Furtails
Автор номер два
«Тяжёлая работа»
#NO YIFF #волк #шакал #конкурс
Своя цветовая тема

Поданная на ужин курица оказалась довольно острой. Впрочем, Ардекена это не беспокоило. Будучи гостем члена столичного совета, волку следовало вести себя как можно более непринуждённо. Он отрезал ещё кусок от птицы, лежавшей на серебряном блюде.

Выглядеть непринуждённо посреди роскоши, в которой, как и весь дом, утопала гостиная, смог бы не каждый. Кругом был блеск золота и дорогое дерево. Стол ломился от разнообразных закусок. Ардекен представлял, сколько изысканной еды пожиралось за этим столом и сколько вина выпивалось, когда к чиновнику шумной оравой приходили его многочисленные приятели. Украшением служил и старинный гобелен, изображавший приступ крепости. Одни её защитники отталкивали прочь лестницу, по которой на крепостную стену поднимался враг, другие пускали из бойниц горящие стрелы. Некоторые нападавшие катались по земле, пытаясь сбить охватившее их мех пламя. Их соратники отступать не собирались - стоячие уши и оскаленные пасти воинов показывали это ясней некуда. Изображения были выполнены очень живо, создатель вышивки приложил большие старания. Вполне возможно - от большого безденежья, чтобы продать творение подороже.

Зелт, сам член совета, могучий и властный тигр, догрызал баранью ногу, мощными челюстями сдирая мясо с костей и проглатывая. Расправившись с куском баранины, он громко икнул и бросил его остатки на тарелку.

- Ну, что скажете об ужине, Ардекен? - спросил он.

- Птица отменна. Но островата, пожалуй.

- А, понимаю вас. Фэр, ещё кайонского! Живее!

В коридоре послышалось цоканье когтей Фэр по полу. Зелт усмехнулся:

- Сейчас она принесёт. Я очень рад, что вы ко мне заглянули. С дворянином поговорить всегда приятно.

Ага, подумал Ардекен. Именно заглянул. Наш род хоть и верно служит короне, но свободолюбив. Хотя член совета может считать что угодно, даже что он меня заманил. Это неважно.

- Другое дело - неотёсанные крестьяне, - продолжал Зелт, - от них столько мороки! А уж всякие дикари! Но о дикарях была одна донельзя забавная история... Один из моих командиров как-то устроил набег на их деревню, у подножия гор. Ничего особо ценного не нашёл, а потому приказал вспороть животы жителям. Хотел проверить, не проглотили ли они драгоценности с целью спрятать. Но оказалось, что не проглотили. Деревню поджёг, ушёл. Я, когда узнал об этом, так хохотал!

Вошла Фэр с кувшином вина. Молодая и стройная самка шакала была одной из наложниц Зелта. То, что министр большой охотник до противоположного пола, стало видно уже при входе в дом, когда шляпу и меч Ардекена приняла кошка в лёгком зелёном платье. Фэр носила похожее, но голубое, расшитое серебряными узорами. Она поставила кувшин на стол и Ардекен взглянул в её глаза, большие и полные грусти. Фэр тут же робко отвела взор на Зелта, будто ей нельзя было смотреть на кого-либо, кроме него, и быстро покинула гостиную.

- Что это с ней? - спросил Ардекен, в то время как Зелт наполнял кубки.

- Не обращайте внимания. Вот, выпейте.

Ардекен отпил из кубка. Вино наполнило его нутро теплом, а во рту вместо жжения появилась сладость. Умеют же в герцогстве Кайо делать, подумал волк... Главное - не пить слишком много, сейчас напиваться совсем не к месту. Ему положено сохранять ясность ума, не пьяница из подворотни какой-нибудь.

- Военачальники разные бывают, - продолжал Зелт. - Был и другой знакомый... Недавно поднялось восстание на западе - его отправили подавлять. Только хуже сделал. Попадись мне вожди крестьянских армий, я бы их вздёрнул вместе с этим командиром на одной перекладине. Его счастье, что я пощадил. Всего-то отрезал язык и хвост.

- Вы так милосердны... - с трудом выдавил из себя Ардекен. Есть ему больше не хотелось. - Давайте поговорим о другом. Наверняка вы слышали, что король собирается издать указ насчёт...

Тигр сделал огромный глоток, залпом осушив кубок, вытер рот и отозвался:

- Это насчёт новых привилегий высшим сословиям? Хор-р-рошо! Я - за, поддерживаю. Ещё преимущества над чернью будут чудным подарком к дню Мелиндеты.

- Верно, завтра праздник. Время, когда торговцы могут сбыть самый залежалый товар и завысить цены на ходовой в разы.

- А вы тоже шутник! Не хотите ли сыграть в карты?

- Карты? - переспросил Ардекен. - Пожалуй, сыграем. Но в качестве выигрыша я бы хотел кое-что особенное.

- Что же?

- Фэр. Ту наложницу, что приносила нам вино. Она мне понравилась.

- О, это нетрудно. Пусть она у меня недавно, мне не жаль.

- Если я проиграю, то заплачу по четыре ланы за каждый проигрыш до победы.

- Ладно! Играем! - азартно подвёл итог Зелт.

За игрой он всё выражал одобрение по поводу грядущего указа и усмехался, отпускал остроты, особенно когда попадалась хорошая карта. Ардекен выслушивал его, а потом лихо отвечал на слова и карточные выпады, отчего тигр усмехался ещё больше. В первый раз Ардекен проиграл, уступив лишь ненамного. Заплатить обещал после победы. Ради цели - заполучить Фэр - денег он не жалел. И в конце концов победной стала четвёртая попытка.

Пока Ардекен доставал кошелёк и отсчитывал серебряные монеты с королевскими профилями, Зелт поздравлял гостя.

- Что ж, теперь Фэр ваша. Делайте с ней, что хотите. Выпьем ещё кайонского?

- Спасибо, но мне хватит, - отказался Ардекен.

- А! Хотите ранларского?

- Нет, спасибо. Я не хочу пить.

Деньги с мелодичным звоном исчезли в министерском кармане и Зелт позвал:

- Фэр! Подойди сюда!

Она пришла вновь, тихо ожидая распоряжений. Наверняка думала, что ей прикажут принести что-нибудь другое или убрать со стола. Но ей было объявлено:

- Теперь ты принадлежишь Ардекену. Он выиграл тебя в карты.

После этих ошеломляющих слов Фэр широко раскрыла глаза, приоткрыла рот, не в силах ответить.

- Тебе что-то непонятно? - прорычал Зелт.

- Нет, нет, я поняла, - произнесла она и поклонилась новому хозяину.

- Во-от, правильно! Видите? - обратился тигр к нему.

Фэр сложила лапы на животе, опустила уши в знак своей покорности. Взгляд её был устремлён в пол. Она выглядела беззащитно-очаровательно, и даже было странно, с какой лёгкостью Зелт её отдал.

Заполучив желанную наложницу, Ардекен собрался уходить. Член совета настойчиво уговаривал его попробовать креветок, но и от них волк отказался. Он попрощался и вышел на улицу. Давно стемнело, в чёрном небе блестели неисчислимые звёзды. Ардекен расслабленно вдохнул, наслаждаясь ночной прохладой. Постояв так немного, он зашагал к ожидавшей его карете, пустил внутрь Фэр, а затем и сам уселся рядом на мягком сиденье.

- Наконец-то! Получилось! Теперь к Кринху, - устало произнёс он, когда хлестнули вожжи и лошади отправились на Колесницкую улицу.

- Мне с трудом верится, что всё закончилось... - прошептала самка, чьё настоящее имя было Нареу.

- Ты очень рисковала, взявшись за это.

- Другого пути не было.

Она прижалась к волку, тихо продолжая что-то шептать. Ардекен осторожно, чтобы не поцарапать когтями, поглаживал её по морде, чувствуя тёплый мягкий мех любимой. Это тепло он почти успел забыть. Только теперь он осознал, насколько вымотался за день. И ведь есть обыватели, полагающие, будто его и Нареу работа - работа в государственной охране - беззаботна и легка. Как они заблуждаются! Не понимают, что раз вокруг тихо, то сотрудники охраны не считают блох от нечего делать, а ежедневно прилагают усилия для обеспечения этой тишины.

Зелта давно подозревали в связях с преступностью и лучшим решением стало подослать к нему разведчика. Решение предложила сама Нареу. Неделями она притворялась игрушкой министра по имени Фэр, выносила его присутствие рядом, беспрекословно исполняла приказы, может, даже делила с ним постель. Сейчас Ардекен не хотел тревожить её расспросами. Его собственный неприятный осадок от ужина - ерунда, ничтожная дрянь. Обмен любезностями, выслушивание историй, в которых не было ничего, кроме жестокости - всё это ни шло ни в какое сравнение с тем, что пришлось вытерпеть Нареу.

Но она говорила правду: по-другому нельзя, нет другого пути. Сотрудник государственной охраны должен быть стойким и уверенным. Иначе цена ему - пустое место.

Карета миновала длинную Виноградную улицу и свернула на Гвардейскую. На повороте Ардекен увидел из окна, вдалеке, возвышавшееся над прочими зданиями полушарие храма Мелиндеты. Завтра утром храм будет наполнен горожанами. Мелиндету, великую львицу-целительницу, одинаково почитали и кошачьи, и волчьи. Карета поехала по Колесницкой мимо рядов похожих друг на друга аккуратных деревянных домов.

- Стой! Здесь выйдем, - сказал Ардекен.

Они вышли, извозчик получил положенные ему несколько монет и тут же укатил. Ардекен направился к белому двухэтажному дому.

Дверь с ворчанием открыл лис-слуга: "Их ждут-ждут, а они являются в самую темень". Но, встретившись взглядом с Нареу, он приветливо улыбнулся.

- Ах, здравствуйте! - проговорил лис.

- Здравствуй, - ответила ему Нареу.

- Приветствую, Мито, - сказал Ардекен. - Что же ты ворчишь? Опять не везёт с игрой в кости?

- Есть немного. Да вы только не обижайтесь на меня, это я так, не со зла. Погодите, я скажу хозяину, что вы пришли.

- Не стоит, Мито, не стоит! Я уже иду, - раздался в прихожей голос Кринха.

- Отлично, - сказал Ардекен.

- Вот и вы! Прошу, давно ждал, - пригласил Кринх, спустя миг возникнув у двери. Бурый лис был настроен по-деловому и одет скромно. Украшением его серой рубашки являлись разве что блестящие пуговицы из перламутра. Он сразу повёл пришедших в свой кабинет.

С кухни доносился смех, стучали, перекатываясь по столу, игровые кости. Слуги отдыхали после трудового дня. Ардекен слышал во время подъёма по лестнице, как вернувшийся на кухню Мито о чём-то с увлечением рассказывал.

Кабинет у Кринха был солидный, с плотными тяжёлыми занавесками на окнах, с книжным шкафом. После кричащей роскоши в доме министра привычная обстановка успокоила волка. Кругом были свои и перед ними не требовалось притворяться. Сейчас радость от встречи была искренней.

- Начнём, - вполголоса сказал Кринх, сцепив пальцы замком на столе. – С возвращением, Нареу. Что вам удалось выяснить?

- Подозрения оправдались: Зелт берёт взятки. Я убиралась в его кабинете и изучила бумаги. В четырёх присланных письмах говорится о взятках. Три - от графа Сидгена, одно - от купца Лека.

- Письма у вас?

- Нет. Я опасалась, что он обнаружит пропажу.

- Ага. Их можно найти при обыске - это будет нетрудно. А как насчёт его отношений с преступниками? - поинтересовался лис.

- В другом письме речь идёт о поставке оружия одной банде в Рааст.

- Именно оружия? Так и написано?

- Да, так и написано, - кивнула Нареу.

Ардекен молча слушал, раздумывая. Выходило очень серьёзно. Если Зелт связан с бандой в кайонском Раасте, то он может общаться и с другими преступниками. И неизвестно ещё, насколько обширен его круг знакомств.

- Нужно действовать решительно. Крайне опасно иметь пособника воров и грабителей в городском совете, - сказал Ардекен.

- И будем действовать. А для получения признаний в королевских темницах есть опытные мастера. Как обычно, они помогут в случае чего, - ответил Кринх.

Разумеется, он отлично понимал, с чем приходилось иметь дело. И у него, как и у Ардекена, были основания верить Нареу при отсутствии писем.

- Надеюсь.

- Не стоит слишком волноваться. Ведь положение в целом хорошее. Многие известные бандиты пойманы и сидят. Риб Красный ждёт казни в темнице. Прыгун Фельц увидит свет не скоро. И всё это нашими усилиями! Сейчас надо поработать с Зелтом, а там доберёмся и до Хребта с его захребетниками.

- Я продолжу? - спросила Нареу.

- Да, - сказал лис. - Чем больше сведений, тем легче работать. Но завтра вам лучше отдохнуть, Нареу. Думаю, задача вас утомила.

- Спасибо, вы так добры. Через день я возьмусь за работу со всем усердием!

- Хорошо. Продолжайте, я слушаю...


***


С самого утра, солнечного и яркого, столица королевства Эннестим погрузилась в праздничное настроение. Ардекен шёл по главной площади, полной хохочущего народа. Для всех желающих показывали увеселительный спектакль о сборщике налогов. Сейчас сборщик раздумывал вслух, как бы ему защититься от недовольных налогоплательщиков, ведь зверей его ремесла почти нигде не жаловали.

- О, что же делать? - восклицал актер, шагая из одного конца сцены в другой. - Если народ разозлится - висеть мне на суку!

Предложить снизить налоги? Нет, глупо! А... кажется... есть спасение! Предложу строить круглые дома, чтоб за углом не вломили!

Вместе с остальными засмеялся и Ардекен. Не впервые ставили этот спектакль и всякий раз собиралась уйма зрителей, настолько он им полюбился.

На площади волк задержался ненадолго. Но было на что посмотреть и чему порадоваться. Тут и там дома были украшены гирляндами из цветов, венками. Жители, вычесавшие свою шерсть старательнее обычного и облачившиеся в лучшую одежду, неспешно гуляли. На углах улиц стояли стражники, призванные не допустить беспорядков. Повсюду были разные артисты, жонглёры, трюкачи в разноцветных диковинных костюмах, приводившие детей в восторг и заставлявшие их наблюдать за каждым движением - так много интересного разом увидишь потом не скоро.

Глядя на жонглёра в пёстром жилете, Ардекен улыбнулся. Его настроение значительно улучшилось со вчерашнего вечера. Нареу задачу выполнила, находилась в безопасности. За нее волк не беспокоился. Кринх был прав: следовало избавиться от грустных мыслей, отдохнуть.

По мостовой двигалось торжественное шествие. Сотни направлявшихся в храм верующих весело распевали о чудесах, сотворенных Мелиндетой. Возглавлял шествие леопард в жёлтой одежде, настоятель храма. Рядом шли его помощники саном пониже, в белом, а за ними - обычные горожане. Браслеты и ошейники, которые носили монахи, сияли при свете солнца, и каждый встречный видел: вот идут служители церкви, отрёкшиеся от серебра и золота, выбравшие железные оковы для повиновения богу. Многие подпевали толпе, улыбаясь.

Вдруг наперерез монахам выскочил шакал. Сверкнуло лезвие. Он дважды ударил настоятеля кинжалом в грудь и толкнул его. Всё произошло за ничтожный миг. Песня оборвалась, сменившись криками ужаса. Один из помощников попытался остановить напавшего, но отпрянул, будучи раненным им. И прежде чем кто-нибудь успел опомниться, шакал бросился прочь. Ардекен без раздумий побежал вдогонку. Некогда было раздумывать. На какое-то время он перестал обращать внимание на происходящее. Разноголосые крики и цоканье лошадиных копыт стали далёкими, плохо слышимыми. Их заглушил стук сердца Ардекена, которое будто взлетело и застряло у него в горле. Ардекен пришёл в себя тогда, когда подоспели стражники. Они повалили убийцу на землю, обезоружили. Шакал неистово ругался, рычал, но против четырёх крепких стражников ничего сделать не мог. Ему связали лапы, а потом увели его.

Ардекен вернулся к участникам шествия. Настоятеля осторожно укладывали в повозку, перевязав страшную рану - волк увидел побагровевшие рукава одежды. Раненый помощник сидел там же, оперевшись на борт.

- Быстрее! Гони! - выкрикнул он, взмахнув здоровой лапой и тут же со стоном скривившись от боли.

Повозка стремглав умчалась - каждое упущенное мгновение приближало леопарда к смерти. На серой мостовой осталась кровь. В толпе плакали.

Монах повернулся к жителям, подняв лапы.

- Братья и сёстры! - твёрдо сказал он. - Наш праздник только что был омрачён покушением на жизнь Лавенса. Но не надо останавливаться. Помолимся же Мелиндете в храме за спасение настоятеля!

Эта короткая речь подействовала. Звери продолжили путь, но молча, без песен. На всякий случай рядом с ними пошли два стражника.

Развернувшись, Ардекен отправился в противоположную сторону. К месту нападения торопились взволнованные горожане - тут волку оставалось нечего делать. Всё окружающее веселье испарилось. Мрачная тень покрыла улицы. На окраинах города пока праздновали, но было ясно, что весть о покушении, словно зараза, быстро расползётся, обрастет пугающими слухами, и эта тень ляжет на всю столицу.

Вот тебе и отдых, подумал Ардекен. Светлый день обернулся кровавой неожиданностью. Убийцу задержали - единственное хорошее в этом страшном событии. Повезло - не будь толпа сплошь из поклоняющихся Мелиндете, его могли бы и насмерть забить. Бывало, разгневанные звери разрывали преступников прямо на месте. Допрашивать в таких случаях становилось некого, расследование вставало. А этим шакалом займутся мастера из королевских темниц. Они разберутся.

Но у самого волка уже возникли предположения.

Шакал мог быть сумасшедшим, чей воспалённый рассудок пожелал кровопролития. Ведь он совершил нападение на глазах у десятков горожан, не скрываясь. Значит, предотвратить это мы не могли, не знали. Поведение безумцев непредсказуемо - вот в чём беда.

Или же покушение было задумано заранее, а шакал работал не в одиночку. Он мог быть бандитом. Значит, наша служба охраны проглядела замыслы банд.

И то, и другое вероятно. Притом трудно сказать, что является худшим. Остаётся ждать и надеяться, что настоятель выживет.

Рассуждая так, строя догадки, Ардекен добрался до нужного здания. Таверна "Денежный мешок" была открыта, несмотря на ранний час и праздничный день вообще. Широкая сцена в конце зала, на которой по вечерам выступали музыканты и танцовщицы, была ожидаемо пуста, как и столы. Только у окна сидел гиен, единственный посетитель, с угрюмым видом поглощавший свиные рёбра. Услышав звук открывшейся двери, он исподлобья посмотрел на Ардекена и опять уткнулся в тарелку. Ардекен направился к стойке, за которой на высоком табурете находился зверь. Сказал ему:

- Я к Хезвицу. Он у себя?

- Да, - коротко отозвался тот, - Он может вас принять.

Большего не требовалось. Ардекена тут знали - в таверну он являлся исключительно по делу. Он прошёл за стойку, и отодвинув занавеску, вступил в коридор. У двери остановился, постучал для предупреждения и открыл её.

Хезвиц засопел, вставая из кресла с позолоченными подлокотниками и откладывая на стол бумаги, которые читал. Его невероятно тучное лисье тело, обтянутое дорогой одеждой, всколыхнулось.

- А, это вы, Ардекен, - медленно произнёс он в ответ на приветствие. - Что вас привело ко мне на этот раз? Располагайтесь.

Он тяжело опустился в кресло. Ардекен присел на стул рядом.

- Многие причины. Они касаются и преступности. Потому я у вас, - объяснил волк.

- Преступность мешает заработку. Вы знаете, я получаю большие деньги. Но законным путем. И мне крайне неприятны всякие порочащие сплетни о моих танцовщицах. Я не растлитель. А "Денежный мешок" и прочие мои заведения - не притоны, - прохрипел Хезвиц. Он навис над столом.

- Именно, - спокойно ответил Ардекен. - Должен предостеречь: сегодня вы вряд ли обогатитесь. Обстоятельства не позволят.

- Что вы подразумеваете? - прищурился Хезвиц с настороженностью.

- Только что, во время шествия к храму, настоятеля Лавенса пытались убить. Я видел: он серьёзно ранен. Горожанам будет не до пиров. Во всяком случае, мне так думается.

Настороженность исчезла с морды хозяина таверны. Он откинулся в кресло, помолчал и сказал:

- Прискорбно это слышать... Но спасибо за сообщение.

Хезвиц постучал когтями по столу и Ардекен мельком взглянул на его короткую толстую лапу. На самом деле, благодаря деньгам и влиянию, своими короткими лапами Хезвиц мог дотянуться очень далеко. А уж хватка у него была железная.

- Так, значит, преступность? - спросил он Ардекена.

- Да. Ваша поддержка в борьбе с ней помогала не единожды. И сейчас в расследовании покушения она будет очень ценной. Вы не замечали чего-нибудь подозрительного на днях?

- До сегодняшнего дня было... относительно тихо. Так, карманные кражи, драки после пьянок, воровство. В общем, вся та мелочь, которая не интересует ни меня, ни вас.

Ардекен понимающе кивнул. Если Хезвиц не заметил ничего, то, скорее всего, тот шакал вправду работал в одиночку. Но с выводами лучше не торопиться. Слишком мало времени минуло.

- Ясно. Если же вы что-то узнаете - уведомите.

- Непременно, - заверил Хезвиц.

- Любые подходящие вести придутся кстати. Я пришёл и по иному делу. Сведения о незаконной торговле. Вы помните?

- Помню конечно, таковые имеются.

Порывшись в ящиках стола, лис отдал Ардекену плотный конверт.

- Держите. Тут отчёт.

Ардекен достал из конверта бумагу и пробежался взглядом по ровным чернильным строкам. То, что нужно.

- Спасибо. Теперь я, пожалуй, вас покину. До свидания, - он встал и направился к двери.


***


Дела затянулись надолго: Ардекен присутствовал на допросе. Там он, пользуясь случаем, передал отчет Хезвица. Освободился только поздним вечером и отправился к Нареу. Она жила в той части столицы, которую населяли преимущественно выходцы из Ранлара, отчего шакалов здесь было больше, чем где-либо в городе.

Полупустые улицы шакальего района Ардекена не удивили - всеобъемлющая мрачная тень добралась и сюда. Лишь усилили тоску, грызшую его. Казалось, даже синие крыши ранларских домов поблёкли. Встречные шакалы-самцы в этот вечер не носили пестрых шейных платков, какими славился Ранлар, а самки - украшений. Местные, подобно остальным горожанам, обсуждали случившееся с настоятелем. Ардекен слышал, как в разговоре с собеседником молодой шакал выразил желание, чтобы напавший на Лавенса сгнил в тюрьме. Волку было не по себе, хотя он и сам не знал, отчего именно.

Нареу сама впустила его в дом.

- Ты пришёл! О, как вовремя... - сказала она.

Платье наложницы, в каком её вчера видел Ардекен, Нареу сменила на привычную домашнюю одежду. Волк подумал, что так самка нравилась ему больше. Но потом он заметил печаль в её глазах.

- Пришёл, обещал же, - отозвался он, снимая перевязь с мечом через голову. - Что произошло? Почему ты в печали?

- Отец болен и очень слаб, - вздохнула Нареу.

- Вот как... Надеюсь, ему завтра станет лучше. И скоро он поправится, - сочувственно сказал Ардекен.

- Я тоже надеюсь. Он спит, набирается сил.

Они сели на диване в гостиной.

Нареу ткнулась носом Ардекену в щёку, прошептала:

- Я слышала, будто настоятель Лавенс умер. Неужели это правда? Его убили?

Ардекен посмотрел на любимую самку, ждавшую ответа. Лгать он ей не мог, слишком подло бы это было.

- Да, это правда, - произнес он. - Лавенс умер.

- До чего горько! Кому понадобилось его убивать? Он же был добр, денег вовсе не трогал, столько сделал! - с отчаянием воскликнула Нареу.

- Я не знаю, но мы узнаем это. И тогда убийцы понесут наказание.

- Ох... сегодня такой тревожный день... Разве что Зелта взяли под стражу. И ты рядом, спасибо тебе.

Нареу обняла Ардекена и он почувствовал, несмотря на одежду, как билось её сердце. Маленькое шакалье сердце, вынесшее непозволительно много за эти сутки. Нареу просто хотела отдохнуть, а узнала о болезни отца. Находилась у его постели, ухаживала за ним, беспокойно слыша вести об убийстве Лавенса. В этом волк не сомневался ни капли - Нареу как искренне любящая дочь не могла поступить иначе. И теперь она сама нуждалась в Ардекене, в его близости и поддержке. Он тоже заключил её в объятия.

Мгновения тихой нежности текли и текли, незаметно сливаясь воедино. И это время, проведённое с волком, подействовало на Нареу утешающе.

- Завтра я начну помогать в расследовании убийства, - вдруг сказала она уверенно.

Но Ардекен не ответил, он прислушался к звукам, доносившимся снаружи. Шум, треск чего-то ломаемого. А затем раздался пронзительный крик. Ардекен вскочил и кинулся к окну. По соседней улице сновали какие-то непонятные звери в тёмном. В двух домах двери были выломаны, а у стены одного лежало неподвижное тело.

- Проклятье! - выругался Ардекен. - Там дома грабят! Зови слуг, будем защищаться!

Слуги наскоро похватали оружие - сабли со стен, кухонные ножи и топорики для мяса. Ардекен встал у входной двери, держа меч наготове, а Нареу сжимала в лапе кинжал. Все чувствовали близкую опасность. Собрались вовремя - в дверь с силой забили кулаками.

- Эй, серая блохастая сволочь! Отворяй давай! - заорал кто-то хриплым голосом.

Ардекен промолчал и стиснул сильнее меч.

- Дом не пуст, и мы это знаем, так что отворяй, или хуже будет!

- Убирайтесь! Пошли вон! - рявкнул Ардекен со всей мочи.

На миг повисло молчание, но тут же раздался другой голос:

- А ну открывай! Слышишь? Не откроешь - вынесем дверь! Или дом сожжём!

- Я сказал: убирайтесь!

Удары и рёв не стихали. Дверь же дрожала под натиском - те, снаружи, не собирались уходить просто так. Сзади раздался звон стекла. Ардекен метнулся на звук, увлекая за собой остальных. А через разбитые широкие окна уже полезли фигуры в плащах.

- Вот, вам же хуже! Жалкие шакалы... - тем самым хриплым голосом выкрикнул рослый самец рыси, потрясая топором. - Вы сполна заплатите за убийство настоятеля!

Что за бред он несёт, подумал было Ардекен, как тут же понял. Ужасная и простая догадка появилась в его голове: убийство стало поводом для действий бандитов. Может быть, они его и устроили. А теперь врывались к перепуганным шакалам в дома, требуя расплаты за совершённое зверем их вида преступление.

- За дело, парни! - приказал рысь.

Полдюжины грабителей по приказу бросилось вперёд. Ардекен замахнулся мечом на приблизившегося к нему первым и отступил на шаг. Оказавшийся тут слуга резанул саблей этого разбойника по боку, но прочие напирали. Завязалась отчаянная драка. Комната наполнилась криками, рычанием. Ардекен постоянно двигался, стараясь не попасть под удар. Он дал эфесом по затылку разбойника. Зверь упал, выронил дубинку. Просвистел топор - Ардекен едва не лишился головы. Бандит с топором озлобленно захохотал. Но его новый удар волк отразил. Меч дёрнуло в сторону. А потом Ардекен вонзил его в грудь противника. Хрустнули кости и тот с хрипом повалился.

Напряжение было на пределе. Дикий хохот разбойников смешивался с лязгом оружия. Силы уравнялись и сдаваться никто не собирался. Слуги сражались за свои жизни, за жизни Нареу и её отца. Нареу ловко метнула кинжал, которым защищалась, попав бандиту в плечо. Это предрешило итог.

После короткой жестокой схватки на полу остались все нападавшие. Кто-то из них был без сознания. Рысь-главарь, как ни странно, не рвавшийся особо в драку, лежал, истекая кровью.

Отдышавшись, Ардекен посмотрел на Нареу. Разодранная щека саднила - его полоснули когтями. В рёбрах засела тупая ноющая боль от удара дубинкой. Но ничего серьёзного. Царапины заживут и шрамы от них скроются под мехом. Главное, что все живы.

- Ты не ранена? - спросил Ардекен.

- Нет, я в порядке, - мотнула Нареу головой. Она дрожала от возбуждения.

- Ладно.

Он подошёл к главарю. Тот повернул голову, зашипел от боли и злости. Но Ардекен пнул его и твёрдо спросил:

- Кто устроил погром в городе? А? Говори!

- Да иди ты! - прошипел бандит.

- Пнуть ещё раз? Или же мой меч окрасится и твоей кровью!

- Ну, Хребет, - отозвался разбойник. Жить ему всё-таки хотелось.

- Подробнее!

- Не знаю! Он решил деньгами разжиться, когда Лавенс сдох, и всё тут!

- Лавенса убили по заказу Хребта?

- Да не знаю я!

Он может что-нибудь знать, но большего из него пока не вытянуть - понял Ардекен. Не стоит тратить на него силы. Вдруг придётся дать отпор новому вторжению? Он оставил главаря под надзором слуги.

- Спасибо. Если бы не ты, мы вряд ли бы выстояли, - сказала Ардекену Нареу и взяла его за лапу. Она уже не дрожала.

- Это позади, - он попытался улыбнуться.

- Только бы на этом потрясения кончились...

Подбежал слуга и вполголоса сообщил Нареу:

- Ваш отец проснулся, вас зовёт...

Ардекен обнял самку за плечи. Ему хотелось многое ей сказать, ободрить. Но он проговорил:

- Иди к нему. Опять полезут грабители - я буду начеку. Ну, иди!

Она покинула комнату, а волк вновь выглянул в окно. Другие грабители в спешке убегали, завидев вдалеке множество огней. Сюда шла поднятая по тревоге стража.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane «Downfall», Хеллфайр «Космический крейсер "Варяг"», I7PedVesTniK «Схватка»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 14 старых комментариев на форуме