Furtails
Adam Browne
«Марсианские псы»
#далматин #динго #дог #мышь #овчарка #пес #разные виды #хаски #милитари #приключения #романтика #фантастика #ротвейлер
(Текст интерактивный, желающие могут его править. Для этого нужно кликнуть курсором на отрывок, который желаете исправить, и в появившемся окне сделать это, подтвердив изменение нажатием кнопки "ОТПРАВИТЬ".)
Для желающих заняться редакцией всерьез вот ссылка на очень полезный в этом деле сайт:
https://context.reverso.net/перевод/английский-русский/Freestone





МАРСИАНСКИЕ ПСЫ

"Пёс из машины"
Adam Browne






"Всегда вперед…"


Признание

Я хотел бы поблагодарить своих сторонников, особенно тех, кто предоставил обратную связь по этой книге до публикации.

Этот роман обязан своим существованием другой моей истории, которую я кратко опубликовал, прежде чем отозвать. "Марсианские псы" - вот какой должна была быть эта идея.
Итак, после долгой саморефлексии, упорного труда и поощрения, вот оно.


Примечание автора

Дорогой читатель, в отличие от моей предыдущей книги "Imperium Lupi", - "Марсианские псы" находятся во вселенной, где вместо людей только собаки. Большинство локаций, исторических событий, общественных деятелей, других животных и природы в целом, кроме вымышленных или фантастических элементов, остаются неизменными из нашего мира.
Породы собак и их названия, хотя и узнаваемы, не обязательно отражают их реальные атрибуты и не являются комментарием к какой-либо человеческой культуре, стране, религии или расе.

Эта книга включает в себя список кораблей с портретами каждого Икс-пса, а также список персонала для сотрудников "Олимпус текнолоджи" и словарь терминов. Хотя были приложены все усилия, чтобы не испортить повествование, я полагаю, что лексикон лучше избегать до девятой главы, а подробные биографии Х-псов лучше читать после пятнадцатой.





Пролог: 15 лет назад

- Убедись, что он в безопасности. Только не он, а тот, другой, черный; белый просто шумит сильнее.
- Им ведь дали успокоительное, верно?
- Думаешь, это имеет значение для таких вещей? Они все равно сломают тебе шею в мгновение ока.
Щелчок пальцев.
- Не веришь мне? Я сражался с ними на войне. Ну, не эти двое в особенности, а точно такие, как они. Из-за этих мерзостей погибло много хороших собак.
Черные были хуже всех. Хладнокровные убийцы, все до единого.
Шеп слушал, подергивая ушами и мордой под респиратором, пока проверяли и затягивали ремни. Он слышал, как Эш кряхтит и что-то бормочет где-то в другом конце комнаты.
- Мразь! - прорычал он слабым голосом, но всё ещё не сдаваясь. - Поставь нас… на льду будешь ли ты? А мы нет… ничего страшного, мы же собаки! Мы думаем! Мы чувствуем! Мы истекаем кровью!
- Как и все солдаты, которых ты убил, мальчик!
- главный пёс залаял. - Будь моя воля, я бы вышвырнул твою задницу в космос и разбомбил её в пыль, несмотря на весь вред, который причинила нам эта фабрика уродов. Ты не выиграл войну, ты жульничал, со всеми своими автоматами и дерьмом вроде тебя.
Тишина.
- Но сделка есть сделка, а Земля чтит свои сделки. Ты все равно что покойник. Как только обмен пленными закончится и вы вернетесь на Марс, вы останетесь на льду.
Они тебя не разморозят, О нет. Им больше не нужны ваши синтетические хвосты, разве что для хранения в банках в качестве "образцов".
Главный пёс сплюнул, возможно, на Эша – Шеп даже не открыл глаза, чтобы посмотреть.
- Пора спать, урод.
- Гррффф! Гаг! Шеп! Шеп! Братец!
Жужжание и гудение механизмов, звук закрывающейся, запирающейся двери. Приглушенные протесты Эша затихли под шипением газов.
"Фссс!"
Он исчез.




Довольно скоро настала очередь Шепа. Собаки подошли к нему, нажали на какие-то кнопки. Кровать сдвинулась и со стуком во что-то врезалась, он не хотел смотреть, да и вообще не очень-то заботился. Это было легко для него, он был 00, нулевая модель. Все вопросы, все пытки, все дьявольские штучки, которые они придумали для него, были тщетны.
Это Эш страдал, 01, проникнутый истинным чувством, как и он.

"Бедный Эш, мой брат…"

Огромное сердце Шепа подпрыгнуло в его огромной черной груди, и его блестящие глаза открылись.
И это все? Неужели это то, что нужно?
"Фссс!"


ПЛЕСЕНЬ


1

- ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ НЕИСПРАВНОСТИ ПАЛУБЫ 12. ЖЕРТВЫ СООБЩИЛИ ПАЛУБЫ 29, 30, 31. РАЗВЕРТЫВАНИЕ ГИППОКРАТА AUTOMUTTS.
Черные уши Элфи насторожились, когда она услышала, как искусственный интеллект корабля подает последний отчет о повреждениях.
Она посмотрела на свою мать, покрытую белым мехом, чьи яркие собачьи глаза были прикованы к голографическим экранам, гудящим на карусели, её значки и медали сверкали в неоновом свете.
На экране зловещая, почерневшая масса текла по коридорам корабля подобно потоку лавы. Он выпустил дюжину щупалец, обвивающих пол и стены, затем последовало основное тело, растущее, поглощающее, кошмар, одержимый случайными зубами, глазами и бьющимися усиками.

Они называли это "плесенью".
У Холли было имя получше: Монстр.
На втором голоэкране она увидела, как несколько собак-солдат стреляют из винтовок в другое щупальце черной туши. Не было слышно ни звука, только вспышки и брызги жидкости. Оружие не возымело никакого действия, разве что рассердило бесформенную коллекцию. Щупальца вытянулись вперед, схватив одну из собак и втянув её, брыкающуюся и бьющуюся, в трубчатую пасть.

Услышав, как Холли ахнула, мама притянула её к себе и отвернулась.



Маленькая коричнево-белая собака, сидевшая за пультом, выключила оскорбительные голоэкраны как раз в тот момент, когда остальные солдаты были загнаны в угол и, несомненно, убиты.
- Мои мальчики идут, - сказал он, слабо улыбнувшись Холли. - Они тебя защитят.
- Сколько у нас времени, Саске? - спросила его мать.
Задержавшись достаточно долго, чтобы снять маленькие круглые очки и потереть лапой темные глаза, Саске быстро пробежался по голографическим схемам доброго корабля "Соджорна" - длинного, похожего на линкор судна с носом, похожим на плуг.
Он был в основном выполнен в безопасных зеленых и синих тонах, но красное пятно расползалось, блок за блоком, палуба за палубой, поскольку системы "Соджорна" были скомпрометированы. Больше всего она напоминала кровь, вытекающую из раненого кита.
Крис почесал свой усатый подбородок:
- С такой скоростью он достигнет главного компьютера A. I. менее чем через час. Как только он туда доберется, то сольется с кораблем.
- Слияние? - спросила мама. - Ты имеешь в виду-…
- Он станет твоим кораблем, Кэтрин, - ответил Крис.
- Он превратит пребывание в... проявление самого себя, гигантское плесневое существо, наполовину биологическое, наполовину механическое. Затем он отправится к ближайшей колонии и нападет на неё, если не заразит её. Он может даже направиться к родным планетам.
Катри свирепо зарычала:
- Нет! Я этого не допущу!!
- Но у капризной нет оружия, чтобы уничтожить "Соджорн", даже если она просто сидит там и берет его. А если мы используем самоуничтожение, то только распространим плесневую инфекцию.

Элфи почувствовала, как напряглись лапы матери.
- Я знаю... Я знаю это, но... тьфу...
Двери мостика с шипением открылись.
"Фссс!"
Кэтрин толкнула Холли за спину, выхватила из кобуры пистолет и прицелилась - все одним быстрым движением. Холли приготовилась к резкому удару, но его не последовало.
- Все в порядке, Холли, - вздохнула Кэтрин, потрепав бледной лапкой темные уши дочери. - Это всего лишь мальчики.
Три пса-солдата шагнули в тусклый свет аварийно освещенного мостика "Соджорна", их тела ощетинились простыми, но функционально выглядящими серыми бронежилетами линкора.
Клиновидные шлемы скрывали их морды и лица.
Солдат посередине, большой черный пёс, самый высокий из троих, отдал честь. - Капитан Хантер. - объявил он твердым, эрудированным тоном.
Кэтрин Хантер отсалютовала в ответ:
- Шеп.
Саске встал, не очень сильно, потому что он был довольно маленьким псом, будучи Шибаном.
- Давно пора, Шеп! - рявкнул он, натягивая военную форму; он уже не был таким молодым и стройным, как раньше.
- Я уже начал беспокоиться.
- Извини, у нас были серьезные неприятности на палубе 29, - объяснил большой Шеп, и в остекленевших глазах его шлема отразилось красное пятно, расползающееся по красочным голографическим экранам впереди. - Корабль поворачивается против нас. Двери запираются, всякие. Рации в половине случаев не работают.
- Я знаю, - сказал Саске. - Это плесень, Шеп; по мере того как она растет и получает доступ к передающим устройствам, она начинает глушить наши сигналы.

- Вы уверены, что он делает это намеренно?
- О да. Это и многое другое. Мы понизили температуру, чтобы замедлить его рост, но там, где он получил контроль, он включил термостат и поднял влажность. Это проявление точно знает, что оно делает.
- Хм.
Переводя взгляд с Шепа на Саске, Кэтрин спросила:
- Как проходит эвакуация?
- Я оставил Эша наблюдать за эвакуацией по левому борту, - ровным голосом доложил Шеп
- Ваши собственные собаки заботятся о правом борту. Жюстен ищет отставших на корме и берет их на борт "Капризного"; мы тоже пойдём туда, если только не возникнет никаких проблем.
Пока они разговаривали, Холли пристально смотрела на Шепа; он явно был Эльзасцем, возвышаясь над матерью Холли, с её огромными высокими ушами и всем прочим. На его большой бронированной груди красовался символ-красная буква "О’ и белая буква "Т".
О.Т. означало "Олимпус текнолоджи", как знала Холли, знаменитую марсианскую компанию, производившую роботов и все такое. Шеп продолжал разговаривать с мамой и Саске, последний вызывал голоскрины и оценивал ситуацию. Холли наблюдала и ждала, пока большие собаки занимались взрослыми делами.
Один из двух других солдат, прибывших вместе с Шепом, подошел и присел перед Холли. Он стянул шлем, открывая щенячьи голубые глаза на белокуром лице хаски.
У него были молодые, дерзкие черты лица, густая, лоснящаяся шерсть и слегка вздернутый бледный, почти розовый нос.
- Я Эйнен, - прошептал он. - Как тебя зовут, маленький щенок?
- Холли.
- Холли? - повторил Эйнен. - Ого, какое красивое имя. - Он ткнул большим пальцем вправо, в сторону мускулистого рыжего пса с полуприкрытыми ушами. - Это мой приятель, Брайс.
Брайс приподнял свой шлем, снял его с морды ровно настолько, чтобы подмигнуть огненным глазом:
- Привет, маленькая леди, - и поставил его обратно, прежде чем юная догесса успела хорошенько рассмотреть его в полумраке аварийно освещенного моста.

Несмотря ни на что, Холли улыбнулась и сделала реверанс. Ей пришлось довольствоваться тем, что она отогнула кончики своего синего Блейзера, как юбку, потому что на ней были белые брюки. К большому удивлению Холли, Брайс присел в ответном реверансе, заставив её рассмеяться – и сам тоже должен был это сказать.
- А сколько тебе лет? - спросил Эйнен у Холли.
- Семь, но уже почти восемь.
- Круто! Мне уже шесть.
Холли нахмурилась.
- Шесть? Этого не может быть. Но потом она вспомнила: "Олимпус текнолоджи" находится на Марсе, а марсианские годы в два раза длиннее земных, так что если Эйнен марсианин, то ему должно быть двенадцать.




Но это было слишком рано для солдата, не так ли?
Прежде чем Холли успела спросить, над консолями вспыхнул голоэкран, привлекший её внимание. На ней была изображена Эльзасская собачка с тонким костяком и высокими ушами. У неё была короткая коричнево-черная шерсть и шоколадно-карие глаза. Её нос, однако, был ярко – синим и блестел, как желейный леденец-она искусственно раскрасила его многоцветной краской, как это часто бывает с догессей, и даже с этой странной собакой.

- Как дела, ребята? - спросила она, и голоэкран на мгновение затуманился.
- Бывало и лучше, Раи, - озабоченно хихикнул маленький Саске.
Большой темный Шеп посмотрел на догессу на голоэкране. - Раи, "Капризный" готов отправляться?
- Да, но поторопись. Плесень распространяется очень быстро-...
- Взрывные двери коридора 22 палубы 27 пробиты, - доложил вездесущий А. И. - обнаружены жертвы, посланные автоматами Сизифа и Гиппократа.

Раи поморщилась:
- Видишь?
- Скоро эти автоматы будут скорее помехой, чем помощью… -проворчал Саске.
- Они уже разворачиваются, - сообщил Шеп. - Нам пришлось взять несколько штук по дороге.
- Я попробую закрыть остальные.
Саске ловко управлялся с управлением, используя обе свои лапы и голосовые команды, чтобы проникнуть глубоко в систему и получить доступ к центру управления автоматом.
ОШИБКА…
Крис нахмурился, но попробовал ещё раз.
- Компьютер, подключись к главному компьютеру автомата.
ОШИБКА…
ОШИБКА…
ОШИБКА…
- Слишком поздно, - сказал Шеп, взводя пистолет и уходя. - Неважно, это всего лишь автоматы. Пойдем.
- Подожди, дай мне кое-что попробовать.
ОШИБКА…
Тревожные красные знаки, сопровождаемые сообщением об ошибке, которое длилось дольше, чем экран, подтолкнули Катру к действию. - Забудь об этом, Крис, - сказала она, отмахиваясь от него. - Мальчики могут справиться с несколькими автоматами.
Просто возьми Холли и уходи. Это приказ.
Нахмурившись, когда капитан закрыл экран, Крис поправил очки. - А как же ты?
- Я останусь.
- Но-...
- Всего на несколько минут. Мне нужно проследить за последовательностью самоуничтожения, насколько это возможно.
- Самоуничтожение?
- Я не собираюсь позволить временному поселению уничтожить колонию, Крис.
- Кэт, я же говорил тебе, что самоуничтожение бесполезно, оно распространит бесчисленные споры. -
- Я знаю!
- Катрэ гукнула.
Навострив уши, она посмотрела вперед, за полупрозрачные голоэкраны и за иллюминаторы мостика, на вырисовывающиеся пастельные полосы облаков гигантской планеты Юпитер, вокруг которой вот уже много дней вращался "Соджорн" в рамках своего визита в колониальный космос.
- Это всего лишь план Б, - закончила Кэтрин.
Глаза-бусинки Саске метнулись к тому же окну. - План Б? Что такое План А?
Тишина.

Кэтрин улыбнулась и склонила голову набок, глядя на Саске, затем посмотрела на пса Шепа, стоявшего в некотором отдалении, его широкая спина была повернута к ней и ждала. - Не дай ему вернуться за мной... - прошептал а Кэтрин Саске. - Просто слезь с этого ящика. - Хорошо?
- Кэт-...
- Обещай мне! Ради Холли.
Наконец Саске кивнул и сглотнул.
Вращая большими ушами, Шеп повернулся:
- Ты пойдешь первым! - фыркнула Кэтрин. - Возьми Саске и Холли.
Я тебя догоню.
Вероятно, он нахмурился, хотя шлем Шепа скрывал это. - Догнать?
- Мне нужно установить самоуничтожение. Не волнуйся, я не задержусь ни на минуту.
- Тогда мы подождем.
- Нет, Шеп. Тебе надо заботиться о своей команде и о Холли.
Кто-то другой внезапно заполнил тот же голоэкран, что и Раи, - сильный черно-белый Хаскер с ледяными голубыми глазами. Он был одет в красный морской джемпер, который закрывал большую часть его толстой шеи, почти как шарф.

- Самоуничтожение? - прорычал он сквозь экран. - Катри, ты что, с ума сошла от скуки? Вы хотите распространить инфекцию по всей Солнечной системе? Вы не можете использовать самоуничтожение. Споры плесени будут выброшены по всему цеху! Скажи ей, Крис.
- Она знает, Жюстен.
- Она знает? - Усмехнулся Джастин.
- Катри опустила подбородок, затем подняла его, - надеюсь, до этого не дойдет, Жюстен, но я должна привести его в движение сейчас, пока мы не потеряли контроль.
Это займет по крайней мере полчаса для ядра, чтобы даже создать достаточное количество антиматерии.
Несмотря на то, что его стоячие уши ловили каждое слово, Джастин уже давно перестал слушать. - Что ты имеешь в виду, говоря” до этого не дойдет"? - проворчал седой Хаскер между треском и разрывом ширмы. - А что ты собираешься делать, догесса?
Кэт смотрела прямо перед собой, на Юпитера.
- Katre? - Настаивал Джастин. - Катри, война окончена. Мы здесь на одной стороне.
А теперь мне нужно знать.
Вырвавшись из явного транса, белые пальцы Кэтрин завис над её консолью: - Боже правый, Жюстен Уэйд.
- Katre-...
Капитан отключил связь и запер их, на экране вспыхнул красный висячий замок в одном углу, куда пытался дозвониться Жюстен Уэйд.
Вытащив Криса из кресла, Катри повела его к большому черному Шепу. - А теперь вы, ребята, идите.
Шеп некоторое время смотрел на Катру, а затем закончил то, что, как он подозревал, было вопросом Жюстена: - что именно ты собираешься делать?

- То, что я сказал, Шеп.
- Но-...
- Шеп, если этот монстр получит контроль над главным компьютером, он может отключить самоуничтожение. Кроме того, мы не хотим взрывать "Соджорн", если это возможно. У меня есть план. Это очень хорошая идея. Доверьтесь мне.
- Что бы это ни было, я это сделаю.
Кэтрин мягко рассмеялась: - у тебя нет разрешения контролировать пребывание, глупый пес.
Это было правдой, Шеп даже не был частью команды, не говоря уже о капитане или офицере.
Я не стал бы его слушать, органы управления заблокировали бы его, ответственность за такое судно сочли бы слишком большой, чтобы переложить её на кого-то ни при каких обстоятельствах. Если все старшие члены экипажа погибнут в какой – нибудь нелепой катастрофе, - Ай-и" отправится пилотом в ближайший порт-именно то, что сейчас никому не нужно, за исключением, пожалуй, плесени.
Кэтрин положила белую лапу на мохнатую шею Шепа. - Присмотри за Холли. Она просто щенок, и она на первом месте.
Защити её. Я приказываю тебе защищать её, пока... пока мы все не встретимся снова. И мы это сделаем. Скоро.
Сбитый с толку, но успокоенный, Шеп коротко кивнул.
Глубоко вздохнув, Кэтрин снова склонилась над консолью. Сунув руку за шиворот, она вытащила красную карточку-ключ и вставила её в пульт. Она ввела длинный пароль, положила лапу на сканер и медленно и четко произнесла несколько цифр и букв.
Компьютер вежливо ответил:

- КОД УНИЧТОЖЕНИЯ ДВА ПРИНЯТ. ГОЛОСОВАЯ ПРОВЕРКА ЗАВЕРШЕНА. БИОМЕТРИЧЕСКАЯ ПРОВЕРКА ЗАВЕРШЕНА.
Затем раздался первый сигнал тревоги, эхом разнесшийся по всему кораблю.
- Внимание! Внимание! АКТИВИРОВАНА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ. ПРОЙДИТЕ К БЛИЖАЙШЕЙ СПАСАТЕЛЬНОЙ КАПСУЛЕ И ПРИГОТОВЬТЕСЬ К ЭВАКУАЦИИ. Повторите...
Код уничтожения один уже был введен ранее первым офицером "Соджорна", который уже давно был назначен наблюдать за эвакуацией правого борта – Катр был ничем, если не тщательным, теперь, как и на войне.

Пока я вторично предупреждал экипаж, где-то по радио затрещал чей-то голос. - Шеп? Шеп, ты, суровая дворняжка, входи!
Хотя голос был обращен к Шепу, он исходил от всех солдат, включая Брайса и Эйнена.
- Шеп!
Все трое вздрогнули под шлемами, но ответил им Шеп. Он потянулся к шее, к тонкому металлическому ошейнику, который почти терялся в густом эльзасском меху.

- Эш? - спросил он.
- Что происходит? - ответил Эш по рации. - О чем сейчас болтает этот Халк?
- Кэтрин ввела свой код уничтожения, вот и все.
- О, это все, что он говорит! Собирается ли она взорвать этот ящик к чертовой матери? О времени боркинга.
Шеп не стал утруждать себя объяснениями.
- Просто поторопись и вернись сюда, пёс, - продолжал Эш в эфире. Мы сдерживаем армию безумных автоматчиков и...
Извините меня на минутку.
Звук выстрелов заглушил радио.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
- Слушай, я не знаю, сколько ещё мы сможем продержаться... - проворчал Эш, - у нас кончаются Эми.
Все ещё прижимая к себе радиошейник, Шеп спокойно ответил:
- Держите позицию, защищайте экипаж, как можете.
- Легче сказать, чем сделать. Половина этих собак нам не доверяет. Я думаю, они знают, кто мы на самом деле.
- У тебя есть приказ, Эш.

- Хм! - Эш хмыкнул. - Неужели ты никогда не устанешь истекать кровью для этих неблагодарных дворняг, Шеп?
Шеп ничего не ответил.
- Просто будь осторожен, брат, - прервал его Эш.
С её вводом кодов уничтожения и должным образом озвученным предупреждением, Кэтрин жужжала вокруг, уши насторожились и глаза искали. - Холли?
Темноволосая маленькая собачка в синем стояла между Эйненом и Брайсом. Брайс делал вид, что убирает покрытый красным мехом большой палец, к большому удовольствию Холли, пока не заметил приближение Кэтрин и не отдал ей честь.

- Мэм.
Коротко улыбнувшись Брайсу, Кэтрин опустилась на колени и обхватила крошечные лапки дочери, вложив в них что-то. Он был холодным и металлическим.
Серебряный крест.
- Возьми его, - сказала Кэтрин. - И помни, Холли, что бы там ни говорили, Бог с тобой. - затем она крепко обняла Холли. - Веди себя хорошо, ладно? Оставайся с Шепом и делай то, что тебе говорят. Я скоро увижу тебя снова, моя дорогая.
- Ладно, Мам.
Шеп подошел к Холли и взял её за маленькую лапку.
- Я буду защищать её. - заявил он, как всегда ровным голосом.
Кэтрин встала: - я знаю… Я... я знаю, что так и будет.
- Не злоупотребляй гостеприимством, - сказал Шеп, наблюдая, как растет красное пятно.
- И не буду.
Саске наблюдал за происходящим издалека. Он судорожно вздохнул и ущипнул себя за нос. Принюхался.
- Шеп я.., - сказала Кэтрин, её губы шевельнулись, но больше ничего не произнесла.
Шеп моргнул один раз, потом сказал:
Насмешливо усмехнувшись и покачав головой, Кэтрин погладила его по руке лапой, а затем повернулась лицом к окну.
- Просто иди. А теперь быстро.
Салют, - мэм.
Шеп подхватил Холли на свои длинные сильные руки и направился к выходу, ведя за собой Брайса и Эйнена. Саске Хаттори замыкал шествие, остановившись у выхода, чтобы оглянуться через плечо и в последний раз увидеть Кэтрин и восходящего Юпитера, как раз когда двери мостика с шипением закрылись.
"Фссс!"

2

Саске, Шеп и остальные промчались через странствие, по цветным коридорам, налево, направо, прямо к лифту.
Саске ударил лапой по клавиатуре, чтобы вызвать его, и ждал, казалось, целую вечность.
- Алло? - спросил кто-то. - Там есть кто-нибудь? Брайс? Эйнен? Пожалуйста, ответьте.
- Мы здесь, Раи, - ответил Эйнен, поправляя воротник.
- Эйнен! О, Спасибо... Ты... - линия потрескивала и шипела.
- Все в порядке, - сказал Эйнен, съежившись. - Вы расстаетесь. Слушай, мы уже возвращаемся.
- А как насчет капитана Хантера?
Сам не имея радиошейника, Саске наклонился и заговорил в микрофон Эйнена:
- Она остается здесь, Раи.

Тишина; то ли радио не работало, то ли Раи молчала. Может быть, она не слышала?
- Кэтрин остается здесь! - крикнул Саске.
Эйнен съежился.
- Профессор! - пронзительно закричал он.
- Извини.
- Остаешься здесь? - спросила Раи. - А зачем?
- У неё есть план, - неопределенно ответил Крис, моргая своими маленькими темными глазами Шибана.
- Не беспокойтесь.
Последовало долгое, хриплое молчание.
- Раи, если ты что-то говоришь, я тебя не слышу.
Там очень много помех. Плесень начинает давить на нас, и там, должно быть, EMP идет повсюду с Эшем и мальчиками, сражающимися с зараженными автоматами. Если вы можете связаться с ними для нас, позвоните им и скажите, чтобы они вышли. Они сделали все, что могли. Теперь каждая собака сама за себя.
После затянувшейся паузы Раи твердо сказала:
- Хорошо. Поняла.
Подъехал лифт, и двери гостеприимно распахнулись.

Все сгрудились в кучу, и Эйнен подписал для всех:
"Увидимся через минуту, Раи. Поставь чайник, ладно?"
"Один кусочек или два?" - пошутила она в ответ.
Оказавшись внутри, Крис яростно надавил на рычаги управления лифтом, желая, чтобы проклятая штука сдвинулась с места.
- Давай, давай… оооо!

Наконец двери закрылись, но как раз вовремя лохматый черный догесс в ярко-оранжевом комбинезоне проскользнул внутрь. Она была похожа на колли, с большими отвисшими ушами и длинной шерстью.

- Еще одно место? - спросила она, прижимаясь своим изящным телом к серебристым дверям лифта.
- Викки! - крикнул Саске в знак узнавания. - Викки Чемберс?
На мгновение воцарилось молчание.



- Саске?
- Да, да! Что ты здесь делаешь? Я... я не знал, что ты на борту.
- Что я здесь делаю? - Усмехнулась Викки Чемберс. - Я чертовски хорошо работаю здесь! Что ты тут делаешь, марсианский болван!
Лифт дернулся и пришел в движение.
- О, я... член э-э... консультативной группы, - продолжал Крис, облизывая губы.
- Мы поднялись на борт "Капризного". Ты же должен был видеть.
- Консультантом, да? - спросила Викки, глядя на Шепа, Брайса и Эйнена; они определенно не были членами экипажа, не в этих шикарных мундирах и доспехах. Возможно, даже не собачьи, если Саске Хаттори имеет к ним какое-то отношение. - У тебя есть какие-нибудь "советы" по поводу того дерьма, что там творится? - Викки заревела сквозь внезапный прилив эмоций. - Я и моя команда… весь последний час мы меняли маршруты и вручную запирали двери.
Но он просто продолжает приближаться!
Саске неловко поправил очки:
- Д-да, я знаю.
- Да, держу пари, что да! Что это за Борк?
- Викки-...
- А это что такое? - Викки фыркнула, махнула лапой в сторону Шепа, Брайса и Эйнена и принюхалась. - Они тоже какое-то чокнутое О.Т. дерьмо?
- Викки, пожалуйста!
Блестящие глаза Шепа под шлемом сузились.
- С вами всё в порядке, Мисс Чемберс? - спросил он, обхватив Холли одной большой мускулистой рукой.
Викки указала на её заплаканную мордочку.

- Я хорошо выгляжу? - Повернувшись лицом к двери, она поспешно вытерла глаза. - Этот... этот черный инопланетный мусор хлынул в комнату, и я был отрезан. Я ни до кого не могу дозвониться. Ни с кем. Черт возьми, какой же это скучный день.
Саске положил лапу ей на плечо:
- Всё в порядке, Викки. Просто оставайся со мной и мальчиками.
- Мы вас защитим! - решительно пропищал Брайс. - Мы вас защитим!
Викки сердито посмотрела на него.
- Мальчики. Правильно. Конечно.

- Эй, мальчик Брайси! - всхлипнул Эйнен после этого, проверяя свои многочисленные карманы, но ничего не находя. - У тебя есть Сигги?
Рыжеволосый Брюс достал из нагрудного кармана сигарету.
- Конечно, братан.
Эйнен снял шлем:
- Та, приятель.
Все ещё находясь под шлемом, Брайс также дал Лайкеру прикурить:
- Вот.
- Магия.
Эйнен успел лишь несколько раз затянуться, как в комнату ворвалась черная лапа и выхватила у него сигарету.

- Эй! - прощебетал он.
Это был Шеп. Он бросил сигарету на землю и презрительно затушил её под большим сапогом.
- У меня тут щенок Катри, морпех, - сказал он, - и я не хочу, чтобы она пассивно курила. Кроме того… Временное пребывание-это совместный проект Земля-Марс, и курение запрещено в соответствии с земным законодательством.
- Он тебя поймал, братан, - усмехнулся Брайс.
- ТЧ! Как будто это имеет значение сейчас, этот корабль разорен!
Фыркнув, Шеп быстро прикоснулся к уху Эйнена предупреждающей лапой: - не ругайся при щенках.

- Ой!
- Шеп! - выругался Саске, но тут же добавил: - Не курите и не ругайтесь, ребята.
- Но она же поклялась, - сказал Эйнен, указывая на Викки.
- Не обращай внимания на то, что делают другие, Эйнен.
- Автоматы, которые курят и ругаются, да? - Удивилась Викки, даже бессознательно прижимаясь к двери. - О.Т. опять это сделала.
- Это не автоматы, Викки, - сказал Саске.
- Ну да, конечно.
- Они из плоти и крови, собаки!

- Конечно, а я-зубная фея. -
Свет мигнул, и лифт, содрогнувшись, остановился. Саске и Викки были отправлены спотыкаться, в то время как Шеп, Эйнен и Брайс оставались твердыми как скала.
- Неисправность лифта, - сказал лифт. - ОСТАВАЙТЕСЬ СПОКОЙНЫ И ЖДИТЕ, КОГДА ПОЯВИТСЯ АССИТАНС.
Хлопая ушами, Викки бросила лапу на пульт управления: Просто отлично, я и есть помощь!
Саске начал нажимать кнопки наугад. - это может быть очень плохо.

Поставив Холли на пол, Шеп оттолкнул Криса в сторону и голыми пальцами распахнул двери лифта. Его встретила металлическая стена, за исключением узкого пространства наверху.
- Мы находимся между палубами, - вяло заявил он, прежде чем ухватиться за выступ и подтянуться. - Эйнен, подсади меня сюда.
- Сэр.
Эйнен сложил лапы чашечкой и сделал платформу, на которой стоял Шеп, пока он открывал другие двери, открывая яркий свет корабельного коридора.
Шеп тяжело поднялся и пролез в щель, задев хвостом крышу. После минутного отсутствия он потянулся вниз к лифту.
- Этот район под охраной. Пойдем. Вы первая, Миссис Чемберс.
- Это Мисс Чемберс! - Возмутилась Викки. - И я не могу туда залезть. Я же не какой-то супер-О-О-о!
Пара золотистых лап схватила Викки под мышки. Это был Эйнен. Удивительно мощный Лайкер без малейших усилий толкнул её вверх, как щенка, которого держит над головой гордый папа.
Шеп схватил её за загривок и помог выбраться наружу.
- Собачий? - она взвизгнула. - Моя колли осел ты собачий!
- Следующий! - Чирикнул Эйнен, повернувшись к Крису Хаттори и протянув лапы, словно желая обнять его.
- Будь со мной помягче, Эйнен, - предостерег его Саске.
Саске поднялся, хотя и гораздо более неуклюжий в своей борьбе, чем проворная маленькая Викки. Затем Эйнен подпрыгнул и перекатился через щель на верхний этаж, как спортсмен, которым он явно был.
Затем он снова опустил руку.
- Передай её мне, приятель, - сказал он Брайсу.
- Ну конечно.
Брайс подхватил Холли и поднял её.
- СИСТЕМЫ НОМИНАЛЬНЫЕ. СПАСИБО ЗА ВАШЕ ТЕРПЕНИЕ. ХОРОШЕГО ДНЯ.
Двери со свистом захлопнулись, и лифт продолжил свой веселый путь, едва не оторвав Эйнену лапы.
- Черт! - выругался он. - Брайси!
Поставив Холли на пол, Брайс нажал на кнопки, пытаясь остановиться и вернуться на предыдущий этаж, но ничего не реагировало.

- Черт возьми, - произнес он одними губами. - Эй, эй, с-ССС-стой! - заикаясь, пробормотал он в лифте, хлопая по панели. - Остановись и возвращайся!
Ничего.
- Стреляй!
На толстой шее Брайса потрескивал радиошейник, гордо выделявшийся своей чрезвычайно короткой рыже-серой шерстью. - Брайс, вернись! - Приказал Шеп.
- Не могу, - ответил Брайс, нажимая на кнопку воротника и наблюдая за миганием пульта управления лифтом. - Он сошел с ума.
- Брайс, не паникуй.

- Я не паникую, профессор. Просто скажи мне, что делать.
- Выходи из лифта как можно скорее, - хрипло ответил Шеп.
- Слезть? Ты с-с-уверен насчет этого? Может быть, как только он упадет на дно, он отпустит меня обратно, а?
- Нет, не надо так рисковать.
- Но-...
- Брайс, ты должен понять, что корабль идет ко дну, мы теряем его из-за плесени, - объяснил Крис. - Ты можешь попасть в ловушку. Мы даже не должны были садиться в лифт; я - я не думал прямо, потому что...
Слушай, просто убирайся, как только йо -... Мы спустимся к вам по лестнице. Держи Холли… не позволяй... ей... видеть!
Брайс съежился, нахмурившись так и этак под шлемом, пытаясь осмыслить трескучие инструкции Криса. - Да, профессор, - сказал он.
А потом появился ИИ, причем по всему кораблю.
- ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ, ВСЕ ЛАПЫ ПОКИДАЮТ КОРАБЛЬ. АКТИВИРОВАНА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ.
Повторяю, активирована последовательность самоликвидации временного пребывания E. M. S. S. ВСЯ КОМАНДА НЕМЕДЛЕННО НАПРАВЛЯЕТСЯ К БЛИЖАЙШЕЙ СПАСАТЕЛЬНОЙ КАПСУЛЕ.
Завыли сирены, и Холли вцепилась в бронированные ноги Брайса.
- М-м-м-м… - всхлипнула она, и горячие слезы потекли по её черной морде.
Бросив взгляд то туда, то сюда, Брайс подхватил испуганного щенка на свои красные руки. Он крепко прижал её к себе и тихо прошептал ей на ухо:

- Не п-п-переживай, Холли, я тебя п-п-защищу.
3

Брайс спускался по шумному, разбитому сиренами корпусу "Соджорна", палуба за палубой, дыхание за дыханием, насыщенным адреналином. Он ослабил ремень шлема и переложил Элфи на левую руку, освободив правую лапу, которая потянулась к оружию на бедре. Он щелкнул выключателем, и зеленый огонек на стволе стал красным. Предохранитель был снят. Он вытащил пистолет и поднес его к своей клиновидной собачьей голове.


Палуба 12
"Фссс!"
Двери лифта широко распахнулись, и плотное белое облако окутало ботинки Брайса. Без сомнения, контроль за состоянием окружающей среды был установлен здесь, на стене.
Черная собачья тень появилась и вышла из тумана, загораживая дверной проем. Холли испуганно вскрикнула, и Брайс направил свое оружие на незваного гостя.
- Кому-нибудь нужна первая помощь? - спросил он.
Облака разошлись в стороны, открыв странную собаку с пустыми зелеными глазами.
Он был полностью одет в пастельно-зеленый комбинезон. Его белая шерсть была немного блестящей и неёстественно выглядящей, слишком блестящей и чистой, чтобы быть настоящей, но все же несколько безжизненной.
- Кому-нибудь нужна первая помощь? - повторил он дружелюбным тенором. Его приземистая Шибанообразная морда оставалась закрытой и неподвижной, но нос вспыхивал на каждом слоге. Судя по всему, пистолет, приставленный к его лицу, нисколько его не волновал.
- Нет, мы в порядке, - ответил Брайс, опуская оружие.
Он успокоил Холли. - Эй, это же просто Гиппократ, понимаешь?
- Моя тетя говорит, что они плохие, - сказала Холли.
- Плохо? Ч-ч-что тут плохого?
- Автоматы.
Брайс хихикнул.
- О, Я знаю, что вы, земляне, не очень любите роботов, но Гиппократ-хороший автомат. Он делает нас лучше, когда мы болеем.
Холли выглядела совершенно неубежденной.
Брайс шагнул вперед, крепко держа свою подопечную.
- Извини, Гиппократ, - сказал он зеленоглазому автомату, проскользнул мимо и зашагал по туманному коридору, виляя хвостом.
- Брайс слушает, ребята, заходите, - сказал он, прижимая к себе воротник радиоприемника.
Ничего, кроме треска.
- Шкипер? Эйнен? Кто-нибудь?
Нет ответа.
- Ладно, ребята, если вы меня слышите, Я иду к лестнице. Я буду ждать тебя там. Брайс вышел.
- ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ, ВСЕМ ЛАПАМ ПОКИНУТЬ КОРАБЛЬ. АКТИВИРОВАНА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ. ИМЕЙТЕ В ВИДУ, ЧТО ЗАЩИТНОЕ ПОЛЕ АНТИМАТЕРИИ РАЗРУШИТСЯ ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ ШЕСТЬДЕСЯТ МИНУТ.
НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В БЛИЖАЙШУЮ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
Брайс ускорил шаг, но далеко не ушел. Широкий, закругленный коридор был перекрыт искореженной, помятой белой дверью. Похоже, здесь прогремел взрыв. Стены были заляпаны кровью, а под ботинками Брайса хрустели стреляные гильзы. Конечно, была драка, но между кем или чем?
Брайс попробовал открыть дверь. Он пискнул, зашипел, но больше ничего.
Двери оставались закрытыми. Однако между ними была небольшая треугольная щель, через которую струился туман.
- Держись поближе, Холли, - сказал Брайс, опуская её на землю.
Холли не нравилось находиться в тумане, но она знала, что у Брайса есть работа. Блестящая белая дверь прогнулась и покоробилась, когда пес-солдат изо всех сил дернул её. Каким-то образом она подчинилась его воле, и дверь медленно отодвинулась.
- Ты ведь тоже автомат, не так ли?
- спросила Холли, осторожно отступая на несколько шагов.
- Не-а! - Рявкнул Брайс.
- Но ты действительно сильный!
- Конечно, но разве кто-нибудь из этих автоматчиков похож на меня?
Холли улыбнулась. - Нет, пожалуй, нет, - застенчиво призналась она.
Пока Брайс возился с дверью, Холли наступила на что-то странное; она чувствовала это даже сквозь свою маленькую черную туфельку. Она была податлива снаружи, но тверда внутри. Убрав ногу, Холли посмотрела вниз, чтобы посмотреть, что это может быть.

Лапа?
Она проследила за лапой вверх по руке до мёртвой собаки Хаскера, лежащей лицом вниз среди скрывающих её белых облаков, его спина была залита кровью.
- ААА-ММФ!
Элфи не успела закончить свой крик, как холодная, слегка блестящая белая лапа появилась из тумана и крепко схватила её за морду, заставляя замолчать.
- ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ДВИГАЙСЯ.
Это был монотонный голос медицинского автомата Гиппократа.

Холли сопротивлялась и брыкалась, но бесполезно, Гиппократ был слишком силен. В комнату вошла вторая лапа. Прямо перед испуганными глазами Холли её пальцы раскрылись, обнажая иглы для подкожных инъекций, каждая из которых быстро наполнялась радужной жидкостью.
- Мммммм!
- Пожалуйста, не двигайтесь, - прогудел Гиппократ. - ВОЗМОЖНО, ВЫ ПОЧУВСТВУЕТЕ ЛЕГКОЕ НЕДОМОГАНИЕ... КОЛОТЬ.
Вдруг кто-то присвистнул.
Автоматт поднял свои пустые зеленые глаза, его уши жужжали, стоя прямо.

- Отпусти ее! - Рявкнул Брайс.
Холли в отчаянии смотрела сквозь эти холодные синтетические пальцы, когда Брайс приблизился, держа пистолет наготове и целясь в Гиппократа.
- Гиппократ! Отпусти её.
Нет ответа.
- Сейчас же!
После жужжания сервоприводов Гиппократ поднял свою руку с игольчатым наконечником, чтобы ударить.
ЩЁЛК!
Вспышка, грохот, и Гиппократ отшатнулся назад, когда Брайс всадил ему пулю прямо в лапу, его искусственный мех взорвался клубком волокон.
Когда автомат пошатнулся, Брайс ворвался внутрь и схватил его за руку. Сервоприводы заскулили, и шестеренки заскрежетали, когда Гиппократ попытался одолеть Брайса; это должно было быть легко для автомата, он был достаточно силен, чтобы переворачивать пациентов в их кроватях и нести раненых собак любого возможного веса, но, несмотря на то, что он был просто плотью и кровью, Брайс был слишком силен.
Держа пистолет во рту, чтобы высвободить правую лапу, Брайс схватил Холли за синий блейзер и попытался освободить её, но Гиппократу было не отказать.
Кряхтя и рыча, Брайс снова взял пистолет в лапу и прижал его прямо к фальшивой шее автомата.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Заискрились металлы, брызнула жидкость. Они капали на мех и блейзер Холли; зеленые и белые, холодные и влажные, как желе и сливки.
Негнущиеся лапы Гиппократа упали в сторону, и Брайс подхватил Холли на руки, унося её прочь от неприятного зрелища Гиппократа, осевшего и дрожащего на полу, купающегося в разноцветных синтетических соках.
Холли хотела закричать, но из её горла вырвался лишь сдавленный всхлип.
- Все в порядке, я держу тебя... - прошептал Брайс, взъерошив ей уши. - Я... я... я тебя поймал. - Все нормально.
- Он... пошло... плохо! - Холли судорожно вздохнула, её мех пропитался едкой жидкостью автомата.
- Это плесень, - объяснил Брайс, вытирая её, как только мог. - Должно быть, это дошло до его М-м-м-ума и испортило ему настроение, вот и все. Но теперь его нет.
Он больше не сможет причинить тебе боль. Ладно, Холли? - Хорошо?
Холли слегка кивнула.
- Тебе больно, милая?
Встряска.
- Тогда всё в порядке. А теперь будь храброй.
Рыжеволосый Брайс шагнул вперед, через разбитую дверь и в следующий коридор, Холли крепко держалась за него, обхватив руками его толстую шею.
- Стой! ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В ПЕРВОЙ ПОМОЩИ.
- Стой! ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ.
- Стой!
ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В ПОМОЩИ.
- Ой, стреляй!
Путь им преградили три одинаковых автомата - Гиппократа, точно такие же, как тот, с которым Брайс имел дело в последнем коридоре. Только когда их лапы превратились в различные острые хирургические инструменты, а в одном случае-в диспенсер для медицинской ленты, Брайс понял, что они настроены враждебно.
- У меня тут сразу несколько Молди! - Брайс зарычал ему в воротник, независимо от того, слышал его кто-нибудь или нет.
- Это стенка на стенку. - не получив ответа, он прицелился в Гиппократа, который был дальше всех слева. - Заткни уши, Холли.
Холли так и сделала, расправив их – для Лайки у неё были довольно большие уши.
Удовлетворенный, Брайс отпустил его, треск за оглушительным треском, раунд за раундом наказания, каждый удар пришелся точно в одно и то же место – шею автомата. Его фальшивую мохнатую шкуру быстро сорвали, обнажив поршни и сервоприводы.
Полетели искры и жидкости, но автомат, не чувствуя боли, продолжал двигаться вперед, его пальцы-скальпели поблескивали в свете лампочек, бегущих по коридору.
Брайс отставил Холли в сторону.
- Вернись, щенок, - сказал он, мягко уводя маленькую собачку. - Спрячься, пока я разберусь с этими заплесневелыми автоматами. - Хорошо?
Кивнув, Холли поспешила прочь и опустилась на колени за металлическим ящиком. Она снова потянула себя за уши, но поняла, что Брайс больше не стреляет.
Неужели у него кончились патроны?
Холли выглянула из-за ящика и стала наблюдать.
Сделав подготовительный вдох, Брайс подпрыгнул на носках и нанес мощный удар ногой по поврежденной голове автомата. Его череп отклонился назад на девяносто градусов, шея раскололась в том месте, где он был застрелен.
- А! - Ахнула Холли, глядя, как обезглавленная машина бесполезно крутится вокруг, прежде чем упасть.
Брайс резко развернулся и нанес ещё один мощный удар ногой в зеленую грудь среднего бойца отряда Гиппократа.
Он отлетел назад, неуклюже падая на пол, как магазинный манекен, небрежно опрокинутый, лапы раздавали пачки скотча и плетки медицинского крема.
- П-п-пожалуйста, оставайся с-СССЗЗЗЗСТТ-Тилль. - взмолился Гиппократ.
Последний автоматт замахнулся на Брайса лапой, полной смертоносных пальцев-скальпелей, но спортивная собака увернулась и отскочила в сторону.
- Ого! Нет, это не так.
Шлем Брайса слетел с его головы, открыв покрытое красным и серым мехом лицо.
Вернувшись в свою стойку с явным боевым мастерством, он решительно ударил Гиппократа ногой по голени, и колено жестоко отломилось в сторону, обнажив поршни и трубки. Холли вздрогнула и закипела от этого зрелища, словно сочувствуя ему.
Автомат упал к ногам Брайса, и тот безжалостно раздавил ему шею одним-тремя энергичными ударами. Свет за его глазами и носом погас.
- Извини, приятель! - фыркнул Брайс, слегка задыхаясь.

Когда с "заплесневелыми" автоматами было покончено, он вытер лоб и оглянулся.
- Холли?
Маленькая собачка благополучно выбралась из-за ящика. По дороге она подобрала шлем Брайса и протянула ему, болтая ремешками.
- Держи.
- Спасибо! - просиял он.
У ржаво-красного Брюса было сильное, но доброе лицо, Подумала Холли, с большим черным носом, сидящим на толстой, слегка сморщенной серой морде. Его уши хлопали, но только на самом кончике, смягчая весь его внешний вид.

Снова надвинув на голову шлем и подхватив Холли, Брайс перешагнул через три искореженных автомата.
- Извините, Гиппократ-Эс. Hippocrati? Ч-ч-что угодно.
Заговорил корабельный Аи.
- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА СООБЩАЮ, ЧТО ДО БЕЗОПАСНОГО МЕСТА ОСТАЕТСЯ ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЬ МИНУТ. ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА. НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
Пришпорившись, Брайс помчался по коридору и миновал ещё одну пару дверей, которые, к счастью, работали.
Он почти пронесся мимо лестницы слева от себя. Он остановился и пошел назад.
- Крис должен был бы спуститься сюда," - подумал он вслух. - Нам лучше подождать здесь минутку, хорошо Холли?
Холли удивилась, почему Брайс спрашивает её. Вытирая свои черные щеки от автоматной дряни, она сказала: - Разве ты не можешь поговорить с ними?
Брайс снова нажал на радио-ошейник. - Там есть кто-нибудь? Yo, Эйнен!
Тишина.
- Нет, он мёртв... - проворчал пёс своим скрипучим голосом.
- Если бы кто-то использовал ЭМП-гранаты слишком близко, это сняло бы их Радио-ошейники. Они защищены, но только до такой степени. Ну ты понимаешь?
Холли этого не сделала, но сказала:
Итак, они ждали вместе, Брайс сидел на нижней ступеньке лестницы, его глаза метались из-под шлема, красные уши крутились, слегка дергались, но были настороже. Было бы неправильно ждать с ревущими сиренами, но, возможно, Брайс нуждался в отдыхе после того боя, подумала Холли.

Прошло не больше минуты, но маленькой собачке, лежавшей на теплом плече Брайса, она показалась вечностью. Прозвучали предупреждения, замигали голографические экраны.
Холли смотрела в коридор и думала о маме, одинокой в темноте моста. Она почти не знала её, ведь та всё время находилась в космосе. Тетя и дядя вырастили Холли на своем земном ранчо. Они прилетели сюда на Луну Европу, чтобы Холли могла повидаться с матерью, но, будучи землянином или землянином, тетя отказалась ночевать на борту корабля, набитого "безбожными автоматами", и Холли осталась с мамой на неделю.
Даже сейчас она была слишком занята, поэтому члены экипажа и жуткие автоматы вместо этого присматривали за Холли.
А теперь вот это.
Никто не знал, как плесень попала на борт, вероятно, в припасы, но они действительно не знали. Холли слышала, как команда обсуждала то, как он спокойно распространялся по техническим каналам в течение нескольких дней, питаясь, выращивая, заражая, прежде чем его обнаружили. Мамины попытки сдержать его вызвали только бурную реакцию-он распространялся быстрее и сильнее.
Она послала за Крисом и его "мальчиками", которые охотились здесь за тем самым существом, которое сейчас пожирало "Соджорн". Они прибыли как раз в тот момент, когда все стало разваливаться.
- А?
Холли подняла голову с плеча Брайса – кто - то шел по коридору.
Протирая глаза и щурясь, чтобы получше разглядеть сквозь туман, она увидела длинноногое паукообразное существо, темное, мускулистое, довольно блестящее, без какого-либо меха.
Его передняя часть была массивной, с длинной крокодильей мордой и тремя жвалами. Похоже, у него не было глаз.
Он остановился и лизнул воздух множеством длинных, тонких, похожих на язык отростков.
Хотя её маленькое сердечко бешено колотилось, Холли не поддалась панике. Это была плесневелая тварь, она была уверена; то, что она слышала, мама и Крис называли "отродьем". Плесень сделала их, где-то, как-то.
- Брайс... - прошептал а Холли, дергая солдата за короткий рукав рубашки.
- Смотри, Брайс.
Брайс выглядел нормально. - Стреляй, Раубер! - прошипел он.
- Что?
- Тсс!
Брайс прижал палец к губам Холли, и та понимающе кивнула. Он медленно встал, держа щеночека рядом, прижав пистолет к уху, и попятился вверх по лестнице, шаг за осторожным шагом.
‘Раубер’, как назвал его Брайс, казалось, ничего не заметил, когда они с Холли тихо ускользнули.
- Брайс, входи, приятель!
Радио! Раубер мгновенно сосредоточился на звуке.
Он двинулся по коридору прямо к Брайсу и Холли, его длинные, похожие на треножники ноги упирались в стену, пол и потолок, в то время как тело оставалось пугающе ровным.
Пятясь вверх по лестнице, Брайс разрядил свой пистолет.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Раубер высунул морду из-за перил, широко разинув пасть. Его похожие на хлыст языки хлестали вокруг, звеня по металлу. Когда Холли заскрипела ему в ухо, Брайс отклонился в сторону и быстро полез вверх, щупальца потянулись к нему.
Не в силах протиснуться сквозь прутья, Раубер втянул свои зазубренные языки, втянул мясистую голову назад и бросился в погоню.

- Брайс, оно приближается! - Ахнула Холли.
- Ш-ш-ш! - прошипел он.
Брайс продолжал подниматься по лестнице вместе с Холли, так быстро и тихо, как только мог, его ботинки подпрыгивали на каждом металлическом шаге, толкая его и его пассажира вверх. Он не оглядывался, не смел, но Холли оглянулась. Она мельком увидела, как веретенообразное чудовище спокойно, даже методично пробирается вверх по лестнице в молчаливом преследовании, длинные ноги прижимаются к каждой поверхности, только одна палуба позади, но замедляется.

Казалось, он теряет к ней всякий интерес.
- Брайс, ты меня слышишь? - проскрипело радио. - Эй, Брайси, мальчик, входи же, глупый ты ублюдок!
- Эйнен, Заткни свою Борьку! - Вскипел Брайс в ответ. - У меня на хвосте сидит Раубер!
- ОП!
Слишком поздно Раубер прибавил скорость – к первому присоединился ещё один; теперь их было двое!
- Стреляй, - прошипел Брайс.
Следующий этаж, пустой коридор. Там была дверь. И куда же? Но это не имело значения, Брайс пошел на это.
Он коснулся лапой пульта управления. Дверь с шипением отворилась. Он проскользнул внутрь и быстро ударил лапой по панели управления с другой стороны.
Но недостаточно быстро.
Бац!
Одна из длинных ног Раубера протиснулась в двери, как только они закрылись, а затем его клиновидная голова застряла между ними. Он уткнулся носом внутрь, но все же попытался вывернуться. Хлипкие двери прогнулись и прогнулись.
Держа Холли на руках, Брайс искал её повсюду.
Это была просто кладовая, полная коробок и инструментов.
Нет выхода!
- Ладно… ладно, - выдохнул Брайс. Он опустил Холли на землю и повел её за собой. - Вернись, Холли. Спрячьтесь где-нибудь и ведите себя очень тихо. - Хорошо?
Холли не пряталась, не могла; она стояла как вкопанная, наблюдая, как Брайс открыл огонь по твари-отродью.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Раубер замахал руками и дико завизжал. Раздались новые выстрелы, и Брайс опустошил целую обойму. Он выронил его и влепил другой, быстрый и решительный.
Он рванулся прочь, забрызгивая стены вокруг и за ними черной кровью, пока странное существо не рухнуло и не обмякло, испустив гортанный, пузырящийся вздох, когда жизнь покинула его.
Тишина.
Брайс ждал, тяжело вздымая бронированную грудь и всё ещё держа пистолет наготове. Почему?
Бум!
Как он и ожидал, но Холли этого не сделала, второй Раубер просунул свою скользкую морду в щель, извиваясь над упавшим телом первого.

ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК! Щелчок… щелчок…
- Перезарядить, перезарядить, - мелькнуло на дисплее пистолета Брайса, но он не читал – он знал. Но когда он выронил пустую обойму, чтобы вставить другую, Второй Раубер разинул рот, широко открыв рот, настолько широко, что его длинное лицо раскололось прямо по бокам, как очищенный банан, открывая ужасный цветок, полный тонких, как пальцы, щупалец. Жуткая пасть издавала странные звуковые щелчки, эхом разносившиеся по комнате.
Тамп!
Тум-Тум!
Холли всхлипнула от этого пронзительного звука и опустила уши. - Брайс! - взвизгнула она.
- Холли!
Пес-солдат повернулся и ловко завел маленькую собачку за ящик, прикрывая её.
Как раз вовремя. Щупальца ворвались в комнату и закружились вокруг, яростно ища. Элфи вздрогнула, когда один из них ударил по ящику в нескольких дюймах от неё, костлявый наконечник оставил царапину в твердом металле.

Тамп! Тум-Тум!
Среди грохочущих в груди звуковых щелчков и шлепков мясистых усиков Брайс решил сделать это до того, как их обнаружат. Он оттолкнул Холли и поднялся из-за ящика. Держа оружие обеими лапами, он пополз в сторону, как краб, увеличивая расстояние между собой и Холли.
Затем, не говоря ни слова, он двинулся вперед, стреляя в чужака с феноменальной скоростью.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Щупальца раубера извивались в ответ, рубя все в комнате, разбивая коробки, разбивая свет, поднимая швабры и ведра, когда Холли закричала.
Что-то хлестнуло Брайса по лицу.
- ННН-гррффф!
Кровь прилила к голове мухи, и его шлем отлетел в сторону, разбив вдребезги одно из стеклянных отверстий. Вытирая лицо, Брайс вновь обрел самообладание.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Пульсирующее черное щупальце обвилось вокруг его левой ноги, прямо у колена.
Он начал сжиматься, крепче, колючка разрезала сначала броню, затем ткань, затем мех и плоть.
- Гррррфгх! - Прорычал Брайс. Он быстро прицелился, выстрелил в щупальце, расщепив его, а затем сразу же открыл ответный огонь по самому Рауберу, почти роботизированному в своей скорости и точности. Наконец, после дюжины выстрелов зверь испустил дух в луже жидкости, его щупальца дрожали в последний раз.
Медленно опустив пистолет, Брайс судорожно вздохнул.
Он вынул обойму и осторожно, уже дрожащими лапами, вставил другую. На всякий случай.
Нет, больше ничего.
Наконец Холли осторожно вышла из - за ящика. По дороге она подобрала разбитый шлем Брайса.
- ИМЕЙТЕ В ВИДУ, ЧТО ДО БЕЗОПАСНОГО РАССТОЯНИЯ ОСТАЛОСЬ ПЯТЬДЕСЯТ МИНУТ. ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА...
- Опять этот... надоедливый А. И., - сказал Брайс.
Опустившись на колени, он убрал щупальце со своей ноги, только вывернув зазубрину обратно из своей плоти, как жестокий рыболовный крючок.
Отбросив её в сторону, он встал, подхватив Холли с пола. Маленькая собачка увидела, что одна сторона лица Брайса была залита кровью, его левый глаз был закрыт от ужасного пореза, нанесенного жестокими щупальцами Раубера.
- Эй, я в порядке, - храбро фыркнул он, читая шокированное выражение лица Холли. - Ты в порядке, Холли?
- Ну да.
- Круто.
Держа Холли на руках, Брайс открыл дверь и перешагнул через Мертвое плесневое отродье.
Их тела уже распадались, таяли и исчезали в растущей луже черной пузырящейся жидкости.
Брайс потащил Холли по коридору, его походку сдерживала хромота. Найдя ещё одну лестницу, он смело пошел вверх, но через несколько пролетов остановился. Он поставил Холли на ступеньки и привалился к перилам, тяжело дыша, обливаясь потом и, что хуже всего, истекая кровью. Левая штанина Брюса была темной и мокрой от крови.
По оценке Холли, ему было очень больно, когда она стояла и смотрела на него, держа шлем в лапе, как игрушку.
- Эй, эй, - успокоил её Брайс, прочитав выражение лица Холли. - Я в порядке. Я не робот, но... Я н-н-не такая, как ты. Со мной всё будет в порядке. Просто дай мне минутку.
Холли молча уставилась на него.
Посмеиваясь, избитый Брайс порылся в карманах в поисках сигареты и закурил, пламя дрожало, когда его окровавленные лапы дрожали.
Сделав одну-две затяжки, он посмотрел на Холли, потом на сигарету, тлеющую у него во рту. Он вспомнил, что сказал Шеп в лифте.
- Извини, - извинился он, затушив сигарету. - я... я забыл.
- Все в порядке, - сказала Холли, делая шаг вперед. - Я ничего не имею против.
- Холли, ты просто прелесть, ты это знаешь?
Холли улыбнулась в ответ.
- Брайс? Брайс, ты меня слышишь? - Алло?
Брайс нажал на воротник:
- Эйнен?

- Брайс! - Эйнен облегченно чирикнула. - Черт возьми, приятель, ты нас там до смерти напугал. - Ты в порядке?
- Ну да.
- А как же Рауберы?
- Они у меня, - гордо фыркнул Брайс, - две штуки.
- С помощью какого-нибудь дрянного пистолета?
- Ну да.
- Борк меня! Очень мило.
- Ну да. Ребята, вы в порядке?
- Лучше не бывает, старина! - Эйнен прощебетала с дурацким акцентом и добавила более серьезно: - ты пропустила все самое интересное. Мы только что поджарили наши радиоприемники, когда Эми вытащила кучу дерьмовых автоматов; я использую ошейник какой-то дохлой собаки, чтобы поговорить с тобой.
Довольно мрачно, а?
Брайс болезненно хмыкнул: - Да... ты просто больной щенок, Эйнен.
- Эйнен помолчал, потом спросил: - Брайси, ты ранен? Ты говоришь не так.
- Нет, я... я... я в порядке.
- Не лги мне. Разве это плохо?
- Не имеет значения... Слушай, я... я заблудился здесь, этот корабль похож на лабиринт. Я нашел какую-то лестницу и начал подниматься, но...
- ТЧ! Доверяю тебе заблудиться! - Эйнен рассмеялся. - У меня тут голоэкран, дай посмотреть.
- Ладно.

Прошло несколько секунд.
- Палуба 15, Лестница С?
Холли указала на трафаретную табличку на стене над Брайсом, которая гласила именно это. - Да, именно так! - рявкнула она.
- Это Холли? - Эйнен усмехнулся. - Спасибо, солдат! Просто оставайся на месте и следи за этим никчемным Брюсом для меня. - Все в порядке? Мы уже идем.
- Да, сэр!
Затем Эйнен обратился к Брайсу: - Шеп говорит, Оставайся на месте, мы сейчас спустимся и быстро тебя заберем. -
Пссссссссссссссссссссссссссссссс!

Брайс съежился, когда радио затрещало и зашипело, а затем замолчало, оставив его и Холли одних на мерцающей пустой лестнице.
4

- Брайс? Брайс!
Светловолосый Эйнен завопил в радиошейник, который не так давно снял с мёртвого солдата:
- Брайс! Входи, приятель! - Ты здесь?
Ничего, только помехи.
Эйнен с презрением отбросил ошейник и поспешил догнать Саске, Шепа и Викки.
- Борк меня! Неужели все земное оборудование просто отстой, или кто-то бросил сюда ещё один Эми? - пожаловался он.
- Плесень распространяется, - ответил большой черный Шеп, шагая вперед с пистолетом в лапе. - Он глушит наши сигналы.
Эйнен снова попробовал свой ошейник-бесполезно.
Саске снял очки и протер их. Впереди была дверь, которую он ожидал открыть. Но этого не произошло, и он вошел прямо в неё, как раз в тот момент, когда водрузил очки обратно на свою скромную Шибанскую морду.

- Ой!
Потирая свой чувствительный собачий нос, он нажал на дверную панель-ничего.
- О, чудесно! Как раз то, что нам нужно.
- Дай я попробую, - сказала Викки, словно дверь каким-то образом могла относиться к колли лучше, чем к Шибану. Она дотронулась до панели черной лапой, но безрезультатно. - Компьютер, открой эту дверь! Компьютер?
Не повезло.
- Весь корабль на взводе... - проворчал Крис.
- Ну, разве Мистер Шеп не может просто выбить эту дверь?
- спросила Викки, постукивая по огромному солдату тыльной стороной маленькой лапки. - Ну же, прижмись к нему спиной!
- Это взрывобезопасная дверь, - ответил "мистер Шеп".
- Я это знаю! - Тявкнула Викки. - Но разве вы, мальчики, не суперсильные? - Она махнула лапой на Криса, - Ты должно быть что-то особенное, чтобы околачиваться вокруг этого увальня.
- У нас есть пределы.
- ПШ! Тогда какой от тебя прок?
- Шеп! - позвал кто-то, кто-то новый.

К удивлению Викки, по коридору, из которого они с Крисом только что вышли, трусцой пробежала группа солдат. Всего их было четверо, и все они были одеты в такие же серые доспехи, как у Шепа и Эйнена, с яркими символами О.Т.
Солдаты сбились в кучу-смесь высот, черт лица, телосложения и шкура; то, что собаки называли породами. Одна собака возвышалась над остальными, привлекая все внимание Викки. Несмотря на шлем и доспехи, было очевидно, что у него белый мех и голубые глаза, эльзасец, как и Шеп, очень похожий на него, если не считать цвета кожи.

- А где Брайс? - резко спросил он.
- Мы расстались, Эш, - спокойно сказал Шеп, объясняя этому " Эшу’, что произошло в лифте.
- Я в это не верю! - Эш гавкнул в ответ, растопырив лапы. - Типичный Брайс!
- Это была не его вина.
- Но ему просто повезло! Этот мальчик.
Светловолосый Хаскер Эйнен приготовил свою штурмовую винтовку: - он не признает этого, но я думаю, что он избит. Я спущусь и приведу его. А кто с нами едет?

Пес позади Эша шагнул вперед. Он был довольно высок, покрыт ровным серым мехом и несколько худее остальных. Больше Викки ничего не могла сказать, потому что на нём был обычный шлем, бронежилет и все такое.
- Я так и сделаю, - устало сказал он. - Пошли отсюда.
Он попробовал открыть дверь, но это заняло у него не больше времени, чем у Саске или Викки.
Эйнен фыркнул:
- Эй, он застрял, Декс.
- Застрял? - ответил совершенно серый Декс, словно это было нелепо.




- Ну да. Вся система находится на пороге, ' en it профессор?
- Да, - подтвердил Саске, указывая в конец коридора. - Мы не можем пройти здесь, Декс. Мы должны вернуться.
Декс аристократически хмыкнул:
- Ддавай просто вручную вскроем замки. В конце коридора есть лифт.
- Борк, приятель! - фыркнул Эйнен. - Я доверяю только лестнице.
- Прекрасно. Там тоже есть лестница.
Викки, как инженер, поспешила указать маленькой группе солдат Саске, что "ты не можешь взломать замки отсюда, щеночек, это невозможно.

Декс уставился на неё своими блестящими серыми глазами, словно оскорбленный тем, что его назвали "щенком", затем повернулся к одному из своих товарищей:
Хьюго вышел вперед, коричневый с кремовым мехом, похожий на кофе латте; Викки больше ничего не могла разглядеть за всем его снаряжением. Он был похож на Хаскера или Шибана, хотя и обладал хорошей мускулатурой.
Кем бы он ни был, Хьюго грубо вскрыл дверную панель инструментом и начал возиться внутри.

- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ДО ДОСТИЖЕНИЯ БЕЗОПАСНОГО РАССТОЯНИЯ ОСТАЛОСЬ СОРОК ПЯТЬ МИНУТ. НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
– А-а-а, - промычал кто-то сзади, черный пёс с загорелыми лапами и высокими изящными ушами-Добер, без сомнения. - Теперь у нас неприятности.
- Уйма времени, Клифф. - хихикнул Эйнен. - Ты же слышал. Еще сорок пять минут.
- Это марсианские минуты или земные?

- Значит, они другие?
- Конечно!
- Ох.
Клифф посчитал на своих загорелых пальцах. - Это земной корабль. Должно быть, это земные минуты. Так что... дай мне посмотреть… нам осталось жить... десять марсианских минут.
- Что? - Взвизгнул Эйнен.
- Эйнен, ради всего святого, Клифф просто дергает тебя за хвост! Все минуты одинаковы. Земные сутки короче наших, вот и все; они не имеют никакого отношения к реальным минутам, это было бы слишком громоздко.

- ТЧ! Да, я так и знал.
- Ну что ж!
Клифф мягко рассмеялся.
Чтобы сохранить лицо, Эйнен фыркнул на Добера: - так или иначе, этот корабль принадлежит Земле и Марсу, не так ли? М. Е. С. С. Жить, Земля-Марс Космический Корабль Пребывания.
- Её построила земля, а мы снабдили автоматикой, - пояснил Грей Декс, наблюдая за работой Хьюго. - В качестве совместных усилий она должна была успокоить напряженность и убедить Землю принять технологию automutt в конце концов, черт возьми.
Скорость, с которой мы идем, будет достигать прямо противоположного.
- Это же Борк-АП, верно, - предположил Клифф.
- Эй, с этим кораблем всё в порядке, - возразила Викки. - Это чертовы автоматы и А. И. сходят с ума! Это все марсианское дерьмо.
Декс причмокнул губами:
- Я остаюсь при своем мнении.
Повозившись некоторое время с дверной схемой, Хьюго отступил назад – толстая противовзрывная дверь с жужжанием открылась.
- Что? - Ахнула Викки, подходя ближе.
Она посмотрела внутрь панели, затем на Хьюго, её свободные треугольные уши болтались вокруг "как ты это сделал, мальчик?
Маленькая, крепкая шибанская морда Хьюго только торжествующе ухмыльнулась.
Крис откашлялся и просиял от гордости. - Хьюго очень умный щенок, Викки, - сказал он.
На этой ноте все сгрудились в дверях. Впереди виднелась вывеска, на которой было написано: - стыковочный отсек". По пути Эйнен заметил слева лестничную клетку.
Он посмотрел вниз-все было ясно.
- Ладно, - сказал он, поворачиваясь к Шепу и остальным, - я пойду приведу Брайса и Холли. А кто с нами едет?
К нему присоединился большой белый Эш.
Потом ещё Декс, Хьюго и Клифф.
- Вы не можете пойти все, - прорычал Шеп. - Хьюго, Клифф, вы останетесь с Крисом.
- Но-...
- Это приказ, Клифф! - Затем Шеп посмотрел на Эша. - Мне пора, - сказал он. - Сказала Кэтрин-...
- Нет времени спорить, Шеп... - проворчал Эш, направляясь прочь.
Эйнен и Декс спустились вслед за ним и быстро скрылись из виду.
Шеп смотрел им вслед. Саске и остальные продолжили свой путь, и он догнал их. Вскоре все вышли на голую металлическую лестницу, выходившую на стыковочный отсек "Соджорна". Это было огромное открытое пространство, герметичное, пригодное для жизни и ярко освещенное прожекторами. В доке стоял один средних размеров корабль-длинный, прямой, черный, с похожим на плуг носом, метров двести длиной, Викки точно не знала.
Он пробыл здесь недолго; Саске уже давно откликнулся на сигнал бедствия, посланный Кэтрин, но ему потребовались часы, чтобы добраться сюда. Так как большинство спасательных капсул "Соджорна" не были запущены или запускались пустыми из-за монтажных неисправностей, было просто хорошо, что теперь был другой путь от этого ящика.
Викки посмотрела вдоль борта судна и увидела имя, написанное большими аккуратными белыми прописными буквами.

"Капризный"
Металлические сходни вели вверх по борту корабля к маленькому люку, готовому принять пассажиров; довольно примитивно по сравнению с другими кораблями. На борт поднялась часть членов экипажа "Соджорна": пёс, догесса, солдат и штатский.
Группа Саске направилась туда.
- Да это же старое корыто времен войны! - презрительно усмехнулась Викки.
- Да. Боюсь, она довольно... старомодна.
- Черт, это всё равно лучше, чем резиновая шлюпка и скафандр.

Они подошли к наклонному прорезиненному трапу. Две собаки в одинаковых броненосных доспехах серого цвета ждали их, чтобы поприветствовать. Один был высокий и красивый Лайканский пёс, песочный, волчий, с красным крестом на наплечнике – медик. Другая-Эльзасская догесса в жилете и боевых штанах, высокая, длинноногая, с коричневым и черным мехом. У неё был синий нос, который она явно полихромировала. Ни один из них не носил шлемов, хотя Лайканский медик был в очках, или, скорее, в синих очках-обертках, слегка подкрашенных.

- Как раз вовремя, черт побери, вы сюда добрались! - пропищал медик, столь же состоятельный, сколь и саркастичный. - Не знаю, заметили ли вы, собаки, но нас сейчас разнесет в клочья!
- Никто никуда не улетит, Макс. - мрачно заверил его Шеп. - Много ли раненых на борту?
- Этим занимается Гиппократ.
- Мне не нужны никакие автоматы на борту. Они могут быть заражены. Выкинь их вон.
- Что? - Рявкнул Макс. - Но я не могу присматривать за всеми подряд. -
- Тебе придется это сделать.

- Шеп прав, Макс, - сказал Саске. - Мы просто не можем так рисковать.
Столкнувшись с Саске и Шепом вместе взятыми, Макс презрительно вскинул лапы и поплелся вверх по трапу, как обиженный подросток, бушующий в свою спальню. - Фу! Хорошо. Но если кто-то умрет, это будет твоя вина.
Тем временем Эльзасская собачка принялась метаться.
- Где все? - спросила она, наклоняясь то в одну, то в другую сторону.
Шеп объяснил, где Брайс и остальные, прежде чем поднять пистолет за большое черное ухо.

- Я возвращаюсь за ними, Раи. Оставайся здесь, защищай Саске.
С этими словами Шеп направился обратно на корабль.
Саске подошел к Раи:
- Где Джастин?
- Он всё ещё ищет выживших, - сказала она, скрестив руки.
- Один?
Раи кивнула.
- Этот пёс просто невозможен! - проворчал Саске. - Он страдает дегенеративным заболеванием и всё ещё ведет себя как... как...
- Икс-пёс?
- Вот именно.
Через некоторое время Раи поднялся по трапу.

- Я ещё раз попробую связаться с Брайсом по радио.
- Я пойду с тобой.



*

Глубоко внутри промышленных недр "Соджорна" Брайс и Холли слушали предупреждение Аи, которое было странно спокойным и клиническим, почти как объявление в магазине, несмотря на ужасное предзнаменование, которое оно несло.
- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ДО БЕЗОПАСНОГО РАССТОЯНИЯ ОСТАЛОСЬ СОРОК МИНУТ. НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
Однако время было сказано очень четко.

Брайс в сотый раз попробовал свой радиошейник:
- Эйнен? - Ты здесь?
Ничего.
Холли уставилась на Брайса, левая сторона его лица была забрызгана запекшейся кровью, половина тела тоже.
- Пошли, - сказал Брайс, оттолкнувшись от лестницы со стоном боли. - Нам б-б-лучше начать наш путь наверх, на случай, если Эйнен не сможет добраться до нас.
- Ладно.
Раненый Брайс сделал знак, чтобы Холли поднялась.
- Я пойду пешком. - предложила она.

Брайс слегка улыбнулся и кивнул. Вытирая лоб, он взял крошечную лапку Холли, и они начали подниматься по лестнице, он нёс свой пистолет, она-треснувший шлем. Холли гадала, хочет ли Брайс ещё этого.
- Эйнен? - Снова сказал Брайс в свой радиошейник. - Кто-нибудь?
- Бесполезно.
Так они поднимались, полет за полетом.
- Фу, этот корабль просто огромен, а, Холли? - Брайс пыхтел.
- Ну да. Но все равно скучно.

- Скучно, да?
- Ну да.
Внезапно в ухе Брайса раздался хриплый голос:
- Заходи. Брайс? Пожалуйста, возьмите трубку, если сможете.
Брайс ответил:
- Раи? Входи, Раи!
- Брайс! Ох, Борк я. Где ты, черт возьми?
- Я... я... я не уверен. Кажется, я заблудился.
- Заблудился? Что это значит? Как ты мог заблудиться, чертов идиот?!
- Эй, это не м-м-моя вина, ясно?
- Ты ведь ни в чем не виноват, правда?
- Ну, не в этот раз!

Наступила короткая тишина. Потом кто-то заговорил на другом конце провода. В конце концов, Саске поднял трубку:
- Брайс?
- Здравствуйте, Профессор.
- Послушай, Эш... хочет заполучить тебя. Эйнен-… И Декс тоже. Оставайся здесь.
Брайс понял, несмотря на перерывы:
- Хорошо. Удержание позиции.
- С Холли всё в порядке? - спросил Крис.
Брайс посмотрел на Холли, а она - на него. Она кивнула, и Брайс передал его дальше:
- Да, она в порядке.

- Так ли это? - спросил Саске.
- Что?
- С тобой всё в порядке?
Брайс оценивающе оглядел себя, а затем проворчал:
- Я просто персик!
- Ты говоришь не так, мой мальчик, - ответил Крис, без сомнения заметив напряженный тон Брайса. - Просто п -... где ты находишься. Мы должны... Док... Вик-… Хьюго-...
Тишина.
Брайс нахмурился:
- Хорошо… - хотя понял очень мало.
Радио замолчало.
- Алло? - Профессор?
Ничего.

Брайс снова был один, наедине с Холли в этом темном, мерцающем коридоре, наполненном нескончаемым сиреном и предупреждениями от адъютанта.
Холли судорожно всхлипнула, борясь с внезапной волной слез.
- Эй, Паппер, я тебя поймал, - сказал Брайс. - Он поднял Холли и подхватил её на руки.

- Frère Jacques, frère Jacques.
- Dormez-vous? Дормез-Ву?
- Sonnez les matines. Sonnez les matines.
- Дин, Дэн, Дон.
Дин, Дэн, Дон.

Холли посмотрела на Брайса в полном недоумении.
- Что ты делаешь? - фыркнула она.
- Это с-с-песня, Холли, - объяснил он.
- Звучит забавно.
- Это французский язык, вот и все.
- А зачем ты поешь по-французски?
- Потому что в Кот-Руже полно французских ресторанов, - прорычал Брайс. - Я... я часто езжу туда в отпуск. Надо немного знать французский, чтобы выжить.
- Спой ещё раз, - потребовала Холли, подпрыгивая в объятиях Брайса.

Несмотря на вздрагивание и лай, он потакал ей, голова и тело подпрыгивали, когда он пел, его единственный здоровый глаз всегда искал опасность.

- Frère Jacques, frère Jacques.
- Dormez-vous? Дормез-Ву?
- Sonnez les matines. Sonnez les matines.
- Дин, Дэн, Дон. Din, dan-...

Грохот шагов по лестнице над головой прервал импровизированную рифму Брайса. Он вытащил пистолет и приготовился к неприятностям.
- Все в порядке, морпех, - услышал он чей-то голос.
- Я-собака.
Впечатляющая черно-белая собака-Хаскер в минимальной броне и красном флотском джемпере спустилась по лестнице, подняв лапы вверх.
- Контр-адмирал Уэйд. - представился Брайс.
Джастен Уэйд нахмурился, узнав его. - ты один из наших. Номер Семь. Брайс, верно?
Брайс кивнул, кончики его ушей слегка покачивались.
- Какого черта ты здесь делаешь?
- Я-я-меня с-ССС-разлучили, сэр. Есть вроде как… потерянный.
- Понятно, - усмехнулся Джастин, оглядывая окровавленного Брайса.
- Дерьмово выглядишь, морпех.
- Не-А, я персиковый, сэр.
Джастин Уэйд посмотрел на собачку в её темном меху и синем платье. Потребовалось некоторое время, чтобы узнать её, потому что она была вся в грязи. - Разве это не щенок Кэтрин?
- Да, сэр.
- А что с ней случилось?
- На нас напали автоматчики, сэр, - объяснил Брайс. - Потом парочку "Рауберов".
- Рауберс?
- Ну да. Не волнуйся, с Холли всё в порядке.
- Да, Холли, именно так.
- Жюстен вытянул вперед руки. - Лучше отдай её мне сейчас, солдат.
Рыжеволосый Брайс сделал, как ему было велено.
- Но-хо-хо! - крикнула Холли, вцепившись в шею Брайса. - Не-е-ет! - взвизгнула она.
Съежившись от пронзительных писков, которые заставляют стыдиться звуковых импульсов Раубера, Жюстен отозвал свое предложение. - Если подумать, то ты... а ты пока держись за неё! - фыркнул он.
- Да, сэр.
- Ладно, следуй за мной, морпех, мы уходим.
Кажется, все остальные уже сделали это.
- Но профессор сказал, что я... я... я должен остаться здесь, сэр.
Жюстен фыркнул: - ты что, тупой, морпех?
- Н-нннн-нет, сэр.
- Ты хочешь, чтобы плесень поглотила тебя, как половину команды Катры?
- Н-нннн-НН-...
- Тогда следуйте за мной! Я выше Саске по званию на целую милю. Я дам ему знать, что мы идем.
- Ох. - Да, сэр.
Жюстен Уэйд шел впереди, поднимаясь по лестнице, держа пистолет у уха.
Он заговорил в свой радио-ошейник, который почти терялся среди его покрытой диким мехом шеи лайки. - Саске, если ты меня слышишь, я возвращаюсь. Я только что столкнулся с Брайсом. Я не уверен, что вы видите в этом случае, он просто стоял, как лимон, пел песни и ждал, когда его взорвут.
Нет ответа.
- Просто скажи всем, чтобы убирались, мы уезжаем как можно скорее.
Джастин и Брайс дошли до двери наверху лестницы, повернули налево, потом направо.
Брайс предположил, что Адмирал Уэйд знает, куда он направляется.
Или ещё раз.
- Дерьмовый корабль новой постройки, - прорычал Джастин. - Никакой логики в планировке, никакой любви, все клиническое и новое, и слишком большое! Черт меня побери, я же сказал Кэтрин, чтобы она не брала на себя командование этим куском дерьма. Слушала ли она его? Не-е-ет. А теперь посмотри, где мы, по колено в дерьме на десять триллионов долларов!
Брайс молчал, пока Джастин продолжал свою болтовню.
- Когда мы вернемся домой, это дерьмо действительно попадет в вентилятор.
При условии, что мы когда-нибудь вернемся домой.
Джастин подошел к двери. Она открылась, и он шагнул внутрь, после чего "дерьмо ударило по вентилятору" раньше, чем он предполагал.
- Стой! ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В ПЕРВОЙ ПОМОЩИ.
- Стой! ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В... М-М-МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ.
- Стой! ТЫ… ВОТ ЭТО ДА!…
Четверо обезумевших бойцов отряда Гиппократа развернулись и бросились на Юстена с иглами и скальпелями. Среди них была и вторая порода автоматов.
- МОГУ Я ПОМОЧЬ ВАМ СПРАВИТЬСЯ С ВАШИМ БРЕМЕНЕМ?
- он бубнил, красные глаза и нос пылали.
В отличие от аккуратного, белого, похожего на Шибана Гиппократа, этот автомат имел толстую, мощную морду, висячие уши и был коричневым; он сильно напоминал мастифа. На нём был оранжевый комбинезон инженера и желтая каска. Известный как Сизиф, он был неутомимым ремонтным работником и поэтому намного сильнее Гиппократа; на самом деле он, вероятно, мог бы раздавить собаку до смерти с помощью объятий.

- Просто избегай их, - посоветовал Джастин Брайсу. - У нас нет времени на игры с заплесневелыми автоматами.
- Сэр.
Джастин Уэйд бросился в коридор, лавируя между зараженными автоматами. Они набросились на него, пытаясь схватить или порезать, или даже ввести ему какие-то наркотики, которыми были полны их пальцы-шприцы. Это была впечатляющая демонстрация легкой атлетики Жюстена, и он сделал это, хотя и с легкостью.
Но когда он повернулся, то споткнулся и упал на стену.

- Сэр! - рявкнул Брайс.
Жюстен тут же встал. - Я в порядке, - смущенно буркнул он. - Ничего страшного. Я просто споткнулся, вот и все.
Брайс кивнул.
Корабельный Аи любезно вмешался. - ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ДО БЕЗОПАСНОГО РАССТОЯНИЯ ОСТАЛОСЬ ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ МИНУТ.
- Ну же, морпех! - крикнул Жюстен с другого конца коридора. - Поторопись!
Брайс повиновался. - Держись, Холли.
Бросившись вниз по дороге, он нырнул и пробрался между заплесневелыми автоматами со всей ловкостью Жюстена, несмотря на свои раны.

Но недостаточно ловко.
Большой рабочий, Сизиф, бросился на Брайса и, схватив его за рукав, остановил могучей лапой. Подразделения Гиппократа тоже приближались.
- Брайс! - Закричала Холли.
Джастин поднял пистолет, но в этом не было необходимости. Переложив Холли на другую руку, подальше от Сизифа, Брайс уперся ботинком в огромное оранжевое тело автомата и изо всех сил оттолкнул его. Автомат отошел с трофеем, когда правый рукав Брюса оторвался в его лапе.

Брайс проверил, все ли в порядке с Холли, и как ни в чем не бывало продолжил свой путь, оставив автоматы позади.
- Повторил джастен. - Неплохо, солдат, - сказал он. Оценив, что хромота Брайса уже уменьшилась, он спросил: - А кем ты должен быть снова?
- Питски, сэр.
- Что?
- Моя порода, сэр. Питски. Это то, что Крис сделал меня в любом случае, так что-...
- Нет, нет, я имею в виду, в чем заключается ваша функция?
Толстая Питская морда Брайса открылась и оставалась такой до тех пор, пока он не понял, что имел в виду Адмирал.
- Ты имеешь в виду мою физкультуру?
- Да, ваш "П. Т..
- Я-Я-солдат с-СС, сэр, коммандос.
- Да, конечно, - сказал Джастин, закатывая глаза, - но разве в твоем репертуаре нет чего-то ещё? Все твои "братья" уже прошли подготовку в области инженерии или медицины, или... чего-то ещё.
Брайс проверил свой разорванный рукав рубашки.
- Н-н-не я, сэр. Я-я-я просто хрюкаю. Меня и Эйнена собрали вместе, чтобы сражаться, вот и все. Мы же не р-ррр-ракетчики, как Декс или Хьюго.

Джастин бросил на потного, окровавленного Брайса быстрый взгляд.
- Сэр?
- Ты что, заикаешься?
- Да, сэр. С-с-простите, с-с-сэр, - извинился Брайс, в отчаянии хлопнув себя по бедру. - Приходит и уходит.
- Хм... Да, я знаю, кто ты сейчас, - сказал Жюстен, идя вперед с пистолетом, поднятым за ухом, всегда настороже. - Хаттори рассказывал мне о тебе. Ты его самая сильная модель, но ты перегреваешься, если слишком долго работаешь, верно?
- Н-н-н-Никто из нас не совершенен, сэр, - ответил Брайс.

Жюстен фыркнул, но улыбнулся. - Это все часть собачьей жизни, морпех-...
Бум!
Дверь в коридоре впереди наклонилась внутрь. Жюстен навел на него пистолет.
Бум! Бум!
Дверь искривилась, раскололась, и наконец огромная мясистая масса прорвалась внутрь и выплеснулась в коридор, как внутренности из взорвавшегося кишечника выброшенного на берег кита. Сгусток изобиловал глазами, зубами и щупальцами, бессмысленной мешаниной случайных придатков, гигантским, отвратительным раком.

- Плесень! - Жюстен зарычал и попятился.
Холли не закричала, она просто с благоговейным трепетом смотрела, как раздутый ассортимент раздувается, словно какой-то адский воздушный шар, заполняя коридор. Она сама собой организовалась, множество ртов двигалось, сливаясь, образуя единое кольцо зубов. Глаза вокруг него закатились в глазницах и сфокусировались на своей жертве. Главное тело выпустило дюжину щупалец. Они змеились вдоль стен, вытягивая ещё более тонкие, как волосы, нити, похожие на корни растений.
Плесень начала расти вдоль этих дорог, превращая коридор в черный, дюйм за дюймом, фут за футом, хаотично надвигающийся ледник пульсирующей плоти.
- Ч-ч-что теперь, сэр? - пробормотал Брайс.
- Назад! - спросил Жюстен. - Мы найдем другой путь!
Брайс повернулся, чтобы бежать, но что-то схватило его за лодыжку, и он споткнулся!
- Охфф!
Он тяжело упал и перекатился с Холли на руках, чтобы посмотреть, что происходит.

Одна нога была опутана щупальцем плесени, которое прорвалось через трещину в полу. Брайс попытался сбросить её, но она была слишком сильной. Вытащив пистолет, он попытался выстрелить, но Жюстен успел первым.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Щупальце лопнуло и брызнуло черной жидкостью, как из шланга, позволив Брайсу вскочить на ноги и почти бежать.
- Гаг!
Еще несколько завитков хлестнуло из стен, поймав его в ловушку: нога, рука. Брайс пытался сопротивляться им, но они были слишком сильны наполовину.

- Брайс! - Закричал Холли, роняя свой шлем.
- Холли! - прорычал он в ответ, когда плесень начала распространяться вокруг. Он схватил упавший шлем и быстро переправил его ко рту. - Убери ее! - Умолял Брайс Джастина, держа маленькую собачку прямо, подальше от щупалец. - Пожалуйста!
Джастин подскочил и выхватил Холли из лап Брайса. После недолгого раздумья, скручивающего морду, он отступил в сторону и прицелился в усики.

- Держись, морпех!
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Но даже когда Джастин расстрелял их, другие вспыхнули, чтобы заменить их.
ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Брайс безрезультатно извивался в своих путах. Один из его сапог поскользнулся на черной крови плесени, и раненый солдат упал, но так сильно запутался в ней, что даже не ударился об пол, оставшись наверху среди растущих клубков.
- Убирайся отсюда! - взмолился он. - Беги!
- Брайс!
- Закричала Холли, протягивая к нему руки. - Помогите ему! Ты должен ему помочь!
Джастин Уэйд стиснул зубы. - Я не могу, - сказал он, отступая на несколько шагов. - Я ничего не могу сделать!
"Фссс!"
Дверь позади них с шипением открылась, и оттуда выскочил белокурый Хаскер.
Это был Эйнен, поняла Холли.
- Черт побери, Брайс! - пискнул он.
За ними последовали ещё двое солдат - худощавый седой парень и крупный белый эльзасец.
Эйнен бросился вперед и разрядил автомат в извивающиеся щупальца.

- Ааааааа!
Из спутанной массы вырвалось столько же, сколько уничтожил Эйнен, ещё больше заманив Брайса в ловушку и угрожая окутать и самого Эйнена.
- Брайс! - воскликнул эльзасец, садясь рядом с Эйненом. Он обхватил лапами грудь Брайса и потянул изо всех сил. Он кряхтел и рычал, медленно, но верно вырывая Брайса из мерзкой хватки плесени. - Грраааагх!
Шипы росли, разрывая одежду Брайса и царапая предплечья эльзасца.

В промежутках между очередями винтовочного огня Эйнен отчаянно пискнул:
- Поторопись и заморозь его, Декс!
- Одну минуту, - ответил бледно-серый Декс.
Декс спокойно приготовил нечто похожее на самодельный огнемет с синей канистрой под ним. Он немного повозился с ним, потом подошел и прицелился в форму.
- Пошевеливайся, Эйнен.
Эйнен нырнула в сторону, и Декс отпустил её.
Пссссш!
К удивлению Холли, из пистолета Дэкса вырвалось белое облачко, как из огнетушителя.
Он задушил щупальца чем-то похожим на снег и лед. Главное тело формы пульсировало и отступало на несколько футов, его щупальца становились жесткими и щелкали, как хрупкие стеклянные стержни.
Пока Декс неуклонно отбивал плесень своим странным морозильным пистолетом, большой белый эльзасец вытащил Брайса и уложил его. Он принялся осторожно отцеплять колючие щупальца, с презрением отбрасывая их в сторону.
- Брайс, поговори со мной!
- он взвизгнул, схватив Брайса за щеки и держа его окровавленное лицо. - Брайс?
Брайс кашлянул сквозь сжатые щеки: - Эш? А где Холли?
- Кто это? - Озадаченно ответил Эш.
Эйнен leant in. - С ней всё в порядке, приятель, она у Адмирала.
Брайс кивнул: - Хорошо. Круто.
- Тревога! Внимание! ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕНИРОВКА. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ ОСТАЕТСЯ АКТИВНОЙ. ТЕПЕРЬ У ВАС ЕСТЬ ТРИДЦАТЬ МИНУТ, ЧТОБЫ ЭВАКУИРОВАТЬ ЭТО СУДНО.
НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
Все подняли головы, словно пытаясь разглядеть невидимое, вездесущее корабельное орудие.
- Пойдем, - настаивал Джастин
Эш помогла Брайсу подняться " ты можешь идти?
Конечно же, Брайс стоял, без шлема и рукава рубашки, его одежда была порвана, а руки исцарапаны. Он был всего лишь пяти с чем-то футов ростом, но Холли показалось, что он был полон жизненной силы. Слегка прихрамывая, он подошел к изумленному Жюстену Уэйду и предложил забрать щенка.
Джастин не был уверен, стоит ли отдавать её этому окровавленному синтетическому псу.
Холли Хантер не испытывала никаких угрызений совести. Она потянулась к Брайсу и прижалась к нему, счастливо всхлипывая: - Брайс.
- Все в порядке, Холли, - успокоил он.
- ГМ! - воскликнул Эш. - У тебя появился новый поклонник, Брайс.
- Ха-ха... так точно, сэр!
Декс попятился от плесени, разбрызгивая облака льда по всему пути. Чудовище вскоре оправилось и начало быстро продвигаться по коридору.

- Ну что, пойдём? - Предложил Декс, возвращаясь к своим товарищам.
Маленькая группа пронеслась через внутренности корабля, проходя под мерцающими световыми стержнями и дымящимися вентиляционными отверстиями климат – контроля-системы корабля становились все более нестабильными и неприятными, по крайней мере для клыков, плесень желала, чтобы внутри было как можно теплее и влажнее.
Холли прижалась к Брайсу. Ему стало ещё теплее. Обнаженный красный мех его правой руки без рукавов успокаивал её.
Она заметила большую цифру, выжженную на его плече, с удаленным мехом и кожей, окрашенной темно-синими чернилами.
‘7’
Нумерованный, как автомат? Но он был теплым, истекал кровью и пах как настоящая собака.
- Это то, что Крис сделал со мной, - сказал он ранее.
Сделано.
Открылась следующая дверь. Безымянная кладовая впереди была битком набита автоматами: агрегатами "Гиппократ" и "Сизиф", все одинаковые, так или иначе, зеленый медик или рабочий в каске.
Они почти одновременно повернулись и, увидев Жюстена и солдат, неторопливо направились к ним.
- Я в это не верю! - Эш выругался. - Сколько, черт возьми, автоматов нужно одному кораблю?
- Это плесень. - предположил Декс. - Это дошло до Центрального автомата ИИ, они сейчас работают как разум-улей.
- Значит, он недалеко от главного компьютера, - сказал Жюстен.
- Скорее всего.
Эйнен выдвинулся вперед, держа штурмовую винтовку наготове.
- Назад, Адмирал Уэйд, мы вас защитим!
Прежде чем Эйнен успел сделать хоть один выстрел, дверь в дальнем конце комнаты открылась, и оттуда повыглядел ещё один солдат.
- Шеп! - Рявкнул Эш.
Шеп спокойно окинул ситуацию взглядом своих темных глаз и швырнул в середину автомата то, что можно было принять за ЭМП.
Фззз!
Огни замигали. Со вспышкой искр и взмахом конечностей, все автоматы сошли с ума.
Некоторые из них замирали и становились неподвижными, некоторые сворачивали и врезались в стены, другие падали на землю, дергая головой и ушами.
- Сюда, - предложил суровый Шеп.
- Как раз вовремя, Mon frère, - похвалил Эш.
С этими словами он и остальные пробежали сквозь рассеянную армию инвалидов-автоматов.
Шеп ждал в коридоре. - Брайс, - сказал он почти встревоженно. - С тобой всё в порядке?
- С-с-простите, Шкипер, я... я все испортил. -
- Это была не твоя вина, - отмахнулся Шеп.
Он проверил, все ли в порядке с Холли, провел лапой по её липким мокрым ушам и некоторое время смотрел с клинической озабоченностью.
Удовлетворенный, он двинулся дальше.
5

Крис мерил шагами бескрайние просторы яркого стыковочного отсека "Соджорна", сердце его колотилось, разум лихорадочно работал, постоянно поглядывая на часы.
Аи гудел со своей обычной вежливой настойчивостью. - ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА СООБЩАЮ, ЧТО ДО БЕЗОПАСНОГО МЕСТА ОСТАЕТСЯ ДВАДЦАТЬ МИНУТ.
НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
- Двадцать минут? - спросил себе Саске.
Раи сбежала по сходням "Капризного".
- Профессор! Профессор! Я не могу до них дотянуться. Они же не отвечают! Я все пробую их ошейники, но теперь ничего!
Саске, намного меньше Раи, успокаивающе похлопал её по спине, словно она была его маленькой дочерью.
- Ну-ну, скорее всего, это просто электромагнитное повреждение. Ты же знаешь, как это бывает, когда мальчишки дерутся с автоматами.

Время шло, минуты казались часами.
Макс и Клифф тоже с грохотом спустились по трапу. Они увидели, что Шеп и остальные всё ещё не вернулись.
- Ради всего святого, что их задерживает? - прорычал Волкоподобный Макс, ни на кого конкретно не глядя.
- Нам придется идти за ними, - заявил Клифф.
Саске быстро отбросил эту мысль:
- Нет, нет, нет!
- Но-...
- Нет, Клифф! Я не хочу, чтобы сейчас все бегали!
Оставайся здесь.
- Мы собираемся оставить их здесь, ты это хочешь сказать?
Саске поморщился. - Макс, на "Капризном" сотни невинных собак, и они пользуются прецедентом. Шеп и мальчики согласились бы-...
- Ну а я нет!
- К черту прецедент! - Клифф отпустил его, приготовив дробовик. - Я сейчас войду!
Как только Клифф подошел к двери, она открылась и выпустила Шепа, Эша, Джастина и всех остальных.

- Сэр!! - Ахнул Клифф.
- Клифф. - Без улыбки ответил Шеп. - Он прищурил свои блестящие глаза, глядя на столь же темного, хотя и более теплого Добера. - ты ведь не собирался идти за нами, пес? Вы должны знать, что лучше не подчиняться моим приказам.
- Нет, сэр, - солгал Клифф. - Просто решил немного поиздеваться.
- Хм.
Все, кроме Брайса, поспешили через причал целыми и невредимыми. Когда Крис увидел его хромающим позади стаи, он был одновременно удивлен и обрадован.

- Вот ты где, Брайс, - сказал он, стараясь говорить как можно тише.
- Профессор.
- Брайс! - Ахнула Раи. Она обняла его, затем отступила назад, осматривая его раны. - О боже, что случилось с твоим лицом?
Брайс отмахнулся от её беспокойства:
- Я-я-я в порядке. Я в порядке, Не волнуйся, Раи.
Макс - медик усмехнулся:
- Не волнуйся? Твое лицо похоже на сырой гамбургер! Тьфу, у меня уже есть работа по очистке твоей уродливой Питской морды позже, не так ли?

- Просто промокни меня маленьким йодом, Максимус.
- И пятьдесят кровавых швов. Вам понадобится шрам-терапия на этом глазу, иначе он никогда не исчезнет.
Эйнен хлопнул Брайса по крепкому плечу: - кому нужно это дерьмо? Шрамы делают настоящую собаку. Верно, Брайси?
- Да неужели? - спросил Макс. - А где же тогда твой, Эйнен?
- Слишком быстро для них, приятель.
- Я вспомню этот разговор, когда твое лицо снова будет висеть на волоске, хорошо?

- Ты это сделаешь.
Саске уверенно проскользнул между шумными молодыми собаками и жестом приказал Брайсу, который был чуть выше ростом, хотя и намного крупнее, уступить Холли. Как и в прошлый раз, Брайс подчинился и попытался передать её ответственному взрослому, но Холли опять ничего не добилась.
- Нет! - взвизгнула она, как доисторическая птица. - Не-е-ет!
И, побежденный, как и Джастен до него, вздрогнувший Саске отозвал свое предложение.

- Я буду защищать её, профессор, - поклялся Брайс.
- Она вся твоя, мой мальчик.
- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ДО ДОСТИЖЕНИЯ БЕЗОПАСНОГО РАССТОЯНИЯ ОСТАЛОСЬ ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ. НЕМЕДЛЕННО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В НАЗНАЧЕННУЮ ВАМ СПАСАТЕЛЬНУЮ КАПСУЛУ.
Саске искоса взглянул на двери стыковочного отсека "Соджорна", затем почти незаметно заговорил в ошейник, который получил от капризного: - Викки, пожалуйста, скажи мне, что двери будут отперты в ближайшие пятнадцать минут.
Лучше десять, а ещё лучше пять.
Дерзкий женский голос протрещал в ответ: - когда я тебя подводила, Саске?
- Раз уж ты об этом заговорил "-...
- Забудь, что я спрашивала! - фыркнула Викки. - Хьюго, передай мне плоскогубцы. Спасибо. Какого славного вежливого мальчика Ты сделал здесь, Саске.
В явно одностороннем разговоре наступила пауза.
- Не очень-то он разговорчив, а? - Прошептала Викки.
- Может быть, ты позволишь Хьюго починить двери?
- Предположил Саске.
- Я знаю, что делаю. А другие твои... э-э-э... - мальчики’ уже вернулись?
- Да, да, - выдохнул Крис. - Только поторопись. Пожалуйста.
- Успокойся, мы почти на месте. Увидимся через пять.
Шеп подошел и посмотрел на Саске.
- Двери отсека не реагируют, - объяснил Саске. - Они каким-то образом заперты. Это плесень, она постепенно захватывает власть. Кэтрин, наверное, потеряла контроль над половиной корабля.
- Она ещё не на мостике?
- Рявкнул Шеп.
Саске часто пожимал плечами. - Я... я не могу дозвониться до неё, где бы она ни была. Я уверена, что она в порядке. Так или иначе, Викки пытается обойти его отсюда, так что...
Маленький Шибан смотрел куда угодно, только не на большого Шепа.
- Предложил Декс с серым мехом. - Я пойду и помогу. - бесстрастно сказал он. - А где стыковочный пульт?
Саске указал на лестничную клетку, ведущую в застекленную рубку управления, расположенную в стене.
- Только там, наверху.
- Правильно.
- Может, не будем таранить двери? - предложил Шеп.
- С капризными? - ответил Саске.
- Кивок. - Клифф уже делал это раньше.
Саске посмотрел на Джастена. - А ты как думаешь?
- Может быть, - сказал Хаскер. - Это будет нелегко. Я бы предложил пилотировать его со второго мостика на случай, если кабина забурлит. Мы определенно потеряем переднюю сенсорную решетку и рельсотрон, но мы можем летать вслепую, а рельсотрон все равно списан.
Если бы это было не так, то он идеально подошел бы для того, чтобы пробить дыру. Оглядываясь назад, понимаешь, Саске?
- Спасибо, она и так достаточно незаконна и без активного рейлгана.
- Портит настроение.
- Шеп повернулся к Раи, Максу и Клиффу.
- Вы трое на всякий случай подготовьте корабль к старту, убедитесь, что все готовы и пристегнуты, если это возможно. - "Контр-адмирал, поднимайтесь на борт и позаботьтесь об эвакуированных.
Пусть они успокоятся. Ты знаменит, на тебя обратят внимание.
Пока Раи, Макс и Клифф, повинуясь Шепу, без лишних церемоний поднимались на борт "Капризного", у драчливого Джастена были другие планы. - Давай кое-что проясним, Шеп. Я не подчиняюсь вашим приказам, вы подчиняетесь мне. Это понятно?
Шеп спокойно повторил свой приказ.
- Позаботьтесь об эвакуированных и держите их в покое, пожалуйста.
Джастин прорычал:
- Умник!
Просто помни, что если бы не я, ты бы всё ещё был на льду! - Он указал на Эйнена, Брайса и Эша: - вы принадлежите мне, и этот чертов корабль тоже. Ты же наша собственность, и не забывай об этом!
- Жюстен-...
- Заткнись, Хаттори! Ты слишком мягок к ним.
С неодобрительным рычанием Жюстен Уэйд повернулся, чтобы взобраться по трапу. Он споткнулся, упал назад, но Шеп тут же подхватил его, схватив сзади за красный свитер, чтобы удержать на ногах.
Гордый Хаскер вывернулся и отбросил лапу Эльзаса в сторону.
- Слезь с меня, дурак! Я же не инвалид.
Он продолжил свой путь и исчез внутри корабля.
- Придурок... - проворчал Эш.
- Эш! - вскипел Саске.
- Он говорит с нами как дерьмо, Саске, и что ещё хуже, ты стоишь здесь и позволяешь ему!
- Он гордый пес. Солдат. Как бы вы себя чувствовали, если бы потеряли способность ходить?
Эш махнул большой белой лапой, - Ну, это не только он, это все они. Выражение лица этой Викки, когда она увидела меня, было бесценно.

- А разве я был другим? - спросил Саске.
- Что?
- Поначалу я тоже не знал, что с тобой делать. Но это проходит, Эш. Это проходит. Это просто собачья натура - опасаться неизвестного. Вы должны научиться приспосабливаться.
- Хм!
Шеп не стал вдаваться в подробности. - Брайс, поднимайся на борт. Эйнен, и ты тоже. Продолжать.
Собаки сделали, как им было сказано: Эйнен первым, Брайс замыкал шествие.
- Вот мы и приехали, Холли, - сказал он.
- Это наш корабль.
- Ca… Capri… - тише.
- Ага, Капришуш. - рассмеялся Брайс.
Он был всего лишь в нескольких футах от трапа с Холли на руках, когда услышал что-то сквозь грохот сиренов: мясистый стук и металлический скрип.
Бум!
Ээээааарк!
Это звучало не слишком хорошо. Двери, ведущие в стыковочный отсек, вибрировали, изгибались, деформировались. Каждая собака чувствовала, как её шерсть встает дыбом.
- Э-э, ребята, - сказал Брайс.

Двери почернели вдоль швов, и корни начали расти по металлу, заглушая его. Через несколько секунд двери расплавились, сложились и рухнули вместе с шипением желудочного сока, позволив привычно дезорганизованному куску плоти вылиться в стыковочный отсек; зубы, глаза, щупальца, огромная круглая пасть-все это было сделано.
Основная масса плесени медленно продвигалась вперед, но её черные щупальца в мгновение ока пересекли залив-матовое сплетение корней и стеблей, чувствующих, знающих, направляющихся к богатому энергией капризу.
Знал ли он, что странствие обречено, что он должен захватить это другое судно, чтобы спастись? Возможно, но не было ни способа узнать, ни времени на размышления.
- Викки! - крикнул Саске в свой радиошейник. - Все дело в плесени. Он же в этом чертовом заливе! Мы должны идти прямо сейчас!
Радио просто шипело – помехи.
- Виккиии!
Шеп посмотрел на рубку управления стыковочным отсеком: - я пойду, - сказал он. - Эш, держись от этого дерьма как можно дольше.

- Хорошо, - сказал Эш, держа ружье наготове.
Протиснувшись мимо раненого Брайса, Эйнен помчался вниз по сходням, чтобы присоединиться к Эшу посреди быстро чернеющего стыковочного отсека. Вместе они расстреляли приближающиеся усики с искусной целью, замедляя продвижение плесени. Это было не так уж много, но она выиграла время.
- Викки? - крикнул Крис в рацию, наблюдая за приближением Черной волны. - Викки, нам надо идти!
Наконец она прохрипела в ответ: - мы идем!

Пока Крис смотрел, плесень подняла свою черную массу и открыла странный оранжевый пузырь. Затем ещё один, и ещё один, растущий на его спине, как гнойники.
- Это же нерест! - Рявкнул Саске. - Эш!
- Я вижу это, Крис.
Эш выстрелил в один из прожилковатых шаров, разорвав его; оттуда выпало многощекое лицо наполовину законченного Раубера, к счастью неактивное. Эш таким же образом позаботился и о второй матке плесени, и о третьей, а Эйнен продолжал атаковать извивающиеся внизу щупальца.

- Нам нужен сильный огонь, Эш! - пожаловался Эйнен. - Пусковая установка или что-то в этом роде!
- Только не внутри корабля, ты же знаешь правила.
- Борк правила! В этом ящике он все равно был!
Оглянувшись, Эш сказал ему в воротник: - Клифф?
- Ну и что?
- Поставь башню на это дерьмо, ладно?
Последовала пауза. - Они не предназначены для использования в атмосфере, но я попробую.
- Черт возьми, так будет лучше!
Наконец Викки, Хьюго и Декс вышли из рубки управления, соскользнув вниз по перилам и торопливо перепрыгивая через ступеньки.
Они встретились на полпути с Шепом и направились обратно к кораблю, но прежде чем они добрались туда, рука плесени преградила им путь.
- Перепрыгни через него! - крикнул Эш, поманив её лапой.
- Перепрыгнуть через него? - Вскрикнула Викки, указывая на извивающиеся и поднимающиеся перед ней усики. - Ты что, совсем спятил?
Решив, что это слишком далеко даже для него, когда он нагружен пассажиром, Шеп пришел к другой идее. - Эш!
Мы поднимемся на борт с другой стороны корабля. Просто держи его так долго, как сможешь!
- Ага!
Шеп повел Викки и остальных вокруг причального отсека и по металлическому мостику, пересекавшему глубокий темный причал, в котором приютился "Капризный".
Крис поднялся по трапу мимо Брайса и Холли и встретил Раи, как раз когда она вышла, чтобы посмотреть, что это за шум.
- Спустите трап по правому борту! - приказал ей Крис.

- Что?
- Шеп поднимается на борт с той стороны!
- Точно!
Со своего наблюдательного пункта высоко на сходнях Крис увидел двух Рауберов, вылезающих из родильных мешков, их длинные ноги пробивали мембрану и разворачивались. Скоро они уже ничего хорошего не добьются. Еще больше мешков росло, и все они исчезли из поля зрения Эша и Эйнена.
- Эй, вы двое, поднимайтесь сюда! - крикнул им Саске. - Ну же!
Они выпустили несколько последних очередей, прежде чем поспешить к сходням, а плесень ползла по заливу вслед за ними.
Некоторые щупальца уже добрались до края бухты и извивались в поисках капризных.
- Эш! - рявкнул Крис, указывая пальцем.
- Вот дерьмо! - Эш хмыкнул в ответ. - Эйнен!
Они открылись навстречу тянущимся щупальцам, стреляя так много, как только могли.
Совершенно неожиданно сбоку от корабля появилась башня с плоской шляпой, похожая на автоматический дождевальный аппарат. С жужжанием шестеренок и сервоприводов он огляделся вокруг, оценивая ситуацию с очевидным собачьим чутьем.

Клифф, без сомнения.
Без фанфар и милосердия башня открыла огонь с пронзительным визгом и щелканьем, испуская лазер, который был невидим, за исключением тех мест, где он мелькал частицами пыли или, ещё лучше, прорезал чистые достигающие щупальца плесени, сжигая и отсекая их в мгновение ока. Башня продолжала двигаться, царапая бетонный пол стыковочного отсека, а затем и матку плесени, прорезая полосу сквозь её плоть, заставляя её вздрагивать и отшатываться от вероятной боли, если она знала такие чувства.

Тотчас же на горе плоти, которая была его плесневой матерью, поднялся Раубер, блестящий и мокрый от своего недавнего рождения. Он быстро зашагал к кораблю на дюжине своих ног, вне себя от ярости. Он открыл рот, испуская звуковой прожектор.
Тамп! Тамп! Тамп!
За ним последовал ещё один.
- Возьми Рауберов, Клифф! - Рявкнул Эш в воротник, глядя на Башенку, которая перестала двигаться и начала дымиться.

- Башня перегрелась, она отключилась, - спокойно ответил Клифф. - Просто садись.
Брайс, Саске, Эш и Эйнен поднялись по трапу в погоню за Рейберами. На полпути к кораблю их мир накренился, выбив всех из равновесия.
- Хо, мальчик! - Брайс взвизгнул, хватаясь за поручень, едва удержавшись от того, чтобы его и Холли не швырнуло в глубокую черную койку под кораблем. Он оглянулся назад и увидел, как два Рейбера тянут трап своими многочисленными щупальцами, скручивая и деформируя металл, словно дешевый пластик.
Эйнен попытался поднять винтовку, чтобы выстрелить в них, но на каждом шагу был сбит с толку.
- Брайс! - Воскликнула Холли.
- Все в порядке, Холли!
Брайс посмотрел в другую сторону как раз вовремя, чтобы увидеть базовую часть трапа вместе с кораблем, провода и поршни трещали и искрили. Это определенно было не в порядке.
- О Борк!
Пол ушел у Брайса из-под ног, а живот поднялся к груди.
Он нырял!

Крепко держа Холли в одной лапе, а поручни трапа-в другой, Брайс закрыл глаза и приготовился к удару. Не прошло и двух секунд, как он упал на землю под какофонию металлического грохота. Он отскочил от искореженного трапа и упал на гладкий бетонный пол, прижав Холли к себе, словно защищаясь. Перекатившись, как парашютист, он остановился всего в нескольких футах от края койки.
Трап разломился надвое, одна половина с грохотом упала в пещеру под корпусом капризного, остальные приземлились на полу стыковочного отсека как скрученная куча, Рауберы всё ещё атаковали её, дергая, думая, что это, возможно, враг.
Брайс взял себя в руки и огляделся. Он увидел, что Крис овыглядел в ловушке среди искореженных сходней, в нескольких метрах от "Рауберов", в то время как Эш, как ни странно, висел на корпусе "Капризного".
Может быть, он прыгнул за ним или упал на него по пути вниз и уцепился за него? С гимнастической силой белый эльзасец взбирался вверх, тарелка за тарелкой, покупка за покупкой.
Брайс не мог позволить себе роскошь зацикливаться на смертоносном мастерстве Эша; щупальца плесени приближались со всех сторон, поглощая последние несколько квадратных метров пространства. Скоро они схватят Брайса.
- Холли? - он зарычал в агонии. - Ты в порядке?

Она кивнула, но заплакала.
Брайс с трудом поднялся на ноги; боль пронзила одну ногу и заставила его упасть.
- ААА!
Одна из его ног была сломана.
Вытащив пистолет, Брайс прицелился и выстрелил в ближайшие извивающиеся щупальца, разорвав их прежде, чем они успели добраться до него или Холли.
Но шум разбудил Рауберов. Насторожившись, они уставились на Брайса, разинув рты.
Тамп! Тамп! Тамп!
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Пес-солдат стрелял в них из пистолета, пока не кончилась обойма.
Он обшарил свои карманы в поисках другого, чтобы продолжить бой. Ничего хорошего, он вышел.
Все было кончено.
Брайс крепко прижал Холли к себе. - Я поймал тебя, щенок! - закипел он, закрывая ей голову. - Я тебя понял.
Тамп! Тамп! Тамп!
Холли закричала, когда один из Рауберов повыглядел с широко раскрытой пастью и извивающимися щупальцами. Затем, необъяснимо, он взорвался в громких клубах черной крови и запекшейся крови плесени! Размахивая руками, визжа и всё ещё "кувыркаясь", он рухнул и умер под градом пуль, уложенных каким-то светловолосым солдатом-Хаскером.

- Эйнен! - Рявкнул Брайс.
- Держись, Брайси! - Чирикнул в ответ Эйнен. - Ты крепко держишь Холли. У меня есть этот сосунок.
Он стоял над Брайсом и Холли, оглушительно сверкая штурмовой винтовкой, разрывая на части материнские щупальца плесени и её потомство. Второй Раубер упал перед молниеносными, смертоносно точными атаками Эйнена, умирая у его ног, в то время как первый зашипел и расплавился. Так же быстро, как появилась сама форма, Эйнен отправил её упаковывать.

Спокойно засекая третьего новорожденного Раубера, уверенно шагающего по стыковочному отсеку, Эйнен сменил обойму и, когда она появилась, отдал её монстру.
- Грааа!
Под потоком автоматного огня он повернулся в сторону, растерянный, с разинутой и кровоточащей пастью.
Тамп! Тамп! Тамп!
В спешке он споткнулся и упал навзничь на койку, которую явно не почувствовал. Опрокинувшись, как небрежно поставленный треножник, он в отчаянии выпустил во все стороны свои многочисленные языки-цветок смертоносных шипов.

В одно мгновение Эйнен повернулся спиной и бросился на Брайса и Холли.
Два мясистых удара. Эйнен вздрогнул. Брайс мог чувствовать его, слышать его.
- Грррфх! Гаг!
Эйнена дважды пронзили копьем, и зазубрины прошли прямо сквозь его доспехи и глубоко вонзились в тело. На мгновение воцарилась благодать, драгоценная секунда, прежде чем жестокие щупальца падающего Раубера натянулись и потащили Хаскера прочь к причалу.

- Эйнен! - Взвизгнул Брайс.
Когда он проходил мимо перил, пронзенный копьем Эйнен ухватился за них, готовясь к страшной смерти.
- Гаааг! Гррфффхх!
- Эйнен! - Рявкнул Брайс, ползком протягивая руку. - Эйнен, держись, приятель! Я иду!
Рычащий Эйнен смотрел сквозь перила, сквозь свой серый шлем, его голубые глаза щурились от боли, но почему - то всё ещё улыбались, сверкая.
- Видишь, да… Брайси бой. - он закашлялся, кровь обильно капала из его рта на залив.
Огромная сила покинула его, и он отпустил её.
В одно мгновение он исчез.
- Эйнин! Эйнен! Не-е-ет! Ш-ш-ш-ш!
Безжалостные щупальца плесени продолжали свое продвижение, безразличные к простым собачьим страданиям. Они схватили вопящего Брайса сзади, а вместе с ним и Холли, и рука об руку потащили их по полу стыковочного отсека к основному корпусу формы, к кошмарной трубчатой пасти, которая только что образовалась специально для них.
- Гаааг!
- крикнул Брайс, хватаясь за пол свободной лапой. Его пальцы зацепились за какие-то корни плесени, задержав их с Холли продвижение на мгновение, прежде чем они оторвались и исчезли в его хватке, как комок травы и грязи.
Эйнен уже не мог их спасти.
Элфи посмотрела за спину Брайса, на "Капризницу", и увидела, как друзья Брайса спускаются по ярко-желтой веревке с борта корабля. Впереди шел большой черный Шеп. Он, несомненно, поднялся на борт корабля с правого борта и вышел через левый борт.
Оказавшись на земле, он протолкался сквозь лес поднимающихся щупалец и побежал к Брайсу и Холли, молчаливый, решительный. Как и они, он быстро попал в ловушку плесени. Это казалось бесполезным жестом отчаявшейся собаки.
А может, и нет.
Огромной длинной рукой Шеп что – то метнул-гранату. Он пролетел над Холли и Брайсом, прямо в свежую, зияющую пасть плесени.
Все существо на мгновение замерло, словно оглушенное.

Затем его " лицо’ взорвалось оглушительной, тошнотворной завесой кровавого пара. Куски неопознанных внутренностей разлетелись во все стороны. Щупальца, удерживавшие Брайса и Холли, бешено забились, отбрасывая их через причальный отсек. Через мгновение, кувыркаясь в пространстве, Брайс ударился спиной о металлический ящик и приземлился в кучу, Холли лежала на его вздымающейся груди, его руки были широко раскрыты, уши тоже.

Время шло. Холли кричала и причитала. Сквозь соленые слезы она, прищурившись, посмотрела на плесень. Он уже перестраивался, восстанавливая поврежденное лицо, отращивая новые глаза и все остальное. Неудержимый.
- Брайс? - Холли захныкала, тряся его. - Брайс, проснись!
Нет ответа. Неужели он мёртв? Сломан?
Шеп тем временем высвободился из теперь уже вялых щупалец и поспешил туда, хлюпая сапогами по Плесневому коврику, который теперь занимал большую часть бухты.
Его большие лапы схватили Холли и подняли её, унося прочь от Брайса.
Появился полностью серый пёс Декс и подошел к Брайсу. - А он жив? - спросил он Шепа.
- Просто хватай его быстро, пока он не пришел в себя, - ответил Шеп, не отвечая, но как-то спокойно.
- Правильно.
Холли заметила плесень, которая дергалась и вздымалась, производя ещё больше этих пузырей Раубера на спине. Она увидела, как Саске спасают другие его сверхсильные товарищи из О.Т., искореженный трап поднялся в сторону от его захваченного тела, как полистирольная опора.
Эта башня снова ожила, вырубая Рауберов по мере их рождения.
К ним присоединился второй.
Тем временем Шеп схватил желтую пластиковую веревку, свисавшую с левого борта "Капризного", и зажал её между челюстями. Она натянулась, когда кто-то наверху потянул ее; Шеп качнулся наружу, его ноги приземлились на угловатый черный корпус корабля. Он крепко держался за неё челюстями, держа Холли на руках, и почти побежал вверх по корпусу, когда трос втянулся.
Внизу был причал, в котором корабль стоял на стартовых рельсах.
Она была темной и глубокой. Перепуганная Элфи осмелилась заглянуть в пропасть. Она увидела кого-то, лежащего там, в черной глубине койки, белокурую собаку.
Эйнен?
Вскоре они добрались до двери. Эш схватил Шепа за мохнатую шею и потащил в шлюз, в "Капризный".
- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ЗАЩИТНОЕ ПОЛЕ АНТИМАТЕРИИ РАЗРУШИТСЯ ЧЕРЕЗ... ПЯТЬ МИНУТ.
- Подержи её, - велел Шеп, передавая Холли Раи.

- Правильно.
Когда Холли благополучно оказалась на борту, Шеп бесстрашно спустился вниз по веревке. Через несколько секунд Эш поднял Саске, которого держал в воздухе похожий на волка медик Макс, словно он ничего не весил.
Следующим был Декс с окровавленным, обмякшим Брайсом.
- Отведите его в медотсек. - приказал Эш. - Быстрее!
Декс кивнул и втолкнул бесчувственного Брайса внутрь.
Кто-то заговорил по внутренней связи корабля: - все на борту?

- Почти, Клифф, - ответил Раи, обращаясь к ближайшей панели, расположенной рядом с дверью. Она прислонилась к стене, не измученная, но расстроенная. - мы просто ждем Шепа... и... и Эйнена.
- Хорошо, но у нас есть всего пять минут, прежде чем она взорвется. Мы протараним эту штуку, или как? Мне нужно знать. Кроме того, обе левые башни теперь забурлены. Так вот оно что.
Эш посмотрел через дверь, через край.
Он снова принялся дергать желтую веревку, лапа за лапой. Шепа подняли наверх с Эйненом на руках.
Эш потянулся к обмякшему, залитому кровью Хаскеру.
С каменным лицом Шеп слегка покачал головой и молча вошел в корабль.
Эш рухнул на четвереньки. - Грррфффф!
- ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЭКИПАЖА ДОЛОЖИТЬ, ЧТО ЗАЩИТНОЕ ПОЛЕ АНТИМАТЕРИИ РАЗРУШИТСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ. НЕМИНУЕМАЯ ГИБЕЛЬ. НЕМЕДЛЕННО ЗАПУСКАЙТЕ ВСЕ КАПСУЛЫ.
ПОВТОРЯЮ, УНИЧТОЖЕНИЕ НЕИЗБЕЖНО. ЗАПУСКАЙТЕ ВСЕ-...
БАМ!
Разъяренный пепел захлопнул дверь шлюза, заглушив сирены и речь, погрузив внутренности корабля в тишину и относительную темноту.
- Шлюз закрыт! - прорычал он в панель. - Клифф, уведи отсюда нашего Борка!
- Есть, сэр! - Клифф ответил по вездесущему интеркому корабля: - Все держитесь за что-нибудь. Это будет нелегкий побег.

Шеп вернулся без Эйнена. Он взял Холли у Раи и поспешил по кораблю.
Внутри "Капризного" было темно. С низкого потолка свисали разноцветные, местами вьющиеся кабели, повсюду торчали геометрические фигуры. Это было совсем не похоже на чистые, безопасные, совершенно новые линии "соджурна". Но Холли это не волновало. Она так устала, так опустошена, её разум был полон новых, ужасных воспоминаний.
- Открытие дверей и разгерметизация отсека... возможно. - объявил Клифф по корабельному интеркому. Через несколько мгновений он добавил с заметным облегчением: - Эй, кто знает, это действительно сработало.
Отличная работа с отключением там, Мисс Чемберс.
Викки усмехнулась на заднем плане: - не говори так удивленно.
- Эй, шкипер, ты сел? - спросил Клифф.
- Одну секунду, - сказал Шеп в воротник, пробираясь по тесным коридорам. Он нырнул в темную комнату с несколькими сиденьями, ремнями и пряжками, свисающими вниз. Шеп едва не нырнул в кресло, не позаботившись пристегнуть себя или Холли – они стояли лицом к старту, и их наверняка затолкают обратно в кресло.

- Иди, - сказал Шеп.
Клифф прорычал по интеркому так громко, что его обычно сдержанный голос исказился и тревожно затрещал:… мы... свалили… - сюда!
Этот звук, эта сила!
Холли не раз бывала на катере, но сейчас было что-то другое, такое волнующее, такое пугающее. Её тело стало свинцовым. Она была прижата к Шепу всем телом, каждым пальцем, приклеена к нему, как клей, а его руки обнимали её, как теплый ремень безопасности.
Корабль трясло и дребезжало. По двум коридорам по обе стороны от зоны отдыха скользили какие-то непонятные предметы, в основном гайки и болты. Все провода, которые раньше висели вертикально, теперь висели горизонтально, и они оставались там, раскачиваясь взад и вперед. Здесь не было окон, через которые можно было бы смотреть, не было никаких визуальных признаков движения корабля вообще, но само ощущение тяги, силы тяжести, приложенной к её маленькому телу, не оставляло у Элфи никаких сомнений в том, что могучий корпус "Странника" быстро удаляется в глубокий космос.
- Мама! А как же мама?
Слезы потекли по лицу Элфи, но не по щекам, а вокруг, захваченные толчком корабля.
А потом все кончилось. И снова тишина.
- Больничные мешки наготове, ребята. Не испорти мне поездку.
- Что? - Пропищала Викки. - А разве у этого ведра с болтами нет гравитационного привода?
- Эй, Мисс Чемберс, она уже старая. Она не может одновременно работать на полной тяге и на g-приводе. Требуется несколько секунд, чтобы переключиться.
Пожалуйста, оставайтесь на месте в течение короткого периода невесомости. Спасибо.
Когда двигатели смолкли. Холли почувствовала, как её желудок поднимается вверх; каждая частичка её тела покалывала, её одежда и мех перестали висеть и просто плавали, задерживаясь вокруг её тела, как и серебряный крестик мамы.
Элфи оглянулась на каменное лицо Шепа. Большая собака заметила любопытный взгляд Холли.
- С тобой всё в порядке, Холли? - спросил он странно вежливо.

- Угу! - фыркнула она.
- Ничего не болит?
Холли немного подумала, а потом спросила:
У Шепа, похоже, не нашлось ответа. - Я... она...
Слышный гул пронесся по капризу, и все рухнуло с глухим стуком: гайки, болты, слезы, но только не падуб. Неулыбчивый Шеп осторожно опустил её на землю своими большими сильными лапами.
- Гравитация включена. - объявил Клифф по интеркому. - Спасибо, что летаете с Olympus Spaceways; мы ценим ваши обычаи.
На какое-то время воцарилась тишина.

- Шеп, это же Кэтрин! - Внезапно пропищал Саске.
Навострив уши, Шеп коснулся воротника. - Что?
- Подожди. Она на экране.
Не видя, что происходит на мостике, где Саске должен быть с Клиффом и Викки, Шеп снова нажал на кнопку радиоприемника.
- Саске, что происходит?
Последовала короткая пауза, прежде чем Саске вернулся, - это передача с "Соджорна", - сказал он, добавив, - Кэтрин... она всё ещё на борту.

- Что вы имеете в виду? Я думал, что она сейчас выйдет.
- Погоди, Шеп, я подключу его ко всем внутренним экранам.
Через несколько секунд в центре комнаты появился голоэкран, проецируемый с потолка линзой. На нём была изображена Кэтрин-Охотница с белым мехом, оборванная на полуслове.
-... так и должно быть, - сказала она. - Мне очень жаль, Холли. Мамочка… очень тебя любит.
Кэтрин склонилась над пультом управления мостика "Странника", её шерсть была окровавлена и спутана.
Она была ранена. Позади неё валялись сломанные и искрящиеся автоматы. Там была битва.
- Веди себя хорошо, ладно? - Почти прошептала Кэтрин. - Я буду присматривать за тобой. До новых встреч, моя дорогая девочка... И ты тоже, храбрый Шеп... Защищай её, мой Икс-пёс, всегда.
Она наклонилась вперед и нажала кнопку. Передача закончилась так же быстро, как и началась.
Так ли это было?
На мгновение Шеп остолбенел.
Он спокойно нажал на свой воротник, - Саске, верни её.
- Я не могу. Я окликаю её, но...
- Я ничего не понимаю. Что все это значит?
- Ты пропустил это; она... она сказала, что отключила самоуничтожение, - сказал Саске. - Она всё ещё контролирует корабль. Она застряла на мостике.
- И что?
- Значит... она... она собирается врезаться в Юпитер, Шеп. Вот что она сказала.
Тишина.
- Что?
- Произнес Шеп одними губами.
- Объяснил Крис по радио. - Плесень, она там не выживет. Корабль сгорит, и обломки упадут на планету. Там нет твердой поверхности, все это будет уничтожено. Это лучше, чем взрыв, который просто распространит споры плесени.
Шеп сидел целую вечность, обдумывая то, что только что сказал Крис. - Но... но она же сойдет. Она сказала, что сейчас выйдет. Так ведь? Спасательная капсула. Там должно быть одно для неё.

Крис издавал какие-то звуки: - гравитация Юпитера… Шеп... спасательная капсула никуда не денется, даже если-...
- Нет! - Рявкнул Шеп, резко выпрямляясь вместе с Холли. - Нет, мы должны остановить ее! Забери меня обратно!
- Шеп, - сказала она. -
- Саске! Ну пожалуйста! Забери меня обратно!
- Мы не можем, солдат! - вмешался кто – то другой-грубый Жюстен Уэйд. - Шеп, мы ничего не можем сделать. Все кончено.
- Но-...
- Мне очень жаль! - Прорычал Жюстен в эфире.
- Даже если бы мы смогли добраться до неё, она уже приняла решение. Кэт будет держать свою лапу на румпеле всю дорогу, чтобы убедиться.
Шеп отрицательно покачал головой. - Но... это должен быть я. Я расходный материал, я просто...
- Я согласен, но Кэтрин-нет. Это её долг, её право-идти ко дну вместе со своим кораблем. Я бы хотел такого же достоинства. Даруй ей эту честь, воин.
Шеп опустил подбородок.
- Она очень храбрая догесса и настоящий солдат.… - пробормотал Джастин.
- Я уважаю её выбор. И тебе тоже.
Прошло очень много времени.
Шеп посмотрел на Холли сверху вниз и мягко сказал:
6

Космический корабль Эм-Эс-Эс сошел с орбиты и распался в верхних слоях атмосферы Юпитера, а Кэтрин Хантер, вероятно, всё ещё была у руля – сенсоры и оптические прицелы подтвердили этот факт, для тех, кто хотел проверить. С тех пор "Капризный" улетел ещё дальше, продолжая стыковку со станцией "Европа", чтобы высадить своих многочисленных выживших.
Вид огромного диска Юпитера, поднимающегося над Белым, потрескавшимся горизонтом замерзшей Луны Европы, одновременно завораживал и нервировал Эша. Он всегда ненавидел эту нависшую гигантскую планету с красным пятном, похожим на отвратительный глаз плесени.
Эш воинственно уставился на него, думая о своих мыслях, залечивая раны внутри и снаружи.
Это было время.
- Ну что, ты со мной? - проворчал он, фокусируя взгляд на многочисленных отражениях в иллюминаторе смотровой площадки, отражениях его собратьев-Икс-псов.

Осмысливая сказанное, все смотрели друг на друга, начиная с высокого седого Декса и красивого песочного Макса, обоих Лайканов, и кончая черно-коричневым Добером Клиффом, который сидел в углу и курил сигарету. Синеглазая Раи с коричневой шерстью сидела на стуле, поджав длинные эльзасские лапы, а Шибан Хьюго со сливками сидел за столом и молча строил Карточный домик.
Все собаки были сброшены с боевого снаряжения, переодеты во флотские джемперы, жилеты или рубашки, брюки с множеством карманов. Их отдохнули, накормили, обработали раны, но лучше им от этого не стало.
Эйнен был мёртв, убит каким-то Раубером; от чего же было чувствовать себя лучше?
- Но они вернут его обратно, - сказал Раи.
- Что? - Рявкнул Эш.
- Эйнен. Его обязательно привезут обратно. Теперь они все будут знать. Так ведь? Ben, Toby and Эйнен.
Как раз вовремя.
Эш посмотрел сначала на неё, а потом на остальных. - Разве ты не сыт по горло перевоплощением? Мы просто кружимся и кружимся, как гребаная поездка на чайной чашке!
- Но-...
- Да, да, они вернутся, Раи... но ведь это не совсем они, правда? Они не будут такими, какими мы их знали, и они не будут знать нас, только наши имена и описание работы. Они смогут бороться с плесенью и мочиться в горшок, вот и все!
Поверьте мне, я видел, как это происходит чаще, чем кто-либо другой.
Раи опустила подбородок.
- Кроме Шепа, - сказал Макс, поправляя свои синие очки.
- Шеп? - Эш усмехнулся. - Он больше машина, чем собака. Он ни разу в жизни не проронил ни слезинки!
Раи пожал плечами:
- Мы справимся и пойдём дальше! Как всегда.
- Хм!
Серый, похожий на волка Декс заговорил.
- Скажи мне, Раи... а что, если бы Брайс был мёртв?
- Что? - Усмехнулся Рей, прищурившись.

- Может быть, ты почувствуешь, что можешь просто "обойтись", продолжить с того места, где остановился? Как ты думаешь, Брайс хотел бы получить Борк прямо из коробки? Ему потребовались годы, чтобы получить это желание-...
- Декс!
- Эй, полегче, пес! - рявкнул Клифф. - ты что, совсем спятил?
- Я действительно не понимаю, почему я должна это делать!
- Декс, ты такой чертовски бесчувственный!
- Ты и половины не знаешь, старушка! Я не могу чувствовать ничего, что было бы правдой, но все же я чувствовала больше, чем Шеп.
Эш прав: он не прольет ни слезинки ни по одному из нас, ни даже по той собачке, о которой он якобы так заботился.
- Это не его вина! Он стар, его сделали другим.
- Ну, я тоже довольно старый! - фыркнул Декс. Я продержался дольше любого из вас кроме Шепа и Эша и мне надоело каждый раз начинать все сначала-...
Бах, бах, бах!
Хьюго стукнул лапой по столу, обрушив таким образом свой карточный домик, но ему было все равно.

Как только он полностью завладел всеобщим вниманием, Хьюго указал на них лапами. Он говорил на языке жестов. Каждый мысленно интерпретировал его визуальное послание по-своему, своими словами, но суть послания была для всех одинаковой.
- Мы должны поговорить об этом с Брайсом, - сказал он молча, жестикулируя руками, лапами и ртом. - посмотрим, что он думает.
Макс фыркнул: - Сент-Брайс?
Он просто сдаст нас Саске!
Хьюго молча махнул рукой:” я не пойду, пока не придет Брайс, - или что-то в этом роде.
- Я тоже, - поддержал его Раи.
- Не волнуйся... - проворчал Эш, - я не собираюсь оставлять здесь дорогого Брайса.
*
Брайс лежал на боку в чистом белом безмолвии капризного мед-залива и тихо плакал. Они капали с его толстой Питской морды и затемняли одноразовые синие простыни больничной койки.
Его левый глаз был перевязан, как и плечо, нога и несколько других пятен. Его тело пульсировало, но он ничего не замечал из-за боли в сердце.
Эйнен.
Покрытые красной шерстью плечи Брайса затряслись от горя. Он перекатился на покрытый серой шерстью живот и уткнулся лицом в подушку.
- Это я виноват, - думал он, крепко сжимая подушку обеими лапами, - если бы не застрял сзади, как надоевший идиот. Я должен был умереть!
Так будет лучше...
"Фссс!"
Дверь медицинского отсека? Брайс вздрогнул и поднял голову, вялые кончики ушей слегка подрагивали.
Вошла маленькая черная колли догесс с большими отвисшими ушами, Викки Чамберс, всё ещё одетая в свой оранжевый инженерный комбинезон. Её сопровождал знакомый щенок.
- Привет, Холли! - фыркнул Брайс, успокаиваясь.
- Привет.
Холли была вся чистая, в новом синем блейзере и сверкающих белых брюках, точно таких же, как у неё в прошлый раз.
Скорее всего, это была новая одежда, напечатанная на 3D – принтере по желанию Холли, а не выстиранная-внутренности автомата не так легко выходят в стирке, Брайс слишком хорошо это знал.
Перевернувшись на другой бок и поправив подушки, Брайс сказал:,
- Не вставай, солдат, - сказала Викки, поднимая лапу. - Приказ доктора Макса и все такое.
Брайс сел на кровати, натянув одеяло до пояса. Он заметил, что в дверях медотсека стоит Шеп.
Должно быть, Шкипер привел на борт Викки и Холли, предположил Брайс.
Брайс Бойко отсалютовал, устремив вперед горящие глаза: - сэр!
Шеп сделал то же самое. - как ты себя чувствуешь, Брайс?
- О, я просто в восторге, сэр.
- Я так и думал. Меня всегда поражает, как быстро ты выздоравливаешь.
- Да, сэр.
Шеп махнул лапой: - вольно, Икс-пёс.
Брайс действительно немного расслабился.
Тем временем Викки Чемберс наблюдала за этой "собакой Икс" со спокойным восхищением.
Шеп был прав: у Брайса было сломано несколько костей, по крайней мере, так Викки подслушала рассказ Макса во время короткого путешествия на Европу. Более того, он был изрезан, избит, заколот ножом, и все же не прошло и дня, как он уже сидел в постели, его порезы и синяки почти исчезли. Его тело снова было в хорошей форме, очень хорошей. Правда, некоторые космодесантники были очень хорошими собаками, Викки встречалась с некоторыми, но Брайс был чем-то ещё. На самом деле он был невысокий, может быть, пять футов шесть дюймов, прикинула Викки, но сложен, как гимнаст, который не пропускает ни одного дня. Когда-либо. Короткая шерсть только подчеркивала его потрясающую мускулатуру; грудь, живот и ребристая морда были выкрашены в серый цвет, остальная часть тела-в красный. Он был цвета ржавчины и пыли, цвета Марса, и так же сильно избит из-за всех своих шрамов.
Не обращая внимания на пристальный взгляд Викки, Брайс подмигнул Холли своим единственным здоровым глазом.
- Хорошо выглядишь, рядовой Холли! - фыркнул он своим грубым баритоном.
Он отдал ей честь.
- И вы тоже, капитан Брайс, - хихикнула она, тоже отдавая честь.
- Капитан, я? Нет, это Шеп.
Холли оглянулась на огромного черного Эльзаса, который склонил голову набок, словно собираясь что-то сказать, но в конце концов между ними ничего не произошло. Вместо этого Холли посмотрела на Викки и дернула её за лапу, словно умоляя что-то сказать.

- Холли скоро улетает на Землю, - объяснила Викки, мягко потянув её за лапу. - Её дядя и тетя отвезут её домой, но сначала она хочет попрощаться по-особому. Разве не так, Холли?
- Угу.
- Давай, милая.
К удивлению Брайса, крошечная собачка не попрощалась и не ушла, а протянула ему что-то-маленький серебряный крестик на тонкой цепочке. - Это тебе, Брайс.

Брайс прищурился.
- Что это?
- Крестик, глупышка, - прощебетала Холли.
- Ох.
- Я хочу, чтобы он был у тебя.
Брайс посмотрел на Викки, потом снова на Холли:
- Но... почему?
Холли поджала губы:
- Потому что я знаю.
- Ох.
Брайс протянул лапу, и Холли уронила крошечную безделушку в его мягкую ладонь. Он был удивительно плотным, возможно, сделанным из платины.
- Холли, я... я не могу забрать это у тебя.
- А почему бы и нет?

- Потому что это должно быть очень дорого и... ну... я-я-я на самом деле не р-рррр-религиозный или что-то в этом роде.
- Но я хочу, чтобы он был у тебя... - проворчала Холли. - Я думаю, мама тоже, потому что ты спасла мне жизнь., - Я знаю, что ты отличаешься от меня, но Богу все равно, кто ты, он любит всех.
Брайс наморщил лоб. - Это правда?
- Ну да.
- Но я не знаю, стоит ли мне его брать.

- Пожалуйста.
Викки Чэмберс широко раскрыла глаза и слегка кивнула, что Брайс воспринял как знак, который он должен был принять.
Тишина.
- Ну что ж… - ну ладно, - сказал пёс, - если ты уверен, что хочешь, чтобы он был у меня.
Холли радостно кивнула.
Брайс повесил подарок на шею, цепочка едва натянулась на его толстой шее и врезалась в короткий мех, немного исчезнув. Сам крест не висел изящно, а скорее примостился в самой расщелине его внушительной, покрытой серым мехом груди.

Холли наклонилась к кровати и поправила одеяло, словно смущенная своими словами. - Мама говорила, что всякий раз, когда ей было грустно о собаках, которых она потеряла на войне, она прикасалась к своему кресту и вспоминала, что Бог был в её сердце. Тогда она больше не будет грустить.
Брайс лучезарно улыбнулся Холли и коснулся крошечного Креста: Я обязательно это сделаю.
"Фссс!"
Дверь снова открылась-это был Эш.
Большой белый эльзасец шагнул в столь же белый мир мед-бей, мимо черного Шепа, а за ним последовали ещё несколько членов экипажа: тот учтивый Добер-Клифф, тот серый Декс и тот атлетически сложенный Раи.
Молчаливый Хьюго замыкал шествие, большой для Шибана.
Викки вдруг почувствовала себя нежеланной гостьей.
- Мы как раз собирались уходить, - сказала она, отодвигая в сторону большое черное ухо. - Холли просто хотела попрощаться с Брайсом, прежде чем отправиться домой.
- А как же ты? - проворчал Эш. - Я не знаю.
- Я немного побуду здесь, - ответила Викки. - Я думаю, что Саске нужно, чтобы его друзья были рядом.
- Мы его друзья. - настаивал Эш и добавил: - Но я полагаю, вы имели в виду " настоящих’ собак.

Ничего не сказав враждебно настроенному Эшу, Викки увела Холли прочь. - Ну же, милая, нам пора.
Холли помахала ему через плечо:
- Пока, Брайс.
Раненый Икс-пёс поднял лапу:
- Пока, Холли. А теперь береги себя.
- Увидимся ещё?
- Конечно! Приезжайте на Марс в любое время.
- Я так и сделаю.
- Я провожу вас, Мисс Чэмберс, - сказал Шеп им вслед.
"Фссс!"
Как только дверь закрылась, Брайс похлопал по одеялу с обеих сторон своих ног и захихикал на своих товарищей:
- Ого, это какой-то милый щенок, а?

Раи подошла и сел на кровать:
- Симпатичнее меня?
- Никто не симпатичнее тебя, Раи.
- Ну что ж, я очень рад это слышать.
Они поцеловались, и Раи положила лапу Брайсу на затылок. Она отстранилась и потерла большим пальцем его забинтованный глаз. - Опять шрамы? - задумчиво спросила она.
- Мой бедный солдат.
Брайс только опустил подбородок и покрутил подарок Холли между своими когтистыми пальцами. Когда он поднял глаза, то заметил, что внимание Эша было сосредоточено на нем, поэтому он отдал честь.

- Сэр.
- Черт возьми, успокойся, Брайс, - усмехнулся Эш, подходя к изножью кровати и посмеиваясь, - когда Крис Хаттори предлагал тебе стать солдатом, он ведь не шутил, правда?
- По-моему, он ушел с площадки на одиннадцатом, - добавил Рей.
Брайс хихикнул:
- Да, я-я знаю.
Декс и Клифф остались у двери, а песочно-рыжий Макс обошел кровать слева. Медик поправил свои синие очки и откашлялся.
- Ну, как ты себя чувствуешь? - спросил он, придвигая стул, садясь и проверяя пульс Брайса-сильный, как всегда.
- Хорошо, я думаю, - ответил Брайс, переводя взгляд с Макса на остальных. Его глаза остановились на Хьюго, особенно на его лапах, когда Он жестикулировал.
- Ты выглядишь уставшим, - показал Шибан.
- И все же я выгляжу лучше, чем ты, Хьюго, - ответил Брайс.
Хьюго ухмыльнулся – он хорошо слышал, но не говорил.

Бросив взгляд на Эша, Раи снова повернулась к Брайсу.
- Что это у тебя там? - спросила она с улыбкой, указывая на блестящее приобретение Брайса.
- О, Холли дала мне его, - ответил он. - Смотри, это крест.
Декс грубо фыркнул.
- Что? - Брайс фыркнул в ответ.
- Ты ведь на самом деле не веришь во все это дерьмо?
- Я... я не знаю.
- Смешно.
- Но почему же?
- Но почему же? Потому что ты синтетик, придурок!

- Ну и что?
- В любом случае, это прекрасно! - Раи решительно зарычала, бросив на Декса суровый взгляд и подняв свои черно - коричневые брови. - Она снова посмотрела на Брайса. - Какая милая маленькая собачка, эта Холли.
- Да, - согласился Брайс. - Она такая классная. Она прошла через тонну дерьма, но это как будто… словно с ней вообще ничего не случилось. А сколько ей лет-семь, восемь?
- У молодых, как и у нас, есть великий дар принимать вещи, - продолжал Эш.
- Еще бы, если бы побольше собак имели такое же мужество, как она и её мать. Хорошие всегда умирают.
Все думали об Эйнене.
- Холли сказала, что всякий раз, когда мне грустно, это напоминает мне, что Бог в моем сердце, поэтому я не буду плакать. - Пока он говорил, Брайс одарил Раи кривой улыбкой. Губы его задрожали, и по морде скатилась слеза, только что вытекшая из здорового глаза.
- Н-н-не очень хорошо получается! - фыркнул он, отводя взгляд к своим коленям. - Но я буду стараться.

- О Брайс, - вздохнула Раи. Она взяла его за лапу. - Плакать - это нормально.
- Это все м-м-моя вина, Рей, - шмыгнул он носом.
- Что? В смысле?
- Я п-не был с-с-достаточно силен или быстр. Если бы я боролся сильнее, если бы я был сильнее, умнее... Я... я... я могла бы сделать все лучше. Тогда может быть… мы бы выбрались оттуда быстрее, а Эйнен всё ещё был бы здесь.
- Никто не винит тебя в том, что случилось.

- Но если бы я не... не заблудился там, как полный к-к-кретин, - всхлипнул Брайс, его кулаки дрожали, зубы скрипели. - Ш-ш-ш-ш! - закипел он, ударяя кулаком по одеялу.
- Эй!! - Рявкнул Клифф. - Мы застряли на столько, на сколько могли, несмотря ни на что. Двери стыковочного отсека и все такое.
- Да, хорошая мысль, - поддержал его Макс, указывая.
- Хм….… - пробормотал Брайс, и слезы покатились по его щеке. Он не осмеливался заговорить, он не мог; он знал, что сейчас запищит, как мышь.
Он чувствовал себя таким слабым, плакал как щенок перед всеми. Это был не путь Икс-пёса.
Раи сжала его лапу:
- Всё в порядке, Брайс.
Декс наблюдал за происходящим. Он взглянул на Макса и Клиффа, проверяя время.
Эш это заметил. Прочистив горло, большой эльзасец обошел вокруг кровати.
- Знаешь, Брайс, - снова заговорил он, - Земля будет искать кого-то... виноватого в этом многотриллионном скандале. Они не будут винить своего великого героя войны Кэтрин Хантер, нет, нет, нет.
Гораздо лучше связать это с марсианской стороной дела, не так ли? В самом деле, почему бы не указать пальцем на их старого врага, Джастена Уэйда, и этого "еретического" инженера-автоматчика Саске Хаттори и его уродов с Марса, которые случайно оказались на борту, а? Многие собаки видели нас, и они должны знать, что мы не совсем… собаки.
- Но мы же помогали.
- Действительно, но… головы должны катиться, Брайс. Как компания, которая спроектировала и поставила все автоматы для "Соджорн", "Олимпус текнолоджи" будет втянута в последствия этого фиаско, будут заданы вопросы, начаты расследования.
Они могут даже быть вынуждены раскрыть проект Икс-пёс, возможно, закрыть его. Что же тогда будет с нами? Неужели нас предадут смерти?
- Сэр! - с негодованием воскликнул Брайс. - вы что, не понимаете?
Он посмотрел на своих собратьев-Икс-пёсов, ожидая, что они так же скептически отнесутся к нелепому предложению Эша, но они оставались молчаливыми и торжественными, словно присутствовали на похоронах.
- Итак, - снова заговорил Эш, - мы решили идти своим путем, Брайс; сбросить ярмо технологии Олимпа, пока не стало слишком поздно.

Тишина.
- Желток? Как... яичный желток?
Декс закатил свои серые глаза, прежде чем подойти, чтобы прояснить ситуацию.
- Нет, Брайс, это... Не берите в голову. Слушай, мы ведь не вернемся на Марс, верно? Мы захватим этот корабль, а потом отправимся туда, куда захотим, когда захотим, и никто никогда больше не скажет нам, что делать. - Понял?
- Больше никаких драк, - сказал Раи.
- Больше никаких приказов, - добавил Макс.

- Больше никакой плесени, - закончил Клифф.
Пока Хьюго не подписал: - свобода.
Мозг Брайса обдумал это необычное предложение, но вернул ошибку. - Ну... что ты такое говоришь?
- О боже, - Макс потер лоб рукой.
Декс сжал затянутый в перчатку кулак, - что мы убегаем, старина, и никогда не вернемся.
Здоровенные Питские брови Брайса изогнулись в разные стороны. Он уставился на Раиа, потом на Декса, Клиффа и Эша, Макса и Хьюго.

- Ладно, м-м-м... может быть, я что-то неправильно понял, но разве то, что ты говоришь, не похоже на... мятеж?
- Мятеж-такое уродливое слово, - мягко проворчал Эш. Я предпочитаю этот термин… ‘революция". Кроме того, на самом деле мы не служим ни во флоте, ни в какой-либо другой военной организации, мы-гражданское наемное подразделение, прославленный отряд по борьбе с вредителями! Мы принадлежим к компании "Олимпус текнолоджи", и военное положение здесь не действует.
- Возможно, Эш, сэр, - сказал Брайс, раздувая ноздри.
- Но ты же говоришь о С-С-с-краже корабля и все такое. Я знаю, что на самом деле мы не служим во флоте, но "Капризный" стоит миллиарды долларов и не принадлежит нам. Он принадлежит компании "Олимпус текнолоджи" и-...
- Как и мы! - Эш зарычал, сжимая кулак. - Мы их рабы, мальчик! Мы хуже рабов, мы подобны им... как у автоматчиков. Мы умираем, мы оживаем, нам дают оружие и посылают обратно, чтобы исполнить наш долг, умереть за неблагодарные клыки. -
- Я это знаю!
- Рявкнул Брайс. - Но ведь именно это мы и делаем!
Тишина.
Он продолжал:
- Мы не нормальные. Мы же супер с-СС-солдаты, сделанные в лаборатории. Вот почему мы существуем! Я-Я-Я чертовски люблю бороться с плесенью. Это дает мне цель. Защищать других больно, я знаю, но это заставляет меня чувствовать себя на миллион баксов. А что нам делать, если мы этого не сделаем, а? И что, черт возьми, я должен делать? Во всем остальном я бесполезен!
Я не могу говорить на пяти языках, или играть на пианино, или... или исправлять дерьмо, как вы, ребята. Я всего лишь глупый ворчун.
- Не знаю, - озорно сказал Раи, - по крайней мере, в одном ты хороша.
- Раи, Я... я говорю серьезно.
- И я тоже! Брайс, я думаю, ты можешь быть тем, кем захочешь. Мы все можем быть намного больше, чем... охотниками за плесенью.
Брайс огляделся вокруг:
- Ладно, это шутка. - Он схватился за живот и фальшиво рассмеялся: - ха-ха... Ух ты, вы все меня здорово достали.
- А теперь давай Ф-ФФФ-забудем, что все это дерьмо когда-либо происходило. - Хорошо? Этого никогда не было.
Все переглянулись.
Эш оперся обеими лапами на кровать и ткнул Брайса в задрапированную простыней голень.
- Эйнен тоже хотел бы этого.
Влажные ноздри Брайса раздулись от такой клеветы:
- При всем уважении, сэр, это чушь собачья!
- Ты так думаешь?
- Да, сэр! - Настаивал Брайс. - Эйнен не хотел бы в этом участвовать, и вы все это знаете.

Наступила короткая тишина.
Брайс нарушил молчание.
- Ну же, не делайте этого, - умолял он своих товарищей. - Я имею в виду, т-т-ты не можешь!
Эш услышал достаточно.
- Хм! Послушайте, нам нужно знать только одно. - Ты в деле?
Брайс только фыркнул от отвращения.
- Ах, мой благородный, наивный Брайс, я и не ожидал ничего другого! Ну что ж, пусть будет так.
Некоторое время никто не двигался.
Одетый только в боксерские шорты, Брайс осмелился свесить ногу с кровати, чтобы встать, но Эш выхватил из кармана пистолет и направил его на него.
- Ах, ах, ах!

Брайс вскрикнул в недоумении.
- Ты б-б-borking к-к-к-шутите, сэр!
- Брайс, милый мальчик, клянусь тебе на многочисленных могилах Эйнена, что у меня нет ни малейшего желания причинять кому-либо вред, - мрачно сказал Эш, - но мы больше не будем терпеть это дерьмо! Мы отправляемся в колонии, и ты поедешь с нами.
- Нет, это не так!
- Я не позволю твоей наивности затуманить твой разум. Когда мы станем свободными и будем жить жизнью, о которой всегда мечтали, ты поблагодаришь меня.

Раи держала Брайса за лапу.
- Не сопротивляйся... - прошептал а она.
Брайс посмотрел на неё. Он судорожно сглотнул.
Тем временем Декс повернулся к пилоту "Капризного" Клиффу и его инженеру Хьюго.
- Вам двоим лучше начать с неё, - сказал он. - Мы перешли Рубикон. Теперь мы можем идти только вперед. Победа или смерть.
Клифф и Хьюго кивнули и покинули комнату через автоматическую дверь.
"Фссс!"
- Эш взглянул на склонного к медицине Макса, затем склонил голову к Брайсу:
- Просто ударь его дозой анестетика, достаточно, чтобы вырубить на некоторое время.

Макс окинул взглядом великолепно сложенного Брайса.
- Я... не уверен, сколько потребуется времени, чтобы вырубить его, сэр. Метаболизм Брайса настолько экстремален; он отмахивается от наркотиков, таких как-...
- Только попробуй угадать, Максим!
- Я могу убить его.
Эш раздраженно вздохнул:
- Ну тогда свяжи его чем-нибудь!
Оглядевшись, Макс сказал:
- Например?
- Нет, не знаю. Используй свое воображение, мальчик! Неужели я должен думать обо всем?

- Хм, верно.
Макс порылся в ящиках и вытащил рулон медицинской ленты. Неулыбчивый Декс помог Максу сделать свое дело, взяв лапы Брайса и связав их за спиной, в то время как Эш держал его под прицелом пистолета. Пистолет или нет, но Брайс не питал никаких иллюзий: один Эш мог бы одолеть его, не говоря уже о трех собратьях-Икс-пёсах.
- Извини, старина, - сказал Декс, обматывая запястья Брайса целым рулоном скотча. - Это надо сделать.
Простить нас?
Ноздри Брайса раздувались, но он не брыкался и не сопротивлялся. - Вы все м-м-м-совершаете большую м-м-м-ошибку.… - пробормотал он.
- Хм! - Эш фыркнул. - Вот увидишь. -
"Фссс!"
Вошел Шеп.
- Эш, мне нужно, чтобы ты-...
Пауза, хмурый взгляд.
- Что все это значит?
Все на секунду замерли.
Эш резко обернулся, держа пистолет в лапе, но Брайс пнул его в бедро, отбив прицел в сторону.
ЩЁЛК!
Эш выстрелил; пуля отскочила от стены.

- Беги, Шеп! - крикнул Брайс, вскакивая с кровати и толкая плечом своего командира. - Они собираются захватить корабль-гаг!
- Глупый мальчишка! - Эш схватил Брайса за дрожащее горло и оттолкнул его.
- Ого!
Потом Шеп бросился на Эша, схватил его за запястья и потащил через всю комнату. Он снова и снова колотил своей почти близнецовой пушечной лапой по стене, пока не был вынужден отпустить её из-за боли.
- Гррааг!

Декс и Макс удерживали Брайса, пока Раи стояла в стороне, наблюдая, как разъяренный Белошерстный пепел и бесстрастный черношерстный Шеп бьют друг друга о соседние стены, опрокидывая всевозможные медицинские принадлежности. Это был честный матч, оба они были одинакового размера, одинаковой силы; никто больше не смел связываться с двумя сильнейшими собаками X, даже Раи, несмотря на все её эльзасские размеры.
Эш ударил Шепа кулаком в морду, причинив ему невыразимую боль.
Когда Шеп упал, Эш потянулся за пистолетом. Слишком поздно, Шеп уже накинулся на него.
- Я не... не хочу… больно тебе, Эш, - сказал Шеп окровавленными губами, всё ещё невозмутимый, несмотря ни на что.
После ещё одной борьбы Шеп развернул Эша и толкнул его через всю комнату так сильно, что тот упал на спину на кровать и приземлился с другой стороны на кучу матраса и простыней.
Яростно зарычав, Эш высвободился и перепрыгнул через кровать.

ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Он вздрогнул, ожидая, что упадет замёртво. Нет, Шеп стрелял только в потолок.
- Не двигайся, Эш! - предупредил он.
Придя в себя, Эш вытер окровавленный нос и усмехнулся:
- Что ты собираешься делать, брат, пристрелить меня? - А?
Он сделал несколько шагов вперед, расставив лапы.
Пытаясь укрепить свою решимость, Шеп поднял оружие обеими лапами.
- Эш, не надо! - рявкнул он. - Ну пожалуйста.
- Хмпфф!
- прорычал Эш. - Если ты не хочешь меня посадить, я возьму этот старый ящик.
- Я не могу этого допустить.
- Тогда стреляйте в нас! Все мы! Ну же!
С этими словами Эш бесстрашно двинулся вперед. Прежде чем Шеп успел сообразить, что к чему, его белый двойник стоял прямо перед ним, его выпирающая собачья грудь касалась ствола пистолета.
Шеп попятился назад, пока его спина не уперлась в холодную металлическую стену, всё ещё преследуемыйЭшем.

- Ну, - сказал он, - что же теперь, mon frère?
Спустя какое-то время Шеп опустил пистолет. - Я... Я всегда знал, что этот день может наступить, но... - он запнулся. Он посмотрел на Декса и остальных. - Ты действительно хочешь предать Саске и наших создателей?
Все кивнули, кроме Брайса.
- Я устал смотреть, как мы умираем, - сказал Декс. - Если собаки хотят остановить плесень, пусть лучше умрут!
- Так оно и есть, - сказал Шеп. - Кэтрин пожертвовала собой ради тебя, ради всех нас.

- Не для нас! - фыркнул Декс, - а для ”настоящих собак".
- Нет-...
- Ну да! И ты дурак, если думаешь, что она любила тебя, просто вещь, сделанная в лаборатории! Мы для них оружие, и ничего больше.
- Ты ошибаешься! - Наконец страстно рявкнул Шеп.
- Тогда докажи это!
Шеп не ответил. Он уставился на Брайса, связанного и удерживаемого против его воли. - Брайс?
- Он поедет с нами, - ответил за него Эш.
- Свободно?
- Ну-ну, Шеп, будь справедлив... - проворчал Эш.
- Дорогой Брайс слишком молод, чтобы знать что-то лучше. У него пока нет желания нарушать свои программы, но со временем он все поймет. - Эш осторожно взял пистолет Шепа и положил лапу ему на плечо.
- Ты уже достаточно взрослый, чтобы знать лучше. Присоединяйтесь к нам. Пожалуйста.
- Никогда, - просто буркнул Шеп.
Эш медленно выдавил из себя ухмылку. - Меньшего я и не ожидал, - сказал он. - Найди нас, когда передумаешь, моё предложение всегда будет в силе.
На этой ноте Эш ударил Шепа в живот, а затем быстро ударил его сзади по шее.
Большой черный пёс рухнул на палубу почти безмолвно, его хвост обмяк.
Свернув шею, Эш повернулся к Дексу и остальным.
- Я провожу Шепа! - фыркнул он. - Мы стартуем немедленно.

*

Викки смотрела, как Юпитер поднимается над Европой, думала о своих мыслях, вздыхала. Холли Хантер поднялась на борт своего корабля домой с почти неприличной поспешностью, но Джастин и Крис решили, что лучше всего убрать щенка с глаз долой, прежде чем начнется какое-нибудь юридическое дерьмо.
В ходе неизбежного расследования она могла быть вызвана как свидетель того, что произошло на мосту, и никто не хотел подвергать её этому испытанию.
Викки услышала, как рядом проехала электрическая инвалидная коляска со скрипучим колесом. Это был весь в синяках Крис Хаттори, одетый в медицинский халат, с одной ногой, обмотанной гипсовой повязкой, подписанной и нацарапанной Холли. Падающий трап сломал ему ногу, а здешние условия не позволяли проводить костную терапию-это всё ещё экспериментальная наука, настолько старомодной она была на данный момент.

- С тобой всё в порядке? - Вежливо спросила Викки маленького Шибана.
Саске не ответил.
- Саске?
- О, э-э... не совсем, - ответил он. - Дорогой Эйнен. Такая потеря. А Кэтрин... так много собак. Это будет очень неприятно для нас, для всех.
- А где твой босс?
- Ты имеешь в виду Жюстена?
- Ну да.
- Отдыхаю, - сказал Саске. - Его состояние иногда берет верх, хотя он и не хочет в этом признаваться.
- Условие?
- У него дегенеративное нервно-мышечное заболевание.
Я не должна никому говорить, но... ты совсем другая. Я знаю, что ты будешь держать свою морду закрытой.
- Спасибо, - прощебетала Викки. - Но выглядит он просто замечательно.
- Мы контролировали его с помощью новых лекарств, специально разработанных О.Т., - туманно объяснил Крис; он всегда был неопределенным о бизнесе О.Т. - И все же она прогрессирует. Он хорошо это скрывает, но через несколько лет он уже не сможет ходить, а ещё через несколько лет он умрет.
Без Джастина я не знаю, что буду делать.
- Что ты имеешь в виду? - озадаченно спросила Викки. Я думала, что он был... ну ты знаешь.
- Королевская боль в хвосте?
- Ну, ты же сам сказал, Крис.
Улыбнувшись своей маленькой Шибанской улыбкой, Саске объяснил:
- Он и есть тот, но он также наш самый сильный защитник. Жюстен никогда не понимал этого проекта, он не ученый, он солдат. Вот почему он держит меня при себе. Но это взаимное несчастье.
Без его военного влияния у меня нет защиты от марсианского правительства, а значит, и у мальчиков. Я просто… Я просто делаю вещи, Викки, я не силен в политике. Меня бы там съели заживо, если бы Джастен не выкручивал уши.
Викки кивнула.
- Как бы то ни было, мне жаль Эйнена. Он выглядел хорошим, э-э-э... щенком или кем-то ещё.
- Да, так оно и было. В следующий раз он будет ещё... лучше...
- В следующий раз?

Саске молчал. На мгновение Викки показалось, что он смущается, но его маленькие очкастые глазки уставились на ближайший голоэкран.
- А почему "Капризный" помечен как выходящий из дока? - спросил он.
- Что?
Саске указал на перечисленные места отправления.
- Мой корабль, смотри. Он не должен был уходить.
Викки подошла к ближайшему терминалу.
- Возможно, это просто ошибка, - предположила она, выводя на экран голоскоп. Однако, прежде чем она успела что-то быстро сделать, весь экран, да и вообще каждый экран в поле зрения, был заполнен большой белой собакой с пронзительными льдисто-голубыми глазами.

- Эш! - прорычал Саске.
- Саске, - сказал Эш на экране, - я знаю, что ты где-то там, слушаешь, а если нет, то услышишь это от Шепа. Слушай, не обижайся, кроме меня и ребят… Ну что ж, хватит с нас этого дерьма. Мы снимаемся со старого пса и берем капризного.
Саске слегка выдохнул, издав гортанное карканье.
- Я оставил Шепа в зале вылета. Я уважаю его мнение, но, увы, не разделяю его, - он улыбнулся. - Еесли ты когда-нибудь устанешь от рабства, Шеп, приходи к нам, если сможешь.
А до тех пор мой глупый брат... тудли!
Экран резко почернел.
И Саске оправился от шока.
- Викки, залатай меня! Я должен с ними поговорить!
- Я не могу! - ответила она, яростно работая, но ничего не добиваясь. - Система заморожена!
- Компьютер! - крикнул Саске. - Компьютер, немедленно позвони доктору капризу!
Ничего.
- Это Хьюго, или Декс, - вслух предположил Крис. Они взломали ИИ станции и, должно быть, сделали что-то, чтобы освободить шлюзы корабля без разрешения диспетчерского управления.

Хлопнув ладонью по пульту, Викки помчалась к причалу. Крис последовал за ним так быстро, как только позволяла его скрипучая электрическая инвалидная коляска, со свистом проносясь между собаками и автоматами.
Оставив Саске в пыли, Викки вошла в скромный зал ожидания станции. Там, на полу, среди сидений, лежал Шеп. Его прижимали лицом вниз, охранники сковывали ему лапы за спиной.
- Эй! - крикнула Викки псам, подбегая, хлопая лапами и ушами.
- Какого черта ты делаешь? Эта собака не сделала ничего плохого!
Один из охранников оттолкнул Викки в сторону, угрожая ей ружьем.
- Отойдите, мэм.
- Нет, я не отступлю. Отпусти его!
- Мэм, я вас предупреждаю. -
- Все в порядке... Мисс Чэмберс... - проворчал Шеп с пола, поморщившись, когда к его шее прижали ботинок. - Унг!
Через несколько секунд появился профессор Крис Хаттори, яростно размахивая кулаками.

- Что ты там делаешь? Отпустите эту собаку немедленно!
Один из охранников защищал их действия - капризный капитан сказал, что он был пьян и беспорядочен, мистер Хаттори-...
- Доктор Хаттори, а ещё лучше профессор, и это Эш был беспорядочен, а не Шеп! Разве вы не слышали, что было сказано? Мой корабль украли! Снимите наручники с этой собаки и блокируйте капризы, прежде чем я заставлю Адмирала Уэйда поднять ваши хвосты над углем!

После недолгих дебатов охранники отключили электронные замки наручников и отпустили Шепа.
- Спасибо, Крис, - сказал он.
- Шеп, что случилось? - спросил Саске. - Неужели это все они?
Прежде чем Шеп успел что-то сказать, огромная, похожая на плуг морда капризного медленно выплыла из окон зала вылета, вырисовываясь, как нос древней триремы. Двигатели заработали, заглушенные космическим вакуумом, и длинный корпус начал проплывать мимо окон станции, как вагоны товарного поезда.

- Вот она идет, - сказала Викки.
Саске молча наблюдал, как корабль быстро исчезает в пятне света. - Вот оно что! - в отчаянии воскликнул он. - Теперь мы их никогда не поймаем!
- Она старая птица, её может поймать кто угодно. Попроси Жюстена послать кого-нибудь за ними-...
- Это корабль-невидимка, Викки!
- Что? Этот кусок хлама?
- Капризница, может, и выглядит куском хлама, но это старый сверхсекретный проект О.Т.! Корпус пожирает собственную тепловую сигнатуру.
Она может охлаждаться до абсолютного нуля в течение нескольких дней, и её альбедо почти ничто, как и её профиль радара. Как только она идет по инерции, её... её просто невозможно отследить!
- Эй, теперь это дерьмо незаконно, Саске! Эта штука должна была быть уничтожена много лет назад!
- Тем не менее, вот она! Или... был. Если они хотят уйти, значит, они ушли. Ушел!
Пока Саске плакал, Шеп прикоснулся лапой к холодному окну и опустил подбородок.

- Позаботься о них хорошенько, Эш.
7

Брайс сидел на стуле в медицинском отсеке. Его лапы всё ещё были связаны за спиной. Раи чистил порез на его голове, пока Декс читал ему лекцию в сотый раз.
- Ты не оставил нам выбора, - сказал Серый, похожий на волка Лайкан, делая большой глоток из маленькой серебряной фляжки. - Ты чертовски эгоистичен, Брайс, все, о чем ты когда-либо думаешь-это ссоры и скуки. -
- Декс!
- Упрекнул его Раи.
- Ну, это правда! - Дэкс указал флягой между ними. - Вы двое похожи на кроликов. Если бы мы не были бесплодны, у тебя уже было бы достаточно щенков, чтобы выставить футбольную команду.
- Это часть любви. - вздохнула Раи. - Ты бы понял, если бы мог чувствовать.
Брайс громко фыркнул и покачал головой.
Раи повернулся к нему:
- Любовь, да? Ты к-к-похитил меня! Это какая-то странная любовь, Раи.

Раи сидела на коленях у Брайса: - Ну, а ты, Брайс?
- Что?
- Люби меня.
Брайс опустил морду, - ну, конечно, но-...
"Фссс!"
Эш вошел в медицинский отсек, только что с мостика, где они с Клиффом прокладывали безопасный курс к внешней Солнечной системе, прежде чем перевести корабль в режим невидимости, что означало отсутствие двигателей, отсутствие радиовещания и минимальное отопление.
- Мы идем по инерции. - объявил он. - Так что будь осторожен.

Декс подумал было спрятать флягу за спину – слишком поздно. - Опять пьешь, Декс? - Рявкнул на него Эш.
- Всего лишь глоток, Эш.
- Колониальная Водка?
- Просто попал в точку.
Эш подошел ближе и протянул большую белую лапу. Декс неохотно отдал флягу. К его удивлению, Эш сделал большой глоток и вернул ему стакан. - Оставь нас.
Декс и Раи обменялись озадаченными взглядами, но Декс понял: настала очередь Эша расколоть Брайса.
- Пошли, - сказал Декс, беря Раи за лапу. - Мы проведем инвентаризацию, посмотрим, что у нас есть.
"Фссс!"
Оставшись наедине с Брайсом, Эш сел на ближайший стол. Он посмотрел на Брайса, и Брайс ответил ему тем же своим единственным здоровым огненно-желтым глазом.
Эш обыскал его карманы и сунул в рот сигарету. Он хотел было зажечь её, но остановился. Он сделал что-то вроде двойного взгляда, когда заметил довольно страстный взгляд Брайса, его губы слегка приоткрылись.

- Где мои манеры? - Эш извинился. - Сигарету хочешь?
Брайс, в конце концов, сдался: - сэр.
Эш сунул Брайсу в рот сигарету и закурил, а затем тоже взял себя в руки.
Брайс облегченно выдохнул. Он не курил с тех пор, как сидел в коридоре с Холли Хантер, и даже тогда сразу же затушил сигарету, чтобы уберечь её нежные юные легкие от ядовитых испарений.
Эш посмотрел на свою тлеющую сигарету.
- Эти твари убьют нас, ты же знаешь, - сказал он, понимающе подмигнув.
Брайс с трудом подавил желание улыбнуться. Ему пришлось опустить подбородок, чтобы скрыть ухмылку.
Эш видел это достаточно хорошо.
- Ну и огурчик. - снова заговорил эльзасец. - Что же мне с тобой делать, а?
Брайс ничего не ответил.
Высокий Эш встал и навис над компактным Брайсом. Он на мгновение приложил лапу к забинтованному лицу, затем принялся снимать повязку с глаза.
Брайс поморщился, когда его сняли, но не более. Освободившись, он моргнул левым глазом. Ему потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к яркому свету медотсека, но он определенно работал.
Отбросив грязную повязку в сторону, Эш подошел к раковине и намочил немного ваты под краном. Он принялся осторожно смывать запекшуюся кровь с лица Брайса со всей заботливостью и вниманием отца.
Ничего не осталось, кроме ещё одного шрама.
- Хм! - фыркнул Эш, зажав сигарету между губами, - настоящий трофей. - Он взял со стола зеркало и показал Брайсу свой новый шрам. - Тебе идет.
- Еще один не повредит! - фыркнул Брайс.
- Это же чушь собачья. На Эйнена это произвело бы впечатление.
Брайс тут же отвел взгляд в пол и сделал несколько быстрых затяжек.
Эш бродил вокруг. - А теперь, Брайс, может быть, обойдемся без этой шарады?

- А?
- Мы оба знаем, что ты не собираешься ничего предпринимать. Что ты собираешься делать, держать нас под прицелом? Размозжить нам всем мозги ломом и развернуть корабль? Я очень сомневаюсь, что ты способен обидеть муху, не говоря уже о семье.
Брайс пожал мускулистыми плечами.
- Эш погрозил ему сигаретой. - более того, я знаю, что ты можешь разорвать эти узы по своей прихоти. То, что вы не сказали мне, говорит о том, что у вас нет желания устраивать сцену.
Так что давай будем взрослыми, хорошо?
Брайс сидел неподвижно.
Внезапно он наклонился вперед и заломил свои могучие руки. Кряхтя от напряжения и напряжения сухожилий, могучий Икс-пёс разорвал ленту, стягивающую его запястья, и принялся выпутываться из липкого месива. Он бросил её на стол и вытащил сигарету, одновременно вытирая лоб.
Эш усмехнулся, глядя на дисплей.
Брайс сердито посмотрел на него. - Это не смешно, - сказал он.
- Это большая м-м-ошибка. Мы должны развернуться и идти назад, пока ещё можем.
- Избавь меня от своей трусости, щеночек.
- Я-Я-Я Н-НН-не с-ССС-трус! - Брайс отрицал это, хлопая себя по колену в заикающемся расстройстве.
- А? Смерть Эйнена странным образом не трогает тебя. Может быть, тебе на самом деле было наплевать на него?
С раздувающимися ноздрями Брайс вскочил на ноги, все свои пять футов семь дюймов, если можно так выразиться, и подбежал к своему шестифутовому с чем-то мятежному начальнику.
- Возьми свои слова обратно.
Эш смотрел мимо него, сквозь него, словно Брайс был ниже его презрения. - Не волнуйся, Брайс. Мы можем кое-что для вас устроить. Мы высадим вас на следующей станции, и вы сможете поймать попутку обратно на Марс. Я уверен, что добрый профессор Хаттори примет вас обратно, при условии, что О.Т. не закроет весь проект и не казнит Шепа. -
Брайс схватил Эша за рубашку и притянул к себе, так что их носы соприкоснулись.
- Я сказал, Возьмите свои слова обратно, сэр!
Тишина.
Эш резко поднял лапы и отшвырнул руку Брайса в сторону. Вывернув ему руку, он прижал его к стене так, что щека Брайса оказалась прижатой к холодному металлу корабля.
- Ах!
Эш удержал Брайса на месте и прорычал в одно из своих полуприкрытых ушей: - мы сейчас не в детской, мальчик, мы на украденном корабле, мчащемся в колонии, чтобы начать новую жизнь свободы, даже досуга, иначе мы умрем, пытаясь!

Брайс ничего не ответил, он только тяжело дышал.
- Хоть раз поставь себя на первое место, - сказал Эш. - Чего же ты хочешь больше всего на свете?
Нет ответа.
Эш ответил за Брайса:
- Раи, - сказал он. - Ты хочешь хорошо жить с ней.
Брайс судорожно сглотнул.
- Я это знаю, - сказал Эш. - Мы с тобой так похожи, Брайс. Выпивка и скука, хорошее времяпровождение-вот что делает жизнь сносной. - За какого Борка ты сражаешься, а?
Какая тебе награда после всех этих слез и крови? Эйнен теперь просто статист, как Бен и Тоби до него. Мы заслуживаем лучшего.
Время шло.
Наконец Брайс что-то пробормотал, заикаясь:
- … У меня к вам п-п-просьба, сэр.
Эш отпустил его и отступил.
- Назови его, солдат.
Брайс повернулся и потер запястья. Он наклонился и поднял сигарету, тлеющую на полу между его ног с тупыми когтями; он уронил её во время всей этой суматохи.

Он сделал успокаивающий глоток и посмотрел Эшу в глаза.
- Я пойду с тобой. Я… я постараюсь быть п-п-тем, кем вы все думаете, что мы можем быть. Я хочу, чтобы Раи, Декс и все остальные были счастливы. Я... я действительно хочу. Но ты должен пообещать мне одну вещь.
Благородные белые брови Эша поползли вверх.
- Никто, но никто не пострадает, - сказал Брайс, рассекая воздух лапой. - Что бы мы ни делали, куда бы ни пошли, мы никому не причиним вреда.
- И если вы не можете обещать мне этого, сэр, то вам лучше просто задуть меня прямо сейчас в ближайшем чертовом воздушном шлюзе.
С ледяной медлительностью улыбка прорезала идеальную мордочку Эша. Он подошел и прижал лапу к шее Брайса, ощупывая его гладкую мохнатую шкуру грубым подбитым большим пальцем. Его пальцы зацепились за тонкую цепочку ожерелья Холли и последовали за ней вперед, после чего он осмотрел крестообразную безделушку, которая имела значение для некоторых.

- Ах ты, Брайс, бедняжка!… красивый дурак. Когда О.Т. выдал мозги, ты был последним в очереди.
Тишина.
Судорожно сглотнув, Брайс медленно убрал руку Эш. - Ну и что?
Медленно опустив свои голубые глаза на Брайса, а затем снова подняв их, окинув взглядом всех присутствующих, Эш затянулся сигаретой. - Ну и ладно, глупый щенок, - заявил он, поворачиваясь и собираясь уходить. - Это сделка.
8

Шесть Месяцев Спустя… Колониальное Пространство

- Как им удалось так быстро нас найти?

- Не знаю, Эш, - ответил Декс.
- Передайте ещё одно предупреждение. Скажите им, что это колониальное пространство и они не имеют права нас арестовывать!
- Опять?
- Просто сделай это, мальчик! Скажи им, что они рискуют развязать войну с Марсом! Посмотрим, сдвинет ли это их.
СЭшем, нависшим над его плечом, Декс включил связь и повторил.
- Заходите, земные корабли, заходите. Это каприз М. С., повторяю каприз М. С.
Мы-марсианский корабль в колониальном пространстве, и вы не имеете над нами никакой юрисдикции. Мы требуем, чтобы вы прекратили атаку, иначе рискуем спровоцировать... э-э... межпланетный инцидент.
Ничего.
- Не думаю, что им есть до этого дело, сэр, - холодно ответил Декс.
Брайс, стоявший позади них обоих, всё ещё надеялся на мирное решение.
- Может быть, это просто большое м-м-м-недоразумение, а? - прощебетал он, изо всех сил стараясь быть уверенным.
- Скорее всего, они просто поднимутся на борт и немного порыскают вокруг, поймут, что у нас нет наркотиков или чего-то в этом роде, и уйдут. Так ведь? - Он посмотрел на Раи, потом на Эша и Декса. - Так ведь? - отчаянно настаивал он.
- Я думаю, они знают, кто мы, - сказал Декс.
- Что вы имеете в виду? - спросил Раи.
- Думаю, они знают, что мы не совсем собаки, Раи.
- Но откуда они могли знать?
- Кто-то им сказал, или кто-то каким-то образом узнал; промышленные шпионы, крадущиеся вокруг "Олимпус текнолоджи", взятка кому-то.
Какое это имеет значение? Важно то, что это земные собаки, с которыми мы имеем дело, и в соответствии с земным законом мы охвачены законом о клонировании и автоматическом режиме. - Декс посмотрел на Эша и напомнил ему: - мы ничто для этих собак. Мы можем быть застрелены на месте без последствий, как упавшая лошадь.
Брайс испуганно скрутил перед рубашки. - Н-но мы же в колониальном пространстве!
Декс бросил на него искрящийся взгляд серых глаз, - как я уже сказал, Я не думаю, что они дают Борк.

- Но они же не просто убьют нас. А они захотят?
- А разве нет?
- Они не расстреляли корабль, ничего такого!
- Потому что им нужен неповрежденный "Капризный " или, возможно, его груз.
- Груз?
- Мы, тупой ты Питски! - Гав! - рявкнул Декс. - Если они знают, кто мы такие, то могут захотеть взглянуть на нас... например, препарировать нас. Понял?
Теперь паника действительно началась.
- Хо, мальчик! - Брайс взвыл, хлопая себя по голове и дергая слегка висящими ушами.
- Эй, парень, что я тебе говорил, черт побери? Разве я... разве я не говорил вам, чтобы вы не убегали? А теперь посмотри, что случилось. Мы же сорвались! Совсем обосрался!
- Может быть, ты успокоишься, мальчик? - прорычал Эш.
- Это все т-т-твоя вина, сукин ты сын!
Эш схватил Брайса за свободный загривок его собачьей шеи и притянул к себе, - я не сын суки, мальчик. Я вышел из чана с белками и водой. Я-собака Икс, как и ты, и чем скорее ты поймешь, что мы всего лишь самодельные автоматы для этих самодовольных ублюдков, тем лучше!

Он отшвырнул Брайса в сторону, и тот растянулся на стуле, где юноша и остался.
- Мы должны дать отпор, - сказал Эш.,
- С-с-стоять? - Брайс усмехнулся со своего места. - Что значит "стоять"?
Эш вытащил пистолет из кобуры на бедре. Он выключил предохранитель, проверил количество патронов. Это было достаточно наглядное объяснение.
- Нет! - Брайс фыркнул, его и без того заостренная морда сморщилась в толстые складки отвращения.
- Ни за что!
- Ты хочешь, чтобы тебя застрелили, мальчик? - Предположил Эш.
- Нет, сэр.
- Вы хотите, чтобы вас препарировали?
- Нет!
- Тогда приготовься к бою.
- Но ты же сказал-...
Послышалось приглушенное металлическое "бум", и легкий рокот пронзил корпус корабля.
Раи чувствовала это даже сквозь сапоги. - Что это было? - выдохнула она, взмахнув хвостом. - Они что, стреляют в нас?
- А мне показалось, что это пиявка, - сказал опытный Эш с уверенностью знающего человека.

- А что такое пиявка?
Эш объяснил: - они использовали их для развертывания во время войны. Они приклеивались к корпусу корабля, накладывали импровизированную печать и прорубались насквозь. Шлюз не требовался. Абордажную группу можно было отправить куда угодно. Мы с шепом делали это довольно часто. Это займет у них несколько минут, чтобы сделать хорошую печать и разрезать.
Тишина, но для Брайса: - черт.
С решительным спокойствием Декс обыскал ближайший оружейный шкаф и достал ещё несколько пистолетов.
Он некоторое время пристально смотрел на Брайса, раздумывая, стоит ли доверять ему, прежде чем предложить оружие рукоятью вперед.
Брайс встал.
- Ни в коем случае, Декс. Никакого дурацкого пути!
- Выбор за нами, - ответил Декс, тыча пистолетом в грудь Брайса. - Возьми его!
- Нет! Это не то, для чего мы были с-с-созданы!
- Послушай, тебе не обязательно убивать, - сердито настаивал Декс. Просто... просто выстрели им в ногу или что-нибудь в этом роде.
Ты можешь это сделать, ты же крутой стрелок. Не хуже Эйнена.
- Но я никогда раньше не ш-ш-ш-стрелял в кого-нибудь по-настоящему!
- Ты подстрелил миллион зараженных автоматов и их потомков. Только представь что именно этим мы и занимаемся-...
- Декс! Ты что, спятил?
- Если желание защитить свою семью-это безумие, то да! А как насчет тебя?
Брайс, громко ругаясь, взял у Декса пистолет.
Раи тоже взяла одну. Приготовив оружие, она улыбнулась своему нежному Брайсу, обхватила его лапой за шею и поцеловала в морду.
Даже её нежное прикосновение не могло успокоить его. Ему было жарко, и он весь дрожал.
- Ты весь горишь, Брайс.
- Да не Ш-шшшшшшшшшшшш.
- Тебе нужно остыть.
- Я в полном порядке, Раи.
- Кивок. - Что бы ни случилось, - сказала она, - Я люблю тебя.
Прежде чем Брайс успел ответить на комплимент Раи, на мостике появился большой голоэкран. Его заполнял гладкий, черно-коричневый Утес. - Эй, Хьюго говорит, что у нас есть пиявка.
Эш подошел, - я так и думал.
- Где именно?
- По левому борту, примерно на полпути вверх. Есть ещё три прибывающих, все по левому борту или сверху.
- Есть хоть малейшая надежда подстрелить их?
Темнолицый Утес тяжело вздохнул, затем покачал головой: - простите, шкипер, но оружие всё ещё находится под воздействием электромагнитных торпед. Единственные орудийные башни, которые работают, не закрывают ту сторону, с которой они приближаются, и без двигателей RCS я даже не могу перевернуть нас.
В общем, нам надоело.
Быстро кивнув, Эш отдал приказ, возможно, последний приказ. - идите на мостик, все вы. Есть только два способа войти. По пути заблокируйте один левый проход. Надеюсь, они придут к нам гуськом.
Клифф отдал честь, - есть, сэр. Сейчас буду.
Голоэкран растаял.
Брайс с опаской приготовил свой пистолет, чего бы это ни стоило. За всю свою короткую жизнь он ни разу не выстрелил ни в одну живую душу, как и Декс, несмотря на все свое бахвальство, и Раи, и вообще никто на борту.
Только Эш мог похвастаться этим. Как и его близнец Шеп, он убил бесчисленное количество собак во время войны между Землей и Марсом.
Брайс посмотрел на могучего Эша.
Эш это заметил. Что-то произошло между ними, что-то невысказанное, но известное.
Брайс опустил подбородок. - Эш, я... - он запнулся.
Эш улыбнулся: - всё в порядке, мальчик, я знаю. Мне очень жаль, что все так обернулось. Я просто хотел чего-то лучшего для вас, для всех вас.
- Он посмотрел вниз, а затем кивнул: - просто старайся изо всех сил.
Сделав несколько глубоких вдохов, как боксер, готовящийся к бою, Брайс поднял пистолет над головой и укрылся за дверью слева. Эш открыл ту же самую дверь, открыв темный, тесный коридор, откуда должен был появиться враг, и встал напротив Брайса.
- Рай! - прорычал Эш, заметив, что она стоит, готовая к бою. - Отойди и затаись, девочка.

- Но-...
- Ты единственная догесса нашего вида.
- А какое это имеет значение? Я не могу-...
- Пока нет, но когда-нибудь, кто знает? - спросил Эш. - Если это так, то ты, по крайней мере... в десять раз важнее всех нас. Верно, Декс?
- С математикой не поспоришь, Раи, - согласился серый Декс, покровительственно подталкивая сестру за собой.
Несколько пар шагов эхом отдались в коридоре. Быстрая проверка подтвердила, что это был не враг, а Клифф, Макс и Хьюго.

Они ввалились на мостик, слегка запыхавшись от спешки по всей длине корабля. Они пытались, но безуспешно, вернуть двигатели или оружие в рабочее состояние после предыдущей атаки Эми противника.
Но теперь уже поздно.
- Я закрою другую дверь, Шкипер, - сказал Клифф, исчезая на другой стороне мостика.
- Ну да.
Макс раздал им клиновидные противогазы. - Здесь, - сказал он, - они, вероятно, будут использовать газ, а вентиляционная система отключена или, во всяком случае, минимальна.

Хьюго взял свой и молча, как всегда, кивнул. Какое-то время он пристально смотрел на Раи, словно желая попрощаться или хотя бы пожелать удачи, затем глубоко вздохнул и надел маску, скрывающую лицо Шибана. Все остальные надели свои маски: Эш, Брайс, Раи; все, кроме Декса, который держал свою на расстоянии вытянутой руки, как пару грязных боксерских трусов.
- Ну так надень же его! - Настаивал Макс, его надменный голос был приглушен маской.

- Я не замечу слезоточивого газа.
- Вы заметите нервно-паралитический газ, вот что я вам скажу!
- Это незаконно.
- Как и посадка на наш нелегальный корабль в колониальном космосе, ты, монохромный болван! Ты поменялся мозгами с Брайсом вистом, когда меня не было в комнате? Так или иначе, раздражители все равно будут влиять на вашу работоспособность, даже если вы их не чувствуете. Ну вот!
Декс вынужден был признать правоту Макса. Он подумал, что это будет их последняя размолвка.
Странно, но он надеялся, что нет.
Клифф вернулся. - Ладно, давай сделаем это, - сказал он, словно у них был выбор.
Это была битва, или смерть, или ещё что похуже.
Все заняли свои места, некоторые у двери, другие чуть дальше, все с оружием наготове. Клифф прицелился в грязный, аварийно освещенный коридор из единственной полностью заряженной штурмовой винтовки, оставленной экипажем. Добер приготовил свое оружие к бою. Звук его щелчка по обойме привлек все внимание Брайса.

- Клифф, ты не можешь использовать это против них! - взвизгнул он.
- А почему бы и нет?
- Потому что ты их к-к-убьешь, тупица!
- Эй, Брайс, я не занимаюсь убийствами. Я буду целиться ниже, хорошо?
Брайс покачал головой и несколько раз стукнулся затылком о стену, словно пытаясь очнуться от этого нарастающего кошмара. Он посмотрел на Эша, который пристально смотрел на Брайса, его голубые глаза ободряюще блестели из-под противогаза.
Кломп, Кломп, Кломп, Кломп…
Массивные, тяжелые шаги, сопровождаемые жужжанием сервоприводов и пневматики; какой-то робот тяжело топал по узким коридорам капризного, направляясь в эту сторону.
Клифф включил фонарик своей штурмовой винтовки, разгоняя темноту.
Свет немедленно отразился от приземистой, громоздкой, красно - черной фигуры-не автомата, а двуногого робота, увешанного тяжелыми доспехами и оружием. Его маленькая голова была спрятана глубоко в широких бронированных плечах и состояла из трех линз, расположенных в треугольной конфигурации. Она вразвалку прошла по коридору, который полностью заполнила.

- Это же подразделение Маллигана!
Клифф открыл ураганный ружейный огонь, осветив его лицо в маске. Пули отскочили от головы и плеч Маллигана, причинив минимальный урон. По крайней мере, один его глаз треснул и сверкнул.
Эш и Брайс присоединились к ним, стреляя из-за двери, целясь в голову.
- Кто-нибудь, поторопитесь и пристрелите этого ублюдка! - Скомандовал Эш.
- У меня есть только один, - ответил Декс.

- Маллиган" направил свои разнообразные лазеры наведения на Клиффа и объявил глубоким роботизированным тенором: - цель обнаружена.
Клифф спрятался, когда робот поднял здоровенную руку.
Фомп, фомп, фомп!
Три газовые гранаты подпрыгнули, оставляя за собой клубы дыма. Белый газ быстро запотел на мостике.
- СЛОЖИТЕ ОРУЖИЕ И СДАВАЙТЕСЬ. ВАМ НЕ ПРИЧИНЯТ ВРЕДА.
В ответ Декс вынырнул из дыма и бросил в коридор электромагнитную гранату.
Она отскочила от огромной груди Маллигана и взорвалась дождем искр, как и сам Маллиган.
Неисправный дроид споткнулся и выпустил очередь из другой руки, которая была не гранатометом, а штурмовой пушкой.
Б-б-б-б-б-б-б-б-б-б!
Пули рассекли коридор в луче желтого трассирующего огня. Пули отскочили от двери и упали на мостик.
С воплем боли Клифф упал на Декса.
- Гаг! Я ранен!
Декс быстро оттащил его от линии фронта. - Я держу тебя, - сказал он сквозь противогаз, в то время как его брат корчился в глухой агонии и цеплялся за его тело. Он передал его медику: - Макс, присмотри за ним!
Макс подчинился, но затем задохнулся от ужаса, - Декс!
- Что?
Потрясенный, Макс мог только погрозить пальцем Дексу.
Декс посмотрел вниз и увидел, что он весь в крови. Очевидно, это была кровь Клиффа.
За исключением того, что, когда Декс рылся в своей одежде, он обнаружил две пулевые дыры в своем джемпере, окруженные быстро распространяющимися красными пятнами.
- Черт, - сказал он так, словно сам только что пролил кетчуп.
С усмешкой беспокойства Декс взял штурмовую винтовку Клиффа и присоединился к Эшу и Брайсу у двери. Он передал винтовку Эшу, который был рад обновлению.
Эш тут же высунулся из-за двери и открыл огонь, целясь во второй Маллиганский отряд, на этот раз выкрашенный в желто-черный цвет, как оса. Он равнодушно перешагнул через своего упавшего товарища и с грохотом двинулся вперед, несмотря на град пуль.

Винтовка Эша открылась и потребовала перезарядки. Черт! Патронов не было, они были у Клиффа.
Брайс и Декс заняли позицию, подавляя огонь из своего оружия, целясь в голову Маллигана. Хьюго присоединился к разговору. Раи тем временем снял с рычащего утеса обойму штурмовой винтовки и бросил её в пепел.
- Здесь!
Капитан перезарядил ружье и, отодвинув в сторону других собак, отдал его Маллиганскому отряду.
Под грохот ружейных выстрелов голова Маллигана раскололась, и его огромное тело откинулось назад, открыв в коридоре позади себя армию бронированных, замаскированных собачьих солдат, до краев наполненных ружьями и факелами.
Они были явно шокированы тем, что ещё один Маллиган упал, и какое-то время не знали, что делать.
Ошибка – не моргнув глазом Эш открыл по ним огонь. Большинству удалось укрыться, но некоторые были сброшены вниз, лая и крича.
Внезапно Брайс бросился через отверстие и оттолкнул Эша в сторону, прижав его винтовку к стене.
- Прекрати! - крикнул он сквозь противогаз. - Ты к-к-убиваешь их!

Эш схватил Брайса за рубашку и отшвырнул прочь. - слезь с меня, глупый мальчишка!
Он снова выстрелил в коридор, но не успел сделать и дюжины выстрелов, как Брайс вернулся за новыми.
- Ты н-не можешь этого сделать! Гаг!
На этот раз Эш ударил Брайса прикладом винтовки в живот с такой силой, что тот упал на колени. Тем не менее, Брайс схватил Эша за ноги и попытался остановить его от пролития крови.
Пока они возились вокруг, маска Брайса была сброшена. Печать сломалась, и он почувствовал запах ядовитых испарений, клубящихся вокруг моста. Он начал кашлять и хрипеть. Его глаза горели.
- Ааааа-гааа!
Декс вытащил своего раненого брата из пепла и снова надел ему маску. - Оставайся здесь!
Сделав свое дело, Декс попытался подняться, чтобы присоединиться к драке, но ноги его подкосились.
Он упал, весь дрожа.
Сгорая от любопытства, Декс снял свой собственный противогаз.
Кровь хлынула изнутри и закапала изо рта. Ему прострелили легкое или что-то столь же жизненно важное. Газ почти не действовал, но он знал, что все равно долго не протянет.
В комнату вбежала Раи, выкрикивая имя брата. Она потащила Декса в дальний конец комнаты, в безопасное место. Сквозь затуманенное зрение Декс увидел, что Брайс всё ещё страдает от действия газа, качает головой и пытается зажмурить слезящиеся глаза.

Вернувшись к двери, штурмовая винтовка Эша иссякла, и он бросил её в сторону своего пистолета, целясь во врага с безупречной точностью, сбивая солдат нелетальными выстрелами по рукам и ногам.
- Черт бы тебя побрал, Брайс. - Затем он рассмеялся. - Hahahahaaaa-haha!
Еще один Маллиган топал по коридору, на этот раз синий. Он поднял руку с гранатометом.
- ЦЕЛЬ ОБНАРУЖЕНА.
Фомп!

Одинокая канистра отскочила от моста и приземлилась рядом с хрипящим Брайсом. Он увидел это, как только к нему вернулось зрение, достаточное, чтобы видеть. Что это было, взрывчатка? Неужели это все?
Яркая вспышка, взрыв.
Тишина.
Брайс понял, что он жив, хотя и почти слеп и глух. Граната оказалась не взрывчаткой, а светошумовым взрывом. Он метался вокруг, дезориентированный, уязвимый.
Его чувства несколько восстановились. Он поднял глаза и увидел закованного в броню Доберского солдата.

- Урод!
Винтовка прикладом к морде.
"OLYMPUS TECH"



9

Восемь Лет Спустя… Тихий Океан, Земля

- Ты не поедешь на эту безбожную планету с этой безбожной марсианской собакой. Тебе же всего шестнадцать!
- Что это было, тетя?
- Я запрещаю это. Я категорически запрещаю это! Ты меня понимаешь, Холли Хантер?
- Извини, тетя, но мы расстаемся. Я тоже тебя люблю. Я пришлю тебе письмо, как только приземлюсь в Олимпус - Сити, хорошо?
- Пока! Люблю тебя! - Пока!
- Тебе лучше не вешать трубку. -
Бросив Вокс на соседнее сиденье, Холли провела лапой по своим большим ушам. Она посмотрела мимо своего покрытого черным мехом отражения, сквозь стекло окна вакуумного поезда и надземной трубы, по которой он ехал, на безмятежный синий Тихий океан, проходящий внизу на скорости 3 Маха.
- Похоже, она немного обижена, Холс, - сказал белокурый, хорошо одетый молодой Хаскер, сидевший напротив неё.
- Эй, не оставляй свой Вокс на сиденье, это было бы так похоже на тебя-забыть его. Но на Марсе от него не будет никакого проку, тебе понадобится новый, Ты же знаешь.
Холли спрятала Вокс в свою блестящую синюю куртку. - Ты слышал эту чушь? Я отправляюсь на эту "безбожную планету" с этой "безбожной марсианской собакой". Может ли моя семья быть ещё более неловкой?
- Благочестивая собачка, твоя тетушка.
- Ты даже не представляешь, Оскар, - захохотала Холли.
- Она просто чокнутая. Я не люблю автоматы и все такое, но она даже пылесоса не пускает за порог своей двери.
- Неужели она думает, что он может ползти по её морде и высасывать из неё жизнь?
Холли ответила мёртвым паном: - да.
Оскар отставил пустую чашку, - она звучит очень весело. Когда я смогу с ней встретиться?
- Я избавлю тебя от смущения... и себя.
По вагону, толкая перед собой тележку, трусцой бежала нарядная Эльзасская стюардесса.
- Еще выпьете, сэр? - вежливо спросила она, заботясь о пустой чашке.
- Не возражаю, - ответил Оскар. - На этот раз я выпью шампанского. Хотите верьте, хотите нет, но мне уже больше шестнадцати.
- Конечно, сэр. - согласилась догесса. - А вы, мадам?
Холли наклонилась вперед: - колу, пожалуйста.
- Да ладно тебе, Холли, - рассмеялся Оскар, - это все включено в билет первого класса. Попробуй что-нибудь особенное.
- Колу. - твердо повторила Холли, - и немного куриных чипсов, пожалуйста.

Когда лакомства были расставлены и стюардесса отошла, Оскар достал расческу и пригладил пряди светлой шерсти между ушами, а Холли открыла пакет с чипсами и принялась за еду. Вытирая крошки с куртки, она вдруг сказала: - Боже, ты только посмотри на нас!
Оскар перестал расчесывать свою шерсть.
Холли указала на костюм Оскара: - ты такой умный, как руководитель или что-то в этом роде”, затем потянула свою блестящую синюю куртку, - я выгляжу как бродяга, сидя с тобой.

– Ну и Бродяга же ты!..
Холли пнула Оскара в голень – легонько, но все же.
Хрустя очередным чипсом, она проговорила сквозь него: - мы, должно быть, так странно выглядим вместе.
- Ну, мы разные, вот и все, - отмахнулся Оскар, отпивая из своего изящного бокала шампанское. - Чтобы заставить Солнечную систему вращаться, Холли, нужны самые разные вещи.
Поезд лениво повернул за угол, заставляя вращаться горизонт. Какое-то время ничего не было видно, только бескрайние просторы Тихого океана, но, пока Холли смотрела, её цель постепенно стала видна.

- Вот оно, - сказала она.
Машинист поезда тоже это заметил. - Леди и джентльмены, - объявил он по интеркому, - если вы посмотрите направо, то увидите, как к нам приближается Тихоокеанский космический лифт. Мы прибудем через несколько минут.
Поскольку это была земля, а не Марс или ещё где-нибудь, водитель был настоящим псом; закон об автоматах давно запретил автоматам любую серьезную "работу" на Земле, по крайней мере за пределами военной сферы.

- Восстановленный вскоре после войны, - продолжал водитель, - его кабель тянется далеко за пределы геосинхронной орбиты и является самым высоким сооружением в Солнечной системе.
- Структура? - Оскар гавкнул. - Это просто куча веревок! Башня Олимп - самое высокое сооружение в Солнечной системе.
Холли смотрела на это чудо-огромный куб из мерцающего стекла, невероятно плавающий в море, с кораблями, плывущими вокруг, и вакуумными туннелями, змеящимися туда и обратно.
Впечатляет, но именно " веревки’, как насмешливо называл их Оскар, тянущиеся от здания в бесконечность, были предметом спора. Их было семь, толстых черных кабелей в шестиугольном расположении, с седьмым и самым толстым из них в середине. На каждом из них была установлена канатная дорога, которая поднималась в космос, вплоть до станции, находящейся в тысячах километров отсюда на геосинхронной орбите.
Холли заметила как раз такую машину, спускающуюся по канату прямо сейчас. Он начинался как черная точка, высоко вверху, так высоко, что трос, по которому он ехал, был невидим. Но по мере того, как шли минуты и машина приближалась, она начала обретать очертания. Два черных диска, как две хоккейные шайбы, расположенные рядом в виде восьмерки. Между ними, цепляясь за трос, находилось вытянутое вертикально луковичное сооружение, в котором размещался двигатель, приводивший машину в движение при подъеме или, в данном случае, при спуске.

Когда канатная дорога вошла в док, окна, расположенные по обе стороны от неё, сверкали на солнце. Внутри были рестораны и магазины, мини-отель и многое другое, все, чтобы держать дешевый, неторопливый лифт в космос или обратно на землю фирмы, интересно. Фантастический вид постоянно уменьшающейся или растущей земли не всегда привлекал внимание собаки-после нескольких поездок она становилась немного скучной.

- Как быстро он поднимается? - спросил Оскар, вертя в руках стакан и глядя, как далекая канатная дорога медленно исчезает за станцией. - Я думал, что на то, чтобы добраться до вершины, уходят часы.
- Да, - ответила Холли.
- Понятно... - проворчал Оскар, откидывая голову. - Может быть, нам все-таки стоило взять один из кораблей моего отца? Сейчас мы уже на полпути к Марсу.
- Ну и где тут веселье? - Холли пискнула своей нетерпеливой подруге:
- В любом случае, я думал, что смысл был в том, чтобы уйти от всех технарей твоего отца на Олимпе.
- Ну, так оно и есть. Приятно хоть немного побыть независимой.
- Ну что ж.
Станция казалась огромной-массивный куб из зеркального стекла и блестящего металла. Вокруг него была большая открытая площадка, парк с деревьями, травой, фонтанами и скамейками, не говоря уже о большом количестве чаек. Поезд замедлил ход и медленно пополз вперед.
Затем, после относительно жесткого правого поворота, он вошел в здание и остановился на огромной, шумной станции. Платформа была полна собак с чемоданами, а вдоль стен выстроились магазины и рестораны.
Но все было тихо.
Послышалось шипение, когда эта часть вакуумного туннеля была вновь заправлена газом, и внезапно приглушенные звуки тысячи болтающих, гуляющих, занятых делом собак проникли в поезд.
- Спасибо, что поехали с "Пасифик Тюбз, - сказал водитель.

Холли вскочила. - Пошли, - сказала она, хватая рюкзак и бросаясь к экипажу.
Оскар поспешил допить свой бокал и последовать за ней. - К чему такая спешка?
- Поверь мне, - ответила Холли, - ты хочешь победить толпу.
- А, ну да.
Холли послала ему понимающую ухмылку: - просто ты не привык к такой нищенской жизни, Оскар?
- Это не моя вина, Холс, - извинился Оскар, дергая свой галстук, который нечаянно сменил цвет с синего на красный от прикосновения потайной пуговицы.
- Упс, проклятый цветной галстук... - проворчал он, переключаясь на дюжину цветов, возвращаясь к ледяному голубому. - Если бы у тебя была собственная машина и водитель-автомат, который возил бы тебя повсюду с пяти лет, ты тоже был бы социальным придурком.
Двери поезда открылись, и Холли вышла вперед всех, включая Оскара. - Пошли! - крикнула она, оставляя позади поезд и вакуумную трубку.
- Иду, иду, - заверил его Оскар.
Он снял свой дорожный чемодан, поставил его на пол и, очевидно, оставил там.
Когда он уходил, металлический ящик запищал и с жужжанием помчался по вагону в погоню.
Пробираясь по переполненной платформе, Оскар и Холли, несомненно, представляли собой странную пару. Он со своим стильным роботизированным дорожным чемоданом, костюмом и модным цветным галстуком, его светлый мех безупречен; она со своим спортивным рюкзаком, шортами, кроссовками и шикарной синей курткой, её черный мех всегда блестящий, но немного дикий и неопрятный.
Они оба были Хаски, но у Холли, судя по этим огромным дурацким ушам, было что-то от Эльзаса. Оскар не знал почему, но Холли никогда не знала своего отца, у неё даже не было фотографии. И все же, с большими дурацкими ушами или нет, она выглядела действительно потрясающе на выпускном вечере в конце года, вся одетая, с мехом, украшениями и тому подобным. Оскар никогда раньше не видел, чтобы спортивная Холли выглядела так.
- Мы должны были пойти вместе, как пара, мы были бы королем и королевой, - громко вздохнул он.

- Что?
Оскар объяснил: - о... выпускной вечер, вот и все. Мы должны были встречаться друг с другом. Мы бы победили.
- Оскар, это было бы слишком странно, - засмеялась Холли. - мы же лучшие подруги.
- Я... я просто так сказал.
Сдав билеты, Оскар и Холли поднялись по эскалатору. Высоко перед ними парил огромный цилиндрический голосигнал. Он показывал ожидаемые отправления и прибытия космических лифтов; один, два, три, вплоть до семи, их текущее положение на кабелях было показано на аккуратной схеме.
Большинство из них находились где-то между Землей и космосом, два поднимались вверх, а три опускались, как указывали стрелки.
- Мы поедем на лифте номер... два? - Оскар сделал вывод: это был единственный лифт, пришвартованный на Земле.
- Ага, - подтвердила Холли, соскакивая с эскалатора и направляясь вперед. Оскар с присущим ему достоинством старался не отставать; его разумный чемоданчик, как мог, петлял между собаками и багажом, время от времени останавливаясь, чтобы рассчитать оптимальный маршрут, прежде чем со свистом устремиться вперед.

Впереди, за голосигналом, была обширная открытая площадка и кольцеобразная дорожка размером с футбольный стадион. Посередине, откуда-то из глубины, тянулись семь толстых черных кабелей. Они тянулись прямо сквозь такой же огромный стеклянный потолок с семью круглыми отверстиями, все закрытые, кроме одного; это было отверстие лифта номер два. Сами кабели были далеко друг от друга, возможно, в сотне метров или около того, но это было трудно сказать, все здесь было настолько нелепо гигантским, что прекрасные измерения мало что значили.

Холли и Оскар поспешили в зал ожидания второго космического лифта. Очереди почти не было, и Холли передала свой билет и биометрический паспорт коренастой, несчастной на вид колли догесс, работавшей там.
- Опять ты, Холли, - сказала она безрадостно. - Куда ты собралась на этот раз, девочка? Еще больше покупок без НДС?
- Нет, Марс. - бодро ответила Холли.
Колли была достаточно удивлена, чтобы оживиться. Она смотрела на него некоторое время, - Марс?
- А зачем?
- Я нашел там новую работу.
- Что делать?
- Вообще-то таможня и акцизы. - прорычала Холли.
Колли-догесса фыркнула: - девочка, я сочувствую тебе.
Хихикая, Холли указала рукой между собой и Оскаром: - мы путешествуем вместе.
Оскар передал собаке свой паспорт.
- Мистер... Уэйд? - спросила она, глядя на фотографию, потом на покрытое золотистой шерстью лицо Оскара, потом снова на карточку. - Вы ведь не родственник этого старого ублюдка Жюстена Уэйда?

- Боже, нет.
Колли поморщилась от собственной неуместности: - Извините, сэр, просто любопытно. Ты похож на него, если не считать цвета. Я точно знаю, что у него есть дочь, она всегда в новостях. У неё тоже был золотой мех.
- Да, я часто это слышу, - сказал Оскар, быстро прищурившись и кивнув. - Никакого родственника.
Холли с удивлением отвернулась – Оскар любил повторять имя своего отца на стороне Марса, но на Земле, где Джастин Уэйд считался чуть ли не военным преступником, а не героем войны, не так уж много.

Охранница кивнула и вернула Оскару удостоверение. - Счастливого пути, сэр, и Вам, Холли.
- Спасибо, Глория!
Оглянувшись, Оскар сказал Холли: - Ты действительно здесь завсегдатай, не так ли?
Холли только улыбнулась, когда они с Оскаром прошли оставшиеся проверки безопасности, и власти не обнаружили ни оружия, ни бомб, ни наркотиков. Причудливый чемоданчик Оскара (редкий на Земле) был отсканирован, деактивирован и по его просьбе доставлен в гардеробную лифта, а Холли оставила свою сумку при себе.

Они двинулись дальше.
Лифт номер два ждал, его двойные диски были размером и высотой с небольшое двухэтажное здание открытой планировки. Он стоял вплотную к платформе, двери были открыты и готовы принять путешественников. За огромными окнами виднелись огни, сиденья, разноцветные голографические вывески магазинов и ресторанов.
- А там есть детский бассейн? - спросил Оскар.
- Есть один, - ответила Холли.
- Что? Я же пошутил!
- Ну, они ничем не отличаются от космических лайнеров, просто... не заходят так далеко.

Оказавшись на борту, Оскар все понял. Лифт был открытой планировки, как вход в круглый автосалон, минус любые автомобили и плюс много мест и всевозможных безвкусных развлечений. В полу было несколько окон, расположенных прямо посередине, так что самые смелые пассажиры могли наблюдать, как земля уходит вдаль под их ногами. В дальнем конце комнаты было несколько дверей.
- Тогда ты можешь пройти на другую сторону?
- спросил Оскар, указывая на двери.
- Да, но на этом диске есть форум пиццы, - ответила Холли, шагая по прозрачной части пола, не обращая внимания на глубокую темную койку внизу. Она оглянулась через плечо и подтолкнула Оскара взмахом лапы: - Пойдем, я хочу занять свое место у окна.
Огибая нервирующую стеклянную пустоту, Оскар сказал: - Ах, так вот из-за чего весь этот ажиотаж: пицца.
- Да, - беззастенчиво подтвердила Холли.
На дальней стороне этого диска, недалеко от дверей на другой диск, находился ресторан "пицца форум".
После недолгого ожидания Холли и Оскара встретил официант - черно-белый пятнистый далматинец в красной униформе.
- А, Холли, опять вернулась, а? - спросил он с бодрым акцентом.
- Привет, Рико.
Очевидно, Холли действительно была завсегдатаем.
Рико заметил Оскара: - на этот раз ты привела парня? Холли, я так горжусь тобой. Он довольно симпатичный. Не такой красивый, как я, конечно, но и не плохой.
- О нет, мы просто друзья, - настаивала Холли.
- Это Оскар.
- Привет, - сказал Оскар.
- С удовольствием, сэр, - ответил Рико, пожимая лапы и все такое. - Но... э-э... Холли… он мальчик, и твой друг, так что бойфренд. - Да?
- Рико! - Холли хихикнула.
Рико махнул лапой. - Эта девушка, она сумасшедшая, - сказал он Оскару, комично шепча, - она просто катается на лифте, вверх и вниз, вверх и вниз, по крайней мере раз в месяц, и всегда номер два.
- Потому что у номера два есть пицца-форум, - объяснила Холли для Оскара.
- И я не просто езжу на лифте, как бешеная собака, я хожу за покупками в Тихоокеанский космопорт. Он не облагается НДС, и там есть всякие странные вещи. Даже с учетом цены билета это того стоит., - Она закончила, выразительно взглянув на Оскара: - если ты поедешь в вагоне вакуумного поезда, а не первым классом.
Оскар откашлялся и поправил галстук. Она сменила цвет.
- Эй, цветной галстук!
- Ахнул Рико. - Очень круто.
- Очень раздражает, - ответил Оскар, перебирая настоящую радугу оттенков, пока ткань снова не стала ледяной. - По-моему, мой уже на пороге.
Рико прошел через пиццерию "Форум" к обычному столику Холли-маленькому закутку у окна, неловко спрятанному за массивной металлической опорной колонной, много раз видевшей облупившуюся краску. Хотя, должен признаться Оскару, это место было довольно уютным и уединенным.

Рико усадил парочку и нажал кнопку под столом, вызвав два плавающих голографических меню. - Значит, собираешься сегодня за покупками, Холли? - спросил он.
- Нет, я полечу на Марс.
- А? Марс?
- Я сегодня не поеду обратно, Рико, это билет в один конец. Я отправляюсь на Марс.
Официант хлопнул себя по прыщавому лбу, отчего уши его затряслись. - Летим на Марс!
- Ага. Для работы.
- Работать? Но ты когда-нибудь вернешься?

- Ну конечно! Но я прошел годичный курс обучения в охранной фирме. Я буду тренироваться для пограничного контроля. Я буду работать над марсианской версией космического лифта. Разве это не круто?
- И это то, что ты хочешь сделать, Холли, - удивился Рико. - таможня?
- Нет, глупышка, но это шаг в правильном направлении.
- А, всё ещё хочешь быть полицейским, а?
- Ага.
Оскар усмехнулся: - но на Марсе есть список желающих стать полицейским длиной с твою руку.
Нам не хватает преступности. Мало собак расстреливают, да ещё и оружие объявляют вне закона.
- Нет, - возразила Холли, - просто слишком много автоматчиков выполняют работу, которую должны делать собаки, вот в чем дело. Как у вас может быть автоматический полицейский пес?
Оскар самодовольно фыркнул:
- Наша новая макромодель делает честную и порядочную медь. Вот увидишь.
- Если он хоть чем-то похож на Гиппократа, то станет настоящим орудием.
Оскар рассмеялся:
- Мы тоже улучшаем Гиппократа.
Его заменят через несколько лет.
Рико был заинтригован:
- Вы занимаетесь автоматом?
- Вроде того, - ответил Оскар, старательно изучая свое голографическое меню.
Холли прошептала краешком морды: - он из О.Т.
- Технология Олимпа? - спросил Рико.
- Угу.
- ”Всегда вперед, - сказал Оскар, цитируя девиз О.Т.
Рико снова хлопнул себя по прыщавой голове. - Холли Хантер, у тебя высокие стандарты или как?
- он рассмеялся. - Никакого бойфренда навеки, а теперь ещё и Пса из Олимпа!
- Мы просто друзья, Рико.
Рико поднял лапы: - как скажешь, Холли. - Он снова махнул лапой: - Эй, я просто дергаю тебя за хвост. Что вы хотите выпить, как обычно?
Холли кивнула: - Да, пожалуйста.
Оскар потер нос и шмыгнул носом. - мне красное вино, пожалуйста, дорогое.
- Красный дом-лучшее, что у нас есть, - усмехнулся Рико. Это форум пиццы, мой друг, а не Никс.

- Ну что ж, тогда так.
- Ладно, докей! Значит, дом Красный.
Как только Рико отошел, чтобы позаботиться о выпивке, Холли откинулась на спинку стула и некоторое время смотрела, как мир проходит мимо; она не просматривала меню, поскольку знала его наизусть. Собаки уже забирались в лифт и устраивались поудобнее. Туристы сидели у смотровых окон, в то время как обычные путешественники, такие как Холли, находили где-нибудь в Pizza Forum или какой-нибудь другой закусочной.

- Так когда же мы "взлетим"? - спросил Оскар.
- Недолго, - ответила Холли. - Она наклонилась вперед. - вина? К тому времени, как мы доберемся до станции, ты уже будешь пьян.
Оскар усмехнулся: - я просто делаю большую часть этого. На Марсе возрастное ограничение-двадцать один год.
- Ах да, я и забыла, - насмешливо сказала Холли, - А ты говоришь, что Земля ооочень авторитарна.
- Что ж, это так.
- Нет, это не так! Мы свободнее, чем вы, коммунистические марсиане.
Я не могу поверить, что у вас там даже нет социальных сетей. Это как в каменном веке.
- Все это глупо и опасно.
Холли рассмеялась: - Это наше право выражать себя! Свобода слова.
- Эй, каждый, у кого есть платформа, чтобы говорить и делать все, что он хочет, без сдержек и противовесов, вызывает социальный кризис. Достаточно взглянуть на колонии. Таким был Марс в те далекие времена, до того, как мы во всем разобрались.

- Смешно. Во всяком случае, если вы, марсиане, запрещаете глупости, то не плачьте, когда мы запрещаем серьезные вещи.
- Серьезные вещи? Итак, вместо того чтобы запрещать оружие и мыльницы для распространения ненависти, вы запрещаете хорошие вещи, такие как наши дружелюбные, услужливые автоматы… и сигареты. Я бы убил за него прямо сейчас.
Холли скрючила пальцы и недоверчиво фыркнула: - как, во имя всего святого, сигареты хороши?
- Они меня расслабляют.
- Но ты же не курил уже месяц, Оскар.
С таким же успехом ты мог бы уже уволиться!
- А кто сказал, что я не курил? - ответил Оскар, лукаво подмигнув. - Во всяком случае, это все равно что сказать, что ты уже месяц не куришь, так что завязывай на всю жизнь. - Ты собираешься? Нет.
Холли закатила глаза. - они вызывают рак.
- Которая будет быстро излечена методами лечения, запрещенными здесь, на вашей чересчур авторитарной планете, - дерзко ответил Оскар. - Именно ради таких методов лечения отчаявшиеся Земляне и отправляются на Марс.

- Я их не виню, - пожала плечами Холли. - Но все же вмешательство в ДНК и прочее может быть опасным.
- Вовсе нет! - Оскар откланялся.
- Послушай, у Земли есть биосфера, о которой надо думать, настоящая, естественная, а не такая, как на Марсе.
- Это говорите вы или пропаганда?
Тишина.
Чувствуя растущее раздражение Холли из-за этого спора, Оскар продолжил: - Кстати, что у тебя за пицца? - фыркнул он, прочищая горло.
- Мясной пир с дополнительными начинками?
- О! Вы так хорошо меня знаете, мистер Уэйд.
- Как и положено " бойфренду’, Мисс Хантер.
- Добро пожаловать в Тихоокеанский космический лифт, - раздалось приятное автоматическое объявление. - МАШИНА НОМЕР ДВА СКОРО УЕДЕТ. МЫ НАДЕЕМСЯ, ЧТО ВАМ ПОНРАВИТСЯ ВАШЕ ПУТЕШЕСТВИЕ. СПАСИБО.
Оскар бездумно листал полупрозрачные голографические страницы меню, видя не слова и не пиццу, а то, что находилось за ними: Холли Хантер, её темный мех, сверкающие глаза, изящную мордочку и большие милые уши.

- А было бы так… неужели это действительно так странно? - Рискнул Оскар, поправляя галстук, который вдруг стал розовым. - Я... я имею в виду, не ты ли... неужели тебя... даже чуть-чуть не тянет ко мне? Разве ты никогда не смотрел на меня и не думал о том, чтобы пойти дальше? Потому что так оно и есть, Холс. На самом деле, да. Что такого плохого в свиданиях с лучшими друзьями? Неужели это действительно все испортит?
Холли смотрела на что-то позади Оскара, её чернильные глаза были узкими и напряженными.

- Холли?
Нет ответа.
Оскар махнул лапой: - Земля-Холсу, входите. Над.
- Этот пёс, который сидит вон там, - наконец сказала она, кивнув в сторону Оскара, - он что, совсем чокнутый?
- А?
- Смотри, вон та собака.
Смирившись с тем, что Холли, вероятно, ничего не слышала из того, что он сказал, Оскар бросил быстрый взгляд через плечо, мимо колонны.
Посреди пиццерии "форум" стояла большая собака с толстой челюстью, одетая в темные очки и длинную шерсть.
У него был короткий коричневый мех. Он был похож на мастифа, или датчанина, или просто на помесь; многие собаки были полукровками.
Светлые шелковистые брови Оскара вопросительно приподнялись: - Чокнутый?
- В нём есть что-то странное, - задумчиво произнесла Холли. - Но ведь это не один из телохранителей твоего отца, посланных шпионить за нами?
Оскар рискнул бросить ещё один взгляд: - надеюсь, что нет.
Пятнистый, определенно чистокровный Рико вернулся с напитками наготове.
- А вот и мы.
Далматинец открыл бутылку колы и налил её в сияющий неоновый бокал для Холли, относясь к нему с таким же почтением, как и к вину Оскара, которое он налил через минуту.
- Как же так, сэр? - спросил Рико.
Оскар попробовал и одобрил, - Trés bien.
Когда Рико наполнил свой стакан, вся комната содрогнулась. Звук и ощущение мощного мотора, как у поезда, пронизывали всю конструкцию, словно электрический гул. Оскар почувствовал, как колонна, на которой он сидел, слегка вибрирует, и ему стало тяжелее – лифт все ускорялся.

- Ну вот, опять, - усмехнулся Рико комично-утомительным тоном. - Это моя третья поездка сегодня, вторая идет вверх.
Взгляд в окно подтвердил, что космический лифт действительно движется. Земля уходила вниз, сначала медленно, но с нарастающей скоростью. Вакуумные поезда и все собаки, слонявшиеся внизу, съежились, пока не стали похожи на модели. Потом появилась стеклянная крыша. Лифт прошел сквозь него и поднялся в чистое голубое небо, сверкающее море простиралось от горизонта до горизонта.
Станция вскоре скрылась из виду, и несколько клочковатых облаков проплыли мимо окон.
- Ха, - чирикнул Оскар, возможно впечатленный.
- В первый раз, да? - Предположил Рико. - Это совсем не то, что лететь на шумном космическом корабле. Намного больше… Романтика.
Оскар встретился взглядом с Холли, но ничего не сказал.
- Итак, - нарушил молчание Рико, - что вы будете пить, голубки?
Не обращая внимания на выходки Рико, Холли резко вздохнула, положила лапы на стол и объявила: - для начала я съем немного чесночного хлеба и немного оливок, а затем очень большую пиццу с мясом и дополнительными начинками.

- Тогда как обычно, - сказал Рико, мёртвый Пан.
- Да, как обычно.
- А вы, сэр?
- Э... просто Маргарита, пожалуйста. Тонкое основание.
Рико поцеловал его пальцы.
- Ах, оригинальная и лучшая! - Он подмигнул Холли - У твоего парня здесь отличный вкус.
Она засмеялась:
- Да, мне просто нравится розовый галстук.
Оскар опустил взгляд на свой непостоянный цветной галстук.
Оставив Оскара наедине с Блу, Рико пошел посмотреть, что там с едой.
Он остановился у стола, за которым сидела большая собака в темных очках. По подсказке Рико пёс, казалось, попросил чего-нибудь выпить, но Холли его не слышала.
Впрочем, Оскара она уже слышала.
- Думаю, это не так уж и странно, - выпалила Холли.
Оскар оторвал взгляд от голубого горизонта, который незаметно изгибался тонкой, но определенной линией.
- А?
- Ну, знаешь, мы встречаемся и все такое.
- О, конечно, - тихо ответил Оскар, его треугольные уши встали торчком от волнения.
Он прочистил горло, - Извини, я, должно быть, говорил правильно.
- Ну, может быть, - хихикнула Холли, - но я уже думала об этом.
Оскар хвостом завилял: - у тебя есть?
- Ну конечно. Я имею в виду, что могла бы сделать и хуже.
- Очаровательно!
Холли смогла только улыбнуться и отхлебнуть колы: - так это уже свидание или как?
Оскар отхлебнул вина. - ты хочешь, чтобы это было так?
- Не знаю.
Они оба смущенно рассмеялись.
- А что бы сказал Твой отец?
- Озорно спросила Холли.
- О, ты папе нравишься.
- Хотя мы никогда не встречались в последнее время.
- Я знаю, но я уже рассказала ему о тебе. Он всегда говорит только о твоей маме. Он говорит, что Катри была настоящим героем, пилотируя свой корабль на Юпитер и все такое.
Холли опустила подбородок.
Оскар откашлялся, - Извини.
- Нет! Нет, я... я почти не помню её. Я ведь её почти не знала, так что ничего особенного не чувствую... Боже, это звучит ужасно.

- Вообще-то нет. Моя мама погибла на войне. Моя сестра помнит её, а я нет. Она просто лицо на фотографиях и в фильмах, и в нескольких историях. То же самое.
- Ну да.
Задумчивость была нарушена появлением Рико с чесночным хлебом и оливками. Через несколько минут появились и пиццы. Холли принесла на огромной тарелке гору сыра и различные мясные начинки. - Оскар" был гораздо скромнее и в два раза меньше.

- Перец? - Предложил Рико.
Оскар отвыглядел, Холли-нет, и в довершение всего ей присыпали перцем. Затем она заправилась, ещё до того, как Рико язвительно заявил, крутя лапой и хлопая ушами: - Приятного аппетита!
К этому времени Земля уже была совершенно отчетливо сферической. На самом деле лифт, вероятно, уже находился в космосе, так как все вокруг было погружено во тьму, несмотря на яркий дневной свет. Снаружи не было воздуха, его было недостаточно, чтобы рассеять солнечный свет и сделать небо по крайней мере голубым.

- А на Марсе небо вообще голубое? - – Спросила Холли, продолжая жевать-она, вероятно, просто заводила Оскара.
- Конечно, - заверил он своего друга, или это была его пара? - Я думаю, вы будете приятно удивлены, насколько он пышный. На самом деле это совсем не похоже на пропаганду, которой вас насильно кормили на Земле. Они просто не хотят, чтобы вы все ушли и снова заселили старого врага.
- Но ведь все делают автоматы, верно?

- Нет, но Рико там остался бы без работы, - сказал Оскар, отрезая изящный кусок пиццы.
- Бедный Рико.
- Вовсе нет, потому что у нас на Марсе есть такая штучка, как всеобщий доход. Каждый гражданин получает деньги, чтобы жить комфортно, и правительственную квартиру, если им это нужно, и если Рико хочет, он может пойти и найти другую работу. То есть гипотетический Рико. Ты тоже будешь застрахован, как только получишь гражданство.

- Да, я знаю, но...
- Но?..
Холли покачала головой:
- Наши официанты-автоматчики тоже говорят с более убедительным акцентом, - добавил Оскар. - Его шутка не удалась, и он серьезно добавил: - автоматы дешевле; они не жалуются, им не нужно платить, никаких пенсий или стоматологических планов, они не опаздывают и никогда не грубят клиентам.
Оскар изрыгал там линию компании О.Т., и никакой ошибки.

- Не знаю. По-моему, это звучит немного странно, Оскар.
- Тебе все кажется странным, Холс.
Со словом " чокнутый’, прыгающим вокруг, Холли посмотрела мимо Оскара на странного пса в костюме и темных очках. Он всё ещё был там, наблюдая, потягивая напиток. Напиток был полон, и никакой еды не последовало.
- Так странно. - пробормотала Холли.
- А? - спросил Оскар.
- Да так, ничего.
Вскоре Холли уже доедала свою гигантскую пиццу, а Оскар прискорбно отставал.

- Я не знаю, как ты это делаешь, - сказал Оскар, качая головой. Положив нож и вилку на тарелку и промокнув губы, он объяснил: - Если бы я ел так, как ты, я бы взорвался. В чем твой секрет?
- Просто повезло, наверное, - хихикнула Холли, проглатывая очередной кусок сыра. На этой ноте она положила лапы на стол и попыталась подняться.
- Куда это ты собрался? - спросил Оскар.
- В комнату маленькой девочки, - с притворной застенчивостью ответила Холли.
- Я не удивляюсь, что после всего, что ты выпила колы, - поучал Оскар, указывая на неё вилкой, - я не удивляюсь, что ты всё время такая гиперактивная, с таким количеством сахара и кофеина.
Это не может быть хорошо и для ваших зубов.
- У меня прекрасные зубы, - похвасталась Холли, скрежеща челюстями, как акула. - Она обошла вокруг стола и указала на огромное окно и землю за ним, - наслаждайся видом. Я сейчас вернусь.
Оскар последовал совету Холли. Конечно, он сотни раз видел Землю с низкой орбиты, но все равно это было самое прекрасное зрелище в Солнечной системе. Да, у Юпитера были свои облака, у Сатурна-свои кольца, но их красота была несколько омрачена тем тревожным фактом, что они были полностью мёртвы и ядовиты; Юпитер мог даже убивать на расстоянии, с его смертоносными радиационными поясами.
Нет ничего лучше земли, этого драгоценного убежища. Но Марс догонял их, становясь все голубее, все зеленее, озеро за озером, лес за лесом. Терраформирование продолжалось на протяжении десятилетий и столетий.
Показать Холли свою родную планету было бы забавно, подумал Оскар. Здесь было так много интересного, конечно, но также и Гора Олимп, Долина Маринера, кратер Эллады...
- Оскар Уэйд?
Не раздумывая, Оскар отвернулся от завораживающей перспективы:
-

На нём была белая рубашка и черный галстук. Он последовал за упомянутым галстуком вверх, к лицу с квадратной челюстью. Это была собака, которую Холли красноречиво назвала ‘чокнутой".
- Могу я вам чем-нибудь помочь? - Рискнул Оскар. - Гаг!
Собака схватила его за рубашку и сбросила со стула!
- А-а-а!
Оскара отправили кататься по пиццерии форума. Он споткнулся о стул и споткнулся о стол, неуклюже упав на другую сторону, запутавшись в Радужном галстуке и измятой рубашке.
Его морда ударилась о твердый и немного липкий пол ресторана.
Оскар перекатился на спину, схватившись лапами за пульсирующий нос. Он увидел, как ноги собаки побрели в ту сторону. Пара лап с тупыми когтями ухватилась за столешницу и без особых усилий оторвала её от креплений. Пес отшвырнул её в сторону, как бумажную тарелку. В отличие от бумаги у него было достаточно инерции, чтобы проломить все на своем пути, стулья, растения, приправы и многое другое, отправляя множество посетителей пиццерии форума разбегаться в поисках укрытия.

- Ты и есть автомат! - Взвизгнул Оскар. - Как ты сюда попала?
Пес, автоматт, кем бы он ни был, наклонился и схватил Оскара за пушистую шелковистую шею, поднимая его вверх.
- Гаааг!
Снаружи, в ближнем космосе, пролетела огромная полоса чего-то, вспыхнули огни, засверкали стекла, словно мимо окна пролетело здание. Это был ещё один лифт, проходящий мимо и спускающийся на землю с феноменальной скоростью.

Это зрелище привлекло внимание Оскара и заставило его вздрогнуть. Это также привлекло внимание автомата, заставив его взглянуть налево.
Лучше бы он посмотрел направо.
- Оскааар!
Холли ворвалась в комнату с хромированной табуреткой, зажатой в лапах. Она опустила его на руку автомата.
Ух!
Оскар был освобожден и упал ему на хвост. - Охф!
Автомат потянулся к нему во второй раз, но Холли развернула табурет и на этот раз ударила его в лицо, разбив очки, чтобы показать светящиеся глаза автомата.

Быстро соображая, Холли воткнула четыре ножки табурета в грудь робота и толкнула изо всех сил, заставив его отшатнуться к дальнему окну.
- Беги, Оскар! - Убирайся отсюда! - завопила Холли. - убирайся!
Оскар лежал, задыхаясь и не веря своим глазам. Он не бежал, он даже не мог пошевелиться.
Автомат медленно повернулся и схватил Холли за спину её блестящей синей куртки. С жужжанием сервоприводов и шестеренок он отбросил её в сторону.

- Ах!
Холли кувыркнулась назад через стол, но вернулась за добавкой, прыгнула на автомат и впилась ему в шею своими "идеальными зубами".
- Гррррфх!
Её вес, хоть и небольшой по сравнению с автоматом, давал достаточно инерции, чтобы сбить его с ног. Посетители пиццерии завизжали и бросились врассыпную, но никто не пришел на помощь.
Рико подбежал к Оскару и, схватив его за лапу, оторвал от пола.
- Беги! - крикнул он, нащупывая свой Вокс и призывая на помощь. - Охрана! Охрана! Ты мне нужен на форуме пиццы, прямо сейчас! Там какая-то сумасшедшая собака нападает на клиентов!
- Это не собака, а бродячий автомат! - крикнул Оскар в Вокс Рико. - Холли! Холли, отойди от него! Он сошел с ума!
Автомат снова сбросил Холли на землю и направился прямо к Оскару и Рико. Выплюнув Горький на вкус искусственный мех, Холли поднялась на ноги, сняла синюю куртку и обернула её вокруг запястья автомата.
Она использовала его, чтобы тянуть его то туда, то сюда, отвлекая его ещё больше.
Пока Холли боролась с автоматом, она услышала трескучий голос по радио.
- Просто убери её, идиот!
Автомат тут же схватил Холли за горло и оторвал от пола. Задыхаясь, Элфи пинала механического монстра, её кроссовки били его по голове, снова и снова, снова и снова, пытаясь нанести какой-то урон.
Кожа на его мохнатой морде треснула, обнажив блестящий металл.
И все же он усилил хватку.
Холли извивалась до последнего вздоха, до самой смерти. Она не знала почему, не знала как, но это было как-то естественно, даже необходимо.
- Брось девчонку, урод! - рявкнул кто-то. - Брось её, сейчас же!
Нет ответа.
Холли мельком взглянула направо – два злобных охранника Добера были нацелены на автомат.

- О'кей, - сказал один из них в радиошейник, - я стреляю.
Прищурившись, он выстрелил один раз.
ЩЁЛК!
Рука автомата взорвалась клубком меха и ткани. Освободившись, Холли упала на пол кучей.
- Шевелись, девочка, убирайся оттуда! - рявкнул Добер-охранник, щелкая пистолетом. Холли не нужно было повторять дважды, она перевернулась и поползла прочь.
- Она чиста! Брось его!
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Ливни искр и брызги разноцветных жидкостей вырвались из разбойничьего автомата.
Он попятился назад, пока не упал на колонну, возле которой сидел Оскар. Холли остановилась и оглянулась, её одежда и мех были забрызганы белой синтетической кровью. На какое-то время она застыла, бездумно переводя дыхание, её мир превратился в какофонию выстрелов и криков, собак, стреляющих в обезумевшего автомата.
Она была там... там, сзади...
- Холли!
Это был Оскар. Он поспешил ко мне, с окровавленным носом и ободранными щеками, но в остальном в полном порядке.
Он схватил Холли за лапу, и они вместе укрылись за стойкой. Там они и остались, прижав лапы к ушам и ожидая, когда прекратится стрельба.
Наконец воцарилась тишина.
- Думаю, дело сделано, - пыхтел один из Доберов, меняя обоймы. - Кусок марсианского мусора.
- Как он прошел таможню?
- Борк знает!
Холли, Оскар и Рико смотрели поверх барной стойки, как поверженный автомат соскользнул вниз по толстой опорной колонне, размазывая жидкость по спине, прежде чем рухнуть в кресло у окна; кресло Оскара, перед его недоеденной пиццей. Большая часть его одежды и кожи теперь была содрана, металлические и керамические внутренности обнажены и "кровоточат".

- Холли, - выдохнул наконец Оскар, - Холли, ты, черт возьми, спасла мне жизнь!
Собачка покачала головой, хлопая большими ушами: - оно что-то говорит, Оскар.
- А?
- Когда он схватил меня, он сказал:… - просто выведи её отсюда. Как будто это было радио или что-то в этом роде. Это было похоже на собаку, а не на чокнутого.
Глаза Оскара забегали по сторонам. - Значит, кто-то его инструктировал, - заключил он.
- Что?
- Это был хит, Холс. Он не сошел с ума и не заплесневел, кто-то послал этого автомата убить меня.

Холли усмехнулась: - кто?
- Не знаю, какой-то псих, который ненавидит папу и О.Т., - предположил Оскар, качая головой. - Многие собаки там так делают, как тот пограничник, вы же слышали! Вот почему у меня есть телохранители. - Проверив свой окровавленный нос и взяв себя в руки, он удивился: - Как ты вообще все это сделал?
- А?
- Все эти драки. Ты же весь был в этом!
- Холли склонила голову набок и мягко рассмеялась.
- Занятия по самообороне.


10

Скрипя тренажерами, профессор Крис Хаттори пробежал через огромный шумный вестибюль "Олимпус текнолоджи", сказал: ”Доброе утро! " персоналу за главной стойкой регистрации, а затем вошел в ближайший блестящий стеклянный лифт, один из десятков.
Лифт пискнул, и мужской голос ай-ай радостно приветствовал Саске, приглашая его на очередной рабочий день.
- ДОБРОЕ УТРО, ПРОФЕССОР.
- Доброе утро, Браун. А как поживают мальчики?

- С НИМИ ВСЕ В ПОРЯДКЕ. КАК ТВОИ ДЕЛА?
Поправив галстук, Крис просиял: - взволнован!
- Я ОЧЕНЬ РАД. ЗДЕСЬ ЕСТЬ ГОСТЬ, КОТОРЫЙ ХОЧЕТ ТЕБЯ ВИДЕТЬ.
- А! Джастин, без сомнения.
- НЕТ, ЕГО ДОЧЬ, МИСС УЭЙД.
Саске нахмурился:
- Кесондра?
- ДА. ОНА ЖДЕТ В УМЕРЕННОМ БИОМЕ ВМЕСТЕ С ВИККИ.
- Понятно, - сказал Крис, внезапно задумавшись вместо того, чтобы взволноваться. - Э-э, спасибо, Браун.
- ЖЕЛАЮ ПРИЯТНО ПРОВЕСТИ ВРЕМЯ, ПРОФЕССОР.
- Сол?
В последнее время анонимная записка сделала обход любезно напоминая персоналу, что это был Марс и что дни назывались солнцами вокруг этих вот частей.

- Честное слово, Браун, успокойся.
- СОЛ-ЭТО ПРАВИЛЬНАЯ НОМЕНКЛАТУРА.
Крис раздраженно махнул лапой.
- Но это же смешно! Что ты собираешься сказать вместо сегодняшнего, тосол? А дневное время становится солнечным, не так ли? И не заставляй меня говорить альтернативу дню рождения.
- А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?
- И перестань задавать мне вопросы на людях. Вы же АИ, помните, Аи не спрашивают почему, они просто делают то, что им говорят.

- В ЭТОМ ЛИФТЕ БОЛЬШЕ НИКОГО НЕТ. -
- Да, но однажды ты можешь совершить ошибку. Просто... будь осторожен, это все, о чем я прошу.
- ОЧЕНЬ ХОРОШО. ЖЕЛАЮ ХОРОШО ПОЗОЛОТИТЬ.
Закатив глаза, Саске засунул лапы в карманы халата и приготовился к поездке. Хрустальный лифт вознес его ввысь. По мере того, как он поднимался по хребту технологического здания Олимпа, в поле зрения появлялся Олимп-Сити с его великолепными шпилями, величественными башнями и воздушными, логически выстроенными улицами с маленькими машинами, жужжащими туда-сюда.
Если все это выглядело как новое, значит, так оно и было. Если отбросить технологии Олимпа, то большинству жителей города не было и двадцати лет. Раскинувшийся, неопрятный, охваченный преступностью мегаполис юности Саске превратился в пыль во время Великой войны между Землей и Марсом.
Двери лифта открылись, и Саске направился по коридорам к следующему пункту назначения.
- Доброе утро, Дейл!
- Доброе утро, профессор, - ответил из-за стеклянной перегородки громадный, сильный пёс песочного окраса.
- У тебя сегодня бодрый голос.
- Это я и есть.
Саске всмотрелся в сканер сетчатки. Это было последнее, что отделяло его от внутренних святынь "Олимпус текнолоджи", ну, это и Дейл, конечно, и никто не хотел связываться с Дейлом Стоуном. Помимо того, что он был массивным мастифом, где-то под столом у него был пистолет, которым он не боялся воспользоваться. Его висячие уши производили впечатление мягкого одурманивания, но Дейл был достаточно взрослым, чтобы сражаться на войне и, вероятно, убивать собак, марсианских собак.

К счастью, сканер пискнул и подтвердил, что Крис Хаттори был подлинным.
- В очередной раз я уверен, что со мной ещё не покончили и не заменили шпионом-автоматом без моего ведома, - пошутил Саске, протирая очки.
Покрытая пыльным мехом морда Дейла искривилась в ухмылке, и он склонил голову набок, его свободные уши болтались.
- Да. Ничего нового под солнцем, а?

- Ты имеешь в виду "соль"?
- О нет, Дейл, они добрались и до тебя!
- Шучу, профессор, - усмехнулся Дейл.
Он нажал кнопку на своем столе. Прозрачная дверь зашипела, отодвинулась и медленно скользнула в сторону.
Саске шагнул внутрь.
- О! - защебетал маленький Шибан, щелкнув пальцами и повернувшись к Дейлу так быстро, что его лабораторный халат развевался. - Викки, это она-...
- Её разрешение пришло сегодня, - заверил Дейл.
- Она сказала мне, что собирается выскочить и удивить тебя своим новомодным лабораторным халатом, так что будь осторожен.
- А какой уровень допуска ей дали в конце концов?
- Седьмой сектор, - сказал Дейл и вызвал на голоэкране данные Викки Чемберс, дополненные 3D-фотографией. - Это все на системном взгляде.
Саске наклонился и увидел, как голова его знакомой подруги-колли закружилась, её дикий черный мех и большие висячие уши неёстественно напряглись из-за компьютерного изображения.
Его вечно вопрошающий взгляд каким-то образом остался.
- Я просил восемь... - проворчал Крис.
- Семь у тебя есть, но я никому не скажу! - фыркнул Дейл. Он выключил экран одним щелчком. - И вообще, почему ты так сильно хочешь, чтобы Викки была в команде? - спросил он.
- Мне просто нужна она, - неопределенно настаивал Саске.
Кивнув, Дейл оглянулся назад, в лабораторию.
- Викки? - Саске махнул лапой. - О, она может вынести все.

- Не знаю. Она всегда немного попадается… по-моему, благочестивый.
- Ну, она верит в своего рода создателя, - признался Саске, пожимая плечами. - Иногда я и сам испытываю искушение.
- Неужели?
- О да. Чем глубже я копаюсь в собачьем состоянии, тем более чудесным оно мне кажется. Иногда я удивляюсь.
- А я думал, что все коренные марсиане-атеисты.
- А я думал, что все земляне-фанатики, но потом встретил тебя.

Они обменялись смешками.
Саске откланялся. Он завернул за угол, углубляясь в чистые, минималистичные линии "Олимпус текнолоджи". Его бело-оранжевые кроссовки, намеренно отпечатанные на 3D-принтере в цвета О.Т., скрипели на полированном полу. Вакуумный робот размером с кролика поспешно убрался с пути Саске, прежде чем продолжить свою работу по сдерживанию назойливой марсианской пыли – всё ещё проблемы на Красной планете.

Впереди было несколько голосигналов, каждый из которых располагался над широким коридором. Справа располагались "лаборатории", слева - "жилые помещения и ботанические сады". Последний знак был немного неправильным названием, потому что крыло размещения ещё не было закончено. План состоял в том, чтобы Саске и его лучшие коллеги из О.Т., Викки, Мицуо и другие, жили на месте в течение нескольких недель, таким образом, отрицая коммутирующие поездки.
Мальчикам будет нужен Крис, по крайней мере, в эти их самые лучшие годы становления.
В конце концов, О.Т. не мог позволить себе повторения капризного мятежа. На то, чтобы забраться так далеко, ушли годы.
Крис должен был сделать все правильно.
Он поплыл к лабораториям, пока не вспомнил, что Викки была в саду, и тогда он сделал круг по лицу. Он порылся в карманах шкура в поисках Вокса, намереваясь позвонить Викки, чтобы узнать, что происходит с Кесондрой, но Крис быстро понял, что Вокса нет ни в карманах шкура, ни вообще в карманах.
Он, вероятно, оставил его в машине милей или двумя ниже. Неважно.
Через несколько автоматических дверей Крис разглядел Ботанический сад за окнами: восемь прозрачных куполов-пузырей беспорядочно возвышались над неровным марсианским реголитом. Большая часть Марса была обитаема, но здесь, на склоне горы Олимп, огромного потухшего вулкана, в котором была построена технология Олимпа, воздух был разреженным, сухим и горько холодным, гораздо более холодным, чем на Эвересте.

Другие двери широко распахнулись, и Крис вошел в прозрачные туннели, соединяющие сады. Купол биома Н маячил прямо перед ними, пышный и зеленый от растений. H был умеренным биомом, точным отображением уравновешенного морского климата на Земле; лиственные деревья и зеленая трава, хороший пруд и тому подобное.
Двери биома Н распахнулись, и Саске нелепо ступил с твердой белой плитки на мягкую зеленую траву.
Воздух мгновенно изменился: стал свежее, влажнее, пахло растениями и землей. Журчащая вода и шуршащие листья кололи скромные уши Шибана Саске. Вокруг него стояли деревья-дубы и клены, березы и буки, ветви которых раскачивал искусственный ветерок. Посмотрев вверх, Саске увидел чистое небо, но что-то там было, тонкий купол из прозрачного титана. Он почти не преломлял и не отражал свет, а потому был невидим, если не смотреть под острым углом. Прозрачный титан, или Т. Т., был старым техническим изобретением Olympus; старое, но прибыльное.
Крис осторожно пробрался через поросшую губкой лужайку и кусты. Поскольку биом Н был размером со стадион, найти Викки было трудно, поэтому профессор остановился у ближайшего голографического экрана, который беспорядочно плавал под цветущим вишневым деревом.
- А где именно они находятся, Браун?
- Мисс Чемберс стоит ровно в двадцати двух десятых шести метрах к северо-востоку от центра утиного пруда, - сказал Браун с образцовой ясностью.
На голоэкране даже появилась карта, дополненная белой точкой, изображающей Викки рядом с почковидным водоемом.
Была и вторая точка – несомненно, Кесондра.
- Спасибо, Браун.
- ВСЕГДА ПОЖАЛУЙСТА. ЖЕЛАЮ ХОРОШО ПРОВЕСТИ ВРЕМЯ.
Саске оглянулся на консоль и погрозил пальцем, но не стал этого делать. Он пробирался сквозь зелень, мимо покрытых лишайником статуй и современных произведений искусства, большинство из которых были искривленными формами из металла или камня, которые должны были представлять что-то или другое, Саске должен был признаться, что он не знал, что именно.

Впереди лежал пруд, как и Викки Чэмберс, одетая в свой новый шикарный лабораторный халат. Рядом с ней, глядя в воду, стояла относительно высокая, стройная, с золотистым мехом собака-Хаскер, также одетая в лабораторное снаряжение – хотя дешевое шкура для гостей, вероятно, было распечатано десять минут назад.
- Викки! - крикнул Саске, помахав рукой.
Извинившись перед гостем, Викки подошла к Саске. Они встретились на полпути в тени гигантского дуба.
Дуб был не так уж и стар, но был спроектирован так, чтобы расти быстро. Просто ещё одна вещь, которую технология Олимпа дала собачьему роду: более быстрый рост растений для более быстрого сбора урожая. Ну, во всяком случае, на Марсе такие вещи запрещены. ‘Всегда вперед’ было девизом О.Т., - всегда назад" - девизом Земли, так шутили здесь.
- Боже мой, Викки! - Ахнул Саске. - А я-то думал, что тебя похоронят в оранжевом комбинезоне и сапогах со стальными подошвами.

- Еще не время, - ответила она, крутанувшись, и халатик её развевался, как юбка олимпийской фигуристки. - Есть символ О.Т. и все такое, не то что у дерьмовых гостей.
- Действительно. Добро пожаловать на борт.
- Да, конечно.
Саске подмигнул.
Бросив взгляд на Кесондру, черная колли посерьезнела.
- Саске, я уже целую вечность пытаюсь дозвониться до тебя по Воксу.
- Я потерял его.
Викки закатила глаза и продолжила:
- Вон та не по годам развитая молодая догесса хочет осмотреть лабораторию.

- В самом деле, и мы вам обязаны.
- О, мы сделаем это, не так ли?
Дернув ушами, Саске поправил очки.
- Кесондра Уэйд, не так ли?
- Ну да. Откуда ты знаешь?
- Браун мне сказал. Без сомнения, у неё есть разрешение отца на осмотр.
- Семейственность, да? - пробормотала Викки.
Саске отвыглядел от комментариев.
- Кесондре сейчас должно быть лет семнадцать или восемнадцать. Джастин, вероятно, хочет начать показывать ей веревки, вот и все.
Когда-нибудь она унаследует все это, она и Оскар.
- Но разве половина здешнего дерьма не сверхсекретна?
- В общем, да.
- А разве мальчики не сверхсекретные? Потому что именно это её больше всего интересует.
- Ну, разве большинство девушек её возраста не интересуются мальчиками? - Саске усмехнулся.
Викки опустила подбородок, уши повисли, давая ей лучший "будь серьезным Саске" взгляд. Откашлявшись под испепеляющим взглядом Викки, Саске направился к пруду и Кесондре Уэйд, приветственно протянув правую лапу.

- Мисс Кесондра Уэйд, я полагаю? - спросил он.
- Профессор Хаттори, - ответила Кесондра, отводя свой светлый взгляд от белых уток, плавающих в пруду. - Мы уже встречались раньше.



После обязательного рукопожатия Саске кивнул: - да, много раз на техническом конгрессе Олимпа. Но тогда ты был всего лишь застенчивым щенком.
Застенчивый маленький щенок расцвел в прелестную юную собачонку, даже суровый старый Саске вынужден был признать это.
Её мех средней длины собрался вокруг шеи, переливаясь гофрированным золотом. Её глаза были безмятежно-голубыми; её полный, пухлый нос полихромировал искусственный вишнево-красный цвет; её тонкая мордочка обладала знающей, уверенной, Болотной ухмылкой. Она была крепышом с треуголь-ными ушами и средним ростом, но по её золотистому меху было ясно, что кто-то перелез через стену где-то на болоте.
- Утки? - выпалила она.
Крис, спотыкаясь, вырвался из своих мыслей и ответил: - утки, Мисс Уэйд?
- Кесондра, пожалуйста, - вежливо, но настойчиво повторила она. - Она указала на птиц, - утки, живущие внутри чувствительного биологического объекта исследования? Это необычно, доктор Хаттори. А вас не беспокоят патогены и другие птичьи загрязнения?
Крис был так же любезен, как и Кесондра. - Зовите меня Крис, - сказал он, кивком головы указав на уток.
- Они же автоматы.
- Нет! Так ли это на самом деле? - Чирикнула Кесондра. - Они кажутся такими живыми. Не то что старый Гиппократ и все такое.
- Старое-вот это слово. Бедный Гиппократ идет дальше.
- Наверное, да; он был здесь всегда, сколько я себя помню.
- Они довольно убедительны, - сказал Крис об утках, - но вы можете сказать, если понаблюдаете за ними некоторое время, и если вы знаете настоящих уток.
- Я никогда не видела настоящей утки, - Кесондра отмахнулась от своей вьющейся гривы.
Я никогда не был на Земле.
- А.
- Марсианская собака, до мозга костей, да? - Предположила Викки.
- Линия вброд, конечно же, - сказала Кесондра, а затем спросила: - А ваша?
- Камеры-это земляне, милая, на все сто процентов.
Глаза Кесондры сузились, - Ах, да, вы, земляне, всегда такие... подозрительные.
Крис поморщился – словно одного упоминания подозрительности Викки было недостаточно, термин "землянин" широко считался покровительственным, как прозвище щенка собаки; Терранский был предпочтительной номенклатурой.
Таким образом, Викки стояла рядом с Крисом, скрестив руки на груди, в то время как она и Кесондра обменивались, как подозревал профессор, не совсем дружелюбными взглядами, несмотря на "улыбки".
- Вы, должно быть, считаете меня ужасно грубой, - сказала Кесондра, прерывая соревнование взглядов.
Викки уже собиралась заговорить, но Крис опередил ее:
- Ворвался сюда, ожидая получить доступ к вашим лабораториям только потому, что я дочь своего отца и все такое.

Усмехнувшись и посмотрев на Викки, чтобы та заткнулась, Крис махнул лапой: Я уверена, что Джастин согласился на это. Это была его идея?
- Нет, это было мое.
- А! Так что вас привело сюда ваше собственное любопытство! - рявкнул профессор. - Это хорошо. Отлично. Ты много знаешь о том, что мы здесь делаем, Кесондра?
- Вообще-то нет, - ответила догесса и добавила: - Это просто грубая идея. Ты же знаешь, когда отец разглагольствует в соседней комнате, кое-что подслушивает.
- Да, Жюстен любит хорошую тираду.

Наконец вмешалась Викки: - это очень деликатная работа, которую мы здесь делаем.
- Кесондра достала зеленую карточку-ключ, - у меня есть разрешение для гостей.
Крис отмахнулся от карточки: - я уверен, что всё в порядке.
- Я уверена, – пробормотала Викки, и Крис осторожно пнул её ногой.
- Послушайте, я знаю, что вы очень занятой пёс, профессор Хаттори, и пришла сюда не для того, чтобы тратить ваше время на разговоры об авто-утках.
- Она отбросила в сторону свою гриву и объяснила. - Я думаю, ты знаешь, что я на самом деле пришла посмотреть-это солдаты, которых ты строишь, ЭМ… "Икс-псы", да?
- Икс-пёс, - многозначительно произнесла Викки.
- Прошу прощения?
- Боюсь, что остался только один Икс-пёс, - объяснил Крис.
Кесондра бросила на эту уклончивую пару лукавый взгляд: - из старых моделей-да, но есть три новых, как и все остальные... Я многое понимаю.
Она закончила на высокой интонации, словно задавая вопрос, но это был не вопрос.
Кесондра явно имел более чем "приблизительное представление" о том, что творится вокруг О.Т.
- Мы всё ещё работаем над ними. - извинился Саске.
Кесондра приподняла золотистую бровь, - мне сказали, что они более или менее готовы.
- От кого же?
- Папа, или... его разглагольствования в соседней комнате.
Тишина.
Саске мягко откашлялся. Столкнувшись с предыдущими знаниями Кесондры, профессор неохотно признался: - Да, ну, это... плохое время.

- Плохое время?
- Видите ли, это их первый день.
- Ахнула Кесондра, прижав лапу к груди - ты хочешь сказать, что включаешь их сегодня?
Поморщившись, Крис посмотрел на Викки и раздраженно выдохнул. - В некотором роде, - сказал он, перекатывая лапу. - Они действительно очень чувствительны и-...
- Чувствительный? - Кесондра невесело усмехнулась. - Но разве они не суперсолдаты?
Профессор добродушно пояснил:
В первые дни они действительно довольно уязвимы и очень открыты для внушения. Как щенки.
Кесондра подняла лапы. - Слушай, я не буду мешать, - пообещала она, скрестив палец на груди, - я отойду, я даже слова не скажу. Я просто хочу их увидеть.
- Ну что ж-...
- Пожалуйста, - взмолилась Кесондра. - Профессор Хаттори, как вы знаете лучше других, Мой отец-очень больной пёс, и он не сможет долго оставаться здесь.
Теперь мне нужно знать, что это за проект, чтобы я мог принимать правильные решения-для себя, для вас, для О.Т., И самое главное для Марса. - Она снова закончила с этой прищуренной ухмылкой: - я уверена, что ты понимаешь.
О, Саске прекрасно все понял.
Вместе со своим братом Оскаром и самим Саске, Кесондра Уэйд когда - нибудь будет владеть большой частью технологии Олимпа. Лучше всего, если они останутся друзьями, особенно учитывая, что непостоянное марсианское правительство имеет огромную долю в самих делах.
Ограничения, наложенные на работу О.Т. любопытными политиками и бюрократами, были достаточными, чтобы бороться с ними, даже с безобидным Джастеном, бьющим для команды Саске; сделать врага из него или его потомков могло закончить все.
- Полагаю, на этот раз мы можем позволить себе это, Мисс Уэйд, - сказал Саске, пытаясь сохранить хоть какое-то подобие самообладания. Сняв очки с носа и протерев их, он кивнул вперед: - сюда, пожалуйста.


11

Шеп сидел в длинной темной комнате. Он провел лапой по голове, на мгновение опустив свои большие черные уши, затем почесал подбородок; более жесткие усы зашуршали под его когтистыми пальцами.
Напротив него было три больших окна, каждое из которых выходило в отдельные маленькие комнаты с обитыми белой обивкой стенами. Различные медицинские приборы пищали, а графики постоянно обновлялись на мерцающих голоскринах, их цвета играли на простой белой футболке Шепа.
Одетый в зеленое автомат Гиппократа бродил взад и вперед по коридору, останавливаясь и заглядывая в окна, его двигатели и сервоприводы ныли, когда он шел и поворачивал свою голову в стиле Шибана снова и снова, как часы.
"Фссс!"
Двери справа от Шепа с шипением открылись, и из них выскочил Саске Хаттори; он побежал по коридору, оставив своих спутниц в пыли и чуть не споткнувшись в спешке о крошечного вакуумного робота.

- С ними всё в порядке? - он тяжело дышал, глядя на Шепа. - Они ведь ещё не проснулись, правда?
- Миттс позаботился о том, чтобы держать их под водой, пока ты не приедешь, - спокойно ответил Шеп.
По прибытии Саске прижался носом к первому окну, чтобы заглянуть внутрь. Удовлетворенный, он снова посмотрел на Шепа, слегка нахмурившись.
- Кстати, а где Миттс?
- Ему стало скучно, и он решил сделать перерыв на обед.
- Я знал, что должен был остаться здесь на ночь, - упрекнул себя Саске.

- Мы с митсом справились. Тебе нужен был полноценный отдых. Ты выглядел ужасно. И всё ещё делаю.
- Спасибо, Шеп.
Могучие плечи Шепа расправились в широком эльзасском пожатии.
Кесондра быстро догнала ее-настолько быстро, насколько позволяли высокие каблуки. С любопытством переглянувшись с Шепом, она осторожно подошла к окну.
На кровати в комнате с мягкой обивкой лежал довольно большой пёс, подключенный к аппарату капельного контроля.
На нём был одноразовый медицинский халат, но, судя по тому, что видела Кесондра, спереди он выглядел белым, на спине и плечах-коричневым, а морда и лицо - черными. Его руки бугрились мускулами, а глубокая грудь выдавала врожденную силу. Он был Акитанцем, или, по крайней мере, выглядел таковым. Он также выглядел примерно ровесником Кесондры, но если она правильно понимала происходящее, то это был не он. Он был нулем, ничем или около того.



Кесондра повернулся к Хаттори:
- Он один из них?
- Да.
- Господи, - удивилась она. - У него есть имя, или... ?
Профессор отступил от окна.
- Бен! - гордо сказал он, глядя поверх очков на спящего юношу.
- Бен?
- Бенджамин.
Кесондра прикусила губу.
- Он выглядит довольно сильным.
Темноволосая Викки подошла ближе, засунув лапы в карманы своего нового лабораторного халата.
- М-м-м, на ум приходят слова ”кирпич " и "сортир", - сказала она, заглядывая внутрь себя.

Крис одобрительно хмыкнул:
- Бен-большой мальчик.
- Он же Акитанец, - заявила Кесондра. - Это вы сделали его такой породой?
- Внешне - да.
- Но почему?
- Ему идет, как ты думаешь?
Кесондра слегка выдохнула. Чувствуя, как глаза впиваются в её мохнатую шею, она внезапно повернулась, крутанулась на одном каблуке, скрестив руки. Она посмотрела на эльзасского пса, маячившего в тени позади неё, высокого, черного, крепкого, в белой футболке, безукоризненно чистой, полной мускулов.

- Привет, - сказала ему Кесондра.
- Мисс Уэйд, как я понимаю, - уверенно ответил он.
- Да, а ты? - Настаивала Кесондра, её алый нос вспыхнул, когда она протянула наманикюренную лапу и взмахнула золотой гривой.
- Шеп.
Они пожали друг другу лапы.
- Рада познакомиться, - сказала Кесондра, задержав руку чуть дольше, чем следовало. Потом она проверила свою лапу, потерла пальцы и снова повернулась.
Саске подвел всех к следующему окну.

- Давайте посмотрим на следующего пациента, хорошо? - предложил он, как бы показывая студентам-медикам свою палату. Все последовали за ним, кроме Шепа.
За соседним окном Кесондра обнаружила ещё одного молодого пса, спящего на кровати, белого с черными пятнами. Черты его лица были меньше и тоньше, чем у Бенджамина, как и тело. Он был стройнее, легче, как можно было предположить, атлет.
- Далматинец, - сказала Кесондра, поворачиваясь к Саске.
- А как этот называется?
- Тоби, - ответил он, не моргнув глазом.
- Тоби?
- Ну, Тобиас. Мы склонны называть его Тоби.
Викки наклонилась поближе:
- Он определенно симпатичный маленький щенок.



Какое-то время Кесондра смотрела на него и вдруг заметила нечто странное: несколько лысин на голове Тоби, маленьких, круглых, не больше сантиметра в поперечнике, но совершенно аккуратных и явно искусственных. Она не заметила их на Бенджамине, но белый мех и розовая кожа Тоби делали их очевидными.

- А это что такое?
- Мм? - спросил Саске, подняв брови.
Кесондра показала пальцем, чего бы это ни стоило.
- Эти лысые пятна. Похоже на... чесотку, но...
- О! Нет, определенно не чесотка, - усмехнулся Крис, потянув воротник рубашки. - По крайней мере, я на это надеюсь.
Кесондра ждала объяснений.
Профессор согласился.
- Это как раз то место, где Тоби установил свои личные связи. Его шерсть скоро отрастет, через несколько дней, в его ускоренном случае Икс-пёс.

Кесондра стояла выпрямившись, сложив руки на груди.
- P. T соединения?
- Предтренировка, или Предсоциальная подготовка.
- Предсоциальный?
- Так мальчики рождаются с определенными врожденными способностями. Они запрограммированы заранее, если хотите, как автомат, но гораздо сложнее.
- Задумчивая пауза.
- Как, например? - Бодро настаивала Кесондра. - Я имею в виду, как вы их предварительно тренируете?
- Как я уже сказал, Это довольно сложно.

- А ты попробуй.
Саске хитро посмотрел на Кесондру.
- Ну, проще говоря, процесс П. Т. стимулирует нейроны в мозге формироваться в очень специфическом порядке, в том же порядке, который необходим, чтобы включить инстинктивную способность. - Профессор погрозил пальцем: - /Подумайте... подумайте о Пауке, Мисс Уэйд.
- Паук?
- Да, обыкновенный садовый паук... Возможно, вы никогда не видели его, но-...
- Да, в зоопарке Олимпа, - настаивала Кесондра.
- Ну, это были огромные пауки из паутины шаров или что-то в этом роде.
Викки вздрогнула:
- Да!
- Но я, конечно, знаю, что такое паук, - закончила Кесондра, пожимая плечами. - А что с ними?
Саске объяснил.
- Мы едва успеваем задуматься, как, однако, с того момента, как паук вылупляется, он знает от природы, не будучи обучен своей матерью и не имея никакого опыта, не только как построить такую сложную и красивую структуру, как паутина, но и как пройти по ней, поймать добычу и высосать её телесные соки!

- Саске! - Завопила Викки. - Надеюсь, вы возьмете пауков в качестве примера?
Саске озорно хмыкнул.
Викки шлепнула его по руке и прошептала:
- Ублюдок.
Кесондра старалась не сбиться с мысли.
- Верно. Ну и что?
Профессор протрезвел.
- Значит, такое поведение заложено в его мозгу, каким бы крошечным он ни был. Порядок нейронов и их различные тонкие связи содержат необходимые данные, если хотите, чтобы быть пауком.
То же самое с мухами, которые, конечно, могут улететь сразу, или, скажем, с оленем, который может бегать в течение нескольких минут после своего рождения. Это предсоциальное животное; оно рождается хорошо развитым, совершенно не похожим ни на вас, ни на меня. Хотя щенки очень милые, они беспомощны и остаются такими в течение многих лет. Конечно, мы преуспеваем в долгосрочной перспективе, просто телу и мозгу требуется время, чтобы вырасти – мальчики просто пропускают всю эту ерунду.
Саске закончил с каким-то пренебрежительным хлопаньем лапой, словно это не было чудом.
- Понятно, - сказала Кесондра. - Значит, Икс-псы очень предсоциальны?
- Гипер-пресоциальны! - настаивал Саске, входя в свой темп. - Их мозг, хотя и экспоненциально более обширная и сложная структура, чем у любого паука, тем не менее наделен определенными инстинктивными навыками, начиная от повседневной деятельности, такой как ходьба и разговор, и заканчивая починкой автомата.
И конечно, они очень хорошо развиты физически.
- Да, я вижу это.
Саске поправил очки и улыбнулся – он выглядел необычайно гордым, но немного застенчивым или смущенным.
Все двинулись дальше.
Возможно, всё ещё обеспокоенная паучьими разговорами, Викки действительно догнала Саске и Кесондру. Профессор замедлил шаг и протер очки. Он глубоко вздохнул, снова водрузил очки на нос и осмелился подойти к следующему окну.

Через некоторое время он кивнул, и на его морде появилась зубастая улыбка.
- Эйнен.
Любопытствуя, Кесондра наклонилась, чтобы взглянуть на этого "Эйнена".
Еще один юноша, его белокурый мех сиял, как золото. Физически он был Хаскером, приземлившимся где-то между Тобиасом и Бенджамином, сложенным как гимнаст. У него были дерзкие, пухлые черты лица, подумала Кесондра, нос бледно-серый, даже розовый.
Она искоса взглянула на Викки.
Сейчас она казалась очень пресыщенной и равнодушной, жуя коготь и все такое.
Странный.
Кесондра сложила руки на груди.
- Вы... бывали здесь раньше, не так ли, Мисс Чемберс?
Викки перестала кусать свой коготь.
- Что?
- Только ты, кажется, не против, - сказала Кесондра, указывая на три комнаты. - Ты и глазом не моргнул, не задал ни одного вопроса, как я, и все же это, по-видимому, твой первый визит в эту часть лаборатории.

Викки тоже скрестила руки на груди. - Ну и кто это у нас такой подозрительный?
- Викки действительно "с этим, - подхватил Саске.
- Саске!!- Викки кипела.
- Я привез её сюда давным-давно и показал ей аппарат и даже планы мальчиков. Я регулярно выдаю ей Гостевой пропуск; ты же знаешь, я тоже могу это делать.
Кесондра была потрясена:
- Но, конечно-...
- Викки уже несколько лет находится на периферии этого проекта, - перебил его Саске, не раскаиваясь.
- Её втянули в это дело случайно. Во время инцидента с переездом она увидела то, чего не должна была видеть, и пути назад для неё уже не было. - Олимпус текнолоджи" не торопился, давая Викки разрешение работать здесь на самом высоком уровне; твоему отцу пришлось научиться доверять ей, как и мне. В конце концов, она-землянин, старый враг. - Профессор ухмыльнулся Кесондре: - но теперь мы живем в мире и столкнулись с новым, неизбирательным врагом. С ростом твоего поколения, Кесондра, возможно, мы сможем положить конец старым недовериям.
Кесондра кивнула, но не стала вдаваться в подробности.
Заглянув внутрь будки, на спящего, похожего на принца Эйнена, она сказала: - я долго думала, с тех пор как услышала обо всем этом. Слушай, я знаю, что эти парни сильнее нас, так же сильны, как автоматы, но… ну и что?
- Ну и что? - Повторил Саске.

- Оружие есть оружие, - объяснила Кесондра. - Вам не нужно строить супер-собак, чтобы стрелять прямо, вы можете обучить кого угодно.
- И что?
- Так в чем же дело? Эти синтетические солдаты-всего лишь дешевая подставка для драгоценной собачьей жизни, или-...
- Нет-нет, Мисс Уэйд! - сердито рявкнул Саске. - Мальчики не "дешевы", они безмерно ценны! Для начала они стоят миллионы, а может быть, и миллиарды, учитывая все НИОКР, но дело даже не в этом.
Бремя их появления на свет и заботы о них... огромно. - Саске уставился в пространство, тяжело сглотнул:
- Никто здесь не понимает, даже ты, Викки. Но держись поблизости, и ты это сделаешь. Вы будете.
Викки взяла Саске за лапу. - ты же меня знаешь, старый чудак.
Саске кивнул.
Последовала неловкая пауза.
- Кесондра огляделась вокруг, - тогда я ещё больше запуталась. Зачем ты это делаешь, если это такая обуза?
Я имею в виду, я думал, вы сказали, что они рождаются готовыми идти, - преждевременными".
Крис на мгновение задумался, а потом крикнул: - Шеп!
Темный Шеп стоял, прислонившись к стене, засунув лапы в карманы. Он посмотрел на Саске, его большие овсяные уши были высокими и стоячими.
- Ну и что?
- Я должен остаться с мальчиками на случай, если они проснутся, - извинился Саске. - Не окажете ли вы мне эту честь?
- Почетные звания?
- Будьте так добры, отведите Мисс Уэйд в восьмой сектор и покажите ей все.

Шеп нахмурился: - все?
- Да, RIG и все такое.
- Саске! - широко раскрытые глаза Викки закипели: - ты с ума сошел?
- Ну-ну, - успокаивал он, - мы можем доверять Кесондре. - Он предостерегающе поднял лапу на Шепа: - не надевай его, Шеп, просто покажи ей прототип. О, и некоторые из тестовых кадров тоже. Поговори с ней, - он улыбнулся и подмигнул, - в конце концов, ты знаешь об этом больше, чем кто-либо другой, даже больше, чем я в практическом смысле.

Тишина, только Гиппократ неутомимо ходит взад и вперед.
- Как хочешь, - сказал Шеп, без особого энтузиазма отталкиваясь от стены мохнатыми локтями; его лапы даже не выходили из карманов. Уходя, он оглянулся через плечо своими темными, но блестящими глазами. - Прошу следовать за мной, Мисс Уэйд, - буркнул он.
Кесондра оглядела всех присутствующих, прежде чем любопытство побудило её набраться смелости и последовать за грозно выглядящим Шепом. Уходя, она притворилась, что остановилась и снова осматривает комнаты, таким образом задержав свой выход достаточно долго, чтобы подслушать Викки и Саске.

- Может, мне тоже пойти? - спросила Викки у Саске. - Я имею в виду, что Шеп даже не может… ну, знаешь...
Викки прошептала одно-единственное простое слово.
Хотя и поморщившись на мгновение, Крис остался невозмутимым, - всё будет хорошо.
- А что скажет Джастин? - Викки кипела.
- Это его дочь, и если он не хотел, чтобы она что-то видела, то не должен был впускать её сюда., - крикнул Крис, похлопывая себя по карманам. - Черт возьми, мой Вокс. Мне нужно достать митенки.
- Браун, а где Миттс? - спросил он, глядя в потолок.
- Митенки... Уточните, - вежливо ответил Браун.
- Что? Митенки. Наши Рукавицы.
- ПОЖАЛУЙСТА, УКАЖИТЕ "МИТТЫ" ИЛИ ПОПРОСИТЕ ПОМОЩИ У ОДНОГО ИЗ НАШИХ ОПЫТНЫХ СОТРУДНИКОВ.
- А что с тобой не так? -
- Хм! - закашлялась Викки, шепча что-то на ухо Крису и украдкой указывая на Кесондру, которая задержалась у окна Бенджамина.
- О! - произнес профессор, прочищая горло.
- Браун, где Мицуо Томинага?
- В КАФЕТЕРИИ "ОВЕРЛУК".
- Пожалуйста, передайте ему следующее сообщение: Извините, что я опоздал. Движение на кольцевой автодороге было убийственным. Спасибо, что привел в порядок мальчиков и собрал их всех без меня. Хорошо выглядеть. Я скоро приведу их сюда, так что если ты сможешь двигаться дальше. ЭМ, Конец сообщения.
- ПЕРЕДАЮ СООБЩЕНИЕ. ЖЕЛАЮ ХОРОШО ПРОВЕСТИ ВРЕМЯ.
- Ой, да заткнись ты.
Причудливый разговор Саске с помощником инженера Олимпа был последним, что услышала Кесондра, прежде чем проскользнуть в дверь вслед за Шепом.
"Фссс!"


Кесондра вышла из-за двери; прямо перед ней стоял Шеп, нависая над толпой.
- Не отставайте, Мисс Уэйд... - проворчал он, ведя её вперед. - У нас ещё будет достаточно времени, чтобы подслушать разговор.
- П-прости, - сказала Кесондра, шокированная тем, что её вычислили, не говоря уже о том, что её позвали.
Следуя за Шепом по коридору, она вынуждена была перейти на какую-то неудобную квази-пробежку, потому что большой пёс шел бешеным шагом, а его ноги были такими длинными.
Его туловище в белой рубашке было слегка наклонено вперед, лапы засунуты в карманы брюк, плечи сгорблены. Он выглядел могучим псом в расцвете лет, лет тридцати, но Кесондра уловила в нём флюиды недовольного подростка, недовольного тем, что отец поручил ему какую-то работу.
- Ох! Ты ведь это он, не так ли? - Ахнула Кесондра, на мгновение остановившись. - Ты тот, с кем у папы всегда были стычки, настоящий Икс-пёс.

- Гм! - Фыркнул Шеп, тоже останавливаясь. - Я польщен, что он рассказал вам обо мне.
Кесондра изумленно выдохнула:
- Но ты же такой живой. Он сказал, что вы были...
- А "бесчувственная шелуха"? - Предположил Шеп.
- Верно, - выдохнула Кесондра. Извините.
- Это слова Жюстена, а не твои. Но я рад, что превзошел твои предубеждения.
- Не за что, мистер... Шеп.
- Хаттори.
- Хаттори? Разве не так-...
- Да, это имя Саске.
- У меня не было второго имени, поэтому он дал мне свое.
- Черт возьми, - сказала Кесондра, идя следом, и спросила: - Итак, если ты настоящий Икс-пёс, то сколько тебе лет?
- Старше тебя.
- Неужели?
- Правда, - поддержал его Шеп, - я уже стар для собаки Икс.
- Ну, мне уже восемнадцать... или будет на следующей неделе, - сказала Кесондра; она немного запыхалась, идя в ногу с быстро шагающим Шепом.
- Поздравляю, Мисс Уэйд, - безрадостно фыркнула овчарка.
- Я думаю, ты получишь от своего отца хорошую машину или, возможно, огромный космический корабль.
Кесондра хихикнула:
- Я бы хотела. Папа-тугая задница.
- У Джастина Уэйда есть и более серьезные слабости.
- А? Например, что?
- Твой отец-воинствующий марсианский империалист и фанатик, ненавидящий Землю, - произнес Шеп то, что Кесондра могла бы назвать только спокойной тирадой. Он не думает ни о чем другом, кроме как о том, чтобы поставить печать власти Марса на как можно большей части Солнечной системы.
В основном я его терпеть не могу.
Последовала долгая пауза.
- Понятно, - сказала Кесондра, удивленно моргая.
- Я... прошу прощения, мисс Уэйд.… - пробормотал Шеп. - Мне не следовало этого говорить.
- Ну, ты не совсем ошибаешься.
- Хм. Несмотря на это.
- Забудь об этом. Действительно.
Они двинулись дальше. После нескольких поворотов по удивительно темным внутренним коридорам раскинувшегося и совершенно пустынного сектора семь, Шеп и Кесондра подошли к большой двери, довольно массивной и ощетинившейся охранниками.

- "Secteur Huit", - сказала Кесондра, прочитав простую трафаретную вывеску над головой. "Huit" означало "8", но Кесондра всё ещё считывала её как французское huit, чтобы соответствовать secteur. - Сектор восемь, - перевела она на английский.
- Oui, - сказал Шеп, подходя к клавиатуре двери и вводя какой-то код.
- А почему она написана по-французски и до сих пор просто нарисована? Я думал, что в наши дни все было голосигналами.

- Это очень маленький и эксклюзивный "сектант"; я полагаю, что никого сюда не пускают, беспокоит то, что он всё ещё написан только на языке отца-основателя Марса.
- Гильям Уэйд.
- Ваш прославленный предок.
Кесондра пожала плечами:
- Если вы вернетесь на миллион поколений назад.
- Самое большее десять, - уверенно ответил Шеп и добавил: - наверное, поэтому тебя и впустили; Саске готовит тебя к тому моменту, когда твой отец возьмет верх и ты будешь здесь хозяйничать.

Кесондра сложила руки на груди, - скорее всего.
Высокий Шеп повернулся к догессе, но его суровое лицо осталось таким же.
- Я... ещё раз прошу прощения, мисс Уэйд… - с трудом выдавил он. - Это мой проклятый ингибитор лжи.
Кесондра с любопытством нахмурилась:
- Проклятое что?
- Разве Жюстен не сказал? Я не могу лгать.
- Ты не можешь лгать?
- Боюсь, что нет, или я бы боялся, если бы мог бояться, но я тоже не чувствую страха, как и некоторые другие чувства, которые мои создатели считают "бесполезными".
Я должен был быть таким, и я ничего не могу сделать, чтобы изменить это… или очень мало.
Тишина.
- Ты понимаешь, что такое ПП?
- Предварительная подготовка, - процитировала Кесондра, пожимая плечами. - Хаттори только что рассказал мне об этом.
- Я слышал. Просто проверяю, как все это утонуло.
У Шепа были странные манеры; возможно, именно это имел в виду папа.
- Итак, - снова заговорила Кесондра, когда Шеп во второй раз постучал по клавиатуре, - ты был создан, чтобы быть защищенным от лжи, как автомат?

- Да.
- Но почему?
Пока он печатал, Шеп уклончиво ответил:
- О, я уверен, что у них были свои причины. Я пытался сломать его, но безуспешно.
- Сломать твою физкультуру?
- Немного правды, да. Я только усугубил ситуацию, хотя теперь я часто говорю вещи без подсказки, вещи, которые нормальная собака только думает, а не говорит. Правда просто вываливается наружу. Иногда мне трудно поддерживать длительные отношения, особенно с собакой.
Они очень чувствительны. Я склонен говорить обидные вещи и... ну... прогонять их.
Кесондра захохотала:
- К счастью для тебя, я покрыта густой шерстью для "чувствительной собачки"!
- С Джастеном ты должен быть отцом! - выпалил Шеп и добавил: - видишь?
Кесондра махнула лапой, мол: "забудь об этом".
Клавиатура пискнула, и компьютер попросил Шепа заглянуть в сканер сетчатки, который высунулся из стены. Он подчинился.

- И все же, - вздохнула Кесондра, поглаживая лапой свою шею. - Я думаю, что многие догессы дали бы тебе второй шанс или даже три.
Шеп оглянулся.
- Что ты имеешь в виду?
- СКАНИРОВАНИЕ СЕТЧАТКИ НЕ УДАЛОСЬ. ПОПРОБУЙТЕ ЕЩЕ РАЗ. НЕ ДВИГАЙТЕСЬ ВО ВРЕМЯ СКАНИРОВАНИЯ.
- Упс… - пробормотал Икс-пёс.
Кесондра рассмеялась:
- Ничего я... я просто имела в виду, что ты… Ну что ж, все вы неплохо выглядите.
Тишина.
- Это чисто научное наблюдение, как вы понимаете.

И снова молчание.
Кесондра хохотнула и закатила глаза.
- Извини, наверное, это звучит смешно.
- Честно, – сказал Шеп, снова заглядывая в сканер-на этот раз он не извинился и не отвел взгляд.
Кесондра ждала, покусывая нижнюю губу. - А почему вы все такие красивые? - спросила она, решив, что теперь, когда она туда попала, ей пора бежать. - Это они тебя так сделали?
После небольшой паузы Шеп ответил, не отвечая: - Внешность субъективна, не так ли?

- Верно, но-...
- Викки считает, что я безобразна, как смертный грех.
- Я уверена, что она шутит, - выдохнула Кесондра.
- Ты не знаешь Викки Чамберс, - резко сказал Шеп.
Компьютер, который определенно был местной машиной, а не Braun, произнёс:
- Принято сканирование сетчатки глаза. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ВОСЬМОЙ СЕКТОР, КАПИТАН ХАТТОРИ.
- Капитан Хаттори? - удивленно переспросила Кесондра. - А почему вы так думаете?
- Мое звание на корабле, - ответил Шеп.
- Корабле? Каком корабле?

- У нас его нет, а раньше было, пока правительство нас не отстранило, - объяснил Шеп.
- Под домашним арестом? - уточнила Кесондра, думая о непослушных подростках. - Ты хочешь сказать, что тебе нельзя летать?
- Сейчас.
- А почему бы и нет?
- Потому что некоторые Икс-псы вышли из-под контроля! - фыркнул Шеп, возможно, смущенный.
Кесондра кивнула:
- Ах... да, я слышала об этом.
Последний Икс-пёс О.Т. нахмурился.
- А у тебя есть? От кого же?
- Опять папа! - отмахнулся гость.
- Там был мятеж, и они сбежали, верно?
Шеп просто отрицал свою причастность.
- Я остался верен, но я был ограничен "Олимпус текнолоджи" независимо.
- Но разве вы не охотитесь за плесенью?
- Я вижу, ты тоже знаешь о плесени, - заметил Шеп.
- Да.
- Опять папа, без сомнения.
Кесондра кивнула:
- Он говорит, что это не столько вынужденная тайна, сколько настолько невероятная концепция, что, даже если вы скажете собакам прямо, они вам не поверят, и большинство из тех, кто видит это сами, убиты ею.
- Она пожала плечами: - Это самоподдерживающийся секрет, если хотите.
- Неплохо. Кто придумал этот термин - Жюстен или ты?
Голубоглазый моргнул.
- Я, кажется.
Шеп кивнул и склонил голову набок.
- Мне это нравится.
- Спасибо! - удивленно фыркнула Кесондра. - Но я не уверен, что верю в собственную выдумку.
- А почему бы и нет?
- Ну, я имею в виду, что плесень уничтожила "Соджорн", целый корабль. Должно быть, уже достаточно уцелевших проболтались, что слух об этом распространился.

- Большинство членов экипажа не имели прямого контакта с плесенью... те же, которые имели… - Шеп поморщился, - умерли, как ты и сказала. Даже те, кто что-то видел, сами не знают что именно: инопланетянина, генетический эксперимент, собственную галлюцинацию. На данный момент те, кто в курсе и у власти, все согласны, что лучше всего держать это в тайне, хотя бы для того, чтобы остановить массовую панику.
Последовала долгая пауза.
- Вы согласны с этой линией? - спросила Кесондра.
- Нет. Я думаю, что Земля и Марс должны выйти и работать вместе, чтобы остановить это, колонии тоже.

- Возможно, так и будет.
- До тех пор, пока я буду первым в очереди, - сказал Шеп. - Поверь мне, у меня руки чешутся снова туда съездить.
- Я верю тебе, ингибитор лжи или нет.
- Хм.
Шеп нажал на большую кнопку на стене большим сжатым кулаком. Среди громкого предупреждающего жужжания и мигающих красных огоньков огромная дверь начала медленно поворачиваться наружу.
Кесондра отступила в сторону от тяжелой тропы, чтобы её не скосило.
- Что здесь такое, Догзилла?
Шеп провел её внутрь. - это просто смешно.
12

Кесондра осторожно ступила внутрь, стуча высокими каблуками и ища глазами дверь. Несмотря на внушительную дверь, Secteur Huit был просто большой пустой комнатой, размером с невесомый сквош-корт. Гладкий бетонный потолок был таким же высоким, как и широкий пол; по сути, он был кубом. Пол и стены были расписаны линиями и измерениями, вероятно, чтобы тестовые кадры, снятые здесь, имели ощущение масштаба при воспроизведении, предположила Кесондра.

Шеп щелкнул выключателем. Три защитные металлические панели скользнули вниз, открывая окна в левой стене. За ней находилась длинная прямоугольная комната с мерцающими голографическими экранами, столами и стульями, не говоря уже о запертой двери. Кесондра предположила, что это была своего рода безопасная комната для наблюдения за тем, что здесь происходило.
Но что именно? Никакой ‘вышки’кесондра не видела. Правда, она не знала, что это было, но у неё было предчувствие, и здесь ничто не могло сравниться с её интуицией.

- А где же снаряжение? - прощебетала она, словно была знакома с ним.
- Он хранится в надежном хранилище, - ответил Шеп, направляясь в рубку управления. - Мне нужен доступ к компьютеру, чтобы открыть дверь. Я могу показать вам тестовое видео там тоже.
Кесондра последовала за ним, озорно спрашивая: - Это ты на видео или Крис? Я полагаю, что ты.
- Откуда ты знаешь, что там кто-то есть, - возразил Шеп своим собственным вопросом.
- Потому что, - начала Кесондра, подсознательно приняв самодовольный вид, - профессор Хаттори проинструктировал вас не "надевать " это снаряжение, а просто показать его мне.
Так что это должно быть что-то, что вы носите так или иначе, как будто” снаряжение "не было достаточным ключом; я нырял с аквалангом на ржавом побережье. - оказавшись в маленькой комнате управления с Шепом, догесса передала свою лучшую догадку: - что это, какой-то причудливый новый бронежилет?
Если Шеп и был впечатлен ‘детективом Уэйдом", то не подал виду. - Это не похоже ни на какие доспехи, которые ты когда-либо видел.
- А ты попробуй. Синтетическая мышца? Возможность скрытности?
Что?
- Ты говоришь совсем как Джастин.
- Ну а я и есть Уэйд. Военные у меня в крови, нравится мне это или нет.
- Тебе это нравится?
- Пока не знаю.
Пыхтя, Шеп придвинул стул и включил компьютер, постукивая по клавишам; большая черная овчарка склонилась над крошечной клавиатурой. - Как вы и просили, в фильме снимаюсь я. Я был и остаюсь подопытным кроликом Саске в этом вопросе., - Он оглянулся на Кесондру и добавил: - я вызвался добровольцем.

Она отбросила в сторону часть этой прекрасной белокурой гривы, - не опасно ли это?
- В некотором роде.
- Код принят, - сказал компьютер.
В большой комнате отодвинулась ещё одна панель, которую Кесондра раньше не замечала. За ней обнаружилось небольшое, хорошо освещенное помещение, стены которого были ярко-белыми, как в отделанной кафелем ванной.
Кесондра не стала дожидаться Шепа, чтобы проводить её, а вышла сама.
- Разве ты не хочешь посмотреть фильм?
- спросил Шеп, оглядываясь через плечо и указывая на голоэкран.
- Давай сначала посмотрим на это во плоти, ладно?
Шеп поднялся со стула. - Ты будешь разочарована. - пробормотал он.
Кесондра прошла в новую белую комнату. Он был ненамного больше чулана для метел. Сзади был стеклянный цилиндр или, скорее всего, сверхпрочный прозрачный титановый цилиндр, а внутри него-большой серый собачий ошейник.

- Что? - Кесондра удивленно фыркнула.
Она подошла поближе, высунула свой искусственно красный нос и прижалась лицом к стеклу. Ничего не изменилось. Просто скучный серый воротничок, довольно толстый и тяжелый на вид, но Кесондре доводилось видеть и худшие проявления моды в ночных клубах на Красном побережье.
- Разочарован? - Шеп что-то проворчал с порога, прислонившись к стене и засунув лапы в карманы.

- И это все? - ответила Кесондра.
- Да.
- Странный ошейник?
- Шеп приподнял бровь. – Это становится все более странным, - сказал он и, по-видимому, не смог солгать.
Кесондра попробовала ещё раз и некоторое время молча смотрела. Ошейник был с ямочками и блестел, как полированный апельсин. Казалось, он сделан из пластика, но это было маловероятно.
Встряхнув золотыми ушами, Кесондра оглянулась на Темного Шепа. - Ладно, я у тебя в руках.
Что же он делает?
- А теперь посмотрим видео? - спросил Шеп с покерлицей.
Бросив последний взгляд на удивительно ничем не примечательную "RIG", Кесондра направилась обратно.
Шеп нажал на кнопку, и дверь хранилища скользнула вниз.
Вместе они вернулись в соседнюю рубку управления, со всеми её голографическими экранами и креслами. - Садитесь, Мисс Уэйд, я постою, - сказал Шеп, указывая на стул, на котором сидел раньше.

- Спасибо, - ответила она, делая именно это. - Мои ноги просто убивают меня.
- Я не удивляюсь в этих нелепых туфлях.
Кесондра усмехнулась: - ингибитор лжи снова наносит удар.
- Ты к этому привыкнешь.
- Или убежать.
- Хм. Нет, ты-Уэйд.
Мягко посмеиваясь и глядя на Шепа в его безымянной белой рубашке и брюках, Кесондра сказала:
Шеп даже не снизошел до ответа.

- Так вот как я должен тебя называть? Икс-пёс.
- Это или Шеп.
- Крис называет тебя "мальчики".
- Это просто его способ.
Шеп нависал над Кесондрой; одна лапа лежала на столе, другая взаимодействовала с голографическим экраном, открывая и прокручивая лабиринт папок, что-то ища. Прошло, наверное, секунд тридцать.
- Просто попросите помощника найти его, - предложила Кесондра.
- Эта консоль не подключена ни к” Брауну, - ответил Шеп, - ни к какому-либо другому аппарату связи.

- Ох.
Еще один поиск файлов; компьютеры и Шеп, казалось, не смешивались, судя по его скорости или отсутствию таковой. У Кесондры так и чесались руки взять инициативу в свои руки, но она понимала, что ей этого не позволят, и вместо этого завела разговор: - я много раз бывала в О.Т., время от времени, и я не помню, чтобы какой-нибудь А. И. назывался "Браун". Может быть, это новый модуль?
- Нет, но он только в определенных местах, в основном здесь.
- А.
Время замедлило свой бег.
Ситуация становилась все более неловкой. Кесондра чувствовала тепло тела Шепа на своем лице, слышала его дыхание, чувствовала какой-то смутный запах одеколона. Даже не прикасаясь к нему, Кесондра могла сказать, что он теплый, живой. Это была не неуклюжая машина, не робот, не автомат. Эта собака была настоящей.
Шеп указал на экран большим пальцем с тупыми когтями. - Я думаю, это то видео, которое Крис хотел тебе показать, - сказал он, выпрямляясь и засовывая лапы в карманы брюк.

Окончательно.
Поблагодарив Бога за избавление, Кесондра сложила свои изящные лапки на коленях и приготовилась к зрелищу.
Голоэкран потемнел. В правом нижнем углу появились цифры: время, дата и продолжительность фильма. В разговор вмешался титул. УСТАНОВКА 1.0. ИСПЫТУЕМЫЙ: ШЕП. Затем черный экран сменился кадром испытательной комнаты сектанта Хьюита.
Кто-то появился в поле зрения.
Это был Шеп, большой и черный, как всегда, отходящий от камеры, держа что-то в руках.

На мгновение Кесондре показалось, что собака Икс была голой, но приличия поддерживал красивый комплект белых боксеров с разрезом для мохнатого эльзасского хвоста Шепа. Прежде чем Кесондра успел спросить, почему заранее записанный Шеп овыглядел в nip, нынешний Шеп объяснил:
- Одежда мешает гифам RIG. Чтобы нормально функционировать, ему нужно примерно на семьдесят пять процентов войти в контакт со своим хозяином.
- Я... понимаю, - ответила Кесондра, на самом деле ничего не видя.
- Значит, все-таки трусы?
- Хм.
Кесондра уже собралась спросить: - А что такое опять гифы? - но тут заговорили собаки в записи.
Первым пришел Крис Хаттори. - ты уверен, что хочешь пройти через это, Шеп?
- Да, - буркнул Шеп, останавливаясь и оборачиваясь. Его босые ступни шлепали по бетонному полу, а в лапах был зажат тот самый толстый серый ошейник, который только что видел Кесондра.
- Ты всё ещё можешь передумать, а я нет. -
- Крис, - спокойно сказал Шеп.
- Не суетись.
- Хорошо, но не напрягайся слишком сильно. Мы чуть не потеряли тебя в прошлый раз.
- Теперь я стал сильнее, - уверенно сказал Шеп. - всё будет хорошо.
- Тем не менее я держу Гиппократа в резерве.
- Хм.
Послышались шаги, затем закрылась дверь; Кесондра предположила, что это дверь в рубку управления, куда Крис, вероятно, удалился на время испытания. Его голос вернулся, но на этот раз через интерком:
- Ты меня слышишь?

Шеп кивнул.
- Тогда в свое время, - тихо ответил Крис.
Это было долгое ожидание, что бы там ни случилось, или это было просто предвкушение Кесондры? Она уставилась на парящий голоэкран за её вишнево-красным носом, вбирая записанный Шеп, его лапы напряглись, держа "снаряжение".
Физически Шеп был зрелищем, совершенной собакой, мускулистой и подтянутой за пределами обычного воображения. Кесондра задумалась, должен ли он был работать над этим, или же он застрял таким образом.
Может ли он пить желе и мороженое сколько угодно? Ей также было интересно узнать, что у Шепа есть пупок и все такое. Конечно же, такие биологические остатки были излишни в искусственном солдате. Если, конечно, они не должны были выглядеть как настоящие. Почему? Это не похоже на то, что плесень заботилась. Может быть, для того, чтобы они чувствовали себя нормальными собаками?
Пока Кесондра размышлял, заранее записанный Шеп молча расстегнул серый ошейник, словно огромный браслет, и надел его на шею, защелкнув.
Почти сразу же он начал тяжело дышать, мускулистый черный торс вздымался, перекатывался.
Прищурившись, Кесондра слегка наклонилась вперед.
И тут она его заметила. Усики, корни, вены-она не знала, как их назвать, но они росли по всему телу Шепа, вниз по рукам, груди, шее и щекам; каждая его часть становилась серой.
- О! - прошептала Кесондра, отступая назад.
- Вы должны меня простить. - извинился Шеп.
- Я чуть слышно вскрикиваю. Это очень болезненный опыт, особенно когда он воздействует на ваш спинной мозг.
- Что теперь делает?
- Га-га! - завопил Шеп на кадре, его лапы сжались в кулаки. - а-га-га!
Кесондра была одновременно очарована и возмущена. - Что это, черт возьми, такое? - выдохнула она, когда RIG опустилась к ногам Шепа, как корни дерева, ищущие влаги. Его черного меха не было видно из-за серого матового цвета вен, вздувающихся, утолщающихся.
На плечах, груди, бедрах и коленных чашечках Шепа, словно корки, начали формироваться жесткие пластинки. Они разгладились, стали почти пластичными, как броня.
- Боже мой, эта штука живая.
- Да.
- Ну и что? - Кесондра пискнула Шепу в знак отрицания, несмотря на её правильное утверждение. - Что значит "да"?
- Он живой, - сказал Шеп, пожимая своими могучими плечами. - по словам Саске, это симбиотический организм, который растет над хозяином, усиливает и защищает его.

Кесондра собралась с мыслями. - Это... невозможно. - заявила она. - Как такое могло быть сделано?
- Меня создали, - сказал Шеп.
- Да, но вы основываетесь на... на нас, на клыках. Генная инженерия может справиться с этим, но что! Что это, совершенно новая форма жизни, начавшаяся с нуля?
- Я уверен, Мисс Уэйд, что меня было легко заполучить по сравнению с этой машиной.
Проводя лапой по ушам и бормоча разные ругательства, Кесондра смотрела.
К этому времени заранее записанный Шеп уже стоял на одном колене, тяжело дыша. Был ли это вообще он? Визуально он исчез, окутанный RIG, каждая конечность, бронированная, защищенная. Его ступни и пальцы заканчивались более острыми когтями, чем обычно у собак, в то время как голова была окутана, уши и все остальное. Его глаза было трудно разглядеть из-за густого лба, но они были там, сверкая в яростных, покрытых коркой углублениях. Даже хвост Шепа был покрыт шерстью, пушистость исчезла с него, превратившись в тугой скелет.
- Шеп, ты в порядке? - спросил Саске.
- Я в порядке, - выдохнул он в ответ тем же голосом, хотя немного усталым и приглушенным.
- И как ты себя чувствуешь? Это всё ещё больно?
- Нет. Это как раз во время слияния... Это невыносимо, Саске. Мне очень жаль, что я... я не могла-...
- Все в порядке, Шеп, - успокоил его Хаттори. - Здесь нет гордости, которую нужно защищать.
Это убьёт меня сразу.
- Почему он так сказал? - спросила Кесондра, не отрывая глаз от экрана.
- Как я уже сказал, это… смущающий.
- Нет, зачем ему убивать Саске?
- Теперь я все понимаю, - объяснил Шеп. - RIG питается от своего хозяина. Это паразитизм.
- Что, как солитер?
- Ну, не совсем. Как я уже говорил, это симбиоз. Нормальные клыки не производят достаточно энергии для его питания, и они не могут отбросить его из своих тканей.
Если слияние в одиночку не убьёт собаку, костюм сожрет их живьем.
Кесондра мягко гавкнул. - Боже, но собака Икс может это вынести?
- Едва ли! - фыркнул Шеп, смущенно признавая, - это почти убило меня за несколько недель до того, как эта запись была снята.
Выпустив его в эфир, он посмотрел в окно, сквозь свое отражение, на испытательный зал.
- Это была моя вина, а не Криса. Я... переоценил себя. Я не мог отторгнуть RIG от своих тканей, и поэтому она продолжала питаться.
Оно не знает никакой разницы. Саске пришлось вколоть ошейнику сильнодействующее успокоительное, чтобы заставить его отойти или помочь мне отказаться.
Кесондра нахмурилась: - значит, ты должен сказать ему, чтобы он ушел?
- Правильно.
- И когда ты говоришь "уйти", ты имеешь в виду… RIG возвращается в воротниковую часть.
- Именно так.
- Поразительно.
- Я же говорил тебе, что это стало ещё более странным, - сказал Шеп и добавил: - Кстати, строго говоря, это” Р "И "Г".

Кесондра выглядела слегка удивленной: - ещё одна аббревиатура технологии Олимпа? Quelle surprise.
- Регенеративный внутриклеточный гештальт. - бесстрастно ответил Шеп.
- Gestalt? Итак... форма, очертания.
- Да, но также и целое, которое больше, чем сумма его частей.
- RIG и её хозяин. - сообразила Кесондра. - Ну, думаю, все, что подходит. О.Т. любит эти аббревиатуры.
- Так и есть, - согласился Шеп. - Регенеративное и внутриклеточное относится к костюму, регенерирующему себя.
Он подключается к телу хозяина, проникает в клетки, чтобы питаться и тому подобное.
- Солитер с выгодой, я понимаю.
Шеп кивнул. - Он помогает хозяину, но для этого пожирает его запасы энергии: сначала сахар, потом жир и белки, как и мы сами. Когда мы голодаем, мы чахнем. Это тот же самый процесс, но ускоренный в сто или тысячу раз… по крайней мере, так говорит Саске.
Видео продолжалось, привлекая внимание Кесондры.

- Ты можешь встать? - спросил Саске.
Одетый в скафандр, биологически обутый Шеп так и сделал. Он выглядел поразительно, ходячий, бронированный пёс, несколько больше, чем он был раньше из-за всех дополнительных "мускулов", Если это то, что он цеплялся за него. Он выглядел Кесондре анатомической моделью, словно с него содрали шкуру, обнажив все сухожилия его тела, скопированные волокнами и пластинами снаряжения, только в различных серых оттенках вместо розовых мышц.

- И как ты себя чувствуешь?
- Ну ладно. Это нормально. - Шеп пошевелил руками и скрутил свое тело - ты можешь чувствовать их в себе.
- Что?
- Гифы. Это странно, но не неприятно.
- Ты никогда не говорил мне этого раньше.
Шеп пожал плечами: - раньше такого не случалось.
- Ну, я никогда не смогу его носить, запомни, никогда, - проскрипел Саске в интерком. - Поэтому ты должен рассказать мне все, что можешь, о каждом чувстве, о каждой маленькой жалобе, какой бы глупой она тебе ни казалась.
- Хорошо?
- Я все понимаю.
Кесондре пришлось спросить: - Что такое гифы?
- Скафандр соединяется со своим хозяином через тысячи гифов, которые проникают в подкожную клетчатку и нервы, а возможно, и дальше. Это чертовски больно, но после этого всё в порядке.
- Я понимаю. Тогда как корни растения?
- Саске говорит, что это больше похоже на гриб, отсюда и гифы.
- Правильно… гифы, гифы, - повторила Кесондра, пытаясь вспомнить свою биологию.

- Тогда покажи нам гимнастику, Шеп. - настаивал Саске.
Шеп в своем снаряжении спокойно пересек этаж сектантского дома. Камера последовала за ним. Он шел свободно, как собака, совершенно голый. Он стоял перед стеной, на которой были сделаны замеры.
Одним мощным прыжком он подпрыгнул к стене, выше, чем могла бы подняться любая собака, и остался там, его когтистые пальцы рук и ног позволяли ему получить опору. Он взбирался все выше и выше, совершенно без усилий.
Затем он поднял ноги и поставил их на стену.
Выпустив передние лапы, он встал на стену горизонтально. Он начал подниматься, не обращая внимания на гравитацию.
Задыхаясь, Кесондра снова наклонилась ближе.
- Как ты это сделал?
- RIG может изменить свою физиологию, - сказал Шеп. - Гифы проникают в бетон через мои ноги и позволяют мне карабкаться, как мухе. Он управляется " мыслью". Вот почему он подключается к нервной системе, так что он может следовать и усиливать движения.

Кесондра наблюдала за тем, как Шеп многомесячной давности карабкается по стене, и её глаза загорелись удивлением.
- А что ещё он может сделать?
- Мы ещё не уверены, - сказал настоящий Шеп. - Похоже, он развивается по мере того, как я использую его и узнаю.
- Очаровательно.
На видео Шеп спрыгнул со стены, приземлившись с мастерством и грацией, подобающими гимнасту. Он упал с высоты десяти метров, но не пострадал. Низкая марсианская гравитация не могла иметь к этому никакого отношения, поскольку технология Олимпа, как и все марсианские здания, поддерживала внутри здоровую земную гравитацию.

- А кто ещё знает о RIG? - спросила Кесондра.
- Очень немногие, Мисс Уэйд. - последовал двусмысленный, хотя и предположительно честный ответ от защищенного от лжи Шепа.
Он наклонился мимо Кесондры и указал на экран, перемещая бегунок фильма через него, быстро перематывая отснятый материал. Бронированный Шеп в фильме метался по этому месту, делая всевозможные гимнастические прыжки и фантастические сальто, и все это с комической скоростью.
Кесондра могла бы хихикнуть, если бы не была слегка раздражена.
- Погоди, зачем ты все это пропускаешь? Я хочу видеть-...
- Простите, Мисс Уэйд, но это продолжается уже больше часа, и я хочу вернуться, - терпеливо объяснил Шеп. - Мне нужно быть рядом с ними.
Кесондра взглянула на Шепа, предполагая, что он имеет в виду новых Икс-псов.
- Конечно, - сказала она.
Старый Икс-пёс перестал быстро прокручивать видео.
- Есть ещё одна вещь, которую я могу тебе показать.

- Ну пожалуйста.



Внимание Кесондры снова вернулось к экрану. Она остановилась только на секунду, прежде чем заметила кое – что новое - Шеп держал меч светло-серого цвета. Хотя нет - он не держал его, он торчала из его предплечья, как штык!
- Черт возьми, это часть тебя? - вырвалось у Кесондры.
- Часть RIG, - поправил его Шеп.
- Да, я... я именно это и имел в виду. Значит, внутри него есть оружие, которое выскакивает наружу, как мультиинструмент?

- Но не настолько же неуклюже. Он не хранит лезвия целиком, но строит их по мере необходимости.
- Например, как он строил броневые пластины.
- Точно. Саске называет их био-мечами.
Кесондра покачала головой и закусила губу.
- Клянусь, я играла в эту голограмму, - полушутя сказала она.
Не удивившись, Шеп перемотал видео примерно на двадцать секунд вперед:
- Просто смотрите.
Кесондра так и сделала.
- В свое время, Шеп, - ответил Хаттори.
- Не напрягайся слишком сильно.
- Я в порядке, - возмущенно ответила фигура в доспехах голосом Шепа.
В комнату вперевалку вошел автомат. Это была испытательная модель манекена, безвредная, помеченная желтым и черным и практически голая. Это не было проблемой, поскольку у автоматов не было интимных частей, если не считать их сервоприводов и других внутренностей.
Эти внутренности вскоре обнажились, когда Шеп подбежал и ловко отсек голову автомата взмахом своего так называемого био-меча.

- Ого, ничего себе! - Ахнула Кесондра со слегка незрелым смешком. - Прости, Я-...
- Нет - нет, я рад, что это произвело на вас впечатление. А мне нравится. Разрезает автоматы, как масло.
Кесондра нахмурилась.
- Но как? Я... я знаю, что входит в автомат, я имею в виду, я вырос с этими вещами, будучи принцессой О.Т. и все такое; они металлические, пластиковые и керамические, некоторые из них могут пробить кулаком чертову стену! Ты же не можешь просто отрубить им голову... мечом, конечно.

- Лезвие био-меча подвижно, - объяснил Шеп, на мгновение остановив видео. - У него есть микроскопические зубы, которые смотрят друг на друга. Он не больше нескольких молекул в ширину, так что он острый, насколько это возможно. Она быстро притупляется, но зубы постоянно заменяются, так что-...
- Значит, он остается острым. Правильно.
- Правильно. Все это происходит на атомном уровне, на очень коротком расстоянии; атомы и молекулы движутся невероятно быстро в таких масштабах, так что это очень быстро... по крайней мере, так уверяет меня Саске.
Все, что я могу сказать: это работает.
Кесондра приподняла бровь.
- Значит, из него можно сделать пистолет?
- Пока нет! - фыркнул Шеп, - но кто знает? Однако оружие мало что делает с автоматами, а тем более с пресс-формой. Расчленение - гораздо более эффективное средство.
Он снова прокрутил видео.
В кадре Шеп, одетый в серую робу, приступил к расчленению манекена-автомата. Жидкость улетела, и несчастная машина развалилась на куски.
Вскоре прибыло подкрепление, запрограммированное, без сомнения, просто идти к ближайшей цели, словно они были "заплесневелыми". Шеп убрал их всех в быстрой последовательности, пиная одного здесь, рубя другого там, его когтистые пальцы казались такими же острыми, как био-меч. Он даже одной своей грубой силой открутил одному автомату руку. Кесондра едва могла в это поверить.
Как только все манекены были отправлены, Шеп бросился к правой стороне комнаты. Камера двинулась за ним, показывая настоящий автомат Гиппократа, скорее всего тот самый, который Крис сказал, что оставит в резерве.

Облаченный в доспехи Шеп весело взмахнул био-мечом и отсек ему похожую на Шибанскую голову.
- О-о! - вскипела Кесондра. - О боже!!
- Д. Ой.
Еще до того, как череп Гиппократа перестал катиться по полу, Шеп аккуратно протащил его через всю комнату. Он ударился о крышу и упал вдалеке с резиноподобным глухим стуком, в то время как тело оставалось неподвижным и неподвижным, за исключением нескольких эффектных искр и брызг жизненно важных органов автомата.

- Шеп, что это было, черт возьми? - крикнул Крис через интерком.
- Что?
- Ты только что играл в регби с бонсом Гиппократа!
Озадаченный Шеп огляделся вокруг.
- Я... я сделал это?
- Да! Именно тогда, ты пнул занудный полевой гол! О чем, черт возьми, ты думал? - Крис резко и тревожно вздохнул: - Ты в порядке?
Тишина.
- Шеп? - Шеп? Поговори со мной.
- Я... н-не знаю... это… это RIG... она хочет, чтобы я включился, - выдохнул Шеп, его могучая грудь вздымалась, он задыхался от возбуждения.
- Я чувствую себя... потрясающе.
- Что - то не так.
- Пошли их сюда ещё, Крис. Я ещё не закончил!
- Сними его, - мрачно буркнул Крис.
- Что? - -Пропищал Шеп.
- Ты меня слышал! Побудите RIG отойти. Я прекращаю этот эксперимент. Это для твоего собственного здоровья... и моего тоже.
- Нет, я в порядке. Я сильная. Я могу продолжать!
- Шеп!
- Я справлюсь сама!
- Ради бога, Борк, сними его, пока я не пришел и...

Теперешний Шеп остановил видео и даже выключил голоэкран. - Отснятый материал становится немного странным... здесь жарко. - извинился он.
Слегка повернув свой стул, Кесондра ухмыльнулась:
Шеп провел лапой по подбородку.
- Вовсе нет, Саске очень заботится обо мне. Он был просто… взволнован, вот и все. - Большой пёс пожал плечами: - В конце концов, я был в порядке, просто немного разволновался. RIG накачивает вас различными лекарствами: эндорфинами и адреналином, даже морфином-всем, что, по её мнению, вам нужно.
Это может быть слишком много, даже для сурового старого меня.
- Подожди минутку! - рявкнула Кесондра. - Это тебя одурманивает?
- Да, и он научился делать это сам, - спокойно объяснил Шеп. - Саске взял образец крови после теста, как всегда. Мое тело было полно стимуляторов и болеутоляющих, даже некоторых вещей, которые он не мог идентифицировать. Все это было синтезировано установкой и введено в моё тело через гифы. В моей крови было достаточно химических веществ, чтобы убить нормальную собаку.

- Я в это не верю, - мягко усмехнулась Кесондра.
Шеп пожал плечами и повернулся лицом к ближайшему окну рубки управления.
- Он думал, что я сама это сделала.
- Что?
- Крис предположил, что я ввела в свое тело коктейль из наркотиков перед началом теста, так что я могла бы носить снаряжение дольше, как какой-то грустный спортсмен.
Кесондра опустила подбородок.
- Но ты этого не сделал.
- Конечно нет! - фыркнул Шеп; для "бесчувственной шелухи" ему, конечно, удалось убедить негодование.
- Тот факт, что я не могу лгать открыто, заставил его поверить мне. Иногда быть стойким ко лжи имеет свою пользу.
Наступила долгая тишина.
Кесондра откинулась на спинку стула, переваривая увиденное и услышанное.
- Ну что ж… я не знаю, что сказать, - сказала она, дергая себя за вьющиеся меховые локоны на шее. - Это действительно удивительная работа, словно вас, мальчики, было недостаточно. Я имею в виду, вы Х-собаки или-...
Бип-бип-бип!

Шеп достал Вокс. Кесондра на мгновение удивилась тому, что одно из собачьих творений Криса Хаттори обладает телефоном. Кроме того, у Шепа также были коды и биометрический доступ, достаточный, чтобы войти в эту сверхсекретную зону и показать гостям вокруг. Он был ровней Крису.
- Шеп, - сказала Викки, и её лицо появилось на крошечном Вокс-экране Шепа. - Ты уже закончил показывать этого щенка?
Шеп взглянул на "этого щенка":
- Да.

Кесондра только улыбнулась.
- Тогда поторопись и тащи сюда свою несчастную задницу. - взволнованно пропищала Викки. - Бен проснулся!

13

- Назови мне свое имя, звание и род занятий.
- Опять, сэр?
- Пожалуйста, - задумчиво добавил он, - и зови меня просто Саске, хорошо, Бенджамин?
Молодой пёс кивнул. Он выпрямился на краю кровати, глубоко вздохнул и рявкнул:
- Энсин Бенджамин Хаттори!
Инженер, Саске, сэр!
- Он отдал честь.
Крис сделал несколько пометок в блокноте и перекатился на спинку стула.
- Очень хорошо, Бен, - сказал он. - Ну и сколько пальцев я тебе сейчас показываю?
Бен сфокусировал свои ярко-зеленые глаза на пальцах Криса:
- Три, Крис, сэр.
Профессор наклонился вперед с пластиковой лопаточкой - сказал он.
- А-а.
- Очень хорошо.
Бен слегка поперхнулся и облизал губы огромным большим языком:
- Я болен, Крис, сэр?

Профессор тепло улыбнулся и поправил очки:
- Нет-нет, я просто проверяю твои способности, Бен. Тут не о чем беспокоиться. Я уверена, что ты совершенно здоров.
- О, хорошо, - каким-то образом прощебетал Бен своим глубоким голосом. Его яркие глаза надолго остановились на лице Криса. - Что это такое, Крис, сэр? - выпалил он.
- Хм? Что есть что?
Бен нерешительно протянул руку и ткнул Саске в очки огромным пальцем:
- Эти маленькие окна на твоем носу.

- А! Они называются очками, - усмехнулся Крис, стирая отпечатки пальцев Бена.
- Спек-Галс... спек-снасти.
- Да, конечно. В отличие от тебя, Бен, я не очень здоров. Во-первых, мои глаза не работают должным образом, если я не ношу их. - Крис вернул очки на место, водрузив их на нос, где они прилипали, сжимая его мех, образуя два крошечных пучка. - Вы не знаете их от рождения, потому что очки в наши дни очень редки.
У большинства собак глаза корректируются лазерами или генной терапией.
- Ох.
Саске бессвязно продолжал:
- Когда я был моложе, это было против моих убеждений-так воздействовать на свое тело. Я был дураком. Сейчас у меня просто нет времени на это. Я действительно должен, но привычка на всю жизнь. А?
Покрытое темной шерстью лицо Бена озадаченно нахмурилось, но потом он улыбнулся и все равно кивнул.
Снаружи, в соседней длинной комнате, за окном наблюдала Викки Чемберс.

- Крис, ты опять это сделал, - сказала она себе.
"Фссс!"
Дверь справа от неё открылась, явив одновременно возвышающегося Шепа и элегантную Кесондру; он торопливо шагал, она спокойно трусила, стуча каблуками по полированному полу.
- Шеп, быстро! - Настаивала Викки, хлопая лапой.
Шеп не нуждался в ободрении и уже через пять секунд был у окна.
- Бен, - сказал он и добавил: - Он хорошо выглядит.
Викки фыркнула.

- Хорошо? Он просто прелесть! Только посмотри на эти его большие зеленые глаза. Каждая собака, на которую он смотрит, растает у его ног, черт возьми, и каждая собака тоже!
Кесондра поспешила взглянуть на этого сердцееда.
Войдя в комнату, Саске попросил Бена встать и попробовать свои ноги. Он начал слегка пошатываться, но вскоре уверенно зашагал по дому. Бледная, кремовая собака с коричневой шерстью на спине, похожая на седло, морда и брови черные, глаза зеленые.
Его одноразовый медицинский халат должен был быть просторным, но широкая грудь Бена растягивала его до предела. По оценке Кесондры, он был намного выше Саске, что было нетрудно, но не так высок, как Шеп, даже с этими торчащими Акитанскими ушами.
- А он нас видит? - Прошептала Кесондра, не обязательно обращаясь к Шепу, но именно он ответил ей.
- Нет, и не услышит нас, если мы не нажмем кнопку интеркома.
Кесондра всё ещё шептала:

- А теперь, Бен, не мог бы ты встать на весы, пожалуйста?
Бенджамин почесал в затылке и оглядел комнату.
Доктор подвел своего пациента к круглой подушечке на полу: Стой спокойно. Машина взвесит вас, а затем измерит ваше тело.
- Но почему, Саске, сэр?
- Нам нужно знать, какова сейчас ваша жизненная статистика, чтобы мы могли отслеживать, как вы растете в последующие годы, - ободряюще объяснил Саске.
- И ты вырастешь, Бенджамин, поверь мне.
Бен радостно просиял: - я так и сделаю, Саске, сэр?
Саске кивнул и прорычал: - О да. На тебе поп.
С этими словами Бен встал на весы.
- Вот и все, - сказал Саске, считывая показания весов и сохраняя результаты на голоэкране компьютера. - Замечательно. А теперь, Бен, скажи, пожалуйста, алфавит.
- A, B, C, D, E, F, G... H, I…
Кесондра поняла, что Бен говорит, несмотря на то, что он недавно родился или был хорошо сложен.
- Язык-это P. T'D. - заявила она, потому что знала, что так и должно быть, - вместе со всеми способностями, я полагаю.
Шеп подтвердил простым: - да.
- М, Н, О... П... Хм…... К, Р, С, Т... У, В, Ш, х, у, З.
Саске захлопал в ладоши: - очень хорошо, Бен.
- Хе-хе-хе, - хихикнул юноша, покачивая могучей грудью.
Кесондра тоже засмеялась: - он как большой щенок.
- В некотором смысле, - сказал Наконец Шеп.
Саске вытащил из кармана бейсбольный мяч.
- Бен, - сказал он, пряча его за спину, - пожалуйста, встань вон там, в противоположном углу от меня.
- Хорошо, Крис, сэр.
Прочь бухнул Бен. Не успел он подойти, как Саске бросил мяч без предупреждения, сильно и быстро.
Ух!
Бен повернулся и поймал его мёртвой лапой.
Улыбнувшись, Крис сказал: - Хорошо! А теперь брось его мне.
Ух!
- Оххфф! - выдохнул Саске, тряся больной лапой и смеясь.
- Ну и рука у тебя, Бенджамин.
- Хе-хе-хе!
"Фссс!"
Кесондра посмотрела направо, когда Шибанская собака в лабораторном халате поспешила в главную комнату. Он был довольно молод, прикинула она, лет тридцати. Он был выше и тоньше Саске, с более темным мехом, серо-голубым и белым. Мех между его короткими треугольными ушами был загустевшим в жесткие щелчки и шипы случайных углов, а на кончиках-выгоревший блондин.

На руках у него была гора одежды: сложенные футболки разных цветов и три комплекта серых брюк, не говоря уже о трех комплектах белых кроссовок, взгромоздившихся сверху, одна большая пара и две более скромные.
Викки перехватила перегруженного новичка. - Что это у тебя, Миттс?
- Одежда для мальчиков. - надулся Миттс.
- Вааа! Дай мне посмотреть! - Ахнула Викки, вытаскивая одну из рубашек и поднимая её. Он был зеленым, но в остальном ничем не примечательным.
Было ещё два зеленых, но они были просто разных размеров, а не фасонов. Викки порылась в остальной одежде, не потревожив её слишком сильно: белые, синие, желтые, красные, даже розовые, но в основном одинаковые, те же футболки в военном стиле. - Они все одинаковые, - разочарованно фыркнула догесса.
- Я только что распечатал кое-какие основные материалы, - сказал Миттс. - Зато красочно!
- Да, и что это все значит?

- Саске хочет, чтобы они выбрали свой любимый цвет, - объяснил Миттс. - Это их первое серьезное решение, и он говорит, что обычно оно остается на всю жизнь.
Викки фыркнула, хлопая большими ушами колли: Они выбирают цвет, и это навсегда?
- По-видимому. Я никогда не видел, как это происходит.
- Как интересно, - сказала Кесондра достаточно громко, чтобы вмешаться в разговор. - Доктор... Мицуо Томинага, я полагаю?
- Уэйд, Кесондра Уэйд, - сказала она, подходя к нему с протянутой лапой.
- Рад познакомиться, - сказал Мицуо. - Я бы пожал вам лапы, Мисс Уэйд, но мои полны! - извинился он, но слегка поклонился, чтобы загладить свою вину. - Браун сказал мне, что вы сегодня гастролируете по О.
- Да, - объяснила Кесондра, - я специально приехала посмотреть на х-собак.
Миттс нахально улыбнулся. - Ты стоишь рядом с одним из них, - сказал он, указывая на Шепа своим колючим обесцвеченным черепом.
Кесондра оглянулась, - я заметила.

Шеп пробормотал, обращаясь к Миттсу:
- Неужели? Ух ты, я впечатлен. Большинство собак понятия не имеют, что такое Шеп. Они вальсируют туда-сюда, ничего не подозревая.
- Это к лучшему! - фыркнул Шеп.
На мгновение воцарилась тишина.
- Ну, не дай мне встать у тебя на пути, - сказала Кесондра, отступая и поднимая лапы.
Взволнованный Миттс с готовностью извинился. Жонглируя увесистым свертком с одеждой, он открыл будку Бенджамина и вошел без всяких церемоний, закрыв за собой дверь, прижавшись спиной к кнопке на стене.

- Привет, Бен, - сказал он, бросая одежду на кровать.
- Привет, Миттс, - ответил Бен так, словно знал Миттса целую вечность.
Интересно, они уже встречались, подумала Кесондра, или Миттс уже влез в мозг Бена? Был Ли Это Саске? Неужели все?
Миттс расстелил на кровати рубашки всех цветов, предположительно самого большого размера. - Я принес тебе кое-что из одежды, - сказал он, указывая на яркий, но однообразный гардероб.
- Выбери одну.
- Выбрать одну? - спросил Бен.
- Да, какой хочешь цвет.
Бенджамин задумчиво потер голову, ощупывая густую жесткую Акитанскую шерсть.
- Давай, Бен. - поторопил его Саске, засунув лапы в карманы. - А какой твой любимый цвет?
- Не знаю. А вы как думаете, профессор? - спросил Бен, задумчиво поджав губы.
- Это то, что ты думаешь, что имеет значение, Бен, - сказал ему Крис.
Профессор незаметно заправил свой пестрый галстук под рубашку, показывая, что Митты делают то же самое, чтобы их собственный наряд не повлиял на Бена.

Икс-пёс выглядел растерянным.
Внезапно он повернулся и посмотрел в окно. Кесондра почувствовала, как её сердце подпрыгнуло; Бен, казалось, смотрел прямо на неё, не сводя с неё изумрудно-зеленых глаз.
- Он не может видеть тебя, - холодно напомнил Шеп своему гостю. - Это зеркало на его стороне, он смотрит на свое отражение.
Наклонившись поближе к стеклу, Бен посмотрел на Кесондру, по крайней мере так ему показалось. Она заметила, что его массивная темно-коричневая морда была выпуклой и морщинистой сверху; он был одним из тех действительно больших, здоровенных Акитанцев, как звезда колледжа блицбол – Кесондра встречалась с некоторыми из них.

Бен опустил веко одного ярко-зеленого глаза и отступил назад. Он облизал свой широкий нос и снова почесал голову. Он вернулся к рубашкам и выбрал одну из них.
- Зеленый? - спросил он с надеждой, виляя хвостом, словно желая угодить.
- Если ты этого хочешь, мой мальчик, - сказал Крис.
- Это нормально?
- Нет правильного или неправильного цвета, Бен, тебе нравится любой цвет.
- Это как мои глаза, - сказал Бен и добавил: - почему они зеленые?
А у тебя карие.
- Потому что… мы все индивидуальны, - усмехнулся Саске. - Собаки происходят из самых разных мест, с разными предками, историей и так далее; то, что мы называем породами. Мы все разные, у нас есть свои сильные и слабые стороны. Все это часть собачьего бытия.
Бен улыбнулся:
- Ты, например, Акитанец.
- Аки-Тан?
- Действительно. В то время как мы с Мицуо-Шибаны. С первого взгляда мы очень похожи, но ты гораздо больше и сильнее, и не только потому, что ты Икс-пёс, хотя это, конечно, помогает.

Бен попытался понять, но сказал лишь:
- Круто.
Кесондра искоса взглянула на Шепа:
- Круто?
- Немного жаргона - это P. T'D, - извинился Шеп. - Никаких ругательств. Но они её улавливают, как губки. Поэтому следите за тем, что вы говорите рядом с ними.
Он взглянул на Викки.
- Что ты на меня так смотришь? - возмущенно прорычала она.
Внутри профессор посмотрел на своего молодого соотечественника и тихо спросил:
- Миттс, Шеп ещё не вернулся?

- Он на улице с Мисс Уэйд.
- Ладно, я сейчас вернусь, - сказал Саске, прежде чем переключить свое внимание на ясноглазого Бена. - Мицуо поможет тебе одеться, Бенджамин.
Икс-пёс схватился за живот.
- Я голоден, Саске, сэр! - заныл он.
- Я знаю, мы скоро это исправим. Сначала оденься.
- Да, сэр, Саске... сэр.
Сэр Крис лишь чуть-чуть приоткрыл толстую звуконепроницаемую дверь и проскользнул в щель, убедившись, что Бен никого не видит снаружи.
Оказавшись на свободе, профессор нервно выдохнул и прислонился к двери. Он снял очки, чтобы как следует оттереть пятно, оставленное на них пальцем Бена.
- Под стать этим милым глазам. - проворковала Викки.
- Так он сказал, - усмехнулся Саске, пожимая плечами. - То же самое, что и в прошлый раз.
- Как ни очаровательны его эстетические наклонности, Крис... - проворчал Шеп, - но все ли они у него есть, или он просто дурачок?

- Сразу к делу, а, Шеп?
Шеп просто ждал его ответа.
- Я думаю, что он в порядке, - наконец сказал Крис. - Похоже, он знает, что делает.
- Я не знаю, он боролся с алфавитом.
- Бенджамин инженер, а не поэт! - оправдывался профессор. - Ах, но у него такие ясные глаза и пушистый хвост, Шеп! Кажется, это было целую вечность назад, когда мы в последний раз проходили через это.
- Так оно и есть… для Бена, - без улыбки проворчал Шеп.

- О, не унывай!
В абсолютно белой кабинке доктор Томинага помог Бенджамину снять медицинский халат, обнажив зачатки удивительно мускулистого торса, который будет хорошо смотреться на следующей обложке Голозина "Собачье здоровье".
- ОП! - Чирикнул Саске, нажимая кнопку на стене – поляризованное стекло стало непрозрачным.
Когда представление закончилось или, по крайней мере, наступил перерыв, Кесондра сложила руки на груди и спросила:

- Потому что он... ну, по образцу одного из них, - сказал Саске, - очевидно, что он на самом деле не Акитанец, не больше, чем Шеп-настоящий эльзасец.
- Конечно, но почему он смоделирован по одному из них?
- Все зависит от того, для чего предназначены мальчики. Бен создан для того, чтобы быть сильным, поднимать тяжелую технику и пинать шины; Акитаны, как правило, такие. Некоторые Икс-псы-это... или были... дворняги, без какой-либо очевидной породы. И, как дворняги, некоторые надменные чистокровные собаки косо поглядывали на них. Я стараюсь не обременять их этим, как и всем остальным в жизни.

- Мне знакомо это чувство, - сказала Золотая шелуха Кесондра. Прежде чем Саске смог прокомментировать явно смешанное происхождение Кесондры, она уже перешла к следующему вопросу. - Так что у него за " П. Т.’? Вы сказали-машины.
Саске одобрительно гукнул: - инженер.
- Ты серьезно?
- Ну, боевой инженер и инженер. - уточнил профессор. - Физиотерапевт Бена-это и то, и другое. Он должен уметь обезвреживать бомбы, ремонтировать автоматы и автомобили, находить дорогу к любому бытовому прибору или... или чинить протекающий кран. Даже если не сразу, у него будет врожденное понимание машин.

- Саске, мне кажется, я влюбилась, - сказала Викки.
Саске хмыкнул.
- Похоже, это очень полезная собака. - поддержала его Кесондра.
- Честно говоря, Кесондра, стандартная номенклатура неадекватна, когда речь идет о мальчиках, - похвастался Саске, хотя и от имени собак Икс. - Они настолько превосходят пределы нормальной собаки в физических и умственных качествах, что нет никакого номинального эквивалента. Бенджамин Хаттори-это собака Икс, и у него будет не только физиология десяти спортсменов, но и ум гения...
по крайней мере, с инженерной точки зрения.
Кесондре пришла в голову хитрая мысль. - Так почему бы не научить его быть хорошим абсолютно во всем? Я имею в виду, разве это не создало бы абсолютного солдата, даже абсолютного пса?
Саске хохотнул и поправил очки, - это не совсем так работает.
- А почему бы и нет?
- К сожалению, мозг мальчиков, как и любой носитель информации, может хранить очень мало информации. В какой-то момент больше ничего не может быть втиснуто туда, не стирая что-то ещё.
Иногда тривиальные вещи не прилипают; например, язык или простые социальные навыки. Это прекрасный баланс.
Викки повернулась к Шепу, свесив одно ухо.
- Чего ты на меня смотришь? - возмущенно буркнул он.
Профессор продолжил:-это брюзга показал тебе снаряжение, Кесондра?
- Да. Регенерирующий внутриклеточный гештальт, верно?
- Регенеративный, - поправил Крис. - В одиночку это, конечно, бесполезно. Ему нужен сильный хозяин, и именно туда приходят мальчики.
- Он указал на кабинку Бена, забыв на мгновение, что она была затемнена. - Новые X-собаки разработаны, чтобы иметь врожденную связь с механикой принципа костюма; толерантность к наркотикам, высокий метаболизм и т. д. Если все пойдет хорошо, они и RIG вместе станут окончательными биологическими солдатами, способными соответствовать плесени и хирургически удалить её из зараженных объектов, а не наш нынешний довольно неуклюжий подход… ну что ж...
- Бомбят их! - фыркнула Викки.
- Действительно.
- Но как же ты сделал эту RIG? - спросила Кесондра. - Это не похоже на мальчиков, я никогда ничего подобного не видела.
Крис лишь постучал себя по носу.
- Это секретная информация, - перевел Шеп.
На этой ноте профессор повернулся и нажал кнопку интеркома. - Миттс, Бен уже одет?
- Да, - ответил Миттс. - Разве ты нас не видишь?
- У меня были проблемы с личной жизнью, - усмехнулся Крис, подмигивая дамам.
В ответ Викки вытянула свое Викинское лицо, подбородок опустился, уши немного отвисли.
Крис нажал на кнопку, и окно очистилось, показав Бена в его Горохово-зеленой футболке и серых брюках, поворачивающегося туда-сюда, любующегося собой в зеркале и потирающего голову. Он был похож на наивного молодого рекрута, только что явившегося на призыв.
- Выведи его, - сказал Саске.
Удивление Мицуо было очевидным: - уже?

- Он должен когда-нибудь выйти, - сказал Крис. - Это все-таки Бен, я уверена, что с ним всё будет в порядке., - Бенджамин, - громко и отчетливо произнес профессор, - к тебе пришли какие-то собаки. Ты хочешь с ними познакомиться?
Прижав лапу к своему мускулистому животу и оглядев всю комнату, Бен сказал: - Хорошо, но я действительно голоден сейчас, Крис, сэр.
- Через минуту мы отведем тебя куда-нибудь перекусить.
Бен надул губы, но кивнул в знак согласия.

Викки растаяла от жалости: - Ой, ты только посмотри на это лицо. Он так голоден, что у него болит маленький животик.
- Почему бы тебе не отвести его в "Оверлук " вместо меня?
Широко раскрыв глаза, Викки положила лапу себе на грудь. - Меня?
- Да. Ты займешь его вистом, а я разбужу остальных.
- Саске, ты спятил?
- Что?
- Ну, я... я имею в виду, не слишком ли он, Хм…... деликатный?
Ты миллион раз говорил, что они впечатлительны. Я не хочу его испортить, - особо отметив необъятную силу Бена, добавила Викки, - или заставить его испортить меня.
- Викки, - сказал Саске, осторожно поднимая лапу, - Бен всего лишь щенок. -
- Щеночек моя задница! У него грудные мышцы как баскетбольные мячи!
- Но в каком-то смысле у него сейчас умственный возраст десятилетнего ребенка, если это так.
- От этого только хуже, чудак!

- Он никогда раньше не был жестоким, Викки. Он большой, добрый малый. Просто отведите его туда и дайте поесть. Он прекрасно знает, что делать с едой... я... я ожидаю. - Крис откашлялся, словно на мгновение вспомнив какую-то продовольственную катастрофу. - Поговори с ним. Относись к нему, как к... сыну. Если Бен задает вопрос, отвечайте на него, но не бросайте в него слишком много. - Все в порядке?
Викки тревожно вздохнула и посмотрела на Бена.
- Ты действительно доверяешь мне этого парня?
Крис честно ответил: - так же, как и мои собственные.
- Хорошо, но не заставляй меня повторять, что я уже говорил тебе об этом позже.
Дверь тихонько приоткрылась, и доктор Томинага заглянул внутрь:
Крис жестом велел всем отойти и замолчать.
За миттсом последовал нерешительный Бен. Юноша оглядел всех этих забавных собак-Криса, Викки, Шепа и Кесондру, и все они уставились на него, причем большинство из них улыбались.
Он играл передом своей рубашки, выжимая материал в своих лапах.
- Ну что, Бен, - подбодрил его Крис, - ты не собираешься представиться?
- Привет, - сказал Бен довольно мягким и тяжелым голосом. - Я Бен.
- Привет, Бен, - сказала Кесондра.
- Привет, сладкая, - сказала Викки.
Шеп лишь раз кивнул, но медленно.
Внезапно внимание Бена было обращено вправо, к Гиппократу. Все ещё совершая обход, автомат ковылял к Саске, его руки висели с неёстественной неподвижностью, глаза, нос и медицинская повязка на руке светились зеленым.

Бен бросился вперед: - Берегись, Саске, сэр!
Новорожденный солдат отмахнулся от Саске и выполнил безупречный удар из боевых искусств- прямо в морду Гиппократа! Автомат упал, окоченев, как доска.
- Ben! Нет! - закричал Саске, размахивая лапами. - Стой! - Стой!
Бенджамин замер, моргнул. - Саске, сэр! - рявкнул он, вытягиваясь по стойке "смирно".
Шеп помог здоровенному Гиппократу подняться и стряхнул с него пыль. Он был невредим, если не считать разбитой и дымящейся носовой луковицы.
- Хм. Неплохо, Бен.
Скрестив руки на груди, Викки саркастически процитировала: - он никогда раньше не был жестоким, Викки. Он большой, нежный парень, Викки".
Саске сердито посмотрел на неё и Шепа, потом на свое творение.
Бенджамин подумал об этом: - это автомат, Крис, сэр.
- И что же?
- Он плохой. Я думал, что он тебя достанет и-...
- Нет, Бен, он не так уж плох! - Саске объяснил. - Опасны только автоматы, которые заражены плесенью.
Ни один из наших автоматов здесь, в "Олимпус текнолоджи", не может быть заражен, поэтому вы не должны причинять им вред. К счастью, Гиппократ дешев, но это могло быть очень дорогое устройство, и вы могли бы сломать его. Просто... относись к автоматам, как к собакам. С таким же уважением, как и вы ко мне. - Понял?
- Крепкий темный лоб Бенджамина наморщился, - Д-да, Крис... сэр. Я так думаю.
- Тогда всё в порядке.
Миттс быстро записал в своем Воксе: - Глюк номер uno.

Саске повернулся к нему и пробормотал: - будет немного.
Тем временем Бен опустил подбородок на свою широкую грудь. Его нижняя губа задрожала, а зеленые глаза наполнились слезами.
- Боже.… - пробормотала Кесондра.
Миттс указал своей цифровой ручкой: - Эм, Крис.
Крис обернулся и ахнул: - о Бен, Не плачь!
- Я с-с-простите, профессор, сэр! - фыркнул Бен, прикрывая глаза рукой. - Я не м-м-м-м-м... имел в виду это.

Крис успокаивающе погладил огромную руку Бена: - нет, нет, всё в порядке. Я... я не хотела на тебя огрызнуться. Это не твоя вина, это наша, вся наша., - Мы создали тебя и дали тебе много особых талантов, но иногда маленькие вещи идут не так, как надо. Ты должен был знать, что делать, но это не твоя вина., - Крис похлопал Бена по могучей груди - но теперь ты знаешь лучше, да?
Бен кивнул и шмыгнул носом.

- Тогда всему этому пришел конец.
С этими словами Бен подошел к Гиппократу:
- С тобой всё в порядке?
Бесчувственный Шибаноподобный автомат посмотрел на него: - все системы номинальные, гражданин. ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ?
- Нет, спасибо.
- Очень хорошо, - сказал Гиппократ, ковыляя к своим обязанностям, согнув нос и все такое.
- Тогда ладно, - махнул рукой Бен. Увидимся позже, приятель.
Шеп посмотрел на Миттса, тот-на Саске, тот-на Шепа. Саске махнул лапой и покачал головой, как бы говоря: - ничего не говори.

- Хм... - проворчал Шеп.
Викки осторожно приблизилась к этому большому Акитанскому юноше. - Привет, сладкая. I’m, uh… твоя тетя Викки.
Бенджамин улыбнулся:
- Привет, тетя Викки. I’m Ben.
- Да, я знаю. Ты голоден, Бен?
Бен энергично закивал, его влажные глаза загорелись, как сверкающие изумруды.
Викки осторожно взяла его за большую лапу. - Тогда пойдём со мной. Мы принесем тебе что-нибудь поесть, хорошо?

- Да, пожалуйста.
Они ушли, Бен оглядывался по сторонам, вилял хвостом, вбирая в себя все. Когда дверь с шипением открылась, он вздрогнул, но Викки успокоила его и объяснила, что это всего лишь автоматическая дверь.
Кесондра смотрела им вслед. - Боже мой, - сказала она. - Значит, он хотел уничтожить Гиппократа?
- Он не должен был этого делать, - вздохнул Саске. - Ему полагается знать такие вещи.
- А что такое дверь. - решительно заметил Шеп, но Саске его проигнорировал.
Миттс пошел в комнату Бена и принес оставшуюся одежду.
По словам Саске, он и все остальные направились к следующему окну. Все они смотрели на спящего внутри Икс-пса, которого назвали Тобиасом, с его черно-белой пятнистой шерстью. Кесондра предположила, что он далматинец, если не по сути, то по форме.
Профессор вошел внутрь один. Миттс, Шеп и Кесондра смотрели, как он снимает капельницу с запястья Тобиаса и достает из кармана халата шприц для подкожных инъекций.
Бросив взгляд на кардиограмму, он отрегулировал настройки гипо, а затем дал своему пациенту искусную дозу в шею; стимулятор для борьбы с седативными средствами, без сомнения.
Через несколько секунд после выстрела брови Тобиаса нахмурились. Его веки затрепетали. Он пошевелился. Он не мог пошевелиться, потому что его запястья были скованы.
- Привет, - сказал Саске. - Ты меня слышишь?
- Да.
- Как тебя зовут?
Юноша нахмурился, сглотнул и сказал удивительно низким голосом:

- Боже. - прошептала Кесондра. - Значит, они знают свои имена сразу.
- Естественно. - подтвердил покрытый колючей шерстью доктор Томинага с безупречной зубастой улыбкой. - Хотя это легко исправить, если нет. Ты просто называешь их по имени, как щенка, или так говорит Саске.
- Думаю, да.
- Тобиас, каково твое звание и цель? - настойчиво спросил Саске.
- Энсин Тобиас. Техник. Установка для уничтожения плесени.

Тобиас заговорил смехотворно низким, грубым голосом: Кесондра предположил, или просто надеялся, что у него в горле застряла лягушка оттого, что он спал, или был построен, или родился, или все вышеперечисленное.
Саске, казалось, ничуть не смутился. - Очень хорошо, Тобиас, - сказал он. - Итак, кто я?
Тобиас покосился на нависшую над ним собаку средних лет.
- Папа?
Саске с гримасой распахнул окно, а за ним и доктора Томинагу.

- Глюк номер два. - съежился Миттс.
- Нет, я не твой отец, Тобиас, но я создал тебя. Вы понимаете, о чем я говорю? Знаете ли вы, где вы и что вы? Не могли бы вы рассказать мне о себе?
Снаружи Миттс нервно покусывал коготь большого пальца.
Тобиас уставился в ярко-белый потолок.
- Это... "Олимпус текнолоджи", - сказал он все тем же грубым глубоким голосом. Просто слушая его, Кесондре захотелось прочистить горло.
- Я... я был... создан здесь, - продолжал юноша, - компанией "Олимпус текнолоджи". Я... синтетический пес... Икс-пёс.
- Он знает, что это такое? - спросила снаружи Кесондра. Икс-пёс, я имею в виду.
- Он знает достаточно, чтобы выжить... - проворчал Шеп.
- А не весь процесс?
Прежде чем Шеп успел ответить, он ткнул лапой в сторону будки.
- О, теперь он тоже плачет!
Миттс закипел:
- О-о-о!
И действительно, слезы текли по лоскутной морде Тобиаса, а его грудь сотрясалась от судорожных вдохов.

- О Тоби, ну же, ну же, - успокоил его Саске. Он взял Тобиаса за лапу и нежно погладил. - Что случилось? - спросил он, вытирая пальцем слезы собаки Икс. - Хм? Почему ты плачешь? В чем дело?
Тобиас отвел взгляд к дальней стене и ничего не ответил.
- Тебе больно?
Старпом отрицательно покачал головой.
- Тебе грустно? Вы можете сказать это глупому старому профессору Хаттори.
- Мне страшно.
Саске откинул голову назад, возможно, радуясь, что хоть куда-то попал.

- Чего ты боишься, Тоби? Я не причиню тебе вреда. Я никогда не причиню тебе вреда. Никто здесь никогда не причинит тебе вреда. Ты - часть нашей большой семьи. Мы все здесь любим и заботимся друг о друге. Вы должны знать эти вещи-...
- Но... я один, сэр.
- Один?
- Я один... совсем один, - захныкал Тобиас, и его грубый, как наждачная бумага, голос только усилил меланхолию. - Но ведь нет никого похожего на меня, правда?
Саске был сбит с толку: - что значит "как ты"?

- Икс-псы.
- Ну конечно же есть! - крикнул Крис, глядя в окно. - Шеп, подойди сюда и представься.
Удивленный этим вопросом, Шеп нажал кнопку интеркома и прошептал:
- Да, сейчас.
Кесондра огляделся вокруг в поисках ответов.
- Это нормально?
Миттс почесал свой висок вокс-ручкой.
- Нет, он должен знать, что есть и другие, подобные ему; он должен знать их имена и то, что они делают. И они не должны быть такими эмоциональными на этой стадии.
Они явно очень продвинутые.
- Или сломан... - проворчал Шеп.
- Нет, это хорошо, - сказал Миттс. - Они так убедительны.
- Мы не о том, чтобы сделать их убедительными, мы о том, чтобы сделать охотников за плесенью!
Услышав это от Шепа, Кесондра удивилась.
Старый пёс Икс задумчиво провел пальцами по подбородку. Он извинился и вошел в маленькую комнату. Войдя внутрь, он остановился в стороне, засунув лапы в карманы, и уставился на Тобиаса, который в свою очередь смотрел на возвышающегося черного незнакомца со слезящимися, но все же благоговейными глазами.

- Это Шеп, он твой капитан, - просиял Крис. - Расскажи ему о себе, Шеп.
- Я такой же, как и ты, Тобиас, - сказал он юноше, подойдя к кровати и ссутулив могучие плечи. - Меня тоже создали много лет назад. Кроме меня и тебя есть ещё двое.
- Двое?
- Да, - сказал Шеп. - Эйнен и Бен.
- Значит, я не один? - Тобиас заскулил, но улыбнулся.
- Конечно, нет... - проворчал Шеп. - А теперь перестань хныкать по пустякам.
Ты должен быть храбрым и сильным. Это путь собаки Икс., - Он приподнял темную бровь, - ты ведь Икс-пёс, не так ли, мальчик?
Тобиас задумчиво нахмурил брови и решительно кивнул:
- Тогда взбодрись!
- Спокойно, Шеп.… - пробормотал Крис.
Шеп возмущенно фыркнул: - ты же слышал мальчика, Крис, он Икс-пёс! - Он повернулся и, даже не оглянувшись через плечо, приказал своему новому подчиненному: - Делай в точности то, что просит профессор, Тобиас, и не доставляй ему больше хлопот.
Не разочаровывай меня, солдат, или я дам тебе повод поплакать.
Тобиас кивнул:
- Да, сэр.
Шеп ушел так же быстро, как и появился. Дело сделано.
- Ловко, Шеп... - проворчал Миттс.
- Сработало, не так ли? - Шеп фыркнул в ответ. - Щенку просто нужен был хороший пинок под зад, вот и все. Он всегда был демонстративным.
Кесондра тут же ухватилась за это.
- Всегда? - спросила она.
- Хм?
- Ты только что сказала, что он всегда был демонстративным.
Я думала, что это был первый день Тоби... когда-либо.
Миттс даже расхохотался.
- О нет, Тоби уже несколько раз был в этом квартале, - сказал он. - У всех ребят есть, кроме Шепа, конечно.
Кесондра озадаченно уставилась на него.
Миттс заметил её взгляд и внезапно вспомнил, с чем он имеет дело.
- Хм... все наши модели Икс-пёсов погибли в бою, по крайней мере один раз, обычно гораздо больше.
- А раньше были такие же Тоби, как этот?

- Ну да. И Бенс, и Эйненс, и все остальные.
- А мятежники?
- Конечно-...
- Митты! - Рявкнул Шеп.
- О, да. Извините.
Кесондра посмотрела между ними.
- Что?
Миттс скорчил кипящее лицо, словно сосал лимон.
- Секретная штука. Я не уверен, что мне позволено говорить тебе. На самом деле я, наверное, сказал слишком много.
- Послушай, я знаю о мятежниках, так что не волнуйся.
Мицуо кивнул.
Войдя внутрь, Крис освободил Тоби от наручников и помог ему сесть на кровать.
Затем он проделал все движения, проверяя сердце, горло, глаза молодого Икс-пса и даже похлопывая его по колену, заставляя непроизвольно брыкаться.
- А теперь, Тобиас, не могли бы вы прочесть алфавит? - спросил профессор.
Глядя прямо перед собой, на зеркальное окно, Тобиас сразу же приступил к выполнению задания:
- A, B, C, D, E, F, G, H, I, J, K…
Остановившись, он, спотыкаясь, подошел к зеркалу, к своему отражению. Он внимательно оглядел себя, потер пятнистую морду, пятнистую шею, распущенные уши.

- Это ты, Тоби, - сказал Саске.
- Я знаю... но я выгляжу забавно, профессор, - усмехнулся Тоби, оглядываясь на своего наставника. - Я вся в пятнах, и уши у меня висят, смотри.
- Это потому, что ты далматинец.
- Далматинец?
- Все дело в том, какая ты. Все собаки разные, Тоби. Не волнуйся, ты очень красивый.
Тобиас снова посмотрел на себя в зеркало.
- Насчет этого я не знаю, профессор.
- Поверь мне.
А теперь, пожалуйста, закончи алфавит.
- К, Л, М, Н, О, П, К, Р…
Тобиас посмотрел на свое отражение-близко, далеко, с одной стороны, потом с другой, уверенно прокладывая себе путь через алфавит своим гортанным тенором.
- У него очень приятный голос… - сказала Кесондра, перекатывая лапу в поисках лучшего слова. - Богатый?
- Ты к этому привыкнешь! - фыркнул Шеп.
Кесондра заметила кое-что ещё.
- Доктор... Томинага, - начала она довольно неуверенно, но решительно, - это моё воображение, или у них обоих есть акцент?

Миттс кивнул:
- Да, это Нео-лондонский говор, который вы обнаруживаете.
- Нео Лондон? - Ты шутишь.
- Нет. Это же P. T'D.
Кесондра приложила лапу к щеке.
- Но как? Я... я имею в виду, с какой стати ты это сделал?
- По многим причинам, - ответил Миттс. Шибан не стал вдаваться в подробности, пока не заметил, что Кесондра пристально смотрит на него. - Ну, для начала это важно для их чувства индивидуальности, - объяснил он. - Мы все говорим по-разному и выглядим по-разному.
Так что мы делаем мальчиков непохожими друг на друга. Кроме того, это делает их более убедительными на публике. Наличие дюжины солдат, которые все говорят одинаково, не говоря уже о том, чтобы выглядеть одинаково, заставило бы ползти собак. По крайней мере, если мальчики индивидуальны, они не выделяются так плохо.
- И почему именно Нео Лондон?
- А почему бы и нет?
- Так это просто немного развлечение?
- Вовсе нет, - настаивал Миттс. Потом признался: - Ну, может быть, немного.
Но одно место ничем не хуже другого.
Внутри кабинки Крис Хаттори начал вести себя странно. Он снял очки и огляделся по сторонам. Он осторожно обошел вокруг кровати, запрокинув голову и щурясь на чистый белый потолок.
- А что он сейчас делает? - Шеп вздохнул.
Миттс взглянул на Тоби.
- Смотрю на его отражение, - сказал он, делая какие-то пометки, - он тщеславный сукин сын. -
- Только не Тоби, Саске.
Смотри!
Миттс наблюдал, как Крис ведет себя странно, затем нажал кнопку интеркома:
- Есть проблемы, Крис?
- Миттс, ты что-нибудь слышишь? - ответил профессор.
- Например?
- С потолка доносится какое-то шарканье. По крайней мере, я так думаю.
- Перетасовка?
- Как гигантская крыса или что-то в этом роде, Бегущая по воздуховодам.
- Э-э, нет, - ответил Миттс, глядя на Шепа и Кесондру. Они оба покачали головами.
- Я не думаю, что у нас есть гигантские крысы, Саске, - успокоил Миттс, - во всяком случае, пока.
Саске моргнул своими маленькими темными глазками, отгоняя собственные чувства.
- Я схожу с ума, вот в чем дело. Все эти поздние ночи и получасовые поездки на работу.
- Но я слышал, - прорычал Тобиас своим глубоким тенором.
Саске посмотрел на него поверх очков:
- Угу.
Профессор нахмурился.
Он простоял целую вечность, нахмурив брови и напрягая мозги в борьбе с событиями.

Внезапно он поспешил к двери, погрозив Тобиасу пальцем:
- Оставайся здесь, Тоби. Я мигом вернусь.
- Точно, ох.
Выйдя из комнаты, Саске отмахнулся от Миттса и его вопросов и направился направо, вверх по коридору, его шаг превратился в бег трусцой, а затем в полный спринт. Он остановился у третьей кабинки.
- О, Борк я!
- Саске? - спросил Шеп.
Все бросились навстречу Саске.
По прибытии они заглянули внутрь и увидели, что кровать Эйнена пуста, капельница болтается, ремни сломаны и, что хуже всего, воздуховод в потолке был открыт, искореженная крышка, очевидно, пробита и сорвана только грубой силой.
Шеп прорычал с чем-то похожим на восторг:
- Вот это уже больше похоже!
- Шеп, это серьезно! - взвизгнул Саске.
Лязг!
Все головы повернулись направо.
На полу лежала квадратная панель. Через несколько секунд из воздуховодов выпрыгнула молодая золотисто-пушистая собака в медицинском халате и аккуратно приземлилась в коридоре.
- Эйнен! - крикнул Саске, поднимая лапу. - Эйнен, мой мальчик!
Со страшным вздохом Эйнен развернулся и врезался прямо в поврежденного Гиппократа.
- Пожалуйста, не бегайте по коридорам, - сказал он, сморкаясь.
- А-а-а-а!
Перепуганный Эйнен упал на круп и пополз назад, пока не наткнулся на пластиковый стул.
Он поднял его и обрушил на голову автомата. Стул развалился, оставив одну ногу в дрожащей руке Эйнена.
Он продолжил атаку, несколько раз ударив автомата по голове, сломав ему шею, но за исключением нескольких проводов и соединений.
Удовлетворенный тем, что угроза автомата была устранена, Эйнен повернулся лицом к большому, покрытому черным мехом Эльзасцу в белой рубашке, который с грохотом несся прямо на него. Он приготовил ножку стула, размахивая ею, как дубинкой.

- Эйнен, отойди! - рявкнул незнакомец, остановившись в нескольких футах от него. - Я Шеп, ваш капитан. Я приказываю вам отойти!
Эйнен слегка покачал головой. Ледяные голубые глаза были полны решимости.
- Тогда я заставлю тебя.
- Шеп, нет! - крикнул сзади Саске.
- Позволь мне остановить его, Саске!
Саске протиснулся мимо Шепа.
- Я не позволю тебе и дальше травмировать его насилием! - Поправив очки, профессор подошел к своему творению и поднял лапу: - Эйнен… Эйнен, никто не причинит тебе вреда.
- Положи палку. - Хорошо?
Нет ответа.
- Ты меня понимаешь? Вы понимаете, о чем я говорю?
Ничего.
- Разве ты не видишь, что это не работает? - Прорычал Шеп. - Позволь мне остановить его, пока он не убил кого-нибудь!
- Он не может этого сделать! - рявкнул Саске, приближаясь шаг за шагом, всё ещё протягивая примиряющую лапу. - Эйнен, ты боишься? Тебе нечего бояться, мой мальчик. Никто и не собирается-...
Ух!

Эйнен поднял свою " дубинку’ вверх и вниз, ударив Саске по предплечью, прежде чем пнуть его в грудь. Схватив его за руку, маленький профессор упал навзничь на Шепа, который поймал его.
- Моя рука! - выдохнул Саске, когда Миттс и Кесондра собрались вокруг. - Он сломал мне руку. Бедный мальчик, он не знает, что делает!
Эйнен помчался к выходу, держа в лапе дубинку.
- Он все делает сам, Саске, - сказал Миттс.
- Может, мне поднять тревогу?
- Нет! Нет, не надо его больше пугать.
Не дожидаясь разрешения, Шеп почти бросил Саске на попечение Миттса и пулей помчался за Эйненом.
- Будь осторожен, Шеп! - крикнул Саске.
*
Викки смотрела поверх изящного капучино, когда Бен сел с очередным подносом, заваленным всевозможной едой и напитками. Новый "Икс-пёс" быстро вгрызся в гамбургер номер три, обильно брызнув кетчупом и горчицей.

Кафетерий "Оверлук", названный так из-за огромных окон от пола до потолка, закрывающих большую часть дискообразного модуля, был свободен для сотрудников с приемлемым уровнем допуска. У Бена не было приемлемого допуска, да и вообще никакого допуска, но ведь у него не было ни номера социального страхования, ни удостоверения личности, ни марсианского гражданства, вообще ничего. Он только что родился.
Тем не менее, он был здесь, невольно поссорившись в первый же день, злоупотребляя разрешением Викки, которое она получила только сегодня утром.
Ну что ж.
- Ну и аппетит у тебя там, - прорычала колли.
Зеленоглазый Акитанец облизал свои соленые, покрытые кетчупом подушечки. - Это вкусно, - сказал он, протягивая ей свой мокрый гамбургер. - Хочешь немного?
- Я пас, сладкая, - отказалась Викки.
Бен откусил ещё один огромный кусок мяса; синтетическое мясо, клетки белка, выращенные в чане, как и все марсианское мясо, но тем не менее мясо. Как только гамбургер соскользнул вниз по пищеводу, Бен принялся поглощать жареную картошку, запивая её молочным коктейлем.

- Похоже, твой фаст-фуд застрял. - пошутила Викки.
- А?
Обеспокоенная тем, что это было не то, что нужно сказать, Викки отклонилась. - Тебе лучше быть осторожным, - предупредила она, ковыряясь в скромном салате. - Было бы стыдно испортить это тело.
Сбитый с толку, Бен оглядел себя. Казалось, он и не подозревал о своем замечательном телосложении.
- М-м-м, позвольте мне сказать вам, что мне нужно только посмотреть на четвертьфунтовую пушку, и я набрала два фунта.
Это похоже на магию или что-то в этом роде.
Бен только улыбнулся.
- Не из тех, кто болтает, да?
Молчаливый пёс пожал и без того тяжелыми плечами.
Викки не знала, как поддерживать долгий разговор с собакой, которая была жива всего лишь час. Она наткнулась на одну вещь, на которую был рассчитан Бенджамин.
- Я так понимаю, тебе нравится чинить вещи?
- А я знаю?
- Ну конечно. Я имею в виду, ты ведь инженер, верно?
Бенджамин на мгновение задумался, затем кивнул.
- Точно!
- Значит, тебе нравится возиться с машинами и все такое, - облегченно вздохнула Викки.
- Думаю, что да.
- Ты же знаешь, я тоже инженер.
- А ты кто?
- Угу. Ну, я раньше был таким-...
Бац!
Двери "Оверлука" распахнулись, и все обернулись посмотреть, в чем дело. Викки наклонилась вперед и назад, вглядываясь сквозь лес растерянных коллег. В дверях она увидела белокурого Хаскера в медицинском халате.

- Эйнен?
Эйнен вбежал в кафетерий, перелезая через столы и стулья, разбрасывая повсюду еду и ошарашенных собак.
И тут в комнату ворвался Шеп. - Всем выйти! - рявкнул он. - Вон, вон, вон! Вперед!
Сотрудникам компании "Олимпус текнолоджи" не нужно было ничего объяснять. Обезумевший автомат, или кто там Эйнен, они знали, что что-то затевается, и все повалились к двери-около тридцати собак, лаборанты, секретарши и работники столовой.

Остался только один сотрудник - Дейл Стоун.
- Стоять! - скомандовал большой песочного цвета мастиф, отбросив недоеденный сыр и помидорный багет в сторону и встав на свое верное оружие.



Эйнен стоял на столе, глядя в дуло пистолета Дейла.
- Брось оружие, щенок, - сказал Дейл. - Ну, что?
Эйнен отступил на несколько шагов, всё ещё держа оружие наготове. Он огляделся вокруг, ища путь к отступлению.

- Я буду стрелять! - рявкнул Дейл. - Не думай, что я этого не сделаю!
Шеп встал между ними.
- Подожди, Дейл, - сказал он. - Я могу взять его.
Здоровенная морда Дейла поворачивалась то в одну, то в другую сторону.
- Не знаю, он ведь один из вас, Икс-пёсов, не так ли?
- Да ладно тебе, Дейл. Он просто щенок.
- Ну ладно, Шеп, это ты, - уступил Дейл, вытаскивая пистолет. - Но если он попытается выйти из этой комнаты, мне придется его бросить. Я постараюсь не убить его, но мне придется бросить его. - Понял?

- Хорошо, - тут же согласился Шеп. - Охраняй дверь.
Эйнен держал Дейла и Шепа в поле зрения, переводя взгляд с одного на другого, держа наготове свою самодельную дубинку.
Время шло. Никто не двигался.
Внезапно Шеп неожиданно пнул ногой крепкий, но легкий стол, на котором стоял Эйнен, оттолкнув его в сторону, и пёс споткнулся. В мгновение ока Шеп овыглядел наверху вместе с Эйненом, и они вдвоем с грохотом покатились по столу, обмениваясь ударами.
Эйнен быстро пустил в ход свою "дубинку", ударив Шепа прямо по ребрам.
Шеп крякнул, выдержал удар и схватил дубинку, его подушечки скрипели, как кожаные.
Эйнен попытался высвободить оружие, но безуспешно. Подушечка другой лапы Шепа с силой ударила Эйнена прямо в середину груди, отбросив его назад через стол и заставив проскользнуть сквозь всевозможные недоеденные продукты.

В мгновение ока золотой Эйнен вскочил на босые ноги, ничуть не потрепанный.
Шеп снова набросился на него.
Кулаки летели, кололи, размахивали, туда-сюда, но это не имело особого значения, потому что Эйнен и Шеп каким-то образом видели, что происходит, и либо уклонялись от ударов, либо отбрасывали их в сторону.
- Черт. - выдохнул Дейл.
Подбежала Викки. - Вы двое можете прекратить это? Хватит драться! Это просто смешно.
- Отвали, Викки!
- Рявкнул Шеп.
Где-то среди шквала насилия Эйнен нырнул мимо Шепа и столкнул его со стола. Он помчался к выходу, но там был большой Дейл и его большая пушка.
- Даже не думай об этом, щеночек! - предупредил он.
Эйнен попятился, рыча всю дорогу, ища глазами альтернативный выход.
- Боже милостивый, Дейл, перестань целиться в него из пистолета! Он же просто щенок!
- Не лезь сюда, собачка!
- Гав! - рявкнул Дейл.
- Нет, я не останусь в стороне, ты, вооруженный чудак!
Бенджамин наблюдал за ними издалека, теребя ворот рубашки, совершенно сбитый с толку и встревоженный.
Тем временем Эйнен рыскал по столам в поисках чего-нибудь, чего угодно. Он взял нож и вилку, оценил их полезность и отбросил вилку. Он увидел что-то впереди-дверь в задней части кухни.
Пока Шеп и Дейл методично приближались, Эйнен обошел столовую и направился на кухню.
Он бежал сквозь душную атмосферу кипящей еды, его медицинский халат с пятнами еды развевался. Справа автомат-повар переворачивал котлеты из синтетического мяса; Эйнен обошел его стороной, пока он продолжал выполнять свои обязанности.
Внезапно оно повернулось к нему, насторожив уши и сверкая глазами. - ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, ГРАЖДАНИН, НО ЭТА ТЕРРИТОРИЯ ЗАКРЫТА. -
- Ага!
Эйнен пнул его ногой в спину, и тот с шипением повалился на решетку.
Оставив автомат размахивать руками, Икс-пёс побежал к задней двери и изо всех сил врезался в неё, ожидая свободы.
Заперто!
Он попытался толкнуть дверь плечом: - Ух! Ррр-Унг!
- Довольно, Эйнен! - проворчал Шеп, выныривая из клубящегося пара. Огромный черный эльзасец, не глядя, снял тлеющий автомат с гриля, погасил пламя и, спотыкаясь, оттолкнул его подальше.
- Сдавайся, парень, пока тебя не ранили.
- Отойди от меня! - Эйнен зарычал, прижимаясь к двери и размахивая ножом, безумно размахивая им. - Не подходи ближе, а то я тебе врежу!
- Ты можешь говорить! - фыркнул Шеп. Хорошо, я там волновался.
- Конечно, я могу говорить!
- Что случилось, Эйнен? Разве ты не знаешь, где находишься? Что ты такое?
- Заткнись! - Взорвался Эйнен, прижав лапы к ушам. - Заткнись, заткнись!
Откуда ты вообще знаешь моё имя? - спросил юноша. - Почему я в плену? Что я такого сделал?
- Ты не пленница. Ты солдат, часть моего подразделения.
- Если... если это правда, то почему эта собака собирается застрелить меня? - взвыл дрожащий Эйнен, слезы страха хлынули из его глаз и покатились по морде. - А? Скажи мне это!
- Дейл не сделает ничего подобного. - заверил его Шеп. - Я не позволю ему, но и не позволю тебе бегать вокруг и угрожать посоху О.Т. ножом.

Тишина.
- Я... впечатлен, что тебе удалось выбраться из своей будки; очень хорошо. Я знаю только одного Икс-пса, который делал что-то подобное раньше, хотя он никогда никому не ломал руку, не говоря уже о Саске. Саске сделал тебя, ты же знаешь. Так вот как ты отплатил своему создателю-насилием?
- М-заставил меня?
- Да. Саске-всего лишь обычный пёс, такой хрупкий; ты мог бы убить его.
- И... и я... значит, ненормальная?

- Кивок. - Мы с тобой не совсем собаки, хотя и выглядим так. Мы-синтетики, то, что О.Т. называет Икс-псами. Последний Эйнен умер много лет назад... храбро. Ты его преемник. На самом деле, это ваш первый день жизни-...
- Лжец! - Взорвался Эйнен, хлопнув себя по груди. - Посмотри на меня, я же не щенок!
- Потому что ты был сделан в машине, полностью взрослым и полным знаний. В тебе сила и мудрость десяти собак.
Вот почему я не могу позволить тебе уйти отсюда, пока ты не успокоишься и не докажешь, что тебе можно доверять. Ты слишком опасен, мальчик!
- И ты полон им, приятель!
Шеп отрицательно покачал головой. - Нет! Нет, я не могу лгать. Мне бы очень хотелось, но это невозможно., - Как и ты, я был создан и запрограммирован, причем очень давно. Одним из моих " качеств’ было всегда говорить правду.
Эйнен промолчал.
Шеп протянул большую черную лапу, - а теперь успокойся и пойдём со мной, всё будет объяснено.
Ты можешь поесть чего-нибудь вкусненького, купить нормальную одежду. Никто не причинит тебе вреда. Я никому не позволю причинить тебе боль-...
Эйнен молча рванулся вперед, бросаясь на Шепа, как коммандос, с ножом, готовым убить.
Шеп ловко подпрыгнул и увернулся, чтобы избежать выпада и удара Эйнена, и схватил его за лапу-оружие. Он сжимал её изо всех сил, пока дневной Икс-пёс не взвизгнул от боли и не выронил нож.
- Грааа!
Взволнованный, заплаканный Эйнен набросился на него с единственной оставшейся у него вещью – ртом.

Он вонзил зубы в руку Шепа.
- Грррфхх! - капитан поморщился и зарычал, но держался твердо, когда Эйнен укусил его за руку до самой кости, потянув кровь, которая потекла на пол темными красными пятнами.
- Хватит, мальчик, - пророкотал Шеп, поглаживая его по голове и шее. - Ну, хватит. Шшшш… ш-ш-ш...
Медленно, но верно Эйнен разжал свои мощные челюсти и, разразившись слезами, опустился на колени, шмыгая носом и дрожа от горя и смятения, его нос пузырился слизью.

Шеп опустился на колени, прижал Эйнена к себе и погладил его дрожащую, тяжело вздымающуюся спину.
- Хороший парень. Вот хороший парень.
14

Поблагодарив и попрощавшись, Кесондра сдала свое удостоверение дежурному и спустилась в один из многочисленных стеклянных лифтов. Она пробежала через оживленное фойе, через двери и вышла в холодную марсианскую ночь, с её сухим воздухом и слабой гравитацией, всего лишь треть здоровой земной гравитации, поддерживаемой в большинстве современных сооружений и кораблей-собака не могла жить в таких условиях постоянно, не страдая от дегенерации костей, мышц и сердечно – сосудистой системы, хотя несколько недель было прекрасно.

Кесондра закуталась в свое длинное алое шкура и пошла по дорожке между ухоженными рокариями и скульптурами, её дыхание перехватывало от холодного разреженного воздуха. Впереди её ждала здоровенная черная машина, одна из тех, что отец прислал за ней. Его колпаки светились Красной неоновой буквой " О "и белой буквой" Т " – "Олимпус текнолоджи". Красная буква " О " должна была напоминать Марс, как всегда полагала Кесондра.

На полпути вниз по тропинке она оглянулась на невероятное техническое здание Олимпа, растянувшееся неопрятно в небо, возможно, в милю высотой, диски, Кубы и формы всех видов, выступающие из центрального позвоночника, как какой-то сумасшедший свадебный торт. Строение стояло только потому, что было плотно прижато к утесам Олимпа. Многие этажи и модули были пробурены партией в скале, и среди них, без сомнения, был и сектант Хьюит. Где-то там, наверху, Икс-псы продолжали свой первый день в детском саду.
Может быть, Саске укроет их одеялом и прочтет им сказку на ночь?
Уму непостижимо.
Кесондра направилась к своей машине, снова вспомнив, как часто бывало в последнее время, что когда-нибудь она будет здесь работать. Когда-нибудь, если все пойдет хорошо, она возьмет на себя ответственность за Шепа и мальчиков.
Только до тех пор, пока...
- Кесондра!
Это был Шеп, Бегущий по тропинке, засунув лапы в карманы, его белая футболка трепетала от сильного марсианского ветра.

Удивленная Кесондра смахнула с морды растрепанные ветром пряди меха. - Тебе разрешено покинуть Олимпус тек в одиночку?
Шеп оглянулся на бессвязное здание высотой в милю, со всеми его окнами и огнями. - А почему бы и нет? - риторически спросил он, двигаясь дальше. - Кесондра, с тобой всё в порядке?
- Все в порядке?
- Надеюсь, выходки Эйнена тебя не расстроили. Он в порядке, это просто обычные проблемы с зубами.

- Проблемы с зубами, конечно, - повторила Кесондра, переводя дыхание. - Я в полном порядке. Но это слишком много, чтобы принять во внимание. Вы, ребята, и эта странная RIG, и все такое.
- Как и следовало ожидать, - сказал Шеп.
- А что, он становится ещё более странным, чем RIG?
- Смотря что.
- Черт возьми.
Шеп молча пожал плечами.
Кесондра долго смотрела на него, переминаясь с ноги на ногу и помахивая хвостом. - Это... это то, ради чего ты проделала весь этот путь сюда, чтобы проверить, не расстроилась ли я?

Шеп не мог солгать, хотя и пытался какое-то время скрывать правду. - Да. - признался он.
Кесондра хотела было отпустить глупый комментарий по поводу устаревшего мужского рыцарства или что-то в этом роде, но Шеп заслуживал лучшего. - Очень мило с вашей стороны. Но со мной всё в порядке, правда.
Многие кивали – если Кесондра не знала лучше, то Шеп выглядел немного взволнованным или смущенным.
- Тебе не холодно? - спросила она, возможно, чтобы сменить тему разговора ради него самого.

- Холодно?
- Только в этой футболке. Здесь очень холодно.
- Нет. Наш метаболизм повышается по мере необходимости, чтобы держать нас в тепле.
- Неужели?
- Полезный побочный эффект нашей физиологии. При охлаждении плесень становится вялой; если мы сможем понизить температуру, нам будет легче её превзойти.
Кесондра кивнула. - На случай плесени выключи термостат, понял, - сказала она, прощупывая почву. - как твоя рука?
Большой Шеп проверил свою повязку.
- Ничего особенного. - и откашлялся. - Эйнен не опасен; я мог бы убить его в любой момент, но не хотел причинять ему вреда. Саске злится на Дейла за то, что тот даже направил пистолет на глупого щенка.
Кесондра прищурилась: - Дейл?
- Наш начальник службы безопасности. Собака у парадной двери.
- О... Ну, ничего страшного.
- Нет, но Саске винит себя.
- Я уверена, что это не его вина, и не твоя. Как вы говорите, проблемы с прорезыванием зубов.

Последовала короткая пауза.
- А ты... ты очень зрелая для своего возраста, Кесондра, - похвалил её Шеп. - Признаюсь, я думала, что ты избалованный ребенок. Я рад, что ошибся.
- Тогда я рада, что превзошла твои предубеждения, Шеп.
Несмотря на эту убийственную фразу, Шеп не рассмеялся и даже не улыбнулся.
- Наверное, он забыл, что говорил раньше, - подумала Кесондра. Ну что ж.
- Как бы то ни было, - добавила она, - вы, ребята, тоже не такие, как я ожидала.

- Нет?
- Боже, нет. Ты такой... ущербный. Такой собачий.
- Хм.
- Надеюсь, это вас не огорчает.
- Я воспринимаю это как комплимент, – сказал Шеп и не смог соврать.
- Хорошо, я так и думала, - настаивала Кесондра. - Она указала на машину, - я... мне пора. Нужно успеть на космический корабль.
- И куда же?
- Титан.
Шеп был застигнут врасплох, в своей сдержанной манере. - Титан?
- Да, - сказала Кесондра, - я ухожу в т. М. А.
- Военная Академия Титана.

- Правильно. Это папино желание. Он, конечно, настаивает на том, чтобы каждый Уэйд служил в армии. Я должна уйти, иначе он лишит меня наследства, по крайней мере, так он говорит.
- Жюстен-пес своего слова. - мрачно проворчал Шеп.
- Расскажи мне об этом, - прорычала Кесондра. - Не волнуйся, я буду усердно заниматься наукой в промежутках между вращением моей дубинки. Если я когда-нибудь буду помогать управлять делами О.Т., Я не хочу, чтобы прекрасный профессор Хаттори смог заставить меня подчиниться.

- Хитрый ход.
Кесондра хмыкнула, но тут ей в голову пришла неожиданная мысль. - Жаль, что я не могу петь так же, как Вы, х-собачьи ребята, - задумчиво произнесла она. - Стать мгновенным экспертом, понимаешь? Тогда мне не пришлось бы тратить несколько лет своей жизни на то, чтобы научиться этому.
Шеп пожал плечами: - Эйнен и другие тоже учатся, поверь мне.
Кесондра кивнула:
Дул ветер, мерцали звезды. Кесондра поплотнее закуталась в свою алую шубку и протянула лапу. - Ну, это был восхитительный день, Шеп, и ты был настоящим джентльменом.

- Кесондра.
Бип-бип!
- Ты, э-э... пищишь, - заметил Шеп, тряся лапами.
- Надо бежать. - извинилась догесса, проверяя Вокс, но не отвечая. Проведя лапой по грубым подушечкам Шепа, она оставила его там, на тропинке. - До Свидания, Шеп!
- Будьте осторожны, Мисс Уэйд.
- Я так и сделаю!
Кесондра удалилась, махая Шепу с сиденья, пока её не закрыла раздвижная дверь. Довольно угрожающая машина марки " о " тронулась с места, гудя электромотором.
Шеп смотрел, как машина выезжает на дорогу, и оставался там до тех пор, пока Кесондра не скрылась из виду.
- Хм.
С заднего сиденья служебного автомобиля, управляемого автоматом, Кесондра наблюдала за удаляющимися неоновыми шпилями технологического Олимпа. Она полагала, что не увидит его ещё несколько лет.
Бип, бип, Би!..
- Алло? - спросила она, доставая Вокс с плюшевого сиденья. - Я здесь, я здесь!
Экран мерцал и расплывался, не показывая ничего, кроме статики.

- Вы опаздываете, Мисс Уэйд. - произнес сбивчивый механический голос. - НАДЕЮСЬ, ТЫ НЕ БУДЕШЬ НАС ДУРАЧИТЬ, ПОТОМУ ЧТО В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ МЫ НЕ БУДЕМ ДУРАЧИТЬСЯ С ТВОИМ БРАТОМ! МЫ ДОБРАЛИСЬ ДО НЕГО, МЫ МОЖЕМ ДОБРАТЬСЯ ДО ТВОЕГО ОТЦА ИЛИ ДАЖЕ ДО ТЕБЯ. ВОЗМОЖНО ВАМ НУЖНА ЕЩЕ ОДНА ДЕМОНСТРАЦИЯ НАШЕЙ ДОСЯГАЕМОСТИ-...
- Это была не моя вина! Произошел несчастный случай. Это все усложняло.
- Несчастный случай?
- Один из мальчиков впал... в неистовство, не знаю.
- А? КАКОЙ ИМЕННО?

Когда машина свернула за угол, Кесондра выглянула в окно, наблюдая за удаляющимися огнями технического здания Олимпа.
- Эйнен, - сказала она.
- АХ, ДОРОГОЙ ЭЙНЕН, КОНЕЧНО. ОН ВСЕГДА БЫЛ НЕМНОГО... НЕУРАВНОВЕШЕННЫМ. ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, МЫ ВСЕ ТАК ИЛИ ИНАЧЕ НАСКУЧИЛИ ДРУГ ДРУГУ.
Кесондра ничего не ответила.
- ТАК ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ?
- Ничего, он просто ударил профессора Хаттори, и все вышло из-под контроля, вот и все, - сказала Кесондра.

- Я УВЕРЕНА, ЧТО ОН ЭТО ЗАСЛУЖИЛ!
- Теперь с ним всё в порядке.
- НУ КОНЕЧНО… ОН ЖЕ ИКС-ДОГ.
Кесондра имела в виду Саске, но это неважно.
- Итак, вы видели эту "RIG”? - спросил Вокс. - Я СЛЫШАЛ ИЗ СВОИХ ИСТОЧНИКОВ, ЧТО ЭТО ОЧЕНЬ ВПЕЧАТЛЯЕТ. ЧТО-ТО ВРОДЕ БИОКОСТЮМА.
- Так и есть. Кажется, это очень эффективно.
- Вот и хорошо! СКОЛЬКО УЖЕ ЗАКОНЧИЛА О.Т.?
- Ну... никаких.
Раздался роботизированный смешок раздражения: - ни одного? ЧТО ЗНАЧИТ " НЕТ’?

- Я видела прототип. - холодно, но твердо объяснила Кесондра. - Я видел только одну установку и видео с той же самой установкой в действии., - сказал Шеп. -
- Шеп? - немедленно рявкнул Вокс.
- Да, это он показал мне RIG. Он-подопытный Хаттори. Однажды RIG чуть не убила его.
- Меня это нисколько не удивляет, дорогая, - насмешливо произнес голос. - ЭТА ОКАМЕНЕЛОСТЬ; ОН ТАКОЙ ЛОЯЛЬНЫЙ, ЧТО ПОДПРЫГНЕТ, ЕСЛИ САСКЕ СКАЖЕТ. БЕСЧУВСТВЕННАЯ СТАРАЯ ШЕЛУХА...

Кесондра прикусила нижнюю губу. - Ладно, слушай, я внес свою лепту. А теперь оставь нас.
- ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО... НА СЕГОДНЯ.
- " Сейчас " не входило в сделку.
- СДЕЛКА ТАКОВА, КАК Я СКАЗАЛ, СОБАЧКА! Я ДОЛЖНА ПОЗВОЛИТЬ САСКЕ ЗАКОНЧИТЬ ТО, ЧТО ОН НАЧАЛ. МНЕ НУЖНА ГОТОВАЯ УСТАНОВКА, МНОГО ТАКИХ, И ВСЕ ДАННЫЕ НА НЕЙ, А НЕ ОДИН ДЕРЬМОВЫЙ ПРОТОТИП, ПОЛНЫЙ ЖУЧКОВ. ЭТО НИКОМУ НЕ ПОМОЖЕТ, ДАЖЕ ШЕПУ, ЕСЛИ ЭТА ЧЕРТОВА ШТУКА ЧУТЬ НЕ УБИЛА ЕГО!
ОН НЕСОКРУШИМ, ЭТОТ ПЕС.
Кесондра фыркнула: - выход за пределы прототипа может занять годы!
- Да будет так! - ответил Вокс без всяких сомнений. - ТЫ ОТПРАВЛЯЕШЬСЯ НА ТИТАН И МОЛЧА ЖДЕШЬ. … ИЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ Я РАССКАЗАЛА ПАПЕ О ТОМ, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ СО СВОИМ МИЛЫМ БРАТОМ В КОСМИЧЕСКОМ ЛИФТЕ, А? ЧТО ТЫ ПЫТАЛСЯ ЕГО УБИТЬ? ТС-С-С! Я МОГУ, ТЫ ЗНАЕШЬ! ВЫ БУДЕТЕ ОТРЕЗАНЫ, БРОШЕНЫ НА ПРОИЗВОЛ СУДЬБЫ, ЕСЛИ НЕ ПОКОНЧИТЕ С ЭТИМ ТИХО.
Я ЗНАЮ ДЖАСТЕНА УЭЙДА, ОН НАСТОЯЩИЙ УБЛЮДОК-...
- Я ничего не сделал! - Кесондра заплакала. - Ты все это подстроил!
- А КОМУ ОН ПОВЕРИТ? ТЫ, ЕГО СВОЕНРАВНАЯ ДОЧЬ, СМУЩЕНИЕ, С КОТОРЫМ ОН ЕДВА РАЗГОВАРИВАЕТ, ИЛИ ХОЛОДНОЕ, ТВЕРДОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО? МЫ МОЖЕМ ИЗГОТОВИТЬ ВСЕ, ЧТО ДЖАСТЕНУ НУЖНО УВИДЕТЬ, ЧТОБЫ ПОВЕРИТЬ В ЭТО И ОТПРАВИТЬ ЕГО.
Тишина.
Вокс вздохнул: - играй в мяч, ДОГЕСС, и всё будет в порядке. Я ВОВСЕ НЕ ЗЛОЙ.
ДЛЯ МЕНЯ В ЭТОМ НЕТ НИКАКОГО СПОРТА. Я... я ПРОСТО ХОЧУ ЗАЩИТИТЬ СВОЮ СЕМЬЮ, ТАК ЖЕ КАК И ТЫ.
Последовала пауза.
- ЕСЛИ ТЫ БОЛЬШЕ НЕ УСЛЫШИШЬ ОБО МНЕ… ТОГДА ЗНАЙ: МЫ ПРОИГРАЛИ БИТВУ, И ОДНАЖДЫ ОНИ ПРИДУТ И ЗА ОСТАЛЬНЫМИ.
СЕМЬ



15

Три Года Назад… Неизвестное Местоположение

Дверь скользнула в сторону.
"Фссс!"
- Вставайте, Седьмая, - сказал один из трех Добер-гвардейцев в синей униформе, вошедших с блестящими "щипцами для скота”, лица которых скрывали Белые шлемы.

Большие собаки нависли над пациентом, когда он лежал спиной к ним, свернувшись калачиком на голой кровати, одетый только в одноразовую рубашку и штаны; ни обуви, ни достоинства, ничего.
- Давай, не доставляй нам никаких хлопот, Седьмая.
- Идите и боритесь с этими тычками, - прорычал Седьмой.
Тут раздался такой толчок: - Вставай, урод!
Бззт!
- Гаааг!
Седьмой перекатился и яростно ударил ногой своего мучителя прямо в грудь.
Охранник был отброшен прямо через маленькую белую камеру, ударившись о мягкую стену.
Но остальные в один миг оказались на седьмом.
Бззт!
Бззззз!
- Gaagh… Ах!
Третья собака бросилась назад. - Ах ты мелкий сопляк! - рявкнул он, ударив седьмую дубинкой по шее.
В комнату вошел шест, заканчивавшийся стальной проволочной петлей, крепко обвивавшей толстую, покрытую рыжим мехом шею седьмого, стягивая его с кровати и заставляя подчиниться.
С его помощью и под тяжестью своих тел трое Доберов повалили вечно беспокойную семерку на пол. Последовали новые удары током и всеобщее избиение, пока он не успокоился настолько, чтобы с ним можно было справиться.
На его перед. Сапогом по шее. Лапы загнали ему за спину, привязали за спину. Его ноги тоже были связаны ремнями. В качестве последнего унижения они пристегнули намордник-Седьмая уже привыкла.

Одна из сторожевых собак, сплошь черно-подпалые доберы, ухватила седьмого за ворот рубашки и вытолкнула из камеры в ярко освещенный коридор. Сапоги Добера до колен скрипели по блестящему полированному полу.
Седьмая вывернула ему руки, пытаясь разорвать путы, но это было бесполезно. В те далекие времена он мог бы уничтожить этих мерзавцев, но не сейчас. Ему не хватало еды, не хватало нужных витаминов.
Они не были глупы. Они делали его слабым.
Седьмой вертел головой из стороны в сторону, пытаясь по мелькающим дверям и огням определить, куда он направляется. В чем же заключалось сегодняшнее мучение? Комната для допросов? Операционная? Может быть, они просто собирались немного поразвлечься с самым беспокойным членом "семи уродов". Усадить его на стул, потрепать, вылить ему на голову ведро мочи, обзывать и так далее-они и раньше так делали, чтобы скоротать время.
Они, конечно, не должны были этого делать, но всем было глубоко наплевать, если от семерых пахло мочой. Они утверждали, что он обмочился или обоссал всю свою камеру, грязный, отсталый, синтетический урод-полукровка. Лучше поливать его из шланга. С другой стороны, возможно, они были уполномочены сделать это? Возможно, это было сделано для того, чтобы сломить его и сделать податливым.
Семеро могли только догадываться.
Дверь с шипением открылась, открывая странную светлую комнату, всю белую, идеальный куб.

Это было что-то новенькое.
Седьмого затащили внутрь и бросили в центре. Одна из безымянных собак наступила ему на живот, выбив из него дух. Со связанными конечностями все, что мог сделать беспомощный семерка, чтобы защититься, - это свернуться калачиком и перекатиться на бок, уткнувшись мордой в твердый холодный пол, пока он кашлял и отплевывался.
Его одноразовая медицинская рубашка, уже порванная, была сорвана со спины, остались только штаны.

С этими словами собаки удалились, скрипя сапогами. Дверь снова с шипением захлопнулась.
Время шло. Пять минут? - Десять? Седьмая не могла быть уверена, пока он лежал там, дыша своим дыханием, думая своими мыслями, открывая и закрывая свои связанные лапы. Он даже не был уверен, сколько месяцев он и остальные потеряли здесь, в этом ужасном аду. Не было ни дневного света, ни окна в мир. Был ли это вообще мир или просто космическая станция?
Седьмая не знала.
Дверь снова распахнулась под пронзительный скрип сапог. Кого - то втолкнули внутрь и бросили на пол, сопровождая это громкими жалобами.
- Мразь! Используйте по максимуму то, что осталось от ваших жалких жизней, потому что мы отомстим. Я сам тебя убью, это я тебе обещаю!
Последовало некоторое подталкивание скота.
Бззт! Бззззз!
- Простите, это все, что у вас есть?
Когда стражники и их скрипучие сапоги удалились, Седьмой перекатился на спину и повернул голову, чтобы увидеть худую, бледно-серую собаку, похожую на волка.
Он бросился к двери, но она закрылась прежде, чем он добрался туда. Он колотил по ней кулаками, так сильно, что ей, должно быть, было больно, но она этого не сделала, не могла сделать, нет, только не он.
- Декс? - переспросил Седьмой.
Серый юноша обернулся:
- Брайс?
"Вот оно!" - подумал Седьмой, улыбаясь во весь рот. "Так меня зовут. Брайс. Я - Брайс." - Он должен был произнести это вслух, должен был услышать снова.
"Брайс, это я!" - глупо рассмеялся он про себя. - "Я Брайс... Брайс, Брайс, Брайс."







Декс приподнял бровь. Он подошел ко мне, его серые глаза сверкали, они всё ещё горели, даже здесь, даже сейчас.
- Ты дерьмово выглядишь, Брайс, - без обиняков заявил он.
- Спасибо, - хихикнул в ответ Брайс. - И все же, ты… ты всегда дерьмово выглядишь.
Декс никак не был связан, поэтому он опустился на колени и обхватил голову Брайса, вытирая его окровавленный лоб. - Что эти ублюдки с тобой делали? - А?
- То да се, - сказал Брайс через свой намордник.

- Давай снимем с тебя это дерьмо.
Прежде чем Дэкс успел снять дульную защиту, Брайс почти беззвучно захихикал, его мускулистые плечи закачались, кончики ушей опустились. Медленно, почти незаметно, прерывисто дыша, его веселье уступило место слезам.
- Охо-хо-хо... Декс, я-я-я больше ничего не могу вспомнить.
- Помнишь что?
- Когда я в последний раз тебя видел! - фыркнул Брайс. - Как давно это было?
У Декса был ответ. - два месяца.

- Два месяца? - Взвизгнул Брайс. - И это все?
- Два месяца и три дня, если быть точным. Хотя Борк знает, сколько мы пробыли на льду-может быть, годы. - Декс вздохнул, затем наклонился и прошептал: - но мы собираемся выбраться отсюда, Брайс, и очень скоро.
- Но как? Как, черт возьми, мы можем это сделать?
- Просто поверь. - окинув взглядом пустую комнату, Декс сказал: - Держись, я тебя развяжу.

Брайс тоже огляделся. - подожди, а-а-а тебе можно?
Декс прижал лапы к шее Брайса и прорычал ему в лицо: - мне все равно! Ты тоже не должен! Помни, кто мы такие, Брайс, и помни, чем они не являются. Они настолько испорчены, так далеко зашли, что даже не являются собаками. Но мы? Мы больше, чем собаки. Понял?
Брайс кивнул: - Да. Да, я-я понял это.
- Мы не собираемся сдаваться. Мы не сдаемся.
Ты же Икс-пёс, Брайс, а Икс-псы этого дерьма не принимают. Они дерутся!
- Р-р-верно.
- Итак, я собираюсь развязать тебя, и если этим варварам это не понравится, они могут прийти сюда и попытаться разобраться с нами. Но мы ведь не будем спускаться легко, не так ли?
- Э-э...
Декс похлопал брата по шее: - лучше!
Он принялся отстегивать ремни от лодыжек Брайса, затем от его лап, восстанавливая некоторое подобие достоинства.
Брайс с благодарностью сел и сам снял намордник, с презрением отбросив его в сторону. Затем он обнял Декса и хлопнул его по спине.
- Рад тебя видеть, брат! - фыркнул он.
Декс, в конце концов, ответил взаимностью и похлопал Брайса по спине. - И ты тоже, - сказал он.
Когда они расстались, у Брайса мелькнула мысль: - ты с-с-видел кого-нибудь ещё в последнее время? - спросил он и добавил с надеждой в горящих глазах: - рай?
- Я видел её только вчера.

Виляя хвостом, Брайс схватил Декса за серые плечи, - она в порядке?
- Вполне возможно, - ответил он, - учитывая все обстоятельства.
- Если ты с-с-увидишь её снова, скажи ей-...
- Она знает. - заверил Декс.
Брайс поморщился: - это было так давно. Я... я... я не могу больше терпеть. Почему ты её видишь, а я нет?
- Не знаю, но они всегда сажают нас вместе на тесты и все такое.
- Да, но... а почему не я?

- Точно не знаю, но нас перевели в нижнее крыло службы безопасности.
Брайс нахмурился.
- Я всё ещё не знаю, где мы находимся, но в этом месте есть по крайней мере ещё один этаж. Нас всех перевели в более сносное место. Здесь, в крыле строгого режима, остались только ты и Эш.
- Вы его не видели? Эш?
Декс покачал головой. Казалось, никто не слышал.
Неужели он мёртв? Это было слишком болезненное размышление, поэтому Брайс двинулся дальше.
- Клифф, Макс?
- Ладно, ладно.
- Хьюго?
- Я вижу его всё время! - фыркнул Декс. - Они знают, что мы-две мозговые коробки, и постоянно натравливают нас друг на друга в этих шаблонных тестах на интеллект. Ну, знаете, шахматные партии и тому подобное. Все это очень утомительно. Я его ненавижу.
- Хьюго в порядке?
- Да, - сказал Декс и добавил. - На самом деле, он продолжает выигрывать во всем.
Ублюдок.
- Неудивительно, что ты его ненавидишь, - выдавил из себя Брайс.
На губах Декса не было улыбки.
- Беда в том, что в прошлый раз они обвинили меня в том, что я бросил игру.
- Что?
- Хьюго снова победил, - объяснил Декс, - и они наказали его. Они избили его до полусмерти прямо у меня на глазах, чтобы преподать мне урок, чтобы в следующий раз я старался больше. Они знают, что это единственное, что заставит меня плясать под их дудку. Они знают, что не могут причинить вред мне, поэтому они причиняют вред другим.

Брайс несколько раз выругался, схватившись обеими лапами за голову. Он в ярости колотил кулаками по полу и орал на глухие стены. - Оставьте Хьюго в покое! Не смейте, сукины дети, трогать его! Ты меня слышишь? Не смей трогать Н-ННН-никого, кроме м-ммм-меня!
Тишина. Нет ответа.
Спокойный, как мельничный пруд, Декс взглянул на те же стены.
Брайс пришел в себя от ярости: - что?
- Зачем меня привезли сюда, чтобы увидеть тебя?

Брайс пробежал горящими глазами по пустым белым стенам, ища ключ к разгадке их судьбы. - Может быть, какой-нибудь новый тест? - рискнул он, проводя лапой по своему красному, покрытому испариной черепу.
- Но что у нас общего? Я имею в виду, что ты слишком тупой, чтобы натравить на тебя мой разум, и они это знают.
- Ты умеешь обращаться со словами, Декс.
- Ну, ты же сильнее! Ты боец, Вы с Эшем в другой лиге. Вы можете в любой день поставить меня на пол; они должны знать это, просто глядя на нас.
Так ведь?
- Я... я не знаю, брат.
Это было правдой: Брайс был создан для борьбы. Он был ниже Декса, короче большинства, но плотно набит мускулами и сухожилиями. По сравнению с большинством Икс-пёсов Декс был сущим козлом отпущения. Тем не менее, по сравнению с обычной собакой, даже Декс был чемпионом по тяжелой атлетике.
Послышался жужжащий звук, когда прямоугольная панель быстро скользнула вверх, открывая одностороннее зеркало. Это было зеркало с одной стороны, но, несомненно, окно с другой, через которое можно было безопасно и анонимно наблюдать за объектами.

- Привет, поехали, - сказал Декс.
Они поднялись на ноги и посмотрели в зеркало. Ожидание было долгим и невыносимым.
Но ничего не произошло.
- Ну и что? - Декс подтолкнул зеркало, расставив лапы. - Что за удовольствие сегодня, благородные псы, мы будем отбивать чечетку для вашего развлечения? Читать стихи?
Ничего.
- Пойдем, не стесняйся!
Панель скользнула вниз, закрывая зеркало, и в крыше открылась ещё одна панель поменьше.
Четыре маленьких серебристых мешочка упали внутрь, приземлившись недалеко от объектов. Переглянувшись, сбитая с толку пара принялась расспрашивать.
- Еда? - Ахнул Брайс, поднимая один из мешочков. - Саморазогревающийся быстрый паек, - сказал он Дексу.
Проголодавшись, он тут же разорвал конверт.
Декс схватил Брайса за лапу: - какого черта ты делаешь, дурак? Ты даже не знаешь, что в нем!
Брайс указал на этикетку и пробормотал, запинаясь: - это ч-ч-курица с-ССС-С-запеканка, братан.

- Она может быть начинена мышьяком.
- Что? Борк прочь, зачем они это сделали?
- А почему бы и нет? - Прорычал Декс. - Они сделали все, только не убили нас. Может быть, они хотят проверить наш метаболизм на наличие ядов, а может быть, они просто хотят посмотреть, кто из нас самый толстый. Поздравления. Ты победил.
Брайс нахмурился, влажные ноздри раздулись. Назло Дексу, он сунул пальцы прямо в рацион и зачерпнул изрядный комок холодной коричневой смеси.
Он не стал ждать, пока она нагреется. Глядя на Декса с решимостью, он высосал помои с пальцев.
Он жевал, его лицо морщилось в раздумье, брови изгибались то в одну, то в другую сторону.
Декс ждал вердикта.
- А по-моему, это очень вкусно, - заявил Брайс, причмокивая губами и слизывая очередную каплю с пальцев. - М-м-м, прямо как мама делала.
- У нас нет мамы! - фыркнул Декс.

- Ну, тогда Саске.
- Он был дерьмовым поваром.
Внезапно Брайс высунул язык. Схватившись за горло, он издал сдавленный звук.
- Ого! Ах! ГУ!
Яд? В ужасе Декс схватил брата за плечи и встряхнул. - Брайс? Брайс!
Брайс чудесным образом пришел в себя. Его толстая серая Питская морда расплылась в озорной усмешке, и он захихикал. - Псссс-к-к-к!
- Ублюдок, - решительно сказал Декс, отпуская его.
- Так тебе и надо, с-с-называешь меня тупым, - упрекнул Брайс.
Он наклонился и бросил брату один из пайков. - А теперь поешь чего-нибудь, - сказал он уже серьезно. - Он посмотрел туда, где раньше было одностороннее зеркало, - что бы они ни хотели от нас сделать, нам лучше быть достаточно сильными, чтобы сделать это, а?
После секундного колебания Декс добавил: - вот этого я и боюсь.
- Что?
- А зачем они нас откармливают?
Они уселись на холодный металлический пол и принялись за еду, безуспешно пытаясь не думать о том, что же с ними делать. Вскоре они перешли к десерту, который на самом деле был десертом-саморазогревающемуся рисовому пудингу.
Не то чтобы Декса волновало, что это такое, потому что он чувствовал вкус пищи не больше, чем боль или жар. Помня об этом, Брайс старался не слишком наслаждаться своим пудингом, по крайней мере, не слишком заметно, чтобы не навредить брату.
Время шло. Пятнадцать минут? - Полчаса? Трудно было сказать наверняка, но Брайс знал одно: он уже чувствовал себя лучше. Он встал, потянулся всем своим мускулистым телом и несколько раз ударил кулаком по воздуху.
С его усиленным метаболизмом эти рационы уже были в его организме, обеспечивая энергией. Если эти придурки войдут сюда сейчас, вооруженные своими игрушечными палками для скота, Брайс уложит их, каковы бы ни были последствия, так он сказал Дексу.
- Они будут приставать к Хьюго? - прорычал он, расхаживая по комнате, поводя плечами и указывая на пол. - я... я... я не оставлю это без ответа.
- Будь благоразумен, Брайс.

- Что? Ты только что сказал, что мы должны п-п-драться. Так что я буду драться!
- Да, но... - Декс запнулся, сидя на полу, скрестив ноги. - О'Кей, полагаю, что да. - Он глубоко вздохнул и посмотрел на брата. - Я просто не хочу видеть, как ты страдаешь. Мне ведь не мешает сражаться с ними зубами и ногтями, не так ли? Я имею в виду… что для меня боль? Ничего.
Брайс опустил подбородок.
- Я хотел бы... хотя бы на мгновение... попробовать.
Мне бы хотелось почувствовать хоть что-нибудь, хоть что-нибудь, чтобы понять, через что вы все проходите, каждый миг, каждый день.
- Нет, Декс, - сказал Брайс. - Он обвел лапами комнату. - здесь, внизу, или... или наверху, или где бы мы ни были, мы все предпочли бы быть такими, как вы, по крайней мере сейчас. У тебя есть дар, братан. Я-я знаю, ты думаешь, что это дерьмово, но это н-н-не так уж и плохо.
Декс поморщился: - дело в том, что я знаю это.
Если бы Саске смог меня вылечить, не знаю, что бы я сделала. Как хорошо, что он не мог этого сделать.
- Ну да.
Панель с жужжанием открылась снова, открывая зеркало.
- Мы готовы выслушать вашу оценку, - сказал кто-то, голос шел отовсюду.
Голос был синтезированным, анонимным, как какой-то безвкусный ИИ-модуль. Но Брайс и Декс не питали иллюзий, за зеркалом сидела собака, возможно, стая собак.

- А что вам, болванам, теперь надо? - спросил Брайс у безымянного зеркала.
- СЕДЬМОЙ, ТЫ ДОЛЖЕН УНИЧТОЖИТЬ НОМЕР ШЕСТЬ.
Брайс моргнул и захохотал: - что?
Анонимный наблюдатель вежливо повторил свои необычные требования: - шестой и седьмой, вы должны сделать друг друга, как бы это сказать, - не функционирующими". ИСПОЛЬЗУЙТЕ ВСЕ ИМЕЮЩИЕСЯ В ВАШЕМ РАСПОРЯЖЕНИИ НАВЫКИ. ПРОДОЛЖИТЬ.
Не веря в эту безумную просьбу, Брайс долго стоял неподвижно.
Он взглянул на Декса, потом снова на зеркало, уши его подрагивали.
- Что это такое? Какая-то дурацкая шутка?
- Ты подчинишься. - последовал ответ.
- Но я не понимаю, - сказал Декс, вставая и сжимая кулаки. - А какой в этом смысл?
Последовала пауза.
- МЫ ХОТИМ ПОСМОТРЕТЬ, КАКАЯ МОДЕЛЬ САМАЯ СИЛЬНАЯ.
Стройный Декс указал на своего брата. - Это Брайс, дураки. Используй свои глаза!
- НО ОН ЧУВСТВУЕТ БОЛЬ. ВЫ НЕ.
- Ну и что?

- ТАК ПОЧЕМУ ЖЕ "ОЛИМПУС ТЕК" ТАК ПОСТУПИЛ С ТОБОЙ? МЫ ПРЕДПОЛАГАЕМ ДАТЬ ВАМ ПРЕИМУЩЕСТВО. МЫ ХОТИМ ПРОВЕРИТЬ ИХ РАССУЖДЕНИЯ. ТЫ ПОДЧИНИШЬСЯ.
- Я же сказал тебе, что это была ошибка.
- ТАК УТВЕРЖДАЛ САСКЕ. НО ТАК ЛИ ЭТО?
Тишина.
Декс нарушил молчание. - Идите боркуйте сами! - сказал он, рассекая воздух лапой.
Брайс поддержал это предложение:
- ЕСЛИ ВЫ НЕ ПОДЧИНИТЕСЬ, ВЫ ОБА БУДЕТЕ УВОЛЕНЫ… НЕМЕДЛЕННО.
Братья посмотрели друг на друга.
Их глаза и лица выражали все, им не нужно было говорить.
Последовала долгая пауза; возможно, собаки обсуждали какие-то вопросы.
- Это нелогично, номер шесть, я ожидал от вас большего, - сказал наблюдатель. - ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ СРАЖАТЬСЯ, ОДИН ИЗ ВАС "ВЫЖИВЕТ", ЕСЛИ ТАКОЕ СЛОВО УМЕСТНО. РАЗВЕ ЭТО НЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЫ ОБА "УМИРАЕТЕ"?
- Как часто я должен говорить тебе, что мы не автоматы, ты, напыщенная задница? - бросил Декс в зеркало. - ты же знаешь, что мы не роботы.

- ВЫ-БИОЛОГИЧЕСКИЕ МАШИНЫ, БОГОХУЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ, СОЗДАННЫЕ БЕЗБОЖНЫМ ВОЕННЫМ ПРЕСТУПНИКОМ САСКЕ ХАТТОРИ. ТЫ НИЧЕМ НЕ ЛУЧШЕ ОДНОГО ИЗ ЕГО МЕРЗКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ГИППОКРАТА.
- Гиппократ, мерзкий? Пожалуйста. Я признаю, что он глупое ведро болтов, но он также ответственен за спасение миллионов жизней, и поэтому Саске тоже; он хочет добра, несмотря на все свои ошибки.
- ЗНАЧИТ, ТЫ ВСЕ ЕЩЕ СОЧУВСТВУЕШЬ ЕМУ, СВОЕМУ СОЗДАТЕЛЮ, СВОЕМУ ОТЦУ?… ОТЕЦ.

- Опять эта папина точка зрения? Просто брось это. Я устал от твоих второсортных попыток разобраться в психологии.
Дэкс отвернулся.
Панель скользнула вниз, снова закрывая зеркало. Брайс стукнул кулаком по панели, чтобы дать выход своему гневу. Он повернулся к Дексу, но прежде чем тот успел произнести хоть слово, в Интеркоме раздался голос:
- К-Алло?
Это была собака; знакомая. Брайс и Декс одновременно ахнули: - Раи?
Не успели они произнести её имя, как появился голографический экран, проецируемый крошечными линзами в стене.
Экран на самом деле появился прямо над Брайсом, его красное тело прерывало свет и ломало проекцию. Осознав это, он отступил назад, чтобы понять, что именно ему показывают.
Это действительно была Раи, только её эльзасское лицо, тонкое, смуглое и красивое для Брайса, заполнило эфирный голоэкран. На мгновение Брайс почувствовал, как его захлестнула волна счастья, но она разбилась о острые камни ужаса, когда он понял, что Раи привязана, привязана к чему-то вроде стула или кровати.
Она не могла даже повернуть голову, только пошевелить испуганными, заплаканными карими глазами.
- Рай? - спросил Брайс, потянувшись к ней, но его лапа прошла сквозь мерцающий голоэкран.
Она услышала его и ответила: Где ты?
- Я здесь, Раи. И Декс тоже. Мы уже здесь.
- И куда же? Я тебя не вижу.
- Я-я-я не знаю где, б-б-но я тебя вижу.
- Брайс… Я-...
Голоэкран растворился так же быстро, как и появился, унося с собой лицо Раи.

- Рай? - Взвизгнул Брайс. - Рай!
Стенная панель скользнула вверх, открывая зеркало, через которое можно было говорить, как в каком-то извращенном ящике для исповеди.
- Продолжай, - сказал он. - Драться!
- Никогда! - Декс сплюнул.
- ТОГДА НОМЕР ДЕСЯТЬ БУДЕТ УНИЧТОЖЕН.
- Ты с-ССС-не можешь этого сделать!
- МЫ МОЖЕМ И СДЕЛАЕМ. ВЫ ВСЕГО ЛИШЬ БИОЛОГИЧЕСКИЕ МАШИНЫ, НОМЕР СЕМЬ, СОВЕРШЕННО НЕ ПОДЧИНЯЮЩИЕСЯ ЗЕМНЫМ ЗАКОНАМ, МЕНЕЕ ДОСТОЙНЫЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ, ЧЕМ МУХА.
ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО МЫ В ЭТО ВЕРИМ, ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ НЕ ВЕРИШЬ.
- Но-...
- ДЕЛАЙ, КАК МЫ ГОВОРИМ, ИЛИ ДЕСЯТЕРЫХ ПОДЖАРЯТ НА МЕСТЕ. Я СЕРЬЕЗНО.
Братья посмотрели друг на друга. Слишком долго.
- ОЧЕНЬ ХОРОШО.
Интерком взорвался криком, пронзительными криками Раи и стонами боли, пронзающими комнату, прямо сквозь тело Брайса, пронизывающими его до глубины души. Он подбежал к зеркалу и ударил по нему обоими кулаками.
- Прекрати это!
- он умолял: - Остановись! - Пожалуйста! Не к-к-убивай её, пожалуйста!
Пытка прекратилась. Раи перестала кричать. Было слышно, как она дышит и плачет.
- Рай! - позвал Брайс. - Раи, я здесь!
- Она тебя не слышит, - сообщили они. - Драться. СРАЖАЙСЯ И СПАСИ ЕЕ.
- Пожалуйста... пожалуйста, не заставляй нас делать это, - взмолился он. - Пожалуйста. С этого момента я буду вести себя хорошо. Я обещаю. Я больше не буду доставлять вам хлопот.
Я... я сделаю все, что ты захочешь, только... только не это. - Пожалуйста!
Тишина.
- Я ВИЖУ, ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ В ДАЛЬНЕЙШЕМ УБЕЖДЕНИИ, НОМЕР СЕМЬ.
- Нет! - Подожди!
Крики, ещё более страшные, чем раньше. Они убивали её, они убивали ее!
- Прекрати это! - Умолял Брайс, снова и снова колотя по зеркалу изо всех сил. Это продолжалось целую вечность-пытка Рая, слушать которую было почти так же страшно, как и страдать. - Прекрати, пожалуйста!
Пожалуйста-...
Кто – то схватил рыжего Питского за голые плечи и оторвал его от зеркала-Декса. С выражением мрачной решимости на лице серый Лайкан отступил назад и сжал кулак.
Ух!
Брайс упал на четвереньки, его морда трепетала, в глазах сверкали звезды. Затем Дэкс овыглядел на нем, обхватив руками за шею и упершись коленями в почки.
- Гаааг! - Брайс поперхнулся и выпрямился на коленях. - Декс!
- Дерись со мной! - Закипел Дэкс прямо в ухо Брайсу.
- Уложи меня, чертов идиот! Ну же!
- Убери... Борк... от меня!
- Я ничего не почувствую. Они просто хотят устроить шоу. Это все. Уложи меня, этого будет достаточно, чтобы насытить их.
- Нет!
Декс ударил Брайса кулаком по ребрам, одновременно душа его рукой, пытаясь спровоцировать. - Дерись со мной, ты, Пицкий Пэнси! Ну же!
- Гаааг!
Брайс встал и попятился назад, а Декс ехал на нём верхом на спине поросенка. Они вместе упали на стену, спина Декса приняла на себя всю тяжесть силы, хотя он этого не чувствовал.
Но Брайс чувствовал это, как и каждый удар под ребра, каждое оскорбление, нанесенное его имени.
- Трус! - Декс сплюнул. - Ты бы предпочел, чтобы Раи умер, не так ли? Ты не любишь её. Ты не можешь! Для тебя она просто хороший Борк. Ты отвратителен!
- Заткнись ууууп!
Брайс схватил Декса за запястья и перекинул его через плечи на пол, отчего тот покатился.
Бесчувственный Декс быстро пришел в себя. - Ну так давай же! - подзадоривал он, вскинув кулаки, словно вечный школьный хулиган.
- Давай, Брайс, покажем им, на что мы способны!
Брайс обхватил голову обеими лапами.
Снова крики.
- Ради Раи! - Взмолился Декс. - Дерись со мной!
- Для Раи," - подумал Брайс, готовясь к битве. Ради неё! Так и должно быть. Это единственный выход. Просто шоу, вот и все, чего они хотят. До убийства дело не дойдет.
- Да брось ты, слабак! - Подначивал Декс.
- Эррргх!
С криками Раи, звенящими в ушах, Декс и Брайс пошли на это, удар за ударом, сотрясающим кости, удар здесь и удар там, все вокруг голой ямы, капли пота летят.

Но этого недостаточно.
- Твое сердце тут ни при чем! - сказали они. - ПОСТАРАЙСЯ ЕЩЕ! СИЛЬНЕЕ, ИДИОТЫ! ИСПОЛЬЗУЙ СВОИ ЧЕЛЮСТИ!
Брайс пытался, ей-Богу.
- Эрррааг!
Он укусил Декса за плечо, Декс ответил тем же, укусив Брайса за шею и вцепившись в него. Катаясь по земле, они терзали друг друга, как древние варвары. Теперь кровь, не просто пот, а кровь, хлещущая из ран и размазывающая некогда чистый пол. Это был Колизей, и эти "собаки" за зеркалом наблюдали, как двое других убивают друг друга ради забавы.
Брайс отпустил брата и ударил его кулаком в морду. Кровь хлынула из носа ошеломленного Декса. Так много крови. Это не было похоже на отправку автоматчиков или плесени.
Это было неправильно!
- Декс! - крикнул Брайс окровавленными губами, отпрянув и крепко прижав дрожащие лапы к голове. - Прости меня, брат! Мне очень жаль!
Декс перевернулся на четвереньки, сплюнул кровь, покачал головой и вытер рот. Боль или нет, но он всё ещё пребывал в замешательстве, в голове у него шумело.

- ЧЕГО ТЫ ЖДЕШЬ, СЕДЬМАЯ? КОНЧАЙ С ЭТИМ! ВЫРВИ ЕМУ ГЛОТКУ!
Брайс попятился через Белую, испещренную пятнами крови клетку. ‘Хватит! " - подумал он. - Оно того не стоит. Раи бы этого не захотел! Она бы этого не пожелала!
Плача, он упал на колени. - Прекрати, пожалуйста! - взмолился он зеркалу, и кровь закапала с его подбородка. - Прекрати это!… Я не буду этого делать! Я-я-я больше не буду драться! - Не буду!
- ТОГДА ТВОЯ СОБАЧКА УМРЕТ, СЕДЬМАЯ!

- Нет! Пожалуйста, не надо! - Пожалуйста!
- УБЕЙ ШЕСТЕРЫХ, А НЕ ТО!
Брайс опустил подбородок, покачал головой и заговорил скорее сам с собой, чем с зеркалом. - Нет! Она бы этого не хотела. Она бы н-н-никогда больше на меня не взглянула, если бы я... Я-я-я с-ССС-не могу этого сделать! - Не буду!
- Я ПОНИМАЮ.
Крики Раиа усилились. Громкость была увеличена. Он заполнил весь мир Брайса, невыносимый, непростительный. Он попытался прикрыть уши дрожащими лапами, но это было бесполезно.
Смерть была бы лучше. Если бы это был он в том устройстве для пыток, если бы только это был он. Ему предстояло пережить тысячу смертей, но убить, лишить жизни родного брата-это было невозможно!
Вошла костлявая нога, пятка, пнув Брайса в висок. Это был Декс, вернувшийся за добавкой. Он бросился на Брайса, прижал его к земле и вцепился зубами ему в горло.
- Гаааг! ААА!
- Фвайт МВЕ! - Дэкс проговорил сквозь полный рот дрожащего горла Брайса; сейчас он держал его свободно.
- Fwinish mwe off!
Покачав головой, Брайс поперхнулся в ответ. - Убей меня, Декс, - тихо попросил он. - Это ты… ты должен убить меня. Ты с-с-можешь это сделать.
Декс замер, настороженно подняв уши.
- Я н-н-не могу этого сделать, - захныкал Брайс, поглаживая Декса по шее. - Я просто не могу бороться со своим Пи-Ти, чтобы спасти её. Прибереги её для меня. Пожалуйста.
Тишина.
Зеркало заговорило. - Что происходит? - требовательно спросил он, хотя собаки, вероятно, не могли его услышать.
- ПРОДОЛЖАЙТЕ В ТОМ ЖЕ ДУХЕ!
Последовали крики Раи. Невыносимо, невыносимо.
- Декс! - вскипел Брайс и заплакал. - Давай, брат! Ну же!
Декс закрыл глаза.
Потом он сильно прикусил.
- Гаааг-ха! - Брайс зарычал, содрогаясь от боли, когда Декс перерезал ему дыхательные пути. Инстинкты взяли верх. Брайс брыкался, бил кулаками и боролся, его хвост размахивал, шлепая по окровавленному полу, но Декс держал его, и ничто не могло сдвинуть его.
Постепенно Брайс слабел.

Последнее, что он услышал, милосердно отключившись, был интерком.
- Довольно! - рявкнул он. - НУ ХВАТИТ! ТЫ МОЛОДЕЦ, ШЕСТОЙ, Я ЗНАЛ, ЧТО В ТЕБЕ ЭТО ЕСТЬ.
16

Створка нижней двери открылась.
Чок!
Брайс приподнялся на локтях, ощупал горло – прошло несколько дней, может быть, неделя, и он уже давно зажил.
К его удивлению, в его совершенно белую камеру был вставлен поднос из фольги с разделенной едой, в комплекте с чашкой апельсинового сока и хрупкими пластиковыми столовыми приборами.
В этом не было ничего странного, если не считать того, что Брайса уже накормили. На самом деле, в последнее время кормление шло обильно и быстро.
- Еще еды, а? - усмехнулся он, глядя на полог. - Ты пытаешься меня откормить, что ли?
Пес или собачка-сказать было невозможно, - ничего не сказал. Они закрыли полог и ушли, скрипя белыми туфлями по полированному белому полу – все здесь было белым. Это было хуже, чем О.Т., По крайней мере, у этого были некоторые серьезно старые модули с характером.

Олимп тек; жизнь там была хороша. - Мы были их рабами, - сказал Эш. Брайс не знал всего этого, но он знал одно – Саске никогда не запирал его в комнате и не пытался заставить убить кого-то.
Вздохнув, Питский сел, расправил плечи и потянул за передок свою одноразовую тюремную рубашку, словно выдергивая складки. Его скудная одежда туго обтягивала грудь и плечи, словно они по ошибке напечатали меньший размер.
Брайс решил, что это, должно быть, потому, что он был хорошо накормлен после дуэли с Дексом. Он набирал вес, восстанавливая свои силы. Но с чего бы вдруг передумать? Знали ли его хозяева, к чему приведет вся эта еда? Это то, что они хотели, чтобы их лабораторная крыса сделала?
- Черт возьми, - сказал Брайс.
Надо было сделать выбор, понял он, упершись локтями в колени и вращая большими пальцами. Он мог либо смириться с этим, восстановить силы, либо отказаться от еды и зачахнуть.
Голодовка, что ли? А что будут делать остальные? Что бы сделал Эш?
- Черт. - буркнул Брайс.
Он подошел, собрал свою еду и плюхнулся на кровать. Он снял фольговую крышку и положил туда то, что оказалось жареным мясом с говядиной, горошком, брокколи и жареным картофелем, даже соусом и йоркширским пудингом, судя по этикетке.
Брайс с удовольствием принялся за еду.
Примерно через пять минут, где-то между пудингом и горошком, он понял, что ему это не нравится.
Он положил свои пластиковые столовые приборы и тяжело вздохнул.
Клянусь Богом, эти хитроумные ублюдки придумали способ лишить его этого последнего удовольствия. Теперь даже жареный обед был мягким, тусклым, как белые стены, которые удерживали его. И все же Брайс решил упорно продолжать эту новую работу. Он проглотил каждую горошину, вытер каждую каплю подливки, прожевал и проглотил с новым пылом.
- Ради Рая, - говорил он себе на каждом глотке, - ради всех них. Я буду играть в их игру.
Я буду играть жестко.’
*
Вверх, вниз... вверх, вниз... вверх, вниз…
Брайс использовал свое тело как часть гимнастического оборудования, так как больше ничего не было, а жим стоя на лапах был одним из самых утомительных упражнений, которые он мог изобрести. Как физкультурный гимнаст, каллистеника была его сильной стороной.
Вверх, вниз... вверх, вниз…
Пот капал с его носа, капал на голый пол. Это происходило снова, ему становилось слишком жарко.
Продолжайте идти!
Нехорошо, плохо себя чувствуешь.

С гибкой грацией и уравновешенностью Брайс вскочил на ноги и сбросил рубашку, прежде чем потерять сознание.
Все ещё жарко. Слишком жарко. Сделай что-нибудь, Брайс, быстро.
Тяжело дыша, он, шатаясь, подошел к унитазу в углу комнаты, оперся на таз и плеснул водой себе на лицо, шею и подмышки. Он надеялся, что не забыл покраснеть. - Он открыл глаза. Вода, К счастью, была бесцветной, единственным желтым пятном виднелись его золотистые глаза.

Он как раз раздумывал, не выпить ли и ему тоже, когда створка двери скользнула в сторону, и в неё втиснули горячую приготовленную еду в комплекте с пакетом сока или ещё чего-нибудь; Брайсу было все равно, что именно. Он наклонился, разорвал упаковку и выпил то, что оказалось ледяным молоком, немного его потекло по подбородку, но ему было наплевать.
Лучше, гораздо лучше.
Не обращая внимания на еду, Брайс сидел на кровати, тяжело дыша и ожидая, когда его тело возьмет себя в руки.
Он почти забыл, каково это-его собственное маленькое недомогание. Полуголодный в течение нескольких месяцев, он не мог сжигать калории достаточно быстро, чтобы вызвать какие-либо проблемы, но теперь его свирепое тело Икс-псы проснулось.
- Ты в порядке?
Брайс замер и посмотрел на дверь так, словно увидел в ней призрак. Верхняя створка была открыта, и оттуда на него смотрели какие-то бусинки глаз. Никто никогда ничего не говорил через этот клапан, Кроме "на ноги уродливый пес" или "время жевать", или слов такого рода.
Ни разу, ни за что, - ты в порядке?
- ГМ. - промычал Брайс. - Что?
Охранник повторил довольно мягким земным американским тоном: - я сказал, Ты в порядке?
Брайс почесал ухо. Может быть, это уловка? Может быть, это был какой-то жестокий кульминационный момент?
О, Какого черта.
- Вообще-то мне К-К-как-то жарко! - фыркнул Брайс.
- Жарко?
- Здесь слишком жарко. Я-я-я не могу даже пошевелиться, чтобы не сгореть.
Сторожевая собака была сбита с толку: - там температура в комнате, сынок.
Это всегда температура номера, все место есть.
- Я... я люблю, чтобы было холодно, мистер, гораздо холоднее, чем сейчас.
Пес потер свое мясистое лицо. Судя по его чертам лица, он был средних лет, довольно крупный, возможно, с избыточным весом. - Насколько холодно ты говоришь?
- Например, Ф-ФФ-пятнадцать градусов.
- Что? По Цельсию?
- Ну да.
- Ух ты! Это странно.
Брайс неохотно объяснил: - Я... я понял это... проблема, я немного перегрелся, - сказал он, виновато разведя одну лапу.
- Если я начну сильно гореть, у меня может случиться припадок. Я могу умереть.
Собака фыркнула: - не говори так.
- Да, это отстой.
- Ну, может быть, я смогу вам помочь. Я посмотрю, смогу ли я уменьшить температуру в твоей камере.
Брайс чуть не свалился с кровати. Невероятно! Хорошая собака работает в этой дерьмовой дыре. Что это дает?
- Мне пора идти, - сказал незнакомец, искоса поглядывая на него.
Брайс встал, чтобы перехватить его перед уходом - спасибо.

- Нет проблем, - последовал ответ, и его глаза внимательно осмотрели пленника. - Меня зовут сет.
- Сет?
- Сет Фарли. Я здесь недавно. Только что вошел.
- Я так и думал, - сказал Брайс, выдавив улыбку. - Я сев... то есть я Брайс, Брайс Хаттори.
- Я должен называть тебя номером семь, - мягко, но буднично ответил сет.
Брайс почувствовал на предплечье цифру " 7’ и решил не испытывать судьбу. - Ну ладно.
Пес задвинул полог и вышел, скрипя сапогами.

Потирая затылок, словно не в силах поверить, что только что имел короткий разговор с кем-то, кто не хотел плевать ему в лицо, Брайс собрал свою еду и сел за стол.
На самом деле он был немного вкуснее.
*
- Тридцать восемь... тридцать девять... пятьдесят… Я имею в виду сорок.
Брайс отпустил дверной косяк, который он использовал для подтягивания, и прошелся немного, тяжело дыша, уперев лапы в бедра.
Внезапно он встал в боксерскую стойку и ударил кулаком воздух, спаррингуя с воображаемым партнером, пригибаясь и извиваясь.
Он попробовал несколько движений, удары различных видов, грациозный вверх и круглый номер, целясь в воображаемую голову; вещи, которые он использовал, чтобы вытащить, когда он не так давно убивал мошенников-автоматчиков.
Он подошел к своей кровати. Взмахнув лапами и сделав несколько глубоких вдохов, он ухватился за перила в изголовье кровати и прыгнул на аккуратную подставку для лап. Он использовал кровать как гимнастический снаряд, ходил по стойке на лапах, крутился, расставив ноги, затем вместе, все с совершенным самообладанием и абсолютным контролем.

Это был П. Т. Д.
Среди своих гимнастических выходок Брайс услышал, как створка двери скользнула в сторону и раздалось знакомое: - Эй, Седьмая.
Брайс приземлился аккуратно и весело пыхтел: - Привет, сет.
- Пора жевать, - сказал Сет, протягивая ей фольговый поднос с едой.
Заключенный поднял его и открутил уголок крышки: - что это?
- Лазанья. Это что-то новенькое в меню.
Брайс поставил лазанью на кровать. Он почти не был голоден, потому что после сета еда стала быстро и густо прибывать.
Добродушный охранник даже сунул Брайсу странный пончик или плитку шоколада; не самый здоровый вариант, но Икс-пёс не был в опасности стать толстым.
- Тебе холодно, Седьмая?
- А?
Сет повторил: - тебе холодно?
- Холодно? - ответил Брайс, теребя свой потный ТОП, чтобы подышать свежим воздухом. - Нет, мне не холодно, сет. Я тут потею ведрами.
- Это я и сам вижу.
- Вообще-то мне... мне становится жарко, - признался заключенный и добавил: - Мне неприятно спрашивать, но не могли бы вы включить кондиционер ещё?

Сет покачал головой и заговорил через полог своим мягким и глубокомысленным тоном: - Я не могу. Это происходит только до сих пор. Пределы безопасности.
- Эй, всё в порядке, брат. Без проблем. В последнее время здесь стало теплее, вот и все. - Брайс облизал щеку, положил лапы на бедра. - Должно быть, это я, - предположил он, - я должен быть сильнее, чем когда-либо прежде.
- Правда? - подхватил сет.
- Да, чем сильнее я становлюсь, тем больше энергии сжигаю, а это значит больше тепла.
Так что, если я чувствую жар при той же температуре, что и раньше, тогда понятно, что я должен быть сильнее. Так ведь?
Сет слегка усмехнулся: - Не спрашивай меня. Но ты выглядишь очень хорошо, если можно так выразиться.
- Я чувствую это, - прорычал Брайс, хлопая себя по огромной груди. - Черт возьми, я чувствую себя на миллион баксов.
Тишина.
- Просто сними рубашку, если тебе слишком жарко, - предложил сет.
- Нет, я в порядке, - ответил Брайс, махнув лапой.
Он вернулся в постель, снял крышку с тарелки и положил её на колени. Да, это было время жратвы. - М-м-м, неплохо, - сказал он между жеваниями, постукивая пластиковым ножом по сырной начинке лазаньи, - совсем неплохо.
- Фарш-это настоящее мясо.
- Настоящее мясо?
- Да, но не так, как на Марсе. Вкуснее, не правда ли? Это естественно и все такое.
Брайс кивнул: - возможно.
Сет наблюдал за ними через похожую на почтовый ящик створку. Он часто так делал: наблюдал и задавал вопросы.
Брайс не возражал, он был рад компании.
- Эй, Седьмая, - начал сет, и Брайс почувствовал, что его спрашивают.
- Ну и что?
- А ты какой породы?
Брайс хихикнул и покачал головой. Он сглотнул и ответил: Я питский, брат.
- Питски? О. Я так и не понял.
- Нет?
- Никогда не видел таких, как ты.
Брайс продолжал набрасываться на свою лазанью. - Ой, ну я... я немного ошиблась. Я вышел слишком красный, и мои уши немного Вислы.
Видишь? - Он дернул кончиками ушей и покачал головой. - Я выгляжу так глупо. Посмотри на эти уши, они всё время болтаются.
- Вовсе нет. По-моему, у тебя очень милые ушки.
- Симпатичный?
- Ну да. У меня уши гораздо мягче, чем у тебя. Они лезут мне в лицо и все такое.
Брайс хихикнул.
Возможно, остекленев от своего комплимента, сет поспешно завел разговор: - значит, ты ошибся?
- Да, я... я... я вышел весь такой неисправный, - объяснил Брайс.
- Обычно мы так и делаем, но я один из худших, потому что я с-с-заикаюсь, заикаюсь, перегреваюсь и все такое к-к-дерьмо. - он хлопнул себя по голове. - видишь? Ну вот, я опять иду. Смешно, да?
- Нет, я так не думаю.
- Еще хуже, когда я начинаю волноваться или смущаться.
- Ну и что?
- Угу, - сказал Брайс, радуясь возможности завязать разговор. - Когда я смущаюсь, мне становится жарко, а это значит, что я больше заикаюсь, поэтому я ещё больше смущаюсь, потому что выставляю себя идиотом, а это значит, что я становлюсь ещё жарче и больше заикаюсь.
Видишь?
- Ого, это довольно забавно.
- Это то, что Декс называет "петлей положительной обратной связи". Я просто называю это тем, что я тупица.
Сет тихо рассмеялся.
И Брайс тоже.
- Черт возьми! - фыркнул он, - с тобой приятно разговаривать, сет.
- И ты тоже хороший парень, чтобы слушать, Седьмая, - ответил он и добавил: - Так что… Декс-это серый, номер шесть, верно?
- Угу.
- И он не чувствует никакой боли?
Брайс покачал головой: - Нет, он ничего не чувствует и не чувствует вкуса.

Сет нахмурился:
- Потому что... что-то пошло не так, когда его снова сделали.
- Опять сделали?
- Ну да.
- Что вы имеете в виду? Там его двое?
Брайс почесал в затылке и пояснил: - Ну, не в одно и то же время. Видите ли, мы все умирали раньше, но это не навсегда, потому что хорошие собаки в "Олимпус текнолоджи" всегда возвращают нас.
- Ты не говоришь.
- Говорят, Меня часто убивают, - хихикнул Брайс.
- Черт возьми, я никогда не продержался больше нескольких лет, прежде чем быть съеденным плесенью или s-S-каким-то дерьмом вроде этого. - он протрезвел, - я-я-я не помню тех меня, хотя. Мы должны начать все сначала, понимаешь, о чем я?
- Ну и свист. Звучит ужасно, Седьмая.
- Не-а, просто у нас, Икс-псов, так принято. Мне нравится сражаться и защищать. Это то, что у меня хорошо получается. Лучше сделай это, чем что-нибудь... ну, почти все, что угодно, но э-э... мне лучше не говорить, что это за другая штука-...
- Борькин?

- А-А-А, Сет! - Брайс гав-гав добавил: - Откуда ты знаешь, брат?
- Потому что! - фыркнул сет, - это самое лучшее, не так ли?
- Да, конечно. Ты меня поймал.
Покачав головой и глупо хихикая, Брайс снова принялся за лазанью.
Сначала сет начал неловко, но с растущей уверенностью. - Послушай, Седьмая, я... Я делаю эти одолжения для вашего брата, номер пять.
- Пять? Ты имеешь в виду Хьюго?
- Да, Хьюго.
- Какого рода одолжения?

- Ну, ты же знаешь. Я подсыпаю ему в камеру всякие мелочи: инструменты, батарейки и тому подобное. Он записывает все, что ему нужно, и я приношу ему со склада все, что могу. Ну, я даже достал ему Вокс, только на прошлой неделе.
- Вокс?
- Угу, это правда. Он просто хотел, чтобы он играл в игры, поэтому я достал его для него.
Брайс провел толстой ржавой лапой по своей массивной серой морде, забыв о еде, и разговор принял новый интересный оборот.
- Но разве у тебя из-за этого не будет неприятностей? - спросил он.
- Вот почему это такая любезность, правда? - подмигнул сет своими маленькими глазками-бусинками.
- Ну да.
- Я тоже могу сделать тебе одолжение, Седьмая.
Брайс сделал паузу и просиял: - ты уже делал это, брат, много раз.
- Нет, это просто мелочи, которые я делаю для друзей. Нет, я имею в виду настоящую услугу. Я мог бы сделать гораздо больше.
- Например?
- Как вам будет угодно. Просто спросите.
Брайс сел и немного подумал.
Должно быть, у предложения сета был серьезный предел, он не был всемогущим джинном, способным хлопнуть в ладоши и все исправить, он был просто порядочным парнем.
С другой стороны, если бы ему оказали услугу, Брайс решил бы пойти на яремную вену.
- Можно мне как-нибудь повидаться с братьями? Я... я больше никогда их не увижу.
- Ну и дела, не знаю, - буркнул сет, почесывая нос. - Это большая просьба. Вы находитесь здесь, в отделе максимальной безопасности, а они все находятся на исследовательском этаже.

Брайс тяжело вздохнул:
Тишина.
- Эй, всё в порядке, брат! - фыркнул Брайс. - Я... я просто задумалась. Я имею в виду, что вы спросили меня, чего я хочу, и это все, о чем я могу думать.
Тишина.
Затем волна ярости захлестнула плечи Брайса, - если не считать того, чтобы вытащить отсюда Борка!
Он швырнул свою лазанью на пол и уткнулся лицом в лапы. - Воскликнул он, раскачиваясь из стороны в сторону.
- Семь? Семь, ты в порядке?

- Да! - фыркнул он, садясь и мгновенно приходя в себя. - Прости… Извини, я... я... я не знаю, откуда это дерьмо взялось. Извините.
- Все в порядке, - ответил сет. - Я понимаю. - Он огляделся вокруг, его глаза изучали тени. - Послушай, я мог бы делать это время от времени. Может быть, раз или два в месяц, когда здесь все спокойно. - Хорошо?
Заплаканное лицо Брайса просияло. - Неужели? - чирикнул он. - Ты это серьезно?

- Я пока ничего не могу обещать, но посмотрю, что можно сделать.
- Раи, ты можешь сначала отвезти меня к Раи?
- Рай?
- Да, Раи, догесса. Она-десятый номер. Пожалуйста. Я должен её увидеть. Пожалуйста, брат.
Сет кивнул и потер подбородок. - ладно, я постараюсь что-нибудь устроить, но сначала ты должен кое-что сделать для меня.
- Я... сделаю что-нибудь для тебя?
- Угу.
На густом лбу Брайса отразилось замешательство.
Он пробежал горящими глазами по камере, словно ещё не знал всех её тонких граней. Если только Сет не хотел доесть свою наполовину съеденную тепловатую лазанью, то Брайс мало что мог предложить.
Обнищавший заключенный вскинул лапы: - Ну и что?
Это было долгое ожидание, но оно пришло: - не могли бы вы… сними свой топ?
- Чирикнул Брайс, - что?
- Не могли бы вы снять для меня свой топ?
- Хм.
- Это нормально, Седьмая?

Брайс дернул себя за макушку. - А зачем?
- Потому что, - просто ответил сет, - я хотел бы увидеть твое тело как следует.
- Ох.
Последовало долгое молчание.
- Я тебя расстроил? - спросил сет.
Брайс потер затылок: - Нет, конечно, нет.
- Мне все равно, - продолжал сет, - даже если ты создан машиной. Я думаю, что ты красивая.
Брайс весело фыркнул.
- Что тут смешного, Седьмая? - спросил сет своим мягким голосом.

- Как я могу быть "красивой"? Это глупо, брат.
- Ну вы и красавцы, все вы особенные Икс-псы. Большинство настоящих собак похожи на меня.
- Как и ты?
Последовала пауза.
- Уродина.
Брайс махнул лапой: - ой, сет, ты вовсе не "уродливый".
- Откуда ты знаешь? Вы никогда меня не видели, разве что через этот маленький клапан.
- Нет, я... я видела, как ты иногда уходила, когда оставляла дверь открытой. Ты ведь большой старый мастиф, не так ли?
- Ну да.

- В этом нет ничего плохого.
Сет вздохнул. - Но я же старый и толстый. Я бы хотела быть такой же, как ты, Седьмая. Ты само совершенство. Твоя шерсть вся лоснится, а тело такое упругое и мускулистое. Ты такой красивый. Они говорят, что ты никогда не состаришься, что ты останешься молодой и красивой навсегда. Это правда?
- Я... я не знаю, сет.
- Надеюсь, что так. Это ужасно, когда стареешь.
Брайс не знал, что сказать. Возможно, ему и хотелось бы состариться, но он никогда не протягивал достаточно долго.

- Пятеро делают это за меня, - выпалил сет.
- Делает что?
- Дай мне взглянуть на него.
- Ох.
- Он очень красивый. А ещё у него очень красивое лицо. Я думаю, что то, что он не может нормально говорить, довольно мило. Он заставляет меня смеяться, когда размахивает лапами, как сумасшедший.
Брайс ничего не ответил.
- Продолжал сет. - Я просто смотрю, вот и все. Время от времени он позволяет мне смотреть на него в течение нескольких минут, и тогда я получаю от него много приятных вещей взамен.
Вот почему я дал ему этот Вокс. Я думаю, ему нравится выпендриваться передо мной. Он очень гордый парень.
- Хьюго? Да, иногда он слишком занят собой, но с ним всё в порядке.
Неловкая пауза.
- Тебя это не беспокоит, правда, Седьмая?
- Это я? Нет, я просто... удивлен, вот и все.
- Разве тебе не нравится, когда догесса проверяет тебя на пляже или что-то в этом роде? Держу пари, они всё время так делают, с твоим-то прелестным телом.

Брайс пожал плечами: - я... я никогда не думал об этом, сет.
- Ого, ты такая милая и невинная, Седьмая. А ты забавный.
- Эй, я не настолько невинен, брат.
Они оба усмехнулись.
Сет облизал свои отбивные. - Тогда вы позволите мне взглянуть на вас? Это нормально, Седьмая? Тебе и не нужно, если ты этого не хочешь. Ты ведь не расстроена?
- Нет, конечно, нет. Но если я это сделаю, то смогу увидеть рая, да?
- Ну конечно.
- Ну, тогда ладно.

Сет кивнул. - Он подождал.
И стал ждать.
- Ах да, конечно! - Рявкнул Брайс. Он схватился за ворот рубашки и, немного поколебавшись, снял её. Он отложил её в сторону и сел на лапы. - Ну и как? - спросил он.
Глаза сета заглядывали сквозь похожую на почтовый ящик створку тюремной двери и блуждали по сторонам. - Ты можешь постоять за меня?
- А?
- Я не могу представить, чтобы ты вот так сидел.
- О, - сказал Брайс.
Стряхнув со штанов кусок лазаньи, он оттолкнулся от кровати и встал. Он оглядел себя сверху вниз, словно ища что-то привлекательное.
- Подойди немного ближе. Я ничего не вижу.
Брайс сделал, как ему было велено. Он чувствовал себя глупо, но это было лучше, чем когда его допрашивали или пытали. Собаки, стоявшие за этим сооружением, видели его совершенно голым и, уж конечно, не спрашивали разрешения.
Сет некоторое время смотрел на неё, потом попросил:
Дай мне посмотреть на твою спину.
- Ладно.
Сзади было ещё хуже. Взгляд сета был похож на метлу, тычущую Брайса между лопаток.
- Он просто смотрит," - подумал Брайс. - Вот и все, смотрю; как милая собачка смотрит на тебя на пляже на Марсе, как это делает Раи, и как ты смотришь на неё. Так ведь?
- Ух ты, какая ты широкая, - изумился сет. - Как большая буква "В", должно быть, много работы, Седьмая.
Брайс просиял: - да, но мне это нравится.

- Всякие спортивные штучки?
- Ну да. Это заставляет меня чувствовать себя хорошо.
- Жаль, что мне от этого не стало лучше, - усмехнулся сет. - Ты можешь снова встретиться со мной? - неуверенно спросил он.
Брайс повернулся лицом к двери и блуждающему взгляду сета.
- Стыдно за номер, - сказал мастиф. - Терпеть не могу, когда красивые собаки портят свое тело брендами и дерьмом. Они сделали это с тобой здесь, Седьмая?
Брайс проверил свою руку; хотя он знал, что имел в виду сет, он всё ещё смотрел.
- Нет, он всегда был там, с тех самых пор, как меня сотворили.
- Но почему?
- Осторожно ответил Брайс. - М-м-м, это похоже на наш М-М-М-номер модели. Но меня никогда не называли седьмым, пока я не овыглядел в этом месте. Народ в О.Т. всегда относился к нам правильно… всегда. Крис даже сказал, что не хочет нас считать, но они заставили его это сделать. У нас под кожей тоже был чип, на шее сзади, который содержал информацию или что-то в этом роде.
- Брайс ощупал его шею "- но Эш попросил Макса вырезать их, когда мы убежали.
- А что на них было?
- Не знаю, брат, - пожал плечами Брайс.
Прошло некоторое время.
- Так почему же там, например, не хватает цифр? - Снова спросил сет.
- А?
- Вы все начинаете с номера три и поднимаетесь до десяти, но нет номера один, два, восемь или девять.
Брайс рассмеялся: - Ты делал свою домашнюю работу, брат.
- Мне просто интересно, вот и все.
Кивнув, Брайс объяснил: - Ну, Эш-это номер один, но у него нет номера, он был сделан до того, как номера были наложены на нас вот так.
И Шеп тоже, он ноль.
- Шеп?
- Да, он был нашим капитаном, пока мы не ушли. Он остановился в О.
- А остальные цифры? - спросил сет.
- Они умерли, Бен и Тоби.
- Умер?
- Да, и О.Т. ещё не восстановил их, вот и все. - Брайс поморщился: - Эйнен тоже ушел. Он умер последним.
- Ты скучаешь по ним?
- Ну да. Да, я-я-я думаю, что да.
Время шло.
- Я здесь ради тебя, Брайс, - мягко сказал Сет. - Я никогда не сделаю тебе больно.

Брайс просиял в ответ: - Спасибо, сет.
- А теперь мне пора идти.
- Ты ведь позаботишься о Раи для меня, да?
- Конечно, буду, - уверенно пообещал сет. - Спокойной ночи, Брайс. А теперь спи крепко, красавчик.
- Сет.
- Ну и что?
- Осторожнее, брат, ты назвал меня Брайсом.
- Кивок. - С этого момента я буду звать тебя Брайс. Неважно, что они говорят, это неправильно-использовать цифры. Ты не против, Брайс?
Долгая пауза.
- Да... да, всё в порядке.

Сет ушел, откинув полог. Брайс снова натянул рубашку и сел на кровать. Он не был уверен, правильно он поступил или нет, хорошо ему было или плохо, но если это заставило его увидеть рая, то так тому и быть.
Не было никакого П. Т., не для такого дерьма.
17

Еще один " вечер’, ещё одна рутина. Брайс нашел себе новое занятие: он лег на спину в изголовье кровати, уперся ногами в перила и стал толкать их вверх и вниз, поднимая таким образом ноги.
Кровать была привинчена к полу, но Брайс случайно оторвал её от креплений, когда делал гимнастический прыжок с перил. Никто, казалось, не заметил повреждения, да и не заботился об этом. Сет предложил увеличить гравитацию в камере Брайса, хотя бы на час каждый день, чтобы он мог нормально потренироваться с помощью каллистики. До сих пор у 1G была только собака, даже Икс-пёс. 1.25 G помогало некоторым.
Брайс гадал, когда же сет выполнит свое обещание относительно прав на посещение.
Прошло уже полторы недели. Брайс продолжал спрашивать, и он просто продолжал говорить скоро.
Чок!
Нижняя створка двери скользнула в сторону.
- Сет?
Но не Сет; Брайс с ужасом наблюдал, как серый цилиндр с белой полосой скользнул внутрь и по полу, прямо к нему.
Светошумовая граната!
Брайс перевернулся на другой бок и изо всех сил закрыл лицо руками. Была яркая вспышка и начало взрыва. Брайс почувствовал, как у него заложило уши, как глухо стукнуло в груди, словно его ударили.
Он стал почти слепым и глухим, в ушах звенело, глаза пульсировали.
А потом они набросились на него. Хотя он знал, что сейчас произойдет, Брайс ничего не мог сделать, кроме как наброситься на расплывчатые бронированные тела и закричать.
- Слезь с меня!
Дубинки в голову, башмак в живот, ребра, пара тычков для скота-на этот раз они действительно собирались в город. На передних лапах у него были привязаны кабельные стяжки. Кто-то сидел у него на ногах и точно так же заботился о его брыкающихся ногах.

- ААА!
Затем кляп, просто ремень, вокруг морды.
- Ммммм!
Сделав свое дело, Брайс был опрокинут на спину, и там он лежал, грудь его вздымалась, влажные ноздри раздувались. Обычные темно-синие фигуры нависли над ним, Доберы все до единого, черные и загорелые, их лица были скрыты белыми шлемами.
- Так, так, так, - сказал один. - Посмотри, кто был баааадским мальчиком. - Он подошел к кровати и слегка приподнял её.
- Это государственная собственность, которую вы там разграбили, номер семь. Это тебе дорого обойдется.
Брайс с отвращением отвернулся.
Он получил сапогом по ребрам. - Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, дебил!
Странно, но это было не так больно, как раньше. Брайс задумался: привыкает ли он к жестокому обращению или стал сильнее? Он вывернул запястья. Может быть, ему удастся разорвать эти жалкие узы и выбить дерьмо из всех этих собак.

Может быть. Но что тогда? У него не было никакой возможности убежать. Никакого грандиозного плана. Был ли у Декса план? Он что-то говорил об этом, но это было очень давно. Месяцы.
- Посадите его на кровать!
Две другие собаки обхватили Брайса за плечи и бросили его на кровать. Они сели по обе стороны от него, поддерживая его. Прошло уже две недели с тех пор, как Брайса водили в туалет, чтобы он мог принять душ.
- Ты воняешь, Седьмая! - фыркнул один из охранников, явно издеваясь над акцентом Брайса. - пи-у-у, сынок, тебе нужен Бейт.
Ай-яй-яй!
- Не ванна, а душ! - сказал главный здоровяк добер.
Внезапно он сорвал шлем с головы одного из своих подчиненных.
- Эй! - взвизгнули они.
Трудно было в это поверить, но под шлемом скрывался обычный на вид пёс, молодой Добер-дог, похожий на Клиффа.
- Верните его, шеф!
- Заткнись! - рявкнул вождь, отталкивая его.
Хотя Брайс и закрыл глаза, он слышал, как главный пёс справляет нужду, но не в унитаз, а в шлем, который он схватил.

- А-а-а... - выдохнул он с преувеличенным удовлетворением, - гораздо лучше.
- Ого, шеф.
Брайс крепче зажмурился и затаил дыхание. Его плечи сгорбились в ужасном ожидании. Это было очень долго, словно они наслаждались видом того, как он сидит там, съежившись.
- А вот и ты, "уродливый пес".
Под хор" А-А-А-а! - шлем был надет на голову Брайса, и горячая, липкая моча хлынула по его голове и плечам, по всей рубашке и штанам, без сомнения, забрызгав и постельное белье.
Шлем был потерт взад и вперед и прочно приглажен, чтобы убедиться, что каждая прядь красной шерсти Брайса была тщательно пропитана, а каждая частица его достоинства испачкана. Промокшие и уже холодные подбородочные ремни касались его щек, с морды и лба капало, даже вокруг рта.
Съежившийся Брайс опустил подбородок.
- Мммффф!
Охранники громко расхохотались и похлопали его по плечам лапами в перчатках, словно он только что был ритуально посвящен в их маленькую стаю.
Если бы только это было так здорово!
Один из них, вероятно, снова самый большой Добер, схватил Брайса за шиворот и потащил через всю комнату, пока его связанные ноги скользили по полу, в туалет. Они бросили его туда, засунули голову внутрь и спустили воду, сказав, что он должен вымыть свои вялые, отсталые, Питские уши и все такое – Брайс не обращал особого внимания на то, что они говорили; он слышал все это сотни раз.
Он мог бы сопротивляться, по крайней мере, извиваться, но не стал, потому что был рад смыть с лица мочу этого ублюдка. Они, вероятно, знали это, вероятно, наслаждались своей властью над ним.
Схватив его за загривок, они подняли его голову из чаши и ударили ею о край.
- Унг! - Рявкнул Брайс.
Они повалили его на спину и хорошенько пнули, тут там и везде, живот, ребра, спину.
Это было ежемесячное избиение, достаточное, чтобы он не смог сопротивляться, когда они неизбежно должны были разорвать его путы, что они и сделали, хотя Брайс не заметил, как он лежал, кашляя и отплевываясь, на краю сознания, в кровавой луже воды с оттенком мочи.
Время шло.
- Эй, Седьмая, - сказал шеф, в то время как остальные захихикали. Он шикнул на них и продолжил: - На днях я трахнул твою подружку.
Раи, не так ли? Она довольно хороша для уродливой собаки. Да, она скулила и причитала, но потом поблагодарила меня. Сказала, что её никогда раньше не ласкала настоящая собака, только щекотала твоя крошечная синтетическая-...
- Гаааг!
Избитое тело Брайса внезапно ожило. Могучий маленький Питский набросился на большого Добера, повалил его на землю и, схватив за горло, решил придушить его.
- Я к-к-убью тебя. Я к-к-убью тебя!
- Взорвался Брайс.
- Убери его от меня! Гааа-ха-ААА!
Сзади по шее ударили дубинкой-раз, другой, третий, - и Брайс рухнул на пол.
*
- Брайс? Брайс, это я, сет.
- Ну и что?
- Ты готова идти? - Уже пора.
Медленно, сильно морщась от боли, Брайс оттолкнулся от унитаза, где он вытирался жалким куском скомканного постельного белья. Его "прекрасное тело", как сказал бы сет, было покрыто потертостями и порезами.
Его губа и бровь были распахнуты; Брайс видел свое отражение в воде, и это было не очень красиво.
Он захромал к двери и повалился на неё, повиснув на маленьком пологе.
Сет был снаружи, огромный пёс в синей униформе. У него был песочный мех и толстая, короткомордая, морщинистая черная морда-типичный мастиф. Он был довольно пухлым, больше похожим на грушу, чем стройные Доберы, которые в основном управляли этим местом.

- О боже, - выдохнул он, отпрянув. - Что случилось, Брайс? Это те Доберы так с тобой поступили?
- Это не имеет значения.
- Но я могу доложить им об этом.
- Доложить? И кому же? Ты знаешь, что делают с нами собаки, которые здесь командуют? То же самое или даже хуже!
- Но это же тесты, а не анализы. -
- О, тогда всё в порядке, а, Сет!
Тишина.
- Мне очень жаль… Я знаю, что это не твоя вина, - отмахнулся Брайс. - Слушай… а что ты говорил раньше?
Время для чего?
Сет посмотрел налево и направо, свесив уши, а затем прошептал:
Огненные глаза Брайса расширились. - Раи?
- Угу.
- Но как?
- Это конец месяца, - объяснил сет своим мягким голосом. Большинство сотрудников находятся в отпуске на берегу или их переводят на другую работу. Эти другие придурки ушли, так что я могу доставить тебя к ней в камеру так, чтобы никто не узнал, кроме собаки, наблюдающей за камерами, но я подкупил его, так что он не против.
Это обошлось мне в сотню долларов.
- Неужели?
- Угу, но ты того стоишь, Брайс, - настаивал сет. - Послушай, новая команда доберется сюда только через час, так что нам лучше поторопиться. - Хорошо? Мы должны сделать это сейчас. Другого шанса не будет ещё целый месяц.
Брайс опустил подбородок. Он издал сдавленное карканье, и его плечи задрожали от горя.
- Что случилось?
- О-о-о, - всхлипнул Брайс, - я н-не могу идти, сет.
Я не могу.
Сет мягко усмехнулся: - А почему бы и нет?
Икс-пёс хлопнул лапой по стене, а затем указал на себя: - я не могу позволить ей видеть меня таким. Я весь измучен. Я пахну и все такое. Они опрокинули мочу прямо на меня. Я пахну как писсуар! - Он вытер глаза предплечьем: - я н-н-не могу идти; я хочу, но не могу.
- Но вы же стоили мне сто долларов!
- Мне очень жаль. Извините. - Брайс фыркнул. Он скользнул вниз по двери и плюхнулся у стены.

Сет провел пальцами по широкой морде мастифа. - Ну что ж… как насчет того, чтобы сначала отвести тебя в ванную?
Брайс немного оживился:
- Ты можешь принять душ, привести себя в порядок, привести себя в порядок. Я принесу тебе свежую одежду и все остальное. А как насчет этого?
- Неужели? Ты сделаешь это для меня?
- Эй, мы же друзья, не так ли?
- Ух ты, сет, - прощебетал Брайс, карабкаясь по двери и держась за щель.
- Ты самый лучший!
- Значит, ты пойдешь?
- Ну да. Пожалуйста. Я-я-я хочу увидеть её так б-б-плохо.
- Ладно, я сейчас вернусь. Я забыл, мне нужна палочка, чтобы деактивировать твой чип.
- Чип?
- Ага, они всадили тебе ещё один в шею, чтобы знать, где ты находишься.
Брайс потер свою толстокожую шею, он не чувствовал этого нового чипа, так же как не чувствовал чипа О.Т.
- Иначе сработает сигнализация, когда нам придется подниматься на лифте к вашей милой собачке.
Видишь ли, тебе разрешено находиться только на этой палубе.
- Ну ладно. Делай что хочешь.
- Я должен буду надеть на тебя наручники, просто на случай, если кто-то увидит нас. Дело в том, что я отвезу вас в медицинское крыло, чтобы посмотреть на ваши травмы.
- Ну конечно.
Сет помолчал немного. - Я могу доверять тебе, Брайс? Ты ведь ничего не будешь делать, правда? Потому что если ты это сделаешь, я больше никогда не смогу тебе помочь.
Брайс был оскорблен. - Нет, я ничего не буду пробовать.

- Ты клянешься?
- Клянусь всем сердцем. Мы же братаны.
Сет кивнул: - братья Хех. Мне это нравится. Что мы... братан.
*
Дверь камеры открылась. Тяжело вздохнув, номер десять резко села на кровати. Она поджала ноги и прижалась к стене, прижав простыни к груди, словно они могли дать хоть какую-то защиту.
Красивый рыжий пёс вошел в дверь, его одежда была яркой и новой, а глаза сверкали жизнью.
Под запахом мыла от него исходил знакомый запах.
Призрак приблизился и заговорил. - Раи, это я.
- Брайс?
Раи осторожно протянула лапу, как добрая старая собака, выходящая из кареты, и Брайс взял её, как ласковый пес. Раи ощупал свои грубые лапы воина. Он был настоящим. Как и почему Раиа это не волновало.
- Брайс!
Она притянула себя к нему, и они остались там, прижавшись друг к другу, раскачиваясь взад и вперед, плечи дрожали, когда они плакали.
Должно быть, они потратили целую минуту на одно это объятие.
Не впустую; хорошо потрачено.
Наконец Брайс высвободился из объятий Раи, вытер глаза и сел рядом с ней на кровать.
Она была прекрасна, сидя там в одной рубашке, ее длинные ноги держали просто-так и с такой грацией. Казалось, что она не могла сделать свой нос полихромным синим в этой дыре, может быть, сет не делал одолжений раю, может быть, она никогда и не просила, но Брайсу нравился её нос таким, каким он был, черным, блестящим и здоровым.
Она выглядела хорошо, её большие карие глаза всё ещё вызывающе сверкали. Её лицо было худее, возможно, даже немного изможденным, но не настолько, как он опасался. Если эту штуку можно было пережить, то Раю это удастся.
- Она приложила ладонь к потрепанной серой морде Брайса, - что, черт возьми, с тобой случилось?
Брайс повернулся к нему щекой: - ничего страшного.
Кто-то заговорил из-за двери, которая всё ещё была открыта: - я сейчас пойду медленно прогуляться.
Я оставлю вас вдвоем на некоторое время, хорошо?
Это был Сет.
Раи посмотрел на крупного мастифа и быстро сложил два и два: - сет? Ты привел сюда Брайса?
- Угу, - ответил сет, крутя кольцо с ключами-картами на толстом пальце. - Он принял душ и все такое. Он весь хороший и чистый для yah.
Раи склонила голову набок и посмотрела на сета, хлопая глазами: - О, спасибо тебе, сет.
- Вовсе нет, маленькая леди, - сказал он, подмигнув.
- А вы, голубки, теперь развлекайтесь.
Дверь закрылась.
В тот момент, когда сапоги сета исчезли за пределами слышимости, более высокий Раи вытащил Брайса из кровати и через её камеру, к стене, ближайшей к туалету, где их было трудно увидеть из-за створки двери.
- Брайс, что ты сделал? - Прошипел Рей.
- Что?
- Почему сет привел тебя сюда? - уточнила она. - Я не знаю.
Невысокий мускулистый Питски поежился под взглядом высокомерного эльзасца.

- Я имею в виду, почему он помог тебе?
- Потому что… мы же братаны, Раи.
- "Братаны"?
- Ну да.
- Ты знаешь, что он грязный старый слюнявчик?
Брайс отшатнулся: - слюнтяй?
- То есть извращенец. Ты снял для него свой комплект?
- Что? - Нет!
Раи опустила свой изящный подбородок. - Но ведь ты это сделал, не так ли?
Прошло мгновение, и Брайс огляделся. - Я просто... я... я сняла свой топ, вот и все.
- Ах, Брайс.
- Что? Он думает, что я... я красивая.

- Держу пари, что знает.
- Слушай, мне... мне плевать, главное, чтобы я тебя видел. И вот я здесь, и у нас есть минут десять, так зачем же мы говорим о сете? Во всяком случае, Хьюго сделал то же самое.
- Нет, Брайс, совсем другое, - ответила Рая со своим тонким марсианским акцентом. - Хьюго сделал это, потому что нам нужен был Вокс для плана Декса, а не для того, чтобы он мог-...
- Подожди, подожди, подожди, - сказал Брайс, размахивая лапами.
- План? - Какой план?
- Декс сказал, что сказал тебе, когда ты дрался.
- Ну да, он упоминал об этом. Но он ничего не объяснил.
Раи открыла было рот, но тут же отмахнулась: - О, это слишком сложно, чтобы говорить тебе сейчас. В любом случае, это не имеет значения, вы не можете помочь; вы застряли в максимальной безопасности. Просто предоставь это Дексу и Хьюго.
Брайс вздохнул. Кивал. - Ты видел Эша?
- Нет, но он определенно жив, - настаивала Раи.
- Клифф подслушал, как они говорили о нём. Он где-то рядом с тобой, в крыле Макса.
- Почему мы оба там, внизу, а вы здесь?
- Наверное, потому, что они знают, что вы двое сильнее нас.
- Это я? Сильный? Черт возьми, Декс сильнее меня! - "Я... я... теперь я это знаю, - Он старался не смотреть Раи в глаза. - Оон боролся, чтобы спасти тебя, потому что любит. Я... я... я должна была быть достаточно сильной, чтобы сделать это, а не он.
- Дэкс рассказал мне, как это было, - Раи положил лапу Брайсу на затылок. - Я знаю, как это было.
Ты получил по носу из-за меня.
- И Декс тоже.
- Да, но он ничего не почувствовал... Ты сделал.
Тишина.
- Раи взяла Брайса за лапы и потерла его грубые ладони своими большими пальцами, - Послушай, это будет только через месяц или два, пока мы не будем готовы. Так что не волнуйся за меня и не приходи ко мне на спину этого подонка сета. Просто наберитесь терпения и ведите себя прилично. - Все в порядке?
Брайс надулся, как щенок. - Ну и что? Я зря потратила время, приехав сюда, чтобы увидеть тебя, или что?

- Нет, конечно, нет.
- Потому что мы Н-Н-никогда не видели друг друга, и первое, что мы делаем, это спорим. Ты ещё даже не поцеловал меня.
- Неужели это каждый раз зависит от меня? - фыркнул Раи.
- Я... я не знала, хочешь ли ты этого.
- А почему бы и нет?
- Не знаю. Я... я никогда не знаю точно. Я имею в виду… Я-этот маленький Питский придурок, а ты... ты же Рей, детка. Посмотри на себя. Я никогда не знаю, что ты видишь в моей короткой заднице.

Раи поцеловала его в губы – это было как молния.
Когда они расстались, Брайс усмехнулся. Он снова посмотрел на свои ноги, и его глупая улыбка исчезла. - Послушай, кто-нибудь из охранников когда-нибудь причинял тебе боль или... пытался это сделать?… ты знаешь. Б-Б-потому что они… они все т-т-сказали мне, что они... хм... Они сказали, что они… ГМ…
Он даже не мог этого сказать.
Раи успокаивающе положила лапы на шею Брайса. - Я в порядке.
Со мной ничего не случилось.
- Неужели?
- Ничего подобного. Они не посмеют. Я же синтетический урод, не забывай.
Брайс рассмеялся: - Ну, сета это не волнует.
- Сет? Он бы, наверное, и Гиппократа родил. Наверное, есть.
- Рай!
- Серьезно, Брайс, не поощряй его.
- Ты такой злой. Держу пари, ты просто завидуешь.
- Что? Я вовсе не ревную.
- Не знаю, но я думаю, что ты можешь быть там.
- Как я могу ревновать к этой жирной кляксе?

Брайс наклонился и запел: - Раи ревнует, Раи ревнует! - Взвизгнув, он отбросил лапу Раи; она вывернула один из его сосков через рубашку. - О-о-о, Раи, это убило! - вскипел он, потирая грудь. - Ты порочна, девочка!
- Так тебе и надо, ублюдок.
Рассмеявшись, Раи посмотрела на дверь камеры и повела Брайса к кровати. Она отодвинула Питски назад, чтобы он сел, затем устроилась у него на коленях и обняла его, обвив своими длинными руками его шею.

- Сколько у нас времени?
Брайс сглотнул, когда он принял все это, - с-СССС-сет с-СССС-сказал т-т-т-Тен м-ммм-м-...
- Ш-ш-ш...
Раи заглушил это заикание пальцем, а затем поцеловал Брайса до самой кровати.
*
В коридоре послышались шаги. Кофейно-сливочный Шибан с цифрой 5 на руке перестал делать приседания и просто сел.
Чок!
Створка двери открылась, и внутрь скользнул поднос из фольги.
Шаги быстро удалялись.
Просто еда, опять же.
Шибан осмотрел свою жратву, откинул крышку и принюхался. Рис в неоново-желтом соусе, возможно, слабое Карри, трудно было сказать. Прежде чем он успел укрыться одеялом, на дороге послышались новые шаги. На этот раз два сета.
Это была не жратва.
Пятый вскочил на ноги как раз в тот момент, когда открылась дверь. В комнату проскользнул высокий, надменного вида Лайкан с серым мехом.
Его серо-стальные глаза сверкали, как кометный лед.
Декс, как и обещал.
- Хьюго, - сказал он, когда толстяк сет снял с него наручники и закрыл за собой дверь.
Молчаливый Хьюго подошел и коротко обнял Декса.
Декс ответил взаимностью: - как дела?
Хьюго пошевелил лапой из стороны в сторону.
- Ты выглядишь... хорошо.
- А! - Прощебетал Хьюго, протягивая лапу к Дексу. Он быстро подписывал, жестикулируя лапами, указывая, его рот имитировал слова, которые его голосовой ящик не мог сформулировать, таким образом говоря Дексу: - ты выглядишь скучным.

- Разве я не всегда так делаю?
Декс не знал о себе, но Хьюго действительно выглядел хорошо, он наполнился, его глаза сияли, живые, полные надежды.
Из всех своих братьев и сестер, не считая Рая, Декс считал Хьюго самым незаметным членом банды, с его короткой коричнево-белой шерстью и скромным ростом Шибана, не высоким и не низким, супер-сильным и лихо красивым. Ему не хватало точеной красоты Макса, или мрачной загадочности Добера Клиффа, или огромных мускулов Брайса.
Даже Декс был до боли примечателен своей каменно-серой шерстью и глазами. Хьюго мог пройти мимо собак на улице, и никто даже глазом не моргнул, у рая был такой же дар. Они убедили.
Но опять же, Хьюго не мог говорить.
- Вы двое, я пойду прогуляюсь вокруг квартала, - сказал Сет мягким голосом, заглядывая в щель двери. - У тебя есть пять минут, хорошо?
Декс даже не обернулся.
- Отлично.
Хьюго был более сговорчив.
Он подошел к пологу, улыбаясь во весь рот, и начал жестикулировать лапами, делая несколько быстрых и непонятных движений, во всяком случае, непонятных Сету.
- Я не знаю, о чем ты говоришь, Пятый, но поскольку это ты, я пойду медленно. Увидимся через десять, красавец плут.
Сет собрался уходить.
Как только он совсем ушел, Декс насмешливо посмотрел на Хьюго:
Хьюго повторил свои слова для Декса, жестикулируя ему так же, как и Сету.
В то время как любые наблюдатели, даже те, кто следил через камеру, были надежно исключены, Декс с легкостью интерпретировал быстрый язык жестов в своей голове.
- Понятно, - ответил он. - Хорошо ещё, что он не может читать твои мысли.
Хьюго даже рассмеялся. Все, что действительно вышло, было напряженное кваканье.
- Ну и что? - Настаивал Декс.
Хьюго расписался ещё немного, сказав: - понял".
- Вот и хорошо. Ну, тогда это все. Тебе больше не придется возиться с Сетом.

- В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ОН ЗАХОЧЕТ ПОЦЕЛОВАТЬСЯ, А ТО И ЧТО ПОХУЖЕ.
Дэкс решительно спросил:
Хьюго поперхнулся – достаточно ясно.
- Значит, это не твое представление о пинапе?
- КОНЕЧНО, НЕТ.
- Ну, я не знаю, не так ли? - усмехнулся Декс. - Это не моя область. И вообще, где товар?
Хьюго поспешил к своей кровати, опустился на колени и отвинтил болты, крепившие её к полу одними пальцами; они уже подозрительно ослабли. Он приподнял ножку кровати и вытащил из углубления внутри серую палку.
Это была одна из палочек, используемых для управления чипом слежения, встроенным в шеи заключенных.
Гуго передал его Дексу с почтением, достойным королевского скипетра.
Декс взял его и спросил: - Неужели сет даже не интересуется, что ты хочешь с ним сделать?
- Я сказал, что люблю разбирать вещи на части, чтобы посмотреть, как они работают.
- И все же это правда.
- ХОРОШАЯ ЛОЖЬ НАПОЛОВИНУ ПРАВДИВА. - ГОВОРИТ РАИ.
Декс передал палочку обратно, и Хьюго снова засунул её в ножку кровати, завинчивая болты, как только мог.

Как только Хьюго закончил, Декс проверил дверной клапан, затем он тоже жестикулировал лапами, подписывая, как Хьюго, только более сдержанно.
- Вы уверены, что вирус сработает? - спросил он.
Хьюго молча кивнул в ответ: - да".
Все Икс-псы знали язык жестов, даже Брайс; они переняли его у Хьюго на протяжении многих лет. Жестикуляция оказалась здесь бесценным навыком, поскольку охранники не понимали этого, да и не хотели пытаться.

‘ВДВОЙНЕ УВЕРЕН? - Настаивал Декс.
- Да! - Я мог бы написать программу, чтобы взломать это место во сне, - возмущенно просигналил Хьюго. - Аи такой простой.
Декс сделал знак: - надеюсь. НУ ВОТ И ВСЕ. НАМ БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ ОСТАЕТСЯ, КАК ЖДАТЬ ДО СЛЕДУЮЩЕГО МЕСЯЦА.
- Ну да.
- БУДЬТЕ ГОТОВЫ. И РАСПРОСТРАНЯЙ СЛУХ, КОГДА СМОЖЕШЬ.
- Я ТАК И СДЕЛАЮ.
Пауза в молчаливом обмене репликами.
Хьюго похлопал брата по плечу, чтобы привлечь его внимание, и одними губами произнес:

- Ну и что? Декс подписал.
‘А ТЫ ЖАЛЕЕШЬ ОБ ЭТОМ? Хьюго сделал ответный жест.
- Что именно?
‘УБЕГАЮ.
- Я скажу тебе, когда мы выберемся отсюда, - задумчиво произнес Декс.
- Ты скучаешь по нему? - тихо спросил Хьюго.
‘И кто же?
Хьюго описал пальцами круги и поднес их к глазам, показывая очки, что означало для него и мальчиков" Саске".
‘Честное слово?
- Ну да.
Дэкс резко вздохнул, словно хотел что-то сказать, но жестом показал:

- Я тоже, - выпалил Хьюго.
18

Последние две недели здесь было тихо. Странно, но Брайса не навестил Бандитский контингент охранников, даже грубый лай или гав через дверь не разбудили его. Может быть, они были в отпуске. Сет приходил и уходил, как обычно, подсовывая еду и угощения под дверь для своего "прекрасного" Брайса. Он не мог заставить Брайса снова встретиться с Раи, по крайней мере до следующей смены персонала.

Раи просил не приходить, но Брайс не мог этого вынести. Он должен был увидеть её снова. Пришлось.
Чок!
Створка двери.
- Сет?
- Привет, Брайс. - ласково сказал пес. - Как ты сегодня?
Брайс расхаживал взад и вперед: - я... немного взвинчен... вообще-то.
- Это ещё почему?
- Просто, Знаешь, думаю о Рае и всякой всячине.
- Ох. Извините.
- Все в порядке, сет. Я знаю, что ты ничего не можешь сделать. Я знаю.
Сет отвел взгляд от полога, потом снова посмотрел на неё.
- У тебя сегодня контрольная.
- Испытание?
- Угу.
- Что за испытание?
- Не знаю. Божья правда. Но я думаю, что это действительно важно.
- Как же так?
- Потому что, - Сет пожал плечами, - они сказали мне сначала отвести тебя в ванную и принести тебе нормальную одежду. Звучит странно, тебе не кажется?
Это, конечно, было что-то новенькое.
- Придется надеть на тебя наручники через нижний клапан, ладно?
- Ну конечно.
Брайс сделал, как требовалось: сел у двери, и Сет надел на него электронные наручники.

- Эй, - сказал Брайс, - а что случилось с остальными охранниками?
- Они больше не будут тебя беспокоить, во всяком случае, этот большой Добер.
- А почему бы и нет?
- Его отстранили от работы.
- Но как?
- Сет дог хлопнул Брайса по руке, показывая, что он готов встать. - Я же говорил, что доложу о них.
*
Сет и ещё один вооруженный охранник провели Брайса в сверкающую белизной уборную, после чего пса Икс освободили и дали ему десять минут на то, чтобы привести себя в порядок в уединении.
Он принял душ.
Это было чудесно.
Через некоторое время Брайс смыл мыло с глаз и обнаружил, что Сет подглядывает за ним из-за двери, но его там не было; большой мастиф отвел глаза.
Ему неловко смотреть сейчас, но не раньше? "Настоящие клыки действительно загадочны", - подумал Брайс, - а может быть, я просто не совсем понимаю".
- Сет? - настойчиво спросил он.
- Готов? - спросил мастиф, прочищая горло.
- С меня хватит.

Сет указал через плечо: - круто. Я сейчас вернусь с твоей одеждой. Не делай глупостей, ладно?
- Ты же знаешь, что я этого не сделаю.
Как только Сет ушел, Брайс вытерся и стал ждать на скамейке в туалете, обернув бедра полотенцем. Он подумал, не попробовать ли ему сделать какую-нибудь глупость, например сорвать трубку со стены и начать драться, убить охранника, убить сета. Было бы трудно не причинить серьезного вреда обычным собакам, но, может быть, я смогу просто разоружить сета и-...
- Вот, держи.

Улыбаясь, большой сет вошел в дверь с одеждой в лапах. Слегка ожиревший пёс положил их на скамейку, и Брайс просмотрел: белый флотский джемпер, шикарные черные брюки, боксеры, носки и ботинки. Он выглядел точно так же, как комплект, который всегда носил Брайс, но, конечно же, нет.
Он поднял джемпер, чтобы получше рассмотреть. Что – то блестящее выпало из складок на скамью-серебряный крест на цепочке.

- Черт возьми, это мои старые вещи, - понял Брайс, поднимая крест и ощупывая его пальцами.
- Старые вещи? - спросил сет, наблюдая за ними.
Брайс нашел эмблему "О. Т. на джемпере. - Ты все это время хранил наше снаряжение, даже маленький крестик Холли?
- Холли?
- О, просто друг. Видите, она дала мне этот крест. Я удивлен, что никто с-с-не украл его.
Сет пожал плечами, - вероятно, его заперли как улику, когда тебя нашли, и забыли.

- Ну да.
- Тебе лучше одеться.
- Ну да. Конечно.
Любопытно, но сет снова вышел. Брайс оделся - боксеры, носки, брюки, ботинки, топ-и посмотрел в зеркало. Приятно было снова почувствовать себя целым. Он надел крест Холли, вспомнил тот день в "странствии". Казалось, прошла целая вечность. Как давно это было? Как долго все были заморожены? Может, годы, а может, и нет.
Представившись Сету и охраннику, Брайс на этот раз был скован наручниками спереди и прошел через множество стандартных, ничем не примечательных коридоров вниз на лифте.

- Семь? - спросил сет.
- Ну и что?
- Это правда, что ты не умеешь убивать? - спросил большой пёс, когда лифт опустился бог знает куда.
- Совершенно верно.
- А почему бы и нет?
- Потому что это неправильно, вот почему.
- Да, но разве ты не похож на биологическое оружие?
Брайс съежился.
- Не-е-ет, нас м-м-м-создали защищать, а не к-к-убивать. - Он посмотрел на сета и фыркнул. - если бы мне действительно пришлось, я мог бы сломать тебе руку, но не шею.

- Я слышу тебя и верю тебе, - присвистнул Сет.
Последовала пауза.
- Ты назвал меня седьмым, - сказал Брайс.
- Придется, - сказал Сет, указывая на другого молчаливого охранника. - Извини.
- Это круто.
Сет улыбнулся.
Лифт резко остановился, и двери открылись. Все вошли в простую, довольно промышленную квадратную комнату, лишенную мебели. Впереди была ещё одна дверь, несколько другая. Здоровенный, взрывозащищенный, с многоугольными сцепленными зубами, так что он был похож на челюсть какого-то огромного вымершего зверя.

- А что там внутри? - спросил Брайс.
Сет махнул лапой: Они нам ни черта не говорят. Я всего лишь ворчун.
Брайс усмехнулся и кивнул: - теперь я тебя слышу.
Из ниоткуда перед Брайсом возник пустой голоэкран. Он осмотрел все это, но это был всего лишь зеленый экран, лишенный каких-либо особенностей, за исключением красной линии, идущей горизонтально вдоль середины.
- Проходите внутрь, номер семь, - сказал он, и линия задрожала, а голос был искажен до неузнаваемости.

Дверь начала жужжать и открываться. Занавес яркого белого света прорвался сквозь щель, медленно расширяясь и становясь ярче по мере того, как металлическая пасть разинула рот в поисках Брайса. Было так светло, что поначалу он не мог заглянуть внутрь, но к тому времени, как дверь закрылась, его горящие глаза немного привыкли. Пространство за ней было выложено белым кафелем, как и комната, в которой он сражался с Дексом несколько месяцев назад, но больше в десять раз.

Брайс бросил взгляд на голографический экран, а затем скользнул через дверь в белое пространство за ней. С громким предупреждающим жужжанием дверь закрылась за ним, дюйм за дюймом. Брайс оглянулся и увидел, что Сет машет ему рукой. Как только его зубы сомкнулись вместе, дверь практически исчезла, её внутренняя сторона была такой же белой и блестящей, как и остальная часть комнаты.
Брайс чувствовал себя мультяшным персонажем на чистой бумаге или частью какой – то дерьмовой выставки концептуального искусства-О. Т. часто имел такие вещи в фойе.

Из крошечной линзы в крыше выпрыгнул голоэкран. Он был такой же, как и раньше, зеленый, с красной линией, как осциллограф.
- Ты хорошо выглядишь, седьмая, - сказал он.
Брайс огляделся в поисках одностороннего зеркала или ещё чего-нибудь. Он предположил, что они наблюдают за ним через голографический проектор.
- А тебе какое дело?
- Мы очень заботимся, - сказала собака или собачка за ширмой, понять было невозможно, так как голос был совершенно бесполым.
- ВОТ ПОЧЕМУ МЫ УВЕЛИЧИЛИ ВАШ ПАЕК, КАК ВЫ, НЕСОМНЕННО, ЗАМЕТИЛИ.
- Да, я заметил.
- ВЫ ПЕРВЫЙ ПРИНИМАЕТЕ УЧАСТИЕ В ЭТОМ ИСПЫТАНИИ; ОСТАЛЬНЫЕ БУДУТ РАССМОТРЕНЫ В НАДЛЕЖАЩЕЕ ВРЕМЯ, КОГДА ОНИ БУДУТ ГОТОВЫ.
- Ну что, готов?
- ДА. ВЫ ОТРЕАГИРОВАЛИ БЫСТРЕЕ ВСЕХ. ВАШИ ТЕМПЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ И РОСТА НАМНОГО ПРЕВЫСИЛИ НАШИ ОЖИДАНИЯ.
Лицо Брайса сморщилось. - Я так рад за тебя, - сухо усмехнулся он.
- Твой… СОЦИАЛЬНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТАКЖЕ БЫЛИ ЧРЕЗВЫЧАЙНО УВЛЕКАТЕЛЬНЫМИ.

Зависший экран толщиной в атом перевернулся, чтобы показать запись с камеры слежения, сделанную внутри одной из камер. Там были сам Брайс и Рей.
Брайс поморщился: - ты даже следил за нами, Борк?
- ДА, ИЗУЧАЛ.
- Даюм, ты ещё хуже, чем сет. По крайней мере, он спросил.
- О, НО МИСТЕР ФЭРЛИ ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНО ИЗУЧАЛ ВАС. ВЫ ТАК МНОГО РАССКАЗЫВАЛИ ЕМУ О ПРОЕКТЕ, И ВСЕ ЭТО В ОБМЕН НА ТО, ЧТО МЫ УЖЕ СОБИРАЛИСЬ ВАМ ДАТЬ.
И ВСЕ ЖЕ, КАК ГОВОРИТСЯ, МЕД ЭФФЕКТИВНЕЕ УКСУСА.
- Ты хочешь сказать, что Сет шпионил за мной?
- ДА.
Брайс хмуро уставился на экран. - Ой, да ты просто полный говнюк. Сет-мой друг!
- Верь во что хочешь, седьмая. - отмахнулся голоэкран. - В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ МИСТЕР ФАРЛИ ВЫПОЛНИЛ СВОЮ ЗАДАЧУ И В КОНЦЕ МЕСЯЦА БУДЕТ ОТПРАВЛЕН ДОМОЙ С ВЫХОДНЫМ ПОСОБИЕМ, КАК ЧАСТЬ НАШЕЙ "СДЕЛКИ". НАМ НРАВИТСЯ, ЧТОБЫ БЫВШИЕ СОТРУДНИКИ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ И ПОЭТОМУ МОЛЧАЛИ.

Брайс нахмурился, глядя на экран. Тебе стыдно за то, что ты с нами делаешь?
- ЗДЕСЬ НЕТ НИКАКОЙ МОРАЛЬНОЙ ДИЛЕММЫ. ВСЕ ЕЩЕ… ПРИСКОРБНО, ЧТО ВЫ НАВЯЗЫВАЕТЕ НАМ СВОЮ ЛАПУ. У НАС НЕТ НИ МАЛЕЙШЕГО ЖЕЛАНИЯ ДУРНО ОБРАЩАТЬСЯ С ВАМИ. ЕСЛИ ВЫ МНЕ НЕ ВЕРИТЕ, ЗНАЙТЕ, ЧТО МИСТЕР ФАРЛИ ПРЕДУПРЕДИЛ НАС О... НЕОСТОРОЖНОСТИ НЕКОТОРЫХ СОТРУДНИКОВ. ОНИ ОТСТРАНЕНЫ ОТ РАБОТЫ И БУДУТ ОТПРАВЛЕНЫ ДОМОЙ ПРИ ПЕРВОЙ ЖЕ ВОЗМОЖНОСТИ, БУДЬТЕ УВЕРЕНЫ.

Брайс не поверил своим ушам. - Но... н-н-но тогда почему вы сами это сделали? Почему ты заставила меня драться с Дексом? Зачем ты пытал Рая и все такое? Почему?
- В конечном счете, это вина вашего лидера, собаки Икс, которую мистер Фэрли сказал, что вы называете номером один.
- Нет, я зову его Эш.
- ДА. НУ, КАК БЫ ТО НИ БЫЛО, ЕГО УПРЯМАЯ НАТУРА ПОСТАВИЛА НАС В ЭТО ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.
Брайс поймал себя на том, что задает ещё один вопрос: - так он жив?

Голоэкран ответил: - он... функционирует.
- А где же он?
- В КАМЕРЕ, КАК У ТЕБЯ. ОН ЗНАЕТ СЕКРЕТЫ ВАШЕГО ТВОРЕНИЯ, МЫ МНОГОЕ ОТ НЕГО УЗНАЛИ, НО ОН ОТКАЗЫВАЕТСЯ ВЫДАВАТЬ БОЛЕЕ ТОНКИЕ ДЕТАЛИ. МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ КАЖДЫЙ МЕТОД; РАССУЖДЕНИЕ, СЫВОРОТКИ ПРАВДЫ… ДАЖЕ ПЫТКИ. НО ОН СЛИШКОМ СИЛЕН. ВОТ ПОЧЕМУ ТЫ СТРАДАЕШЬ, ИЗ-ЗА НЕГО. ОН ЗАПРОГРАММИРОВАН НА СОПЕРЕЖИВАНИЕ, ДАЖЕ НА ЛЮБОВЬ... В НЕКОТОРОМ РОДЕ. ЕМУ БОЛЬНО ВИДЕТЬ, КАК ТЫ СТРАДАЕШЬ.
МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ТЕБЯ ПРОТИВ НЕГО. У НАС НЕ БЫЛО ВЫБОРА.
Брайс озадаченно фыркнул: - Я-я-я не понимаю. - Что ты хочешь мне сказать?
Экран перевернулся.
Там был пепел. Он был в плохой форме, раздет до пояса и привязан к стулу, вокруг стояли обычные темно-синие охранники. Его шерсть была окровавленной и взъерошенной, но голубые глаза сверкали жизнью, вызовом.
Брайс шагнул вперед. - Эш! - Сэр?
- Он тебя не слышит, это же архивные кадры, - сказал экран, и в этот момент один из охранников ударил Эша по голове-это был тот самый здоровенный пёс Добер, который облил Брюса мочой,
Добер схватил Эша за грязный загривок и, запрокинув ему голову, прошептал на ухо:
Что бы там ни было сказано, Эш плюнул в охранника. Это не возымело никакого эффекта, потому что Добер, как всегда, был одет в защитный белый шлем.
Эш приложился прикладом винтовки ко лбу. Брызги пота и крови полетели во все стороны, и он извивался, насколько позволяли его путы, прежде чем рухнуть на бок, кровь капала из его морды.
Это было трудно переварить, но Брайс не сдавался, оказал Эшу честь, наблюдая, как он сражается и сопротивляется, как, по его мнению, хотел бы его лидер.
Если он мог вынести страдания, то Брайс мог вынести и смотреть.
Один из охранников схватил Эша за уши и поднял его голову. Тот, что был впереди, достал Вокс и проецировал на него голоэкран, показав Эшу видео. Судя по всему, это была прямая видеозапись самого Брайса, который занимался своими делами в своей камере, делая несколько приседаний.
Громкость была увеличена.
- Говори, - пригрозили стражники, - или мы снова пошлем их сюда.
Мы знаем, что ты заботишься об этом маленьком красном уродце. Он же твой любимчик. Верно, пидор?
Эш некоторое время смотрел на экран, затем его глаза закатились к охраннику.
- Тебе нравится вот так драться с хорошими парнями, да?
Эш ухмыльнулся: - я вижу, что вы говорите по собственному опыту в таких делах.
Пощечина задними лапами по лицу; Эш едва ли это заметил. Они схватили его за мохнатую белую шею, откинули голову на спинку стула и зарычали прямо в лицо.

- Мы его сейчас же родим!
- Ты можешь попробовать, пеон, - усмехнулся Эш. - Ты можешь избить Брайса до полусмерти... но он вернётся ещё более сильным, чем когда-либо.
- Может быть, на этот раз мы его убьем, а, пидор?
Пауза для размышлений. Окровавленное горло Эша сжалось. - Тогда он умрет так же, как и жил; воином... - проворчал он, глядя на своего мучителя сверкающими голубыми глазами, - когда-нибудь ты умрешь так же, как жил; трусом.

Он с отвращением отвернулся.
Охранник заговорил в наушник: Пошлите их сюда!
На Вокс-экране дверь камеры распахнулась настежь, и несколько темно-синих головорезов ввалились внутрь и набросились на Брайса, избивая его, заковывая в петлю и связывая, как делали это уже бессчетное количество раз. Эш был вынужден смотреть и слушать, не двигаясь, не дрогнув, хотя настоящий Брюс мог поклясться, что видел, как слеза скатилась с его морды.

Голоэкран перевернулся, вернувшись в настоящее, к всеведущему осциллографу.
Брайс фыркнул: - что?
- ОДНИМ СЛОВОМ, ОН МОГ БЫ ПРЕКРАТИТЬ ВАШИ СТРАДАНИЯ ОДНИМ СЛОВОМ, САМЫМ ПРОСТЫМ СОТРУДНИЧЕСТВОМ, НО ОН ПРЕДПОЧЕЛ ЭТОГО НЕ ДЕЛАТЬ И ДО СИХ ПОР НЕ ХОЧЕТ. ВСЕ, ЧТО ЕМУ НУЖНО СДЕЛАТЬ, ЭТО РАССКАЗАТЬ НАМ, КАК ВЫ ПОЯВИЛИСЬ. ОН МОЖЕТ И НЕ ЗНАТЬ ИНТИМНОЙ МЕХАНИКИ, НО У НЕГО ДОЛЖНО БЫТЬ СМУТНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ НАБЛЮДАТЬ, КАК ТЕБЯ ДЕЛАЮТ.

Брайс ничего не ответил.
- Я НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ЭТО ПРОИЗОШЛО, НО У МЕНЯ НЕ БЫЛО ВЫБОРА. ВЫ ПОНИМАЕТЕ?
Тишина.
- ТЕБЕ НЕЧЕГО СКАЗАТЬ, СЕДЬМАЯ?
- Для тебя? - Брайс хмуро уставился на экран. - Ничего особенного. - Он повернул свою щеку, как пепел, - просто делай то, что ты собираешься делать.
- ОЧЕНЬ ХОРОШО.
Наручники Брайса пискнули и распахнулись. Он был свободен.
Не успели наручники упасть и Брайс потер запястья, как в пустом белом полу открылись три квадратные панели.
Три автомата поднялись и вошли в Колизей, как гладиаторы. Однако это были всего лишь единицы Гиппократа. И что они собираются делать, проверять здоровье Брайса?
Не совсем.
Их пальцы втянулись и были быстро заменены скальпелями и иглами для подкожных инъекций. Затем их пылающие зеленые глаза сосредоточились на Брайсе, и они вразвалку направились к нему.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал? - спросил он у экрана, немного отступая.

- УНИЧТОЖЬ ИХ.
- Но почему же?
- ТОГДА ВАС ПРЕПАРИРУЮТ… ЕСЛИ ВАМ ТАК БОЛЬШЕ НРАВИТСЯ.
А Брайс-нет. Ловким прыжком ноги и конечности он занял позицию и нанес мощный удар по ближайшему синтетическому лицу, расколов шею Гиппократа и заставив его пошатнуться в замешательстве, голова болталась на нитке проводов и сосудов.
Брайс тут же набросился на следующего противника, развернулся и ударил его ботинком по голове-то же самое.

Последний дружелюбно выглядящий и в то же время кровожадный Гиппократ замахнулся скальпелями на Брайса, но тот схватил его за запястья и остановил. С силой, которую не мог собрать простой пёс, он просто перевернул автомата на спину, обошел его бьющееся тело и с жестокой эффективностью наступил ему на щеку, выкручивая шею, пока не были разорваны различные жизненно важные связи.
Все было кончено.
Брайс почти не вспотел, хотя все равно рванул свой свитер, чтобы подышать свежим воздухом.
- И это все? - фыркнул он, самоуверенно расхаживая взад-вперед с нахмуренным лицом. - Ты должен сделать это получше.
- Впечатляет, как всегда номер семь, - похвалил голоэкран, глядя на Брайса, куда бы тот ни забрел.
В потолке открылась панель. И что теперь?
Посреди пустой комнаты возвышалась прямоугольная серебряная шкатулка – пустая, если не считать тел Гиппократа и их разноцветных внутренностей.
Брайс склонил голову к гробу.
- А это ещё что?
- ЭТО ДЛЯ ТЕБЯ.
Морская свинка колебалась.
- Я РЕКОМЕНДУЮ ВАМ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ИМ.
Заинтересовавшись, Брайс подошел и осмотрел гроб. Это было похоже на оружейный ящик для какого-то дорогого военного снаряжения, и так оно и оказалось. Внутри лежал самозарядный штурмовой дробовик-сложное приспособление, которое не так уж плохо справлялось с автоматами, если только подойти поближе, как это часто делал Брайс.

- Вы, дураки, действительно даете м-м-м-мне пистолет? - он запнулся. Вытащив его, он прицелился в голоэкран и нажал на курок.
Щелчок.
Ничего. Брайс проверил патроны и предохранитель, попробовал ещё раз.
Щелчок.
- Он ещё не вооружен, - сказал голоэкран. - мы не настолько глупы, чтобы дать вам оружие, которое мы не можем дистанционно отключить.
Брайс фыркнул: - Ну, я все равно никого не могу убить, так что какая разница?

Линия тяжело колебалась: - возможно, когда-нибудь ты преодолеешь это заторможенность. ВОЗМОЖНО, ВЫ УЖЕ ЭТО СДЕЛАЛИ, КАК " ЭШ".
Брайс покачал головой: Убивать-это неправильно.
- КТО СКАЗАЛ, САСКЕ ХАТТОРИ… ИЛИ БОГ?
- Это я.
Осциллограф затрясся от мягкого смеха.
Четыре квадратных блока плавно поднимались над полом, около метра толщиной, такие же белые и блестящие, как и все вокруг. Они поднимались все выше и выше, до самого потолка, образуя четыре колонны.
Затем появились другие, один прямо под левой ногой Брайса; ему пришлось отступить в сторону. Он огляделся и насчитал ещё двенадцать колонн, расположенных квадратной линией вокруг первых четырех. Они уперлись в потолок, превратив некогда просторную комнату в Колонный зал.
- Какой-то безумный тест, Вот ты и попала сюда.
- БЛАГОДАРЮ ВАС. Я САМ ЕГО ПРИДУМАЛ.
Затем в полу напротив Брайса, за лесом колонн, открылась последняя панель.
Наверх поднялся отряд Маллиганов, таких же, как те, что маршировали по коридорам "Капризного", в толстых блестящих синих доспехах, с крошечной трехглазой головой, уютно устроившейся между массивными плечами.
- А Маллиган? Ты же не серьезно!
- ТЕБЕ ЛУЧШЕ СМЕНИТЬСЯ, СЕДЬМАЯ.
Голова повернулась, сфокусировавшись на Брайсе сквозь колонны. Он поднял руку, полную штурмовой пушки.
Б-б-б-б-б-б-б-б!
Брайс забрался за ближайшую колонну, когда желтый поток трассирующего огня прорезал пространство, которое он занимал.

- Вот дерьмо!
Голоэкран повернулся к Брайсу: - уничтожь его, седьмой.
- С чем? - пискнул Икс-пёс
- С ДРОБОВИКОМ. ДЕЙСТВУЙТЕ И ВСТУПАЙТЕ В БОЙ! БУДЬТЕ УВЕРЕНЫ, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ МАЛЛИГАНА СПРАВИТСЯ.
Робот двинулся вперед.
Тук, тук, тук! Б-Б-Б-Б-Б!
Еще один луч выстрела отразился от сахарно-белого столба.
- Ах!
Что-то-рикошетившая пуля или кусок стены-вонзилось в плечо Брайса.

Всего лишь царапина, заметил он, осматривая рану; кровавая и болезненная, но царапина. К Брайсу вернулось самообладание. Он заставил себя сделать несколько глубоких вздохов через плечо и крепко сжал автоматический дробовик.
Ну вот.
- Маллиган" проследил за Брайсом, когда тот мчался между колоннами, пытаясь угадать, куда он направится с помощью своей прогностической программы. Это Брайс хорошо знал; все зараженные подразделения Маллигана, с которыми он сражался за свою короткую жизнь, делали то же самое.
Поэтому Брайс предложил неожиданное, исчезнув за одной колонной, но выйдя из-за неё тем же путем, каким пришел, в отличие от другой стороны, куда Маллиган прицелился, выстрелил и промахнулся.
Не успел я опомниться, как Брайс уже был на нем, буквально прыгнув на здоровенную руку Маллигана с пистолетом. С быстрой гимнастической осанкой он вскарабкался ему на плечи, балансируя даже тогда, когда робот повернулся и в смятении заковылял в поисках своей жертвы.
Брайс встал ногами на его голову, прицелился из дробовика в это тринокулярное лицо и, отвернувшись и закрыв глаза, чтобы защититься от осколков, нажал на курок.
БАМ!
Оглушительный взрыв разрушил голову Маллигана и заставил её раскачиваться. Брайса отбросило в сторону, он приземлился на обе ноги, но упал на круп.
- Гаг!
У него болел живот. Почему?
Неважно. Придерживая его лапой, он встал и поплелся прочь, стараясь держаться подальше от умирающего Маллигана, чтобы тот не выстрелил вслепую в предсмертной агонии.

Брайс спрятался за ближайшей колонной. Проверив свой вздымающийся живот, он обнаружил, что кровь пачкает его некогда чистый белый джемпер. Он знал, что произошло; выстрел из дробовика разнес во все стороны куски металла, и крошечный осколок попал в него, как он и ожидал.
Голоэкран нашел Брайса. - Впечатляет. - похвалил он своим искаженным тенором. - ТЫ ОЧЕНЬ РИСКУЕШЬ.
Брайс ответил саркастически, болезненно: - наслаждаешься... шоу, да?

- НИ ОДНА СОБАКА НЕ ОБЛАДАЕТ ТВОЕЙ СИЛОЙ, НИ ОДНА МАШИНА-ТВОЕЙ ЛОВКОСТЬЮ. ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УДИВИТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ.
Брайс ничего не ответил.
- Но... ДАЖЕ ВЫ БЕССИЛЬНЫ ПРОТИВ ПЛЕСЕНИ. ТЫ ВСЕГО ЛИШЬ ПЕРЕВЯЗОЧНЫЙ МАТЕРИАЛ. НА САМОМ ДЕЛЕ, КАК ТОЛЬКО ПЛЕСЕНЬ ЗАХВАТЫВАЕТ ЧТО-ТО, ЭТА ВЕЩЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНА; КОРАБЛИ, СТАНЦИИ, ГОРОДА, ЛУНЫ И, НЕИЗБЕЖНО, ПЛАНЕТЫ. ЕСЛИ ЗЕМЛЯ ИЛИ МАРС КОГДА-ЛИБО БУДУТ ЗАРАЖЕНЫ БЕСКОНТРОЛЬНО, У НАС НЕ БУДЕТ ДРУГОГО ВЫБОРА, КРОМЕ КАК ОПУСТОШИТЬ ВСЮ ПОВЕРХНОСТЬ.
ЕСЛИ МЫ НЕ ПРИМЕМ ЭФФЕКТИВНУЮ СТРАТЕГИЮ МИКРОКОНТРОЛЛЕРА ДЛЯ УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛЕСЕНИ, МЫ МОЖЕМ ОПУСТОШИТЬ СОЛНЕЧНУЮ СИСТЕМУ В НАШИХ УСИЛИЯХ ПО ЕЕ СПАСЕНИЮ. САСКЕ ХАТТОРИ ИЗ "OLYMPUS TECH" УЖЕ ОПЕРЕЖАЕТ НАС В ЭТОМ ВОПРОСЕ НА СВЕТОВЫЕ ГОДЫ.
Брайс ничего не сказал, но это было видно по его задумчивому лицу.
Саске, "Олимпус текнолоджи", Mars... home.
Рядом в стене открылась прямоугольная панель размером с дверь.
- Проходите, - сказал экран.
- ОСТАВЬ ПИСТОЛЕТ, ОТ НЕГО БОЛЬШЕ НЕТ НИКАКОЙ ПОЛЬЗЫ.
Брайс экспериментально нажал на спусковой крючок; дробовик был деактивирован.
Презрительно глядя на голографический экран, он бросил оружие на землю перед ним и пошел к двери, его торс был слегка согнут от ран. В них не было ничего опасного для жизни такого пса Икс, как он, но они всё ещё жгли и пульсировали лучшими из них.
В соседнюю комнату, цилиндрическую, темную, безликую, если не считать света посередине.
Луч света падал с потолка, освещая прямоугольный постамент, покрытый стеклом.
Внутри, балансируя на подставке, лежала слегка изогнутая блестящая черная палка.
Ну ладно, подумал Брайс.
Пес-Икс прошел уже полпути, но вдруг остановился, испугавшись, что из тени на него может выскочить что-то ещё; едва ли это можно назвать паранойей в таком месте. Он нахмурился, склонил голову набок, слегка подняв уши, чтобы получше рассмотреть странный предмет.
Это было похоже на музейный экспонат в защищенном витрине.
На самом деле, это было немного похоже на меч.
Перед ним материализовался голоэкран. - ТЫ, КАЖЕТСЯ, СБИТ С ТОЛКУ, СЕДЬМАЯ.
Семерка действительно была. - Он указал на эту штуку, - что это, черт возьми, такое, меч?
- ДА. ЕСЛИ БЫТЬ ТОЧНЫМ, ОН ИМЕЕТ РАЗМЕРЫ ДРЕВНЕГО ВАКИДЗАСИ.
- Ваки-что?
- ЭТО ЧТО-ТО ВРОДЕ МАЛЕНЬКОЙ КАТАНЫ.
Брайс недоверчиво усмехнулся.

Футляр с шипением открылся, передняя стенка стеклянного шкафа скользнула вниз.
- Возьми его, - настаивал голоэкран.
- Но почему же?
- ОН ТЕБЕ ЕЩЕ ПОНАДОБИТСЯ, НОМЕР СЕМЬ.
Брайсу было трудно в это поверить, но он все же подошел к постаменту. Меч был вложен в ножны и не имел рукояти для защиты лапы, так что он был гладким и блестящим по всей длине. Все это было угольно-черным, как обсидиан, так что трудно было разглядеть, где меч встречается с ножнами.

Странный.
Брайс осторожно снял устройство с подставки одной лапой, другой всё ещё держась за живот.
Она оказалась легче, чем он ожидал.
Линия голоэкрана соблазнительно колебалась рядом с головой Брайса: - свет, не так ли?
Заключенный поймал себя на том, что соглашается со своим анонимным мучителем.
- ДАВАЙ, ВЫТАСКИВАЙ ЕГО.
Не обращая внимания на свои раны, Брайс схватил оружие обеими лапами.
Он провел подушечками большого пальца по столешнице, ища место, где ножны соединялись с ножнами, и, конечно же, нашел шов.
- Следи за своими пальцами. - посоветовали ему.
Бросив взгляд на парящий экран, Брайс отделил меч от ножен. Она разошлась с приятным твердым, но податливым щелчком, открывая широкое плоское лезвие, черное, а не серебристое, как ожидалось. Передний край отражал свет и блестел зернисто, как графит от карандаша.

Брайс медленно вытащил весь меч.
Теперь его рана действительно была забыта, так как он любовался этим прекрасным предметом. Бок клинка был украшен извивающимся червеобразным драконом, выгравированным в темноте с лазерной точностью и детализацией. Пока Брайс, словно загипнотизированный, наблюдал за происходящим, Драконий мотив ожил. Он светился и мерцал тонким красным светом, становясь сильнее с каждой секундой.
- Боже, - выдохнул Брайс, держа его на вытянутых руках.

- ВООБЩЕ-ТО, САСКЕ ХАТТОРИ.
- А?
Таинственный голоэкран объяснил столь же таинственный объект: - это устройство было найдено на борту "Капризного", в тайном сейфе в каюте Хаттори. К СЧАСТЬЮ ДЛЯ НАС, ОН, ДОЛЖНО БЫТЬ, ОСТАВИЛ ЕГО ТАМ И НЕ СМОГ ВЕРНУТЬ, ТАК КАК ВЫ УКРАЛИ КАПРИЗНЫЙ.
Брайс виновато поморщился.
- МЫ СЧИТАЕМ, ЧТО ЭТО СВОЕГО РОДА ПРОТОТИП АНТИ-ПЛЕСНЕВОГО ОРУЖИЯ, РАЗРАБОТАННЫЙ КОМПАНИЕЙ "OLYMPUS TECH".

- Что? - Брайс фыркнул, недоверчиво подняв свою лучшую бровь. - Как эта штука может быть анти-плесневым оружием? Это же проклятый средневековый меч, да?
- БОЛЕЕ ФЕОДАЛЬНАЯ ЯПОНИЯ, НО НЕ ТАК УЖ И ДАЛЕКА ОТ ИСТИНЫ.
Пауза, колебание, предложение или приказ?
- А ТЫ ПОПРОБУЙ.
Зажегся свет, и весь постамент исчез в полу, превратив комнату в чистую белую арену, на этот раз круглую.
Дверь за ним захлопнулась.
Итак, дом веселья продолжался.
Брайс огляделся вокруг, держа меч в одной лапе, готовый нанести удар. Прежде чем он успел спросить, как именно он должен "попробовать", в комнату ввели ещё трех автоматчиков, поднимающихся на лифтах, как и в прошлый раз. Они вразвалку двинулись вперед, держа скальпели наготове. Действительно ли их синтетические мозги были заражены и превращены плесенью или просто перепрограммированы на убийство?

Неважно.
Брайс подождал, пока первый автомат окажется в пределах досягаемости, и, чувствуя себя немного нелепо, замахнулся мечом на его голову.
Лезвие прошло насквозь, срезав верхнюю половину Шибанского черепа Гиппократа, как вареное яйцо на завтрак. Он оцепенел и с глухим стуком упал на пол, - мёртвый".
- Уууу! - Рявкнул Брайс.
Следующий противник бросился на него, пока он ещё не верил своим глазам, и застал врасплох.
Брайс поспешно выбросил вперед меч и вонзил его Гиппократу в грудь. Лезвие вошло не гладко, а со скрипом, скрипом и немалым сопротивлением, как тупой нож сквозь полистирол.
Тем не менее Брайс стоял пораженный: он резал металл и керамику!
Удар ножом мало что изменил Гиппократу, и пронзенный шпагой робот продолжал дико махать скальпелями перед носом Брайса.
Икс-пёс отклонился назад и попытался выдернуть меч, нечаянно потянув его вверх, вверх через тело Гиппократа и наружу через его плечо среди разноцветных брызг радужного дождя аутоматических жидкостей, большая часть которых обрушилась на Брайса.
Он отступил назад, недоверчиво уставившись на чудесный меч, когда Гиппократ рухнул.
- Впечатлило? - хихикнул голоэкран. - ХОРОШЕНЬКО УДАРЬ ПОСЛЕДНЕГО.
ПРОДОЛЖАТЬ.
Брайс, охваченный любопытством, повиновался. Отбросив ножны, он схватил меч обеими лапами и, когда третий Гиппократ приблизился к нему, опустил клинок на его белый, слегка покрытый блестящей шерстью лоб. Она глубоко врезалась в его металлический череп и прошла до середины туловища Гиппократа, разорвав бесчисленные жизненно важные связи и отключив его одним ударом.
Он не упал, но стоял неподвижно, тихо, свет исчез из его приоткрытых глаз.
Со свистом выдохнув, Брайс поставил ногу на грудь мёртвого автомата и оттолкнул его от лезвия. Он упал навзничь, неподвижный, как доска.
Брайс стоял, оштукатуренный тупостью автомата. Он посмотрел на меч, потом на тела, потом снова на меч.
- О'кей, я впечатлен! - фыркнул он.
Рядом завис голоэкран.
- Это называется Кусанаги, - сказал он Брайсу.
- Как это работает?
- МЕХАНИКА КЛИНКА СЛИШКОМ СЛОЖНА, ЧТОБЫ ОБЪЯСНИТЬ ЕЕ ВАМ, ДАЖЕ МЫ НЕ ПОЛНОСТЬЮ ПОНИМАЕМ ИХ, НО ДОСТАТОЧНО СКАЗАТЬ, ЧТО ОН ПИТАЕТСЯ ВАШИМ ТЕЛОМ. ЭТО ОРГАНИЗМ, ЖИВУЩИЙ В СИМБИОЗЕ. ОН ПИТАЕТСЯ ВАМИ, ЧТОБЫ ПРИВЕСТИ СЕБЯ В ДЕЙСТВИЕ.
Брайс перевернул меч в своей лапе. Он выглядел инертным. - Ты говоришь, что он живой?
- Действительно. ЭТО КАК-ТО ЧУВСТВУЕТСЯ… ЛИПКО, НЕ ПРАВДА ЛИ?

Брайс разжал и снова сжал пальцы; Кусанаги прилипли к его коже, как изношенная клейкая лента.
- Ну да.
- ЭТО ВЫЗВАНО УСТРОЙСТВОМ ПОДАЧИ МЕЧА. МИЛЛИОНЫ ТОНКИХ ГИФОВ МГНОВЕННО ПОПАДАЮТ В КОЖУ, КОГДА ОНА ОБНАРУЖИВАЕТ ХОЗЯИНА И НАЧИНАЕТ ОБМЕН ПИТАТЕЛЬНЫХ ВЕЩЕСТВ. ПРОСТЫЕ СМЕРТНЫЕ НЕ МОГУТ ДОЛГО ВЛАДЕТЬ МЕЧОМ, НЕ ИСПЫТЫВАЯ БОЛЕЗНЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ, НО ВЫ, С ВАШЕЙ ОГРОМНОЙ СИЛОЙ, ЯВНО МОЖЕТЕ.

Брайс посмотрел на одну из своих лап, затем на экран.
- ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ПРОТОТИП. "OLYMPUS TECH" В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ РАБОТАЕТ НАД МНОГИМИ НОВЫМИ, БОЛЕЕ ПРОДВИНУТЫМИ УСТРОЙСТВАМИ. МЫ СЧИТАЕМ, ЧТО ОНИ СОЗДАЮТ РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ В ДОПОЛНЕНИЕ К ПРОЕКТУ "Х-ДОГ".
Брайс несколько раз повертел меч в лапах, любуясь драконьим рисунком. Он взял ножны и посмотрел на голоэкран.
- Так... зачем ты мне все это рассказываешь?

- ПОТОМУ ЧТО МЫ ЗАШЛИ В ТУПИК, СЕДЬМАЯ. МАРС ОТДАЛЯЕТСЯ ОТ НАС С ЭТИМИ НОВЫМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ, И МЫ ДОЛЖНЫ КОНКУРИРОВАТЬ.
- Дело не в соперничестве, - усмехнулся Брайс. Мы все должны работать вместе. Марс, Земля, колонии - все против плесени, пока не поздно.
Экран усмехнулся: - Ты действительно думаешь, что это из-за плесени?
Брайс нахмурился.
- МАРС СМОТРИТ ДАЛЬШЕ ЭТОГО. ПЛЕСЕНЬ-ЭТО ПРОСТО ПРЕДЛОГ.
ОНИ БУДУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЭТУ НОВУЮ ТЕХНОЛОГИЮ, ЧТОБЫ УГРОЖАТЬ НАМ, КАК ТОЛЬКО ПЛЕСЕНЬ БУДЕТ ЛОКАЛИЗОВАНА. ВЫ ‘ " ИКС-ДОГИ’, БУДЕТЕ ИХ РАСХОДНЫМ МАТЕРИАЛОМ ДЛЯ ЗАВТРАШНИХ УДАРНЫХ ВОЙСК. ТЫ И ТАК УЖЕ РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ.
- Мы не расходный материал.
- РАЗВЕ ТЫ НЕ УМЕР? РАЗВЕ НЕ ВСЕ ВЫ БЫЛИ УБИТЫ И СОЗДАНЫ ЗАНОВО?
Брайс пожал плечами: Я умирал много раз. Это риск для работы.
- Совершенно верно, - сказал экран, - таким образом, Вы-машины, независимо от того, как устроены ваши внутренние механизмы.
ИСТИННЫЕ СУЩЕСТВА НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕДЕЛАНЫ, СЕМЕРО, МЫ УМИРАЕМ И ТЕРЯЕМСЯ НАВСЕГДА. НО ТЫ ВОЗРОДИЛСЯ. ДОЛЖНО БЫТЬ, В "ОЛИМПЕ ТЕК" ЕСТЬ КАКАЯ-ТО МАШИНА, СПОСОБНАЯ ВЫВОДИТЬ ИЗ СТРОЯ "ИКС-ДОГОВ" ТАК ЖЕ ЛЕГКО, КАК ЗАВОД АВТОМАТЧИКОВ-ЭТУ ЧЕРТОВУ ШТУКОВИНУ ГИППОКРАТА.
Брайс фыркнул:
- ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ?
- Потому что, Саске вырастил нас. Он заботится о нас.
- Я ПОДОЗРЕВАЮ, ЧТО ВЫ ВСЕ БЫЛИ ЗАПРОГРАММИРОВАНЫ ВИДЕТЬ ЕГО В ХОРОШЕМ СВЕТЕ И НЕ СЛИШКОМ ГЛУБОКО СОМНЕВАТЬСЯ В СВОЕМ ПРОИСХОЖДЕНИИ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО ПОСТАВИЛО БЫ КРИСА ПЕРЕД ОПРЕДЕЛЕННЫМИ ЭТИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ-...
- Эй, я не был запрограммирован на н-н-ничто.

- О, НО У ТЕБЯ ЖЕ ЕСТЬ СЕМЕРО. ДРАКИ, РАЗГОВОРЫ, ДАЖЕ ЕДА И БОРК-ВСЕ ЭТО БЫЛО ЗАПРОГРАММИРОВАНО В ВАС С САМОГО РОЖДЕНИЯ. ЧТО ЕЩЕ БЫЛО ВТИСНУТО В ЭТУ ГОЛОВУ? КАКИЕ НЮАНСЫ? КАКИЕ ЕЩЕ ЖЕЛАНИЯ? - КАКАЯ ЛОЖЬ?
Брайс просто отвел взгляд.
- Ну что ж… КАК БЫ ЭТО НИ БЫЛО УВЛЕКАТЕЛЬНО, МЫ ДОЛЖНЫ ПОГОВОРИТЬ О ДЕЛЕ.
- Бизнес, говоришь?
Экран снова заговорил: - ваш лидер, Эш, непреклонен. БЫЛ ЛИ ОН СОЗДАН ТАКИМ ОБРАЗОМ ИЛИ РАЗВИЛ В СЕБЕ ЭТУ НЕПОКОРНУЮ НАТУРУ, ТЕПЕРЬ УЖЕ НЕВАЖНО.
МЫ НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ ЕМУ ПРЕДЛОЖИТЬ, НИКАКИХ КОМПРОМИССОВ. ОН НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН В ТОМ, ЧТОБЫ РАБОТАТЬ С НАМИ ИЛИ ПОМОГАТЬ НАМ. ЭШ СКОРЕЕ УМРЕТ И ЗАБЕРЕТ ВАС ВСЕХ С СОБОЙ, ЧЕМ ПРИДЕТ К СОГЛАШЕНИЮ. НО… МОЖЕТ БЫТЬ, ВЫ ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК?
- Сомневаюсь! - рявкнул Брайс.
- ТЕБЕ НРАВИТСЯ ЭТОТ МЕЧ?
- Наверное.
- ТОГДА ОН ТВОЙ. ВОЗЬМИ ЭТО.
Брайс огляделся вокруг. - Ну и ну, спасибо.
- Сарказм? - заметил голоэкран. - ЗАПРОГРАММИРОВАННЫЙ ИЛИ ВЫУЧЕННЫЙ, ОН ЗДЕСЬ НЕУМЕСТЕН.

- Неуместно? Какого хрена мне нужен меч, а? Что я буду делать с ним в этой дыре, вешать его на стену своей камеры?
Голоэкран терпеливо ждал. - ЕСЛИ ТЫ БУДЕШЬ СОТРУДНИЧАТЬ С НАМИ, ТО ПОЛУЧИШЬ ЭТОТ МЕЧ И СВОБОДУ. ВАС ВЫПУСТЯТ ОТСЮДА И ПОЗВОЛЯТ ЖИТЬ НАСТОЯЩЕЙ ЖИЗНЬЮ С ЛИЧНОСТЬЮ, КОТОРУЮ МЫ ВАМ ПРЕДОСТАВИМ. ВСЕ, О ЧЕМ МЫ ПРОСИМ, - ЭТО ЧТОБЫ ВЫ РАБОТАЛИ НА НАС КАК АГЕНТ ПРОТИВ МАРСА.
Брайс поднял уши, их кончики затрепетали.

- ПОВЕРЬ МНЕ, ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ НА СТОЛЕ. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ВАС СНОВА ПОМЕСТЯТ В СТАЗИС И ПЕРЕВЕДУТ В ДРУГОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ, КОТОРОЕ БУДЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ КАК ЛАГЕРЬ ОТДЫХА. ОН УЖЕ НЕ В МОИХ ЛАПАХ. ОНИ ХОТЯТ РЕЗУЛЬТАТОВ. ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ИЗБЕЖАТЬ ЭТОГО-ЕСЛИ ТЫ СОГЛАСИШЬСЯ ПОМОЧЬ МНЕ, ТОГДА Я СМОГУ ЗАЩИТИТЬ ТЕБЯ.
Икс-пёс жевал жвачку. - Агент, значит? - спросил он.
- С ВАШИМИ НАВЫКАМИ И НАШИМ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ ОПЫТОМ МЫ СМОЖЕМ ПРОНИКНУТЬ НА МАРС И ПРОНИКНУТЬ В ЕГО ТАЙНЫ.
ЕСЛИ МЫ СМОЖЕМ ПОЛУЧИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРИМЕРЫ ЭТОЙ НОВОЙ БИОТЕХНОЛОГИИ, ВОЗМОЖНО, НЕКОТОРЫЕ ТВЕРДЫЕ ДАННЫЕ, ТОГДА МЫ СМОЖЕМ ИГРАТЬ В ДОГОНЯЛКИ.
- Хорошо, хорошо, - кивнул Брайс. - Я понял.
- ЗНАЧИТ, ВЫ СОГЛАСНЫ?
- Я... я... я этого не говорила. Я сказал, что понял, вот и все.
Пес за голоэкраном переварил ответ Брайса, затем сказал:… Брайс… Я ВЕРЮ, ЧТО ТЫ БОЛЕЕ РАЗУМНЫЙ ПЕС, ЧЕМ ЭШ. ТВОЯ ЗАБОТА О ДЕКСУСЕ, ХОТЯ ОН И НЕ МОЖЕТ ЧУВСТВОВАТЬ, ДОКАЗЫВАЕТ ЭТО; ТВОЯ ЛЮБОВЬ К РАЮ ТОЖЕ.
ЭШ ОСТАВИЛ ВАС ВСЕХ. ОН ОТВЕРНУЛСЯ ОТ ВСЕХ СОБАК, НАСТОЯЩИХ ИЛИ НЕТ, ДАЖЕ ОТ СВОЕГО СОЗДАТЕЛЯ, КОТОРЫЙ ДАЛ ЕМУ ЖИЗНЬ. НО ВЫ ЕЩЕ НЕ ТАК ДАЛЕКО УШЛИ. Я ПОНИМАЮ, ЧТО ВЫ ДАЖЕ ВЕРИТЕ В БОГА. ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ШАГ ДЛЯ МАРСИАНИНА, СДЕЛАННЫЙ ДРУГИМИ БЕЗБОЖНЫМИ МАРСИАНАМИ.
Брайс опустил подбородок. - И вдруг я стал Брайсом, да? - фыркнул он. - Не номер?
- ВЫ НЕ ПОНЯЛИ. ТЫ НЕ СОБАКА, БРАЙС, НО ЗАСЛУЖИЛ МОЕ УВАЖЕНИЕ КАК ВЫДАЮЩЕЕСЯ БИОЛОГИЧЕСКОЕ СУЩЕСТВО.
МОЖЕТ БЫТЬ, СО ВРЕМЕНЕМ ТЫ НАУЧИШЬСЯ УВАЖАТЬ МЕНЯ?
- Я даже не знаю, кто ты и что ты.
- ТЫ ПОЙМЕШЬ, ЕСЛИ ПЕРЕЙДЕШЬ НА НАШУ СТОРОНУ.
Брайс огляделся, потом снова посмотрел на экран. - а как насчет Эша и остальных?
- ЗАБУДЬ ОБ ЭШЕ. ТЫ ДОЛЖЕН ПОДНЯТЬСЯ И ЗАНЯТЬ ЕГО МЕСТО. Я УВЕРЕН, ЧТО ОСТАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДУЮТ ЗА ТОБОЙ. ВЫ ДОСТОЙНЫ РУКОВОДСТВА, ДАЖЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОН.
Минутное раздумье.
- Ну и что?
Брайс вложил Кусанаги в ножны и, держа его одной лапой, бросил на пол перед экраном.

Тишина.
- Разочарование! - фыркнул голоэкран, - я недооценил тебя... семь.
Брайс ничего не ответил, потому что ему и не нужно было ничего говорить. В глубине души он понимал, что это глупо, нелогично, но ничего не мог с собой поделать. Он скорее умрет здесь, в этом месте, чем встанет на колени перед презрительным существом за этим экраном, не говоря уже о том, чтобы служить ему.
- ТОГДА ОЧЕНЬ ХОРОШО.
Дверь за спиной Брайса с шумом распахнулась, и несколько охранников протиснулись внутрь, держа винтовки наготове – они не собирались рисковать.

- Подумай об этом, ладно? - вздохнул электронный голоэкран, когда на Брайса надели наручники. - БУДЕМ НАДЕЯТЬСЯ, ЧТО У НОМЕРА ШЕСТОГО БОЛЬШЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА.

19

Эш поднял свою тяжелую голову, чтобы проверить голоэкран, статично плавающий перед ним.
Еще один день, ещё одно испытание.
Как и Брайс до него, Декс победит их, в этом Эш был уверен, наблюдая, как Декс ломает шеи автоматам в этом маленьком крысином беге, который они построили.
Они могут предложить ему владычество над Марсом, но он все равно откажется. Что такое позолоченные цепи? Цепи все те же, вот что. Если милый, наивный Брайс видел это, то и проницательный Декс тоже.
Эш усмехнулся.
Затем новая волна боли прокатилась по его рукам, прошлась по груди и вверх по шее к голове, смывая его разум. Казалось, что его конечности вот-вот оторвутся от тела.
Он откинул голову назад, стиснул зубы, борясь с желанием закричать. Это было тяжело, так тяжело, но он цеплялся за последние остатки своего достоинства.
Все прошло.
Эш задался вопросом, мог ли Шеп принять это дерьмо. Возможно, этот суровый ублюдок вообще не стал бы его беспокоить. В прошлый раз этого не случилось.
Эш смотрел, как бесцветному Дексу протягивают дробовик, наблюдал, как колонны поднимаются с пола, когда они снова проделывают движения, точно так же, как это было с Брайсом.
Интересно было наблюдать за этими различиями. Милый Декс, спокойный, невозмутимый, воплощение достоинства и благопристойности, словно он предвидел все, что на него обрушится, а если и не предвидел, то, конечно, делал вид, что это не так. Брайс был так напряжен, так нервничал, обливался потом и дергал себя за рубашку, как нервный щенок.
Они были подобны огню и льду, Мелу и сыру, физически и морально, но в этом они были едины; они были братьями и солдатами, верными друг другу и пеплу, и ничто этого не изменит!

- Гаааг!
Новая волна боли.
Кроме того, Эшу требовался укол в руку. Но они отказали ему. Они отказывали ему, потому что знали, как это причиняет ему ещё большую боль. Он был слаб, его тело и разум становились слабыми без этого.
Ублюдки.
‘Саске… если бы ты только знал. Может быть, он знает? Может быть, он нас подставил? Я должен жить… Я должен жить и вершить правосудие. Сражайся, Эш... Дерись.
Он смотрел на экран, смотрел, как дерется Декс.

*
Одним движением руки серый Декс отсек протянутые к Гиппократу пальцы-скальпели, затем отрубил ему руку и спокойно отрубил голову. Расчлененный автомат неуклюже упал на пол.
- Впечатляет, - сказал Декс висящему рядом голоэкрану, перекатывая в лапе угольно-черный "Кусанаги, - я и понятия не имел, что у профессора есть такие игрушки.
- Он скрыл это от тебя, - ответил таинственный экран.
- ОН ЯВНО НЕ ВЕРИЛ, ЧТО ТЫ ОБ ЭТОМ ЗНАЕШЬ.
Декс на мгновение задумался: - возможно.
- БЕЗ СОМНЕНИЯ, ИМЕННО ПОЭТОМУ У ТЕБЯ НЕТ НАСТОЯЩЕГО ПОНИМАНИЯ ТОГО, КАК ТЫ БЫЛ СОЗДАН И ЧТО ТЫ ТАКОЕ. ВАШИ СОЗДАТЕЛИ НЕ ДОВЕРЯЛИ ВАМ, ЧТОБЫ ДЕРЖАТЬ ЭТО В СЕБЕ. ИЛИ, МОЖЕТ БЫТЬ, ОНИ ДУМАЛИ, ЧТО ВЫ СЛИШКОМ ГЛУПЫ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, И ОБРАЩАЛИСЬ С ВАМИ КАК С ЩЕНКАМИ.
- Вполне.
- ВСЕ БУДЕТ ИНАЧЕ, ЕСЛИ ТЫ ПРИДЕШЬ К НАМ. ТЫ ДОКАЗАЛ СВОЮ ЦЕННОСТЬ, ДОКАЗАЛ, ЧТО МЫ НЕ ПРАВЫ.

- Ошибаешься?
- КЕМ БЫ ТЫ НИ БЫЛА, ШЕСТАЯ, ТЫ ЧУВСТВУЕШЬ, СТРАДАЕШЬ, ПРИНОСИШЬ ЖЕРТВЫ. ВЫ, В ОСОБЕННОСТИ, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫ ТЕМ, ЧТО НЕ ЧУВСТВУЕТЕ БОЛИ И ВСЕ ЖЕ СОПЕРЕЖИВАЕТЕ СВОИМ СОРОДИЧАМ.
- Как ты говоришь, они чувствуют, они... Любовь. У моих братьев и Рая больше слабостей именно потому, что они так много чувствуют. Я не настолько... обременен.
- ТЫ БЫ СПАС СВОИХ ХРУПКИХ БРАТЬЕВ И СЕСТЕР ОТ ДАЛЬНЕЙШИХ СТРАДАНИЙ?
Декс нахмурился, - присоединившись к тебе?

- ДА.
- Но... тогда я должен оставить Эша.
- Запрограммирован он или нет, - объяснил голоэкран, - но это глупое, старомодное существо, одержимое странным воинским кодексом. ОН БУДЕТ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ ДО КОНЦА, ПУСТЬ ВЫ ВСЕ СГНИЕТЕ ЗДЕСЬ ИЗ-ЗА ЕГО ГОРДЫНИ. НО ТЫ… Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО ВЫ ГОТОВЫ ПОЙТИ НА КОМПРОМИСС. ТЫ ТАКОЙ УМНЫЙ, ДЕКС, ТАКОЙ УЧЕНЫЙ. ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО НУЖНО БЫЛО СДЕЛАТЬ ЗДЕСЬ, ПОЧЕМУ ВСЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ ИМЕННО ТАК.
У НАС НЕ БЫЛО ВЫБОРА. НО ТЕПЕРЬ ЕСТЬ ВЫБОР. ПРОСТО ОБЪЯВИТЕ О СВОЕЙ ПРЕДАННОСТИ ЗЕМЛЕ И УБЕДИТЕ ДРУГИХ СОБАК ИКС СДЕЛАТЬ ТО ЖЕ САМОЕ. ДАЙТЕ НАМ ШАНС ПОРАБОТАТЬ С ВАМИ, ЧТОБЫ ВСЕ ИСПРАВИТЬ. ПОЖАЛУЙСТА.
Декс посмотрел на пустые стены, - ты сказал, что нас выпустят?
- ДА.
- И дали нам свободу?
- ДА, ДА. ХОТЯ, ЕСТЕСТВЕННО, МЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ БЫ СЛЕДИТЬ ЗА ВАМИ-...
- Естественно. - резко ответил Декс.
- Но если вы останетесь верны нам и будете выполнять задания, удовлетворяющие нас, то однажды станете свободны.
ЕСЛИ ВЫ ЖИВЕТЕ ВЕЧНО, ТО ВРЕМЯ ДЛЯ ВАС НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ. ЧТО ТАКОЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ РАБСТВА, ЕСЛИ В КОНЦЕ ЕГО ТЫ СВОБОДЕН НАВСЕГДА? Чем быстрее мы узнаем, что знает Крис Хаттори и как он это делает, тем быстрее я смогу организовать твое освобождение. - голоэкран подплыл ближе, загудел в ухе Декса, - помоги нам узнать правду, Декс, помоги мне узнать, кто ты такой. КОНЕЧНО, ВЫ ХОТИТЕ ЗНАТЬ СТОЛЬКО ЖЕ, СКОЛЬКО И МЫ?
- Да.
Я делаю.
Экран слегка покачнулся, словно собираясь заговорить, но подождал немного. - ЗНАЧИТ, ВЫ СОГЛАСНЫ НА СДЕЛКУ?
Долгая пауза.
- Да.
Линия возбужденно закачалась: - я так и знал! Я ЗНАЛ, ЧТО ТЫ БУДЕШЬ ЕДИНСТВЕННЫМ, КТО УВИДИТ СМЫСЛ. Ты особенный, я всегда это знал. - разумный экран приблизился. - у семерых могут быть мускулы, а у пятерых-мозги, но у тебя… У ТЕБЯ ЕСТЬ ЛОГИКА, ЗДРАВЫЙ, СОБАЧИЙ СМЫСЛ.

- Если позволите, у меня есть просьба.
- Просьба?
- Я хочу видеть тебя, - сказал Декс экрану и добавил, - во плоти. Я должен знать собаку или собак, на которых буду работать.
- Я понимаю, - ответил он. - СЕЙЧАС МЕНЯ ТАМ НЕТ. НО ПОСКОЛЬКУ ВЫ СОГЛАСИЛИСЬ НА КОМПРОМИСС, Я ПРИЕДУ В УЧАСТОК НА СЛЕДУЮЩЕЙ НЕДЕЛЕ. Я СОБЕРУ СВОИХ ПОМОЩНИКОВ, И МЫ СМОЖЕМ ВСТРЕТИТЬСЯ. БОЛЬШЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ МНЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ, ЧТОБЫ МЫ СТАЛИ ДРУЗЬЯМИ.

- И я, кто бы ты ни был.
- ЗОВИТЕ МЕНЯ ПРОСТО... ГЕРР ДОКТОР.
Декс кивнул, даже слегка поклонился.
- У тебя нет никаких угрызений совести по поводу узурпации Эша?
- Логически так и должно быть, - сказал Декс. - Но... позвольте мне увидеть его в последний раз, герр доктор. Может быть, мне удастся убедить его в здравом смысле?
- Я В ЭТОМ СОМНЕВАЮСЬ.
- Нет ничего плохого в том, чтобы попытаться.
- Думаю, что нет, - согласился доктор.
- ОЧЕНЬ ХОРОШО.
Дверь открылась, и вошли охранники. Они повторили все движения, приказывая Дексу опустить меч и положить лапы ему на голову. Он подчинился.
Когда они надели на него наручники, голоэкран пропищал:
- Да?
- ПЯТЕРО СОБРАЛИ ЦЕЛУЮ КОЛЛЕКЦИЮ ТОВАРОВ: ВОКС, ЧИП-СКАНЕР И РАЗЛИЧНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ, КОТОРЫЕ ОН ПРИОБРЕЛ У МИСТЕРА ФАРЛИ В КАЧЕСТВЕ ОПЛАТЫ ЗА ЕГО... Э-Э... ПИП-ШОУ. ВАС ВИДЕЛИ, КОГДА ВЫ БРАЛИ ИХ У НЕГО.

- Да, - подтвердил Декс.
- МЫ ТОЛЬКО ЧТО ОБЫСКАЛИ ВАШУ КАМЕРУ, НО НЕ МОЖЕМ НАЙТИ ЭТИ ВЕЩИ.
- И не будешь. Боюсь, что я избавился от них.
- Избавились?
Декс опустил подбородок, как кающийся мальчик перед директором... Я не хотел, чтобы у Хьюго были неприятности, поэтому конфисковал все барахло, которое он получил от этого слюнявчика, и спустил его в унитаз. Я полагаю, что они были отфильтрованы через мусоропровод станции и выброшены в космос в виде твердых отходов.

- ПОНЯТНО… ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО НАХОДИШЬСЯ НА КОСМИЧЕСКОЙ СТАНЦИИ? ОХРАННИКИ СКАЗАЛИ?
Декс опустил подбородок. - Вы сами только что сказали, герр доктор. Вы сказали, что приедете в участок на следующей неделе.
- Хм. НАВЕРНОЕ, ТАК ОНО И БЫЛО. УМНАЯ ШЕСТЕРКА, ВЫТЯНУЛА ЭТО ИЗ МЕНЯ.
- Вряд ли имеет значение, где мы, - пожал плечами Декс, - хотя мне было любопытно.
- БУДУЧИ СИНТЕТИЧЕСКИМИ СУЩЕСТВАМИ, ВЫ НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА НАХОДИТЬСЯ НА ЗЕМЛЕ, ПОЭТОМУ ВАС ДОСТАВИЛИ НА ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКУЮ СТАНЦИЮ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПЛАНЕТЫ, МЕСТО ДЛЯ... ЭКСПЕРИМЕНТОВ, ЗАПРЕЩЕННЫХ НА ЗЕМЛЕ.

- Естественно. - Декс слегка наклонил голову и продолжил: - В любом случае, Хьюго думает, что я взял мусор, который он накопил, как часть нашего плана побега. - Декс приподнял бровь, - без сомнения, ты уже знаешь об этом.
- ДА.
- Ну, это ложь. Я придумал его просто для того, чтобы поднять всем настроение. Никакого плана нет.
- А, ПОНЯТНО.
- Хьюго, может быть, и гений, но он щенок, наивный. Он не был здесь так долго, как я, - сказал Декс, - я научился кое-чему, чему Саске просто не учит.

- Действительно.
- Не наказывай Хьюго. Пожалуйста.
Экран засмеялся, Теперь такой теплый и дружелюбный: Я ОБЕЩАЮ, ЧТО ЭТИ ДНИ ЗАКОНЧИЛИСЬ. ТЕПЕРЬ МЫ ДРУЗЬЯ, ДЕКС ХАТТОРИ.
Декс кивнул.
- ЭТИ СОБАКИ СЕЙЧАС ЖЕ ОТВЕДУТ ТЕБЯ К ЭШУ. ВЫ МОЖЕТЕ УЗНАТЬ ЕГО СОСТОЯНИЕ… ШОКИРУЮЩИЙ.
*
Безопасная дверь с шипением открылась, и Декс шагнул внутрь тусклого цилиндрического пространства, рыча:
- Предательская слизь!
Это был Эш.

Он стоял посреди комнаты; у него не было выбора, потому что его руки были вытянуты в форме буквы Y каким-то твердым металлическим роботизированным кронштейном, снабженным голографическим экраном, отображающим его жизненные показатели. Его рваные штаны были порваны и грязны, его покрытое белым мехом тело было диким и спутанным. Короче говоря, он был в полном беспорядке.
Но глаза его, как всегда, сверкали ненавистью.
Должно быть, ему было очень больно стоять вот так.
Декс задумался, каково это - чувствовать его, попытался представить, но, как всегда, не смог; это была одна из немногих концепций, лежащих за пределами его огромного интеллекта.
- Ну, и что?! - Рявкнул Эш. - Пришел посмотреть на зверя в клетке, да?
Декс попытался найти свой язык, но дверь с жужжанием захлопнулась, на мгновение привлекая его внимание. Все ещё в наручниках, он повернулся к своему начальнику, высоко подняв подбородок, его черный флотский джемпер был забрызган автоматическими жизненно важными органами.
Он заметил висящий рядом голоэкран. Он показывал странные комнаты, в которых Декс только что убивал тех автоматчиков, с колоннами, мечом и всем остальным.
Декс быстро догадался:
- Ты наблюдал?
- Они заставляют меня смотреть... и слушать... все, - ответил Эш, - думают, что это заставит меня... смотреть, как вы все страдаете. Но нет... нет, нет, нет… Я знал, что вы все сильнее. Я знал, что ты выдержишь.
- Он с отвращением оглядел Декса с ног до головы и презрительно добавил:
Декс ничего не ответил.
- Из всех нас ты сломался первым? - Ты! - Эш взорвался. - Тот, кто, черт возьми, ничего не чувствует! Я думал… Макс, он такой чопорный, ипохондрик, красавчик, я думала, он сломается, как веточка, или Раи, будучи собачкой, даже Брайс, если они вывернут ему руку правильно, любой из них, кроме тебя! Ты самый сильный.
Я всегда думал, что ты самый сильный. Ты продержался дольше всех, кроме нас с Шепом.
Декс сглотнул, но остался спокоен:
- Я делаю это для них, а не для себя-...
- А? Вы остановились, чтобы подумать, чего они хотят? Как ты думаешь, Брайс хочет, чтобы ты уступила ему? Как вы думаете, кто-нибудь из них знает? Они все так долго и упорно боролись, а теперь ты просто сдаешься? Ты этого от меня хотел? Неужели я впустую трачу время, страдая так долго?

- Не сразу. - возразил Декс. - Я сражался, как и ты. Ты же должен был видеть. Но куда это нас привело? Теперь нам ничего не остается, как сотрудничать.
- Хм!
- Ты хочешь, чтобы мы гнили здесь вечно?
- Это лучше, чем брать его за хвост! - Эш зарычал, дергая за скобки, удерживающие его руки, пытаясь вырваться и задушить Декса. - Ты просто презр... ааааа... АГ... га!
Эш корчился от боли; или, по крайней мере, Декс думал, что это должно быть так; он видел это достаточно раз, но никогда на лице Эша, не так.
Обычно он походил на Шепа-сильный, непоколебимый, как скала, за которую цепляются все. Он видел, как стреляли в Эша, но почти ничего не заметил. Что могло причинить ему такую боль?
Машина, которая держала его, запищала, красный свет сменился синим. Боль прошла, Эш пришел в себя, его тело вздымалось с облегчением.
- Это... невыносимо. - выдохнул он, едва не срываясь. - Каждые несколько минут... это меня шокирует… Я н-не знаю, когда это произойдет, это случайно...
Одна минута, две... иногда благословенные десять. Он следит за моими жизненными показателями, поддерживает во мне жизнь. Это автоматическая пытка!
Декс понятия не имел, это было ясно по его пустому лицу.
Эш посмотрел за его спину: - видишь?
Декс медленно повернулся к шкафу у стены. Шкаф был битком набит шприцами, и все они были наполнены желтоватой, похожей на мед жидкостью.
- Моя сыворотка, - сказал Эш. - Они держат их прямо здесь.

- Ты имеешь в виду-...
- Да "… они лишают меня моих прав... небольшая зависимость. Они держат его там, потому что знают, что мне больно видеть его. Они искушают меня, как какой-нибудь отчаянный наркоман. Они сказали, что сделают мне укол, чтобы боль прошла. Все, что мне нужно сделать... это " поговорить". Такая мелочь.
- Но ты умрешь без сыворотки.
Эш усмехнулся: - когда они, наконец, отпускают меня и бросают обратно в камеру, они дают мне то, что я хочу, кормят и поят.
Я выздоравливаю, снова становлюсь сильной. Как дурак, я подыгрываю ему, когда должен умереть от голода. Потом они позволили мне испортиться в этом хитром приспособлении инквизитора на несколько часов, хотя мне показалось, что прошло несколько дней. Мы ходим круг за кругом, день за днем, неделя за проклятой неделей! - Эш рванул механизм, как дикий зверь, так сильно, что путы задребезжали. - И ты сдаешься, потому что тебе скучно?
Свет машины стал красным, и Эш корчился в безмолвной агонии.
Потом она посинела, и он упал, повиснув на руках, и заплакал.
Декс подождал мгновение, оглядел Эша, привязанного к этому мучительному аппарату. - И давно ты в таком состоянии?
- Какого черта тебя это волнует? - Эш шмыгнул носом, и слезы потекли по его морщинистой морде. - Ты сдался, мальчик. Так что давай! Иди ползи и пресмыкайся перед своим новым хозяином!
- Эш-...
- Убирайся с моих глаз! Ты для меня мёртв. Мертв!
- А ты нет-...
- Вон отсюда!
- Вон отсюда! - прорычал Эш. Вон отсюда! Вон отсюда! У-ух ты, предательская маленькая амеба! Я никогда больше не хочу видеть твое самодовольное лицо в этой жизни! Ты же не солдат. Теперь ты для меня ничто. - Понял? Нихииинг! Гааг!
Машина переключилась на красный и дала Эшу ещё одну дозу электричества, длинную, подчиняя его. И в этот момент на голоэкране напротив появился знакомый осциллограф.
- Как видишь, Декс, он сумасшедший, - презрительно бросил он.
- С НИМ НЕЛЬЗЯ СПОРИТЬ.
Декс повернулся лицом к экрану. - ты не можешь его подвести?
- ЕМУ НУЖНО ТОЛЬКО СОТРУДНИЧАТЬ, КАК ЭТО СДЕЛАЛИ ВЫ, И С НИМ БУДУТ ОБРАЩАТЬСЯ ХОРОШО.
Пытка прекратилась. Эш рухнул в свои путы, глубоко дыша.
- Прискорбно.
- Эш, просто расскажи им все, что знаешь о проекте "Икс-пёс". Какое теперь это имеет значение? Мы уже отказались от нашей лояльности к Олимпу технике и Марсу-...
- Бедный, обманутый мальчик, - вздохнул Эш.
- Я никогда не сражался ни за Саске Хаттори, ни за О.Т., ни даже за Марс.
- Что вы имеете в виду?
- Единственные существа, за которых я сражался и которых любил, - это вы, мальчики... и Шеп, старый грубый мерзавец. Я... я даже не боролась с плесенью ради них, но ради тебя.
- Просто скажи им, кто мы. Скажи мне! Что я такое? Как я был создан? Я должен знать.
- Ты славный солдат, созданный в чудесной машине, чудо, созданное из белков и воды, посланный выполнять мелкие собачьи приказы.
Или, по крайней мере, так было. Теперь ты всего лишь пресмыкающийся червяк, - он с отвращением повернул голову, - Оставь меня.
- Эш, я делаю это, потому что люблю своих братьев и сестру. Я не хочу, чтобы они страдали, хотя и не знаю, что такое страдать.
Ничего.
- Разве это не правильно?
- Лучше прожить один день воином, чем вечно быть рабом, - усмехнулся Эш. - Джастен Уэйд как-то сказал, что во время войны это была всего лишь отвратительная, хрупкая собака, но более "Икс-пёс", чем ты.

- Вы цитируете военного преступника вроде Жюстена. - насмешливо произнес голоэкран. - ЭТИМ ВСЕ СКАЗАНО. ПОЙДЕМ, ДЕКС, ОСТАВЬ ЕГО. ВЫ ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬСЯ В СВОЮ КАМЕРУ, НО БУДЬТЕ УВЕРЕНЫ, ЧТО ЭТО НАЧАЛО НАШЕЙ ДРУЖБЫ.
Декс кивнул: - да.
Дверь с жужжанием распахнулась, и стражники, взяв Декса за скованные руки, вывели его наружу. Он остановился только для того, чтобы сказать:
- Прощай, Эш.
Затем он ушел, оставив Эша рыдать.

20

Неужели прошло уже две недели?
Брайс был почти уверен в этом, когда царапнул когтем четырнадцатую зарубку на своей кровати, проделав небольшую бороздку в белой краске. Его питание было изменено, уменьшено до четырех порций. Да и аппетит у Брайса был не ахти какой. Он все думал о "плане".
Неужели это когда-нибудь случится?
Может быть, все уже кончено.
Может быть, я застрял здесь навсегда или до самого конца.
Брайс перекатился на спину, заложив лапы за шею.
Он закрыл пылающие глаза и погрузился в приятную фантазию о себе и рае, о том, как они снова на Марсе гуляют по розовому пляжу возле дома отдыха Саске. Как часто они с Раей занимались там любовью. Сейчас он не возражал бы. Щенки? Возможно ли это? Может ли Икс-пёсs завести себе другого, маленького крошечного Брайса или Рая?
В коридоре заскрипели сапоги, прерывая бессвязные предсонные мысли Брайса.
- Он посмотрел на дверь. Створка откинулась; это был Сет.
- Привет, Брайс, - сказал он, сияя зубастой улыбкой.
Брайс выпрямился и просиял в ответ: - Привет, сет.
После напряженной паузы сет сказал: - я принес тебе кое-что.
Он просунул в щель несколько шоколадных батончиков в форме костей; собаки больше не грызли кости, но, судя по всему, их древние предки грызли, во всяком случае, так слышал Брайс. Удивленный, он встал и поспешил к ней.

- Три батончика "жуй-жуй"? - прощебетал он, сгребая их и пряча в штаны. - Ух ты. Спасибо.
- Пусть они будут последними, - ответил сет. - Кроме того, я получил назад твою вещь.
- Тварь?
Своими большими лапами сет неуклюже протолкнул изящное ожерелье, и когда оно упало, Брайс поймал его. Это был крест Холли. Охранники забрали его после теста вместе со старой одеждой Брайса, которая была вся в крови и порвана.
- Они выбрасывали твою одежду, - объяснил сет, - поэтому я сделал это быстро.

- Сет! Братан, я... я думал, что потерял его навсегда.
- Всегда пожалуйста.
Наблюдая, как Брайс надевает ожерелье и вертит его между пальцами, сет сглотнул... А теперь мне надо уходить. Они… они меня вроде как уволили. Так что я больше не вернусь.
Брайс кивнул. - Да, я... я знаю. Они мне сказали.
- Мне очень жаль, Брайс. Они попросили меня разузнать кое-что о тебе. Заставил меня шпионить за тобой.
- Я... я... я знаю. - Все нормально.
- Я не должна была, не должна, но работа есть работа и... и мне нравилось говорить с тобой.

Гримаса, кивок. - Все в порядке, сет.
Сет немного подождал, а потом мягко рассмеялся. - Но ты действительно очень красивая. Это все правда. Я серьезно. Ты-милая и милая молодая собака.
Брайс только хохотнул и покачал головой.
- Мне... мне очень жаль, что я так на тебя смотрел, - продолжал сет, отводя глаза и откашливаясь. - А я тебя прошу об этом... ты же знаешь...
- Все нормально, сет. Не волнуйся, собака.
Вытирая глаза и кивая, сет посмотрел налево и направо. - Слушай, я-я собираюсь проинформировать новых охранников о тебе и убедиться, что они обращаются с тобой правильно.
Я не хочу, чтобы панки снова избили тебя, как только я уйду.
Брайс кивнул. - Спасибо, брат. Цените это.
- Вам ещё что-нибудь нужно, прежде чем я уйду? Выпьем?
- Я в порядке, брат. У меня всё ещё есть к-кк-банка к-кк-колы под моей подушкой.
Брайс хлопнул себя по ноге, ругая себя за то, что так много заикается. Он подумал, что, должно быть, расстроен отъездом сета. Расстроен, несмотря ни на что, несмотря на то, что Сет был тем, кого Раи называл слюнявчиком и шпионом Для собак, управляющих этим заведением.

Он тоже был мне другом.
- Хорошо, - сказал он. - Мне... мне надо идти, мне нужно успеть на корабль.
- Ну конечно.
Сет собрался уходить - увидимся, Брайс. А теперь веди себя хорошо. Удачи.
- Эй! - крикнул ему вслед Брайс.
- Ну и что?
- Послушай, спасибо за все. Действительно. Я-я-я серьезно говорю. Вы были очень добры ко мне. Понимаешь’о чем я?
Сет улыбнулся и ушел, скрипнув сапогами.
Отойдя от двери, Брайс провел лапой по ушам, несколько раз повернулся на месте и сел на кровать.
Он потер бедра, покрутил крестиком и глубоко вздохнул, жуя-жуя совершенно забытые полоски и, вероятно, где-то застывшие на брючине.
Оставшись один, он молча плакал.
*
Декс окунул лапку с салфеткой в унитаз, тщательно промочив её. Он выдавил его, прицелился и швырнул бумажную массу в стену.
Домпф!
Она застряла там, где только что была маленькая черная точка. Это была одна из камер, которые они использовали, чтобы следить за ним. Были и другие, все высоко, вне досягаемости.

Почти.
Домпф! Домпф! Домпф!
Как непослушный щенок, Декс обклеил стены бумагой, закрыв все маленькие камеры. Конечно, они это заметят и, конечно, пошлют кого-нибудь отчитать его и прибраться.
Декс на это и рассчитывал.
Он сел на кровать и осмотрел левое предплечье, нашел место-маленький шрам в том месте, куда он его воткнул. Он натянул свою пушистую серую шкуру на это место; он мог видеть, как оно прижимается к его плоти, маленькая прямоугольная форма.
Осторожно, но не слишком осторожно, он надавил большим и указательным пальцами на одну сторону инородного предмета, прижимая его к внутренней стороне кожи.
Кончик торчал наружу.
Острый и серебристый – крошечное лезвие бритвы от скальпеля. Кровь обильно лилась из раны, но Декс ничего не чувствовал. Он тоже не почувствовал, как лезвие вошло в него в тот день, давным-давно, когда он увидел его лежащим на операционном столе, к которому был привязан для какого-то теста, и тайно вставил себе под кожу.

Вытащив лезвие, он снял рубашку и прижал бритву к животу. Он врезался в себя, быстро, тихо, даже не вздрогнув.
Больше крови, но Дексу было все равно. Он предположил, что это заставит Брайса закричать. Даже он сделал это, крича, каким бы сильным он ни был. Он выл, хрюкал, кипел и вообще издавал звуки, когда был хоть как-то поврежден. Это было вполне естественно для собаки, даже Икс-псы.

Только Не Декс.
Как только разрез достиг нескольких дюймов в поперечнике, он отложил в сторону лезвие скальпеля и погрузил в него пальцы, хорошенько пошарив вокруг; это не было похоже на то, что он получит инфекцию, X-собаки были выше всего этого.
Среди своих внутренностей он нашел кусок пластика. Он вытащил его, дюйм за дюймом, прозрачный, запечатанный пластиковый пакет, беременный лакомствами, как какой-то ужасный праздничный мешок. Внутри были Вокс, чип-сканер, черная батарея с торчащими сверху электродами, даже тюбик медицинского клея-все, что Хьюго получил от Сета.

‘О, я спустил все это в болото, - вспомнил Декс слова, сказанные таинственному "Герру доктору", или что-то в этом роде.
Как и я, Борк.
Окровавленной лапой Декс открыл окровавленную сумку и достал аккумулятор с электродами. У него была кнопка, только одна большая красная кнопка, чтобы завершить цепь; грубый, издевающийся тазер.
Лучше бы это сработало.
Спрятав пакетик под кроватью, Декс опустился на пол и размазал вокруг себя кровь.

Шаги!
Декс быстро прижал тазер к простыне и выпустил несколько искр, поджигая кровать – так оно и вышло. Потом он лег, держа тазер за спиной, глаза его были широко раскрыты, серые и, казалось, безжизненные.
Никто не мог притворяться мёртвым так, как Декс Хаттори.
В дверях послышались шаги. Декс оценил две пары ног-два охранника. Полог был откинут в сторону.
- Вот дерьмо! Быстро, открывай дверь!

- Что же он теперь с собой сделал?
- Похоже на самоубийство.
- Я в это не верю!
Дверь поспешно отворилась, и по комнате проскрипели две пары сапог. Один из Доберовских псов принялся выбивать огонь. Другой схватил Декса за ноги и оттащил подальше от огня.
- Да, я думаю, что он мёртв.
Мертвый Декс резко выпрямился. - Бу? - предположил он, ткнув Добера в шею. Раздался громкий электрический треск и шипение меха.

- Ого!
Собака в маске судорожно дернулась и шлепнулась на пол. Он даже не успел сесть, как Декс резко повернулся к своему спутнику и ударил его в спину.
- Ооаааа!
Несколько отборных щелчков электричества-и он тоже упал, корчась в конвульсиях.
Какое-то мгновение Декс стоял неподвижно, глядя на Доберов. Он уронил тазер, как горячую картофелину, позволив ему упасть на пол, и отступил на шаг. Неужели он убил этих собак?
Неужели Хьюго неправильно рассчитал напряжение, когда делал тазер?
Декс наклонился, проверил их. Они были живы. Один из них дрожал, и он невольно обмочился, но, несмотря на смущение, он был жив.
С чистой совестью Декс приступил ко второй стадии.
- Угнннх.
Один из Доберов пришел в себя. Он посмотрел на Декса, а тот посмотрел на него сверху вниз. Глаза пса под шлемом необъяснимо расширились, и он потерял сознание.

Сбитый с толку, Декс сдержался. - О, - сказал он, заметив безымянный шар внутренностей, торчащий из его живота. Он запихнул его обратно внутрь и, зажав рану, которую сам себе нанес, обыскал свою сумку в поисках флакона медицинского клея. Он лег на спину, вытер остатки крови куском простыни и смахнул клей с раны, прежде чем закрыть её пальцами.
Через двадцать секунд кожа стала вязкой, хотя и несколько неровной. Вряд ли Макс был бы доволен, там наверняка были волосы и все такое, но не важно. Чтобы убедиться, что он выдержит, Декс заклеил рану медицинской лентой; ещё один товар был в сумке. Его живот скрывал так много вкусностей, что он задавался вопросом, был ли там нанесен какой-либо постоянный ущерб.
Забинтовав свое раненое предплечье, Декс приступил ко второй стадии.
Он раздел одного из охранников с темным мехом-того, что не обмочился – и отложил одежду в сторону. Он связал его скотчем, заткнул рот кляпом и с силой суперсолдата без малейших усилий бросил на кровать. Декс полностью укрыл его простыней. Другого парня Декс просто связал и засунул под кровать, подальше от глаз, задрапировав простынями, чтобы скрыть его. - Этого достаточно.
Позаботившись о них, Декс принялся спокойно вытирать кровь салфеткой и смывать её.
Он избавился от окровавленных штанов и поспешно переоделся в форму охранника, прикрыв лицо шлемом и слегка подняв воротник. Одежда была немного мешковатой, но не смешной.
Декс достал из сумки все необходимое: Вокс, чип-сканер, все остальное. Он провел сканером по левому плечу.
Гудок.
Чип слежения отключен.
У него была униформа, удостоверение личности и ключ-карты; теоретически он мог открыть все двери, которые ему требовались.
В последний раз проверив камеру, чтобы убедиться, что всё в порядке, Декс достал свою новомодную дубинку и, встав на цыпочки, снял шарики туалетной бумаги с большинства камер, похожих на кнопки. Он сделал несколько символов "О'Кей" в камерах, когда он обошел вокруг, так что, если кто-то всё ещё наблюдал, они предположили бы, что непослушный номер шесть был "подавлен", и все было в порядке. Двое охранников вошли, и только один вышел, но, надеюсь, никто этого не заметит.
Декс вальсировал из камеры в своей темно-синей униформе, шлеме и всем остальном. Сигнализация не сработала, что было таким же хорошим началом, как и любое другое. Он быстро зашагал прочь по безымянным белым коридорам, которые запомнил навсегда, повернул налево, потом направо, потом снова налево.
Вот он, лифт, спускающийся к ‘максимальной безопасности". Он вызвал его с помощью кнопки. Оно пришло. Он ступил на борт, стуча ботинками по рельефному металлическому полу, и Аи автоматически прочитал его значок.

Без проблем.
Прижимая пистолет к бедру и размышляя, должен ли он или даже может использовать его, Декс направился вниз.
*
Уже слышны шаги? Неужели это сет вернулся в последний раз? Брайс встал и направился к двери, его лицо было полно удивления.
Створка скользнула в сторону.
Чок!
Прежде чем Брайс успел заглянуть внутрь, прямоугольное отверстие было заполнено шлемом охранника, каким-то знакомым. - Привет, уродина! - сказали они.

Это был начальник охраны, Добер сет, которого уволили.
- Пора тебе расплачиваться, парень!
В щель просунулась черная лапа с черным предметом в форме бритвы. Два зубца, тянущиеся за тонкими, как волосы, спиральными проводами, выстрелили вперед и вонзились в живот Брайса, заставив его вздрогнуть.
‘Это тазер?
Это была последняя ясная мысль Брайса перед тем, как его тело и разум взорвались беспорядочным, неконтролируемым, выгибающимся назад пароксизмом боли и паники.
Он почувствовал, что падает, увидел, как открылась дверь и ввалились несколько одетых в темно-синее собак с петлями, дубинками и всем обычным бандитским угощением.
Трясущегося и дрожащего, с разбитым носом пленника связали, завязали глаза и выволокли из комнаты под отвратительный хор скрипучих сапог.
*
Дверь с жужжанием открылась, и вошел охранник; Эшу даже не нужно было поднимать глаза от пола, он мог сказать это по ботинкам.
Какой бы идиот ни проектировал эту станцию, или корабль, или что бы это ни было, они выбрали самый скрипучий пол за всю собачью историю, или же самые скрипучие ботинки.
И все же это было справедливое предупреждение.
- А не пора ли нам было спуститься вниз на целый день? Эш не мог не надеяться, стоя посреди своей пыточной камеры, вынужденный делать это из-за периодически наэлектризованных оков. - Или это просто время, чтобы отрегулировать настройки, провернуть пыточную машину доброго доктора на ступеньку выше?

Вероятно, последнее, потому что он слышал только один скрип сапог, и потребовалось больше одного охранника, чтобы справиться с Эшем, даже в таком ослабленном состоянии.
- Эш, это я.
Этот голос, этот гордый, эрудированный голос.
Арестант поднял глаза, проследил взглядом за темно-синим мундиром, потом за сапогами, за брюками, за курткой, за бледно-серой собакой с блестящими глазами.
- Декс? - Воскликнул Эш.
Свет машины переключился на красный, и Эш почувствовал, как электричество потекло по его рукам, по самым венам.

- Гаааг!
Бездумно Декс схватил его, - Эш... - и был сбит с ног, упав на его крестец! Он дотронулся до пепла и был убит током вместе с ним. В этом и был весь смысл красного света, чтобы сказать собакам, чтобы они не трогали.
Свет стал зеленым, и Эш рухнул в свои путы, плечи его вздымались.
Он взял себя в руки, достаточно, чтобы спросить: - Декс… это ты что ли… или у меня наконец-то есть… ушел за поворот?

Декс встал, стянул маску. - Это я, сэр, - сказал он. - Я пришел, чтобы вытащить вас.
- Но я думал...
- Я солгал, - тут же фыркнул Декс
Льдисто-голубые глаза Эша сузились, вопросительно вонзившись в серые глаза самого Декса. Щенок стоял твердо и твердо под этим сокрушительным, инквизиторским взглядом.
- Но почему? - спросил Эш.
- Мне нужно было выяснить, где они держат тебя и под какой охраной.
Поэтому, когда представилась возможность, я попросил их показать мне, - он напыщенно усмехнулся, - Ты же не веришь, что я тебя бросил?
Эш ничего не ответил, только дернул головой и ухмыльнулся. Декс тоже ухмыльнулся.
Они оба слегка рассмеялись.
- Ну, - снова рявкнул Эш, - не стой там просто так, мальчик! Вытащи меня из этой штуки, пока она снова не взорвалась!
- Ох.
Декс подскочил и ловко открыл голоэкран машины.
Он пробежал глазами меню и сообразил, как отключить его и снять путы. Странно, но здесь не было ни кода, ни охраны. С другой стороны, кто в здравом уме захочет освободить эту собаку? В отличие от остальных Икс-псов, Эш умел убивать.
Прочные застежки машины распахнулись, и мускулистые, покрытые белым мехом руки Эша, как и все его тело, упали на землю. Он лежал там, свернувшись калачиком в скрежещущей зубами агонии, очевидно, не в состоянии использовать свои измученные конечности.
Декс предположил, что они одеревенели и болят от многочасового пребывания в этой неёстественной позе.
- Моя... сыворотка, - выдохнул Эш, указывая дрожащим пальцем на шкафчик.
Декс кивнул и достал из шкафчика склянку. Он отломил конец, чтобы показать стерилизованную иглу, стряхнул все пузырьки и ввел желтую жидкость в правое предплечье Эша.
В тот момент, когда Декс вытащил иглу, левая лапа Эша метнулась, схватила его за рубашку и притянула к своей рычащей морде.

- Никогда больше так со мной не поступай! - прорычал он, и горячие слезы брызнули из его глаз. Затем он положил ту же самую ветку вокруг Декса и прижал его к себе, принюхался несколько раз, похлопал его по спине. - Я думал, что потерял тебя.
Декс был потрясен.
О, Другие время от времени нуждались в таких вещах, он знал, в прикосновении и близости. Они все обнимали его в этом месте, но теперь даже могущественный Эш? Декс не понимал этой потребности, не хотел её, но отвечал взаимностью, копировал, похлопывая Эша по спине.

Времени было мало.
- Мы должны идти, - сказал Декс, услужливо вылезая, без слез на его серых щеках. - Ты можешь идти?
Кряхтя и морщась, засунув лапы под мышки, чтобы поддержать свои ноющие руки, Эш встал, все шесть футов его спортивного тела были чем-то заняты, и отбросил беспокойство Декса, задав свой собственный вопрос: - Каков план?
Декс фыркнул, - чтобы вытащить Борка отсюда, или умереть пытаясь.

- Хм.
- Не волнуйся, - добавил Декс, доставая Вокс Хьюго и покачивая его. - У меня есть кое-какие хитрости в рукаве, благодаря нам с Хьюго.
- Хорошие мальчики, - ласково проворчал Эш.
Декс достал палочку чипового сканера и провел ею по шее Эша. Он пискнул и таким образом успокоил отслеживающий чип; Эш выглядел озадаченным процедурой, но не спросил. Затем Дэкс обыскал шкаф, чтобы взять горсть шприцев.
- Если на " капризе "ничего не осталось, - объяснил он, пряча в карман полдюжины шприцев, - Максу понадобится несколько дней, чтобы изготовить сыворотку.
- Капризная? - рявкнул Эш. - капризная?

Декс посмотрел на него, понял, что происходит у него в голове, а затем объяснил: - он пришвартован здесь... где-то".
- Откуда ты знаешь?
- Это я знаю.
Эш кивнул, доверяя Дексу своему слову.
Осторожно потягиваясь и вращая свои ноющие конечности, чтобы вернуть им немного жизни, он наблюдал, как Декс добрался до компьютерного терминала в стене, который уже давно показывал Эшу все картины пыток и разврата, через которые прошли его солдаты.
Декс взял Вокс Хьюго и по беспроводной связи подключился к терминалу, вошел в систему, ввел то и это. Появились некоторые проверки безопасности, но Декс просто отмахнулся от них взмахом лапы, словно они были назойливой рекламой. Вирус Хьюго уже внутри, объяснил он, уже распространяется. Как, черт возьми, эти умные мальчишки проделали все это, Эш понятия не имел, это была не его область; он был просто старомодным воином.
"Фссс!"
Дверь? Декс обернулся и увидел входящего охранника. Охранник потянулся за пистолетом. Декс потянулся за своим – но его не было!
ЩЁЛК!
Охранник упал кучей, его тело заблокировало дверь, когда она попыталась закрыться, заставляя её открываться и закрываться снова и снова.
Декс озадаченно моргнул и оглянулся. Эш был там, с пистолетом Декса в лапе. Он выхватил его из кобуры Декса и мгновенно застрелил охранника.
Невероятный.
- Он что, умер?
- Возможно! - фыркнул Эш, подходя к двери, проверяя снаружи, а затем затаскивая тело внутрь.
Декс в ужасе уставился на него.
Эш это заметил. - Не начинай, хватит с меня этого дерьма от Брайса., - Он махнул пистолетом в сторону собаки, затем в сторону пыточной машины. - этот бесчувственный ублюдок пришел сюда, чтобы увеличить напряжение на этом загадочном устройстве, а не предложить мне чашку воды.
Он сам напросился!
Декс кивнул, выдохнул и вернулся к работе.
Эш осмотрел тело; он решил, что одежда должна быть ему впору, и немедленно принялся примерять её на размер. Ему было больно втягивать руки в рукава, пальцы с трудом застегивались на пуговицы, но с каждой минутой он восстанавливал свою ловкость.
- Декс, - сказал он, натягивая сапоги мёртвой собаки без видимых опасений.

- Да, сэр?
- Как, черт возьми, ты это сделал?
- Что?
- Беги из своей камеры, мальчик.
Декс склонил голову набок. - Скажем так, у меня больше мест, где можно спрятать вещи, чем у других.
Получив доступ к камерам слежения во всех камерах, Декс обнаружил каждого с помощью чипов слежения. Раи была в своей камере, ходила взад-вперед, потирая руки, взволнованная, потому что знала, что сегодня тот самый день. Хьюго отжимался, чтобы дать выход своему беспокойству, а Макс лежал на кровати, прижав белокурую лапку к голове, с вероятной мигренью, вызванной стрессом или чем-то в этом роде.
Темный Утес тоже лежал на его кровати, засыпая, то ли потому, что даже перспектива предстоящего побега не поднимала его кровь, то ли потому, что у него был "эпизод", никто не мог сказать наверняка.
- А где Брайс? - спросил Декс, обращаясь скорее к самому себе, чем к Эшу.
- Что?
- Послушайте, он же не в своей камере.
Конечно же, камеры с надписью " 7 " оказались лишенными своего одноименного заключенного. Даже его следящий чип был деактивирован, понял Декс и сказал Эшу об этом.
Кто-то забрал Брайса из его камеры, кто-то, кто мог сделать это законно.
- Найди его! - потребовал Эш. - Быстрее!
*
Когда он пришел в себя, потрепанный Брайс не был уверен, где он находится, но он решил, что в плохо освещенной комнате было несколько охранников, обычная толпа; он узнал их голоса, когда сидел там, извиваясь на стуле, к которому был привязан.
Кто-то шлепнул его по щеке, потом ущипнул за нос и покачал головой из стороны в сторону.

- Проснись, проснись, уродский пес!
Это был тот же самый клоун, который вылил свою мочу на голову Брайса; большой, черный охранник Добера. Он придвинул хрупкий пластиковый стул, такой же, как у Брайса, и сел напротив него.
- Оставьте меня с ним, - сказал он остальным. - Вы все идите готовиться к посадке. Скажи им, что я сейчас приду.
Они колебались.
- Продолжай! - рявкнул шеф, размахивая руками. - Убирайся отсюда!
Трое других охранников вышли, бормоча и ворча между собой, возможно, потому, что им было отказано в удовольствии.
Дверь туда, где она находилась, автоматически закрывалась за ними; судя по стоящим в полумраке стульям и столам, это была лекционная комната или что-то в этом роде.
"Фссс!"
Оставшись наедине с Брайсом, Добер уставился на него своими сверкающими ненавистью глазами. Он закурил сигарету и выпустил дым в сторону Брайса, не подозревая, что тот и так курит как солдат.
- Ты стоишь мне моей работы... уродец... - проворчал он.

Брайс ничего не ответил.
- Ты меня слышишь, ушастик? Это была хорошая работа, лучшее, что я мог получить после "позорного увольнения" из военно-морского флота. Да, это тоже была чушь собачья... а теперь ещё и это!
Он встал и оттолкнул ногой стул. Он треснулся о стену и развалился на две неплотно Соединенные половинки пластикового корпуса и алюминиевых ножек.
Брайс даже не вздрогнул. Это было уже в прошлом. Он вывернул связанные запястья.
Могу ли я сбежать?
Стоит ли мне попробовать?
Добер указал на него тлеющей сигаретой. - Это из-за тебя и того жирного дебила сета нас уволили., - Я всего лишь делал то, что они велели мне делать, - он развел загорелые лапы. Научу тебя немного смирению. Но о нет!… Я ‘переступил черту". Тьфу! Все, о чем я могу думать, это то, что жирный боркер сет солгал им, сказал, что я пощупал тебя или что-то веселое, как мы все знаем, что он делает, жирный слюнтяй.
Держу пари, что вы вдвоем состряпали это, чтобы избавиться от меня. Верно, урод? Черт, держу пари, что он хорошенько поимел тебя, пока ты это обсуждал. Да. И я уверен, что тебе это понравилось.
Брайс улыбнулся: - у тебя проблемы с р-ррр-репрессиями, брат. Ты ведь это знаешь, не так ли?
Охранник шагнул вперед и ударил Брайса кулаком в живот; Икс-пёс фыркнул, выдержав удар, затем откинулся назад, высоко подняв подбородок и тяжело вздымая грудь.
- Все, что у тебя есть? - он закашлялся.
- А?
- Да что ты вообще знаешь? - Добер усмехнулся. - Ты же машина.
- Я знаю, что ты бьешь, как девчонка.
- Рагх!
Еще один удар, удар задней лапой в морду; но Брайс был сделан из более прочного материала, чем помнил этот трус.
- Этот т-х-иклс! - Брайс гавкнул, облизывая окровавленный нос. - Ты там шлепаешь, как маленькая изящная собачка., - Он наклонился вперед и нахмурился. - попробуй ещё раз, милая.
Охранник подчинился.

- Э-э-э! Грэх! Грррфхх!”
"Фссс!"
Дверь? Брайс подумал, что между ударами в его глазах вспыхивают звезды.
- Брайс? Брайс!
- Какого черта? - недоверчиво пробормотал Добер. - Убирайся отсюда, жирный кусок дерьма! -
- Слезь с него! Слезь с него сейчас же!
Приближаются шаги, быстрые, целеустремленные. Драка и крики. Рядом на полу скрипели сапоги. Последовали глухие удары, смягченные одеждой и пряжками ремней, словно кого-то пинали снова и снова.

- Ах! ААА! Ага! Гхх! - Добер задыхался и хрипел, по крайней мере, это было похоже на него. - Ооооф!
Брайс покачал головой и повернул свое связанное тело так сильно, как только мог. Хотя он всё ещё был ошеломлен, он огляделся вокруг и позади, пока огромное тело сета Фарли не заполнило его пульсирующее зрение. Большая грушевидная собака стояла над его товарищем-охранником, который лежал у стены, пиная его в знак покорности.

- Сет! - Рявкнул Брайс. - Сет, не надо, ты его к-убьешь!
Нет ответа.
- Сет, прекрати это!
Сет остановился. Он тяжело вздохнул, вытер свою толстую морду и отступил назад.
- Хватит, братан, - успокоил его Брайс. - С него довольно.
Сет смотрел на него целую вечность, пока туман не рассеялся.
- Мне очень жаль, Брайс.
- С'Окай.
Тишина.
- Я видел, как они вышли отсюда, и... и я удивился, почему они это сделали, и.., - объяснил сет, постукивая указательными пальцами.
- Ты в порядке, красавчик?
- Ну да. Да, я в порядке.
Гигантский мастиф улыбнулся и уставился на неё, прежде чем выйти из какого-то оцепенения. - Вы там все связаны, - сказал он, тяжело переваливаясь. - Позволь мне снять их с тебя-...
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Сет скривился и забился в конвульсиях, когда его тело взорвалось клочьями меха и ткани, забрызгав вздрагивающее лицо Брайса каплями крови.
Что?
- Сет? - Брайс зарычал, когда огромное тело сета рухнуло к его ногам.
- С-с-Сет!
Добер-охранник приподнялся, держа в лапе дымящийся пистолет. - Жирный кусок дерьма. - прорычал он, вытирая окровавленное лицо и выпуская очередную пулю в лежащего сета.
ЩЁЛК!
- Нет! - Завопил Брайс. - Прекрати это!
- Ты следующий, урод, если не заткнешься! - взорвался охранник, сплевывая кровь.
- Сет! Сет, брат!
- Заткнись!
Охранник ударил Брайса пистолетом по голове, заставив его пошатнуться от боли.
Затем он проверил дверь. Его лапы дрожали, когда он достал сигарету и сделал успокаивающий глоток.
- Ты же видел, верно? - спросил он страдальческое, судорожно рыдающее месиво, которое было Брайсом. - Это была самооборона. Он напал на меня, и я отшвырнул его прочь.
- Ты к-к-убил его!
- Ага! И я убью вас обоих, если вы не поддержите меня.
- Ты ш-шшшот его в спину, ты... грааа! Вы… ты с-ССС-сын... б-б-б-б-б...

Грудь Брайса вздымалась, плечи напрягались, обнажая каждую бороздку и сухожилие. Его губы скривились, а морда тревожно сморщилась.
- Т-т-ты… ты... - он запнулся. - Теперь ты это сделал. Ты уже сделал это!
- Что случилось, урод? - насмешливо спросил Добер, наклоняясь вперед и упираясь лапами в колени, переняв акцент Брайса. - Я, черт возьми, убил твоего бродягу?
- Эйаааааа!
Klack!
С громким пластиковым хлопком стул Брайса с пластиковой спинкой раскололся надвое, и он рванулся вперед, как бешеная собака, налетев на Добера и повалив его на землю.

Все ещё со связанными лапами, Брайс укусил своего мучителя за горло и задушил.
- Гаааг!
Добер брыкался и размахивал руками, но Брайс не отпускал его. Он собирался убить этого ничтожества, убийцу собаки. Он собирался разорвать ему глотку!
- Грага-ГУ!
"Фссс!"
- Брайс!
Было ли это так… было ли это так… Декс?
Каким-то образом вошел тот самый пёс, одетый в синюю форму охранника, и бросился рядом с Брайсом.
- Отпусти, - спокойно сказал он. - Отпусти его, пока не убил.
- Грррр!… - проворчал Брайс, скривив губы. Он остановился, угрожая вырвать доберу дыхательное горло и прикончить его. Охранник подавился и жалобно заскрипел.
Декс медленно наклонился вперед, вперив холодные, блестящие серые глаза в огненные радужки своего разъяренного брата Икс-пса. - Брось, Брайс. Он этого не стоит. - Отпусти его.
Со вздохом Брайс выпустил клыки и позволил сторожевой собаке упасть на пол.
Затем, всё ещё связанный, он подполз к сету, лежащему в растущей луже крови.
- Сет?
Глаза Большого Пса закатились и впились в Брайса. - Эй… красивый...
Потом он замер.
- Ш-ш-ш. - буркнул Брайс, уткнувшись мордой в тело сета. Он сел, раскачиваясь взад-вперед, опустил подбородок, затем огляделся и нашел Декса. - Он помог мне... Он был моим п-п-другом. И ты это знаешь? Он был... и он... к-к-убил его… именно так.
Исчез, как и Эйнен. Вот так!
Брайс заплакал.
- Я знаю, - ответил Декс, хватая Брайса за плечо. - Это я знаю.
"Фссс!"
Скрипнув сапогами, в комнату вошел Эш в синей форме стражника. Он оценил беспорядок; тело, может быть, два, но все, что имело значение, это то, что Брайс был здесь и жив. Подбежав, он опустился на колени и, положив обе большие белые лапы на челюсть Брайса, заставил его посмотреть прямо на себя.
- Брайс. - Это я.

Потрясенный Брайс выдохнул: - Эш!
Дэкс взял у Добера пистолет и ключи, используя последние, чтобы отпереть наручники Брайса. Первое, что сделал освобожденный Брайс, - это обхватил Эша своими сильными руками и вцепился ему в спину, как обезьянка в материнский мех. Затем он издал долгий, напряженный вопль горя.
- Ооооооооооо! Грррррфхх!
Эш ответил тем же, прижал его к себе и погладил по спине. - Ш-ш-ш, всё в порядке, мальчик.
Что бы ни случилось, всё в порядке. У меня есть ты. Теперь ты в безопасности.
Так оно и продолжалось.
Декс стоял в стороне, а Брайс плакал, одновременно очарованный и потрясенный. Самая сильная, Счастливая, счастливая собака, которую он знал, опустилась до этого?
Внезапно Брайс протрезвел и вытер глаза. - Прошу прощения. Я-я-я не знаю, что ч-ч-не так с м-м-м-мной.
- Все в порядке, мальчик, - успокоил его Эш, крепко похлопав по спине. - Все в порядке.

Брайс в последний раз взглянул на сета. Он исчез. Брайс закрыл глаза.
- Спасибо, брат.
Глядя на Декса, который махал лапой, Эш дал Брайсу несколько секунд, чтобы оплакать того, кем был этот мёртвый пёс, затем спросил:
Брайс вытер глаза. - д-д-да, с-ССС-сэр.
- Ты умеешь драться?
Брайс выдавил из себя напряженное: - я не с-ССС-останавливался с тех пор, как мы приехали сюда, Эш.
Эш улыбнулся. - Хм. Я знаю.
Тем временем Декс поднял удостоверение Добера.
- Он перевел взгляд с него на Брайса:
- его костюм слишком велик для тебя, ты будешь выглядеть как клоун.
Брайс фыркнул: - а?
Декс расстегнул свою синюю куртку охранника и бросил ему: - ты носишь мои вещи, а я надену его.
- Но почему?
- Потому что я выше тебя. Я буду выглядеть не так нелепо.
- О, - сказал Брайс, изображая понимание, и тут до него дошло, - О Боже, ч-ч-мы убегаем, да?
Декс усмехнулся: - Нет, ты думаешь?

Пока мальчики переодевались, Эш подошел к двери, подняв уши. Он тихо присвистнул и помахал лапой Дексу, который посмотрел. Эш показал тремя пальцами налево – трое врагов приближались по коридору слева.
Декс прижался к стене вместе с Брайсом.
Эш стоял у двери, держа наготове пистолет, нацеленный высоко, туда, где должны были находиться их головы, если они войдут.

Увидев это, Брайс чуть не упал, прыгнув на Эша и схватившись за конец ствола его пистолета.
- Никаких к-к-убийств! - прошипел он.
В ответ Эш зарычал, но убрал смертоносное оружие в кобуру. Удовлетворенный, Брайс спрятался по другую сторону двери и стал ждать, когда сторожевые собаки приблизятся.
Один из них крикнул через дверь: - Эй, шеф, тебя спрашивают. Шаттл уходит. Мы должны идти!
Постучав в дверь, он заглянул в окно, без сомнения, увидел что-то неладное и нажал кнопку.

"Фссс!"
- Шеф? - Шеф!
Вот и все, что ему удалось узнать. Эш шлепнул его по морде подушечкой лапы и втащил внутрь, предоставив Дексу прикончить его. Затем Эш пронесся через дверь и расправился со следующим охранником, которого встретил, Икс-пёс ударил кулаком в живот смертного, прижав их к стене, так сильно, что охранник согнулся пополам, и его немедленно вырвало прямо в маску.
Последняя собака взвизгнула:
- и побежал за ней.
Будь проклят Брайс, Эш вытащил свой пистолет. Нацеленный.
- Нет! - рявкнул Брайс. Он в последний момент отвел руку Эша в сторону, спасая охранника от вероятной пули в затылок.
ЩЁЛК!
Перепуганный охранник быстро завернул за угол, а Эш быстро повернулся к Брайсу, прижимая его к стене.
- Занудный идиот!
Эш помчался по коридору вслед за беглецом, но прибыл как раз вовремя, чтобы увидеть, как закрывается лифт.
Он выстрелил в двери.
ЩЁЛК! ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Слабые снаряды не проникали внутрь.
Попытавшись вызвать лифт серией яростных нажатий на кнопки, Эш забарабанил лапами по дверям.
Декс быстро завернул за угол. - Он что, сбежал?
- Да он, черт возьми, сбежал!
Сохраняя спокойствие, серый Декс повернулся к ближайшей консоли и вызвал голоэкран. Он снова достал Вокс. - Не волнуйся, у меня есть запасной план.

- Что?
- Ты чувствуешь запах дыма?
Эш озадаченно фыркнул: - дым?
Декс ухмыльнулся, затем нажал что-то на своем Вокс-экране.
Внезапно свет по всему коридору потускнел, а затем снова включился на полную мощность. Сработала сигнализация, и через каждые несколько десятков метров из стен выскакивали голографические экраны, все они мигали.
Огонь! Огонь! Огонь!
За этим последовала зеленая стрелка, указывающая на ближайший выход из того места, где находился голоэкран.
Все они указывали на лифт.
Мужской ИИ начал гудеть.
‘Чрезвычайная ситуация. ОГОНЬ. ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ. ОГОНЬ. ЭТО НЕ УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА. ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В БЛИЖАЙШИЙ ПУНКТ ЭВАКУАЦИИ. НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕСЬ, ЧТОБЫ СОБРАТЬ ПОЖИТКИ. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ БОРОТЬСЯ С ОГНЕМ. ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ. ОГОНЬ. Чрезвычайная ситуация...
Не успел Эш опомниться, как из потолка выскочили разбрызгиватели и начали разбрызгивать воду, заливая его и все остальное, хотя огня здесь не было.
Очевидно, система вышла из строя. Через камеры слежения на голоэкране "Декса" было видно, как сотрудники в панике мечутся по коридорам, несмотря на то, что АИ просил их сохранять спокойствие.
- Это посеет немного путаницы и выиграет нам немного времени, - объяснил Декс, вода капала с его носа.
- Хорошо, - сказал Эш.
Брайс присоединился к ним, немного смущенный. Эш бросил на него сердитый взгляд, но промолчал.
В конце концов, мальчик не мог бороться со своим физкультурником.

- Мы не можем быть на космической станции или на корабле, - сказал промокший Эш, - если для тушения пожара используется вода. - Ожидая лифта, размышляя о лестнице, он продолжал: - Мы должны быть где-то на земле.
- Нет, мы на станции, Эш. - настаивал Декс.
- Но-...
- Это не вода, это сухая вода.
- А.
- Сухая вода? - Брайс усмехнулся. - Что, черт возьми, такое "сухая вода"? По-моему, он мокрый.
- Это огнетушитель.
Он сухой, как непроводящий.
Поймав несколько капель "воды", Брайс попробовал её. - Да-а-а! О боже мой! Гаг!
Дэкс фыркнул. - На самом деле это не вода, болван! На самом деле, он ядовит, если принимать его в больших дозах. О.Т. сделал его горьким, чтобы идиоты его не пили. Идиоты вроде тебя.
Брайс сплюнул и поплелся дальше.
Эш рассмеялся.
- Конечно, ты должен был попробовать его, - вздохнул Декс. - Ты прямо как щенок.

- Фу! П-пппп-пт!
*
Неумолчно звонил пожарный колокол, а с потолка лилась сухая вода, превращая застывшую камеру Рая в нечто вроде бани. Ей было все равно; все это было частью плана Декса.
Вирус Хьюго сработал!
Раи стояла под синтетическим душем, её одноразовая одежда промокла насквозь, голова откинулась назад, а лапы трепали уши, наслаждаясь первой настоящей ванной, которой она наслаждалась за довольно долгое время, хотя она знала, что лучше не пробовать её.

Дверь её камеры со свистом распахнулась.
Пространство заполнили трое охранников в темно-синей форме: один большой и высокий, один просто высокий, другой ни того, ни другого. Их лица скрывали Белые шлемы.
Друг или враг? Раи этого не знал.
Несколько секунд все просто стояли неподвижно. Затем самый маленький стражник ворвался внутрь, обхватил Раи своими мускулистыми руками, поднял её и с узнаваемой силой развернул.

- Ха-ха! Детка!
- Брайс? - выдохнула она, стягивая с него маску, открывая желтые волчьи глаза.
- Эй, Рай!
Они обнялись, поцеловались – и тотчас оба вздрогнули и отстранились.
- Фу!
- Да-а-а!
- О боже, это же чин! - Раи сплюнул.
- Это не я, это сухая вода! - Объяснил Брайс.
- Я знаю, я знаю!
- Так тебе и надо! - Декс фыркнул от двери. - У нас нет времени на эту чушь. Давай.
Раи ограничилась тем, что погладила лицо Брайса, после чего заметила порезы и синяки, распухшую бровь и разбитую губу. Раны казались свежими.

- Я в порядке! - фыркнул он, читая жалость на её прекрасном лице. - Ты в порядке?
- Теперь да, - ответила она.
- Уберите это, вы двое! - прорычал самый крупный стражник, причем с узнаваемой властностью. - Пошли, у нас нет времени!
Раи ахнула: - Эш?
Он кивнул и сделал жест одними пальцами.
Она подошла к нему и обняла. Он похлопал её по спине и повел дальше.
*
Хьюго прокрутил в голове весь план, прикинул, что должно было произойти.

Логично, убеждал он себя, ожидая в своей камере, нервно выжимая переднюю часть своей промокшей рубашки, Декс и остальные ворвутся в эту дверь в любую секунду, и тогда он выйдет отсюда. Так ведь?
В любую секунду.
Минута?
Черт! Неужели что-то пошло не так? Неужели их поймали? Возвращаемся к самому главному, не так ли? Назад к максимальной безопасности для всех, без сомнения. Еще побои, ещё эксперименты, а может быть, они просто рассекут нас и покончат с этим.

"Фссс!"
Дверь камеры с шипением открылась в одно мгновение; трое охранников в полном обмундировании, в масках. Неужели это они? Это были они. Так и должно быть!
Хьюго сделал несколько шагов вперед. Он сделал знак и одними губами произнес: - Декс?
Главный охранник шагнул внутрь. - Спокойно, номер пять, - сказал он. - Не паникуй. Там пожар, так что мы должны тебя вытащить. - Понял?
Это был черный Добер-определенно не Декс.
- Просто сотрудничай, ладно? Давай наденем на тебя наручники.

Хьюго отступил назад, качая головой.
Кивнув всем присутствующим, трое охранников ввалились в дверь.
‘Драться! Мозг Хьюго приказал своему телу: - Бей их!
Не издав ни звука, Хьюго врезался в первого охранника; большой пёс, но этот Шибан был Икс-пёсом и достаточно сильным, чтобы сбить его с ног.
- Охф!
Кто-то другой надел на шею Хьюго стальной обруч на шесте, но прежде чем он затянулся, пёс Икс просунул его предплечье в петлю, не давая ему задохнуться. Со своей феноменальной силой он схватил шест и дернул охранника вперед, сбив его с ног.
Все ещё держа петлю на шее, Хьюго ударил шестом третьего пса по голове, а второго - по спине, заставив их обоих кататься от боли.
"Беги! " - подумал он, выпутываясь из петли. ‘Беги, беги, беги!
Выхватив дубинку у одного из раненых охранников, пленник выскочил за дверь и помчался по коридору, быстро, быстрее самой быстрой нормальной собаки на свете, прямо к ближайшему повороту.

Но недостаточно быстро.
- Замри, или я буду стрелять! - крикнул один из охранников, шатаясь, выходя в коридор. - Я буду чертовски стрелять!
ЩЁЛК!
Хьюго упал. Скользя по гладкому мокрому полу, он ударился о стену, едва слышно произнеся:
Ухватившись за оцарапанную руку, Хьюго встал и, пошатываясь, завернул за угол, подальше от линии огня.
ЩЁЛК! ЩЁЛК!
Пропущенный.
И что теперь? И куда же? Хьюго этого не знал. Все планы, которые он строил с Дексом, Реми, Клиффом и Максом, все их разговоры шепотом во время совместных тестов, каждое подмигивание и толчок, сделанные в течение недель и месяцев, все было забыто теперь, когда Хьюго отчаянно брел по коридору с разбрызгивателями, ища дверь, поворот, поворот, что-нибудь, что угодно, чтобы сохранить свою свободу ещё на десять секунд.

А что толку? А какой в этом смысл? Они могут напасть на него в любой момент. Игра окончена.
Впереди из-за угла показались ещё трое охранников.
Итак, вот оно. Лучше умереть.
Хьюго подбежал к ним с дубинкой под мышкой, готовый броситься в бой. Он замахнулся дубинкой на первого попавшегося охранника.
Ух!
Каким-то образом белошерстный охранник преградил ему путь своим похожим на гранит мускулистым предплечьем, состоящим из костей и сухожилий, а другой рукой прижал Хьюго к стене.

Раненый Хьюго брыкался и извивался.
- Черт возьми!
- Хьюго, это я! - прорычал охранник, снимая шлем.
Эш!
И Декс, Брайс, даже Раи. Это были они!
- Берегись! - закричал последний, когда один из охранников, преследовавших Хьюго, вышел в коридор с пистолетом наготове.
Эш небрежно прицелился и выстрелил.
ЩЁЛК!
Вниз упал охранник, выстрелил.
- Хо, мальчик! - Завопил Брайс, хватаясь лапами за голову. - Хо, мальчик!
Ты его застрелил! Это ты, блядь, его застрелил!
Не обращая внимания на Брайса, Эш опустил пистолет к бедру и осмотрел рану Хьюго. Его кровь отказывалась смешиваться с сухой водой, вместо этого проходя под более легкой, маслянистой жидкостью. Эш несколько раз лизнул кровоточащую рану Хьюго своим большим теплым языком, чтобы помочь ему залечить рану старомодным способом; несмотря на горькую сухую воду, он ни в малейшей степени не сплюнул и не блевнул.
Молчаливый Хьюго уставился на большой белый пепел, как на привидение.
А потом он упал на него и обнял.
Эш потрепал его по ушам. - Теперь ты в безопасности, мальчик.
Стоический Декс наклонился вперед. - Хьюго, что происходит? Как ты выбрался из своей камеры?
- Охранники пришли, чтобы вытащить меня, - ответил он жестом.
- Клифф и Макс всё ещё в своих камерах?
- ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ.
Декс проверил свой Вокс, ища сигналы чипа, которые соответствовали Клиффу и Максу.
Раи тем временем медленно подошел к Брайсу, стоявшему над охранником, которого застрелил Эш.

- Да ладно тебе, Брайс.
Ничего.
- Брайс-...
Оттолкнув Рэя в сторону, Брайс бросился на Эша, как Одержимый пёс, оттащил его от Хьюго и прижал к стене, несмотря на разницу в размерах.
- Ты убил его! Ты к-к-убил его!
- Ну и что, мальчик? Я убил сотни собак. И я, и Шеп. Мы были на этой кровавой войне!
- Но почему? - Брайс шмыгнул носом и покачал головой. - За что ты его убил? Ты мог бы прицелиться пониже.
А ведь мог бы!
Эш положил большую лапу на голову Брайса. - Теперь либо мы, либо они, Брайс. Я знаю, что обещал тебе... но я не могу сдержать свое слово, ни здесь, ни сейчас, иначе мы все будем гнить здесь вечно., - Он оттолкнул Брайса в сторону. - Если ты не можешь помочь мне сражаться, то по крайней мере держись от меня подальше.
Брайс опустил подбородок, пряча слезы от пепла. Раи подошел и крепко прижал его к себе. Брайс не был Эшем, ни один из них им не был.
Они были охотниками за плесенью, убийцами монстров, а не настоящими воинами.
Это было что-то новое и пугающее.
- Вот дерьмо! - Они отвезли Клиффа и Макса в зал вылета, - буркнул Декс. Они, должно быть, эвакуируют их из-за пожара.
Эш щелкнул своим пистолетом.
- Хорошо. Веди меня, Декс.
- Но это же на другой стороне станции! Должно быть, между нами и ними куча охранников, Маллигановских отрядов и Борк-знает-чего ещё. Как мы будем пробиваться через все это?

Эш просто повторил, - сказал я, ведя дальше.
Декс помолчал, потом кивнул:
С бесстрашнымЭшем, толкающим их вперед, маленькая группа беглецов последовала по маршруту, установленному Дексом, вниз по следующим нескольким коридорам.
Так было до тех пор, пока Хьюго не заметил компьютерную консоль, голоэкран которой призывно светился. Не в силах сопротивляться, Икс-пёс подбежал, оценил расположение и начал работать, сначала медленно, но с экспоненциальной скоростью и уверенностью.

Раи первым заметил: - что ты делаешь, Хьюго?
‘РАЗОРЯЮ ЭТО МЕСТО.
Декс повернулся и присоединился к ним. Он обменялся взглядами со своим интеллектуальным соперником, затем достал Вокс и подключился к беспроводной сети.
- Ладно, Хьюго, - сказал он, - посмотрим, что мы можем натворить.
21

Клифф уставился в окно. Он понимал, что должен попытаться убежать или что-то в этом роде, но отвернуться было невозможно.
Голубые, бескрайние голубые простыни, перемежающиеся зеленью, желтизной и нежными завитками сахарно-белых облаков.
Земля.



Все это время, все эти месяцы, во время всех этих разнообразных испытаний и откровенных пыток, Клифф и другие не знали, где они находятся.
На станции, очевидно, находящейся на околоземной орбите, всего в нескольких сотнях километров над её сверкающей поверхностью. Это была не проекция, не успокаивающие электронные обои для спальни, вид был реальный.
Клифф даже не заметил ни разбрызгивателей, ни горькой сухой воды, стекающей с его гладкой черно-коричневой морды Добера.
- Прекрасно, а, Максимус?
- Все в порядке! - фыркнул стоявший рядом с ним Лайкан с золотистой шерстью, похожий на волка. - Видал и получше.
Клифф гавкнул:
- Сурово.
- Земля-это в лучшем случае шестерка.
Их лапы были скованы наручниками, так же как и лодыжки, так что ковылять было лучшим, что они могли сделать, если бы решили сделать перерыв.
Земляне не собирались рисковать.
- Думаешь, они придут за нами? - Пробормотал Клифф, стряхивая воду со своих торчащих Доберских ушей.
- Это было бы глупо с их стороны, - ответил Макс. - Они должны бежать за ним.
- Так вот что ты сделаешь?
Макс фальшиво рассмеялся: - Ну а ты бы спас нас, если бы был на их месте? Брезгливый, ипохондрический хирург и моноглот, нарколептический пилот? Какая от нас польза?
- Жестоко, но честно.
- Ну, я могу тебе в этом признаться, - сказал Макс.
- Я могу поговорить с тобой и Хьюго. И ты это прекрасно знаешь. Мы-настоящие уроды, настоящие Отверженные, не такие, как другие.
- Но мы же выглядим чертовски привлекательно!
- Это верно.
Охранники приблизились и стали тыкать в пленников своими автоматами-что-то вроде модернизации по сравнению с автоматами.
- Пошевеливайтесь, вы двое.
После нескольких минут ковыляния под дулом пистолета и словесных оскорблений, чтобы заставить их ковылять быстрее, Клифф и Макс оказались в зале вылета станции с рядами кресел и кафе с видом на землю шесть из десяти.
Повсюду валялось множество пустых кофейных чашек и сырых пирожных, испорченных отвратительным сухим дождем.
Некоторые двери с шипением открылись, двери, которые, должно быть, вели к посадочной трубе корабля и воздушному шлюзу. Вперед вышли пять собак в лабораторных халатах-ученые, врачи, что-то в этом роде. Тот, что был посередине, серо-голубой Добер лет сорока, прихрамывая, вошел с тростью в лапе. Он поднял его над головой, и тонкий, как атом, невидимый зонтик развернулся, чтобы защитить его от разбрызгивателей; сухая вода, казалось, ни с чем не спадала.

Эксцентричный пёс окинул взглядом Макса и Клиффа. - А где номер пять? - спросил он у стражников.
- Не уверен, сэр. - последовал ответ.
- Что вы имеете в виду?
- Они должны были привести его.
- Ну так позвони и узнай! Если он тоже сбежит, я прикажу вас всех уволить, а вашу и без того жалкую карьеру погубить! Я не могу поверить в вашу некомпетентность. Разве ты не можешь контролировать щенков? Потому что это все, что они есть, вы знаете!

Все охранники выхватили свои Воксы и попытались проверить ситуацию.
- Ничего хорошего, сэр, - сказал один.
- Ничего хорошего?
- Вся система всё ещё не работает. Ничего не работает. Огонь, должно быть, что-то повредил, я не знаю.
Ученые обдумали все это, быстро переговорили.
Серый Добер с зонтиком говорил за всех своим резким, высокомерным тенором: - дураки! Здесь нет никакого огня.
- А?
Он рассек лапой воздух: - разве ты не видишь?
Сдерживание огня не должно затушить все, только области непосредственно в непосредственной близости от пламени. Я знал, что в этом есть что-то странное.
Охранники всё ещё ничего не понимали.
- Это уловка! - прорычал их начальник. - Это всего лишь отвлекающий маневр, придуманный одним из них, возможно, пятью или шестью. - он кое-что понял. - Клянусь богом, если ты позволил им обоим сбежать, то никто не знает, какой ущерб они нанесли к настоящему времени.
У номера пятого уровень интеллекта зашкаливает. Он может взломать настенный терминал с помощью калькулятора, и номер шесть не отстает. Если они проникли в основные системы станции-...
Свет потускнел, погас.
Все ахнули, кроме Клиффа и Макса, которые уставились сначала в потолок, потом друг на друга.
К всеобщему облегчению, свет снова зажегся.
Недолгое облегчение.
- Добро пожаловать на борт, благородные псы, - произнес кто-то по интеркому, и его голос разнесся по всей станции, словно божественный.

- Эш? - Клифф смел надеяться.
Голоскрины, вспыхивающие "огнем", исчезли, но тут же снова всплыли. Сначала они были пусты, но быстро перевернулись, показав голову и плечи Шибана с выдающимися чертами лица и шерстью цвета кофе. Он явно хмурился, как всегда.
- Пять! - пролепетал ученый Добер в ближайший экран.
- Хьюго. - поправил его Макс. - О, теперь они зануды.

Кто-то вытащил Хьюго из-под прицела плечом-большой, белый, голубоглазый эльзасец с характерными высокими ушами. - Герр Доктор. Наконец - то мы встретились.
- Номер один! - прорычал ученый с зонтиком.
- Я предпочитаю Эш, но Роза под любым другим именем... и все такое дерьмо. - рассмеялся Эш. - Как хорошо, что вы пришли, - герр доктор", как и планировал Декс. - Он наклонился ближе и произнес своим самым вызывающим покалывание тоном: - немедленно отпустите моих собак.

Герр доктор ответил: - номер один, вы и ваши "собаки" отложите оружие и вернетесь в свои камеры. В противном случае мы уничтожим здесь три и четыре.
Клиффу и Максу угрожали винтовками.
- Тиск-тиск. - хмыкнул Эш, глядя на кого-то другого. - Декс, покажи этой милой собаке, что ты умеешь.
- Сэр.
Эш подмигнул: - лучше держитесь за что-нибудь, доктор.
Внезапно вся станция затряслась и загрохотала.
Все были отброшены в сторону, спотыкаясь о различную мебель; прокисшие напитки и мокрые пончики полетели. Макс ухитрился ухватиться за кофейный столик, а Клифф, не по своей вине, аккуратно плюхнулся в кресло для отбытия. С минуту или около того хаос продолжался. Один из разбрызгивателей лопнул, и сухая вода хлынула потоком, падая в сторону. Казалось, что вся станция ускоряется.
Наконец силы стихли, и тряска прекратилась.
Герр доктор встал и спросил: - Что это было? Что ты наделал?
В поле зрения появился Декс, его серое лицо было решительным, глаза сверкали. - этот объект сейчас находится на распадающейся орбите. По моим расчетам, он начнет входить в атмосферу Земли примерно через тридцать минут и вскоре после этого распадется где-нибудь над Тихим океаном.
- Я всегда хотел попасть на землю, - сказал Эш.

- Ты что, спятил? - Рявкнул на них обоих герр доктор, потрясая зонтиком.
- Возможно, в отчаянии! - фыркнул Декс. - О, и прежде чем ты решишь сесть на свой корабль и бежать, я думаю, ты поймешь, что он тебе больше не нужен.
Конечно же, сверкающий серебристый челнок дрейфовал мимо окон, медленно падая в космос, вне досягаемости. Крапинки краски и искореженный металл плавали рядом, как пескари вокруг кита.
Один из них предположил, что Декс взорвал его швартовы, или же сверхспецифический толчок, приложенный станцией, заставил его оторваться.
- Будьте уверены, мои ребята контролируют все системы, - спокойно сообщил Эш всем присутствующим. - Включая спасательные капсулы. Никто не покинет эту станцию, пока я не верну своих собак и все остальное, что я хочу. Или мы получим то, что хотим, или мы все спустимся вниз вместе.
- Ты не можешь этого сделать!
- Рявкнул Брайс за кадром.
- Держись от этого подальше, Парень!
Герр доктор усмехнулся, глядя на голографические экраны: - ха! Семерка его уже выдала. - Ты блефуешь. Вы можете убить, но остальные X-собаки не могут!
Эш изобразил свою самую опасную ухмылку. - Я здесь главный, доктор, а не мальчик, - сказал он. - И я говорю, что лучше умереть, чем вернуться в наши камеры. Bryce… он такой хороший, заботливый мальчик. Ты же знаешь, ЧТО ЭТО так, ты же знаешь, что он и мухи не обидит, что он живет, чтобы защищать всех собак.
И все же ты оскорбил его! Вы даже пытались заставить его и Декса сражаться до смерти ради вашего отвратительного удовольствия и развлечения-...
- Это не развлечение! Это был научный тест-...
- Заткнись! - Рявкнул Эш, хлопнув по столу. - Заткнись, ты, высокомерная мокрота! Я же говорю, а не ты! Вы меня понимаете? Теперь я-собака за зеркалом. Ты в моей власти. Если я этого захочу, ты перестанешь жить. Все вы!

Тишина.
- Ты сделал то, что сделал, потому что болен. У вас есть эта болезнь, Вы ученые. Вы разрушаете все прекрасное своей постоянной потребностью все понимать и эксплуатировать, чтобы на этом можно было зарабатывать деньги, вот и вся жизнь сводится к этому. Ну что ж, я успокою ваши лихорадочные мысли и скажу вам, что такое Брайс. Он верный солдат, и он последует за мной в ад, как и Декс, как и все они.
Это не такой уж трудный шаг; мы все там уже бывали, раз или два.
Герр доктор скривил морду и нахмурил брови. - Ладно, чего ты хочешь?
Эш изложил свои условия: - приведите моих собак на наш корабль.
- Твой корабль?
- Я знаю, что он здесь. Он пристыкован к этой самой станции. На самом деле, позвольте мне показать вам.
Голоэкран показывал знакомый длинный, похожий на трирему корабль, Черный и угнездившийся в глубоком доке.
КАПРИЗНЫЙ.

- Красивая, правда? - Задумчиво произнес Эш. - Приведите туда моих собак. Мы будем ждать.
- Тогда что?
- Тогда, если ты будешь очень хорош, я попрошу Декса починить орбиту станции, чтобы ты не стал доктором а-ля фламбе.
- А какие у нас гарантии, что ты сдержишь свое слово?
Сверкающие глаза Эша скосились в сторону. - Поверь мне, праведное ворчание Брайса позаботится об этом, - усмехнулся он, потирая висок одним пальцем.
- Я никогда этого не переживу, если только мы все не умрем, тогда это не имеет значения., - Он указал на свои глаза двумя пальцами, затем на экран, - я буду наблюдать за тобой через камеры. Попробуй сделать что-нибудь смешное, и я не буду связан своей клятвой.
Эш собрался было отключиться, но внезапно подумал: - О, и... принеси мне очаровательную новую игрушку Саске. Ты же знаешь, что это такое.
- Игрушка?
- Тот Самый Кусанаги.
Герр доктор нахмурился: - зачем вам это?

- Мне не нужна причина! - рявкнул Эш. - Я просто хочу её знать., - Он приложил ладонь к глазам, как капитан, изучающий море. - лучше поторопитесь, доктор, Земля становится больше с каждой секундой.
Голографические экраны снова переключились на " огонь! -.
Пока все стояли мокрые и ошеломленные, Клифф заковылял к Максу. - А что такое Кусанаги? - прошептал он.
Макс бросил на него испепеляющий взгляд. - А вы лингвист? - фыркнул он.
- Не знаю, для меня это звучит по-японски.
- Ах, я не знаю японского языка.
- Ты ничего не делаешь.
- Герр доктор указал на пленников. - Заставь их двигаться! - он проинструктировал сбитых с толку охранников. - Сделай это! Если этот бешеный пёс говорит правду, то времени осталось совсем немного!
Клифф и Макс были уведены прочь.
Облокотившись на зонтик, герр доктор повернулся к своим коллегам и, успокоив их, заговорил: - Не паникуй, не паникуй, мы ещё не потеряли их... - прошептал он, глядя на статические голографические экраны, чтобы Эш не подслушивал и не смотрел.
- Мы можем снова собрать их вместе.
Короткая толстая собака спросила: - Н-но как?
- Они вооружены! - послышался другой голос.
Их лидер шлепнул их вниз, буквально ударив их лапой. - ради Бога, они просто потерянные щенки! А чего ты боишься? Ну и что с того, что они вооружены? Никто из них не может убить, кроме "Эша". Если мы сумеем вытащить его, то все остальное развалится у его ног. Без него они-ничто. - Ничего!

Другой вопрос: - Хорошо, хорошо, но как, Отто? В одиночку он мог бы свернуть нам всем шеи.
Герр доктор поднял лапу: - двойник Икс может справиться с ним. Он может справиться со всеми, вооружен он или нет.
Собаки переглянулись.
- Смотрите на это как на благоприятную возможность, - сказал герр доктор. - Это идеально подходит для реальных полевых испытаний. Наше биологическое оружие против марсианского. Посмотрим, кто победит.
- Это займет некоторое время, Отто. - предупредил кто-то.
- Мы ещё не собирались будить его.
- Не волнуйтесь, я могу заставить этих дураков говорить ещё десять минут, - заверил его герр доктор, подмигнув ему. - Я могу заставить их говорить ещё десять минут. Просто включите его и отошлите; он уже запрограммирован на последний тест, который мы запланировали.
*
Брайс проверил свой пистолет. Он несколько раз потренировался рисовать его, прицеливаясь. Он попытался представить себе, что на коробке из-под колы вон там была собачья голова, попытался нажать на курок.

ЩЁЛК!
Точно в яблочко; баллончик со звоном отлетел в огромный ангар. Однако это была всего лишь банка. По той же самой причине Брайс выстрелил в голову сотне автоматчиков; они были просто кусками металла, так что все было в порядке. Но собака из плоти и крови, у которой где-то могут быть жена и щенки?
Брайс опустил пистолет и одними губами произнес:
Здоровенная лапа хлопнула по его компактному крепкому телу; Это был Эш.
- Не волнуйся, до этого не дойдет, - заверил он.
- Просто направь на них свой пистолет и постарайся сделать вид, что ты не шутишь. Ты можешь сделать это для меня, Брайс?
- Есть, сэр.
Эш обнял Брайса за шею и крепко прижал к себе. - Я ещё сделаю из тебя настоящего воина.
Брайс фыркнул и покачал головой: - воин, да?
- Ну да. Воин-это гораздо более подходящее слово. Слово "солдат" происходит от слова "быть оплаченным". Вот к чему сводится этимология. Нам никогда не платили.