Furtails
Искорка
«Забытое»
#волк #кролик #разные виды #смерть #фентези #конкурс
Своя цветовая тема

Дорогая цена…


Сознание вернулось рывком, но она не сразу поняла, что очнулась, ведь всё её естество буквально кричало – это кошмарный сон! Чудовищная боль во всём теле, особенно остро ощущавшаяся в голове и правой лапе, омерзительная вонь, темнота и слипшиеся веки, которые невозможно было открыть, всё это пугало, ужасало, давило… Давило! Страх действительно с силой наваливался на её грудь и живот невыносимой тяжестью. Дышалось с трудом, да ещё что-то неудобное упиралось в спину, а она лежала и пыталась понять кто она? Где она? «Она» ли она или «он»? Что тут делает и не её ли потрохами всё отчётливее начинает смердить. Странная пустота царила в её голове, страх вперемешку с непониманием, словно она и впрямь не до конца проснулась…

С большим трудом, уперевшись одной рукой, она всё же спихивает с себя то непонятно тяжёлое, мягкое словно… словно что-то омерзительно мягкое. Ушедшая в туманную даль память отказывается отвечать на вопросы, отказывается вспоминать, говорить… лишь нашёптывает что-то неясное, невнятное… Глаза! Нужно первым делом очистить глаза. Снова и снова она облизывает пересохшим языком когтистые пальцы, пытаясь очистить веки, постепенно понимая, что они залиты запёкшейся кровью. Её приятный, солоноватый вкус снова будит страх. Ощупав морду, она понимает, что кровь сочилась из рассечённой между ушами головы. Кость, кажется, была цела, а вот шкуре не поздоровилось. Она вновь вернулась к глазам и через какое-то время, размочив наконец кровь, рыча от боли и отрывая отдельные прилипшие шерстинки, с трудом разлепила веки и ужаснулась... Ничего не поменялась! Кромешная тьма осталась столь же непроглядной! Испугавшись, что ослепла, она в отчаянии жмурилась, закрывала и вновь открывала глаза – но ничего не менялось, та же непроглядная чернота.

Но тут из невнятного шёпота беспорядочно бьющихся в голове мыслей всплыла одна яркая – огонь! Левая лапа сама собой метнулась к поясу, где в небольшом бурдючке хранилось горючее масло. Помяв кожаный мешочек в ладони, она поняла, что тот порван, но немного масла на дне ещё оставалось. А где же факел? Ведь он у неё был, сейчас она это чётко вспомнила. Запах чего-то горелого отчётливо чувствовался вместе с затхлыми, вонючими ароматами спёртого воздуха. И она поползла, на ощупь прокладывая дорогу к знакомому запаху. Пол был неровным, твёрдым, каменным, холодным, заваленным каким-то мелким мусором, косточками, жухлой травой и чем-то ещё. Наконец искомое было найдено, но зажечь его получилось не сразу. Сперва, она просто не помнила, как можно зажечь факел, но ощупав свой пояс, помимо ещё одного бурдючка с водой и пустых ножен, нашла небольшой тканевый мешочек с каким-то камнем и железной вещью. Название этих предметов она вспомнила не сразу, а принцип действия скорее угадала или открыла заново и была невероятно рада, когда сноп слепящих искр заставил зажмуриться привыкшие к кромешной темноте глаза. Она видит!

Прогоревшие факельные обмотки из кожи и ткани светили неохотно, почти не впитывая масло они шипели, чадили и потрескивали, грозя вот-вот потухнуть, но тех нескольких мгновений, что неровный жёлтый свет разливался вокруг, хватило чтобы осмотреться…

Она находилась в большой пещере, потолок которой совсем тонул в темноте, а пол действительно был местами завален мусором, травой и костями, слева виднелся едва различимый проход, в который уходили три цепочки следов, а значит… ох, нет! Создатель!..

Недалеко от неё лежали два тела: молодой самец в неполном доспехе: по сути в лёгкой кирасе и наплечниках. Его живот был распорот, даже скорее разорван, и внутренности бесформенной грудой лежали на ногах, пушистом хвосте и каменном полу. Похоже, именно под этим самцом она и лежала, до того как очнуться. Рядом валялся большой, заляпанный кровью, двуручный меч и лук с порванной тетивой. Лук… хм, а ведь похоже он принадлежит ей. Осторожно заведя раненую правую лапу назад, она нащупала то, что мешало ей лежать на спине – колчан со стрелами. Название этих предметов она тоже вспомнила. О, создатель… почему она помнит, как зовётся оружие и доспехи, но не помнит своего имени?

Второе тело, с размозжённой головой, принадлежало видимо, самке. Огромная, лежащая навзничь туша, была почти в два раза крупнее неизвестного самца. Кольчуга, закрытая сверху кожаным, с приклёпанными металлическими пластинами, гамбезоном, подпоясанным ремнём с чьими-то отрезанными хвостами, стальные наручи, зажатый в правой лапе небольшой кинжал, валяющийся рядом шлем и огромный, больше половины её роста, дубовый, но с металлическим основанием, щит. Ничего из этого не помогло ей выжить. Хм… кто же они? Самка осмотрела себя: лёгкий плащ, тонкие кожаные доспехи с тонкими полосками железа на груди и животе, поручи из дублёной кожи, даже кольчуги нет… разве защитит такая броня от удара? Шерсть… белая с внутренней стороны лап, и серая с коричневым снаружи, лохматый хвост, перетянутый по всей длине несколькими повязями, призванными сохранить его форму… У тех двоих шерсть была похожа, и удлинённые зубастые морды, и пушистые хвосты… но кто же они? Как их зовут? Кем они были для неё? Семьёй? Братьями по оружию? Ох…

Факел громко затрещал, на мгновение высветив дальний угол пещеры, где лежал ещё кто-то… Раньше она не обращала на него внимания, считая его огромной каменной глыбой, но теперь… покрытое чёрными с серыми переливами перьями, тело это явно принадлежало птице. Гигантской, чудовищных размеров птице с неимоверно длинным и массивным клювом. Раскрытый глаз, бликуя в неровном свете огня, смотрел прямо на неё, будя в сердце невыносимый ужас и ей захотелось поскорее уйти отсюда, но друзья… они же наверняка были командой с теми… зверями.

Споро осмотрев тела и забрав с поясов мешочки с золотом, вяленым мясом и водой, она сняла с пальца самца широкое золотое кольцо и цепь с увесистым медальоном с шеи самки. Возможно они помогут ей вспомнить их имена или найти родственников. Своего кинжала она так и не нашла, поэтому взяла тот, что был у мёртвой самки. Он был несколько шире и длиннее, поэтому весьма заметно торчал из неродных ножен. Запасная тетива была в кармашке колчана, но факел уже доедал последние капли масла, нещадно трещал и шипел, так что времени натягивать её не было, да и с раненой рукой сделать это было бы проблематично, поэтому она просто сняла обрывки и связала их вместе несколько ниже, чтобы лук можно было перекинуть через плечо. Про особые ремешки на колчане, которыми его можно было прикрепить к нему, она так и не вспомнила.

Наконец факел потух, но куда вели следы она запомнила. Выбросив ненужную больше обгоревшую палку, она осторожно начала пробираться вдоль стенки и вскоре увидела едва заметно пробивающийся снаружи лунный свет.

Какое-то время она простояла у выхода из пещеры, привыкая к свежему воздуху, загоняя поглубже страх, да и просто пытаясь понять, куда ей теперь идти? Она совершенно ничего не помнила… Внезапно её чуткого слуха коснулся какой-то шорох в кустах неподалёку, мгновение, едва слышный свист рядом с ухом и в каменную скалу позади неё с резким звуком ударяется стрела. Самка на чисто звериных рефлексах отпрыгнула в сторону и со всей силы рванула прочь, особо не разбирая дороги, ломясь сквозь кусты и деревья, лишь бы убежать. Сколько она петляла, стараясь запутать след, сколько раз проходила по ручьям, моча лапы по пояс, она уже не помнила… но в какой-то момент силы наконец оставили её, и самка уснула под каким-то раскидистым деревом.





Вынужденное благородство…


– Не догонишь! Ха-ха!

Маленький, светло-рыжий крольчонок, весело смеясь и орудуя зонтиком, словно мечом, обозначил туше и кинулся наутёк. Его сестрёнка-погодок, так же защищавшаяся зонтиком, обиженно фыркнула что-то и помчалась следом.

– Не убегайте далеко! – крикнула им вслед полная нянечка, и неуклюже засеменила за ними.

– Да ничего с ними не будет, пф. Нашла из-за чего беспокоиться, верно, Арас?

– Конечно, ваше величество... – слегка обозначив поклон головой, ответил глава королевской стражи.

– Да перестань ты кивать каждый раз, уже половину луны не могу выбить из тебя эту холопскую дурь! Ты позоришь меня перед баронами и землевладетелями… – король неопределённо махнул в сторону прохаживающихся неподалёку названных лиц с семьями.

– Я стараюсь, ваше величество… – с трудом сдержав очередной почтительный кивок, ответил тот.

Внезапно с той стороны, куда убежали дети, раздался громкий, испуганный крик.

– А-а-а!!!

Без лишних слов обнажив меч, Арас помчался на выручку. Хромающий король кроличьего клана тоже заковылял следом, и обгоняя его, за начальником стражи побежала королева. Несколько охранников помчались следом, а остальные придвинулась теснее к королю, ожидая возможного нападения. Всполошились и гости.

– Что случилось? – спросил подбежавший Арас, но его, похоже, никто не услышал. Оба наследника уже стояли рядом с нянечкой, которая, судя по взгляду, была готова разорвать даже вооружённых разбойников голыми лапами, но явной опасности пока не наблюдалось, лишь крольчонок, которого звали Варай, возбуждённо о чём-то спорил с сестрёнкой, указывая зонтиком на раскидистое дерево

– …а ты и хвост поджал, трусишка!

– Ничего я не поджал! Просто применил тактическое отступление, чтобы не рисковать своей ценной жизнью будущего наследника!

– В моих лапах королевство будет в большей сохранности.

– Чего? Да ты даже проходящий батман парировать не можешь!

– Я требую внимания! – громогласный голос Араса заставил крольчат вздрогнуть и замолчать. – Что случилось? Почему кричали?

– Я… там… я увидел… – начал было объяснять Варай, но сестрёнка его перебила:

– Там под деревом волк, господин Арас! – указывая на огромную, разлапистую ель, чётко ответила крольчонка по имени Фсия.

Крепче перехватив меч и кивнув подбежавшим стражам, молодой кролик шагнул под крону дерева…

– Не двигайся, разбойник! – подстёгнутые тревогой инстинкты заставляли бояться, но тренированный боец умело переводил этот страх в агрессию и напор. Волк – враг! Несмотря на то, что перед ним сидела, привалившись к стволу явно раненая, заляпанная собственной кровью одинокая самка, которой он, правда, смотрел прямо в глаза, а если бы она встала – дышал бы в пупок.

– Я не желать зла. Не атакуй, – непривычные слова заячьего языка давались волчице с трудом, она даже не помнила, что это кролик, просто нужные звуки сами собой произнеслись, а лапы показали, что в них нет оружия. Не готовый к бою лук по-прежнему висел за спиной, а не помещавшийся в ножнах кинжал торчал наружу.

– Оставь оружие и выходи, – не убирая своего клинка, произнёс Арас. Волчица повиновалась. Щурясь от яркого солнечного света, баюкая раненую лапу, грязная, с окровавленной и сбитой в колтуны шерстью, окружённая тремя стражами, забравшими её оружие, такой она предстала перед подошедшей королевской четой кроличьего клана и немногочисленными аристократами этих земель.

– Кто знает волчий? – выкрикнул Арас. Вызвался один из стражей, участвовавший в последней войне с волками. Говорил он не очень умело, но и вопросы были достаточно простыми.

– Я король местных земель Зевус Третий, а как зовут тебя самка волка? – спросил король через толмача.

– Я… не помню.

– Кто же ты тогда и как попала на земли кроликов?

– Не знаю…

– Милый Зевус, – вмешалась в разговор королева, – я, кажется, узнаю эту лучницу. Она вместе с двумя другими волками была в нашей резиденции семь солнц назад. Ты нанимал их чтобы покончить с чудовищем, поселившимся в Старом Городе.

– Ах, да… точно! Её действительно сложно теперь узнать. Ты точно ничего не помнишь, самка волка?

Волчица отрицательно махнула ушами и хвостом.

– Тогда я тебе напомню… – король говорил нарочито громко, чтобы все собравшиеся слышали его, но его вдруг с силой подёргал за рукав укутанный в чёрное крыс в маске. Он что-то нашептал королю на ухо и отвёл того в сторону, продолжая что-то нашёптывать. Негласный этикет требовал ожидать возвращения короля и ничего не предпринимать. Арас стал внимательно разглядывать волчицу, которая испуганно поджимала хвост и постоянно поглаживала раненую правую лапу. Заметив, что рана серьёзна, начальник стражи почтительно обратился к королеве и та, согласно кивнув, послала за придворным лекарем. Пока седошёрстый кролик вместе с помощниками, у которых от страха перед огромным волком тряслись хвостики, под чутким присмотром стражи усаживал волчицу на землю и снимал лопнувший наруч, чтобы осмотреть рану, Арас смотрел на отошедшего короля и крыса. Последнего звали Зайтайло и он был тайным советником Зевуса Третьего. Начальнику стражи он не нравился, как и все крысы, но король доверял ему, а значит Арас подчинялся, но не пускал всё на самотёк. После недавнего покушения особенно. Хоть Зайтайло и показал себя с хорошей стороны, заранее раскрыв заговор и сведя его последствия к минимуму, он был крысой…

Они стояли шагах в десяти и шептались. Обычный кролик ничего бы не услышал с такого расстояния, как бы сильно не вслушивался, но только не Арас. Его слух с самого детства был гораздо острее чем у других, и крольчонок быстро понял, что лучше такие сведения держать при себе.

– … допустили? Ты обещал, что их…

– …лись войти, она вышла лишь на пятое солнце, король!

– …вся семья про это знает… не только Арас.

– …может догадаться, а он нам предан, не стоит его…

– …мне всё взять на себя.

– Да будет так…

Закончив, король и советник вернулись. С позволения Зевуса Третьего, юливый Зайтайло начал объяснять волчице ситуацию своим тонким, елейным голоском профессионального обманщика:

– Я приветствую вас, уважаемая волчица. От имени короля и всех кроличьих земель позвольте выразить вам безмерную благодарность за избавление от великой опасности. Мои подчинённые…

– Как меня зовут? – перебила его волчица. Скорее всего это было не вежливо и возможно даже наносило оскорбление говорящему, но не будут же благодарные кролики её казнить из-за этого?

– Я… Простите, но вашего имени я не знаю, я знал имя только главаря вашего отряда, самки… кажется её звали Большая Лапа или просто Большая, как-то так. Я плохо запоминаю волчьи имена, уж простите. Так вот, мои люди не раз пытались совладать с тем чудовищным зверем, что поселился в пещере Старого Города, многие гибли, а последний случай, когда не вернулось три дюжины наших войнов, ох… То, что мне удалось найти вас – большая удача! Мы обо всём договорились – вы избавляете нас от чудовища, мы платим вам золото. Мои кролики следили за входом в пещеру всё это время, но когда вы не появились через три солнца, я снял дозор и оставил только двоих, следить за чудовищем, если оно решило бы выбраться наружу. После того случая, никто не захотел входить внутрь, то ли дело вы – бесстрашные волки! Каждый из вас стоит десятка кроличьих рыца…

Крыс продолжал говорить, но она почти перестала его слушать. Лекарь перебинтовывал её лапу, обложив какими-то вонючими листьями и смочив не менее вонючей жижей из бутылочки, но это её тоже не интересовало. Волчица пыталась вспомнить. «Большая…» – это имя не вызывало никаких воспоминаний, эмоций, вообще ничего. А она, похоже, обыкновенная наёмница, которая выполняет чужие заказы за деньги. Без семьи, друзей, принципов, а теперь и прошлого. Волчица непроизвольно дотронулась до мешочков с золотом на поясе и этот жест не ускользнул от взгляда Зайтайло.

– О, не волнуйтесь! Мы помним об уговоре! Вам была выплачена треть награды, и сейчас мы заплатим оставшуюся долю. Доля ваших товарищей, к сожалению, уйдёт на доставку их тел в земли волков и будет отдана их родственникам, ежели таковые найдутся. Мы заберём тела сегодня же! Вы ведь… убили чудовище, верно?

– Да, оно мертво, – подтвердила безымянная волчица.

– Вот и отлично! Будь вы кроликом, мы бы устроили великий пир и удостоили баронского титула, но вы волк, поэтому только золото.

– Этого достаточно, спасибо…

– Лекарь, ты закончил? – в разговор вмешался король.

– Нет, ваше величество. Я обработал самую тяжёлую рану на лапе, но осталась ещё рана на голове. И не мешало бы отмыть волчицу, возможно я что-то пропустил…

– Хорошо, займитесь этим. Раны не опасны?

– Я не так хорошо знаком с волками, мой король. Кролик бы не выжил от такой раны, но сколько вы говорите солнц назад она её получила?

– Это было семь солнц назад, – ответил за короля Зайтайло.

– Даже так! Во время войны я видел волков и с более тяжёлыми ранами, отсечёнными лапами, ранами в живот и многие из них выживали. Считаю, что проблем быть не должно

– Отлично, – с удовлетворением ответил король. – Арас!

Стоявший рядом глава царской стражи, с трудом подавив желание поклониться, встал напротив короля.

– Арас, я хочу возложить на тебя почётную миссию, которую не могу доверить никому другому. Ты должен будешь сопроводить нашу гостью волчицу до земель её клана.

– Но она ранена, мой король. Не будет ли разумней отвести её в посольство волков в столице?

– Ты же слышал лекаря! Раны не опасны, – с раздражением крикнул король, но почти сразу успокоился, увидев, как Арас вновь в почтении склоняет голову и прижимает длинные уши. – Что же касается посольства… Во-первых, я не просто так решил прибегнуть к услугам наёмников – мне важна конфиденциальность. Была важна, конечно, до сегодняшнего дня, – Зевус печально обвёл столпившихся рядом аристократов, – А во-вторых, они могли разыскиваться в своих землях за какие-то преступления, и это мало того, что испортит кроликам репутацию, так ещё и подведёт эту героическую волчицу. Хороши же кролики, если платят за добро злом.

– Простите меня, мой король…

– Прощаю, и ещё, ты можешь взять в сопровождение не более двух стражей. Сам понимаешь, после последней попытки переворота у меня остаётся слишком мало надёжных кроликов. Я тебя-то отпускаю скрепя сердце, но так надо, поверь. В случае каких бы то ни было дипломатических скандалов лучше, чтобы с волками общался ты, а не кто-либо другой.

– Я всё понял, мой король. Мне хватит одного бойца, я сам его выберу.

– Отлично, – Зевус затопал ногой по земле, привлекая всеобщее внимание. – Слушайте все! Здесь больше не на что смотреть, продолжаем прогулку!



Движение к цели


Летние ночи были короткими и солнце, зашедшее не так давно, обещало совсем скоро появиться вновь с другой стороны небесного свода. В ожидании костра небесного, Арас развёл костёр земной.

– Могу я оставаться у вы?

Толмач был в дозоре, так что общаться волчице и кролику приходилось самостоятельно. Земли кланов имели общую границу, и они нередко враждовали, так что кому-кому, а войнам и наёмникам (которые чаще всего были бывшими войнами) знать «язык потенциального противника» было жизненно необходимо.

– Ты хочешь сказать у нас у кроликов или при королевском дворе? – удивлённо спросил Арас, осторожно втирая выданное лекарем снадобье в мех на её голове. Особых чувств к волчице, которой он дал имя Дир’эна (Острая пасть), кролик не испытывал. Ни ненависти, ни симпатии. Разве что… немного жалости?

– Да. Двор вожака.

Новое имя волчице понравилось. Когда кролик осматривал царапину на её щеке и случайно порезался о её моляр, то в сердцах произнёс эти слова. Их смысл был ей тогда не понятен, просто набор красивых звуков как-то связанных с ней, и она попросила называть её именно так.

– Бывший стражник не так много смыслит в дипломатии, но даже я понимаю, что это станет страшным оскорблением для вашего народа. Волк – прислуживает королю кроликов? Нарочно такого не придумаешь!

Закончив втирать лечебное средство, кролик перешёл к покалеченной лапе. Они отправились в поход из лесной резиденции короля три солнца назад и повязку уже необходимо было сменить. Дир’эна лишь молча оскалилась, когда он начал разматывать грязную ткань. В неровном свете костра рана уже не казалась такой страшной, как тогда, в лесу. Она почти затянулась, но шкура над ней была словно вспучена. На любое прикосновение волчица отзывалась недовольным утробным звуком, и Арас постарался побыстрее нанести новую порцию целебного снадобья и осторожно замотать руку чистой тканью.

– Мне страшно быть рядом к своим.

Волчица внимательно осмотрела вновь замотанную лапу, осторожно вдела её в свисавшую с шеи косынку и подняла взгляд на кролика. Огонь костра игриво отражался в его чёрных, как смоль, глазах. Арас вытащил из походной котомки несколько ивовых веточек и стал их грызть, показывая свои непропорционально длинные передние резцы. О будущем думать не хотелось, оно пугало своей неизвестностью и близостью. Сейчас ей остро была необходима поддержка близкого друга, знакомого, да хоть кого-нибудь. А этот кролик… Он не питал к ней особенных чувств. Кажется…

– Ничего… прибьёшься к какой-нибудь стае у границы. Таких стай у вас же много, да?

Дир’эна неопределённо махнула ушами.

– Ну не важно, наверняка они есть. Поживёшь с ними какое-то время, может и вспомнишь что-нибудь о своей прошлой жизни. В любом случае, тебе будет лучше со своими соплеменниками.

Арас откусил очередной кусочек от тоненькой веточки и поворошил палкой дрова в костре. Сноп икр взметнулся вверх, пролетев мимо висящей над огнём небольшой тушки кабанёнка. Волчица поймала его в силок сегодня днём. Как сделать его она совершенно не помнила, но лапы сами собой его сплели, едва она взяла в кусок верёвки.

– Расскажи про то, как ты быть ребёнком, – поближе подвинувшись к костру и обхватив лапами колени, спросила Дир’эна.

– Ты так хочешь про это знать? – удивлённо подняв длинные уши, спросил Арас.

– Могу вспомнить себя. Возможно.

Кролик вздохнул, задумчиво посмотрел на траву под своими лапами и заговорил:

– Ну если тебе это может помочь, тогда расскажу. Я был двенадцатым ребёнком в семье, со второго приплода. Кроликов всегда рождается много, поэтому мы не сидим на месте. Постоянно куда-то движемся, переселяемся. Но моя семья была осёдлой, поэтому уйти пришлось мне. А куда было податься молодому крольчонку-шалопаю? Разумеется, в солдаты. Кролики ведь очень воинственны, знаешь? Пока по ушам не получим. С тех пор как вышли из подземелий так и живём. В общем, нанялся я солдатом в королевское войско, это как раз за лето до последней войны с вами – волками, было…


Проснулся он от чьего-то жуткого, предсмертного крика. Инстинктивно определив направление, он выхватил меч и побежал в ту сторону. Несколько ударов сердца и вот он уже на полянке. Его верный товарищ-кролик – убит, рядом валяется мёртвая крыса, Дир’эна молча сражается ещё с двумя, четвёртая же готовится выстрелить в неё из своего крохотного арбалетика. Арас окриком привлекает внимание третьей крысы, но она успевает выстрелить в волчицу, после чего бросается наутёк, но разве есть шанс у поганого, мелкого зверька убежать от быстролапого кролика? Догнав беглеца за пару прыжков, Арас наотмашь рубит его по спине. Издав предсмертный писк, крыса валится замертво. Окончательно согнав сон, кролик бросился на помощь волчице, но та ей уже не требовалась. Дир’эна стояла на коленях, уперевшись лапой в землю и тяжело дышала, мёртвые крысы валялись неподалёку, одна проткнутая кинжалом, а вторая, похоже, просто загрызенная.

– Ты в порядке, Дир’эна? – кролик осторожно касается её плеча и вдруг замечает крохотную стрелу, торчащую из него. В нос шибает острый запах зверобоя. «Яд!» – проносится в голове мысль и Арас молниеносно выдёргивает смертельный подарок. Волчица лишь молча дёргается всем телом и продолжает сидеть, тяжело дыша с высунутым языком. Схватив с пояса мешочек с водой он судорожно пытается промыть рану, хотя и понимает, что это почти бесполезно – зверобой очень сильный яд, мгновенно проникающий в кровь. Сделав всё, что было возможно в этой ситуации, он допил остатки воды и шепнул волчице на ухо:

– Держись, я сейчас приду.

Арас быстро осмотрел тела крыс, забрав все ценные вещи, нашёл какие-то записки, написанные на непонятном языке, вернулся к павшему товарищу и, убедившись что тот мёртв, оттащил его к потухшему костру, туда же он перетаскал и тела крыс-наёмников. Ему показалось, что прошло совсем не много времени, но когда он вернулся обратно к Дир’эне, та уже лежала на земле. Испугавшись, что волчица умерла, Арас бросился к ней и стал тормошить. Самка молчала, но дышала. Переведя дух, кролик стал вязать волокушу. Верёвка, прочные ветки, доспехи крыс и второго кролика, всё пошло в дело. С трудом перевалив бессознательную волчицу на импровизированную волокушу, он впрягся в неё и потащил.

Тянуть было тяжело, каждый шаг давался ему с трудом. Кролика нельзя было назвать слабым, как-то раз он вытащил с поля боя раненого товарища, но волчица весила как четверо кроликов! Он даже снял с неё все доспехи, отнеся их обратно к костру, оставив только оружие, личные вещи и прикрыв её наготу плащом, но всё равно волчица была неимоверно тяжела. До промежуточной цели их путешествия – приграничного торгового города Лесной Приют, оставалось совсем не много. Если бы они не остановились на сегодняшний ночлег, то пришли бы в город с рассветом.

«Ох, будьте вы прокляты Тёмные Слуги, нашептавшие нам этот отдых!», – со злостью подумал Арас.

«Считаешь, лучше бы они напали на вас в пути?»

– Кто здесь? – тяжело дышащий кролик выпустил из лап верёвки, обнажил меч и стал напряжённо вглядываться в окружавшие его кусты и деревья. Обострённые зрение, слух, нюх и шестое чувство силились найти источник опасности, но всё было тщетно. Тишину утреннего леса нарушали лишь пение просыпающихся птиц, шелест листьев в кронах деревьев, да тяжёлое дыхание Дир’эне.

Показалось? Насколько же он встревожен, раз ему чудятся слова в голове?

Расстояние, которое в обычной ситуации он покрыл бы ещё до полного восхода солнца, тянулось и тянулось. Солнце уже клонилось к закату, когда он наконец вышел из леса на крестьянское поле. Заметив какое-то копошение в траве, Арас крикнул. Какой-то молодой хомяк выскочил ему навстречу и, увидев королевский перстень-печатку, сунутуый прямо в морду, почтительно склонился.

– Эй, тебе знаком язык медведей?

– Конечно, милорд. Мы часто торгуем с ними, так что…

– Мне нужен медведь-лекарь, срочно! И чтобы умел лечить волков, ты понял?

– Во…волков? Испуганный хомячок осторожно заглянул за спину кролику и испуганно застыл с открытой пастькой…

– Ну? Чего встал! – прикрикнул на него Арас.

– А? Да-да, конечно, милорд, – словно очнувшись, ответил хомяк и развернулся уже было побежать исполнять поручение, но был схвачен за шкирку и поднят на уровень глаз кролика.

– Да стой же, дурень. На что врача нанимать будешь? Вот, держи. Золотая доктору, медная тебе, понял? – вытащив из поясного кошелька деньги, кролик вложил два кругляша в лапку хомяка. Монеты, которые кролик спокойно держал пальцами, хомяк мог держать только двумя лапками. Поставив крестьянина на землю, Арас лёгким толчком отправил того по направлению к дороге.

– Ищи нас у восточных ворот! – крикнул ему вдогонку кролик, после чего уставился на выглядывавших из травы сородичей убежавшего хомяка.

– Ну? Чего уставились? Помогайте мне дотащить волчицу до города!

Быстро закивавшие в ответ маленькие зверьки бросились на помощь знатному господину, хотя… какая от них помощь?

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Дотти Рейн «Особняк», <!-- --> «Внешность обманчива», Rukis «В Глуши»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 9 старых комментариев на форуме