Furtails
E.J.SanYo
«Другая Жизнь»
#NO YIFF #крыса #тигр #война #детектив #киберпанк #милитари #попаданец #смерть #триллер #фантастика
Своя цветовая тема

«Другая Жизнь»


<1>


14:00 по UTC(1). Как всегда в это время – обеденный перерыв. Крыса сидел за пластиковым столом в дальнем углу пищевого отсека и вяло поглощал содержимое своей тарелки. Нечто, на вид, мягко говоря, не очень съедобное, но, по заверениям кибертехнологов, не засоряющее желудок синтет. Напротив него сидел Ральф и яростно размахивал лапами направо и налево. Кроме их двоих в отсеке никого не было. Тихая лёгка музыка играла из динамиков, спрятанных за пластиковой отделкой стен, приятно дополняясь декоративным освещением гибких флуоресцентных ламп на потолке.

- Ннааа, тупорылый!!!

- Опять рубимся в чего-то? - Крыса взглянул на ассистента.

- Ааа, ну да. В «Вивисектор»... Под эмулятором....

- Мну тебе советует, бросай ты эти глупые человеческие игры. Лучше бы делом занялся. Состряпай-ка запрос в отдел мат. обеспечения! Как раз сегодня бы отдали – и через пару дней уже забрали все комплекты лезвий..

Глухой удар прервал их разговор. Ударная волна мягко качнула стены отсека и ушла дальше по корпусу станции.

- Хмм, большая летучка пришвартовалась. Интересно, кого это там на сей раз принесло?

- Я пойду посмотрю! - Ральф вскочил и быстро засеменил к лифту.

- Ну давай, давай...

Крыса опять занялся поглощением биомассы. В центре зала призрачно мерцала полупрозрачная картинка голографического проектора. Крутили рекламу. Вот бесконечная колонна боевых синтет FF133-2M марширует стройными рядами. До блеска начищенные бронещитки сверкают в лучах виртуального «Солнца». В небе, голубом, как заставка доисторической «Windows95», проносятся крылатые разведчики. Голос за кадром:

- ..сила, интеллект, надёжность. То, о чём вы раньше могли только мечтать. Теперь мечты стали реальностью! Black Lightning!...

Фон сменяется на вид бескрайних космических просторов. Караван гигантских грузовых кораблей на несколько секунд закрывает почти весь обзор и уходит за угол экрана, оставив после себя призрачный фиолетовый шлейф плазмы. Нечто, похожее на маленькую зелёную планету, падает прямо в лоснящуюся, обвешанную браслетами и кольцами из всевозможных драгметаллов лапу Хорфильда, председателя Совета Директоров BLi. Далее Хорфильд изящно поправляет галстук-бабочку и сам торжественно произносит:

- Black Lightning! Создадим своё будущее,...

- ...своими ла-а-апами! - с издёвкой продолжил Крыса.

Всякий, кто работал на «Полыни» (2) хотя бы с год, знал этот ролик почти наизусть. Крыса прицелился и метко кинул зубочистку в самодовольную морду председателя. Кусочек пластика прошёл точно между глаз великого капиталиста, сверкнув всеми цветами радуги, и воткнулся в пушистое накрахмаленное ухо официанта FSW-76-C, выходившему из кухонной части помещения. Синтет поклонился.

- Хотите ещё что-нибудь, сэр?

- Да, принеси стакан метанола 98,5%, мну после еды приходится полоскать рот.

- Ваш заказ будет обработан примерно через...три...минут. Ждите.

Синтет удалился, мягко вышагивая на больших подушечках задних лап.

- Мдаа, и ведь находится немало желающих создавать твоё будущее, господин Хорфильд...

От грустных мыслей отвлёк сигнал прямого вызова.

- Да?

В левом верхнем углу обзора Крысы, рядом с часами и индикатором биоритма, появилось окно видеосвязи с растрепанной мордахой Саймона. Было заметно, как на заднем плане суетятся синтеты-ремонтники, тащат куда-то тяжёлые стальные листы и сварочное оборудование.

- Кхых, что это там у вас? Опять дыры в третьем секторе латаете?

- Да, метеоритный дождь, чтоб его. - ответила мордаха. - Но я собственно не по этому поводу..

- Да мну всё равно, по какому ты поводу. Сейчас обед, мну хочет кушать. Не отвлекай. Потом подойду к вам.

- Но это правда важно! Знаешь, кто к нам только что пожаловал?

- Нну и кто он такой, чтобы отрывать мну от обеда?

- Сам господин Хорфильд!

- Да ну?! - Крыса даже перестал жевать от удивления. - Давненько же он не навещал нас.

- Ага, а с ним - генеральный консул Союза Семи Звёзд.

- Ааа, вот оно что. Новый стратегический партнёр, значит?

- Видимо да. Так вот, в 15 объявлено общее собрание разработчиков. «Ошейникам» (3) присутствовать обязательно.

- Ну это само собой! Они же там без нас по душам поговорить спокойно не смогут, как обычно!

- Ладно, я тебя предупредил. - мордаха сменилась надписью «Сеанс связи завершён».

- Что ещё на этот раз они надумали?

Крыса встал и направился к выходу. Вылетевший из кабины лифта Ральф чуть не сбил его с ног.

- Сэр, знаете, кто там прилетел?!

- Да знаю, знаю. Пошли.

- Что, правда, уже знаете? - Ральф с недоумением покосился на своего начальника. - Ну ладно, пойдёмте.


<2>


14:45 по UTC. Ось станции, с виду напоминающая огромную стальную трубу, опутанную изнутри воздуховодами, электрокабелями, утыканную бледными флуоресцентными лампами и усеянную отверстиями лифтовых шахт. Каждая такая шахта ведёт к своему отсеку. Это - главная транспортная магистраль, объединяющая все отсеки. И одновременно – несущая конструкция, на которой крепится всё, что собственно и составляет станцию космического базирования. Гравитация внутри оси отсутствует. Просто отталкиваешься, и летишь в невесомости туда, куда тебе нужно. Центр оси – нечто вроде грузовой трассы. В обоих направлениях то и дело перемещаются контейнеры с сырьём, готовой продукцией и прочим. Крыса выплыл из кабины лифта и, слегка отталкиваясь от поручней, направился к сектору 12, где размещался конференц-зал.

- Интересно, как эта особь (имея ввиду ген. консула) отнеслась к подобному способу передвижения - ехидно думал он про себя. - Впрочем, если он не в первый раз в космосе, то, скорее всего, особо не возмущался.

Лифт с позолоченной табличкой на двери «Sector 12, briefing room» за пару минут опустился на сотню километров, прямо к месту сбора. Большая часть «ошейников» и простых «девелоперов» уже прибыла и занимала свои места в конференц-зале, отделанном пластиком, стилизованного под древесину, золотыми логотипами «чёрной молнии» и вставками пористого звукопоглощающего материала. Но вот из лифта вышел и сам Хорфильд. В гламурном малиновом пиджаке, своей «фирменной» бабочке и сопровождении двух огромных FF74-4M. За ним важно вышагивал и сам консул в сопровождении таких же «телохранителей». Все присутствующие дружно встали и поклонились, отдавая дань уважения высокопоставленным посетителям. Консул изобразил довольную улыбку и помахал лапкой, как умеют делать только публичные политики. Хорфильд презрительно хмыкнул и не оборачиваясь проследовал к своему месту. Наконец, все собрались, и совещание началось.

- Господа - начал Хорфильд - приветствуем вас. Итак, мы собрали вас здесь (у него была привычка говорить о себе во множественном числе, поэтому всегда было непонятно, то ли он говорит обо всех присутствующих, то ли о себе лично), чтобы сообщить о начале нового витка в истории нашего общего дела. Наш прошлый год работы – это сплошная череда свершений, научных открытий и новых деловых контактов. Мы стали сотым по величине поставщиком специализированного оборудования во вселенной по рейтингу журнала «Psionis daily». И, по неофициальным данным, 23-м по величине поставщиком военного оборудования, обогнав даже такого гиганта, как United War Machines. Объёмы продаж в военном секторе непрерывно растут с каждым кварталом. Мы, пожалуй, без преувеличения скажем, что смогли изменить образ войны в глазах вселенского обывателя. И, разумеется, мы не остановимся на достигнутом!

Бурные аплодисменты.

- Псст, Крыс!

Крыса повернулся. Справа в красном плюшевом кресле сидел Флюр, как всегда начёсанный, опрятный и с добродушной улыбкой на сонной мордахе.

- Оуу, приветствую!

- Я потом заскочу к тебе, скину кое-что...

- Ладно, потом расскажешь!

- Итак, возвращаясь к вопросу, почему мы считаем сегодняшний день знаменательным и судьбоносным в нашей славной истории. Сегодня был подписан стратегический договор о сотрудничестве и взаимопомощи с, не побоимся этого слова, самой крупной, могущественной и высокоразвитой империей во всей разумной вселенной. Союз Семи Звёзд! Его история насчитывает не одну сотню лет. Перед ним склоняются все цивилизации мира. (4) Нам оказал великую честь своим посещением генеральный консул Союза, господин ТамМаа. Господин консул хочет рассказать нам о планах нашего совместного сотрудничества.

Снова бурные аплодисменты. Консул поднялся и снова помахал присутствующим лапкой.

- Благодарю, благодарю. Итак, как уже сказал многоуважаемый мистер Хорфильд, наша Империя заинтересована с долговременном сотрудничестве с вашим предприятием. Мы, и я лично, верим в ваш потенциал. Как известно, в настоящее время мы находимся в состоянии вооружённого конфликта с Братством Саблезубых. Полагаю, не мне вам объяснять, что это значит. Наша доблестная армия несёт огромные потери. Что это влечёт за собой? Невероятные убытки, миллионы искалеченных жизней наших граждан, падение престижа на мировой сцене! Что делать в этой ситуации? Итак, мы решили сделать ставки на Высокие Технологии. Мы были поражены, как небольшая пробная партия ваших FF133, полученная нашими союзниками по войне, смогла почти мгновенно уничтожить целую группировку Саблезубых на периметре Холодной Луны. Поэтому было принято решение заказать у вас для наших вооружённых сил несколько партий наземных, воздушных и космических единиц техники. Если будет также получен положительный результат её применения, то рамки нашего сотрудничества будут продолжать расширяться. Со своей стороны, наша Империя имеет абсолютное большинство в Межгалактическом Совете Наций, и, соответственно, обеспечит полную защиту и поддержку ваших интересов.

Снова продолжительные овации.

- Прям так и обеспечит! - зашептал Флюр в белое Крысье ухо. - Можно подумать, они там хоть раз голосовали против мнения остальных делегатов.

- Да тихо ты, позже ффсё обсудим!

- Тем не менее, подумаем о том, что может омрачить наши перспективы. Общественное мнение! Да, как всегда оно. К величайшему сожалению, многие наши граждане также сильно боятся прогресса, как и в прочих государствах. Они не понимают открывающихся новых возможностей и наивно опасаются, что со временем и их превратят в «бездушные машины». Или что потеряют работу, и им впоследствии не найдётся места в мире, что они будут выброшены на обочину. Что экология их планет будет отравлена чуждыми ей, как они утверждают, формами жизни. Смешно сказать, но в эти басни верят даже многие далеко не глупые индивиды в нашей Империи! Поэтому, проконсультировавшись с вашими специалистами, мы пришли к выводу, что нам нужен новый тип вашей продукции. Мы не сомневаемся, вы сможете его нам предоставить уже в самом ближайшем будущем. Нам нужны синтеты, совершенно не отличающиеся внешне от простых жителей нашего государства. Пусть они будут внешне – как наши солдаты, пилоты, рабочие, но внутри – как ваши замечательные создания! Пусть они мыслят, как они, ведут себя, как они. Пусть они даже не знают, кто они на самом деле! Наши обыватели в свою очередь не будут даже догадываться о том, что среди них трудятся ваши изделия. Не будет ни лишних вопросов, ни поводов для разногласий. Наша империя полностью берёт финансирование данного проекта. Я лично гарантирую вам снабжение всем необходимым. Удачи всем нам, и великих свершений!

Долгие продолжительные овации.

- Фшить, он шшто, этот консул, башкой о переборку звезданулся, пока добирался сюда?! - зашипел Крыса. - Он хоть представляет себе, что вооппще значит, «пусть они мыслят и ведут себя, как они»?!! Или он думает, у других как и у него, мозги размером с крысиную...

- Да тихо, ты, расшипелся на весь зал! - на этот раз Флюр принялся усмирять коллегу. - Да, умишком может он и не далёк, зато богатый и влиятельный. А у нас есть мозги, лапы и оборудование. Мы можем и не такое создать, было бы финансирование..



<3>


16:05 по UTC. Холл у входа в конференц-зал. Крыса и Флюр стоят у автоматов с напитками. Флюр выудил из автомата банку слабоалкогольного пива и звонко щёлкнул ключом. Крыса взял стакан метанола. Он так и не успел прополоскать рот до начала конференции.

- Даа, - наконец произнёс Флюр, - ну и что ты обо всём этом думаешь?

- Не нравится мну это, сильно не нравится. Ну вот, допустим, мы сделаем оболочку, которая один к одному будет похожа на их «граждан», не такие оболочки мну нарезал. Допустим, мы сделаем так, что они будут пахнуть как их «граждане», сделаем такой же голос, скопируем двигательные функции. А как сознание «простого гражданина» мы им вошьём, а? Или они считают, что сознание наших изделий точно такое же, как и у их вояк? Что они будут орать благим матом «За Импе-е-ерию!», идя в атаку, что будут пьянствовать при первом удобном случае и дебоширить с их самками по праздникам?!

- Ну уж, ты вечно только о плохом. - глотнув пива произнёс Флюр. Подумай, ведь это же здорово будет! Первые, кто смог воссоздать полноценную модель сознания разумного существа. И не просто воссоздать, а применить на практике. Ведь это же ни больше ни меньше, как создать себе подобного!!!

- Охохох, «себе подобного»?!

- Ну ладно, пускай «мне подобного». Ты-то у нас существо «уникальное», «неповторимое» и так далее. Вся «Полынь» уже это от тебя слышала.

- И мну может ещё раз это повторить. - сказал крыса и влил в рот пол стакана прозрачного содержимого.

- Ой, не понимаю я вас, синтет-«ошейников». Чего вы все так стремитесь стать «уникальными»?

- Тебе этого не дано понять, не пытайся. - буркнул Крыса.

Подошёл Саймон, по-прежнему весь растрепанный и усталый.

- Саймон, дружище, приведи, наконец, себя в порядок! - воскликнул Флюр.

- Да некогда всё было. Я сюда прям с третьего сектора прибежал. Обшивка – как решето. По всем отсекам ветер свищет, как у меня на родине в период засухи!

Саймон лизнул лапу и стал приглаживать шерсть на макушке.

- Тихий ужас, господа! Ну ничего, думаю, скоро закончим.

- Ну а ты что думаешь по поводу? - спросил Крыса, выцарапывая когтем на стакане свои инициалы.

- По поводу чего? Ты про то, что наговорил этот консул?

- Нну да, по что-ж ещё.

- Не знаю, а что я могу такого думать? Говорите, какой вам надо тип «первичной материи» (5) и сколько. Мы сделаем. Дыры залатаем только, и всё сделаем. Не проблема.

- Да всё будет, Крысятина, не нервничай! - Флюр потрепал синтета за плечо. Раз уж тебя смогли создать эти твои полоумные гении, да ещё тогда, то теперь-то у нас тем более всё получится!

Крыса уставился на программиста и странновато улыбнулся.

- Во первых, мну был сделан «по живому» (6), а это огроммная разница. Во вторых, какой ценой! В третьих, не называй этих урродов гениями. И в четвёртых, не говори со мну об этом, пока мну сам не попросит.

- Да ладно тебе. Уродами моральными они были, спору нет. Но вовсе не идиотами, раз уж смогли такое проделать уже в те годы. И вообще...ой! - стакан разлетелся вдребезги в когтистой белой лапе.

- Ещё раз, не рискуй. Не говори об этом со мну, пока мну сам не попросит. - по-прежнему ласково улыбаясь процедил Крыса.

- Слушай, ты хоть предупреждай! Я никогда понять не могу, то ли ты злишься, то ли так просто говоришь. Да уж и хватит тебе, столько лет ведь прошло. В конечном итоге, это же благодаря им ты стал...а-ай! - Флюр едва успел увернуться от пролетевших осколков стекла.

- Ладно, ладно! Пошутил! Больше не буду! Мне пора. - ретировался TLD и спешно направился к лифтам. - Если что – я у себя. Выходи на связь в любое время.


<4>


Через 2 дня. 11:22 по UTC. Центральный отсек «Отдела Системной Интеграции», обшитый изнутри тонкими блестящими листами нержавеющей стали и усеянный дырами вентиляционных шахт под потолком. Впрочем, подобным образом выглядит более половины рабочих отсеков на станции. Освещение притушено. Горят только многочисленные экраны дисплеев на стенах и стойках с оборудованием и дежурные зеленоватые фотохимические лампы. Вовсю кипит работа над проектом «Другая жизнь». После недолгих споров, именно такое название получил проект по созданию синтет, которые, по замыслу главных стратегов Союза, должны были уже в самом ближайшем будущем активно внедриться в сообщество «счастливых граждан Великой Империи». Крыса и другие работники отдела стоят вокруг большого круглого металлического стола, над которым парит трёхмерный эскиз проекта: нечто похожее на здоровенного мускулистого «тигра».

- Итак, господа - рассказывал Крыса - сейчас перед вами – типичный представитель Союза. Как мну и говорил, сложностей предостаточно. Взгляните. Обилие мышечной ткани затрудняет установку имплантов. Много мелких внешних деталей, сложная расцветка шерсти. Мои предложения – пока что берём за основу нашу военную модель FF112e. Она по пропорциям больше всего подходит.

Крыса нажал пару кнопок на щитке стола. «Мясо» с «тигра» попиксельно растворилось, обнажив угловатый модельный «скелет».

- Однако внешность и ряд других параметров придётся серьёзно доработать. И, по-видимому, «контроллер поддержки» (7) придётся взять другой. Мну рекомендовал бы SK-F-7-12. Хоть он и создавался изначально под оччень малогабаритные изделия, но вполне подходит к чему угодно.

Крыса обошёл парящую картинку и аккуратно ткнул когтём в место предполагаемой установки контроллера. Место сразу отметилось яркой зелёной точкой.

- Так-так, ты его под рёбра, что ли, вшить хочешь, начальник? - спросил Эдвардс.

- Именно. Близко к позвоночнику и аппсолютно незаметно.

- Ну что ж, пожалуй. - пожал плечами Эдвардс.

- Теекс, трассу сервисных линий мну бы провёл также вдоль позвоночника, но не со стороны спины. – Крыса показал на схеме, что он имел ввиду. – Сигнальные линии идут аналогично, но примерно...вот здесь...они разветвляются и идут к передним лапам. – Сделал ещё пару отметок когтём.

- Если я не ошибаюсь, придётся ещё сместить топологию подшкурных датчиков. А ещё питание остаётся. И что делать с системой охлаждения пока непонятно. – с видом знатока добавил Ральф.

- Верно подметил. - сказал Крыса - Но, думаю, ффсё станет понятно, когда мы снимем полное описание образца их вида. Кстати такой момент: скоро они как раз нам его предоставят. А в «Отделе Исследований Форм Жизни» не хватает рабочих лап, как обычно. Нужны помощники-добровольцы. Разумеется, увеличенный срок отпуска, надбавка к зарплате и ещё ряд привилегий гарантированы. Ну как что, кто желает поработать?

Все замолчали и многозначительно уставились на него.

- Что, опять желающих нет? Спарки, не пойдёшь?

- Нет, нет, мя в прошлый раз согласилась, но больше не хочет. Мя, конечно, любит надбавки к зарплате, но не настолько. Извини, босс.

Крыса с досадой покачал головой.

- Эхх, опять самому ффсё делать придётся. Тяжело, однако, с вами работать, господа!

В округлую дверь отсека просунулся Флюр.

- О. Вы тут все заняты? Ну ладно, я попозже, зайду?

- Нет! Не уходи! - Крыса выдвинул стул. - Присядь, подожди немного, мы уже почти закончили. Заодно, может, и свои соображения выскажешь.

Через пару минут они уже протискивались в личный отсек Крысы. В «Крысью нору», как за глаза называли это место коллеги синтета. И без того ужасно тесный, грязный и плохо освещённый отсек был завален кучей аппаратуры, пластиковых распечаток документации, какими-то доисторическими печатными платами земного происхождения и прочей ерундой.

- Ойй, млин!.. - Флюр споткнулся за какую-то раскуроченную «железку» и чуть не врезался головой в противоположную стену отсека. - Ну ты и развёл тут...бардак! Войти невозможно к тебе, чтоб за что-нибудь не зацепиться! Как ты сам-то до сих пор нос себе не разбил?!

- Этто не бардак, а творческий беспорядок! - Крыса плюхнулся в кресло и задней лапой спихнул с письменного стола металлический «гроб» с надписью «1988. Bluewave Microsystems». - Ну давай, показывай чего хотел.

- Вот - Флюр бережно положил на грязный, изодранный Крысиными когтями пластиковый стол маленький блестящий ЦМД-драйв (8) с выгравированным на корпусе логотипом «чёрной молнии».

- Хы, ЦЭЭмДэха?

- Ну сам понимаешь. Я не синтет, а потому «держать всё в голове» не умею.

- Сбросил бы на общий сервер, мну бы уже давно слил оттуда.

- Пока не хочу никому больше это показывать. Раньше времени, во всяком случае.

- Ну и что же ты притащил мну такое сверхсекретное?

- Эксклюзивчик для тебя! - улыбнулся Флюр. - Бета-версия среды SynthMind 2.0!

- Ухх тыы!! Так вы её ффсё-таки доделали?!

- Ну, ещё не совсем, если честно. Осталось исправить пару мелких ошибок, оптимизировать интерфейс и как следует всё оттестировать. Но в целом среда уже работает.

- И ты видимо хочешь сказать, что она позволит нам состряпать модель сознания для нашего изделия?

- Не утверждаю, конечно, но хотелось бы верить. Во всяком случае здесь уже есть поддержка всего необходимого. Абстрактное построение смыслового ряда, поддержка многоуровневых диалогов и много чего ещё. Можно даже создавать целые фрагменты воспоминаний!

- Надо же. Ну вы, звери, даёте, однако! - Крыса вытащил из кучи «железок» самодельный ЦМД-ридер и воткнул провод в затылок.- Ладно, тестанём ваше чудо. Нуу, это ты ведь мну на тестирование приволок?

- Разумеется, для чего же ещё? Для таких любителей экспериментировать на себе, как ты, в самый раз. – хихикнул программист. – Если есть время и желание, конечно.

Круглый, полупрозрачный индикатор копирования заслонил собой улыбающуюся морду Флюра.

- Мдаа, нормальный объёмчик. И сколько по времени вы это писали?

- 2 года непрерывной работы. Начали практически сразу после завершения версии 1.1.

- А, кстати, как оно у мну пойдёт? Ты не забыл, что у мну внутри воффсе не ваш стандартный «арм» (9) стоит?

- Да помню, помню. Поэтому специально для тебя откомпилировали под твою реликтовую «альфу». Так что это вдвойне эксклюзив!

- Оччень хорошо. Благодарю, комрад!

- Да не за что. Ладно, я пойду пока.

Флюр забрал свой ЦМД и вышел. Крыса посидел немного в нерешительности, ковыряя грязный пластик стола. Затем всё-таки собрался с духом, открыл окно своего файл-менеджера и ткнул когтём в исполняемый файл в папке Флюра.

- Эхх, ну ладно, была, ни была! Тестанёмс.

Весь обзор сразу же заслонили несколько графических окон и с десяток консольных. Сверху всего этого вылезло всплывающее окно с уже до боли знакомой, гламурной мордой Хорфильда, предлагающего «зарегистрировать программу».

- Хмм, охх и накрутили они тут всего! Впрочем, идея, по видимому, ффсё та же что и раньше...щас попробуем.. - ткнул в пункт меню «new project». - А-ха, ну ладно, попробуем хотя бы заготовочку сочинить...теекс...но сначала..

Крыса открыл в фоне SynthAmp и врубил себе «Maggot Death» на средней громкости (10).

- Теекс, сразу сделаем «затычки» на основные рефлексы. Потом впишем туда ффсё, что должно быть у этих особей. - лихорадочно застучал по невидимой клавиатуре. - ОуКей. Теперь слепим каркасик...

Прошло время. Крыса по прежнему сидел за столом, жестикулируя лапами в воздухе и уставившись ничего не видящим взглядом в одному ему зримый интерфейс программы.

- Теекс, и будешь ты, значит, у мну крутым десантником. Ммм, да да. Спецотряд «Бесстрашные Тигры». Капрал. И звать тебя будут...как-нибудь попроще надо бы, понаивнее. - рассуждал он сам с собой. - Ну например, Питер. Банально как-то...нну ладно. Сойдёт. Друзья тебя будут звать «Малыш Пит». Кххых, забавно!

Крыса начал заполнять поля смысловых рядов.

- Теекс, а когда ты ещё вкалывал на «гражданке», твоя любимая сяммка и двое детёнышей чуть не попали в плен к «саблезубым». Но ты смог героиччески защитить ссвою семью. И ффскоре ушёл добровольцем на фронт, чтобы отсстоять свой род от сстрашной угрозы. И весьма приусспел в этом. Ахх, как это пафоссно, хи-хи-хи... - Крыса смахнул воображаемую слезу и захихикал. - Теекс, ещё не ффсё. Надо бы ещё визуальные образы «родных и близких» замутить. Для правдоподобности. Те-екс, пройдёмся по социальным сетям, фоток надёргаем...

Флюр открыл дверь отсека и просунул морду в проём. Крыса продолжал сидеть за обшарпанным столом и активно жестикулировать лапами, мурча под неслышимую для окружающих музыку. Блок-схема, похожая на паутину, уже растянулась на несколько экранов во всех направлениях. Крыса продолжал вплетать в неё всё новые и новые узлы. Вот этот «кубик» - нейронный центр страха, справа от него – точка, отвечающая за смех, и ещё одна – но отвечающая за финальное принятие решений.

Флюр попытался пройти к столу, но как обычно, по нормальному этого сделать не удалось. Древний керамический чип, валявшийся на полу, впился ему в лапу всеми своими 144-мя позолоченными выводами.

- Йааай!!! – Флюр подпрыгнул и врезался спиной в торчащую ручку серверной стойки.

- Ох, чтоб тебя й.. – не успел он договорить, как опять поскользнулся на какой-то «железке»...

- Теекс, привычного страха тебе чувствовать не положено. Здесь мы немношшко отступим от природы. Посмелее немного - рассуждал Крыса, перебивая влапную готовые блоки кода.

- Ай, ай! Ойй, мли-и-ин!!!.. - вдруг услышал он сквозь музыку, и через мгновение - грохот падающего тела. - Да чтоб тебе дохлой крысой подавиться! Когда тут будет порядок, наконец?!

Крыса свернул все окна программы. Перед ним стоял сердитый Флюр. Одной лапой он потирал ушибленную ляжку, а другой – махал перед его глазами.

- Итак, вопрос номер раз: ты меня слышишь?

- Слышу, слышу, продолжай, кайфоломщик!

- Тогда извини за «дохлую крысу». Я не со зла, сам знаешь.

- Лааадно, мну не злопамятный. Отомщу и забуду. Но, пожалуй, не сейчас. - ухмыльнулся синтет. - Ещё вопросы будут?

- Вопрос номер двас: ты что, вот так и сидел всё время, как я ушёл?

- Вот так и сидел, с твоей софтинкой игрался. Похоже, как минимум треть вашей работы сделал, между прочим... А что?

- Мать твоя крысуха! У тебя там попка случаем квадратной не стала?!

- Ааа, что?...правда, так долго сижу? - Вывел в поле обзора часы. - Почти пять суток. Хых, ну надо же, как время летит!

Только сейчас он почувствовал голод и боль затёкшей поясницы.

- Ооо, похоже, и правда, мну пора передохнуть.

- Ничего не скажешь, «своевременное» решение. - хихикнул Флюр. - И, наконец, вопрос номер трис: сегодня от Союза прибыл образец «на разделку». Разумеется, помогать нашим «исследователям» вызвался ты один?

- Ну вообще ты прав. - в очередной раз ухмыльнулся Крыса. - Ффсе, видите ли, боятся пачкать лапы.

- Что, кстати, вполне естественно. Ну ладно, твои «друзья» ждут тебя в четвёртом секторе, как обычно.

- Ладно, мну придёт. Перекусит только вначале хоть чуть-чуть, и сразу придёт.

- Нет, вы его только послушайте! Перекусит, и с набитым брюхом спокойно пойдёт ковырять тушки!

- Не хотел бы присоединиться? Мну аппсолютно вас не понимает, чего вы ффсе в этом такого находите?

- Неет, спасибо, дружище! Я уж лучше в кодах поковыряюсь.- И уходя, добавил - И всё-таки, не могу понять, почему ты числишься в одном Отделе Интеграции? Записался бы заодно и к «Исследователям», получал бы двойную зарплату и уровень привилегий! Всё равно, чего ещё вам, синтетам, делать в жизни? Вкалывать, да и только!..

- Ыыыы! - Крыса показал вслед уходящему программисту фиолетовый раздвоенный язык - А заодно и к «Программистам», вместо многоуважаемого профессора Флюра! Чтобы получать тройную зарплату. А профессора Флюра можно, было бы, и списать тогда, за ненадобностью.

С трудом встал из-за стола, хрустнув титановыми позвонками.

- Ой-йооо! Видимо кушать сегодня придётся стоя...


<5>


10:22 по UTC. Просторный операционный отсек пятого сектора. В практически стерильном и очищенном от пыли воздухе пахнет палёным мясом и озоном, создаваемым мощной кварцевой лампой под потолком. Крыса, подключившись обоими «нейрофлексами» (11) к узлу управления, работает микронной пилой. Огромный литой металлический диск на магнитной подушке со сверкающими, невероятно острыми алмазными краями мягко скользит по «образцу», миллиметр за миллиметром снимая всё новые и новые слои ткани. За диском попятам следует длинный, похожий на обвешанного проводами бледного червяка синтет-сканер WS-19-I, делая за каждый проход более тысячи высококачественных трёхмерных снимков поверхности и около сотни проб биоматерии длинными, похожими на иглы щупальцами. Вокруг суетится ещё несколько синтет-помощников, убирая ошмётки и сочащуюся кровь. Шерсть каждого из них призрачно светится оранжевым светом в ультрафиолетовых лучах лампы.

- Неплохо орудует «циркуляркой» мистер Крыс! - Алисон отключился от системы и взглянул на Крысу своим большим чёрным видеоимплантом с зеленоватой линзой посередине.

- Сам знаешь, по части срезов мну профессионал! Сколько ещё надо сделать? - спросил тот, не оборачиваясь.

- Ну, пожалуй, сотню-другую горизонтальных, может быть ещё с десяток боковых в ключевых точках, если вы считает это нужным.

- Да мну кажется и горизонтальных вполне хватит. То, что есть, обработать бы ещё. Кстати, а кто был этот симпатичный полосатый зверушко? Ну, до того, как его предоставили нам?

- Я сам не знает точно. Но представители Союза, когда передавали его нам, сказали, что он был захвачен во время освобождения Холодной Луны. – синтет хмыкнул – Кажется, перекинулся на сторону «саблезубых».

- Ааа, оччень может быть. У них там с предателями поступают сурово. Заподозрят в связи с врагом – и ффсё. На урановые рудники и без разговоров. И это ещё в лучшем случае. Вы уже образец генетического кода взяли?

- Да. В первую очередь.

- А карту памяти?

- Разумеется, но расшифровать сможем только через пару недель. Работать некому. Если бы «информационщики» согласились помочь, справились бы гораздо быстрее.

Несколько часов спустя Крыса, Алисон и другие сотрудники «Отдела Исследований Форм Жизни», столпившись перед большим голографическим проектором, занимались сборкой подробной модели тела только что распиленного «образца».

- Ммм, говоришь FF112e? Ну что ж, и правда, пропорции подходят - размышлял Алисон – я в этом смысле соглашается с вами, но внешность придётся полностью переделывать. Как мистер Крыс думает, наши «генетики» захотят вносить столько исправлений?

- А куда они денутся! – с издёвкой ответил Крыса, - Им прикажут – они сделают. Кажется у нас никого не спрашивают, кто что хочет? Будут упираться – придётся заменить их на более сговорчивых работников, только и ффсего.

- Ну, по-разному бывает. Наши друзья «программисты» ведь отказались помочь.

- Этто потому, что им не было приказа «сверху». Была просто личная просьба от вашего отдела...о, кстати, а вот и один из них!

- А, вы тут опять все заняты? Я только хотел...бээ!!! - вошедший было Флюр зажал лапами рот и пулей вылетел из отсека.

- Теекс, кажется бедняге не понравилась ваша пила. - хихикнул Крыса - Пойду, догоню его. Спрошу, чего он хотел.


16:23 по UTC. Флюр стоит у раковины в банном отсеке, выложенном белой пластиковой плиткой, стилизованной под керамику. Кажется, ему немного стало легче. Сзади стоит Крыса и с усмешкой косится на своего друга.

- ...и всё-таки, что ты мну хотел поведать?

- А, ты об этом? В общем, ничего особенного. Мы переписали ОС для «контроллера поддержки», так что теперь весь интерфейс останется невидимым для пользователя. Для нашего изделия, то есть.

- Этто хорошо. Но внешнюю интерфейсную поддержку и приложение нейроимпульсного навязывания нужно оставить. Сам понимаешь, изделие должно оставаться тем кем оно есть по существу.

- Да я понимаю. – печально промямлил Флюр – контролируемая свобода воли. Машина, не имеющая «статуса личности»... Кстати, третий сектор наконец закончил заделывать свои дыры, и теперь они ждут ваш заказ на «болванку».

Крыса подошёл и сплюнул в раковину.

- ОуКей, будет им заказ. Кстати, ты ещё не смотрел модельку, которую мну набросал?

- Ну даа, мы уже посмотрели её немножко...не знаю, что и сказать. Ты случаем не перестарался? Не слишком ли много подробностей? Ты ему, похоже, пытался насочинять даже детские воспоминания!

- Ага, и это тоже. А самому тебе как кажется, этто не слишком ли мало для «настоящего живого существа»? Покопайся сам в себе, посмотри на окружающих. Вот ты, случаем, не пробовал поснимать модель сознания со своих синтет-сотрудников?

- Хм, если честно, нет. Погоди-ка, а ты что, пробовал?!

- Ага! Мну всегда снимает полную карту сознания с тех, кто проходит через его лапы. Могу поделиться своей базой данных, если желаешь. А ты как думал, почему мну так быстро удаётся составлять модели сознания для наших изделий? Огромная библиотека готовых решений, причём отлаженная и проверенная временем! И «природой», сскажем так. Кстати, попутно узнаешь много интересных подробностей из их личной жизни! – Крыса по-садистски ухмыльнулся. – Вот, например, Ральф, когда был щенком, частенько...

- Ладно, ладно, я не интересуюсь подобными вещами. Впрочем, надо будет потом взглянуть на это твоё «досье». У нас маловато кодовых решений для эмоциональной составляющей моделей.

- Ага, выложу в общий каталог своей внешней памяти. – и продолжил в пол голоса. - Только ты там особо не распространяйся об этом. Сам понимаешь, мну не нужны лишние проблемы.

- Разумеется, «серый кардинал»! Я буду нем, как....

Взляд Флюра случайно упал на вымазанные в крови Крысиные лапы.

- Ойй, нееет!.. – Флюр скорчил недовольную морду и опять отвернулся к раковине.

- И воффсе не серый, а белый. – Крыса хихикая обтёр лапы о край халата – Ладно, мну пойдёт, пожалуй. А то тебе соффсем худо станет.


<6>


Прошло две недели. 10:00 по UTC «Отдел Генетической Инженерии». Машинный зал. Огромный отсек с ржавыми металлическими стенами, заставленный кучей оборудования. В таком виде он, кажется, существовал ещё с тех времён, когда Корпорация приобрела в свою собственность заброшенную космическую военную базу, один из корпусов которой и был перестроен в «Полынь». Крыса наблюдает через стекло гермобокса за процессом создания ДНК первого экспериментального изделия из проекта «Другая Жизнь». Внутри бокса, в стерильной, очищенной от пыли атмосфере, сверхточный синтет-манипулятор FMA-15u-I собирает цепочку ДНК. Для постороннего наблюдателя его полупрозрачные лапы, оканчивающиеся иглами тоньше паутины, абсолютно неподвижны. Однако на самом деле его пальцы в этот момент проделывают более сотни операций в секунду, складывая, молекула за молекулой, структуру будущей жизни.

- Ну что ж, мистер «системный интегратор», можете нас поздравить! – произнёс, наконец, Графт. – Взгляните.

Синтет убрал свою лапу, опутанную мелкими проводками, с контактной площадки на пульте управления. Крыса лизнул «нейрофлекс» на правой лапе и приложил его к центру площадки. В середине обзора открылось окно видеовывода, в котором мелькали полупрозрачные пальцы-иглы манипулятора, трудившиеся над сборкой такой же полупрозрачной и тонкой органической структуры.

- Хмм, похоже вам совсем немного осталось. – проговорил Крыса, разглядывая трёхмерное изображение участка сборки. Если мну конечно и в самом деле видит то, что происходит в данный момент.

- Картинка идёт прямо с электронного микроскопа. Наш «сборщик» сейчас видит то же самое, что и вы. Кстати, обратите внимание на оболочку, окружающую спираль ДНК.

- Даа, что-то вижу. – Крыса подрегулировал резкость изображения.

- Наша свежая разработка. – подал голос какой-то сотрудник из-за стоек с оборудованием. - Эта оболочка эффективно защищает спираль при транспортировке и внедрении.

- Кстати, это была моя задумка. – с гордостью добавил Графт. – Эх, будь мы на легальном положении – наверняка получили бы премию Межгалактического Института Генетики. А так никто и не узнает, чего мы достигли. Как это печально...

Крыса зевнул и упёрся носом в пыльное стекло резервуара стоящего рядом вычислительного кластера. Внутри под слоем питательного раствора на стальных держателях висел «биопроцессор». Взгляд его ничего не видящих атрофированных глаз был направлен куда-то вдаль.

- Ничего, не жалейте, сэр. Главное, мы сами знаем, чего можем достичь! Мну надеется, при доработке генома не возникло проблем?

- Нет, никаких. С точки зрения физиологии, эти особи не имеют каких-то особенностей. Скорее всего, в ближайшие часы мы закончим сборку, подготовим наноиньекторы и отправим их вам.

- Оттлично. Мы пока всё подготовим у себя. Скорее всего начнём сборку уже завтра. А сегодня мну надо заскочить ещё кое-куда...

- Мне предупредить профессора Мюллера? Он кстати уже спрашивал, как у вас идут дела.

- Ннет, пока не надо. Мну не может однозначно сказать, когда мы закончим. Если что, мну сам его предупредит.


<7>


12:00 по UTC. Крыса направлялся по длинным и узким коридорам седьмого сектора в свой личный отсек.

- Теекс, сейчас накатаем пару строк в рапорт о проделанной работе, а потом – в цех аффтоматизированной сборки. Если у них там по прежнему ничего не готово к нарезке, то придётся надрать кому-то уши. Скорее ффсего – Клэю. Он один во всём отделе хотя бы начинает шевелиться, когда получает взбучку.

Проходя мимо очистного отсека, Крыса случайно заглянул в открытую дверь полутёмного зала.

- Этто ещё что за твою так?!

На полу напротив пульта управления скорчившись в дугу лежал синтет оператор. Из разинутой пасти сочился мутноватый коричневый кровезаменитель. Кажется, он ещё дышал.

- Шштоб тебя!..

Крыса опрометью ринулся к стеллажам и выудил оттуда упаковку биостимуляторов. Потом, опрокинув синтета на спину, всадил ему в вену сразу два полных шприца. Как оказалось, на брюхе у оператора торчала здоровенная выпуклость, размером почти с его голову. Синтет постепенно стал приходить в себя.

- Доложить результаты самодиагностики! Срочно! – Крыса с силой встряхнул его за плечи.

- Внимание. Критифефкая неифправнофть. В бливайфие футки вофмофно полное отключение фифтемы... – с трудом промямлил тот.

Крыса пинками перекатил его на живот и воткнул в отверстие на шее оператора блестящий острый штекер (12).

- Неконтролируемые остатки «первичной материи»? Странно. Похоже на производственный брак. – уже спокойно рассуждал TLD, просматривая аппаратный журнал неисправного изделия. – Да, по-видимому, так оно и есть. Получен ффсего-то неделю назад. Ммххх, и правда таки придётся дать взбучку этим сборщикам!

Крыса отключился от оператора и аккуратно смотал провод.

- Значит так: отключить болевые центры, встать, проследовать в отдел снабжения и пройти стандартную процедуру списания. Выполняй!

- Ваши инструкции приняты и будут выполнены примерно через...полтора...часов.

Синтет поднялся и шатаясь заковылял к выходу, обхватив лапами раздутое брюхо.

- Мда-а, с такой скоростью ты и правда раньше туда не доберёшься.. - подумал про себя Крыса.

Проверив работоспособность очистного оборудования и убедившись в его исправности, TLD направился в центральный отсек, выяснять, в чём дело, проклиная про себя «дармоедов-сборщиков».


12:20 по UTC. Центральный отсек «Отдела Системной Интеграции». Эдвардс, подключившись к вычислительному кластеру, сосредоточенно вырисовывает чертёж корпуса для очередного проекта. Ральф сидит на столе и, судя по всему, опять во что-то играет, периодически оглашая весь отсек радостным тявканьем и воплями, вроде «ХедШооот!!!» и подобными.

- Приветствую ффсех! – с порога бросил Крыса и сразу прошёл к синтетам, возившимся со стойкой аппаратуры в углу отсека. Эдвардс отвлёкся от работы и проследил за ним взглядом.

- Что-то стряслось, начальник?

- Ага. Представляешь, шёл сейчас к себе – видел чудо. – задумчиво проговорил Крыса, щупая бок одному из рабочих. – Бракованный оператор на станции очистки. Ты когда последний раз с таким сталкивался? Мну, вот, за время своей карьеры помнит всего пару случаев. И то, это было на заре становления Корпорации.

- Так. Это был случаем не свеженький FO-44? – Эдвардс, кажется, был готов к такому вопросу.

- Именно. Хмм, если ты знаешь больше мну, то давай, выкладывай!

- А что выкладывать? Нам неделю назад пришла партия. На замену, как положено по графику. И практически вся партия – сплошной брак. И у всех одно и то же – незаконченный процесс обработки. Я оставил несколько штук, более-менее работоспособных, остальное пришлось сразу списывать на фиг.

Крыса с мрачным видом облокотился на стойку.

- Эттого нам ещё не хватало. Особенно сейчас, когда надо резать экспериментальную оболочку.

- Если хотите, могу показать их вам прямо сейчас. Пара экземпляров ещё осталась на складе.

- Пошли. Мну, пожалуй, стоит взглянуть.

Крыса взял инструменты и направился с Эдвардсом в складские помещения седьмого сектора.


- Так говоришь, такое происходит только в этой партии? – спросил Крыса, с подозрением рассматривая бока охранника, открывшего им дверь.

- Думаю да. По крайней мере, нигде больше такого пока не видел.

Эдвардс включил свет. С лёгким шипением одна за другой зажглись мощные дуговые лампы на потолке, освещая бесконечные ряды пыльных стеллажей, контейнеров и упаковок.

- Сюда! – позвал Эдвардс откуда-то из дальнего угла отсека.

На грязном металлическом полу в луже кровезаменителя лежали два дохлых синтета. Крыса присел рядом и стал осматривать огромную опухоль на шее одного из них.

- И давно он тут вот так валяется?

- Этот отрубился практически сразу, как поступил к нам, а вон тот – где-то пару дней назад.

Вооружившись большой складной линзой, Крыса принялся рассматривать овальный пластиковый зрачок мёртвого изделия. Потом достал скальпель и попробовал надрезать опухоль. Струйка липкого жёлтого гноя брызнула прямо ему в морду.

- Тьфю! Ой, брр.. – вытерся рукавом халата. – Ну это же надо так накосячить!

Крыса продолжил ковыряться в шее синтета.

- Фуу! – Эдвардс брезгливо поёжился и отвернулся к стеллажам.

- Недоделки даже серьёзнее, чем мну думал. На случайный брак соффсем не похоже. Как будто кто-то преднамеренно проводил наноинъекцию с отклонением от стандартного техпроцесса. – рассуждал вслух Крыса, орудуя инструментами в теле мертвеца. - Тут два варианта: или было введено недостаточное число наномашин, и таким образом, процесс не был завершён. Или работали при повышенной температуре, в результате чего рост «первичной материи» не был до конца остановлен. Но самое интересное в другом: как такой экземпляр смог запросто проскочить тех. контроль?!

- И что теперь будем делать? – растерянно спросил Эдвардс.

- Известно что. Пойдём сейчас выяснять, что у них стряслось. Если не выясним, придётся работать по старинке – резать оболочку влапную. Думаю, сделаем. В конце концов, пока что нам нужен всего один опытный экземпляр.

- Здорово! Возвращаемся в «каменный век», начальник?

- У тебя есть другие предложения? Тогда говори! А мну пока другого варианта не видит.

Крыса обтёр скальпель об шерсть бракованного синтета и убрал к себе в карман.

- Предложений не поступило. Ну что ж, тогда пошли, навестим наших уважаемых сборщиков. Мну думает, до обеда как раз ффсё выяснить успеем.


<8>


15:05 по UTC. Ось станции. Крыса мягко парит в невесомости, двигаясь по направлению в «Отдел Информационных Технологий». Мимо также легко и быстро проплывают сотни суетящихся работников, как и Крыса вкалывающих изо дня в день почти 24 часа в сутки, во имя «общего блага» Корпорации.

- Внимание! Расчистить центр! Пропустить грузовой трафик! Внимание!.. – глухо захрипел синтезированный голос из мощных репродукторов.

Соединённая специальными тросами из углеродных волокон, в сопровождении нескольких синтет охранников медленно поползла вниз цепочка больших свежевыкрашенных транспортных контейнеров. (Хотя, конечно, можно ли утверждать, где верх, а где низ у космической станции?)

- Мм, интерессно, куда бы это направлялся груз? – подумал Крыса. – Сейчас выясним. -

TLD выудил из кармана маленькую самодельную беспроводную точку доступа, затем расстегнул халат и воткнул провод куда-то под разрезом в шкуре на правом боку. Таким образом, войдя в транспортную систему Корпорации, он подключился к одному из охранников, сопровождавших груз. И уже через секунду стал разглядывать окружающее пространство широкоугольным чёрно-белым взглядом синтета.

- Ага, партия FF133-их. Заказчик – Союз Семи Звёзд... – Крыса бегло пролистал аппаратный журнал синтета в окне своего терминала. – Ох, только бы это была не последняя изготовленная партия, а то!..

Крыса открыл ещё одно терминальное окно и сделал запрос в базу данных транспортной системы.

- Ффуф, всё в порядке. Резервные единицы со склада. Этих мну лично проверял пол года назад...

Случайно боковым зрением охранника он заметил себя со стороны. Крыса с закрытыми глазами болтался в невесомости, одной лапой вцепившись в поручень, а другой – держа мигающую серыми огоньками точку доступа. Рядом кверху лапами висел Флюр, такой же серый в инфракрасном диапазоне, и теребил Крысу за ухо.

- Ээй, приятель! Очнись! Не «зависай» посреди проезжей части!

- Аа, вот и ты! – Крыса отключился от системы и приветливо пожал ему лапу. – Кстати, мну как раз хотел сейчас зайти к тебе, обсудить надо кое-что.

- Ну что ж, пойдём ко мне в отсек. Думаю, у меня мы сможем обсудить всё гораздо спокойнее, чем здесь!


Вскоре они прибыли в чистенький аккуратный отсек ведущего программиста, отделанный пластиковым покрытием с голографическим изображением пейзажа его родной планеты, скрытым мягким освещением под потолком и большим полупрозрачным письменным столом в углу, который мог выполнять также функции сенсорного экрана. Флюр включил свет и пошёл делать себе кофе.

- Ойй, чем опять навонял, признавайся?! Дышать нечем! – заявил Крыса, зажимая нос.

- Ароматические палочки. Лилия фиолетовая обыкновенная..(13) У меня дома такие растут – смущённо ответил Флюр, суетясь у кофеварки. – разве тебе не нравится?

- Ннет! Мну оно положительно не нравится!

- Вот придирчивый какой! Заблокируй обонятельные рецепторы и всё! Тебе-то это доступно, по крайней мере. Кофе будешь?

- Придётся. – сказал Крыса. Затем отнял лапу от носа и шлёпнулся в кресло, не забыв взворотить задние лапы на высокотехнологичный столик. – Ну, давай, опрокину бокальчик, пожалуй.

Флюр сел напротив и, потыкав стилусом на столе графические менюшки, включил музыку. Что-то вроде «Звуковая аура тропического леса».

- Ну, товарищ «интегратор», что хочешь мне поведать?

Крыса отхлебнул кофе и ответил: - Что-то странное творится у нас последнее время. Идёт не так, как планировалось. Тебе не кажется?

Флюр недоумённо посмотрел на своего приятеля.

- Поясни, в каком смысле? Я что-то ничего странного в нашем отделе пока не замечал.

- Хех, а у нас прям чудеса, да и только. Неделю назад получили комплект операторов для своих нужд. Так вот, ффся партия – сплошной брак! Даже выбрать не из чего.

- Что, прямо так вся партия?!

- Ага, прямо так.

Крыса взял со стола стилус и стал ковыряться им в зубах.

- В сборочный цех не ходили? Не выясняли, в чём дело?

- Ходили, выясняли... Только там ффсе сами в шоке и ни фига не понимают. Короче, похоже, что у их центрального кластера полностью съехала крыша. Вмешивается в процесс сборки, на команды не реагирует. И самое странное, что система диагностики молчит как сурок! Будто бы ффсё работает как и должно работать. Пришлось приосстановить сборочную линию целиком. Да только надолго ли? У сбыта опять «сроки горят».

Флюр с недоумением пожал плечами.

- Действительно, чудеса какие-то.

- Вот такие дела. Но это ещё не всё. – Крыса поставил чашку на стол и пристально посмотрел Флюру в глаза. – Мну попытался выяснить, кто последний раз копался в кластере. И оказалось, что это были работники вашего отдела!

Флюр на секунду задумался, помешивая ложкой кофе.

- Ну да. Помнится, мы проводили у них плановое обновление ПО на их системах. Но честно тебе говорю, мы не вносили никаких радикальных изменений. Да и после запуска всё работало отлично. Можешь просмотреть наш отчёт.

- Да мну верит, но в любом случае, всякое бывает. Поэтому, полагаю, вам надо бы перепроверить всё ещё раз. Вдруг это какая-нибудь латентная неисправность?

Флюр допил свой кофе и в очередной раз пожал плечами.

- Хорошо. Надо, так надо. Если всё будет нормально, через недельку наша команда тестеров закончит проверку софта для «Ночных Ястребов» (14) и займётся их кластером.

- Приступите только через неделю?! Эх, жаль. Придётся и в самом деле резать оболочку влапную.

- Послушай-ка, кстати, а куда такая спешка? Мы вроде бы и так в разработке продвигаемся гораздо быстрее, чем было заявлено Союзу. По срокам мы вообще сейчас ещё только должны были представить им предварительное техническое описание. На «Другую Жизнь» даже была переброшена часть разработчиков, занимающихся «Ястребом»! Неужели удовлетворение глупых фантазий зажравшихся правителей – это настолько важно?!

Крыса поставил свою чашку на стол и ухмыльнулся в пол морды.

- Наи-и-ивный! Ффсё тот же наивный программист!..

- Нет, что-то я тебя опять не понимаю. – растерянно проговорил Флюр.

Крыса включил музыку погромче, потом подошёл и заговорчески начал шептать на ухо Флюру:

- Неужели ты решил, что Хорфильд настолько идиот, чтобы связываться с аппсолютно неисследованными и не гарантирующими успех вещами только ради того, чтобы дурачки в какой-то разжиревшей от собственного самодовольства империи больше не ругали своего правителя? Хха! Поразмысли, наконец, логически, как и положено программистам. Что дала бы нам возможность создавать полноценные модели сознания? Вот тебе пример: мы собираем ффсе сведения, какие может хотя бы в принципе знать, например, тот же император Союза, мы аннализируем его публичные выступления, манеру говорить, поведение и т.д. По полученным данным мы создаём модель сознания, способную полностью воспроизвести его поведение, делаем оболочку, 1:1 совпадающую с телом этого самого глупого императора. Сложно? Ничего подобного! Добыть хоть один волосок его шерсти, и успех гарантирован! Дальше, устраняем глупого императора-оригинала и заменяем его копией. Она будет вести себя как он, думать, как он... с одной лишь разницей – она будет полностью лояльна нам! Она будет марионеткой в наших лапах, причём сама того не подозревая. Таким вот образом, мы смогли бы запросто заменить весь их правящий состав, и никто даже не заподозрил бы подмену!

Флюр обалдело смотрел на него, не зная, что сказать.

- Этто война-а-а, приятель!!! Война на истребление! – с безумным выражением на морде прошипел Крыса. - Выжать из врага ффсё, что можно, а потом уничтожить его, причём за его же счёт! А мы с тобой – исполнители. Орудия этой войны.

- ..и великая и могучая империя одним махом становится придатком Корпорации... теперь понятно – наконец выдавил Флюр. Потом облокотился на стол и закрыл глаза.

- Не знаю, как тебе, а мне уже до тошноты противно быть инструментом грязных политических игр. Я – академический специалист. Я должен созидать мир, а не разрушать его.

- Ну вот, мну кажется, ты всё понял. – уже нормальным голосом продолжил Крыса. Тебе надоело? «Заветная кнопочка» всегда с тобой! (15) Что, что, не хочешь? Вот то-то же! И к тому же, согласись, что аккуратно заменить руководство – это во много раз гуманнее, чем развязывать «полномасштабные» войны, как это делает тот же Союз. Так что ещё, пожалуй, то, что мы делаем, скорее, есть некое благо, а не зло! Рассуждай про себя так, и, может быть... от этого тебе станет легче?


<9>


На следующий день. 16:00 по UTC. Вычислительный отсек «Отдела Системной Интеграции». Дополнительного освещения нет, но весь отсек залит светом от огромных экранов, занимающих практически полностью всё свободное место на стенах. Пол полупрозрачный, и сквозь него видно светящиеся разноцветными огнями ряды вычислительных биокластеров, стоящих этажом ниже. Крыса слоняется из угла в угол и разъясняет собравшимся работникам, что от них требуется.

- ...таким образом, мы сейчас подключили вот этот наш вычислительный массив (показал когтём в пол) к системе управления наномашинами. Разумеется, до мощности вычислительного кластера сборочного цеха ему далеко, но с одной оболочкой он, пожалуй, справится. Все синтеты, которые имеют хоть какой-то опыт работы с подобной техникой, должны будут подключиться и контролировать его действия. Мну сделает первичную нарезку. Ральф будет за ассистента. Кстати, а где он? Ладно, потом поищем. Томсон, Спарки. Вы одеваете термозащиту, и идёте в операционный отсек. Будете помогать.

- А можно мя останется здесь и будет вести протокол событий? – почти умоляюще произнесла Спарки.

- Таак, мну, кажется, не спрашивал сейчас, кто что хочет делать! – рявкнул Крыса. - Выполнять приказ и не задавать вопросов! Ффсё ясно?!

- Да, босс. – неохотно откликнулась самка.

- ОуКей. Цели поставлены, задачи определены. Сейчас мну заглянет в операционную и проверит, готово ли там всё. Потом вернётся назад. Остальным приготовиться и занять свои места.


16:15 по UTC. Крыса заглянул в пищевой отсек и ищет взглядом Ральфа. В углу за столиком сидит в анабиозе какой-то синтет, отдыхает. Двое пушистых официантов бесшумно ходят между рядами, собирают посуду. А вот и Ральф. По-видимому, сидит тут ещё с обеда, вновь увлёкшись очередной виртуальной игрушкой.

- Ха-ха, пять очков выносливости и три – акробатики! И ещё магический браслет на халяву!..

- Нет, мну этто уже надоело! – прошипел Крыса. Затем тихонько подкрался сзади и достал из кармана провод. Одним концом он воткнул его себе в затылок, а другим – в шею Ральфа.

- Ааау!!! – Ральф взвизгнул и упал со стула.

– Джон, ты дурак блохастый! Больно же!.. – увидел, кто перед ним стоит. – Это вы? Ой, пожалуйста, простите, мистер Оше.., то есть, мистер Кры..., тьфу, то есть...

- И как это понимать? Мну его по всему отделу разыскивает, а он тут сидит и фик-нёй какой-то занимается? И притом, в рабочее время?!

- Простите, пожалуйста, я больше не буду.

- Ладно, тебе ещё повезло, что ты по-прежнему нужен. Иначе мну уже давно бы списал тебя как нестабильную рабочую единицу. Сейчас быстро топай в вычислительный отсек. Мну скоро к тебе присоединится.

- Хорошо, уже бегу, сэр! – Ральф опрометью побежал к лифтам.

- Ну почему пока пинка каждому не дашь?...эхх! – Крыса махнул лапой и поплёлся вслед за ним.


16:27 по UTC. Вычислительный отсек «Отдела Системной Интеграции». Крыса занимает своё место в жёстком металлическом кресле центрального пульта управления. С напряжённым сосредоточенным видом что-то набирает на голографической клавиатуре, периодически вынимает и вставляет себе в затылок плоский кабель с большим многоконтактным разъёмом на конце. Рядом сидит Ральф и с опаской косится на своего начальника.

- Хотите подключиться одновременно по всем каналам, сэр? Это же опасно! Так ненароком можно спалить себе мозги!

- Мну, в отличие от тебя, умеет управлять загрузкой своих мозгов. Кроме того, когда тебя ещё на свете не было, мну как раз таким образом уже делал первые серийные образцы синтет.

- Но ведь в то время такие сложные структуры ещё не нарезали! Или я не прав?

- Ладно, хватит болтать! Включайся по фоновому каналу и следи за действиями. Ну что ж, поехали. Три, два, один, коннект!...

Привычное покалывание в голове, и через мгновение крыса уже смотрит глазами двух рослых синтет-хирургов, находящихся в плексигласовом, невероятно холодном операционном отсеке. Покрытые толстым слоем гладкого белого меха, хирурги внешне похожи скорее на двух огромных «йети», чем на высокоточные биомашины. Вообще, это достаточно странное ощущение. Будто у тебя две пары глаз, две пары ушей, четыре пары лап... а вот это не совсем правильно: как будто вторая пара передних лап слегка дрожит и реагирует со значительным опозданием по сравнению с первой.

- Сскладские, шштоб их! Похоже, опять нашими синтетами свои «дьюары» (16) таскали! – подумал про себя Крыса. - Вот твари, им хоть пепси-кол на голове теши, не понимают, что это прецизионное оборудование, а не чернорабочие! Ну ладно, тогда этот у меня «на вторых ролях» будет, а резать в основном будем лапами первого...

Томсон и Спарки, одетые в термозащитные скафандры, уже подготавливали к обработке «болванку» - кусок первичной материи, напоминающий по виду огромную розовую сардельку. Они уже успели установить её в металлическую рамку, висевшую в магнитном поле посередине отсека. Крыса лапами второго хирурга подключил необходимые датчики. Затем наложил на изображение, видимое первым синтетом, трёхмерные «гербера» (17) оболочки и стал аккуратно обводить контур блестящими, острыми, словно бритва, ножами. Медленно, миллиметр за миллиметром формируя контуры будущего изделия.

- Томсон, Спарки, придержите эту балду сзади, мну сейчас вырежет большой кусок...

Помощники медленно поворачивали рамку в пространстве, пока четыре мохнатые лапы хирургов не спеша орудовали лезвиями.

- Так, так, осторожно, сэр. Сейчас вы вырезаете пальцы правой лапы, снизьте скорость движение до 1 мм в секунду. А то ненароком рубанёте лишнее – советовал Ральф по аудиоканалу связи. – Так, а теперь немного вправо и вверх. Без резких движений...

Прошла пара часов. Очертания болванки постепенно начали принимать форму того самого «тигра», который был недавно распилен в «Отделе Исследований Форм Жизни». Внизу копошились синтеты помощники, также одетые в тяжёлые термоскафандры и оттаскивали падающие куски биомассы в сторону. Далее следовала вторая фаза – более точная обработка. Крыса увеличил разрешение прорисовки «герберов» и, взяв в лапы первого хирурга лазерный гравёр, начал тонко прорабатывать профиль.

- Спарки, подержи ему хвост, мну хочет пройти пару слоёв ещё разик.

Прошло ещё несколько часов. Наконец, заготовка была вырезана.

- Так, вроде как этот этап пройден. Теперь понесли!

Все вчетвером потащили рамку к стоявшему рядом вместительному резервуару, наполненному фреоном, и осторожно опустили её внутрь.

- Х-хорошо, теперь к фазе четыре. Эдвардс, подключай инъекторы!

- Понял, начальник!

С потолка бесшумно спустились тонкие белые щупальца наноинъекторов, покрытые сеткой мелких проводков и похожие на гигантского кибернетизированного спрута. Щупальца постепенно обвили заготовку, образовав с ней практически единое целое.

- Такс, сейчас мну включит вычислительный массив. Ффсем быть наготове!

Крыса вывел управляющую консоль и настрочил в ней пару команд. Один за другим начали пробуждаться из анабиоза биопроцессоры, составляя управляющий массив. Крыса наблюдал по диаграммам, как массив постепенно получал контроль над введёнными в заготовку наномашинами. Температура резервуаров массива быстро поползла вверх. TLD включил систему охлаждения на полную мощность, и рост температуры остановился.

- Ффсё, процесс запущен. Кажется, всё в порядке. Можно передохнуть. – сообщил всем Крыса и выдернул провод из потного затылка.

- Отлично, сэр! У нас получилось! – морда Ральфа сияла щенячьей радостью.

- Не радуйся раньше времени. Сейчас идёт самая сложная стадия процесса. Если что-то пойдёт не так, придётся всё начинать сначала. – Крыса устало откинулся на спинку кресла. – Ффсё, чувствую, мну пора бы взять отпуск. Думаю, недельки так две мну, скорее всего, выделят без вопросов.

- О, здорово! Пойдёмте в отпуск вместе с нами! Мистер Флюр всех приглашает на свою орбитальную виллу! Развлечёмся! В прошлый раз даже господин Мюллер приезжал, и был очень доволен. А я занял первое место по метанию дротиков!

- Хех, ещё бы! Забыл, что ли? У тебя интегрирована та же система прицеливания, что и на FS-37! Если бы тебе поставить хорошую снайперскую оптику вместо дешёвеньких пластиковых зенок, ты бы мог запросто попасть прямо в яблочко за десяток километров!

- Ой, ведь и верно! – засмеялся Ральф. – Я и забыл. Ну, так как, вы присоединитесь к нам?

- Вряд ли. У мну уже давно лежит приглашение на «Ярмарку Плоти» (18). Так что, скорее всего, мну там проведёт весь отпуск.

- Ой! – Ральф уставился на него с недоумением. – Не знал, что вам нравятся подобные шоу...или, постойте...неужели участником?!!

- Ага! – ответил Крыса, довольно ухмыляясь. – 25 сезонов, и не единого поражения! Сходим как-нибудь ко мну в отсек, посмотришь награды.

- Ооо. – Ральф испуганно посмотрел на него. – Хотя да, от вас можно всего ожидать. – и потом с хитрой улыбкой спросил – Так, эээ, что вы там мне говорили про «Вивисектор»?

- Ладно, проехали. - Крыса обтёр мокрый от пота разъём и воткнул в затылок. – Проверим состояние нашего изделия. Когда процесс завершится, будем ставить импланты. И не вздумай отлынивать от работы, «геймер»!

- Да, сэр. Как прикажете, сэр...


<10>


Прошло около недели. Время 11:57 по UTC. Один из резервных отсеков «Отдела Системной Интеграции», временно переоборудованный под испытательное помещение. Крыса зашивает модель сознания в мозг лежащего рядом экспериментального образца. Огромный рослый «тигр» крепко пристёгнут к держателю, похожему на пластиковый операционный стол. Из его шеи и лап к стойке с оборудованием тянутся тонкие проводки в позолоченной оплётке. Полосатая шерсть уже успела отрасти, полностью скрыв шрамы, оставшиеся после установки киберимплантов. Перед оскалившейся в довольной ухмылке мордой Крысы светится голограмма схематического изображения мозга синтета, постепенно покрывающегося сетью извилин.

- Оттлично, как быстро дело идёт! Этот «контроллер поддержки» и фф самом деле, работает шустрее тех, что мы ставим серийно. И это ещё притом, что здесь модель сознания сложнее в разы. Или даже в десятки раз... Ага, та-ак...

Наконец через пару минут на голографическом дисплее засветилось сообщение, извещающее об успешном завершении процесса. Крыса подошёл к столу и отстегнул ремни, связывающие синтета. Затем вернулся к приборам.

- Хорошо, теперь пришло время попробовать твоё сознания в действии. Пора бы тебе начинать жить самостоятельно, милый пушисстик... – нажал пару кнопок на пульте – Оу, дыхание стабильное. Сердечный ритм – в норме. Завёлся с пол-оборота! Просто ссупер!..


В голове шумело, как утром после празднования Дня Империи. Питер открыл глаза и увидел обшарпанный металлический потолок. Затем поднялся и начал осматриваться вокруг. Совершенно незнакомое место. С виду напоминает то ли лабораторию, то ли медицинскую палату. Вокруг стоит куча каких-то железяк, мигающих разноцветными огоньками. Кажется, он тут один. Хотя нет. Вон какой-то белый ушастый чудик, по виду смахивающий на худощавого зубастого грызуна, сидит около одной из них и как загипнотизированный таращится в мерцающий экран! Одет он был в светло голубые брюки и лабораторный халат на голое тело. На тонкой мохнатой шее красовался тяжёлый, отполированный до блеска металлический ошейник.

- Уфф. Эй, братан, здарова!

Чудик отвернулся от экранов и уставился на него большими немигающими глазами.

- Wow, fshhit! It really works! Sssplendid! (19) – слегка шепелявя и искажая слова, произнёс он вкрадчивым, мягким голосом.

- Чево-о?! – Питера изрядно развеселил внешний вид грызуна и его манера говорить. – Хе-хе, ну ты и стрёмная зверюга!

Крыса переключил языковой пакет и через пару секунд бодро выдал на имперском языке:

- Кхе-кхе. Приветствую вас, Питер. Вы уже проснулись?

- Ну, вроде того... погоди, а ты откуда знаешь, как меня зовут?

- Ну, эээ. – Крыса замялся. – Прочитал надпись на подкладке вашего бронежилета. Вас ведь Питер зовут, да?

- А, понятно. – «тигр» дружелюбно улыбнулся и протянул лапу. – Можешь звать меня просто Пит. А тя как звать, дружище?

- Зовите меня, ммм... Сан. Ну как ваше самочувствие, мистер Пит?

- Да ничего вроде, только в башке муть какая-то. Никак вспомнить не могу, как я здесь очутился.

- Неужели фф самом деле ничего не помните? – с хитрой ухмылкой спросил белый грызун.

- Ну, что-то такое припоминаю. – «тигр» задумался, почёсывая репу – Да, помню мы наконец-то решились окончательно выкурить «саблезубых» из 20-го квадрата. Да-да, точно! Наш отряд ещё первым в атаку двинул. С ветерком на БМПхе погнали, только пыль вьёт! Высадились, значит, мы за холмом, прямо напротив их укреплений. А те болваны даже сообразить ничего не успели! Ну и я вперёд всех с моей «Лизой» (20) наперевес ка-ак рванул! «За Импе-е-ерию, сме-ерть тварям!!..» - «тигр» даже тихо зарычал от удовольствия.

- Ну а потом? Что было потом? – возбуждённо спросил Крыса, потирая лапки.

- Потом...да как обычно, даа-вай «саблезубых» гасить направо и налево. Одному – по мордам прикладом, сзади на меня ещё один налететь попытался – а я с разворота ему под дых, от-так съездил! – резко махнул кулачищем, показывая, как он это сделал – И разряд в бороду. Помню, пару тварей одним выстрелом с туррельных позиций снял – как не фиг делать! Ты уж поверь мне, братан, стрелять-то я умею. И драться... А дальше, только через укрепления перемахнул, вдруг под лапами земля как вздыбится!.. больше ничего не помню.

Крыса сидел рядом и внимательно слушал, всё так же довольно ухмыляясь и потирая лапки. Наконец сказал:

- А вам ещё си-ильно повезло, сэр! Полевая бригада медтехов, можно сказать, с того света достала вас! Вернее, откопала из-под завалов. Надо сказать, вашим товарищам повезло гораздо меньше.

- А, вот оно что! Я в санчасти, значит, оказался! А ты медик, верно, да?

- Ну... в некотором смысле да. – ухмыльнулся синтет.

- Постой-ка! – спросил Питер упавшим голосом – Что ты хочешь сказать, «повезло гораздо меньше»?!

- Они ффсе мертвы! – невозмутимо ответил Крыса - У «саблезубых», помимо заградительных турелей, там была установлена оччень приличная плазмопушка. Ваше командование об этом ничего не знало. Как результат – весь отряд был сожжён заживо! Вас, сэр, завалило перед самым обстрелом, и это спасло вам жизнь.

- Ччёёрт, нееет! Какого твою..?!!

Питер вскочил со стола и в отчаянии схватил Крысу за грудки.

- Послушай, парень, ну как же так, а?! Как они могли ничего не знать? Неужели никому не удалось выбраться из этого дерьма?!!..

- ... йи-йй, да успокойтесь вы, Питер! – TLD с трудом вырвался из лап изделия. – Мну просто сказал вам то, что слышал сам. Мну сам не знает подробностей.

«Тигр» подавленно присел на край стола и закрыл морду лапами.

- Чёрт, извини, братан. Не сдержался. Ты то, правда, в чём виноват? Эти гады вечно на шаг впереди нас. – оскалился и с размаха врезал кулаком по столу - Ну ничего, клык даю, они ещё заплатят! Они ещё за всё заплатят, попомни слово десантника!

- Вааау! – прошептал Крыса на английском, почти с восхищением глядя на своё творение. – Просто невероятный уровень симуляции! Как этто натурально!

- А, ты чего-то спросил, парень? Извини, прослушал.

- Эээ... даа. Мну спросил, разве стоит так переживать? Вы же успешно выжили, вам радоваться надо!

- Да чему радоваться-то, скажи? Тому, что в очередной раз моя задница уцелела, а все, кто были рядом, кому доверял и... – «тигр» снова закрыл морду лапами и отвернулся. – Чёрт, сколько уже на войне, всё никак привыкнуть не могу. Не знаю, может вы, медтехи, каждый день и не такое видите. Может, вы уже привыкли видеть смерть? А я вот, видать, всё ещё нет.

- «А я ффсё ещё нет».. проссто невероятно! – подумал Крыса, и затем вслух добавил. – Аа, Питер, вы тут посидите, подождите немного. Мну сейчас ненадолго вас покинет и вернётся. Заодно принесу вам чего-нибудь покушать. Вы ведь, наверно, голодны, да?

Питер посмотрел на него и печально улыбнулся.

- Спасибо, доктор. Не знаю, полезет ли мне щас жрачка, но всё равно, спасибо.

- И главное, никуда не уходите, сэр, мну быстро! – бросил Крыса, выходя из отсека.


Питер сидел на краю стола и мучительно пытался вспомнить всё, что с ним произошло. Перед глазами проносятся отрывочные воспоминания, точно кадры из фильма.

- Вот командир первым соскочил с броневика, вот он орёт благим матом: «Вперррёд, звери! В атаку! Пленных не бррааать! Вперррёёёд! ..» Как же его звали? Какое у него было звание? Не помню. Совершенно не помню! Будто стёрлось из памяти! Рядом со мной молоденький парнишка сидит, вцепился в снайперскую винтовку и испуганно озирается по сторонам. Кажется, новобранец. А как его звать? А мы вообще, знакомы с ним? Почему я не помню имена ни одного из них?!! Нет, что-то тут не так. Что-то тут явно не так!

«Тигр» зарычал и с силой потряс головой, словно пытаясь придти в себя.

- Так, надо попытаться вспомнить, что было до этого. Припоминаю свою часть. Приземистые транспортные ангары, выкрашенные в защитный цвет. Тренировочный полигон, казарма... Всё как во сне. Смутно, без всяких подробностей. А что я делал до войны? Вспомнилась ласковая улыбающаяся мордашка возлюбленной. Её нежный голос: «Милый, вставай. Тебе пора на работу». Да, так она меня будила по утрам, ласково поглаживая кончик хвоста. Чёрт, но как же её зовут, а? Где я работал до войны, кем? Да и где я жил, вообще?!!

- Да что ж тут происходит, в конце концов?!!! – вслух прокричал Питер, вскочил со стола и нервно забегал вокруг него.

- Ладно, ладно, может это контузило меня так. Может, потом всё вспомнится ещё. Главное, не паниковать. Придёт этот Сан, спрошу у него. Пока надо хоть немного осмотреться.

Таким образом, немного успокоив себя, «тигр» стал осматривать помещение. Прошёлся из угла в угол, провёл когтями по металлической стене, покрытой серым налётом.

- Мрачноватое местечко. – продолжал он рассуждать про себя. – Подземный бункер? Ну и дела, когда это наши успели его выстроить? Или я уже не на Холодной Луне? Где только не бывал, а таких катакомб никогда не видел. Или забыл просто? У союзников я, что ли?..

Далее он не спеша прошёлся между рядами стоек с аппаратурой. Огромные шкафы с ободранной по углам краской шумели вентиляторами и издавали специфический запах вычислительной техники. Из них отовсюду торчали тучи электрокабелей и трубок, по которым текла странного вида мутноватая жидкость. Вокруг призрачно светились голографические экраны с какими-то графиками, картинками и надписями на непонятном языке.

- Ну и техника! Система-ниппель, блин! Да-а, наверно точно я у союзников. Интересно только, у кого? У людей? Да нет, этот ушастик на людей совсем не похож. Если конечно он у них не наёмник какой-нибудь. Может, я у старксов? Или этих, что из Созвездия Водолея? Как они себя сами называют-то?.. Тьфу, башка дырявая! Опять не помню.

«Тигр» с досады двинул кулаком в ржавую дверцу одной из стоек. Дверца щёлкнула и со скрипом распахнулась, выставив на обозрение содержимое шкафа. Питер испуганно вытаращился и отпрянул назад.

- Ччёёрт! Это ещё что такое?!!

Из-за пыльного стекла на него смотрели огромные, выцветшие, ничего не выражающие глаза. Бледное, абсолютно бесшёрстное существо с непропорционально большой головой и щупленьким недоразвитым тельцем плавало в мутной жидкости внутри стеклянного аквариума. Прямо в его лысую голову было воткнуто множество блестящих стальных игл, плавно переходящих в чёрные толстые провода. Из маленького открытого рта торчали пульсирующие полупрозрачные трубки.

- Тьфу, мерзость какая! – Питер поспешно отошёл в сторону, дабы не видеть это не слишком приятное зрелище. – Кунсткамера в шкафу! Зачем они это здесь поставили, стажёрам показывать?

Затем с недовольной мордой прошёл назад и стал осматривать стол и пространство вокруг него. Тележка с какими-то необычными, мелкими и остро наточенными инструментами. По-видимому, хирургическими. Белая простыня на столе вся пропитана коричневой жидкостью, похожей то ли на машинное масло, то ли на антифриз, часто используемый для бронетехники Союза. Вокруг лежат обрезки проводов, какие-то детали, изодранные куски мяса, вымазанные той же самой жидкостью...

– Ойй, ну и дерьмищще! – Питер с отвращением сплюнул. – И я вот на всём этом хорёк знает, сколько времени валялся?! Брррр!

«Тигр» стал брезгливо отряхивать хвост, лапы и спину.

– Они тут что, мои дырки латали что ли? Как-то это всё выглядит не слишком стерильным. И кого мы только в союзники берём! Нафиг, скорее бы выписаться отсюда.

Синтет мрачно выругался и замолчал.

Вдали послышались голоса и топот босых лап. Через секунду дверь в конце отсека мягко отъехала в сторону, и вошёл тот самый ушастый грызун. А за ним – целая делегация не менее странных существ. Одно похоже на «собачку» небольшого роста, вроде тех, что встретились колонистам Империи на 191-й планете, другое – на странного вида серого «кенгуру» с маленькими округлыми ушками. Ещё одно – непонятно на кого, но очень опрятное и симпатичное, в коричневых наглаженных брюках, белоснежной накрахмаленной рубахе и стильном чёрном пиджаке. И в таком же сверкающем ошейнике, что и Сан. А вон тот – вообще странное создание. Мохнатая морда, как у циклопа – посередине зеленоватый, явно искусственный глаз, обрамлённый чёрной маской, вроде как у пилотов суборбитальной авиации. Все они тихо переговаривались между собой на непонятном языке. Только та «собачка» вела себя весьма оживлённо, тявкая и что-то громко тараторя. Кто-то из них был одет, кто-то нет. Но обуви не было ни у кого. У половины из них сзади из шеи торчал толстый чёрный провод, который шёл или куда-то под одежду, или скрывался в толще меха. У некоторых из существ проводов было гораздо больше. Только сейчас он заметил, что и у этого самого «Сана» из затылка торчал широкий ленточный кабель, уходивший куда-то под расстёгнутый халат.

- Gentlemen! Me is proudly present to you: this is our future! – торжественно произнёс грызун.

Послышались аплодисменты. Все стали пожимать друг другу лапы, что-то радостно при этом говоря.

- Эй, мм...мужики! Что тут происходит, а? – не выдержал Питер. - Кто-нибудь мне объяснит, чему тут все радуются? Да и кто вы все такие, в натуре?!

Крыса подошёл к недоумевающему десантнику и ласково положил ему узкую когтистую лапу на плечо, улыбаясь в пол морды.

- Этто мы сильно радуемся, что с вами ффсё в порядке. Вы просто не представляете, насколько дорога нам судьба каждого из вас. (И про себя добавил: Оччень дорога! Например, на тебя, милый пушисстик, ушло порядка 3% среднегодового бюджета ффсей «Полыни») А точнее сказать, каждого из таких, как вы. Мну даже больше скажет: от таких, как вы напрямую зависит наша собственная судьба!

Грызун осклабился ещё больше и захихикал.

- Что, прямо так и зависит?.. – растерянно проговорил «тигр». – Ваше государство находится под нашим протекторатом, что ли? Или что ты имеешь в виду? Слушай, вот хочешь верь, хочешь нет, но с того момента, как я очухался на этой грёбаной койке, я ни фига не дорубаю, что вообще происходит вокруг?! Я ничего толком не могу вспомнить, что было до этого. Я не могу вспомнить ни одного имени, да и вообще, мало чего помню. Кто вы тут все такие? Роботы, что ли? Что вы со мной творили, что тут столько всего набросано вокруг? И наконец, что за уродина у вас купается вон в той железке?!

К ним подошло опрятное существо в пиджаке и обратилось к грызуну:

- Hey, pal, what it means? Looks like it’s trying to ask some undesirable questions. How do you think, is it normal? (Приятель, что это значит? Похоже, оно пытается задавать лишние вопросы. Как думаешь, это нормально?)

- Never mind, Flur. You spoke, that your programming IDE has an excellent support of abstract intellection. So it not seems to be strange. However me will switch it to anabiosis state for some time. Jussst in a case... (Не волнуйся, Флюр. Ты же сам говорил, среда программирования отлично поддерживает абстрактное мышление. Так что ничего странного. Тем не менее, мну пока что переключит его в режим анабиоза. На ффсякий случай.)

Странное одноглазое создание также подошло поближе и с интересом стало разглядывать Питера своей зеленоватой линзой.

Крыса вытащил из кармана беспроводную точку доступа и включил её в разрез на брюхе.

- Ох, ни фига себе! Значит, вы роботы всё-таки? – «тигр» с удивлением смотрел на белого грызуна, держащего в лапе мигающую металлическую коробочку.

- Нет, не совсем так. – уклончиво ответило одноглазое существо. Мистер СанЙо – синтет. Он в большей степени биологическое существо. Как, впрочем, и все мы, синтеты.

- «Синтеты»? Впервые слышу такое слово!

- Может ещё и услышит мистер десантник, может и не раз. Хотя... это будет зависеть от многих факторов...

Тем временем, Крыса подключился к системе нейроимпульсного навязывания изделия и запустил на выполнение алгоритм перехода в анабиоз. «Тигр» как-то резко обмяк и широко зевнул.

- Ой, странные вы все какие-то, мужики. Ну ладно. Не знаю, как вы, а яб щас вздремнул пару часиков. Спать охота, хоть подыхай!

С этими словами «тигр» взгромоздился на стол, свернулся клубком и «уснул». Если конечно состояние анабиоза можно назвать сном. Крыса ещё немного понаблюдал из управляющей консоли, как температура тела изделия постепенно приближается к окружающей, потом выдернул из себя шнур точки доступа.

- До чего послушшное создание, не то, что некоторые. – сказал он, многозначительно взглянув на Ральфа. – Ну что, коллеги, по моим часам сейчас самое время пойти на обед.

- Да, мы это заслужили! – Саймон улыбнулся и вильнул хвостом. – Пойдёмте, господа, сегодня пиво за мой счёт! Угощаю!

Оживлённая компания постепенно покинула отсек, оставив «тигра» в полном одиночестве, уютно устроившегося на мокрой от кровезаменителя простыне.


<11>


- Котик, проснись! Просыпайся, полосатый соня, день на дворе! Так все выходные проспишь!

Питер почувствовал на своей щеке мягкое прикосновение тёплого носика и, улыбаясь, сонно приоткрыл глаза. На него смотрела ласковая мордашка любимой.

- Ох, неужели дома? – проговорил он шёпотом. - Хвала Императору...

- Опять приснился кошмар, милый? – мордашка изобразила трогательное выражение сочувствия.

- Ой, киса, с тех пор как я в нашу армию попал, и вот до этого самого момента, какой-то кошмар сплошной. Как хорошо, что они меня уже выписали. Да ещё и домой, а не куда-нибудь в очередную вонючую клинику.

- Какую клинику, милый? Что случилось? – его собеседница, похоже, искренне не понимала, о чём речь

- А они тебе не рассказали, когда привезли? Ну, это, как меня контузило там, на Холодной Луне. И как я в какую-то стрёмную лечебницу тогда загремел. Там ещё такой ушастый врач был, как его... «синтет», во... – Питер замолчал и тихо замурлыкал, почувствовав, как мягкая осторожная лапка поглаживает его между ушей.

- Ай-ай-ай! Котик слишком много работает, поэтому не высыпается и видит страшные сны. Милый, я здесь, рядом, а война далеко. Тебя там уже давно нет.

- Эмм... - растерянно произнёс Питер, чеша в затылке – «война далеко»? А когда это я в запас выйти успел? Брр, по ходу ещё не до конца проснулся.

- Успокойся и забудь. Давай-ка быстренько одевайся, помой мордочку и приходи к нам на веранду пить отвар.

- Сию секунду, котёнок! Уже встаю! – бодро ответил Питер и встал с постели.


Через минуту Питер уже выходил на залитую светом открытую террасу, где его за столом уже дожидались любимая «тигрица» и два детёныша: самец и самочка. Увидев его, они дружно поприветствовали громким «С добрым утром, папа!»

- С добрым утром, котята! – ответил «тигр», присаживаясь за стол и наливая себе в чашку ароматный, душистый отвар.

Некоторое время он, улыбаясь, смотрел на свою возлюбленную, потихоньку прихлёбывая из чашки. Она также смотрела на него и улыбалась. Детишки сидели рядом и оживлённо о чём-то болтали.

Наконец он решился, и смущаясь произнёс:

- Киса, а разве у меня сегодня что, и правда, выходной?

- Да, милый, разве не помнишь?

- Хм, представляешь, даже не помню, какое сегодня число!

- Мой любимый котик так много работает, что даже не замечает выходных. Милый, зачем ты себя не жалеешь? Ты же знаешь, у нас и так есть всё, что только можно пожелать.

- Прости, любимая. – только и смог он ответить.

Они снова замолчали, влюблено глядя друг на друга.

- Дорогая, ты знаешь, я вот всё стесняюсь спросить у тебя ещё одну вещь.

- Да, котик, конечно спроси.

- Понимаешь, у меня видимо с этой работой шарики за ролики поехали. Извини, конечно, но я всё никак не могу вспомнить даже... как тебя зовут? И где я работаю? И... где находится наш дом, вообще?

Мордашка «тигрицы» вдруг стала печальной. Дети также перестали шуметь и испуганно уставились на него.

- Ээ, что-то не так? – с беспокойством переспросил Питер.

«Тигрица» ласково взяла его за лапу и, печально глядя ему в глаза, ответила:

- Котик, прости, я тебе не сказала сразу. Ты сейчас в большой опасности. За нас не беспокойся, а тебе надо срочно уходить.

- Кисунь, я не понимаю, о чём ты говоришь? – беспокойство Питера росло с каждой минутой. – В опасности? В какой? Куда уходить?

- Прости, котик. – чуть не плача произнесла «тигрица», но тебе и правда надо спасаться. Они придут за тобой. Они уже были здесь и вот-вот придут снова. Убегай! Пока не поздно!..

- Слишшком поздно, милый пушисстик! Слишшком поздно!!! – вдруг услышал он знакомый вкрадчивый голос.

Питер вздрогнул и обернулся. В дверях стоял тот самый ушастый грызун и злобно ухмылялся.

- Ты?! Откуда ты здесь взялся? Что тебе от меня нужно, чёрт побери?!!! – Крикнул «десантник» и запустил в него пустой чашкой.

Грызун, хихикая, ловко поймал её на лету и процедил в ответ:

- Нуу, а сам-то как думаешь, чего от тебя мну нужно, а? – и сделал некий жест лапой, как бы предлагая Питеру взглянуть за спину. Питер обернулся и... упёрся в пыльное, покрытое пятнами коричневой жидкости стекло аквариума. Из-за той стороны стекла прямо в душу ему вперился безжизненный взгляд до боли знакомых выцветших белков. Словно щупальца гигантского спрута, из широко раскрытой пасти твари прямо на него поползли блестящие чёрные провода с острыми металлическими иглами на концах.

- Нет! НЕЕЕЕТТТ!!!!!


<12>


- НЕЕЕЕТТТ!!!!! Пошло прочь!

Отчаянный вой огласил пустой отсек, а затем - грохот падающей трехсоткилограммовой туши. Питер лежал на полу среди обрезков проводов и слизистых ошмётков плоти и приходил в себя. Сердце в груди бешено колотилось. Ему даже показалось на мгновение, что каждый раз оно делает два удара вместо одного (21).

- Значит, всё-таки не дома? Вот досада... Чёрт, ну и приснится же такое! Ууууффф, впрочем, учитывая, чего я тут повидал, ничего удивительного.

«Тигр» поднялся и стал отряхивать спину.

- И снова в соплях вывалялся весь. Не, всё, придёт этот Сан-«синтет», скажу, чтоб переводили меня отсюда. Не домой, так хотя бы в наш, нормальный госпиталь. И вообще, чтоб шмотки вернули, наконец. А то хожу голый, как дурак. Кстати, что-то я не врублюсь, а тут вообще тепло или холодно?

Питер немного постоял, пытаясь это понять. Так и не поняв этого, снова попытался вспомнить, как же всё-таки зовут его любимую «кошечку». Безрезультатно.

- Нет, клянусь, сам себе не прощу, если не вспомню, как моих зовут. Дурдом какой-то, честное слово! Ещё денёк тут поторчу, совсем башню сорвёт.

Исподлобья покосился на шумящие электронные шкафы. Дверца того из них, в недра которого он так неудачно заглянул, была плотно закрыта.

- Рррр, мерзость какая! Вот уж не повезло с больницей, так не повезло.

От нечего делать, синтет сел за стол, за которым сидел белый грызун и стал любоваться полупрозрачными голограммами, парящими над ним.

- Хм, интересно. Знать бы, что тут написано. О, а вот это похоже на мою черепуху! Хехе! Да, раз она тут нарисована, наверно меня и правда контузило. Видать, и голову тоже лечили. Эх, когда же теперь память вернётся? Ничего, говорят, она возвращается со временем.

Однако тяжёлые мысли и ощущение беспокойства по-прежнему не покидали. Особенно этот кошмар.

- «Они придут за тобой. Они уже были здесь...» Кто такие эти «они»? Бред сивой кобылы, честное слово!

Внезапно он заметил маленькую брошюрку, лежащую на краю стола. На пластиковых страницах мелькнули знакомые буквы.

- О, ну наконец хоть что-то написано по-нашему. Почитать чтоль от скуки?

Синтет взял её и стал рассматривать.

- Что? Что за фигня такая, а?! Неужели?..

Стал лихорадочно листать мягкие пластиковые страницы. И по мере того, как листал, его глаза начали округляться а шерсть на загривке вставать дыбом.

- Мать твою!!! Так вот, что всё это значит! Так вот, значит, зачем я ему понадобился!..

На первой странице брошюры красовалась объёмная фотография: Крыса на ежегодной встрече авторизированных дистрибьютеров Корпорации демонстрирует новое изделие – модернизированный FF133-2M – версия “e”. И далее на имперском языке подробно и красочно описана сама встреча. Брошюрка оказалась ни чем иным, как фирменным каталогом BLi, изданном на имперском языке специально для Союза Семи Звёзд. А на следующих страницах были представлены самые свежие разработки с подробным описанием их функциональных возможностей. А чуть дальше – специально подготовленный маркетологами Корпорации анонс и описание перспектив проекта «Другая жизнь». Питер озлобленно зарычал и отшвырнул кусок пластика в угол.

- Ах ты гадская морда, а ещё добрячка из себя строит! «Вы ведь, наверно, голодны, да?» На убой откармливать меня собрался, значит? Зомби из меня сделать захотели? Башку железками напичкать? Ну ладно, ладно! Кем бы вы ни были, живым я вам не дамся! Бежать! Бежать отсюда на фиг! И немедленно! – повернулся к стойкам с аппаратурой – Не знаю, кто ты был при жизни, головастик, но ничего. Они ещё заплатят за то, что с тобой сделали!

С этими словами синтет опрокинул один из столов и отломал от него увесистую металлическую ногу. Не ахти какое оружие, но на худой конец и это сойдёт. Затем бросился к двери. Странная металлическая дверь напоминала по виду гермошлюз в космических кораблях. И ни единого рычажка или кнопки.

- Как она открывается, мать перемать?!! Ну ничего, меня голыми лапами не возьмёшь!

«Тигр» отошёл и с разбегу ломанул дверь плечом. Потом ещё раз. И ещё. Тяжёлая стальная дверь медленно, но всё же поддавалась, и в конце концов с грохотом вылетела в коридор. «Тигр» с удивлением пощупал плечо. Даже не болит нисколько!

- Ха, а ты оказывается ещё в форме, старик Пит!


Синтет просунулся в дверной проём и осмотрелся. Узкий, плохо освёщённый коридор с металлическими стенами, кое-где покрытыми ржавчиной и плесенью, уходил в бесконечность в обе стороны. Под потолком местами бледно горели тонкие флуоресцентные лампы, почти теряющиеся в хитросплетениях труб и электрокабелей. По стенам тянулись стройные ряды таких же дверей-гермошлюзов.

- Вот это я попал! В какую сторону двигать? Вдруг у них тут ещё и патрули рыскают, или ещё какая-нибудь засада?! Ладно, без паники. Вперёд!

Питер быстро зашагал направо, сжимая в лапах стальную ножку и затравленно озираясь по сторонам. Но не успел он прошагать и 10 метров, вдруг одна из дверей отъехала внутрь, и на пороге показалось... оно. Серое гладкошёрстное существо, смахивающее чем-то на поджарого «волка». С тёмной маской-очками на морде, из которой торчали мелкие проводки, и каким-то непонятным оружием, плотно надетым на правую лапу.

- Вот оно, началось! Ну, старик, держись теперь! – промелькнуло в голове.

- Attention! Stand still! Your person was not identified! Please, call your name and occupation according to records in the Uniform Employees Database! (Внимание, остановитесь! Ваша личность не опознана! Пожалуйста, назовите своё имя и должность согласно записям в Единой Базе Данных Сотрудников!) – произнесло существо неестественно чётким, каким-то механическим голосом.

- Ну нет! Чёрта с два ты меня возьмёшь!!! – заорал Питер и что было сил ринулся на охранника...


<13>


Первый выстрел прошёл всего в миллиметре от головы «тигра», слегка опалив шерсть на макушке. Второй раз охранник прицелиться не успел, получив жёсткий удар по морде. Разряд плазмы ушёл в потолок, превратив одну из бледно мерцающих ламп в ослепительный фонтан искр. В следующее мгновение удар под дых сбил его на пол. И прежде чем тот успел подняться, «Тигр» перескочил через него, схватил его под подбородок и ловко свернул шею, как умеет делать только элита десантных войск Союза.


- Вот так! Отдохни, тварь.


Но дальше...произошло нечто странное. «Волк», пошатываясь, медленно поднялся, и, обхватив голову лапами, с хрустом развернул её на место. Затем, видимо приходя в себя, сплюнул на пол вязкой коричневатой жидкостью.


-Resistance attempt detected!


Из-под шкуры его левой лапы со щелчком выдвинулось два длинных и тонких блестящих лезвия. Существо направилось к Питеру.


- Эй, ты...ты почему не сдох, а?!! Тебя спрашиваю! – «тигр» испуганно попятился, судорожно сжимая ножку стола.


Существо слегка присело, внимательно всматриваясь стеклом своей маски в темноту. И вдруг внезапно подпрыгнуло, ухватившись за переплетённые жилы кабелей под потолком. Раз, и ещё, отскакивая от стены, словно хищник в погоне за жертвой...сверкающая грань лезвия напряжённо застыла прямо напротив выпученного глаза «тигра». Тот железной хваткой сжимал вытянутую лапу.


-АРРРХХ!!! – мощный пинок впечатался прямо в морду охранника, после чего тот снова полетел на пол, перекидываемый через спину разъярённого «прототипа». Однако тут же смог отомстить, ловко подставив подкат. Лезвия звонко чиркнули по грязной обшивке, со скрежетом упёрлись в стальную ножку.


-Э...пшёл...ВОН! – «тигр» с трудом сбросил с себя нападающего. Было очевидно, что он так просто не отстанет.


А тем временем в пищевом отсеке шумная компания разработчиков праздновала очередное «торжество технологии над природой». Кто-то обсуждал предстоящую премию, кто-то, бубня в ответ, жевал гидропонный салат «оливье», запивая дистиллированной водой. Саймон, уже порядком пьяный, травил профессиональные анекдоты. И только официанты, молча, сновали между отдыхающими, убирая пластиковые тарелки и принося новые заказы. Некоторые – уже с тарелкой спагетти на голове, или с прикрепленной к спине салфеткой с надписью “Kick me!”, или чем-то подобным.


-...и вот один другому и говорит: Ну, у тебя и нос! Целых 720 нанометров. Что, правда, такой маленький? Нее, такой красный!


Саймон захихикал и отпил ещё пива.


-Пусть уж лучше будет 720 нанометров, чем 400, правда, коллега? – Алисон подмигнул своим единственным огромным «глазом».

-Ой, да не говори, Алли! Что-ж, выпьем же тогда за здоровье. Наше, и нашего уважаемого идейного вдохновителя, системного интегратора и просто замечательного друга! За тебя, Сан!


Крыса от неожиданности чуть не подавился чайным концентратом и визгливо закашлялся.


- Нет, говорю тебе, как-то всё слишком гладко у нас пошло. А так всё же быть не должно.


Флюр насадил кусок искусственной котлеты на вилку и многозначительно отправил себе в рот.


-Да не должно! Помнишь, я тебе рассказывал о главном принципе выпуска программных продуктов? «Если всё работает сразу же и как надо – ищи ошибку». А тут – производство стоит, «баги» полезли даже из оборудования, которое молотило десятками лет как часы. А сырой прототип, который ты слепил буквально на коленке, оживает с пол оборота и ведёт себя один в один, как по тексту ТЗ? Его ведь даже не переклинило ни разу, с момента запуска!

-Приятель, не понимаю, то ты без конца попрекаешь мну в подозриттельности, то вдруг сам лезешь в бутылку. Порой нужно чуть больше полагаться на себя. Может, нам проссто повезло? Дай котлетину попробовать!

-Я просто прошу тебя быть вдумчивее и осторожнее. Прогони его хотя бы через базовую «Полосу испытаний» (22), прежде чем показывать представителям Совета. Чтобы, по крайней мере, быть уверенным, что у него не отвалится хвост или не вывихнется лапа в самый нежелательный момент. Пресловутый «визит-эффект», сам понимаешь, никто ещё не отменял!

-Ахха, конечно. Только как? Как прогнать? Ты не забывай, что у него «настоящее» сознание! И мну не ссможет вот так вот запроссто нажать на кнопку, чтобы зверушшка ффскочила и побежала куда скажу. Оно ведь такого юмора не поймёт, будет опять задавать «нежелательные вопросы»!

-Не знаю, не знаю, мастер сочинять байки у нас ты. – Флюр протянул коллеге свою тарелку - Наплети ему, например, что это просто реабилитационные процедуры после травмы. Или про «полезную для здоровья утреннюю зарядку от ушастого доктора».

-Кстати, раз уж речь зашла о производсстве... - Крыса вооружившись двумя вилками за секунду съел порцию своего коллеги. – ты сам-то хоть ходил туда? Хоть раз. Кластер оссматривал? Софт проверял?

-Ну, по правде говоря, нет... - Флюр замялся и ответил уклончиво. – Знаешь, столько работы было за эти дни. Да и цех нас как-то больше не тормошил. Может, они и сами уже всё исправили?


-Внимание! Зелёная тревога! Внимание! Обнаружены беспорядки в 13-ом секторе!


Синтезированный голос звукового оповещения внезапно прервал веселье.


-Ну что опять такое? – Саймон, готовившийся произнести очередной тост, состроил кислую мину и опустил бокал.


-Всему персоналу продолжать работу. 13-й сектор – проявлять бдительность! При необходимости – эвакуироваться. Служба безопасности оповещена.


-13-й сектор...погоди-ка, это не та самая комната, где сейчас дрыхнет наш подопытный?

-Та-а-ак...что ты там говорил про «ищи ошибку»? – Крыса недовольно засопел и уставился на своего приятеля.

-Спокойно, уважаемые, может быть, проблема не с ним? Может просто чего-нибудь из оборудования сломалось? Протечка, или грузчик споткнулся? - затараторил Эдвардс.

-Ты сслышал, «обнаружены беспорядки»! На проблеммы с оборудованием данное определение явно не похоже, не так ли? Ладно, щасс ффсё увидим. – ответил Крыса, копаясь в настройках голографического проектора.


<14>


Большой, покрытый блестящей невысыхающей слизью, бледный «глаз», свисающий на гибком органическом жгутике с закопчённого потолка, развернулся вокруг своей оси и уставился на выбитую дверь операционного отсека. Затем проследил путь к этой двери, вдаль по мрачному тесному коридору. Такие синтетические «камеры» широко использовались на «Полыни» в составе видеонаблюдения бортовой системы безопасности, вкупе с многочисленными сенсорами давления, движения, звука, вмонтированными в пол и стены. Немного повысив чувствительность, «глаз», повинующийся дистанционно передаваемым командам, сосредоточил свой взгляд на яростно дерущихся синтетах.


-Ух, ни фига себе даёт! Так его, так! Заходи слева...ай! – Ральф взвизгнул, получив лёгкий подзатыльник от Крысы.

-Вы ведь его в анабиозе оставили последний раз, не так ли? Так отчего же он так бодро сейчас машет кулаками?

-Да, и почему вообще машет кулаками, вместо того, чтобы тихо-мирно ждать вашего прихода? – вопросительные взгляды сотрудников переместились с экрана проектора на ушастого грызуна.

-Эмм...и что вы, госспода, от мну хотите? Думаете, мну знает сейчасс больше вашего? – Крыса растерянно пожал плечами. – Так быть не должно. В принципе, не должно! Ффсё, что могу ответить.

-И что теперь делать будем, начальник? – Эдвардс проговорил с печалью в голосе, представляя, как улетучивается его премия и надбавки за сверхурочную работу.

-Для начала, было бы неплохо вернуть наше изделие на место, не так ли, мистер Крыс?

-Неплохо бы, конеччно. Только ты имей ввиду, Алисон, что судя по его насстроению, оно едва ли пойдёт с тобой добровольно!


Тем временем, подключив беспроводную точку доступа, Крыса тщетно пытался подключиться к нейропроцессору взбунтовавшегося прототипа.


-Бессполезно. Сейчас его даже в сети нет! При том, что ещё полтора часа назад никаких проблем с соединением не было.

-Ну...может в теневую область попал? Сейчас вот из-под охранника выберется, и снова будет в сети...ой, уже выбрался!

-Не говори ерунды, Саймон. Там по ффсему периметру покрытие - сто процентов!


Крыса отключился от точки и встал из-за стола.


-Пойду, попробую поймать его. К сожалению, у данного экземпляра не усстановлено никаких интерфейсов, кроме беспроводного. Так что потом чтобы подключиться к нему, придётся спиливать кусок грудной клетки. А может, и черепа.

-Ой, а с вами можно? Ну, пожалуйста! – тявкнул Ральф.

- Эй, да ты с ума сошёл! Так просто, без охраны? Стой!

Флюр схватил приятеля за хвост, пытаясь удержать.

-Отпусти, говорю! Не впервой. Лучше придумай пока, что говорить начальству. Причём желательно, чтобы после этих слов нас бы не уволили с работы...на тот свет. Окей?


«Тигр» затравленно оглядываясь, не разбирая дороги, бежал по коридору, мимо бесконечного ряда наглухо закрытых дверей-шлюзов. А за ним, неслышно отскакивая от стен, следовал кибернетический убийца. С разбитой мордой, проткнутым насквозь боком, сломанным хвостом. Казалось, эту тварь совершенно невозможно было остановить.


-Прекрати, я сдаюсь, слышишь! Я безоружен, мать твою, не видишь что ли? Веди меня к своему командиру! Чёрт, всё бесполезно...

Над головой с грохотом сверкнул плазменный луч. В потасовке охранник всё же умудрился подобрать своё оружие.

-АХРР...чёрт, да откройте же кто-нибудь! – десантник врезался в последнюю дверь, которой заканчивался коридор, и стал неистово барабанить в неё.

Очередной хлопок света пронзил воздух, оставив в двери небольшое оплавленное отверстие. «Тигр» едва успел отскочить в сторону. И тут же рухнул на пол под тяжестью соскочившего с потолка синтета. Тот с каким-то остервенелым упорством, по-прежнему пытался добраться до горла десантника своими встроенными лезвиями-стилетами. От отчаяния «тигр», собрав последние силы, отбросил противника к стене и...отшатнулся от яркого столпа искр. Лезвия, воткнувшиеся точно в два соседних кабеля на стене, раскалились докрасна. Охранник, дёргаясь и хрипя, тщетно пытался высвободить лапу из электрической ловушки.


-А, ну что, нравится тебе, скотина?

Существо, наконец, вырвалось, оставив обугленный кусок лапы догорать на лезвиях, и поползло в направлении десантника.

-Всё, гад, ты меня доста-ал!!! – Питер злобно рыча схватил свою палку-ножку стола и принялся добивать своего преследователя, забрызгивая всё вокруг его коричневой «кровью».



А тем временем Крыса уже спешил в 13-й сектор, паря вдоль поручней оси станции.

-Тэксс, ффторой лифт справа. Ессли не путаю.

По мере продвижения лифта в направлении сектора сила тяжести начала давать о себе знать, и грызун плавно приземлился на задние лапы. Наконец, двери открылись, пропуская его в темные ржавые лабиринты, ведущие к насосной станции, аккумуляторной, к технологическим отсекам, операционным комнатам. Подобным образом выглядела, по сути, большая часть станции. Выстроенная когда-то много лет назад, заброшенная военная база в открытом космосе. С тех пор частично перестраивалась, расширялась. Но в целом, не изменившаяся с тех пор в лучшую сторону. Время не щадит ничего. Представителям бизнес-элиты, официальным лицам и прочим важным персонам никогда не показывают эту сторону «Полыни». Да и зачем? Для них приготовлены уютные светлые комнаты, шикарный конференц-зал. Всё это не нужно чернорабочим биомашинам, обитающим здесь с момента схождения с конвейера до момента списания.


-Эй, ку-ку! Ты меня слышишь? – окно связи вывалилось прямо посередине обзора и изобразило склонившуюся над камерой озабоченную морду Флюра на фоне белоснежного потолка. – Признавайся, кулхацкер, это ты вырубил все датчики перемещения в 13-м секторе?

-А кто же ещё? Не забывай, что если охрана доберётся до изделия раньше нас, то, скорее всего, потом его придётся соскабливать со стен совочком! А так, может быть, это хотя бы ненадолго их задержит. Не отвлекай, лучше бы попробовал посставить ложные цели системме безопасности.

- Хорошо, я, конечно, сделаю вид, что ничего не заметил. Но если Хэмингтон узнает, то от стены придётся отскабливать тебя! Имей ввиду!

-Да-да, сгинь уже, наконец! – Крыса принудительно оборвал вызов. Заглянув в выбитую дверь, позвал на «имперском» языке. – Госсподин Пит, вы здесь?

Тишина была ответом. Только мерцали огни голограмм на панелях технологического оборудования.

-Мхх, вот ессли бы мну был эттим самым десантником, куда бы мну направился? Куда же?


<15>


- Фу-у, притомил же ты меня, урод штопаный. Ну что, околел ты, наконец, или нет?


Питер, упираясь в грудь изуродованной туши, с треском выдернул из неё погнутую ножку стола. Несмотря на все старания «тигра», останки охранника, казалось, продолжали сохранять какую-то жизнеспособность. Оторванная обгоревшая культяпка лапы судорожно подёргивалась в углу, а разинутая пасть, истекая кровезаменителем, пыталась хватать воздух.


- Дрянь какая! – Питер с отвращением отпихнул от себя комок скользких внутренностей, опутанный мелкими белыми проводками. Затем присел к стене, обхватив голову лапами.

- А ведь таких животных раньше я не встречал. Ни разу! Ни на родине, ни на Холодной Луне, будь она трижды проклята! Значит, и правда утащили меня неведомые твари в неведомые дали. Хотя, конечно, может они базируются и у нас где-нибудь, а зомби не только из местных делают, или привозят откуда-нибудь...или просто я уже всё перезабыл к чертям собачьим? Ррр!..

«Тигр» зарычал и ударился затылком об железную обшивку.

- Да и какие это «зомби»? Тут бы любой ходячий труп давно копыта откинул. А этот ещё, кажется...

Внимание синтета привлекла винтовка охранника. Странное оружие, как будто вырезанное из цельного куска желтоватого металла. Сбоку красовался выгравированный логотип, абсолютно такой же, как на буклете в том отсеке.

- Ну и чё, где здесь курок-то хоть? Дурацкая пушка!

Питер с недоумением повертел в лапах непонятную железку. Потом прикинул её на вес.

- Ничего, по крайней мере, хоть прикладом по жбану кому-нибудь надавать можно.


Вдали тоннеля послышался знакомый шепелявый голосок. «Тигр» встрепенулся.

- О, старый знакомый? Соскучился, значит, пришёл по мою душу? Ну ничего, сейчас я тебе компанию составлю! И попробуй только хоть на один мой вопрос не ответить, твои друзья будут собирать тебя по всему этому грёбаному подземелью!


Синтет взвалил странную пушку на плечо, и уже было собирался идти, как вдруг остановился.

- А вдруг он там не один? А в придачу с толпой таких же блохастых ублюдков? Да ещё и каждый из них с пушкой и тесаком в лапе! Нет, туда соваться нельзя. Чёрт, ну должен же быть отсюда ещё какой-нибудь выход? Эх, думай, думай старик...ой-ой!

Питер чуть не потерял равновесие, когда за его спиной вдруг открылась одна из дверей, с лёгким шипением отъехав внутрь. Только сейчас он обратил внимание, что случайно прижался ладонью к едва светящемуся квадрату с правой стороны дверного проёма.

-О ба нэ! Всё, оказывается, было так просто! Стало быть, эти обдолбыши не привыкли у себя дома запирать двери на ключ? (23) Хотя да, от кого же вам запираться, если дома все «свои»? Ха-ха, будем иметь ввиду!



15:00 по UTC. Как всегда в это время, синтет-техник, повинуясь инстинкту заложенной в него программы, спустился в 13-й сектор и, выйдя через технологическую лестницу в основной коридор, направился к насосной станции PS13-5, для осмотра состояния перегонного куба. Это было одно из самых дешёвых в производстве и эксплуатации существ такого класса. Без имени, без какого-либо намёка на разум, индивидуальность, самостоятельность. Лишь наименование модели и табельный номер, по которому вживлённый управляющий чип подключался к общей сети технического обслуживания. Сеть давала команду, и чип, передавая электрические сигналы в зрительную область мозга, рисовал перед взглядом яркую светящуюся стрелку, за которой так послушно уже в течение шести лет следовало существо. Вот и сейчас стрелка маячила среди шумовых помех дешёвых пластиковых глаз, маня к предпоследнему выходу в конце коридора. Мимо взгляда промелькнула выбитая дверь. Какой-то ушастый сотрудник выскочил из отсека, которому когда-то эта дверь принадлежала, и контроллер поддержки тут же заставил синтета уступить ему дорогу.


- Эй ты, «имперца» не видел? Отвечай!

- Голосовая команда не опознана. Приносим извинения за причинённые неудобства.

- Ай, балда! С него ничего не добьёшься.


Грызун разочарованно махнул лапой и побежал куда-то по направлению к лифту. Стрелка вновь поманила техника к намеченной цели. Вокруг виднелись брызги искусственной крови, следы от выстрелов плазмы, осколки стекла. Прямо перед входом в насосную станцию синтет даже чуть было не поскользнулся в луже кровезаменителя, но данная модель не была запрограммирована, чтобы как-либо на это реагировать. А потому спокойно продолжила свой путь, после того, как светящаяся стрелка заставила его поднять лапу и коснуться биометрического сканера. Мимо напряжённо гудящих агрегатов, мимо труб и вентилей манил серебристый указатель, прямо к огромному, шипящему и пускающему пар оцинкованному баллону. Синтет поднялся по приваренной к его грани проволочной лестнице, отсмотрел мокрый от испарины резиновый уплотнитель в месте сочленения баллона и широкой гофрированной трубы. Мимо взгляда пронеслись фотографии этого самого места в исправном состоянии и в неисправном. Существо визуально сравнило картинки с тем, что видит в данную минуту и сделало заключение об исправности узла. Таким же образом был выполнен осмотр защитного клапана, электромагнитной заслонки. Техник спустился вниз, и уже было собрался осмотреть конденсатор куба, как вдруг чьи-то сильные лапы схватили его и затащили за пузатый бак с фреоном, попутно зажимая пасть. Синтет застонал, точно от наркотической ломки, когда указатель замигал, обозначая неверное направление движения.


- А ну тихо! Теперь, засранец, слушай внимательно. Покажешь, как отсюда выйти – останешься в живых. Будешь рыпаться – башку снесу. Всё понял?

Для убедительности «тигр» ткнул в нос незадачливому работнику увесистым кулаком.

- Voice command is not recognized. We apologize for any inconvenience.

- Ты чё, по-имперски не понимаешь? Смотри сюда: я! Выбраться! Показывай! Понятно?

- Voice command is not recognized. We apologize...


«Тигр» ещё несколько раз попытался объяснить ему, чего он хочет, пока не убедился, что это абсолютно бесполезно.


- И этот тоже «зомби», значит. Тьфу, проклятье!

Десантник отпустил синтета, дав на прощание крепкого пинка под зад.

- А всё-таки, интересно, куда же он пойдёт? Хм...


Десантник притаился за баком и стал наблюдать. Техник не спеша поднялся, отряхнул мех и направился к заделанному в металлическую раму змеевику, покрытому толстой коркой льда. Забрался под него, покопался в недрах стоящего рядом шкафа, что-то подкрутил. Наконец, закончив осмотр, так же не спеша отправился назад, откуда пришёл.


-А это мысль! Паренёк, похоже, глупенький и не болтливый. Пойду-ка за ним, глядишь, куда-нибудь меня и выведет отсюда.


«Тигр» выбрался из своего укрытия и направился за синетом, озираясь по сторонам и держа за дуло плазмовинтовку на манер дубины. Вперёд по коридору, в неизведанное.


<16>


15:43 по UTC. Техник немного выбивался из графика, а потому, подгоняемый нейрочипом, вынужден был ускорить шаг. Чем отчасти порадовал Питера, которому уже надоело тащиться за синтетом с черепашьей скоростью. Так, нога за ногу, они уже преодолели пару ржавых винтовых лестниц, несколько тёмных узких коридоров, едва ли хоть чем-то отличающихся от первого, что-то, похожее на скрипучий грузовой лифт. На пути попадалось несколько комнат-отсеков, в которых странный проводник останавливался ненадолго, что-то осматривая, перебирая в шкафах с технологическим железом. В некоторых комнатах были замечены и другие существа. То ли такие же «зомбированные», как этот самый техник, то ли просто глубоко поглощённые своей работой. Питер поначалу старался куда-нибудь спрятаться, завидя их. Однако поняв, что опасности они все ровным счётом никакой не представляют, успокоился, с интересом разглядывая причудливый вид напичканной электроникой «нежити».


- Чувак, а ты сам-то не заблудился в своих лабиринтах? – Питер начал уже беспокоиться. – А вдруг он и в самом деле обучен бегать по кругу между пары этажей, и больше ничему? Да я же тут тогда навеки застряну!


Но вот очередная дверь с шипением отъехала внутрь, отрывая перед путниками впечатляющую картину, совершенно неожиданную после узких коридоров и полупустых комнат: гигантское помещение, бескрайнее, насколько хватало взгляда, гудело от механического шума, изредка разбавляемого чьими-то голосами на непонятном языке. Частицы пыли ослепительно сверкали в лучах мощных прожекторов, скрывающихся где-то в вышине под потолком. Сами путники находились на подвесном мосту, сделанном из металлической сетки, натянутой между толстыми стальными канатами, проброшенными куда-то вдаль. Ещё пара тросов образовывала подобие перил, местами соединявшихся с мостом тонкими стяжками.


-Чёрт, шухер! – Питер было рванулся назад, за дверь. Однако передумал, оглядываясь вокруг.

-Похоже, они все сидят внизу? Может, если не буду шуметь, никто из них меня и не заметит? С такой-то высоты.


Пригнувшись, стараясь не попадать в потоки света, десантник засеменил по мосту, попутно обозревая происходящее под ногами через металлический узор шаткого пола.


А под ним расстилалось поле. Сплошное поле из объёмистых, гексагональных, словно пчелиные соты, резервуаров, покрытых белой, местами потрескавшейся эмалью, наполненных отвратительной на вид зеленоватой слизью, от которой исходил холодный пар, будто от куска «сухого льда» на открытом воздухе. Тучи труб, электрокабелей тянулись к каждому из таких «бассейнов», впрочем, по своему, органично дополняя местный «архитектурный стиль». Между ними сновали какие-то создания, судя по внешнему виду и поведению, также «изменённые» хозяевами данного места.


-О! А тебя, красавчик, я помню! Что это ты там делаешь, а?


Прямо под притаившимся на мосте «тигром» Флюр тщетно пытался спорить со смотрителем производственного цеха.


-Мистер Клэй, почему вы постоянно ставите палки в колёса нашему отделу? Перед вами, между прочим, сейчас стоит сотрудник высшей технической должности, так что извольте отвечать! Повторяю в сотый раз, нам просто нужно осмотреть ваш кластер. Мы ничего не будем менять, ничего перенастраивать или как-либо ещё вмешиваться в вычислительный процесс. Нам всего лишь необходимо, чтобы...

-Нет, нет, нет и еффё раз нет! – маленький длиннохвостый «суслик» в белом халате деловито перебил программиста. – Допуфтим, в своём отделе вы нафальник. Но у меня ефть собфтвенное непофредфтвенное нафальство. Идите, равговаривайте ф ним. Пифите запроф на проведение ремонтных работ, как пропифано в регламенте о вфаимодейффтвии мефду отделами. Ф чём, фобфтвенно, проблема, увафаемый? – смотритель вопросительно повращал маленькой тройной видеокамерой под декоративной линзой в правой глазнице.

- Ни в чём, ну ни в чём, господи! Мы уже оформили и запрос, и программу проверок по факту неисправности. Сейчас осталось получить визу всего двух ответственных, в том числе, и вашего начальства. Всё будет получено через день-другой!

- Ну так и фидите, вдите фебе фпокойно! Когда фсё получите, я тут зе ваф отведу в вычифлительный центр и предофтавлю фсе необходимые полномочия.


- Внимание! Обнаружены ошибки в процессе изготовления на шаге. Тысяча. Тридцать пять.

Красивый трёхмерный график, плавно вращающийся в воздухе на самой крупной голограмме в центре цеха, изобразил резкий скачок вниз.

- Ячейка. Номер. Семьсот. Тридцать. Три. Серийный номер изделия. Не присвоен.


Свисая на канатах натянутого над резервуарами моста, жужжа мощными двигателями, к месту инцидента подкатил дистанционно управляемый робот, с виду напоминающий жёлтую грузовую электроталь. Питер, не ожидавший такого поворота событий, замер и вжался в пол, опасаясь своего обнаружения. Продолжая жужжать, робот опустил в резервуар три гибких троса-манипулятора, оканчивающихся острыми крюками, и вскоре выудил ими оттуда...тело. Такого же «волка», что так некстати недавно встретился прототипу-«десантнику». Бесшерстное тело, худое, мертвенно бледное, словно личинка какого-нибудь насекомого. Без маски и прочих имплантов. Живот и голову его покрывали голубоватые разводы, отдалённо напоминающие то ли пятна плесени, то ли высохшие капли дождя на куске упаковочного картона. По мерно того, как манипуляторы подымалась выше, от него одна за другой отрывались прикрепленные трубки, провода, и падали назад в резервуар. Питер выглядывал из-под корпуса подъёмника, с недоумением и ужасом наблюдая за происходящим.


- Отбраковка. Подготовить ячейку к очистке.


- Ну? Что, вам этого мало? Хотите, чтобы вся партия целиком отправилась на помойку? А ведь так и будет, попомните моё слово! Фу, ой-й... - Флюр изобразил на морде желание протошниться и брезгливо отвернулся от потолка.

- Пуффкай отправитфа. Фтолько, фколько угодно! Я, фо фвоей фтороны, вделал фсё, фто запифано в произвофтвенной инфтрукфии. Таким образом... - «суслик», с чувством глубокой важности в голосе, продолжил свою лекцию о возложенных на него должностных обязанностях, невозмутимо смахивая на ходу скользкую каплю слизи, шлёпнувшуюся ему на лоб с пятки уплывающего на крюках куда-то вдаль бракованного изделия.

- Да послушайте же, наконец! – Флюр, обычно спокойный и покладистый, начал терять самообладание.

- Поймите, всё, правда, крайне серьёзно! Долго объяснять, но это на самом деле так. Наш отдел, мы все, были слишком самонадеянными в ряде вопросов. Мы, и Я САМ несём персональную ответственность за происходящее! Если мы немедленно не вмешаемся, то...я даже представить себе не могу, к чему это приведёт уже в самое ближайшее время! Сейчас дорога каждая секунда!

- Но...это зе протиф правил! Нельзя!... – маленький синтет занервничал, не зная, как ему поступить.

-В чём дело, в чём дело, сэр? Что случилось? – обеспокоенные работники столпились вокруг главного программиста.


- Нет, наверное, ничего этого не существует на самом деле. Это, наверное, и в самом деле просто сон, дурацкий кошмар. И сейчас я просто проснусь, у себя дома, и...- Питер зажмурил глаза и вновь открыл их. Разумеется, от этого совершенно ничего не изменилось.


- Our department, we all has been too presumptuous in a number of issues. We all, I MYSELF have a personal responsibility for all what is happens!


Существо в пиджачке что-то яростно тараторило другому, мохнатому коротышке в белом лабораторном халате.


- Что же это такое, а? Они что, каких-то клонов здесь выращивают? Да сколько же их тут? Вот чёрт, да там, наверное, целая дивизия в зелёном дерьме купается! Если не больше. Вот это я попал, так попал. Прямо в улей, ничего не скажешь. Только вот кто же за «матку» будет в этом улье? Да-а, судя по тому, какой мне тут «ласковый» приём устроили, это точно не наши, и не союзники. Да и опытов таких наши отродясь не ставили, ни на врагах, ни тем более на своих. А кто тогда? Саблезубые, выходит? А может, даже и не они сами, а те, кто за ними стоит? О-го-го, да с такой армадой штампованных уродов они не то, что нас в порошок сотрут. Они-ж вообще всех на свете!...Штаб, нужно связаться с командованием. Нужно предупредить их!


Узкий луч плазмы сверкнул вдоль сеточного моста, поднимая брызги расплавленного металла. Питер мгновенно очнулся, рефлекторно выполнив откат, прежде чем шквал ионизированной материи десятка стволов превратил тонкий пол в оплавленную дыру.


- Attention all personnel! Yellow alert! Yellow alert! Unauthorized access into the working area! All employees in this sector must be evacuated immediately!

-О, а вот и кавалерия, наконец, прибыла. Что-ж вы, гадёныши, так долго меня искали-то? А я уж, было, тосковать начал. Думал, что всё веселье уже позади...

Пит спокойно, с чувством какой-то подавленной обречённости наблюдал, как отряд вооружённых поджарых «волков», словно управляемый какой-то невидимой рукой, методично занимал позицию на соседнем висячем мосту.


<17>


Десять боевых единиц, изделий тип FF133, составляющих один из отрядов, входящих в группировку внутренней охраны станции, не произнося ни слова, перегруппировались в соответствии с алгоритмом оптимального ведения огня и практически синхронно выполнили цикл автоприцеливания. Ещё секунда – и загнанная в западню цель разлетится фонтаном горящих ошмётков синтетического мяса.

Но тут, в последнее мгновение Питер, сам не отдавая отчёта в том, что делает, отпрыгнул назад, схватившись за металлический трос перил. Звякнув, висячий мост принял вертикальное положение, и тут же был рассечён пополам потоком плазмы. Перекрывая воплем шум оборудования и вой сирен, десантник полетел вниз, вцепившись в разорванный трос. Вместе с ним, точно стальной дождь, вниз посыпались обрывки сетки, крепёжные элементы. С грохотом сбив на своём пути несколько стоек с оборудованием и не успевших увернуться работников, десантник размашисто врезался в толстую пластиковую трубу, оставив в ней широкую вмятину, и шлёпнулся на пол. Поднявшись, удивлённо осмотрелся вокруг, осмотрел себя. Ни единой царапины! Глянув вверх, только присвистнул, оценив высоту падения.

- Ну ни фига же себе, как это я?! То ли тут и правда что-то с гравитацией не так, то ли...честное слово, моего грёбаного везения хватило бы на целый отряд!

Однако на дальнейшие рассуждения времени уже не оставалось. Его преследователи, один за другим, последовали вдогонку. Не секунды не колеблясь, спрыгивая с моста вниз, и ловко сориентировавшись в воздухе, со стуком приземлялись на задние лапы.

- Ого, пора сваливать. А ну, щенки, с дороги! Пошли вон отсюда! – разбрасывая словно кегли мечущийся в панике обслуживающий персонал, прототип рванулся прочь. Вслед за ним промчалась орава синтетических охранников, постепенно разделяясь по нескольким направлениям, очевидно, желая окружить свою цель.


- Ой, ай, фто это было?! – «суслик», приоткрыв дверцу распределительного щитка, опасливо выглянул наружу.

- Ну что, «мистер-не-нарушаю-регламент», вам и этого мало? Скажите честно? – Флюр поднялся с грязного пола и с досадой попытался отряхнуть испачканный костюм.

- А теперь, наконец, возьмитесь уже за ум и пропустите наших специалистов в серверную. Пока не случилось ещё чего похуже!

Клэй устало вздохнул и махнул лапой.

- Ф конце концов, делайте, фто хотите. Но за свои дейфтвия будете отвефять сами. Я умываю лапы.

И они направились по проходу между резервуарами вдаль, по направлению у небольшой, но весьма отличающейся от прочих двери, запертой двумя мощными автоматическими засовами и выкрашенной в ярко красный цвет.


- Всем оставаться не местах! Убью, гады!

Схватив со стола какую-то железку, по виду напоминающую старинный микроскоп с планеты Земля, Питер, что было сил, запихал её в щель дверного проёма, блокируя шлюз.

- Надеюсь, это их ненадолго задержит.

- Hey you, savage! Don't touch anything here!...Oops, sorry. – десантник, смахнув всё содержимое стола на пол, схватил щупленького «койота» за шкирку. Разряд плазмы прошил насквозь дверное полотно и разнёс в дребезги подставку с пробирками, стоящую неподалёку.

- Где здесь выход, говори, очкарик? И только не притворяйся, что не понял вопрос!

- Look! Come here! – какая-то самка, поджав маленькие плюшевые уши, открыла противоположную дверь и указала вдаль отделанного белым пластиком коридора.

- Just please, don’t hurt us! – умоляюще добавила она, пятясь к шкафу.

- Конторские крысы! – сплюнув, Питер перевернул ещё пару столов, заваленных стопками пластиковых «бумаг» и бросился наутёк по коридору, расталкивая недоумевающих работников.


А тем временем Крыса, держась за поручни, висел внутри оси станции, устало разглядывая пролетающих мимо коллег и очередную вереницу угловатых грузовых контейнеров, направляющихся на отгрузку.

- Проклятье, как ссквозь землю провалился! Нет, этто ффсё равно, что искать крысу в стоге сена. Но как оно ссмогло пройти в цеха из 13-го сектора? Этто ведь чуть ли не разные корпуса станции! Мда, и правда, не слишшком ли прыткий экземпляр получился, для просто «хорошей поддержки абстрактного мышления»? А ещё, как мог вырубиться неотключаемый аппаратно модуль связи? Когда поймаем – нужно будет обязательно демонтировать его контроллер поддержки и изучить вдоль и поперёк. Когда поймаем, да...

- Эй, начальник! – Эдвардс вышел на связь, через свои встроенные импланты, замаячив аватаркой в правом нижнем углу обзора. – мы нашли его местоположение, нашли! Он в 10-м секторе бегает, всё громит на своём пути.

- Этто же административные корпуса! ОуШшит, только там его не хватало! Как он вообще туда добрался?

- Сами понять не можем. Может, пролез через вентиляционные каналы, или по эвакуационному выходу, хоть он и постоянно закрыт. Ладно, так или иначе, сейчас со стороны девятого и двенадцатого секторов туда выдвигаются несколько отрядов внутренней охраны. И ещё один – со стороны конференц-зала. С ними Ральф, очень уж просился взять его в помощь.

- Стоп, стоп, как так «нессколько отрядов»? Не ссмейте, он нужен нам живым!


Внезапно двери находящегося неподалёку лифта распахнулись, и оттуда выглянул сам объект поиска. Пролетавшие мимо сотрудники недоумённо уставились на нежданного гостя.

- Эээ...зверята...извините, кажется, этажом ошибся.

«Тигр», глупо хихикая, нервно застучал ладонью по сенсорной панели управления. Лифт, мелодично динькнув, мягко захлопнул двери и отправился назад, в 11-й сектор.


-Вау, на ловца и зверь бежит? Теперь не уйдёшшь, пушисстик! – Крыса быстро засеменил по поручням к кабине соседнего лифта.


<18>


Внимательно осматривая каждый закоулок и вращая большими ушами, чтобы слышать каждый шорох, Крыса, не спеша прогуливался по непривычно пустынному коридору 11-го сектора. Все двери отсеков были настежь открыты по команде из центрального узла управления, дабы облегчить поиск беглеца.

- Мисстер Пит, вы здесь? – позвал Крыса на «имперском» языке. – Сэр, что бы вы ни подумали, уверен, ффсё этто какое-то глупое недоразумение. Выйдите сюда, прошу васс, мы ффсё вам объясним!

Лёгкое, почти неощутимое движение воздуха, коснулось чувствительных волосков на затылке белого грызуна, передавшись нейронным датчикам под шкурой. Грызун среагировал моментально, взвизгнув и пригнув голову...над которой, чуть не задев её, пронеслось тяжёлое офисное кресло и, врезавшись в стену, разлетелось на части. Ещё уклонение от удара тяжёлого кулака, и ещё – от размашистого разворота задней лапой, и ещё...пока, наконец, впившиеся в халат острые когти не поймали вёрткого синтета и не прижали за горло к краю столешницы.

- Вот ты и попался, гадёныш! Ты что-то хотел мне объяснить, верно? Ну что-ж, начинай. Прямо сейчас начинай! – рявкнул «тигр», мёртвой хваткой стискивая горло грызуна.

- Питер...кхе...прекратите немедленно! – Крыса барахтался, пытаясь высвободиться. – Мну вам не враг! Кхе...честное...слово!

- «Не враг», говоришь? – «тигр» склонился над мордой грызуна, смотря ему прямо в неживые, стеклянные глаза. – и все эти твои «клоны-зомби» мне, стало быть, тоже не враги, верно? Ты, видимо, очень не желал, чтобы я увидел, какой хренью вы тут занимаетесь? Да только я всё видел. И на своей шкуре сполна ощутить успел!


Схватив грызуна за правое ухо, Питер приподнял его голову и с размаха шандарахнул об стол. На ощупь тот оказался значительно тяжелее и жилистее, чем казалось с первого взгляда.


- А ну давай, колись, гад, на кого работаешь? На «саблезубых» небось? Имена? Пароли? Где связная рубка? Координаты этой твоей вонючей базы выкладывай быстр-ро, чёрт бы её побрал, с тобою вместе! Что молчишь?!


- Питер, отпустите ухо! – пискнул разработчик. -Вы ффсё не так поняли. Мы, правда, работаем по заказу вашего правительства, мы оказываем медицинскую помощь потерпевшим, поскольку ваши госпитали не справляются с потоком ра-аненых...

- Да ну, нашего? Правительства? А кто тогда все эти болваны с железяками в башке, которыми здесь кишит каждый угол? Не обманешь ты меня, гнида лабораторная! ОНА сама предупредила меня! Во сне, пришла ко мне, не бросила подыхать здесь в ваших лапах! Кого вы там вымачиваете в чанах с зелёным дерьмом? Что за уродцы плавают у вас в каждом шкафу? Да сам-то, кто ты такой, наконец?!


- «Во сне»? Эмм...в каком ещё «сне»? Стоп, стоп, что-то тут не так! Как ты можешь видеть какие-то «сны», когда мну не закладывал тебе таких функций! Какая ещё «она»? Стоп, прекратить симуляцию, немедленно! Перейти в режим пошаговой отладки, код аффторизации - пять, один, два, си, экс, кью, пять, три...


-Да, во сне, дурья ты башка! Или вы, зомби, неспособны видеть сны? А на вопросы вы внятно отвечать способны? Или вас нужно «убедительно попросить»?!

С этими словами разъярённый «тигр» стиснул белое ухо в кулаке и с треском вырвал его у вопящего от боли грызуна. В воздухе разлился резкий химический запах, напоминающий то ли нашатырь, то ли дешёвый искусственный краситель. Из оторванного уха синтета капала мелкими каплями спиртообразная тёмно-синяя жидкость.


- Fssst! Looks-s like it’s enough playing games! We’ll have to act in the good old way... (Пора заканчивать с играми! Будем действовать по старинке)


Резкий сильный пинок задними лапами отбросил Питера к дверям. Синтет поднялся, потирая раненую голову, и с недоброй ухмылкой уставился на десантника.

- Ого...а ты смотрю...силён, ушастый! – не ожидавший такого поворота событий, Питер выбрался из под завалившей его пластиковой «макулатуры».

Что-то насвистывая про себя и продолжая ухмыляться, грызун прогулочным шагом направился к нему. С лёгким жужжанием из запястья его правой лапы выдвинулось длинное сверкающее спаренное лезвие, почти такое же, как было у охранника. Потом такое же лезвие показалось и из левого запястья.

- Суров, приятель, суров...ну что, убивать меня сейчас будешь, верно? – Питер отползал всё ближе и ближе к выходу из отсека, попутно пытаясь нашарить на полу хоть что-нибудь тяжёлое, чтобы защитить себя. Наконец под лапу попал обломок стула.

- Лови! – десантник кинул обломок в синтета и бросился наутёк по направлению к лифтам.

Тот, на лету ловко поймав брошенный предмет, в два прыжка догнал свою жертву и точным ударом в спину сбил её с лап. Десантник попытался поймать наглеца за заднюю лапу, за что тут же получил жестокий пинок. Питер обречённо бросился назад, но узкие цепкие лапы, мёртвой хваткой уцепившись за шкуру, отпихнули его прямо на колонну питьевого фонтанчика, стоящую в коридоре, а, потом бросили в соседний отсек. «Тигр» приподнялся, глядя исподлобья. Ухмыляющийся одноухий грызун стоял прямо перед ним. Похоже, ему доставляло удовольствие «играть в кошки-мышки».

- О, так ты ещё и садист, как я погляжу?

Питер, вскочив, рыча набросился на своего обидчика, и тут же был нанизан на встроенные стилеты его лап. Острые лезвия, пронзив тушу насквозь, вышли с обратной стороны, полосатой шкуры. «Тигр» взвыл и закрыл глаза, ожидая мучительную смерть. Однако смерти не последовало. Не то, что смерти, даже боль от ранения, казалось бы, несовместимого с жизнью, оказалась вполне терпимой! Грызун, тем временем, хихикая и вращая оставшимся ухом, вытащил десантника в коридор и сбросил его на пол со своих «ножей».

- Что...что это такое? – «тигр» с ужасом растирал между пальцами коричневую маслянистую жидкость, сочащуюся из двух зияющих шрамов на его груди. – Нет, не может быть...черти! Что это? Что вы со мной сделали?!

Между тем, запросив из архивов внутренние эскизы изделия, Крыса наложил их на видимое изображение сидящего на полу прототипа, ошарашенно осматривающего себя. «Контроллер поддержки» отметил места, которые следует повредить для полной остановки обоих сердец, а которые – для паралича нижней половины тела. Изделие чуть не плача подняло взгляд на своего создателя, пока его клинки аккуратно прошлись по солнечному сплетению, намечая место разреза, положившего бы конец злоключениям экспериментального образца.

- Wow wow! It’s here! Don’t let’em get away! Open fire! Open fire! (Вот он, здесь! Не упустите его! Огонь! Огонь!) – Тявкающий вопль за спиной хвостатого «палача» смешался с топотом босых лап десятков одинаковых существ.

- What the...? – разряд плазмы пронзил Крысий бок, не дав ему договорить начатую фразу.

- Oh...no, wrong target! Stop! You must shoot the second creature, not this one! (Не в того стреляете! Стоп! Стреляйте в другого!) – «собачка» схватилась за голову, осознав, какую ошибку только что совершила.

Питер, как будто очнувшись ото сна, вскочил и сломя голову бросился прочь! Прочь из этого пластикового ада. Куда-нибудь, лишь бы подальше от этой ухмыляющейся морды, этих одинаковых зомби-«синтетов», лишь бы не видеть и не слышать весь этот кошмар.


- Ра-альф! Бесстолочь ты недоделанная! Мну говорил тебе, не вмешивайся. Почему ты не посслушался? Ты ффсё испо-ортил! – раненый синтет молотил кулаком в пол от досады.


- Сэр, я п-правда, хотел, как лучше. Простите меня п-пожалуйста...срочно, вызовите кто-нибудь медтехника! С..сэр, вот, выпейте воды... – «собачка» бегала вокруг своего начальника, пытаясь хоть как-нибудь помочь ему и сгладить свою вину.


<19>


- Хитер, пошли скорее, не отставай! – Флюр поторапливал своего ассистента. Он нервничал, и это было заметно по лёгкой дрожи в голосе.

Работники шли по обшитому металлом коридору, освещаемому призрачным светом зеленоватых люминесцентных ламп. Зелёный цвет должен был означать, что вычислительный кластер, расположенный далее за герметичной дверью, работает и исправен.

- Джей Пи, ты же знаешь, я не люблю это место. У меня от него мурашки по коже. Тут сыро и холодно. – небольшой зверёк-синтет, похожий на бесхвостого коричневатого «лиса» в длинных шортах, недовольно ворча плёлся следом за своим шефом.

- Веришь или нет, я его люблю не больше тебя. Но ничего не поделаешь, придётся разбираться, что за дурацкие коллизии сыплются в ИАД-обработчиках. И главное, почему это начинается не сразу, а спустя миллиарды итераций. Сколько, говоришь, вы гоняли ядро в «песочнице» (24) , прежде чем оно сошло с ума?

- Да нет, Джей Пи, я тебе ведь всё уже объяснял! Это не «коллизии»! Ну...по крайней мере, не в том смысле, как ты думаешь. Это работает мой алгоритм импликативной фоновой оптимизации семантической сети, совершенно безвредная штука! Уверяю тебя, если разложить её по конечному множеству Эн минус один фасетов, то есть, как в нашем случае, то он представляет из себя всего лишь одну из реализаций функции Сколема в пространстве...эээ, ну ты ведь понял, правда?

Флюр, топающий вслед за смотрителем цеха, устало обернулся, явно недовольный излишней заумностью своего подчинённого.

- Я теперь думаю, наверно, стоило взять с собой ещё кого-нибудь из вашей группы. Вдруг, изменения в логике настолько серьёзны, что операционная система вообще утратила интерфейс пользователя как класс?

- А смысл? Джей Пи, согласись, если ничего не сможем сделать мы с тобой, не сможет сделать и толпа народу.

- Фтойте фмирно! – прижав лапу к специальной контактной панели, «суслик» в белом халате подключился к системе безопасности кластера и запросил доступ внутрь.

Справа и слева от путников стены раздвинулись, и оттуда на поршневых приводах, с шипением выехали две массивные половины рентгеновского сканера, увешанные толстыми высоковольтными проводами и обклеенные значками лучевой опасности.

- ...а ещё это не слишком полезно для здоровья. – добавил Хитер.

Закончив сканирование, и не выявив у посетителей наличия каких-либо запрещённых предметов, установка выключилась и сложилась назад, внутрь стен.

- А теперь, гофпода хорофие, рафпифитесь!

Флюр и его ассистент по очереди приложили к панели ладони, проставив свою генетическую метку-подпись. Только после этого автоматические засовы гермодвери с лязгом зашевелились, открывая проход к намеченной цели.


Полутёмный зал серверной, словно гигантская подземная пещера, был окутан промозглым туманом. Пахло химией и сыростью. С бетонного куполообразного потолка постоянно моросил мелкий искусственный дождь, круглосуточно очищая воздух от частиц пыли и увлажняя поверхность питательной смеси, слизистое озеро которой полностью покрывало нижнюю половину зала. Там, под толщей холодной питательной жижи, покоился сам вычислительный кластер. Уродливая, необъятная гора синтетической плоти, закреплённая на бетонных держателях дна импровизированного «бассейна», чтобы не быть раздавленной собственным весом. С этой же целью гравитация в отсеке была сделана значительно ниже нормы. Этакий искусственный гомункул, состоящий из сотен тысяч сросшихся между собой маленьких, тщедушных существ, дышал, призрачно шевелился, жил своей странной, определённой его предназначением, жизнью. Жизнью моделей, чисел, алгоритмов. Жизнью всех тех существ, что трудятся в расположенных неподалёку производственных корпусах, от «экспертов-оценщиков» отдела технического контроля и операторов складских помещений, до каждой мельчайшей генетической спирали вирусов-«наномашинок», превращающих безжизненные куски раковой ткани в высокотехнологичный продукт. Безусловно, это было одно из самых сложных и дорогостоящих творений Корпорации, и неспроста внутренние правила поведения так сильно ограничивали доступ к нему. Мощные агрегаты, расположенные по соседству с серверной, снабжали этого монстра кислородом, питательными веществами, очищали его среду обитания от отходов жизнедеятельности. Со всех сторон в бассейн спускались мерцающие ярким неоновым светом оптоволоконные линии и врастали в недра сросшихся тел, словно светящиеся гибкие щупальца. В самом центре зала на железобетонной колонне возвышалась небольшая крытая комната – главный терминал и пульт управления кластером. Громада плоти словно бы обвивала эту колонну, поднимаясь по ней вверх и врастая куда-то в пол терминала. К комнате с четырёх сторон тянулись сеточные натяжные мосты, почти такие же, как те, что опоясывали потолок производственных помещений.


- Осторожно, приятель, не свались за перила!

Хитер жался к своему начальнику, предусмотрительно захватившему с собой зонт. Словно космонавты на Луне, медленными лёгкими прыжками перемещались они по направлению к комнате-терминалу. Клэй, не отличавшийся подобной предусмотрительностью, топал впереди них, натянув на голову свой халат и без конца протирая запотевающие глазные импланты. Под ними на глубине изредка проплывали обслуживающие синтеты, похожие на больших полупрозрачных кальмаров. Они осматривали своего подопечного, заботливо поправляли на нём кабели и кислородные трубки, счищали грязь и плесень.


- Знаешь, Джей Пи, вот каждый раз так смотришь вниз и думаешь: господи, неужели эта уродина внизу – та самая машина, с которой мы игрались через удалённый доступ недели три с половиной назад, попивая кофе в нашем уютном офисе?

- Конечно, за красивым интерфейсом не заметно таких подробностей! Но что такое, этот самый интерфейс? Это ведь не более чем иллюзия, созданная электроникой, для того, чтобы нам было удобнее «объяснять», чего мы хотим получить от биоматерии, которую та самая электроника контролирует. Своего рода посредник между живым и неживым мирами. Но что там происходит, внутри нервных клеток, этого мы не видим, не ощущаем, не осознаём. Даже наши коллеги из отдела «Исследований форм жизни», и те знают механизм работы биологических нейроструктур лишь на своём, прикладном уровне. Да, как же, всё-таки, мало мы знаем об окружающем нас мире!


- Фсё, прифли! – Клэй открыл наполненную электронным шумом комнату и зажёг свет.

- Я пока у выхода подовду. – и, уходя, другим тоном добавил. – ребят...я конефно, фсё понимаю, фрочное ифправление офыбок и фсё такое, но...и вы меня поймите! У наф, рядовых рабофих, нет такой «брони», как у ваф, “TLD”. Поэтому, профу...не забудте потом перефлать подпифанное разрефение на дофтуп к клафтеру, окей?


<20>


- Так, коллега, будь готов! – Флюр, стараясь перекричать шум, развернул гибкую сенсорную панель терминала, которая тут же засветилась привычной заставкой операционной системы SynthOS. - Я сейчас войду в систему под своим допуском и разрешу отладку. А ты подключишься к отладочному порту и спишешь себе все логи, недели за 3-4. А может, и больше, если они сохранились.

- Ладно, я готов, босс, как только скажешь. – Хитер, сидящий на полу напротив раскрытой стойки, нащупав у себя на шее отверстие разъёма, воткнул туда блестящий позолоченный штекер.

- Эй, чувак, ты там как, в порядке? – в поле зрения «лиса» замаячило окошко видеосвязи, изображая выпуклые морды его коллег, столпившихся перед камерой.

- Пока да, не волнуйтесь, парни. Лучше подготовьте среду отладчика. Думаю, она нам понадобится.

- Совершенно верно – подтвердил Флюр и придвинул к себе маленький вращающийся стул. – Если с логами всё получится, я попробую сделать горячий сброс, а Хитер подключит ваш отладчик. Мда, Клэй, наверно, будет в шоке, когда у него внезапно остановится всё производство!


Флюр что-то деловито набрал на гибком полотне экрана и приложил к нему подушечку лапы. Изображение экрана входа красиво «свернулось» по подобию листа бумаги, открыв под собой главный рабочий стол кластера.

- Хитер, а ты знаешь, как будто бы всё работает, как надо! – Флюр, помахивая хвостом, пролистал окна с запущенными процессами, повертел трёхмерный «кубик», показывающий загруженность ассоциативных блоков.

-Да не может быть! Джей Пи, ты же сам видел, что оно вытворяет в цеху. А ещё раньше – как мы не смогли связаться с ним по удалённому доступу.

- Невероятно, но факт. Всё в порядке. Смотри, даже видеонаблюдение работает! – Флюр отодвинулся от экрана, показав коллеге изображение с камеры, находящейся в той самой комнате, в которой они находились.

- Хм, нет, тут что-то не так, Джей Пи. – Хитер поднялся и осмотрел экран поближе. - Смотри, вот мы на картинке, да? Только мы вот тут с тобой суетимся, разговариваем. А те двое стоят, как вкопанные. Странно, правда?

- А ведь ты прав! – Флюр недоумённо посмотрел в потолок, где должна была висеть та самая камера-искусственный «глаз»...только её на месте не оказалось. Лишь подгнивший «стебелёк», на котором она когда-то висела, по-прежнему торчал на своём месте.

Что за шутки?! – Флюр вновь повернулся к экрану и увеличил изображение. Двое на картинке, с каменным выражением на мордах, помахали, как бы прощаясь, и ни слова не говоря, вышли за дверь. Рабочий стол мигнул и вывалился назад, в диалог входа в систему.

- Круто! Это что, баловство каких-то хакеров? – Хитер был удивлён не меньше своего начальника.

- Слушай, я ведь теперь залогиниться не могу! – Флюр отчаянно настукивал по гибкому светящемуся полотну.

- Спокойно! – кажется «лис» что-то придумал. – Помнишь, я ещё рассказывал тебе о «пасхальном яйце» (25), которое мы запрятали в экран входа? Если набрать правильный логин, то откроется игра!

- Это ты про ваш «тетрис» что ли? Которым вы хвастались мне всем отделом? Ну, знаешь, нашёл время играться!

- Да нет же. Я ведь ещё рассказывал, что в этой самой «пасхалке» мы, кроме того, спрятали «заднюю дверь»! На всякий случай. Просто выбери в начале игры уровень «4», скорость «0», а в имени игрока тоже напиши «4». И тогда сразу попадёшь в систему, но с правами суперпользователя!

«Лис» хихикнул и подтянул шорты.

- Клёво, правда? Ни один хакер не догадается!

- Ладно, попробую. – Флюр ввёл в качестве имени пользователя слово “TETЯIS”, а когда появилась красочная заставка игры – выбрал указанную секретную комбинацию.

Экран вначале погас, затем заморгал, переключаясь в трёхмерный режим.

- “...итак, возвращаясь к вопросу, почему мы считаем сегодняшний день знаменательным и судьбоносным в нашей славной истории. Сегодня был подписан стратегический договор о сотрудничестве и взаимопомощи с, не побоимся этого слова, самой крупной, могущественной и высокоразвитой империей во всей разумной вселенной. Союз Семи Звёзд!”

На экране внезапно появилось изображение конференц-зала с сидящими на местах слушателями. Изображение явно шло прямо с трибуны, и по виду, как будто бы прямо из поля зрения кого-то из докладчиков.

- Что это? О господи, а уж не глазами ли самого Хорфильда записано это видео?! – Флюр узнал знакомую встречу с представителями Союза Семи Звёзд, проходившую несколько недель назад.

Картинка сменилась на другую. И опять же, как будто бы с видом «на глаз».

- «...пойду-ка, в столовку загляну, жрать охота.» - произнёс усталый голос. Голос поднялся из-за стола, засыпанного пластиковыми бумагами.

- «Кенси, а мне закажешь что-нибудь?» - «голос» повернулся к окликнувшей его самке за столом напротив.

- А это, похоже, наша бухгалтерия... - Флюр, как заворожённый, не отрываясь, смотрел на дисплей.

Словно яркие, глянцевые осколки воспоминаний, ряд за рядом сменялись картинки на экране. Вот промелькнула чья-то квартира, ванная, и сам мохнатый владелец, чистящий зубы перед зеркалом. Вот, по-видимому, командир военизированного отряда даёт указания своим полосатым солдатам на непонятном языке. Вслед за этим – нечёткий, шумящий в помехах, разобранный бойлер, над ремонтом которого трудились лапы рабочего синтета. Умирающий, хрипло кашляющий старик, окружённый членами своей семьи. И снова, один из отсеков «Полыни». Какой-то сотрудник поливает кактус у себя на столе.

- Хитер, ты видишь это? – тихо, с восхищением проговорил Флюр. - Нет, невозможно, чтобы это были хакерские проделки. Но что тогда? Откуда здесь все эти записи?

- «Ма-ма, можно я пойду, погуляю?» – Маленькие пушистые лапы напяливали на себя курточку из блестящей ткани. – Флюр вздрогнул, услышав речь на родном языке.

- «Можно, милый. Только не забудь респиратор. И заправь хвост как следует, а то опять испачкаешься!..»

-Ведь это...это же я сам! В детстве. Как это могло сюда попасть, у меня же ни единого импланта в теле?!


Главный программист испуганно отпрянул от экрана. Оттуда на него, не отрываясь, смотрел он сам! Господин Флюр, собственной персоной. Мертвенно бледный, с облезлой шерстью. Пустые глазницы, не отрываясь, смотрели прямо в душу ошарашенному «зрителю».

- «...раз уж тебя смогли создать эти твои полоумные гении, да ещё тогда, то теперь-то у нас тем более всё получится!» - произнёс двойник. Изображение стало меняться, расплываясь, растекаясь по экрану.

- «...не волнуйся, Флюр. Ты же сам говорил, среда программирования отлично поддерживает абстрактное мышление. Так что ничего странного...» - ответил знакомый вкрадчивый голос Крысы. Тут только программист подумал о том, что в этом терминале не было встроенного динамика или ещё чего-либо подобного. Так откуда же тогда все эти голоса?!


Флюр обернулся на источник звука и чуть не упал со стула. На полу, скорчившись в дугу, лежал его помощник и как загипнотизированный разговаривал, тщательно подражая тону и манере речи каждого «озвучиваемого персонажа». Судя по закатившимся глазам, его мозг был уже мёртв, и лишь провод, воткнутый в шею, заставлял бездыханное тело выполнять какие-либо действия.

- Это безумие какое-то... - программист оглянулся в на чёрный экран, по которому пробегала зыбкая рябь, словно от камешка, брошенного в бочку с нефтью.


- Э-э-э-й, пре-кра-ти-те!!! – в комнату ворвался Клэй, с выпученными глазами-имплантами и изодранном, грязном халате.

- У меня из-за ваф вефь цех ф ума фофёл! Рабофие оборудование ломают, об фтены бьютфа! Офтановитефь наконеф, фто вы делаете...ого! – «суслик» от неожиданности замолчал, увидев разговаривающего на полу ассистента. - Фсё нафтолько плохо?!

- Господин Клэй? – Флюр склонился над помощником. - Где у вас есть ещё терминалы связи, но только ПОМИМО этого помещения? Скорее, отведите меня туда! Я должен предупредить моих коллег из отдела, чтобы они НЕ ПОДКЛЮЧАЛИСЬ к кластеру! Не при каких условиях! Иначе...


С гладкой поверхности гибкого экрана внимательно, словно изучая происходящее, молча взирали на них взгляды тысяч существ, то и дело возникавших откуда-то из чёрной рябящей пелены, и так же внезапно растворявшихся в ней.


<21>


А тем временем, в Центральном отсеке «Отдела Системной Интеграции», Крыса, усевшись на пластиковую коробку, постепенно приходил в себя, попутно пытаясь связаться с кем-нибудь из службы безопасности. Голова и туловище у него были плотно забинтованы, что, в сочетании с белым цветом шерсти, придавало ему вид эдакой рассерженной хвостатой мумии.

- Ну шшто-ж такое-то?! Никто не отвечает. Он там что, ффсе ушли в коллективный отпусск?

- Может быть, они все сейчас заняты поисками нашего прототипа? Ну...потому и не отвечают. – Ральф со щенячьей преданностью суетился вокруг своего начальника. – Сэр, простите меня. Вы ведь не сердитесь, правда?

- Не может, дурья твоя башка! По сути ссвоей, это такая структура, в которой хотя бы кто-нибудь, но обязан посстоянно быть на связи. Даже, ессли пол станции разлетится к чертям собачьим, даже, ессли весь осстальной персонал будет мёртв или эвакуирован!

Грызун, поймав Ральфа за воротник, подтянул поближе к себе и добавил, пристально глядя в глаза.

- И вообще, твоё счасстье, что ты ещё нужен! В противном сслучае, тебя сследовало списать уже сотню раз за те недочёты, которых ты усспел налепить за ффсё то время, что работаешь здессь! Так что луччше сиди молча и не разевай пассть!

- Но сэр, я же...я хотел, как лучше...эх. – «щенок» виновато понурясь побрёл на своё место.


- Я всё одного понять не могу. – Томсон пробубнил из-под раскрытого кожуха голографического проектора, в котором подстраивал оптику. – Скажите, как наш образец умудрился пройти сквозь все двери, замки. При том, что мы запрашивали изолирование целых секторов! Мы вот, со Спарки, здесь уже с год работаем, а нам даже третьего уровня допуска до сих пор не выдали...Эдвардс, помоги!

«Барсук» нехотя поднялся и, ухватив своего коллегу за пушистый хвост, волоком вытащил из недр аппарата, затем подал ему полотенце из микрофибры, обтереть морду от пыли.

- Мну и сам посстоянно задавался эттим же вопросом. – Крыса спрыгнул с коробки и прошёлся вокруг круглого стола, чуть не споткнувшись об лежащего на полу Томсона.

Поскольку проектор не работал, грызун подошёл к стене и стал рисовать когтём прямо по её пыльной поверхности.

- Вот эттот коридор десятого сектора. Здесь – мы, а здесь – толпа идиотов-охранников, во главе с идиотом-Ральфом. Отсступать ему некуда, позади только дверь лифта. Та самая, которую мну заблокировал тут же, как приехал на лифте сам. Но, тем не менее, она его пропусстила назад, другого объяснения у мну нет, куда он мог исчезнуть!

- Но как же это возможно? – Томсон чихнул и высморкался в полотенце.

Крыса задумчиво теребил своё оставшееся ухо.

- Боюсь, госспода, какая-то «крыса» завелась среди насс. Причём обладающая настолько высоким уровнем допуска, что запроссто может вносить изменения в идентификационную базу данных.

- Но кто же это может быть, начальник?

- Да, кто же? Самому было бы интерессно знать!


Внезапно Крысу прервал видеовызов внутренней связи. В окне связи, заслонив Эдвардса, появилась расфуфыренная мордаха какой-то самки-секретарши со стрижкой на манер пуделя и декоративными имплантами – подсветкой бровей. Судя по её внешности, а также по обстановке вокруг, вызов шёл из административного корпуса. А судя по кислому выражению на морде, ей явно не доставляло удовольствие необходимость снизойти до разговора с какой-то там «лабораторной крысой» из производственных корпусов.


- Мистер Сан, через три часа совет директоров и лично господин Хорфильд просят вас подойти в конференц-зал на экстренное совещание. Убедительная просьба не опаздывать. – промямлила самка и тут же отключилась.


- Так...началоссь. – прошипел мрачно Крыса и поправил повязку. – «на ковёр» вызвали (26)!

В отсеке на минуту воцарилось гробовое молчание. Томсон, сопя, собрал инструменты и отвернулся, не зная, что сказать.

- Сслучае чего, ффсе помнят порядок смены иерархии? Надеюссь, что нарушений субординации не будет. Ну что, Эдвардс, ты, ведь, так давно эттого хотел? Поссмотрим, как тебе самому понравится в шкуре начальсства!

Крыса презрительно сплюнул. – Мну надо зайти в ссвой отсек.

Ушастый грызун потопал по направлению к выходу, по дороге напяливая халат на узкие плечи.

- Но сэр...я правда сочувствую!.. эх, он всё равно не поверит. – «барсук» только головой покачал, прекрасно зная характер своего начальника.

- Эй, эй, подождите! Нельзя же так! – Ральф, чуть не плача (если бы он в принципе мог плакать своими «стекляшками») вскочил и побежал за Крысой следом.


Личный отсек Крысы находился буквально двумя уровнями ниже центрального отсека, по соседству с рабочими помещениями, и тонкий след специфического запаха искусственной органики подсказывал Ральфу, что его начальник отправился именно туда. Прямо по винтовой лестнице, через плохо освещаемый главный коридор седьмого сектора, мимо очистных станций. Поговаривают, что и сам этот личный отсек когда-то был обычным подсобным помещением, которое позже немного расширили и снабдили жизненно необходимыми коммуникациями.


- А ведь он рассказывал, какими общительными и социальными были его сородичи. При том, что сам живёт теперь полным отшельником. Бедняга, ни близких, ни родных... - Ральфа ужасно мучило чувство вины за произошедшее.

Полукруглая дверь в отсек оказалась открытой настежь, и Ральф осторожно заглянул внутрь. Крыса, задрав хвост, копался под обшарпанным пластиковым столом, вытаскивая из-под него какие-то пробирки, обломки древних печатных плат, стопки пластиковых листов. Несколько стоек с аппаратурой, стоящих рядом, было раскрыто, и из них торчали перерезанные провода и выломанные с корнем пыльные блоки.


- Порядок навожу, видишь? – не оборачиваясь, ответил грызун - Чтоб поссле Крысы кто-нибудь зашёл к нему в норку, а у насс тут ффсё хорошо и ничего «лишшнего». А только то, что должно здессь быть по правилам. Ессли ты понимаешь, о чём мну.

- Эм...пока не совсем. – пожал плечами «щенок».

- Тем луччше для тебя. – Крыса вылез из-под стола и ловко, с хрустом сломал о колено какую-то старую механическую руку. – Флюра не видал?

- Нет, не видал. Знаете, он, кажется, пошёл с утра со своими коллегами вычислительный кластер в цеху смотреть. Говорил, беда какая-то там...но это всё, что я слышал. – «щенок» поднял с пола погнутую табуретку и уселся на неё, ожидая, пока его собеседник освободится.

- Яссно. Чего тебе ещё тогда надо? – Крыса задумчиво отправлял пластиковые листки в уничтожитель документов, один за другим. Машина, причмокивая и пуская лёгкий дымок, превращала «лишние бумажки» в расплавленный пластик, стекающий в поддон.

- Ну...- Ральф замялся и опустил взгляд. – хотел ещё раз попросить прощения. Честно, да, порой я много чего делал не так, но я всегда...хотел быть полезным и помогать вам. Ведь здесь у меня никого нет ближе вас. Я никогда этого не говорил, но...спасибо за то, что тогда подарили мне жизнь.

- Этто ффсё? – Крыса с отстранённым безразличием продолжал потрошить свои документы.

- Наверное, да. – Ральф печально вздохнул и встал, собираясь уходить. – Я, правда, хотел вам ещё показать кое-что. Статейку в газете увидел недавно. Я ещё раньше хотел показать, но вы как-то были заняты и...а теперь, наверно, уже не важно.

- Ты по-прежнему читаешь газеты? Пфёфф, как примитивно. И когда ты научишься читать новости прямо в сети? – также безразлично ответил грызун.

- Мне так как-то привычнее. – Ральф немного приободрился. – Просто я, когда прочитал, то подумал, что может быть всё и не так плохо будет с нашим проектом. Может быть, нашим заказчикам будет уже скоро и вовсе не до него. А раз так, наше начальство, может быть, и простит нам наши недочёты?

- О чём этто ты? – Крыса отложил свои бумажки и вопросительно уставился на подопечного.

- А вот! – «щенок» торжественно выудил из кармана сложенный несколько раз пластиковый экран газеты. И разложив его, немного погрел лапами, чтобы активировать изображение. – посмотрите-ка этот подкаст. «Союз Семи Звёзд на грани распада».

- Подумаешь, у них там чуть ли не каждый день передел влассти. – недоверчиво ответил TLD, однако подошёл поближе, заглядывая в газету.

- Но тут другой случай. Знаете, похоже, несмотря на то, что наши дела с «Союзом» строжайше засекречены, что-то об этом стало известно и простым гражданам. Да и правительство у них, оказывается, не такое уж однородное. И у них там есть определённые силы, которые не одобряют официальную политику. – «щенок» тараторил, пытаясь объяснить, как он понял прочитанное.


Газета оказалась обычным новостным приложением к «Psionis Daily», сообщающим об основных политических событиях в мире. На развороте маленький трёхмерный ведущий рубрики, деловито шевеля усами, рассказывал о подробностях знаменитого конфликта на периметре «Холодной Луны», ранее неизвестных общественности.

- ...как сообщило в своём официальном интервью командование «Национальной освободительной армии саблезубых братьев», их отряды смогли подойти к указанному периметру лишь спустя четверо суток из-за проблем с очисткой воздуха. Но никого сопротивления при этом оказано не было, поскольку союзные войска были уже давно разгромлены неизвестной им силой. В доказательство они приводят видеозапись, снятую, по всей видимости, бортовой камерой одной из БМП Союза. На ней видно, как на патрулирующий отряд нападают сильные и хорошо вооружённые существа. Принадлежность их к какой-либо нации или компании, занимающейся услугами поставок наёмных войск, пока не установлена. «Саблезубые» утверждают, что таким образом Союз проводил на своих гражданах испытания своего новейшего секретного оружия. Либеральное крыло Союза во главе с заместителем генерального консула и министром иностранных дел уже выразило своё недоверие правящей верхушке, обвиняя её в нарушении целого ряда...


- Вот же журналюги, ффсё раскопают! – то ли с досадой, то ли с восхищением проговорил Крыса. – Ведь эти гады даже нам с честными наивными глазами заявляли, что воевали там против эттих своих повстанцев. А на самом деле...эксспериментировали на себе. Интерессно, знал ли Хорфильд об эттом? Наверно знал. Не из тех эттот старый засранец, кого можно обмануть в таких вопросах.

Слегка пнув задом Ральфа, он сам устроился на половине табуретки и стал смотреть дальше.

- ...как мы уже сообщали в предыдущем обзоре, в данном конфликте погибли такие выдающиеся личности, как ротмистр Редж Бек и командир отряда «Бесстрашные тигры», трижды национальный герой, капрал Аджит Шям Пит, более известный в войсках под кличкой «Малыш Пит», а за рубежом своей родины – как «капрал Питер». Правительство отказалось выдавать тела жертв конфликта близким родственникам, в том числе тела означенных личностей, аргументируя это подозрениями в предательстве. Сейчас местоположение тел погибших не известно. Союз ветеранов войны уже выразил свой официальный протест против...


Крыса от неожиданности чуть не свалился со стула и вытаращил в экран свои глаза-«стекляшки».


- Да быть не может! Ох ох о-ох...Ральфи, поссмотри-ка на мордочку эттого милого «героя». Никого он тебе не напоминает? – Крыса перемотал запись немного назад.

- Не знаю, по мне так все эти «имперцы» на одно лицо. – Ральф не понимал, чему вдруг так удивился его начальник.

- Понимаю, для многих из васс и «крысы» были на одно лицо. А мну этту морду, знаешь ли, где угодно узнает!


Крыса, хихикая, приподнял голову «щенка» за подбородок и внимательно глядя в глаза, произнёс:

- А ведь мну никто не верил, что с тебя может выйти толк. Называли тебя слишшком молодым, слишшком неопытным, самонадеянным. Вот за что Крыса тебя любит, так этто за то, что ты порой замечаешь то, чего не замечают другие. Причём сам, порой, не отдавая эттому отчёт.

- Нет, я всё же не понимаю - Ральф в очередной раз пожал плечами.

- Потом поймёшь. – с этими словами Крыса схватил газету и, сорвавшись с места, опрометью помчался куда-то вдаль.

- Сэр, вы забыли закрыть дверь! И...а мне-то что теперь делать? – Ральф, выглянув из отсека, проводил взглядом своего начальника.


Путь до центрального маршрутизатора станции предстоял неблизкий, а времени оставалось уже в обрез. Крыса торопился, перебираясь по поручням по направлению к очередному лифту. А в обратную сторону, по направлению к производственным секторам, вовсю спешили работники ремонтного отдела, медицинский персонал. Двигаясь вместе и синхронно, мимо пронеслось несколько вооружённых отрядов внутренней охраны.


- Ффсё интересснее и интересснее...хмм. – Крыса достал из кармана беспроводную точку доступа и запросил сеанс связи со своим коллегой из «Отдела исследований форм жизни».


- Да, мистер Крыс? – Графт ответил буквально через пару секунд.

- Как же приятно иметь дело с теми, кто устроен так, что всегда на связи! – ухмыляясь, подумал Крыса и ответил – Просстите, что беспокою, но сейчасс, как ни странно, нужна ваша помощь. И срочно!

- Буквально через пять минут я в вашем распоряжении. А что стряслось? – Крыса в очередной раз ухмыльнулся, услышав после ответа характерный шум спускаемой воды в туалете.

- Помните, может быть, того красаффчика, которого нам как-то раз отправил на «исследования» «Союз Семи Звёзд»?

- Как не помнить? Разумеется, помню, мистер Крыс. – ответил Графт пыхтя.

- Так вот, у васс сохранились приёмные и трансспортные накладные на него? Можете их сбросить Крысе минут, хотя бы, через 10?

- Без проблем, мистер Крыс. А что там у вас стряслось?

- Потом поясню подробнее, сэр. Пока скажу только одно: ффсё этто время мы с вами, похоже, были марионетками в чужих лапах. И сами эттого не подозревали. Будто кто-то сстоял за спиной у каждого из насс и диктовал нам, что делать.


А в это время, в IT отделе Корпорации творился хаос. Флюр, схватившись за маленькие уши, стоял, склонившись над трупами своих коллег, лежавшими посреди помещения. В то время как оставшиеся работники, разломав декоративное оформление, скрывавшее под видом стен за собой электронную начинку отдела, всеми силами пытались отрезать цеховой кластер от внешнего мира.


<22>


Схватившись за распоротую грудь, тяжело шатаясь из стороны в сторону, Питер уносил ноги прочь, оставляя за собой маслянистые следы коричневой жижи на белоснежной поверхности стен. По пустынному, извивающемуся, словно хирургический катетер, коридору, в потоке ровного, мертвенно бледного света и пёстро сверкающих голограмм. Доносившиеся из-за спины истеричные вопли на чуждом языке гулко отдавались эхом в черепной коробке. Кто он теперь? Робот, зомби, монстр? Такой же, как и эти «доброжелатели» с тесаками в лапах? Как теперь жить?... Приветливо «динькнув», двери лифта внезапно распахнулись сами собой прямо перед носом бегущего «тигра», готового уже было с размаху врезаться в них. Питер ввалился в кабину и наугад долбанул кулаком в сенсорную панель.


- Тихо Пит, прекращай панику, мать твою...сдохнуть всегда успеешь. - пробормотал он, медленно съезжая по стенке на пол. Вдалеке показались призрачные тени преследователей, гнавшихся за ним следом, и тут же скрылись за захлопнувшимся дверным проёмом, – эх, пивка бы сейчас! В глотке пересохло...


Машинально он поднёс окровавленную лапу к морде и понюхал. Густой нефтяной запах ударил в нос, абсолютно такой же отвратительный, как в той комнате, где он очнулся!


- Ну зашибись теперь! – сплюнув на пол, десантник медленно поднялся и начал сосредоточенно вышагивать по кабине, словно полководец, обдумывающий план боевых действий.

- Наш ротмистр...как его звали-то, черт...- в памяти всплывала суровая клыкастая морда в плюшевой шапке с прорезями для ушей. – Ну так вот, как он любил поговаривать? «Пока живы – выход всегда есть. А сопли лить потом, после «дембеля», будете!»


Дурацкая фраза, всплывшая из глубин памяти, неожиданно ободрила, вселяя какое-то подобие уверенности. «Тигр» попытался зализать раны, но мерзкий привкус собственной «крови» заставил его бросить это занятие. Тем временем, по мере того, как лифт перемещался в неизвестность, сила тяжести под лапами становилась всё слабее и слабее, пока наконец «тигр», охнув, не взлетел к потолку.


- Ээ...ага. Вот сейчас бы совсем не хватало ещё вылететь за борт этой грёбаной базы и превратиться в маленький странствующий астероид, блин!


Однако за открывшимися дверями оказался не космос, а очередной мрачный тоннель из пластика и стали. Хоть и не совсем такой, как предыдущие. Сероватая, на вид очень толстая и прочная трубчатая поверхность была усеяна поручнями для передвижения в невесомости. Теряясь в голографических надписях на непонятном языке, по ним карабкались туда-сюда разношёрстные работники-«зомби», напоминающие тех, что встретились Питеру в рабочих отсеках.


- А, этих дурачков можно не бояться. Только бы патруль не встретить опять...о, погоди-ка, старик. Уж не швартовочный ли это отсек у них?! – Питер, закрыв глаза, пытался вспомнить устройство штурмовых кораблей, сбрасывавших десант на Холодную Луну. Однако в голову лезли лишь посторонние воспоминания. Словно живой, перед его внутренним взором вновь вылез тот самый лопоухий «синтет», рассказывающий «сказки про госпиталь».


– Госпиталь, говоришь? Да моргом такой «госпиталь» зовётся, вот что! Знаю я, что остаётся от пехоты после первого же залпа. Куски развороченных туш, оплавленный металл на месте бронемашин вперемешку с превратившимся в стекло песком!

- Так как же меня, по твоему, должно было «завалить», чтобы не превратиться в бифштекс? «Курганом боевой славы» в пару сотен метров высотой, а?! – зарычал он в пустоту. Но лишь тихий гул вентиляции был ему ответом.

Кряхтя и отпихивая локтями встречающихся по пути рабочих, «тигр» полез по направлению к зияющему чёрным резиновым уплотнителем отверстию в конце тоннеля, скрипя когтями по металлическим поручням. Что эта нежить пыталась с ним сделать, ради чего? Одно ясно – раз его пытались убить, значит, что-то пошло не так. Значит, они боятся его! А раз так, значит, им есть, чего бояться!


Питер пролез в отверстие и опасливо осмотрелся. Так и есть, это был стыковочный шлюз! Два, явно разнородных металлических кольца, обёрнутые толстыми уплотнителями, тихо шипели вытекающим в точках соприкосновения воздухом. А за ними оказался до боли знакомый швартовочный отсек десантного транспорта «Союза», с фиксаторами для пехотинцев и квадратными металлическими стенами, раскрашенными под цвета «хакки».


- Наш корабль здесь? Но...как?! Чёрт возьми, никогда не поверю, что наши сотрудничают с такой падалью! Хотя, может, эта посудина уже и не нашим принадлежит?.. Ай, да пофиг! По крайней мере, угнать смогу. Если уж и подыхать, так лучше в космосе, чем в лапах этих ублюдков!


Но только он сделал шаг внутрь, как вдруг, звякнув стальными пружинами, с потолка выскользнула прозрачная перегородка и заблокировала путь. Питер, было, метнулся прочь, но тут же вторая перегородка, лязгнув, отрезала путь назад. Ловушка! Словно тигр, загнанный в клетку, рыча и матерясь на отборном «имперском», Питер отчаянно забарабанил в прозрачную преграду, скрипя когтями по гладкой поверхности прозрачного металлического сплава.



Услышав сигнал тревоги, напоминающий по звучанию прокуренную хриплую отрыжку, Вандермейр неохотно отложил газету, которая тут же уплыла куда-то в сторону, подхваченная сквозняком. Потеряв тактильный контакт, красочный заголовок издания «Psionis daily» на родном для него немецком диалекте стал гаснуть, превращаясь в мутный лист пластика. Он вообще не доверял чужой технике, кораблям, а особенно, не доверял он «проклятым торгашам без роду и племени», коими в его понимании были все трансгалактические корпорации, торговые и промышленные объединения, да и вообще все, кому приходится платить за услуги. И поэтому, остановившись на чужой станции, сразу же уведомил её хозяев, что о любом визите должна быть предупреждена охрана. Или он сам лично. И чтоб никто не смел соваться в его корабль без предупреждения!


-Дитрих, проверьте, что там – бросил он через плечо, с причмокиванием поглощая из тюбика сгущённый кофе.

-Так точ-чно, герр Пирс! – бодро отрапортовал закованный в броню стражник.


Вандермеер ухмыльнулся своей придумке. Отличный способ проверить на честность новых деловых партнёров, оставив входную дверь открытой! Хотя...да, о какой такой «честности» можно говорить в бизнесе? О соблюдении субординации и договорных обязательств, разве что может быть.

Дитрих, меж тем, пинками и укусами за уши будил отдыхавших с дежурства солдат, дабы проверить попавшего в зону контроля нарушителя. Проглотив ещё немного кофе, Вандермеер подключился к каналу связи своих подчинённых, и имплант в затылке изобразил перед его глазами полупрозрачную картинку с шлема одного из солдат Дитриха, протискивающегося в швартовочный отсек. Здоровенный «тигр», трепыхаясь в невесомости, отчаянно пытался выломать преграду.

- Ээ...дерьмо! - прокомментировал один из солдат, остановившихся прямо перед прозрачной перегородкой.

- «Имперец» агрессивный, накачанный, на нас злобно рычащий. – быстро уточнил другой, наводя ствол манлихера на пленника. - Что это, герр Дитрих? Почему нас не предупредили, что у нас будут гости?



Невысокие, закованные в чёрную угловатую броню фигуры, напоминавшие коренастых хвостатых роботов, столпились перед ним, звонко щёлкая по полу магнитными подошвами. Но роботы не разговаривают. А эти, судя по всему, живо обсуждали произошедшее, глухо переговариваясь между собой.


-Ahm...scheisse! – громко высказался один, приложив перчатку к голове.

Другой, на чьей броне виднелись золотистые полосы, не спеша опустил пушку. По-видимому, он был главным в отряде.

-Beruhigen sie sich sofort! – неожиданно властно рявкнул он, — Wer sind Sie? Woher kommen sie? Antwort! (Успокойтесь! Кто вы? Куда идёте? Отвечать!)

-Что? – яростно рыкнул Питер, – а ты ещё кто такой, мать твою за ухо?!

Эти тоже говорили непонятно. Но приглушённая костюмами, обрывистая речь явно отличалась от той, на которой говорили те, в белых халатах.

-Ich verstehe sie nicht... — отрезал всё тот же властный металлический голос, и, кивнув стоящему рядом с ним бойцу, произнёс, — offnen die tur! (Ничерта не понял... Открывай дверь!)

-Jawohl! – второй быстро провёл перчаткой по маленькому пульту на стене, и прозрачная перегородка стала подниматься.


Недолго думая, оттолкнувшись от оставшейся преграды, десантник прыжком метнулся на них. Их стволы имели спусковые крючки, а значит, ими-то он хотя бы знал, как воспользоваться. Завладеть бы, хоть одним! Однако «робот» с золотистыми полосами ловко пригнулся и ухватил нападающего за хвост. Другие, неспешно стуча подошвами по полу, уверенно окружили «тигра» и начали колотить его по чём попало, жужжа механикой защитных костюмов. Очевидно, эти зверюги умели воевать в космосе, и у Питера не было ни малейших шансов, будь он хоть в тысячу раз сильнее.

-Твари!!! Так нечестно! – заорал «тигр», пытаясь стряхнуть их с себя. За что тут же получил прикладом промеж глаз. Хвостатые охранники без особого труда перевернули синтета в воздухе, заломив ему лапы за спину, и надели самозатягивающиеся наручники из композитного волокна.


-Es zu melden!!! – холодно сказал тот же спокойный металлический голос (Доложите об этом!!!)


Солдаты были весьма растеряны. Для диверсанта нарушитель не имел даже минимальной экипировки. Более того, похоже, он был серьёзно ранен. И вполне возможно, находился в состоянии шока. При том, что это был самый настоящий «имперец». Заклятый враг, с народом которого они воевали вот уже столько лет, добиваясь независимости! Какой реакции ждать теперь от господина Вандермеера, чей покой был столь возмутительно нарушен перед предстоящими деловыми переговорами? Да и вообще, чем теперь закончатся переговоры, в свете произошедшего инцидента?



03:20 по UTC. Усталый, засыпающий на ходу Флюр наконец-то добрался до своего отсека и стал нашаривать на ощупь сенсорную панель освещения. На видеопотолке, симулирующем чернеющее звёздное небо его родной планеты, возникло яркое светящееся пятно, служившее импровизированным светильником. Ведущий программист с трудом стянул помятый испачканный пиджак, попытался повесить его на вешалку, но промахнулся.


- Тьфу, проклятье! Хорошо ещё наши самки не видят меня в таком состоянии. Совсем докатился до лапки, с этой работой...


Флюр что-то ещё пробормотал про себя и, так и не подняв пиджак, прошёл в комнату и устало шлёпнулся на диван. С минуту он лежал так, закрыв глаза и пытаясь прийти в себя. Душу мучительно терзала боль утраты. Несколько коллег, друзей скоропостижно погибло прямо у него на глазах. И ради чего? Призраков в машинах? Неудачного эксперимента? А ещё прошёл слух, что его лучшего друга вызвали «наверх», давать отчёт о произошедшем.


- Прости, ушастый приятель. Знаю, как ты относился к тем, кто тебя подставлял, но если можешь, прости всё же...эх, видимо, придётся теперь жить с этим как-то дальше. Или же...?


Расстегнув воротник, TLD стал нащупывать свой металлический ошейник. Просунув под него палец, провёл с обратной стороны по рифлёной поверхности кнопки.


- ...нет, не могу. Не могу я этого сделать...тьфу, тряпка я, и больше никто! Нет-нет, надо просто успокоиться и прийти в себя. И привести себя в порядок.


Флюр поднялся с дивана и подошёл к гардеробу, встроенному в одну из стен. Переодевшись с банный халат, усталый разработчик направился в ванну, сопровождаемый светящимся пятном на потолке. Зеркало над раковиной привычно поприветствовало своего владельца и вывело на экран список последних новостей и курс валют.


- Спасибо, я сегодня не в состоянии что-либо читать. – промямлил тот, намыливая сонную морду. – и зеркало убрало всю информацию, оставив только отражение и маленький дисплей часов в углу.


Подняв взгляд, Флюр покосился на своё отражение...и вдруг испуганно уставился в него. Прямо за его спиной, облокотившись в дверном проёме, стоял его «двойник». Тот самый, что явился на экране в серверной. Бледный, словно смерть, с пустыми глазницами и недоброй ухмылкой. Флюр резко обернулся, но там никого не оказалось.


- Тьфу, померещилось... - проговорил он, приглаживая вздыбившуюся от страха шерсть на загривке. – Ещё бы. Теперь эта морда, наверняка, всю оставшуюся жизнь мне в кошмарах сниться будет. О...а это ещё что?


Только сейчас он заметил, что его сенсорный столик в комнате засветился. Обтерев морду микрофибровым полотенцем, программист подошёл взглянуть на него. Неведомо кем открытое окно видеосвязи показывало трансляцию с камеры одного из швартовочных отсеков. Знакомый мускулистый «тигр» карабкался по направлению к настежь открытому шлюзу, по дороге рыча и разгоняя местный персонал.


- Пфф, нет, пожалуй, на сегодня с меня всего этого хватит! – Флюр, почти наугад ткнув пальцем в экран, закрыл окно и, повалившись на диван, вскоре забылся тяжёлым сном.


<23>


- Итак, я в сотый раз повторяю, кто компенсирует мне расходы за понесённый ущерб? Кто платить будет, я вас спрашиваю?! Что молчите, молодые звери? – тучный белый «лабрадор» в стильных тёмных очках-маске, вживлённых прямо в морду, и тёмно-синем пиджаке, с трудом застёгивающемся на пузе сверкающими алмазными пуговицами, требовательно стучал холёным кулаком по столу.

- Чего раскричался-то так, Йерн Петрович? Тебя как послушаешь со стороны, так можно подумать, что собираешься платить из собственного кошелька? – маленький, на вид очень старый и щупленький «крыс», хихикая, достал из кармана пыльного пиджака платок и обтёр вспотевшую лысину – вот, прими-ка «успокоительного»!


«Крыс» провёл сухой костяшкой пальца по лакированной поверхности стола, выводя замысловатую команду-жест. И уже через секунду перед носом недовольного акционера появился хрустальный стакан коньяка с плавающими в нём ледяными кубиками.


- Да не могу я успокоиться, Эми, понимаешь? Мы и так уже две поставки по «восемьдесят восьмому» проекту сорвали! По «Ястребам» ОКР стоит. А Заказчик аванс уже перечислил. – «лабрадор», пыхтя, опрокинул содержимое стакана себе в рот - Вот если спросят теперь, как у нас дела, что мне им сказать?

- Как что? То же, что и обычно! – главный научный консультант очаровательно улыбнулся, обнажив желтоватые резцы. – «За документы вы уже заплатили, а за товар – ещё нет. Утром – деньги, вечером – стулья».

- А вдруг они возьмут вдруг, да и заплатят? Что на это скажешь?

- Э-э, «заплатят»... - «крыс» мило захихикал – как будто хоть раз они вовремя и платили?


- Не, ну если вопрос стоит о том, чтобы найти «стрелочника», со своей стороны не вижу в этом никаких затруднений! – ухмыляясь, отозвался технический директор, раскачиваясь на стуле и теребя в кулаке тяжёлые металлические чётки. Молодой, спортивного телосложения «волк» с маленькими подслеповатыми глазками и явными захмычками «крутого бизнесмена».


В полумраке пустынного конференц-зала горел всего один прожектор, отбрасывая слепящий люминесцентный свет на крышку широкого дубового стола, выставленного посреди подиума. Морды восседающего за ним истеблишмента почти скрывались в тени, отчего деловая встреча высокопоставленных господ напоминала скорее сходку тайного кружка заговорщиков, чем рабочее совещание. Сам господин Хорфильд, мрачный, словно грозовая туча, молча прохаживался во мраке позади кресел, недовольно сопя и косо поглядывая на коллег. Одноухий Крыса также сидел среди них, положив на стол задние лапы и вообще, судя по поведению, как будто имеющий принадлежность к их «касте». Однако неуверенность, неплохо скрываемая манерами, всё же читалась во взгляде его искусственных «стекляшек» и пальцах, нервно постукивающих по подлокотнику кресла.


- Знаете, уважаемый, найти к-крайнего – дело нехитрое. – изредка заикаясь между затяжками никотинного ингалятора ответил седой «хорёк» - Мы тут с вами, господа, тоже прош-ляпились будь здоров как!


Главный юрист нацепил на нос старомодные очки в гибкой полимерной оправе и начал листать стопку пластиковых распечаток, которую принёс с собой.


- Вот. Открываю страницу сто пятнадцатую рекомендаций по продаже высокотехнологической продукции Консультационной Группы отдела ОЭСР при Межгалактическом Совете Наций от двадцать пятого января сего года. И здесь ч-чёрным по белому написано: «При составлении договора о проведении исследовательских работ рекомендуется оговаривать права и обязанности сторон на случай возникновения нештатных ситуаций и иных обстоятельств, прямо или косвенно вызванных недостаточными знаниями о предмете исследований». Господин Ёсида, допустим, эт-ти технари кроме своих железок ничего не знают, но вы-то хоть могли бы пролистать текст перед сдачей на подпись? Это же уст-тоявшая практика, черт побери!


- Ксо!...Читал, листал лично. Проверял! Всё было в порядке. Ёсида-сан всегда всё тщательно проверяет, или вы что, не верите? Буккоросьтэ н-да нэ, кокоро симай ё ни-и! – коренастый «панда» в блестящем халате был жутко возмущён намёком на его некомпетентность.


- Хмм, а сскажите-ка, Ньюэрэбл, финальная версия документов была подготовлена когда? В тот период мы уже работали над проектом? – спросил Крыса, чтобы хоть как-то развеять подступающую скуку.

- С-овершенно верно. А что вы этим хотите сказать?

- Ууу...боюсь, госспода, нам сстоило бы полностью перепроверить содержание документов полносстью! И на сохранность подписей и контрольных сумм смотреть бесполезно. Возможно, оттуда пропало и ещё что-нибудь, не менее важное. А может, и добавилось что-нибудь лишшнее! – Крыса с серьёзным видом поправил повязку на голове.

- В смысле ты думаешь, это опять той хреновины в кластере проделки? – ответил «волк». – блин, а ведь Клэй доставал всё меня, мол, «компьютерщики пришли, хотят чего-то исправить»... Во, а может, как раз их-то нам и «нагнуть», как следует? Их техника – пускай сами и разбираются с ней, фиг ли мы им бабки платим?!


- Ну а ты что предложишь, «светило науки и техники»? – «лабрадор» ткнул пальцем в сторону Крысы.


- Предложить? Хмм... - грызун задумался, помахивая длинным хвостом. И вскоре продолжил свою мысль, тщательно подбирая слова. – Да, мы могли бы уссловно обозвать ту, или иную особь виноватой в том, что она «выпусстила джинна из бутылки», но ведь этто не вернёт нам даже малой чассти упущенной прибыли. Верно? Как мну уже поясснял, очевидно, что начиная с определённого момента ффсё, что происходило у насс на станции, находилоссь под полным контролем со стороны...не знаю, как будет грамотно этто назвать. Сгенерированный разум? Или отпечаток «иных миров»? Или проссто программная ошибка. Но мы даже понятия не имеем, что этто, какие у него цели и намерения. Таким образом...эмм, думаю со мну ффсе присутствующие согласятся, что, по большому счёту, выход из ситуации у насс только один. Нет иссточника проблемм – нет и самих проблемм. В противном сслучае, мы рискуем потерять гораздо больше.


На секунду воцарилось гробовое молчание. «Хорёк» закашлялся, подавившись никотиновым дымом.


- Это звучит, как приговор. Не находишь? – Хорфильд остановился позади Крысы, облокотившись на спинку кресла – Для кого-то ушастого и хвостатого!

Крыса неуютно поёжился, но, тем не менее, сумел сохранить самообладание и невозмутимое выражение на морде.

- Вы сами знаете, госспода, что корпоративные интересы для мну ффсегда были превыше личчных мотивов!

- Ну допустим, допустим мы похороним этот дурацкий проект - ответил «лабрадор», состроив кислую мину. А что мы «Союзу» скажем? Это ты уже придумал?

- Вообще-то пока ещё нет... - замялся грызун – Вот над эттим как раз сейчас мы и работаем.


- Здрасти всем, кого не видел. – пузатый, похожий на одетый в костюм белый пушистый шарик, финансовый директор Корпорации вынырнул из темноты и плюхнулся на своё место.

- Ну, что у нас на фронте? – шутливо спросил маленький «крыс».

- А вам как, вежливо ответить, или как обычно? – огрызнулся «песец» - Ну что, признавайтесь, какой недалёкий умом зверёк позвал вчера к нам в гости соплеменников вот этого уважаемого кандидата наук?!


«Песец» указал пальцем в сторону пожилого «крыса».


- Ну, в частности, я, а что? – ответил Хорфильд. – Откуда-ж нам было знать, что у вас тут творятся такие интересные вещи? – серый «лис» наигранно засмеялся и вопросительно уставился на коллегу.


- Да ничего, всё замечательно. Только вот сегодня ночью этот ваш прототип забрался к ним на корабль! Те, понятное дело в шоке, откуда их враг на нашей территории? Требуют объяснений, выходить на переговоры отказываются.

- Что? Как до шшлюзов-то он пролез?! – Крыса безуспешно просматривал журналы службы безопасности.

- Ну? А ведь ваш опытный образец не дурак! Знал ведь, у кого спрятаться! – то ли с восхищением, то ли с иронией воскликнул маленький «крыс».

- Черт знает что! – «лабрадор» с досады схватился за голову – Теперь нам ещё не хватало, чтобы «Союз» узнал о торговле с их врагами.

- Да никто ничего не узнает, Йерн Петрович. Если, конечно, ты сам ничего им не расскажешь? – улыбнулся научный консультант – А вы что-то хотите спросить, молодой синтет?

- В общем, да...- Крыса хитро ухмыльнулся, задумчиво вращая ухом – Этти, наши новые заказчики, они сслучаем не те пресспешники «саблезубых»? Знаете, коллеги, есть одна идея у мну. А что, ессли нам не проссто замять ситуацию, а попробовать сыграть на территории того самого «неччто», которое расстроило наши планы? А может быть, даже и переиграть его? Правда...этто несколько рискованно, и мну потребуется в эттом ффсесторонняя поддержка. Мну даже не уверен, стоит ли нам ввязываться в этто?..ой!


Крыса вздрогнул, когда Хорфильд положил ему лапу на плечо, давая почувствовать когти через халат.

- Давай уже, рассказывай, чего придумал?...хуже-то всё равно нам катиться некуда! – произнёс он, наиграно смеясь. Все присутствующие поддержали «остроумие» своего босса, одобрительно улыбаясь.


<24>


- Герр Пирс, докладываю, пленник был доставлен в карцер, крепко связан и под охрану поставлен. На контакт идти отказывался, рычал, на «имперском» громко матюгался. Пришлось применить к нему наши стандартные усмирительные меры – Дитрих, взявшись обеими лапами за шлем, со щелчком провернул его и снял, расправляя маленькие вспотевшие уши. Но знаете...наши хирурги говорят, что он, на самом деле, вовсе не является тем, за кого мы его приняли!

- Не понял? Что вы имеете в виду? – Вандермеер уставился на подчинённого.

- Они утверждают, что это искусственная форма жизни. Напоминает продукцию той самой компании, у которой мы сейчас находимся, да не совсем. Импланты практически незаметны даже на рентгеновских снимках, да и физиология удивительно точно повторяет среднестатистического «имперца».

- Бред. Что это? Попытка диверсии?

- Не могу знать, Герр Пирс. – Дитрих в очередной раз вытянулся по струнке.

- Мда, ясно...что ничего пока не ясно. С нашей ставкой уже удалось наладить связь?

- Никак нет, герр Пирс. Мы слишком далеко от них, и сигнал проходит слабо. Да ещё и, к тому же, глушится работой мощных передатчиков этой базы!

- Плохо. - Вандермеер нехотя слез с пилотского кресла и пригладил проводки, идущие к выбритому затылку, чтобы не придавить их шлемом. – Ну что-ж, отведите меня тогда, хотя бы, к нашему смутьяну. Попробую что-нибудь вытянуть с него. Если, конечно, навыки их дурацкой речи не совсем растерял...


«Тигр» безуспешно пытался разорвать приковывавшие его к странной конструкции пластиковые ленты. Белый, неживой свет бил прямо в морду. Он видел только лапы одного из солдат, раскладывающего по подносам странного вида инструменты. Неужели снова на операционном столе? О господи, только не надо снова в этот ад! Лучше бы уж допросы, пытки. Что угодно, но не новые опыты! Но лишь глухое мычание донеслось из пасти, туго заклеенной липкой лентой.

Поляризационное стекло главаря, сверкнув зеркальной поверхностью, стало прозрачным, открыв под собой серую вытянутую мордочку. Чуть покороче и тоньше, чем у того безумного грызуна в белом халате, но всё же весьма смахивающую на неё. Серая морда «просверлила» своего пленника колючими чёрными глазками-бусинками и потянулась к инструментам.


- Черт, да я же знаю этих тварей! Это же те прихвостни «саблезубых». Тот самый маленький грязный народец, что поддержал их бунт! Ого, вот так попал. «Из огня да в полымя»!


Тем временем «грязный прихвостень» невозмутимо продолжал свою работу, что-то напевая про себя на грубоватом языке:

- Und das akan keine Plackerei,

- Wir schaffen zusammen,

- Sieben Tage lang,

- ja, schaffen zusammen, nicht allein...

Прохладный металл погрузился в рану, что-то выскабливая внутри.

- Oh, se-ehr interessant! Unglaublich, solche technologie...

И практически никакой боли. Лишь противное ощущение копающихся внутри лап, да наглая любопытная морда, глухо бормочущая про себя.


- Вот гады мелкие! Наверняка всё это выглядело так же, когда я очутился первый раз на этой проклятой базе. Господи, ну почему бы им всем просто не прикончить меня, наконец?!


Внезапно, лязгнув, в углу на потолке засветилась окружность открывшегося межблочного люка, в которую просунулась голова очередного коренастого «скафандра», покрытого сверкающими полосами знаков отличия.


- Guten tag? Я так понимай, ви говорить на «имперский» язык? – пробубнил «скафандр» с жутким акцентом - Ein moment...


- Вы уже закончили с ним? – обратился Вандермеер к специалисту, копающемуся в «тигриной» тушке.

- Так точно, накладываю последние швы. Никогда не видел ничего подобного! Не будь этих ран, даже я бы спутал его с чистокровным «имперцем».

- Недешёвая, небось, игрушка. Наши «обычные меры» вы приняли?

- Разумеется, всё сделано. Но, честно говоря, я не совсем уверен, что они будут эффективны против него. А точнее...я не уверен, способны ли эти искусственные существа чувствовать боль вообще!

- Ну, об этом ему знать вовсе не обязательно. Также, надеюсь, и нам не придётся проверять это на деле. Никаких инфекционных возбудителей обнаружено не было?

- Никак нет, сэр. Да и вообще, я очень сомневаюсь, что в подобной материи могли бы успешно развиваться какие-либо «обычные» микроорганизмы. Его кровь, по сути, сплошной антибиотик!


- Gott sei dank... - облегчённо вздохнул генерал-лейтенант и снял защитный шлем. Его примеру последовали и остальные присутствующие.


- Я приносить свой извинений за винужденные предосторожности. И с гордостью сообщай вам, что ваша жизнь только что быть спасён благодаря самоотверженный труд лучшего в мире полевой госпиталь несокрушимого отряда «Данкел», что верой и правдой служить великому братству Раттгард! – пафосно жестикулируя, продекламировал Вандермеер своему пленнику – Слово «Данкел», в переводе на ваш язык, означать - «тёмный». Видите цвет мой улучшенный сверхнадёжный костюм? Это много вам пояснять относительно смысла данный названий. А теперь, герр Курт, развяжите наш гость.


- Ах ты козлина облезлая! Дерьма «саблезубого» кусок! Давай иди сюда, поговорим!.. – заорал Питер тотчас, как «крыс»-медтех ловко срезал ленту на пасти. И тут же продолжил свою мысль в гораздо более грубых и настолько же менее пристойных выражениях.


-Ай ай ай, как некарашо! Попридержите ваш гнев, геноссэ, не то последствия будут очень неблагоприятными для вас. Наша беседа с вами записывается, и всё, что вы ляпнуть здесь, может являться составом для обвинительного приговора нашего самого справедливейшего в галактик военно-полевой трибунала! – с наигранной заботой произнёс «крыс». – Кстати, а что такое есть «козлина»?


-А ты меня своим «трибуналом» не пугай! – надулся «тигр» - «Бесстрашные тигры» никогда не сдаются! Слышал, быть может, про капрала Пита, героя Союза Семи Звёзд? Который мочил вашего брата на рудниках, на Холодной Луне, в песках на Джестон-сити? Так вот, он сейчас перед тобой! Аджит Шям Пит, собственной персоной! Ну, давай теперь, убей меня, отомсти за своих! Голову на кол насади, покажи по вашему «голосу свободы». Или как там называется ваш телеканал? Вы же присягу не давали, у вас там своя власть и свои законы? Может, медаль тебе ещё дадут, знаменитым станешь?

- Оу...найн. Убиват вас ми не в коем случае не намерен. – «крыс» начал смутно припоминать, что когда-то и правда слыхал такое имя. Но чем же так отличился этот самый Пит? Однако, хитро ухмыляясь, добавил – Но и ваша светлость, в благодарность милостивому братству Раттгард, будет вести себя хорошо и послушно!


С этими словами «крыс» начал сам не спеша распутывать своего пленника. Десантнику, казалось бы, оставалось лишь протянуть лапу, чтобы вцепиться в морду своего обидчика! Однако...не слишком ли самоуверенно себя ведёт серый наглец? Блефует? Вряд-ли. Наверняка они что-то задумали! Быть может, и этот умел при необходимости выдвигать лезвия из лап?


- Э...йа, чтобы быстрее помочь вам исправить ваш отвратительный «имперский» поведений, наш специалист, пока лечил ваш ра-ан, имплантировать вам электрошокер прямо в полосатый пузико. Так что, начиная прямо с этот момент, один нехороший слово - и ми вам сразу же делать током бо-бо! Ахх!.. – «крыс» изобразил трагическую позу.


- Черти хитрые, так и знал! – с досадой подумал Пит – Да, придётся не возникать, не то глумиться начнут. А то ещё, чего доброго, опять под нож положат.


- Ясно, я всё понял, не дурак. – подавленно произнёс он - Что у вас, грызунов? Садизм, в крови что-ли? Этот, белый, тоже «поиграть» со мной хотел. Хотя, пожалуй, он даже позлее вас будет. Вы с ним как, заодно? Или у вас тут отдельная «камера пыток»?


- О чём ви, кто есть «белый»? – Вандермеер совершенно запутался – в нашей расе все чистокровно серый цвет, как один! И ещё, прошу, не надо ассоциироват наш Раттгард с «Саблезубыми»!


Генерал-лейтенант ловко перепрыгнул «тигра» и со щелчком приклеился магнитными подошвами к потолку.


- Ви знаете, сколько лет ваш государство угнетать наш народ, а? Думаете, мы очень хотеть войны? Мы просто просить то, что принадлежать нам по праву! А ваши руководители что: В ответ они посылать на нас свои войска, убивать стариков, самок и детёнышей!..


Похоже, Вандермеер и далее бы увлечённо продолжал заниматься своим любимым делом – риторикой на политические темы, если бы в светлом проёме люка не показался озабоченный нос Дитриха. Начавшие было уже скучать, невольные слушатели генерал-лейтенанта встрепенулись.


- Разрешите обратиться, герр Пирс?

- Ну что стряслось, Дитрих, докладывайте?

- Местные запрашивают разрешение войти на борт. Похоже, это очень важная персона. Представился, как «председатель совета директоров корпорации BLi, Хорфильд».

-А-ха! – поднял Вандермеер указательный палец – Сам пришёл, объясняться. Хорошо. Впустите их. Я скоро буду.

- Кстати...интересно, а способно ли это существо питаться? Или ему не требуются даже такие вещи, как сон, еда, воздух... – рассуждал про себя инженер, бубня в растопорщенные усы.

- Но ведь это же легко проверить! – отозвался Вандермеер.


И обратившись к Питеру, добавил.

– Приношу извинений, я вынужден ненадолго покидать вас. Но позже мы обязательно продолжим наш интересный беседа! Если вы голодны, Герр Курт, с которым вы уже знакомы, с удовольствий может провождать в наш кампус. И больше не пытайтесь завладеть нашим оружий. И ещё, даже не сметь воротить нос от нашей пищи! А то будете оставаться без еды на неделю!


- А пива мне здесь не нальют? – сварливо поинтересовался он – а то от ваших речей уже тошно стало!

- Может и нальют, если будете хорошо себя вести. – подмигнул «крыс» - Пиво братства Раттгард – самое лучшее в мире! Bis bald, auf wiedersehen.


Подхватив под мышки, приземистые охранники повели неудачливого прототипа в пищеблок, живо обсуждая между собой случившееся.


<25>


06:15 по UTC. Небольшая делегация в составе Крысы, главного научного консультанта, а также самого господина Хорфильда, собралась перед выходом лифта, выходящего прямо в шлюзовой отсек для представительских, «элитных» космических судов. Начальник охраны, «ящер», похожий скорее на какое-нибудь мощное бронированное изделие Корпорации, чем на полноправного представителя касты «платиновых ошейников», указал на зияющее отверстие в конце тоннеля.

- Вот туда он и убежал. Несколько часов назад. – произнёс «ящер» синтезированным голосом, не раскрывая пасть – Ведём наблюдение, там дальше установлено что-то типа ловушки. Будьте осторожны. Сканируем каналы связи на всех частотах и видах излучений. Следует ли запустить «разведчиков» к ним?

- Не стоит. Однако, если мы не вернёмся через пол часа...- Хорфильд хмыкнул - Задраивай люки и режь пополам эту посудину к чертовой матери! Без вопросов и предупреждений. Ну что, пошли, поговорим? На твоём родном языке. – сказал он маленькому «крысу» в пыльном пиджачке.

- Ох, староват я всё же для таких дел!


Рослые FF74-4M подхватили его и Хорфильда, доставив прямо ко входу в транспорт. Серый «лис» ловко оттолкнулся от лап своих телохранителей и вплыл внутрь. За ним последовал и «крыс», пыхтя и отдуваясь, перелезая через шипящие уплотнители.

- Приветствую вас на борту научно-производственной станции космического базирования номер четыре, входящей в промышленную группу предприятий корпорации Блэк Лайтнинг! – произнёс он на чистейшем немецком.

- Ау-у! Есть кто дома? – шутя пискнул «крыс».


Прозрачная перегородка с лязгом выдвинулась прямо перед мордой великого капиталиста, однако он уже был готов к этому и отпрянул назад, избежав хлёсткого удара по носу. Из открывшегося люка в швартовочный отсек высыпали коренастые охранники, занимая вокруг дипломатов круговую оборону.


- Стоять на своих местах! Назовитесь!

- Хорфильд. – снисходительно буркнул «лис» - Пора бы уже узнавать своих деловых партнёров, господа.

- А где хлеб-соль, где ковёр красный? Одни пушки кругом! – хихикнул «крыс» - Кто-ж так гостей дорогих встречает, соотечественники?

- Проходите! – преграда поползла назад под потолок, пропуская представителей на встречу с потенциальным заказчиком.


- Ну что-ж, если гора не идёт к Магомету, Магомет идёт к горе. Так ведь говорят? – в очередной раз пошутил маленький «крыс», чтобы разрядить обстановку – Правда, кто такой, этот Магомет, я, если честно, без понятия.

Вандермеер, как обычно, принимал посетителей в грузовом отсеке, поскольку он ближе всего находился к выходу, и, таким образом, случае чего нежданных посетителей было бы проще выдворить восвояси. В соседних отсеках в полной боевой готовности находились экипированные отряды Раттгарда, готовые тут же отразить любую угрозу, а технический персонал спешно проверял двигатели транспорта, чтобы по сигналу тревоги тут же на всех парах попытаться эвакуировать корабль прочь с враждебной территории.

Хорфильд, в элегантном малиновом пиджаке и своём «фирменном» галстуке, висел в невесомости напротив бронированного генерал-лейтенанта, приняв позу, как будто бы сидел на стуле. Похоже, этот авантюрист большого бизнеса умел проводить переговоры в любых условиях!


- Я приношу извинения за причинённые неудобства, однако и вы поймите нас правильно. – сухо ответил Вандермеер - Ваша компания сама дала нам повод усомниться в вашей добропорядочности и открытости к деловым отношениям. А как ещё реагировать на то, что внезапно, стоило нам только пришвартоваться у вас, стали происходить...очень, и очень странные вещи! И разумеется, пока вы не дадите нам официальное объяснение происходящему, о каких-либо переговорах не может быть и речи!

- Мм...продолжайте? – Хорфильд повернул ухо, как бы удивляясь.

- Итак, сегодня ночью...

- Аа, так вы говорите, «сегодня ночью»? – перебил он «крыса» - Всё, можете не продолжать. Итак, как вам понравился наш подарок? Расскажите нам о своих впечатлениях? Спорим, вы были крайне удивлены!

- Ээ...что? Что вы хотите сказать? – Вандермеер явно не ожидал такого поворота.

- Сюрпри-и-из! – хихикая, захлопал в ладоши научный консультант.


Вандермеер и Дитрих обалдело уставились на гостей. Из соседних отсеков осторожно стали выглядывать солдаты, поблёскивая затемнёнными стёклами шлемов. Эта странная «клоунада» от, казалось бы, серьёзных деловых зверей, выглядела совершенно неадекватной. И тем - ещё в большей степени пугающей.


- Ещё как удивлены. Но...тем не менее, вы собираетесь, наконец, объяснить нам смысл вашего «сюрприза», герр...Хорфильд, так вас зовут?

- Всё просто, господа! – «лис» изящно поправил свою «бабочку» - это был маленький подарок вам, и, возможно, вашей нации в целом от нашей корпорации. А заодно – маленькая технологическая демонстрация наших возможностей в производстве синтетической живой силы. Знаете, почему мы всегда были на целые эпохи впереди своих конкурентов? Дело в том, что мы всегда стремились работать на опережение! Угадать, что нужно нашим потенциальным партнёрам? Пускай даже не прямо сейчас, а, скажем, через месяц, через год?

- Я рад слышать, что вы пытаетесь угодить своим клиентам. – хмыкнул Вандермеер – Конкретнее скажите, чем же вы пытаетесь на сей раз «угодить» нам?

- Охотно! – «лис», наконец, решил раскрыть карты – Вам никого не напоминает внешность того...«имперца», что так бесцеремонно вломился к вам на корабль? Правда, никого? Вы читали газеты последние несколько месяцев? Смотрели новости? Там что-то ещё говорилось о несправедливо обвинённых жертвах конфликта Холодной Луны. Наверняка вы в курсе событий, ведь немало ваших соплеменников погибло там?

- А...этот ваш «подарок», вы говорите. Он называл какое-то имя. Пит, кажется? Питер...а ведь и правда!..


Только сейчас до командира дошло, что «тигр», в настоящий момент с аппетитом поедающий запасы провианта в пищеблоке, выглядел точь-в-точь как тот, чей некролог зачитывали последних в новостях. Генерал-лейтенант от неожиданности чуть не потерял равновесие и закачался на месте, притянутый к полу магнитными башмаками.


- То есть, вы хотите сказать, что сделали точную копию этого самого «мёртвого героя»? Oh mein Gott! Но...для чего вся эта «некромантия», позвольте поинтересоваться?

- Здесь тоже ничего умного и хитрого нет. – ответил спутник Хорфильда. Наша компания заинтересована в любой поддержке своих клиентов. Политической – в том числе. Нам ли не знать, как вы, мои сородичи, не любите лишнее кровопролитие. Это совершенно не выгодно ни вам, ни, в общем-то, простым мирным жителям недолюбливаемой вами Империи. Неспроста же часть её жителей взбунтовалась, назвав себя «Саблезубыми»? А пропаганда Союза представляет их, и вас, как лютых зверей, беспощадных, кровавых...

- Мы не знаем, по какой причине погиб этот самый Пит. – продолжил Хорфильд – однако...полагаю, их пропаганда будет жестоко посрамлена на корню, когда на каждом пластиковом экране, на каждом выступлении оппозиции появится тот самый персонаж, которого они так старательно очерняли! И даже больше – когда этот самый персонаж расскажет всему миру, что его СПАСЛИ добрые, самоотверженные войска Раттгарда. Как его пытали в страшных казематах Союза, какие жуткие вещи они творят там на самом деле, в своих тайных закулисах. О-о, он так красиво всё опишет, что у вас шерсть на загривке зашевелится! И вот тут-то уж либеральное крыло Союза своего шанса не упустит. «Бархатная революция», смещение преступного режима, международный трибунал...


Вандермеер заворожённо слушал великого капиталиста. Настолько продумано, красиво и эффектно выглядел его план. Хорошая мина в плохой информационной войне, способная одним махом сместить незыблемый, казалось бы, политический строй. И вот она, долгожданная свобода, независимость. Как же мягко ты стелешь, серый ухмыляющийся «торгаш»!


- Мм...а вы, смотрю, опасный зверь, герр Хорфильд. Очень опасный! – то ли с восхищением, то ли с завистью произнёс Вандермеер – Послушайте, откуда вы так хорошо знаете наш язык?

- Три высших образования обязывают, герр Вандермеер. – довольно хмыкнув, ответил «лис» - И по работе, знаете ли, приходится общаться с самыми разными заказчиками. Всегда бывает лучше, когда мы говорим с ними на одном языке!

- А я, собственно, работал до войны профессором биогенетики в Академии Наук Союза – хихикнул пожилой «крыс» - у нас ведь тут, на станции, куда не плюнь, попадёшь в академика!

-Что-ж, надо отдать вам должное. Впечатление производить вы умеете, геноссэ! Я передам ваши соображения своему командованию. Может быть, в них и правда может содержаться толика здравого смысла. Не исключено, что рамки нашего сотрудничества могли бы быть и шире, чем мы планировали изначально.

- А теперь, не желаете ли пройти с нами, сэр, в наш удобный конференц-зал? Там мы могли бы все вместе наметить планы нашего взаимодействия и подписать необходимые бумаги? После совещания мы предложим вам и вашим коллегам небольшой бизнес-ланч. Вы ведь могли уже проголодаться? Не так-то просто и быстро, полагаю, было добраться в наши края.


- А, йесс! Молодец, старый засранец, умеешь языком чесать! – промолвил про себя Крыса, выглядывая из-за спин синтет-охранников, когда вдалеке показалась делегация в сопровождении приземистых бронированных телохранителей.


<26>


11:08 по UTC.


- Господин Флюр, вы опаздываете на работу! Уже в течение. Двух. Часов. Восемь. Минут. Чтобы подготовить бланк объяснительной записки, пожалуйста, выберите, «Создать по шаблону»...


Приложение «будильник», запустившееся на экране интерактивного столика, уже в который раз пыталось привести в чувство своего владельца. Флюр, сонно сопя, приоткрыл один глаз. Потом – другой.


- Эх, да слышу, слышу. Замолкни уже, наконец.


Зевая и потягиваясь, разработчик поднялся с дивана и потопал в направлении кофе-машины, попутно собирая воедино мысли, вяло ворочающиеся в черепной коробке. А после, взяв с собой чашку горячего напитка, уселся назад за свой столик, пролистать личные сообщения.


- Да, наверняка сейчас все будут орать, мол, «куда подевался?! Работа стоит!» - размышлял он про себя.


Однако, к его немалому удивлению, никакого шквала сообщений он не увидел. И вообще, если не считать обычного рекламного спама, всё было тихо и чисто.


- О господи! Они что, уже уволили меня, что-ли?

Программист проверил свой доступ к профилю работника, уровень привилегий. Всё было в порядке.

- Ну ладно, видимо, им просто было не до меня. Ух ты, и доступ в систему безопасности заработал. А мои звери, похоже, даром время не теряли!


Переодевшись и подняв с пола пиджак, помятый и чуть более заспанный, чем обычно, начальник вычислительного сектора отправился в свой отдел.


В офисе пахло сырой штукатуркой, и слышался шум рабочих синтет, приводивших в порядок помещение после вчерашнего инцидента. На фоне изодранных стен, зияющих торчащими из их недр электронными блоками и мерцающими розовым светом оптоволоконными кабелями, красовались аккуратные рабочие места с большими полупрозрачными экранами и комфортными «анатомически адаптированными» креслами, затянутые полиэтиленовой плёнкой.


- Хай, босс! Ну как ты сегодня? – забавный, почти мультяшный полосатый «кот» в одной зелёной майке и галстуке на голое тело потрепал своего начальника за плечо. Флюр ничуть не смутился подобной фамильярности и молча пожал ему лапу. В их программистском коллективе неформально-дружеские отношения всегда преобладали над официальной сдержанностью.


- Смотри, чего творят! Ну, скажи, как работать в таких условиях? Даже кофейку не налить из-за этой пыли! Я сейчас как раз криптовую либзу (27) для твоего пакера дописываю, но потом всё равно придётся сбросить её в репозитарий и гонять на реальном железе. Сам знаешь, эмуль у меня куцый сейчас инсталлирован. Дал бы хоть прав, а? Я-б тогда хоть «пиратку» пятого R-Sim-а накатил себе поверх?


Зрачки искусственных глаз «кошака» бегло скользили по тексту кода, видимому лишь его внутреннему взору.


- А...ээ? – Флюр замялся и снова замолк.

- Похороны назначены на завтра. После обеда. Если ты об этом.

- Да, понятно. У меня всё из головы не выходит, что же мы сделали не так? Неделя, другая, третья прошла ведь. И с каждым днём работало всё лучше и лучше. Помнишь, как система сама вовремя стравила давление в...«барботёре»? Или как там зовётся эта штука? А ведь иначе взорвался бы кислород, и всё, сбыт снова бы к нам, «исправьте сроки в базе данных»! Клэй мне попытки с десятой только смог втолковать, как именно это помогло.

- Как же, помню. Здорово получилось тогда, правда? – отозвался «кот» - А ведь всего-то на всего, оказалось, это была симуляция опыта одного из местных цеховых механиков.

- Вот. Вот, говорю тебе! – Флюр нервно схватил коллегу за галстук - Так почему же всё сломалось к черту в один момент?!

- Босс, прекрати паниковать. – синтет высвободился из лап своего начальника и уселся на накрытый пластиком стол – Хитер бы наверно тебе ответил, что к чему. Михаэль, скорее всего, тоже. Если бы не...эх. Вот сравнить бы снэпшоты семантики до и после, да только всё. Ничего уже не получится. Всё в расход пустили.

- Что? Какой ещё «расход»?

- А ты разве не в курсе? Ну и дела. Да стой ты, не беги никуда, уже поздно. Скорее всего.

- С утра пришёл приказ демонтировать цеховой кластер и всю «умную начинку» производственной линии. – отозвался другой программист копаясь с куче разбитого оборудования – Похоже, спустили его откуда-то сверху всем отделам. Нас, вот, заставляют теперь перебросить на цех часть ресурсов энергетического вычислителя. Так что теперь будем периодически сидеть без света. И без тепла, вдобавок.

- Вечно же они торопятся. - Флюр сплюнул с досады и уселся в кресле, шурша пыльной плёнкой. – Ладно, коллеги, а скажите-ка, никто сегодня...мистера Сан-Йо не видел?

- А кто это? Кажется вспомнил, случаем не тот псих из отдела Системной Интеграции? Нет, не видел. Зачем он тебе? Да и вообще, его же кажется...того.

- Ясно, понятно. – хмуро ответил Флюр и направился к выходу, попутно расправляя пиджак и пытаясь избавиться от плёнки, прилипшей сзади словно офисная записка к монитору.


12:45 по UTC. Начальник «Отдела информационных технологий» угрюмо пробирается по технологическим коридорам, прямо в направлении производственных секторов.


- Темно, грязно, да ещё и пол холодный. Всё как всегда. – Рассуждал Флюр, стуча когтями задних лап по ржавому металлу. – Скорей бы отпуск. Уехать домой, на вилле позагорать. Под настоящим светом, а не суррогатными лампами. Забыть про этот дурдом, хотя бы на недельку.


Вот и цех. В конце извилистого тоннеля неподалёку от очистительных станций. Но литая, обшарпанная от времени дверь левого крыла оказалась наглухо закрыта. Разработчик шлёпнул по сенсорной панели раз, другой, но всё без толку. Тяжёлые электромагнитные замки даже не шелохнулись в ответ.


- Э, туда никого не пускают. – какой-то носатый чудик в жилетке высунулся из соседней двери – Нам начальник, такой, заявляет с утра, «отдыхайте, мол, сегодня выходной за ваш счёт». Ну хоть ты скажи ему, что так дела не делаются, блин?!


- Час от часу не легче. Хорошо, что есть ещё один проход. – Флюр свернул направо и направился к грузовому лифту мимо рабочих синтет, которые, оставшись без управления, словно зомби бесцельно слонялись по коридору.




В цеху было непривычно тихо и пустынно. Яркий свет играл бликами на пластике отключенного оборудования, перегородках. Огромная мерцающая надпись «No signal» медленно вращалась под потолком, сверкая бликами в частицах пара и пыли.


- Эй, здесь есть кто-нибудь? – Флюр прошёл между рядами биоячеек, шлёпая по лужам органической жидкости. Потом мимо операционных станков, мигающих жёлтыми огнями, мимо кучи нейроимплантов, сваленных в углу.


Проход в вычислительный отсек оказался настежь раскрыт. Оттуда издалека слышался шум работы, изредка прерываемый приглушённым грохотом падения чего-то тяжёлого.


- Вот они где все, значит. Как говорится, ломать - не строить, ума не надо.


Зал серверной освещался переносными прожекторами. Питательный раствор был слит, подвесной мост убран. Бригада рабочих синтет копошилась на дне и на платформах мобильных подъёмников, кромсая плазменными резаками ещё живую, сочащуюся слизью и искусственной кровью гигантскую гору сросшихся тел, грибоподобной массой обвивающих бетонную опору в центре зала. Обрывки шлангов и оптоволокна клочьями свисали с потолка, раскачиваясь в потоках разогретого от работы воздуха. Рабочие сваливали вырезанные, корчащиеся в предсмертных судорогах куски плоти в ковш автоматического экскаватора, который куда-то вывозил их через резервный выход в противоположном конце отсека.


- Ну конечно же, через тот шлюз ближе до крематория, чем через цех.


От созерцания неприятного зрелища Флюр почувствовал себя плохо и, согнувшись в дугу, мучительно протошнился утренним кофе прямо на головы рабочих на дне зала.

- Хорошо я сегодня ещё не успел пообедать. – подумал он, отползая от края обрыва в глубь коридора. Затем, плюхнувшись на пол возле обшитой металлом стены, расстегнул воротник и стал массировать побледневшие уши, пытаясь вытряхнуть из головы кровавые образы. Внезапно его внимание привлёк терминал безопасности, установленный при входе в помещение. Он работал, несмотря на то, что, казалось бы, всё оборудование было обесточено. Голова ещё слегка кружилась, но Флюр, кряхтя, всё же поднялся и подошёл поближе к экрану. По экранной плёнке по-прежнему пробегала тёмная зыбкая рябь.

- Эй? – заговорчески прошептал он, всматриваясь в чёрнеющую пустоту. – Ты...вы что...вы всё ещё здесь? Ответьте.

Программист осторожно, словно боясь кого-то спугнуть, коснулся центра экрана.

- Не бойтесь, я не причиню вам вред. Я просто хочу понять вас...зачем? Зачем всё это? Вам не нравится то, что мы делаем? Или вы пытаетесь сделать что-то своё, изменить историю нашей компании? Или...не молчите, скажите же что-нибудь. Ну, пожалуйста.


Внезапно изображение резко передёрнулось, меняя видеорежим. Сменившись на стандартный рабочий стол SynthMind, забитый странными окнами с пиксельным хаосом и кучей файлов с именами, представляющими собой дикую кашу из случайных символов. Но вскоре поверх всей этой цифровой какофонии само собой раскрылось большое окно, явно транслирующее изображение с одной из местных камер наблюдения. Чистый опрятный коридор, выглядящий ослепительно ярким и выцветшим из-за неправильно выставленной чувствительности фотоматрицы. Вот по нему движется некая высокопоставленная делегация, время от времени дёргаясь на месте и рассыпаясь цветными квадратными «артефактами».


- Господин Пирс, надеюсь, вам понравилась наш-наш-наш-наша презентация? – запинаясь, спросил председатель, потонув в очередном лепке разноцветных квадратов.

- О да, герр Хорфильд, весьма впечатляет. Особенно этот чудесный бренди...кхм...в общем да, всё было замечательно. – ответил его хвостатый спутник, словно в бочонок закованный в чёрный металлический костюм.


- Я же знаю это место! – Флюр затаил дыхание – Это же парадный вход 10-го сектора. А там дальше - лифт в швартовочные отсеки. Но кто это с ним? Новые заказчики?


- Не поймите меня неправильно, уважаемый партнёр, великое братство Раттгард ценит ваше спец-спец-специальное оптовое предложение и даже этот ваш...«подарок», как вы его называете. Но мы рассчитывали, что заказ будет отгружен целиком уже сейчас, не дожидаясь оплаты? Вы же понимаете, как сложно перевести большую сумму в оффшор и при этом не вызвать вопросов в международном сообществе?

- Мы прекрасно понимаем вашу озабоченность, господин генерал-лейтенант. – учтиво ответил Хорфильд – Но также прошу понять и нас. Если в точки вашей дис-дис-дислокации отправится одновременно слишком большой грузовой трафик, это...также может вызвать вопросы у мирового сообщества относительно его происхождения! Не так ли? Тем не менее, мы гарантируем вам полную доставку заказа в течение 60 рабочих дней по стандартному времени, как отмечено в договоре.

- Пожалуй, в ваших словах есть здравый смысл. – усатая морда хмыкнула, подёргиваясь вертикальной зелёной полосой.


- Хорошо. Это какой-то намёк, верно? – Флюр тщетно вслушивался в речь на незнакомом ему языке. Не замечая ни сигналов тревоги, ни пробегавших мимо работников – Благодарю вас, но я не могу ничего разобрать. Может, дадите мне следующую подсказку?


- Ах да, ещё момент. – хвостатая фигура резко остановилась, случайно пнув при этом задом ойкнувшего от неожиданности сопровождавшего «раттгардца» - хоть, разумеется, ни я лично, ни моё командование в целом ни капли не сомневаемся в компетентности наших доблестных инженеров и техников...вы утверждаете, что ваша продукция требует совершенно иного обслуживания, чем табельное оружие Союза? Тьфу, будь оно трижды проклято вместе с их полосатым матрасом по кличке «император». Мы ведь сможем рассчитывать на бесплатную консультацию, в случае необходимости?


Хорфильд снисходительно ухмыльнулся, но продолжил с изысканной дипломатичностью.


- О, разумеется, я лично и Корпорация в целом прекрасно понимаем, что Заказчик порой может испытывать...мм, временные затруднения, связанные с переходом на новые технологии. И поэтому, предугадывая подобные опасения со стороны Заказчика, Корпорация в таких случаях со своей стороны совершенно бесплатно предоставляет специалиста, который окажет всестороннюю поддержку в освоении и применении наших продуктов непосредственно в рабочих условиях. И наш специалист уже готов ехать с вами, прямо сейчас!


- Это...что-ж, очень...предусмотрительно. – неуверенно отозвался генерал-лейтенант. По его выражению на морде, искажённому помехами, было непонятно, удовлетворён ли он ответом, или, скорее, наоборот, раздосадован. - И я бы даже сказал, по-деловому честно. С ва-с ва-с ва-с вашей ст-ст-тороны-ы-ы...


Внезапно оглушительный грохот прервал незадачливого дипломата. Флюр потерял равновесие и, взвизгнув, шлёпнулся на сотрясающийся пол. Поднимая столбы пыли и липких брызг, гигантский сгусток биоматерии стал быстро оседать вниз вместе с разрушающейся опорой, погребая под собой всё, что было вокруг. Вслед за ним, взрываясь фонтанами искр, на дно полетело осветительное оборудование, посыпались осколки бетона. Экран терминала ярко сверкнул и погас. На секунду воцарилась гробовая тишина. Было слышно лишь, как, тихо шурша, сыплется покрытие с повреждённого потолка.


-А-а-а-а-а!!! Бездари, идиоты, придурки! Что-ж вы натворили, мать вашу всмятку?!!


- Ох, что это было? – кашляя от пыли и потирая ушибленный затылок, Флюр поднялся и, шарясь в темноте, на ощупь направился к источнику истеричного вопля – Уважаемый, здравствуйте...однако.


- А вы ещё кто, крендель вам под хвост? И какого лысого вы тут забыли, а?! Не видите, идут демонтажные работы. Посторонним входить запрещено! Почему без каски? Где соблюдение техники безопасности, ёрш вашу мышь?!!

- Вообще-то ведущий программист и руководитель разработки программных продуктов «Отдела информационных технологий». До сего момента, по крайней мере. – обиделся TLD – Ну а вы кто будете, господин сердитый? С техникой безопасности, как я погляжу, у вас и правда есть проблемы?

- Ой. – осёкся голос – Ну ладно, тогда оставайтесь. И да, раз уж вы ведущий программист, то объясните же, наконец, нормальным английским языком простому наёмному работнику...как этими вашими пластмассовыми болванами управлять, чтобы они, наконец, делали то, что нужно, а не то, что им вздумается?! Вот говорю я ему, мол, ну куда-ж ты долбишь, мешок с блохами, щас распорку срубишь, йиффанётся всё к кидрене фене! А он даже ухом не ведёт, шпарит себе колотилкой, да шпарит. Олень укуреный!!!


Наконец, вяло мерцая тёмно-красным светом, включилось аварийное освещение. Флюр, заметив, что стоит почти на краю обрыва, испуганно отскочил в коридор. Серверный зал, изуродованный обвалом, выглядел ещё ужаснее, чем прежде. Месиво из бетона и органики заполняло бывший накопитель почти до краёв. Несколько уцелевших рабочих беспомощно барахтались в нём, пытаясь уцепиться за растрескавшиеся стены. Некоторые висели на остатках кабелей, удивлённо таращась пластиковыми глазами на своего начальника. Который оказался высоким и худым, словно жердь, зверьком в келваровой каске, смахивавшим то ли на бесхвостую белку, то ли на ежа без колючек.


- Ну что вы плещетесь там, как цветок в проруби? Устроили тут...зачмуриловку, понимаешь! – яростно отчитывал подчинённых зверёк, высоко подпрыгивая в условиях сниженной гравитации - Сосальник катите быстро сюда! Подпорки! А то щас нам всем тут крышняк настанет!


По своду купола и правда пролегала довольно широкая трещина, того и гляди грозившая полным обрушением всего зала. Или даже хуже – разгерметизацией с выбросом всего содержимого производственного сектора прямо в открытый космос.


- Ну, не «пластмассовыми», во-первых, а синтет-органическими. Во-вторых, не «болванами», а универсальными рабочими единицами FW...мм, не вижу отсюда, что за модели. Ну и в третьих. – Флюр, с трудом сдерживая смех, наблюдал за недовольным прорабом – вы сами-то синтет? У вас есть доступ к управляющей сети? Если нет, то базовую инструкцию пользователя вы читали на досуге? Хотя бы раздел «Введение».


- «Инструкция», «синтет», да хватит уже мне мозги пудрить! – зверёк, похоже, был готов вот-вот снова обругать разработчика нехорошими словами – Я вообще, если хотите знать, устраивался на вакансию «художник-оформитель».


- У-у-у...всё понятно. – Флюр с пониманием улыбнулся – Тогда я, пожалуй, пойду.

- Да, пока ещё чего похуже не случилось – Добавил он про себя. И уже было собирался уйти по добру по здорову, но остановился, что-то вдруг вспомнив.


- Послушайте-ка, господин...оформитель. Здесь же начальником раньше был маленький такой, синтет. Его ещё, кажется, звали Клэй младший, или как-то так.

- Что, какой ещё «синтет»? А, ну так вместо этого коротышки меня и поставили, страдать ни за что, ни про что!

- Что, его тоже...уволили? – упавшим голосом продолжил Флюр.

- Да кто-ж его уволит? Он за столько лет уже «свой» здесь в доску, небось. Повысили, говорят, перевели на новую должность.

- Перевели? – с облегчением переспросил программист – А куда, не подскажете? Я с утра не успел просмотреть список последних административных оповещений.

- Да почём я знаю? Откуда мне, в самом деле, знать, куда его там перевели? Но надеюсь, что подальше отсюда. Потому, что если я его ещё хоть раз встречу, то клянусь, возьму его за шкирку и окуну вот в этот самый чан с дерьмом по самые его стекляшки! «Это будет совсем несложно», говорили они, «здесь всё работает автоматически»...стой, да держи ты его крепче, а то опять бултыхнётся!..


Флюр только устало покачал головой и пошёл прочь, повесив на плечо окончательно измятый и пропылившийся пиджак.



<27>


15:40 по UTC. Стандартный транспортный корабль «Союза Семи Звёзд», приспособленный Раттгардом под свои нужды. Кабина управления. Вандермеер, сытый и довольный после обеда в гостях, увлечённо общается со своим «подарком-пленником», комфортно устроившись в кресле. Питер, нахмурясь, пристегнулся рядом на месте помощника пилота. Ему, наконец, выделили магнитные тапочки-сандалии и голубенького цвета пижаму с прорезью для хвоста. Всё из пилотского комплекта транспортника, который его новые владельцы нашли в грузовом отсеке. У любого настоящего спецназовца Союза подобный наряд всегда вызывал отвращение и приступы лютой ненависти к армейским поставщикам.


- Ну как вам нравится статья из утренней газет? – спросил Вандермеер, вертя в лапах помятый лист пластика. – Ваш государство нагло утверждать, что вы все уже давно отправится на тот свет. И туда, мол, вам и дорога. Алес ка-пут!

- Бред какой-то! Поверить не могу! – Питер разглядывал золочёные пуговицы на пузе генерала Аль-Баргха, с томным выражением на морде возлагающего венок у «Памятника жертвам саблезубого террора», а после, зачитывающего пафосную речь в адрес «проклятых дезертиров, предателей и врагов Императора». – И что, ты типа мне хочешь сказать, что вы как узнали, тотчас рванули нас спасать? Вот в это я уж точно никогда не поверю!

- Найн, натюрлиш нихт. Ми тогда даже не предполагать, что ваш персон находится здесь в заточение. Всего лишь очередной внедрений с целью пополнений наш запас.

- Так вы что же это, получается? Промышляете грабежом на наших объектах? Ну да, чего ещё от вашего брата ожидать.

- Это не есть грабёж, герр Питт. Это есть лишь небольшой возмещений за непоправимый ущерб, причинённый от ваш государство! - генерал-лейтенант состроил обиженное выражение усатой мордочки. – Ви, например, полагаю, не были полноценно счастлив, пока сидеть в плену ваших мучитель не покушав, ист эс нихт? А ведь мой невинный сограждан тоже время от времени хочет кушать. Геноссе, ви об этом подумал?

- Да ладно вам прибедняться, «великий полководец»! – Питер задумался, вроде бы сырная каша была и правда отменной, но наелся ли он, или нет? В желудке, словно чёрная дыра. Ни тяжести, ни удовлетворения.

- Оу, данке шён! – Вандермеер самодовольно распушил усы, явно не уловив иронии в ответе. – И кроме того, эта база принадлежать не сам ваш государство, а их союзник. Фуу, ужасный мерзавцы!

- Да уж наверняка не хуже вас будут. По крайней мере, они не предавали свою родину! Родину...эх. – Питер чувствовал себя горько обманутым. – Слушайте, «герр» - вдруг спросил он недоверчиво - А если не секрет, как вам самому-то удалось пришвартоваться к вражеской базе и при этом не огрести люлей от её свирепого, зомбированного и до зубов вооружённого гарнизона?


- Не слишком ли перестарались «академики» со своим двойником? – отметил про себя Вандермеер - Я что теперь, ещё и оправдываться должен перед этой куклой?! Тут что-то нечисто.


«Великий полководец»! на секунду замялся, придумывая ответ.

- Э...видите ли, в чём дело, эти самый союзник, они...йаа, они глюппый, как пробка. Когда они видеть корабль Союза, они его радостно принимать за свой и пускать наш отважный зольдатен куда угодно! И Раттгард получать возможность иметь честно причитающийся ему доля абсолютно без никакой кровопролитий.

- Что-то верится с трудом. – Задумался Пит – Хотя...может и правда. Фиг их знает, этих «роботов», как они вообще ориентируются, в кого стрелять?


- Ну ладно, суть вы, вроде, до меня донесли. – угрюмо продолжил он, поёрзав в кресле – Только вот одного я никак не могу понять.

«Тигр» поднял печальный взгляд на своего собеседника.

- Ты, вот, сам ведь командиром назначен, верно? И на фронте, говоришь, плазмы нюхнуть успел сполна? А не по штабам, как некоторые, задницу просиживал. И за свой народец, вроде как, переживаешь по-своему? Ну, так скажи хотя бы ты мне, грызун, как солдат солдату. Какого черта?! Зачем так со своими поступать? Зачем их «хоронить заживо»? А потом ещё и оболгать по уши. Чтобы отправлять на пытки, промывать мозги, железками накачивать? Мы же сами за Родину, без всяких железок, глотку кому угодно перегрызём! Послушай, а может в кругах Императора какая-нибудь «крыса» завелась? Может это она, падла такая, наше командование науськивает на всякие «эксперименты»? А может даже и «саблезубых» на бунт в своё время подговорила! И теперь наши с тобой народы башками бьются, ей на радость?


Вандермеер с неподдельным интересом слушал эмоциональную «исповедь» двойника.


- Что сказать вам, геноссэ? Вполне может быть, я не исключать такой опасений. «Се ля ви», как говорят земляне. У вас в государство правда есть масса нехороший граждан! – «железный крыс» пыхтя вытащил бочкообразный зад из сиденья и, щёлкая ботинками, протопал на потолок прямо по приборной панели, чуть не задевая по пути торчащие оттуда дисплеи, на которых на «имперском» языке мигала надпись «Не включать, работают крысы» и шла передача с камер наружного обзора.

- Вот, видите? - свесился он с потолка, демонстрируя «тигру» свой затылок, обильно утыканный проводами – Это есть ваш учёный-мочёный лап дело! Видите ли, ваш император когда-то хотел над наш народ полный контроль и для этого пытаться использовать кибертехнологи-и. При том, что сам в этом не понимать совершенно ничего, за что потом и потерпеть посрамлений от наш специалист. Думкопф! Если бы мы не подоспеть вовремя, вам они сделать бы ничем не лучше!

- Да, кстати... - Пит, оттопырив шиворот пижамы, уставился на изрезанную грудь. – А могут эти ваши...специалисты, что-нибудь сделать со мной? Ну, там, железки все эти, или ещё чего, из меня вытащить нахрен. Может, тебе уже и привычно так ходить, а вся эта «медицина» стремает как-то. Да и вообще, я хочу быть нормальным здоровым «тигром», понимаешь, а не как эти!

- Охх, на это, видимо, я вам отвечать, когда ви пройдёте полный диагностик в наш медицинский центр. Но и ви вначале также подумать хорошо. Ибо в целом высокий технологий это есть карашо. При условии, что они не в лапах ваш глюпий Император, хе-хе!


Крохотный по сравнению с чернеющей громадиной космической станции десантный транспортный корабль висел припаркованный к толстой стальной трубе швартовочного отсека, бледно сверкая изъеденным космической пылью серым корпусом в лучах направленной подсветки. Полустёртая надпись «DE-173», оставленная ещё прошлыми владельцами, покрывала почти весь левый борт космического аппарата. Было видно, как крышка соседней трубы, ещё более широкой и толстой, медленно раскрылась на четыре части. Из-под которых, подгоняемый вырывающимся потоком воздуха, резко выскочил десяток жёлтых контейнеров, соединённых между собой углеволоконными тросами. Сам корабль не обладал достаточно вместительным грузовым отсеком, поэтому свежий заказ, как водится в таких случаях, пришлось отправлять «на прицепе». Рослые синеты-грузчики, специально созданные для работы в открытом космосе, ловко подхватили первый контейнер и, подогнав его к кораблю, привязали к сцепке волокнами сверхпрочной «паутины». Странные создания, напоминавшие бронированных жуков-переростков с вросшей прямо в панцирь «пуповиной» шлангов и электрокабелей, раскачивающейся, словно на ветру в безвоздушном пространстве, внимательно проверили все 137 тросов и там, где это было необходимо, усилили их своими органическими «канатами». Хвостатым «крысо-космонафтам», болтающимся рядом на аналогичных «пуповинах, осталось лишь констатировать факт, что груз передан успешно.


- Герр Пирс, мы всё закончили...ой! – сквозь влажное сопение кислородного клапана чуть слышно донёсся характерный неприличный звук – Кажется, меня уже укачивает.

- Вас понял, возвращайтесь. – ухмыльнулся генерал-лейтенант - Аппаратная, проверить давление топлива. Швартовочная, начать процедуру расстыковки. Мы отчаливаем.


- Оу...йа, айн момент! – что-то придумав, Вандермеер покопался в крышке под потолком и вытянул оттуда гибкую металлическую трубку с зеленоватой линзой на конце. – есть предложений. Перед отлётом, не желаете ли записать маленький приветствий своим знакомым и друзьям? Как только мы отойти на необходимый расстояний, то сразу передавать его на оппозиционный канал «Голос свободной Империи». Тем самым каждый сможет знать правду о ваш судьба!


- Ну конечно, для тебя сейчас самое время снять очередной пропагандистский репортаж, «пиарщик» фигов! – рассуждал Питер, покосившись на потолок - Хотя...может это шанс, весточку своим передать? Моя-то, наверно, усики обрив сидит (28), места себе не находит. А малыши как же? Что ей теперь им ответить, «где папа»?


- Ладно, давай. Куда говорить-то, в эту хрень? Ээ...алё, меня нормально слышно? Короче, если кто не в курсе, я Аджит Шям Пит, капрал отряда «Бесстрашные тигры». В новостях говорили, что я мёртв, да? Так вот, знайте, что всё это врань-ё! Ясно? Туфта на постном масле! Я жив, здоров...почти, и сейчас вроде как в плену у эти...не знаю, как их теперь даже называть.


Медленно перебирая роботизированными лапками пузатых скафандров, рабочие «крысюки» с трудом залезли в шлюз корабля, задраив за собой дверь с погнутой ручкой-вентилем. Их коллеги, вооружившись баллонами с пеногерметиком и пролетарскими матерными выражениями, в то же время уплотняли поношенную крышку швартовочного отсека, насколько позволяла сделать это подручная технология. Система газообмена корабля, гудя и продувая по отсекам неприятные сквозняки, начала заменять воздух на кислородно-гелиевую смесь (29), отчего голоса всех присутствующих постепенно начали повышаться в тоне.



16:23 по UTC. Пищевой отсек. Господин Флюр, откинувшись на спинку пластикового стула, забылся тяжёлой дремотой. Ему пришлось выдержать целый час допросов от начальника охраны на предмет, мол, когда последний раз сотрудники его отдела имели доступ к системе безопасности, и что они там делали при этом? С недвусмысленными намеками, что именно он сейчас - первый подозреваемый во всём случившемся. А потом ещё более скучная планёрка по восстановлению вычислительной инфраструктуры станции. В конечном итоге, все окончательно разругались друг с другом, вновь разбили голографический проектор и пару стульев в придачу, и разошлись по своим отделам, так ни до чего и не договорившись.


Хрр...м, что? - Какое-то странное чувство заставило ведущего программиста придти в себя. Он приподнялся, сонно потянувшись, и...вздрогнул. Прямо напротив него за столиком сидел плюшевый официант и внимательно всматривался ему в глаза.


- А, тебе чего? Добавки не надо, можешь идти. Ну, да, только посуду забери с собой. – Флюр устало пододвинул синтету поднос с недоеденным «бифштексом по-поллукски с зеленью, идентичной натуральной». Но тот не шелохнулся в ответ, продолжая загадочно таращиться стеклянным взглядом.


- Ну что не так? Я всё оплатил заранее, с персонального счёта. Подтверждение транзакции из банка не прошло? Давай, не молчи как пень, сообщи хоть код ошибки, что-ли! Ох, неужели мы теперь и поесть нормально не сможем, с нашим глючным оборудованием?! – Флюр, зевая, с досады махнул лапой, и уже было собрался уходить.


- Я – академический специалист? – внезапно услышал он голос. Почему-то он показался ему очень знакомым.

- Что? Кто это сказал?

- Я – академический специалист? – отчётливо повторил синтет, неслышно приподнявшись из-за стола. Только теперь Флюр сообразил, что это звучал его собственный голос. Или, по крайней мере, удивительно на него похожий. – Я – да, а ты – нет!


Не успел программист даже толком испугаться, как мягкие, но сильные лапы с грохотом повалили его вместе со стулом и, вцепившись в глотку, стали пытаться душить настолько отчаянно, насколько позволяли возможности модели, созданной для применения в сфере услуг.


- Прекрати! Кхе...пошёл прочь! – белый пластиковый столик кубарем отлетел к выходу. Флюр, беспомощно барахтался под тяжёлой искусственной тушкой, вопя и вырывая из неё комки накрахмаленного меха.


- А-а-а, не сметь!!! Помоги-ите!!! – зажмурился в ужасе TLD, почувствовав, как существо с явными намерениями пытается поддеть его за ошейник.


- А-а-а, мистер Флюр! Вот вы где. А я по всему сектору бегаю, вас разыскиваю. – Ральф бодро вбежал в столовую, чуть не стукнувшись носом о прозрачную дверь. – мистер Эдвардс просил, чтобы вы срочно проставили цифровую подпись под актом о браке, и потом ещё зашли за...ой, что это вы на полу делаете? Вам плохо?


-Уф...привет, Ральфи. - растрепанный разработчик приподнялся на локтях, тяжело дыша и озираясь по сторонам. – Куда оно делось?


Кроме них двоих в пищевом отсеке посетителей не было. На голографическом дисплее крутилась лента последних новостей вперемешку с бубнением лохматого политолога – эксперта по вопросам межвидового сотрудничества. Искусственный официант, взяв тележку и автоматическую смётку, как ни в чём не бывало, собирал с пола разбросанную посуду и осколки пластика.


- Что куда делось, сэр? – «щенок» недоумённо пожал плечами. – Давайте я вам помогу, подождите.

- Господи, мне это всё померещилось, что ли? Или всё же... – Флюр, кряхтя, поднялся сам. Наблюдая за реакцией синтета, он подкрался к нему сзади и резко дёрнул за короткий хвост.

- Чем могу быть полезен? – обыденно произнёс работник, повернувшись.

- А ну, доложить результаты самодиагностики. Только без глупостей!

- Система работает в штатном режиме. Индекс производительности – девяносто, семь, процентов. – ответил тот и снова принялся за уборку.

- Да нет, бред какой-то... - TLD дёрнул синтета за хвост ещё раз.

- Желаете сделать заказ? – с запрограммированной учтивостью поклонился работник.

- Э...нет, продолжай. Похоже, и правда кошмар приснился.


- У меня всё хорошо, не переживай, малыш. – Флюр погладил «щенка» между ушей. - Просто устал. Кстати, раз уж ты здесь, Эдвардс, случаем, не говорил, не навещал ли нас кто-нибудь из заказчиков на днях? Ну, там, делегация от Союза Семи Звёзд, например, или наблюдатели из «Флэтроникс»? – спросил он, недоверчиво косясь на работающего официанта.

Нет, сам он ничего не говорил. – помощник Крысы услужливо поправил воротник программисту. – Но вы знаете, видел я утром, как в конференц-зал на лифте спускались важные такие хвостатые господа в чёрных доспехах. Явно не местные. А с ними был сам господин Хорфильд! И ещё кто-то из высшего начальства.

- Вот оно как. Получается, это была совсем недавняя запись.

- Какая запись, сэр? Вы уверены, что с вами точно всё в порядке?

- Да, уверен...скорее всего. – отозвался разработчик и направился к выходу, бормоча. – Так, надо заглянуть в базу данных наших маркетологов. Интересно, кого они там «окучивали» сегодня? Может, хоть что-нибудь тогда прояснится. Вспомнить бы ещё, какой у них там пароль?

- Ой, подождите! А как же подпись?- Ральф бросился за ним вдогонку, размахивая переносным сканером отпечатков лап.



Беззвучно содрогаясь и фыркая соплами маневровых двигателей, «раттгардовский» транспортник медленно отделился от швартовочной трубы, продолжая по инерции вращаться вокруг своей оси вместе со станцией.


- Линейная скорость – один и семь десятых метра в секунду. Рысканье, вращение, тангаж в норме. Выполнение коррекции траектории через 5 минут. – в голове Вандермеера гулко отрапортовал старший бортинженер.

- Вас по...тьфу ты, чёрт! – в гелиевой атмосфере голос генерал-лейтенанта превратился в едва различимый писк. – Вас понял. – ответил он мысленно через интерфейс связи. – Диагностика, замерить уровень внешней радиации. Аппаратная, проверить состояние щитов. Всем челнокам быть наготове, впереди много мусора.


- Ишь, раскомандовался, пискля голландская! – презрительно подумал про себя Пит. – хреново всё-таки, когда даже капитан на борту, и тот – «крыса».


Транспортный агрегат, ослепительно сияя впереди себя широким куполом плазмидного заградителя, осторожно пробирался в кромешной темноте, сквозь клубы колкой звёздной пыли, между огромных каменных булыжников, уродливых останков доисторической военной техники, заброшенных сооружений из бетона и стали. Словно вывороченные из-под земли канализационные стоки, когда-то жилые постройки зияли теперь настежь раскрытыми люками, демонстрируя покрытые коррозией и лохмотьями чёрной плесени стены. Подобная биологическая зараза, казалось бы, наперекор всем законам выживания, прекрасно себя чувствовала в условиях абсолютного вакуума и жесточайшего космического излучения. Всё это наследие милитаристской эпохи двигалось по немыслим орбитам, соударялось друг о друга, постепенно дробилось на более мелкие фракции, того и гляди грозя расплющить всмятку любого непрошенного гостя, добавив его тем самым в свою спонтанную «коллекцию». И где-то в глубине космической свалки едва заметными красноватыми огнями мерцало единственное уцелевшее строение бывшей военной базы. Подобно десятку гигантских шестерней, насаженных на одну ось, вращалось оно относительно некого общего центра тяжести миллиардов далёких галактик, увлекая за собой груды мусора и пролетающие неподалёку метеориты. Маленькие боевые аппараты, каждый с маломощным плазменным орудием и хвостатым пилотом на борту, сопровождали «материнский» корабль, защищая его борта от парящего вокруг опасного хлама. Конечно, едва ли подобный гарнизон смог бы защитить его от более серьёзного нападения. Однако учитывая то, что вероятность внезапного столкновения с врагами в бескрайнем космическом пространстве, очевидно, стремится к абсолютному нулю, а также, что следуя законам деловых отношений, ни один бизнесмен, дорожащий своей репутацией, никогда не атакует первым, оборонную защищённость экспедиции в целом можно было бы считать вполне достаточной. Гораздо важнее в таких делах просто не привлекать к себе излишнее внимание.

А чуть поодаль, прячась в тени и ловко маневрируя между обломками, перемещалась своеобразная «охрана» Корпорации, провожая делегацию до условной границы своих владений. Безумная концепция помеси оболочки космического аппарата с внутренностями живого существа уже давно витала в умах разработчиков по всему миру. Но лишь BLi на тот момент, пользуясь своим техническим потенциалом и полулегальным статусом, смогла не только реализовать её на практике, но и успешно вывести на рынок, сбывая небольшие партии наиболее «проверенным» клиентам. А также активно используя свои разработки для собственных нужд.


- Дитрих, видите это? Они следят за нами, торгаши! – «телепатически» процедил Вандермеер, ткнув пальцев в одну из движущихся точек на экране навигационного приложения.

- Официально они говорили, что это нужно для обеспечения безопасности нашего продвижения, герр Пирс. – «молча» ответил тот, щёлкнув магнитными подошвами.

- «Безопасности», как же...

- Докладываю. Главный и вспомогательный маршевые двигатели работают нормально. Рысканье, вращение, тангаж в норме. Значительных столкновений не зафиксировано...

- Ай-й!!! – Вандермеер со страдальческим выражением на моське схватился за голову. – Беркхер, приказываю вам думать на пол тона тише! Мы здесь не глухие, в конце концов.


- Эй, что это вы, на язык жестов перешли теперь?... – голосом рассерженного гнома промяукал Питер и тут же чуть не вылетел из кресла, подавившись внезапным приступом смеха. – Ой бли-ин, совсем же забыл про этот...дурацкий эффект, так его сяк.


«Крысы» многозначительно переглянулись.

- Да, и опять-таки возвращаясь к теме этого пресловутого «подарка». Знаете, после того, как я с ним немного пообщался...наш уважаемый Курт точно уверен, что оно имеет исключительно синтетическое происхождение? Уж не могли они случаем...не знаю, выкрасть того самого десантника из госпиталя, прикрутить его башку на новое тело? Как-то очень уж «естественно» он себя ведёт. А ещё этот их «бесплатный специалист», который и сам-то больше похож на их изделия, а не того, кто их налаживает. Не слишком ли обилен «аттракцион щедрости»? Больше похоже, что эти болванчики шпионить за нами приставлены, а не помогать. Чую, не к добру всё это!

- Не могу знать, герр Пирс. Герр Курт ничего иного при мне не говорил. – неуверенно ответил Дитрих. – Если честно, мне лично вся эта история тоже не внушает поводов для доверия. Мы, конечно, прикрепили вместе со всеми данными запрос на предоставление карантина и тщательную инспекцию всего груза. Передача сообщения в ставку завершится с минуты на минуту, но тем не менее... - стражник покосился на «угорающего» над собственным голосом «тигра». – осмелюсь предложить вам. Знаете ли...порой ведь грузы теряются, по дороге. Пассажиры тоже. Всякое бывает.

- В смысле, за борт их, и дело с концом? – ухмыльнулся «крыс».

- Ну-у... - другой «крыс» невинно уставился в потолок.

- В иной ситуации однозначно, так и следовало бы сделать. Но проблема в том, что мне пришлось выдать торгашам персональную расписку о сохранности груза. Только в обмен на неё эти ворюги согласились на поэтапную оплату заказа. И наше «чучело героя» проходит там по каждой накладной! А глазастый тип этот вообще оформлен как представитель дипломатической миссии. Так что придётся всё же тащить этих двоих до конца, если не хотим получить от командования пожизненный билет на рудники. Проследите, чтобы за ними было установлено постоянное наблюдение. И глаз с них не спускать!


-Jawohl! – раскачиваясь, вытянулся по струнке солдат. - Folgen sie mir! (За мной!) – пискляво приказал он синтету.

- Чего? – хихикая промяукал Пит. – Да хорош уже смешить, всё равно не понимаю ни слова!


Вандермеер, ругаясь про себя, активировал встроенный динамик своего бронекостюма, чтобы внятно ответить.

- Ейн, цвей, дрей...йа, всё работает. Мой подчинённый приказывать вам проследовать за ним в арестанский кают. Не забывайте, геноссэ, вы пока что находится в плену! Готовьтесь, скоро мы будем делать первый пространственный переход.(30)


- Бээ, ненавижу эти перелёты, будь они неладны. – поморщился Пит, расстёгивая ремни. – Хорошо, веди, давай. У вас таблетки от головы есть хоть какие-нибудь вообще, на этой посудине? Заблюю вам тут всё вокруг – сами будете знать!


Балансируя в застёжках магнитных сандалий, полосатый пленник, в сопровождении бочкообразного «крыса», потопал по гудящим стенкам кабины в направлении узкого люка, ведущего в тесные, словно подземная гробница, спальные ячейки десанта.


- Системы функционируют нормально. Выходим за пределы пылевого облака. Отключение главного маршевого двигателя через десять минут. – более сдержанно продекларировал бортинженер.


- Вас понял. Снять щиты, войти в режим экономии энергии. Аппаратная, прогревайте нагнетатель. Навигация, начинайте вводить координаты точки прибытия. – важно распушив усы командовал генерал-лейтенант, вращая джойстики управления маневровыми приводами. Будучи до войны кадетом Высшей Лётной Академии Союза, он умудрился окончить её с железным знаком отличия первой степени, несмотря на постоянные притеснения в ней представителей не титульной нации государства. Поэтому совмещённая должность пилота и капитана пусть даже такого малозначительного корабля очень льстила его честолюбию.


- Герр Пирс, поступил ответ из центра. Желаете его просмотреть? – в поле обзора «дипломированного пилота» вылезла морда связиста.

- Да, показывайте, а то потом будет уже не до того. Надеюсь, командование уже придумало, что делать с этими непрошенными гостями.


- Миссия Галлар-Бру, миссия Галлар-Бру. Говорит генерал-фельдмаршал Уберкант. – на фоне боевого знамени «Раттгарда» изобразилась увешанная знаками отличия пузатая фигура, слегка квадратная и «замыленная» из-за алгоритмов сжатия канала связи.

- Ого! Не ожидал, что командование относится к этому настолько серьёзно. – Вандермеер прибавил громкость.

- Нами было получено сообщение непосредственно от представителя совета директоров корпорации BLi, господина Уай Пи Хорвильда, о том, что на их станцию номер четыре в пятнадцать часов по всемирному времени было совершено разбойное нападение со стороны войск Союза Семи Звёзд. В сообщении содержалось предупреждение, что часть группировки неприятеля отправилась к вам на перехват. Разведка подтвердила выдвижение значительных сил космического флота Союза со стороны сразу нескольких орбитальных баз. Мы срочно выслали подкрепление в точку вашего прибытия. Приказ: продолжать движение в штатном режиме. По прибытии по координатам назначения – в бой не вступать. Отходить на безопасное расстояние настолько, насколько это возможно. Держитесь, помощь уже в пути. И помните, груз должен быть доставлен, любой ценой!


- Вот оно, началось. Началось ведь, чёрт побери! Но откуда эти-то узнали? Будь прокляты торгаши с их поделками вместе! Чувствовал же, что ничего хорошего из этого не выйдет.


- Аппаратная, проверить готовность. – мрачно сопя под нос отдал распоряжение «крыс», туго затягивая ремни безопасности. – Начинаю обратный отсчёт.


<28>


17:04 по UTC. Господин Флюр шагает по коридорам 13-го сектора по направлению в свой отдел, довольно громко бранясь вслух.

- Что за беспредел творится на станции?! С ума можно сойти! Взять вот так запросто и отдать опытный образец кому попало. Да они хоть представляют, чего стоил нам этот образец? Нам всем ведь, им же в том числе! Да ещё и опасный, что отряд «Союзной» десантуры на отгуле. Как теперь перед заказчиком оправдываться будем, не представляю.

Проходя мимо резервных отсеков, Флюр обратил внимание на новую, недавно выкрашенную дверь, установленную вместо повреждённой в ходе недавних событий.

- Уже порядок навели. – отметил он про себя, наблюдая за синтетом, копающимся в осветительной арматуре под потолком – И скоро всё у нас будет как прежде. И всё вернётся на круги своя...

Спустившись по лестнице, программист остановился напротив личного отсека Крысы. «Крысья нора» безмолвно чернела пустотой сквозь щель неплотно закрытой двери.

- ...а что-то, быть может, уже и не вернётся. Эх, приятель, ну и вляпались же мы с тобой. Заглянуть, что ли? На память что-нибудь забрать. Может, ещё не все вещи успели вынести?

Некоторое время стоял он так в нерешительности, вглядываясь в темноту.

- Нну что стоишь? Заходи, раз уж пришёл! – перебил его раздумья знакомый ехидный голос.

- Санни! Живой? Выкрутился ведь всё-таки, бандит ушастый! – воскликнул Флюр, радостно вломившись в отсек и, как обычно, тут же обо что-то споткнувшись.

- Хех, а ты как думал? Как говорится, не дождётессь! – Крыса в полумраке сидел за обшарпанным столом, не то довольно ухмыляясь, не то просто кривовато улыбаясь своему приятелю. – Куда-то по делу шёл, или просто так, бурную деятельноссть изображаешь?

- Вообще, конечно да, по делу, но...ради такого момента дела могут и подождать. – Флюр, потирая ушибленную коленку, приветливо облокотился на столик, готовый от счастья тут же обнять грызуна, если бы тот дал для этого хоть малейший повод. – Знаешь, боялся, что уже не увижу тебя снова. Ты как, обедал хоть сегодня? Пойдём в пищеблок, чайку выпьем. Я угощаю! Заодно расскажешь о своих злоключениях. Ральфа с собой позовём. Представляешь, как он будет рад?

- Нет, раз уж ты здесь, то давай ссначала по делу всё обсудим, а уже потом чай. Может быть. – осадил его синтет.

- Приятель, нужна помощь? – озаботился Флюр - Давай, рассказывай скорее. Я не хочу потерять своего друга во второй раз!

– Присядь, сейчасс кое-что покажу тебе. Этто надо видеть. – Крыса, пыхтя, полез под стол, доставая из-под него какие-то железки.



- Ну и что у вас тут? Койка плацкарт? А номер люкс дать уже пожадничали? Вот ведь «крысы»! – недовольно промяукал Пит, протискиваясь в круглое отверстие отсека под номером «R53», спальной капсулы на четыре персоны. Вслед за ним, гулко ударяясь о переборки пузатыми металлическими боками, влезли двое его охранников и попутчиков по совместительству.

- Ви лежать сюда! Ремень дольжен быть фиксация...айй! – взвизгнул динамиком один из них, в очередной раз звонко приложившись шлемом в шершавый потолок.

- Без тебя знаю что «фиксация». – огрызнулся Питер, залезая на нижнее место. - Не меньше тебя, между прочим, «бороздил просторы вселенной».


Вытянув из угла койки гибкие автоматические стяжки, «тигр» обвязался ими крест-накрест, фиксируя себя на жёстком лежбище. Было видно, как в отсек просунулась усатая морда Дитриха, беззвучно отдала охранникам какие-то распоряжения и снова скрылась в бледно мерцающем коридоре.


- Фу-уф, у меня уже весь хвост вспотел в этой консервной банке! Ганс, не тупи, залезай на койку. А то опять старт прозеваешь, и будет тебя кидать по всему кораблю. – бронированный «крысюк» со щелчком снял шлем и, фыркая, стал приводить в порядок потную мордочку.

- Иду, иду. – его сослуживец, аналогичным образом освободившись от шлема, что-то сосредоточенно набрал у себя на пузе. Щёлкая и скрипя металлополимерами, его костюм раскрылся, словно конструктор «Лего», освобождая из своих недр щупленькое серое тельце в семейных трусах с узором из ломтиков сыра. Продолжая жужжать и поскрипывать, чудо раттгардовских технологий сложилось в довольно удобный, хоть и солидных размеров, заплечный рюкзак. Лишь пара незаметных проводков продолжала соединять его с мохнатым затылком владельца.

- Эй, а ты не забыл, что тут у нас этот...полосатый сидит? – почти на ультразвуке пропищал первый «крыс» - Ты слышал, что сказал Дитрих, он опасен...наверно.

- Что? Ничего не понял. – пропищал второй, кувыркаясь в невесомости.

- Полосатого, говорю, не боишься? – насколько возможно «басовито» попытался пискнуть первый

- А, ты про это...да ну его, что он сделает? Уверен, он и сам боится нас больше, чем Дитрих его. И вообще, Раттгард не должен бояться каких-то там «имперцев». Это «имперцы» боятся Раттгард! – боевой грызун показал худенький кулак в сторону «тигра», плавно взмывая к потолку. Сослуживцу пришлось за хвост возвращать его с «небес» на койку, явно на пару размеров большую, чем было бы достаточно.


- Так они и будут теперь тут визжать, пока не приедем? Вот блин. Был бы здесь наш ротмистр, он-то уж научил бы вас всех на задних лапках ходить! – мрачно подумал Пит и отвернулся к стене, облепленной трёхмерными фотографиями голых «тигриц». Очередной след, оставленный прошлыми обитателями данного места. По обшивке корабля звонко лязгнуло пять раз подряд. Это пришвартовывались охрана, чтобы не отстать от материнского корабля.


- Фюнфцейн, верцейн, драйцен...Waffenfach, schuss vorbereiten – хрипло приказал голосом Вандермеера обшарпанный динамик под потолком – А для непонятливый «имперец» - мой отдельный предупреждений о десятисекундная готовность!


Питер почувствовал, как постепенно затихло надрывное гудение стен. По всему кораблю погас свет. Лишь дежурные указатели, на «имперском» языке обозначающие направление экстренной эвакуации, продолжали светиться тёмно-красным цветом. На короткое время воцарилась тишина. Было лишь слышно, как на соседних койках робко пытаются общаться его охранники.


- Ох, держись, старик. Щас накроет! – Пит с отвращением зажмурился. – Надеюсь, эти серые хоть знают дорогу на свою базу? А то истратят весь запас «ковырялок», и всё, кранты. Очередной конвой, пропавший без вести. Сколько у нас их принято держать в запасе? 10, 15 штук? Не могу вспомнить толком.


А тем временем, в переднем отсеке корабля «крысы»-оружейники как раз подготавливали к старту ту самую трофейную «ковырялку»: специальный снаряд, похожий на толстую, сильно сплющенную с боков чёрную торпеду, испещрённую по всему корпусу знаками лучевой опасности и грозными предупреждениями на «имперском». Официально данный прибор, однако, назывался «Термореактивный субатомный деформер, модель «Прапти-1» и представлял из себя ни что иное, как лицензионную копию снаряда Typ.W48, разработанного когда-то в Совете Наций. Устаревшее, сложное в настройке и применении изделие, имевшее большую погрешность по установке «сшиваемых» координат пространства, но ничего более совершенного промышленность Союза Семи Звёзд осилить к тому времени не смогла. Специально обученные “крысюки» в защитных масках и толстых полимерных перчатках отсоединили от своей чудо-ракеты кабели заряда и программирования, а затем медленно и осторожно, словно сделанную из папиросной бумаги, понесли её к стартовому орудию.


- Герр Пирс, мы готовы! – напряжённо процедил главный из них, аккуратно затягивая последнюю задвижку.

- Дрей, звей, айнс...Старт!


Разгоняющийся «деформер» резко встряхнул корабль так, что все, кто плохо пристегнулся, послетали со своих мест. Ослепительно сияя столбом голубоватой плазмы, ракета быстро отдалялась от запустившего его корабля. Как только расстояние между ним и снарядом достигло определённого значения, бортовой автомат инициировал подрыв. Раскалённый, яркий, словно тысячи звёзд, огненный шар вырвался из недр снаряда, стремительно расширяясь в пустом пространстве, готовый вот-вот испепелить находящийся прямо перед ним конвой. Но в последнее мгновение, повинуясь иным, гораздо более могущественным силам, резко схлопнулся в мельчайшую точку. Крохотная «чёрная дыра», вызванная из небытия запредельным воздействием, жадно втянула в себя всё, что было вокруг, и, спустя миллиардную долю секунды, сама бесследно исчезла, напоследок едко срыгнув импульсом гамма лучей.


А тем временем, на расстоянии в сотни световых лет, на несколько минут раньше этих событий, из ниоткуда стремительно выскочил транспортный корабль «Союза» с болтающимися на привязи грузовыми контейнерами, в окружении разлетающегося вороха мелкой газовой пыли, оставшейся после отработавшего «деформера». Всего-то на сотню-другую километров в стороне от заданной «точки перехода». Для таких технологий – весьма достойный результат, подтверждающий высокую квалификацию артиллеристов «Раттгарда». С которым они вполне могли бы себя поздравить...если, конечно, были бы в состоянии адекватно соображать в данный момент.


<29>


Перед глазами сверкнула яркая вспышка. Затем – кромешная темнота. Из которой снизу вверх вдруг потянулись светящиеся надписи на незнакомом языке, цифры, таблицы. Сначала белым цветом, потом красным.(31)


- Эээ, какие-то совсем не те ощущения. – озадаченно отметил Пит про себя. – Что происходит, чёрт подери?

Он открыл глаза...и почти машинально ухватился за поручень, прежде чем днище падающей с высоты бронемашины резко не врезалось в приближающуюся поверхность, отчего весь её экипаж вначале дружно охнул, а потом выругался на «имперском». Поднимая фонтаны чёрных маслянистых брызг, броневики один за другим катапультировались с идущего на бреющем полёте тяжёлого транспорта-носителя «Союза» и, ревя турбинами и высоко подскакивая на кочках, на огромной скорости продолжали нестись вперёд, формируя длинную колонну.

- Ага, теперь...теперь я, кажется, вспоминаю. Это же я...мой отряд сейчас, на задании. На очередном задании. Но на каком же? – Пит протёр забрызганное чёрной грязью стекло шлема и посмотрел вверх. Почти всё небо заполнял огромный, пульсирующий рыжеватыми узорами багровый диск умирающей звезды, на фоне которого медленно взмывал вверх тёмный силуэт транспортного корабля, коротко сверкая проблесковыми маяками. Быть может, по астрономической классификации Бхедья Анкх и являлся всего лишь «крохотным белым карликом», но, по крайней мере, здесь это был огненный гигант, жар которого прорывался даже через мутную атмосферу безжизненной планеты. В его тусклом освещении просматривалась вереница узкой, утопающей в грязи дороги, разбитой многочисленными взрывами. Питер обернулся на своих попутчиков. Голографический «помощник дополненной реальности» привычно отметил всех на стекле шлема зелёными метками, как «своих». По радиосвязи было слышно их переговоры.

- Чатур, вот ты, если такой умный, объясни, на кой им всем сдалась эта Холодная Луна? – пробубнил в маску один из штурмовиков.

- Балда ты, Кунд! – его собеседник укоризненно постучал перчаткой по шлему. – Не читал что-ли? Здесь, это, уникальная природная экосистема, между прочим! Во-он там, из этой горячей штукенции время от времени раскалённым паром пыхает – многозначительно показал он пальцем вверх. – Проту-беранцы, называется. Вот, а Луна эта потому и называется «Холодной», что она холодная, допёрло? Нет? Ну, смотри, пар этот остывает, когда долетает до неё, а потом здесь идут чёрные дожди.


Повсюду, насколько было видно в багровой полутьме, вся земля была обильно залита маслянистой субстанцией. «Чёрное золото» было везде. Даже в воздухе нависал мелкий туман, состоящий из этой гадости, ярко мерцающий в свете прожекторов движущейся колонны. По сторонам дороги тянулась бесконечная вереница трубопроводов, местами недостроенная, местами разрушенная регулярными бомбёжками «Союза», уже заметно подгнившая под агрессивным воздействием местной среды.


- Ну и, дальше что? – штурмовик снова не понял, что в этом такого важного.

- Ну и балда же ты, Кунд! – его собеседник ещё более укоризненно постучал перчаткой по шлему. – Вот из чего, ты думаешь, это штука на голове у тебя сделана? Да вообще всё, чем ты пользуешься по жизни? Всё это по-ли-ме-ры! Понял? Из этой самой жижи их и делают. Вон, другим ради неё приходится свои планеты ковырять, за астероидами охотиться. А здесь – вот оно, в чистейшем виде! Только лапы подставляй, само течёт. Да ты глянь, сколько течёт!

В просветах между трубами, где-то вдалеке до самого горизонта чернело гигантское искусственное «озеро», до краёв наполненное сырыми «полимерами».

- Про «чистейший вид», это ты, конечно, сморозил! – хмыкнул тот в ответ.

- Слыш, достали уже трепаться! Щас из-за вас «саблезубых» пропустим. – раздражённо перебил их медик.

- А мне наоборот, интересно было послушать. – робко отозвался молоденький «тигр» справа от Питера. – Нам в академии ничего об этом не рассказывали.

- Эй...а тебя ведь, кажется, Йува звать, верно? – неуверенно спросил у него Пит.

- Так точно, сэр, слушаюсь! – вытянулся по струнке новобранец, чуть не выронив снайперскую винтовку.

- Так, Йува, ты, лучше, дурака не валяй, а смотри по верхам. Вон за теми вентилями над нами может прятаться их разведка. Мы тут у них будем как на ладони! – многозначительно, но всё же как-то неуверенно ответил Пит. И хотел что-то добавить ещё, если бы его не перебил сигнал общего вызова.


- Аллё, говорит Бек, всем отрядам доложиться о высадке! – рявкнул в наушнике грубый командирский голос.

- Альфа на связи, мы высадились.

- Браво на связи, у нас всё нормально. – по очереди отвечали командиры.


- Это я что, до сих пор был в отключке, что-ли? Ого, можно сказать, целую жизнь прожил в ней. – рассуждал про себя Пит. – Что-то с памятью моей стало, хоть в дурку ложись! Ладно, сейчас, главное, живым с задания вернуться, а с психическими заморочками разберусь после.


- Дельта! Хоть ты у нас и новенький, приказы тебя касаются не в меньшей степени! – требовательно повторил голос.

- А, да это...Дельта на связи. Высадка произведена. – встрепенувшись, ответил капрал.

- То-то же. Всем продолжать движение по трассе, пока не пройдём 21 квадрат. И попытайтесь при этом сохранить хоть какое-то подобие строя, ёж вам в глотку!

- Да, теперь я вижу. Мы и правда, на Холодной Луне, чтоб её! – медленно продолжил десантник, словно что-то пытаясь осмыслить.

- Э, командир, ты чё щас сказал? – растерянно переспросил в наушнике его сосед сзади.

- Мы на Холодной Луне, говорю. Да ещё и под чужим командованием. Ясно...ээ, штурмовик Кои? – сварливо, словно объясняя прописные истины, ответил ему Пит, прочитав имя, высветившееся напротив значка связи.

- Ну, как бы...да. А ты сомневался, что-ли? – ещё более растерянно покосился на него солдат сквозь полупрозрачный «ушастый» шлем.

- Капрал, что с тобой происходит? – озабоченно отозвался медик. - Ты с утра ходишь как не в своей тарелке! Ты когда последний раз диспансеризацию проходил?

- Да это он просто здешней атмосферы надышался. – хихикая, объяснил Чатур – У меня самого от этой шмони башка идёт кругом.

Только сейчас Питер ощутил мерзкий тошнотворный запах, просачивающийся даже через кислородную маску. Отвратительная смесь затхлого перегноя и серы, от которой тянуло зажать нос и бежать куда подальше.

- А ну, разговорчики отставить! – рявкнул он в ответ. – К слову, ты, как тебя там звали-то...Расаян, проверь состав этой самой атмосферы. Я не в курсе, что будет за задание, но чую, без стрельбы оно, как всегда, не обойдётся.

А про себя подумал: - А может, и правда надышался, оттого и путаю теперь реальность с глюками? Вот дерьмо, а нас ведь не предупреждали, что эта местная химия действует, как дурь. Ещё не хватало нам теперь превратиться в токсикоманов.

Полковой химик открыл небольшой металлический чемоданчик, раскрашенный в цвета «хакки», и, держа его настолько ровно, насколько позволяла тряска, подключил к своему шлему толстым проводом в оплётке, наподобие душевого шланга. Какое-то время пыхтение насоса из коробки перекрывало вой турбин.

- Ещё секунду...прибор говорит, аэрозолей около трёх процентов, но я что-то в это не верю, сам на улицу глянь. – выдал химик своё заключение – Похоже у меня снова фильтры накрылись, блин.

- Ясно – пробурчал Пит. – Тогда всем перевести стволы на первое деление. Огонь - либо одиночными, либо в упор. А то бомбанёт ещё, не приведи Император.


Мимо проносились развороченные ректификационные колонны, руины строительных бараков, горы грузовых контейнеров, отброшенные взрывом с мест складирования. Похоже, подобные инциденты случались здесь неоднократно.


- Звери, впереди большая колдобина. Держись! – крикнул водитель по связи, прежде чем бронемашину в очередной раз резко подкинуло и ударило днищем об землю.

- Сэр Чантур, разрешите обратиться? – робко проговорил в наушнике молодой снайпер, поправляя сбитый прицел – А может, вы мне расскажете, кто такие эти, как их называют...«саблезубые»?

- Ну даёшь, молодёжь! – закашлялся «бывалый» десантник. – Уголовники они все, зэки, короче. Наш Император – он ведь мудр и справедлив, как никто другой. Вот когда тут всё надо было начинать строить, он такой и говорит, мол, зачем дорогое оборудование и честных работяг на это дело пускать, когда куча всяких негодяев, предателей Родины по тюрьмам сидит. Хватит, говорит, им на халяву сидеть без дела, пускай отрабатывают отсидку! И свозили их сюда, со всего «Союза», пожалуй. Вкалывать за жрачку.

- И чё, отработали? – удивился Кунд.

- Да щас, как же. – Чантур временно сдвинул маску, чтобы сплюнуть – Они, видите ли, свою долю стали требовать! Потом подняли бунт, мол, Император у нас не тот, и власть вообще не та. Зэки, чего ещё от них ожидать? А потом их кто-то ещё и поддержал, кто-то с ними стал заодно. Знаешь, как говорят, на каждого дурака такие же дураки всегда найдутся.

- Ну и дела. – удивился про себя Питер. – А почему я раньше не слышал эту историю? Или, может, слышал, да намертво забыл?


Тем временем, колонна бронемашин приближалась к своей цели – невысокому холму, обросшему ржавыми заводскими постройками.


- Знач-так, «бесстрашные амазонки», почти приехали. – В эфире снова появился главный командир. Машины постепенно стали сбавлять скорость.

- На сегодня задача простая, как раз для таких, как вы. – продолжал грубый голос в наушнике. - На вентильной станции засела небольшая группа «саблезубых», пытаются восстановить подачу сырья в кислородный генератор. Император приказал пустить всех в расход. Никаких пленных и раненых, всех валить на поражение! Альфа – заходишь справа, Браво – на левый фланг. Дельта – через центральные ворота. Не дрейфь, разведка доложила, у них оружия почти не осталось!


Колонна подъехала почти к самым заводским воротам. Которые оказались открытыми настежь и, по-видимому, уже давно не функционировали.

- Ну, кого ждём? Пошёл, пошёл, пошёл!!! Эх, разомнёмся! Наконец хоть что-то мне знакомое. – Скинув винтовку с предохранителя, Питер рванул вслед за своими товарищами. Мимо промелькнула фигура рослого командира, очень яростно направлявшего десант по запланированным направлениям.

- Да, всё знакомо. Словно миллион раз уже здесь проходил. Какое странное ощущение. Как его называют? «Де жа вю», вроде бы... – смутно размышлял про себя капрал. На экране «голографического помощника» высвечивалось примерное расстояние до каждого члена отряда. – Так, щас я перелетаю через это укрепление. Потом за ограду, мимо проходной. Потом будет монорельс, двоих я отправил вдоль него, а сам пошёл к цистернам.


Похоже, командование было полностью уверено, что здесь окопались лишь безоружные остатки «сопротивленцев», поэтому не стало высылать вперёд разведывательных дронов. Даже не подготовило пути отступления.

Вооружённые «тигры» постепенно разделились на три отряда. Два их которых, пригибаясь, двинулись вдоль полуразрушенной стены. Осматриваясь сквозь экраны тепловых прицелов, бойцы отряда «Дельта» один за другим вбежали на территорию заброшенного предприятия и рассыпались по зданиям, строениям, подвалам в поисках своих жертв. Питер, пригнувшись и шаря прицелом своей LZ по возвышенностям и тёмным углам, двигался последним, прикрывая тылы.

- А теперь я отхожу в сторону поваленного крана, и чуть не спотыка-аюсь! Об эту вот, чёртову трубу, да. – словно по сценарию комментировал Пит свои перемещения. – Проклятые лужи, они тут везде.

- Капрал, да тут уже сто лет, по ходу, никого не было! – растерянно отчитался один из десантников. – Вся электроника сгнила, склад давно разграблен.

- Говорит Кои, у меня всё пусто. Конденсатор кислородного куба, похоже, давно «охотники за цветметом» выдрали.

- Фархат на связи, у меня тоже ничего. Только ящики пустые лежат.

- ...вот, а дальше я им, такой, отвечаю: «Да быть не может! Смотрите лучше, может, там у них где-то есть подземный схорон?» – сообщил Пит, но тут же подумал про себя. – А если и есть, то что с него толку, если они хотят восстановить подачу кислорода? Здесь ведь исправные агрегаты нужны, а не убежище. Да, вот эта самая мысль мне сейчас как раз и должна была придти! – необычное чувство возвращающейся памяти начало полностью захватывать его сознание.


Питер прижался к порыжевшей стене бывшего барака, чтобы перевести дух. Медленно, словно во сне, негромко звякая по оцинкованной крыше, вниз скатилась пустая пластиковая канистра.

- О, вот и оно! Тот самый момент, с которого вся заваруха начинается! – чуть ли не с радостью воскликнул он. – Теперь я должен буду, резко «Лизу» вверх. А теперь - за угол, потому как чую, что там кто-то прячется. Но по дороге натыкаюсь на...

Пит выскочил за покосившийся угол барака и увидел странное зрелище: десантник, один из его отряда, словно изо всех сил бежит...на месте, никуда не двигаясь! С каким-то странным, ошарашенным выражением на морде.

- Ох, ни фига себе! Друган, как у тебя так получается?! – удивился капрал.

- Помоги мне. Я не помню. Я больше ничего не помню. Не помню. – твердил тот, словно в бреду.

- Ха, зато я тебя помню, чувак! Тебя же первым и уложили на месте, вот с этой самой крыши. Прямым попаданием!

И только он это сказал, тут же десантник свалился в грязную лужу, как подкошенный.

- Спасибо, теперь мне намного легче. – проговорил он, обливаясь кровью.

- Точно, начали, значит, с тебя. Следующим пошёл Чантур, который по радио вдруг как заорёт...

- Звери, кажется, я здесь кого-то нашёл...ох, ядритить, ты ещё что такое?! ААААА!!!! – сеанс связи резко оборвался.

- Да, вот же оно! – Питер радовался, словно угадал слово в телешоу. И так по одному, нас всех здесь...перебили? Чёрт возьми, да что за бред я несу?! – наконец он пришёл в себя, в ужасе схватившись за голову. - Алё! Алё, мать вашу, ответьте!!!


- Альфа, Браво, ответьте же кто-нибудь?! – капрал выбежал на разгрузочную станцию, напротив монорельсового съезда. Поскользнулся на рассыпанных пластиковых гранулах, поднялся, чертыхаясь. – Все кто меня слышит, срочно на исходную! Немедленно! Мы в засаде! Слышите? Центр, врубайте моторы, нам надо уносить отсюда свои полосатые жопы, пока не поздно!

- Тютютю, куда этто мы собрались? – в наушнике прозвучал до боли знакомый ехидный голосок. – Машина дальше не пойдё-ёт!

-ТЫ?! Да быть. Не может. – Питер остановился в шоке. – Ты откуда здесь взялся? Говори, это ты всё подстроил, да?!

- Ну, по правде говоря, нет. – продолжал вкрадчивый голос в наушнике. – Но мну тоже оччень бы хотелось знать, кто именно. А тебе, милый пушисстик, разве не хотелось бы?

Пространство вокруг словно начало расти. Чёрнеющие стены вокруг поползли вверх, с них полилась чёрная дрянь, постепенно превращаясь в густую, запекшуюся кровь.

- Удачи всем нам, и великих свершений! – внезапно Пит услышал прямо перед собой очень важный, представительный голос. И в следующую же секунду чьи-то сильные и ловкие лапы схватили его сзади, затягивая в кровавую пустоту.


<30>


17:17 по UTC.

- Послушай, так ведь это же...гениально, друг мой! – с восхищением воскликнул Флюр. – То есть, теперь, если я правильно понял твою хитрость, мы должны будем всего лишь сочинить для заказчика какую-нибудь красивую историю, что, мол, у нас уже всё было почти готово, но союзники «Саблезубого братства», скажем, напали на промежуточный пункт курьерской службы доставки и выкрали опытный образец. Эти «партизаны», как ты говоришь, постоянно...?

- Да, постоянно «пасут» их посставщиков. Так что проверить ссразу же наши «байки» у них никак не получится. А потом будет уже поздно, да и не до того соффсем. Ссвою шкуру бы спасти успели. – без особого воодушевления отозвался Крыса, сосредоточенно что-то сшивая на столе белыми хирургическими нитками. Рядом с ним стоял пузатый пластмассовый ящик с выпуклым, стеклянным экраном и надписью «32ВТЦ 201» на кириллице. На экран, слегка подёргиваясь из-за плохой настройки, выводилась двухмерная версия рабочего стола SynthOS, крутившейся где-то в недрах синтетического «грызуна». Приложение «поиск» уже продолжительной время копалось в недрах его файловой системы, разыскивая что-то важное.

- Так что достаточно немного подождать, и всё, проект останется без заказчика, и мы никому ничего не будем должны! Получив, при этом, хоть какой-то аванс. Да ещё и с новой властью удачно подружились. – ведущий программист был в восторге - Да, тебе определённо нужно сидеть не здесь, в темноте за железками, а вон там, в белых кабинетах отдела маркетинга, как минимум. Нет, в Совете директоров тебе надо быть! А действительно, давай, напиши-ка заявление на имя Хорфильда, не скромничай. Повод удобный, и мы все тебя поддержим.

- Нну-ну, вот только эттого сейчас и не хватало. – проговорил TLD, отвлекаясь от работы посмотреть на результаты поиска.

- Что не так, приятель? Ты в очередной раз обвёл всех вокруг пальца, и теперь этому не рад? – недоумевал Флюр.

- Да? Ффсех обвёл? А ты уверен, что ффсех? Или наоборот, это мну обсставили, как наивного «крысёнка»?! – неожиданно резко ответил грызун, поднявшись из-за стола. – ага, вот и оно, нашёл. Вот, взгляни-ка и учись, как надо сочинять «крысивые исторрии»!


С этими словами он подкрутил резкость на мониторе и подвинул его поближе к собеседнику. Открывшееся окно плеера развернулось на весь экран, воспроизводя видеозапись.


- Коллега, возьми уже, наконец, нормальный голографический проектор! – хихикнул Флюр – А таким «артефактам далёкого прошлого» место в музее, или на аукционе любителей старины. Сбрось заявку на склад, уж тебе-то его даже бесплатно выделят, и не один...о господи. Какой ужас, ты где это взял?!


Возможно, продолжение следует...


___________________________________________________________________________

(1) UTC – «всемирное координированное время» (часто говорят, «по Гринвичу»), принятое на Земле. В BLi практически везде используются земные стандарты.

(2) Правильное название - Research and Producing Station #0004. Одна из многих станций космического базирования, принадлежащих Корпорации. Сотрудники на своём жаргоне обзывают её «Полынь».

(3) Из классификации BLi – “Top Level Developer” - высшая должность разработчика. Все TLD, как «природного происхождения», так и синтеты, имеют «неограниченный статус личности» и максимум привилегий. На местном жаргоне – «платиновые ошейники», т.к. каждый TLD носит специальный знак отличия - ошейник из платины 99,99%. Только никого особо не радует такая «роскошь». Об этом как-то не принято говорить, но в каждом из них смонтировано миниатюрное взрывное устройство с дистанционным управлением. Дальше, думаю, и так всё ясно...

(4) Ну, как водится, он «немножко» преувеличил. Хотя на самом деле, Союз имел на тот момент самое большое количество своих колоний среди других империй. Намного позже с потрохами был поглощён гораздо более крупным образованием – «Альянсом».

(5) «Первичная материя» - так на внутрифирменном жаргоне называют раковую ткань, используемую для производства синтет и синтет-изделий.

(6) «Делать по живому», «работать по живому» - ещё одно жаргонное выражение. Имеется ввиду процесс создания синтета непосредственно из организма живого существа. В отличие от «работы по болванке» - создания синтета из «заготовки», вырезанной из раковой ткани.

(7) «Контроллер поддержки» – эдакий «второй мозг» синтета. Очень ответственный киберимплант, связывающий живую биоматерию с остальными имплантами, а также обеспечивающий множество дополнительных функций.

(8) - «ЦМД-драйв», «ЦэЭмДэшник» - накопитель на базе цилиндрических магнитных доменов (например, советские К1602РЦ..). Почти забытая земная технология была возрождена и кардинально усовершенствована в BLi. На её основе стали создавать носители невероятно большой ёмкости и размером с современную флеш-карточку и менее.

(9) ARM – Advanced RISC Machine (© ARM Limited) Процессорная платформа. Широко применяется для встраиваемых систем. В синтетах, изготавливаемых в BLi, «контроллер поддержки» как правило имеет т.н. ARM v550f -совместимое вычислительное ядро. У Крысы имплантирован «древний» чип EV3000. Это «гипотетически возможное развитие» платформы Alpha (© Digital Equipment).

(10) Throbbing Gristle, «Maggot Death - Southampton», album «The Second Annual Report»

(11) «Нейрофлекс» (NeyroFlex) – весьма специфический биоинтерфейс, фирменная разработка BLi. В основном используется для подключения сравнительно новых моделей синтет к дополнительному оборудованию и внешним сетям коммуникаций. Выглядит как небольшой шрам на ладони на 1 или (значительно реже) 2 лапах. Ответная часть представляет собой контактную площадку. Особенно удобен для оперативного подключения к системам вооружений (кибернетические винтовки и т.д.), поэтому чаще используется в военной продукции.

(12) «Отверстие в шее» - интерфейс MF-8. Был разработан на Земле. Изначально разрабатывался для киборгов, но отлично подходит и для синтет. Со временем стал де-факто стандартом в синтет индустрии. Того времени...

(13) – по запаху что-то среднее между ванилью и ландышем.

(14) – «Ночной Ястреб» - проект сверхтяжёлого грузового межгалактического летательного аппарата нового поколения. Впоследствии такие машины заменили значительную часть грузового флота BLi. Лёгкие боевые версии летательных аппаратов этой серии на описываемый момент уже вовсю были в ходу у Корпорации (те самые «треугольники» далее по тексту).

(15) – он имел в виду переключатель на внутренней стороне ошейника, с помощью которого любой TLD по желанию может сам привести взрыватель в действие.

(16) «Дьюары» - сосуд Дьюара, специальная ёмкость для хранения и транспортировки криогенных жидкостей.

(17) «Гербера» - в определённом смысле шутка. На самом деле Gerber – это формат описания топологии печатных плат в промышленности.

(18) «Ярмарка Плоти» - этакие межгалактические «Бои без правил». Под давлением общественности, безумное и ужасно кровавое зрелище в конце концов было запрещено. Однако на описываемый момент популярность шоу была на пике.

(19) – в Корпорации основным и одновременно рабочим языком является упрощённый английский.

(20) «Лиза» - средняя плазмовинтовка LZ-255GT, стандартное вооружение десанта Союза Семи Звёзд.

(21) – не показалось. В данной модели и в самом деле имелось полное дублирование сердечно-сосудистой системы. Соответственно, и два сердца, работающие в параллель.

(22) «Полосы испытаний» - специальные полигоны, созданные в Корпорации для проверки экспериментальных моделей продукции в условиях, близких к рабочим. Всего существует несколько разновидностей таких полигонов, предназначенных для испытаний изделий разного назначения. «Базовый» вариант предполагает испытание на способность изделия добраться из точки А в точку Б с проверкой выполнения стандартных движений, рационального движения по пересечённой местности и способности преодолевать простейшие препятствия.

(23) – на самом деле, не совсем так. У всех рабочих единиц существуют весьма жёсткие рамки возможностей передвижения, вплоть до запрета на отпирание какой бы то ни было двери. Но может быть, кто-то внёс отпечаток его ладони в базу данных доступа?

(24) – «песочница» (sandbox) — в компьютерной безопасности механизм для безопасного исполнения программ. © Wikipedia

(25) - «Пасхальное яйцо» (англ. Easter Egg, сленговое пасхалка) — разновидность секрета, оставляемого в игре, фильме или программном обеспечении создателями. © она же

(26) – как правило, такие «приглашения» заканчивались списанием провинившегося работника.

(27) – возможно, он имел ввиду какую-нибудь «программную библиотеку для шифрования»?

(28) Сбрить вибриссы - традиционное выражение траура среди титульной нации «Союза». Означающее примерно «Без тебя мне нечего осязать в этом мире».

(29) – на кораблях «Союза» во время перелётов обычно использовалась кислородно-гелиевая атмосфера, как легче регенерируемая, а также обладающая меньшей плотностью и более стабильным химическим составом.

(30) – возможность сверхдальних перелётов в космосе появилась в своё время благодаря освоению технологии, в понимании обывателей чем-то напоминающей телепортацию. При этом транспортное средство вначале отходит в точку пространства, максимально свободную от космической пыли и прочих следов материи и далее совершает т.н. «переход» в другую точку, практически мгновенно появляясь в ней и исчезая в предыдущей. Расстояние, преодолеваемое за один такой «переход», определяется оснащением и возможностями конкретной модели космического аппарата. Учитывая, насколько опасно наличие материи в точке прибытия, со стороны Межгалактического Совета Наций ведётся строжайший учёт и контроль известных «чистых зон» пространства.

Как правило, биологические организмы довольно плохо переносят физические явления, используемые для создания «перехода». К побочным эффектам для разумных существ относится слабость, тошнота, судороги, временное помутнение сознания.

(31) – консоль аварийного восстановления, типичная для операционных систем SynthOS.

(32) – подразумеваются “Net logon fingerprints”, специальные цифровые идентификаторы, назначенные каждому пользователю внутрикорпоративной сети BLi. Они автоматически вставляются во все исходящие пакеты данных, что помогает службе внутренней безопасности осуществлять наблюдение за деятельностью сотрудников.

_____________________________________________________

Персонажи:

«Крыса» (E.J.SanYo)

Ральф (Ralf)

Эдвардс (A. Edwards)

Спарки (E. Sparky)

Томсон (G. Thomson)

Саймон (M.T.Saymon)

Смит (R. C. Smith)

Флюр (J.P.Flur)

Алисон (M.F.Alison)

Графт (E. N. Graft)

Клэй (Klay RRC Jr.)

Хитер (Heather Mah)

Ген. консул (g.consul of The 7 Stars League, T. TamMaah)

Дирекция

Хорфильд (Y.P.Horfield)

Йерн Петрович Кабыздох (Kabysdokh G.P.)

Зинович Эми фрам-Ратт (Zynovich E.R.)

Хоган (Hogan 11-st) – тех. директор

Ньюэрэбл (J. R. Newarable) – юрист

Ёсида (Yasida Kun)

Вандермеер Пирс - генерал-лейтенант

Дитрих

Курт

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: fox mccloud «История одной любви», Коул Андерсон «Вновь начинается бой: Новый мир и порядок»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален