Furtails
Хеллфайр
«АНАБИОЗ: Озверевшие»
#NO YIFF #кролик #лис #разные виды #насилие #постапокалипсис
Своя цветовая тема

Пробуждение.


Пожалуй, ещё никогда в жизни Николас Уайлд не чувствовал себя так плохо. Даже наутро после выпускного ему было полегче… По крайней мере, в то время он мог кое-как соображать. Сейчас же в раскалывающейся голове было так же пусто, как и в желудке, а всё тело ослабло до такой степени, что лис с огромным трудом заставил себя открыть глаза. К сожалению, такое простое действие привело к тому, что лис внезапно выгнулся дугой и принялся выплёвывать какую-то тягучую ядовито-жёлтую слизь. Рвало его недолго, и спустя несколько минут Ник почувствовал себя немного получше. Настолько получше, что даже сумел опереться передними лапами о пол — и едва не упал, потому что по телу пробежала волна колкой боли, не сильной, но вполне чувствительной.


- Да что же это такое… - прокряхтел он, с трудом приподнимаясь. Вдруг его хвост вытянулся в струнку, уши сами собой прижались к голове и лиса вырвало вновь.


Откашлявшись и сплюнув последние тягучие капли, Ник глубоко вдохнул и заставил себя встать, невзирая на дрожь в коленках. Краем сознания отметив, что он находится на собственной кухне, лис развернулся к раковине, опёрся на неё обеими лапами и… И с удивлением осознал, что некогда серебристый кран покрылся ржавчиной, стенки самой раковины облупились и в буквальном смысле заросли плесенью, а всё вокруг погребено под целыми слоями пыли. Поморгав, лис перевёл взгляд на пол и увидел, что пыль лежит и вокруг небольшой ложбинки, продавленной его телом.


- Ну и дела… - только и проговорил Ник.


Он почувствовал лёгкое головокружение, его лапы подкосились и лису пришлось напрячь все оставшиеся силы, чтобы устоять. Пытаясь удержать равновесие, он опёрся об раковину и тут же раздался тихий, но неприятный треск, причём исходил он вовсе не от раковины. Лис дёрнул ушами, сглотнул появившийся в горле противный ком и медленно осмотрел себя. Увиденное его просто ошарашило: некогда зелёная рубашка вся вылиняла, кое-где порвалась, а то, что осталось от галстука, Уайлд немедленно снял и, несмотря на всю свою слабость, откинул подальше. Под мышкой и вовсе обнаружилась щель, в которую свободно мышь пролезет. Серые брюки тоже заметно истёрлись, а левая штанина и вовсе разъехалась по шву. Оторвавшись от них, Ник растерянно огляделся. Его маленькой и уютной холостяцкой квартиры больше не существовало. Обои слезли со стен, на оконной раме царствовала плесень, всюду лежала пыль, а хлебный нож заржавел до такой степени, что его уже нельзя было использовать. Чувствуя, что из головы снова исчезли все мысли, Ник протянул дрожащую лапу к холодильнику и открыл его дверцу. Консервы, сушёные насекомые, соевые колбаски, да вообще всё содержимое холодильника давным-давно слиплось в единый ком, который окаменел до такой степени, что даже не вонял. Просто разноцветная камнеподобная масса. Ник очумелым взглядом посмотрел на этот ужас и быстро закрыл дверцу. От такого издевательства та отвалилась со страшным скрежетом, обнажив ржавчину и плесень.


- Так, Николас, успокойся. Это сон… Просто сон.


Желая побыстрее убедиться в этом, он зажмурился, ткнул когтем себе в подушечку и снова открыл глаза. Ничего не изменилось. Холодильник с засохшем комом продуктов внутри, вездесущая пыль, порванная одежда и ржавая раковина. Лис чихнул, утёр нос и, пошатываясь, поплёлся в комнату. Там всё выглядело ещё хуже — потерявшие цвет занавески и обои ободраны, мебель вся в плесени, лапы просто утопали в пыли и грязи. Окна не было, точнее, стёкол в окне не было, как будто бы их что-то выбило. Плазменный телевизор упал со стены и тоже покрылся толстеньким серым ковриком.


- Приехали, - хмыкнул Уайлд, останавливаясь посередине комнаты. - И что же здесь произошло?


Он присел на край дивана и закрыл лапами глаза, вспоминая то, что случилось… Сегодня? Вчера? Не важно. Так, он пошёл на кухню, выключил закипевший чайник, повернулся к столу и… Упал? Потерял сознание, очнулся — гипс? Всё бы ничего, версия рабочая, да только продукты за один день не протухнут. И пыль за день тоже не накопится, а уж про одежду и говорить не стоит, она так истлеть и за годы не могла… Или могла? Ник не мог понять, что именно произошло, но какое-то неприятное предчувствие охватило его. Резко поднявшись, лис подошёл к окну и выглянул на улицу, после чего его хвост повис безжизненной пушистой тряпкой.


Зверополиса, сверкающего, великолепного города, богатого и красивого, больше не существовало. Стены домов посерели, их окна по большей частью лишились стёкол, многие дома оказались серьёзно повреждены или и вовсе разрушены. Тут и там зелёные глаза лиса выхватывали чёрные пятна, оставшиеся от пожаров. Улицы города поросли травой и деревьями, асфальт растрескался, а машины застыли на них уродливыми кочками, причём многие из них столкнулись друг с другом. И ни одного прохожего не видно. Ник уже высунулся по пояс, когда внезапно из магазина выбежала точка-зверь и поскакала по улице, вопя что-то нечленораздельное. Это словно бы послужило сигналом для других - крики ужаса и крики боли смешались в единый рёв. С высоты своего этажа Ник видел зверей, выскакивавших из домов и магазинов — их было совсем немного для такого густонаселённого города. Одни бегали, другие стояли и оглядывались, третьи валились на землю и падали на колени, одни кричали, другие визжали, остальные выли или тихо уходили с улиц обратно в дома. Слушать все их стоны и слёзы у Ника не хватило сил — он прижал уши к голове и сам упал на колени. И не сдержался.


- Господи, да что это за безумие?! - завопил лис, подняв морду к потолку. Потом его сознание помутилось и превратилось в череду каких-то вспышек. В конце концов, он повалился на бок и свернулся калачиком, уткнувшись мордой в хвост.


Он пришёл в себя только через полтора часа — всё это время лис пролежал у окна, пытаясь не сойти с ума. Пытаясь в самом прямом смысле, потому что грань, за которой начиналось безумие, лежала у самых его лап, один неосторожный шаг — и он бы ступил за неё… Обязательно ступил бы, если бы ещё детёнышем не научился сдерживать свои чувства. Медленно, но уверенно он собирался с мыслями, понемногу выпутываясь из пелены страха и отчаяния. Что за катастрофа произошла с городом? Неизвестно. Почему всё так обветшало? Неизвестно. Что случилось с ним самим? Неизвестно. А что же тогда известно? Известно, что это произошло не только с ним — звери на улицах выбегают из домов. А значит…


Уайлд резко приподнялся, позабыв обо всей слабости, так сильна оказалась ударившая его мысль. Если подобное произошло во всём городе, то значит, что и в квартире у Джуди Хопс сейчас творится то же самое! Привстав, он вновь посмотрел в окно. Полуденное солнце освещало серый, мрачный город, на улицах которого уже почти не осталось зверей. и лишь далёкий вой волка, наполненный невыносимой болью, разносился по улицам. Ник посмотрел на высокие деревья, на траву, пробивающуюся тут и там, на дома, оплетённые вьюном, и выругался самыми грязными словами, какие только знал. Облегчив таким образом душу, Ник быстро развернулся и вышел в коридор. Пыль налипала на его лапы, щекотала в носу, настойчиво напоминая о происходящем, но Ник постарался не думать над тем, откуда она взялась. То, что на улицах успели вырасти деревья, уже его не обнадёживало… Такое ощущение, что он внезапно заснул и проспал апокалипсис… Да и не только он один.


- Ладно, соберись, Уайлд, - негромко сказал сам себе лис, выйдя в коридор. - Давай-ка посмотрим, что тут происходит...


Странно, но звук собственного голоса действовал на него успокаивающе, и поэтому всё то время, пока он разыскивал ключ, лис продолжал разговаривать сам с собой. Наконец, ключ — потерявший блеск, но вроде бы больше никак не пострадавший от всего происходящего - был найден. Ник вставил его в замочную скважину своей входной двери, и провернул... Точнее, попытался провернуть. Металлическая дверь, расхваливаемая носорогом-торгашом на все лады, действительно оказалась массивной и надёжной, но, похоже, к замку слова носорога не относились. Ник нажал на ключ посильнее, но проклятый замок не поддавался.


- Проклятие! - снова выругался Уайлд. - Что он, тоже заржавел?


Он вновь попробовал провернуть ключ, но у него ничего не вышло. Тогда Ник нажал на дверь плечом, рыкнул и ударил её задней лапой. Толку, естественно, было немного, зато боль привела лиса в чувство. Зашипев, он сел на пол, растирая занывшие пальцы.


- Ладно-ладно, успокойся! Думай, Уайлд, думай!


Увы, но тут молчавший всё это время желудок наконец-то зароптал, призывая лиса съесть что-нибудь. То, что с пустым животом даже ленивца не поймаешь, Ник усвоил уже давно. И, хотя волнение за Джуди продолжало холодить его грудь, лис всё же поплёлся на кухню, решив, что с полным животом думать будет легче. На всякий случай он выглянул и из кухонного окошка. Вид за ним не изменился: всё тот же заросший, опустевший город, заполненный проржавевшими остовами машин. Теперь он даже зверей не увидел, улицы совершенно опустели. И волк, кажется, умолк…


Поиски еды большим успехом не увенчались. Консервные банки с рыбой опасно вздулись и их Ник даже трогать не стал. Мясные консервы казались целыми, но вскрыв одну банку, Ник зажал нос и поспешно выкинул находку в окно. В холодильнике ничего уцелеть не могло, да и если уцелело, то отбить что-либо от кучи засохших продуктов не представлялось возможным. Оставшаяся надежда на стенные шкафы была достаточно слабой, но внезапно Нику улыбнулась удача. Если можно так сказать. Вчера… То есть, до того, как он потерял сознание и очнулся, лис как раз сходил в продуктовый супермаркет, купил там необходимые ему продукты. Полной сдачи у продавца не оказалось, и поэтому Ник взял вдобавок четыре упаковки с яичной лапшой, которую так любят грызть мыши и крысы. Эта самая лапша обнаружилась в одном из шкафчиков. Впечатляющий перечень химических добавок и герметичность упаковки подбодрили лиса, и он немедленно вскрыл один из пакетов, просто разодрав его когтями. К своему большому удивлению, Ник увидел, что, хотя лапша и потеряла форму «кирпичика», распавшись на отдельные завитушки, она всё же казалась вполне съедобной. Вовремя пришедшие на помощь воспоминания из не слишком богатого детства придали ему уверенности: лис подцепил немного лапши и забросил её в пасть. Нормально. Похрумкивая ею, Ник попытался провернуть вентили кухонного крана: с холодной водой ему удалось справиться, но из крана не вырвалось даже воздуха.


- Так я и знал… - нахмурился Уайлд. Неприятный холодок в груди усилился.


Он быстро доел лапшу, взял оставшиеся три пакетика в лапы и вернулся в комнату. Желудок всё ещё ворчал, но Ник решил, что пока с него хватит. Главное, чтобы не помешал найти выход… А идея насчёт него уже бродила в голове у лиса. Бросив пакетики на диван, Ник подошёл к шкафу с одеждой и распахнул дверцы. Спустя секунду на его морде появилась улыбка — синий костюм полицейского немного пообтёрся, но казался целым. Быстро скинув штаны и рубашку, которая разорвалась прямо у него в лапах, Ник вытащил из шкафа свою форму и осторожно сбил с неё пыль. На то, чтобы переодеться, ушло чуть больше времени, чем обычно — Ник особо опасался за отверстие для хвоста, но и оно оказалось совершенно целым и не разошлось, пока лис просовывал в неё свою главную гордость. Переодевшись, Ник открыл другую дверцу, замер на пару секунд, после чего выдвинул один из трёх ящиков — на куче всяких безделушек, вроде наушников, зарядок, отвёрток и пуговиц, лежала небольшая чёрная коробочка. Внутри неё находился золотистый значок сотрудника «Полицейского Департамента Зверополиса». Он немного поблек, но в целом, выглядел очень неплохо.


- Отлично, - оскалился Уайлд, пристёгивая значок на грудь.


Сняв свою фуражку с вешалки и сбив с неё пыль, Ник водрузил её на голову и полез за галстуком. Свои форменные чёрные галстуки он всегда хранил отдельно, но из трёх экземпляров лишь один не выглядел грязной тряпкой, и был пригоден к использованию. Сняв фуражку, Ник надел и его, оправился и усмехнулся. Кажется, всё не так уж и плохо. Вернувшись к дивану, Уайлд собрал лапшу, рассовал её по карманам брюк и быстро подошёл к окну. От взгляда на землю ему стало немного не по себе, но другого способа выбраться из квартиры-ловушки не было.


- По деревьям должны лазать кошки… - стараясь подбодрить себя, проговорил Уайлд и осторожно влез на подоконник. Сердце забилось где-то в ушах, пересохший рот вновь наполнился неприятным вкусом рвоты. - Только кошки, а не лисы. Лисы должны жить на земле, а не лазить по деревьям, мостам и стенам домов. Вот гепарды могут залезать на стены, могут… А лисы не должны…


Он выпрямился и прижался спиной к стене, медленно переступая к краю подоконника. До окна соседа был всего один широкий шаг. Всего один шаг до перелома позвоночника, свёрнутой шеи и внутреннего кровотечения, если он сорвётся и полетит вниз, или если подоконник не выдержит его веса. А может, повезёт. И он просто расшибётся в лепёшку, быстро и безболезненно.


- Шеф меня тогда за опоздание оживит и снова убьёт, - пробормотал Уайлд. Он чуть развернулся, ещё раз смерил расстояние до соседского окна и выдохнул. - Ладно, на раз… Два… Три!


Он быстро перешагнул на соседский подоконник и прижался к стене, быстро-быстро дыша. На секунду лису показалось, что он не дотягивается, и, когда его подушечки ощутили под собой опору, сердце лиса замерло на тот бесконечно долгий миг, пока он переносил вторую лапу. Теперь же он прижимался к стене, и соседское окно было совсем близко. Получилось! Прильнув к стеклу, Уайлд постучал по нему, но ответа не последовало, никто не побежал открывать ему окно. Дело дрянь. Чуть отлипнув от стекла и оценив его взгляд, Ник скривился. Он нашёл способ попасть в квартиру, но сама идея ему очень и очень не понравилась. Однако, другого выхода не было.


- Проникновение… Без ордера… - фыркнул Уайлд. - Шеф меня точно убьёт.


Он развернулся спиной к стеклу, глубоко вдохнул и на выдохе нанёс сильный и резкий удар локтем. Если бы сосед разорился на окно подороже, то такой фокус стоил бы лису лапы, но скупость при заказе низкокачественных окон и тридцать лет запустения сделали своё дело. От удара стекло посыпалось на пол, пока сам Ник орал от боли в ушибленном локте - к счастью, больно было от удара, а не от осколков. Со слезами на глазах потирая локоть, Уайлд плюнул вниз, осторожно повернулся и протянул лапу через обширную дыру в стекле. Ручка поддалась без усилий и через пару секунд Ник смог проникнуть в чужую квартиру. Спрыгнув с подоконника на чистое от осколков место, Ник осмотрелся по сторонам и пол вдруг снова ушёл у него из-под лап. Он оказался на кухне, где явно бушевал пожар: обгорели стены, микроволновка, шкафчики, кухонный холодильник и… Скелет, лежащий на полу. Кажется, при жизни это был какой-то непарнокопытный. Видовой принадлежности соседа Ник не знал - продав свою старую холостяцкую норку и переехав в самый центр Зверополиса, лис вообще мало интересовался соседями. Будни проходили на работе, выходные — с Джуди…


Прижав лапу к морде, Ник с силой потёр глаза и выдохнул. Затем отнял лапу и огляделся уже повнимательней. Пыли вокруг было много, плесени — немногим меньше, чем в его квартире. Пожар, судя по всему, вспыхнул из-за глупости хозяина: электрическая плита и микроволновка выглядели обгоревшими, но не настолько, как если бы служили причиной пожара. Может, он курил? А впрочем, какая разница… Обойдя конский череп, Ник вышел в коридор.


- Эй, есть кто-нибудь?! Я из полиции! - на всякий случай крикнул Уайлд. Ответа не последовало, и это его только радовало. На всякий случай заглянув в комнату, Ник определил, что и его сосед жил в одиночестве. Интересно, а ключи у него тоже в одном комплекте?


Ник вернулся в коридор, осмотрелся и принялся за поиски. Ключи обнаружились на полу, возле двери ванной комнаты. Когда Ник наклонялся к ним, его лапы задрожали и лис лишь со второго раза сумел подцепить проволочное кольцо. А вот в замочную скважину вставить ключ получилось с четвёртого. Сердце снова замерло — если бы дверь не удалось открыть, Ник скорее всего сначала бы долго лежал перед ней, а затем принялся бы выбивать металл голыми лапами. Ключ шёл туго, словно нехотя, но замок щёлкнул и спустя полминуты Нику удалось отодвинуть дверь.


- Получилось… - выговорил он.


Лифт не работал, да Ник и не стал бы им пользоваться. Осторожно встав на грязные ступени лестницы, Ник пощупал перила и стал медленно спускаться вниз, выверяя каждый шаг. В квартиры на других этаж он и не стучал — если у всех творится такой же ужас, то Нику никто помогать не будет, да ещё и пристанут с просьбами о помощи. Полиция же символ власти, символ защиты… А Ник сейчас себя даже полицейским не чувствовал. В голове билась одна-единственная мысль — сколько же лет он провалялся без сознания? Он даже не придал значения тому, что думал именно про годы, а не про дни и даже не про месяцы. Выросшие деревья, отбушевавшие пожары… Даже если допустить, что в городе, где тропический лес соседствует с песком и льдом, возможно всё, то законы природы никто не отменял — невозможно, чтобы одежда испортилась за день, а деревья вырастали за это же время…


Запыхавшийся, со вспотевшими подушечками передних лап, он выбежал на улицу. Солнце уже понемногу клонилось к западу, но отлично освещало то, во что превратился город. Руины. Настоящие руины, между которых поселились плесень и трава, деревья и мох… И трупы. Скелеты в машинах, тела на улицах; лишённые шерсти и кожи, или обтянутые ею, как каким-то костюмом, с оскаленными черепами или и вовсе без голов, одежда на большинстве истлела, но на ком-то вполне сохранялась… Нику показалось, что он попал в какой-то дешёвый фильм ужасов. Прижав лапу к морде, лис привалился к стене ближайшего дома и на несколько секунд просто замер, пытаясь успокоиться. Только когда его сердце вновь забилось ровно, лис позволил себе отлипнуть от стены и продолжить свой путь…


- Эй, рыжий!


Уайлд обернулся. Позади него стоял молодой хорёк в ободранной футболке. Кроме неё, никакой другой одежды на хорьке не было. Зато в правой лапе он держал устрашающего вида крестовую отвёртку.


- Вообще-то я не «рыжий», а офицер Николас Уайлд. Чем могу помочь?


- Снимай штаны и рубаху, - смотря на лиса жадными, но тупыми глазами, сказал хорёк. И поднял лапу с отвёрткой.


- Не понял…


- Чё непонятного? Одежду давай, сука! Вишь, каюк всему, а на тебе, я погляжу, кое-что целое есть!


Ник вовремя ощутил запах, вовремя его уши дёрнулись при цокоте когтей. Резко наклонившись, лис отшагнул в сторону и здоровенная доска ударила в асфальт в дюйме от его лапы. Рассохшееся дерево разлетелось во все стороны, но оборванца-льва это совсем не беспокоило. Он взмахнул лапой и если бы Уайлд не отпрыгнул в сторону, то когти оставили бы на морде у лиса заметный след.


- Парни, вы чего? - истерично-возмущённо спросил Уайлд. Он не питал никаких иллюзий насчёт их намерений, но может быть, он всё же что-то не так понял? Впрочем, ответ был прям-таки написан на мордах у его врагов. Очнувшись в новом мире, эти двое решили, что теперь и жить можно по-новому. Вот и хорёк в доказательство этого завопил:


- Мочи его! - и лев, повинуясь приказу, двинулся на лисяру.


Ник попятился, лихорадочно ища выход из этой ситуации. Его сознание в этот момент будто поделилось надвое — одна часть кричала ему «Беги!» и истошно молотила лапами, другая же уверенно сказала «Бей!». И как раз её лис послушал. Слишком уж взбесило его произошедшее, слишком много скопилось в нём впечатлений за все эти часы. Чувства требовали выхода, и боль в локте не могла ему помешать их выпустить. Да и подготовка у всех полицейских Зверополиса была на хорошем уровне…


Легко, словно на тренировке, лис увернулся от лапы льва, схватил её в простенький захват и, пользуясь скоростью врага, вывернул её за спину подонку. Пока тот изгибался и вопил проклятия, лис толчком под хвост отправил льва в короткий, но болезненный полёт. Не успел кошак поцеловаться с землёй, а хорёк уже молнией метнулся к Нику, занося отвёртку для удара. Дилетант. Ник не стал измышлять ничего особенного, просто отступил в сторону и ткнул сжатой в кулак лапой перед собой. Перевернувшись в воздухе, отвёртка упала рядом с телом хорька, подпрыгнула, звякнула и откатилась в сторону.


- Удачного дня, сэр, - вежливо улыбнулся Ник поверженному врагу, хотя внутри у него так всё и клокотало от ярости.


Уши доложили ему, что лев пробует встать. Ник не сомневался в том, что у него, самого среднестатистического лиса, не хватит сил на то, чтобы разуверить столь крупного противника в своей правоте. Не уверен он был и в том, что на этот раз ему удастся так же легко повалить эту глупую кошку. Поэтому-то он подскочил к врагу и, позабыв про все правила честной драки, влепил сжатыми в замок лапами по шее льва. Тот странно икнул и ткнулся мордой в землю. Ник посмотрел на его тело, сплюнул на асфальт, развернулся и пошёл своей дорогой. Хорёк даже не пытался встать, и правильно делал: эти двое взбесили Ника настолько, что отвёртка вполне могла впиться в его слишком нахальную морду…


Теперь, идя вдоль тротуара, лис стал почаще озираться по сторонам. Больше прохожих ему не попадалось, и он был только рад этому — встречаться с другим обезумевшим зверьём не хотелось. Преследования тоже не было, похоже, лев ещё не очнулся, а без него хорёк опасался вступать в бой с лисом. А Ника всё ещё трясло. Он злобно тявкнул что-то в сторону хорька и пошёл по улице, проклиная всё, что только можно было проклясть. Миновав пару кварталов, ещё не до конца пришедший в себя лис вышел на что-то, что раньше было автотрассой, а теперь представляло собой кладбище с гробами на колёсах. Вот средних размеров легковушка стоит с открытой дверцей у борта грузовика и никого внутри нет, а вот другая, смятая в «гармошку», с вывалившимся через капот скелетом. Вот слоновоз, лежащий на боку без прицепа, с растущим прямо сквозь кабину молоденьким деревцем. Вот несколько мышиных автомобилей ткнулись в тротуар и маленькие скелетики их давно уже истлели.


- Сэр! Сэр!


Уайлд сжал кулаки и обернулся. К нему подскочила молодая газель в разодранной одежде. Шерсть всклочена, взгляд безумен…


- Сэр, вызывайте всех! - заговорила она так быстро, что лис едва улавливал смысл слов. - Вы видели, видели, что с Тундратауном? Я видела! Я с крыши видела!


- Мне ничего не доложили. Что там с Тундратауном? - спросил Ник.


- Его больше нет! Там одно большое озеро! Его затопило, сэр, затопило полностью! Зовите всех, нужно спасать зверей…


Ник уже не слушал, что она говорила дальше. Голова снова закружилась, дыхание перехватило. Затопило… Тундратаун? Но это невозможно! Или… Лис, отрешившись от реальности, вдруг явственно представил себе ужасную картину — мёртвый, спящий город. Давно отключились все предприятия, все подстанции, но установки, обогревающие Сахару и охлаждающие Тундратаун, работают непрерывно, день и ночь. Их автономные генераторы в конце концов перегреваются и… Отключаются, один за другим. Тундратаун тает. Снег и лёд переходят в воду, заснувших прямо на улицах и на нижних этажах домов заливает, топит… С гор срываются лавины снега, рушатся здания, рушится всё… Но нельзя же не заметить такую катастрофу! Почему тогда не пришла помощь из-за стен города, почему никто не занимался генераторами ранее, не организовал вывоз зверей? Или…


Или везде такая дрянь происходит?


- Я разберусь… Разберусь… - чувствуя себя последним подлецом проговорил Ник. Но что он мог сделать? - Вы пока спрячьтесь где-нибудь с тем, что ещё можно есть… А лучше, идите к своим родным или друзьям. А мне пора, сами видите, работы много… - он развёл лапы и тут же сорвался с места, оставив самочку с грустью смотреть ему вслед. Ощущение того, что он поступил подло, усилилось. Может, её стоило взять с собой? А может, он всё правильно сделал — сначала ему нужно найти Джуди, а потом уже разбираться с проблемами других. Сначала Джуди…


Он вышел на перекрёсток и увидел тот самый магазин слоновьего мороженого, возле которого они встретились с пронырливой Морковкой в первый раз. Лавочка выглядела просто ужасно — выбитые стёкла, сорванная с петель тяжеленная дверь, выросшая из-под асфальта трава… Ника даже передёрнуло от увиденного. Внутрь он заходить не стал — мало ли, что произошло там, пока город был в отключке. Хватит уже с него черепов...


Всё же, черепа попадались ему и дальше — часто попадались. Когда на небе заалел закат, Нику оставалось пройти до дома Джуди всего ничего, пару кварталов, но запруженная машинами улицами превратилась в непреодолимое препятствие. И вовсе не из-за трупов, оставшихся у руля. Просто когда Ник огибал очередной дом, его нос уловил запах палёной шкуры и… Мяса. Он не слишком хорошо знал этот запах, но убедился в том, что это было именно мясо, когда выглянул за угол. Несколько хищников жарили на костре куски чего-то странного, а возле них лежало тело, у которого не хватало задних лап. Лиса замутило, он попятился и привалился к стене. Тошнота накатила с новой силой и сопротивляться ей он уже не мог.


- Держи суку!


Ник понял, что пора уходить, но тут прямо перед ним словно из ниоткуда возник мощный волк, на котором не было ни единого клочка одежды. В лапах он сжимал устрашающего вида дубинку, которую держал над головой, собираясь ударить лиса сверху. В обычной ситуации Нику не составило бы труда уложить этого подонка так же, как он уложил льва и хорька, но острое обоняние сыграло с Ником злую шутку — лиса как раз вырвало в тот момент, и нападающий не замедлил этим воспользоваться, обрушив дубинку лису на голову. Перед глазами Ника вспыхнули искры, почти сразу же сменившиеся тьмой, и лис повалился на землю. Волк поднял окровавленную дубинку, похлопал лиса по морде и без церемоний поднял за шкирку. Взвалив бессознательное тело на себя, волк закинул на другое плечо дубинку и, сгибаясь под тяжестью Ника, заковылял к костру…


* * *


Уайлд открыл глаза.


Первое что он понял, так это то, что лежал он на земле. Второе — что его передние лапы крепко скручены за спиной, да и задними из-за врезающихся в них верёвок пошевелить нельзя. Третье — что на нём остались лишь брюки и рубашка, а всё остальное у лиса отобрали. И последнее — немного погодя лис увидел давно потухшее кострище, и золотистое небо, на которое медленно выкатывалось утреннее солнце. Лис заворочался, попытавшись дотянуться когтями до верёвки, но тут чья-то тяжёлая лапа легла ему на плечо и грубо перевернула на спину. Над собой Ник увидел оскаленную морду того самого волка, который оглушил его дубинкой.


- Что, влипла, гнида полицейская? - оскалился он. - «Герой Зверополиса», «Первый лис в рядах полиции» мистер Ник Уайлд!


- Знакомый голос… - прохрипел Ник, морщась от боли в голове. Ещё сотрясения ему не хватало. - Дай-ка угадаю? Это не тебя ли я год назад поймал, а?


- Заткнись! - рявкнул волк. - Видел, что вокруг творится? Теперь полиция роли не играет — а играет моя дубина! Ты мой, весь мой, лисичка!


- Да неужели? Что-то не помню, чтобы ты меня купил.


Волк разогнулся и сверху вниз посмотрел на своего пленника.


- Парни хотели оставить тебя на сегодняшний ужин, но я думаю, что они не сильно обидятся, если кусочек от тебя я откушу сейчас, - он сошёл с лиса и встал рядом с его задними лапами, жадно разглядывая брюки лиса с очень нехорошей улыбкой. В мире после катастрофы такая ткань ценилась на вес золота.


- А заодно и штаны сниму, а то они мне пригодятся.


Он не спеша взял задние лапы Ника и стал распутывать верёвку. Тот даже поверить не мог в такую удачу… Хотя чего ещё ожидать от психа, который к тому же ослеплён желанием свести с тобой счёты? Сжав зубы и дождавшись, пока волк схватится за его ремень, Ник неожиданно лягнул врага коленом в живот. От такого неожиданного сопротивления волк шумно выдохнул и повалился прямо на Ника, шумно пытаясь вдохнуть. Лис дёрнулся, стараясь выбраться из-под тяжеленного тела до того, как враг очухается, однако проклятый волчара вдруг снова схватился за ремень Ника.


- Не уйдёшь… - прорычал он, приподнимая свою голову и протягивая лапу к горлу полицейского. Нижняя часть живота волка представляла собой настолько соблазнительную мишень, что Ник просто не мог отказать себе в удовольствии повторить простенький приём, в результате чего его колено смачно врезалось волку в самое больное место. Тот коротко взвыл на высокой ноте, скатился с лиса и повалился на растрескавшийся асфальт.


- Ещё как уйду! Не остановишь! - задыхаясь, выкрикнул лис.


Попытка выпрямить спину отразилась головной болью и приступом тошноты, но Ник справился с обоими. Помогая себе передними лапами, лис отполз в сторону от всё ещё вывшего врага и подобрался, пытаясь приподняться. Со связанными лапами сделать это оказалось непросто, и Ник вновь помянул добрым словом своего инструктора, который учил не только не падать, но и подниматься с любого положения, если тебя всё-таки повалили. Выпрямившись на подрагивающих от напряжения лапах, лис взмахнул грязным хвостом и быстро оценил обстановку. Она, по правде говоря, его совсем не обрадовала. Волк поднимается с земли, разрезать верёвки нечем, а в карманах рубашки и брюк явно уже ничего не осталось. Лис огляделся по сторонам. Кострище, устроенное между перевернувшимся слоновозом и несколькими небольшими машинами, представляло очень неудобное место для схватки. Всё один к одному! Правда, малюсенький плюс во всей этой ситуации был — противник лису достался не только сошедший с ума, но и обезумевший от злобы, потому не столь опасный.


- Сейчас я с тебя, сволочь полицейская, шкурку-то сниму… - прошипел он, сплюнув себе под лапы. - Иди ко мне, коп!


Видимо, его очень разозлило сопротивление Ника, потому что он не стал дожидаться, пока лис подойдёт к нему, а сам ринулся на Уайлда. Ник принял стойку, ожидая противника — разведя передние лапы в сторону, словно собираясь устроить дружеские объятия, волк нёсся к нему со скоростью хорошего поезда. Ник позволил ему приблизиться ровно настолько, чтобы волк уже почувствовал своего пленника в своих лапах. А затем Ник просто отпрыгнул с его дороги и психованный каннибал врезался в борт автомобиля, на время утратив связь с реальностью. Не теряя времени, Ник бросился бежать прочь от кострища, пока волк ещё не очухался. О фуражке, куртке и пакетиках лапши, лежащих на капоте одного из автомобилей, лис даже и не подумал — сейчас ему хотелось лишь убраться отсюда подальше, пока волк не попытался снова содрать с него шкуру, или же его друзья не появились на горизонте. Нырнув в какую-то подворотню, Ник со всех лап бросился по ней, вылетел на малознакомую ему улицу и снова пробежал между домов. Прислушавшись, нет ли погони, лис затравленно осмотрелся по сторонам и побежал к небольшому, но порядком разрушенному зданию, нырнув в один из более-менее уцелевших подъездов. Здесь он упал на колени и часто-часто задышал — эта пробежка выбила из него последние силы.


- Давненько я так не бегал от волков… - проговорил Ник.


Прижавшись к стене, он устало сполз на пол, но почти сразу же поднялся, понимая, что сейчас не время расслабляться. Со связанными лапами оказать сопротивление не получится, ему нужно было избавиться от верёвок. Внезапно ухо лиса дёрнулось, но прежде чем он успел оглянуться, вежливый голос поинтересовался:


- Помощь нужна, наверное?


Лис обернулся. На лестнице стоял молодой… Зебра, одетый в рваную, бесцветную одежду. На копыте у него был нож, точнее, что-то на него похожее, разработанное специально для тех, у кого не было пальцев. Ник сглотнул.


- У меня ничего нет…


- Не считая рубахи, штанов и вот этой бляхи, - усмехнулся зебра. Ник скосил глаза на грудь — оказалось, волк зачем-то переколол значок полицейского с куртки на рубашку. Лис исподлобья посмотрел на зебру и тот расхохотался.


- Да ладно, расслабься! Я тебя, кстати, узнал. Ты же этот, как его, Николас Уайлд, героем Зверополиса был в своё время. Горлодёры.


- Ага, - осторожно кивнул лис. Пусть тон и изменился, но нож на копыте у зебры ему всё равно не нравился. - Всё так. А ты кто?


- Можешь звать меня Джо. Или Смит. Или Джонатан Смит. Но как бы не звал — повернись-ка спиной.


- Зачем?


Зебра наклонил голову на бок, копируя привычку лисов и волков смотреть так на не слишком понятные, но забавные вещи.


- А ты точно тот самый Николас? Больно ты тупой. Лапы я тебе развяжу, вот зачем! Сейчас хорошая верёвка — на вес золота.


Вопреки своим собственным словам, развязывать верёвку зебра не стал, а просто разрезал её ножом. Ник благодарно кивнул и принялся растирать ноющие лапы, пока зебра заинтересованно рассматривал верёвку. Выкидывать её он не стал, закрутил чуть повыше правого копыта.


- Ты в курсе, что за хрень здесь происходит?


Лис отрицательно покачал головой. Механическими движениями поправил галстук, всё это время сильно сжимавший ему шею — то ли бандиты затянули, то ли сам как-то…


- Я видел, что там творится на улицах… - Ник даже вздрогнул от воспоминаний. - Трупы, скелеты в машинах… Будто бы они взяли и заснули прямо за рулём, на скорости.


- Заснули, говоришь? - фыркнул Джо-Смит и дёрнул хвостом. - А что, мысля у тебя рабочая, похоже на то. Все взяли — и уснули разом, на все тридцать лет. Только непонятно, как за это время не сдохли — холод, жара, блохи-клопы, пролежни… И время. Никто даже не состарился…


- Погоди-погоди! - воскликнул Уайлд, может, даже громче, чем следовало. - Какие-такие тридцать лет? С чего ты это взял?


- А это не я, это твоя будущая головная боль взяла. Пойдём, покажу.


- Какая ещё боль?


Зебра смерил лиса взглядом и вдруг заговорил, копируя нотки персонажа из известной игры.


- Послушай, я тебя спас — и в благородство играть не собираюсь. Выполнишь для меня пару заданий, и будь здоров.


«Психованный игроман» - подумал Уайлд. - «Сейчас ещё заставит артефакты добывать… Уйти, что ли?»


Несмотря на желание покинуть своего спасителя как можно быстрее, Ник всё же заставил себя пойти с ним. Они поднялись на второй этаж и тут лис понял, что с головой у зебры всё в порядке. Как оказалось, в квартире, уже немного прибранной, хотя до сих пор очень пыльной и заплесневевшей, находился лисёнок лет двенадцати-четырнадцати, одетый в короткие шорты и чёрную майку с баскетбольным мячом и совершенно не читаемой надписью на спине. Увидев собрата, он встал, подошёл и потянул ему лапу.


- Макс, - представился лисёнок.


- Офицер Николас Уайлд. Но можно просто Ник, - с улыбкой кивнул лис, пожимая маленькую лапку. - Так это и есть моя пара заданий, да?


- Ну да. Я его на улице подобрал. Он в машине ехал с родителями, когда все вдруг заснули… - негромко проговорил Джо-Смит. - Вот они и врезались в грузовик с рыбой из Тундратауна. Хорошо хоть, скорость невысокая была. Ему повезло, а вот его родителям не очень.


Ник сглотнул. Грузовики такие он видел много раз — колёсно-гусеничные многотонные монстры. Родители Макса наверняка сидели спереди, а он на заднем сиденье — потому и проснулся. Лучше даже не думать, что он тогда увидел…


- Я тут уже разобрался, что произошло, - тем временем сказал лисёнок, сказал будничным голосом, будто бы успел за прошедший день стереть все воспоминания из прошлой жизни. - Нас всех на тридцать лет усыпили. Только я не знаю пока, кто это сделал — завистливые враги-оккупанты или инопланетяне.


- Но с чего ты взял, что тридцать лет прошло?


- Спилил дерево, - просто ответил лисёнок. - Мы в школе проходили, что по годовым кольцам можно определить возраст дерева. Я нашёл подходящее неподалёку, взял пилу у Смита и спилил, а потом посчитал кольца. Ему было двадцать восемь лет, ну плюс ещё, - Макс выразительно покрутил лапой. - Ему ещё нужно было время, чтобы сквозь асфальт вырасти. Так что лет тридцать, не меньше. Я час с ним возился, только под вечер и справился с распилкой.


Уайлд ничего не сказал, он был просто ошарашен таким сообщение. Да, он думал про годы, но чтобы тридцать лет… Да нет, не может такого быть! Не может… Почему тогда они не состарились, не умерли во сне? По крайней мере, не умерли все? Почему погибли только те, кто заснул за рулём? Или в пожарах…


- Так вот, - голос Смита вернул лиса к реальности. - Мне его тут держать несподручно, да и вообще я не слишком жеребят люблю, они все больно шумные. Сейчас я вас покормлю — и дуйте, куда хотите. Ты вроде нормальный лис, Уайлд, думаю, парнишку не обидишь.


- Не обижу, - хрипло пообещал лис.


- Вот и ладно.


Зебра ушёл на кухню и чем-то там загремел. Макс же прошёл к окну и, поставив локти на подоконнике, положил голову на лапы.


- И о чём мы думаем? - поинтересовался лис скорее ради того, чтобы хоть что-то сказать.


- О том, куда мы пойдём. У тебя план есть?


- Есть. Мне надо одну… Одного друга найти. Он тут неподалёку живёт, квартала два всего.


Лисёнок быстро развернулся.


- Это плохо.


- Почему?


- От полицейского департамента везли группу задержанных, высылали их из города. Ты ведь полицейский, да? Значит, знаешь, что особо опасных зверей здесь не держат, увозят из Зверополиса. Так вот… Я видел машину-перевозку. На боку.


Горло Ника словно сдавил стальной ошейник.


- Пустая?


- Почти, - нехотя ответил лисёнок. - Они… Они убили и раздели охранника, отобрали оружие, но потом бросили его — оно там совсем негодное было. Так вот, потом они, похоже, потом убежали в те кварталы. Я когда за деревом ходил, видел, как много зверей тащат вещи и делают что-то вроде баррикады, а рядом один из их шайки ходил с топором в лапе. Ну, я сторонними улицами обошёл, и возвращался тоже другим путём…


- Я ничего такого не видел. Мне по пути повстречались только каннибалы.


Странное слово не смутило лисёнка.


- Ты, наверное, просто не дошёл. Но я тебе точно говорю, офицер Ник — они тебя не пропустят, да ещё и прирежут за форму. Нужно идти в обход. А каннибалы… Обычное дело. Хищники всегда травоядных кушали.


- Только не сейчас, - заметил зебра. - Сегодня травоядное угощает хищников — так что прошу всех к столу.


Он немного преувеличивал. Стола не было — были изрубленные доски, горящие на куске металла, окольцованного кирпича. На деревянной палке висел походный котелок, в котором булькала какая-то крупа. Ник недоверчиво посмотрел на зебру.


- А вода у тебя откуда?


- Так она сейчас везде есть, чистая — машин-самолётов тридцать лет как не бывало, заводы тоже не работали. Не волнуйся, на всякий случай я всё прокипятил — не отравишься.


Каша из непонятной крупы оказалась совершенно пресной — без соли и без масла, есть её можно было только через силу, но привередничать никто не стал. Лисёнок, похоже, как-то свыкся с катастрофой, хотя чего ещё ждать от поколения, воспитанного фантастикой и постапокалиптической литературой? А может, весь страшный смысл произошедшего ещё не занял его юную голову. Так или иначе, Макс не капризничал, поэтому и Ник старался не морщиться, запуская видавшую виды ложку в котёл, а затем отправляя невкусную жижу в рот. Но если язык роптал, то желудку было в буквальном смысле пофиг на всё, что в него попадало, он радовался уже тому, что всё же что-то есть.


- Вот и запасы пригодились, - улыбнулся зебра. Сам он ел мало, но прикладывался к стеклянной бутылке с водой, которая явно была разбавлена спиртом, судя по острому запаху. - Воды вам давать с собой не буду, тары у меня мало — так что пейте сейчас и отправляйтесь.


- Спасибо хоть на этом, - благодарно кивнул Ник. - Но как же ты тут один… Может, с нами пойдёшь?


- Не-а, мне и тут хорошо. И вообще, я видел откуда ты бежал. Туда — я не пойду.


- А я пойду, - вдруг неожиданно твёрдо для самого себя сказал лис.


- Это твоё дело. Значит, тебе есть, за чем туда идти. А мне и тут хорошо.


- Тогда приятно оставаться, - сказал Уайлд. - Будь осторожен, Джонатан.


- Мне бояться нечего. Это вам нужно поберечься… - улыбнулся зебра. Оценивающим взглядом скользнув по Нику, он вдруг нахмурился. - Слышь, офицер, а оружия-то у тебя и нет.


Это был не вопрос, а именно утверждение. Ник пожал плечами — нет и нет, он как-то обходился без него. Пистолет с запасом дротиков остался на работе, вооружиться же при выходе из квартиры лис не догадался: кто же знал, что на улице он встретится с таким количеством озверевших зверей? Да и собственные лапы пока неплохо выручали своего владельца.


- Это всё круто, только вот драться с ножом куда проще, чем против ножа. Подождите пока уходить.


С этими словами зебра ушёл в комнату, что-то там сдвинул. Когда же полосатый вернулся, на его копытах лежал топор с немного ржавым, но зато острым лезвием. Видимо, зебра сам его подтачивал. Ника даже передёрнуло при мысли о том, что можно сделать такой штукой.


- Я это не возьму, - как можно мягче сказал он. - По-моему, если с такой штукой ходить, то нападут быстрее.


- А ты бы не корчил из себя героя, Ник, - вдруг вмешался Макс. - Те уголовники… Они так шофёра… - он не договорил, но выразительно ударил кулаком по лапке. - Если не хочешь, давай мне, я возьму.


- Бери-бери, офицер - кивнул Джонатан. - Это хорошая штука. Причём, мало ли… Дверь заклинит, окно прорубить придётся… Пригодится. Да и врежешь кому — мало не покажется.


Ник скривился.


- Такие вещи не для меня, и ни в кого я ничего вонзать не собираюсь. Но как инструмент — возьму.


- Вот и ладно, - улыбнулся зебра. - Поверь, топор — вещь такая, какая всем и каждому нужна.


- Тебе-то он зачем нужен был?


- Говорю же — вещь незаменимая. Но если хочешь, могу взять обратно, а тебе дать вместо него пилу или отвёртку.


Ник вздохнул и осторожно взял топор в правую лапу, затем поднял, взвешивая. Орудие — или всё-таки оружие? - оказалось ему вполне «впору», удобно лежало в лапе. Пощупав пальцем лезвие, Ник остался доволен и остротой. Что же, может, и вправду пригодится… А вдруг всё же придётся двери выламывать?


Путь по кладбищу


Из соображений предосторожности лисы пошли не той дорогой, по которой Уайлд бежал от каннибала — пусть и с топором в лапе, но встречаться с сумасшедшими уродами Нику совсем не хотелось. Вместо этого они решили сделать небольшой крюк, пройдя чуть западнее. Макс против этого не возражал, но почему-то посоветовал не спешить и крутить головой, как будто бы знал, что они встретят на пути. А минут через пятнадцать Ник и сам увидел очень странное сооружение — далеко впереди, загромождая улицы по проезжей части до тротуара растянулась самая настоящая баррикада, на которой копошились звери. Хмыкнув, Уайлд отошёл за угол ближайшего дома.


- Это что? - спросил он у лисёнка, который хотя и не высовывался, но, похоже, знал про баррикаду. В ответ Макс пожал плечами и ответил с нескрываемым презрением:


- Это то, о чём я тебе говорил. Бандиты укрепляют район, сгоняют рабов строить стены. Скоро такие баррикады по всему городу будут, вот увидишь.


- Но зачем им это нужно? И почему их слушаются?


- Кушать хотят все, а еды мало, - хмыкнул лисёнок. - Слушай, а давай посмотрим, есть ли среди них травоядные…


- Незачем перед ними светиться, - возразил Ник. - Пойдём в обход.


- Ну, в обход так в обход… Как на этот раз?


- Увидишь.


В те времена, когда Ник шатался по городу без официальной работы, он сумел основательно изучить центральный район Зверополиса, и сейчас уже придумал другой маршрут. Они прошмыгнули в грязную подворотню, по которой добрались до уже иссохшего и накренившегося забора. Ник применил топор, сдвинув несколько гнилых досок так, чтобы образовался достаточный проход, куда лис и прошёл. Оглядевшись, он призывно взмахнул лапой, подзывая Макса, и снова огляделся. Они оставили баррикаду слева от себя на расстоянии двух домов, а сами к тому же были прикрыты от взглядов «строителей» каким-то зданием — судя по выцветшей вывеске и заросшей парковке, здание в другой жизни было торговым центром. Ник подумал о том, не наведаться ли туда, но… Вид копошившихся на баррикаде зверей ему не понравился. Лучше будет просто убраться отсюда побыстрее. Даже если бандиты здесь не при чём — на кой нормальным зверям потребовалось строить укрепления? От ненормальных, или…


- Стой, кто идёт!


Внутри Ника что-то сжалось. Но не от страха. Он медленно повернулся, одновременно лапой подтолкнув Макса себе за спину. Со стороны магазина вышли трое зверей в изодранной одежде, но при этом хорошо вооружённых… По нынешним меркам, конечно. У чёрного волка в лапах был топор, причём получше, чем у Ника — пожарный топор с длинной рукояткой, этим врежет так врежет… У двух других, тигра и леопарда, в лапах находились бейсбольные биты, утыканные шляпками гвоздей. Страшное изобретение, самое то для уличных боёв без правил. Все трое встали, преградив рыжим путь.


- Да, плохи наши дела… - пробормотал Макс.


- Что вам нужно? - крикнул Ник, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойнее.


- Куда идёшь с щенком? - спросил волк. - Твой, что ли?


- Домой иду! - ответил лис.


- Отпусти щенка, падла! - рявкнул леопард. - Иначе я тебе сейчас челюсть сломаю, педофил сраный!


- Вы не так поняли! - крикнул Макс. - Николас Уайлд меня сопровождает! Он офицер полиции Зверополиса!


Прозвучавшее имя лиса заставило хищников остановиться.


- Уайлд?! - проговорил волк. - Э-э-э… Ну, похоже, всё в порядке. Вы простите, сэр, просто вы взрослый лис, а этот лисёнок не очень на вас похож… Мы подумали, что ему помощь нужна.


- Помощь нужна, да, но я её и сам окажу, - ответил Ник. Он весь сконцентрировался на своём хвосте — только бы не замахал, предатель, рассказав этим гопникам о страхе своего хозяина. - А вы чего тут делаете?


- Ты про баррикаду или про нас?


- Про всех.


Волк вздохнул.


- Да тут дела хреновые, офицер… Вчера сначала какие-то сволочи сбежали, под вечер психи напали. Семерых убили, утащили и сожрали, причём как хищников, так и травоядных. Вот и строим баррикады. Пока одни строят, другие трупы хоронят… В общую яму. Много.


- А с бандитами что?


- Да кокнули их, - ответил леопард. - Они захватили жителей одного из домов, прибили двоих, как это… Оказавших сопротивление, потом немного покомандовали, а затем мы пришли и показали, зачем сейчас нужны пожарные топоры.


Ник взглянул на топор леопарда. Что-то красное на его лезвии оставалось… Всё понятно.


- Но чем же вы занимаетесь здесь? Зачем продолжаете строить баррикаду?


- Будем защищаться, офицер, - пояснил волк. - Сейчас в городе чёрт знает что творится… Хищники жрут травоядных, травоядные мочат хищников почём зря. Мы вот и ограждаемся… Все соседи, все друг друга знали… Пока одни ходят по супермаркетам, другие строят стены от непрошеных гостей, а то явится ещё какая-нибудь сволочь… Если хотите, можете остаться. Только предупреждаю — пахать много придётся. Кто не работает — того не кормят.


- Мне в центральный район надо, - ответил Уайлд. - Макс… Ты, если хочешь…


- Я с тобой, - сразу же ответил лисёнок.


- Ну, тогда удачи, - кивнул волк. - Только вот что, офицер. Там как бы полицейский участок… Зашли бы вы туда. Если ваши ещё на месте, скажите им, чтобы следили за оружием получше — сейчас такая ситуация, что зверь с единственным действующим травматом — король всего Зверополиса. Не хотелось бы мне, чтобы оружие с участка расползалось по городу, а потом применялось бы против нас.


- Я это учту, - кивнул лис.


Они разошлись в разные стороны. Некоторое время Ник и Макс шли молча, но потом лисёнок не выдержал.


- Отличная работа.


- Ты о чём?


- О добровольных дежурствах. Всё это же надо разгребать…


- Это и за годы не разберёшь, - хмыкнул лис. - Хотя начать стоило.


- А ты случайно не ревнуешь?


Уайлд взглянул на лисёнка с удивлением.


- Они теперь закон и порядок, - пояснил лисёнок.


- У этого города уже есть полиция, - бросил Уайлд с небольшим раздражением.


- Да ну? И где она?


Ник лишь фыркнул. Спорить с этим прохвостом себе дороже.


- Слушай, что ты ко мне прицепился, как репейник? - спросил он, меняя тему. - Предлагал же я тебе остаться! Почему со мной пошёл?


- Мне в центральный район надо. У меня там… Тётя и дядя остались.


- Вот оно что… - протянул Уайлд, мысленно ругая себя последними словами. За мыслями о Джуди и себе самом, он как-то совсем забыл, что у каждого в этом доме есть те, кем нужно дорожить.


- А где они живут?


- Соулстрит, двадцать пять.


- Да это же за пару улиц до дома Джуди! - обрадовался Ник. - Как раз нам по пути! Может, пробежимся?


- А почему бы и нет? - мигом оживился лисёнок. - Давай наперегонки, кто быстрее?


- Ну нет уж, не хочу на топор… Эй, Макс! Макс, стой!


Чертыхнувшись, Уайлд сорвался с места — глупый лисёнок бросился вперёд ещё до того, как Ник успел отреагировать. Проклятие, как бы он не вляпался в беду! Вспоминая тёплыми словами инструктора в Академии, заставлявшего будущих полицейских бегать до тех пор, пока на языке влаги не оставалось, Ник на полной скорости кинулся за лисёнком, а нагнав его, схватил за шкирку и грубо потянул к себе.


- Ты что, совсем дурак?! - заорал Ник ему прямо в морду. - Думать же надо, что делаешь!


- А что?


- Вот что! - фыркнул лис и наградил Макса хорошим подзатыльником. - Рядом иди, понял? Догадался, бегать по этому городу! Тебя же прибьют, дурень! Понимаешь?


- Да отстань ты! Дом через улицу!


- Ну и что? - нахмурился лис. - Ни на шаг от меня не отходи! Пошли рядом, пока я тебя не сдам родным!


Щенок фыркнул, но послушался и зашагал бок о бок с Ником. Они вышли на проезжую часть, настороженно оглядываясь по сторонам: вовсе не потому, что боялись наткнуться на машину, а потому, что за старыми ржавыми автомобилями вполне мог притаиться кровожадный хищник с топором или сошедший с ума травоядный. К счастью, всё, что они увидели — трупы, обтянутые едва сохранившейся кожей или и вовсе лишённые плоти устрашающие скелеты. К сожалению, большинство машин были в буквальном смысле уничтожены столкновением друг с другом или со стенами домов, лишь в парочке остановившихся автомобилей не нашлось мертвецов. Макс, проходя мимо машин, прикрыл глаза, да и Ник, раз осмотревшись, старался больше не оглядываться по сторонам. И уж тем более не смотреть на здания — ещё не хватало увидеть следы пожара…


- Макс!


Опираясь одной лапой о развалины, из подъезда многоэтажного здания лис лет на десять постарше Ника, одетый в старую, но ещё добротную одежду.


- Дядя Стив! - воскликнул лисёнок и с радостью прыгнул в объятия дяди.


- Хорошо выглядишь! - усмехнулся Стив, трепля племянника по макушке. - А… Родители где?


- Погибли.


- О, бедняга… - Стив снова погладил племянника и повернулся к Нику. - Это вы привели его? Спасибо вам…


- Да не за что. Это мой долг. Вы позаботитесь о нём?


Лис кивнул.


- Как вас зовут?


- Николас Уайлд, офицер полиции Зверополиса, - улыбнулся Ник.


- Уайлд? Тот самый…


- Да, - нетерпеливо прервал его Уайлд. - Мне нужно идти, так что я не могу больше у вас задерживаться. Мы недавно проходили небольшой… Э-э-э, небольшую колонию выживших. Если хотите, Макс отведёт вас туда. А я пойду своей дорогой.


- Я бы хотел вам помочь, - развёл лапы лис. - Но вы сами видите, что кругом творится.


- Мне помощь не нужна. И… Будьте осторожны. Ладно, Макс?


- Обещаю, офицер Уайлд, - улыбнулся тот и настроение у Ника повысилось. Если уж лисёнок справился с таким ужасом, то он тем более справится.


Он положил топор на плечо и продолжил свой путь по улицам. На всякий случай оглянувшись, он увидел, что оба лиса уже исчезли в своём доме. Уайлд искренне надеялся, что с ними всё будет хорошо. А вот ему нужно позаботиться о себе самому… Перебравшись через завал, образовавшийся из-за столкновения сразу десятка грузовиков и легковушек, Уайлд проскочил мимо кафе с слоновьим мороженым, в котором когда-то они с Джуди впервые встретились. Поддаваясь внезапному наваждению, Уайлд повернулся и подбежал к двери. Подогнанная под слоновьи размеры, она наверняка бы поддалась не сразу, но в витрине не имелось стекла, а потому лис спокойно залез в помещение. Правда, старался сделать это поаккуратнее, не хватало ещё порезаться об осколки…


Внутри кафе не было ничего особенного. Пыль, грязь, разбросанная по полу мебель, какие-то осколки, слоновий череп на барной стойке… А весь остальной скелет лежал отдельно. Судя по частично обвалившемуся потолку, хозяину магазина просто не повезло с местом: усни бы он в зале, остался бы в живых. Кондитер тоже погиб, его остатки лежали на полу, но почему — Уайлд не понял. Может, он хобот своим собственным весом раздавил? Или захлебнулся в массе мороженного, а потом сполз на пол? Странно всё это… А ведь Уайлд уже достаточно видел, чтобы понять — погибшие за время сна были убиты стенами рухнувших зданий, в результате аварий или пожара. Интересно, а этот ад всё же только здесь или по всему миру? Уайлд даже поёжился — если в более-менее терпимом Зверополисе звери бросаются друг на друга, а на улицах вот так лежат кости, то что же творится за его пределами?


Он постарался не думать об этом, занявшись обыском помещения. К своему большому удивлению, он нашёл посетителей — первый был не интересен, просто скелет какого-то собачьего, едва не рассыпающийся от старости. А вот мёртвая пантера, лежащая под столом у самых дверей, заинтересовала лиса. Судя по луже крови, собирающейся под её головой, убили её совсем недавно, пробив голову. Ник быстрым шагом подошёл к ней и стал ощупывать тело, но в этот момент самка застонала и потянула лапу к своему затылку, болезненно поморщившись.


- Не двигайся, - негромко сказал Уайлд, стараясь, чтобы самка не заметила в его голосе испуга. Он-то был уверен, что она убита!


- Дай я тебя осмотрю.


Пантера открыла глаза и посмотрела на относительно небольшого лиса, склонившегося над ней. Уайлд в свою очередь осмотрел её — одета она была в поношенную куртку и дырявые джинсы, но эти вещи износились от времени, и определить по ним социальный статус самки было невозможно. Документов у неё при себе не было, да и кому они нужны? Хмыкнув, Уайлд стал осторожно осматривать затылок самки. В целом ничего особо опасного — ударом ей разорвали шкурку, возможно, принесли небольшое сотрясение, но кости черепа вроде были целы, а рана такой уж опасной не выглядела. Жаль только, нечем её перевязать.


- Су… Су…


- Ничего не говори, - несколько грубовато бросил Ник. - Очухаешься — будешь ругаться как захочешь и кого захочешь. А пока помолчи.


- Нет… Сумка…


Ник огляделся.


- Не вижу никакой сумки.


- Возле двери… Слева…


Лис оставил раненную и подбежал к двери. Сумка и вправду нашлась — потёртый рюкзак средней вместимости лежал, приваленный каким-то хламом. То ли самка знала, что за ней охотятся, то ли просто хотела сделать заначку. Так или иначе, Ник немедленно вытащил рюкзак и заглянул внутрь. Ну, всё верно! Вторая версия себя оправдала — в рюкзаке лежала бутылка минералки, пара упаковок бинтов, несколько пакетов с какой-то мышиной гадостью. Но она хотя бы выглядела съедобной. Ещё нашлась баночка чипсов и какие-то консервы, но всё это лис обнаружил уже потом — а сейчас он взял бинты, воду и вернулся к самочке.


Спустя полчаса они сидели у стены — пантера отходила от удара, Уайлд отдыхал рядом с ней, не в силах оставить кошку в таком состоянии. Кто ударил Викторию — так звали пантеру — оставалось загадкой. Она залезла в кафе, стала разыскивать хоть что-то, что могло бы ей пригодится, затем решила, что сделает здесь небольшой тайничок. Она как раз закончила с ним, снова отошла в зал, чтобы оглядеться… И даже не почувствовала удара. Очнулась, а на неё сверху смотрит рыжая наглая морда. К счастью, принадлежащая не бандиту или насильнику, а офицеру полиции Зверопилиса Николасу Уайлду.


- Да уж… - осторожно взявшись за голову лапами произнесла Виктория. - Зверополис совсем с ума сошёл.


- Ну, он и раньше не очень-то нормальным был, - насмешливо произнёс Уайлд. Пантера одарила его тусклым взглядом.


- Раньше по голове на улицах не били.


- Да, обычно били сразу в морды.


- Как думаешь, что… Что с нами произошло?


Уайлд пожал плечами.


- Это звучит безумно, но у меня такое ощущение, что мы все разом уснули. И проснулись спустя много-много лет.


- Но… Это невозможно!


Ник даже не стал спорить, просто обвёл лапой зал.


- А это возможно?


- Может, ты и прав… Пыль, грязь… Кости уже все плоти лишены… Только вот как мы могли проспать пусть и несколько лет? Мы же не сурки! Да и они тоже…


- Прошло не «несколько» лет, Виктория. А много. Очень много. Я встретил одного лиса, так он заявил, что прошло не меньше тридцати лет.


- И с чего он это взял?


- По спилу дерева, подсчитал количество годовых колец.


- Понятно…


- Так ты теперь куда?


- В зону Тропического леса, - ответила кошка. - У меня там друзья. Только вот там плохи дела… Ты не видел?


- Нет.


- Я взобралась на крышу одного из домов, - поморщилась самка, но как будто бы не от боли, а от воспоминаний. - Лес разросся так, что дороги нет. Придётся прорубаться.


- Ты думаешь, там есть выжившие?


- Из джунглей поднимается дым, а это значит, что выжившие там точно есть. Кроме того, жители этой зоны в основном крупные и сильные животные. Они… Они выдержат.


Ник заметил, что самка осекается, но не стал это комментировать. Видимо, ей есть, за кого волноваться…


- Я не смогу тебе помочь. Я иду в другую сторону.


- Ты и так мне помог, - чуть улыбнулась пантера. - Только отблагодарить мне тебя нечем.


- Ерунда. Ты только больше по голове не получай.


Виктория улыбнулась.


- Я сейчас посижу ещё и пойду дальше. А вы идите, офицер, у вас дела.


Ник кивнул и встал. Да… Гадко, конечно же. Нельзя её так просто оставлять — пусть она и отделалась лёгким сотрясением, но идёт она по улицам взбесившегося города в один из самых опасных его районов. У Ника было чувство, что он больше никогда не увидится с Викторией, и вовсе не по той причине, что они идут разными путями. Но больше ничем помочь он ей не сможет — у него есть и своя цель…


- Будь осторожна, - сказал он напоследок.


- И ты тоже, лисяра.


Уайлд кивнул и пошёл прочь. Кажется, скоро такое пожелание заменит обычное «до свидания». Да уж, свихнувшийся мир… Мир, где лисята вынуждены бродить по улицам с оглядкой, чтобы не нарваться на взбесившихся зверей. Мир, где удар сзади — лучший способ начать разговор, потому что ты не можешь быть уверен, что твой собеседник не бросится на тебе с топором в лапе. Мир, где их миллионов несчастных отойти от долгого сна удалось лишь малой части везунчиков, хотя… Может быть, для них лучше было бы и вовсе не проснуться. Анабиоз… Ник уже и сам разделял теорию Макса о том, что все они оказались погружены в сон. Что-то навеяло на всех зверей такое состояние, в котором всех их жизненные функции замедлились до — практически — полной остановки. Возможно ли это? Учитель биологии ничего о таком долгом сне не говорил, в новостях не встречалось, религиозные проповедники вещали о разных вариантах Конца Света, но темы долгого сна не касались, а вот в кино и в книгах о фантастике таких фактов — завались. Вот только реальность — не книжка в мягкой обложке, изданная общим тиражом в десять тысяч экземпляров…


Ник оглянулся на кафе, обвёл взглядом улицы, разрушенные здания, остовы автомобилей, распустившуюся тут и там зелень, несмотря на всю свою красоту навевавшую мрачные мысли и напоминавшую о том, что Зверополис превратился в город-призрак. Да, если он и оказался в книге, то уж точно не в фантастике. А в ужасах. Сборнике ужасов… Уайлд закинул топор на плечо, вдруг остановился… И засмеялся. Он смеялся долго, не сдерживая себя. Сборник ужасов — мёртвый город, только-только проснувшийся мир и он — лис с топором, бредущий по улицам в поисках жертвы. Только хоккейной маски не хватает! Ник так хохотал, что вышедший из подворотни конь с самодельным копьём не стал приближаться к этому рыжему психу и быстро пошёл своей дорогой.


Наконец, истеричный смех отпустил Уайлда. Всё ещё пофыркивая, лис пошёл дальше, с каждым шагом приближаясь к дому Джуди Хопс. Солнце, стоявшее ещё довольно высоко, несло свой неизменный свет всем жителям нового мира, мира, вышедшего из анабиоза.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Rainbow_Demon «Сол. Свет во тьме.», Предвестник Бездны «Ступая по кромке бездны...»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален