до кипения и, поварив чуть-чуть, выключает. А я довожу до первых маленьких пузырьков, даю чуть остыть, засыпаю и оставляю настаиваться. А вообще, узрев подобное, опытный бариста заплакал бы кровавыми слезами. Но земные способы готовки здесь не годятся.

– Ясно. – Ответила Куга. – А мясо?

– Мясо будем жарить. Точнее, подрумянивать. Варить его тут опять-таки не стоит. Каша получиться.

Я достал из холодильника куски мяса, заранее вытащенные из морозилки, посыпал их солью и смесью местных трав и оставил пускать сок, пока греются сковородки.

– А почему не жарим? – Поинтересовалась Куга.

– А зачем? – Удивился я. – На земле мясо жарят и варят, потому что там в мясе полно паразитов. А термообработка их убивает. Мы же и сырое едим. Так чуть-чуть для вкуса подрумянил и достаточно. Мясо – это мясо. Ему больше ничего не надо: ни соусы, ни гарниры.

– Соусы? Гарниры? – Переспросила пума.

– Гарниры едят, чтобы брюхо набить, ибо есть одно лишь мясо на Земле слишком дорого.

– Дорого?

– Не бери в голову. – Махнул я рукой. – А соусы, то вообще придумали, чтобы тухлое мясо было не так противно жрать.

– Зачем есть тухлое мясо? – Удивилась она.

– Просто был такой народ – французы. – Пояснил я. – Они были жутко ленивы, работать не любили и не умели. Предпочитали отбирать еду друг у друга. А пока еда переходит из рук в руки, она портиться. И чтобы есть испорченное мясо, перебивали его вкус соусами. Но так делали богачи, бедняки же какую только дрянь не ели: лягушек, улиток, устриц. Фу! – Меня передёрнуло. – Как можно такое есть? Оно же как сопли. Ну, да это всё от нас далеко. У нас нормальная планета, где ничего такого нет. И ну будет! – Пообещал я и добавил. – По крайней мере, пока я жив.

– Люди странные. – Подвела итог Куга.

– Если не сказать хуже. – Подтвердил я, переворачивая мясо. – Вот ещё пару минут с этой стороны и готово.

– Агитируешь за своё отношение к человечеству? – Раздался насмешливый голос Киры.

– Кира, иди спать! – Первой среагировала Куга. – Я тебе в постель завтрак принесу.

– Куга, ты чего? – Удивился я.

– Приятное хотела сделать. – Пояснила она.

– А зачем тогда указывать, что ей делать? – Спросил я.

– Ну, она же проснулась… – Попыталась оправдаться пума.

– Ну да, проснулась. – Подтвердил я. – Вот и пригласи её к столу. А в мирной жизни вообще не стоит указывать. Советовать, предлагать, но не указывать. Каждый сам знает, как ему жить.

– Пап, привет, мамы, привет. – Вот и дети показались. – Пап, пока, мамы, пока. – Похватали мясо и сбежали. Ладно, хоть поздоровались.

– И что это было? – Спросил я. – Сказал бы: «Ни здрасьте, ни до свидания», но как раз таки это было, а вот остального – нет. А воспитание?

– Все так же растут. – Пожала плечами Кира. – Пока ни один подонком не вырос. А обучением Арна занимается, все дети к ней по вечерам ходят. И вообще не занудствуй! Арги так и росли!

– Ладно-ладно! – Пошёл я на попятную. – Я же просто спросил.

– Чтобы никто не обвинил тебя в безответственности?

– Да знаю я, что я безответственный. Знаю. Омлет будешь?

– Омлет? – Удивилась Кира. – Откуда молоко?

– Тебя подоил, пока спала. – Подколол я её.

– У меня уже больше месяца молока нет! – Пояснила она. – Как дети на мясо перешли, почти сразу закончилось.

– Странно. А вымя не уменьшилось…

– Я тебе сейчас за вымя рога поотшибаю!

– Да вырвалось. Ай! – Рога не рога, но полотенцем, завязанным на конце в узел, я по лбу получил. – Шах надоил-таки у буйволиц. Но додумался не выпить, а в синтезатор залить. А я так же с яйцами птичьими поступил.

– Ладно, давай свой омлет. – Сменила Кира гнев на милость.

– И мне омлет. – Подала голос Куга, до того молча следившая за нами. – И покажи как.

– Покажу-покажу. – Согласился я.

– И мне омлет! – Кого там ещё принесло?

– Арна, а тебя не закоротит? – Увидел-таки я гостя. Гостью.

– Мне тоже на тебя обидеться?

– За что? – Удивился я. – И почему «тоже»? Кира, ты на меня разве обиделась? – Спросил я её.

– А то! – Ответила она и, схватившись руками за воображаемую шею, изобразила удушение.

– Если ты меня удушишь, то кто тебе омлет сделает? – Спросил я её, а потом обратился к Арне. – Ты серьёзно на счёт омлета?

– А почему нет? – Спросила она. – Я киборг, а не робот. И, в отличие от корабельных ИИ, моя аватара отличается от живого существа только тем, что вместо мозга электроника. Ну, и по мелочам.

– Ну, смотри. – Пожал я плечами и налил ей кофе. – Омлет придётся подождать. А пока скажи: ты в гости или по делу?

– По делу. – Да кто бы сомневался. – Смит был снова в Цитадели. А недавно пришло сообщение от Серова.

– Что сообщает?

– Он устроил встречу со Смитом. – Ответила она. – Через пять дней.


***

– Добрый вечер, господин Серов. – Ух, какой типаж! Настоящий федерал: костюмчик, рубашка с запонками, галстук – странно, что не цвета американского флага – и только солнцезащитных очков не хватает и наушника в ухе. С ними бы был самый настоящий агент Смит.

Мы с Кирой сейчас в кабинете Серова, само собой, в режиме мимикрии. А парни во главе с Шахом – вот пусть ещё раз попробует мявкнуть, что я его не беру – снаружи. Следят, чтобы охрана Смита не выкинула чего. И за людьми Серова следят. Так, на всякий случай. Кстати, из людей только Серов знает, что мы здесь.

– На этот раз, надеюсь, без обмана? – Спросил его Серов.

– Да когда мы вас обманывали? – Возмутился агент. – Всего лишь маленькое недопонимание.

– Ну-ну. – Хозяин кабинета взял трубку и набрал какой-то номер. – Климов, топливо то?

– То самое! – Расслышал я ответ абонента с той стороны.

– Ну, и ладушки. – Серов положил трубку и, открыв ящик стола, вытащил из него жёсткий диск. – Вот всё, что вас интересует.

– Отлично. – Я, вызвав ошарашенные взгляды у людей, появился из воздуха и забрал диск себе. – Стоять! – Схватил я за шкирку, попытавшегося сбежать Смита. – Янки домой не пойдут. По крайней мере, не ты. Кира, а ты пригласи радушного хозяина на прогулку.

Если Серов, и вправду, за нас, то стоит обеспечить ему алиби, так что сейчас всех ждёт спектакль! Кира зашла за спину Серову и, воткнув ему под подбородок ствол револьвера, повела его перед собой.

– Мистер Смит. – Обратился я к американцу. – Позвольте поинтересоваться: какого хвоста вы забыли на моей планете?

– Твоей планеты? – Удивился он.

– Моей. – Подтвердил я. – Ибо мой флот контролирует её. Вот пригоню его к Земле – она тоже станет моей. И вообще к тому, кто владеет большим числом кораблей, следует обращаться на «Вы». У вас их сколько? А точно! Ноль! Пошёл!

Я толкнул его перед собой и повёл следом за Кирой, которая уже вышла в коридор. Пока тут было пусто, но скоро охрана у камер увидит нашу процессию, и тогда начнётся переполох. Ну, он и начался, когда лифт доставил нас на поверхность. Люди, ощетинившись автоматами, окружили нас, но стрелять не спешили, ожидая приказа.

– Опустите оружие! – Скомандовал Серов. – Живо.

– Простите, Ваша Светлость. – Ух ты, а Серов себя, и впрямь, князем провозгласил. – Но сейчас приказы отдаёте не Вы, так что мы не можем выполнить ваш приказ. К тому же их всего двое. Взвод!

– Ну-ка тихо! – По-моему сигналу арги появился за спиной у новоявленного командира. – Слушай, что тебе твой хозяин сказал. – Он забрал у офицера автомат и выкинул его далеко в сторону. – Чего стоим! – Прокричал он на людей. – Бросили пулялки на пол!

Автоматы полетели на землю. Кто-то попытался прицелиться в нас со стены, но появившийся Клык порушил их планы. Фрегат спустился как можно ближе к нам, из открывшегося трюма спустился на тросе Лёлек и забрал Смита в трюм.

– Всем спасибо, все свободны. – Сказал я людям, окружающим нас, и все арги исчезли, активировав маскировку.

– Вожак, – Обратился ко мне один из моих бойцов. – Там портал и он ещё открыт.

– Сейчас посмотрим. – Ответил я и двинулся туда, куда он указал.

Американский портал заметить было труднее, да и магического фона он не создавал, так что нашёл я его только по следам колёс тележек, на которых перевозили грузы с Земли в Цитадель. Лёгкая дымка подсказывала, что портал ещё активен, и я сунул голову в него. Ярко освещённое помещение без окон и только с одной дверью, повсюду турели… И одна из них повернулась в мою сторону!

Уж не знаю, что у них там за датчики: ёмкостные, движения, а может, ещё что придумали. Но турель меня заметила, и я еле успел отскочить, чтобы получить очередь из крупнокалиберного пулемёта не в живот, а всего лишь в руку. Хорошая новость – костюм выдержал, плохая – удар всё-таки приличный, и руку вывернуло из сустава. Больно, а ещё обидно! Особенно учитывая, что портал сразу закрылся, и я не успел кинуть в него гранату.

– Ты в порядке? – Кира уже была рядом.

– Почти. – Ответил я. – Дёрни за руку.

Она поспешила исполнить мою просьбу, и рука, громко хрустнув, встала на место. Ну, и не стоит здесь задерживаться. Прыгаем во фрегат и убираемся отсюда. Нечего провоцировать людей, и так уже кто-то шибко умный удумал пальнуть вслед кораблю. Патроны только потратил.

– Клык. – Обратился я к ИИ фрегата. – Хочу знать, что знает он.

– Исполняю. – Ответил он, и опять чужие знания потекли в мою голову рекой.

Грязной рекой! Ещё один извращенец, блин. Будет компания Романову. Вот только…

– Клык, железяка чёртова! – Прокричал я в потолок. – В следующий раз отфильтровывай чужие сексуальные предпочтения!

– Ты сам просил «Всё». – Ответил он.

Верно, что уж тут сказать. Вот только у меня все его ощущения, и кажется, что это меня… Тьфу! Как так можно? Противно же! И обидно: этот тоже не знает координат. Он вообще практически ничего не знает – просто посредник и ничего более. Из интересного только то, что, кажется, учёные из лаборатории придумали как обойтись без ошейников – превращать в гибриды людей.



Интерлюдия

Борт корабля-поселения Гнума дун Рат. День 77 год 2.

– Вот это громада! – Не сдержался Бабах от восклицания при виде корабля, к которому приближалась Китсунэ. – Что это за корабль?

– Когда-то это был межзвёздный транспорт сверхбольшого тоннажа. – Ответил ему Фи-фи. – А сейчас это родной дом для многих моих собратьев – корабль-город Гнума дун Рат.

– Тут живут только лайонайли? – Поинтересовалась Ки.

– Да, за редким исключением. – Подтвердил фенек. – Кто хочет пойти со мной, пусть готовится к выходу.

– Что значит «кто хочет»? – Возмутилась Рэди – ярко-рыжая лисица, вызвавшаяся быть телохранителем Фи-фи. – А охранять тебя кто будет?

– Рэди, ну как ты не поймешь? – Фи-фи покачал головой, отчего его уши заколыхались, вызвав улыбки у Бабаха и Ки. – Это корабль лайонайлей, более того – это корабль моего брата, какая мне может грозить здесь опасность?

– Всё равно я пойду с тобой! – Топнула лисица лапкой. – Мне приказано не оставлять тебя одного ни при каких условиях.

– Так вот почему ты постоянно ломишься в туалет, когда я там. Я уже сказал: кто хочет, может идти. А ещё сказал: собирайтесь. Возникает вопрос – почему ты ещё тут?

– Одна лапа здесь, другая там! – Выкрикнула Рэди и убежала одеваться.

– Вот что с ней делать? – Спросил Фи-фи у тех, кто остался в рубке.

– Учить. – Ответила Ки. – Она же ничего, кроме стен лаборатории и не видела. Опыта никакого – вот и учи её. Она же к тебе привязалась.

– Вот это и странно. Мы же разных видов.

– Кхм-кхм. – Напомнил о себе Бабах.

– А ты – просто извращенец. – Махнул на него рукой Фи-фи.

– Вот спасибо.

– На здоровье! Так, кажется, у вас говорят?

– Я готова! – Рэди вернулась в рубку, полностью экипированная.

– Рэди, ты на войну собралась? – Фенек оглядел её со скепсисом. – Оставь только пистолет и лёгкий скафандр!

– Но…

– Не спорь!

Рэди прямо в рубке сняла с себя боевой блок, перчатки и ботинки, оставшись в лёгком тканевом костюме. Автомат тоже остался на корабле, но револьвер и нож лисица предпочла взять с собой.

– Говорить буду я. – Инструктировал её Фи-фи во время движения по кораблю-городу. – А ты стой рядом, ничего не трогай и – главное – никого не убивай! И не калечь!

– Поняла. – Кивнула лиса.

– Руки убери от пистолета, раз поняла. – Фенек был недоволен тем, что ладонь Рэди всё время находилась возле рукояти револьвера. – Мы в гостях, а не на поле боя.

Они дошли по длинному коридору до двери, Фи-фи помахал в объектив камеры лапкой, и створки разъехались в разные стороны, открывая вход в комнату, где удобно расположился на мягком кресле лайонайль, как две капли воды похожий на Фи-фи.

– Филинорр! – Второй фенек сорвался с места и, поспешил заключить брата в объятья. – Не понял? – Добежать до брата он не успел, поскольку уткнулся носом в ствол револьвера.

– Рэди, убери пистолет! – Сорвался Фи-фи на крик.

– Это револьвер. – Пояснила лисица.

– Да хоть бы и револьвер! Всё равно убери! Это мой брат – Лининорр. А это, – Произнёс он, обращаясь к брату. – как ты уже понял, Рэди.

– Приятно познакомиться, Рэди. – Поклонившись, сказал он. – Зовите меня просто – Ли.

– Извини, Ли. – Рэди поспешила убрать оружие.

– Ничего страшного. – Махнул он лапкой, а потом жестом пригласил гостей присаживаться. – Где же ты нашёл такую боевую самку?

– Мой наниматель приставил в качестве охраны. – Мрачно пояснил Фи-фи. – Видимо, выбрал самую параноидальную.

– Зачем же ты так о таком прелестном создании? – Ли не стал возвращаться в кресло, а подсел на диван поближе к лисице. – Ведь она же не со зла? – Спросил он, беря ладонь Рэди в свою и тихонько её поглаживая. – За тебя переживает.

– Она… – Хотел было пояснить Филинорр, но махнул рукой и добавил на языке лайонайлей. – Кстати, если ты сейчас её совратишь, а потом бросишь, то мой наниматель оторвёт тебе голову. И я ничего не смогу с этим поделать.

– А кто твой наниматель? – Ли перестал гладить Рэди, но руку её не отпустил.

– Он – арги. – Ответил ему его брат.

– То есть ЭТИ слухи имеют под собой основания?

– Не знаю, что ты понимаешь под «эти», – Хмыкнул Фи-фи. – но факт остаётся фактом – арги живут и здравствуют. Даже на корабле, на котором я прилетел, есть один.

– А чего же он не пришёл?

– Он занят. – Ответил Филинорр, прикинув, чем именно сейчас занят Бабах. – И пугать не захотел. Не думаю, что здесь хоть кто-нибудь когда-нибудь видел живого арги.

– Арги, значит. – Задумался Лининорр. – Они могли бы нам помочь.

– О чём ты?

– Гроран активизировался. – Пояснил Ли. – Всё больше наших кораблей пропадает бесследно в дальнем космосе.

– Я поговорю с Вожаком клана Прайд. – Пообещал Фи-фи. – Но и ты можешь повлиять на решение. Нам надо это. – Фенек достал из кармана планшет и, открыв нужный документ, протянул его брату.

– Хм. – Ли углубился в чтение. – Чертежи или продукция?

– Без разницы.

– По большей части – не проблема. А вот система сверхсветовой связи? Да ещё и легально зарегистрированная? Чертежи достать можно, да и пиратскую станцию – тоже. А вот регистрировать… – Он посмотрел на брата. – Ты же знаешь, что лайонайлям такое не продадут.

– А если так? – Фи-фи протянул свою ИД-карту.

– Торговый представитель? – Ли почесал за ухом. – Может сработать. Но придётся лететь к центральным мирам, и понадобятся деньги. Много денег! У тебя они есть?

– Есть товар. – Пояснил Филинорр. – Пара прыжковых двигателей и всякая мелочь.

– В центральных мирах за них можно выручить неплохой куш. – Согласился Лининорр. – И, если ты подождёшь пару дней, – Сказал он, снова начав поглаживать лисицу по руке. – то я соберу тебе немного наличности в дорогу.

– Я подожду. – Согласился его брат. – А ты помни о голове.

– Да помню я, помню! – Отмахнулся он. – Прекрасная Рэди, я могу пригласить вас на ужин?


Глава 11

– Арна, вот смотри. – Держал я перед ней результаты сканирования куска мяса буйвола. – Вот это мясо, делишь его на участки, и жирок по краю – с ним то же самое. А потом просто генерируешь случайную последовательность и собираешь из готовых образцов кусок мяса. Пусть он будет не особо уникальным, но зато какая-никакая индивидуальность появляется. А то всё копии и копии…

– Псих, – Прервала она меня. – Все едят копии, и ничего – животы не лопнули. А ты всё пристаёшь ко мне с этим. Ты – зануда!

– Я не зануда!

– Гурман чёртов! Тебе больше заняться нечем?

– Ну, почему же нечем? – Возмутился я. – Так, выдалась свободная минутка.

– Кончилась твоя минутка! Портал открылся неподалёку.

– Люди?

– Не люди – хвостатые.

– Значит, и не арги. – Подвёл я итог. – Ну, что ж пойду собираться. Далеко?

– Километров двадцать.

– Рукой подать. Ладно, я пошёл.

Стоит взять и Киру с Кугой. Я и Куга пойдём просто так, чтобы не пугать возможных союзников, а Кира подстрахует нас в полной экипировке.

В общем-то, так мы и поступили. Кира сидела на дереве, слившись с листвой благодаря костюму, а я и Куга шли навстречу отряду, держа наготове шайбы для снятия ошейников.

– Что-то не так! – Остановила меня Куга.

– Стой здесь!

Я оставил её за деревом, а сам пошёл дальше. А вот и нестыковка – табаком пахнет. Курят у нас только люди, ибо чуткие носы арги и фуррей табачный дым жутко раздражает. Один человек так пахнуть не может. А вот и вторая нестыковка подъехала – они очень громко говорят. Как будто хозяева в этом лесу. Точно люди, пусть и в прошлом, теперь я это вижу: нашивки на форме у семи волков. У фуррей нашивок не было – просто форма без знаков различия. Ну, чтобы исключить ошибку…

– Янки гоу хоум! – Прокричал я, выскакивая перед ними. – Я ваш Белый Дом труба шатал! – Прокричал я, а потом продолжил по-английски. Президента трахнул! – Я сделал характерные движения тазом. – Орла вашего сожрал!

Уф! Еле успел спрятаться. Да, фурри бы так не обиделись. Им американские ценности до лампочки! А из чего они стреляют? Звук выстрела странный – это не хлопок, пусть и приглушённый глушителем, а какой-то пшик. Пневматика? Я выглянул из-за дерева – и точно – в ствол рядом со мной тут же воткнулся оперённый дротик.

– Валим!

Я подбежал к Куге, увлекая её за собой. Она побежала было следом, но вдруг обмякла и упала на землю. Я подхватил её на плечи и попытался оторваться от погони. Внезапно мне на глаза попалась попа Куги. Точнее то, что в ней торчало – дротик. Попали гады.

– Кира, забери Кугу. – Позвал я её мысленно.

– А ты?

– А у меня есть план!

Я выдернул дротик из пятой точки пумы, выжал из него остатки транквилизатора и, отбежав чуть назад, упал на землю и, воткнув дротик себе в ягодицу, притворился спящим.

– Хороший выстрел, Дерек. – Раздался голос рядом со мной. – Как воспользуешься трофеем?

– Как захочу, так и воспользуюсь. – Гнусно ответил он, вызвав взрыв хохота.

Что значит «воспользуешься»? Я против!

– Кира, – Опять позвал я её. – Прореди-ка этих болванов, чтобы всякие нехорошие мысли в голову не приходили. Двух вполне хватит, чтобы меня нести. И готовь наших для десанта!

– Десанта куда?

– В лабораторию! – Ответил я. – Ты же сможешь открыть портал на меня?

– Смогу! – Уверенно ответила она.

– Хорошо! Стреляй быстрее, а то испорчусь я! Это какие-то неправильные фурри!

Тихо хлопнула вдалеке Балалайка, чья-то башка разлетелась на куски, обрызгав меня мозгами. Оставшиеся тут же попрятались за деревьями, открыв беспорядочный огонь из автоматов, которые до этого были у них за спинами. Пули свистели прямо надо мной, но я не смел пошевелиться, боясь разрушить игру. Надеюсь только, что Кугу не подстрелят.

– База, нужна поддержка! – Прокричал кто-то в рацию на грани истерики.

– Какая поддержка! – Раздался чей-то злой голос, и последовавший за ним звук затрещины. – Мы тут одни! Хватаем кошака и валим отсюда!

– А Дерек? Мы не должны бросать его!

– Он мёртв, идиот! Ему голову отстрелили!

– Ганс, Майкл, хватайте его и бегом!

Меня подхватили за руки и ноги понесли куда-то прочь от города. Хвост переднего волка во время бега бил меня по морде, и мне стоили большого труда сдержаться и не чихнуть. Вскоре американцы оторвались от Киры, потеряв ещё двоих, а потом мы уже были на Земле. Я понял это по отвратительному воздуху и уменьшившейся гравитации.

Я приоткрыл глаз и увидел, что мы находимся в каком-то контейнере, половину которого занимает оборудование для настройки портала и собственно сам портал, а остальное пространство занимали сиденья и пирамида с оружием. Странно, это не то место. Впрочем, объяснение я тут же получил – двери контейнера открылись, и несущие меня солдаты спрыгнули на землю, ударив меня затылком об порог. Но я всё-таки успел увидеть грузовик, на котором стоял контейнер, а ещё фургон-автозак, в который меня кинули. И бронированной двери им было мало – внутри кузова стояла клетка.

– Быстрее, он просыпается! – Кто-то заметил мой приоткрытый глаз и меня швырнули внутрь клетки, заперев её.

Раздался звук мощного двигателя, солдаты, ругаясь, погрузились в грузовик, и он уехал. А в кузов фургона подсели два человека. Ещё один закрыл дверь, раздался звук открывания и закрывания водительской двери, мотор завёлся, и мы двинулись в неизвестность. Окон фургон не имел, так что я не мог видеть, что за местность вокруг. Но, с другой стороны, это мне бы всё равно ни о чём не сказало.

– И куда мы едем? – Спросил я, прервав затянувшееся молчание.

– А тебе не всё равно? – Насмешливо ответил человек в костюме.

– Если бы мне было всё равно, я бы не дал себя похитить. – Пояснил я. – Или ты думаешь, что твои люди ушли бы, если бы их не отпустили?

– Они не люди.

– Никогда прежде не видел волков, которые бы не умели ходить по лесу. Люди они!

– Ну, может, они и были людьми. – Согласился он. – А сам-то ты кто?

– Я – арги.

– Это имя или что?

– Это раса. – Пояснил я. – И лучше бы тебе отпустить меня и не лезть на наши земли.

– А то что? – С вызовом спросил он.

– Ты по жизни такой храбрый или клетка придаёт тебе храбрости? – Спросил я в ответ. – Так знай: это ненадолго. Сейчас я из неё выйду и тебе не поздоровиться.

– Ну-ну. – Насмешливо посмотрел он на меня. – Я бы на это посмотрел.

– Смотри. – Согласился я и взялся за прутья. – М-мяуть твою!

Током бьёт, железяка.

– Ну и?

– Сейчас всё будет! – Пообещал я и вновь взялся за прутья клетки.

Будут они мага воздуха – а следовательно, электричества – пугать током. Разбежались! Я пропустил через клетку высокое напряжение, где-то что-то заискрило и хлопнуло, в кузове запахло горелой изоляцией. А выражение довольства сползло с рожи хлыща.

– Пункт второй! – Радостно ответил я. – Выбить решётки!

Я со всей силы ударил в дверцу, пластина, прикрывающая собачку замка, поддалась, слегка согнувшись. Второй человек, до того сидевший смирно, рванулся ко мне с – смешно! – электрошокером. Я схватил его руку и, потянув её на себя, впечатал его голову в решётку.

– Свидетели мне не нужны! – Сказал я, вспарывая когтями его горло, а потом обратился к оставшемуся. – Может, избавишь меня от хлопот и сам подойдёшь?

Подходить он не стал, а вместо этого потянулся за пистолетом – что ещё могло у него быть подмышкой? – но ждать я не стал, а шарахнул молнией, оставившей ветвистый след на его коже. Пора выбивать решётку, чтобы потом, когда машина приедет на место, быстро захватить плацдарм для десанта.

Решётка почти поддалась, когда в борт фургону кто-то въехал. Нас ударило, меня вбило в решётку до хруста в рёбрах, а фургон тем временем тащило боком, пока он не достиг какого-то препятствия, отчего я отлетел к противоположной стене. Раздался звук шагов: кто-то приближался к фургону.

– Какая скотина права купила на распродаже?! – Зло спросил я, держась за шишку на голове.

– Слышишь, там кто-то есть. – Раздалось снаружи. – Открывай!

– Сейчас-сейчас! – Ответил ему невидимый собеседник.

Мои уши уловили скрежет металла по металлу – мой самый нелюбимый звук. От него у меня уши в трубочку сворачиваются в прямом смысле. Кто-то пытался подцепить монтировкой край двери. Только у него ничего не получалось.

– Там ручка есть, гении! – Прокричал я. – Дверь снаружи открывается.

– Это хуман? – Спросил кто-то за дверью, кажется, девушка.

– Нет, слышишь как букву «Р» говорит. Люди так не говорят.

Идиот! Это американцы так не говорят, а русские – говорят. У меня после трансформации голос не поменялся. Говорить им я этого не стал, а то ещё открывать не будут. Хотя, толку от них? Я, по-моему, сам быстрее выберусь. Потому как, дверь клетки была уже почти открыта, а сейчас я врезал по неё ещё раз – и дверь, хлопнув по костюмированному, открылась.

– Отошли от двери! – Прокричал я.

– Но мы хотим тебя выпустить!

– Живо! – Прорычал я и, когда их шаги сказали мне, что они отошли на безопасное расстояние, врезался в дверь фургона.

– Котик! – Среагировала девушка. – Ты свободен, мы спрячем тебя от них.

– Блеск, зоозащитники. – Сказал я, разворачиваясь и подходя к кабине фургона.

М-да. Водитель мёртв, о чём недвусмысленно подсказывает пробитая рулевой колонкой грудная клетка.

– Мы не зоозащитники! – Подал голос парень. – Мы…

– Вы – идиоты! – Перебил я его. – Испортить такой план. Что вы вообще здесь забыли?

– Ходят слухи. – Ответил другой парень. – Что правительство создало антропоморфных животных, дабы сделать из них солдат для исполнения своих захватнических планов. И мы решили их спасти.

– «Мы» – это кто?

– Фурри. – «Коллеги» Шаха передо мной, оказывается.

– И как вы решили их спасти?

– Ну, тебя же мы спасли. – Сказала девушка.

– Спасатели, хреновы. – Пробормотал я. – Мне в кои-то веки выпал шанс узнать, где их лаборатория, а вы мне всё испортили! Кто из этих трёх трупов расскажет мне: где она находится?

– Трупы? – Парень пониже заглянул в кузов, а потом, согнувшись пополам, простился с обедом. – Это мы их?

– Вы. – Подтвердил я, решив помучить их. – Как вы вообще на них вышли?

– Это я нашла! – Подала голос девушка. – Я случайно взломала систему камер видеонаблюдения и заметила попавших в кадр волков, выходящих из грузовика. Ну, и мы следили за этим грузовиком.

– Случайно? – Уцепился я за обронённое ею слово.

– Ну, может, не случайно. Какая разница?

– Большая! – Отрезал я. – Найдёшь их ещё раз?

– Не выйдет.

– Почему?

– Нас полиция будет искать. Мы мусоровоз угнали.

Ну да. Фургон был сбит мусоровозом. В дополнение ко всему, на перекрёстке, где произошло столкновение, тоже висели камеры и всё снимали. Если за мусоровоз их ещё могли простить, то за это… За это их закроют далеко и надолго, вон уже слышны приближающиеся сирены полицейских автомобилей.

– Ни плана, ни подготовки. Дилетанты вы – вот вы кто! – Прокричал я на них, а потом обратился к Кире. Несмотря на огромное расстояние, я всё ещё чувствовал её. – Забирай меня отсюда.

Меня и трёх «помощников». Не здесь же их оставлять?



Глава 12

– Это я? – Девушка крутилась перед зеркалом, не узнавая себя в отражении.

– Ты, Юля. – Подтвердил я.

– Я – Джулия! – Поправила она меня.

– Это ты у себя в Америке была Джулией. – Возразил я. – А здесь, уж извини, государственных языков два: язык Арги и русский. Английского в этом списке нет. Соответственно: ты теперь – Юлька, Питер – Петька, а Бенджамин – Веник.

– А кто делал пластику? – Подал голос Веник.

– Автодок. – Ответил я. – Эта штука способна на многое, какая-то пластическая операция для неё – тьфу! Это кстати не всё: отпечатки пальцев и рисунок сетчатки тоже изменены. Вот только с ДНК ничего поделать нельзя – оно осталось тем же.

– Спасибо. – Юлька повисла у меня на шее, тайком перебирая шерсть. – Как мне тебя отблагодарить? – Спросила она с явным намёком на «Как».

– Не начинай! – Прервал я её. Она уже не только меня, она всех достала за эти два дня. – Люди не в моём вкусе. А шанс отблагодарить у вас будет. Для того и пластику прошли.

– Мы должны найти лабораторию? – Спросил Питер.

– Молодец, Петька, догадался. – Похвалил я его. – Это, кстати, в ваших интересах тоже.

– Почему? – Поинтересовался Бен.

– Вы же видели волков? – Задал я вопрос и, дождавшись кивков, продолжил. – Они были людьми. Ещё месяц назад, а может, и меньше. Нам главное освободить пленников и уничтожить тех, кто использует их для вторжения на нашу планету. А сыворотка – или что там у них? – нам совершенно ни к чему.

– А если я не хочу становиться волком? – Спросил Питер.

– Да, хвоста ради, – Махнул я рукой. – оставайся человеком. Мне-то какое дело? И вообще вы рано начали делить шкуру неубитого хумана. – Нахватался, блин, словечек и фраз от Шаха. Уже и сам не замечаю, что говорю «ни хвоста» там, где раньше говорил «ни хрена».

– А быков у них нет? – Поинтересовался Питер. Травоядный – вегетарианец, иными словами. Мозги мне йиффал, что, мол, мясо он ест. Ест! Просто не знает об этом. Ну, да я и не скажу.

– Им нужны бойцы, а не мясо. – Заметил я. – Вообще не о том думаете! Вот вам! – Я кинул им браслеты.

– Это что? Украшение? – Кто о чём, а женщины об украшениях.

– Это одежда. – Пояснил я. – Принимает любую форму и цвет практически мгновенно. Управление ментальное, но поскольку у людей ментальных способностей нет, то придётся вам управлять через смартфон. – Я достал из сумки, которую принёс собой в медцентр Саблеграда, три устройства, замаскированных под земные телефоны. – Это не то, что вы подумали, это наша разработка. – Пояснил я. – Внутри вычислитель мощностью с хороший сервер, заряжается от излучения, которого на Земле пруд пруди, подключается к любым сетям, имеет встроенное хранилище информации на несколько терабайт. Взлому не поддаётся, активируется только в руке владельца. А когда телефон в руке кого-то другого, его можно подорвать голосовой командой, которую вы настроите позже.

– Круто! – Люди разобрали телефоны, сразу взявшись ковыряться в меню.

– Ноутбуки. – Вытащил я из сумки три сумки поменьше, с ноутбуками внутри. – Тоже наша разработка, всё тоже, что и в телефоне, только лучше.

– А оружие будет? – Спросил Веник, видимо, надеясь на какой-нибудь бластер.

– Будет. – Подтвердил я и вытащил из сумки два Кириных ГШ-18. – Патрон: 9мм парабеллум, повышенной мощности. Но простые тоже кушает. И Кольт 1911 – Пистолет Мажора пригодился-таки. – Магазин расширенный – на 12 патронов, калибр .45 ACP. – Сказав это, я достал пачки патронов ко всем пистолетам. – Кобура не нужна – костюм вырастит свою. И вот документы. – Добавил я к вытащенным предметам ещё и пачку паспортов и водительских удостоверений. – И деньги. С ними аккуратнее будьте, так как номера у некоторых купюр одинаковые.

– А транспорт?

– Танк не дам. – Ответил я. – В портал он не пройдёт. А машина… – Я горестно вздохнул. УАЗ жалко, но других земных машин у нас нет. – Собирайтесь и идите за мной.

Я подождал, пока земляне оденутся, и повёл их к мастерской Дизеля, который вместе с Арной приводил машину к виду, подходящему для езды по США. Ну, то есть – кенгурин, больше похожий на бульдозерный нож, долой, шноркель спрятать, выведя воздухозаборник рядом с люстрой, выхлопную трубу под кузов, люк и крепление для пулемёта тоже стоило убрать.

– Пикап? – Удивился Петька.

– А ты ожидал увидеть лимузин? – Ехидно спросил я. – Что может быть лучше для езды по дикому и неосвоенному миру, чем пикап?

– Это Форд?

– По-моему, Тойота. – Заспорили парни. – Но не уверен.

– Точно не Тойота! Может, GMC?

– Вы совсем ничего в машинах не понимаете? – Спросил я, прервав их спор. – Это УАЗ!

– Рамный УАЗ?

– Рамы не было до падения со скалы. – Пояснил я. – И вообще сказали бы «спасибо», что Дизель переделал его. Видели бы его раньше. И хватит болтать, лезь в машину!

– Тут три педали! – Возмутился Веник, забравшийся внутрь.

– Конечно их три! – Заметил я. – Ты хотел пять?

– Не бывает техники с пятью педалями! – Возразил он мне.

– Бывает. – Сказал я.

– Ты имеешь в виду… – Веня показал на космодром, где стояли наши корабли.

– Нет. – Отрицательно помотал я головой. – В кораблях педалей нет вообще.

– Где тогда может быть пять педалей?

– Любой колёсный трактор имеет пять педалей. – Ответил я. – Или у вас там уже трактора с автоматической коробкой передач?

– Не знаю.

– Не знаю! – Передразнил его я. – Развелось менеджеров… – Что тут бедному колхознику делать? – Как вы вообще грузовик угнали? Или у мусоровозов теперь тоже автомат?

– Мусоровоз вела я. – Подала голос Юля. – Бен, свали отсюда! Ключи?

– Под щитком. – Ответил я.

Джулия достала ключи из-под солнцезащитного щитка, завела мотор и почему-то недовольно скривилась.

– Что не так? – Решил я выяснить причину недовольства.

– Дизель?

– А что ещё должно стоять во внедорожнике? – Удивился я. – Не бензиновый же мотор?

– А какой же ещё?

– Дизель! Бензин – фу, бяка! Расход огромный, моменту – хрен, приёмистость никакая.

– Да что ты понимаешь?! – Возмутилась она. – Ты на бензине ездил?

Ого! Да у нас тут ярый сторонник бензиновых двигателей.

– Ездил. – Подтвердил я. – Бензин не тянет совсем. – Ну, ещё бы, ведь то был мопед. – То ли дело дизельный движок. Мощь! И вообще можешь идти пешком, если моя машина тебе не нравиться!

– Цилиндров-то хоть сколько? – Спросила она, смирившись, что бензинового двигателя ей не видать.

– Рядная четвёрка. – Пояснил я. – Это же не бензиновый, который нормально едет только после двенадцати горшков.

– А мощность?

– Лошадей двести. Не знаю точно.

– Пф-ф-ф!

– Что пыхаешь? Зато моменту, как у трёх бензиновых V8. И вообще переживёт твой бензиновый мотор ядерный взрыв?

– А твой дизель?

– Ещё как переживёт. – Обрадовано заявил я. – Конкретно эта машина пережила взрыв в двадцати километрах от неё!

Ответить на это ей было нечего, поэтому она, закрыв дверь, объехала вокруг мастерской.

– Сойдёт. – Ответила она. – Для дизеля.

– Конечно, сойдёт. – Согласился я. – Гравитация-то здесь выше. Бензиновый вообще бы не тронулся. Хорош болтать. – Не дал я ей ввернуть ответную реплику. – Едем к порталу.

Я забрался на пассажирское сиденье, а парни на заднее; Джулия стронула машину с места и, руководствуясь моими указаниями, повела её к ангару с порталом.

– Всю информацию – Осуществлял я последний инструктаж. – Будете скидывать в папку на рабочем столе ноутбука. Иногда я буду открывать порталы, чтобы скачать её. Другими способами связаться не пытайтесь. Если наёдете лабораторию, то ни в коем случае – я повторяю: ни в коем случае – не лезьте сами. Только спугнёте. Сидите в тени и не отсвечивайте. Всё. – Я вылез из машины, подъехавшей к порталу. – До встречи!

Портал активировался, нацеливаясь на точку где-то вдали от оживлённых трасс. Машина медленно вкатилась в мерцающую плёнку, постепенно исчезая из виду, и вскоре в ангаре находился только я. Портал погас, земляне ушли, а нам стоит приступить к реализации запасного плана.

– Арна, собирай остальных! – Её аватары не было в ангаре, но я знал, что она меня слышит.


***

– Все готовы? – Спросил я свою команду.

Один за другим доложились о готовности все семь арги, включая Киру. А Куга опять осталась дома, так как нечего ей на Земле делать.

– Выдвигаемся!

Мы без проблем преодолели внешний периметр. Но это только начало – основные постройки Института находятся под землёй.

– Задача номер раз – поиск, кража и уничтожение информации. – Скомандовал я. – Задача номер два раза – поиск других арги. Приоритет – скрытность.

Мы, стараясь двигаться как можно тише, осторожно направились к зданию Института. Пересохшая августовская трава шелестела под лапами, грозя выдать нас, но, к счастью, её полоска была довольно-таки тонкой, и мы ступили на бетонные плиты дороги, ведущей к ангарам. Научный комплекс УБАС здорово разросся, несмотря на отсутствие связи с Кимиром.

Часовой, ослеплённый клонящимся к закату солнцем, не заметил нашей группы, и мы беспрепятственно проникли в ангар. Внутри помещения стояло несколько грузовиков и внедорожников с эмблемой ведомства на дверях. Что-то здесь всё-таки возили: от некоторых машин исходило тепло.

– Лифт в той стороне. – Показал рукой Гук.

Мы короткой перебежкой добрались до лифта и, перепрыгнув через сетчатое ограждение, оказались внутри. Я открыл люк, ведущий на крышу лифта, и мы все перебрались в шахту, спустившись вниз к лабораториям Института. Дверь грузовой шахты была тут также сетчатой и не доставала до потолка, что позволило нам попасть внутрь.

– Свободный поиск! – Скомандовал я, и арги разбежались в разные стороны.

Я пошёл по центральному коридору, замирая на месте, когда мне навстречу появлялись люди. Много людей, подозрительно много для такого засекреченного места. Ба!

– … уже нет. – Вещал какому-то важному типу идущий рядом с ним Звягинцев. – Кимир полностью пригоден для колонизации. Нужно только решить последнюю проблему.

– Проблема немаленькая должен заметить. – Отвечал ему его собеседник.

– Наши заокеанские друзья пообещали решить её в скором времени. Им только нужно немного помочь, а потом мы сами займёмся саблезубыми. Без поддержки они просто животные. Пусть и крупные, но против танка, как говориться, не попрёшь!

Очень интересно! Я двинулся следом, стараясь не попасться никому на глаза.

– А они смогут? Американцы, я имею в виду. Пока что у них не ладится.

– Поэтому я и настоял на отправке им Паромова и Кары. Пусть сравняют шансы.

Сука! Арги здесь уже нет!

– Ну, может, что из этого и выйдет. – Продолжая следовать за ними, я дошёл до пассажирских лифтов. – Вы сейчас куда?

– Вернусь на Кимир. Попытаемся расширить плацдарм.

– А Серов что?

– Мне кажется, что он сговорился с саблезубами. По крайней мере, очень странно, что он не погиб во время похищения Смита.

– Ну что ж, Сергей Михайлович, до встречи.

– До встречи.

А Звягинцев-то себе на уме! Скотина лысая. Уже успел за моей спиной договориться. Как только проглядели? Ну, ничего, Кимир круглый – там и встретимся. А пока стоит пройтись вслед за этим хлыщом, кажется мне, что он явно не простая шишка.

– Отбой поисков! Арги здесь нет! – Скомандовал я.

Приходилось перебежками, ожидая пока люди перестанут смотреть в мою сторону, двигаться за хлыщом, стараясь не потерять его из виду. В конце концов, мои мучения увенчались наградой и я смог проскочить в кабинет хлыща, чудом не зацепившись за закрывающуюся дверь.

– Мне нужна диверсия! – Сообщил я, между делом следя, как человек набирает пароль на своём компьютере. Его, конечно, взломать не долго, но так проще. – Без жертв, и чтобы не заметили, но нужно кое-кого отвлечь.

– Пожар устроит? – Спросила зажигательная Кира.

– Вполне. – Согласился я.

Пару минут ничего не происходило, но вскоре по комплексу разнёсся звук сирены, а затем голос в записи попросил всех сотрудников покинуть помещение и выйти на свежий воздух.

– Насколько серьезно? – Человек поднял трубку телефона и спросил кого-то на том конце. – Понял.

Он положил трубку и продолжил набирать отчёт, о беседе с «агентом». Судя по тексту, это он о Звягинцеве.

– Кира, их не впечатлило! – Надавил я на её самолюбие.

– Два пожара с перерывом в пять минут будет слишком подозрительно. – Заметил осторожный снайпер.

– Тоже верно. – Согласился я.

Придётся импровизировать. Я осторожно обошёл вокруг стола и уронил с книжного шкафа статуэтку.

– Странно. – Хозяин кабинета посмотрел на лежащего на полу слоника. – Полтергейст завёлся?

Он подошёл к шкафу и нагнулся за слоником, я же в это время открыл верхнюю дверцу шкафа, в которую человек, вставая, врезался затылком. Сознание, правда, он потерял не от этого – я решил подстраховаться и добавил кулаком.

– Новая Windows – Сказал я, взглянув на монитор с неизвестным интерфейсом. – на 69% удобнее, чем следующая.

Я быстро вбил пароль, подключил к USB-порту заранее приготовленное устройство и, откинувшись в кресле, стал ожидать слива информации. Попутно со сливом в систему был подсажен червь, который в скором времени обнулит хранилища Института. Нечего им слишком много знать, а то спать будут плохо. Вдруг человек застонал, и я, быстро соскочив с кресла, присел с противоположной стороны стола, прикрыв ладонью устройство.

– Что за хрень! – Спросил он, встал и, потирая затылок, вернулся к столу. – Я разве не вышел? – Взглянул он на монитор, после чего протянулся к трубке. – Караул, что у вас?

– Чисто! – Донеслось с той стороны.

– А пожар?

– Проводку коротнуло и потолок затлел, ничего особенного.

– Странно. – Сказал он, кладя трубку. – Я знаю: ты тут.

Ну-ну. Я такой дебил, что должен тут же отключить мимикрию и извиниться за всё происходящее? Да поцелуй мой мохнатый зад! Если бы ты знал, что я здесь, ты бы так не болтал.

– Тьфу. – Он сплюнул прямо на пол рядом со мной. – Какая только хрень в голову не лезет. Нафиг! – Он закрыл документ и вышел из системы. – Пойду поем.

Ну, сходи, я как раз закончил красть твою информацию и мне теперь надо выйти из твоего кабинета. И вообще пока-пока, чао, до встречи! А мне надо домой: меня там разговор ждёт весьма интересный.



Глава 13

Светало. Солнце ещё не показалось из-за горизонта, а я уже проснулся – из-за боли. Хотел было сделать что-то нехорошее источнику этой самой боли, но вот только… это была Куга. Пума прижалась ко мне во сне, что было бы даже приятно, если бы не когти, и, обвив мою ногу хвостом, что-то очень тихо шептала. В довершении ко всему её трясло, не знаю: то ли от страха, то ли от злости, а возможно, что и от того и от другого. Я аккуратно прикоснулся к её ладошке, но от прикосновения она только глубже вонзила когти в мою шкуру, забормотав:

– Нет, нет, пожалуйста, не надо…

Не знаю, кого она умоляла, и что он собирался с ней сделать, но знаю одно, когда я доберусь до лаборатории, я там всех на кол посажу!

– Тихо, Куга, тихо. – Начал я тихонько поглаживать её, ласково шепча на ушко. – Всё хорошо, ты дома, успокойся.

Постепенно мне удалось её успокоить, и пума втянула когти и, положив голову мне на грудь, тихо заурчала. Сквозь сон мурчание подхватила и Кира, и под аккомпанемент двух кошек я быстро заснул опять.

Когда проснулся, рядом никого не было, зато с кухни доносился звук скворчащего масла, а ароматы так и тянули поинтересоваться, чем же это так аппетитно пахнет. Неужели блинами? Два года их не ел. Я прошёл на кухню и понял, что нос меня не обманул. Похоже, у Куги начинает получаться готовить еду, не спалив при этом дом. Правда, совсем без эксцессов не обошлось, о чём недвусмысленно сообщали блины на потолке. Как они там оказались?

– Я уже научила Кугу пользоваться лопаточкой! – Сообщила Кира, увидев, куда направлен мой взгляд.

– А в честь чего пиршество? – Спросил я, посматривая на толстые стопки блинов.

– Просто стоит перекусить, пока Звягинцев аппетит не испортил.

Точно, я же сегодня с этим упырём собирался поболтать.

– Злой, как сто собак, саблезубов враг – краснорылый пучеглазый Звягинцев-мудак! – Пропел я. – Арги, не шатайтесь по форпостам просто так: чайной ложкой мозги́ съест… Какая рифма к «мудак»?

– Судак? – Предложила свой вариант Кира.

– Не обижай рыбку. – Ответил я, садясь за стол. – Благодарю.

Я принял у Куги чашку кофе и, пока она отвернулась, выловил оттуда шерстинку и выкинул её на пол, под неодобрительным взглядом Киры. Чего это она? На полу и без того достаточно шерсти, и один волосок погоды не сделает. Надо будет, как всё это закончится, устроить генеральную уборку.

– Спасибо, было очень вкусно. Вот только, может, стоило оставить детям? – Спросил я, когда от блинов осталось одно воспоминание. – Или они уже?

– Спят пока. – Ответила Куга. – А я потом ещё пожарю. Мне понравилось готовить! Я тут поваренную книгу нашла у тебя…

– Какую? – Встрепенулся я.

– Не ту, где напалм. – Успокоила меня Кира.

– Напалм? – Поинтересовалась Куга. – Это вкусно?

– Это не еда. – Поспешил я её уверить. – Если попадётся на глаза «Поваренная книга анархиста», то ничего из неё не готовь. Еды там нет.

– Зачем тебе вообще была нужна эта книга? – Кире не знает, что любопытство сгубило кошку?

– Это весело! – Заявил я. – Я однажды чуть школу не сжёг. Горело, правда, не очень. Всё-таки много напалма мне сделать не удалось. Но потушить его долго не могли.

– Огнетушителей или пожарного щита у них не было что ли?

– Был, конечно, только пожарный щит-то я и поджёг!

– И это я хулиганка?

– Ты. – Подтвердил я. – Куга, а ты с нами не идёшь? – Спросил я, видя, как она снова достаёт муку – копированную, само собой – из шкафчика.

– Нет. – Она резко повернулась в мою сторону, сшибив хвостом миску со стола у раковины. – Я не хочу разговаривать с людьми. Пойдёте воевать, тогда пойду.

– Ну, смотри. – Заметил я и пошёл собираться. – Возможно, повоевать сегодня придётся, но пока не знаю, может, и миром решим.

Бронекостюм, автомат, револьвер – всё готово, можем отправляться. Вдвоём. Да больше и не надо: в форте меня помнят, так что Звягинцев бузить не должен. Ну, а начнёт – Клык успокоит.

– Клык! – Крикнул я, подходя к фрегату. – Таксист зубастый, до форта за сотку подбросишь?

– За сотку только до Цитадели, а дальше пешком пройдёшься! – Не остался он в долгу.

– Уговорил. Сто пятьдесят. С первой пенсии отдам.

– Сначала плати, а потом лети! – Отрезал искин.

– Ладно, – Согласился я. – подставляй лоб.

– Зачем?

– Под сто пятьдесят щелбанов, конечно же. – Ответил я, изображая щелчок пальцами.

– Я забыл, сегодня же акция! Пассажирам с дамой – бесплатно.

Как перестал на нём летать, так снова начал зубоскалить. Ну да ладно, сейчас лететь недалеко, надоесть не успеет. Чего там лететь? Короткий взлёт, скоростной полёт в стратосфере и спуск – вот и весь маршрут.

А в форте мы давно не были! Сколько здесь нового: полноценный морской порт, с кораблями из трофейных корыт барросов, каменная стена, посадочная полоса из плит, как я полагаю, для меня. А если не для меня, то поздно, батенька. Мы уже сели, всполошив народ на улицах.

– Что не ждали? – Ехидно спросил я, выходя из корабля. – А мы припёрлись. Слышь, пацан. – Остановил я первого попавшегося на глаза солдата. – Ну-ка метнулся к начальству, пусть поляну накрывает.

Парень, видимо, так обалдел от моей наглости, что поспешил удалиться в сторону замка, причём бегом. А мы же не торопясь прогуливались по вымощенным камнем улицам форта, рассматривая давно покинутое поселение людей. В форте появилось больше каменных строений, наша любимая таверна разрослась до четырёх этажей, людей стало ощутимо больше, видимо, часть народу из других форпостов перебралась сюда. Машин не было: вся техника, кроме тяжелой бронетехники, была задействована на хозяйственных работах, а люди ходили пешком или разъезжали на велосипедах. Конструкция довольно-таки топорная, но смотрится неплохо и едет без скрипа и дребезга, присущих китайским поделкам, видимо, нашёлся умелец. И над всем этим витают запахи, беспрепятственно проникающие к моему носу через открытое забрало. Ароматы жареного мяса, рыбы, запах только что вытащенных из печи пирогов. На их фоне вовсе не заметны редкие неприятные запахи.

– Куда прёшь! – А вот часовой перед входом в покои местного феодала явно из новеньких. Иначе бы так со мной не разговаривал.

Ну, а я с ним и вовсе не стал говорить и просто толкнул его рукой, отчего солдат пошатнулся и уселся на дорогу. Его напарник предпочёл постоять в сторонке, кому-то названивая по полевому телефону. А я ведь отправил гонца! Плохо, плохо тут готовятся к встрече со звездой. Внутри замка почти ничего не поменялось, разве что стало больше средневековой атрибутики: гобелены, факелы на стенах, соседствующие с кабелями, и декоративные щиты с декоративными же мечами. И впрямь он себя феодалом вообразил.

– Туда не… – Ещё один часовой попытался было преградить мне путь, но я всё равно открыл дверь. Им и открыл.

– Здрав будь, княже! – Начал я, войдя в покои – иначе кабинет Звягинцева уже и не назвать – и наблюдая, как солдат пятиться за дверь под взглядом своего правителя. – Как здоровье? Жопа ещё не треснула?

– Ты что несёшь?

– Я много чего несу: мир и процветание, ужас, страх и смятение, херню, а ещё возмездие во имя Луны. Но я не пытаюсь усидеть одновременно на трёх стульях.

– Ты о чём? – Удивлённо спросил он.

– Ты дурак или притворяешься? – Вполне серьёзно спросил я. Потому как если он «играет дурачка», то делает он это очень убедительно. Вжился в роль, так сказать. – Я говорю об американцах, Институте и твоих вассалов. И вашим и нашим, и себя не забыть, так?

– Я всё ещё не понимаю о чём ты. – Продолжал упорствовать он.

– Я правильно понял? – Уточнил я. – Ты утверждаешь, что вчера тебя не было в Институте и ты там ни с кем не говорил про колонизацию Кимира, после того как американцы перебьют меня и моих друзей, а вы их после этого, соответственно, замочите сами?

– Откуда ты…

– Не ты один балуешься прослушкой. – Перебил я его. Пусть ищет, хоть занят будет.

– И что ты хочешь?

– А хочу я понять: ты мразь конченая или нормальный человек? Потому что ведёшь ты себя и так и так. Но вот только мразь может притвориться добрым человеком, а вот доброму притворятся мразью не за чем. Чем тебя твоя жизнь не угодила, что ты на такое пошёл? Ты понимаешь, что здесь и сейчас ты первый среди равных, а когда повалят сюда земляне, кем ты будешь? Никем! – Не дал я ему вставить слово. – Прибегут начальники, выпишут тебе премию и отправят в отставку на Землю. А сами будут тут бесчинствовать и вскоре превратят Кимир в такую же помойку! Я не закончил! – Вновь прервал я его. – Или ещё лучше, поделят тут всё, а потом будут воевать друг с другом. Чем они от непров отличаются?

– Я не мог…

– Я не мог поступить иначе! – Передразнил я его. – Мог! Но не захотел, ибо увидел выгоду. Ты куда, падла, саблезубов дел?! – Я рванулся к нему и, схватив за воротник, вытащил его из-за стола. – Я знаю, что по твоему совету их пиндосам подарили! Зачем они им? Хотят из их ДНК гибридов наклепать для своих войнушек? Где они! – Практически прорычал я ему в лицо.

– Я не знаю! – Прохрипел он. – Привезли их в аэропорт, там уже американцы их забрали.

– Как давно ты с ними работаешь?!

– Месяц.

– С кем ты общался?

– Он назвался Смитом.

– И ты поверил?

– Он документы показал.

– Документы! – Передразнил я его. – Как ты с ними связываешься?

– Они сами в замке появляются. Всегда внезапно, и прямо в моём кабинете.

– Что они тебе пообещали?

– Доставить средства производства. – Совсем уже тихо пробормотал он, и мне пришлось разжать руки, чтобы Звягинцев не задохнулся. – Я же для людей стараюсь. – Просипел он, лёжа на полу.

– Для людей? – Взъярился я. – А сейчас им плохо? Под американцами им было бы лучше, да!

– Ты не понимаешь.

– Всё я понимаю!

– Кира, ну хоть ты образумь его!

– Да пошёл ты! – Вот всё что сказала она ему, прежде чем покинуть княжеские покои.

– Надеюсь, это был наш последний разговор. – Сказал я.

Выходя, я так хлопнул дверью, что её заклинило в дверном проёме, и солдат, поспешивший проверить состояние своего правителя не смог попасть внутрь. Я только усмехнулся, шевельнув усами, и вышел на улицу. А там… Весь город собрался, похоже, но это мне только на руку.

– Люди! – Произнёс я, перекрикивая гомонящую толпу. – Скажите мне: вы довольны своей жизнью?

Народ разразился криками, по большей части, одобрительными.

– А хотите вы, чтобы всё, что вы имеете, досталось кому-нибудь другому?

Теперь крики были недовольными, а порой и угрожающими.

– Так вот! – Выкрикнул я, привлекая внимание. – Кое-кто считает, что будет лучше, если передать Кимир американцам, которые смогут использовать его с большей выгодой.

– В жопу их выгоду! – Прокричал какой-то бородатый мужик.

– А вот уважаемый Сергей Михайлович считает иначе! – Возразил я. – Он думает, что если придут американцы, то вы сразу станете счастливы, от обилия колы и чипсов.

– В на хер колу! – Снова прокричал бородач.

– Почти каждый день агенты госдепа являются прямо в кабинет нашего уважаемого Сергея Михайловича и выдают ему ценные указания. Так, например, по его совету в американскую корпорацию передали двух охотников для опытов. Не тех охотников, что добывают пищу, а тех, что защищали вас от исчадий непров.

– В задницу непров! – Поддержал меня всё тот же бородач.

– Ну, зачем же так с уважаемыми… личностями. – Деланно возмутился я. – Ведь это именно они дали американцам технологию порталов. Взамен за половину территорий. – Я соврал, но разве бывают революции безо лжи? К тому же я не знаю, а вдруг, и вправду, что-то им было обещано. – Короче, я вам всё рассказал, но только вы будете решать, что вам с этой информацией делать.

Ну что ж, когда-то я обещал ему восстание, и прямо сейчас он его получит.



Интерлюдия

Административная станция Галактического Содружества. День 90 год 2.

Фрегат класса Вальри и так нельзя было назвать большим кораблём, но на фоне огромной станции, представляющей собой огромное кольцо, вращающееся вокруг планет, он был практически незаметен. Собственно, кроме систем автоматического слежения, он никому и не был интересен. Космос вблизи от станции кишмя кишел кораблями всех форм и размеров: от индивидуальных челноков размером с легковой автомобиль до сверхтяжёлых транспортов многокилометровой длины.

– Сколько же здесь народу обитает? – Поражённо спросил Бабах, поглощённый зрелищем бегущей по кольцу линии терминатора.

– Пять миллиардов бюрократов – Ответил Фи-фи, вложив как можно больше отвращения в последнее слово. – и ещё больше посетителей.

– Мы не заблудимся?

– Я уже получила координаты. – Вместо фенека ответила Ки. – Осталось утрясти формальности.

– Рэди! – Внезапно выкрикнул Фи-фи. – Хватит витать в облаках, собирайся. И ты, Ки, тоже. В полном облачении, ведь нам надо произвести впечатление.

Пока лисы – инопланетный, рыжая и кибернетическая – готовились к выходу, станция соизволила-таки выдать разрешение на посещение, и фрегат двинулся к одному из бесчисленных доков. Поскольку в этом секторе станции поддерживались подходящие условия для существ, дышащих кислородом, Фи-фи вышел налегке – во фраке, который сделал себе после того как увидел подобное в одном из земных фильмов. А Рэди и Ки, наоборот, были облачены в тяжелые боевые скафандры Арги и для пущей солидности держали автоматы в руках, следуя спереди и с боков перед лайонайлем, дабы разгонять ледоколом толпу на пути, ни много ни мало, а самого торгового представителя клана Прайд. Самого могущественного – потому как других и не было – из кланов возрождающейся цивилизации Арги. Посетители станции принимали лис за лайонайлей, несмотря на их куда больший рост и толстый хвостовой чехол Ки, в котором на самом деле было два хвоста, способных превратится в любой момент в два металлических кнута.

– Цель визита? – Поинтересовался мелкий – меньше самого Фи-фи – ящер за стойкой терминала.

– Приобретение системы сверхсветовой связи.

– Ваше имя?

– Филинорр алин Филопес Орд Гнума дун Рат.

– Войдите в эту дверь, – Ящер указал за дверь у себя за спиной. – а потом пройдите в кабинет 534-119. Охрана останется здесь.

– Чиновнику моего ранга не положено ходить без охраны. – Отрезал Фи-фи, высказав интонацией всё то оскорбление, что нанёс ему ящер своими словами.

Чешуйчатый бюрократ посмотрел на него, чувствуя внутреннюю борьбу между страхом за свою жизнь и желанием во всём следовать правилам, а потом перевёл взгляд на лисиц-охранников. Те стояли, молча, и даже не шелохнулись, но в их глазах читалось желание просто-таки проглотить надоедливую рептилию.

– Хорошо. – Инстинкт самосохранения всё же взял верх над чувством долга. Но последнее не осталось в стороне. – Я выдам им временные пропуска. А оружие…

– Это церемониальное! – Перебил его фенек. – Можете проверить – там нет даже батарей.

Ящеру ничего не оставалось, только как пропустить их. Пушистая троица прошла в открывшуюся дверь и двинулась по ветвистым коридорам к искомой двери. По царству бюрократии слонялись туда-сюда понурые существа, которые уже не надеялись законным путём получить желаемое и теперь размышляли где скопить требуемые суммы для взяток.

– Это 534-119? – Спросил лайонайль у странного существа, напоминающего грушу со складками жира, которую увенчивала голова морского слона.

– Это 118. – Ответило существо. – 119 на четыре уровня ниже.

– А чего ты тут сидишь? – Подала голос Рэди.

– Мне сказали ждать, – Существо развело в стороны почти человеческими руками. – вот я и жду.

Компания отправилась дальше искать нужный кабинет, но попасть на нужный уровень оказалось не так-то просто: лифт не работал, а лестница была перекрыта, а где была другая неизвестно. В конце концов, Рэди это надоело, и она просто отодвинула заграждение, и лисы спустились на четыре этажа вниз, где спустя ещё пятнадцать минут блужданий нашли-таки нужный кабинет.

– Нам назначено! – Пробилась Китсунэ сквозь очередь, невзирая на многочисленные протесты.

– Кто вы такие?! – Возмутился очередной ящер, когда троица вломилась в его кабинет.

– Я торговый представитель клана Прайд! – Торжественным тоном заявил Фи-фи. – Филинорр алин Филопес Орд Гнума дун Рат. И вот бумаги подтверждающие мои полномочия.

После этого фенек достал из внутреннего кармана тубус, из которого извлёк свиток, украшенный сургучными печатями, вычурными буквами и кровавым отпечатком лапы. По-русски ящер читать, само собой, не умел, но подобные вещи всегда вводили их в ступор и вызывали практически священный трепет, являясь ярким образчиком традиционного ведения дел, на фоне которых электронный документооборот казался им предельно скучным.

– А могу я поинтересоваться, к какому государству относиться данный клан? Никогда о таком не слышал.

– Арги. – Коротко ответил Фи-фи, отчего ящер мигом покраснел.

– А почему лайонайль представляет Арги?

– Потому что им в Содружестве не понравилось, и глава клана пообещал, что в следующий раз явится сюда только во главе флота! И я начинаю понимать его чувства!

– Что вы, что вы… – Поспешил успокоить его бюрократ. – Я весь внимание. Чего вы хотели?

Вместо ответа Фи-фи отправил не компьютер ящера файл со всеми сведениями, требуемыми для регистрации системы сверхсветовой связи.

– Хм. – Ящер углубился в чтение. – Понятно… Ясно… А вот тут у нас поменялась форма… – Произнёс он, но встретился взглядом с Фи-фи и добавил. – Но старая пока действует… понятно… А вот класс дальности потребуется повыше… Занятно… Земля?

– Земля. – Подтвердил лайонайль.

– Где же она находится? И что за планета?

– Так себе планетка. – Махнул лапой фенек. – А находится она в зоне интересов Арги. Больше вам ничего знать не нужно.

– Что ж. – Подвёл итог ящер. – Сейчас я приготовлю вам списочек документов, которые вам придётся собрать, всего два-три цикла и…

– Или может так? – Филинорр громко хлопнул по столу пачкой купюр.

– Или так. – Согласился ящер, убирая деньги в ящик стола. – Вот ваша карточка регистрации. Вот квитанция на получение оборудования. Всего хорошего, и надеюсь, что мы ещё увидимся.

– Надеюсь, что нет. – Пробурчал себе под нос фенек, выходя из кабинета.


Земля. 11 августа 2019 года.

Три человека сидели в номере мотеля. Обычный номер обычного дешёвого мотеля: две кровати, тумбочка с ночником и старый кинескопный телевизор. Джулия сидела на кровати, что-то стуча по клавиатуре ноутбука, лежащего у неё на коленях, Питер смотрел в окно, следя за улицей. А Бен торчал в телефоне.

– Прикинь, что мне Ванесса написала. – Весело сообщил он. – Говорит…

– Ты что, придурок, вошёл в свою старую почту? – Зло рявкнула на него Джулия.

– А что тут такого? – Удивился Бен. – Это же крутая штука, её не отследят!

– Не отследят. – Подтвердила девушка. – А точку доступа отеля, к которой ты подключился, запросто! Все бегом отсюда!

Она засунула ноутбук в сумку, покидала пистолет, патроны и остальные свои вещи туда же и, выбежав на улицу, запрыгнула в машину, заводя мотор.

– Быстрее кретины! – Прокричала она, высунувшись из окна.

Парни попрыгали в машину, Джулия резко сдала назад, отчего Питер поцеловался с приборной панелью, и выехала прочь со стоянки. Проехав два квартала, Джулия сбавила скорость и свернула в сторону от основной магистрали, вливаясь в поток машин. Мимо, завывая сиренами, промчались три полицейских автомобиля, свернув к отелю, который они только что покинули.

– Чтобы в следующий раз такого не было, ясно, кретины? – Крикнула она на парней. – Чуть не попались!

Словно услышав её, а скорее своего диспетчера, следившего за камерами, машины полиции, дав по тормозам, развернулись и направились прямо к внедорожнику.

– Сукины дети! – Выругалась девушка.

Она резко вывернула руль, и УАЗ, протаранив углом бампера легковушку перед собой, выехал на встречку. Джулия, лавируя между встречных машин, набирала скорость, но тягаться в скорости с машинами, созданными для преследования более быстрых машин, тяжелому внедорожнику было не с руки. И она, проломив хлипкий забор, въехала во двор чьего-то дома и, ломая ограды и расшвыривая садовую мебель и попадающиеся на пути газонокосилки, попыталась оторваться во дворах частных домов.

Полицейские машины с более низкой посадкой чуть отстали, но потом их стало больше, и теперь часть машин следовала по колее внедорожника, в то время как остальные шли параллельно ему по асфальту улиц. Таранить более тяжёлую машину полицейские не пытались, но один неосторожный всё-таки встал на пути у УАЗа, чтобы, получив в борт мощным отбойником из толстых труб, отлететь на приличное расстояние.

– Давай же, долбанный трактор, разгоняйся! – Она вжала педаль акселератора в пол, пока Бен и Питер судорожно искали ремни безопасности.

Щепками разлетелся последний забор, и автомобиль вырвался окружную дорогу, где его уже ждали несколько полицейских машин. Две из них попытались сжать внедорожник с боков, но он, вильнув в сторону, наехал на одну из машин, и она, зацепившись за асфальт покорёженной подвеской, закрутилась на месте, заставив позади идущие машины объезжать её. Прижав другую машину к обочине, Джулия пробила ею ограждение, и, проехав задними колёсами по капоту полицейского автомобиля, внедорожник съехал с асфальта в поле. Пока остальные пытались оттащить помятую машины, чтобы расчистить дорогу, УАЗ, разогнавшись, вломился в кукурузное поле и скрылся из виду.

Кукурузные стебли стучали по корпусу, шуршали по днищу машины, а початки грозили разбить лобовое стекло, но Джулия не сбавляла скорости, стремясь уйти как можно дальше от места, где их видели в последний раз.

– Вроде оторвались. – Пробормотал Бен.

– Не благодаря тебе! – Огрызнулась девушка и, перегнувшись через сиденье, врезала ему в нос. – Идиот! Все труды пошли насмарку из-за тебя и твоей тупой манды! У них теперь есть и наши новые лица, и отпечатки из мотеля! Кретин!

– Ну-ка тихо! – Перебил их Питер.

– Что?! – Сорвалась Джулия и на него.

– Кажется вертолёт.

Девушка громко и грязно выругалась, а потом схватила телефон и стала в нём что-то быстро писать.

– У тебя есть презерватив? – Спросила она Питера, закончив с телефоном.

– Тебе не кажется, что сейчас не время… – Вмешался Бен.

– Я тебе сейчас ещё раз вмажу! – Пригрозила Джулия.

– Вот нашёл. – Питер достал из бумажника презерватив. – Зачем он тебе?

– Надо! – Ответила Джулия и, разорвав упаковку, засунула телефон внутрь резинки. – А теперь отвернулись!

– Вибро включи. – Сказал напоследок Бен, за что получил-таки второй раз.

После этого парни тут же уставились в окна, словно кукуруза стала вдруг очень интересной. Раздался звук расстёгиваемой ширинки, затем возня Джулии на сиденье и её тихий не то всхлип, не то стон. А потом, в установившейся тишине стал отчётливо слышен звук приближающегося вертолёта.

Вертушка пролетела чуть дальше машины, а потом, хоть машина и стояла на месте, от вертолёта к внедорожника протянулась линия трассеров, и пули превратили капот с моторным отсеком в решето. Машина присела на спущенных шинах, стекло пошло трещинами от попавших в него осколков, и троица поспешила покинуть автомобиль, подняв на всякий случай руки вверх.

Вертолёт сел, прижимая потоком воздуха стебли кукурузы к земле и трепля волосы на головах. Свист турбин стих, винт убавил обороты, и из-за отъехавшей назад двери вышли волки.

– Это они? – Спросил один из них – светло-серый. – Те, что напали на фургон?

– Они! – Подтвердил его более тёмный напарник. – Рожи другие, но запах тот. Связать их!

Из вертолёта вышли ещё два волка и, связав руки людям пластиковыми стяжками, толкнули их к вертолёту.

– Ну-ка, что тут у нас? – Пошарил один из них по карманам парней и нашёл телефоны. – Телефончики. А твой где? – Спросил он у Джулии.

– Тебе-то какое дело, псина?! – С вызовом спросила она и плюнула ему в морду.

– Ах ты, маленькая дрянь! – Волк разозлился и наотмашь влепил ей пощёчину, оставив на её щеке кровавые чёрточки от когтей. – Где!

– Потеряла!

– Сейчас мы это проверим. – Улыбнулся он, обнажив клыки. – У твоих друзей ведь есть твой номер? Конечно, есть. – Возразил он, после того как она помотала головой. – Разблокируй! – Сунул он телефон под нос Питеру.

– Там пароль. – Ответил он.

– Какой пароль?

– Пароль «Рыба-меч». – Сказал Питер, активируя самоуничтожение устройства.

Смартфон взорвался в лапе волка, оторвав тому кисть. Пока один из волков бил Питера прикладом, а другой перебинтовывал лапу своему раненому товарищу, Бен выкрикнул свою кодовую фразу, подорвав телефон в кармане у командира хвостатого подразделения. Удары посыпались на ребят со всех сторон, но, в конце концов, их полуживых всё же закинули в вертолёт. И, оставив волка с оторванным куском бедра и внезапно укоротившимся хвостом в вертолёте, остальные отправились обыскивать машины.

– Тут ноутбуки! – Закричал чёрный волк, держа в лапе три сумки.

– Ка-Бум, Ка-Бум, Ка-Бум. – В три глотки закричали пленники, и взрыв трёх маленьких, но мощных бомб изрешетил волка осколками техники.

– Заберите его и валим! – Проорал командир из вертолёта.

Оставшиеся в живых волки подхватили тело своего товарища и погрузились в вертолёт. Пилот запустил двигатель, завыла, набирая обороты, турбина, винты крутились всё быстрее, и вскоре летающая машина поднялась в воздух.

– Подожди. – Остановил командир пилота и, встав на уцелевшей ноге, прильнул к пулемёту и принялся поливать внедорожник огнём.

Стволы минигана вращались с бешеной скоростью, сбрасывая вниз море гильз, а внизу погибал, превращаясь в груду покорёженного металла, единственный в своём роде внедорожник. Идущие одна за другой пули прорезали металл корпуса, разрывали в клочья шины и взрывали мириадами блестящих осколков стёкла. Пробитый топливный бак низвергал на землю литры солярки, которая, нехотя, но всё-таки разгорелась от затлевших сухих листьев кукурузы. Поток воздуха от винтов разгонял пламя, и спустя пару минут пылало уже всё поле, теперь только лишь чёрный дым в центре пожара указывал на его источник.

– Летим на базу? – Спросил пилот.

– Сначала в лабу. – Ответил ему волк. – Сдадим этих гадёнышей на опыты.


Лаборатория корпорации BBB. Спустя три часа.

– Ну, девочка моя, очнулась? – Некто в белом халате подошёл к Джулии и ласково посмотрел на неё.

Так же ласково, как смотрят на лабораторную мышь, перед тем как вскрыть её и забрать все органы на анализ. Впрочем, девушка понимала, что именно роль лабораторной мыши ей теперь и уготована. Иначе, зачем ей лежать голой, да ещё и пристёгнутой к столу под яркой лампой?

– Док, а как вы спите? – Нашла она в себе силы говорить.

– Нормально я сплю. – Пожал он плечами.

– И совесть не мучает?

– А почему меня должна мучить совесть? – Недоумённо спросил он. – Вы – преступники, отбросы общества, и я делаю благое дело, двигая науку вперёд.

– А вас часом не Йозеф Менгеле зовут?

– Ну, надо же. Замечательно, что молодое поколение помнит историю. Жаль только, что воспитание ужасное. Это же надо: молодая, красивая, умная и образованная, а пошла в террористы!

– Я не террорист!

– Все вы так говорите. Борцы за свободу, за справедливость, а на деле что? Ничего! Ну-ка, а что тут у нас? – Он пощупал её живот, а потом резко сунул руку ей между ног и достал телефон. – Так вот он где. – Сказал он и быстро отбросил его в сторону. – Мне уже сообщили про интересную опцию этой модели.

– Скажите, а звери-то в чём провинились, что вы и их уродуете?

– Я их не уродую! – Разозлился Док. – Я делаю их лучше! Сильнее, быстрее и умнее!

– И рабами!

– Должны же они отплатить мне за предоставленную услугу. – Усмехнулся он. – И, кстати, о рабах!

Док отошёл в сторону, исчезнув из поля зрения Джулии, а потом вернулся с ошейником в руках, который тут же застегнулся на её шее.

– Хорошо работать с солдатами, знаете ли. – Сказал он. – Они верны присяге.

– И тупы как пробки!

– Между прочим, это были лучшие бойцы, отобранные по множеству тестов.

– Главное требование – клинический идиотизм?

– Зря вы так, в самом деле. Парни доказали свою ценность…

– Подохнув почти в полном составе! Ну да, вы всегда сможете наклепать ещё.

– К сожалению, – Заметил учёный. – Не каждый человек способен пережить трансформацию. Но мы работаем над улучшением средства. И ваш вклад пойдёт на пользу общему делу! – Сказал он и вколол в шею девушке содержимое шприца, который вытащил из кармана своего халата. – Вот и всё! А я пока навещу твоих друзей.


Глава 14

Уже неделю полыхает восстание в Прибрежном. Звягинцев куда-то сбежал, скорее всего, на Землю. От наших помощников на Земле пока не поступило никакой информации, да и сами земляне больше не лезли к нам. Короче говоря, наступило затишье, которое обещает в скором времени разразиться мощной бурей. Мы не тратим время зря и готовимся к грядущим испытаниям: Арна собирает военную технику и роботов, все арги и фурри проводят всё время в тренировках, а второй фрегат Рари отремонтирован и под именем Анубис введён в строй. Аватара – пока не киборг, а только голограмма – у корабля соответствует названию – чёрный шакал, корпус фрегата тоже чёрный с жёлтой обводкой вокруг стёкол рубки.

Уже стемнело, тренировки на сегодня закончились, и я отправился на пляж. Прошёлся по песочку, пощекотав подушечки, уставшие за день, и, дойдя до камня, возле которого так хорошо думается, уселся на песок и, облокотившись на всё ещё валун, проводил взглядом солнце, почти скрывшееся за горизонтом. Тишина, только волны шумят, обдавая шкуру редкими брызгами, камень греет спину, ветерок щекочет, перебирая шёрстку, пахнет йодом, земля дрожит… Земля дрожит?

– Гром гремит, земля трясётся – это Рик ко мне несётся! – Прокомментировал я мчащегося во весь дух гиганта. – Что стряслось!

– Арна зовёт! – Он затормозил и, взбороздив огромными лапами пляж, обдал меня песком. – У людей что-то. Срочно!

Насколько срочно он объяснять не стал, и вместо этого, закинув меня лапой себе на загривок, поскакал в обратном направлении. Словно верхом на динозавре еду! Но вообще это немного обижает меня. Всё-таки я бегаю быстрее его, и нечего меня катать, словно малыша какого-то! И почему он бежал ко мне? Сказал бы Кире, та бы сообщила мне.

– Что случилось! – Я спрыгнул с Рика и вбежал в ангар.

– Вот, читай. – Арна сунула мне под нос планшет.

– Нас поймали, может быть, увезут в лабораторию. – Прочитал я. – Что с телефонами?

– Работает только один. Остальные, похоже, уничтожены.

– Откроешь на него портал? – Спросил я и, дождавшись кивка, рванул домой, крича на ходу. – Общий сбор! Всем к ангару с оружием и бронёй!

Продолжая кричать, я добежал до дома и, вырвав кошек из душа, вместе с ними оделся, вооружился, и мы побежали обратно к ангару, где постепенно скапливались арги. И Рик, судя по всему, тоже собрался с нами. Вот только в портал он не пролезет.

– Рик, ты остаёшься! – Скомандовал я.

– Почему?

– Мы пойдём в лабораторию, которая, скорее всего, под землёй, и там тебе будет тесно. Да верно. – Ответил я на взгляды собравшихся вокруг фуррей. – Мы идём громить лабу и освобождать ваших сестёр.

– Всё готово! – Доложила Арна. – Ящик с шайбами перед порталом.

Это хорошо, а то там наверняка все в ошейниках. Я взял несколько шайб с собой, активировал портал и осторожно заглянул на ту сторону. Всё правильно, вижу Джулию, привязанную к столу, а на шее у неё уже красуется взрывоопасный ошейник. Больше никого вокруг не было, и я прошёл на ту сторону. Следом Кира, Куга, Шах и ещё несколько арги. Остальные пока остались с той стороны, и я сказал им, там и оставаться, пока не позовём.

– Юлька, ты жива? – Спросил я её, подойдя к столу, и прилепил шайбу к ошейнику. – Эй? – Я потряс её за плечо.

Не просыпается, но сердце бьётся, дыхание есть, правда, какое-то неправильное: то резко и часто дышит, то почти замирает. Я попытался разбудить её, похлопав по щекам, но эффекта это не возымело. Только задышала она чаще и начала постанывать. Стоны становились громче, на лбу выступили бисерины пота, сердце застучало как бешеное, и Джулия попыталась разорвать путы, хоть и не пришла в сознание.

– Есть мысли, что с ней сделали? – Спросил я Шаха.

– Что-то испытали новое, видимо. – Пожал он плечами. – Попробую помочь.

Он положил руки ей на грудь и начал своё колдовство. Потоки энергии были настолько мощные, что даже я их видел, вот только это не помогало. Девушка всё ещё металась в бреду, пытаясь разорвать ремни, удерживающие её на столе. Тихо прошелестев, открылась дверь, и я, отвлёкшись от пациентки, не особо разбираясь, выстрелил в голову вошедшего человека. Звякнула гильза, за ней ввалился в кабинет безголовый труп, а следом влетела граната.

– Берегись!

Я схватил автомат за ствол и словно клюшкой вышиб опасный подарок назад. В коридоре грохнуло, раздались крики боли. Пума, услышав человеческую речь, рванулась в коридор добивать раненых, а мне пришлось бежать следом, дабы уберечь её от глупостей. В коридоре все уже были мертвы, а крики и выстрелы доносились откуда-то издалека.

Я и увязавшаяся следом Кира, рванули на подмогу, пока остальные прикрывали врачующего Шаха. Пума двигалась по коридору, словно сама Смерть, оставляя за собой лишь трупы с простреленными головами, оторванными конечностями и разорванными когтями глотками. Некоторые охранники носили на себе следы избиения прикладом, а некоторые были, в прямом смысле, сломаны пополам.

– Куга, стой! Подожди нас! – Пытался я её если не остановить, то хотя бы притормозить.

Но большую кошку вела месть. Месть за всю ту боль и страдания, что причинили ей люди в этом заведении. Я поднажал, стремясь уберечь её от самой себя, и на следующем перекрёстке догнал её.

– Куга! – Схватил я её за руку и чуть не полетел в стену. – Успокойся! Это я! Тихо-тихо. – Я обнял её, дополнительно прижав её руки к телу. – Успокоилась?

– Да, прости. – Виновато прижав уши, сказала она. – Что-то нашло.

– Извиняться не надо. – Успокоил я её. – Надо действовать твёрдо, грамотно и решать всё по порядку. Где содержатся другие фурри?

– Я проведу.

Теперь, когда Куга успокоилась, мы двигались клином: Куга в центре, я справа, а Кира слева. Пума вела нас, а мы прикрывали её, паровым катком идя по коридорам. Медленно, но верно, не подставляясь под огонь и не оставляя за спиной живых.

А место это, и вправду, жуткое: местами попадаются изрезанные на куски, освежёванные, изломанные и обгорелые тела людей и фуррей, в колбах тут и там плавают результаты неудачных экспериментов, и повсюду: клетки, ошейники, цепи и прочие атрибуты рабства.

Мы спускались ниже – туда, где жила раньше Куга. Люди, видимо, поняли, куда мы пойдём, и выставили мощный заслон на нашем пути. Крупнокалиберный пулемёт стоял на треноге, и солдат за ним поливал нас свинцом, стоило только нам высунуться из-за угла. И стрелял он довольно-таки метко!

– Сыграем в лапту? – Предложила Кира, подкинув на ладони гранату.

– А то! – Её замысел мне понравился.

Я взял автомат за цевьё, кивнул в знак готовности, Кира подбросила гранату, и я отправил её к пулемётчику ударом приклада, оставаясь сам в укрытии. Раздался взрыв, пулемёт затих, и я осторожно выглянули из-за угла. Всё получилось: пулемёт лежит на земле, пулемётчик тоже… местами.

– У нас вообще-то есть гранатомёты. – Заметила Куга. – И костюмы-невидимки.

– Так веселее. – Пожал я плечами. – И вообще это ты рванула вперёд, забыв включить мимикрию. Вообще обо всём забыв.

А вообще замечание дельное. Так что дальше мы шли в режиме мимикрии, сливаясь с окружающим пространством, и люди оказывались застигнуты врасплох. Вскоре впереди показалась дверь, ведущая в отсек с фуррями, взломав замок у которой, мы вошли внутрь.

– Стой, где стоишь, или я взорву их всех! – Путь нам преградил человек, держащий в руках пульт управления ошейниками.

– Или я убью тебя. – Направил я ему автомат в голову.

– Если я умру, то и они тоже! – Сказал он и поднял вверх левую руку с датчиком сердцебиения на запястье.

– Это хорошо, что ты правша. – Ответил я и отстрелил ему руку с пультом. – Ты живи пока.

Я подошёл к нему и, сняв с него ремень, перетянул его руку, дабы он не истёк кровью. Куга забрала мои шайбы, и кошечки отправились освобождать фуррей от ошейников, пока я приглядывал за человеком. Ну, как приглядывал… Во мне вместе с костюмом и оружием больше ста пятидесяти килограмм, так что я просто сел ему на спину, предварительно забрав у него его оружие.

– И как же ты дошёл до жизни такой? Полицаем стал. – Спросил я его. – Молчишь? Ну, молчи.

– Что ты от меня хочешь услышать?

– Хочу узнать, что провоцирует разумное существо держать в рабстве других разумных, чтобы самому на стать таким. – Ответил я. – Ты же понимаешь, что это не животные? У них есть разум, чувства, эмоции. А вы их в ошейники, и шаг вправо, шаг влево – отрыв башки.

– Мне предложили хорошие…

– Деньги? – Перебил я его. – И стоит крашеная бумага чужих жизней? А твоей? – Молчок. – Ты же понимаешь, что в живых я тебя не оставлю? Мне не нужны свидетели. – И опять молчание. – Молчишь? Я тебе даю шанс облегчить душу перед смертью, а ты молчишь.

– Мы всё! – Кира появилась в проходе.

А за ней! Сотни пушистых, в том числе и самцы, которых я раньше не видел. Кстати, интересно, что если все самцы, а ещё волки-морпехи были похожи телосложением на людей, но только пальцеходящие, то эти волки скорее напоминали вервольфов из ужастиков: огромная голова с длинными зубами, гипертрофированные передние лапы – назвать руками я их не мог при всём желании – и относительно короткие задние.

– Отдай нам его! – Прорычал один из волков.

– Не стоит уподобляться им. – Ответил я и прострелил хуману голову. – Уходим!

Вся наша процессия двинулась наверх, обратно к лаборатории, где должен находиться лифт. А по пути нам попались Питер и Бен, несущие в руках коробки с ампулами, и мои арги.

– Это что такое?! – Уставился я на одну из самок без брони. – Где скафандр. И вообще ты кто? Почему я тебя не помню?

– Я Джулия! – Ответила она.

– Шах?!

– Что «Шах»? Я вливал в неё энергию, вливал, а она не откликается. Ну, я и влил, всё что мог. А она как вдруг начнёт меняться!

– Ясно, что ничего не ясно. – Пробормотал я.

– Док вколол мне экспериментальный образец. – Пояснила Джулия. – Видимо на основе ДНК арги. Парням тоже хотел, но не успел.

– Видимо. – Повторил я за ней, погружённый в свои мысли. – А где арги, которых вывезли из института?

– Уже домой отправили. – Пояснил Шах.

– Вот и мы идём домой. – Ответил я ему. – Разворачиваемся. Фуррей же здесь не осталось?

– Нет, но могли остаться люди.

– Хвост с ними, сейчас гостинец оставим. Кажется, у Арны был ОДАБ?


***

Сегодня фурри покидают Кимир, правда, часть кошек остаётся у нас, но остальные вернутся на Землю. Три дня ушло у нас на то, чтобы вылечить бесплодие самок и размножить сыворотку, украденную из лаборатории. Весьма интересное решение: сыворотка содержала вирусы, которые постепенно подменяли человеческую ДНК гибридной, а потом провоцировали перерождение клеток. Не все виды были совместимы с человеком в такой методике, так например для арги нужна большая скорость регенерации, и если бы не Шах, подстегнувший процессы в теле Джулии, то она бы умерла.

– Джулия, присмотри за этими… – Я махнул рукой в сторону Питера и Бена, первый из которых стал кугуаром, а второй – псом породы хаски. – И за фуррями присмотри. И вообще задай людям жару!

– Задам, не сомневайся. – Лизнула она меня на прощанье.

– Я настрою портал на глухомань, вы там пересидите на запасах, что мы вам дали, а потом найдёте себе убежище. И главное: не верьте пустынному лису!

– Среди нас нет фенеков. – Удивилась она.

– Поймёшь, когда увидишь.

Разношёрстная толпа уходила через портал: лисы, волки, тигры, пумы, рыси, собаки и несколько енотов. С сегодняшнего дня люди не являются единственным разумным видом на Земле!


Интерлюдия

Выпуск новостей от 21 августа 2019 года.

– Вчера завершилось расследование на месте внезапно образовавшейся воронке вблизи от города Даллас, штат Техас. Следствием установлено, что в том месте располагалась секретная лаборатория корпорации BBB имеющей ряд контрактов с правительством Соединённых Штатов. Правительство пока отвергает все предположения о том, чем занимались в данной лаборатории, но из анонимного источника стало ясно, что здесь проводились опыты по вмешательству в геном человека. Из чего следует, что новость о якобы замеченных антропоморфных животных, так всколыхнувшая представителей субкультуры «Фурри» может являться правдой. И сегодня у нас в гостях пресс-секретарь АНБ Джонатан Свит. Скажите, Джонатан, это правда?

– К сожалению, должен признать, что данная корпорация в условиях совершенной секретности проводила опыты на людях и животных…

– То есть вы хотите сказать, – Перебил его ведущий. – что вы не знали, чем они занимаются?

– Нет, до последнего момента. Но сегодня нам удалось выяснить, что BBB получали финансирование от радикальных исламистов через подставных лиц. И возможно готовили солдат для террористических группировок. В связи с этим, я хотел бы обратиться к тем, кто покрывает данных существ, даёт им пищу и укрытие: эти твари – я не побоюсь этого слова – выращены так, что могут испытывать лишь одно чувство – злобу. И пуская их в свой дом, вы рискуете жизнью своей и своих близких. Так же должен предупредить вас об опасности использования так называемой Сыворотки. Нам не удалось установить её источник, но мы точно знаем, что данный препарат содержит вирусы, негативно влияющий на психическое состояние принявшего его. Отчего тот становиться излишне агрессивным и бросается на всё, что попадает в его поле зрения. И мы настоятельно просим вас, если вы узнаете, что рядом с вами проживает такая тварь, или кто-то торгует Сывороткой, сообщите нам по телефону горячей линии.

– Да, уважаемые телезрители, сейчас вы видите на экране телефоны горячих линий, по которым вы можете сообщить об опасных мутантах. Разумеется, за вознаграждение. Большое вам спасибо, мистер Свит, что пришли.

– Вам спасибо, что предоставили мне возможность предупредить человечество о нависшей над ним угрозе. Будьте бдительны, граждане, и всего вам хорошего.


Глава 15

Снова всё тот же сон: поле, лес, поляна, шаман – всё это уже порядком надоело. Кроме этих воспоминаний о смерти, другие сны нам с Кирой не снятся вовсе. Предпочёл бы не видеть и этих, вот как Куга: после того, как лаборатория была уничтожена, кошмары ей больше не снились. Что не может не радовать, как и то, что свершившаяся месть не превратила её в пустую оболочку без желания жить. Пума, как и раньше, лучилась жизнерадостностью и позитивом, и своей неуёмной энергией подзаряжала остальных, настраивая их на положительный лад. Что как нельзя кстати, ведь негатива нам и так хватает. К примеру, мы так и не выяснили, откуда приходят люди.

И больно уж долго их не было: почти две недели прошло после уничтожения лаборатории, но до сих пор ни один человек не объявился на Кимире. Я, конечно, понимаю, что мы нанесли им чувствительный удар и причинили непоправимый ущерб, уничтожив плоды многолетних опытов, но неужели у Америки закончились солдаты? Не верю!

– Мы вставать сегодня будем? – Спросила Кира, которая, как и я, проснулась минут десять назад.

– Не-а! – Мотнул я головой. – Весь день валяться будем! Выходной!

– Ну, ты лежи, а я пойду. – Кира встала и, встряхнувшись так, что на пол посыпались шерстинки, вышла из спальни.

Я остался лежать, пытаясь придумать, что нам делать. Но, поскольку информации было чертовски мало, а наши помощники «ушли в леса», ничего путного я родить не смог и направился на кухню, откуда уже доносился аромат свежесваренного кофе. Предоставив Кире сегодня похозяйничать на кухне, я дошёл до своей когтеточки и, вонзив когти в дерево, протащил их вниз по стволу, обдирая старое роговое покрытие.

– Опять диван дерёшь! – Не оставила Кира мои действия без комментария. – На лоток сходил или опять мимо?

– Смейся-смейся. – Прокричал я. – Сама весь диван ободрала!

– Это было давно! Я была маленькая и глупенькая!

– Милая, ты прекрасно сохранилась!

– Ну-ну! – Донёсся её грозный голос с кухни. – Береги тапки!

– А у меня их нет!

Так, продолжая подкалывать друг друга, мы и позавтракали. Куга пока спала. Ну, да и пусть спит дальше, мы бы и сами не проснулись так рано, если бы не чёртов сон. Но повторно я уже не засну, а валяться в постели просто так у меня нет никакого желания. Поэтому, оставив Киру дома за старшую, я отправился на пляж к камню, ставшему за последнее время моим излюбленным местом для размышлений.

Было ещё очень рано, солнце едва-едва показалось на востоке, и квартал Прайда спал, только в части города, где жили арги-ру, нет-нет да слышались какие-то звуки. Вдыхая прохладный утренний воздух и наслаждаясь лёгким бризом, крошечными змейками пробегающим по моей шерсти, я дошёл до пляжа и, прислонившись спиной к холодному после ночи камню, уселся на песок. Опять, конечно, потом вытряхивать песчинки из шерсти придётся, ну да ничего. Оно того стоит: обычно здесь решение приходит само, стоит только прислушаться к океану, и он подскажет. Или не он.

– Привет, Арна, что ты тут делаешь? – Заметил я идущую ко мне кибер-арги. – Тоже подумать пришла?

– Если бы, если бы. – Тихо сказала она. – Тебя я искала.

– Что опять случилось? – Это становится плохой традицией: прерывать мою медитацию.

– Порталы…

– Где?

– В Цитадели.

– А другие?

– Все порталы в Цитадели. – Пояснила она. – Открываются один за другим, из них выходят маленькие группы людей и атакуют.

– А Серов пока о помощи не просил?

– Пока нет, но думаю, что скоро попросит.

– Решили напасть, на ночь глядя? – Спросил я сам себя. – Или просто совпало? Эх! – Поднялся я с песка и, отряхнувшись, пошёл обратно в город. – Только присел отдохнуть, подумать, а тут такое! Зови остальных что ли.

Я быстрым шагом направился домой, предупредив Киру заранее. Попутно я созывал остальных членов клана, ибо, кажется, сегодня всё серьёзно. Когда я зашёл в дом, Кира и Куга уже были при полном параде, а моя экипировка ожидала меня у двери. Я, уже привычным порядком, быстро одевался, подхватил оружие и боезапас, и мы побежали к космодрому, где у кораблей уже выстроились первые бойцы клана.

– Товарищи, мировой империализм решил нанести удар по нашим союзникам. – А после последних событий Серова можно было считать союзником. – Задушим сорняк капитализма, пока он не пустил корни на нашей земле! Ура, товарищи, да здравствует революция! Все на борт! – Закончив речь, я вытянул руку в направлении кораблей, подражая вождю мирового пролетариата.

– Кепочку дать? – Ехидно спросил Шах.

– Спасибо, товарищ, у меня своя! – Ответил я и мысленной командой превратил шлем скафандра в кепку Ильича. Вот только с моими ушами она оказалась не совместима: либо падает, либо уши жмёт. – Все на бронепоезд!

– Все? – Опять спросил Шах.

– Все, кто уже здесь. – Ответил я. – Остальные пусть будут готовы, на случай если нам потребуется помощь.

Не думаю, что такое возможно, но пусть будут наготове. А мы – сорок хвостов – погрузились на борт крейсера и вылетели в Цитадель. Коготь оторвался от земли и, стремительно набрав скорость, вышел в безвоздушное пространство. Всё-таки от нас до Цитадели треть экватора, поэтому так быстрее.

– Что думаешь? – Завёл я разговор с искином, дабы скоротать время в полёте. – Почему они напали на Цитадель, а не на нас?

– Мы им не по зубам, и они это понимают. – Ответил Коготь. – Может, они думают захватить крепость и закрепиться там?

– Может быть. – Согласился я. – А может, и нет. Должны же они понимать, что мы можем их просто расстрелять с орбиты?

– Может, у них припасён козырь в рукаве?

– Вот этого я и боюсь!

– Мы подлетаем. – Сообщил Коготь. – Мои орудия тут бесполезны: достанется и своим и чужим.

– Сами управимся! – Ответил я и выпрыгнул через открывшуюся аппарель.

Внизу уже шла битва – или, скорее, самая настоящая бойня и резня – пиндосы появлялись тут и там и сходу бросались на защитников Цитадели. Уже много тел, как гражданского населения Цитадели, так и защитников в русском камуфляже «Флора» лежали на земле, а неприятель почти не понёс потерь: я видел от силы десяток тел поблизости от себя. И, к слову, не все из них были людьми: два волка, тигр и кто-то посечённый близким взрывом гранаты до неузнаваемости.

Чёткой картины боя не было, так как мелкие группы врагов появлялись, казалось бы, совершенно случайным образом. То тут, то там темноту прорезали вспышки выстрелов и всполохи гранатных взрывов, непрестанно стрекотали автоматы, визжали рикошеты. Чёткой картины боя не было: защитники собирались мелкими группами, спина к спине отражая выпады агрессоров, которые выходили в удивительно удобных местах. Порой даже в центре строя обороняющихся.

– Все ко мне! – Прокричал я по-русски, привлекая внимание людей. – Люди в центр, арги по периметру! – Я начал собирать людей под защиту нашего бронированного войска, попутно вызывая корабль. – Коготь, половину наших сюда!

Подкрепление нам не помешает, врагов внезапно оказалось слишком много, да и сыпались они нам на голову, словно снег. Нам оставалось только выстроиться кругом и, ощетинившись Балалайками, продвигаться к внутреннему двору Цитадели, подбирая по пути людей, которые занимали место внутри круга и отстреливали тех, кто выскакивал из порталов прямо в наше построение.

– Серов! – Прокричал я, подключаясь к каналу Цитадели. – Жив ещё, курилка?

– Не дождёшься! – Весело прозвучало в гарнитуре, а потом прозвучал выстрел из чего-то мощного. – Присоединяйся, я в подземных коммуникациях.

– Идём понемногу. – Ответил я. – А у тебя, как я посмотрю, тоже веселье в разгаре?

– Прижали волки позорные! – Ответил он. – Причём в прямом смысле волки, ну да ты уже знаешь, наверно.

– Знаю.

– Не могу носа из кабинета высунуть, дверь постоянно под обстрелом, ладно, хоть гранатами пока не закидали.

– Языка решили взять. – Предположил я. – Просекли, видать, что ты большая шишка.

– Всё равно не понимаю. – Раздалось в ответ. – А светошумовые?

– У них только осколочные. – Припомнил я снаряжение виденного мной штурмовика. – Видимо, взятие пленных не предполагалось. Кстати, ты бы отключил системы видеонаблюдения, а то потому, как вражины удачно выскакивают у нас за спиной, я сделал вывод, что вас хакнули.

– Сейчас! – Сказал Серов и отключился.

Мы уже почти приблизились, врагов меньше не становилось, но хоть появлялись они теперь где попало. А вообще весь этот бой чертовски странный: я до сих пор не видел ни одного офицера, даже сержантов здесь почти нет, а только одни капралы и рядовые. Такое ощущение, что нас тупо пытаются закидать мясом, не считаясь с потерями. Нет, я, конечно, понимаю, что нет такого преступления, на которое бы не пошёл капитал ради четырёхсот процентов прибыли – а тут прибыль обещает быть куда больше – но это уже слишком. Я уже расстрелял три магазина к Балалайке, а промахивался я очень редко, да и при калибре наших автоматов любое попадание смертельно, так что это означало, что только лишь на моём счету около сотни американцев. Вон внешний двор уже практически завален трупами в цифровом камуфляже, а враги всё прут и прут.

– Перейти на трофейное оружие! – Скомандовал я, расстреляв очередной магазин.

Если бой продолжится в таком же темпе, то нам придётся идти в рукопашную, пуская в ход клыки и когти. Вот только при таком раскладе людям в центре нашего строя гарантированно придёт конец.

У вылезшего прямо передо мной медведя – странно, в лаборатории я их не видел, да и в документах не было ничего про удачные эксперименты с медвежьим ДНК – я отобрал пулемёт М60, который, судя по его виду, успел повоевать во Вьетнаме. Если уж такой раритет в ход пошёл, то дела у таинственной спецслужбы идут не ахти. Это же как надо урезать бюджет, чтобы им пришлось музеи грабить?

После второй ленты, выпущенной по засевшим на пропускном пункте между внутренним и внешним двором американцам, древний пулемёт заклинило. И я, схватив его за приклад, огрел по морде внезапно выскочившего из-за бетонного блока тигра горячим стволом, от которого его шерсть затлела, а шкура покрылась волдырями. Вторым ударом, я пробил голову решившему вмешаться хуману, а потом, отобрав у того штурмовую винтовку, добил всё ещё живого полосатого.

– Коготь ты далеко? – Вызвал я корабль, который уже должен был вернуться с подкреплением.

– На подлёте.

– Серов, не против, если я тут немного повзрываю, а то супостаты на КПП засели, а выбивать их – только время тратить. – Обратился я к главе Цитадели.

– Живы будем – отстроимся. – Будем считать, что разрешение получено.

– Коготь, пятьдесят метров перед нами: укрепление в стене. Разнеси его, пожалуйста.

– Ну, если «пожалуйста», то как тут отказать? – Раздался в наушнике ехидный голос.

Крейсер вновь возник над нашими головами, рявкнуло орудие в турели, и на месте бывшего КПП вспух огненный шар, сжигая тела и разбрасывая повсюду куски бетона. Пока неприятель приходил в себя, Коготь опустился и высадил десант. Как нельзя кстати: людей внутри круга было уже достаточно много, и вражьи пули нет-нет да находили лазейки между бронированными арги и выбивали людей, прикрытых лишь старыми земными бронежилетами, или неприкрытых вовсе.

Завидев, что к нам прибыло подкрепление, вражьи командиры погнали на убой ещё больше народу, заставив меня просто охренеть от того, сколько народу они подготовили для сегодняшней атаки. Счёт убитых уже шёл на тысячи, улицы Цитадели, несмотря на её немалую площадь, местами уже были скрыты под телами, а ведь мы ещё даже не вошли в центральный двор. Я уж не говорю про жилые помещения, где сейчас должны быть все гражданские. Бой за них должен быть особенно ожесточённым.

– Серов, а где мирное население? – Поинтересовался я.

– В подземном укрытии. – Сообщил глава Цитадели. – Основная часть солдат тоже там, лифты не работают, лестницы перекрыты. – Попасть можно только через научный комплекс.

– Или порталами.

– Да, или порталами. – Согласился он.

– Мы сейчас прорываемся к тебе. – Сообщил я. – Уже во внутреннем дворе.

– Давайте быстрее! – Поторопил он меня. – Тут восемь… – Выстрел. – Семь волков, окружили мой кабинет слева и справа по коридору. Забаррикадировались за столами, на которые моему револьверу, правда, начхать, и лупят непрестанно. Вот только один, видимо, не шибко умный, попытался дверь открыть пошире.

– А что за револьвер? – Поинтересовался я.

– Да такой же как у тебя. Не ты один любишь большие калибры.

– Плагиатор! – Высказался я и отключился.

До вертолётной площадки, рядом с которой был вход в лифт, ведущий в научный комплекс, расположенный в подземной части Цитадели, оставалось рукой подать. Мы уже приготовились к рывку, но тут внезапно на мгоневение стало светло, как днём.

– Коготь, что это было! – Прокричал я в гарнитуру. – Коготь! Отвечай же жестянка!

Я задрал голову вверх, где должен был находиться корабль, но крейсер обнаружился в стороне: набирая скорость, металлическая громада мчалась к земле. Часть крейсера отсутствовала, а остальной корпус был оплавлен, словно испытал воздействие огромных температур. Разогнавшись, корабль острым краем вонзился в землю, вызвав локальное землетрясение, которое ощущалось даже в Цитадели, расположенное в нескольких километрах от места падения.

– Арна, что это было? – Спутник должен был видеть, что произошло.

– Они закинули ядерную бомбу прямо внутрь корабля! – В голосе ИИ чувствовалось волнение. – Заряд был небольшой, и ядро ИИ уцелело, но полетит Коготь теперь не скоро.

Похоже, что всё серьёзно, раз уж в дело пошло ядерное оружие. Как бы нам не потерять и оставшиеся корабли, стоящие сейчас на космодроме.

– Давай сюда остальных. – Скомандовал я. – И Клык с Анубисом пусть крутятся над Цитаделью. И пусть, после высадки десанта, создадут внутри непригодную для дыхания атмосферу.

Всё-таки система перемещений непров работает интересно, и в места, где не выжить непру, а значит, и человеку, портал не откроется. А поддержка с воздуха нам пригодится: свято место пусто не бывает, поэтому место сбитого крейсера заняли беспилотники землян, открывшие шквальный огонь по нашему построению, убив многих цитадельников и серьёзно ранивших нескольких арги.

– Все под землю! – Прокричал я и первым рванулся к лифту, отстреливая на бегу попадающихся на встречу землян.

В научном комплексе тоже не работали, да они бы и не вместили всех. Поэтому я отправил в шахту нескольких арги, чтобы зашли к прижавшим Серова волкам с другой стороны, а сам же во главе отряда двинулся к лестницам. Пока мы с боем шли между ангаров и складов, оставляя за собой тела землян и обломки роботов, которые внезапно стали появляться на поле боя, прибыли фрегаты, высадив отряд прямо возле входа в подземную часть Цитадели. Так что нам осталось только добежать до ворот, находящихся под охраной свежих арги с полным боекомплектом, дабы оказаться в относительной безопасности. Ну, по крайней мере, беспилотники тут нас не побеспокоят.

– Что это за терминаторы?! – Выкрикнул Гук, обстреливая гусеничную платформу с миниганом из своей новой винтовки.

Пришлось вот ему перейти на новинку от Арны, ибо его слонобойку я разместил в месте, где ей и положено быть – в музее. Музей, правда, пока имел один единственный экспонат. Ну, да у нас ещё всё впереди.

– Ну, не терминатор. – Возразил я. – Конструкция предельно проста и надёжна, что порадовало бы меня, будь они на нашей стороне.

– Может, удастся их взломать? – Предположила Кира.

– Костюм не видит сигналов. Похоже, что они полностью автономны.

– Вы там далеко? А то у… – В разговор вмешался Серов, прерванный на полуслове рокотом скорострельного пулемёта.

– Уже бежим! – Ответил я ему и скомандовал своим. – Лиса за старшую. Кира, Куга, Гук – за мной.

Я оставил отряд, занявший оборону в одном из помещений, судя по его площади, бывшим когда-то актовым или конференц-залом. А мы вчетвером двинулись по направлению к кабинету Серова. В этой части Цитадели я раньше не был, но активная стрельба и громкая ругань на английском подсказывали, куда идти.

Вскоре впереди показались вываленная в коридор мебель, спрятавшись за которой четверо волков с нашей стороны и трое с противоположной беспрестанно поливали огнём чуть отъехавшую в сторону дверь кабинета. Пули беспомощно стучали по металлу, а вот из-за двери то и дело высовывался толстый ствол револьвера, один вид которого заставлял волков приседать за укрытиями и, выставив автоматы над ними, бесполезно расходовать патроны. Толку только от тех укрытий: вон волк, попытавшийся открыть дверь, прострелен насквозь вместе с бронежилетом.

Мы подходили ближе, стараясь не шуметь, что, возможно было лишним, на фоне канонады, к тому же, благодаря нашим костюмам увидеть они нас не могли, а носом бывшие люди пользоваться ещё не научились. Что только радует меня, так как из-за того, что наши костюмы были разгерметизированы, дабы мы сами могли использовать обоняние, они могли бы нас учуять. Но всё же не учуяли.

– Засадный полк готов? – Спросил я арги, которые уже должны были занять места за спинами трёх волков.

– Всегда готов!

– Ну, значит, засадим им по самые помидоры!

Семь тихих выстрелов остались незамеченными на фоне бешеной стрельбы, чего нельзя сказать об их последствиях: семь безголовых трупов лежали в коридоре. Правда, по поведению этих волков, нельзя сказать, что она для них важна.

– Сова, открывай, смилодон пришёл! – Постучал я в дверь кабинета.

– Что-то вы не очень торопились! – Дверь открылась, и из-за неё показался Серов с револьвером в руках.

– Достопримечательности осматривали. – Ответил я. – Да ты тут и без нас неплохо держался. – Сказал я, отметив, что он даже не вспотел. – Холодный ум, горячее сердце?

– Ну, так полковник КГБ остаётся полковником КГБ даже в отставке! Спецслужба есть спецслужба.

– Это вон тоже спецслужба. – Махнул я рукой на трупы. – Только толку с них?

– Какая нах спецслужба?! – Не сдержался он. – Ты слышал, как они ругаются?

– Ну, слышал. – Признался я. – Только я не знаток иностранного мата.

– А я знаток. – Да кто бы сомневался. – И я тебе авторитетно заявляю, что это… – он брезгливо пнул труп. – было в прошлом нигером из гетто. Они же автоматы держали «гангста стайл» и палили в белый свет как в копеечку.

– Это расизм. – Заметил я. – А расизм – криминал. А криминал – удел чёрных. Млять! – Меня внезапно осенило. – Криминал…

– Что «криминал»?

– Джулия сообщала, что доктор Менгеле использовал преступников в качестве подопытных. А это, видимо, те, кто пережил его эксперименты.

– Видимо, решили избавиться от брака заодно. – Предположил Серов.

– Зачем тогда роботы? – Спросил я.

– Роботы?

– Сейчас выйдем к лестнице и покажу.

Мы пошли обратно к отряду, по пути продолжая наш разговор.

– Ты вообще понял, чего они хотели? – Спросил я Серова.

– Захватить или уничтожить Цитадель. – Предположил он.

– Если бы хотели уничтожить, то закинули бы сюда ядрён батон, как сделали это с крейсером. Да. – Ответил я на его вопросительный взгляд. – Крейсер выбыл из боя, и сейчас у нас только два фрегата, которые давят всё что сверху.

– То-то я заметил, что земля иногда дрожит.

Да, порой бункер вздрагивал, а с потолка осыпалась штукатурка, что означало, что фрегаты лупят ракетами, видимо, наверху совсем жарко.

– Но вообще-то, несмотря на брошенные в бой силы, я должен признать, что бой вышел какой-то… никакой: действовали они неумело, каждый сам за себя, ни тактики, ни командной работы.

– Видать, плохи дела у штатов, раз у них офицеры стали совсем безмозглыми. – Хохотнул Серов. – То ли дело раньше. С достойным противником и побороться приятно.

– Не было у них офицеров. – Заметил я.

– Совсем? – Не поверил он.

– Совсем. Ни одного. Никого старше сержанта я не видел.

В это время мы дошли до отряда, пока нас не было, Шах занимался лечением раненых, а Лёлек решил открутить миниган. Непонятно только, как он собирается из него стрелять: у него же электромотор.

– Лёлек, брось каку. – Остановил я его.

– Чего сразу «кака». – Спросил он, но своё занятие прекратил.

Пока Серов разглядывал робота, я доделал то, что не смог Лёлек, ибо вспомнил про возможности костюма. И я оказался прав: подключённый к питанию скафандра пулемёт исправно вращал блоком стволов и щёлкал электроспуском. Осталось только отсоединить от робота короб с боезапасом, и, повесив его себе за спину, зарядить миниган. Теперь я готов к встрече со злобными машинами! А вот Лёлек обиделся, похоже, и смотрит на меня глазами ребёнка, у которого отобрали любимую машинку.

– Ты знаешь, какая у него отдача? – Прокомментировал Серов моё вооружение.

– Не думаю, что сильнее, чем у КПВТ. – Усмехнулся я. – Значит так: все люди и большая часть арги с Лисой во главе идут к месту эвакуации. Я думаю, что ангар, где раньше был разбитый фрегат, сгодится. А мы идём снимать осаду с жилого блока.

– Стоит наведаться ещё в одно место. – Сообщил Серов. – Под землёй у нас объект Предтеч…

– Рари. – Перебил я его. – Это их самоназвание.

– Рари. – Согласился он. – Стоит забрать оттуда всю информацию и уничтожить компьютерный зал.

– Хорошо. – Согласился я. – Лёлек и Болек пойдут с тобой. – И держи Балалайку. – Протянул я ему свой автомат.

– Балалайка?

– Три струна! – Подтвердил я. – Трунь! Всё! Хватит болтать, потопали!

Наш отряд разделился на три неравные части, и каждая отправилась к своему месту назначения. Мы двинулись по туннелям обратно в сторону внешнего двора. Живой противник почти не встречался, а роботы прекрасно перепиливались скорострельным пулемётом, боезапас которого, улетавший за считанные секунды, я пополнял за счёт поверженных машин.

До жилого комплекса мы добрались относительно быстро, в любом случае, быстрее, чем шли это же расстояние по поверхности Цитадели. Внутри шла постоянная стрельба, судя по телам, защитникам пришлось отступать. Причём большинство тел принадлежало мирным жителям. Особенно много было женских тел, причём со следами насилия: порванная одежда, следы от когтей на теле, синяки и ссадины, и у некоторых были вырваны глотки. Это кто же у нас такой сексуальный хищник?

Стрельба приближалась, стали слышны голоса, матерящиеся на двух языках. А потом мы вышли к перекрёстку тоннелей, заваленному всяким хламом, из-за которого по неприятелю вели огонь последние уцелевшие защитники, прикрывая уцелевшее мирное население, которое, судя по запаху страха, было совсем рядом. Один из нападавших посмотрел назад и, заметив висящий в воздухе пулемёт, поспешил предупредить своих. Кира вовремя сняла болтуна, но надо торопиться.

– Ложись! – Закричал я по-русски, попутно раскручивая стволы и отключая мимикрию.

Цитадельцы, завидев меня, поспешили попадать на пол, в то время как американцы решили атаковать взявшегося неизвестно откуда противника. Первые пули ударились о броню, но я уже открыл огонь, поводя стволом слева направо. Пули злой метлой смели заслон, весь оставшийся боезапас исчез за пару секунд, но зато живых после такого не было. Тут даже саму тушку в целости сохранил далеко не каждый.

– Эй, народ, есть кто живой? – Подошёл я к баррикаде, выбросив по пути бесполезный ныне миниган.

– Да живы пока. – Донеслось из-за укрытия.

– Отставить пессимизм. Не «пока», а просто «живы». – Ответил я. – В колонну по хер, в направлении «нахер». Становись! Ать-два! В зону эвакуации. Шагом м-АРШ! Не, ну, я долго ждать буду? – Не выдержал я. – Вылезайте из своих щелей и валим отседова! Цигель-цигель!

Неформальный тон подействовал лучше, и люди стали выбираться из укрытий. И вскоре три сотни человек – всё, что осталось от населения Цитадели – бежали точке эвакуации под нашим прикрытием. Противник нам больше не встречался, да и наверху всё стихло. Подобное должно радовать, но только лишь усиливало во мне волнение, рождая новые вопросы: почему они отступили, не добившись своего, чего они вообще хотели добиться? Не люблю вопросы без ответов. Ибо ответ вскоре будет получен, и, хвост даю на отсечение, он мне не понравится.

– Вожак! – Голос Арны в наушнике вывел меня из размышлений. – На город напали!

Ну, вот и ответ.



Глава 16

Мы торопились, как могли, но всё-таки мы опоздали. Саблеград носил на себе следы недавнего боя: стены были посечены пулями; тут и там лежали разбитые роботы, преимущественно земные, ведь наши превосходили их в технологическом плане, но их было меньше из-за того, что мы сконцентрировались на пилотируемой технике: танках и бронетранспортерах, а дроны собирались по остаточному принципу; местами встречались убитые арги-ру, но вот раненых видно не было, видимо, Арна уже всех их переместила в госпиталь. Рика и его подругу на улицах не видно, что радует, ибо это значит, что они ранены, но живы. А вот где…

– Где дети?! – Закричал я и со всей злости ударил в стену близлежащего дома.

Что-то громко хрустнуло, но, к счастью, сломался пластик стены, а не моя рука.

– Псих, прости, не уследила. – Раздался голос Арны из покорёженного, но пока функционирующего робота.

– Я сам виноват. – Ответил я мрачным тоном. – Переиграли, суки! – В стене появилась ещё одна дыра. – Как всё было?

– Быстро. – Последовал ответ. – Повсюду открылись порталы, из них повалили роботы, а следом выскочили люди, тигры и несколько волков. Роботы подстрелили нескольких арги-ру, которые поспешили вмешаться, а потом задавили количеством наших дронов. А в это время люди стреляли по детям транквилизаторами. Когда к ним подоспел Рик, они уже запрыгнули обратно. Он попытался их остановить, но портал закрылся, и…

– Он цел?

– Он жив. А по поводу «цел»: лапы и часть морды осталась с той стороны. Сейчас Рик в коме, состояние тяжёлое, но стабильное. Руна там же, ей сильно досталось от роботов.

– А где твоё тело?

– Где-то лежит расстрелянное в дуршлаг.

– Зачем им дети? – Воскликнула Куга, поражённая до глубины души подобным поступком.

– Известно зачем: заложники. – Ответил я. – Сейчас последуют требования о выкупе. Вот только они ошиблись кое в чём – теперь нам не нужны координаты их базы. Уж на своих-то детей я портал выведу. Внимание! – Объявил я. – Всем пополнить боезапас и прибыть к порталу. Раненые остаются здесь, остальные – в бой!

Последние слова я буквально прорычал, и клан поддержал меня таким рыком, что шерсть на загривке вставала дыбом от восторга. Сам я быстро сбегал домой, набрав как можно больше снаряжённых магазинов к Балалайке, и дополнительно взял несколько пачек патронов. Увешался гранатами, словно новогодняя ёлка, и повесил кобуру со вторым револьвером, за который отдал Серову Балалайку.

Когда я вернулся к порталу, там меня уже ожидала большая часть клана. Я подошёл к порталу и, вызвав в памяти подробные образы Ругра и Руры, активировал портал. Ничего не произошло. Совсем ничего. Повторная попытка не принесла результата, и следующая за ней – тоже. В другую – случайную – точку портал открывался, а туда, куда надо – нет.

– Что за хрень? – Спросил я Арну, которая в виде голограммы тоже присутствовала в ангаре.

– Я не спец по порталам. Но такое ощущение, что что-то блокирует его.

– Засада… Что же делать?

– Я попробую вычислить примерное местонахождение, тогда можно будет открыть портал рядом с базой и напасть снаружи.

– Это будет труднее, но иного выхода я не вижу. – Согласился я. – Долго будешь искать?

– Не знаю. – Голограмма пожала плечами. – Подожди секундочку, нас вызывают.

– Кто? Как? – Удивлённо спросил я.

– Кто-то с той стороны. – Пояснила Арна. – А связь осуществляется чередой микровозмущений портала. В изученной технике есть протоколы для этого. Мне соединить?

– Соединяй. – Согласился я.

Тот час же голограмма Арны исчезла, а её место заняла полосатая тигриная морда. Впрочем, раньше этот тигр точно был человеком, ибо кто ещё может курить сигару при столь тонком обонянии? Только заядлый курильщик.

– Мистер Буян, пожалуйста, не пытайтесь пробиться к нам. У вас всё равно ничего не выйдет. – Выражать эмоции своим новым телом хуман не научился, но вот в голосе его явно слышалось превосходство. – Система блокировки не позволит вам открыть портал на территории нашего учреждения. Поэтому если вы хотите получить ваших детей…

– Мы не ведём переговоров с террористами! – Перебил я его.

– С чего вы взяли, что мы террористы? – Фыркнул он.

– Потому что в мире есть всего одна террористическая организация – это правительство Соединённых Штатов. А вы ведь относитесь именно к ним, не так ли? Короче, слушай, что я тебе скажу, ибо повторять я не буду! У вас есть ровно двадцать четыре часа, чтобы вернуть нам детей в целости и сохранности! А иначе земляне смогут по достоинству оценить свежеобразованный пролив между Мексикой и Канадой! А пока мы проведём небольшую демонстрацию возможностей! Время пошло. Конец связи.

Связь прервалась и в ангаре установилась тишина, даже было слышно, как хвост одной из пум метёт по полу в порыве злости.

– И ты даже не выслушаешь их требования? – Удивлённо спросил Шах.

– А что они могут требовать? – Пожал я плечами. – Только передать планету под их мудрое руководство, а самим отправиться к ним в вечное рабство. Нет уж, так не пойдёт!

– А демонстрация возможностей? – Подала голос Лиса. – Что ты имел в виду?

– Они нашли наше больное место и ударили по нему. Поэтому мы тоже ударим им по больному месту.

– По яйцам! – Заявил Лёлек.

– По носу. – Возразила Куга.

– По деньгам. – Предположил Гук.

– Близко, но не то. Денег они напечатают, сколько угодно, а вот золото… – Я кровожадно ухмыльнулся.

– Золото? – Раздалось сразу несколько удивлённых голосов.

– Форт-Нокс. – Пояснил я. – Спасибо интернету, что мы знаем, где он находится. Арна, у тебя есть фугасик помощнее?

– Термоядерная бомба на двадцать две мегатонны устроит?

– Вполне! – Подтвердил я. – Тащи её сюда. А остальные гоните технику! Ударим танкопробегом по уродам и раздолбаям!

Идея пришлась многим по душе и все арги выбежали прочь из ангара к стоянке нашей техники. Танки – скорее, БМП, ибо имеют десантный отсек на шесть арги в полной экипировке – Арны имеют свои реакторы, за которые нам не стоит переживать, ибо у амеров точно нет такой же установки, как у непров. Их малый размер позволит им пройти в портал, а мощная пушка Гаусса разгоняет стальную болванку до первой космической, что позволит прошивать земную технику от носа до кормы. Пока я перенастраивал портал на новую точку, первые танки, шурша гусеницами из эластичного металла, уже въехали в ангар, заняв позицию напротив арки. И остальные рядом. Термоядерный заряд покоится в десантном отсеке, а значит…

– Пора! – Выкрикнул я, и запрыгнул на броню первой машины.

Американцы жутко удивились вывалившемуся на них из ниоткуда танку, но это не помешало им действовать. Правда, без особых результатов: пули автоматов не брали наши костюмы, я уж не говорю про танки, которые один за другим появлялись на бетонных плитах военной базы. Мы двинулись к хранилищу, расстреливая по пути всех, кто по неосторожности показывался нам на глаза. Всё равно тут скоро всё сгорит в адском пламени.

Когда-то здесь, похоже, была танковая часть, так как вражеские танки вышли нам навстречу слишком быстро. И, должен признать, танкистами они были лучшими, чем мы. Первый выстрел остался за ними, и я едва успел скрыться за башней танка, прежде чем снаряд звякнул по его броне. А следом американец был поражён нашим снарядом. На первый взгляд Абрамс не пострадал, только маленькая дырочка виднелась на его броне. Но я-то знал, что внутри экипаж нашинкован шрапнелью из обеднённого урана.

Объехав поверженного врага танки, прибавив скорость, рванули в сторону серого здания, чем-то напоминающего мавзолей Ленина. Одна за другой захлопали пушки, отправляя снаряды в стену, отчего та крошилась, однако разваливаться так и не думала.

Спутник, запущенный Арной больше месяца назад, исправно висел на орбите, и его информационная поддержка оказалась сейчас как нельзя кстати. Иначе бы подкрепление противника, свалилось бы на нас, как снег на голову.

– Ноль-первый к хранилищу! – Скомандовал я. – Остальные займитесь танками врага! БТРы, на вас авиация! Пять вертушек заходят с северо-запада. И все внутрь под защиту брони!

Отдав последний приказ, я сам забрался внутрь танка. Кроме меня здесь никого не было, но бомба занимала половину десантного отсека, так что сказать, что я расположился с комфортом, было нельзя.

– О, командир, ты тут? – Дизель отвлёкся на мгновение от рычагов.

– Тут. – Подтвердил я. – Гони к зданию и становись кормой к нему, лоб-то у нас крепче кормы, а долбить придётся долго.

– А может, скинем бомбу здесь, да и ладно?

– Видишь, какая громада? – Спросил я его, указывая на здание в центре обзорного экрана. – Такое стоит взрывать изнутри. Там ведь ещё и сейф должен быть.

Спорить дальше Дизель не стал и подогнал танк кормой к огромной металлической двери. Наводчик развернул башню и стал всаживать в неё снаряд за снарядом, а я же пока занялся наблюдением за полем боя.

– Ноль-третий, ноль-седьмой, тринадцатый, к вам заходят с тылу! – Начал я раздавать команды.

Названные танки развернули башни назад и угостили плюшками незваных гостей. Группа вертолётов, попав в зону действия орудий, развалилась на куски, не достигнув дистанции открытия огня. Штурмовику из-за его скорости повезло больше: он успел выстрелить, на этом его везение кончилось. Ещё одна группа танков подошла с правого фронта, но по моей команде наши танки перенесли огонь на неё, и Абрамсы один за другим застыли на месте. Было очень забавно наблюдать, как сзади из них металлическим фонтаном хлещут внутренности турбины. А это что-то новенькое: маленькие приземистые танки с длинными пушками появились на поле боя, открыв по нам шквальный огонь с большой дистанции. Несколько снарядов ударили по броне ноль-первого, вызвав у меня звон в ушах. Все наши танки переключились на нового врага, но бронированные тараканы постоянно маневрировали, уклоняясь от большей части снарядов. По броне ещё раз ощутимо тряхнуло, а потом, похоже, сбили наш спутник, потому что трансляция внезапно прервалась. Но было и хорошее в текущей ситуации: внезапно раздался жуткий грохот – это упала на землю многотонная дверь, заставив танк подпрыгнуть на месте.

– Двадцать седьмой ко мне! – Пусть спутник и замолк, но картину боя мне рисовал костюм, связанный с остальной нашей техникой. Поэтому определить, какой из бронетранспортёров ближе всего ко мне, труда не составило.

БТР подъехал, люки открылись и наружу повалили бойцы, отстреливая выбегающих из здания людей. Я тоже не стал засиживаться и, открыв заднюю аппарель, протиснулся над бомбой наружу.

– Хватайте подарок! – Выкрикнул я, уносясь вперёд.

Внутри здания прямо за дверью нас ожидала турель. Пара выстрелов заставила её замолчать, а я уже умчался дальше, очищая путь несущим фугас бойцам. Выстрел в левый проход, выстрел в правый, очень храбрый человек, бросившийся в рукопашную, получает удар лапой вперёд и, согнувшись пополам, летит в своих товарищей. Контролю их обоих и иду дальше, слыша, как сзади пыхтят мои парни. Им-то оружие землян по барабану, а вот если повредят бомбу, то все наши труды насмарку. Нет, я не боюсь, что она взорвётся, но такая малышка – очень сложное устройство, и случайное попадание может его повредить.

Путь преграждает решётка. Ключа нигде не видно, людей, у которых его можно было бы отобрать, тоже. Поэтому я упираюсь лапами в стену и тяну решётка на себя, воспользовавшись руной силы. Уверен, эта решётка могла бы выдержать многое, но бешеный арги, да ещё и усиленный магией, оказывается за пределами её прочности, и решётка поддаётся, оставшись у меня в руках.

Человек, до того прятавшийся где-то, заслышав звук рвущегося металла вылезает из своего укрытия. Но только для того, чтобы получить удар этой самой решёткой, превращающий его из одного целого в четыре кусочка, застрявшие между прутьев. Бегу дальше, продолжая отстреливать попадающихся на пути. Поворот, ещё один, и…

– Отпади мой хвост, вот это сейф! – Я замираю, глядя на гигантскую сейфовую дверь.

– Я теперь и не уверен, хватит ли этой бомбы. – Парни тоже оценили.

– Будем надеяться, что хватит.

Я указал парням на дверь, и они подтащили наш гостинец к ней вплотную. После этого я набираю код на панели и выставляю таймер на десять минут. Должно хватить.

– Рвём когти! – Командую я.

Дважды упрашивать не приходится: начавшийся обратный отсчёт увидели все. Назад мы несёмся по уже чистому коридору, и я могу спокойно осмотреть внутреннее убранство хранилища: кругом прямо-таки стерильная чистота, которую мы нарушили, натоптав и разбросав повсюду гильзы, тела и другой мусор; в коридорах ничего лишнего: ни лавочек, ни фикуса в горшочке, ни портретов на стенах – скучно!

Мы добежали до вырванной решётки и я, потратив пару секунд, заклиниваю её на старом месте. Не то чтобы я боялся, что кто-то сможет отключить нашу малышку, но подстраховаться стоит.

Снаружи картина поменялась сильно за время моего отсутствия: бронетехника стоит теснее, и некоторая явно повреждена, но, вроде бы, потерь нет; вдалеке виднеются подходящие силы противника; в небе беспрестанно кружат беспилотники, изредка попадая под трассы зенитных орудий.

– Рвём когти! – Повторяю я.

И только я запрыгнул внутрь танка, как Дизель рвёт машину с места, а за ним все остальные бросаются наутёк. Несколько наших машин не двигаются, но их экипажи пересели на другие машины. А командирский интерфейс подсказывает мне о том, что все живы и цели. Ну, да я и без него это знаю, так как в бою телепатическая связь арги работает по-особенному, позволяя вожаку чувствовать весь клан, как единое целое. Я, правда, только учусь пользоваться этим, да и надеюсь, что это нам больше не пригодиться. Вот только прибьём уродов, посмевших похитить наших котят, и заживём мирно.

А пока, как бы мне не хотелось посмотреть на то, как кубышка американцев испаряется в ядерном огне, пора открывать портал и возвращаться домой. Надеюсь, Арна нашла логово супостатов.



Глава 17

– Ну, как вам такая демонстрация, мистер Главный Террорист? – Не то чтобы я хотел общаться с наглым америкосом, нет. На самом деле, я просто решил помочь Арне с определением координат и ещё раз попытался открыть портал к детям. А в итоге снова возникла морда этого усатого-полосатого. – Напоминаю, что у вас осталось меньше двадцати часов, до того как мы разбудим вулкан в вашем Йеллоустонском заповеднике. А пока, дабы вы не тратили время на раздумья, мы будем уничтожать по одному городу каждые три часа. Первый на очереди – Лос-Анджелес. Пока!

Я отключил связь, не дав американцу ничего сказать в ответ. Стоило голограмме погаснуть, как объявился Серов, который вместе со своими людьми прибыл вторым рейсом кораблей.

– И чего ты добиваешься своими разговорами? – Поинтересовался он.

– Злю противника и отвлекаю его внимание. – Пожал я плечами. – Авось сработает, да они, и вправду, оттянут часть войск в Лос-Анджелес. Кстати, могу я тебя попросить об одолжении?

– Да всё, что угодно! Не приди вы – нам бы пришёл конец. Правда, тогда бы всего этого не было…

– Было бы что-нибудь другое. – Успокоил я его. – А нужны мне экипажи для бронетехники. Я, пожалуй, часть арги оставлю здесь. Понимаю, что дую на молоко, но пусть уж лучше так.

– Техника сильно сложна в управлении?

– Проще земной: два рычага у мехвода, один – у наводчика.

– Сейчас организуем.

Серов вышел из ангара, направившись к своим людям. Я же остался возле арки портала и уселся на пол, принявшись заряжать расстрелянные магазины. После атаки на золотой запас США мы лишились двух танов и одного бронетранспортёра, однако я не переживал, что американцам достанутся наши технологии: машины были слишком близко к эпицентру и у них просто не было шанса уцелеть. Пока же Дизель с Арной приводят в порядок побитую технику, готовя её к выступлению. Грядущий бой, чувствую, будет жарким: придётся штурмовать базу снаружи.

– Есть контакт! – Голограмма Арны возникла рядом. – Километров двадцать до места.

– А где сама база? – Поинтересовался я.

– В руинах Нью-Йорка.

– Весело. – Я по привычке хотел почесать затылок, но моя лапа наткнулась на шлем. – Зови остальных.

Город снова забурлил, к ангару стала подтягиваться техника, и арги занимали места в десантных отсеках. Мне пришлось вступить в бой раньше остальных: оставаться в городе не хотел никто, поэтому пришлось давить очаги сопротивления. Но это так, ничего серьёзного: пара оплеух тяжёлой лапой, и бузотёры унялись, согласившись, что охранять город кому-то, да надо.

– Выступаем! – Скомандовал я, запрыгивая в ноль-первого.

Колонна прошла сквозь портал и оказалась на Земле. Мрачные покинутые небоскрёбы со следами разрушений возвышались на востоке. Некогда один из самых густонаселённых городов сегодня населяли лишь банды, нелегалы и другие преступные элементы. Мне бы ужаснуться, что это моих рук дело, вот только по информации, полученной от Смита, не я главный источник разрушений, а сами американцы. На самом деле, непры не прошли дальше острова, на котором стоит тётка с факелом и коробкой пиццы. А сам город успели эвакуировать, после чего отутюжили штурмовиками и артиллерией. И до того, как жители успели вернуться, город наводнили мародёры, которых позже так и не удалось выкурить. И вот теперь, оказывается, здесь окопалось агентство по изучению аномальных явлений.

Мы вошли в город и двинулись по разбитым улицам, заполненным ржавеющими автомобилями. Тут и там на датчиках мелькали люди, решившие посмотреть на невиданную ранее технику. Ну, да нам до них дела никакого: они нам ничего пока не сделали, а сделают – им же хуже. Если судить по данным, полученным при попытках открыть портал, база АИАЯ располагается где-то под землёй, лично я ставлю на метро.

Рявкнула пушка БТР, и гангстер, решивший кинуть в него коктейль Молотова, горящим факелом свалился с шестого этажа, послужив уроком своим подельникам, которые поспешили скрыться в глубине здания.

Чем ближе к центру города мы продвигались, тем больше становилось бандитов. Параллельно колонне шло несколько пикапов с пулемётами в кузовах, сканеры улавливали блики оптики на крышах, а на улицах стали появляться импровизированные заграждения. Баррикады из сваленных в кучу машин и разнообразного строительного мусора делали некоторые улицы непроходимыми для обычных машин, а бетонные блоки, по задумке лиц, их разместивших, должны были заставить сбросить скорость. Но всё это было не про нас: танки и с лёгкостью преодолевали препятствия, а ноль-первый тяжёлым носом просто сносил блоки, расчищая путь идущим за нами машинам.

– Сворачивай туда! – Я заприметил съезд в метро и указал на него человеку, сидящему за рычагами танка.

Бронированная машина легко изменила курс и, сшибая проржавевшие ограждения и перила, въехала на лестницу, ведущую под землю. Хрупкая плитка ломалась под гусеницами, углы, мешавшие повернуть, сносились тяжелой машиной – иными словами, мы вносили свою лепту в общую картину разрушений.

– Стой! – Скомандовал я.

На экране мелькнула карта метро, и я вылез из машины, чтобы прикинуть маршрут следования. В принципе, отсюда мы доберёмся без пересадок.

– Держись третьей ветки. – Сказал я, возвращаясь в танк.

Мехвод кивнул и, тронув рычаги, направил машину вперёд. Ноль-первый, докрошив последние ступени, вывалился в вестибюль и, обрушив край перрона, спустился на пути второй ветки. Чтобы попасть на третью пришлось проломить заграждение, но вот мы вышли на рельсы, ведущие в нужном направлении, и двинулись по ним.

Темнота метрополитена обволакивала машины, стремясь попасть внутрь освещённого фарами пространства. Шуршание гусениц и шин многократно отражалась от стен туннеля, превращаясь в какой-то монотонный гул, от которого мне было как-то не по себе. Пару раз на пути попадались вставшие поезда, которые приходилось сминать гусеницами, чтобы продолжить путь. В темноте порой мелькали огоньки глаз, принадлежавшим неизвестным животным: тепловизор рисовал какие-то нереальные картины. Ну, не может же быть крыс размером с крупную собаку! Или я чего-то не знаю?

Мы уже почти добрались до места, и мне пришлось отдать команду погасить фары. Темнота мгновенно воспользовалась шансом, захватив наши машины в свои объятья. И, несмотря на установленные на всей нашей бронетехнике сенсоры, рисующую картинку, по которой без проблем можно было ориентироваться, люди начинали нервничать.

– Не переживай! – Я хлопнул по плечу мехвода. – Здесь ты в безопасности.

Желая, видимо, подтвердить мои слова из-за угла в ноль-первого вылетела ракета, разбившись об энергетический щит огненным шаром. Наглеца, посмевшего атаковать нашу колонну, разорвали в клочья пушки сразу нескольких танков. А чтобы не допустить подобного в дальнейшем, дальше мы двигались, стреляя по всем сигналам, так как на базе всё равно уже знали о нашем приближении. Ну, не гангстеры же по нам стреляли, как-никак у них хвостов нет.

– Приехали. – Сказал я, разглядывая пушки в бетонных капонирах, расположенных прямо на путях.

Орудия начали наводиться на мой танк, но наши наводчики среагировали раньше, превратив капониры в бетонную крошку, разлетевшуюся шрапнелью по тоннелю. Продавив ворота, танк ввалился бывшую станцию и встал, поводя пушкой по сторонам.

– Мы на месте! Десантируемся! – Скомандовал я.

Арги повалили из машин и, в полной темноте пропадая из виду, рассредоточились по станции. Только боевой интерфейс подсказывал кто где.

– Ищем вход на базу. Серов, присмотришь за зоной эвакуации?

– Иди уже!

Ну, я и пошёл. Прямо на базу, вход в которую уже нашли мои бойцы. Мы сейчас, похоже, вышли в зону погрузки-разгрузки. На это указывали грузовые мотодрезины и грузовой лифт, в котором уместилась вся наша команда – сорок восемь хвостов. Я ударил по кнопке, активируя лифт, и мы двинулись вниз, навстречу сильному и коварному врагу. Лифт ехал не быстро, и спуск занял довольно длительное время. Но, внизу уже видны враги, а значит, мы уже на месте.

– Лифт пуст! – Стоило двери открыться, как на нас уставились зрачки стволов охраны, державшей нас под прицелом. Вот только увидеть боевой скафандр в режиме мимикрии можно только в движении, и то не всегда, а мы сейчас стояли неподвижно.

– Проверьте! – Раздалось в наушнике у охранника.

Тот двинулся к лифту. Сейчас он запросто может на нас наткнуться, а оружие у всех за спиной: в руках оно заметнее. Костюм, хоть и обволакивает автомат, но некоторые части: затвор, ствол, гранатомёт – остаются видимыми. Я посчитал охранников, коих было ровно десять, и, выхватив револьверы, всадил в каждого по пуле. Громко, конечно, но что уж поделать?

Пока я перезаряжал револьверы, арги, разбившись на группы по шесть, разбежались по комплексу, ища место, где держат наших детей. Я убрал ручные гаубицы обратно в кобуры и, достав из-за спины автомат, двинулся вперёд. Кира шла справа, Куга – слева, а Шах с двумя лисами: кошкой Лисой и лисой Кэт – прикрывал нас сзади. Путаница, согласен, но сам Шах ответил мне на это просто: «Fuck the system».

Мы носились по этажам, убивая всех, кто попадался нам на пути, крушили компьютеры, выдирая из них жёсткие диски, ломали оборудование и сжигали записи. После того, как мы уйдём, ни один человек больше не ступит на Кимир! Я это обещаю, а Арги, как известно, всегда исполняют свои обещания.

Всё ниже и ниже уходили мы под землю, оставляя позади смерть и разрушения, а главного супостата пока не видели. Но, раз дети здесь, а я это уже чувствую, то и он должен быть где-то рядом. Но пока нам попадались одни лишь люди. Хотя были тут и волки: запах псины давал о том понять. Они совсем не мылись после трансформации что ли?

– Эй, собака спидозная! – Вот и источник запаха нарисовался. – Ты мне машину должен, коврик молью трахнутый!

Вместо того чтобы объяснить мне всё и извиниться за своё поведение, этот куцехвостый блохастик решил пострелять. Ну-ну, пусть постреляет из разбитого автомата: пуля пятидесятого калибра превратила хрупкую американскую игрушку в набор запчастей.

– Что тебе надо? – Ну, вот, так бы сразу. А то пока не направишь ему ствол в лоб, слова не проронит

– Где дети, огрызок? – Услышав подобное обращение, волк недовольно тряхнул укороченным хвостом и оскалил зубы. – Ты на кого рычать вздумал?! – Сказал я и сделал забрало прозрачным. – Клыки ещё не выросли рычать на батьку!

– Ты?

– Я! Не знаю только, что ты понимаешь под «ты», но это я. А кто ты?

– А зачем тебе это знать? – Спросил он и сделал шаг навстречу.

– Стой на месте! – Вот ещё один идиот думает, что я куплюсь на трюк с забалтыванием и приближением.

– Я стою. – Сказал он и сделал ещё один шаг.

– А я не стреляю. – Тоже соврал я и выстрелил ему в лапу.

Волк схватился за покалеченную конечность и протяжно взвыл от боли. Я не дал ему спокойно жалеть себя, и вместо этого подошёл к нему и наступил на его рану.

– Где дети, Акелла недожёванный! – С каждым словом я всё сильнее жал на рану. – Тьфу, скотина.

Кажется, я перестарался, и волк отрубился от болевого шока. А на вид крепкий, да и трансформация должна была прибавить ему живучести. Ну, да он сам виноват, так бы прожил ещё чуть-чуть, а сейчас я его просто добил – свидетели, а тем более враги за спиной, мне не нужны – и мы прошли дальше.

Люди нам больше не попадались, другие группы тоже ничего не нашли и присоединились к нам. Оставался последний этаж, а значит, дети там. Напрягает только, что никого нет. Не верю, что мы всех перебили. Мы выходим с лестницы в радушно открывшуюся дверь, и та закрывается, стоило нам войти внутрь какого-то просторного зала. Ни мебели, ни людей, ни гибридов – именно гибридов, а фурри – это исключительно те, кто ушли с Джулией.

– Пришли, наконец-то. – Раздался голос.

– Мы-то пришли. – Выкрикнул я. – А где прячется твоя трусливая морда?

В ответ открылась дверь напротив, и из неё вышел тот самый тигр, который разговаривал со мной через портал. Вот только почему он такой огромный? Метра два с половиной, не меньше.

– Осталось грохнуть финального босса. – Сказал я, направляя автомат на полосатого гиганта.

– Я бы на твоём месте не делал этого! – Ехидно оскалившись, заявил он, показывая руку с датчиком сердцебиения на запястье.

М-да, кто бы сомневался? Ошейников я не вижу, но догадаться на ком они не составило труда.

– И что ты хочешь? – Поинтересовался я. – Один доллар и миллион вертолётов? Или жизнь себе и своим людям?

– А нет никаких людей. – Усмехнулся он. – Остался я один. И ты дашь мне уйти.

Вот ещё! Этот козёл – пусть он и выглядит как тигр – слишком много знает, и он слишком амбициозен, чтобы признать поражение. К тому же есть у меня идейка, как выйти из этой ситуации: сыграть на его самолюбии. А при таких габаритах оно должно быть тоже немаленьким.

– Не пойдёт. – Помотал я головой. – Этот выход меня не устраивает, но есть у меня к тебе предложение…

– Я слушаю. – Кажется, он заинтересовался.

– Поединок. – Поясняю я. – Ни оружия, ни брони, а только когти и клыки. Победишь ты – получишь корабль, и вали на все четыре стороны. А если я, то уж не обессудь, но моя победа означает твою смерть.

Он выше меня на две головы, да и к тому же явно переел стероидов в детстве. А я же внешне совсем не смотрюсь сильным. Так, подтянутый, не более того.

– Ты забыл об этом. – Он опять указал на датчик на запястье.

– Сними. – Ответил я. – Я клянусь, что никто тебя и пальцем не тронет. Кроме меня, разумеется.

А чтобы он поторопился с решением, я отдал оружие Кире, а потом выбрался из скафандра. Со свалявшейся шерстью от долгого ношения брони, помятыми шлемом усами и усталыми глазами сейчас я выглядел просто жалко. И это помогло.

– Я клянусь. – Повторил я, уколов себя когтем в ладонь и выдавив на пол несколько капелек крови. – Никто не посмеет отойти от озвученных условий поединка.

– Ладно. – Согласился он. – Я отключу его.

Тигр скрылся за дверью, видимо, оценив мой вид, он решил, что все мои успехи связаны с костюмом. Но, хотя это было отчасти правдой, я тоже умел кое-что. К тому же давно мне не доводилось сходиться с достойным врагом, а этот бой явно обещает быть интересным. Вон за спиной уже ставки делают. Правда, исключительно на то, сколько проживёт тигр. В меня верят, и это радует.

– Я готов. – Он появился вновь. Не просто без датчика, а вовсе без одежды, прям как я.

Мы сошлись в центре зала и пошли по кругу. Я оценивал движения тигра, сам же я при движении слегка пошатывался, дабы внушить врагу, что от усталости я уже на ногах не стою. Хвост противника гулял из стороны в сторону, уши прижаты к голове, клыки оскалены, шерсть дыбом – жуть! А вот когти спрятаны – бывший хуман, явно, является сторонником кулачного боя – а это он зря.

Он рванулся-таки в мою сторону, мощный кулак просвистел рядом с ухом, а я же поднырнув под тяжёлую тигриную лапу, прочертил на его торсе четыре кровавые полосы. Что ж, двигается, несмотря на габариты, он достаточно быстро. Стоит мне быть осторожнее и брать противника измором: ещё один удар, ещё один нырок, и новые раны окрашивают ранее белое брюхо в красный цвет.

Боли неглубокие царапины тигру почти не приносили, по крайней мере, он её не выказывал, но он понимал, что не стоит затягивать бой, дабы не истечь кровью. Он разорвал дистанцию, а потом попытался ударить меня ногой. Пришлось и мне отпрыгивать в сторону.

– Каратэ, да? – Спросил я. – Ну, это ты зря. Я ведь тоже владею древними боевыми искусствами. – Я изобразил стойку, виденную в фильме. – У-И-Бу! Знаешь такое?

Он, разозлившись, ринулся на меня, опустив голову, словно баран, пытаясь забодать. Чудом удалось увернуться от этого тарана, но зато в мою лапу, которой я вообще-то пытался выцарапать его глаз, попали вибриссы тигра. Ну, я и схватил их. Исключительно рефлекторно. Тигр, оставшись без усов, зарычал, мешая в голосе обиду, боль и жуткую ненависть.

– Дёргать тигра за усы может только саблезубый тигр. – Потешаясь, сказал я и высыпал вибриссы на пол.

Разозлился он основательно: забыв обо всём, он ринулся прямо на меня, широко расставив руки. Увернуться было проблемой, поэтому я перепрыгнул через него, добавив лапами по затылку. Не успев выпрямиться, он пропахал носом пол прямо до стены, которая только и остановила его.

Не давая врагу подняться, я ринулся к нему, и чуть не получив хвостом по морде, схватился за него. Что делать с хвостом я придумал тут же: широко расставил ноги и, крутнувшись, шваркнул тигра об стену. Далось это мне нелегко, всё-таки весил он почти в полтора раза больше меня, но я смог-таки, повторно размахнувшись, ударить его во второй раз. Враг обмяк, и я решил закрепить успех, ударив его в третий раз. Размах и… хвост остаётся у меня в руках, а тигр, проскользив пару метров по полу, рывком встаёт и, уставившись на меня пылающими от гнева глазами, бросается с немыслимой скоростью.

Удар хороший: я улетел к противоположной стене, успев напоследок треснуть тигра по морде его же хвостом, а полосатая – уже больше красная из-за крови – махина несётся на меня, грозя втоптать в пол. Еле успеваю уворачиваться от града ударов, но, в конце концов, он просто прыгает на меня, придавливая к полу своим весом.

– Тебе конец! – Прорычал он, пытаясь вцепиться мне в горло.

Я ему не ответил – прятал за нижней челюстью горло. В конце концов, мне удаётся-таки подтянуть ноги к груди, и я, выпустив когти на лапах до предела, отпинываю его от себя, попутно разрывая его брюхо, выпустившее на свободу сизые кишки.

И всё-таки он чертовски живуч: даже с тянущимися по полу кишками он всё равно бросается в мою сторону. Но я не сегодня уже наигрался, поэтому я встречаю его ударом в грудь – тем самым, каким когда-то вырвал сердце быку. У тигра грудная клетка крепче, и мою ладонь пронзает боль выбитых суставов, но пальцы уже сжимают всё ещё бьющееся сердце, и я тяну его наружу, извлекая на всеобщее обозрение.

Клан просто-таки взорвался ликованием, бросаясь ко мне, но я лишь, молча, махнул рукой в сторону двери, за которой должны быть дети, и сам побрёл туда же. Всё! С меня хватит! Навоевался.


Эпилог

Выпуск новостей от 15 сентября 2019.

… продолжается расследование таинственного исчезновения всех заключённых из четырёх тюрем, предназначенных для особо опасных преступников. Ответственность за уничтожение Форта Нокс до сих пор не взяла на себя ни одна из террористических организаций. Очередной рейд против банд Старого Нью-Йорка окончился не удачей. Сегодня ООН рассмотрит законопроект об упразднении понятия «человек» и замены его во всех документах на понятие «разумный», включающее в себя людей и антропоморфных животных, так же известных как «фурри».

– А начнём, дамы и господа, наш выпуск с события, которого мы так давно ждали! – Заставка сменилась жизнерадостным диктором. – С Землёй вышли на контакт представители иных цивилизаций. Инопланетянин, принадлежащий к расе лайонайлей, которые удивительно похожи на земных фенеков, вставших на задние лапы, обратился к нам от лица Галактического Содружества. Филинорр алин Филопес Орд Гнума дун Рат – так зовут нашего гостя – сообщил, что земляне, пока не объединятся, не отринут все войны и межвидовую рознь, могут не рассчитывать на место в Содружестве. А пока нам предложили… поиграть. Но не спешите расстраиваться, дамы и господа! Ведь игра «Вселенная» – уникальнейшая игра в мире. Квадриллионы разумных существ всех мыслимых и немыслимых форм играют в неё по всей галактике. Ведущие производители электроники получили чертежи капсул полного погружения с условием, что всем, кто не может позволить себе их самостоятельно: пенсионерам, инвалидам, сиротам – лицам с ограниченными возможностями они будут предоставлены совершенно бесплатно. Так же все земляне получили оплаченный на десять лет вперёд премиум-аккаунт. Возможно, сейчас многие разочарованно скажут: «И здесь донат». Но не спешите рубить с плеча, дамы и господа, ведь в игру можно не только вносить средства, нет! Можно конвертировать игровую валюту в галактическую. А тратить последнюю можно на что угодно: технологии, чертежи, корабли и даже гражданство Содружества. Правительства всех стран подтвердили, что заинтересованы в покупке галактических кредитов за любую земную валюту. Спешите, дамы и господа, пока кто-нибудь другой не увёл ценный «лут» – как любят говорить геймеры – прямо у вас из-под носа. С сегодняшнего дня Земля вступает в новую эпоху: эпоху, когда ваши достижения в виртуальной реальности будет иметь огромное значение для всей планеты.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Виктор Гвор «Спасатель. Вечная война», DedMazday «Псих-5. Путь домой», Мирдал, Хеллфайр «Нечистые»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 33 старых комментария на форуме