Furtails
Туи Т. Сазерленд
«Драконья сага 2:Потерянная принцесса»
#NO YIFF #дракон #война #насилие #приключения #смерть #фентези
Своя цветовая тема

Туи Т. Сазерленд

Потерянная принцесса


Tui T. Sutherland

WINGS OF FIRE, Book 2: THE LOST HEIR


This edition is published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency


Text copyright © 2012 by Tui T. Sutherland All rights reserved. Published by Scholastic Press, an imprint of Scholastic Inc., Publishers since 1920. Scholastic, Scholastic Press, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

© А. Круглов, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016


* * *

Джонатану и его великолепному костюму Морского дракона



Пророчество о драконятах


Двадцать лет, двадцать зим будет смертным на страх

Мир войною объят,

И земля, утопая в крови и слезах,

Призовёт драконят.

В сини бездонной яйцо – морские крыла.

Звёздные крылья подарит ночная мгла.

Яйцо, что больше других, с горных высот

Крыльев небесных жар тебе принесёт.

За земляными в болотную топь нырни,

В яйце цвета крови драконьей скрыты они.

И в месте укромном вдали от дворцовых смут

Песчаные крылья в яйце незримые ждут.

Три королевы пылают, жгут и палят,

Две из них сгинут, нет третьей пути назад —

Лишь покорившись чужой великой судьбе,

Мощь светлоогненных крыл ощутит в себе.

Пять пробуждений в трёхлунной ночи без звёзд.

Пятеро смелых взлетят из драконьих гнёзд —

Сгинут раздоры, тьма воссияет, и, светом объят,

Примет мир драконят.


Пролог

Здесь не слышно хрипа умирающих драконов.


Битва далека отсюда, как три луны. Драконье пламя не опалит, когти не достанут. Прохладная вода струится по чешуе, смывает кровь с лап.


Здесь, под водой, он в безопасности.


Трус, зато живой. Лучше, чем верный и храбрый, но мёртвый.


Ласт вздрогнул и проснулся.


Перед глазами маячила слепая морда пещерного сома, длинные усы колыхались в быстром потоке. Толстая рыбина будто удивлялась: «Кто это разлёгся на моих камнях?»


Проглотив сома, морской дракон немного взбодрился. У Когтей мира есть шпионы в Небесном дворце, узнают и сами, что случилось с драконятами. Вовсе незачем являться и докладывать о провале.


Вот только куда податься? Столько лет он скрывался от своего морского племени, а теперь и от Когтей мира придётся прятаться – сколько ещё, до конца жизни?


Загребая широкими лапами, он выплыл на поверхность и опасливо высунул голову. Пики Облачных гор вздымались в ночном мраке гигантскими клыками, заслоняя лунное сияние. По реке дракон спускался уже не первый день, и Небесное королевство осталось далеко позади.


Как и пятеро драконят, которых он клялся защищать.


Кряхтя от боли, Ласт выволок на берег своё длинное тело и двинулся в чащу леса, но путь внезапно преградили тёмные фигуры. Он резко развернулся – из воды, не давая отступить, показался ещё один дракон. Его зелёную чешую покрывал чёрный спиральный рисунок, оскаленная пасть сверкала зубами в лунном свете.


– Я уж думал, ты так и не проснёшься, Ласт, – вкрадчиво прошипел зелёный дракон.


Когти беглеца судорожно вонзились в илистый берег.


– Наутилус… – выдавил он, ощущая в голосе предательскую дрожь. – Я… у меня есть новости для Когтей мира!


– Да неужели? – усмехнулся Наутилус. – А обычное место встреч ты, конечно же, запамятовал?


– Пришлось нам самим отправляться на поиски, – добавил голос из чащи, похожий на хруст бьющегося льда.


Мороз… Появление ледяного никогда не сулило добра.


– Небесные выследили наше убежище! – поспешил продолжить Ласт. Лучше сказать правду – в конце концов, вина не его. – Королева Пурпур захватила драконят.


– Знаем, – хмыкнул Наутилус. – О том, что драконята судьбы у неё, она разве что с горных вершин не кричала.


– Рассказывай всё! – проскрипел Мороз. – Как они вас нашли?


– Ну… началось с того, что двое драконят попытались удрать…


Может, и трое, подумал он. Той ночью в пещере остались только Звездокрыл и Солнышко. Ореола тоже исчезла – хотя уплыть с Цунами и Глином она не могла.


– С чего вдруг? – Наутилус подозрительно прищурился. – Что вы с ними делали?


– Мы сохраняли им жизнь! – возмущённо рыкнул Ласт, раздувая жабры.


Заперев под землёй… Потом заковали Цунами в цепи и хотели убить Ореолу – за то, что её нет в пророчестве. А куда было деваться?


– Разумеется, вы поймали их и вернули назад? – донёсся другой голос из тьмы.


Ласт узнал Кайману из земляного племени, и от сердца немного отлегло. К Когтям мира огромная дракониха примкнула недавно и всегда была приветлива. Может, хоть кто-то за него заступится.


– Ну… не совсем, – замялся он. – Те двое вроде как сами вернулись… за остальными. – Он смущённо прочистил горло. – Мы никак не думали, что…


И в самом деле, кто бы мог подумать? Кречет уверяла, что беглецов уж и след простыл.


– Выходит, они чувствовали себя, как в тюрьме? – прошипел Наутилус.


– Вы сами приказали держать драконят в пещерах! – возразил Ласт. – Так решили все Когти.


– Но не восстанавливать их против себя! Иначе какой смысл?


В темноте лесной чащи поднялся недовольный ропот. Чёрные тени окружали Ласта. Он насчитал семерых, включая Наутилуса. Со всеми никак не справиться.


– Мы ни при чём, – пробормотал он, – это всё драконята… что-то с ними не так.


– А небесные откуда взялись? – перебил Мороз.


– Они пришли по пятам за Глином и Цунами, прямо в пещеру… и сама Пурпур с ними. Мы дрались, но солдат было слишком много. Королева убила Бархана, а Кречет забрала вместе с драконятами.


– Для своей арены? – спросила Каймана. – А они выдержат?


Мороз фыркнул.


– Да куда им, мелкие совсем, в первом же бою сгинут.


– Может, хоть небесного пощадит?


Ласт вздрогнул. Ему так и не хватило смелости признаться, что пропавшее яйцо небесных заменили радужным. Теперь драконята на свободе, и правда рано или поздно выйдет наружу.


– Разве ты не знаешь, что сделала Пурпур со всеми небесными, что вылупились в трёхлунную ночь? – проскрежетал ледяной. – Милосердие не во вкусе королевы.


– А почему бы нам не спасти их? – Ласт вытянул шею и обвёл взглядом семь пар глаз, сверкающих в ночи. – Если бы все Когти напали разом…


Голос его дрогнул. Кого он хочет обмануть? Сам-то решится лететь в Небесный дворец на верную смерть? Что же говорить об остальных, которые драконят в глаза не видели?


– Все разом? – усмехнулся Мороз. – Все сорок – на сотню королевских гвардейцев? Блестящий план! Какая удача, что мы поручили драконят судьбы такому гению, как ты.


Его хищные челюсти щёлкнули в воздухе, прервав полёт летучей мыши. Захрустели мелкие косточки.


– Рисковать не придётся, – спокойно заметил Наутилус. – Вчера во дворце был переполох. Точных сведений пока нет, но один наш шпион доложил, что королева Пурпур мертва – и убили её драконята.


Ласт хлопнул крыльями от удивления.


– Неужели наши?


– Похоже, у них талант удирать… но другой шпион уверяет, что выбраться живыми им не удалось.


Ласта замутило, будто он наелся ядовитых медуз. Драконята должны жить! После всего, чем он пожертвовал ради исполнения пророчества… Да и собственную шкуру иначе не сберечь, напомнил тихонько внутренний голос.


– Если они где-то в Пиррии, подумай, как найти их! – прошипел Наутилус. – Только без самоубийственных планов – по крайней мере, с нашим участием. Сам лезь куда угодно, это твоё личное дело.


Ласт развёл перепончатыми лапами.


– Я не знаю, где их искать.


Он и впрямь понятия не имел, куда могли скрыться драконята. С какой стати их вообще потянуло куда-то одних, без взрослых?


Сам он провёл в одиночестве худшие дни своей жизни, когда покинул Морскую королеву в разгар битвы, и спасся лишь благодаря тому, что прибился к Когтям мира. Вдали от родного племени и без защиты Когтей драконят ждёт гибель.


– Если мы их не вернём, – продолжал Наутилус, – останется только запасной план. – Он задумчиво почесал жабры.


– Какой запасной? – удивился Ласт.


– Не твоего ума дело, – оскалился Мороз.


– Но как же… Мы должны их вернуть! Это драконята судьбы – только им дано остановить войну.


– Верь в пророчество, Ласт, – наставительно проронил Наутилус.


– Вот именно! – подхватила земляная дракониха. – Когти мира не откладывают все яйца в одно гнездо, запасной вариант всегда есть.


Ласт снова обвёл взглядом сверкающие во тьме глаза, и кроме Кайманы, ни у кого не заметил сочувствия.


– Я не понимаю, – сказал он.


Да и как это понять? Неужели пророчество не единственное?


– Где тебе, – презрительно бросил Наутилус, – ты только помешаешь.


Не успел Ласт переспросить, как Мороз прыгнул на него и прижал к земле. Тело, израненное в схватке с небесными, взорвалось болью. Крылья смялись под могучими лапами ледяного, зубчатые когти впивались в чешую.


– Что ты делаешь?! – завопил Ласт. – Я же свой! Восьмой год с вами!


– Ты подвёл нас! – прошипел Мороз.


– Погоди… – начал Наутилус и вдруг осёкся. – Ладно, всё правильно.


– Я вырву твоё сердце и скормлю рыбам! – рычал ледяной.


Ласт невольно припомнил сома, которого только что съел сам. Ирония судьбы…


– Мы же драконы мира, – хрипел он, корчась от боли, – как можно убивать друг друга? Мы другие, не такие, как Огонь, Пламень, Ожог…


– Мне очень жаль, – вздохнул Наутилус, – но мир важнее, чем жизнь каждого из нас. Ты мог бы нарушить запасной план, который важен для всех… для пророчества, для мира…


Его слова доносились до Ласта жутким, уродливым эхом его собственных: точно так же он отвечал драконятам, когда те жаловались на тяжкую жизнь в горных пещерах. Всё для мира, мир превыше всего! Говорил и сам себе верил – как Наутилус верит сейчас.


Зелёный дракон махнул лапой.


– Вырви ему сердце, Мороз!


Ледяные челюсти разжались, мощные лапы перевернули морского дракона на спину, длинные острые когти нацелились в мягкое брюхо…


Внезапно из темноты стремительно вылетело тяжёлое тело и врезалось в дерущихся, отшвырнув ледяного в сторону.


Ласт не стал дожидаться продолжения. Вскочил, развернул крылья и взмыл в ночное небо. Снизу доносился рёв, топот и тяжёлые удары, которыми Каймана разбрасывала нападающих.


Он ощутил укол стыда. Вернуться, помочь?


Снова рисковать жизнью, едва получив шанс? Превозмогая боль в изломанном теле, он понёсся ещё быстрее.


Позади раздалось хлопанье крыльев. Кто там – Мороз, Наутилус? Охваченный ужасом, он летел из последних сил.


– Поднажми, Ласт! – послышался голос Кайманы. – Отрывайся, пока они не очухались.


– Спасибо тебе! – прохрипел он, изогнув шею и всматриваясь в бурую тень за спиной.


– Где ты укроешься?


– Без понятия… Говорят, на Яшмовой горе есть один дракон, который может…


– А ты лети домой, к морским! – Земляная догнала его и пристроилась ниже. – Королева Коралл, по слухам, милостива в последнее время.


Сладостная дрожь пронизала Ласта от рогов до кончика хвоста. Домой, в родное море! Неужели это возможно? После стольких лет!


– Она никогда не простит меня, – тут же помрачнел он. – Я не только струсил в бою, но и выкрал её яйцо… ради исполнения пророчества.


– Чудеса случаются, – прошипела дракониха. – О величии королевы говорят все морские свитки. Может, она и простит тебя, так почему бы не рискнуть?


Ласт молчал. Из-за гор поднималась новая луна, отражаясь бликами на его сине-зелёной чешуе. Мерцание морской глади далеко вдали казалось недостижимым, как звёздное небо.


– Решай сам, – усмехнулась Каймана, делая широкий разворот и снижаясь. – Моё дело посоветовать… Удачи!


– И тебе! – благодарно ответил Ласт, глядя, как она исчезает в гуще древесных крон. Ей и самой придётся туго… где она спрячется?


Он жаждал моря каждой чешуйкой тела. Бушующие волны, песни китов, пиры во дворцах и подводных садах… Родичи и друзья.


Когти отказались от него. Теперь, если он пообещает королеве никогда больше не трусить… а вдруг примет?


Домой!


Часть первая: На краю моря

Глава 1

Волна с шумом обрушилась на берег и разбилась в когтях у Цунами. Мокрый песок приятно холодил перепончатые лапы, синие крылья раздувались на ветру.


Цунами подняла голову, глубоко вдыхая солёный морской воздух.


Вот где её настоящее место! Здесь, на родных просторах.


– Дай, угадаю, что ты скажешь, – хмыкнула Ореола. – «Вы чувствуете запах свободы, друзья?»


Звездокрыл покрутил носом.


– Оказывается, свобода здорово отдаёт рыбой… Великолепно, ничего не скажешь.


– Мне нравится, – вздохнула Цунами.


Когти мира украли у неё всё это, заперли в мрачной пещерной духоте, лишили не только радости полёта, но и морских чудес, положенных ей по праву рождения.


Звездокрыл бросил на небо обеспокоенный взгляд и попятился в сторону прибрежных зарослей.


– Нам бы оставаться под деревьями, вдруг прилетят… – Он запнулся, затем решительно набрал в грудь воздуха. – Надо спрятаться, говорю. Да. А ну, все назад! За мной!


Никто даже не пошевелился, лишь Солнышко с жалостью взглянула на него.


Наклонив голову, Цунами рассматривала волны, омывавшие лапы. В мелкой воде сновали желтовато-зелёные серебристые силуэты. Море кишело жизнью, не то что ледяная подземная река.


Трудно поверить, что ещё неделю назад драконята жили в пещерах.


Череда тягостных дней в плену у небесных уже уплывала из памяти – и только хруст чужой шеи в собственных лапах запечатлелся, казалось, навсегда.


Цунами сердито взрыла когтями песок. Того морского убить пришлось! Иначе королева не выпустила бы их с арены… и потом, он был бешеный – не подставлять же самой шею. Каждый за себя!


Мысли кружились и метались, словно дракон с подбитым крылом. Отгоняя их, Цунами тряхнула головой и гордо изогнула шею. Просто смешно! Дракон не какой-нибудь воришка, ему положено быть свирепым и не годится хныкать из-за одной жалкой смерти. В конце концов, Ореола своим ядом натворила дел почище, однако же ничуть не печалится.


– Знаете, о чём я думаю? – подал голос Глин. – О рыбе! Обожаю рыбу, и чтобы её было много. Настоящих рыб, больших, не вот этих вот козявок. – Земляной дракончик сидел рядом на берегу, и урчание у него в животе слышалось за несколько шагов.


Солнышко захихикала.


– Тебе мало той огромной свиньи, что ты добыл вчера?


– Огромная, скажешь тоже, – вздохнул он, свесив крылья. – Такой мелкой свиньи мне сроду не попадалось.


– Тогда не надо было отказываться от моей морковки!


Золотистая крошка вскарабкалась Глину на загривок и стала смотреть на море. Первые лучи солнца уже окрасили небо бледно-розовым, по воде протянулась сверкающая дорожка. Два тонких месяца, похожие на белёсые когти, исчезали за силуэтами гор.


– Нет, я серьёзно! – не унимался Звездокрыл. Он держался поодаль от волн, отряхивая лапы от песка. – На берегу сидеть опасно, заметят! Не забывайте, нас ищут и небесные, и земляные!


По мнению Цунами, они и так уже потеряли лишний день, чтобы улететь подальше на юг от дельты Алмазной реки, и всё из-за вечного нытья Звездокрыла.


Понятно, что небесные обозлились и ищут беглецов повсюду, особенно после того, что Ореола устроила их королеве – если вообще не убила. Только убегать уже надоело, да и зачем? Главное, отыскать своих морских родичей, а уж они наверняка смогут защитить всех драконят. А ещё надоело нытьё Звездокрыла и его командирские замашки. В результате все нервничают и ссорятся – честное слово, уж лучше бы Провидец не возвращал его назад!


– Тебе-то что волноваться? – с раздражением бросила она. – Даже если нас схватят, ночные тут же явятся тебя выручать.


Звездокрыл возмущённо всплеснул крыльями.


– Я не за себя волнуюсь, а за всех, за вашу безопасность! – Он потупился, бросив украдкой взгляд в сторону Солнышка.


– С безопасностью я и сама справлюсь! – огрызнулась Цунами. – Я когда-нибудь вас подводила?


– Ну… – ехидно протянула Ореола, – был случай, когда небесные нас чуть не поубивали…


Синий хвост морского дракончика хлестнул по воде, осыпая радужную холодными брызгами. Ореола с шипением отпрыгнула.


– Довольно! – воскликнула Солнышко. – Хватит ругаться… Глин, ну скажи им! – Она шлёпнула его по голове, заставив оторвать зачарованный взгляд от мелькающих рыбок.


– О да, пускай наш хранитель изречёт слово! – усмехнулась Ореола.


В утреннем свете её чешуя сверкала золотом, как у Солнышка, но вдобавок переливалась разводами цвета морской волны. Удобно усевшись подальше от полосы прибоя, радужная широко зевнула, показав ядовитые клыки.


– Эй, – забеспокоился Глин, подталкивая Цунами крылом, – Звездокрыл прав, надо поосторожнее. Кто знает, жива королева Пурпур или нет. Хотя, конечно, тебе надо поскорее найти свою семью – так давай искать, а не ссориться. Чем быстрее найдём, тем лучше.


Цунами сердито покосилась на Звездокрыла и снова устремила взгляд на морской горизонт. Глин прав: самое главное – отыскать своих и получить надёжное убежище.


– Как он велик и как мудр! – съязвила Ореола.


– Да, он такой! – заявила Солнышко, обнимая Глина за шею.


Звездокрыл сидел с хмурым видом, обернувшись хвостом.


Радужная нетерпеливо взмахнула крыльями, разбрасывая по песку солнечные блики.


– Ну, и что нам делать? Звать хором: «Эй, морские, вот ваша пропавшая принцесса!» и ждать, когда они к нам повыпрыгивают со дна морского?


– И устроят пир! – радостно завопил Глин, распугивая чаек. – В конце истории был праздник, с угощением! Когда морская принцесса вернулась домой, родители тут же его устроили, я помню. На стол подали целого кита, вот это дело! Спорим, я один съем кита? Пир! Хочу пир!


– «Пропавшая принцесса» – просто сказка из свитка, – фыркнул Звездокрыл. – На самом деле мы понятия не имеем, как нас встретят в Морском королевстве.


Глин печально опустил крылья.


– И впрямь… Всё может оказаться не так, как ты мечтаешь, Цунами. Меня вот родная мать обменяла на корову…


– На двух коров, – поправила Ореола.


Он мрачно кивнул.


– Спасибо, утешила.


Цунами нахмурилась. Пускай мечты Глина и не сбылись, но ей обязательно повезёт! Всё будет как в сказке. Тем более, что теперь она знает: её яйцо похитили из Королевского гнезда! Дочь Морской королевы – это вам не кто-нибудь.


А кроме того, если верить Звездокрылу, все остальные дочери умерли ещё в детстве. Значит, она не просто принцесса, а наследница престола, и сама когда-нибудь станет королевой!


Конечно, чтобы взойти на престол, придётся драться с собственной матерью и убить её… но об этом думать рано, слишком много других забот.


Она расправила крылья и вдохнула терпкий солёный воздух, следя краем глаза за крошечными существами, что копошились среди разноцветной гальки.


– Нырнуть, что ли, поискать дворец? – задумалась она вслух.


– Что, прямо в море? – вытаращился Звездокрыл, перестав чистить крылья от песка.


– А где же ещё искать морских драконов?


– Это тебе не пещерная река, – принялся объяснять он, – здесь полно опасных течений, случаются штормы, водятся всякие зубастые твари…


– Я сама зубастая тварь, – перебила Цунами с усмешкой.


Однако ночной дракончик не принял шутку.


– Такой риск! – причитал он. – Что, если мы тебя потеряем?


Она едва сдержалась, чтобы не царапнуть его когтем прямо по сморщенной от беспокойства морде.


– Успокойся, Звездокрыл, – встряла Солнышко, – Цунами нигде не пропадёт. В самом деле, где ей искать своих, как не в море?


– Что?! – Глин вскочил, разбрасывая хвостом ракушки и перепуганных крабов. Солнышко с визгом уцепилась за его шею, чтобы не свалиться.


– Эй, хватит! – отшатнулась Ореола, прикрываясь от летящего песка.


– А как же мы? – Он взмахнул широкими бурыми крыльями. – Как же я не подумал! Цунами, ведь мы не сможем плыть с тобой во дворец! Как мы там будем дышать? Нельзя отпускать тебя одну! – Он свирепо шлёпнул когтистой лапой по воде, оставляя в песке глубокие борозды. – Что же делать?


Цунами невольно усмехнулась. До чего же Глин смешной, когда впадает в панику! Какая прелесть, только сейчас сообразил, что Морское королевство, оказывается, под водой.


– Ты серьёзно? – поморщилась Ореола. – Неужели ни один урок географии до тебя не дошёл?


– А? – Глин резко развернулся. Крабы снова прыснули в стороны, увёртываясь от когтей.


– У морских драконов есть дворец и над водой, – снисходительно хмыкнул Звездокрыл. – Иначе как им принимать гостей, хотя бы ту же Ожог, свою союзницу? Дворец стоит на острове где-то в бухте Тысячи чешуек.


– А-а… ну, тогда ладно, – с облегчением вздохнул Глин и смущённо потупился.


Солнышко похлопала его по крылу.


– Ничего страшного, я тоже про это забыла… Значит, туда мы и отправимся?


– Не так-то оно просто, – покачал головой Звездокрыл. – Если бы знать, куда именно… Потому морские и уцелели в этой войне, хоть у них нет огня, как у других. К их дворцам дорогу не найти, а значит, и не напасть.


– Прямо как ночные, – буркнула Ореола.


– А вот и нет! – возмутилась Цунами. – Мы не устраиваем из всего тайн и не выпендриваемся, как они. Просто каждый имеет право защищать свой дом.


– Придётся обыскать больше тысячи островов, – продолжал Звездокрыл, – но всё-таки… – Он вдруг прервался и глянул вверх. – Пахнет огнём, или мне кажется?


– Во имя трёх лун, Звездокрыл! – взмолилась Ореола. – Я не собираюсь лезть под деревья всякий раз, когда тебе померещится…


– Стой! – перебила Солнышко, задирая голову. – На этот раз он, похоже, прав. Я слышу крылья!


– Я тоже! – Тревожно подняв спинной гребень и развернув крылья, Звездокрыл скачками устремился к прибрежным зарослям.


– Откуда? – поморщилась Цунами, скептически оглядывая небо. – Я ничего не…


Она умолкла, разглядев россыпь огненно-красных точек, похожих на капли крови. Они приближались с северо-запада, со стороны гор.


Небесные стражи продолжали поиски драконят.


Глава 2

– Все в воду, живо! – скомандовала Цунами. Деревья слишком далеко, вода скроет не хуже.


– Ещё чего, – буркнула Ореола.


Она распласталась по песку и стала менять цвет чешуи, на глазах сливаясь с песком и пёстрой галькой. Цунами подивилась, как быстро это произошло. С каждым разом этот трюк получался у радужной всё лучше.


– Отлично! Солнышко, ныряем!


– Не надо, я так. – Она спрыгнула со спины Глина и порхнула следом за Звездокрылом.


– В море безопаснее, не успеешь! – Цунами топнула, расплёскивая морскую воду под сердитое фырканье Ореолы.


Красные точки в небе стремительно росли, и ловить малютку времени не оставалось, пришлось нырять одной.


Глин уже успел зарыться в илистое дно, распугав стаю камбалы и мелкую рыбёшку. Земляной дракончик мог задерживать дыхание на целый час и воды не боялся.


От морской воды у Цунами защипало в жабрах – никакого сравнения с кристально чистым подземным потоком. Что ещё хуже, волны мешали плыть, выталкивая тело обратно на берег, но она упорно продвигалась вглубь, помогая себе крыльями. Стайки пурпурных рыб мелькали по сторонам россыпями звёзд. За песчаной отмелью дно резко уходило вниз, усеянное пучками водорослей, их длинные тёмно-зелёные и бурые ленты щекотали живот.


Небо сквозь толщу воды казалось чистым, и Цунами рискнула вынырнуть, чтобы оглянуться на берег. Шум крыльев раздавался совсем близко, но Солнышко была уже почти в безопасности. Звездокрыл ждал её под деревьями, протянув навстречу лапы.


Огненный силуэт вихрем пронёсся над головой – ни один дракон не мог превзойти в скорости небесных. Следом летел другой, за ним ещё трое. Широкие крылья со свистом рассекали воздух, заслоняя солнце.


Цунами поспешно спрятала голову, но небесный патруль так спешил, что едва ли успел бы разглядеть в воде одинокого морского дракончика. Может, они летят по другим делам?


Однако замыкающий стражник – цвета оранжевого заката и с рваным шрамом на левом крыле – не стал торопиться. Попыхивая язычками пламени, он водил шеей из стороны в сторону, а тёмные глаза не отрывались от полосы песка внизу.


Зубастая пасть повернулась назад в сторону прибрежных зарослей как раз в тот миг, когда хвостик Солнышка исчезал в листве. Оранжевые крылья взметнулись, дракон на мгновение завис в воздухе над головой Цунами.


Она в страхе затаила дыхание. Неужели заметил?


Что, если позовёт остальных? Они успели улететь далеко вперёд, но, услышав крик, вернутся с быстротой молнии. Чего стоят песчаная крошка на пару с ночным недотёпой против шести здоровенных небесных стражей? Для них и одного с головой хватит, да что там – от летучей мышки бы отбиться!


Из ноздрей небесного вырвался дымок, страшная пасть приоткрылась… Теперь или никогда!


Изо всех сил оттолкнувшись хвостом, Цунами вылетела из воды в фонтане брызг и врезалась всем телом в патрульного, который выплюнул от неожиданности огромный клуб дыма и схватился за живот. Не давая опомниться, она добавила ему хвостом по голове, а потом, извернувшись в воздухе, обрушилась на спину. Чтобы удержаться в воздухе, небесный отчаянно хлопал крыльями, но Цунами колотила по ним когтистыми лапами, а потом сползла назад и повисла на хвосте, как тяжёлая гиря. Тем не менее, противник был слишком велик и силён, и лишь внезапность дала морскому дракончику временное преимущество. Помочь победить взрослого небесного могла только родная водная стихия.


Вывернув шею, оранжевый дракон с рёвом дохнул пламенем, едва не попав в Цунами. Она продолжала тянуть его вниз, в море, но мощные крылья перемалывали воздух с такой силой, что в ушах свистел настоящий ураган. Небесный стал понемногу набирать высоту. Ещё чуть-чуть, и он наберётся сил, чтобы позвать на помощь своих солдат.


Цунами ощутила прилив ярости. Врагам не добраться до её друзей! Отыскав уязвимое место на драконьем хвосте, она из всех сил впилась туда зубами. Небесный с шипением рванулся, едва не стряхнув её, потом сунул голову под крыло и снова плюнул огнём.


Большая часть заряда прошла мимо, но жгучая боль пронзила шею, словно зубья раскалённой пилы. Цунами зажмурилась и сжала челюсти ещё крепче, не желая сдаваться до конца, хотя перед глазами уже плясали ослепительные круги.


Она вдруг почувствовала, что опускается, и открыла глаза. Перед нею оказался Глин. Земляной дракончик прикрывал её от пламени своими огнеупорными крыльями, а когтями вцепился небесному в бока, помогая тянуть его вниз. Не выдержав веса двоих драконят, тот обрушился в море. Здесь его огромные крылья были бессильны, а Цунами, отпустив хвост, обхватила шею и не давала поднять голову над водой и вдохнуть. Наконец противник ослаб и перестал биться. Дракончики отпустили его, и массивная оранжевая туша стала, покачиваясь, опускаться на дно.


Цунами передёрнуло от отвращения. «Каждый за себя», – подумала она, словно оправдываясь, – и снова сердито фыркнула. Настоящему воину не пристало жалеть врагов! И всё же…


Поднырнув, она ухватила тонущего за крыло и оглянулась на Глина. К её облегчению, тот без колебаний взялся за другое крыло и помог тащить. Волны успели увлечь их далеко, и одна Цунами не справилась бы с тяжёлым обмякшим телом взрослого дракона, тем более что и так выбилась из сил в схватке, а обожжённую шею невыносимо саднило. Однако, скрипя зубами от боли, она старалась не показывать вида. Морские драконы здесь хозяева и должны сохранять достоинство!


Наконец они подтянули бесчувственного пленника к берегу. Патруль давно исчез за горизонтом, но рано или поздно остальные заметят потерю и вернутся на поиски.


Цунами устало растянулась на песке. Глин озабоченно заглянул небесному в пасть и стал с силой массировать ему грудь.


– Что это на тебя нашло? – сердито прошипела Ореола, внезапно появляясь рядом. – Чешуя радужной потемнела, и теперь её стало можно разглядеть.


– О, не стоит благодарности, – хмыкнула Цунами. – Решила вот спасти вашу жизнь, только и всего.


Ореола возмущённо закатила глаза.


– Спасти?! От кого? Они уже улетали!.. А ты что делаешь? – обернулась она к Глину, пихая его крылом в бок.


– Ну, помогаю… – смущённо буркнул земляной, продолжая делать искусственное дыхание.


– Что? – взвизгнула радужная. – Его нельзя оставлять в живых!


Она схватила Глина за лапу, но Цунами, вскочив, заслонила его.


– Зачем его убивать? Просто свяжем и оставим здесь.


– Великолепно! Может, ещё наш след выложим коровьими костями и карту подбросим? И лес подожжём, чтобы уж точно никто не сомневался, где нас искать! А ещё выложим камнями на берегу «Драконята были здесь».


– Ну, так добей его сама, – фыркнула Цунами. – Вот он, давай!


Ореола нахмурилась и засопела.


– Я не убиваю безоружных.


– Почему же нет? Тебе это раз плюнуть, – усмехнулась Цунами. – Ядом в морду, и готово.


Радужная яростно взрыла песок когтями, на глазах покрываясь пурпурными пятнами.


Захлопали крылья, и на песок опустились Звездокрыл с Солнышком. Заметив ужас в глазах золотистой малютки, Цунами вспомнила, что боёв на арене та никогда не видела, потому что провела весь плен в клетке, и драка над морем потрясла её.


– Что с ним? – спросила Солнышко.


– Надо по-другому, – подскочил Звездокрыл. – Дай, я… пусти!


Глин подвинулся, и они вдвоём перевернули утопленника на живот.


Солнышко повернулась к Цунами. Жалкий хвостик, лишённый ядовитого шипа, в волнении хлестал по золотистым бокам.


– Зачем ты на него напала?!


– Чтобы тебя спасти! – рявкнула Цунами, вздрогнув от обиды.


– Он же ничего не делал, просто летел мимо!


Все четверо смотрели так, словно Цунами пряталась за камнем и кусала прохожих просто так. Она возмущённо выпрямилась.


– Мне показалось, что он тебя заметил, – прошипела она. – Он хотел позвать на помощь, даже пасть открыл…


– Я видела, – кивнула Ореола. – Наверное, собирался зевнуть.


– Наверное?! – взвилась Цунами. – Ты готова рисковать жизнью за «наверное»?


А может, и правда небесный всего лишь хотел зевнуть? Неужели всё зря? Нет, ерунда, опасность просто висела в воздухе! Или всё же…


– Если бы ты дала себе труд немного подумать… – начал Звездокрыл.


– Немного? То есть, как ты – подумать, поволноваться, походить туда-сюда… и ничего не сделать?


Утопленник вдруг шумно чихнул, извергая из пасти поток морской воды. Глин с облегчением расправил крылья.


Ореола ядовито усмехнулась.


– Прекрасно, поздравляю! Наш враг спасён. Как теперь нам самим от него спасаться? – Она вытянула шею и вгляделась в далёкий горизонт, где исчезли остальные патрульные. – Что подскажет великий вождь?


Цунами растерянно огляделась. Что делать, она понятия не имела. Лианами, что ли, его связать?


– Там есть дерево! – воскликнул вдруг Звездокрыл, вскакивая. – В лесу!


– Не может быть! – Ореола потешно вытаращила глаза. – Дерево в лесу?


– Хватит издеваться! – одёрнула её Цунами.


– В смысле, поваленное дерево, – поправился ночной дракончик. – Оно нам пригодится… Ореола, оставайся и посторожи. Глин, Цунами, за мной, скорее!


Он полетел к зарослям, Глин устремился следом. Цунами колебалась: оставлять пленника не хотелось, пусть они и не пришёл ещё в себя… а исполнять приказы Звездокрыла не хотелось совсем.


– Давай! – Солнышко подтолкнула её крылом.


Упавшее дерево торчало из путаницы лиан, зарывшись кроной в песок. Драконята втроём выволокли его и потащили к воде. Точнее, вдвоём – ночной только порхал вокруг и сыпал ценными указаниями. Как будто без него не справились бы, подумала Цунами.


Тем временем пленник открыл глаза. Кашляя и отплёвываясь, он поднял голову и обвёл драконят мутным взглядом.


Цунами обернулась к Звездокрылу.


– Ну, и зачем нам дерево?


– Придавим сверху, выбираться ему придётся долго – а мы успеем улететь.


Идея была неплохая, как ни обидно это признавать. С помощью Глина они подняли дерево за один конец и уложили на спину оранжевому дракону, придавив крылья к песку. Он дёрнулся, но тяжёлый ствол и густые ветви не давали освободиться.


– А если он так и останется здесь? – забеспокоилась Солнышко. Она наклонилась, смахивая с морды пленника налипший песок. Из оскаленной пасти вырвался клуб дыма, и Глин едва успел подставить крыло. – Может, просто отпустим?


– Нет, нельзя, – отрезала Цунами.


Солнышко печально понурилась.


– И зачем только ты на него напала…


– Вот именно, – подхватила радужная.


– Не слишком разумный поступок, – подытожил Звездокрыл.


Цунами снова вскинулась, сердито раздувая жабры.


– Откуда вам знать? Может быть, я спасла всех! И не первый раз! – Она оглянулась на Глина, ища поддержки, но земляной дракончик лишь пожал крыльями.


Ну, спасибо, подумала она с горечью. И это вся награда за мои труды!


– Не переживай, Солнышко, – сказал Глин, погладив крошку по голове. – Его друзья скоро вернутся за ним.


– А может, и очень скоро! – со значением обронила радужная. – Валим отсюда, я серьёзно.


– Погодите! – раздался вдруг хриплый голос пленника. Небесный извивался, придавленный тяжёлым стволом, оранжевый хвост хлестал по песку. – Не бросайте меня!


Звездокрыл подошёл к нему спереди и заглянул в глаза.


– Помни, что мы могли убить тебя, но драконята судьбы милосердны! Мы хотим мира, а не новых смертей. Мы пришли, чтобы спасти Пиррию!


– Во имя трёх лун! – прошипела Цунами. Ореола закатила глаза. – Эти ночные с их речами…


– А мне понравилось! – заявила Солнышко. Звездокрыл бросил на неё благодарный взгляд.


– Не подстрекай его, – буркнула радужная.


Звездокрыл нарвал больших листьев и прикрыл голову небесного, чтобы тот ничего не видел. Потом кивнул в сторону леса и еле слышно шепнул:


– На всякий случай.


Цунами горько вздохнула. Снова обманный манёвр, очередной крюк. Когда же, когда же она наконец доберётся домой? Во дворец, где ждут морские драконы, её родная королевская семья. Но не спорить же, когда небесный всё слышит, да и остальные кивают, соглашаясь. Опять этот перестраховщик всех заразил своей осторожностью! А она… она оказалась во всём виновата – хотя была права, и спасла этих идиотов от неминуемой смерти!


Уже поднимаясь в воздух, она бросила тоскливый взгляд на безбрежную морскую гладь.


Скоро, совсем скоро… Ещё немного, и домой, к своим!


Глава 3

Бухта Тысячи чешуек оказалась куда дальше, чем предполагала Цунами. Карту Пиррии она стала изучать, едва выйдя из яйца, и знала вдоль и поперёк, но привязать нарисованные картинки к огромному реальному миру было не так-то просто. Вместо аккуратных, почти игрушечных островков, выстроенных по спирали, которые все могли уместиться в одной лапе, внизу расстилалось бескрайнее водное пространство, лишь кое-где нарушенное одинокими точками торчащих скал.


Описав большой круг над лесом, чтобы обмануть оставленного соглядатая, драконята вернулись к берегу дальше к югу и полетели через море. К наступлению сумерек им удалось добраться до крошечного голого островка, но до бухты Тысячи чешуек оставался ещё долгий путь. Звездокрыл прикинул расстояние и скорость, а затем приступил к объяснениям, но все уснули, не дослушав его скучную лекцию даже до середины, так что он дулся весь следующий день.


Приходилось, однако, признать, хоть Цунами этого очень не хотелось, что иметь в компании учёного зануду с картами и маршрутами в голове очень даже полезно. Долетев до очередной скалы, драконята отдыхали, перекусывая чайками и рыбой, если удавалось наловить, а потом продолжали путь.


Цунами пробовала нырять, но, как ни старалась, не могла угнаться за остальными вплавь. Зато ожог на шее прошёл от морской воды почти сразу.


Только на четвёртый день они заночевали на островке, входящем в архипелаг Тысячи чешуек. Цунами приснилось, что потолок пещеры рушится и вот-вот задавит её насмерть, но оказалось, что это Глин перевернулся на другой бок и навалился сверху. С рычанием она выползла из-под бурой туши, мстительно переложив тяжеленный хвост земляного на голову Звездокрыла.


Драконята набились кучей в небольшую пещерку на крутом обрыве морского утёса, неуютную и пропахшую чаячьим помётом. Чтобы проползти внутрь, Глину пришлось смять свои широкие крылья в комок.


Зачем такие мучения? Почему нельзя было спать на мягком белоснежном песке у берега?


Усевшись на уступе скалы у входа в пещеру, Цунами злобно покосилась на Звездокрыла, но уничтожающий взгляд пропал даром: все остальные продолжали мирно похрапывать. Глин лежал спиной к чёрной каменной стене, прижимая к себе лапами Солнышко. Звездокрыл свернулся клубком рядом. Даже Ореоле пришлось уложить хвост на Глина, иначе не помещался. Чешуя радужной сверкала во тьме пещеры оранжевыми отблесками утренней зари, мерцая красными всполохами, когда она шевелилась во сне.


Нет, как ни крути, а Звездокрыл после возвращения от своих ночных родичей вёл себя очень странно. Никогда прежде он так не спорил с Цунами – буквально обо всём! Если она предлагала ночевать на берегу, тут же вставал на дыбы, уверяя, что там опасно. Откуда здесь взяться опасности, так далеко в море, да ещё ночью? Тем не менее, все принимали его сторону, потому что всё ещё сердились на Цунами за драку с небесным патрульным. Короче, всё шло наперекосяк.


Цунами обвела взглядом спящих друзей. Как трудно быть главной, когда каждое слово твоё оспаривают, да ещё всё время ноют! Она же хочет как лучше, неужели они не понимают? Чтобы их спасти, она готова биться хоть с сотней небесных…


А может, ничего этого и не надо? Может, никто не хочет её помощи, всем милее Звездокрыл? А меж тем, он не рискнул ради них ни единой чешуйкой!


Она обернулась к морю. Там, в изумрудной бездне под сверкающими пенистыми волнами ждут родители, родное королевство. Там, в уютной глубине, всё принадлежит ей по праву… и не укради Когти мира её яйцо… Негодяи! Они сломали ей жизнь!


А эти – из чужих племён, бестолковые и упрямые, совсем не такие разумные, как морские драконы! Свои наверняка поймут её лучше. Поймут и оценят!


И вообще, зачем сидеть здесь и ждать, пока драконята проснутся? Какая от них помощь теперь, когда уже можно искать дворец?


Прижав крылья к бокам, Цунами бесшумно спрыгнула с уступа скалы и камнем обрушилась вниз. Ветер свистел в ушах, тянул за хвост, но она падала и падала, и лишь у самого подножия развернула крылья и понеслась над самой водой, задевая гребни волн кончиками когтей и ощущая радостное возбуждение каждой чешуйкой. Отлетев подальше от утёса, сделала кувырок и без единого всплеска ушла в глубину.


Море здесь было теплее и кишело жизнью. Тысячные стаи разноцветных рыб мелькали перед глазами, разлетались в стороны и скрывались в розовато-оранжевых ветвистых зарослях кораллового рифа, который окаймлял песчаные отмели каменным лесом. Из чащи кораллов таращился тёмно-синий пузатый осьминог. Вокруг сновали серебристые силуэты, увёртываясь от когтистых перепончатых лап нежданной гостьи.


Однако никаких признаков торжественной встречи. Морскими драконами тут и не пахло. Ни парадной аллеи из светящихся медуз, ни кавалькады почтительно склонённых морских коньков, ни омаров-привратников в драгоценных панцирях. Сказка о пропавшей принцессе не очень-то спешила становиться былью.


Впрочем, на такую роскошь Цунами всерьёз и не рассчитывала. Она плыла вдоль коралловых зарослей, рассматривая диковинных морских тварей, которые выглядывали из нор и щелей. Вот уродливая вытянутая морда на гибком змеином теле – что это, угорь? Вот лиловые морские лилии качают мохнатыми щупальцами на толстых стеблях, а между ними прячутся рыбки, белые и оранжевые.


В открытом море плыть было непривычно. Неожиданные течения сбивали равновесие, толкали в сторону или пытались увлечь за собой, а солёная вода колом стояла в жабрах. Должны же быть врождённые инстинкты – куда они подевались? Родной мир должен помогать, придавать силы, а меж тем Цунами всё больше чувствовала себя здесь жалкой и неуклюжей.


Преодолевая встречный поток, она с трудом доплыла до следующего островка, окружённого таким же красноватым коралловым рифом, колышущимися перистыми водорослями и пурпурными морскими лилиями. Крылья устали и болели, Цунами широко развернула их и всплыла недалеко от берега. Глянула вниз… и обомлела.


Там, в тени коралловых зарослей, мелькнуло что-то большое. Очень большое.


На миг она представила страшных тварей с острыми зубами, о которых предупреждал Звездокрыл, но тут же одёрнула себя. Если это акула, её надо убить и принести друзьям на завтрак – то-то они заохают.


Цунами оттолкнулась хвостом и снова нырнула. Подплыла поближе, всмотрелась…


Внизу плыл морской дракон!


Вздрогнув от неожиданности, она чуть было не бросилась наутёк, но вовремя опомнилась. Чего ей бояться? Она сама из морского племени, а не какая-нибудь сухопутная ящерица! Так рвалась к своим, неужели теперь струсит?


Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, она стала рассматривать незнакомца. Небесно-голубая чешуя, гораздо светлее, чем у неё самой, тёмно-синие рога. Дракон не торопясь огибал риф, лишь слегка пошевеливая лапами и крыльями. Голова на длинной шее настороженно поворачивалась из стороны в сторону.


Пожалуй, решила Цунами, стоит последить за ним немного. Она опустилась чуть ниже и двинулась параллельным курсом, осторожно выглядывая из-за верхушек кораллов и стараясь не задевать их лапами. Большой чёрный омар высунулся, шевеля клешнями и топорща длинные усы, и снова убрался в заросли. Мимо скользнула пара огромных морских черепах. Огромное многоногое существо, похожее на паука, неторопливо объедало с кораллов зелёную бахрому водорослей. Глаза на стебельках и кончики лап его мерцали тусклым оранжевым светом.


Морской дракон вдруг остановился и оглянулся, изогнув шею. Цунами замерла, прижавшись к рифу. Твёрдый пупырчатый камень больно врезался в живот. Она опасливо выглянула в щель между кораллами.


Дракон медленно поворачивался на месте, осматриваясь по сторонам. Неужели услышал? Однако он ни разу не посмотрел вверх. Оглянулся ещё раз, затем на его крыльях вспыхнули светящиеся полосы… и почти тут же из незаметной пещеры в основании рифа выплыл другой дракон!


Совсем не такой красивый, подумала Цунами. Хотя зелёная чешуя смотрелась и неплохо, но узор из чёрных спиралей совсем к ней не шёл… и вообще, странный какой-то узор. Да и выражение морды у этого дракона было далеко не таким дружелюбным, как у первого, не говоря уже о красоте, которую ещё и портил огромный синяк под глазом.


Кто они такие? Морские патрульные?


Если так, то вели себя драконы довольно странно. Замерли, глядя друг на друга… казалось, это продлится целую вечность. Полосы на крыльях вспыхивали то у одного, то у другого, перепончатые лапы шевелились, будто отгоняя рыб, хотя никакой живности рядом не было.


Наконец зелёный дракон нырнул обратно в свою пещеру, а синий продолжил путь. Что за непонятный ритуал? Если у морских так положено, его придётся выучить, иначе как станешь их королевой?


Спугнув стайку жёлтых полосатых рыбок, Цунами двинулась следом. Теперь синий дракон плыл обратно, направляясь к открытому морю и острову, где спали её друзья.


Теперь или никогда, решила она. Лучше познакомиться с этим, чем с другим, и лучше, пока он один. Так будет легче.


Загребая крыльями, Цунами устремилась вперёд, перемахнула через риф и нырнула, преграждая путь дракону.


Он резко отпрянул, всколыхнув прозрачную толщу воды, и изумлённо вытаращил глаза – тёмно-синие, почти чёрные.


Цунами выразительно ткнула когтем вверх: выходи, поговорим. Казалось бы, незнакомец должен был понять, но он вдруг стремительно развернулся, пустив назад мощную волну, и пустился в бегство.


Странные у них тут понятия о вежливости! Изо всех сил работая лапами и хвостом, Цунами бросилась вдогонку. Синий дракон оглянулся через плечо и прибавил скорость.


Почему он удирает? И как у него получается так быстро?


– Стой! – пыталась она крикнуть. – Я только хочу поговорить! – Но из пасти вырвалось лишь облако воздушных пузырьков, и беглец, конечно же, ничего не услышал.


Однако он снова оглянулся, и на этот раз смотрел дольше, а потому не заметил, как впереди внезапно выросла здоровенная туша кита.


Цунами замахала лапами, показывая вперёд.


– Осторожно! – крикнула она, выпуская новую порцию пузырьков.


Не помогло. Морской дракон на ходу врезался в кита и отскочил, кувыркнувшись назад. Кит сам был немногим крупнее, с гребнистой спиной и широкой добродушной мордой. Отпрянув со странным хрюкающим писком, он удивлённо заморгал, разглядывая наглеца.


Дракон тряс головой, приходя в себя от удара, и тут Цунами наконец догнала его, схватила за хвост и прижала к песчаному дну. Кит снова моргнул и неторопливо поплыл прочь, оставив сцепившихся драконов колыхаться в поднятых им водоворотах.


Цунами лихорадочно соображала. Что же теперь делать? Чтобы поговорить, надо подняться на поверхность… а если незнакомец опять сбежит?


По крайней мере, синий дракон не пытался вырваться. Он спокойно лежал на дне и разглядывал гостью скорее с любопытством, чем со страхом.


Она снова показала наверх, где на волнах плясали солнечные блики, похожие на осколки золотистого стекла. Дракон вопросительно наклонил голову, на крыльях у него вспыхнули светящиеся полоски, мигая то медленно, то быстро.


Цунами хмыкнула про себя. Проверяет? Пожалуйста, я тоже так могу. Она помигала своими полосками на голове, на хвосте, на крыльях. Ну как? Видишь, я тоже морской дракон! А теперь пошли, поговорим.


Она расправила крылья и стала всплывать, с опаской оглядываясь на незнакомца, готовая в любую секунду снова схватить его. Он поднялся на лапы, но бежать не пытался. Всплыл немного, потом остановился, осмотрелся кругом. Светящиеся полосы снова замигали, теперь на шее и хвосте…


Цунами в нетерпении воспроизвела его сигнал.


Морской дракон внезапно взмахнул крыльями, распугав рыб, и бросился на неё, протягивая вперёд растопыренные передние лапы. Цунами зарычала, выпустив ему в глаза сноп пузырьков, и хлестнула когтями поперёк морды. Что на него вдруг нашло? Может, это предатель, враг Морского королевства? Или здесь его владения, он защищает свои сокровища? Тогда почему сначала убегал?.. Он трижды пожалеет, когда узнает, на кого нападал!


Она с силой пнула его в живот задними лапами, заставив скорчиться от боли, снова испустила грозный рык, потом развернула крылья и рванулась вверх. Выскочила из воды и поднялась в небо, высматривая вдали морской утёс. В тёмном отверстии пещеры уже сверкали тревогой глаза драконят.


Позади раздался оглушительный всплеск. Синий дракон вылетел из моря, разгоняя во все стороны волны мощными ударами хвоста. В воздухе он казался ещё огромнее. Страшные когтистые лапы зловеще блестели на солнце, тёмно-синие глаза не отрывались от крыльев Цунами.


Первый же встречный из родного племени хочет убить её!


Глава 4

Скорее к острову, к друзьям! Она понеслась стрелой. Синий дракон уже догонял, рыча что-то на ходу, но ветер уносил слова в сторону. Впереди из пещеры на склоне утёса уже выкарабкивался Глин. У Цунами отлегло от сердца. Взмахнув крыльями, она устремилась к белоснежной полоске песка, где накануне хотела ночевать. Остальные драконята могут спокойно оставаться в пещере, поддержки Глина вполне хватит, чтобы справиться с морским драконом. Будем надеяться.


– Стой! – послышалось сзади. – Куда ты? Что случилось?


Крылья Цунами дрогнули и сбились с такта, она чуть не упала в воду. С трудом выровняв полёт, развернулась и зависла над морем. Утёс и песчаный берег были совсем рядом, и краем глаза она видела, как Глин описывает круги в воздухе, настороженно наблюдая за погоней.


Синий дракон тоже остановился. С расстояния двух взмахов крыльев были заметны кровоточащие царапины у него на морде.


– Случилось?! – завопила она возмущённо. – Сам напал, и ещё спрашиваешь!


– Неправда! – Светящиеся полосы на шее незнакомца ярко вспыхнули. – Я просто думал… думал, ты… что мы… – Он запнулся, затем выпалил: – Ты же сказала, что я тебе нравлюсь!


Цунами вытаращила глаза.


– Ничего подобного я не говорила!


Дракон озадаченно нахмурился.


– Сказала, ясно сказала! Понравился, вот и поплыла за мной, чтобы поухаживать.


На этот раз удержаться в воздухе оказалось ещё труднее.


– Ты совсем, что ли, головоногий? – выдавила она, оправившись от изумления.


– Ну, может, не точно такими словами сказала, – снова смутился он. – Вообще-то, я сам удивился… но смысл был тот. Зачем тогда ты плыла за мной?


Цунами подозрительно прищурилась.


– И когда же я успела столько наговорить? Может, на ходу, когда ты на меня напал?


– Напала как раз ты, – поморщился дракон, бережно ощупывая исцарапанный нос. – Я только хотел…


– Погоди, – прервала она, теперь сама смутившись. Может, это было приветствие такое, принятое у морских? В таком случае… бедный его нос. Не стоило, наверное, так спешить. – Перескажи точно наш с тобой разговор.


Он вздохнул.


– Я спросил, что ты тут делаешь, а ты ответила… – Незнакомец задумался, почёсывая лапой затылок. – Ты сказала: «Эй, зубастый красавчик, я без ума от трёх твоих когтей, но не от остальных, и будь твой нос селёдкой, съела бы его»… и ещё, что мои крылья шумят, будто храпит акула…


– Ладно, хватит! – расхохоталась Цунами. Интересное чувство юмора у морских, придётся, видно, привыкать. – Выдумаешь тоже!


– Что? – вытаращился он. – Скажешь, не говорила?


– С какой стати мне молоть всякую чушь? – возмутилась она. Неужели и вправду ненормальный попался? – И вообще, ничегошеньки я не говорила, и не могла! Мы же были под водой, разве не помнишь?


Дракон долго молчал, мерно взмахивая крыльями и оставаясь на месте. По его синей чешуе пробегали яркие огоньки. Он подозрительно хмыкнул.


– Кто ты такая?


– Я морской дракон! – гордо заявила она. – Из твоего племени, так что незачем на меня нападать.


– Морской дракон, который не знает нашего языка? – прорычал он. – Так не бывает! Кто ты на самом деле, признавайся! Как тебе удалось замаскироваться?


Наш язык? У Цунами заколотилось сердце.


Выходит, у морских драконов свой собственный язык? Ну конечно!


Понимание нахлынуло, будто волна на прибрежный песок. И конечно, никто не удосужился этому языку её обучить! Да уж, Когти мира постарались на славу!


Как же она раньше не догадалась? Во имя трёх лун, вот тупица! Хуже Глина, честное слово. У морских целый дворец под водой – как бы иначе они там общались? Нельзя же всякий раз подниматься на поверхность, чтобы перемолвиться словечком.


Цунами взглянула на свои лапы, вспоминая, как двое морских жестикулировали, перемигиваясь светящимися полосами. Выходит, она и впрямь наговорила всякой ерунды, сама о том не подозревая.


А ещё мечтала стать Морской королевой! Даже не зная языка своих будущих подданных! Почему, почему никто раньше ей не рассказал?


С Глином всё понятно: он не встречал прежде драконов из земляного племени, так что просветить его никто и не мог. Но она-то, она – выросла под боком у воспитателя из морских и ничегошеньки не знает! Почему, почему Ласт молчал? Не сказал даже, что такой язык существует!


Вообще-то, в свитках о морских драконах, что ей приходилось читать, попадалось множество диалогов в подводных сценах, как в той же самой сказке о пропавшей принцессе, но Цунами всегда думала, что это просто литературный приём, а не настоящий разговор под водой.


Подняв голову, она встретила пристальный взгляд тёмно-синих глаз незнакомца.


– Ты не чувствуешь за собой вины, – проницательно заметил он, – только печалишься. Да и вот это подделать было бы трудновато. – Он кивнул на её лапы с перепонками между когтями. – Откуда ты взялась такая, что с тобой не так?


– Со мной всё так! – ощетинилась Цунами. – Просто не повезло с воспитателем-идиотом!


Дракон внезапно вздрогнул, уставившись на что-то у неё за спиной.


– Берегись! – крикнул он и кинулся вперёд, отбрасывая Цунами в сторону ударом тяжёлого хвоста. Затрепыхавшись в воздухе, она рухнула вниз и уже коснулась крыльями волн, но в последний миг сумела удержаться. Оглянулась.


Морской дракон дрался в небе с Глином!


Цунами охватил ужас. Незнакомец был совсем взрослый, гораздо крупнее земляного дракончика, и не стеснялся пускать в ход зубы, когти и хвост, в то время как Глин наверняка боялся поранить возможного союзника. Прикрывая глаза передними лапами, он пытался увернуться от ударов, но морской схватил его за хвост и глубоко вонзил когти в чешую. Дракончик взвыл от боли.


Противник тянул его вниз, в море, чтобы там использовать все свои преимущества и в конце концов утопить.


– Глин! – крикнула Солнышко, стремительно выпорхнув из пещеры и бросаясь на выручку.


Однако Цунами успела первой. Огрела морского хвостом, вцепилась когтями в крыло и дёрнула в сторону. Удивлённо обернувшись, он хотел вывернуться и вновь рвануться к Глину, но она преградила путь раскинутыми крыльями и цапнула за раненый нос, заставив отшатнуться. Тем временем земляной дракончик успел улизнуть.


– Что ты делаешь? – завопил синий дракон. – Я же спасаю тебя от этого земляного!


– Он мой друг!


– Но…


Тут Солнышко обрушилась ему на спину и крепко обхватила за шею.


– Оставь его в покое! – крикнула она, запыхавшись.


Дракон удивлённо закрутил головой, стараясь рассмотреть, что у него на спине, но получил крепкий пинок и сердито зашипел.


– Она тоже друг! – объявила Цунами. – Солнышко, не порань его, он может нам пригодиться, – добавила она.


– Этой мухе меня не поранить, – зарычал дракон.


Солнышко лягнула его ещё раз.


– Обещай, что не тронешь Глина!


Он поднял хмурый взгляд на бурого дракончика, который описывал круги над головой. Глин явно раздумывал, не броситься ли снова в драку.


– Земляные нам враги! – прошипел морской, повернувшись к Цунами. – Если ты и этого не знаешь, то лучше убирайся из бухты Тысячи чешуек, пока не явилось войско Коралл. Королева не любит изменников.


– Я никого не предавала! – бросила Цунами. – И Глин не враг… и вообще, веди себя повежливей, головоногий! Мы драконята судьбы.


Глава 5

– Шквал? – переспросила Солнышко. – Смешное имя.


– Мне нравится, – сказала Цунами, – дикое и свирепое, прямо как у меня.


Новый знакомый нервно расхаживал вдоль полосы прибоя, разметая песок из стороны в сторону длинным хвостом. Небесно-голубая чешуя отливала металлическим блеском в утреннем свете, на бледном брюхе виднелись шрамы от когтей, на хвосте – старый след от укуса. С виду он был всего на год-два старше Цунами. Царапины у него на носу уже не кровоточили, и она надеялась, что новых шрамов не останется. Жалко было бы, уж больно симпатичный дракон, когда не располосован вдоль и поперёк.


– Выходит, – задумчиво произнёс он, – Когти мира – не выдумка?


– К сожалению, – буркнула Ореола.


Шквал с любопытством взглянул на неё, и Цунами невольно ощутила укол ревности. Радужная сидела на скалистом уступе, расправив на солнце крылья, мерцающие серебристыми и розоватыми бликами.


– Я думала, все знают о Когтях, – удивилась Солнышко.


– Болтают, но потихоньку, – хмыкнул Шквал. – Ни одна правительница не потерпит миротворцев в своём войске. Чего от них ждать хорошего? Заговоры устраивают, яйца крадут… – Он покачал головой, глядя на Цунами с непонятным выражением. – Если королева Коралл узнает, что кто-то работает на Когти мира, казнит на месте.


Глин сидел, опустив в воду хвост. Царапины от когтей были густо залеплены целебным илом. Солнышко стояла на страже рядом, бросая на морского дракона свирепые взгляды, когда тот подходил слишком близко.


– Значит, вы те самые драконята судьбы! Настоящие, из пророчества. Надо же. – Шквал остановился, шумно вздохнул. – Здесь у нас, во владениях Морской королевы! Так и вышло… Он снова глянул на Цунами и принялся ходить взад-вперёд.


– Удивительно, я понимаю, – согласилась Цунами. – На самом деле, мы ищем убежища. Когти мира обращались с нами ужасно, и я подумала, что мои морские родичи примут и приютят нас.


– Надо полагать, – кивнул Шквал, но как-то не очень уверенно. – Значит, вас растили в пещере под землёй? – Он вдруг остановился напротив Цунами, глядя ей прямо в глаза. – Вы не видели моря? Никогда? – Ему до сих пор было трудно поверить.


– Пока не убежали.


– Какой ужас!


– Спасибо. – Цунами расправила крылья. – Хоть кто-то понимает. Я всегда это говорила, а эти вот спорили…


– Только не я, – вставила Ореола.


– Как они могли так с вами поступить! – продолжал возмущаться Шквал.


– И не говори, – вздохнула Цунами. – Хуже не бывает.


– Неужели Ласт… даже Ласт вас не пускал?


– Ты знаешь Ласта? – воскликнула Солнышко.


Синий дракон хмуро повесил голову.


– О нём ходит дурная слава. Всё племя знает, что он трусливо сбежал с поля боя, а потом пробрался во дворец и украл королевское яйцо. Во всяком случае, так считает сама королева Коралл… Никому, правда, не известно, зачем яйцо ему понадобилось. Может, для Когтей мира, а может, для своих каких-то целей. О Когтях боятся даже упоминать.


– Разве не ясно, для чего? – хмыкнул Звездокрыл. – Все знают о пророчестве.


Шквал печально кивнул.


– Многие так и подумали, но никто не сказал. Королева Ожог очень не любит, когда говорят о пророчестве, и это тоже запрещено.


Цунами презрительно сморщила нос.


– Ожог решает, о чем морские имеют право говорить?


Синий дракон смущённо потоптался, подобрал большую узорчатую раковину, покрутил в когтях.


– Увидишь её, поймёшь. Она королева…


– Нет, пока мы сами так не решим, – перебила Цунами. – Ты помнишь пророчество?


Шквал промолчал, искоса оглядывая драконят. Казалось, он с трудом сдерживает усмешку.


– Вообще-то, – пробормотал Звездокрыл, – она не так уж плоха. В смысле, умная, и вообще… Думаю, мы…


Цунами с удивлением обернулась. О чём это он лопочет? Ночной дракончик захлопнул пасть и снова принялся счищать песок с чешуи.


– Ты знаком с Ластом? – спросил Глин.


Морской дракон снова потупился.


– Не особенно. Мне и трёх лет не исполнилось, когда он исчез… но про его измену я слышу всю жизнь. – Шквал вздохнул. – Как же он так – ни разу не пустил вас поплавать.


– А ещё не научил меня морскому языку, – напомнила Цунами. – Мне бы сюда этих «воспитателей» – всех бы перекусала!


– Вообще-то, Когти мира нас защищали, – заметила Солнышко. – Мы были им нужны, чтобы исполнилось пророчество.


Цунами фыркнула. Солнышко бросила на неё укоризненный взгляд.


– Пророчество? – задумчиво проговорил Шквал. – В нём говорится о небесных крыльях. А это кто? – Он кивнул на радужную. По её чешуе пробежала зелёная рябь.


– Долго объяснять… Так или иначе, сейчас пророчество не так уж важно для нас. Мы ищем семьи, у которых нас похитили.


– Для меня пророчество важно! – вскинулась Солнышко, пихая Глина крылом. Земляной дракончик одобрительно кивнул.


Звездокрыл откашлялся, явно собираясь разразиться речью. Ему-то что, его никто не похищал! Ночные сами преподнесли своё яйцо Когтям. Цунами поспешно продолжила:


– Совсем недавно я узнала, что моё яйцо украли из Королевского гнезда. Вот и подумала: может быть, мои родители ищут меня? Знаешь свиток о пропавшей принцессе?


На этот раз Шквал не смог сдержать улыбку.


– Ну, ещё бы. Его в школе проходят.


– В школе… – завистливо вздохнул Звездокрыл. Вид у него был как у Глина, когда тот мечтал о еде.


– Проходят? – удивилась Цунами. Это же сказка, а не исторический документ, да и не настолько уж гениально написана, если честно. Просто любимая с детства.


– Всё равно, во дворец вам нельзя, – буркнул синий дракон. – Во всяком случае, этому. – Он кивнул на Глина.


– Да говорят же тебе, он не настоящий земляной! – зарычала Цунами. – Он наш, ему не по пути с песчаными и небесными. Глину можешь доверять.


– Давайте, вы пока останетесь здесь, – предложил Шквал, – а я сообщу королеве.


Он покосился в сторону соседнего острова, где встречался с зелёным драконом. Надеется на подкрепление?


– Нет, – отрезала Цунами, – мы летим с тобой.


Он покачал головой.


– У меня и так были неприятности, потому и несу службу в этой глуши. Если ещё притащу во дворец земляного, то лучше уж самому вырвать себе все зубы.


– Ой! – испугалась Солнышко. – Это у вас такое наказание, да?


Цунами вовсе не хотелось знать ответ и портить всякими ужасами свою мечту о встрече с родными.


– Ты лучше подумай, – поспешно вставила она, – как разгневается королева Коралл, если узнает, что ты встретил её пропавшую дочь, а во дворец не пустил?


Шквал нервно поджал крылья и неловко переступил с лапы на лапу.


– Может, полетишь со мной одна, а остальные подождут? – нашёлся он. – Пока королева им не разрешит.


– Нет, мы полетим все вместе. Королева всё поймёт, как только узнает, что мы драконята судьбы.


Синий дракон обречённо вздохнул.


– Ладно, только земляному завяжем глаза. – Он обвёл взглядом остальных. – И этим всем тоже, пожалуй.


– Ну конечно, – ехидно протянула Ореола, – не то я приведу армию свирепых радужных, и они обрушатся вам прямо на головы. Нас же все так боятся.


– Вот ещё! – фыркнул Шквал.


Бока Ореолы вновь покрылись зелёными пятнами.


– Вот и отлично, – прошипела она, резко отворачиваясь к морю, – тогда мне можешь не завязывать.


Шквал с сомнением глянул на Солнышко, потом на Звездокрыла.


– Ночные и так знают всё, – надменно бросил тот, – от них никакого секрета не спрячешь… то есть, от нас. Вот захочу, и прямо сейчас прочитаю, где ваш дворец!


Цунами усмехнулась про себя. Никаких особых способностей у Звездокрыла пока не отмечалось, но пускай чужие так думают – глядишь, и пригодится.


– Не спорь с ним, – сказала она Шквалу, – не то начнёт расхваливать своих, не остановишь.


Ночной дракончик возмущённо замахал крыльями. Морской дракон буркнул что-то себе под нос и принялся ковыряться среди скал на мелководье.


– Можешь завязать глаза мне, – любезно предложила Солнышко, – я не возражаю.


– Тогда я понесу тебя на спине, – добавила Цунами.


Ей приятно было бы ощущать тепло песчаной малютки. В последнее время Солнышко как-то отдалилась. Прошло целых четыре дня после драки с небесным патрульным, а она всё странно поглядывает, будто опасается, что Цунами вдруг снова на кого-нибудь нападёт.


– Нет, я! – тут же выскочил вперёд Звездокрыл.


Цунами нахмурилась. Да что он всё время лезет?


– А сил у тебя хватит? – фыркнула она.


– Хватит, – заверила Солнышко. – Полечу на нём, а ты поведёшь Глина.


Ну и ну… Каждый норовит покомандовать!


Шквал вернулся с длинным пучком широкой чёрной травы. Судя по гримасе Солнышка, она уже жалела о своём благородстве, но покорно закрыла глаза и позволила обмотать себе мордочку.


– Брр, – передёрнулась она, – как мокро и скользко!


– Мне нравится, когда мокро и скользко, – заявил Глин, в свой черёд подставляя голову.


– Ну, ты даёшь, – усмехнулась радужная.


Синий дракон постарался от души. Массивная голова земляного дракончика была обмотана водорослями со всех сторон – казалось, его мозги хочет сожрать огромный чёрный осьминог. Впрочем, Глин и не думал жаловаться. Он вообще был неприхотлив, лишь бы еды хватало. Золотой характер, да и только, подумала Цунами.


Она помогла Солнышку вскарабкаться на спину Звездокрылу. Уместиться у него между крыльями было непросто даже такой крошке: ночной дракончик сильно уступал размерами морскому и земляному.


– Если будет тяжело, скажи, я её заберу, – предупредила Цунами.


Звездокрыл кивнул, с трудом расправляя крылья и шатаясь. Солнышко прижалась к нему, доверчиво обняв лапами за плечи и положив голову на шею.


Цунами повернулась к Глину и тронула его за крыло концом своего.


– Чувствуешь меня? В воздухе не потеряешься?


– Думаю, справлюсь, – кивнул он неуверенно.


– Я буду лететь с этой стороны, – добавила Ореола, спрыгивая со скалы и дотрагиваясь до другого крыла. – Будем вместе тебя направлять.


Глин тряхнул головой, свисавший мокрый обрывок морской травы шлёпнул по шее.


– Странно, – заметил он, – темно, как в пещерной реке. Зато дышать можно… так что я согласен. Дышать куда лучше, чем не дышать.


– Главное, не лети слишком быстро, и слушайся меня, – предупредила Цунами.


– Не тебя, а нас, – поправила радужная. – А мы уж постараемся, чтобы ты не утоп.


«Уж я-то знаю, кого топить первым, если захочется», – подумала Цунами, встретив её ехидный взгляд.


– Все готовы, вперёд! – скомандовала она Шквалу.


Синий дракон помахал лапой у Глина перед мордой, убедившись, что тот ничего не видит, потом высоко подпрыгнул и расправил крылья, взмывая в небо. Драконята один за другим потянулись следом, стараясь не отставать.


Море внизу было таким красивым, что Цунами скоро забыла о своих обидах. Разбросанные тут и там островки сверкали, как драгоценные камни. Некоторые изгибались, словно когти, и весь архипелаг имел форму изящного спирального завитка. Спустившись ниже, драконята разглядели среди волн жемчужно-розовые силуэты резвящихся дельфинов.


Ореола сказала о них Глину, и земляной дракончик сразу оживился.


– Их можно есть? – с надеждой спросил он, задрав голову.


– Нет! – оглянулся через плечо Шквал. – Королева Коралл запретила трогать дельфинов. Она считает, что они наши дальние родичи.


Цунами присмотрелась к стремительным лоснящимся телам в прозрачной воде. Родичи? Что за странная причуда! Её мать должна быть умнее. Какая же она на самом деле?


Ничего, гадать осталось недолго. Интересно, где на этих островках морские драконы ухитрились спрятать свой дворец?


Сверху, казалось, различался каждый камушек на белом песке среди синих волн, каждая трещина в скалах, гнёзда бакланов и зеленеющий кустарник вдоль каменных уступов. Островов было не счесть, однако за восемнадцать лет войны враги должны были обследовать их все.


– А вот и комитет по торжественной встрече, – негромко проронил Шквал.


Впереди показались десятка полтора синих и зелёных драконов – огромные крылья, оскаленные пасти. Цунами ещё издалека расслышала злобное шипение.


Шквал тоскливо понурился.


– Охо-хо, – пробормотал он.


– Глин, замри! – скомандовала Цунами, и земляной дракончик резко затормозил. По другую сторону от него зависла радужная.


– Что случилось? – встрепенулась Солнышко, подняв голову с плеча Звездокрыла. Ночной не сказал ничего – сжимая челюсти, он изо всех сил старался удержаться в воздухе с тяжёлой ношей на спине.


– Внешняя стража, – объяснил Шквал. Не торопясь, он облетел драконят, и снова завис впереди. – Они следят, чтобы никто не приблизился к Летнему дворцу.


Ещё несколько мгновений, и путешественников окружили со всех сторон. От хлопанья мощных крыльев и свиста поднятого ими ветра закладывало уши.


– Ш-шквал! – прошипел предводитель стаи. Его тусклая серо-зелёная чешуя напоминала цветом лишайник, крошечные белёсые глазки, не мигая, смотрели из-под тяжёлого нависшего лба, а концы рогов странно загибались друг к другу. Ни одного боевого шрама – либо не дрался сам, либо отличный боец. – Кого ты притащил к нам?


Синий дракон смело встретил его взгляд.


– Я нашёл пропавшую принцессу.


Ничего себе, подумала Цунами. Можно подумать, долго искал. Принцесса сама нашлась!


Среди морских драконов поднялся ропот. От ощупывающих взглядов со всех сторон у Цунами зачесалось под чешуёй, словно туда забрались муравьи. Она горделиво задрала нос, стараясь выглядеть по-королевски.


– В самом деле? – усмехнулся предводитель. – Кто бы мог подумать? Ты и никто другой – какое совпадение!


Немигающий взгляд смерил новоявленную принцессу от головы до хвоста, будто дохлого угря, брошенного на берегу. Цунами хотелось силой стереть с его морды скептическую надменную гримасу.


– А ты кто такой? – бросила она.


– Это Акула, – боязливо вздрогнув, тихонько прошипел Шквал, – начальник дворцовой стражи и брат королевы.


– В самом деле? – протянула Цунами ещё надменнее, чем только что сам предводитель.


Она вовсе не собиралась с самого начала раскланиваться с каждым придворным воякой, будь он хоть трижды ей дядя.


Белёсые глазки Акулы злобно прищурились, став еле заметными щёлочками в чешуе.


– С чего ты вдруг решил, что эта соплячка вылупилась из украденного королевского яйца? – снова обратился он к Шквалу.


– У вас крадут так много яиц? – вскинулась Цунами. – Похоже, стража совсем обленилась? Постой, уж не ты ли за неё отвечаешь?


Шквал отчаянно тряхнул головой.


– Ей пришлось поверить… Она знает… про Ласта. Он её воспитывал. А ещё – погляди на рисунок у неё под крыльями!


Все морские драконы тут же изогнули шеи, стараясь рассмотреть крылья Цунами. Она сердито щёлкнула зубами, отгоняя самых любопытных, потом заглянула сама.


Светящиеся полоски на внутренней стороне крыла заворачивались спиралью по передней кромке, а в средней части от них ответвлялись новые, напоминая следы перепончатых драконьих лап. Что в этом необычного? Она глянула на крылья остальных морских драконов – полосок меньше и никаких завитков. Похожие оказались только у самого Акулы.


Вот оно что! Это признак королевской крови! Гордо подняв голову, Цунами бросила на предводителя драконов торжествующий взгляд. Ничего, пускай пока он главный, но когда-нибудь она взойдёт на трон, а он так и останется солдатом.


Акула испустил долгий шипящий вздох.


– Ладно, – прорычал он. – Убейте остальных, а эту берём с собой.


Глава 6

– Не смейте их трогать! – выкрикнула Цунами. Развернувшись, она сбила хвостом стража, тянувшегося к Глину, под крыло к которому успел юркнуть Звездокрыл. Ореола откинула голову, в раскрытой пасти сверкнули отравленные клыки. – Я королевская дочь и приказываю вам оставить драконят в покое!


Морские драконы растерянно смотрели на своего начальника, но в его бледных глазах, похожих на лужицы воды, трудно было что-либо прочесть. Наконец он поднял коготь и сделал им непонятное круговое движение. Какой-то знак из морского языка? Так или иначе, подчинённые его поняли. Стражи отступили, и драконята вздохнули с облегчением. Однако Шквал оставался угрюмым и озабоченным. Боится Акулы, подумала Цунами.


– То-то же, – кивнула она, сохраняя королевскую осанку, – теперь проводите нас к моей матери.


– Королева занята делами в Глубоком дворце, – бесстрастно произнёс начальник стражи. – Мы проводим вас в Летний дворец, там подождёте.


Он подал знак когтем, и двое драконов, отделившись от отряда, стремительно унеслись вдаль к морскому горизонту. Гонцы, догадалась Цунами, и её сердце затрепетало от радости. Уже сегодня мать-королева узнает, что дочь её нашлась. Мечты сбываются, семья снова в сборе!


Драконята полетели дальше, теперь в тесном окружении морских стражей. Внизу один за другим мелькали острова, одни совсем мелкие, просто полоски песка, где едва поместился бы взрослый дракон, другие скалистые и высокие. Один из них, прямо по курсу, напоминал гигантский драконий скелет из дырчатого белого известняка. Нос каменного скелета указывал на соседний остров, окаймлённый со всех сторон неприступными отвесными утёсами и увенчанный шапкой буйной тропической зелени. Деревья, перевитые толстыми лианами, теснились вплотную друг к другу, не оставляя ни пятачка свободного места, чтобы приземлиться.


К удивлению Цунами, начальник стражи внезапно свернул и устремился вниз к основанию утёсов, где из воды торчали две острых изогнутых скалы, похожие на пару закрученных драконьих рогов. Не останавливаясь, Акула с плеском ушёл в воду… и исчез. Куда он подевался? В прозрачной голубой воде под утёсом можно было разглядеть даже чёрных неповоротливых черепашек, ползающих по песчаному дну.


Один за другим морские стражники следовали за своим командиром, с драконятами их осталась только половина – и каждый, нырнув, исчезал из вида ещё до того, как успевали улечься поднятые волны.


– Стой! – Цунами тронула Глина за крыло и вопросительно взглянула на Шквала.


– Здесь вход во дворец, – объяснил тот. – Другого пути нет, плыть придётся всем.


Солнышко испуганно пискнула.


– А далеко там? – спросила она.


– Не очень… теперь. Туннель укоротили специально для визитов королевы Ожог.


– Понятно, она же песчаная и терпеть не может воды, – закивала Солнышко.


– А королева Ожог… э-э… сейчас там? – робко поинтересовался Звездокрыл.


Шквал покачал головой.


– Она так не любит плавать, что даже после реконструкции прилетает очень редко.


Цунами вздохнула с облегчением.


После встречи с принцессой Огонь ей не очень хотелось общаться с остальными враждующими сёстрами, которые могли оказаться ещё опаснее и злее.


Тем не менее, придётся отдать победу и трон одной из них, так что встреча неизбежна, хотят этого или нет драконята судьбы. Опять же, если королева Коралл так дружна с Ожог, что перестраивает свой дворец для её удобства… Может, Ожог и впрямь достойнее своих сестёр?


– Не отставайте от меня, – велел Шквал. – Я буду освещать путь и помигаю, когда можно будет всплыть и подышать.


– А как… – заволновался Глин, – как же я… глаза…


– В туннеле развяжем. – Синий дракон развернулся в воздухе и спикировал к скалам, похожим на драконьи рога.


Цунами подставила земляному дракончику кончик хвоста, чтобы ухватился, и устремилась следом за Шквалом, сгорая от нетерпения.


– Вдохни поглубже, Глин!


Они нырнули почти сразу за Шквалом, и Цунами отчаянно заморгала, пытаясь разглядеть во взбаламученной воде вход в туннель. Со дна поднимался настоящий лес бурых водорослей, золотисто-оранжевых в солнечных лучах, пробивавшихся сверху. У основания утёса морская трава росла гуще всего, и её плети длиной в несколько драконьих хвостов извивались подобно щупальцам гигантских спрутов. Где-то там, за стеной зарослей, и вход в туннель, только где?.. Лишь когда светящийся кончик синего хвоста раздвинул золотую завесу, Цунами поняла, куда нужно плыть, и рванулась вперёд. Глин болтался сзади, и хотя работал лапами и крыльями изо всех сил, изрядно тормозил продвижение, натыкаясь сослепу на подводные камни.


Просунувшись в травяную чащу, она почувствовала, как скользкие плети с липкими капельками-наростами обнимают тело и льнут к чешуе, словно множество блестящих извивающихся червей. Чаща полностью закрывала видимость, и путь указывало лишь мерцание хвоста синего дракона. Внезапно у самой поверхности скалы водоросли расступились, и Цунами оказалась в тёмном подводном туннеле.


К счастью, тьму по-прежнему рассеивали светящиеся полоски на чешуе Шквала, который плыл впереди. Обернувшись, он помог втащить в туннель Глина и сорвал чёрную повязку с его морды. Земляной дракончик заморгал, протирая лапами глаза, и тут же оглянулся к светлому пятну входа в поисках остальных друзей.


Следующей в туннель проникла Ореола, с брезгливой гримасой счищая с крыльев липкие щупальца. Прежде серебристые, её бока уже пестрели золотисто-оранжевыми штрихами под цвет освещённых солнцем морских зарослей. Интересно, нарочно радужная это делала, или в минуты тревоги чешуя подстраивалась сама?


Ночного дракончика пришлось подождать. Наконец с выпученными глазами в туннель ворвался и он. Солнышко у него на спине дрожала всем телом.


Шквал помигал полосками на хвосте и устремился вверх, где в своде туннеля виднелась дыра. Дракончики поспешили следом. К разочарованию Цунами, наслаждавшейся подводным путешествием, голова её почти тут же выскочила на воздух.


Впрочем, воздуха в крошечной пещерке, куда солнечные лучи едва проникали сквозь узкую щель в потолке, оказалось совсем немного, а места хватало лишь высунуть из воды головы. Вылезать было некуда – здесь можно было немного передохнуть, и только.


Звездокрыл и Солнышко хватали воздух пастью, будто не дышали целый месяц. Глин нащупал в сумраке голову малютки и снял с её глаз повязку.


– Как здорово, что она здесь, пещера! – радовался Глин. – В смысле, так близко.


Шквал понятливо кивнул.


– Так пожелала королева Ожог.


Хвост Цунами, свисавший в туннель, несколько раз кто-то задел – наверное, те стражи, которые присматривали сзади, чтобы драконята не сбежали и не привели во дворец врагов.


Сама она едва сдерживала дрожь нетерпения, крылья ходили ходуном, словно у пойманной стрекозы, рвущейся на свободу. Её собственный дворец, её семья! Они совсем рядом, в нескольких взмахах крыльев! Долгих шесть лет Цунами пыталась вообразить, как выглядит родной дом, и теперь каждый лишний миг ожидания был невыносим.


– Поплыли, поплыли дальше! – повторяла она, расплёскивая волны в тесном пространстве.


Радужная тряхнула головой.


– Да что с тобой? Не сходи с ума.


– Но мы же почти у цели! – волновалась Цунами. Её светящиеся полоски вспыхнули так ярко, что друзья зажмурились.


– Дальше я могу плыть сама, – сказала Солнышко Звездокрылу, – или подержусь за Глина.


Ночной дракончик вздохнул – то ли разочарованно, то ли с облегчением.


Наконец Шквал нырнул, и Цунами кинулась за ним, не ожидая остальных.


Здесь его путеводный свет был прекрасно виден, и плыть было легко. Туннель извивался, шёл то вверх, то вниз. Время от времени отряд останавливался в таких же пещерках, чтобы подышать, и Цунами каждый раз готова была биться головой о камень от нетерпения. После четвёртой остановки она сбилась со счёта, но их было не меньше десятка. Когда же закончится этот проклятый туннель?


Внезапно впереди показался свет – настоящий, а не от драконьей чешуи. Стены туннеля раздвинулись вширь, выпуская драконят в широкое озеро. Свежий воздух наполнил лёгкие, слепящие зеленоватые лучи солнца заставили зажмуриться. Открыв глаза, Цунами увидела драконов.


Их было больше сотни. Синие и зелёные драконы смотрели со всех сторон – смотрели только на неё! Смотрели и ждали.


Свои. Родное племя. Её будущие подданные.


Драконята оказались в летней резиденции королевы Коралл, в самом сердце Морского королевства.


Часть вторая: в глубину

Глава 7

В ошеломлении Цунами раскинула крылья по воде и завертела головой, осматриваясь. Скалистые края острова окружали озеро со всех сторон, а в вышине солнечный свет просачивался сквозь переплетение древесных крон, увитых лианами. Густая завеса джунглей накрывала остров изумрудным зонтом, защищая Летний дворец от посторонних взглядов, и окрашивая всё вокруг в зеленоватый цвет. Казалось, дворец находится на дне моря.


С каменных утёсов срывались водопады, похожие на серебристые драконьи хвосты, и разбивались облаком сверкающих брызг. Других выходов отсюда, кроме туннеля, Цунами не заметила.


Дворец возвышался на четырёх спиральных опорах из голубовато-белого камня, поднимавшихся из воды в центре озера. Плавно сходясь и переплетаясь, они образовывали сложную двенадцатиэтажную конструкцию, похожую на резной конус из искривлённых плоскостей, почти без стен. Впечатление создавалось такое, что здание само выросло из воды, хотя поверить в это было невозможно.


Морские драконы сидели на террасах дворца, на уступах скал по берегам, плавали в озере. Цунами в жизни не видела столько себе подобных. Сверкала чешуя всех оттенков от тёмно-синего до бледно-зелёного, вспыхивали светящиеся полоски, острые глаза, видящие в темноте, таращились с любопытством.


Драконы молчали. Слышалось только их тихое дыхание, рокот дальних водопадов и плеск волн, неторопливо набегающих на песчаные отмели.


Тишину нарушил Звездокрыл. Разглядев узкую полоску пляжа, он ринулся к берегу, молотя по воде лапами и крыльями. Солнышко, Глин и Ореола поспешили следом. Цунами осталась на месте, хотя каждой чешуйкой ощущала усталость от долгого пути. Ей хотелось произвести достойное впечатление на драконов родного племени.


Здесь, в воде, была лишь малая их часть, большинство сидело на порогах пещер в окружающих озеро утёсах, на скалах, торчащих из воды, и на песке у берега. Интересно, чем они все были заняты до того, как драконята привлекли их внимание?


Невдалеке на одной из спиральных опор дворца Цунами заметила Акулу. Казалось бы, ему следовало представить гостей, произнести приветственную речь, но начальник стражи лишь молча уставился на драконят своими немигающими белёсыми глазками.


В сказке о пропавшей принцессе счастливые родители встречали дочь с торжественным шествием и музыкой. Хотя, конечно, родителей пока нет, и потом, оркестр из дельфинов с арфами, наверное, смотрелся бы глупо.


Так или иначе, не пристало будущей королеве робеть перед толпой! Решительно тряхнув головой, Цунами приподнялась в воде и величественно изогнула шею.


– Приветствую вас, морские сёстры и братья! – произнесла она и даже на миг сбилась, так громко вдруг прозвучал её голос, отражаясь эхом от высоких каменных стен. – Меня зовут Цунами, и я… я безмерно счастлива вновь оказаться в родном доме и жду не дождусь, когда… э-э… смогу познакомиться с каждым из вас!


Молчание в ответ. Три луны, неужели так плохо сказано? Можно подумать, это худшая приветственная речь в истории Пиррии! Как понимать эти застывшие немые морды? Они что, не замечают её врождённого королевского достоинства, не рады, что она когда-нибудь станет их повелительницей?


Ага, вот чего им не хватает! Цунами высоко подняла развёрнутые крылья, демонстрируя всем королевский узор. На всякий случай даже мигнула светящимися полосками, чтобы все могли их разглядеть, запоздало вспомнив, сколько глупостей наговорила Шквалу при первом знакомстве, сама об этом не подозревая. Оставалось только надеяться, что она не призналась морским сородичам, что без ума от их селёдочного дыхания, или в чём-нибудь похуже.


По толпе пробежал ропот, но одобрительный или нет, осталось неясно. Цунами повернулась к Шквалу, который мрачно смотрел на Акулу.


– Наверное, пора проводить меня туда, где я смогу подождать свою мать-королеву.


Она старалась говорить тише, но голос всё равно далеко разносился по воде и отражался эхом от скал. Снова неразборчивый гул в толпе. Ну почему только ночные драконы умеют читать мысли?


– Туда, – бросил Шквал, кивая на верхушку дворца. Он снова оглянулся на Акулу. – И своих позови.


Драконята устало растянулись на прибрежной гальке у высокого входа в пещеру с дорожкой из белого песка. Раскинув крылья, они тяжело переводили дух и выглядели не очень-то достойно. Одна Ореола уже пришла в себя и заглядывала в пещеру, усевшись рядом. Серебристая чешуя радужной украсилась небесно-голубыми полосами. Многие драконы разглядывали её, отвлёкшись от новоявленной морской принцессы.


Цунами шлёпнула по воде хвостом, привлекая внимание друзей, и когда Глин обернулся, показала на дворец. Земляной дракончик кивнул, и она поднялась в воздух, тяжело взмахивая неловкими после воды крыльями и едва удерживая равновесие. И что они всё смотрят, лучше бы занялись своими делами!


Шквал летел бок о бок и, похоже, сам чувствовал себя неуютно от всеобщего внимания.


– Расскажи мне о дворце, – попросила Цунами, чтобы отвлечься.


Синий дракон махнул хвостом в сторону большой пещеры.


– Гостевые покои там: королева Ожог останавливается поближе к туннелю. Мы как следует посыпали пол песком, и только в её апартаментах разрешён огонь. – Взлетев повыше, он кивнул на дворец. – А встречаются они с королевой Коралл во дворце, на предпоследнем этаже, в парадном зале для приёмов. Другие этажи – для обучения драконят, торжественных празднеств и так далее, у каждого своё назначение. Есть и штабной, для военных советов. Когда Королевский совет заседает здесь, а не в Глубоком дворце, то вон на том этаже, посередине.


Он замолчал, усиленно работая крыльями. Поспевая за ним, Цунами успела окинуть взглядом средний этаж.


Двенадцать бассейнов с водой располагались по кругу, соединённые узкими канавками, которые пересекались во всех направлениях. Возле каждого бассейна виднелись надписи, выложенные изумрудами: «Финансы», «Оборона», «Разведка»… Читать дальше было некогда.


– Королевский совет? – спросила она, догнав Шквала.


– Они предпочитают Глубокий дворец, как и её величество, – ответил он. – Сейчас здесь только Акула с Лагуной.


Цунами не очень понимала, о чём речь, но не хотела признаваться в своём невежестве в политике Морского королевства. Придётся расспросить Звездокрыла, в его любимых свитках должно быть что-нибудь о Совете.


– А потерянные принцессы на каком этаже? – пошутила она.


– Думаю, верхний подойдёт, – ответил Шквал. – Он для новых визитов, а их теперь почти не случается. Последней была королева Ожог… ах нет, ещё тот ночной.


Взмахнув широкими крыльями, он изящно опустился на верхнюю террасу дворца и уцепился когтями за отполированный бортик из голубовато-белого камня.


– Что за ночной? – заинтересовалась Цунами, усаживаясь рядом.


Верхний этаж оказался шире, чем она думала. В полу были вырезаны расходящиеся спирали в виде перепончатых драконьих лап, заполненные сверкающей на солнце водой и выложенные на дне мелким жемчугом. Цунами тут же узнала узор из светящихся полосок на собственных крыльях.


– Понятия не имею, – пожал крыльями Шквал. – Он разговаривал с её величеством и королевой Ожог, больше ни с кем. Я слыхал только, что он хотел улететь отсюда через верх, но позволения, конечно, не получил. Очень большой и очень сердитый.


– Смахивает на Провидца, – хмыкнула Цунами.


Сравнивать ей было особенно не с кем, но чёрный великан явно был по виду больше прочих ночных, которые прятались в своих тайных убежищах и лелеяли собственное могущество, ни с кем не делясь. Не кто иной, как Провидец, изрёк пророчество, он же прилетал посмотреть на драконят и пытался убить Ореолу. Потом вырвал Звездокрыла из небесного плена, бросив остальных, и вернул назад, когда драконята спаслись своими силами. Провидец вполне мог появиться и в Морском королевстве, хотя что ему тут делать, Цунами не представляла.


Шквал посмотрел вниз на собравшихся драконов, и его взгляд остановился на Акуле, который так и не двинулся с места.


– Как ты могла так разговаривать с Акулой? – тихонько прошипел он. – В жизни не слышал, чтобы кто-нибудь себе такое позволял, разве что их величества.


– Он сам напросился, – фыркнула Цунами, складывая крылья. – Иглобрюх надутый! Когда взойду на трон, живо отправится у меня на ферму растить морскую капусту.


Шквал раскашлялся, скрывая смех.


– Молчи, – снова прошипел он, – храбрость и безрассудство – разные вещи! Акуле вы все на один зуб, и если он почувствует угрозу…


– Пускай попробует, – хмыкнула Цунами, стараясь не думать про злобный немигающий взгляд командира стражей.


Шквал хмуро покачал головой.


– Клянусь лунами, беспокоишь ты меня.


В дальнем конце верхнего зала возвышался великолепный трон, украшенный изумрудами, сапфирами и золотой инкрустацией в виде морских волн. Рядом стоял трон поменьше с похожей отделкой, хотя и не такой пышной.


Цунами нахмурилась, глядя на него. Для короля как будто мелковат… Неужели для неё? Выходит, королева Коралл так ждала пропавшую дочь все эти годы, что заранее приготовила ей трон?


Сердце заколотилось от радостного предвкушения. Цунами шагнула вперёд. Свой собственный трон! Уже теперь!


Усесться ей помешали четверо друзей, наконец-то добравшихся до вершины дворца. Солнышко приземлилась удачно, не угодив в резные канавки с водой, но Глин, споткнувшись, проехался через весь зал и чуть не свалился с противоположного края. Подлетевшая как раз с той стороны Ореола успела пихнуть его назад, потом сделала круг и опустилась возле тронов. Зелёные глаза радужной с интересом прищурились, рассматривая искусную работу. Казалось, она готова забраться на престол сама.


Последним явился Звездокрыл. Из последних сил уцепившись за край, он перевалился на террасу и растянулся на полу, раскинув крылья и тяжело дыша. Ночной дракончик напоминал чернильную лужу. Солнышко аккуратно перепрыгнула через заполненную водой драконью лапу и помогла ему подняться.


Цунами тихонько вздохнула, закатив глаза. Хоть бы кто постарался вести себя с достоинством!


– Вот это да! Вещь! – восхищался Глин, расплёскивая хвостом воду из канавок и обдавая радужную брызгами. Увлечённая троном, она этого даже не заметила. – В смысле, дворец… Это ведь дворец, верно? Пожалуй, даже выше, чем наша тюрьма у небесных.


Он перевесился через край, заглядывая вниз. Шквал покосился на него с подозрением. Цунами вспомнила, что историю их плена у небесных морской дракон не знает.


– Здорово! – продолжал Глин, снова поднимая хвостом тучу брызг. – Само собой, если крылья не связаны… впрочем, небесные хотя бы подкидывали иногда свинью-другую. У вас есть свиньи? – обернулся он к Шквалу. – Ну, осьминог тоже сойдёт… или хоть кальмар какой-нибудь… а морские коровы бывают? Я бы сейчас не отказался от морской коровы – или, пожалуй, даже от кита… в смысле, я не привередливый – что дадут, то и ладно… Слушайте, ну как вам удалось возвести такую громадину? Её же построить – жизни не хватит!


Шквал поморгал, переваривая поток болтовни.


– Дворец? – переспросил он. – Сам вырос. Много поколений назад жил один дракомант, который заставил камень расти… но ждать пришлось лет десять.


– Ничего себе! – Земляной дракончик изумлённо вытаращил глаза.


Цунами разделяла его чувства. Вот это способности!


На занятиях в пещерах Ласт рассказывал, как чародеи оживляют шахматные фигуры, так что те играют сами собой, или же накладывают на сокровища заклятье, убивающее вора. Но заставить вырасти целый каменный дворец – это куда чудесней даже хвалёной магии ночных!


Судя по недовольной гримасе Звездокрыла, он это понимал, и Цунами поспешила перебить его, пока ночной дракончик не ударился в очередную лекцию.


– Здесь, на верхнем этаже, королева Коралл принимает новых почётных гостей, вроде нас, – объяснила она с важным видом, – поэтому убедительно прошу всех вести себя, как подобает драконятам судьбы, а не выброшенным на берег полудохлым рыбам!


Солнышко взглянула обиженно, Звездокрыл громко фыркнул, а радужная строптиво задрала нос, всячески показывая, что не желает принимать указаний от Цунами. Глин снова перевесился через край террасы, пытаясь заглянуть на нижние этажи.


– А где здесь пируют? – спросил он. – Пир же будет, правда? – и смущённо покосился на Шквала. – Ничего, я так, просто интересно.


– Бывают и пиры, – кивнул синий дракон, – особенно когда королева Ожог…


Его прервал шум, донёсшийся снизу. Цунами подскочила к краю и взглянула на озеро. Из туннеля выплыла огромная дракониха с тёмно-синей, словно кобальтовое стекло, чешуёй, точно как у неё самой. Рога, шея и крылья сияли, сплошь увитые нитями жемчуга, а хвост был украшен белоснежным витым рогом с хищно заострённым концом. Лапы драконихи пестрели странными чёрными пятнами, и всё же Цунами в жизни не видела зрелища красивее.


Драконы внизу наперебой отвешивали низкие поклоны, повернувшись к туннелю.


Без сомнения, это сама Коралл, королева морских драконов, её родная мать! От радости у Цунами закружилась голова, и она ухватилась за лапу Шквала.


Однако когда королева в фонтане брызг вылетела из воды, Цунами с удивлением заметила у неё на теле сбрую из ремешков, от которой тянулся длинный поводок к дракону, летевшему позади.


Другой дракон – вернее, всего лишь годовалый дракончик – смешно мельтешил крылышками, стараясь не отставать. Цунами вздрогнула, заметив на них королевский рисунок.


– Какая розовая… – тихонько прошипела она, оглядываясь на Шквала, который почему-то стал пятиться в сторону, подальше от трона.


– Угу, роза, – буркнул он и удивлённо пояснил, заметив тревогу в глазах Цунами: – Анемона – морская роза. Твоя сестра.


Глава 8

Не угроза. Роза.


Морская роза. Анемона.


Цунами застыла, ощетинив спинной гребень. До неё не сразу дошло.


Её сестра – другая наследница трона!


Вот и конец мечтам о величии. Прощай, собственное королевство!


– Угу, – язвительно хмыкнула Ореола. – Похоже, у тебя завелась соперница. Будущая королева, говоришь? Хм…


Цунами в бешенстве повернулась к Звездокрылу, раздувая жабры на длинной шее.


– Ты говорил, я единственная! – прошипела она. – Что никто больше не выжил!


Ночной дракончик огорчённо развёл чёрными лапами.


– Так написано в свитке… я не виноват, это всё Когти мира – у них многое там устарело. Должно быть, «Королевская родословная морских драконов с времён Пожара до наших дней» написана до того, как родилась эта дочь. – Он кивнул на малышку, которая трепыхалась в воздухе позади королевы.


Анемона была почти белая с голубоватым оттенком и нежно-розовыми мазками по краям крыльев, вокруг рожек и ушей. Она немного напоминала перламутровых дельфинов, которых драконята видели по пути. Небось, потому Коралл и запретила своим подданным их есть – чтобы кто-нибудь по ошибке не проглотил наследницу престола, хихикнула про себя Цунами. Глаза у крошки были большие и синие, шея и хвост увиты жемчужными нитями, как у матери.


Цунами скрипнула зубами. На месте этой соплячки могла быть она – на собственном троне и в драгоценностях, а главное, с родной матерью, окружённая любовью, – если бы Когти не выкрали её яйцо.


Ничего больше она подумать не успела, потому что королева очутилась прямо перед ней.


– Дитя моё!


Огромные синие крылья зашелестели, крепко обнимая Цунами. В ноздри ударил аромат морской соли и водорослей, в щёку вдавились крупные жемчужины. От влажной чешуи матери исходило тепло, сильные лапы нежно гладили по голове и спине.


– Я всегда знала, что ты вернёшься! – приговаривала Коралл. – Знала, что ищешь дорогу домой. Я никогда не переставала искать тебя, моя дорогая!


Услышать эти слова Цунами мечтала всю жизнь.


Вообще-то, ей показалось странным, что королева в точности повторяет строки из сказки о пропавшей принцессе, но сейчас было не до того. Она прижалась к матери, чувствуя, как блаженное тепло разливается по всему телу от рогов до хвоста. Её любят, в ней нуждаются! Наконец-то у неё есть своё место в мире!


– Мама! – пискнул тоненький голосок из-за спины Коралл. – Ты так быстро летела… я лапками ударилась!


Отпустив Цунами, королева повернулась и притянула младшую дочь поближе за поводок. Розовая малышка юркнула к ней под крыло и жалобно вытянула передние лапы.


– Ну, прости, золотко. – Коралл погладила маленькие коготки и лизнула их раздвоенным языком. – Так лучше?


– Немножко.


– Погляди, милая, вот твоя сестричка, я тебе о ней рассказывала. Та, которую украли у нас шесть лет назад. – Королева приподняла длинным когтем подбородок Цунами. – Правда, красавица?


Анемона моргнула, разглядывая новую родственницу. «Морская роза» была совсем крошечная, ростом не выше воришки, и хрупкая на вид. Цунами немного успокоилась. Такую победить раз плюнуть, сразу ясно, из кого получится настоящая королева. Ой, наверное, нехорошо так думать уже при первой встрече с семьёй. Она протянула малышке лапу, и та робко пожала её.


– Привет, я Цунами.


Королева Коралл просияла.


– Какое удачное имя! Хоть что-то Ласт сделал хорошего. – Её зелёные глаза сверкнули. – Кстати, где он? Сколько лет откладываем казнь!


Она бросила сердитый взгляд через плечо Цунами. Та оглянулась, но позади, кроме Шквала, драконов не было. Отчего он так сжался и опустил крылья?


– Я знала, что он трус и изменник, – продолжала королева, – но ещё и украсть моё яйцо… Теперь быстрой смертью не отделается!


– О нет! – воскликнула Солнышко. – Пожалуйста, не убивайте Ласта! Он единственный был добр к нам.


– Мы всё равно не знаем, где он, – добавила Цунами. – Когда нас схватили…


– А ты кто такая? – перебила Коралл, уставившись на золотистую крошку. Затем перевела взгляд на других драконят и в гневе хлестнула хвостом по бокам. – Откуда в моём дворце взялся земляной? – Раздувая жабры, она шагнула к Глину.


– Это мои друзья! – воскликнула Цунами, бросаясь между ними. – Им можно доверять, они свои, честное слово! Нас всех украли из дома, не одну меня. Мы те самые драконята судьбы, из пророчества!


– Хм, – раздалось позади. На краю террасы уже восседал Акула, а рядом с ним – ещё девять морских драконов устрашающего вида.


– Ах, вот оно что… – протянула Коралл. – Теперь ясно. – Она внимательно оглядела Глина, затем Звездокрыла, Солнышко и Ореолу. – Ходили такие слухи. Пророчество, говорите? А кто-то ведь и верит… Что ж, королеве Ожог будет весьма интересно с вами познакомиться. – Расправив крылья и мигнув светящимися спиралями, королева хлопнула лапами, и за спинами драконят вмиг выросли семеро могучих стражей, зловеще поигрывая длинными когтями. – Посадите их в гостевые покои, – велела она, и поставьте охрану, чтобы не сбежали.


– Что? – закричала Солнышко. – Опять тюрьма? Мы прилетели к вам искать убежища! А-а!..


Огромный дракон схватил её и поднял. Звездокрыл в ужасе застыл на месте, запоздало протянув лапы.


– Не смейте меня трогать! – прорычала радужная, отскакивая. Её чешуя на глазах наливалась сплошной чернотой.


– Отдайте Солн… Ай! – завопил Глин. На него навалились сразу трое драконов. – Не надо! Ой! – Двое прижимали его к полу, третий ловко обматывал крылья, лапы и пасть длинной толстой верёвкой, сплетённой из водорослей.


– Погодите, не надо! – Цунами умоляюще потянулась к королеве. – Ваше величество… Мама! – Слово, которое она столько лет мечтала выговорить, странно прозвучало на языке. – В этом нет нужды, они мои друзья, я привела их, чтобы защитить! Клянусь, им можно верить!


– Это для их же безопасности, золотце, – сладко молвила Коралл, гладя дочь по голове. – Им не причинят вреда, не бойся. Ты правильно сделала, что привела их, но бродить по дворцу без охраны опасно: мои драконы очень плохо относятся к земляным и незнакомым песчаным.


– Особенно к такой вот, – хмыкнул Акула, кивая на Солнышко. Звездокрыл злобно покосился на него, но тут же отвёл взгляд.


– Стало быть, пир отменяется… – уныло пробормотал Глин, роняя голову на пол.


– Разумеется, вас накормят, – обещала Коралл. – Лагуна, позаботься, чтобы наши гости ни в чём не нуждались. – Пышнотелая дракониха бирюзового цвета поклонилась и нырнула вниз с террасы. Королева снова обратилась к Цунами: – Обо всех позаботятся, милая… Скажи только вот этой, – она ткнула когтем в сторону Ореолы, оскалившейся на стражей, – чтобы не смотрела так свирепо.


Цунами с тревогой вспомнила о тайном оружии радужных. Во время плена в Небесном дворце обнаружилось, что Ореола способна плеваться смертельным ядом. Прежде об этом никто не знал, и уж точно не говорилось в свитках, где радужные драконы почти не упоминались.


Лучше бы Ореола не раскрывала здесь свой секрет. Растворить чешую одного из стражников в присутствии их повелительницы – не самый удачный способ представить драконят судьбы морскому племени.


– Но зачем же связывать? Они и сами полетят, куда надо.


– Нечего решать за меня! – прошипела радужная.


Цунами вздохнула. Как трудно быть главной! Но показать себя будущим подданным необходимо.


– Успокойся, Ореола, – сказала она. – Ты слышала слова королевы: это для твоей же безопасности. Всё будет хорошо.


Только бы не начался очередной спор! Только бы все согласились!


Радужная в последний раз обожгла стражника взглядом.


– Так и быть, – буркнула она, – ведите… но только попробуйте ко мне прикоснуться!


– Вот и замечательно, – проворковала Коралл, потирая лапы и мигая светящимися полосками, – отправляйтесь. А с тобой, милая, – обратилась она к Цунами, – мы ещё посидим, побеседуем.


Она двинулась к трону, ведя на поводке Анемону. Крошка-наследница сразу взобралась на свой трончик и принялась обмахиваться крылышками, вытаращив на сестру огромные синие глаза.


Цунами оглянулась на Глина, которого стражники уже поднимали в воздух.


– Всё будет в порядке, – заверила она, – я скоро.


Земляной дракончик кивнул, но в глазах его плескалась тревога. Ещё один страж угрожающе надвинулся на Звездокрыла, стоявшего на краю террасы. Тот испуганно отпрянул, затем повернулся и прыгнул вниз следом за стражником, который нёс Солнышко.


Цунами проследила взглядом, как они кругами спускались к озеру – бурое пятнышко и золотое, чёрное и серебристое – такие чужие здесь, среди синих и зелёных драконов. Наконец тёмная дыра пещеры в прибрежном утёсе поглотила их, а стражники расположились у входа. Такое вот гостеприимство.


С другой стороны, это всё же лучше, чем заточение в небесной тюрьме на горных пиках и смертельные бои на арене для увеселения зрителей. Мама позаботится об их безопасности. Она добрая, просто по-своему.


Особенно к своим родным, подумала Цунами, встретив тёплый взгляд Коралл.


Королева с улыбкой протянула лапы к дочери. Всё как в сказке, точно как мечталось в детстве! Значит, и с друзьями ничего не случится. Здесь, в Морском дворце, родной дом, настоящая семья.


Беспокоиться больше не о чем. Всё хорошо.


Глава 9

– Вот, – сказала королева Коралл, снимая с рогов нить жемчуга. – У тебя совсем нет украшений, моя красавица. Начну-ка я возмещать подарки, которые не могла сделать прежде.


Она наклонилась и надела ожерелье Цунами на шею. Крупные тяжёлые жемчужины скользнули по чешуе, радуя приятной прохладой.


Цунами просияла. «Моё первое сокровище!» – подумала она.


Как странно и радостно иметь что-то своё, собственное! Все драконы обожают драгоценности – как, впрочем, и воришки, – но этот жемчуг был не просто красивым и блестящим, он принадлежал только Цунами, ей одной.


Теперь она ещё больше похожа на свою мать-королеву.


Она любовно погладила ожерелье и гордо уселась у трона, обернув хвостом задние лапы. Почему Анемона смотрит так пристально? Ненавидит? Что ж, можно понять. Их двое, а трон Морского королевства только один. На её месте каждый возненавидел бы… Впрочем, всё это потом, пока надо поближе познакомиться с мамой.


– Мы можем поговорить с глазу на глаз? – спросила Цунами, недовольно оглянувшись на стражников, которые застыли за спиной зловещими статуями во главе с самым зловещим из всех – Акулой.


– Конечно, – улыбнулась Коралл. – Совет распущен! – объявила она. – Мурена, отправь гонца к королеве Ожог, пускай прилетает поскорее… а ты, урод, отправляйся на свой пост и не показывайся, пока тебя не вызовут!


Снова сжавшись, Шквал отвесил низкий поклон и нырнул с террасы вниз. Вытянув шею, Цунами следила, как он исчезает в подводном туннеле. Остальные драконы шумно взлетели, хлопая крыльями.


– В чём провинился Шквал? – удивилась она. – Мне он показался приличным.


– О нет, – брезгливо поморщилась королева. – Отродью Ласта нельзя доверять. Их кровь запятнана изменой.


Цунами словно окатило ледяной волной. Ласт его отец? Шквал ей так нравился, стал почти другом – и на тебе, оказался сыном её похитителя! Таился, скрывал… Что ещё он скрыл?


– Скверное семейство! – в раздражении Коралл хлестнула хвостом, едва не задев Анемону. – Совершенно неподходящая компания для королевских особ. Мы стараемся держать их подальше от себя.


Бедный Шквал! Разве он виноват в измене своего отца? Однако же, расплачивается за неё. И всё равно: зачем было скрывать правду? Цунами это совсем не нравилось. А может, мать права? Уж она-то успела изучить своих подданных как следует!


Тем не менее, расставаться со Шквалом навсегда почему-то совсем не хотелось.


Цунами взглянула на Анемону.


– Мы собирались поговорить наедине…


– Нет-нет, Анемона всегда при мне! – Коралл ласково погладила малышку по голове. – В кои-то веки моя дочь выжила, я теперь глаз с неё не свожу.


– Вот именно! – Младшая сестра со значением посмотрела на Цунами. Почудилось, или в её словах прозвучала ирония?


– А теперь вас у меня целых две! – Королева гордо приосанилась. – А к концу следующей недели может стать и четыре, если Черепаха не подведёт. – Она обеспокоенно нахмурилась. – Может, и тебе сделать такую сбруйку, золотце?


– О нет, зачем? – Цунами покосилась на ремни, соединявшие Анемону с матерью. – До сих пор уцелела, и дальше сама справлюсь, обещаю! – Никакая любовь к матери не заставила бы её ходить на привязи.


– Хм… – задумалась Коралл.


Она смерила цепким взглядом плечи дочери, словно снимая мерку.


– Мне надо кое в чём признаться, – поспешила Цунами сменить тему. – Я не знаю морского языка. Ласт совсем не учил меня.


Королева воззрилась на неё с возмущением.


– Ну и мерзавец! – прошипела она. – Ничего страшного, золотце. Мальстрём с тобой займётся, он великолепный учитель. Правда, Анемона?


Бело-розовая малышка молча кивнула.


– А что ты вообще знаешь? – нахмурилась Коралл. – Хоть чему-нибудь тебя учили?


– Да, конечно! – Цунами не хотелось, чтобы мать сочла её полной невеждой. Какая же тогда из неё будущая королева? – Учили искусству боя, пиррийской истории… Рассказывали о Пожаре, как возникли драконьи племена, как истребили и вытеснили воришек… география ещё была. Бархан учил нас охотиться. Кречет… её предмет был драконоведение, о способностях разных племён – но она всё больше орала и плевалась огнём.


В глазах малышки вспыхнул интерес.


– Почему меня не учат всему этому? Я тоже хочу!


– У тебя всё впереди, милая, – проворковала мать. – Всё в своё время.


– А чему тебя учат? – полюбопытствовала Цунами.


Анемона искоса взглянула на королеву.


– Устройство и работа Совета, – начала она перечислять. – Морской язык, само собой. Боевое командование, организация обороны. Продовольственное снабжение, финансы… хотя Совет и сам обычно справляется.


– Всё же лучше присматривать, – усмехнулась Коралл. – Подданные меньше ленятся, когда королева не дремлет.


– Вот только от занятий с Мальстрёмом времени почти не остаётся, – вздохнула Анемона, печально опуская крылышки.


– По морскому языку?


– Неважно, милая, – перебила Коралл, – потом узнаешь. Значит, Когти мира плохо с вами обращались?


– Ужасно! – воскликнула Цунами. На эту тему она могла говорить сколько угодно. – Нас вообще не выпускали из пещер! Будто мы какие-нибудь безмозглые слизни! Никто не хотел меня слушать. А ещё… а ещё – нам никогда не рассказывали о наших родных и как нас от них забрали! Я сама узнала вот только совсем на днях.


– Бедное, бедное дитя! – Королева снова погладила Цунами по голове.


Что верно, то верно, подумала Цунами, наслаждаясь сочувствием, которого ей так долго не хватало. Немного смущал лишь скептический взгляд Анемоны.


– Что это? – Цунами указала когтем на чёрные пятна у матери на передних лапах. Для крови они были слишком тёмные.


– Издержки моей работы, – усмехнулась Коралл. – Вернее, увлечения… или искусства, как хочешь. Сейчас покажу! – Она вскочила, таща за собой Анемону. – А потом познакомишься с Мальстрёмом, он тебе понравится. Замечательный молодой дракон, просто чудо! Талантливый невероятно!


Цунами успела заметить, как Анемона закатила глаза.


Спускаться пришлось на четыре этажа. Здесь резные отпечатки перепончатых лап были синими и чёрными, и из пола торчали глубокие ёмкости, похожие на котлы. В конце зала возвышался подиум, перед которым могла разместиться аудитория из трёх десятков драконов.


На другом конце зала стоял серый каменный стол, где лежал длинный развёрнутый свиток, придавленный с краёв морскими коньками из тёмного красноватого дерева. Свиток был исписан лишь наполовину.


– Вот моя работа, – с гордостью произнесла королева Коралл. – Мальстрём, где ты? – Она подошла к одному из котлов. Цунами заглянула – там оказалось полно аккуратно свёрнутых свитков.


– Какая прелесть! – восхитилась она, подняв со стола одного из коньков. Тяжёлый, затейливо вырезанный, он был похож на крошечного дракона.


– Орка делала, – печально вздохнула королева, – моя старшая дочь. Очень талантливый была скульптор.


Старшая? Что же с ней стало? Выходит, умерла не очень рано, раз успела на скульптора выучиться. Цунами вопросительно взглянула на Анемону, но та не отрывала глаз от матери. Придётся спросить Звездокрыла – про старшую должно быть в том свитке с родословной.


Снизу, с этажа Совета, поднялся тёмно-зелёный дракон с волнистым узором на спине, светлоглазый и с большим золотым кольцом в ухе. На его лапах виднелись те же чёрные пятна, что у Коралл.


– Ваше королевское величество… – изящно поклонился он. – Ваши королевские высочества…


Речь его звучала приторно и льстиво, застревая в ушах, будто скользкая морская тина. Цунами догадалась, что это и есть Мальстрём, хотя замечательным и чудесным он вовсе не казался.


Отвесив по поклону каждой из принцесс, зелёный дракон уселся перед столом и тут же уставился в свиток, задумчиво склонив голову набок. Затем протянул лапу, обмакнул коготь в небольшое углубление в углу стола и нацарапал на свитке ещё несколько слов.


– Вот оно что! – воскликнула Цунами, бросив взгляд на когти матери. – Это же чернила!


– Так и есть, золотце, – довольно кивнула Коралл, доставая из котла целую охапку свитков. – Кальмаровые особые с добавлением китовой крови – не выцветают и не смываются. Однако бессмертие творца стоит нескольких пятен, разве нет? Чернила изобрёл Мальстрём, он очень талантливый! – Она вгляделась в свеженаписанные строки. – Вот! Как раз то, что я хотела. Отлично получается, да?


– Все премии ваши, моя королева! – подобострастно прошелестел Мальстрём.


Королева сунула Цунами в лапы пучок свитков.


– Мои любимые! Почитай вечером, завтра дам ещё.


– Что, все? – Цунами опустила крылья. Это удовольствие скорее для Звездокрыла. Она тоже, конечно, читала, но медленно и всё больше сказки, особенно про воинственных принцесс. И вообще, лучше уж самой от души подраться.


– Начни с этого, – велела Коралл, разворачивая свиток.


«Потерянная принцесса»! Цунами вздохнула с облегчением.


– Я это читала! – радостно объявила она. – Моя самая-самая любимая история!


– Правда? – просияла королева. Цунами снова заметила, как Анемона закатила глаза. – Я написала её для тебя!


– Как? – Цунами перевела недоумённый взгляд на Мальстрёма и свиток на столе. – Для меня? «Потерянную принцессу?»


– Я их все написала. – Коралл небрежно обвела лапой котлы в зале. – Я очень плодовитая писательница. Мальстрём мигом организует сотни копий и рассылает их по всей Пиррии, куда только можно, а Мурена, мой министр информации, руководит подводными печатниками и снабжает наши школы. А ещё Мальстрём проводит здесь публичные чтения! – Она кивнула на подиум. – Ну разве он не прелесть? – Королева подмигнула Цунами и добавила, понизив голос: – И красавец, правда?


Зелёный дракон поднял глаза от свитка и оскалился в зубастой улыбке. Зубы, правда, оказались мелковаты, да и глаза какие-то странные – блёклые и выпученные, словно лягушачьи. Цунами невольно сравнила его со Шквалом, который был намного красивее на её взгляд, но делиться своими мыслями благоразумно не стала.


– Из него получился бы замечательный король, – добавила Коралл громким шёпотом.


Вот оно что! Цунами поёжилась и покосилась на Анемону – в глазах сестрицы явно мелькнула надежда. М-да… Вот бы застать её наедине – многое бы сразу выяснилось. К сожалению, это невозможно.


– Ваше величество! – раздался вдруг голос за спиной. Перед королевой зависла в воздухе дракониха из Совета в сопровождении дракона поменьше. – Прошу прощения, что прерываю ваши занятия, но Трепанг принёс странные новости, и я решила…


– Конечно, Мурена, – кивнула Коралл, – ты всегда решаешь правильно.


Наверняка родственница Акулы, поняла Цунами. Та же тусклая серо-зелёная чешуя и бесцветные глазки.


Советница поклонилась со льстивой улыбкой.


– У меня самый лучший учитель – величайшая правительница в истории Пиррии.


Во имя трёх лун! На этот раз скептическую мину на бело-розовой мордочке Анемоны трудно было не заметить. Встретив взгляд Цунами, крошка на миг смутилась, но потом скривилась снова, будто говоря: «Всё хуже и хуже».


Тем временем, Мурена докладывала:


– Всего в нескольких островах от Летнего дворца обнаружен мёртвый дракон.


– Печально, печально, – кивнула королева с лёгким зевком, возвращая взгляд к свиткам. – Что же с ним случилось?


– С ней, – поправила советница. – Мы пока не знаем, но… странно то, что это не морской дракон, а небесный.


– Что-о?! – вскинулась Коралл. – Так близко от дворца? – Разворачивая на ходу крылья, она кинулась к краю террасы. – Вызывай Акулу с Пираньей и веди меня к телу, живо!


Розовая малышка трепыхалась на поводке позади матери, отчаянно хлопая крылышками. Цунами бросила свитки и прыгнула следом, спускаясь тугой спиралью к воде. Наконец-то она увидит настоящую королеву в деле!


Уже плюхаясь в воду, она услышала, как кто-то выкрикнул её имя. Солнышко или Глин? Вода хлынула в уши, заглушая крик. Ничего, друзья подождут, это ненадолго. Здесь они в безопасности.


Вспенивая воду, мимо пронёсся Акула и нырнул в туннель первым, сразу за королевой. Цунами изо всех сил работала крыльями и лапами, стараясь не отставать. Она чувствовала, что сзади плывёт кто-то ещё, но оборачиваться было некогда.


Казалось, прошло лишь несколько мгновений, и туннель остался позади. Пробив носом буро-золотистую стену водорослей, Цунами устремилась следом за бешено извивающимися драконьими хвостами. Судя по всему, королева и её советники не собирались всплывать на поверхность.


Стало быть, придётся не лететь, а плыть. Что ж, морским драконам так и положено!


Ничего, справимся. Цунами сжала зубы и рванулась вперёд ещё стремительнее, не обращая внимания на боль в уставших крыльях. Тем не менее, те, кто плыл позади, очень скоро обогнали её. Мурена и ещё кто-то из Совета – наверное, та самая Пиранья, которую упомянула королева.


Драконы впереди ушли на глубину и вдруг резко ускорились. В страхе отстать Цунами наклонила крылья, опускаясь следом, и тут же ощутила, как мощный поток подхватывает её и тащит вперёд. В первый миг инстинкт заставил сопротивляться, но потом до неё дошло, что драконы просто используют попутное течение. Она немного расслабилась и позволила потоку нести себя вперёд.


Теперь можно было и оглядеться. Над головой, будто стаи ворон или ночных драконов, кружили тучи чёрных рыб с серебристыми пятнами. Дно внизу было утыкано огромными светящимися грибами, между которыми сновали оранжевые рыбки помельче. Мимо проколыхался пузатый пурпурно-красный осьминог. Интересно, можно ли их есть? Поймать такого ничего не стоит.


Краем глаза она уловила движение чего-то крупного за скоплением прозрачно-радужных медуз и, приглядевшись, узнала фигуру Шквала. Похоже, он тайком следил за королевским отрядом. Цунами помахала крылом, и синий дракон, помедлив, робко ответил.


Здесь его пост? Что-то не верится. Так или иначе, видеть его было приятно, и Цунами решила ничего не говорить королеве. Во всяком случае, пока не решит, насколько на него сердится за молчание об отце.


Они плыли и плыли, и пути было не видно конца. Поросшие травой коралловые рифы напоминали древние руины, остатки дворцов и храмов, разрушенных давным-давно. Серебристые зеленоватые рыбы выглядывали из каменных ущелий и в страхе ныряли обратно, завидев драконов. Цунами давно проголодалась, но слишком устала, чтобы гоняться за добычей. Даже несмотря на попутное течение, она почти выбилась из сил и почувствовала невероятное облегчение, когда Мурена с Пираньей наконец повернули наверх. Быстрый поток не отпускал, но побарахтавшись немного, она тоже всплыла на поверхность и с удовольствием вдохнула свежий прохладный воздух.


Королева Коралл уже стояла на огромном валуне, торчащем из моря у подножия высокого скалистого утёса. Анемона пристроилась рядом. Неподалёку из воды выглянул тюлень и испуганно нырнул обратно. Пенистые волны разбивались о камни с сердитым драконьим рёвом, окатывая королевских приближённых, занявших места пониже.


Чёрная изрезанная прибоем скала чуть поодаль как раз подходила размером для Цунами. Она взобралась на камень и первые минуты только дышала, наслаждаясь покоем. А ведь ещё плыть обратно! Ладно, это потом. Повернув голову, она вгляделась в морскую даль. Весь северный горизонт заволакивали тяжёлые чёрные тучи, озаряемые вспышками молний, бормотание грома слышалось всё яснее.


– Мертва уже дня два, – мрачно произнёс Акула. – Судя по всему, убита, и жестоко.


Цунами вгляделась в изломанное рыжевато-красное тело, повисшее на острых скалах. Акула наклонился, рассматривая глубокие раны на длинной чешуйчатой шее. Покачал головой и отступил в сторону.


Ледяной ужас охватил Цунами.


Она знала, кто этот небесный дракон.


Кречет, их воспитательница, мертва. Убита.


Глава 10

Сказать или промолчать?


Мать-королеву нехорошо оставлять в неведении.


А если она подумает, что Кречет убили драконята?


Цунами не знала, как поступить. Слишком странное совпадение: воспитательницу находят мёртвой на одном из ближних островов в то же самое время, когда её бывшие подопечные появились в Летнем дворце. Если признаться, первой мыслью Коралл будет, что убийцы – они.


Когда друзья осудили её за стычку с небесным патрульным, Цунами вдоволь натерпелась подозрительных, опасливых взглядов, и потерять теперь доверие родной матери ей совсем не хотелось.


Весь обратный путь – к счастью, по воздуху, а не вплавь – она терзалась этими мыслями. Впрочем, в суете решений и отправки гонцов с приказами королеве так и так было бы не до разговоров с дочерью. Во дворце Коралл велела ей подождать и удалилась с несколькими советниками в штабной зал. Цунами уселась на уступе колонны и стала наблюдать за снующими туда-сюда драконами.


Кто же всё-таки убил Кречет, кто мог её настолько ненавидеть? Не считая, конечно, Ореолы… и самой Цунами.


У гостевой пещеры, где содержались четверо драконят, всё так же дежурили стражи. Надо бы навестить друзей… но что скажут они, узнав об убийстве?


Вдруг решат, что здесь небезопасно? Звездокрыл может убедить всех, что убийца затаился где-то рядом, готовый на новые преступления. Убедит, а потом уговорит бежать из Морского королевства. Нет, только не это!


Они слишком сердятся на неё и не доверяют, чтобы выслушать. Да ещё и ворчат небось, что весь день просидели в пещере под охраной.


Пожалуй, лучше выждать и поделиться новостью, когда их настроение улучшится. Пускай сначала увидят, как здесь здорово. Может, королева согласится устроить пир, хотя бы небольшой, или… ну, хоть что-нибудь приятное.


Решено. Отложим разговор до завтра.


Цунами вздохнула. И потом, она так устала. Пока летели назад, успели спуститься сумерки, и теперь вход в пещеру освещали одни только радужные огоньки медуз в почти чёрной воде озера. Морским драконам всё равно, они хорошо видят в темноте, а друзьям это радости тоже не добавляет. Тем более, имеет смысл отложить визит.


Вскоре королева вернулась с военного совета, и Цунами полетела следом за ней через озеро в королевские покои, которые располагались в обширной подводной пещере за водопадом. Пышные заросли зелёных и золотистых морских лилий колыхали щупальцами вдоль стен, изящные резные скульптуры дельфинов обрамляли вход. Повсюду сверкали изумруды и жемчуг, а постели были устроены из роскошных пузырчатых водорослей.


Цунами со вздохом облегчения опустилась на мягкое ложе. Спать под водой на перине из морской травы – что может быть лучше? Особенно если сравнить с жёстким и холодным уступом скалы.


Под убаюкивающий плеск водопада над головой она сама не заметила, как уснула, а открыв глаза, увидела прямо перед собой огромные синие глаза и перламутровую мордочку Анемоны.


Взвизгнув от неожиданности, Цунами отпрянула к стене в облаке пузырьков, вылетевших из пасти. Ей померещилось, что сестра собирается её убить.


Анемона нахмурилась и приложила коготь к губам, потом показала на спящую королеву и быстро замигала светящимися полосками на крыльях и хвосте.


«Прости, сестричка, – с виноватым видом развела лапами Цунами. – Рада бы понять, да не могу».


Та снова помигала, затем поморщилась и хлопнула себя по лбу, укоряя за забывчивость. Топнула в отчаянии лапой и задумчиво нахмурилась.


Что же делать? Подняться на поверхность озера, чтобы поболтать с глазу на глаз, никак не получится: Анемона на привязи. Цунами внимательно осмотрела сбруйку и поводок, сшитые из прозрачного эластичного материала, который так тесно прилегал к телу, словно рос на нём. Может, так и есть? Сколько же лет ещё бедняжке мучиться на этом поводке?


Цунами попробовала дёрнуть за ремешок, но Анемона покачала головой. Изобразила, как извивается, выбираясь из сбруи, потом показала на мать. Проснётся, поняла Цунами. Как же быть?


Оглядываясь на спящую королеву, Анемона крадучись поплыла к выходу. Поводок разматывался, но пока его хватало. Он почти натянулся, когда она поднялась повыше и выглянула наружу. Снова оглянулась, поманила сестру за собой.


Водопад касался поверхности озера прямо за входным проёмом пещеры, и между ним и скалой оставался небольшой воздушный карман. Туда-то и просунула голову Анемона. Поводка хватило лишь, чтобы чуточку высунуть пасть из воды. Цунами всплыла рядом, выставив голову.


– Хитро ты придумала, – шепнула она, озираясь вокруг.


Здесь, за водопадом, их никто не увидит, даже если какой-нибудь морской дракон и решит прогуляться в такую рань.


– Только бы не проснулась, – озабоченно буркнула Анемона. Мигнула синими глазами и вдруг воскликнула, протягивая лапку: – Как я рада, что ты здесь!


Невольно вспомнив их первую встречу накануне, Цунами с улыбкой пожала маленькие коготки.


– Что, правда? – не удержавшись, спросила она. Вот тебе и соперница! Чудеса…


– Надеюсь, с тобой она не будет так сходить с ума, – продолжала шептать Анемона. – Может, и меня отпустит, раз я уже не единственная. Поговори с ней, а? Не могу я больше в этой дурацкой сбруе… – Она горько вздохнула. – Ты не представляешь, сестричка, каково мне приходится!


Эти слова звучали эхом собственных жалоб Цунами.


– Думаешь, мне пришлось сладко? – парировала она. – Представь, каково с самого рождения сидеть в горных пещерах, где течёт один только жалкий ручеёк, и никогда не видеть ни моря, ни солнечного света! Расти под надзором троих воспитателей, которые тебя терпеть не могут и обращаются как с безмозглым головастиком!


– Это я здесь, как головастик! Мама мне ничего не разрешает делать самой, ну совсем ничего!


– Так тебе же всего сколько – один годик? Чуть подрастёшь, и всё изменится, – утешила её Цунами. Хм… скорее всего. Наверное. – Мама о тебе, по крайней мере, заботится…


– Слишком заботится, – надулась Анемона. – Шагу не могу сделать без неё. У тебя хотя бы есть друзья, а я никогда не вижу других драконят.


– А я только этих четверых и видела, да и то вечно спорили со мной и обижались. – Цунами ощутила укол совести. Надо было всё-таки их проведать вчера – беспокоятся за неё, наверное.


– Всё равно они классные, – завистливо вздохнула Анемона. – Мне всегда не хватало братиков и сестричек.


– А у тебя разве братьев нет?


– Есть, но мама говорит, что они слишком грубые, и не пускает ко мне. Всех кузин подозревает, кроме Мурены – она очень верная, но такая старая и скучная… а драконята не королевского происхождения мне не подходят в друзья, вот так. – Анемона снова вздохнула, пуская по воде круги.


– Вообще-то, мои друзья ничего, – признала Цунами, – когда не жалуются. Только жалуются они всегда.


– Я тоже попробовала раз пожаловаться, – ядовито фыркнула Анемона, – так она мне пообещала заказать кляп в придачу к сбруе.


– Ну, тебя хоть любят, и живёшь ты в своём племени… и язык ваш чудной знаешь.


– Тебя она тоже любит! – горячо заверила розовая малышка. Потом бросила опасливый взгляд в пещеру. Синие бока королевы продолжали мерно вздыматься и опадать. – Вот бы ты забрала от меня этого Мальстрёма! Три луны, как же мне не хочется за него замуж! Теперь, может, он достанется тебе, и всё будет хорошо.


– О нет, только не это! – Цунами в гневе хлестнула хвостом. В памяти вдруг возник Шквал – глупо, на самом деле, ведь она его совсем не знает. – Даже не думай! У меня совсем нет времени выходить замуж, сначала надо остановить войну и спасти мир. «А ещё научиться быть королевой морских драконов», – добавила она про себя. – Да ещё за этого? Нет уж, спасибо! Скорее отдам свой хвост на съедение крабам!


– Да уж, жуткий тип, – хихикнула Анемона.


– Ваши королевские высочества… – слащаво передразнила Цунами с фальшивой улыбкой. Анемоне пришлось окунуться с головой, чтобы от хохота не дёргался поводок. – И вообще, не ей решать, за кого мы выйдем замуж!


– Думаешь? – Сестра с сомнением покрутила носом. – Она тут решает всё.


– Мы принцессы, – уверенно кивнула Цунами, – а значит, можем делать, что хотим.


Анемона снова скептически поморщилась.


– Пока я слышала совсем другое. «Королевские особы, – процитировала она, – должны быть достойными великих правительниц прошлого и действовать во благо своих подданных, не роняя достоинства, во имя…» Как же меня достала эта скучища!


Цунами улыбнулась, хотя от волнения у неё запершило в жабрах, а чешуя стала чесаться. Неужели всё так строго? Всё время думать о чести, об одобрении подданных?


А если королева – или будущая королева – решит, скажем, выйти замуж за того, кто остальным не нравится? Или вообще не вступать в брак?


Как править, если подданные тебя не уважают? Вон, с четырьмя драконятами, и то сколько натерпелась! А если таких Ореол и Звездокрылов целое племя?


Хотя вряд ли кто решится возражать самой королеве. Желающих спорить с Пурпур уж точно не находилось… но та была злобной и жестокой до безумия. Такой королевой Цунами становиться не собиралась.


Она вытянула крылья, ловя прохладные брызги водопада. Из-за серебристой водяной завесы доносился еле слышный шум просыпающегося дворца. В небе хлопали драконьи крылья, из подводных спален поднимались с бульканьем воздушные пузырьки. На кухонном этаже звякала посуда, и у Цунами сразу заурчало в животе.


– Ой! Кажется, просыпается, – вздрогнула Анемона, поглядев вниз. – Давай вернёмся.


Цунами заколебалась. Может, слетать навестить друзей? А что подумает мать, если не найдёт её рядом?


– Ладно, пошли… Скажи только: что случилось с Оркой?


Если Анемона знает, можно будет не спрашивать Звездокрыла.


Малышка потупилась, розовые кончики крыльев испуганно задрожали.


– Она вызвала маму на поединок, когда ей было всего семь лет. Говорят, это было ужасно! Чуть не победила… но мама всё-таки убила её. – Анемона снова глянула под воду. – Так странно… Мама её обожает и жалеет, хотя все ненавидят за то, что хотела убить королеву. Ты лучше о ней не упоминай – особенно при Мурене!


– Мурена? – переспросила Цунами. – Она такая…


– Скучная? Серая? Занудная, как морская слизь?


– Я хотела сказать, странная, – усмехнулась Цунами, – но и так…


– Ой, всё! – Анемона исчезла под водой.


Цунами нырнула следом и едва успела добраться до постели, пока мать не открыла глаза. Королева мощно потянулась, расправила крылья, взбаламучивая воду, потом ласково улыбнулась дочерям и обняла их.


Сняв с ветвистого коралла жемчужные нити, которые развесила на ночь, она аккуратно надела драгоценности на себя, затем на Анемону.


Цунами так и спала, не снимая подаренного украшения. Мать поглядела на неё с улыбкой и достала ещё одно ожерелье из великолепных крупных жемчужин, мерцающих бледным пурпуром, но уже не круглых, а продолговатых. Было непривычно ощущать их тяжесть на шее и груди – как будто на неё тоже надели сбрую, – но жаловаться и в голову не приходило. Когти мира ни разу не дарили драконятам красивых вещей.


Покончив с одеванием, королева повела принцесс во дворец. Она обращалась со старшей точно так же, как и с младшей, хотя той едва исполнился год, и это тоже было странно. Однако её ласковые прикосновения доставляли Цунами радость – казалось, мать никак не может поверить, что её дочь наконец нашлась.


Перелетая озеро следом за королевой, Цунами заметила на нижнем этаже стражников. Одни спали, другие что-то пили из дымящихся котелков. Солдаты здесь выглядели довольными и сытыми, совсем не то что исхудавшие и озлобленные охранники в Небесном дворце. Было сразу видно, что Коралл куда лучшая королева, чем Пурпур.


Когда правительница величественно опустилась на террасу среднего этажа, отовсюду послышался шум крыльев. Члены Совета поднимались из воды, слетались из пещер по берегам озера, с других этажей дворца. Повелительница удобно устроилась в самом большом бассейне с надписью «Королева», выложенной крупными изумрудами. Анемону она усадила в воду рядом с собой. Для двоих места было маловато, и бело-розовой малышке пришлось свернуться у матери под крылом.


– Мама, не дави! – пискнула Анемона, извиваясь.


В зале появились мелкие бирюзовые драконы с блюдами, полными еды, и принялись проворно расставлять их вокруг бассейнов, в которые уже рассаживались советники. Цунами неловко стояла в стороне, не зная, что делать. Казалось, ей мешают собственные крылья и хвост.


– Ах да, Цунами, – воскликнула Коралл, вспомнив, наконец, про неё. – Садись сюда, тут сегодня свободно: Черепаха стережёт Королевское гнездо в Глубоком дворце. – Она показала лапой на бассейн через один от себя.


Изумрудные буквы на бортике складывались в слова «Охрана драконят». Цунами прошла по влажному каменному полу и забралась в прохладную воду.


По сторонам от королевского находились бассейны «Оборона» и «Связь». Акула плюхнулся в первый, через несколько мгновений в другой опустилась Мурена.


– Доброе утро, ваше величество! – поклонилась она, почтительно опустив крылья. – Вчера был тяжёлый день, но я надеюсь, что вы хорошо отдохнули. Я беспокоилась о вас всю ночь.


– Спасибо, дорогая, – благосклонно кивнула Коралл, обводя зал пронзительными зелёными глазами. По другую сторону от Мурены расположился Мальстрём. Цунами с удивлением прочитала: «Магия и печать». Неужели он ещё и колдун? Как можно заниматься такими разными делами?


Она оглянулась в поисках надписи «Король», но такой не нашла. Вчера при первой встрече Коралл ни словом не упомянула об отце Цунами, а потом из-за суеты с телом Кречет случая спросить не представилось. Может быть, он тоже сейчас в Глубоком дворце и появится позже?


Кое-кто из королевских советников был уже Цунами знаком. Ведомством пышнотелой Лагуны, которую посылали кормить драконят, было «Продовольствие», а Пираньи, летавшей с королевой за телом Кречет, – «Война». Ещё несколько незнакомых расселись по бассейнам «Финансы», «Правосудие» и «Охота».


Интересно, зачем нужен весь этот Совет, что он делает? Морским драконам недостаточно королевы и её приказов? Будь Цунами на её месте, разогнала бы всех и правила в своё удовольствие. Неужели кому-то может понравиться, что следом постоянно летают одиннадцать советников и советуют, советуют, советуют?..


Желудок урчанием напомнил о себе. Цунами задумалась: когда же она ела в последний раз? Блюда вокруг бассейна ломились от ярко-рубиновых ломтиков свежей рыбы без костей, красиво завёрнутых вперемешку с водорослями. Драконятам до сих пор приходилось есть рыбу только целиком – разве что кто-нибудь для разнообразия дохнёт на неё огнём.


Рядом с блюдами стояли котлы, в которых шевелились груды мелких зелёных крабов. В трёх огромных чанах был салат из щупалец осьминога с какими-то травами – Цунами таких в жизни не видела.


Она попробовала на зуб одно щупальце – жёсткое и пружинистое, но вкусное, с привкусом лимона и ароматом морской соли. Потянулась за другим… и обнаружила, что все взгляды в зале обратились на неё.


Ой!


Никто ещё даже не притронулся к угощению!


Один за другим советники повернулись к королеве, которая смотрела на щупальце осьминога в когтях дочери.


Помолчав, королева звонко рассмеялась.


– Всё в порядке, – объявила она, махнув лапой. – Моей чудом нашедшейся после стольких лет дочери простительны небольшие оплошности. Что поделаешь, её воспитывали варвары… Можете приступать к трапезе!


Охваченная стыдом, Цунами мяла в когтях осьминожье щупальце. Варвары! Может, оно и верно, но как можно говорить такое её будущим подданным? Какая слава теперь о ней пойдёт? Кому нужна королева, не знающая обычаев племени? Её никогда не станут уважать!


Или, быть может, Коралл нарочно опозорила её перед всеми?


Между тем, королева с аппетитом завтракала, выбирая самые жирные куски рыбы и пригоршнями черпая крабов из котла. Время от времени она отправляла лакомые кусочки в раскрытую пасть Анемоны.


Цунами немного успокоилась. Почему непременно нарочно? Может, и нет.


Так или иначе, впредь надо вести себя осмотрительнее.


Глава 11

– Жемчуг, слушаю тебя, – нарушила молчание королева, утолив первый голод.


– Всё по-прежнему, ваше величество, – поднялась стройная бледно-зелёная дракониха из ведомства финансов. – Ваши сокровища в целости и сохранности. Ни один воришка не может до них добраться, и ни один дракон не посмеет тронуть.


– Великолепно, – произнесла Коралл, опрокидывая в пасть остатки крабов прямо из котла. – Теперь ты, Акула.


Серо-зелёный начальник стражи мрачно насупился.


– Состояние обороны меня тревожит, – прорычал он, бросив грозный взгляд на Цунами. – Среди нас чужаки, а это всегда угроза. За ними могли следить до самого дворца, и неизвестно, что они сами замышляют.


– Ну, нет, – одёрнула его королева. – Это наши гости, и если моя дочь им доверяет, то и я тоже.


– Вот и хорошо! – воскликнула Цунами. – Тогда, может быть, стоит их позвать к завтраку? Наверное, они голодные. Пусть убедятся, что им здесь рады, и… – Она умолкла, увидев, как мать покачала головой.


– На заседаниях Совета могут присутствовать только его члены и представители королевской семьи, – объяснила Коралл, поглаживая жемчужное ожерелье. – Почему ты решила, что они голодные?.. Лагуна, ты проследила, чтобы драконят накормили?


Толстуха молча кивнула.


– Пускай им отдадут и это. – Королева обвела лапой блюда с остатками яств.


С кухонного этажа тут же набежали бирюзовые дракончики и принялись всё убирать. Цунами проследила взглядом, как они летели через озеро к месту заточения четырёх друзей. Из тёмного входа никто не выглядывал. Сердятся на неё до сих пор?


Впрочем, она и без их помощи достаточно тут опозорилась. Воспитана варварами, дружит с чужаками… Хороша будущая королева, нечего сказать.


– Мальстрём, докладывай, – кивнула Коралл с улыбкой.


Зелёный дракон поправил золотое кольцо в ухе и приподнял крылья.


– Принцесса Анемона демонстрирует впечатляющие успехи, – произнёс он самодовольно. Цунами царапнула когтями по камням – так неприятен был его тягучий голос. – Отмечу также, что популярность трудов вашего величества превосходит все ожидания. Последний свиток приобрели все до одного драконы Морского королевства…


– В основном, подводные издания, – перебила Мурена. – Они раскупаются лучше. Я изо всех сил их рекламирую, и…


– В настоящий момент, – продолжал Мальстрём, – я организую очередные чтения, на которых жаждут присутствовать все драконы из благородных семей. На этот раз мы берём за вход один изумруд.


Королева Коралл задумчиво покачала хвостом.


– Хотелось бы охватить и глубинные массы драконаселения… Моё творчество должно стать доступнее.


– Конечно! – подхватила Мурена. – Очередные изменения школьной программы оставят ученикам больше времени на освоение ваших произведений. Ведь это самый важный из общеобразовательных предметов!


– Но… как же? – не выдержала Цунами. – А боевое искусство?


В зале Совета воцарилась ледяная тишина.


Королева сокрушённо прижала лапу к груди.


– Дорогая, в моих трудах говорится буквально обо всём… И ты это должна знать, если прочитала то, что я дала вчера. Расскажи, что ты вынесла из прочитанного?


Цунами со стыдом вспомнила, что так и не слетала в библиотеку забрать свитки, которые бросила, когда сообщили о смерти Кречет.


– Ну… – пробормотала она. – «Потерянная принцесса» самая интересная.


По залу пробежал смешок. Цунами ощутила жар под чешуёй. Ну зачем, зачем нужен этот дурацкий Совет? Уж она-то никогда бы не завела у себя ничего подобного!


– Кстати, – вспомнила Коралл, – Мальстрём, моей старшей дочери необходимы уроки морского языка. Просто трудно поверить – бедняжку ничему не учили! Воспитатели, называется! – Она постучала когтями по камню, привлекая внимание.


Смотрела королева сочувственно, но полосы на крыльях так и мигали. Цунами насупилась. Интересно, что ещё узнает Совет про невежественную принцессу?


– Выполню в точности, ваше величество! – поклонился Мальстрём и обернулся к Цунами. – Я буду счастлив заниматься с вашим высочеством.


– Пиранья, твой доклад, – распорядилась Коралл, поворачиваясь к бассейну с надписью «Война».


Шрамы покрывали военачальницу с головы до хвоста. Казалось, на её теле их больше, чем чешуек. Один рог был наполовину обломан, в пасти не хватало зубов.


– Данных об убитой небесной пока не поступало, – начала она рыкающим басом.


Цунами невольно втянула голову в крылья. Рано или поздно о Кречет придётся рассказать. Но что тогда – сбруя, поводок, а может, и заточение под стражей? И вообще, друзья должны узнать новости первыми. Ладно, потом.


– Утром вернулся отряд разведчиков, – продолжала Пиранья. – Вашему величеству угодно выслушать их доклад?


Вздохнув, королева махнула лапой.


Пиранья прорычала команду, и снизу появились двое солдат. Один почти не мог лететь, и другой поддерживал его. Неловко трепыхаясь в воздухе, они тяжело приземлились в центре зала.


На боку и брюхе первого зияли длинные раны от когтей, одно крыло было почти сплошь обуглено. Из ран сочилась кровь и стекала в сверкающие канавки с водой, отчего выстилавший их жемчуг казался красным. Цунами заметила, как королева обеспокоенно взглянула на пол.


Его товарищ с обожжённым хвостом и глубоким порезом на шее тяжело дышал, на жабрах вздувались кровавые пузыри.


– Я слушаю, – промолвила Коралл.


– Странное творится в Небесном королевстве, ваше величество, – начал первый. – Их отряды… они как будто сами по себе. На дальних островах нас атаковали трижды, и все разные. Сначала небесные с песчаными… потом мы слышали, как небесные кричали: «За королеву Рубин!», а в третий раз один выкрикнул: «Королева жива! Слава королеве!»


Коралл резко подалась вперёд, расплескав воду и оттеснив Анемону к краю.


– Рубин?


– Одна из дочерей Пурпур, – пояснила Пиранья. – Это может означать, что королева убита.


Цунами в волнении сжимала и разжимала когти. Что рассказать Совету? Только бы не выдать тайное оружие Ореолы, оно ещё может понадобиться. И потом, кто знает, после яда радужной королева Пурпур могла и выжить.


– О поединке нас известили бы, – заметила Мурена.


Коралл строго взглянула на синего дракона в бассейне «Разведка».


– Почему мне не доложили?


– Все лазутчики молчат, ваше величество! – пожал тот крыльями. – Ни о чём необычном из Небесного королевства не сообщалось.


Солдат с обугленным крылом всё больше клонился на сторону, опираясь на своего товарища. Вокруг их лап собрались лужицы крови.


– Мама, – не выдержала Цунами, – им срочно нужен лекарь!


Королева поморщилась, окинув взглядом разведчиков.


– Что-нибудь ещё?.. Потери?


– Двенадцать погибших, – доложил солдат, – остальные тяжело ранены.


– На обратном пути никто за вами не следил? – прорычал Акула.


– Мы соблюдали осторожность… Возвращались самым долгим путём.


– Ну ладно. – Коралл махнула лапой. – Можете идти.


Кончиком хвоста она щёлкнула в сторону самого мелкого из советников, занимавшего бассейн «Здравоохранение», и он помог раненым покинуть зал. Тут же подскочила Мурена и принялась подтирать кровь на полу.


– Если у небесных беспорядки, самое время ударить, – рассуждала королева, задумчиво наматывая на коготь жемчужную нить. – Если действовать быстро, можно спасти его уже сегодня!


– У нас недостаточно сведений, ваше величество, – возразил начальник разведки. – Если Пурпур умерла, то каким образом? Рубин её убила или дерётся с сёстрами за трон?


– Как у песчаных, всё сначала, – прошипела Мурена, глядя на кровь, капающую с когтей. – Конца не видно этой войне.


– Может быть, власть захватила Огонь? – предположила Пиранья. – Она могла, если была там.


– Дочери Пурпур не такие сговорчивые, как их мать, – покачала головой Мурена.


– Что же могло случиться? – гадала Коралл. – Пурпур была такая сильная…


Цунами зябко поёжилась, как будто вода в бассейне стала ледяной. Больше таиться нельзя, ведь королева – её родная мать. Да ещё в такой важный момент. Хотя бы что-то нужно рассказать.


– Э-э… – неловко протянула она, и все советники разом обернулись. – Это… наверное, это мы…


В воздухе повисло молчание.


– Вы? – рявкнула Пиранья.


– Что за чушь? – поморщился Акула.


– Королева Пурпур выследила наше убежище под горой, – стала объяснять Цунами. – Она держала нас в плену в своём дворце, а потом мы убежали, и… и могли убить её. Могли, но я не уверена… Скажем так, пытались.


Что бы там ни было, но ошарашенный взгляд Акулы её порадовал. Пускай уважает!


– Вы были в Небесном дворце?! – Коралл выскочила из бассейна, подбежала к Цунами и схватила за лапы с такой силой, что та поморщилась. Анемона, выдернутая за поводок, жалобно пискнула, но королева даже не заметила. – Там был дракон по имени Жабр? Отвечай! – крикнула она со слезами на глазах. – Очень большой, сильный, с бесстрашным взглядом?


Цунами стало плохо. Жабр! Ещё бы не помнить! Правда, не совсем он был такой… Перед тем как выпустить драться с ней на потеху публике, его месяц морили жаждой, чтобы свести с ума. Тёмно-зелёная чешуя высохла, тело покрылось ранами, будто он пытался пить собственную кровь.


А потом… потом… Цунами вздрогнула, вновь ощутив хруст драконьей шеи в своих лапах.


– Я видела Жабра, – обречённо выдохнула она.


В зале кто-то ахнул, советники принялись перешёптываться. Бледные глазки Акулы стали похожи на щупальца спрута, сомкнувшиеся на горле.


– Где он? – допытывалась королева. – Мы хотели его спасти, но его нет в тюрьме с другими пленными. Нам он обязательно нужен, Цунами! Ты даже не представляешь, насколько.


Цунами сжалась в комок, туго обмотавшись хвостом. Хотелось нырнуть в озеро, забиться в самую глубину и остаться там навсегда.


– Он… – Голос сорвался. Она сглотнула и начала снова. – Он умер.


Безумного зелёного дракона пришлось убить, она никак не могла иначе. Выбирать пришлось между его жизнью и своей. Его не хотелось убивать, нет… она была почти уверена в этом, но… Говоря по правде, когда она сломала шею противнику, уважительный взгляд Пурпур был ей приятен. Кому же не нравится чувствовать себя сильным и опасным?


К тому времени Жабр давно потерял рассудок, и не думать про него, кем он был и как попал в плен, было легко. Цунами почти не воспринимала его как настоящего дракона.


Разве могла она подумать, что её собственная мать так отчаянно ищет способ его спасения? А тем более, что придётся кому-то об этом рассказывать?


– Умер? – Пошатнувшись, Коралл отпустила лапы Цунами и отступила, поскальзываясь на жемчужинах в сверкающих канавках. – Как?


– Ну… – замялась Цунами. Как об этом говорить, да ещё при всех? – Там, на арене.


– Он же отказывался драться! Наши осведомители докладывали… Уговаривал всех своих противников лечь на песок вместе с ним. Он… он умел уговаривать – и никто, никто не мог убить его! – На губах королевы мелькнула слабая улыбка. – По слухам, Пурпур пришла в бешенство.


– Да, верно. – Цунами снова сглотнула. – И решила его наказать. Это было… так ужасно.


– Что ты знаешь о его смерти? – холодно процедил Акула.


Цунами неловко потопталась в мелкой воде бассейна.


– Его свели с ума… не давали воды, пока… Он одичал, стал опасным. Это был уже не дракон… Его пришлось убить.


– Вот как? – хмыкнул Акула.


Цунами обмерла от ужаса, уверенная, что он догадался.


– Но почему… – Она обвела взглядом притихший зал. – Что в нём такого? Он был великий военачальник?


– Гораздо больше, – глухо проговорила Коралл. – Бесконечно больше. Он был моим мужем.


Тьма обрушилась на Цунами, лишая зрения, высасывая дыхание. Он уже знала, что скажет сейчас королева, и чтобы этого не слышать, хотелось улететь назад в горы и забиться в самую дальнюю пещеру.


– Цунами… Жабр был твоим отцом.


Глава 12

Шатаясь, с опущенной головой королева Коралл побрела назад к своему бассейну.


– Умер, – повторяла она. – Мой Жабр умер.


– Больше не будет яиц, – еле слышно прошептала Мурена, продолжая подтирать кровь, – не будет наследниц.


– Не обязательно, она может выйти замуж ещё раз, – тихо возразил Мальстрём. Мурена злобно покосилась на него.


Королева их не слышала. Она обняла Анемону крыльями и крепко прижала к груди. Малышка поёрзала и затихла, положив голову матери на плечо, лишь глянула на сестру с безнадёжным видом.


У Цунами голова шла кругом, а под чешую словно набили песка.


Разве у неё был выбор? А точно не было?


Родной отец… Кому бы такое могло прийти в голову?


Но ведь он и в самом деле был уже не дракон, а просто обезумевшее животное в пересохшей чешуе. Его уже почти что не было – так что же, его дочери умирать, спасая ему жизнь? А ведь ей надо было не только выжить, но спасти друзей, да ещё и выполнить великое предназначение!


Ничего не помогало, горькая правда всё равно лезла наружу. Не думала она ни о чём таком в тот миг на арене. Это был внезапный порыв, стремление доказать королеве Пурпур свою силу.


Между тем Акула всё не сводил с неё немигающего взгляда. Подняв голову, Цунами угрожающе оскалилась, показав клыки.


– У меня траур, – объявила королева. – Совет распущен.


Обнимая Анемону она шагнула на край террасы и поднялась в воздух, направляясь к своим покоям. Придворные тоже разлетелись по своим пещерам и этажам дворца.


Цунами упала ничком в бассейн и закрыла голову лапами. Что же теперь делать?


Навестить друзей? В таком настроении – и речи быть не может. Не хватало ещё выслушивать очередные замечания о своём поведении. Да, она плохая! Нападает без причины, делает что хочет, и всегда неправильно.


Убила собственного отца…


Внезапно кто-то дотронулся до её рогов.


Вынырнув, она увидела перед собой Мальстрёма, с довольным видом потирающего лапы.


– Пора начинать урок, – масляным голосом объявил он.


– Что, прямо сейчас?


– А почему бы и нет? – Он гордо расправил крылья. – Учения мало не бывает, и чем раньше начнёшь, тем лучше!


Цунами тихонько зашипела. Похоже, он не шутит. Что ж, это хотя бы поможет отвлечься.


– Полетели! – Зелёный дракон повернулся и спрыгнул с террасы.


Скрепя сердце, Цунами нырнула за учителем в озеро. Опустившись поглубже, он завис под водой и принялся вовсю мигать светящимися полосками.


Цунами молча смотрела, не зная, что делать. Отвечать она не умела, да и не хотелось. Вдруг скажет ему случайно то же самое, что тогда Шквалу… брр! Если Анемона права насчёт планов королевы, потом не отвертишься.


Немного погодя Мальстрём всплыл на поверхность и недоумённо вытаращил на Цунами свои и без того выпученные лягушачьи глаза.


– В чём дело? Твои полоски не действуют?


– Действуют, ещё как, – буркнула она, – но ты не объяснил, как и о чём говорить.


– Просто повторяй за мной, и всё. – Он снова нырнул, не дав ей возразить.


Зарычав от бешенства, Цунами догнала его и стала повторять, как могла, все вспышки и переливы света – на крыльях, боках и хвосте, быстрые и медленные. Казалось этому не будет конца.


Наконец Мальстрём удовлетворённо кивнул и поднялся наверх.


– Великолепно! – объявил он.


– Что именно? – хмыкнула Цунами, устало расправляя крылья на воде. – О чём мы сейчас говорили?


– Мы читали наизусть начальную главу самого первого свитка её величества «Трагедия Орки». Необычайно трогательное, чудесное повествование! Ты повторяла почти без ошибок.


Цунами едва удержала свой хвост, чтобы не окатить водой умильную зелёную морду.


– Я же ничего не выучила!


– Не всё сразу, – наставительно произнёс Мальстрём. – Повторение – мать учения! Переходим к следующей главе…


– О нет! – воскликнула Цунами. – Лучше научи меня чему-нибудь полезному. Как здороваться? Как предупреждать об опасности? – Или «прости, что я убила отца»? Она отогнала горькие мысли и продолжила: – Ну, или хотя бы «Я не говорю на морском языке».


– В трудах её величества содержатся все возможные знания! – слащаво изрёк Мальстрём. – Если ты будешь учить три главы в день, то лет через пять освоишь все её сочинения.


– Мне пора, – отрезала Цунами.


Завязать бы этому идиоту пасть его собственным хвостом и оставить лежать на дне! Она резко развернулась и поплыла к туннелю. Выскочить с фырканьем из пещеры, как в прежние времена, было бы, конечно, эффектнее, но пусть это будет первым и последним замеченным недостатком Морского королевства.


– Твоё прилежание меня несколько удручает, – сообщил Мальстрём вдогонку, – при таком подходе к учению семь или восемь лет представляются более достоверной…


Цунами окунула голову под воду, чтобы не слышать больше противного голоса. Открытый проём туннеля уже маячил впереди, и она устремилась туда так быстро, как только позволяли крылья.


За пределами острова небо было серым и пасмурным, вполне соответствуя настроению. Ветер вздымал волны с белыми гребнями и мешал больше обычного, кидая тело из стороны в сторону. Плыть под водой тоже оказалось непросто: течение так и норовило затянуть и протащить по острым камням.


Ну почему это противное море так себя ведёт? Нет чтобы приласкать, помочь – оно же родное! Почему нельзя начать всё заново и жить нормальной жизнью морского дракона, без груза прошлых ошибок, которые присосались к хвосту, как стая пиявок?


В раздражении Цунами выскочила из воды и взмыла в небо. Неправильно это – уметь летать лучше, чем плавать! Какой она после этого морской дракон? Уж точно не тот, что может рассчитывать на королевский титул.


Впереди возвышался соседний остров – тот самый, что напоминал гигантский скелет дракона. Цунами свернула и полетела вдоль белёсых береговых скал, выискивая удобные расселины. Провал на месте драконьего глаза показался самым удобным, и она устроилась там, в прохладном полумраке пещерки. Выглаженный ветром камень под когтями отливал перламутром.


Она расправила крылья, чтобы просушить, и оглянулась на светлое пятно входа. Внезапно там появилась и тут же исчезла драконья голова.


– Совсем не умеешь прятаться, – засмеялась Цунами, – никудышный из тебя шпион.


Синий дракон показался снова, смущённо глядя в сторону.


– Это ещё неизвестно, – хмыкнул он.


– Тебе вроде бы поручено патрулировать дальние острова…


– Вроде как да, – помялся Шквал, – но это не слишком ответственный пост, сама понимаешь. Её величество не доверяет мне ничего важного.


– А ты и впрямь подозрительный тип, – фыркнула Цунами, вспомнив о его скрытности по поводу Ласта.


Наорать на него, что ли?


А может, лучше подумать, прежде чем орать? И вообще, почаще думать, что делаешь.


Она отодвинулась в глубь пещеры.


– Присаживайся. Я тут прихожу в себя после первого урока морского языка с Мальстрёмом.


– Угу, Мальстрём, – скривился он. – Главное королевское орудие пытки.


Шквал забрался в пещеру, оставляя за собой лужицы морской воды. Места не хватало, и он оказался совсем рядом.


Когда Цунами была совсем маленькой, она влюблялась по очереди и в Глина, и в Звездокрыла, но потом поняла, что ночной дракончик зануда каких мало, а земляной добряк воспринимает остальных драконят только как братьев и сестёр. Да и племени они не того. А других её возраста поблизости и не было.


И вот она сидит в уютной пещерке наедине с морским драконом, который посматривает на неё с явным интересом – и не как на будущую королеву… тем более, отцеубийцу.


– Мама мне сказала, что Ласт твой отец, – неловко выдавила она, помолчав. – Почему ты не признался сразу?


– Я давно уже отвык так представляться, – прошипел Шквал, обматываясь хвостом. – Обо мне сразу плохо думают… Извини, тебе я должен был сказать. Просто подумал, что ты… ну, в общем, хотелось сначала узнать побольше о нём.


А стоит ли? Цунами покачала головой.


– Так вот почему ты отираешься вокруг меня?


Тёмно-синие глаза дракона блеснули в полумраке.


– Ну, и поэтому тоже. Я беспокоился о тебе… Знаешь, тут у нас искренность не в почёте.


– Я говорю, что хочу! – гордо заявила Цунами. – Я потерянная принцесса Морского королевства. Моя мать так любит меня, что готова держать на поводке.


– Хотел бы я посмотреть на тех, кто сможет надеть на тебя узду, – фыркнул Шквал.


– Ага, тут-то они сразу оценят мою искренность! – Цунами сердито махнула крыльями, случайно задев его, и смущённо отодвинулась. Замялась, не зная, что сказать. – Знаешь, Ласт был не так уж плох, уж точно лучше, чем остальные. – Шквал молча слушал, наклонив голову. – Воспитателей было трое. Бархан и Кречет – вечно угрюмые, нас терпеть не могли… За исключением, пожалуй, Солнышка – её просто нельзя не любить, она такая… простая, ласковая, наивная.


– Ужас, – пробормотал синий дракон. Цунами невольно рассмеялась.


– А Ласт, – продолжала она, – он не просто нас охранял, а учил всему, что знал – ну, кроме морского языка почему-то. Истории, географии учил, и о пророчестве много рассказывал – и интересно, ни капельки не скучно! А когда улетал на охоту, старался добыть для нас что-нибудь повкуснее… Без него совсем плохо было бы.


Она помолчала, задумавшись. Было совсем непривычно говорить о ком-то из воспитателей хорошее. Гораздо труднее, чем жаловаться, уж в этом она практиковалась всю жизнь.


– Ладно, – буркнул Шквал, дёрнув хвостом, – можешь ничего не скрывать. – Плохое я тоже должен знать, это на пользу.


Цунами тяжело вздохнула.


– Ну… он мог бы побольше нас защищать… не давать Кречет и Бархану нас бить и жечь и ругаться, что мы бесполезные червяки. Он никогда за нас не заступался, разве что в самом конце, когда напали небесные с королевой Пурпур.


«Вот я всегда заступаюсь, – подумала Цунами, – даже если делаю всё неправильно!»


Синий дракон кивнул, мрачно глядя в каменный пол.


– Понятно – слабый и трусливый… Так о нём все и говорят.


Она снова вздохнула и погладила его по крылу.


– Это вовсе не значит, что и ты такой же. Разве можно наказывать тебя за то, что он сделал?


В воздухе между ними повисло звенящее напряжение, словно в тёмном небе снаружи, готовом разразиться грозовыми молниями.


Цунами затаила дыхание. Будущей королеве такое уж точно не пристало… а так ли уж ей необходим этот трон?


– Хочешь настоящий урок морского языка? – улыбнулся вдруг Шквал.


– А то нет, – просияла она. – Не хочу, а требую!


– Ну что ж, здесь достаточно темно… Вот, например, что ты можешь сказать Мальстрёму при следующей встрече. – Полоска на хвосте Шквала вспыхнула три раза.


– Ага! – Цунами повторила то же самое. – И как же я его сейчас назвала?


– «Головоногий». Моя любимая обзывалка, у тебя научился.


Она фыркнула.


– Пока твой урок немногим лучше.


– Смотри, обижусь, – ухмыльнулся синий. – Ладно, раз так, смотри! – Он показал себе на морду. – Вот эти полоски означают вопрос. Например: «Кто?», «Как?», «Когда?»… – Светящиеся линии вспыхивали в разных сочетаниях.


Цунами повторяла за ним, стараясь запоминать. Учиться оказалось легче, чем она ожидала. Может быть, хоть в этом ей удастся не опозориться.


– Теперь такое: «Я. Хочу. Защитить. Тебя». – Он замигал полосками на боках, сопровождая их жестами.


– Не надо меня защищать! – задрала нос Цунами.


Шквал усмехнулся.


– Знаю, но тебе наверняка понадобится сказать это кому-нибудь другому.


«Я хочу защитить тебя», – повторила она на морском языке.


– Надеюсь, сможешь, если понадобится, – печально улыбнулся синий дракон.


– Почему бы и нет? Я принцесса и делаю, что хочу!


– Только не рядом с королевой, – возразил он. – Отлично, теперь смотри, как предупреждать об опасности…


Шквал показывал разные слова и фразы, и это оказалось так интересно, что Цунами забыла обо всём на свете. Прошло уже немало времени, когда, взглянув на бушующее внизу море, она вдруг воскликнула:


– Ой, наверное, мама уже хватилась меня! Спасибо большое, ты мне очень помог.


И не только уроком, подумала она. В первый раз сегодня ей удалось хоть ненадолго забыть о Жабре.


– Королева Ожог ещё не прилетела? – спросил Шквал.


Цунами покачала головой. Он нахмурился и взял её лапы в свои.


– Остерегайся её! Она замышляет что-то хитрое, и защищать морских драконов вряд ли собирается.


– Хорошо, учту, – кивнула Цунами. – А это что значит? – Она освободила лапы и постаралась воспроизвести непонятный круговой знак, который вчера сделал когтем Акула.


Шквал задумался.


– Если ты хотела сказать вот так, – он повторил движение, но немного иначе, – это будет: «Не сейчас, потом».


– Точно? – Цунами в волнении вскочила.


– Ну да… а что? Где ты это…


– Вчера, когда я не дала Акуле убить моих друзей, он так сделал! Выходит, он сказал: «Мы убьём их потом»?


Синий дракон мрачно почесал в затылке.


– Может быть… Но без приказа королевы он вряд ли…


– Откуда мне знать? Вдруг она приказала, а я не поняла? – Цунами кинулась к выходу. – Всё, я полетела к своим. Со вчерашнего дня их не видела! – Она прыгнула вперёд и расправила крылья, ловя воздушные потоки.


– Будь осторожна! – крикнул вдогонку Шквал. – Если что, я буду здесь. Только… – Порыв ветра унёс последние слова.


Нырнув между скал, похожих на пару закрученных драконьих рогов, Цунами ворвалась через травяную завесу в туннель. Она неслась вперёд так быстро, что даже не поднимала голову, чтобы заглянуть в отдушины.


Это была ошибка. Страшная тяжесть внезапно навалилась сверху, и острые когти сомкнулись на горле.


Глава 13

Мощные крылья прижимали Цунами к каменному полу туннеля. Она извивалась, пытаясь вырваться, но противник ударил её по голове, а затем накинул на морду мешок, пахнущий водорослями. Она отчаянно боролась, размахивая вслепую лапами и хвостом, но нападавший был гораздо крупнее, и под ним было трудно пошевелиться. Вдобавок, судя по звяканью, он надел на себя что-то железное.


Когти, загнутые как рыболовные крючки, вонзились в жабры, и Цунами вскрикнула от боли, ощущая вкус собственной крови в воде. Потом свирепо зарычала. Нет, она не умрёт здесь – от когтей труса, который боится даже показаться!


Припомнив, как ловко всегда уходила от любых захватов маленькая Солнышко, она резко поджала лапы и крылья, свернувшись в плотный колючий шар. Хватка противника на мгновение ослабла, и Цунами удалось вывернуться, перебросив его через себя. Он шумно врезался в камень, но тут же снова бросился вперёд и схватил её за передние лапы, не давая сдёрнуть мешок с головы. Цунами нанесла удар задними, и их пронзила острая боль: когти застряли в железных кольцах доспеха. В следующий момент тяжёлый хвост врезался ей в бок, так что едва не хрустнули кости.


Тяжёлые крылья снова охватили её и стали прижимать к каменному полу. Кто бы ни был нападавший, он отлично владел техникой боя морских драконов и умело использовал преимущества водной среды.


Против него нужно что-то новое! Цунами вспомнила, как Ореола дралась на тренировках с Кречет, применяя отвлекающие манёвры. Менять цвет, как радужная, не получится… что же тогда?


Полоски! Развернув, как могла, крылья, Цунами одной ослепительной вспышкой зажгла все полоски на теле. Мощные лапы разжались, она снова ударила когтями, а затем ещё раз светом, которого сама видеть не могла. Рванулась, чтобы нанести новый удар… но встретила впереди пустоту. Противник исчез.


Некоторое время она продолжала молотить лапами вслепую, отбивая возможные атаки со всех сторон, потом остановилась и сдёрнула мешок. Оглянулась – кто-то приближался по туннелю со стороны моря.


Цунами повернулась, готовая к бою. Вид её был так свиреп, что Шквал – а это был он, – испуганно отпрянул. Она снова принялась озираться, но никого больше не увидела.


«Всё в порядке?» – просигналил синий дракон.


«Кто?» – промигала в ответ Цунами. – «Кто?» – Других подходящих слов она выучить не успела.


Он широко развёл перепончатыми лапами.


– «Не знаю». – Затем показал на неё. – «Всё в порядке?» – и на миг засветил все свои полоски.


Цунами догадалась, что он заметил свет снаружи. Кивнула несколько раз, ещё не умея благодарить, ответила «Всё в порядке» и кинулась дальше по туннелю. Врага надо срочно догнать!


Когда она вынырнула из озера, вокруг была тишь да гладь. Даже странно – как будто совсем другой мир. Драконы мирно отдыхали на песчаных пляжах и уступах скал, играли в воде, резвились в водопадах. Цунами окинула взглядом озеро и дворец, но никого, только что побывавшего в драке, не заметила. Следы её когтей наверняка должны были остаться на нападавшем. Подозрительно себя тоже никто не вёл.


На дворцовом этаже, где была библиотека, мелькнул хвост матери. Цунами взмахнула крыльями и направилась туда.


– А вот и ты, золотко, – улыбнулась Коралл. Она сидела в окружении свитков, частью полуразвёрнутых. Анемона свернулась рядом на большом белом камне, украшенном изысканной резьбой, и, судя по всему, умирала от скуки. – Я читаю вслух твоей сестричке, она больше всего на свете любит слушать меня. Мы только что закончили историю о том, как я выбрала Жабра в мужья. – Королева порывисто вздохнула. – Он тоже обожал мои чтения.


– Мама… – начала Цунами.


– Лучше Жабра никого не было, – не слушая её, продолжала Коралл. – Происхождения самого благородного, просто безупречного… а какой ум! Мальстрём его чем-то напоминает. – Она вздохнула снова.


– Мама…


– Ты явилась как раз вовремя! Послушаешь мою эпическую поэму «Об устрицах и мидиях» – это изысканная аллегория на тему классовых различий и врождённого превосходства. Как сказал о ней Мальстрём…


– Мама! Меня только что пытались убить!


Королева вздрогнула, роняя с когтей капли чернил.


– Что?! Кто посмел?


– Не знаю, но он сейчас здесь – где-то во дворце! Надо собрать всех и…


– Гнездо! – вдруг вскрикнула Коралл. – Яйца в опасности!


Она вскочила, сгребла свитки и кинула их в котёл.


– Какие яйца? – Цунами удивлённо захлопала глазами.


– Два яйца с нашими сёстрами, – объяснила Анемона. – Они в Королевском гнезде, в Глубоком дворце. Через день-другой должны вылупиться.


– Раз напали на тебя, могут добраться и до них! – воскликнула Коралл. – Мурена! Мальстрём! Скорее!


– Но тот, кто на меня напал, сейчас здесь, а не в Глубоком дворце – я точно знаю!


– Значит, мы должны успеть туда раньше него!


– Мы могли бы поймать его прямо сейчас… – Почему она не понимает, это же так очевидно!


– Мама, там же Черепаха, – напомнила Анемона. – Она стережёт яйца… Черепаха заведует охраной драконят, – пояснила она Цунами, – начиная с этой недели.


– Меня все подводили! – пожаловалась Коралл. – Черепаха тоже подведёт, я уверена. Она даже не хотела браться за эту работу. Никто не хочет! Самое важное дело в королевстве, а мои трусливые подданные увиливают… Мурена!!!


– Да, ваше величество?


Мурена скользнула в библиотеку с нижнего этажа. Цунами внимательно оглядела её серо-зелёную чешую. Следов драки не видно. Прячет взгляд, но это она всегда.


– Мурена, мы немедленно отправляемся в Глубокий дворец! Яйцам грозит опасность, хвостом чую.


– А как же покушение на меня? – не унималась Цунами. – Надо поймать и наказать преступника!


– Сейчас важнее не подпустить его к яйцам! Кто-то упорно, из года в год убивает моих дочерей. Эти две – последние, оставшиеся от Жабра, и я не допущу, чтобы их постигла та же судьба! – Она обернулась к Мурене, которая сидела рядом и почтительно внимала. – Надо было поручить их тебе, дорогая. Ты меня никогда не подводишь.


– Моя работа тоже очень ответственна, ваше величество… Ваши свитки тоже своего рода королевские дети.


– И то верно. – Коралл расправила крылья и погладила жемчужное ожерелье.


Цунами заметила, как Мурена за её спиной бросила взгляд на Анемону… взгляд, полный ненависти.


Ничего себе! А может, она ненавидит всех королевских дочерей? Способна ли Мурена на убийство?


– После завтрака я послала туда Акулу, – прошипела Коралл, – но он не воспринимает опасность всерьёз. Даже не верит, что убийца существует, рассуждает о случайностях! Говорит, судьба такая. Счастье его, что он мой брат – и твой отец, Мурена, – не то бы… Мальстрём!!! Ты где?


Анемона поморщилась и зажала лапками уши.


Королева повернулась к Цунами.


– В Глубоком дворце не отходи от меня ни на шаг! Надо срочно заказать тебе сбрую. Для новых драконят уже шьют, но твоя нужна в первую очередь.


– Я и сама о себе позабочусь, – ощетинилась Цунами. – Убивали, но не убили – вот, живая стою. – Она мрачно взглянула на Мурену, но та лишь равнодушно пожала крыльями.


Кап-кап. Кап-кап.


Все взгляды обратились вверх. Сквозь завесу тропической зелени над островом накрапывал дождь.


– Небольшие осадки, как я и предсказывал, – объявил Мальстрём, опускаясь рядом с Коралл и отряхивая крылья. – Приношу вашему величеству нижайшие извинения за опоздание – я распространял свитки среди работников кухни. – Тёмно-зелёный дракон выглядел как обычно. Не похоже, что побывал в бою, да и какой из него противник, смех, да и только.


– Все за мной в Глубокий дворец, немедленно! – повторила королева и взмыла в воздух так резко, что малышку потащило за ней кувырком. Цунами поспешила следом. За спиной шумели крылья целой драконьей стаи – Королевский совет сопровождал свою правительницу.


Нырнув в озеро, они все вместе ввалились в туннель, толкаясь и путаясь крыльями и хвостами. Цунами оказалась в самой гуще драконьих тел бок о бок с Мальстрёмом.


Только теперь она вспомнила, что собиралась проведать друзей, и скрипнула зубами от досады: «Ну что я за дракон такой?» Однако поворачивать назад было поздно: туннель позади был плотно забит спешащей толпой. Даже не оглянешься: того и гляди, получишь по носу гребущей когтистой лапой.


Да ладно, что с ними могло случиться? Всё равно Акула не здесь, а в Глубоком дворце. Навестить не поздно и по возвращении.


Выплыв в открытое море, королева Коралл привычно отыскала попутное течение и помчалась вперёд, советники выстроились за ней.


Цунами огляделась, и сердце у неё ёкнуло: среди коралловых рифов мелькнули небесно-голубые чешуйки Шквала. Вот он исчез, потом снова появился из-за камня и скрылся за другим. Синий дракон явно двигался в том же направлении, продолжая следить, – за ней! Это было отчего-то приятно… хоть и глупость, конечно.


Отбросив лишние мысли, Цунами присоединилась к королевской процессии. Было уже понятнее, как рулить крыльями, чтобы повернуть и выбрать нужную глубину. Похоже немного на полёт, разве что приходится чаще увёртываться. Впрочем, крупные рыбы при виде такого множества драконов заранее уходили в сторону.


Над головой дождь всё сильнее барабанил по поверхности моря. Свет потускнел, и Цунами представила, как небо затягивают тёмные тучи. Так или иначе, в Летнем дворце с друзьями ничего не случится. Гроза здесь наверняка не редкость, а в глубокой гостевой пещере они даже не промокнут.


Пара гигантских морских черепах проплыла навстречу, с опаской косясь на драконов. Стайки крошечных розовых рыбок выстреливали из зарослей кораллов и шевелящихся щупалец подводных роз и лилий. На песчаном дне раскинулся вширь кто-то жёлтый и плоский – открыл глаза, вытаращился на Цунами, и закрыл снова.


Впереди вскоре замаячила скалистая громада острова, окружённая коралловым рифом. Оранжевые ветви переплетались вокруг звёздчатых пурпурных скоплений, ажурные веерные кораллы нависали огромными розовыми и пурпурными зонтами. Голубовато-серебристые рыбки сновали вокруг рифа, прятались в многочисленных норах и вновь появлялись.


Морские драконы оставили быстро текущий поток и свернули за поворот рифа, где внезапно открылся тёмный провал гигантского каньона.


Цунами спускалась вслед за королевской процессией. Вскоре глаза привыкли к темноте, и стало можно различить заросли белых и зелёных кораллов на стенах и дне ущелья, усеянных отверстиями пещер и резными коралловыми башенками, вокруг которых расстилались многоцветные сады. Посреди ущелья поднимался спиралью великолепный ажурный дворец, в проёмах которого сновали морские драконы.


Драконы были повсюду: выглядывали из окон и дверей, поднимались к поверхности моря и опускались на дно каньона, ухаживали за растениями в садах и полировали коралловые стены. Кто-то тащил огромных рыб, возвращаясь с охоты, а кто-то сидел в кругу драконят и читал им, перелистывая тонкие каменные страницы.


О войне можно было догадаться только по патрулям вокруг дворца да по группе раненых в бинтах, гуляющих в одном из садов. У двоих не хватало лап, у одного на месте глаз зияли выжженные провалы, у остальных чёрные шрамы уродовали крылья и хвосты. Тех, кто не мог плыть, поддерживали санитары.


Едва завидев королеву, солдаты вытягивались в струнку и салютовали крыльями. Коралл с приветливой улыбкой махала им лапой. Цунами заметила, что многие приветствовали и Анемону, и малышка отвечала, копируя жесты матери.


В окружении советников Цунами на этот раз проскочила незамеченной, избежав любопытных взглядов. Здесь никто её не знал.


Процессия торжественно втянулась в широкий парадный вход, за которым открылась гигантская пещера, сплошь отделанная сверкающими изумрудами и сапфирами. В центре парадного зала возвышалась статуя королевы Коралл с величественно поднятыми передними лапами.


Со всех сторон тут же появились слуги, наперебой мигая светящимися полосками. Не отвечая, Коралл проплыла мимо и устремилась в туннель. Толпа советников рассеялась по другим помещениям дворца, но Мурена и Мальстрём остались при королеве, как и Цунами.


Коралловый туннель уходил вниз, изгибаясь по спирали. Вода вокруг становилась всё теплее, из-под лап били нагретые струи и вырывались пузырьки. На самом дне оказалась каменная дверь, перед которой сидела тощая буро-зелёная дракониха цвета морской травы. Она что-то сжимала в лапах и жадно пожирала.


Заметив королеву, она испуганно выпустила недоеденную тушку осьминога, которая тут же всплыла к потолку, и отчаянно замахала лапами. Полоски её лихорадочно вспыхивали, будто молнии какой-то безумной грозы.


Бешено оскалившись, Коралл распахнула дверь, впечатав дракониху в стену, и кинулась вперёд, волоча за собой Анемону.


«Здесь я должна была появиться на свет», – сказала себе Цунами с колотящимся сердцем. Она скользнула в дверь и огляделась вокруг. Так вот оно какое, Королевское гнездо!


Светлые стены пещеры, имевшей форму огромного яйца, сплошь омывались потоками тёплой воды. В центре стояла статуя из тёмно-зелёного мрамора, рога и крылья дракона были увиты синими и пурпурными водорослями. На постаменте значилось имя: «Орка». Какая красивая и сильная! – восхитилась Цунами. Должно быть, первая дочь королевы Коралл сама вырезала своё изображение и даже не догадывалась, что когда-нибудь оно станет ей памятником.


Цунами обернулась и снова перехватила ненавидящий взгляд Мурены, на сей раз направленный на статую. Неужели она так обожает королеву, что готова защищать её от дочерей? Выходит, все её славословия не пустая лесть, а вовсе даже искренность?


Ряды углублений в полу были выстелены мягкими пузырчатыми водорослями. Драконьи яйца лежат целый год, прежде чем проклюнутся, однако ни одной новой кладки Цунами не заметила.


Потому что Жабра нет и больше не будет, поняла она, вновь ощутив укол вины.


В стороне виднелось гнездо с тремя яйцами и у дальней стены ещё одно – с двумя, но только…


Коралл заревела в отчаянии, сотрясая воду вокруг себя. Рванулась к гнезду и припала к нему, сжав в когтях осколок скорлупы.


О нет! Цунами бросилась следом, но Мурена опередила её, упав на колени рядом со своей королевой. Анемона скорбно оглянулась на Цунами.


Одно яйцо оставалось целым, но другое было разбито. Крошечный синий дракончик внутри не подавал признаков жизни, голова печально свисала на тоненькой шейке, словно на ниточке. Мать бережно подняла мёртвую дочурку и прижала к груди.


Цунами застыла от ужаса. Убить такую… такую маленькую! Какой негодяй решился на это, у кого хватило совести?


Её родная сестричка мертва!


Анемона протянула холодную лапку, и Цунами крепко стиснула её. Кто бы это ни был, он готовился убить и розовую малютку. Вот почему королева надела на неё сбруйку и не отпускала от себя ни на шаг! Увидев синее задушенное тельце, Цунами поняла, что и сама могла бы пойти на такой отчаянный шаг.


Но пока она рядом, никто не посмеет причинить вред сестре! И другое яйцо – надо сделать всё, чтобы его спасти!


Глава 14

Королева вскочила, оттолкнув Мурену, и бросилась к двери, но тощая дракониха уже исчезла. Волоча за собой Анемону, жалобно пускавшую из пасти пузыри, Коралл помчалась вверх по туннелю.


Цунами глянула им вслед, потом снова повернулась к гнезду, где одиноко лежало последнее яйцо. Мурена уже уплыла за своей повелительницей, а Мальстрём бесполезно торчал в дверях. Кто будет стеречь яйцо?


Но как убийца вообще мог проникнуть сюда? Только через туннель, а дверь одна. Как вышло, что Черепаха пропустила чужих?


Гладкие стены, ни одной щёлочки.


«А как же Ласту удалось стащить моё яйцо?» – подумала вдруг Цунами.


В те времена вход наверняка тоже охранялся – Королевское гнездо, как-никак. Неужели Ласт дрался со стражниками?


Цунами прищурилась, оглядывая стены. Секретный вход? Очень может быть.


Так или иначе, яйцо без присмотра оставлять нельзя.


Она присела возле пострадавшего гнезда и осторожно взяла последнее яйцо в лапы. Какое тяжёлое! Впрочем, ничего удивительного: дракончик должен был вылупиться через день-другой. Бережно прижимая яйцо к груди, она выплыла из пещеры через открытую дверь.


Мальстрём вытаращил глаза и торопливо замигал полосками на боках, указывая на её ношу. Цунами непонимающе развела крыльями. Сначала научи меня морскому языку, слизняк, а потом мигай, что хочешь!


Он снова замигал, возмущённо размахивая лапами. Широко улыбнувшись, Цунами в точности повторила все его световые сигналы, а затем добавила полосками на хвосте: «Головоногий», как научил Шквал, и поплыла дальше, оставив Мальстрёма смотреть вслед с изумлённо открытой пастью.


Поднимаясь по винтовому туннелю всё выше и выше, она услышала сквозь толщу воды отголосок болезненного вопля и усиленно заработала крыльями.


В парадном зале стояла королева Коралл, а в когтях у неё билась, исходя отчаянным визгом, буро-зелёная дракониха. Вокруг собралась целая толпа. Морские драконы молча наблюдали.


Цунами в ужасе прижалась к стене. Королева успела вырвать у несчастной все зубы – они белели в воде, медленно поднимаясь к высокому потолку, – и теперь вспарывала когтями живот. Клубы крови расплывались в воде и заволакивали сцену казни красноватым туманом.


«И я ещё хочу быть королевой! – подумала Цунами, едва сдерживая тошноту. – Только вот смогу ли?»


Анемона висела позади матери на поводке, свернувшись в тугой шарик и зажав лапами уши.


Светящиеся полоски на чешуе королевы вспыхивали в размеренном угрожающем ритме. За исключением отдельных слов, Цунами ничего не понимала, но догадывалась, что преступнице читается приговор.


Черепаха отвечала что-то, но тускло и сбивчиво.


Коралл с рычанием запустила когти ещё глубже ей в живот. Из пасти Черепахи вырвался кровавый пузырь, крылья затрепетали. Однако в последний миг полузакрытые глаза оживились, уставившись на зрителей. Сжав из последних сил лапу королевы, она вытянула коготь, указывая на кого-то в толпе. Полоски на обвисших крыльях замигали быстро-быстро.


Коготь указывал на Акулу.


Серо-зелёный дракон не опустил взгляда, белёсые глазки даже не моргнули.


Королева наклонилась, притиснув Черепаху к полу. Произнесла что-то коротко и ослепительно ярко, затем, вцепившись когтями в голову умирающей, одним движением оторвала её и раздавила на твёрдом коралловом полу.


Цунами вовремя отвернулась. Бережно обнимая яйцо, она закрыла глаза. Ну и пусть её считают маленькой и трусливой, хуже Анемоны! Лучше так, чем вспоминать эту картину до конца жизни.


Что же успела сказать Черепаха о брате королевы?


Однако, что бы это ни было, Коралл её слова не убедили.


Ощутив движение воды вокруг, Цунами открыла глаза. Толпа драконов рассеивалась, каждый спешил по своим делам. Одна Мурена ползала посреди зала, собирая кровь и осколки костей.


Фу-у! Цунами поморщилась. Как же нужно обожать королеву, чтобы взяться за такое!


Тело несчастной Черепахи болталось на остром обломанном конце коралла у входа, напоминая обглоданный скелет оленя, оставшийся после обеда. Прижав к себе Анемону, королева грозно нависла над Акулой и горячо с ним что-то обсуждала. Светящиеся полоски обоих вспыхивали в бешеном ритме.


Зал почти опустел. Цунами направилась к матери, но вдруг застыла на месте. В широком окне над головой мелькнул какой-то силуэт – и это был не дракон! Она подплыла поближе и выглянула наружу.


Акулы – настоящие, с тусклым немигающим взглядом и огромными зубами – сновали у входа целой стаей, привлечённые запахом свежей крови. Они оказались крупнее, чем думала Цунами, и вполне могли одолеть дракончика размером с Анемону. Проплывавшие мимо двое патрульных тут же бросились в атаку и отогнали хищниц, прикончив штук пять ударами хвостов.


Отвернувшись от окна, она заметила, что к королеве подплыл Мальстрём. Прервав их беседу с братом, он яростно замахал лапами, указывая на Цунами.


Хм… Она крепче обняла яйцо. Не дождёшься, так просто его у меня не отнять!


Королева Коралл нахмурилась и двинулась к Цунами. Кивнула на яйцо и властно поманила к себе.


В ответ Цунами мигнула полосками на боках: «Я. Хочу. Защитить». М-м… Как будет «его»? Шквал не успел научить. Она показала на яйцо и повторила: «Я. Хочу. Защитить».


Мать удивлённо моргнула. На боках и крыльях у неё вспыхнули другие полоски, а на морде – уже знакомый вопрос: «Как?»


Цунами покачала головой, не умея ответить. «Я. Хочу. Защитить» – повторила она снова.


В дверях уже толпились любопытные, глядя на неё с недоверчивым изумлением. Анемона побледнела, покосившись на ободранный скелет Черепахи.


Ой!


Цунами вдруг поняла, о чём они все думают. Она только что приняла на себя обязанности казнённой. Сама того не сознавая, взялась за работу, которой боятся все драконы Морского королевства!


А значит, если подведёт, будет наказана точно так же.


Глава 15

Несколько раз королева пыталась ещё о чём-то спросить, потом взмахнула крыльями и показала когтем на потолок. Понадёжней обхватив яйцо, Цунами поплыла за ней – выше и выше, по извивающимся туннелям и коралловым залам, сквозь занавесы из золотистой морской травы, украшенные изумрудами и жемчугом. Наконец она оказалась на самом верхнем этаже дворца, где стоял на посту часовой. Отсюда открывался вид далеко вокруг.


Стражник отсалютовал королеве поднятыми крыльями, и она повела Цунами дальше вверх, к сероватому дневному свету, который пробивался с поверхности моря, иссеченной струями дождя. Анемона плыла на буксире, помогая себе крылышками и сияя в тёмной воде, как бледно-розовая жемчужина.


Наверху бушевал шторм. Ливень хлестал с такой силой, будто они и не покидали водной стихии. Ветер трепал крылья, стараясь загнать Цунами обратно в море, вырвать из лап скользкое яйцо. «Попробуй только уронить!» – прошипела она самой себе.


– Сюда! – показала королева, поворачивая к соседнему острову, где за полоской прибрежного песка темнело отверстие пещеры. Там было грязно и сыро, но всё же суше, чем вокруг. Все трое едва втиснулись во временное убежище.


– Что это ты задумала? – спросила мать, едва Цунами коснулась лапами пола.


– Кто-то же должен охранять яйцо… Мне кажется, Гнездо ненадёжно.


– Будет надёжно! – фыркнула королева. – Я поставлю стражу.


Цунами покачала головой.


– А раньше это сильно помогало? – Она посмотрела на сестру. – Кстати, как удалось уберечь яйцо Анемоны?


Коралл вздохнула.


– Я целый год спала рядом с ним.


– Правда? – вытаращила глаза малышка. Вода стекала с её бело-розовых крылышек и собиралась лужицами вокруг лапок.


– Да, – кивнула мать, – почти не выходила наружу. Все дела вёл Жабр, и воевал за меня – так я его и потеряла… – Голос её дрогнул, но она овладела собой и нахмурилась. – Теперь я одна и не могу оставить королевство без присмотра.


– Вот и доверь яйцо мне! – воскликнула Цунами. – Я постараюсь защитить его.


– Тогда тебе тоже придётся сидеть там безвыходно, – предупредила Коралл, – яйцу должно быть тепло, особенно в последние дни.


Цунами задумчиво опустила глаза. В Гнезде небезопасно. Если там есть секретный вход, через который кто угодно может проникнуть и напасть… Опять же, здесь нельзя оставаться: давно пора навестить друзей.


– Мне кажется, – начала она, – лучше забрать его в Летний дворец. Можно мне…


– В Летний дворец? – Коралл возмущённо замахала крыльями. – В такую погоду? Его же заливает! Шторм придётся переждать на глубине.


– Как, заливает? Даже пещеру на берегу… в которой драконята?


– О них не беспокойся, – отмахнулась королева. – Разве они не умеют плавать?


– Ну, всё же не так, как мы… я сплаваю проверить, как они там!


– С моим яйцом?! – заревела мать.


– Ты поручала Гнездо многим, и что толку? – Цунами отступила на шаг, к завесе проливного дождя. – Доверься мне! Обещаю, что моя сестра вылупится благополучно.


Кровь стучала в ушах, перекрывая раскаты грома. Стоит ли ввязываться? Ещё одно поспешное безрассудное решение – к чему оно приведёт?


«Я делаю это ради своего отца! Для того, чтобы исправить свою ошибку! – ответила она самой себе. – А ещё – чтобы спасти свою последнюю сестру! Что тут плохого?»


– Если с яйцом что-нибудь случится, – грозно прошипела Коралл, – я потеряю сразу двух дочерей!


Что ж, понятно. Принцесса или нет, у королей наказание одно.


Цунами бесстрашно взглянула матери в глаза. Угрожать наследнице? Ещё неизвестно, кто кого.


– Мне надо его к себе привязать.


– Сбруйка подошла бы, – пискнула Анемона, – из тех, что шьют для драконят.


Королева Коралл с сомнением покрутила носом.


– Как ты доберёшься до Летнего дворца? Дороги не знаешь, а советники остаются здесь, со мной.


– Найду, – заверила Цунами, хотя крылья её пробирала нервная дрожь. Блуждать по морю в такой шторм… но друзья в ещё большей опасности.


Только бы Шквал оказался на месте!


Королева двинулась к выходу, но Цунами остановила её.


– У меня один вопрос: что сказала перед смертью Черепаха, когда показала на Акулу? Это не он, случайно, разбил яйцо?


– Как ты могла такое подумать? – снова замахала крыльями Коралл. – Мой родной брат! Он ни за что не посмел бы…


– Она совсем другое сказала, – перебила Анемона. – Акула разрешил ей отлучиться, чтобы перекусить, и принёс осьминога.


– Идиот! – прорычала королева. – Тысячу раз ему твердила о бдительности. Часовой должен умереть от голода, но не оставить пост. Растяпа мягкотелый, разбаловал их!


Это Акула мягкотелый? Ничего себе.


– Черепаха не думала, что это опасно, – продолжала Анемона. – Она только вышла за дверь, и только на минутку.


– А почему нельзя было поесть рядом с яйцом? – удивилась Цунами.


– В Королевском гнезде есть строжайше запрещено! Если кровь попадёт в воду, то может привлечь акул, они любят поедать драконьи яйца и драконят. В других гнёздах так часто случается.


Цунами покачала головой. Какое удобное правило! А не подставил ли Акула нарочно бедную глупую Черепаху? Не сам ли он незаметно проник в Гнездо и совершил убийство?


Она развернула крылья.


– Давайте сбрую!


Мать невольно потянулась к яйцу и отдёрнула лапу. Снова бросила на дочь грозный взгляд и взмыла в воздух навстречу шторму.


Нырнув в тёмную взбаламученную воду, они обогнули дворец и подплыли к заднему входу. Королева прямиком направилась в мастерскую, где мелкие сгорбленные драконы трудились над шитьём, плели что-то из морской травы и вытёсывали из мрамора. Цунами задержалась и повертела в когтях одно из плетёных изделий. Материал был тот же, что у ремешков на Анемоне – эластичный и непромокаемый, только не прозрачный, а цветной.


Королева повелительно замигала полосками, и дракон, работавший над мраморной скульптурой, вскочил и скользнул в заднюю пещерку. Вернулся он со сбруйкой в лапах, и Коралл показала ему на Цунами.


Дракон был старенький и весь дрожал, цепляя ремешки ей на шею и плечи. Он очень боялся прогневать королеву: размер явно не подходил, да и для яйца сбруйка совсем не годилась. В конце концов старик опустил голову и сокрушённо развёл лапами.


Коралл нетерпеливо рыкнула, выпустив из пасти фонтан пузырьков, и подтянула к себе Анемону. Ткнула длинным когтем в сбрую и что-то произнесла, мигая полосками на крыльях.


Розовая малышка помедлила, потом с несчастным видом прикоснулась лапой к ремешкам. К изумлению Цунами, они тут же зашевелились, укорачиваясь и туго облегая плечи, а другие изменили форму и плотно оплели яйцо, надёжно укрепляя его на груди.


Цунами взглянула на сестру и схватила её за лапу – странно отвердевшую и холодную. Глаза малышки будто заволокло туманом. Она моргнула раз-другой, и взгляд её стал более осмысленным.


«Что?» – просигналила Цунами полосками.


Анемона покачала головой и сделала круговой знак когтем: «Не сейчас, потом».


Это сразу напомнило Цунами об Акуле и его угрозах. Как ни хотелось узнать побольше о странностях сестры, приходилось спешить. Защитить яйцо важно, а добраться до Летнего дворца – ещё важнее. Четверо друзей – самая главная забота.


Она вежливо поклонилась королеве и старому мастеру, повернулась и выплыла из дворца в подводный сад, раскинувшийся перед задним входом. На этот раз драконы её замечали: останавливались, глазели, оживлённо обменивались вспышками светящихся полосок. Многие показывали на яйцо. Знали ли они вообще, что перед ними принцесса, а не просто кто-то взявшийся выполнить самоубийственное поручение – спасти последнее королевское яйцо?


Выбравшись из каньона, она поплыла дальше, огибая коралловый риф. Глубокий дворец остался далеко внизу, а впереди лежали тёмные неизведанные просторы открытого моря.


Ну что ж, сама напросилась. Надо как-то справляться.


Глава 16

Цунами покрутилась на месте в поисках знакомых ориентиров. Если совсем честно – в надежде увидеть синего дракона. Только как его увидишь в тёмном бурном море, где всё живое попряталось, пережидая разгул стихии.


Придётся искать дорогу самой. Цунами сжала зубы, погладила яйцо: «Не бойся, я не подведу».


От Летнего дворца их несло за собой попутное течение. Что же теперь, плыть против него? Вот оно – только сунешься, толкает назад. А если держать в нём только кончик крыла, чтобы не заблудиться, а плыть сбоку?


Она попробовала, но очень скоро выбилась из сил и остановилась чуть в стороне, чтобы отдохнуть. Почему так трудно, и куда подевался Шквал?


Подняться и взлететь? Остров в форме драконьего скелета – хороший ориентир, а Летний дворец там уже рядом.


Поверхность моря встретила её рёвом бушующих волн и раскатами грома. Ливень градом барабанил по чешуе, ветер трепал крылья и кувыркал в воздухе. С огромным трудом Цунами выровняла полёт, но в какую сторону летит, уже не имела понятия. Даже ближайший остров, едва заметный слева в водяной мгле, – тот ли это самый, что рядом с Глубоким дворцом, или уже другой? Там Летний дворец, впереди, или совсем наоборот?


Внизу, среди катящихся валов и морской пены вдруг мелькнуло что-то тёмное. Она протёрла глаза, присмотрелась… Неужели наконец Шквал?


Надо спуститься ниже, к самым волнам.


Увы, даже не дракон. Какая-то полузатопленная скорлупа, похожая на миску, а в ней скорчились двое воришек – жалкие, дрожащие, промокшие насквозь.


Никакого от них толку. Даже есть пока не хочется.


Цунами взмахнула крыльями, чтобы подняться, и случайно встретилась взглядом с одним из воришек. Какие зелёные глаза, совсем как у Ореолы… а гладкая мордочка похожа цветом на бурые чешуйки Глина. Спутанные чёрные волосы свесились на плечи.


Воришки попадались драконятам и прежде – в горах после побега от воспитателей, а потом на арене у королевы Пурпур. Ещё тогда Цунами поразило, как похожи их глаза на драконьи. Даже не по себе немного становится.


Интересно, могут ли они дышать под водой или хотя бы плавать? Потому как их скорлупка вот-вот отправится прямо на дно.


Разве что помочь им… Как будто других дел у неё нет!


Она снова присмотрелась. Может, конечно, они и всегда так смотрят, но похоже, эти смертельно перепуганы… и вообще, говорят, если помочь кому-нибудь, это может принести удачу!


Цунами спикировала вниз, схватила скорлупу когтями – и тут же выронила, не ожидав такой тяжести. Скорлупа шлёпнулась обратно в воду, воришки попадали, хватаясь за края, и пронзительно заверещали по-птичьи.


Ничего, погодите. Борясь с порывами ветра, она сделала круг, снова опустилась и подхватила воришек – по одному в каждую лапу. Они снова запищали, тщетно пытаясь вырваться.


Как им вообще удаётся выживать? Такие крошки, совсем беспомощные… Однако же, крадут сокровища, и даже убили Песчаную королеву, из-за чего началась целая война!


«Вот именно, из-за вас, подлых!» – Цунами сердито встряхнула воришек, с удовольствием слушая испуганный визг.


С другой стороны, эти-то в убийстве королевы Оазис вряд ли виноваты… Пускай живут!


Цунами бросила их на песчаный берег подальше от волн, и воришки, пошатываясь, без оглядки бросились к зарослям и пещерам. Жалкие существа.


Крылья ныли от изнеможения, бороться с ветром становилось всё труднее.


Придётся всё-таки плыть.


Нырнув в пенистые волны, она снова покрутилась на месте, вглядываясь в бурлящий мрак. Вряд ли синий дракон забыл о ней, скорее всего, просто пережидает шторм, как любой разумный дракон сделал бы на его месте. Считает, что она в безопасности, в Глубоком дворце.


Ага, вот что должно помочь! Цунами широко развернула крылья и зажгла все до одной полоски, как тогда в туннеле после нападения незнакомца. Погасила, подождала.


Ничего.


Она попробовала снова, и ещё раз, от слепящих вспышек уже болели глаза. Ей приходилось и в детстве пользоваться своим светом, когда в пещерах было темновато или Кречет в наказание отбирала все факелы. Драконятам становилось тоскливо, а Ореола совсем не переносила темноты.


А в Летнем дворце вообще запрещено зажигать огонь, и свет попадает туда только через зелёные заросли наверху. Сейчас, в разгар шторма, небо почти чёрное, и четверо её друзей томятся в мрачной пещере, а вода заливает пол, поднимается всё выше и выше…


Скорее! Полоски на теле Цунами вновь вспыхнули ослепительным светом – и синий дракон, внезапно возникший перед ней, отпрянул, прикрывая глаза крылом.


Она радостно пожала его лапы, затем ткнула когтем в ту сторону, где должен был, по её прикидкам, находиться Летний дворец. Как же противно чувствовать себя немой!


Шквал потёр глаза и замер, разглядывая яйцо. Вид у него был донельзя озадаченный.


Цунами нетерпеливо подтолкнула его хвостом и снова ткнула вдаль. Вспомнила знак «скорее» и мигнула полосками.


Синий дракон понятливо кивнул и быстрыми гребками устремился вверх.


Куда он? Нет времени на разговоры! Но делать было нечего, пришлось всплывать следом.


Однако, к её удивлению, Шквал вдруг свернул и резко ускорился. Другое течение, поняла Цунами. Попутное, в обратную сторону! Она поспешила тоже нырнуть в поток и понеслась вслед за синим драконом, ругая себя на чём свет стоит.


Ну что ей стоило самой поискать! Похоже, морские путешествия требуют больше знаний и умений, чем силы и мощи. Ничего, когда-нибудь и она выучится, дайте только срок.


Плыть за провожатым было нетрудно – знай себе рули хвостом да увёртывайся от огромных клубящихся стай прозрачных медуз. Течение мирно несло драконов вдоль коралловых рифов, огибая остров за островом, но Цунами никак не могла успокоиться, снедаемая тревогой. Что там с друзьями, как они? Путь казался бесконечным.


Почему она так мало старалась, чтобы мать лучше приняла драконят? Как вообще можно не доверять Глину с его широкой, доброй, глуповатой мордой, на которой сразу видны все чувства? А тем более, Солнышку, такой послушной и милой, которая за всю свою жизнь ни на кого ни разу не злилась? Даже о Кречет и Бархане всегда говорила хорошо! Конечно, это не признак большого ума, но главное – золотистая малютка просто не способна никого обидеть или предать, даже совсем чужих ей морских драконов!


Звездокрыл – дело другое. Ума хоть отбавляй, но положиться на ночного дракончика никак нельзя – отчаянный трус. Зато обожает учиться и просто набит всякими полезными знаниями. Только вот драться не умеет совсем… да и таинственные способности ночных никак в нём пока не пробудились. Даже пожалеть его стоит – если бы только не лез всеми руководить!


Однако, если бы королева позволила, Звездокрыл мог бы очень помочь ей сражаться с другими племенами, ведь он читал о войне и политике больше, чем кто угодно во всей Пиррии.


Ореола… ну, с этой посложнее. Вот уж кому на самом деле трудно доверять. Скрытная и опасная – как долго она хранила секрет своего тайного оружия! Цунами невольно поёжилась и сжала когти, вспомнив об ужасном действии яда радужной. Почему Ореола так долго тянула, почему сразу не спасла друзей из плена в Небесном дворце? Тогда кое-кому не пришлось бы убить собственного отца!


А ещё радужная всегда пренебрежительно отзывается о пророчестве, но всякий раз бесится, стоит лишь напомнить, что про неё там не сказано.


Как понять, что она думает на самом деле?


Ну, и конечно, Цунами вполне могла бы прожить без её ехидных замечаний.


С другой стороны, спасла же она в конце концов драконят? Спасла. Пошла на убийство, чтобы защитить друзей.


И кстати, никто на неё за это не рассердился. Ореола героическая, а она, Цунами – опасная и непредсказуемая. Просто замечательно!


Так или иначе, морские драконы радужным не враги, с какой стати королеве её подозревать?


Короче, когда мать вернётся из Глубокого дворца, надо будет с ней ещё раз поговорить. Пускай примет драконят достойно, как друзей своей дочери.


Цунами вздохнула. Как бы драконята ни злили её, она их любила и не хотела, чтобы им было плохо. Прошло всего два дня, а она уже соскучилась… даже по Ореоле и Звездокрылу.


Закрученные спиралью каменные рога уже маячили впереди, а за ними виднелась буро-золотистая чаща морской травы. Шквал приостановился, отплыл назад, явно опасаясь двигаться дальше.


Цунами зацепила его хвост своим и посмотрела в глаза. «Идём!» – сказала она, очень жалея, что не знает, как добавить: «Пожалуйста», «Мне может понадобиться твоя помощь» и «Королева далеко, пережидает бурю».


Тем не менее, одного «Идём» вполне хватило. Синий дракон кивнул и показал на травяной занавес, пропуская её вперёд, и Цунами устремилась в туннель.


Плыть было даже легче, чем обычно – из-за шторма попутное течение усилилось. Едва вынырнув из озера в зеленоватый сумрак, она тут же повернула к гостевым покоям.


Вода уже полностью скрыла белую гальку на берегу и плескалась у входа. Стражники исчезли, и никаких следов драконят. Цунами подняла голову – может быть, их перевели выше по склону утёса? Однако в других пещерах виднелись лишь любопытные глаза морских драконов, которые прятались от надоедливых капель дождя. Даже если любишь воду, кому приятно, когда всё время барабанят по голове?


Цунами подплыла к самой пещере и встала на лапы, вцепившись когтями в песок. Вода доходила ей до живота, но явно продолжала подниматься. Набегавшие на берег волны, холодные и неприветливые, били в грудь, где висело яйцо. А ведь ему нужно тепло! «Потерпи, сестричка, – подумала Цунами, – осталось недолго».


– Эй! – крикнула она в глубь пещеры. Подождала, пока глаза привыкнут к темноте, присмотрелась.


У дальней стены виднелась груда неподвижных тел.


О нет! У Цунами упало сердце.


Неужели опоздала?


Глава 17

– Цунами? – Над грудой тел поднялась маленькая головка. Солнышко!


– Что с вами? – воскликнула Цунами. – Как вы?


Она подобралась ближе, расплёскивая воду. Глин лежал на полу, выставив из воды голову. На его широкой спине устроилась радужная, на ней – ночной дракончик, а на самом верху, подальше от сырости, сидела Солнышко.


– Вы что, с ума сошли? – рявкнула Цунами, обводя взглядом сонные физиономии друзей и чувствуя невероятное облегчение. – Звездокрыл небось придумал? А если бы пещеру совсем залило? Глин не умеет задерживать дыхание надолго! Почему не перебрались в другую пещеру?


– О, какая честь! – холодно съязвила Ореола. – Морская принцесса уделила нам капельку своего драгоценного внимания.


– Меня не было всего сутки, – виновато потупилась Цунами. – Мама не отпускала.


– Тем более, мы несказанно счастливы, что ваше высочество выкроили время для визита. Умоляем, пролейте на нас, недостойных, ещё один сияющий луч драгоценной государственной мудрости! – Ореола вывернула шею и злобно зашипела на Звездокрыла. – Убери свои дурацкие когти с моих крыльев, не то укушу!


Солнышко печально вздохнула.


– Мы не можем никуда уйти, нельзя бросать Глина.


Она показала на лапы земляного. Тот с виноватым видом приподнял цепь, которая крепилась к железным кольцам в полу.


Цунами застыла, потрясённая, но изумление тут же сменилось бешеным гневом. Кто посмел?! Неужели это приказ матери? Тогда она прекрасно знала, что Глин должен утонуть во время шторма! Значит, она лгала, что с драконятами ничего не случится?


Может, королева не знала, и это приказ Акулы?


«Если так, я порву его в клочья», – подумала Цунами с холодной яростью.


– Я знала, что ты придёшь, – улыбнулась Солнышко. – Вчера или сегодня утром, или сейчас… Рано или поздно, но всё равно придёшь! Нисколько не сомневалась.


– И я не сомневалась – что не придёшь, – усмехнулась радужная. – У тебя же столько важных дел: коронации, пиры, казни… – Она присмотрелась. – Что это у тебя, яйцо? Надо же, как быстро управилась! Не теряют времени в Морском королевстве… Кто же счастливый отец?


Цунами топнула лапой.


– Ореола, умолкни хоть на минуту! – Она бережно сняла с себя сбрую с яйцом и протянула золотистой малютке. – Солнышко, возьми. Его обязательно нужно согреть, а никто, кроме тебя, не справится.


Только бы жар от чешуи песчаного дракончика не оказался слишком сильным!


– Никто, кроме меня? – Глаза крошки засияли. – Ты мне доверяешь такое важное дело?


– Важнее некуда, – заверила Цунами. – Это последняя Морская принцесса, у королевы Коралл больше не будет драконят. Яйцо хотят уничтожить, и мы должны его защитить! – Она смотрела, как Солнышко надевает сбрую – малютке пришлось обмотаться ремешками дважды – и заботливо обнимает драгоценную ношу. Сквозь скорлупу еле заметно мерцало что-то синее. – Держи его в тепле, и умоляю, будь осторожна! Глина даже близко не подпускай, не то случайно сядет сверху.


– Да ты что, я никогда… – запротестовал земляной дракончик. В животе его громко заурчало.


Цунами нахмурилась.


– Вас хотя бы кормили?


– Только утром принесли остатки завтрака, – вздохнул Глин. – Таких маленьких-премаленьких, совсем крошечных крабиков.


– Нет, я точно кого-нибудь порву! – зарычала Цунами, сжав когти. Эта жирная Лагуна! Обещала же… а может, по королевскому приказу морит драконят голодом? – Она наклонилась, разглядывая цепь Глина. – Расплавить нельзя? Как тогда, в пещерах?


Звездокрыл ткнул когтем в тёмные пятна на серебристом металле.


– Пробовали уже, не выходит, – уныло буркнул он. – Такая же, как у небесных, простой огонь не берёт.


Услышав за спиной плеск, Цунами резко развернулась, но это оказался всего лишь Шквал.


– Как снять цепь? – спросила она.


Синий дракон нервно потёр лоб.


– Только взять ключ у стражников, а они не дадут.


– Посмотрим, – фыркнула Цунами. – Ты пока спрячься, я сейчас кого-нибудь приведу… Если надо, за ухо, – прорычала она себе под нос и выскочила наружу, расплёскивая воду.


При виде её оскаленной пасти драконы, выглядывавшие из пещер, мигом попрятались. Цунами вспомнила, как стражи завтракали на нижнем этаже дворца, и направилась туда. На сумрачной террасе и сейчас виднелось несколько сгорбленных фигур. Очевидно, они решили присматривать за драконятами оттуда, чтобы не мокнуть зря под дождём.


Перепорхнув озеро, Цунами опустилась возле большого кипящего котла – судя по запаху, там заваривался зелёный чай. За низким столом сидели четверо стражей и играли, перекатывая по столу рыбьи кости. Услышав шаги, они замерли в страхе. На повёрнутых к принцессе виноватых мордах ясно читалось, что покидать пост никто не разрешал.


Интересно, чувствовали бы эти служаки свою вину, утони драконята в затопленной пещере? Вряд ли. Приказа спасать узников не было, а вот что туда беспрепятственно проникла Цунами, начальству точно не понравится.


– Дайте мне ключ! – потребовала она.


– Э-э… какой ключ?


Цунами грозно ощетинила гребень.


– Хватит дурака валять! Ключ! Живо!


Она шагнула вперёд, хлеща хвостом по бокам. Стражи были гораздо крупнее, но при виде её оскаленной пасти невольно отшатнулись. Цунами уже явно прикидывала, до скольких успеет дотянуться.


– Мы не можем! – пробормотала стражница, растерянно оглядываясь на остальных. – У нас приказ.


– Чей приказ?


– Нашего командира.


– Акулы?


Солдаты наперебой закивали, надеясь, что благородная гостья уйдёт разбираться с начальством и оставит их в покое.


Цунами свирепо фыркнула.


– Ну, попляшет он у меня… Ключ! – Она протянула лапу.


– Но… мы не имеем права…


Она окинула их взглядом, выискивая уязвимые места на чешуе. Двоих сразу опрокинуть ударом хвоста, третьему когтями по морде, последнего – зубами. Потом…


Внезапно нахлынувшее ощущение ломающейся в лапах драконьей шеи заставило Цунами содрогнуться. Вот так же точно в тот страшный день на арене в Небесном дворце она мерила взглядом Жабра, готовясь к драке.


Снова убивать, калечить своих сородичей – только потому, что они оказались у неё на пути? Она ведь их даже не знает. Здесь может быть её брат, а если и нет – у каждого есть семья, и для кого-то он куда больше, чем безымянный охранник.


Может, друзья правы: неправильный она дракон? Надо подумать, прежде чем кидаться в бой.


Солдаты нервно поджали крылья, ожидая атаки. Однако им было прекрасно известно, на что способна разгневанная Коралл, и наверняка – Акула. Помня участь несчастной Черепахи, Цунами не могла даже надеяться испугать их ещё сильнее.


Значит, надо попробовать иначе, подойти совсем с другой стороны. Поговорить, убедить, а не угрожать и драться.


В памяти вдруг всплыло, как пленники из самых разных племён, прикованные к скалам Небесной тюрьмы, хором подпевали песне о драконятах, которые станут судьбой и спасут мир. Может быть, эти солдаты тоже верят в пророчество и ждут, что оно сбудется? Нет, не стоит торопиться размахивать хвостом.


– Послушайте, – прорычала она, – вы о пророчестве хоть знаете?


Драконы смущённо переглянулись. Похоже, разговоры на эту тему не затихали с тех пор, как драконята появились в Морском королевстве.


Цунами усмехнулась.


– Всё ясно… а теперь припомните, разве там говорится о четырёх осьминожьих задницах, из-за которых драконята судьбы захлебнулись в пещере, так и не успев спасти мир? Или я что-то пропустила, когда читала? – Она свирепо щёлкнула хвостом. – Хотите стать теми, кто не дал прекратить войну и лишил Пиррию последней надежды?


– Нет! – подал голос дракон помладше. – Войну надо остановить. – Он поднял голову и взглянул принцессе в глаза. – Сегодня ты спасла жизнь моему брату, когда послала его лечиться. Королева заставила бы его стоять до самого конца Совета.


Цунами помолчала, нахмурившись. Неужто правда? Выходит, королеве наплевать на собственных солдат?


– Который из них твой брат? – спросила она. Стражник показал себе на горло. Понятно – тот, что был с раной на шее. – А что с другим?


Драконы опустили глаза.


– Слишком поздно было, – ответила стражница, отвернувшись и ломая в когтях рыбью кость.


– Мы хотим помочь, – снова заговорил младший, – но ты сама понимаешь, что будет с теми, кто поддержит наследницу до вызова на поединок.


«Хоть кто-то считает меня будущей королевой», – улыбнулась про себя Цунами.


Стражница сердито обернулась.


– Говорю тебе, она не может взойти на трон! Драконята судьбы не должны участвовать в войне, иначе как они её остановят?


– И вообще, наследницей объявлена Анемона, – поддержала её другая.


– Вы ничего не понимаете в пророчестве! – зарычал младший. – Они все будут править своими племенами, тогда война и закончится.


– Земляного и ночного – в королевы? – усмехнулся стражник постарше.


Похоже, их спор вёлся уже давно.


Младший повернулся к Цунами.


– Вот ты нам и скажи, как оно всё будет! Что вы собираетесь делать? Если, конечно, вы настоящие драконята из пророчества.


Хороший вопрос!


Цунами неловко переступила с лапы на лапу. Когти мира, похоже, и сами не знают ответа. Легко рассуждать, которая из песчаных принцесс достойна трона, но что дальше? Ну, выберут драконята судьбы кого-нибудь – но кто их станет слушать? Даже если обойти всю Пиррию и всем объявить: «Нам нравится Ожог, пускай будет королевой!» – разве это заставит Огонь и Пламень сложить оружие?


Только что сказать таким вот солдатам, которые продолжают в пророчество верить? Никак нельзя дать им понять, что сама не представляешь, что делать.


– Не могу вам сказать, – начала она, – стану я Морской королевой или нет. Иногда мне кажется, что Коралл поступает справедливо, а иногда… – Она помолчала, вспоминая Черепаху. Сможет ли Анемона править лучше? А она сама?.. Цунами тряхнула головой. – Во всяком случае, одно скажу точно: без Глина мы вообще ничего не сможем сделать! Он душа нашей компании, без него она просто развалится – и никакой тогда судьбы, ни для кого! – Она шагнула к стражнице, во взгляде которой сочувствие мешалось с тревогой, и продолжала: – Я знаю: вы не верите земляным драконам и во всём повинуетесь Акуле – но речь идёт о вещах более важных. Что бы вы ни делали прежде, вы не могли ни добиться мира, ни спасти своих родных, но теперь всё зависит от вас! – Цунами сделала ещё шаг. – Дайте мне ключ!


Дракониха помялась, переглянулась с товарищами. Двое кивнули, третья отвернулась, дёрнув хвостом.


– Я сделаю всё, чтобы защитить вас, – обещала Цунами.


Стражница полезла в ящик под столом, достала пару тяжёлых ключей из серебристого металла и молча протянула ей.


Цунами благодарно улыбнулась.


– Как ваши имена?


– Я Улитка, а это Сардин, Саргасс и Камбала. Когда станешь королевой, не забудь про нас. Если накажут, позаботься хотя бы о наших семьях…


– И останови войну! – горячо воскликнул Саргасс. – Любой ценой останови!


Сжав ключи в когтях, Цунами отсалютовала стражам поднятыми крыльями и поспешила назад к пещере.


Вода перед входом уже доставала до крыльев. Глин стоял, с опаской глядя на пол, Солнышко скорчилась у него на спине. Звездокрыл с Ореолой жались друг к другу рядом со Шквалом, мокрые и несчастные.


– Ура-а! – завопила Солнышко, едва завидев Цунами с ключами.


– Ну и ну, – протянула радужная, замерцав ярко-жёлтыми полосками. – Кто бы мог подумать!


Не теряя времени, Цунами сунула голову под воду и принялась отпирать замки. Вскоре и передние, и задние лапы были свободны. С облегчением отдуваясь, земляной дракончик отшвырнул цепи в угол и расправил крылья.


– Вот и хорошо, – улыбнулся он, но слова тут же заглушило негодующее урчание желудка. – Ну, почти.


– Погоди, переберёмся куда-нибудь посуше, и я слетаю за едой, – обещала Цунами, выгоняя всех из пещеры. Синий дракон задержался у выхода, и она повернулась к нему. – Спасибо тебе, Шквал! Ты спас моих друзей.


Он смущённо развёл крыльями.


– Да я ничего особенного не сделал… Заставить их отдать ключи уж точно бы не смог. Это всё ты…


– Ну, заставлять не всегда лучший способ, – хмыкнула Цунами, – приходится искать другие пути. Конечно, лучше бы все слушались меня сразу.


Шквал усмехнулся.


– Ладно, я поплыл, пока не попался никому на глаза.


Цунами кивнула и обвила его хвост своим.


– Увидимся завтра? Я постараюсь выбраться. Мне ещё долго придётся учить морской язык.


Синий дракон снова улыбнулся и скользнул в озеро. Цунами следила, как небесно-голубой силуэт исчезает в туннеле. Как хорошо, что в Морском королевстве хоть на кого-то можно положиться!


– О-о… – начала Ореола, ехидно ухмыляясь.


– Попробуй только! – Цунами толкнула её в воду.


Радужная с возмущённым визгом взмыла в воздух, осыпая друзей холодными брызгами. Дождь всё так же моросил сквозь лиственный полог над головой, гладь озера покрылась мелкими волнами.


– Попробуем вон ту, – показала Цунами на пещеру почти на самом верху утёса. – Если там кто-нибудь есть, я их выгоню.


Ореола только фыркнула в ответ.


Однако пещера оказалась пустой и сухой, а когда драконята набились в неё, сразу стало теплее. Солнышко тут же скорчилась над яйцом, поглаживая его и что-то ласково приговаривая. Звездокрыл дохнул огнём, согревая воздух, а радужная прижалась к тёплому боку песчаной малютки и прикрыла глаза.


– Она не слышит тебя в яйце, – сказала Цунами, слушая воркование Солнышка.


– Откуда ты знаешь? Вдруг она испугалась, её надо успокоить, дать понять, что всё хорошо и о ней позаботятся.


Цунами сдержала усмешку. Как удачно, что Солнышко согласилась присмотреть за яйцом, хоть и сердится ещё, наверное… а может, уже и забыла ту историю с нападением на патрульного. Вот ведь золотой характер: всегда рада помочь и не цепляется ко всему, лишь бы показать себя… как некоторые.


Глин ласково ткнулся носом в бок Цунами.


– Мы так рады тебя снова видеть… Расскажи о своём племени. Как тебя приняли? Наверное, все тебя любят… а бойцы они хорошие, не знаешь? А что они едят? – Он сразу погрустнел.


– Ах, да! – вскинулась Цунами и повернулась к выходу. – Сейчас принесу еду, потом всё расскажу.


Она сама удивилась, как неожиданно приятно было вновь оказаться в компании друзей. Такое домашнее тепло и радушие она рассчитывала встретить только у своих морских родичей.


Может быть, зря?


Глава 18

Цунами поставила на пол пещеры три полных котла: с рыбой, пресной водой и салатом из водорослей с грибами. На кухонном этаже дворца никто за ними не присматривал.


Солнышко первым делом сунула нос в салат, а ночной дракончик занялся рыбой. Никого не спрашивая, он дохнул в котёл пламенем, и по пещере разнёсся аромат коптильни.


– Эй, – поморщилась Цунами, – я больше люблю сырую!


– Обойдёшься, – хмыкнула Ореола, – это вредно для желудка.


– Ничего подобного! Сырая ужасно вкусная.


– Угу, как твоя матушка – просто страх и ужас.


– И вовсе нет, она замечательная королева.


– М-м… да, так и в свитках написано, – промычал Звездокрыл с полной пастью жареной рыбы.


Цунами смущённо потупилась, ковыряя когтем пол.


– Ну, на самом деле… многие свитки она сама и написала.


– Что, правда? – Ночной дракончик изумлённо моргнул. – Так она ещё и писательница? Вот бы ей показать… если бы она согласилась почитать мои… – Он запнулся и стал копаться в котле. – Вообще, здорово…


– Не в одних свитках дело, – вставила Цунами, – её подданные сами считают её великой королевой. «Правда, не все», – добавила она про себя.


– Очень убедительно, – криво усмехнулась радужная, – только вот убийство собственных дочерей как-то не очень вписывается.


Что?! Цунами вытаращила глаза.


От еды оторвался даже Глин.


– Ну, это всего лишь предположение.


– Однако довольно обоснованное, – заметил ночной дракончик. – Сестёр у Коралл нет, и если некому станет бросить ей вызов, она сможет править ещё сотню лет и умереть не в бою, а в своей постели – что может быть лучше?


Солнышко с тревогой обняла яйцо и принялась гладить, словно успокаивая.


Цунами наконец обрела дар речи.


– Как вы можете такое говорить! Она ни за что бы… Вы просто не видели, как она бережёт Анемону – просто трясётся над ней!


– Ага, как ненормальная, – кивнула Ореола, многозначительно покачав дымящейся рыбёшкой.


Звездокрыл хитро прищурился.


– Может, это уловка, чтобы отвести от себя подозрения? И ещё… Вспомните, когда начались все эти убийства. – Он улыбнулся с самодовольным видом.


Глин задумчиво почесал затылок.


– Кажется, мы такого не проходили.


– И я не помню, – испуганно шепнула Солнышко.


Цунами грозно оскалилась.


– Ну давай, скажи нам!


– Пожалуйста! Они начались сразу после вызова на поединок, который получила Коралл, – первого и единственного. Из её первой кладки вылупилась только одна дочь…


– Орка, – кивнула Цунами.


Ночной дракончик довольно кивнул.


– Совершенно верно! И бросила вызов матери, едва достигнув совершеннолетия. Можно себе представить, как это потрясло королеву, – тем более, что едва не погибла в поединке и победила случайно – проткнула Орку рогом нарвала, который носит на конце хвоста.


– Ну и что? – фыркнула Цунами. – С какой стати ей убивать других?


– Ты серьёзно? – усмехнулась Ореола. – Она поняла, что, когда они подрастут, жить ей останется недолго. Так не проще ли убить их сразу, ещё в яйце, чем дрожать от страха семь лет?


– Молчи! – Цунами схватилась за голову. Это не могло быть правдой! – Мама совсем не такая, она нас любит! Когда мы нашли разбитое яйцо…


Она запнулась, вспомнив, что друзья ничего ещё не знают, и стала рассказывать с самого начала о событиях этих дней: о заседании Совета, о свитках в библиотеке, о таинственном нападении в туннеле, о жестокой казни Черепахи…


– Теперь вы видите? – заключила Цунами. – Это на неё совсем не похоже! Она хочет, чтобы её дочери выжили, больше, чем кто бы то ни было.


– Тебя пытались убить? – встревожился Глин. – С тобой всё в порядке?


– А что стало бы с нами, если бы им удалось? – покачала головой радужная.


– А это яйцо… – охнул Звездокрыл. – Выходит, и Солнышко теперь в опасности? Ты ей его дала…


– Я не возражаю, – вставила золотистая малютка, укачивая в лапах драгоценную ношу. Однако и она выглядела бледнее обычного.


Цунами отступила к краю пещеры.


– Нет, вы послушайте меня… Разве не понятно? Мы помогаем сохранить последнее яйцо, и теперь королеве Коралл придётся заботиться о нас всех! Никаких больше цепей, и кормить будут хорошо… хотя я сомневаюсь, что это был её приказ. – Радужная со Звездокрылом переглянулись со скептическим видом. Цунами нахмурилась и продолжала: – А если мы ещё найдём настоящего убийцу, то вообще станем героями в её глазах!


– Если только это не она сама, – скривилась Ореола, – и мне всё-таки кажется…


Цунами захотелось отвесить подруге хорошего пинка.


– Не может это быть она! Тот дракон, что напал на меня в туннеле, был один. Куда бы она дела Анемону? И как бы она могла разбить яйцо с Анемоной на поводке?


– Королева могла послать кого угодно, – пожал крыльями Звездокрыл. – Хотя, конечно, напасть могли и не потому, что ты принцесса. Может, тебя кто-то просто не любит.


– Трудно поверить, – с усмешкой вставила радужная.


– Мне кажется, яйцо разбил Акула, – сказала Цунами, пропуская колкость мимо ушей. – Перед смертью Черепаха показала на него, и он был в Глубоком дворце ещё до нас. Если я права, и в Королевском гнезде есть потайная дверь, он мог делать там что угодно. В туннеле тоже мог быть он – кто знает, когда он на самом деле появился в Глубоком дворце и где был до этого.


– Цунами, – вздохнул Глин, толкая её носом. – Мне кажется, здесь тебе не слишком безопасно. Может, улетим?


– Хотя бы мы, – кивнула Ореола, – пока никто нас не стережёт… а ты можешь оставаться сколько угодно.


Цунами задумчиво потеребила жемчужное ожерелье на шее, вспоминая, как счастлива была его получить. Однако Морское королевство и в самом деле оказалось не таким уж уютным убежищем. Да и королева Коралл не очень-то походила на любящую мать из сказки, о которой так приятно было мечтать в детстве.


– Нет! – решительно заявила вдруг Солнышко, прижимая к себе яйцо. – Я ни за что не уйду, пока она не вылупится!.. И вообще, нам нельзя разделяться. Исполнить пророчество мы можем только вместе.


– Согласен, – кивнул Звездокрыл. – Конечно, тут не слишком весело, но я бы дождался визита Ожог. Мы ведь хотели с ней познакомиться…


«Только не я», – подумала Цунами. Она вспомнила, что песчаная принцесса собиралась посмотреть на драконят – но окажется ли радостной эта встреча?


– Решено, разделяться не будем, – заключил земляной дракончик, – и не дадим друг друга в обиду.


Солнышко оживлённо закивала.


Цунами и так не собиралась бросать друзей, но слышать это было приятно. Раз хотят быть с ней, значит, не очень сердятся.


– Хорошо, – согласилась она. – А о яйце позаботимся все вместе.


– Да уж… – Звездокрыл с беспокойством взглянул на Солнышко.


Наевшись, они улеглись вповалку, пристроив яйцо в самой середине. Цунами положила голову на плечо Глину и стала слушать, как далеко в высоте дождь барабанит по кронам деревьев. Прошлая ночь на мягкой перине из морской травы была поистине сказочной, но никакие перины и украшения подводного дворца не успокаивали лучше, чем мерное дыхание друга, – даже здесь, на холодном каменном полу.


Лишь уже засыпая, Цунами вспомнила, что так и не рассказала драконятам о Кречет.


Глава 19

– Где они?!


Громкие голоса вырвали Цунами из кошмара, в котором последнее яйцо выскользнуло у неё из лап и разбилось о коралловый риф. Испуганно моргая, она заглянула себе под крыло, где Солнышко уютно свернулась вокруг яйца, сохраняя тепло.


Золотистая малютка тоже подняла голову, высматривая, кто их разбудил.


– Куда подевались драконята? Где моя дочь? Где моё яйцо?!


– Здесь они, – ответил королеве незнакомый, странно шипящий голос.


Цунами повернулась к выходу из пещеры и тут же вскочила, встретив пронзительный взгляд чёрных блестящих глаз. Ядовитый шип на конце свёрнутого кольцами хвоста зловеще покачивался туда-сюда. Золотисто-белая чешуя с чёрным ромбовидным узором сверкала алмазами в солнечных лучах, бьющих сквозь лиственный полог в вышине.


Шторм закончился, и песчаная гостья не заставила себя ждать. Цунами не пришлось вспоминать иллюстрации в свитках, чтобы догадаться, кто стоит перед драконятами.


Она стала торопливо расталкивать спящих друзей, шипя вполголоса:


– Просыпайтесь, ленивые морские коровы!


– Сама ты корова, – буркнула Ореола, закрывая голову крыльями, – и пахнешь точно так же.


– Молчи, дура, лучше оглянись! – шепнула Цунами.


– Бегемоты, вкусные… мне ещё одного, пожалуйста, – пробормотал, ворочаясь во сне, земляной дракончик.


– Глин! – Цунами дёрнула его за ухо, и он сел, тряся головой и громко зевая. – Что такое? Где бегемоты?


– Смотри, – показала она.


Все головы повернулись к свету, в пещере воцарилась тишина.


– Доброе утро! – ядовито улыбнулась гостья, и Цунами невольно вздрогнула. – Давайте знакомиться, я королева Ожог… Тут они, наверху! – снова крикнула она, обернувшись. – Спрятались от шторма, как я понимаю. Очень разумно с их стороны.


Послышался шум крыльев, и на скальном уступе перед входом показалась королева Коралл с Анемоной на поводке и тремя стражами.


– Где моё яйцо? – повторила она, разглядывая драконят.


– В безопасности и тепле, как я и обещала! – Цунами отступила в сторону и показала на Солнышко, свернувшуюся в клубочек вокруг яйца.


Королева зашипела, хлеща хвостом по бокам.


– Я не просила отдавать его песчаным!


– Не сердись, дорогая Коралл, – вмешалась Ожог. – Это же не простые драконята, а сама наша судьба… Кому, как не им, можно доверить наше будущее? – От её улыбки Цунами снова стало не по себе.


Коралл шумно вздохнула, затем подняла крылья, приветствуя гостью.


– Королева Ожог, как я рада! Как приятно, что ты получила весточку и посетила нас! Я так и подумала, что тебе захочется самой взглянуть, раз уж мы их нашли. – Она махнула хвостом в сторону драконят.


«Вот ещё, мы сами нашлись!» – Цунами с трудом подавила вспышку раздражения.


Белая дракониха любезно пожала лапы королеве.


– О да, прекрасная новость! К тому же, как мы давно догадывались, одна из них – твоя прелестная пропавшая дочь?


– Разумеется! – воскликнула Коралл. – Я так и знала, что это Когти мира послали изменника Ласта украсть яйцо… Цунами, дочь моя, поздоровайся с нашей союзницей королевой Ожог!


– Мы уже познакомились, – вежливо кивнула Цунами.


Она оглянулась через плечо. Ночной дракончик застыл от страха, Солнышко с любопытством вытянула шею, радужная с деланным равнодушием разглядывала свои лапы, а Глин был, главным образом, занят усмирением урчавшего всё громче желудка.


– Тогда представь своих друзей! – потребовала Коралл, снова улыбнувшись гостье.


– Глин, Солнышко, Звездокрыл, Ореола, – небрежно перечислила Цунами, ткнув в каждого когтем. Мать недовольно глянула на неё.


– Чудесно! – протянула песчаная дракониха. – Юные, пытливые, отважные… Я слышала, ты не из небесных, Ореола – но какая разница? Вообще, достоинства небесных сильно преувеличивают, не находишь?


Крылья радужной нервно дёрнулись, по серой чешуе пошла малиновая рябь.


– Слышала? – прищурилась Цунами. – От кого? В курсе были только наши воспитатели, а они не признались даже Когтям мира.


Анемона испуганно вытаращилась на неё из-под материнского крыла. Морские стражи нервно переминались с лапы на лапу.


– Хм… – Ожог взглянула искоса. – Ну, скажем так, у меня есть друзья… Среди ночных, например. – Она скользнула к Звездокрылу и медленно провела длинным когтем по его горлу. – Вот и о нём я тоже много слышала.


Ночной дракончик, казалось, обратился в камень. Цунами хотелось подойти и пнуть его, чтобы привести в чувство. Ну что он так трусит, в самом деле? Мы и в самом деле не кто-нибудь – только нам решать, кто станет новой Песчаной королевой, и Ожог это знает!


Взгляд гостьи переместился на Солнышко, стоявшую с хмурым видом.


– Какая прелесть! – Она приподняла подбородок золотистой малютки, затем повернулась к Глину и с уважением пощупала его лапу. – А ты силач, оказывается!


– Ну, не знаю… – промямлил он.


– Думаю, и вы много обо мне слышали, – продолжала Ожог, возвращаясь на порог, где стояла Коралл со стражниками. Длинный хвост песчаной извивался следом, как змея, ядовитый шип царапал каменный пол. – Однако не всегда стоит полагаться на слухи, особенно если речь идёт таких важных вещах, как пророчество. Можете задавать любые вопросы, я буду рада помочь вам принять решение – хотя, конечно, очень надеюсь, что ваш выбор падёт на меня. – Блестящие чёрные глаза остановились по очереди на каждом из драконят и повернулись к королеве. – Кстати, а что у нас сегодня на завтрак?


– Дайте, угадаю – конечно, рыба, – пробормотала радужная. Глин радостно облизнулся.


– Хорошая мысль, – кивнула Коралл. – Давай поедим. А потом расскажешь мне последние новости о войне. Говорят, у небесных что-то странное творится… Анемона, Цунами, за мной!


Жабры Цунами вздулись от негодования. Можно подумать, она только что вышла из яйца. И вообще, бросать друзей больше не собирается!


Однако гостья её опередила.


– Давай и остальных возьмём, – предложила она. – Хочется поближе с ними познакомиться.


– Ладно, пускай, – поморщившись, согласилась Коралл.


– А это можно пока оставить здесь. – Ожог кивнула на яйцо.


– Нет! – воскликнули разом королева и Солнышко. Коралл бросила на золотистую малютку удивлённый взгляд.


Солнышко подхватила яйцо и прижала к себе.


– Оно останется со мной!


Белая дракониха равнодушно повела крыльями, но Цунами вдруг задумалась: а нужны ли ей наследницы Морского трона, которые могли бы угрожать правлению Коралл? Чтобы сохранить верную союзницу, коварная песчаная принцесса вполне способна пойти на убийство. Конечно, под водой она дышать не умеет, но зачем всё делать самой? Можно использовать кого-нибудь из морских.


Пиршественный зал располагался лишь двумя этажами выше кухонного, и гостей, усевшихся за длинным столом, сразу окутали запахи солёной рыбы и жареных чаек. Чайки, как объяснила Коралл, готовились специально для «дорогих друзей из Песчаного королевства». Кресло Морской королевы возвышалось над всеми остальными, но Ожог справа от неё сидела лишь чуточку ниже.


Звездокрыла усадили по правую лапу от высокой гостьи, а Цунами с Анемоной – слева от матери. С другой стороны от Цунами оказался Мальстрём. Он без конца поправлял золотое кольцо в ухе, громко чавкал и бубнил о достоинствах нового сочинения королевы, хотя никто его не слушал.


Морские стражи выстроились по краям зала вперемешку с песчаными драконами из свиты Ожог. Местные с тревогой поглядывали на пришельцев, переминаясь с лапы на лапу и дёргая хвостами. Среди них Цунами заметила и Улитку с Саргассом, которые затравленно озирались по сторонам, будто не верили, что всё ещё живы.


Цунами поморщилась. Похоже, её величество задумала очередную публичную расправу над ослушниками, наподобие казни Черепахи.


Что ж, попробуем сыграть на опережение.


– Мама! – во весь голос воскликнула она, едва бирюзовые дракончики начали разносить суп. От неожиданности Мальстрём подскочил, едва не опрокинув на себя миску. Все вздрогнули от неожиданности, включая королеву. – Я хочу сообщить тебе о возмутительном происшествии!


– Да? – нахмурилась Коралл. – Давай, обсудим после завтрака, так приличнее.


– Нет! – отрезала Цунами ещё громче. – Это слишком возмутительно!


Её слова слышали все. Головы любопытных высунулись даже из озера и пещер по его берегам.


– Ну, тогда… – начала королева.


– Ты не поверишь, но моих друзей – драконят судьбы! – заковали в цепи! – и морили голодом! – здесь, в Морском королевстве, твои подданные!


– Что-о?! – Королева Коралл поднялась и взмахнула крыльями.


Она выглядела страшно разгневанной, но трудно было сказать, чем. То ли самой новостью, то ли тем, что её действия кто-то посмел обсуждать открыто.


– Так и было! – выкрикивала Цунами. – Трудно поверить, но это так! Конечно, ни у кого и мысли не может возникнуть, что ты знала…


– Ну разумеется, не знала! – поторопилась вставить Коралл. – Ни с какими драконятами я не позволила бы обращаться подобным образом, а тем более, с близкими друзьями своей дочери… да ещё из пророчества!


– И я не сомневаюсь, что ты накажешь драконов, которые посмели нарушить твой приказ и поступить так с моими друзьями! Правда ведь? Например, с тем, кто солгал тебе, что драконят хорошо кормят! – Цунами посмотрела на толстую Лагуну, застывшую в ужасе с морской улиткой в зубах.


– Ещё как накажу!.. – фыркнула королева. – Эй, стражи, схватите Лагуну и бросьте в подводную тюрьму!


– Но я… – залепетала бирюзовая дракониха. – Я только…


– В другой раз будешь выполнять мои приказы! – зарычала Коралл, но Цунами успела заметить краткую вспышку у неё под крылом: – «Молчи!» – Уроки Шквала не прошли даром.


Эх, мама, мама…


Лагуна обречённо повесила голову.


– Могу я хотя бы… – показала она на котелок с супом, когда стражи подхватили её под крылья.


– Останешься без завтрака! – отрезала Коралл. – Сама попробуй, каково это – сидеть голодной в тюрьме!


Цунами усмехнулась про себя. Она сильно сомневалась, что Лагуну заставят страдать. Очередное заседание Совета без бирюзовой толстухи не обойдётся.


Впрочем, это ещё не всё!


– А ты знаешь, мама, – снова повысила она голос, – кто приказал заковать в цепи моего друга Глина? – Коготь Цунами неумолимо вытянулся в сторону серо-зелёного дракона. – Начальник стражи Акула! Тот, кто обязан подчиняться каждому твоему слову! Разве это не переходит всякие границы?


– О да, – скривилась королева. Возможно, она даже скрипнула зубами, но ловко это скрыла. – В такое просто трудно поверить!


– Представь себе, мама, в какой ужас пришли бедные стражи, когда я объяснила им, что это никак не мог быть твой приказ! Солдатам пришлось выбирать между своим командиром и самой королевой! Само собой, они выбрали тебя и отдали мне ключи от цепей Глина – потому что остались верны тебе и своему долгу!


Королева взглянула на дочь с невольным уважением. Песчаная гостья с усмешкой продолжала есть суп.


– Что ж, замечательно, – со странным выражением протянула Коралл, – да они просто герои.


– А как же начальник стражи?


Королева махнула лапой.


– И его в тюрьму!


В отличие от Лагуны, Акула принял наказание молча. Коротко рыкнув на солдат, попытавшихся приблизиться, он бросил на Цунами взгляд, полный холодной ненависти, и молча нырнул в озеро.


Цунами с облегчением перевела дух. Конечно, это ещё не гарантирует безопасность Улитке и её товарищам, но королеве теперь будет труднее расправиться с ними.


Кроме того, пока Акула в тюрьме, спокойнее станет жить и драконятам, да и за яйцо можно меньше бояться.


– Браво, браво, – Белая дракониха лениво поаплодировала кончиками крыльев. – Надеюсь, теперь, когда представление окончено, я смогу задать свои вопросы этим выдающимся юным талантам? О пророчестве, к примеру?


– Звездокрыл может прочесть его наизусть, – усмехнулась Цунами. – Он всё запоминает… а потом повторяет и повторяет, даже когда никому не интересно. – Она покосилась на ночного дракончика, но он сидел над своей миской с прежним застывшим видом.


– О, как это замечательно! – простонал Мальстрём в искреннем восхищении.


Цунами сморщила нос. Уж они точно найдут общий язык – хотя до занудства зелёного приставалы Звездокрылу ещё далеко.


Между тем Ожог продолжала:


– Полагаю, у вас уже есть план, как исполнять пророчество… Как же без него?


Над пиршественным столом нависла напряжённая тишина. Все головы повернулись к драконятам. Ещё бы – этим вопросом задавался, наверное, каждый дракон в Пиррии.


У Цунами зачесалась чешуя, словно туда набился целый рой пчёл. Что тут говорить, нет у них ничего. Не успели сбежать от воспитателей, как тут же угодили в плен к небесным – когда тут строить планы спасения мира, самим бы спастись. Да и не учили их такому… за что особое спасибо дорогим Когтям мира!


Только как признаться в своей беспомощности драконам, которые так ждали драконят судьбы и надеялись на них?


– Мы как раз думаем над этим, – уклончиво ответила она. – Многое ещё неясно…


– Пока только изучаем положение дел, – неожиданно подхватила Ореола.


Ожог вопросительно взглянула на ночного.


– Ну… вообще-то… – заикаясь, начал тот, – конечно, вы… э-э… лучшая королева. У песчаных, то есть. Те, другие, вряд ли… ну, так сказать… в общем, мы…


– Звездокрыл! – удивлённо одёрнула его Цунами. – С какой стати ты говоришь за всех?


– Вот как? – хмыкнула Ожог, прищурившись. – А кто скажет?


– У нас каждый говорит за себя! – заявила радужная, не дав Цунами ответить.


– Вот именно! – пискнула Солнышко.


Цунами решительно кивнула.


– Да, и потом, мы ещё ничего не решили. – Она грозно глянула на Звездокрыла, жалея, что тот сидит слишком далеко.


– Я просто хотел… э-э… ну, что она… – пробормотал он. Ожог презрительно скривилась.


– Ты совершенно прав, ночной! – Королева Коралл сжала лапу песчаной принцессы. – Ожог – превосходная королева!


Гостья довольно улыбнулась, но Цунами заметила, как поспешно она отдёрнула лапу. А ещё – обращается к хозяйке дворца просто «Коралл», в то время как та величает её королевой! Странно всё как-то у них.


С другой стороны, выбору матери, наверное, стоит доверять… Почему бы и не признать Песчаной королевой эту самую Ожог? Тогда драконята уж точно будут здесь в безопасности, станут настоящими союзниками морских драконов.


Только вот почему-то неприятно об этом думать. Что-то не так с этой Ожог, но что?


– Дорогая королева, – обратилась Коралл к гостье, – хочу тебе поведать об одном происшествии. На днях мы нашли на наших островах тело убитой небесной.


Цунами вздрогнула. Она до сих пор не рассказала друзьям о Кречет. Теперь ещё больше рассердятся… Она вздохнула.


– Да ну? – Ожог усмехнулась. – Не такая уж плохая новость.


– Согласна, – улыбнулась в ответ королева, – но вот что странно: она была заколота ядовитым шипом. Зачем песчаным с небесными понадобилось драться так далеко от своих земель?


Вон как, оказывается? Цунами помнила лишь перерезанное горло, оно бросалось в глаза. Других ран на теле Кречет она не заметила и теперь с облегчением расслабила хвост. Выходит, драконят никто не подозревает: даже у Солнышка хвостик без шипа!


Однако в голове тут же зашевелились вопросы. Кто из песчаных мог убить Кречет? Цунами задумчиво почесала жабры. Может быть, Огонь решила отомстить за свою союзницу королеву Пурпур? Но почему именно здесь, на территории Морского королевства?


Поджав крылья, Ожог неловко поёрзала в кресле.


– В самом деле, очень странно.


– Личность убитой не установлена, – продолжала Коралл, – из особых примет – только старые шрамы от ожогов на лапах.


Цунами перегнулась через Мальстрёма и сжала крыло Солнышка, но не успела.


– О нет! – воскликнула в слезах золотистая малютка. – Кречет… Цунами, а вдруг это она?


За столом воцарилось молчание. Казалось, дыхание затаил весь дворец. Звездокрыл с Ореолой переглянулись. Цунами съёжилась, мечтая стать невидимой.


Королева Коралл медленно повернулась.


– Цунами, ты ничего не хочешь нам сказать?


– Да… простите меня. Я узнала её… Это была Кречет.


Солнышко всхлипнула, схватившись за голову. Глин неловко погладил её по крылу.


Ожог глянула на них с подозрением.


– Что-то ваша песчаная малышка слишком переживает…


– Кречет была нашей воспитательницей в пещерах, – объяснила Цунами, – хоть и не слишком любила… Не плачь, Солнышко, она не заслужила такого горя.


Крылья малютки дрожали, она не поднимала глаз.


– Тогда скажи мне, Цунами, – продолжала королева свирепо, – почему ты молчала все эти дни, хотя хорошо знала, что меня это интересует? Почему?!


– Я… я не думала, что это может что-то объяснить… потому что понятия не имела, зачем она оказалась там и кто её убил. – Цунами обвела виноватым взглядом Глина, Ореолу и Звездокрыла. – Я собиралась сначала рассказать друзьям… Кречет не очень годилась в матери, но она была единственной матерью, которую мы знали. Мне хотелось, чтобы они узнали первыми… но всё как-то случая не было.


– Прекрасно тебя понимаю, – проворковала Ожог. – Прости её, Коралл. Увидеть мёртвым знакомого дракона само по себе потрясение, а если ты ещё и сама не раз мечтала перерезать ей горло… как я своей матери когда-то… Так ведь, Цунами?


Глаза Цунами загорелись зелёным огнём, встретившись с холодным чёрным взглядом высокой гостьи.


Как она узнала?


Мать сказала только, что Кречет закололи шипом! Цунами сжала когти под столом.


Откуда песчаной принцессе известно о перерезанном горле Кречет?


Глава 20

Что же делать? Обвинить Ожог во лжи – или в убийстве – перед всеми? А как поведёт себя королева Коралл?


Стоп. Сначала подумать, не рваться по привычке сразу в бой. Цунами посмотрела на Звездокрыла. Ночной дракончик отличался достаточной сообразительностью, чтобы заметить оговорку гостьи – во всяком случае, вид у него был озадаченный.


Он перехватил взгляд Цунами и еле заметно кивнул. Так и есть.


Она глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. Нет, нельзя подвергать друзей опасности, схватившись с Ожог прямо сейчас. Лучше выждать, понаблюдать. Может быть, Звездокрыл со своим легендарным умом догадается, с какой стати ей понадобилось убивать Кречет.


Песчаная гостья сидела с самодовольной улыбкой. Чёрный раздвоенный язык то показывался из пасти, то исчезал. Наклонившись к Коралл, она кивнула Анемоне:


– Как поживает наше маленькое секретное оружие?


Бело-розовая малышка смущённо уставилась в свой суп.


– Чудесно! – Королева погладила дочурку по голове, сияя от гордости. – Сейчас сама увидишь… Мальстрём!


Тёмно-зелёный дракон, пыхтя, выбрался из кресла.


Цунами тоже вскочила, но мать строго покачала головой с увитыми жемчугом рогами, разбрасывая зеленоватые солнечные блики.


– Нет, дорогая, тебе это не интересно.


– Мама, пусть она посмотрит, – пропищала Анемона. – Ну пожалуйста!


Коралл и Ожог озабоченно переглянулись. Не верят, догадалась Цунами. Не хотят выдавать тайну, пока не убедятся, что драконята не примут чужую сторону.


– Очень интересно! – горячо возразила она, умоляюще сложив лапы. – Мне всё интересно, что ты делаешь, мама.


Ореола на другом конце стола закашлялась, скрывая смех.


– Мама, ну мама! – не отставала малышка.


Королева вздохнула.


– Ну ладно, только больше никто. – Она с подозрением покосилась на Глина.


– Мои друзья вернутся в пещеру и присмотрят за яйцом, – радостно кивнула Цунами.


Судя по гримасе Коралл, это ей тоже не слишком нравилось. Она нерешительно потопталась на месте.


Ожог в нетерпении ударила хвостом по полу.


– Ну что?


Цунами поднялась за ними на этаж, где прежде ни разу не бывала. Пол здесь плавное понижался к середине, так что зал напоминал огромную миску с невысокими бортами, на которых было развешано самое разнообразное оружие: копья из белых спиральных рогов нарвала, похожих на тот, что королева носила на кончике хвоста; кольчужные и пластинчатые боевые доспехи; длинные блестящие когти из серебристого металла, как у воришек из свитков, – однако ничего необычного, что могло бы держаться в секрете от посторонних.


Впрочем… Цунами пригляделась – вот этот доспех точно такой же, как на убийце в туннеле. Ну да, он самый! Она вспомнила, как безуспешно пыталась порвать железные кольца. Так и есть – вот и вмятины, явно от когтей.


Интересно, кто ещё имеет доступ в оружейный зал?


Очень возможно, что кто угодно.


– Ваше величество позволит? – Мальстрём указал на жемчуга, украшавшие крылья Коралл.


С милостивым кивком королева опустила крыло. Зелёный дракон аккуратно снял драгоценную нить, прошёл к центру зала и опустил на пол.


– Вот так, – самодовольно улыбнулся он, потирая лапы. – Посмотрим, сможешь ли ты дотянуть это до стены.


Цунами продолжала озираться. Вечно он дурака валяет! Где тут секретное оружие?


Анемона с хмурым видом уселась на пол.


– Это обязательно? – вздохнула она. – Зачем зря тратить силы?


Цунами растерянно обернулась на малышку.


Мальстрём приосанился и поправил кольцо в ухе.


– Повторение – мать учения! – изрёк он медоточивым голосом, наставительно качая когтем, который Цунами хотелось откусить.


– Я не хочу закончить, как Альбатрос! – дёрнув крыльями, прошипела малышка и придвинулась ближе к Цунами.


– Разве можно сравнивать? – снисходительно улыбнулся Мальстрём. – Альбатрос вырастил из камня целый дворец, прежде чем потерял рассудок и стал кидаться на всех. Тебе это ещё очень долго не будет грозить… Давай, постарайся!


Розовая малышка снова вздохнула, затем вытянула перед собой передние лапы… и жемчужная нить шевельнулась и поползла к стене, извиваясь змеёй!


– Во имя трёх лун! – воскликнула Цунами, вытаращив глаза. Только теперь ей стало ясно, какой магией ведает Мальстрём в Королевском совете и почему укоротилась сбруя в мастерской Глубокого дворца. – Анемона, да ты чародейка!


– Я знаю. – Малышка уронила лапы, и жемчужная нить замерла. Судя по взгляду Анемоны, она предпочла бы способности морского огурца.


– В нашем королевском роду уже были дракоманты, – похвасталась Коралл. – Правда, последний раз давно, несколько поколений назад. И вот, наконец, она! Как раз вовремя, чтобы помочь одержать победу.


– Осторожнее! – прошипела Ожог.


– О том, что магия полезна в бою, легко догадаться, даже не зная наших планов, – отмахнулась королева. – А применений мы ей найдём сколько угодно.


– Вот, например, – подхватил Мальстрём. Подойдя к стене, он снял железный нагрудник, подбросил в воздух и скомандовал. – Копьё!


Оружие на стене даже не шелохнулось. Железная пластина, кувыркаясь, полетела в озеро.


– Мне очень жаль, – буркнула розовая малышка, хотя вид у неё был совсем не виноватый, – ты не предупредил.


– Ай! – донёсся крик снизу и громкий всплеск.


– Анемона, – вздохнул Мальстрём, – в бою надо соображать быстрее.


– Тебе-то откуда знать? – буркнула она. Зелёный дракон нахмурился.


– Ещё раз! – велела Коралл, хлопнув лапами. – Соберись, дорогая.


Едва новая мишень взлетела в воздух, копьё с роговым наконечником сорвалось со стены и в полёте проткнуло железо насквозь.


Ожог и Коралл дружно зааплодировали. Цунами была ещё больше удивлена, когда копьё вернулось с насаженной на него пластиной и мирно улеглось на пол.


– О да, впечатляет, – согласилась белая дракониха, – но в прошлый раз вы показывали почти то же самое. Я не вижу прогресса. Как насчёт чего-нибудь покрупнее? Долго ещё придётся тренироваться?


– Думаю, она почти готова, – заверила Коралл.


– Ещё годы и годы, – ответила Анемона одновременно с матерью.


Белая дракониха прищурилась, поигрывая чёрным раздвоенным языком.


– Коралл, можно тебя на два слова? – кивнула она в сторону.


– Оставайтесь здесь, – велела королева.


Отойдя, насколько позволял поводок дочери, она заслонилась развёрнутыми крыльями и принялась шушукаться с гостьей. Сладко улыбаясь, Мальстрём направился к Цунами с Анемоной. Малышка злобно глянула в его сторону, и в тот же миг жемчужная нить, так и валявшаяся на полу, подскочила сама собой, перелетела стену и упала в озеро. Выпучив лягушачьи глаза, зелёный дракон с воплем бросился следом.


– Спаси меня, сестричка, – прошептала Анемона со слезами на глазах.


– От уроков этого занудного подлизы? Что-нибудь обязательно придумаю.


– Нет, я не о том… Хотя надоело, конечно, – поморщилась малышка. – Только и знает: «Бросай копьё, двигай кресло» – смех один! На самом деле, я могу любой предмет заставить делать всё, что хочу.


– Что, например? – заинтересовалась Цунами. Она опасливо оглянулась, но королева с Ожог были всё ещё увлечены беседой.


– Если верить Ожог, могу обрушить хоть весь Небесный дворец целиком!.. А ещё она хочет, чтобы я заговорила копьё, и оно само достанет принцессу Огонь, где бы та ни пряталась.


Цунами поджала хвост, стараясь не показывать, как потрясена. Если Анемона действительно такое может, она и впрямь грозное оружие, способное закончить войну за несколько дней.


– Правда, я не совсем уверена, что могу, – продолжала сестра, – только пробовать боюсь… просто не хочу! Каждый раз, когда дракомант применяет свою силу, он теряет часть себя. – Она протянула Цунами передние лапы – холодные как лёд и словно окаменевшие. – Альбатрос был принц и герой, но в те времена никто не знал, чем грозит магия. Построил дворец, и… Вот я и не хочу, чтобы такое же случилось со мной.


Как же спасти сестру? Очень уж соблазнительно воспользоваться таким оружием для победы… но как смотреть ей в глаза, в которых застыл ужас?


– Для начала я найду того, кто пытается нас убить, – сказала Цунами, обнимая малышку крыльями. – Может быть, тогда мама снимет с тебя поводок и успокоится. А потом, когда станешь самостоятельнее, скажешь ей, что не хочешь использовать магию – вдруг послушает?


– Что-то не верится, – хмыкнула Анемона.


Цунами не знала, как её утешить. Разбираться в колдовских делах дракончиков никто не учил. Однако и других вопросов к сестре накопилось немало, и неизвестно, когда ещё представится случай их задать.


– Скажи, а что бывает, когда дочерей не останется совсем? Кому достанется трон после Коралл?


Анемона задумчиво повертела кончиком хвоста.


– Не знаю… Королевы не умирают сами, не припомню такого, во всяком случае, у нас. Вроде бы, дядя Акула как-то говорил, что наследовать может и сын… но скорее всего, тогда на престол взойдёт Мурена, его дочь. Только ей это ни к чему – хочет, чтобы Коралл правила вечно… по крайней мере, так говорит.


– Ты ей веришь?


– Не знаю… Вообще, странная она. Может, и врёт, уж больно подлизывается.


– Запросто, – кивнула Цунами. – Только я думаю, что убийца Акула. Наверняка мечтает сделать дочку королевой, вот и убирает соперниц.


Анемона презрительно фыркнула.


– Мурена скорее сама умрёт, чем бросит вызов королеве.


Уголком глаза Цунами заметила, что Коралл складывает крылья, и торопливо прошептала:


– Пока притворись, будто мало что умеешь! Почаще ошибайся, пускай думают, что ты не готова.


– Эх, раньше надо было думать, – горько вздохнула Анемона.


Коралл направилась к дочерям, озираясь по сторонам.


– Где Мальстрём? – спросила она.


– Кажется, он что-то потерял, – невинно пискнула малышка.


– Королева Ожог хочет, чтобы ты попробовала…


Королева умолкла, заметив, как песчаная принцесса резко вскинула голову. Застыв на месте, она обвела взглядом зал. Сёстры тоже замерли, затаив дыхание.


Блестящие чёрные глаза Ожог впились в зелёный полог из ветвей и листьев над дворцом.


Теперь разглядела и Цунами.


Там, в вышине, что-то двигалось.


Что-то большое.


Глава 21

– Я позову стражу, – прошипела королева.


– Погоди! – Ожог подняла коготь. – Надо поймать, а не спугнуть.


Поманив за собой кончиком хвоста, песчаная дракониха неслышно скользнула к краю террасы и взмыла в воздух, направляясь к вершинам утёсов, кольцом окружавших озеро. Коралл с Анемоной полетели следом, Цунами не отставала, хоть и не была уверена, что приглашение относилось и к ней.


Ожог опустилась на край скалы, где из пещеры неподалёку вырывался мощный поток и падал каскадами с уступа на уступ, окружённый облаками сверкающих брызг. Здесь грохот воды почти совершенно заглушал шум крыльев.


Соображает, подумала Цунами, глядя на белую дракониху. Только почему-то от этого ещё больше не по себе.


Взгляд песчаной был по-прежнему прикован к зарослям над головой. Озеро осталось далеко внизу, и драконы, снующие по этажам дворца и плавающие в озере, казались отсюда крошечными, как ящерицы. Цунами разглядела и зелёного Мальстрёма, который всё ещё нырял, пытаясь ухватить ускользавшее жемчужное ожерелье.


За сотни лет толстые лианы густо оплели стволы и ветви наверху, поросшие мясистыми листьями шириной с драконью лапу. Там, где сквозь чащу пробивался солнечный свет, кое-где виднелись ярко-синие цветы с зубчатыми лепестками, похожие на разбитую скорлупу.


Листья у самого края утёса вновь зашевелились, словно кто-то пробирался вниз, сползая по лианам. Кто-то размером с дракона.


– Шпион! – злобно прошипела Коралл.


Ожог устремилась в гущу растительности, словно атакующая кобра. Впившись когтями в незваного гостя, она выдернула его из листвы, затем развернулась и бросила вниз. Цунами инстинктивно выставила вперёд лапы… и с изумлением увидела перед собой дракона, которого ни с кем не смогла бы спутать!


Ласт! Один из троих воспитателей, которым Когти мира поручили драконят. Тот самый изменник, что украл яйцо Цунами из Королевского гнезда и не удосужился научить её в детстве морскому языку.


Она едва успела удивиться, как врезалась вместе с ним в склон утёса. Оглушённые ударом, оба захлопали крыльями, чтобы удержаться в воздухе.


Песчаная принцесса поморщилась, разглядывая свою добычу.


– Морской? – хмыкнула она разочарованно. – А я-то думала…


– Не просто морской, – прошипела подлетевшая Коралл, хватая пришельца за горло и встряхивая. Зелёные глаза королевы пылали яростью и свирепым торжеством. – Ласт, подлый изменник, я столько лет ищу его!


– Ваше величество… – прохрипел пленник. – Прошу вас… я сам вернулся… умоляю о милосердии!


– После всего, что ты сделал? – взревела королева. – Поздно умолять!


Она отшвырнула его от себя и нанесла хвостом страшный удар по голове. Что-то хрустнуло, сине-зелёное тело обмякло и обрушилось вниз, трепеща крыльями.


– Ласт!!! – Цунами, не раздумывая, нырнула за ним. Конечно, после той жизни, что драконятам устроили в пещерах, жалеть воспитателя было не за что, но она ничего не могла с собой поделать.


Внизу повсюду торчали задранные головы. Население дворца с ужасом следило за падающим драконом, но никто даже не шевельнулся, чтобы спасти его. Цунами отчаянно работала крыльями. С такой высоты даже о воду можно разбиться насмерть!


– Глин! – выкрикнула она на лету. – Глин, помоги! – Земляной дракончик тут же выскочил из пещеры, моргая спросонья и расправляя бурые крылья. – Лови его!


Спрыгнув с уступа и стремительно снизившись по дуге, Глин врезался в Ласта и вцепился в него когтями, но сам едва удержался в воздухе. Однако ему удалось чуточку приостановить падение, и Цунами успела подхватить тяжёлый груз с другой стороны. Взвалив бесчувственное тело на плечи, они с трудом дотянули до дворца и в изнеможении свалились на первый попавшийся этаж – это оказалась библиотека.


Ласт раскинулся на полу с синими и чёрными резными отпечатками лап, голова его свесилась набок, из уха капала кровь.


Цунами встряхнула его за плечо.


– Очнись, рано умирать! – прорычала она. – Я тебе ещё не всё высказала.


– Откуда он тут взялся? – недоумевал Глин.


Бум! Бум! Бум! На террасу спрыгнули ещё трое драконят. Ореола сморщила нос на раненого, сразу окрасившись тёмно-зелёными зигзагами. Солнышко заохала, склонившись над ним и протянув лапы. Яйцо, привязанное к её груди, не давало приблизиться вплотную.


– Ласт! – позвала она тихонько. – Как ты сюда попал?


Вдали раздался командный рык правительницы.


– Обыскать всё вокруг! К нам могли пробраться Когти мира! – Последние слова Коралл выплюнула, словно тухлую рыбу из пасти.


Цунами с тревогой подняла глаза на лиственный полог, где зияла прореха, сквозь которую били солнечные лучи. Кто ещё теперь сможет отыскать тайное убежище морских драконов? Ожог, наверное, и не подумала, к чему приведёт её яростная атака. Вряд ли она это нарочно… скорее всего, просто не слишком беспокоится. Союзники, да, но всё же не свои.


Коралл с шумом влетела в библиотеку, задыхаясь от ярости. За спиной королевы маячили Ожог, Анемона и Мурена.


– Зачем тебе понадобилось его спасать? – прошипела она, повернувшись к Цунами. – После того, как они обращались с вами!


Цунами не знала, что ответить. Всё получилось как-то само собой, сработал инстинкт. А может, ей хотелось, чтобы Шквал встретился с родным отцом – хотя бы он, раз ей самой это не удалось? Или потому, что Ласт был последним из воспитателей, оставшимся в живых? Четверо драконят и трое взрослых – вот все, кто окружал её с детства, и двое из них погибли совсем недавно. А теперь – ещё одна смерть?


– Я подумала… Он мог бы рассказать немало полезного! – нашлась Цунами. – Например, о Когтях мира…


– Или о том, как сумел проникнуть в Гнездо, чтобы украсть яйцо! – вставила Ожог. – А ты умница, оказывается! Вся в мать.


Королева Коралл злобно зашипела, глядя на пленника, но вынуждена была согласиться.


– Хорошо, допросим… Мурена, разбуди его.


Серо-зелёная дракониха порхнула к озеру, притащила большую раковину воды и грубо плеснула в морду лежащему дракону. Солнышко ойкнула и отпрыгнула в сторону, спасаясь от брызг.


Кашляя и отплёвываясь, Ласт приподнялся и тут же схватился за голову. Взгляд его упал на драконят, и, к удивлению Цунами, осветился радостью. Он смотрел то на одного, то на другого и, казалось, никак не мог поверить, что его бывшие подопечные живы. Солнышко с улыбкой взяла его за лапу.


– Я думал, вы погибли! Небесные… Пурпур… как вам удалось…


– Удалось, – сухо кивнула Ореола.


– Когти мира нам не помогли, – добавила Цунами, – как и ваш хвалёный Провидец.


– Ты бы видел, как мы ловко… – начала Солнышко.


– Потом расскажем, – перебил Глин. Она оглянулась на разгневанную Коралл и умолкла.


Ласт проследил за её взглядом и передёрнулся. Поморщился, тут же снова схватился за голову.


– Что ж, с возвращением! – прорычала королева. – Не думала, что у тебя хватит смелости явиться сюда.


Сине-зелёный дракон, шатаясь, встал на колени.


– Я знаю, что недостоин милосердия, ваше величество… – глухо проговорил он, – но мне сказали… я надеялся…


– Зачем ты украл моё яйцо, негодяй? Моё, не чьё-нибудь!


Цунами сердито дёрнула крылом. Ах, вот как? Злится, что её обокрали – а несчастная жизнь того, кто вылупился из этого яйца, никого не интересует!


– Пророчество… – пробормотал Ласт. – Бездонная синь… трёхлунная ночь… я знал срок, видел яйцо – ещё до того, как ушёл…


– Бежал, – поправила королева. – Как трус, в разгар битвы!


Цунами поморщилась. Трудно было поверить, глядя на этого дрожащего бессильного старика, что он отец Шквала.


– Простите меня, ваше величество, – продолжал бормотать он, опустив крылья. – Пророчество… я никогда не предал бы вас ради чего-то другого… Мир так нужен нам всем… я никак не мог отказать Когтям.


– Как тебе удалось проникнуть в Гнездо? – Коралл свирепо оскалилась, хлестнув хвостом по бокам. – Стража стояла у двери круглые сутки!


Вот главное! Цунами вся обратилась в слух. Где тайный вход? Если узнать, легче будет поймать убийцу.


Пленник опустил голову.


– Я дал солдатам сонное зелье… Мне помогли подлить его в еду. Никто меня не видел, все спали… они не виноваты.


– Какая разница, – отмахнулась королева, – я их уже казнила. А помогла твоя жена, надо полагать? – хмыкнула она. Ласт вздрогнул. – Так и думала. – Коралл ухмыльнулась, довольная своей сообразительностью. – Зря она не сбежала вслед за тобой – вот и пришлось отправиться с кухни на войну, в самое кровавое пекло.


Пленник смертельно побледнел. Казалось, даже чешуя его потеряла цвет. Солнышко всхлипнула и прижалась к нему, обвив хвостом. Расстроенной выглядела даже радужная.


Цунами и в голову не приходило до встречи со Шквалом, что у Ласта где-то есть семья, и даже потом не задумывалась, каково это – бросить ради пророчества жену с крошкой дракончиком. Как же для этого надо верить! Сама она ни за что не решилась бы на такое.


– Теперь я знаю, что драконята судьбы живы, – тихо произнёс он. – Можешь делать со мной всё, что хочешь.


– Разумеется, могу, – снова усмехнулась Коралл, – и первым делом узнаю от тебя, где прячутся Когти мира.


Ласт молча покачал головой.


– Зачем? – вмешалась Цунами. – Какой от них теперь прок?


Острые белые клыки королевы сверкнули в широкой улыбке.


– Месть, золотце. Никто ничего не крадёт у меня безнаказанно. Я найду их и уничтожу всех до одного.


– Разве нет дел поважнее? Драконят Когти мира, конечно, воспитывать не умеют, но хотят они только добра. Остановить войну… ради всех нас!


За спиной у королевы раздалось насмешливое шипение.


– Мы не хотим остановить войну, милочка, – вкрадчиво молвила песчаная принцесса. – Мы собираемся победить в ней. Надеюсь, ты видишь разницу?


– Да, но что нам даст смерть Когтей мира? Они никому не принесли вреда, кроме нас пятерых. – Цунами махнула крылом в сторону драконят.


– На самом деле, – неожиданно для всех подал голос Звездокрыл, – они фактически спасли Цунами жизнь.


Ночной дракончик испуганно сжался, встретив угрожающий взгляд королевы. Все смотрели на него с удивлением, смутился даже пленник.


– Что? – прошипела Коралл. – Как это?


– Н-ну… п-просто, – заикаясь, стал объяснять Звездокрыл, – все другие принцессы в кладке, э-э… не выжили… их убили, а он, то есть, Ласт… э-э… забрал яйцо, и убийца не успел… Если бы Цунами вылупилась как все, в Гнезде, её бы тоже убили. Значит, своей кражей он её спас… вот.


Цунами оторопела, её словно вытащили из чешуи и засунули в другую. Нет! Когти мира поломали ей жизнь, всё испортили, лишили будущего. И всё же она чувствовала каждой чешуйкой, что ночной дракончик прав. Хоть и случайно, невольно, но Ласт её спас.


Как бы ей ни мечталось вылупиться во дворце и воспитываться у родной матери, ничему этому никогда не суждено было сбыться. Её тоненькая шейка переломилась бы в когтях убийцы точно так же, как у несчастной сестрички в Королевском гнезде.


Размышления Цунами прервал громкий голос за спиной.


– Ваше величество! – В зал влетел маленький дракон, тот самый Трепанг, что принёс весть о смерти Кречет. Поскользнувшись на полу, он едва не врезался в королеву и отвесил низкий поклон, прикрывая голову крыльями. – Ваше величество, в море пойман подозрительный дракон – возможно, сообщник!


– Ведите его сюда! – Грозный рык королевы эхом отразился от скалистых берегов озера.


В ответ Трепанг показал на туннель, откуда вынырнула Пиранья во главе отряда стражей, которые кого-то волокли за собой. Взлетев из воды, они стали кругами подниматься к этажу королевской библиотеки.


Глаза пленника были закрыты, перепончатые лапы бессильно болтались. На небесно-голубой чешуе обильно кровоточили раны от когтей.


У Цунами всё перевернулось внутри. Это был Шквал.


Глава 22

Когда Ласт увидел сына, брошенного к лапам королевы Коралл, чешуя его посерела.


– Неправда! – простонал он. – Шквал совсем ни при чём, мы ни разу не общались.


Мурена снова окатила его водой, и сине-зелёный дракон затих, прикрывшись крылом.


Цунами решительно выступила вперёд.


– Он говорит правду! Шквала во дворце не было, он… он помогал мне. Мы занимались… э-э… морским языком.


Она сама хорошо понимала, как неубедительно это звучит.


– Языку тебя должен учить Мальстрём, а не этот презренный урод! – прошипела королева.


– Мальстрём ужасный учитель! – вскинулась Цунами. – Лучше брать уроки у какой-нибудь медузы.


Шквал тем временем очнулся и с трудом сел. Медленно обвёл взглядом стоящих вокруг драконов, остановился на Ласте. Отец и сын молча смотрели друг на друга.


– Признайся в своём предательстве! – потребовала Коралл. – В конце концов, это у вас семейное.


Она замахнулась когтистой лапой, синий дракон в страхе отпрянул. Пиранья зашипела и ткнула его в бок рогом нарвала.


– Не трогайте его, пожалуйста! – снова начала Цунами. – Он не с Когтями мира, он сам по себе – я точно знаю! – Услышав это, Шквал почему-то виновато отвёл глаза. Цунами хмыкнула про себя. Что ещё он забыл рассказать?


– Бросьте шпионов в новую тюрьму! – распорядилась Королева, с отвращением скривившись. – О Когтях мира их расспросим потом, когда я накоплю побольше злости.


– А не хочешь спросить кое о чём ещё? – прошипела вдруг белая дракониха. Она так долго молчала, что Цунами вздрогнула от неожиданности. Королева удивлённо обернулась. – Зачем они убивали твоих наследниц? Ведь это они, разве не ясно?


Глаза королевы яростно вспыхнули.


– Ну конечно! – заревела она. – Кто же ещё?


– Настоящий заговор, – проворковала песчаная, – по всем правилам жанра.


– Так и есть, – прищурилась Коралл.


– Нет! – воскликнула Цунами. – Этого не может быть!


– Совсем как в твоих гениальных детективных историях, – продолжала Ожог, не слушая её. – К примеру, в «Когтях смерти» или «Кровавом хвосте». Последняя особенно хороша.


– О да, как будто про них и написано! – горячо согласилась королева. – Просто классические убийцы.


– Нет, неправда! – чуть не плакала Цунами. – Ну сами подумайте, зачем им это делать? Где мотив преступления?


Королева свирепо оскалилась.


– Ещё какой мотив! Ожог, объясни ей.


– Очень просто, – усмехнулась песчаная. – Цунами должна была остаться единственной наследницей. Чем меньше соперниц, тем она ценнее. Такой козырь, такое орудие в их лапах! Когти мира могли бы добиться от морских чего угодно.


– Я никогда не стану ничьим орудием! – зарычала Цунами.


– Погодите! – вмешался Глин, озадаченно мотая широкой бурой головой. – Ласт не может никого убить. Разве не потому он убежал отсюда с самого начала?


– Чушь! – отмахнулась Коралл. – Он бежал, спасая свою шкуру!


– Даже если так, я вижу противоречия в вашей версии, – задумчиво произнёс Звездокрыл, глядя в потолок. Казалось, он решал математическое уравнение. – Убийства принцесс начались за два года до того, как Ласт украл яйцо Цунами. В то время Когти мира ещё не могли знать, что им понадобится королевское яйцо. Ласт не знал даже, что примкнёт к Когтям… а потом он целых шесть лет провёл с нами в пещерах – когда ему было летать туда-сюда и совершать убийства? – Ночной дракончик покачал головой. – Нет, боюсь, что… – Заметив взгляд Ожог, он поджал крылья и захлопнул пасть.


– Он прав, – кивнула Цунами. – Так и есть.


– Грязную работу могли выполнять и другие их сообщники, – хмыкнула песчаная. – Сама подумай, Коралл. Когти мира твои старые враги – кто же ещё может стоять за этими преступлениями? Такое объяснение отлично увязывает все нити.


Королева мрачно кивнула, шевельнув когтями в сторону котла со свитками, словно ей не терпелось записать сюжет.


– Зачем тебе это надо? – прорычала Цунами, шагнув к песчаной. – Хочешь свалить на Ласта со Шквалом свои собственные грехи?


Ожог звонко расхохоталась.


– Мне-то какое дело до Морских принцесс? Хотя, конечно, я сочувствую горю своей драгоценной союзницы, потому и позволяю себе указать ей на очевидное. На её месте казнила бы этих двоих мерзавцев без малейшего промедления.


«Тебе не терпится убрать Ласта, – поняла Цунами, – и Кречет убила тоже ты, теперь в этом нет никакого сомнения. Зачем?»


– Отлично! – снова оскалилась Коралл, потирая лапы. – Уведите их, казнь назначим позже.


По команде Пираньи стражи навалились на Ласта со Шквалом и уволокли их так быстро, что Цунами не успела ничего больше сказать. Шквал упорно отводил взгляд. Она бессильно сжала когти.


– Ты понимаешь, что это значит? – с улыбкой обернулась к ней мать. – Яйцо можно вернуть в Гнездо, теперь оно в безопасности!


– Нет! – крикнула Солнышко, прижимая яйцо к груди.


– Даже не сомневайтесь, – бодро заверила Коралл. – Ласт надёжно заперт, и младшая принцесса вылупится, как положено, в Королевском гнезде.


Цунами упрямо насупилась.


– Я не верю. Ты готова рисковать жизнью моей сестры из-за дурацкой истории, которую сочинила Ожог!


Обсидианово-чёрные глаза белой драконихи злобно блеснули.


– С яйцом ничего не случится, – фыркнула Коралл, – и потом, в этом Гнезде появлялись на свет все правительницы в истории Морского королевства.


«И ты тоже, – подумала Цунами в наступившей вязкой тишине, – но не я. Когда-нибудь тебе придётся проглотить свои слова!» Впрочем, подумала скорее по привычке. Она уже не была так уверена, что хочет стать королевой. Особенно, если придётся дружить с Ожог – или порвать с ней и столкнуться с печальными последствиями.


Песчаная принцесса лениво разглядывала свои когти. Как ни обидно, переубедить мать насчёт яйца теперь могла бы только она, но Цунами вдруг поняла, что Ожог и в самом деле наплевать на судьбу наследниц Коралл.


– Хорошо, пускай. – Цунами гордо выгнула шею. – Только я останусь с яйцом, пока не вылупится сестра!


– В Королевском гнезде? – Мать нахмурилась. – На всю ночь?


– Я хочу сама убедиться, что всё в порядке. – Цунами взглянула на яйцо, в котором мерцали блики изумрудного света, – дракончик уже готов был вылупиться и напирал на истончившуюся скорлупу, так что яйцо даже покачивалось в лапах у Солнышка. – А когда поймаю настоящего убийцу, ты отпустишь Шквала и Ласта на свободу, обещай мне!


– Вот ещё! – фыркнула Коралл. – Ласта – никогда и ни за что!


– Даже если я спасу твою последнюю наследницу?


Королева махнула лапой.


– Тебе не придётся никого спасать: убийцы уже схвачены.


– Значит, ты ничем и не рискуешь. – Цунами перехватила ледяной взгляд песчаной.


– Ну ладно. – Коралл покачала когтем. – Шквала я тебе обещаю, но Ласт… Ему придётся ответить за очень многое.


Ожог отвернулась, явно успокоившись. Ага, стало быть, до Шквала ей дела нет.


Ничего больше добиться пока невозможно. Как спасти Ласта, придётся подумать потом.


– Как же ты будешь там одна? – забеспокоился Глин. – Мы хотим тебя защищать!


– Тот, кто хочет разбить яйцо, постарается убить и тебя, – поддержала его Ореола.


Цунами сжала когти и покачала головой.


– Нет, если я поймаю его раньше.


Часть третья: Из яйца

Глава 23

Кромешная тьма царила в Королевском гнезде. Тьма и жуткая тишина.


Конечно, Цунами видела в темноте, но всё вокруг казалось серым и слегка размытым. Лишь едва заметные искры света мерцали в яйцах, где неслышно ворочались драконята. У дальней стены лежали ещё три, но там были принцы, за которых можно было не волноваться.


Снаружи дежурили стражи, но в Гнезде оставалась одна Цунами. Как только дверь закрылась, она обошла все стены, ощупывая малейшие неровности и внимательно осматриваясь в надежде, что откроется потайной вход. Несколько раз обошла вокруг статую Орки, подёргала за мраморные когти, за хвост, простучала пьедестал – ничего. Наконец, отчаявшись найти какой-нибудь секрет, скорчилась возле яйца принцессы и стала ждать.


«Выходи, убийца, я готова!» – свирепо усмехнулась она, сжав копьё из рога нарвала. Драться копьём драконят никто не учил, но врасплох её больше не застанут.


Тёплые водяные струи били из отверстий в полу, окружая гнездо вихрями пузырьков. Рядом с яйцом было непривычно жарко, но Цунами не решалась отходить. На всякий случай она сунула нос под подстилку, но пол и там был гладкий и отполированный, как яичная скорлупа.


Свет под скорлупой трепетал, словно крошечное сердце. Дракончик внутри, похоже, пытался расправить крылышки. Может, Солнышко права, и сестричка может слышать, что ей говорят? Цунами ласково погладила тонкую скорлупу и шепнула:


– Не бойся, я пришла защитить тебя.


Конечно, вместо слов получилась лишь струйка пузырьков, но крошечные крылышки снова затрепетали, будто в ответ. Цунами придвинулась к самой скорлупе, надеясь услышать хоть какой-то звук в жарком беззвучном мраке.


Скр-р-р…


Она вскинула голову.


Тишина. Показалось?


И всё же… трудно было отделаться от ощущения, что здесь кто-то вдруг появился.


Скр-р-р…


Чешуя зачесалась, как будто по спине бегали пауки.


Цунами вскочила, выставив когти. Дверь была всё так же заперта, яйца спокойно лежали в гнёздах. Неподвижность нарушали только пузырьки воздуха, поднимаясь к потолку.


Стоп!


Статуя Орки… разве она не была обращена к входу?


Цунами вглядывалась до боли в глазах.


Орка смотрит сюда? Не может быть…


По спине пробежала дрожь.


Статуя смотрела! Сапфировые глаза казались в сером мраке обсидианово-чёрными, как у Ожог. Нет, точно – раньше она стояла, обратившись к двери. Теперь же мраморная голова повернулась к дальней стене, устремив зловещий взгляд на яйцо.


Не может…


Скр-р-р… Скр-р-р… Скр-р-р-р…


Каменные лапы скрежетали когтями о пьедестал, каменный язык мелькнул между острых акульих зубов.


Никакой убийца сюда не проникал, поняла Цунами. Он уже здесь, и всегда был.


Статуя спрыгнула с пьедестала, протягивая лапы к яйцу.


Цунами преградила ей путь и отпихнула что было силы, но тяжёлые грубые когти из зелёного мрамора успели царапнуть шею, сминая синюю чешую, разрывая жабры. Вода вокруг стала красноватой и мутной.


«Кровь в Гнезде, непорядок», – пронеслось в голове у Цунами. Едва удержавшись на лапах, она отскочила, зажимая рану.


Как драться с каменным истуканом? Бесполезно…


Орка атаковала снова, неумолимая, как прилив. Получив тяжёлый удар, Цунами опрокинулась на спину и охнула, прижатая к полу тяжким мраморным телом. Она извивалась и царапалась как могла, шипя от боли в когтях, но не могла ни вырваться, ни нанести противнику вреда.


Статуя приподняла и с силой опустила каменную лапу. Растоптать того, кто мешает, и добраться до яйца! В груди у Цунами что-то хрустнуло, острая боль пронизала тело.


Не пущу! Из последних сил притянув к себе голову истукана, Цунами снова встретила зловещий взгляд тёмных глаз. Впилась когтями в каменные глазницы и вырвала оба блестящих сапфира.


Против ожидания, мраморная Орка не заревела и не скорчилась от боли – просто замерла на миг, а потом присела на задние лапы, качая головой из стороны в сторону. Страшная тяжесть на миг ослабла, и Цунами удалось вывернуться.


– Помогите! – крикнула она сквозь воду так отчаянно, что стражники услышали бы какой-то звук, пусть и непонятный, даже через толстую дверь. – На помощь!


Будь они на посту, конечно. Однако, похоже, королева Коралл, убеждённая в своей правоте, отослала их за ненадобностью. Так или иначе, на крики никто не явился.


Между тем, статуя ощупала пустые глазницы, затем пошарила лапой по полу, очевидно, надеясь подобрать случайно выпавшие глаза. Цунами метнулась к стене, сжимая в лапе тяжёлые камушки, и затолкала их в отверстия, откуда поступала тёплая вода. Затем вернулась к яйцу и подобрала с пола копьё. Только что от него толку против камня?


Мраморная Орка высунула язык, словно пробуя воду, потом медленно повернула безглазую морду к Цунами.


Кто-то заколдовал статую, это ясно. Остановит её слепота, или она продолжит убивать королевских наследниц, несмотря ни на что? Понятно и другое: она убивает, только когда в Гнезде никого нет – но Цунами не кто-нибудь, а тоже принцесса, а стало быть, законная жертва.


Зелёная дракониха шагнула вперёд. Пол вздрогнул от тяжести каменных лап.


Как отвлечь её от яйца?


Может, достаточно отворить дверь, и мраморный истукан вновь застынет на пьедестале? Если бросится догонять, пускай. Только как оставишь яйцо? Каменная тварь быстрая, может вернуться назад и растоптать его одной лапой.


Забрать яйцо с собой? Не пустит, растопчет обоих. Нет уж, лучше пускай лежит.


А ты не пройдёшь, не пройдёшь! Цунами выставила копьё перед собой. Воткнуть в глазницу? Что толку – в каменной голове нет мозга. В груди нет сердца, и нет даже уязвимой точки на хвосте, как у всех драконов.


Каменная дракониха подняла нос, словно принюхиваясь. Пустые провалы глазниц чернели, как морские каньоны. Неужели учуяла? Может, находит по вкусу воды? Или неизвестный дракомант наделил статую слухом?


Так или иначе, она точно знала, где находится жертва.


Орка взвилась в прыжке.


Цунами успела упереть копьё в пол, и мраморная грудь с размаху врезалась в острый рог нарвала. Страшный удар болью отозвался в лапах. Статую отбросило назад, на пол посыпались осколки зелёного мрамора.


Ага, значит, разбить её всё-таки можно.


Истукан снова двинулся вперёд, на этот раз осторожно, ощупывая воду. Цунами не успела отвести копьё в сторону – каменные лапы ухватились за него и вырвали, и если бы она не отскочила, то сама оказалась бы насаженной на острый винтовой рог.


Статуя не издавала ни звука, если не считать скрежета камня о камень. Ни рёва, ни рыка, как у драконов во время битвы, одно зловещее молчание в сумрачной тишине Гнезда. Способна ли она говорить, и вообще как-то общаться?


Может, попробовать… Однако не успела Цунами это подумать, как истукан отбросил рог и снова бросился на неё. На этот раз она была готова – поднырнула под каменное брюхо, схватила копьё и отступила к гнезду, заслоняя его собой.


Разбить статую в движении не получится, слишком она быстрая и сильная. Вот разве что устроить какую-нибудь ловушку…


Мраморная дракониха крутанулась на месте и ударила хвостом. В груди снова хрустнуло, от страшной боли помутилось в глазах. Цунами впечаталась в стену – и тут же снова заслонила собой яйцо, выставив вперёд роговое остриё. Каменные лапы потянулись к копью, но она подняла его и с силой всадила в распахнутую пасть истукана.


Копьё с треском вошло в узкую щель и застряло намертво. Как ни скребли рог мраморные когти, вытащить его не получалось. Тупой конец остался в лапах у Цунами. Оглянувшись, она дёрнула за него, заставив статую покачнуться, и глубоко вогнала в отверстие в полу. Каменное чудище оказалось наколотым на длинный рог, как рыба на гарпун. Его хвост хлестал по бокам, крылья тяжело перемалывали воду, но копьё держалось.


С трудом удерживаясь на лапах в бурных водоворотах, Цунами бросилась к яйцу и взяла его в лапы…


Тук-тук-тук…


Скорлупа треснула посередине, и из яйца высунулась крошечная изумрудная головка. Тёмно-зелёные глаза впились в Цунами, потом удивлённо моргнули.


Цунами с улыбкой мигнула полосками на голове – не очень ярко, чтобы не напугать сестрёнку: «Привет!»


Мраморная дракониха продолжала отчаянно биться, кроша лапами пол. Ещё немного, и… Цунами прижала к себе детёныша и рванулась к двери, загребая воду крыльями из последних сил.


Стражников за дверью не оказалось – как и следовало ожидать.


Цунами оглянулась через плечо и поняла, что можно не спешить.


Странное колдовство работало лишь в полной тайне и рассеялось, как только дверь открылась. Тот, кто наложил это страшное заклятие, не хотел, чтобы статую-убийцу кто-то застал за её чёрным делом. Скорее всего, она заранее чувствовала приближение драконов по туннелю и успевала вернуться на свой пьедестал. Так она могла убивать сколько угодно.


Цунами оскалилась в свирепой улыбке. Больше не будет.


Теперь даже королева Коралл всё поймёт без объяснений, стоит ей увидеть статую Орки такой, как она сейчас: не спокойная и величественная на пьедестале, а с оскаленной пастью и хищно протянутыми когтями. Сегодня все узнают, что за убийца хозяйничал столько лет в Королевском гнезде!


Какой же чародей тут поработал? Ясно, что дракомант – но это никак не могла быть Анемона, ведь она вылупилась гораздо позже, чем начались убийства.


Впрочем, чародейство у них в крови, семейное… Акула? Мурена? Будь они дракомантами, уж наверное не задумались бы использовать его как-то ещё. Акула – как боевое оружие, чтобы отличиться перед королевой, а то и избавиться от неё самой, чтобы усадить на трон собственную дочь. Сама же Мурена, если она так предана королеве, давно призналась бы и предложила повелительнице свои колдовские услуги.


Нет, это кто-то другой из королевской семьи.


Малютка сестричка обвилась вокруг шеи, и Цунами поморщилась от боли в расцарапанных жабрах. Она повернулась и шагнула назад, оставив дверь открытой. В памяти вдруг всплыли слова Коралл: «Моя старшая дочь. Очень талантливый была скульптор».


Орка умерла много лет назад. Решила оставить матери смертоносный подарок?


Аккуратно обойдя гнёзда, Цунами заглянула статуе в пустые глаза. Никаких признаков жизни, обыкновенный камень. Только расколотить его придётся в самую-самую мелкую крошку и рассеять по морскому дну.


Тайное оружие Орки больше не угрожает ни яйцам, ни драконятам. Счёт его убийств закрыт.


Глава 24

Яркий утренний свет сочился сквозь завесу джунглей, расцвечивая Летний дворец зеленоватыми солнечными бликами. Цунами наслаждалась покоем, расправляя крылья. Как хорошо, что на сегодняшнем Совете ей разрешили не присутствовать. После ночного сражения в Королевском гнезде надо хоть немного отдохнуть от дворцовых интриг и военных хитростей.


Изумрудная крошка резвилась поблизости на берегу, разбрасывая лапками песок и зарываясь в него носом. Зажмурилась, чихнула и повалилась на спину, потом села и недовольно насупилась.


– Песок в нос набился? – улыбнулась Цунами. – Бывает.


Сестричка встряхнулась и, заметив неподалёку краба, радостно устремилась к нему. Попыталась схватить, но тот оказался проворней и скрылся в норке. Она растерянно взглянула на свои пустые лапки.


– Как её назвали? – поинтересовалась Солнышко, усаживаясь рядом.


Цунами ощутила её тёплый бок и с облегчением вздохнула. Значит, простила – а может, просто забыла, что сердилась. Ну и славно.


– Да вот, думаю пока… Мама сказала, чтобы я назвала.


Крошка, занятая раскопками крабьей норы, обернулась. Песок под носом был похож на усы.


– Назови её Нерпа, – захихикала Ореола.


– Ну, вот ещё, – хмыкнула Цунами. – Ей надо что-нибудь подостойнее.


Подпрыгнув за бабочкой, крошка не удержалась в воздухе и зарылась головой в песок, трепеща крылышками и смешно болтая хвостиком. Солнышко кинулась на выручку.


– И то верно, – усмехнулась радужная. – Одно сплошное достоинство.


– А какая симпатичная! – заметил Глин. – Мордочка точь-в-точь твоя, Цунами.


Щёлкнув хвостом от удовольствия, Цунами гордо взглянула на Ореолу и Солнышко. Один ночной дракончик сидел в стороне и не сводил глаз с дворца, задумчиво перебирая когтями песок.


Радужная потянулась к нему и ткнула в бок хвостом.


– Да что с тобой такое? Не надоело лизать пятки этой песчаной интриганке?


– Неправда, я не… – попробовал возмущаться Звездокрыл.


– Правда-правда! – оборвала его Цунами.


Он хмуро отвернулся.


– Просто она… думаю, Ожог была бы хорошей королевой.


– Ничего ты не думаешь! Там, в пещерах, сам расписывал, какая она коварная и строит планы подчинить все племена Пиррии.


– Точно, говорил! – кивнул Глин, помогая изумрудной крошке копать в песке нору. – Даже я припоминаю.


Звездокрыл раздражённо дёрнул крылом.


– Ну, если даже ты…


– С чего вдруг ты к ней так воспылал? – не отставала Цунами, поглядывая краем глаза на сестричку, которая выпрыгнула из норы и отряхивала крылышки.


– Ожог умная, – буркнул Звездокрыл, – она… ну, в общем, лучше, чем Огонь или Пламень.


– А мне она не нравится! – заявила вдруг Солнышко.


– Правда? – Крылья ночного уныло обвисли.


– Да! – Солнышко сердито тряхнула головой. – Она сказала, что я «прелесть», и всё. Как будто обо мне больше нечего сказать!


– Но ты и в самом деле прелесть, – возразил Глин, погладив её по золотистому крылу.


– И это главное в тебе, – добавила Цунами, с удивлением ловя её хитро прищуренный взгляд. – Хотя мне Ожог тоже не нравится. Не верю я ей, и всё тут. Так или иначе, о Пламени мы знаем только из свитков, надо с ней познакомиться поближе. Может, глупость младшей сестры и преувеличивают.


– Вряд ли, – покрутил носом ночной дракончик.


– Значит, летим искать Пламень? – оживилась Ореола. – Здесь больше делать нечего?


Драконята с надеждой повернулись к Цунами. Даже изумрудная крошка перестала копаться в песке.


Цунами ощутила укол вины – она не ожидала, что её друзья так рвутся удрать из Морского королевства.


С неба послышался шум крыльев, и все задрали головы. Сверкая на солнце кобальтово-синей чешуёй и жемчугами, с верхнего этажа дворца кругами спускалась Коралл с Анемоной на поводке, рядом летели Ожог и Мурена.


Едва завидев на берегу бело-розовую сестричку, изумрудная малышка бросилась к ней вприпрыжку и вцепилась коготками в лапу. Анемона со смехом отбросила её. Яростно пискнув, малышка вскочила и снова атаковала лапу, а затем принялась взбираться по ней.


– Ну как, выбрала ей имя? – спросила сестра.


– А пускай будет Кайра?


– Это такая морская птица, – важно пояснил ночной дракончик, обернувшись к земляному.


– О, здорово! – уважительно кивнул Глин. – Припоминаю такую… вроде бы.


Материнский взгляд, обращённый на младших дочерей, был полон радости, гордости и заботы. Цунами было приятно видеть королеву такой. Коралл и в голову не придёт причинить им вред, даже когда принцессы подрастут и будут готовы претендовать на трон. Заботлива она, конечно, не в меру, но это всё же лучше, чем не заботиться совсем.


Интересно, есть ли дочери у Ожог или у старшей, Огонь? В свитках про них должно быть, Звездокрыл знает. Вот уж кто бы не задумываясь убил собственных драконят, будь это необходимо. Трудно даже представить, сколько секретов и интриг таится в чёрных блестящих глазах песчаной принцессы.


– Статуя Орки уничтожена, – со вздохом сообщила королева. – А какая красивая была! Талант, что и говорить… До сих пор трудно поверить, что она всю жизнь скрывала колдовские способности. Вот кому бы позаниматься с Мальстрёмом!


– О да, как много она потеряла! – печально согласилась Цунами, незаметно подмигнув Анемоне.


– Надо будет проверить все её работы, – нахмурилась Коралл, – кто знает, какое там ещё колдовство спрятано.


– Значит, точно она, никаких сомнений? Не могло быть во дворце других дракомантов? – Не удержавшись, Цунами покосилась на Мурену и встретила ответный яростный взгляд.


Королева покачала головой.


– Перед тем как мы разбили скульптуру, Анемона оживила её и заставила всё рассказать… Сама Орка и наложила чары, кто же ещё. – Коралл снова вздохнула. – Закончила работу, подарила в Королевское гнездо, а потом бросила мне вызов. Не сомневалась в своей победе, вот и решила заранее избавиться от всех соперниц.


– Теперь понятно, что значили её последние слова, – прошипела Мурена.


– Ещё бы, – печально кивнула Коралл. – Она сказала: «Ничего не вышло, теперь ты будешь править вечно. Скажи мне спасибо, мамочка». – Королева взглянула на Анемону с Кайрой, весело играющих в песке, и задумчиво погладила старшую по голове.


– Но если… – неожиданно подал голос Глин, – если драконят убивала Орка, кто же тогда напал на Цунами в туннеле?


Королева развела крыльями.


– Кто знает… Когда-нибудь выясним, конечно. Во всех историях преступника рано или поздно разоблачают.


Анемона с Цунами хмуро переглянулись.


Сама Цунами склонялась к тому, что убить её пытался Акула. Он уже вышел из-под ареста и патрулировал со стражниками Летний дворец, злобно поглядывая на драконят. Когда она появилась из Королевского гнезда с новой принцессой в лапах, вся избитая и с окровавленными жабрами, никакой радости начальник стражи не проявил и ничем не помог.


Поморщившись, Цунами тронула повязку из водорослей у себя на шее. Сломанные рёбра болели при каждом движении, но лекарь сказал, что достаточно сохранять покой, и всё заживёт само.


Легко сказать! Похоже, драконятам судьбы так и не достанется ни капельки покоя.


Она повысила голос.


– Я полагаю, что теперь, когда убийства принцесс раскрыты и настоящий убийца пойман, Шквал может выйти на свободу? Ты обещала, мама!


– Я помню свои обещания, золотце, – кивнула Коралл, – только не знаю, что с этим уродом теперь делать? В своём королевстве я его видеть не желаю. Придётся ему, видно, ползти к своим Когтям мира и проситься назад.


– Он может полететь с нами… – начала Цунами и тут же одёрнула себя. Слишком поздно. Чёрные глаза песчаной принцессы сверкнули огнём.


Королева Коралл подозрительно прищурилась.


– Вы куда-то собрались?


– Мы… ну… нам, наверное, пора. – Цунами ощутила, как друзья у неё за спиной жмутся друг к другу. – Я… мне здесь всё-таки трудно, мама. Как ни стараюсь, от меня одни неприятности, и делаю совсем не то, для чего появилась на свет. Морского языка не знаю, и на Совете от меня пользы нет. У тебя теперь две прекрасных дочери, которые будут великими правительницами… а моя судьба другая – я должна остановить войну. Я и мои друзья.


Ожог посмотрела искоса.


– И как же вы собираетесь это сделать?


– Не знаю, мы ещё подумаем.


– Мы хотели бы ещё взглянуть на Пламень, – вставил земляной дракончик. – Чтобы уж по-честному.


«Молчи, идиот!» – Цунами скрипнула зубами.


Звездокрыл поспешил на выручку.


– Однако это нисколько не изменит того, как мы… то есть, что мы думаем о… – Он замолк, съёжившись под убийственным взглядом Цунами.


Дёрнув хвостом, белая дракониха шагнула вперёд. Чёрный узор у неё на спине зловеще сверкнул в лучах солнца.


– Нет! – отрезала она. – Отсюда никто не уйдёт.


Цунами возмущённо ощетинила гребень.


– Какое тебе дело? Ты не можешь здесь распоряжаться!


– Ваш выбор – это я! – прошипела Ожог. – Ноч… Когти мира хотят меня!


– Вот как? – хмыкнула радужная. – А они сами знают об этом?


– Так или иначе, не им решать, – заметила Цунами.


– У вас больше не будет никаких забот, – продолжала Ожог, – скажите только всем, что драконята судьбы выбрали меня Песчаной королевой. Это вы можете сделать и здесь, а я за вами присмотрю.


– То есть, закуёшь в цепи? Спасибо, уже напробовались, больше не хочется!.. Мамочка, ну скажи ей!


Коралл с беспокойством взглянула на песчаную гостью.


– Дорогая, я тоже уверена, что они всё равно выберут тебя. Ни один разумный дракон не потерпит Пламени на престоле!


– Может быть, и выберут, – криво усмехнулась Ожог, – но для этого им сначала придётся выжить. Ты сама знаешь лучше многих, Коралл, как там опасно. Вспомни несчастную судьбу Жабра. Мы должны защитить драконят!


– Тоже верно, – задумалась королева. – Я полагаю, дочь моя, что королева Ожог права. Оставайтесь дома, а уж мы о вас позаботимся.


Цунами обернулась к драконятам. Ночной хмуро опустил глаза, в глазах остальных светилась надежда.


– Моим друзьям, мама, здесь тоже не место. Ореола мечтает о родных краях, и Солнышку надо найти своих родителей. Чем они хуже меня? Мы просто… – Она в отчаянии взмахнула крыльями. – Мы должны лететь, и если ты нас не отпустишь, то сама будешь не лучше королевы Пурпур и Когтей мира!


Песчаная принцесса посмотрела на Звездокрыла.


– А ты что скажешь, ночной?


Он молчал, не поднимая глаз.


– Ясно, от этого пользы никакой! – продолжала она. – Да и со всеми вами что-то не так. Тем не менее, других драконят судьбы у меня нет, так что вас я не отпущу! – Она повернулась к королеве. – Запри их на всякий случай.


– Нет! – вскинулась Цунами. – Этого она никогда не сделает! Правда, мама? Что ты молчишь?


– Возможно, Коралл скорее примет решение, – прошипела Ожог, – если узнает, кто убил её мужа на арене у небесных.


Чешуя Цунами обратилась в лёд. Всё кончено. От расплаты не уйти.


– Что-о?! – Королева Коралл воздвиглась во весь рост, раздувая жабры. – Что ты сказала?


– Ты знаешь, что он погиб на арене, – усмехнулась Ожог, – но кто его убил? Кто прервал его драгоценную жизнь?


Ночной дракончик неожиданно вскинул голову.


– Наверное, королеве стоит также узнать, кто убил Кречет и скрывает это. Не та ли самая Ожог, что мечтает прикончить следом и Ласта? Зачем, интересно? Во всяком случае, на королевских дочерей ей уж точно наплевать!


Белая дракониха выгнула шею и зашипела, как разъярённая кобра. Страшный хвост взвился в воздух. Звездокрыл сжался в комок, обхватив голову крыльями. Казалось, ядовитый шип вот-вот устремится прямо ему в сердце, но Ожог не дала волю гневу.


– Ты пожалеешь об этом, ночной, – проговорила она.


Королева Коралл торопливо обняла крыльями Анемону с Кайрой и отступила к воде. Она переводила взгляд с Ожог на Цунами и обратно, как будто не знала, кому из них доверять.


– Не слушай их, Коралл, – махнула лапой песчаная. – Они всего лишь драконята, и сами толком не знают, что для них лучше.


– По крайней мере, мы точно уверены, что тюрьма нам не подходит! – прорычала Цунами. – А ещё, Ожог, будь так добра обращаться к моей матери «королева Коралл», и никак иначе!


Над рогами песчаной поднялось облачко дыма. Цунами отпрянула. Как поведёт себя правительница, если её гостья попробует убить драконят судьбы на глазах у подданных Морского королевства?


– Ничего не понимаю, – пробормотала королева, рисуя в воздухе знаки кончиком хвоста. Из ближайшей пещеры к пляжу устремился отряд стражи. – Во всяком случае, Цунами, пока ты остаёшься здесь – для твоей же собственной безопасности.


– Мама!!! – Цунами хлестнула стражника по морде хвостом и грозно оскалилась на другого. – Реши хоть раз что-нибудь сама! Отпусти нас!


Не глядя ни на кого, Коралл молча отвернулась, подхватила лапой Кайру и взмыла в воздух. Анемона трепыхалась на поводке, возвращаясь с матерью во дворец.


Цунами отбивалась как могла, но стражников было много, а боль от сломанных рёбер не давала вздохнуть. Дракончиков скрутили одного за другим и потащили в ту же самую тюрьму, куда накануне бросили Шквала с Ластом.


Морские драконы таращились со всех сторон. За всю свою жизнь Цунами ни разу не чувствовала такого унижения. Хороши же драконята судьбы, если их можно рассовывать по пещерам, как какие-нибудь золотые слитки.


Не такого убежища они искали в Морском королевстве. Снова плен!


Глава 25

Тюремная пещера находилась почти на самой вершине утёса, где уже начинались джунгли, прикрывавшие озеро и дворец зелёной шапкой. Цунами видела вчера, как туда отправили Шквала с отцом, но ни разу прежде не приближалась. Теперь же, подлетая в лапах стражников к входу, с удивлением заметила внутри голубоватый свет и услышала странное потрескивание.


Остриё копья подтолкнуло её в спину, лапы холодил влажный каменный пол. Когда глаза привыкли к сумраку, она различила впереди проход, ведущий в огромный пещерный зал.


Акула с Лагуной сидели совсем в другой тюрьме, подводной. Здесь же правительница Морского королевства держала самых опасных заключённых. Цунами заметила даже несколько военнопленных. Трое небесных злобно шипели и плевались огнём в сторону тюремщиков, ледяной дракон лежал на полу с раскинутыми крыльями, едва дыша от непривычной жары, один песчаный свернулся в клубок, закрыв глаза, а другой яростно рычал. Тут была даже огромная земляная дракониха, прикованная такими же цепями, как недавно Глин. Заметив сородича, она с любопытством покосилась на него.


Однако больше всего поражали в этой тюрьме не её потрясающие размеры и не узники, а сам способ их заточения. Здесь не было ни решёток, ни дверей с замками. Заключённые сидели на каменных островках, окружённых водяным рвом. Кроме того, из отверстий в потолке в рвы непрерывно лилась вода, образуя своего рода стены из небольших водопадов. А что особенно интересно, голубой свет и шипящее потрескивание исходили от самой воды. Похоже, она была опасна, потому что узники испуганно отшатывались даже от случайных капелек и на всякий случай обвивали хвост вокруг тела.


Проход, похожий на мостик, извивался лентой между островками. Потолок высоко над головой усеивали светляки, добавляя к зловещему голубому свету своё зеленоватое мерцание.


Цунами вытянула на ходу шею и заглянула в ров. Чего узники так боятся?


В воде здесь и там колыхались радужные мешки медуз. Их щупальца могли обжечь, но не настолько же сильно! Цунами недоумённо хмыкнула. На месте заключённых – до которого ей и впрямь осталось несколько шагов – она бы тут же проскочила дурацкую водяную стенку и пробилась на волю, сколько бы медуз на пути ни плавало.


Внезапно в одном из рвов мелькнуло что-то странное. Тёмно-зелёное тело длиной с воришку и толщиной с драконий хвост, без лап и без крыльев. Она пригляделась и заметила, как рядом вынырнуло ещё одно – с плоской головой и запавшими мутноватыми глазками. На конце морды раздувались широкие ноздри. Подышав немного, диковинная тварь снова ушла под воду, оставив за собой струйку шипящих и лопающихся пузырьков.


Солнышко прижалась к Глину, в ужасе вытаращив свои серо-зелёные глаза. Цунами оглянулась на Звездокрыла – ночной дракончик с интересом изучал устройство тюрьмы. Если кто и разберётся, так это он.


Ласта и Шквала Цунами не заметила, но драконят гнали по мостику очень быстро, а водяные завесы размывали очертания драконьих фигур, и морских узников трудно было отличить друг от друга.


Наконец стражи остановились у одного из островков, чуть ли не самого обширного. Ров вокруг был полон, но сверху вода не лилась. Никаких тварей во рву Цунами тоже не заметила.


– Прыгайте! – рыкнул стражник. – Живо!


– А если не станем? – фыркнула она.


Страж безразлично пожал крыльями.


– Рассадим по одиночкам, вам же хуже.


Земляной дракончик, не раздумывая, перескочил ров и тяжело приземлился, скрипнув когтями по камню. Тут же повернулся и поймал в воздухе Солнышко. Следом прыгнул Звездокрыл, за ним Ореола. Наконец с неохотой развернула крылья и перелетела Цунами.


Стражница подлетела к ближайшей стене и потянула за толстую цепь, протянутую от пола до потолка. Что-то звякнуло в глубине камня, и во рву со скрежетом открылась подводная дверца, и Цунами увидела, как оттуда выплыли три толстых зелёных твари, уставившись на пленников тусклым взглядом.


Над головой тут же раздалось шипение, чьи-то лапы схватили Цунами за плечо и отдёрнули от рва, в который обрушилась стена воды. Звездокрыл – а это был он – показал на неё, опасливо сжимая когти.


– Кто это в воде? – спросила Цунами. – Такие противные!


– Я думаю… похоже на электрических угрей.


– Брр… – передёрнулась Ореола, отряхивая крылья, словно от пауков. – После свитков про них я целый месяц уснуть не могла.


Солнышко в страхе прижалась к Глину и обвила его хвостом.


– Кто такие электрические угри? – спросила она.


– Они наносят удар на расстоянии, – объяснил ночной дракончик.


Позади него внезапно раздался треск, и водяная завеса осветилась яркой голубой вспышкой. Драконята подпрыгнули от неожиданности.


– Как молния? – спросила Ореола.


– Да, и такой сильный, что могут даже убить взрослого дракона, особенно в солёной воде. А такие большие, как здесь, – запросто.


Цунами нахмурилась.


– Значит, вся эта вода вокруг…


– Может стать смертельной в любую минуту, – кивнул Звездокрыл. – Не на всё время, конечно, но чем злее угри, тем чаще они бьют своей молнией. Стоит только дотронуться, и… – Он мрачно покрутил носом. – Даже если не убьёт, то оглушит надолго.


Сквозь завесу водопада смутно виднелись фигуры стражей, которые возвращались назад по мостику. Судя по всему, в надёжности угрей они нисколько не сомневались.


– Даже не верится, что мы снова в тюрьме, – вздохнул Глин. – Почему нас только и делают, что сажают?


– Вот именно! – воскликнула Солнышко. – Разве не все драконы верят в пророчество? А если так, то почему не верят нам?


– Потому что каждый хочет повернуть пророчество в свою пользу! – яростно прошипела Цунами. Она вскочила, едва не задев крылом воду, и снова с рычанием уселась. – Потому что тот идиот, что его напророчил, не догадался выразиться хоть чуточку яснее!


Звездокрыл повернулся к Ореоле.


– Почему ты не использовала свой яд, когда нас хватали?


– Ещё использую, не беспокойся, – свирепо фыркнула радужная, – только дождусь подходящего случая.


– Разумно, – согласилась Цунами. – Даже волшебный радужный плевок не помог бы одолеть всю дворцовую стражу, а секрет нашего главного оружия был бы раскрыт.


Ореола взглянула с удивлением.


– Спасибо на добром слове… Только я бы попросила не называть это «волшебным радужным плевком».


– Попробуем ночью, – понизив голос, продолжала Цунами, – когда все уснут. Тогда, может, и пробьёмся.


– Сквозь воду, которая убивает? – в изумлении вытаращила глаза Солнышко. – А волшебный радужный плевок подействует на молнийных угрей?


– Электрических угрей, – поправил Звездокрыл.


Ореола громко фыркнула.


– Не надо говорить «волшебный радужный плевок»!


– А может, сумеем кого-нибудь уговорить. – Цунами вспомнила, как забрала у стражей ключи. – Вдруг отпустят?


– Вот это мне нравится! – кивнул земляной дракончик.


– Мне бы больше понравилось пробиваться, – злобно прищурилась радужная, – а кто встанет на пути…


– Получит волшебный радужный плевок! – хихикнула Солнышко, прячась под крыло Глина от яростного взгляда Ореолы.


– Какой ужас, – поёжилась Цунами.


Радужная снова фыркнула.


– Что-то я не узнаю тебя – раньше, чуть что, лезла в драку.


– Подраться я никогда не прочь. – Цунами поёжилась, вспомнив Жабра. – Просто многие из солдат на нашей стороне, и если…


– Слышите? – перебила её Солнышко, задрав голову.


– Что там? – забеспокоился Звездокрыл.


– Не знаю, вода заглушает.


– Да что там может быть? – хмыкнула Цунами. – Так или иначе, нас это не касается.


Солнышко недовольно взглянула на неё.


Ореола обернулась.


– Кто-то идёт!


В самом деле, на мостике за стеной воды появился бледный размытый силуэт.


– Солнышко, так ты шаги услышала? – спросил ночной дракончик.


Она озадаченно покачала головой.


Цунами всмотрелась – цвет вроде бы знакомый. Но не может же это быть…


– Анемона?


– Вот вы где! – Бело-розовая малышка подбежала к краю рва и улыбнулась драконятам сквозь водяную завесу.


Как жаль, что нельзя обнять сестричку! Цунами вздохнула, и тут же изумлённо воскликнула:


– Анемона, ты без поводка!


– Здорово, правда? – просияла малышка, расправляя крылья. – Но это ненадолго… Она показала на ремешки, которые по-прежнему обтягивали плечи. – Мама уплыла с Кайрой в Глубокий дворец примерять ей новую сбруйку, а мне разрешила пока остаться. Вот счастье-то – это был бы лучший день в моей жизни, если бы я так не волновалась за вас.


– Ты можешь нас выпустить? – с надеждой спросил Глин.


– А потом улетай с нами! – предложила Цунами. – Мы уж точно не заставим тебя колдовать.


Малышка покачала головой.


– Я бы с удовольствием, но они и так взбесятся, если вы сбежите… а если ещё и секретное оружие потеряют, бросятся в погоню, как стая акул.


– Логично, – солидно кивнул ночной дракончик.


– Ну и что? – фыркнула Цунами. – Пускай хоть все драконы Пиррии за нами гонятся! Всё равно с нами тебе будет безопаснее, чем здесь.


Анемона виновато опустила крылья. Даже вода не мешала видеть, как бедняжка расстроена.


– Я не знаю… смогу ли я жить, как Ласт, далеко от дома? Уплыть и никогда не возвращаться… Мне будет не хватать Кайры… и морским драконам я нужна, и матери – хоть кто-то будет рядом с ней, кроме этой Ожог…


Цунами всё понимала, но всей чешуёй противилась мысли, что вот-вот расстанется с сестрой, едва успев её обрести.


– Ну ладно, – поспешил вставить земляной дракончик, – но выпустить нас ты хотя бы можешь?


– Они догадаются, кто это сделал, – заметила Ореола.


Цунами кивнула.


– Само собой. Нет, слишком опасно.


– Я сделаю для вас кое-что другое, – вновь заговорила розовая малышка.


Она подняла то, что держала в лапе, и Цунами разглядела винтовой рог нарвала.


– Копьё, – торжественно произнесла Анемона, – найди дракона, который напал на Цунами в туннеле и приведи его сюда!


Белоснежный рог вырвался из лапы и устремился по воздуху к выходу из пещеры.


Дракончики смотрели с благоговением.


– Неужто такое бывает? – покачал головой Глин. – Думаешь, сработает?


– Посмотрим, – ответила Анемона.


Цунами обеспокоенно вгляделась в неё.


– Может, не стоило? Тебе же плохо станет.


– Ничего, только холодно немножко.


Малышка потёрла хвост лапами. Звук был такой, словно осыпались ледяные сосульки.


Дракончики ждали, обратившись в слух.


Ожидание оказалось довольно долгим.


Наконец вдали послышались спотыкающиеся шаги, и вскоре на мостике за водяной завесой показалась ещё одна размытая драконья фигура. Белоснежное копьё словно светилось в полумраке, тыкая бегущего остриём в спину, крылья и хвост.


– Ай! Больно! – отдавался эхом от стен его голос. – Что это значит? Почему меня… Ай! Хватит! Я пожалуюсь коро… Ай!!!


– Во всяком случае, уж точно не Коралл, – усмехнулась радужная.


– На Акулу тоже не похож, – хмыкнула Цунами, смущённо потирая рога. А она-то была так уверена…


– И не Мурена, – заметила Анемона, поворачиваясь к гостю.


Копьё последний раз ткнуло свою жертву в спину, и тёмно-зелёная фигура замерла на краю электрического рва.


Перед драконятами стоял Мальстрём.


Глава 26

– Мальстрём? – Цунами не верила своим глазам. – Зачем тебе понадобилось убивать меня? – В голове не укладывалось, что такой зануда может быть преступником.


– Что за чушь! – воскликнул зелёный дракон. – Я бы никогда не… А-а-а!!! – Копьё ткнуло его снова, на этот раз посильнее. – Что за… Во имя трёх лун, Анемона, прекрати это возмутительное… я и представить себе не мог, что ты способна демонстрировать убедительные результаты! По-видимому, я гениальный преподаватель… но был бы достаточно впечатлён и без… Ай!


Розовая малышка неловко переступила лапами.


– А я не могла себе представить, что это мог быть ты.


– Мы должны немедленно поставить в известность её величество о твоих успехах, – медоточиво продолжал Мальстрём. – Королева Коралл будет в невероятном восторге!


– Только попробуй! – прошипела Цунами.


– Ты всерьёз рассчитываешь напугать меня оттуда? – усмехнулся он.


– Если донесёшь, я расскажу, что ты пытался убить меня! Это тоже приведёт её в восторг?


Зелёный дракон пожал крыльями, потеребив золотое кольцо в ухе.


– Может, и так. В конце концов, я просто хотел, чтобы моя дорогая Анемона наверняка стала королевой.


– Кто? Я? – Розовая малышка удивлённо взмахнула крыльями. – Я тебе никогда не нравилась, с какой стати для меня стараться?


– Ну, на самом деле, если честно, я просто не хотел жениться на ней. – Он показал на Цунами.


– Как я его понимаю, – хихикнула Ореола в сторону.


Цунами возмущённо фыркнула.


– Я бы скорее дала себя разорвать стае тигровых акул, чем вышла за этого идиота!


– Тем не менее, королём я хочу стать, – вкрадчиво прошипел Мальстрём, мечтательно разглядывая свои когти, словно воображал их унизанными золотыми перстнями, – а потому должен был избавиться от тебя, чтобы иметь возможность выбрать более подходящую невесту.


– Я тоже за тебя ни за что не выйду! – с отвращением воскликнула Анемона.


– Не думаю, что тебя кто-то станет спрашивать. – Зелёный дракон сделал осторожный шаг по направлению к выходу. – Когда я расскажу королеве Коралл и королеве Ожог, на что ты оказалась способна, они настолько преисполнятся благодарности, что сделают для меня что угодно. Хотя, с другой стороны, тогда тебе придётся как следует потрудиться на войне, что может повлечь за собой плачевные последствия. Возможно, мне стоило бы предпочесть Кайру… – Он задумчиво постучал себе по носу.


– Не смей им ничего говорить! – снова зарычала Цунами.


Она была в отчаянии. Нельзя допустить, чтобы сестру использовали как оружие, рискуя её жизнью! Анемона умоляла спасти её, а получилось совсем наоборот – по вине драконят она станет послушным орудием песчаной принцессы.


Цунами рванулась к водяной стене, но Глин успел вовремя оттащить её. Раздался треск, полыхнуло голубым. Электрические угри во рву сплелись в зловещий клубок, похожий на огромный ком водорослей.


В то же самое мгновение розовая малышка выхватила из воздуха рог нарвала и с размаху огрела Мальстрёма по голове. Зелёный дракон покачнулся, неловко взмахнул крылом и, потеряв равновесие, обрушился прямо в ров.


Анемона вскрикнула в ужасе, роняя копьё, протянула лапы… но было уже поздно.


Ослепительная голубая вспышка озарила, казалось, всю пещеру. Драконята в страхе сбились в кучу посреди острова. Вода во рву бурлила и кружилась вокруг места, куда упало тело несчастного, толстые зелёные хвосты мелькали тут и там, разбрасывая электрические искры.


Солнышко закрыла глаза лапами, земляной дракончик обхватил её крыльями. Цунами жалела, что не может так же обнять Анемону, – охваченная ужасом, малышка словно окаменела.


Молнии, пробегавшие по водяной завесе, постепенно затихли. Когда треск и вспышки прекратились совсем, разгладилась и вода во рву. Цунами передёрнулась, увидев тёмные тела, жадно сгрудившиеся вокруг лежащего на дне тела.


– Анемона! – позвала она. – Как ты?


Малышка не отвечала, застыв, словно одна из скульптур своей старшей сестры.


Звездокрыл многозначительно откашлялся.


– Не уверен, что об этом следовало бы говорить, – начал он, – но, возможно, через воду сейчас можно пройти…


Цунами повернулась к нему с горящими глазами.


– Правда? Почему?


Ночной дракончик кивнул на угрей.


– После такой мощной атаки им требуется время, чтобы подзарядиться. То есть, я так думаю. Можно ожидать, что минуту-другую они не смогут ничего сделать… Погоди! – воскликнул он, увидев, что Цунами уже разворачивает крылья. – Я не совсем уверен… свитки про них я читал редко, всё больше про драконов… Извини… наверное, не надо было говорить. – Он повесил голову. – Не уверен, что идея стоит такого риска.


– Звездокрыл, ты знаешь всё! – вмешалась Солнышко. – Я уверена, что и теперь не ошибся.


– Рискую только я, – возразила Цунами. – Зато, может, удастся перекрыть водопад.


– Но придумал-то я… – Ночной дракончик тяжело вздохнул. – А вдруг всё-таки ошибся? Значит, и проверять надо мне.


Цунами ласково обвила его хвостом. Бедный Звездокрыл! Так хочет быть храбрым и полезным, но такое ему лучше не поручать.


– Не переживай, – сказала она. – Это моё королевство, и за все ошибки здесь отвечаю я.


Глин озабоченно повернулся к Ореоле.


– Ты помнишь что-нибудь из свитков про угрей?


– Не очень много, – развела крыльями радужная, – только что у них бывают безопасные перерывы, но насколько долгие и когда…


Цунами дрожала от волнения. Времени нет, но действовать безрассудно тоже нельзя… а что, если это единственный их шанс? Она глянула на Анемону. Малышке тоже надо помочь.


А если все-таки не повезёт – что станет с друзьями?


Она решительно сжала когти. В памяти вдруг всплыл Королевский совет.


– Ладно, голосуем!


– Священные луны! – Ореола вытаращила глаза. – Признавайся, куда ты дела настоящую Цунами?


– Быстро! – Цунами бросила взгляд на затихшую водяную стену.


– Я верю Звездокрылу, – заявила Солнышко. – Надо попытаться.


– Не стоит, – буркнул ночной дракончик. – Я против.


– А мне всё-таки хотелось бы выбраться отсюда, – оскалилась радужная, – и готова рискнуть… королевской чешуёй Цунами.


Глин медленно покачал головой.


– Не знаю… Ты нам слишком нужна, Цунами. Не стоит рисковать.


Цунами громко фыркнула.


– Так и знала, что от этих Советов никакого толку! Только время зря потратили.


И так было ясно, кто что скажет, а сама она давно уже решила.


Глубоко вдохнув, Цунами зажмурила глаза и бросилась сквозь стену обжигающе ледяной воды, вся сжавшись в ожидании смертельного удара молнии, но мгновение спустя её лапы ударились о камень. Пошатнувшись, устояла на узком мостике, открыла глаза. Получилось!


Морщась от боли в сломанных рёбрах, она кинулась к сестре и стала трясти её за плечи. Постепенно взгляд малышки стал более осмысленным.


– Сестричка, слушай меня! – горячо заговорила Цунами. – Тебе надо скорее убираться отсюда. Мы улетим, и нельзя, чтобы тебя заподозрили! Срочно найди мать и будь всё время при ней, поняла? Ты слышишь меня?


– Что я наделала! – простонала Анемона, глядя в ров.


– Ты не нарочно! – Цунами сжала зубы, вновь ощутив хруст драконьей шеи в своих лапах. Она прекрасно понимала, что чувствует сейчас сестра. – Кто же знал, что он свалится в воду – не ты же его туда толкала! И потом, подумай сама, скольких драконов тебе пришлось бы убить, узнай королева о твоей силе. А теперь сможешь ей сказать, что без его уроков совсем ослабела, и она поверит!


– Всё равно когда-нибудь…


– Война закончится, и не когда-нибудь, а очень скоро! Мы её остановим, обещаю. – Цунами пожала ледяные отвердевшие лапы сестры. – Всё, лети скорее!


– Удачи вам!


– И тебе удачи! – Цунами крепко обняла её.


Светлая фигурка порхнула к выходу, трепеща крылышками, словно стрекоза, и вскоре исчезла за поворотом.


Не теряя времени, Цунами кинулась к цепи на стене. Стражница тянула её вниз – значит, теперь надо наоборот.


Цепь глухо загрохотала, медленно уходя в потолок. Цунами на миг замерла, оглянувшись – не услышит ли стража? Где у них пост, на пороге?


– Эй, крошка! – раздался хриплый голос из глубины пещеры.


Цунами вздрогнула и обернулась туда.


Тощий песчаный дракон смотрел на неё сквозь водяную завесу со своего островка. Лихорадочный блеск чёрных глаз был заметен даже сквозь воду.


– Могла бы выпустить и меня заодно, – прошипел песчаный.


Она отвернулась и снова дёрнула цепь. Кто знает, какая судьба уготована узникам королевы Коралл, но кто они, как попали сюда? Может быть, заслуженно?


Точно она знала только про двоих. Где-то здесь в пещере томятся Ласт и Шквал, и ждёт их, скорее всего, лютая казнь. Их надо найти!


В потолке раздался пронзительный скрип металла, и водопад вокруг острова, где оставались друзья, мгновенно исчез. Драконята на миг замерли, глядя в потолок. Первой опомнилась Солнышко, следом перелетели ров остальные. Цунами протолкалась вперёд и повела их к выходу.


– А как же я? – крикнул вслед песчаный, но ответа не дождался.


– Надо найти Шквала с Ластом, – бросила на ходу Цунами. – Кто-нибудь их заметил?


– Да, – кивнул Глин. – Недалеко от входа, остров на двоих.


Поджав крылья и стараясь не смотреть на шипящую голубыми искрами воду с угрями, пятеро драконят бежали по узкому извилистому мостику. За последним поворотом уже маячил выход, за которым сверкал зелёными солнечными бликами Летний дворец. Цунами первая заметила стражников и толкнула друзей назад, в тень.


Всего трое! Стоят на уступе скалы и болтают, небрежно перебрасывая копья из лапы в лапу. Совсем не страшные и к драконятам наверняка относятся неплохо, раз пропустили Анемону. Зачем драться с ними? Хватит крови, сколько можно, в конце концов!


– Вот они! – Глин тронул Цунами за крыло. – Вон на том островке.


Она вгляделась в две синие фигуры за водяной завесой. А вот и цепь на стене! Если подобраться незаметно для стражей, всё будет в порядке. Шквал и Ласт смогут улететь вместе с…


– Вот, опять! – вдруг шепнула Солнышко. – Слышите?


– Что слышим? – захлопал глазами Глин.


– Не знаю… Похоже на шум крыльев.


– Морские над дворцом целыми стаями летают, – хмыкнула Ореола.


Солнышко покачала головой.


– Нет, там что-то крупнее… и выше – точно говорю!


– Перестань выдумывать, – фыркнула Цунами. – Тебе кажется.


Золотистая малышка рассерженно топнула лапой и вытянула шею, заглядывая за угол, где виднелся вход.


– Ничего я не выдумываю! Послушайте сами. Крылья шумят наверху, над деревьями – много, очень много крыльев!


– Солнышко… – начала Цунами, но тут вскинул голову Глин, а за ним и Звездокрыл.


– Похоже, она права, – кивнул земляной дракончик.


Цунами похолодела. Это могло значить только одно.


– Ты думаешь, это… – снова начала она.


Звездокрыл хлестнул хвостом по бокам.


– Пахнет огнём!


На этот раз Цунами не стала раздумывать. Она выскочила из укрытия и бросилась к солдатам.


– Тревога! Все во дворец!


Стражники подпрыгнули от неожиданности, двое уронили копья. Вытаращились на Цунами, как на невиданное чудище.


– Живо! – крикнула она. Распихала их, встала на краю уступа. – Тревога! На нас напали! Мама!!!


Высоко над головой раздался оглушительный треск, и сквозь лиственный полог на дворец обрушилась первая огненная бомба.


Глава 27

Паника.


Пронзительные вопли.


Пламя охватило весь дворец, хоть и был он каменный, и окружён водой. Большая часть древесных зарослей, маскировавших сверху тайное убежище морских драконов, обрушилась, заваливая этажи горящими ветвями и листьями, а по пути обжигая тех, кто оказался в небе. Цунами с ужасом наблюдала, как драконы с обугленными крыльями падают один за другим в озеро, крича от боли.


Огненные бомбы представляли собой просто горящие поленья, но ущерб противнику они наносили невероятный, пробивая перекрытия дворца и сшибая драконов на лету.


– Небесные нашли нас, – убитым голосом проговорил стражник, глядя в небо.


Там, в гигантских прорехах растительного полога, ещё недавно зелёного, а теперь огненного, описывали круги десятки красных и оранжевых драконов, которые поджигали и сбрасывали на дворец новые и новые поленья.


– Но как они смогли? – выдавил другой.


Цунами сразу вспомнила о той дыре, что проделала Ожог, когда поймала Ласта. Неужели этого оказалось достаточно? Да ещё так скоро. Мог разведчик небесных заметить прореху, доложить, а потом вернуться с атакующим отрядом всего за день?


Маловероятно.


Нет, тут что-то другое.


Она глянула вниз. Вода в озере бурлила: объятая паникой толпа рвалась в подводный туннель. Единственный вход был в то же время и единственным выходом, причём очень узким. Цунами чуть не стало плохо, когда она попыталась представить, что творится сейчас в туннеле.


Другой путь, через прорехи наверху, означал неминуемую смерть от когтей небесных солдат.


Цунами пыталась разглядеть в толпе свою мать, но не нашла никого похожего ни по оттенку цвета, ни по украшениям. Во всяком случае, среди обгоревших драконов, упавших в озеро и бессильно лежащих на воде с распростёртыми крыльями, королевы точно не было. Ожог тоже куда-то исчезла.


Мимо пронёсся Акула, выкрикивая приказы. Большинство солдат в панике разлетелись кто куда, но кое-кто пересилил страх и последовал за своим командиром. Слишком мало их, подумала Цунами. Никаких шансов отбиться.


Она шагнула к краю уступа, но сильная лапа схватила её за хвост и удержала.


– Не надо, – сказал Глин. – Я знаю, ты хочешь драться, но потерять тебя мы не имеем права.


Цунами скрипнула зубами. Каждой чешуйкой она рвалась в небо – рвать когтями крылья врагам и сбивать их ударами хвоста.


Она горько вздохнула. Поспешное решение, необдуманное и безрассудное. Лучше послушать друзей.


– Летите! – рявкнула она стражам, которые тряслись от страха, уставившись на огонь. – Защищайте дворец – это сейчас важнее, чем сторожить пленных!


– Но… мы не имеем права отпускать…


– Спасайте королевство, как можете, а о драконятах судьбы сама судьба и позаботится!


Не тратя времени на споры, солдаты взмыли в воздух. Один сразу нырнул вниз, чтобы присоединиться к давке вокруг входа в туннель, но двое других пустились догонять Акулу.


Цунами бросилась назад в пещерный сумрак. Земляной дракончик уже возился с механизмом на стене возле островка, где сидели Ласт и Шквал. Показав ему, в какую сторону тянуть, она окликнула узников, перекрывая шум водопада:


– Слышите меня? Мы вас вытащим отсюда! Готовьтесь лететь!


– Цунами? – донёсся сквозь электрический треск и громыхание железа в потолке удивлённый голос Шквала.


Почти тут же поток воды прекратился, и она смогла увидеть улыбку синего дракона.


– Привет! – улыбнулась она. – Драконята судьбы кита съели в искусстве спасения, ты разве не знал? Доволен?


– Более чем, – усмехнулся Шквал, перепрыгивая через ров.


Ласт перелетел следом и тяжело свалился на каменный мостик. Из его уха всё ещё сочилась кровь. Плохой знак.


Снаружи мимо входа в пещеру промчались ещё два падающих огненных полена, снизу донеслись новые вопли. Шквал вскинул голову, опасливо прислушиваясь.


– Дворец атакуют, – объяснила Цунами. – Выбраться будет непросто, но…


– Погоди, – перебил он, хватая её за лапу. – Цунами, я должен признаться… На самом деле, я всё-таки работаю на Когти мира.


Она изумлённо моргнула. Выходит, королева права? Он один из тех, кто поломал ей жизнь. Чтоб этим Когтям пусто было! Угораздило же связаться с их прихвостнем…


Синий дракон торопливо продолжал:


– Выслушай меня, пожалуйста! Я пришёл к ним только для того, чтобы узнать побольше о своём отце, но… они ничего так и не рассказали, только дали понять, что его не убили. – Он на миг потупился. – Я с ними уже несколько лет… передаю сведения о Морском королевстве.


Цунами отвела взгляд. Предатель и есть, что тут говорить… и не только родного племени. Преданной себя чувствовала она сама.


– У тебя есть очень плохая привычка, – сухо произнесла она, – скрывать всё самое важное.


– Я знаю… извини. Когда мы первый раз с тобой встретились, я как раз передавал донесение агенту Когтей. – Понятно – тот самый, зелёный с чёрными спиралями на чешуе. – Он велел мне присматривать за драконятами судьбы, если они появятся в Морском королевстве.


Цунами сердито выдернула лапу из его когтей. А ещё притворялся… не знает, мол, что Когти мира не выдумка… и о драконятах. И в самом деле, неплохой шпион, если скрывается уже не один год. Только как ему теперь доверять?


Шквал неловко дёрнулся, из раны в боку выступила кровь.


– Я оставался вблизи дворца, чтобы помочь вам, если понадобится. – Он снова протянул лапу. – Прости меня, что сразу не рассказал правду… тогда бы ты не смогла мне верить.


Вот это уж точно! Ни тогда, ни сейчас.


Внизу раздался оглушительный грохот – на дворец обрушилось что-то очень тяжёлое.


– Надо лететь! – напомнила Ореола из-за спины.


Даже радужной теперь было не до шуток.


Интересно, успела ли она услышать признания Шквала?


– Эй! – позвал снаружи Глин. – Цунами, Ласт, мы знаем её?


Они повернулись и увидели на уступе огромную земляную дракониху. Её бурые крылья почернели от копоти, уголок пасти, изуродованной страшным шрамом, свисал в зловещей гримасе.


Ласт щёлкнул хвостом, глаза его ожили.


– Я знаю! Она из Когтей мира и спасла мне жизнь. Каймана, как ты сюда попала?


– Бедняга Ласт, – прошипела земляная, – ты так ошибся. – Она шагнула в пещеру и окинула драконят оценивающим взглядом. Скривилась, хлестнула хвостом по бокам. – Ну и тощие – из-за таких сопляков, и столько шума! Не понимаю, зачем вы понадобились небесным. Разве что новой королеве… поиграть.


– Королева Пурпур умерла? – вырвалось у радужной.


– Ты что, с небесными? – в то же время воскликнул Ласт.


– А с кем же ещё? – Бурая дракониха искривила пасть в язвительной гримасе. – Кто бы мог подумать, что внедриться к вашим Когтям окажется так полезно? Тут же нашёлся идиот, который привёл меня к тайному логову морских.


Ласт смертельно побледнел, крылья его бессильно обвисли под непереносимым грузом новой вины.


– Да ещё и нежданный приз, – продолжала земляная, – драконята судьбы! Этак меня ещё и наградят.


– Королева Пурпур точно умерла? – вновь спросила Ореола.


Каймана пожала крыльями.


– Точно никто не знает – исчезла, и всё тут. Даже свидетели разное говорят.


– Зато тебе повезло, узнаешь первая! – зловеще прошипела радужная, откидывая назад голову и распахивая пасть.


Чёрная струя из ядовитого зуба угодила земляной драконихе прямо в глаза.


Взревев от дикой боли, Каймана опрокинулась навзничь, молотя крыльями о каменные стены. Схватилась лапами за морду, но яд уже растворял чешую и проникал вглубь. Испустив новый оглушительный рёв, земляная выскочила из пещеры и бросилась с уступа вниз.


– Полетели! – скомандовала Цунами, расправляя крылья.


Пятёрка драконят, Шквал и Ласт поднялись в воздух. В озере по-прежнему бурлила вода, давка возле туннеля нисколько не рассосалась. В мельтешении крыльев и хвостов трудно было что-то разглядеть.


– Туда не получится, – сказал Звездокрыл.


– Только через верх, – согласилась Цунами.


Беглецы задрали головы, провожая взглядами красных небесных драконов, пышущих пламенем.


– От этого плана я тоже не восторге, – голос ночного дрогнул.


Только теперь Цунами заметила мать. Королева Коралл стояла на террасе библиотеки, в последний раз обводя взглядом любимые свитки. Они чудом ещё не загорелись, но вот-вот пламя охватит и их, и тогда в жарком дыму задохнётся ещё немало драконов.


Младшая принцесса была туго примотана ремнями к материнской груди. Розовая малышка стояла рядом без поводка и ждала.


Королева, словно очнувшись, собрала охапку свитков и швырнула вниз в озеро. Побежала за следующими. Анемона кинулась помогать. Коралл обернулась и нежно погладила её по голове.


Она хорошая мать, грустно подумала Цунами. И королева хорошая. Наверное, существует и какая-нибудь другая, параллельная Пиррия, где они всю жизнь вместе – и Коралл с Жабром, и Цунами, и Анемона с Кайрой, счастливые и довольные, и никто никого не убивает.


А здесь всё зашло слишком далеко. У неё давно уже другая семья, где в ней нуждаются больше, чем в ком-либо другом.


Цунами замахала крыльями, поднимаясь к разломанным и обгоревшим остаткам зелёных джунглей. Мимо просвистело очередное пылающее полено, и она едва успела отдёрнуть Ореолу в сторону. Бомба не попала в дворец и обрушилась в озеро, успев по пути поджечь ещё одного невезучего дракона.


– Солнышко, живо под крыло к Глину! – велела Цунами. – Звездокрыл тоже, и не вздумайте высовываться!


Земляной дракончик развернул пошире свои огнеупорные крылья, принимая под защиту обоих драконят.


Цунами поднималась впереди. Она тщательно осматривалась, но всё же чуть не столкнулась с небесным, который внезапно вынырнул из-за дымящейся кроны развесистого дерева с поленом в лапах, которое уже изготовился поджечь и бросить. Получив мощный удар хвостом, он выронил полено и закувыркался вниз следом за ним.


Неподалёку кружила целая пятёрка оранжевых драконов, готовясь к новому заходу на цель, а слева к ним приближался отряд гигантских земляных драконов с поленьями в лапах. Небесные подлетали к земляным, принимали груз и продолжали бомбить дворец.


Цунами зашипела от ярости. Это было не сражение, а жестокое преднамеренное убийство, бесчестное и подлое – уничтожение дворца, полного мирных семей с драконятами. Нет и не может быть справедливости в такой войне!


Справа Акула с верными солдатами атаковал другой отряд небесных. Там плясал огонь, гремели воинственные крики, когти скрипели, раздирая чешую. Как же Цунами хотелось туда – резать глотки и вспарывать животы тем, кто посмел напасть на её родное гнездо. Вот уж после чего никогда не станет мучить совесть! Но рядом летели друзья, которых никак нельзя было бросить одних.


– Туда! – Она показала на самый широкий просвет чистого неба. Судя по солнцу, там был юг, и лежали земли, где драконятам ещё не приходилось бывать.


Ореола устремилась вперёд, обгоняя Цунами, и тут же стала окрашиваться нежно-голубым и белым с золотистыми бликами. Один миг, и радужная практически исчезла, не выдавая себя даже мерцанием в воздухе.


Земляной дракончик полетел за ней, прикрывая широкими крыльями Солнышко и Звездокрыла. Одна из дерущихся небесных отделилась от отряда, заметив их, но Цунами преградила ей путь, вцепилась передними когтями в морду, а задними изо всех сил полоснула брюхо. Небесная ответила ударом в грудь – сломанные рёбра отозвались дикой болью. Цунами ослабила хватку, и оранжевая дракониха успела выпустить сноп огня вслед улетавшим драконятам.


Глин дёрнулся от боли, когда обжигающее пламя лизнуло его чешую, но продолжал бережно заслонять Солнышко и Звездокрыла. Дракониха изумлённо моргнула, глядя вслед. Опалённые крылья земляного на глазах возвращали себе бурый цвет вместо того чтобы вспыхнуть, съёжиться и почернеть.


– Сюрпри-из! – пропела Цунами, хорошо поставленным ударом посылая небесную в нокаут. Дракониха закувыркалась в воздухе, стремительно теряя высоту, и с плеском ушла на дно.


Из-под разбитых обугленных остатков зарослей вынырнул Шквал, показывая дорогу раненому отцу, который едва поспевал за ним. Увидев, что дракончики повернули к югу, он окликнул Цунами.


– Я должен им помочь! – Он показал кончиком хвоста на морских драконов, из последних сил отражавших атаку.


– Снова угодишь в тюрьму, – предупредила она. – Теперь накажут ещё и за нас.


– Пускай. Всё равно помогу – это и мой дом.


Цунами понимала его лучше всех.


Он смущённо отвёл глаза.


– Постарайся меня простить… Надеюсь, в следующий раз… то есть, надеюсь, что он будет… и всё сложится по-другому.


Она тоже очень надеялась на это. А простит или не простит – как получится, была бы возможность решать. Главное, чтобы Шквал пережил войну, и они снова встретились в той Пиррии, где больше не будет ни Когтей мира, ни тяжких судьбоносных тайн.


Впрочем, говорить всё это уже не оставалось времени. Цунами лишь просигналила полосками: «Всё в порядке» и, подумав, добавила: «Головоногий». Шквал улыбнулся в ответ и устремился в самую гущу битвы.


Цунами повернула к югу следом за драконятами, взмахивая крыльями бок о бок с Ластом. Однако тут же услышала позади шум других крыльев и, обернувшись, увидела Ожог. Песчаная принцесса стремительно вылетела из мешанины обломанных ветвей и вцепилась в старого дракона. Длинный змеиный хвост изогнулся, выбрасывая вперёд конец с отравленным шипом.


С яростным рёвом Цунами развернулась и ударила всем телом. Злобно зашипев, Ожог рухнула вниз.


Ласт совсем обмяк и едва дышал. Пришлось поддерживать его за лапы, чтобы удержать в воздухе.


– Достала она тебя? – спросила Цунами.


– В сердце не попала, но… – Он показал на длинную царапину возле хвоста. – Яд всё равно подействует.


– Ничего, найдём способ вылечить. Главное, постарайся дотянуть до земли.


Она оглянулась.


Белая дракониха снова парила над островом. Блестящие чёрные глаза пристально следили за беглецами. Казалось, что холодный взгляд, полный ненависти, будет провожать их полёт до самого горизонта.


Глава 28

Цунами снова сидела на берегу.


На этот раз уже поздно вечером, после заката. Чёрное небо с россыпью мелких звёздочек было точь-в-точь как изнанка крыльев ночного дракончика. Цунами задумчиво смотрела на волны, которые одна за одной разбивались о её лапы.


Удастся ли когда-нибудь снова увидеться со Шквалом? А с Анемоной, с Кайрой… с мамой?


– Я знаю, что уже темно, – робко произнёс Звездокрыл за спиной, – и всё-таки…


Цунами вздохнула.


– И всё-таки нам следовало бы оставаться под деревьями, – продолжила она. Встала и пошла за ним к прибрежным зарослям, отряхивая песок с когтей. – Видишь, я стараюсь быть похожей на тебя – думать, прежде чем делать, и всё такое прочее… просто иногда это немножечко бесит.


Ночной дракончик споткнулся о древесный корень и обернулся, захлопав глазами.


– Похожей на меня? – переспросил он. – Зачем тебе? Наоборот, это мне хотелось бы хоть в чём-то сравниться с тобой… особенно в храбрости.


Она ласково потёрлась о его крыло.


– Ты и такой, как есть, хорош. Надо же кому-то быть и вдумчивым, и осторожным. А вспомни, как ты сумел взбесить Ожог – там требовалась ещё какая храбрость! И потом, одной меня хватит с головой, двух таких наша компания едва ли выдержит, – усмехнулась она, встретив ответную смущённую улыбку.


Ласт лежал на мягком мху, дыша прерывисто и болезненно. Солнышко свернулась рядом, согревая раненого своим теплом. Ореола с Глином озабоченно разглядывали незаживающую царапину на сине-зелёной чешуе, уже начавшую чернеть по краям.


Земляной дракончик грустно покачал головой.


– Нам нужен лекарь. Ума не приложу, что с этим делать.


– Кто лучше всех разбирается в яде песчаных? – спросила радужная и ответила сама себе: – Сами песчаные, кто же ещё… но кому из них можно довериться?


– Кому-нибудь из Когтей мира? – Звездокрыл с сомнением покрутил носом.


– Я не могу к ним вернуться, – тихо произнёс Ласт, – и вам тоже не стоит.


Цунами посмотрела с любопытством. С чего вдруг верный раб Когтей, столько лет им служивший, вдруг охладел к своим хозяевам?


Больной поймал её взгляд.


– Каймана… раз она оказалась лазутчицей, могут быть и другие. Я не знаю, кто надёжен, а кто нет.


– Да уж, – вздохнула Цунами. – Если даже нормальные драконы имеют на нас виды… – Она снова вспомнила мать.


– Вот дела! – Солнышко рассерженно тряхнула головой. – Надеюсь, Пламень окажется лучше своих сестёр.


Звездокрыл болезненно поморщился, но спорить не стал.


– Вероятнее всего, её можно найти у ледяных, – сказал он, – только на этот раз нам нужно быть очень-очень осторожными.


– Вот именно, – согласился земляной дракончик. – Голосую за то, чтобы больше не попадать в тюрьму, никогда!


– Может, попробуем в следующий раз действовать чуточку иначе? – с усмешкой предложила радужная. – Ну, хотя бы не врываться с криками: «Мы драконята судьбы! Мы потрясающие и особенные! Мы так и просимся под стражу!» Так, просто мысль в голову пришла.


– А что мы вообще должны делать, чтобы исполнить пророчество? – с надеждой обратилась Солнышко к Ласту. – Что думают Когти?


– Если и думают что-то, – ответил он, – то со мной не делились.


– Замечательно, – пробормотала Ореола.


Цунами взглянула на зелёную с бурыми пятнами чешую радужной, почти невидимую в лесной чаще, и глаза её загорелись.


– Я знаю, кто поможет!


– Кто? – обернулся Глин.


– Радужные! – объявила Цунами, ловя недоверчивый взгляд Ореолы. – Вы вдумайтесь: они сами пользуются ядом, а стало быть, знают, что делать, если отравили не того дракона.


– И то верно, – признал Звездокрыл. – Даже если яд не тот… всё равно знать могут.


– А заодно поищем родителей Ореолы, – продолжала Цунами, – давно пора.


По глазам радужной трудно было что-то понять, но на чешуйках у неё расцвели розовые пятнышки. Наверное, они означали радость, поскольку наблюдать такое Цунами доводилось редко.


– Что, правда? – Ореола обвела взглядом друзей. – Прямо туда и полетим?


– Конечно! – закивала Солнышко. – Мы просто обязаны найти твоих родных.


– Вот здорово! – Земляной дракончик расплылся в улыбке. – Представляешь, как они обрадуются?


Ласт тихонько застонал и тут же прикрыл глаза, как будто хотел поспать. Почему-то Цунами была уверена, что он притворяется. Впрочем, не ему решать, куда лететь драконятам.


– Кроме того, – заметил Звездокрыл, – радужное племя живёт ближе всех отсюда. Правда, придётся лететь над окраиной Земляного королевства, но дождевые леса почти рядом, к юго-западу.


– Можешь не объяснять, – фыркнула радужная, – не ты один учил географию.


– Ну и отлично, – кивнула Цунами, – так и сделаем.


– Когда немного отдохнём? – с надеждой спросила Солнышко.


Цунами предпочла бы не задерживаться и лететь, если придётся, всю ночь. Ненависть в глазах Ожог до сих пор словно жгла спину, от песчаной драконихи хотелось скорее убраться подальше. Поднять бы всех сейчас и погнать вперёд… Но взглянув на усталую мордочку Солнышка и обвисшие крылья ночного, она решительно опустилась на моховую подстилку неподалёку от Ласта.


– Да, когда отдохнём.


Вздохнув с облегчением, Солнышко улеглась и вскоре мерно задышала, проваливаясь в глубокий сон.


Земляной дракончик плюхнулся рядом и тронул Цунами хвостом.


– Мне очень жаль, что у вас такое случилось… и маму твою жалко, и дворец… Всех жалко – и Шквала, и…


– Понимаю, спасибо. – Она легонько пихнула его, останавливая.


– Надеюсь, что все выживут, – закончил он.


– Я тоже… Во всяком случае, им есть где укрыться, в Глубоком дворце спокойно. – Цунами задумалась. – Если что, Анемона будет хорошей королевой. Она похожа на мать, но очень самостоятельная. А подрастёт – и сил наберётся.


– Если она похожа на тебя, то «самостоятельная» – не то слово, – хмыкнула Ореола, прижимаясь к Глину с другой стороны. Он заботливо укутал её крылом. Звездокрыл осторожно пристроился к Солнышку и закрыл глаза.


– Мне у морских всё равно не место, – повторила Цунами уже в который раз, словно убеждая сама себя.


– А как же счастливая королевская судьба? – усмехнулась радужная. – Великое правление и всё такое?


Цунами равнодушно повела крылом.


– Пожалуй, придётся удовольствоваться правлением в нашей маленькой компании.


– Хм… – Ореола покрутила носом, однако, против обыкновения, с серьёзным видом. – А что, попробуй.


Цунами сказала себе, что непременно попробует. И не потому, что она лучше всех, и все должны её слушаться, а потому что только так может уберечь их от опасности. Придётся, наверное, прислушиваться и к другим, как мать к своим советникам, а когда-то и уступать им.


Во всяком случае, друзьям можно доверять, даже если они иногда и раздражают. И конечно, самой стараться быть таким драконом, которому доверяют.


Она взглянула в небо. Две луны из трёх уже заливали кроны деревьев бледным призрачным сиянием. Миру нужны не только королевы, в жизни есть кое-что и поважнее.


Например, остановить войну. Если это может сделать только пятёрка драконят, значит, ничем другим они заниматься и не должны, даже если не очень верят в свою судьбу.


Цунами теснее прижалась к спящим друзьям.


Морское королевство так и не стало ей родным домом. Удастся ли отыскать другой?


Эпилог

– Значит, план срывается, – нахмурился Провидец.


– Ты забыл меня кое о чём предупредить, – прошипела Ожог. – К примеру, о том, что твои драконята на удивление своенравны. – Она сложила крылья и обернулась шипастым хвостом.


– Есть немного, – признал ночной дракон, – но и тебе не стоило их слишком пугать. – Он глянул вниз на обугленные руины Летнего дворца, где всё ещё тлели пожары. Прошло три дня, и в бывшем убежище морских драконов не осталось ничего, кроме дыма и трупов. – По крайней мере, Ласта нет в живых.


– Думаю, уже нет, – ответила песчаная принцесса, поигрывая кончиком хвоста.


– Королева Коралл спаслась?


– Да, вместе с двумя своими отродьями. Мне всё же удобнее, чтобы морскими правила она. – Белая дракониха с шипением оскалилась. – Засела у себя в Глубоком дворце, где до неё не добраться, и уверяет, что секретное оружие не будет готово и через год. Узнала о проделках старшей дочери, которая была дракомантом, и теперь боится использовать младшую, чтобы та не начала убивать своих. – Ожог в бешенстве выплюнула сгусток пламени и пнула кучу дымящихся листьев. – Не везёт, так не везёт… Одним словом, ночной, я надеюсь хоть от тебя услышать добрые вести.


– Есть запасной вариант, – задумчиво кивнул Провидец, – хотя я не уверен, что тебе он больше понравится. – Он поднял крылья и поманил к себе зелёную тень, которая описывала круги в небе над головой.


Морской дракон опустился на край утёса, поднимая в воздух золу от выгоревших лиан, и брезгливо повёл крыльями, глядя на трупы внизу. Сел он как можно дальше от песчаной – видимо, знал или догадывался, что случилось с Кречет.


– Это Наутилус, – представил его ночной, – один из предводителей Когтей мира… Наутилус, расскажи королеве о своём запасном плане.


– Возможной будущей королеве, – поправил зелёный дракон и слегка отпрянул, заметив, как дёрнулся ядовитый шип. – Да, у нас имеются в запасе некоторые… э-э… варианты.


В чёрных глазах Ожог блеснул интерес.


– Вот как? Надо же… Мне и в голову не приходило, что Когти мира настолько изворотливы.


Морской дракон нахмурился.


– Я бы назвал это предусмотрительностью, – поправил он. – Мы обязаны сделать всё возможное, чтобы пророчество исполнилось.


– И невозможное, – добавил Провидец.


– О, разумеется, – усмехнулась песчаная. – Трудно предугадать, как поведут себя драконята. Вы потрясающе предусмотрительны!


Наутилус польщённо улыбнулся.


– Вообще-то, идея была моя.


– А чья же она могла быть? – протянула дракониха. – В высшей степени мудро. Речь, конечно, идёт о подставных драконятах? – Она хитро прищурилась.


– Но только… – Провидец смущённо кашлянул.


– Вот именно, – кивнул Наутилус, досадливо дёрнув хвостом. – Есть одно «но». Они как бы… ну… не совсем подходят.


– Неужели ещё хуже тех? – фыркнула Ожог. – Трудно поверить.


– Ну, они как бы… немного другие. Иначе мы бы сразу их и использовали.


– Мне главное знать, сделают ли они то, что им скажут.


Наутилус задумчиво почесал нос, глядя в небо.


– Ну, пожалуй…


– Очень многообещающе, – сухо оборвала его песчаная. – Жду не дождусь встречи.


– Можно заменить не всех, – пришёл на помощь Провидец. – Радужную точно надо убить, а земляной неплох и прежний.


– Твой ночной тоже не годится, – добавила Ожог. – Предатель из него никакой.


Провидец озабоченно покачал головой.


– Печально, крайне печально. Мы редко убиваем своих, но… – Он вздохнул. – Если необходимо…


– Вы могли бы сначала взглянуть на замену, – вставил Наутилус. – Не смею вмешиваться, просто предлагаю.


– А первым делом прикончить это морское отродье! – прорычала дракониха. – Не тебя не бойся, – успокоила она Наутилуса, который в ужасе отскочил, развернув крылья, – во всяком случае, не прямо сейчас.


– Мне казалось, что у Цунами есть способности, – проворчал ночной.


– Например, способность выводить из себя, – зашипела Ожог. – Видеть её больше не желаю!


– Что ж, есть у нас драконы и для таких поручений, – кивнул Провидец. – В разгар войны нанять убийцу легче лёгкого.


– Договорились. – Ожог грозно покачала отравленным шипом. – Пора дать понять этим наглым соплякам, что незаменимых у нас нет. – Она обнажила клыки в хищной ухмылке. – В конце концов, свет на них клином не сошёлся.



Продолжение следует…

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://flibusta.is/b/487504
Похожие рассказы: Туи Т. Сазерленд «Драконья сага 1:Пророчество о драконятах», Туи Т. Сазерленд «Драконья сага 4:Мрачная тайна»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален