Furtails
Хеллфайр
«S.T.A.L.K.E.R. - ПСИНА»
#NO YIFF #пес #постапокалипсис #приключения

Пролог


Детёныши мутантов растут быстро. Кабанчик уже через месяц после рождения представляет серьёзную опасность для человека. Детёныш кровососа достигает подросткового возраста через три месяца. Медленнее всего развиваются потомки химер — на превращение во взрослую тварь у них уходит до пяти месяцев. Что неудивительно, учитывая, что химера представляет собой самую совершенную живую боевую машину на свете. Всему лучшему нужно время.




Ту от роду исполнилось две с половиной недели — в таком возрасте слепые псы выводят своих щенков на первую охоту. Ту тоже охотился, только без помощи взрослых, положившись на одни инстинкты. И не по своей воле он разыскивал в высокой траве заблудившуюся крысу или уставшего тушкана: псевдособака, вставшая во главе немногочисленной стаи слепышей, почему-то невзлюбила юного пса. И запретила ему есть вместе со всеми. В результате, Ту был вынужден либо дожидаться, когда ему оставят кости, на которых изредка можно отыскать кусочки мяса, либо научиться охотиться самостоятельно. Чем он и занялся, правда, без особого успеха.




Его чуткий нос несколько раз улавливал запах всё тех же крыс, которые на территории старого завода водились в изобилии, однако Ту не имел никакого знания об охоте на этих мутантов. В результате крысы благополучно избегали встречи с ним, а желудок Ту с каждой минутой всё настойчивее советовал прекратить бесплодные поиски и идти обратно к стае, глодать остатки их пиршества. И Ту внял бы этому внутреннему голосу, если бы вдруг не ощутил витавший в воздухе запах дешёвых сигарет…




* * *




Шёл только первый месяц после того, как Зона вновь оказалась открыта для сталкеров. Группировка «Долг», к которой военные относились с известной лояльностью, успешно захватила несколько стратегических точек, вернув себе контроль над некогда утерянными территориями или завоевав новые. Впрочем, даже при поддержке покровителей, заседающих по ту сторону Периметра, «Долг» не мог удержать полученное преимущество. Дело в том, что многие сталкеры не разделяли философии группировки, а идеологический противник «Долга», группировка «Свобода», уже сумела перебросить свои первые отряды на территории, занимать которые «долговцы» не стали.




Поскольку вероятность нового столкновения двух самых мощных группировок Зоны стала слишком высока, сталкеры-одиночки и малочисленные группировки решили, что пока им лучше занять нейтральную позицию и не соваться между молотом и наковальней. Кроме того, всем и без войны между извечными противниками хватало работы: исследованные, хорошо знакомые места вновь стали необычайно опасны, появились новые виды аномалий и мутантов, а последние ещё и расплодились в необычайном количестве. Теперь людям приходилось изначально зачищать место для относительно спокойного отдыха, и только потом приниматься за поиск новых артефактов…




Крупный отряд сталкеров занял часть территории старого завода, прекратившего работать ещё до Первой Катастрофы. Он не сразу сдался Зоне, поскольку в первый раз той удалось отхватить всего треть его территории. Военные Коалиции превратили «чистую» часть завода в своеобразные ворота, через который пропускали сталкеров — за весьма нескромную оплату. Закрепляться здесь они не стали, поскольку прекрасно понимали, что вскоре весь завод будет поглощён Зоной — это и произошло незадолго до закрытия Периметра.




Теперь люди намеревались отвоевать весь завод под свои нужды. И это у них неплохо получалось, ту часть, что ранее занимали военные, сталкерам удалось достаточно быстро очистить от тварей, тогда как аномалий встречалось немного и по большей части они были представлены почти безопасными «трамплинами». Куда хуже обстояли дела с Куском, как нелестно прозвали сталкеры ту часть завода, что Зона захватила раньше — там не только хватало мутантов, но и аномалии имелись куда более опасные. Люди на эту территорию лезли только за артефактами, не стремясь пока что захватывать её, понимали, что не удержат.




Двое сталкеров, устроившиеся возле кучи строительного мусора с одной стороны и кирпичной стеной одного из городских зданий с другой, представляли собой своеобразный блокпост на границе Куска. Служба у них была простой — окликнуть того, кто похож на человека, и пристрелить любого, кто от человека отличается. Оба были молодыми парнями, возможно, и имевшими опыт хождения по Зоне, но слишком недостаточный для того, чтобы сталкеры растеряли свою самоуверенность. Один беззаботно курил, второй скучающим взглядом разглядывал окрестности. Укороченные автоматы отечественного производства у обоих лежали на коленях.




Каждые пять минут то один, то другой сталкер бросали взгляд на наручные часы, за ремешок подвешенные к торчащему из битого камня куску арматуры — стрелки показывали почти полдень, их скоро должны были сменить. От нечего делать курящий отложил оружие, встал, выпустив вверх струйку дыма… И вдруг торопливо нагнулся, хватаясь за автомат.




- Что там? - встрепенулся второй, тоже берясь за оружие. Первый сталкер завозился, снимая автомат с предохранителя, затем выругался, выронив сигарету.




- Да псина слепая ползёт! Щ-щас я её…




Он взял подкрадывающегося пса на прицел. Совсем молодой щенок, слепой ублюдок, потому и не боится человеческого запаха, вряд ли он вообще за свою жизнь людей встречал. Сталкеру было жаль тратить патроны на такую цель, но он слышал рассказы о том, что бывает с теми, кто неправильно оценивает опасность мутантов. Лучше разделаться с этой псиной сейчас, чем иметь дело с ней в будущем.




* * *




Внезапно Ту ощутил опасность. Он и сам не понял, откуда она исходит, он просто понял, что сейчас умрёт. И вдруг он явственно увидел самого себя — увидел так, как будто смотрел чьими-то глазами. Возможность видеть шокировала пса, он понял, что мир, представлявшийся ему лишь скопищем запахов, ощущений и звуков, на самом деле куда шире, чем можно представить. И вдруг он услышал грохот оружия, и тело его, не дожидаясь команды мозга, отпрыгнуло прочь с линии огня.




Картинка мира стремительно распадалась, пёс лишился возможности видеть, однако по звуку он ориентировался неплохо. Человек бил экономными очередями, не стремясь попасть в пса, что и спасло Ту — он торопливо побежал прочь от грохота, от звуков пуль, вонзающихся в землю, побежал к своей стае, петляя между обломков труб, аномалиями и редкими кустиками. Он всё ещё был голоден, его сильно испугала пальба — но вместе с этими чувствами появилось и ещё одно, необычайно сильное желание. Ту хотелось вновь увидеть мир, пусть даже и чужими глазами.


Глава первая


Еды осталось мало. Но мало — всё-таки больше, чем совсем ничего.




Ту, опасливо косясь на сытую псевдособаку, устроившуюся на обрезке трубы для дневного сна, принялся доедать остатки пойманной взрослыми плоти. По счастью, жирная тварь была такого размера, что её хватило для насыщения всех остальных членов стаи, и Ту достались кости с некоторым количеством мяса. Он жадно грыз их, голод и страх лишиться пищи заставляли его спешить. Потом, съев всё до последней крошки, Ту отошёл к трубам и прилёг на своё обычное место, чуть в стороне от стаи.




Теперь, когда его желудок немного успокоился, у щенка появилось время подумать о произошедшем с ним. Собачья память не могла хранить яркую картинку достаточно долго, однако даже потускневшее воспоминание вторично ошеломило Ту. Мир, увиденный им глазами сталкера, поражал своими размерами, буйством цветов, переходами света и тени… Затем слепого пса посетила мысль, что было бы неплохо повторить пережитый опыт — только как? Он не понимал, каким образом смог посмотреть на себя со стороны, но догадывался, что в этом как-то замешаны существа со странным запахом, производящие страшные, грозящие смертью звуки…




В этот момент псевдособака подняла голову и посмотрела на Ту. Он заворочался, ощутив ментальные щупальца, которые нагло вторглись в его сознание и начали щупать всюду, разыскивать информацию. Подобные вторжения Ту терпеть не мог, но псевдособаку не интересовали его чувства, она вообще мало заботилась о примитивных мыслях слепых псов, вторгаясь в их разум и подчиняя своей воле. Ту попытался расслабиться и приготовился принять приказ, но псевдособака не отдавала никаких распоряжений, она просто проверяла, где он и на что настроен.




Несмотря на удачную охоту, псевдособака была недовольна сегодняшним утром. Больше всего беспокоила вожака близость людей: он застал те времена, когда сталкеры ещё разгуливали по Зоне, и хорошо помнил, на что способны эти странные двуногие существа. Ощущал он и мощь их разума, бывшего куда совершеннее примитивных мозгов «его» слепышей. Нет, если люди поселятся поблизости, о покое можно позабыть. Но что делать с этой проблемой, как её решить?




Псевдособака могла выбрать один из двух вариантов: либо перебираться прочь с территории завода, где хватало пищи и при этом не встречалось серьёзных противников, либо бросить людям вызов и постараться уничтожить их внезапной атакой всей стаи. Для этого ему нужно будет контролировать поведение каждого пса, координируя их действия и подавляя попытки к самовольству. Они уже охотились так несколько раз, в такие моменты стая становилась чем-то вроде живого оружия псевдособаки, она чётко отвечала его желаниям и при небольшой удаче атака хорошо скоординированной своры могла покончить с любым мутантом.




Но люди пусть и не сильны физически, зато умеют убивать на расстоянии, да и по одному они ходят редко. Значит, его стае будет противостоять стая людей. Для того, чтобы одержать победу над таким противником, ему нужно будет просчитать все свои действия. И добиться полного контроля над каждым слепым псом, а этот проклятый щенок всегда неохотно подчиняется его ментальным приказам!




Ту внезапно ощутил нахлынувшую на него злобу псевдособаки и безошибочно определил, кто является её источником. Чувство презрения по отношению к самому себе заполонило всё его существо, однако не настолько, чтобы Ту безропотно позволил подскочившей псевдособаке вцепиться в свою глотку. Взвизгнув, слепыш отскочил назад и замер на месте, пытаясь понять, что задумал вожак после неудачной атаки.




Псевдособака не торопилась. Замерев перед Ту, она покачивалась из стороны в сторону, выбирая момент для атаки. Слепой пёс оказался стойким к пси-воздействию и не позволил расправиться с собой без беготни. Жаль. Но ничего страшного, псевдособака прекрасно понимала, что юный пёс не был для неё серьёзным противником. Кроме того, у неё имелось огромное преимущество в драке — она обладала зрением, тогда как слепой пёс был его лишён. В гонке между аномалий Ту ещё имел шанс выжить и победить, но не в схватке.




Другие слепые псы даже не пошевелились, не заинтересовались поединком. Они улавливали настрой псевдособаки, но та ослабила свой контроль над ними, попытавшись снова подчинить Ту. Слепой пёс ощутил, как пси-воздействие вожака затмевает его разум, однако тут произошло нечто, не входившее в планы псевдособаки… Готовясь к прыжку и уже нацелившись на горло Ту, приподнявшего голову, она ощутила, как тоненькое щупальце чужого сознания проникает ей в голову. А сам Ту вдруг увидел самого себя глазами псевдособаки.




Сознание Ту словно разделилось на две части: одна представляла собой сплошную тьму, в которой сияла искра золотого пламени, в другой он видел самого себя, зелёную траву, серые трубы… Не стараясь балансировать между двумя реальностями, Ту решил выбрать для себя новый неизведанный мир цветов и света, и сконцентрировался на том, чтобы избавиться от золотого пламени.




Псевдособака заскулила — ментальный удар Ту вышел неуверенным и неловким, а оттого не поддающимся защите. Во время игр щенки псевдособак тренировались проникать в разум друг друга и отражать ментальные атаки, что позволяло им в будущем преодолевать слабое сопротивление разума слепышей, однако Ту поступал совсем не так, как поступила бы опытная псевдособака. Вместо того, чтобы подчинять себе сознание пса, он просто стал выталкивать его на задворки восприятия, не позволяя мозгу отдавать приказы телу.




Вожак ощутил сильное беспокойство — Ту явно не понимал, что делает, и именно это сейчас помогало ему постепенно одолевать псевдособаку. Необходимо было сменить тактику. Вожак не зря присваивал слепым псам имена, заставляя их ассоциировать себя с кличкой, это позволяло псевдособаке в случае надобности быстрее устанавливать контроль над разумом. Вот и сейчас она мысленно обращалась к Ту, только теперь стараясь ещё и отвести его щупальце от собственного разума. Ту в свою очередь пытался не дать вожаку этого сделать, потому что картина тьмы стала вновь заполнять его разум, выдёргивая из многоцветного большого мира.




Несколько секунд оба противника балансировали в состоянии равновесия, неспособные пересилить один другого, но Ту так желал удержать прекрасную картину, что смог выйти победителем из схватки. В самый неподходящий для вожака момент он сменил тип воздействия и теперь ментальное щупальце вместо того, чтобы толкать разум псевдособаки, впилось в самую его утробу. Вожак ощутил дикую боль, ментальная картина мира пошатнулась и вдруг принялась разваливаться на части. Слепые псы ощутили страх своего вожака и подняли скулёж, Ту, напуганный собственным успехом, попятился и разорвал ментальную связь. Дарованный зрением псевдособаки мир для него исчез, но что-то подобное ощутил и вожак — его пси-способности внезапно исчезли и теперь пёс растерянно созерцал мир обычным взглядом, ослепнув ментально.




Ужас и растерянность псевдособаки растаяли в волне безудержной злобы. Издав яростный вой, пёс бросился на Ту, клацнув зубами в сантиметре от его морды — Ту не только чуял псевдособаку, его собственные пси-способности продолжали исправно работать, и потому он даже без зрения прекрасно видел врага, а также ощущал его боевой настрой. Не сумев вцепиться в Ту, псевдособака развернулась, пытаясь придумать новую тактику атаки, но щенок решил, что в любом случае проиграет бой с матёрым противником, а потому принял единственное возможное решение. И бросился бежать прочь, как можно дальше от вожака.




Тот рванулся следом, однако уже через несколько шагов остановился. Мир для псионика потускнел, он теперь плохо ощущал воздействие аномалий и не мог так же ловко определить их местонахождение, как Ту, который уже сделал петлю возле небольшого «трамплина» и теперь мчался через скопище других гравитационных ловушек. Преследовать его не было никакого смысла, так что псевдособака ещё немного постояла и решительно двинулась обратно к стае. Для слепых псов она даже без пси-способностей всё ещё оставалась вожаком.




* * *




- Что-то псы вой подняли, - сталкер Кубок, пришедший сменить молодых на посту, внимательно посмотрел в ту сторону, откуда доносился перепуганный скулёж слепышей. - Надо бы ту местность зачистить, иначе они нам спать не дадут.




Не получив ответа, он косо посмотрел на своего товарища. Тот недовольно разглядывал окурок, видимо, вредные привычки новичков его занимали больше, чем слепые псы.




- В следующий раз уши обоим пообдеру, додумались - дымить на всю Зону… - мрачно пообещал он, каблуком вминая окурок в землю поглубже. Только после этого посмотрел на Кубка. - Ну что тебе до собачек, какое дело? Пусть воют дальше, по мне лучше слепых псов слышать, чем тишину. Сам же знаешь, если псы есть — никакой другой твари поблизости нет. А сами по себе слепыши не слишком опасные.




- Вот окажется, что у них в стае чернобыльцы, тогда поймёшь, сколько проблем слепые псы устроить могут, - хмыкнул Кубок. Про себя отметив, что толика смысла в словах сталкера была, но слишком маленькая, чтобы превратиться в достойный аргумент. - Давай-ка собирай наших, через пятнадцать минут нанесём визит пёсикам. Не люблю я таких соседей. Разберёмся с ними, заодно и молодым тренировку по стрельбе устроим.


Глава вторая


Чудом избегнув очередной аномалии, Ту наконец-то замедлил шаг. Мир для него снова погрузился в слепое ничто, однако теперь в бесконечной тьме сверкали тусклые огоньки чужого разума. Слепой пёс ещё не осознавал произошедшего, но чувствовал, что после дуэли с псевдособакой часть его сознания изменилась. Ментальное щупальце, которым он отбивался от атаки вожака, послужило мостом для передачи знаний от псевдособаки прямиком в мозг Ту, и его разум, относительно примитивный разум слепого пса, пытался справиться с объёмом полученной информации.




Человек сравнил бы состояние Ту с опьянением. Он и вправду шагал, покачиваясь из стороны в сторону, путаясь в собственных лапах и при этом каждый миг переживая самые удивительные образы, которые рождались у него в голове и заполняли черноту перед глазами. Мысли, всегда тягучие и односложные, вдруг приобрели гибкость и многогранность; услышанные звуки и увиденное чужими глазами приобретало совсем иной смысл; а венцом всего стало понимание того, как управлять пси-способностями. Спустя несколько минут Ту мог по своей воле вызвать ментальное щупальце и даже направить его в сторону мерцающих искр, окружающих его, только пока дотянуться до них не получалось.




Внезапно одна из искр пришла в движение. Слух и нюх Ту подсказали, что в его сторону несётся относительно крупный мутант — крысиный волк, тварь, прерывающая размерами мутировавшую крысу, жуткий зверь, способный в случае сражения одолеть такого неопытного щенка, как он. Ещё час назад щенок испугался бы перспективы сражения с этой тварью, однако сейчас появление крысиного волка его заинтересовало. Несмотря на то, что в голове вспыхнула острая боль, Ту подпустил чужой разум поближе и вонзил в него ментальное щупальце.




Тут же он увидел себя — вздымающегося над крысиным волком слепого пса, ощутил все мысли и стремления своего врага, прикоснулся и стал вбирать в себя всё, что только заслуживало внимания. Крысиный волк, ошарашенный такой атакой, замер прямо перед Ту, а затем развернулся и бросился бежать: сил у слепыша не хватало на то, чтобы подчинить себе эту жертву, однако прикосновение чужака к собственному сознанию сбило крысиного волка с боевого настроя. Ту выдернул щупальце из удаляющейся искры и снова погрузился в темноту, однако на этот раз встречал он её без сожаления. Воспоминания зверька представляли собой завлекательную картину, и Ту немедленно погрузился в неё с головой.




Надо сказать, что если бы крысиный волк решил вернуться, Ту не успел бы дать ему отпор. Совершенно очумев от чужих мыслей и чужого же зрения, пёс опять стал покачиваться из стороны в сторону, нетвёрдо вышагивая вдоль одного из заводских знаний. Лишь чуткий нюх и внутренний компас уберегли его от попадания в слабо мерцающую «Электру», устроившуюся под старым фонарём. Но даже это происшествие не вывело Ту из воспоминаний, он продолжал мысленное странствование по незнакомому миру, который всё это время жил рядом с ним…




От чужих воспоминаний его смог отвлечь только зазвучавший в воздухе вой родной стаи, в котором смешались ярость, страх и боль.




* * *




Сталкерам повезло, что возглавлявшая стаю слепых псов псевдособака не была псиоником. Жизнь без людей пошла мутантам на пользу и потому большая часть псевдособак сумели развить в себе пси-способности, которые ранее встречались лишь у некоторых представителей их вида. Кубок сам встречал этих тварей, и знал, что под командой псионика слепые псы представляют немалую опасность.




Сталкерам повезло — они нагрянули на лежбище стаи в тот час, когда слепые псы отдыхали после сытного обеда, а потому даже не почувствовали присутствия людей. Или не обратили внимания, потому что вряд ли кто-нибудь из них знал запах человека, а набитые желудки не располагали к любознательности. Так или иначе, Кубок и ещё четверо сталкеров атаковали стаю в семь стволов — трое стреляли из автоматов, двое из двухствольных ружей, посылая дробь прямо в уродливые головы. Подняв вой, стая заметалась под огнём.




Собственно, на этом бы слепым псам и наступил конец, но псевдособака решила поиграть в героя. Прыгнув по-кошачьи, она приземлилась рядом с одним из новичков, а затем совершила ещё один прыжок, закончившийся на груди человека, как раз выпалившего по ближайшему слепому псу и оставшегося с разряженным оружием. Псевдособака оказалась матёрой тварью, потому когда Кубок развернулся, она уже успела разодрать когтями горло человека и броситься в сторону. На этом её везение и закончилось, пули другого новичка, поворотившего к мутанту ружья, разорвали тому брюхо и отбросили прочь.




- Взгляни, что с раненным! - крикнул Кубок своему соратнику, перенося огонь на слепых псов.




Собственно, смотреть было не на что, псевдособака умудрилась так хорошо ударить парня, что того пришлось добивать — чтобы не мучился. К счастью, и стая понесла тяжёлые потери, уцелело не более двух-трёх собак, которые разбежались в разные стороны. Учитывая большое количество погибших щенков и сук, можно было надеяться, что былую численность мутанты до прихода людей на это место нарастить не успеют.




- Ну, вот и всё, - произнёс он, подходя к уцелевшему новичку. Тот слегка дрожал. - Так, сейчас мужики поотрубают ублюдкам хвосты, после чего мы с тобой берём его и тащим в лагерь. Там похороним. А ты молодец, не растерялся.




- Да уж, молоток! Трёх псов двумя выстрелами… Прям по нотам отбил, пианист фигов! - пробурчал один из ветеранов.




- Эй, да это же прям кликуха! - заметил другой. - Он ведь у нас неназванный, да? Ну?




- Пойдёт, - оценил Кубок. - Слышал, Пианист, как тебя теперь звать будут? Считай, прошёл ты своё боевое крещение, парень!




* * *




Первым побуждением Ту было вернуться к стае. Он даже повернулся в нужную сторону, но затем замер, прислушиваясь к звукам выстрелов и выкрикам людей. Память псевдособаки услужливо подкинула несколько разнородных воспоминаний, объединённых темой пальбы и смерти, и Ту резко остановился. Нет уж, не так дороги были его сердцу сородичи, чтобы идти им на выручку. Да и сделать он вряд ли что-нибудь сможет, разве только поймать несколько пуль.




Потому Ту решительно развернулся и продолжил свой путь по дикой, неисследованной территории завода. Он уже не был частью стаи, стал псом-одиночкой, и если в обычных обстоятельствах он от этого стал бы подвывать, то теперь воспоминания слепого пса и крысиного волка поддерживали его в хорошем настроении. Тот и другой зверь по натуре были одиночками, вполне могли обходиться без стаи, так что и Ту не ощущал в собратьях ни малейшей потребности. К тому же, щенка слишком поглотила новая способность, ему хотелось отыскать ещё один зрячий разум и снова посмотреть на мир чужими глазами.




Долго ему искать не пришлось. Крысиный волк находился поблизости от крыс настоящих, так что нос Ту скоро уловил знакомый запах. Ведомый им, щенок приближался к затаившейся в траве крысе, которая уже уловила ментальную активность слепого пса и потому не знала — бежать ей или драться. Подключаясь к её разуму, Ту опять ощутил головную боль, поскольку его мозг уже устал от такой работы, однако щенок пересилил себя и ментальное щупальце воткнулось в разум крысы.




Мир распахнулся перед слепым псом во всём своём великолепии, усиленном, украшенном восприятием крысы. Разум этого существа странным образом был более развит, чем мозг слепой собаки, и Ту просто захлебнулся от переполнивших его ощущений. Одновременно с этим он испытал и голод — только не разобрал, собственный ли или голод крысы. Так или иначе, Ту стал приближаться к крысе, наблюдая за самим собой крысиными глазами. А жертва, в чьей голове вдруг оказалась целая слепая собака, и не подумала сдвинуться с места, переполненная эмоциями Ту.




Слепой пёс тем временем приблизился — шаг, ещё шаг, ещё ближе. Затем, повторяя манеру крысиного волка, он резким движением устремился вперёд. Через глаза крысы Ту увидел собственную морду, свою слюнявую пасть, блеск бледно-жёлтых зубов… А затем — боль и ужас крысы, когда зубы слепого пса сомкнулись на её теле. Ту встряхнуло так, словно он сейчас укусил самого себя, всё его существо пронзила агония умирающего зверька, поскольку одним своим сильным укусом Ту умудрился почти полностью отгрызть тому голову. Выпустив добычу из пасти, щенок залился жалобным скулежом и повалился на бок, пытаясь прийти в себя после пережитого…



Урок был суров. Не стоит пребывать в разуме того, кого ты сейчас сожрёшь. В противном случае ты испытываешь все чувства своей жертвы.


Глава третья


Почти полчаса Ту балансировал на грани безумия. Мозг слепого пса и так был перегружен обрывками сознания псевдособаки и крысиного волка, а теперь его ещё и пронзили чувства погибшей жертвы, оставив отпечаток ужаса, боли и чего-то ещё, что люди назвали бы предчувствием неминуемой смерти — у самого Ту не было даже приблизительного определения для этого ощущения. К счастью для щенка, его разум смог включить механизмы самозащиты и постепенно, по капле, стал избавляться от ощущений погибшей в зубах Ту крысы.




Ещё через несколько минут юный пёс смог подняться на лапы и даже задрать кверху свой лишённый шерсти хвост. Втянув запах крысиной шерсти и крови, Ту повернул морду к трупику крысы, но притронуться к нему так и не смог. Голод вступал в противоборство с разумом и мозг щенка смог взять верх над желудком. Отвернувшись от трупика, Ту затрусил между аномалий, а к крысе немедленно бросилась группа мелких падальщиков, став пищать и драться за неожиданно свалившуюся на их головы гору мяса.




Поначалу никакого плана, если так можно выразиться, у Ту не было. Поскольку вой стаи утих вместе с выстрелами, Ту сделал вывод, что возвращаться на лежбище ему не стоит, а потому старался просто выбраться на периферию завода. Внутреннее чутьё и острый нюх подсказывали ему, что в старых цехах и мастерских он может наткнуться на большие неприятности, это была территория таких тварей, по сравнению с которым псевдособака казалась щенком-молокососом. Связываться с ними у Ту не было ни малейшего желания.




Стремясь убраться подальше от места обитания, он успешно преодолел поле из нескольких энергетических ловушек, ориентируясь по хорошо ощутимому запаху озона, что они издавали. Не обратив никакого внимания на созданный аномалиями синий шар, пульсирующий изнутри нежно-голубым светом, Ту пробежал по старым рельсам и вдруг оказался на открытой местности — он вышел с территории завода.




Если бы у щенка имелось достаточно шерсти, то она бы встала сейчас дыбом. Простор Ту ощущал и без глаз, причём исчезновение зданий и обломков человеческой цивилизации совсем сбили его с толку. Вместо запаха железа и камня слепой пёс чувствовал едва уловимые ароматы мутировавшей растительности Зоны, которая теперь окружала его со всех сторон так же, как раньше окружали бетонные стены. Ошарашенный, он сделал было шаг назад, но затем передумал. Раз он откололся от своей стаи, то ему следовало найти для себя новую территорию — где же её искать, как не здесь, посреди сплошного Ничего!




Ту решительно зашагал по невысокой траве, иногда останавливаясь и усиленно втягивая в себя воздух. Иногда ему попадались аномалии, однако всех их пёс заблаговременно обходил, поскольку не спешил и имел достаточно времени для их распознавания. Один раз ему пришлось свернуть, так как он ощутил запах плотей — небольшая стая паслась неподалёку, забивая желудки сухой травой, чтобы обмануть чувство голода. Ту понимал, что в одиночку он вряд ли справится даже с одинокой плотью, а потому решил не проверять, кто чьим блюдом окажется.




Надо сказать, что опыт псевдособаки и крысиного волка в одинаковой степени пригодились ему сейчас. Не имей Ту их воспоминаний, он бы уже повернул обратно, на территорию завода, испуганный простором и смущённый одиночеством. Возможно, что даже последние ощущения погибшей крысы сыграли свою роль, паническим ужасом просто перенасытив Ту и не оставляя места для обычного страха. Так или иначе, но щенок споро продвигался на значительном расстоянии от забора, огибая завод по дуге...




* * *




По возвращении в лагерь сталкеров Пианист за свою отменную стрельбу был награждён бутылкой водки, россыпью патронов и правом наняться в «отмычки» к одному из ветеранов. Счастливый и подвыпивший, он принимал поздравления, позабыв о той дрожи, что била его тело, когда он укладывал труп своего товарища в неглубокую яму. В Зоне похороны обычно оставляют на долю мутантов и аномалий, однако Кубок решил, что молодого нужно похоронить в пример всем новичкам. Иногда вид покосившегося простенького креста здорово прочищает мозги всем тем, кто относится к Зоне легкомысленно.




После того, как поздравления с успешной охотой были получены, Кубок решил, что новичку не стоит останавливаться на достигнутом. Сам он не относился к разряду сталкеров, просиживающих штаны на одном месте, иначе не сунулся бы в Зону практически сразу после её открытия. Благодаря предпринятой охоте на собак часть территории теперь была расчищена от мутантов, а значит, открылся доступ к аномалиям и, возможно, порождённым ими артефактам. И Кубок не собирался позволить кому-нибудь другому завладеть ими.




- Я думаю, нам стоит нанести новый визит на территорию собачек, - сказал он Пианисту. - Пойдём вдвоём. Стреляешь ты неплохо, посмотрим теперь, насколько хорошо определяешь наличие аномалий.




Пианист понимал, что Кубок берёт его с собой просто как «отмычку», дополнительный ствол и лишнюю пару рук. Но он благодарно кивнул, и дело было даже не в водке, слегка вскружившей ему мозги. Кто знает, что они обнаружат сейчас на неисследованных полях, куда ещё не ходил ни один сталкер? Зону снова открыли для них как раз по той причине, что она стала порождать абсолютно новые артефакты, попади ему такой в руки, и он получит славу и богатство одновременно!




При этом молодой сталкер правильно определил причину, по которой Кубку понадобился напарник. Будучи опытным бродягой, он не нуждался в помощи ветерана, с которым придётся потом делиться в равной доле. Но при этом лишняя пара глаз на малознакомой территории лишней не будет, кто знает, какие мутанты завелись тут… Те же тушканы и крысы в большом количестве для сталкера-одиночки представляют куда большую опасность, чем для двоих. А неопытному новичку можно дать и меньшую долю, свою награду он получит в виде тренировки навыков под чутким руководством бывалого сталкера.




- Ружьё дробью снаряди, - посоветовал он. - На сборы даю десять минут.




* * *




Желание перекусить снова пробудилось в Ту после того, как он нагулялся по холмам, улавливая новые запахи и следуя их зову. Он уже несколько раз ощущал запахи мелких тварей, однако их большое количество пока не позволяло ему начать охоту. Впрочем, щенок не отчаивался, поскольку уверенность псевдособаки всё ещё грела его самосознание. Теперь ему нужно было только отыскать подходящую жертву…




Он отошёл довольно далеко от завода и оказался в роще серовато-зелёных деревец, почти полностью лишённых листвы, когда наконец обнаружил то, что искал. У корней одного из деревьев расположился немолодой тушкан, тоже выбравшийся на поиски пищи. Увидев слепого пса, тушкан приподнял уродливую голову и теперь разглядывал Ту, пытаясь понять, насколько он годится на роль обеда. Тушкан был одиноким, поскольку просто не уживался с молодыми собратьями из стаи, которую покинул несколько дней назад, однако боевой опыт его был несравненно большим, чем у слепого пса. Кроме того, мелкий мутант зачастую охотился вместе со слепыми псами на более крупную добычу, оттого знал слабые стороны собак. При должном везении он мог обеспечить себе прорву мяса!




Ту почувствовал боевой настрой тушкана ещё до того, как вонзил ментальное щупальце — мозг мутанта оказался необычайно чувствителен к пси-воздействию. Будь у слепого пса больше времени, он бы мог даже взять тушкана под свой контроль или хотя бы установить прочную связь, но это не входило в планы Ту. Сейчас мутант интересовал его только в качестве блюда, да и мысли зверька касательно самой персоны Ту слепому псу не понравились. Не разрывая пси-контакта, слепой пёс подобрался чуть ближе и прыгнул на врага, вырывая щупальце за миг до укуса.




Если бы тушкан не был сбит с толку вторжением в свой разум, то всё могло завершиться для Ту весьма плачевно: во время прыжка он подставил врагу своё горло, грудь и передние лапы. Но быстрота тушкана ничем не могла тому помочь, так как разум его был подавлен присутствием Ту. Когда же тот разорвал связь, было слишком поздно. Зубы слепого пса с противным хрустом вонзились в шею тушкану, отрывая тому голову, и сразу же пережёвывая её.




Чувствуя вкус свежей крови и свежего же мяса, Ту радостно зарычал. Наконец-то его охота завершилась успехом, он мог теперь спокойно есть и не бояться, что явятся члены стаи и отберут его порцию. Одиночество явно имело свои плюсы! Более того, он чувствовал, что от постоянной практики его пси-способности заметно возросли, они стимулировали работу мозга, помогая слепышу решать задачи, на которые он не был способен ранее.




И теперь Ту был уверен в том, что найдёт способ выжить и без помощи стаи.


Глава четвёртая


- Вот чёрт! - Кубок схватил новичка за край куртки, оттянул на себя. - Смотри, куда ступаешь! Глаза на заднице?




Пианист ничего не ответил, просто не мог — дыхание у него перехватило. В полуметре впереди мельтешили едва заметные глазу искорки, контакт с которыми явно не мог завершиться ничем хорошим. Он бы увидел их, если бы не сосредоточил своё внимание на молодой «мясорубке». Судя по всему, сразу несколько видов энергетических аномалий облюбовали эту местность…




- Может быть, вернёмся? - неуверенно спросил новичок. - У нас приборы с собой, железяк полно…




Кубок хотел одёрнуть Пианиста, но удержался. На отмычку во время работы орать не стоит, сейчас запугаешь его и он вовсе собьётся, угодит в аномалию. Половина начинающих сталкеров погибает по вине наставников, причём половина из этой половины загибается как раз по причине несвоевременной критики. Или похвалы, что тоже очень опасно.




- Не дрейф, - спокойным голосом ответил Кубок. - Аномалии старые, силы свою давно истратили. Иди вправо, но осторожно, я следом.




- Понял, - кивнул Пианист, выполняя команду.




Двигался он медленно, совершая крайне осторожные шаги, но и тут Кубок удержался от критики. Спешить им было некогда, а поле электрических ловушек нервировало его самого. К гравитационным аномалиям он как-то лучше относился. Тоже опасался, тоже не любил, но выбраться из «трамплина», «карусели» или «воронки» всё-таки можно, а вот если тебя шарахнет «электра»…




Пианист тем временем благополучно дошёл до чистого пятачка и очень осторожно повернулся, контролируя продвижение ветерана. Кубок по разведанной дороге шёл быстрее, но тоже соблюдал осторожность. Не доходя до Пианиста, он достал детектор аномалий, сверился с ним и взглядом указал отмычке новое направление.




Вскоре им улыбнулась первая удача — пара артефактов, созданных электрическими ловушками, лежала прямо в проходе между ловушками. Сказав отмычке, чтобы не вздумал поднимать находки, Кубок извлёк один контейнер, накрыл им артефакт, отошёл назад, ориентируясь по прибору, затем вернулся к оставшемуся артефакту с новым контейнером. Только обезопасив таким образом оба порождения аномалий, он переместил контейнеры в свой рюкзак.




- А это зачем? - поинтересовался отмычка.




- Артефакты энергетические? - Кубок закатил глаза. - Да. Ловушки? Тоже. Взял бы их голыми руками или поднял оба сразу — вполне мог бы поймать разряд вольт так в тысячу. Понятно? А теперь давай левее, выходим к пролому в заборе, там что-то виднеется.




- Ого! - сказал вдруг Пианист. - Смотри, здесь собаки были!




Он указал носком ботинка на отпечатки собачьих лап.




- Какой-нибудь слепой пёс пробежал из тех, что мы не добили, - сталкера наблюдательность новичка не впечатлила. - Не волнуйся, пока мы идём близко к аномалиям, он нас атаковать не будет. А один пёс для двоих не помеха. Левее, я сказал, и не торопись, не нравится мне эта вон та травка, с чего она корнями вверх растёт?




* * *




Ту наслаждался вкусом тушкана, смакуя последние кусочки. Желудок его ощущал приятную наполненность и щенок решил остаться между деревьев, рассудив что раз тушкан здесь прятался, то и ему тут ничего не угрожает. Да-да, Ту научился рассуждать. Пока процесс мышления шёл не очень хорошо, но слепой пёс уже был способен к элементарному сопоставлению фактов и последующему созданию вывода. Например, вспомнив всё происходящее с ним за сегодня, он осознал, что приобрёл какую-то особую способность, в их стае свойственную только псевдособаке-вожаку. Это означало, что даже его нынешняя одинокая жизнь будет куда легче, чем существование в стае.




Ещё Ту сделал вывод, что его ментальное щупальце помогает ему осваивать новые знания. Правда, несовершенный мозг не мог обработать абсолютно всю полученную информацию, из-за чего появлялась головная боль. Зато Ту мог использовать щупальце не только для получения знаний, но и просто для добычи пищи, парализуя разум противника или жертвы, хотя бы на время сбивая с толку. Если он прав в своём выводе, то охота станет для него не делом жизненной важности, а чем-то вроде развлечения!




Доев тушкана, слепой щенок решил вздремнуть. Расположившись у корней дерева, он погрузился в поверхностный чуткий сон, а потому в какой-то момент ощутил какой-то странный запах. Заинтересовавшись, Ту приподнял голову и вдохнул поглубже. Запах был ему по большей части незнаком, хотя в нём угадывались нотки, которые Ту ощущал ранее. И не так давно…




Слепой пёс привстал на все четыре лапы, пытаясь определить, как далеко находится источник запаха. Тут его уши уловили чужие шаги, а ментальное зрение показало вдалеке сияющий золотом костёр. Именно так воспринимал Ту разум человека, парня в чёрной куртке с капюшоном, который шёл в сторону завода, сжимая в потных руках старенький пистолет-пулемёт. Человек был напуган, запах страха Ту ощутил почти сразу, но обычно служащий раздражителем, сейчас этот запах вызвал у щенка интерес. Что же могло испугать обладателя такого мощного разума?




Медленно и осторожно Ту пошёл вперёд, стараясь прижиматься к земле — глядя на себя глазами разных существ, он уже понял, что своим окрасом выделяется на фоне растительности Зоны, однако может замаскироваться в высокой траве, если будет правильно выбирать участки с растительностью погуще. Задачу облегчало то, что человек двигался как раз в сторону Ту, и щенку не пришлось ползти долго.




Когда человек оказался поблизости, Ту попробовал как можно осторожнее присоединиться к его мозгу, при этом сам готовый убежать при малейшей опасности. Войдя в контакт с чужим сознанием, он едва-едва коснулся его ментальным щупальцем. По счастью, бандит — а именно к этой касте принадлежал человек — сейчас занимался тем, что отыскивал себе дорогу среди аномалий, а потому на копошение в своём разуме не обратил никакого внимания. Осмелев, Ту ввёл щупальце поглубже, при этом не стремясь подчинить своей воле человека, а просто разыскивая информацию.




По сути, Ту сейчас делал то же, что совершала стая слепых псов, когда коллективным сознанием забиралась в мозги сталкеров и предугадывала, когда те откроют огонь и куда будут целиться. Только щенок забрался куда глубже, не ограничиваясь поверхностным сканированием мыслей, а забираясь в воспоминания. Почти сразу ему открылась причина страха бандита. В чём-то она была сродни чувствам самого Ту: его тоже изгнали собратья, не захотев делиться добычей с членом стаи, который не приносит пользы. Теперь он плутает в одиночестве, но у него нет никаких способностей и потому он хочет найти себе другую стаю и влиться в неё. Названия фракций ничего не говорили Ту, но он понял разницу между бандитами и сталкерами, которые грызились между собой, словно тушканы с крысами.




Заинтересованный получаемыми сведениями, Ту осторожно двинулся за человеком, стараясь удержать ментальное щупальце. Информация была самой разнородной, Ту приходилось выбирать, что отобрать для себя, так как каждая мысль человека, каждый образ или воспоминание взрывались в его мозгу короткой вспышкой боли. Но Ту терпел боль, продолжая рыться в сознании человека. Это было… Неописуемо! Пусть многое оставалось для него непонятным, неизвестным, однако память человека позволяла ему находить определения, вызывать картины, которые позволяли щенку воспринимать мысли человека.




Забыв об осторожности, слепой пёс вышел следом за бандитом, благо инстинкты работали и без помощи мозга, позволяя ему огибать ловушки. Человек не оглядывался, вперился взглядом в свой ПДА, в который был установлен слабенький детектор аномалий, и теперь пытался найти проход в скопище ловушек. Ту тоже остановился, продолжая впитывать информацию. Голова его буквально раскалывалась и щенок понимал, что ему надо вытаскивать щупальце и уходить, но внезапно появившаяся идея заставила щенка повременить.




Превозмогая боль, он постарался подключиться к чувствам человека, оставаясь для него незамеченным.




Мир, открывшийся Ту при возвращении зрения, был теперь куда более понятен его мозгу. И всё равно он едва сдержал обрадованный скулёж, когда почувствовал, увидел и услышал всё так, как видел, слышал и чувствовал человек. Непередаваемое ощущение восторга захлестнуло его, он жадно сопоставлял ожидание и реальность, и… И потому не понял сначала, почему человека пронзил дикий страх, почему он оглянулся и направил своё оружие на Ту.




Щенок дёрнулся в сторону, пистолет-пулемёт выплюнул длинную очередь, захлебнулся и заглох. Но и этого хватило. Отразившись от аномалий, пули разлетелись в разные стороны, три или четыре из них пробили тело бандита и тот рухнул на землю. Ту, вовремя выдравший ментальное щупальце, несколько секунд разглядывал тело человека. Вряд ли стоило возвращаться в тухнувший разум, потому Ту решил двигаться дальше и вернуться на территорию завода. Там были люди, а значит, там он обретёт новые знания.


Глава пятая

Поиск артефактов увенчался полным успехом.




За свою короткую вылазку сталкеры обзавелись россыпью небольших синих камушков, за которые можно было неплохо посидеть в любом баре Зоны, и подобрали несколько относительно дорогих «энергетиков», как называл Кубок артефакты, придающие выносливость. Но самая ценная находка попалась им под конец - сталкерам удалось отыскать абсолютно неизвестный ранее зелёный камень, имевший форму полумесяца и покрытый странными золотистыми завитушками.




Сунув артефакт в контейнер, Кубок поколебался и убрал его в свой рюкзак. Конечно, неизвестный артефакт стоило бы отдать нести новичку, мало ли, какими свойствами тот обладает, но Пианист мог бездарно погибнуть в какой-нибудь аномалии, а тогда с полумесяцем пришлось бы распрощаться.




- Думаю, хватит на сегодня, - взглянув сначала на небо, а затем на завод, сказал ветеран. - Возвращаемся на базу, а то тупы собак могут привлечь каких-нибудь хищников.




- Опять рядом с аномалиями будем протискиваться? - Пианист недовольно скривился, ведь прогулка среди ловушек не относилась к разряду приятных развлечений. - Или вдоль забора пойдём, сталкеры ведь назад не возвращаются?




- Выбрось бредовые предрассудки из головы, - буркнул Кубок. - Если разжёвывать это утверждение, то оно означает примерно следующее — сталкер никогда не наступает на одно и то же место дважды, потому что аномалии имеют свойство слегка смещаться. Чтобы избежать этого, мы не пойдём той же дорогой, а найдём новый проход.




- Но разве вдоль забора пройти не легче? - Пианист заметил, как нахмурился сталкер, и поспешил развить свою мысль. - Я знаю, что ближний путь в Зоне не самый короткий, но ведь там могут встретиться артефакты…




- И гравитационные аномалии, которых вокруг завода пруд пруди. Думаешь, ты один такой умный? Давно бы там дорогу проложили, если бы можно было пройти. Всё, топай вперёд и прекращай возражать мне, а то долю уменьшу. Понесёшь наказание за чересчур длинный язык.




Пианист молча подчинился и даже развернулся к пролому в заборе, но в этот момент раздался треск выстрелов. Причём звучал он совсем близко. Мгновенно опустившийся на одно колено Кубок изготовился к стрельбе, а дёрнувшийся новичок метнулся к росшему возле забора дереву. Пожалуй, чересчур рьяно, хорошо ещё, что по пути не угодил в небольшой «трамплин», успев пробежать по краю аномалии до разрядки.




- По звуку что-то скорострельное, но маломощное, - отметил про себя Кубок. И медленно встал, всё равно холмы скрывали как их от стрелка, так и стрелка от них.




- Это что такое было? - спросил Пианист, выглядывая из-за дерева с оружием в руках.




Выстрелы больше не звучали, но ни предсмертного крика, ни рёва мутантов слышно не было.




- Не знаю, но можешь плясать, сбылось твоё желание — пойдём гулять дальше, - Кубок задумчиво потёр подбородок. - Только не по артефакты, а посмотрим, может, там кому-то наша помощь нужна.




- Да надо ли проверять? Вдруг это просто зомби в воздух палил?




- Вряд ли. Пока слишком мало сталкеров в Зоне, чтобы зомби успели расплодиться, - Кубок снова прислушался, помолчал недолго. - Да и выяснить всё равно нужно, что это было. Представь, если это бандюги про наш лагерь пронюхали и решили разведку провести? А по звуку как раз их оружие, любят они пистолеты-пулемёты и прочую мелкокалиберную, но скорострельную хрень. А если это новичок, как ты, в беде оказался? Отстал от товарищей, старшего кабан задрал, напарник в аномалии сгинул, а он теперь там один идёт и пытается выстрелами привлечь внимание людей… Нет, проверить надо в любом случае. Идём.




Пианист вздохнул, однако спорить не стал. Он ещё не очень хорошо определял расстояние до стреляющего на слух, но ему казалось, что палили где-то неподалёку, может быть, даже за гребнем вон того холма. Держа оружие наготове, он двинулся следом за старшим, тогда как Кубок неторопливо и осторожно двинулся на звук выстрелов. Неподалёку от них пробежала псевдоплоть, однако ветеран на неё и внимания не обратил: тварь испугалась пальбы и никакой опасности для них не представляла.




* * *




Несмотря на то, что в мозгу человека Ту успел порыться совсем недолго, полученного знания ему с лихвой хватило бы на несколько дней размышлений. Собачий мозг с трудом укладывал непонятные картины воспоминаний, образов и мыслей человека, наслаивая их на блеклые тени собственных размышлений слепого пса. Стоит заметить, что смерть человека в каком-то смысле уберегла Ту от безумия, поскольку побудь он подольше в разуме бандита, то его мозг не справился бы с захваченным объёмом информации.




Тем не менее, Ту всё равно желал большего. Да, он понимал, что за это ему придётся заплатить большую цену, но сейчас пёс походил на алкаша, мучающегося жутким похмельем и нуждающегося в том, чтобы срочно принять дозу спиртного — не во вред, а в качестве лекарства. Вот он заберётся в мозг другого человека и будет действовать уже спокойно, не таща к себе всяческий мысленный храм, а забирая связующие звенья, которые помогут ему разгадать суть человеческого разума и позволят разобраться со всеми понятиями, плохо осознаваемыми его собачьим мозгом.




Именно это сейчас и расстраивало Ту — несовершенство мозга! Он не очень хорошо понимал недостаток своего «мыслительного органа», однако осознавал, что мозг псевдособаки был куда совершеннее, он позволял вожаку стаи вонзать сразу нескольких ментальных щупалец, подчинять других своей воле. Мозг тушкана оказался примитивнее мозга крысиного волка, а мозг крысы — таким же развитым, но в то же время совершенно иным. Но разум человека возвышался над всеми остальными, Ту хватило краткого контакта, чтобы понять, насколько опасны люди и какими поразительными возможностями они обладают.




Жаль, неимоверно жаль, что он не может удерживать своё щупальце в мозге человека вечно… В чужом разуме ему удалось побывать только благодаря тому, что Ту соблюдал большую дистанцию, а человек был занят вопросом выживания, его раздирали страх и волнение, не позволяя сконцентрироваться на своих ощущениях. Возможно, если бы у Ту имелась сила мозга чернобыльского пса, он бы смог вонзить сразу несколько щупалец и заставить человека остолбенеть, так же, как остолбенела крыса или замер тушкан, когда он вторгался в их разум… Но всё равно, чего бы он этим добился? Ту осознавал, что ему не удастся удерживать контроль вечно. А ещё он выудил у человека знание о том, что оружие в руках людей — вещь смертельно опасная даже для того, кто обладает пси-способностями.




Но всё же Ту не мог отказаться от своей мечты. Потому он шёл, опустив нос к земле, огибая аномалии и принюхиваясь к запаху бетона и металла, крови и пороховой гари — он возвращался на завод. Там были люди, много людей. Может быть, кто-нибудь из них окажется ранен. Или болен. Или просто будет спать. И Ту сможет войти с ними в контакт, погрузится в их разум и, невзирая на боль, чужую или собственную, получит новые знания.




Жажда информации буквально раздирала пса на части, он едва не поскуливал от желания снова оказаться в безграничном пространстве человеческого мозга. Что ему примитивные мозги псевдоплотей или крыс, или жалкие, чахлые мысли собратьев, которые думают только о том, как бы что сожрать или с кем спариться? Не было ему дела и до мозга псевдособаки, хотя некая родственная связь пробуждала любопытство. Нет, он хотел иного, ему мало тесных стен мозгов собратьев! Ему нужно больше!




Желание Ту удовлетворилось буквально через пару шагов — нос его внезапно ощутил запах людей. Они были здесь. Он не мог точно сказать, сколько именно, точно не один, но и не много. Ту ещё поколебался, инстинкт самосохранения советовал ему идти мимо, придерживаться первоначального плана. Затаиться, действовать тихо, без лишнего риска, с опаской. Но нет, он поддался своем желанию. Пусть его разорвут на части пули людей, пусть они кричат и стреляют по нему, но он должен прямо сейчас, в ближайшие минуты прикоснуться к их разуму, вновь открыть для себя окружающий его мир!




* * *




- Теперь осторожно, - Кубок замедлил шаг. - Ты обходи слева, я справа, а то мало ли…




Они взбирались на холм, с которого, теоретически, должны были увидеть стрелявшего. Пианист, сжимая ружьё, первым обошёл «птичью карусель», брезгливо перешагнув через ошмётки попавшей в ловушку вороны. Он же и взобрался на холм, медленно, осторожно, выглянул, пытаясь понять, что происходит вокруг…




Труп человека он увидел не сразу — пространство перед неподвижно лежащей фигурой искривляли гравитационные аномалии. Без бинокля трудно было разглядеть детали, но на зрение Пианист не жаловался и определил, что погибший был бандитом. Скорее всего, уж больно любят мародёры характерные шмотки, особенно тупой и самоуверенный молодняк.




- Мёртв, - Кубок отстал от «отмычки» всего на десять секунд. - Интересно, что же его убило… Вроде не вижу, чтобы он по кому-то стрелял.




В этот момент Пианист вскрикнул и судорожно выпалил куда-то вверх и в сторону.




- Что там?! - Кубок бросил взгляд на ПДА, пытаясь увидеть возможного противника.




- Пёс… - хрипло проговорил молодой сталкер. - Слепой у-уб-блюдок… Прямо в глаза мне смотрел… Хотя сам безглазый… Тварь!


Глава шестая


Зачем! Ну зачем он поспешил?




Убегая с холма, прочь от людей, Ту винил себя за поспешность. Если бы он, дурак этакий, помедлил ещё минутку! Если бы не торопился вонзить ментальное щупальце… Тогда сейчас бы он уже плавал посреди мыслей человека, странствовал по закоулкам его восхитительного разума! Но из-за того, что желание снова ощутить мощь человеческого мозга пересилило осторожность, он нанёс удар слишком резко, грубо, в результате — его заметили!




Внезапно слух пса донёс ему, что слева от него что-то смертельно-опасное впилось в землю. Мозг Ту ещё клял сам себя за ошибку, а тело уже подчинилось инстинкту выживания и бросило пса в проём между двумя аномалиями, выудив из глубин подсознания мысль о том, что и псевдособака когда-то поступила так же. Манёвр действительно спас Ту жизнь, следующий выстрел Пианиста не достиг цели только потому, что гравитационная ловушка перехватила пулю и с чудовищной силой вмяла её в землю.




- Да не трать ты патроны, - посоветовал Кубок, который стрелять и не думал. - Всего один напуганный пёс, наверное, из той стаи, с которой мы покончили.




- Вот он бы у тебя перед носом появился, посмотрел бы я на тебя! - забыв своё место, проворчал Пианист, спешно перезаряжая оружие. Но поймал на себе суровый взгляд сталкера и опомнился. - Блин, прости, Кубок, но он реально как будто на меня поглядел… У псов глаза вроде зарубцованы, но они ведь есть, да? Такое ощущение, что он на меня именно глазами и взглянул!




- Может быть, и вправду зрячий. А может, он тебе в мозги залез, - Кубок огляделся по сторонам, не привлекла ли пальба кого-нибудь поопасней слепыша. - Слепые псы — псионики, хотя и очень слабые. Могут предугадать выстрел, а если их много, то и взгляд отвести.




- Не знаю, что это было… - Пианист закрыл глаза, помассировал их у переносицы. - Что же, раз мы выяснили всё, что нужно, пойдём к нашим?




Кубок уже достаточно насмотрелся на мародёра, чтобы понять, ничего особо ценного у погибшего бандита нет. Но в Зоне сейчас почти нет баров и торговцев, так что даже лишняя бутылка водки или пачка сигарет стоит весьма недёшево. Могли найтись у бандита и деньги, пусть небольшие, да и оружие стоило бы забрать, с ним была вечная нехватка.




- Вперёд, обшарим труп, - приказал сталкер. - Заодно и потренируешься гравитационные аномалии обходить.




Пианист вздохнул, смиряясь с неизбежным. Перейдя через холм, он начал спуск, двигаясь осторожно, чтобы не попасть в какую-нибудь ловушку. Ветеран двинулся следом, то и дело поглядывая налево — слепой пёс остановился у чахлого кустика и поднял к небу безглазую морду, не решаясь нападать. Вряд ли в одиночку он полезет в драку, так что о мутанте можно не беспокоиться, но на всякий случай Кубок не давал себе забыть о нём.




Ту и вправду не собирался нападать. Устроившись под защитой двух наползших друг на друга ловушек, которые он определил по запаху, пёс выжидал удобного момента, чтобы подобраться к людям поближе. На большом расстоянии его ментальное щупальце было бесполезно, однако он видел внутренним взором пылающие огни разума людей и они притягивали его, словно мотылька на свет. Но нет, он удержит в узде свои желания. Важно не спугнуть людей, пусть они и вовсе позабудут о его присутствии. И тогда он сделает свой ход.




Ту даже немного обрадовался, когда понял, что люди идут к трупу человека. Три воспоминания говорили ему, что люди захотят полакомиться ещё не остывшей плотью, однако память человека подсказывала псу, что идут они вовсе не для того, чтобы поесть. Им что-то нужно взять у мертвеца, что-то нужное себе. Что же, пока они будут заняты осмотром трупа, Ту сможет подойти поближе. Тогда, оставаясь под прикрытием аномалий, он сможет погрузиться в разум одного из людей…




Но этим планам не суждено было сбыться. Посмотрев на то, как Пианист ходит между аномалий, Кубок отозвал его к себе, скинул рюкзак и сам полез в узкий проход, умело обходя ловушки. Новичок остался стоять рядом, карауля рюкзак и поглядывая по сторонам. Ту, вовремя прижавшегося к земле, он не заметил, а пёс теперь не спешил, подкрадывался с опаской, готовы в любой момент броситься наутёк.




Удивительным образом они с Кубком достигли своих целей одновременно — сталкер склонился над остатками бандита, первым делом подобрав его оружие, а Ту подобрался на достаточное расстояние, чтобы если не войти в разум Пианиста, то хотя бы почувствовать его настрой. И мысли молодого сталкера оказались совсем не мирными, только он не подавал вида, дожидаясь, пока Кубок двинется в обратный путь.




Слепой пёс занял, даже биение его сердца замедлилось. Он понимал, что сейчас что-то случится, слишком уж немирным казался ему настрой молодого сталкера. Ждать пришлось недолго — Кубок обогнул одну ловушку, вторую, Пианист сделал шаг в сторону, словно намереваясь получше оглядеть местность… И вдруг выпалил в грудь ветерана сразу из двух стволов. Ружьё его оказалось снаряжено пулями, да и расстояние было таким мизерным, что и дробь сталкерский комбинезон не сдержал бы. Кубка развернуло, он нелепо взмахнул руками и повалился рядом с аномалиями.




- Нет, блин, рано!




Пианист, не позаботившись о перезарядке, хотел подскочить к умирающему, однако ловушка уже подхватила тело сталкера, подтянула его и стала поднимать в воздух. Судя по всему, Кубок был ещё жив, во всяком случае, он принялся размахивать руками… Хотя, вполне возможно, это происходило по вине всё той же аномалии. Так или иначе, сделать он всё равно уже ничего не смог бы, аномалия покрутила-покрутила тело ветерана, да и разорвала его на части.




Пианист выдохнул и подошёл к рюкзаку, оставленного сталкером. Что же, он поступил подло, но их сегодняшняя добыча стоила того. Конечно, жаль, что он не сможет взять кое-что из вещей ветерана, однако теперь его история о том, что Кубок оступился и попал в аномалию, будет выглядеть ещё более правдоподобной. Да, глупая смерть, но сколько раз в Зоне случалось такое? Он и сам не раз слышал истории у костра, что сталкеры-мастера иногда погибают по «нелепому стечению обстоятельств», как любят высказываться патологоанатомы. Вот вам и нелепая случайность.




Предатель уже наклонялся к рюкзаку, когда Ту решился на удар. Оружие человека оказалось разряжено, он знал, что ему нужно будет заново вставлять патроны — а потому вонзил щупальце в открытую, повторяя свою ошибку, однако получая совсем иной результат. Только теперь Пианисту не из чего было стрелять и не было рядом товарища, который мог бы подстрелить Ту. Руки сталкера дрогнули, он отшатнулся, но через миг застыл каменным изваянием, выпучив глаза.




* * *




Несмотря на то, что и пёс, и сталкер застыли на месте, их мозги сейчас активно работали. Ту вкручивал ментальное щупальце в разум человека, человек неумело пытался противостоять ментальной атаке. Опыт подчинения слепых псов, унаследованный Ту от псевдособаки, шёл мутанту на пользу, он не столько подавлял самосознание Пианиста, как сделал бы контролёр, сколько просто загонял его в самый дальний угол мозга, туда, откуда оно не сразу выберется.




Будь на месте Пианиста мало-мальски опытный сталкер, из этой затеи ничего бы не вышло. Но Ту ещё и неимоверно повезло: предательство по отношению к Кубку, пусть и задуманное новичком сразу после того, как они нашли неизвестный артефакт, всё равно давило на совесть парня. Теперь стыд и страх сталкера стали союзниками Ту, они не давали воле человека всколыхнуться и отразить ментальную атаку. Минуту, если не больше, мозг слепого пса боролся с мозгом человека, но последний сдался быстрее.




То, что произошло после этого, ошарашило Ту. Он не получил власти над человеком, однако теперь увидел мир его глазами, услышал его ушами, почувствовал слаборазвитым человеческим нюхом. Он также ощутил тяжесть ружья, оттягивающий плечи рюкзак, мокрые с двух сторон штаны сталкера… И одновременно пробивался в его воспоминания, присасываясь к ним, словно пиявка или кровосос, впивался и перекачивал в свой разум.




Он узнал о Зоне и мире за её пределами, о том, как Зону на время закрыли для сталкеров и тем самым дали возможность мутантам слегка эволюционировать, например, появиться таким уникальным экземплярам, как сам Ту. Он узнал о том, кто такие сталкеры и бандиты, что такое аномалии и артефакты в том смысле, в котором их понимают люди. Он понял мир с совершенно иной стороны, чем знал его раньше.




Внезапно вернулась головная боль. Не разрывая контакта, Ту разочарованно взвыл: его загруженный информацией мозг противился приёму новых знаний. Он не может взять больше, чем уместится в его сознании! Поступавшие данные уже стирали часть его собственных воспоминаний, в первую очередь те, от которых он мог избавиться без сожаления. Но даже если Ту выбросит абсолютно всё, что помнил о прошлой жизни, ему всё равно не хватит места…




Слепой пёс пришёл в отчаяние. Войдя в контакт с разумом человека, он подключился не только к органам чувств, но и к его органам, и теперь мозг собаки наполняли мысли, прошедшие через фильтрацию человеческого мозга. Вот она, его цель, так близко, но с каждым шагом к ней она лишь отдаляется, словно издеваясь над ним. Он не может вобрать в себя всего человека, не может превратиться в него!




Пианист почувствовал ослабление контроля. Его руки могли теперь действовать без контроля разума, он поднимал их, даже не задумываясь об этом. Словно со стороны он видел, как его левая рука скользит в карман, судорожно нащупывает патрон, затем этот патрон отправляется в левый ствол…




Слепой пёс взвыл, боль грозила просто-напросто взорвать его голову.




...Ружьё медленно повело стволом в сторону Ту. Если бы не ментальное давление слепого пса, Пианист усмехнулся бы. Он пристрелит эту тварь и вырвется из её контроля. А затем добавит описание дуэли с ней в свой рассказ, и искренность, с которой он будет говорит о том, как сражался с мутантом после того, как погиб Кубок, дополнит его историю. Вцепившись в ружьё, человек взял Ту на прицел.




Пёс взвыл на высокой ноте, отшатнулся назад. Путаясь в ногах, упал животом на траву, попробовал встать, но снова перепутал все четыре лапы, словно был опьянён или отравлен. Повернув голову в сторону человека, он завопил, заверещал жутко, словно взмолился о пощаде — но сталкер уже спустил курок. Расстояние было ничтожным, и, хотя руки человека сильно дрожали, а сам он раскачивался из стороны в сторону, пуля нашла свою цель, благо безглазая голова слепого пса представляла собой великолепную мишень. Оборвав крик, пёс рухнул на траву, забрызгав её содержимым своего мозга.




* * *




- ...А я её тогда ботинком в рожу — хренась! Она такая «Бирзенау-у-у!» - и бросилась бежать. Так резво, что прямо в жарку и влетела, получилась свининка с золотистой корочкой!




Дружный смех наполнил забитое сталкерами помещение бара «Норрис». Нет ничего лучше, чем после трудного дня пропустить стаканчик да послушать рассказ о победе над псевдоплотью. Твари эти редко отличались особенным умом и живучестью, хотя при известных обстоятельствах и становились опасными противниками, а потому часто становились жертвами свежих анекдотов: даже если и накличешь плоть, то с нею справиться полегче, чем с парой зомби или снорком.




Псина, бывший Пианист, сидел в дальнем угле зала. Нахохлившись, нахмурившись, за нелюдимость, взрывной характер и часто прорывающий во время боя почти собачий лай он такой кличкой и удостоился. Надо сказать, он бы с большим удовольствием покинул бар, однако на его ПДА пришло сообщение о близости Выброса и он решил не рисковать. Да и еду в «Норрис» подавали сносную, а денег от продажи артефактов у него имелось в достаточном количестве.




По правде говоря, Псина не знал, что ему делать дальше. Сталкеров он не любил настолько, что с радостью присоединился бы к бандитам, если бы бандиты тоже не были… Людьми. Скорее всего, придётся ему вливаться в клан Тёмных, которые, как известно, такие же мутанты, как и он. Правда, какая-то часть Пианиста, Егора Мельникова, иногда пыталась прорваться сквозь завесу мыслей, однако Ту умело загонял её обратно. Лишившись ментального щупальца, он научился делать это простым усилием воли, благо теперь вся воля человека принадлежала ему.




Да и от самосознания Пианиста осталась лишь какая-то мелочь, словно у не до конца обработанного зомби — большая часть человеческого существа была перенесена Ту в свой собственный мозг, который он потом и выбил. Себя же Ту перегнал в разум человека всего, без остатка, а потому ещё долгое время пытался больше полагать на нюх и слух, чем на глаза. И ещё он выл на луну, что вызывало у сталкеров лишь насмешки: в Зоне хватало странного, воюющий по ночам парнишка ещё не самое удивительное.




По правде говоря, Ту даже несколько жалел о своём поступке. Пожалуй, не перейди он в разум человека, его ждало бы ещё множество удивительных открытий. А может, его подчинил бы контролёр, псевдособака или чернобыльский пёс. Задрали бы тушканы, растоптал псевдогигант или сородичи из другой стаи растащили бы его на куски. Или химера решила бы поиграть его головой, словно мячиком для этого, как его… Футбола. Нет, всё-таки он сделал правильный выбор. Ту улыбнулся и стал неторопливо поглаживать новенький «Калашников», из которого уже несколько раз успел пострелять на стрельбище.




Что же, его судьба ему ясна. Тёмные. Они, конечно, быстро догадаются, что за личина сидит в человеческом теле, но вряд ли отнесутся к этому как-то негативно. Главное, добраться до них, полагаясь лишь на несовершенные человеческие чувства. Это будет трудно, но ведь в Зоне нет ничего невозможного, не так ли?




- Слепой пёс известен среди сталкеров как один из наиболее распространённых видов мутантов. Существуют множество подвидов данных существ. Слепые псы обладают зачатками пси-способностей, при этом они не имеют ментальной защиты и легко подчиняются влиянию куда более развитых мутантов, в том числе, контролёров и пси-собак...




Ту, он же Псина, слегка повернулся в сторону говорящего. Оказалось, сталкер-ветеран поучал своих учеников-отмычек.




- ...Вот что вы о них слышали. А теперь послушайте, что я вам скажу. Сейчас Зона изменилась, то, что её некоторое время продержали без сталкеров, привело к появлению новых способностей у старых мутантах. В первую очередь это касается их пси-возможностей. Потому слепых псов близко к себе не подпускаете — подчинить-то они вас не смогут, но прицел вам собьют, будете мимо палить и дадите твари возможность вам на глотку кинуться. Если вступаете в бой со слепышом, даже если он один, используйте либо что-нибудь скорострельное, либо дробь. И не скупитесь на патроны. Вон тут бродяги над псевдоплотью смеются, а знаете, сколько на счету у псевдоплотей мёртвых сталкеров? Так вот, у собак их не меньше. Завтра с вами пойдём на территорию завода, тут неподалёку есть один, там постоянно собаки плодятся, потренируетесь в стрельбе и заодно узнаете, что это за твари…




Псина усмехнулся, отправил сигарету в пепельницу. Люди самоуверенны и наивны. Впрочем, оно и к лучшему, пусть они не сразу узнают, с чем им предстоит столкнуться, пусть не сразу поймут, насколько изменилась Зона. Для его бывших собратьев будет больше мяса.




Вдруг ощутимо тряхнуло. Из центра Зоны вырвалась волна взбесившейся аномальной энергии, пролетела над землёй, меняя ловушки, порождая артефакты, убивая глупцов, медлительных и слабых. Затем всё стихло, сталкеры разобрали оружие и стали выходить наружу. Вышел за дверь рассказчик, поведавший о псевдоплоти, за ним двинулся сталкер-ветеран и его отмычки. Псина тоже взял автомат, поправил рюкзак и пошёл своей дорогой...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://author.today/work/130028
Похожие рассказы: Кристофер Холт «Последние псы - 1», Вадим Булаев «Зюзя. Книга вторая.», Эрин Хантер «Хроники Стаи - 1»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален