Furtails
SkyGrypho
«Что в имени тебе Моём?»
#NO YIFF #волк #норка #олень #пума #рысь #тигр

Сопроводительная записка (:D)


Многие пользователи нашего любимого Интернета, наверняка ознакомились с творениями художницы Вивьен Медрано и её команды. Это нашумевшие анимации: Отель Хазбин и Адский Босс. Для любительского производства, у них на высоком уровне визуальная составляющая, аудио-сопровождение, сюжетная линия персонажей (сценарий). Стоит отметить, что русский дубляж не отстаёт от оригинала, и вполне гармонично соответсвует авторскому видению. Но, ничего не бывает без ложки дёгтя, верно?


Я пытался, честно, вникнуть как следует в концепцию Ада по Медрано, предложенную создателями. Однако, исходя из моего субъективного мнения, именно здесь, в этом самом месте проходит черта, различающая уровни, профессиональный и любительский. У Отеля и Босса - не продуманная в должной мере окружающая действительность. Я пересматривал несколько раз серии, вышедшие на момент написания фанфика (одна серия Отеля и 7 серий Босса), читал твиттер Вивьен Медрано и видел её стримы, а также ознакомился с русскоязычными сегментами Вики. Если просмотр, просто не давал ответов на поставленные вопросы, то изучение существующей концепции, лишь вызывало ещё большее их количество. Логично и вполне ожидаемо, авторы делают ставку на раскрытие персонажей в новых сериях, оставляя их мир лишь фоном, реализуя его как декорацию в театре. Так появляется огромный простор для фанатских домыслов и теорий. В сравнении с этим, концепция мира студийного Зверополиса (по которому я писал другой фанфик), выглядит как первоклассная методичка. И что же в этом случае, остаётся фанату, которому так полюбились неординарные персонажи этих фэндомов? Можно играть по правилам автора, которые в большей своей части, представляют хаотичную подборку пояснений из твиттера и со стримов Вивьен Медрано. Многие фикрайтеры так и делают, повторяя ход мысли создателей, или приносят жертву (нужное подчеркнуть): главное это персонажи, мир как неважное сопровождение (по крайней мере в тех фанфиках, которые читал я).


У меня же - имеется проверенный мной и моими читателями ход - перевести персонажей в наш с Вами мир. Ну, как в наш, в фурри мир. Ведь и тематика сайта соответствующая. Так будет гораздо легче: мне - донести до Вас мысли, Вам - эти мысли воспринять. Данный подход решает много проблем.


История начнётся в американском городе Нэшвилл, штат Теннесси. Эстетика крупных городов США прослеживается в творениях Вивьен Медрано, и оно понятно, ведь если верить Интернету, она выросла в одном из таких. Нэшвилл - это большой город, столица штата, миллионник, своего рода обитель для адских демонов и райских ангелов. Что ж, пожалуй, это всё, что я хотел прояснить заранее. Оцените, моё авторское видение этих фэндомов. Надеюсь, Вам понравится.


Тяжёлое, серое небо нависает над большим городом. Точнее, оно как будто старается раздавить его сверху, своей необъятной твердью. Да и города... Нет. Искорёженные руины. Переломанные остовы домов. Засыпанные пылью и рухлядью улицы. Когда-то, здесь бурлила жизнь, пригретая знойным жаром от небесного светила. А теперь, слышится лишь шёпот, тысяч жизней, которые оборвались под обломками их же судеб. Смешиваясь, разные голоса начинают всё громче стенать, и это превращается в инфернальный гомон, а потом и в рёв, который приближается к тебе всё ближе, становясь невыносимым. Они идут. Уйти от них, невозможно. Ты по середине улицы, на земле, и куда ты не рвись, адский ужас миллиона неупокоенных душ всё ближе... Их вой, заставляет разум скорее покинуть тело. Это было бы слишком милосердно. Спасения не будет.

Ведь, Твоих рук дело... Появление такого множества хтонических ужасов?


Хаск вскочил на кровати, освободившись от ночного кошмара. Он весь запыхался, его пробивала дрожь. В комнате было темно, лишь свет от уличных фонарей, падал через щёлку между шторами. Немного посидев на кровати, он отдышался, и теперь мог начать свой новый день. Свесив ноги, кот неуверенно привстал, и поковылял в ванную.

На месте, пришлось включать свет, чтобы разглядеть что-либо. Мощные светодиодные лампы резанули по глазам после включения, едва не до слёз. Хаск потёр глаза руками, и почти на ощупь, залез в ванную. Прохладная вода из душа, окатила разгорячённое тело. Несколько минут, он расслабленно наблюдал, как вода обтекает его ноги и уходит в канализацию. Затем, принялся намываться, ароматным шампунем.

Окончив водные процедуры, надо было хорошо обтереться. Сделав это, Хаск подошёл к зеркалу над раковиной. В отражении, на него глядели золотистые зрачки уставших, настрадавшихся глаз. Каждое утро он разглядывал себя, боясь найти какое-нибудь повреждение, на своём хилом, но всё ещё изящном по-кошачьи теле. Ведь предыдущие ночи, в основной своей массе не помнились. Ни секунды. Алкоголь оказывал нехитрую услугу. На голове Хаска, всё так же торчали вверх два острых уха, с кисточками на кончиках. Шерсть на щеках, топорщилась вверх. Оскалившись, он убедился, что все зубы на месте. А потом, снова увидел хмурое, как ненастный день, выражение лица. Пушистый мех, уже слегка пообсох. Хоть кот был уже не молод, волосяной покров его не оскудевал. На груди, как в молодости, мех рос немного больше, а потому слегка выпирал. Чего не скажешь о пятнах, на спине, да и во всех остальных местах. От стресса, возраста, и явно не ангельского образа жизни, чёрные пятнышки стали едва различимы. Поэтому, на спине мех Хаска теперь почти монотонный, тёмно-серого цвета. Коротенький хвостик, тоже был на месте.

Кот понимал, что в большом городе, рысь далеко не самый опасный зверь. Он мог положиться на свои сильные, относительно широкие конечности. Но этого будет мало, для противостояния гораздо более мощным и крупным жителям мегаполиса. Каждое утро Хаск внимательно осматривал своё рысье тело. Сейчас, любая даже незначительная травма, могла вывести его из хрупкого баланса. Тем более, если вовремя не принять меры, после ночных похождений. В памяти хорошо отпечатались события, которые произошли не более чем полгода назад. В тот день, Хаск как обычно проснулся утром. Ничего не предвещало дальнейших неприятностей, разве что немного трясло, да и проявлялась странная боль, повсеместно по туловищу. К обеду, внезапно, кровь наполнила тягучим, солёным вкусом рот, и устремилась из него наружу.

Выглядело это гораздо ужаснее, чем ощущалось. В госпитале выяснилось, что минувшей ночью, Хаску как следует намяли бока. А он не помнил ничего. Абсолютно.

Рысь знает, что в любом случае будет бороться за свою жизнь до последнего. Но он - не мастер битв. Одного раза хватило. Потому, после того случая, кот взял за правило каждое утро проверять себя. Чтобы не портить жизнь персоналу и постояльцам Отеля ХазбИн.


Хаск помнил, тот день, когда раздался судьбоносный звонок. Чуть больше года назад, когда он только купил новый телефон. Потратив изрядную сумму, на айфон последней модели, которую так нахваливала реклама, Хаск заимел целое приключение, чтобы настроить навороченное, непривычное устройство и уверенно вступить в эру смарт-технологий. Тогда, всё уже работало, только мобильные номера, надо было вносить вручную. Не желая больше вникать в современные методы общения, самец откинул телефон подальше, и устроился на диване с очередной стеклотарой, объёмом 0.5 и крепостью содержимого не менее 40 градусов. Ему не терпелось оценить новые фильмы, из жанра 18+, на диске, который он купил ещё лет 10 назад. И вот, когда самое интересное началось, красивое зрелище отобразилось на большом экране плоского ТВ, и одинокой, позабытой душе стало приятно до дрожи, тогда то квартиру и наполнил громкий звук нового айфона. Хаск тяжко вздохнул, и прекратив свои сладострастные утехи, взял чудо техники в руки. Номер не определился. Цифры возникли, но имя ещё не было вбито в память устройства. А кто же помнит, все номера наизусть? Пришлось отвечать.

- Лайфхаскер, дружище!

Кот сразу пожалел, что снял трубку, а ещё, что купил новый телефон и вообще, что до сих пор жив. Хлопнув себя по лбу раздосадовано, он поморщился, и всё же ответил.

- Ты? Что тебе от меня надо, на этот раз...

- Опять спускаешь свою капитанскую пенсию на алкоголь и какую-нибудь порнографию?

Несмотря на солидный возраст, Аластор звучал крайне бодро. Хаск даже слегка отстранил телефон от уха, чтобы не оглохнуть. Прожив уже гораздо больше чем полвека, олень не собирался сдавать позиции.

- Тебя е**т? Иди дальше бравируй, в свой микрофон, на своей чертовой радиостанции. Если тебе нечем заняться - извиняй. Лично у меня - полно дел. Я тебе не колл-центр для идиотских старух.

- Послушай, друг! Так грустно смотреть, как медленно угасает огонь твоей жизни. Ведь столько прекрасных партий, можно ещё сыграть! Невероятное число ходов впереди! Не хочется наблюдать, столь ранний и бесполезный закат твоей судьбы!

- В тебе проснулось благородство? В жизни, б***ь, не поверю.

- Я хочу помочь! И конечно, получить удовольствие от этого... Личное. Так что же, Хаск, мой дорогой друг, ты выберешь? Бросишься с головой в омут новых чувств, навстречу новым возможностям, или отвергнешь руку милосердия, и дальше останешься прозябать в забвении?

Возможно, он ещё тысячу раз пожалеет. Возможно, Аластор вовлечёт в какую-то авантюру, а потом кинет. Возможно, стоило просто сбросить звонок. Но, Хаск не был бы Хаском, если б решился бросить товарища.

- Хм… Ладно. Что там у тебя? Выкладывай. Может быть, меня это заинтересует.

- Поверь, дружище, нас с тобой ожидают великие свершения. Ты не пожалеешь...

Аластор, видная личность в городе. Иначе быть не могло. Он родом из богатой, уважаемой семьи с древней историей. Его можно по праву считать, потомком нэшвиллской знати, южная кровь, ещё со времен Конфедерации. К его семье всегда прислушивались в городе, потому что они вносили свой вклад в развитие. Разумеется, и сам Аластор, не собирался уступать предкам. С самого детства, он питал живой интерес к секретам и загадкам, ко всему запретному и табуированному. Это начиналось с безобидных детских тайн из серии, кто кому нравится в детсаде, и со временем переходило в юношеские сплетни, исходящие из самых вульгарных и ядовитых сведений. Очень быстро, Аластор научился пользоваться этими штуками. Слухи, домыслы, интриги, так хорошо приправляют факты. Это всё ниточки, которыми он мог орудовать играючи, а на их концах, всегда были живые марионетки. Чудесная игра, как кукольный театр, только с реальными жизнями. Ужасает, обескураживает, насколько чувственная может быть партия. Но искушённому манипулятору, это лишь в удовольствие.

Куда податься после школы? С такими наклонностями? Когда нет проблем ни с разумом, ни со средствами? Факультет журналистики Гарварда, принял в свои ряды юного Аластора. Нельзя сказать, что он был успешным студентом. Он не слишком налегал на учёбу, в основном, занимаясь расширением своего кругозора. Ведь главное его удовольствие было, наплести как можно больше новых нитей, которые в сплетении, как сеть, будут ловить новых персонажей для изощрённой игры. Демонический навык, оттачивался оленем до невообразимого совершенства. Получив диплом журналиста, он вернулся в родной Нэшвилл. Теперь ребром встали вопросы: как применить полученные знания, реализовать себя в профессии, утвердить честь семьи и самому поразвлечься? На семь бед - один ответ, который не заставил себя долго ждать. Сразу же, Аластор занялся организацией собственной радиостанции. Этим желанием он загорелся ещё в начале высшего, заслушиваясь незатейливыми передачами университетского радио. У оленя не возникло никаких проблем, он умело достигал всех своих желаний. Вспоминая, как его называли иной раз Ал, сокращая имя до возмутительной клички, Аластор решил так и назвать своё детище. АЛ ФМ (AL FM). Звучит неплохо, легко запоминается. С тех пор, его знают в городе, как бессменного радиоведущего собственной станции, с актуальными новостями, интересной повесткой дня и нетривиальной коллекцией музыки. И конечно же, с точным прогнозом погоды. А ещё в городе знают, что нет ни одного места в Нэшвилле, куда не дотянулись бы чёрные нити оленя Аластора.

Цепочки различных событий, соединяли прошлое, настоящее и будущее. Так, на горизонте Судьбы Аластора, появился Хаск. Казалось, что во всём мире, он один такой. А их встреча - была предрешена. Олень смотрел на рысь, и видел, как за спиной кота беснуется огненное зарево, из которого он вышел. Слышится свист пуль, гремят взрывы, доносятся крики, гул боевых машин. Аластор стоял ещё далеко, но уже тогда, он мог ощутить, как его опаляет жар боя, из которого только-только, едва-едва выбрался Хаск. Это будоражило его ум. И всё остальное. Такой шанс, совершенно точно нельзя было упускать.


История семьи Хаска, была куда более витиеватой. Он знал, что родился в Лос-Анджелесе. Это было в его документах. Но на деле, он ничего не помнил о нём, ведь прожил там всего ничего. Тогда, молодой семье было непросто, удержаться в большом городе.

Прадед Хаска, уехал из России в начале 20-го века. Тогда, положение дел изменилось быстро и безжалостно. Поэтому многие граждане, служившие своей Родине верой и правдой, оказались ненужными отныне. Пришлось спасать свои жизни. Перебравшись в Америку, его прадедушка смог устроиться переводчиком. До печальных событий, он служил адъютантом при высоком чине, хорошо знал несколько иностранных языков. Так или иначе, жизнь продолжилась. Его сын, дедушка Хаска, родился в очень скромной обстановке, но в целом, нужды не знал. Он с самого детства мечтал, о необъятных небесах, хотел потрогать облака, и возможно, оседлать само Солнце. Эта мечта, привела его в лётную школу. Дед выучился на пилота, и твёрдо решил связать свою жизнь с небом. И всё бы хорошо, но, началась война. Дед хотел отправиться на фронт, он хотел защитить мирное небо, чтобы с него летели не бомбы, а капли весеннего дождя, и жизнь в очередной раз утверждалась перед смертью. Не давало покоя ощущение, что весь мир под угрозой гибели. Надо было помочь.

Дед Хаска вернулся с войны, и уехал на выселки, дожить свой век. Страшные шрамы давали о себе знать, особенно, те что покрыли психику и душу. Он работал гражданским пилотом, в Северной Дакоте, управлял то кукурузником, то небольшими самолётами для повседневных нужд, будь то перевозка грузов, или пассажиров. Тогда же, их род продолжился, родился мальчик, будущий отец Хаска. Вообще-то, он был довольно своенравный, очень свободолюбивый. Он не одобрял военного прошлого своего отца, хотел выбраться из глубинки и построить личную американскую мечту. И всё бы ничего. Но: начался призыв. Нужно было защитить Вьетнам, от нападков врагов демократического будущего. Пройдя через огонь и воду, причём в прямом смысле, отец Хаска получил офицерское звание, за верную службу. А впоследствии, пережив военные действия, так и решил остаться в армии. Он познакомился с ласковой рысью, медсестрой, того же вида, и вместе они попытались освоиться в Лос-Анджелесе, когда вернулись домой из Вьетнама. Но, не задалось. Малыш Хаск подбавил хлопот когда родился в 1977-м году, и пришлось в спешке перебираться обратно в Дакоту, поближе к родственникам. Там отец смог устроиться в местную воинскую часть, и жизнь стала налаживаться.

Детство Хаска прошло в небольшом городке, недалеко от столицы штата, Бисмарка. Своё прозвище он получил ещё в те времена. Потому что был не разговорчивый, носил необычную фамилию Хаскин и не слыл жизнерадостным ребёнком. Лишний раз болтать и много радоваться, было Хаску без надобности. Он с нетерпением ждал конца учебного дня, чтобы отправиться по своим делам. Маленький кот бегал на большую ферму, которой владел друг его дедушки. Он любил помогать ухаживать за животными, ведь можно было смотреть на них, трогать, и узнавать много интересного. Его не пугали грязь и запах, он хотел участвовать в жизни фермы, вносить свой посильный вклад в это важное предприятие. Он знал, что помогает, и животным, и работникам.

Став несколько постарше, Хаск больше стал гулять по заповедным окрестностям. Ферма была теперь не столь привлекательна. Ведь где жизнь, там и смерть, верно? Малыш Хаск несколько недель вместе с фермером ухаживал за коровой, которая захворала. Именно она была его самой любимой, с неё, началось знакомство Хаска с огромным, живым Миром. Который, оказывается, очень суров к своим обитателям. Своим большим носом она нюхала его, и иной раз, забавно лизала. Хаск тянулся к животному, и проводил с ним много времени. Когда же корова всё-таки отошла в мир иной, боль, которая не на шутку разразилась в маленьком сердце, могла унять только мама. Он и так, проводил всё оставшееся после прогулок время с ней, а теперь вообще не мог отойти, остаться хоть на секунду без маминого тепла. Вообще то, отец всегда говорил, что мальчики не плачут. И уж тем более, перед мамой. А было совсем невозможно сдержаться.

Время шло, Хаск рос, и нашёл себе новое увлечение. Вместе с местным егерем, он ставил кормушки для диких зверей, прибирал мусор в лесу, оставшийся после неаккуратных отдыхающих. Однако, это было лишь прикрытием. На самом деле, Хаск часами мог ходить по лесной глуши, где в тишине, ему открывались новые стороны жизни. Особенно он любил ручей, где прохладная вода красиво блестела на солнце, переливалась и шумела. Около него можно было поиграть, и не чувствовать себя одиноким. Вода шумела, словно живая.

Лес постоянно давал пищу для размышлений, юному, растущему самцу. В один из дней, Хаск решил наведаться к егерю. Он был удивлён, когда застал его с двумя маленькими зверями.

- Не бойся. Подойди. Будь аккуратен. -

Через несколько минут, Хаск напряжённо держал бутылочку с чем то, напоминающим молоко, и по сути являющемся им. Другой рукой он придерживал дикого оленёнка, который бешено присосался к бутылочке, быстро выпивая эту смесь. Эта кроха вся дрожала, едва стоя на ногах, но даже не думала отпускать соску. Когда же оленёнок наелся, он уместился на руках Хаска, и приготовился спать. Хрупкое, беззащитное существо. Такое живое... И такое славное. Теперь его жизнь продолжится.

Оказалось, что егерь наткнулся в лесу на убитую браконьерами олениху. Сезон охоты ещё не был открыт. Около неё, крутились двое детёнышей. Они очень боялись, но уйти не могли, над ними нависла угроза гибели. Егерь подобрал их, и принёс в своё обиталище.

- Надо будет отдать их в заповедник. Там знают, что делать. - Пожилой медведь ухмыльнулся. - Хаск, не давай ему пригреваться у тебя. Они быстро привыкают к рукам. И не могут потом жить самостоятельно. Так что давай, оставь его, и иди пожалуй, домой. Спасибо за помощь. - Егерь вздохнул. - Как будто мало проблем. Теперь ещё возни добавилось... -


Вскоре пришло время определяться с будущим. Хаск закончил школу, и теперь мог продолжить учиться, или пойти работать. Место в военной части, предложенное отцом, он сразу отверг.

«Я хочу служить своей Родине, как ты, и как дед, и как прадед служил своей, но я не хочу отнимать жизни. Я не буду солдатом.»

Помимо того, он всегда уважал маму, которая работала в больнице семейным врачом.

«Твой труд на благо нуждающихся, мне очень близок, он восхищал меня всю жизнь. Я хотел бы заниматься чем-то похожим.»

Лично, он уже давно понимал, кем хочет быть. С давних пор, ещё когда давал лекарство захворавшей корове, и ей становилось немного лучше. И до настоящего момента, когда пришёл на школьную акцию, просто поддержать ребят, которые выкладывались ради её реализации. «Я хочу помогать Жизни продолжаться. Там, где смерть, или боль подберутся совсем близко, я буду стоять, и изо всех своих сил, гнать их прочь».

Так или иначе, с большим трудом, не без помощи родителей, Хаск смог поступить на медицинский факультет в Университет Белмонт, в Нэшвилле. Оттуда была родом его мать, и имела пригодившиеся знакомства. Отучившись, он был зачислен в магистратуру военно-медицинского университета США. Кое-кто готовился стать военным врачом.

При этом, начинался новый, 21-й век. Хаскин едва успел закончить интернатуру, как его страна объявила очередную эру военных операций. Долг звал. И кем был бы Хаск, не откликнись он? Путь молодого военного хирурга, вслед за мобильными частями американской армии, лежал на Ближний Восток.


Почистив зубы, и удостоверившись, что на сей раз всё в норме, кот вышел из ванной в жилое пространство. Свет люстры озарил тьму, и самец недовольно нахмурился. Было холодно. Он обхватил себя руками, но даже так ощущал, что тело подрагивает. За окном, начиналось тёплое утро, которое предвещало жаркий день. Но это было неважно. Последнее время, холод всё больше проникал в его бытие. И ничего с этим было не сделать. Только когда жар от спиртного, распалял тело, леденящие ощущения отступали. Чтобы через некоторое время возвратиться ещё более сильными.

Номер отеля, который любезно отдали рыси для постоянного проживания, был небольшой, но удобный. Всего одна комната, где стояла двуспальная кровать с одной стороны, а с другой шкаф, и стол у стены. На нём стоял телевизор, но Хаск убрал его, и приспособил под письменные и иные нужды. У номера была небольшая прихожая, где с одной стороны, во встроенном шкафу можно было хранить другие свои вещи, а с другой была дверь в ванную комнату.

Гардероб Хаска не отличался разнообразностью. В основном, это были разные рубашки, преимущественно белые, но либо однотонные, либо с рисунками или полосками. Ему их стирали и гладили в прачечной службе отеля. В этот раз, выбор пал на простую, белую рубашку, с высоким воротником. Как и всегда, Хаск надел свой свободный жилет на пуговицах, чёрного цвета, и тёмные джинсы, широкого кроя. На ногах, военный врач в отставке носил блестящие кожаные ботинки на массивной подошве, со шнуровкой, закрывающие голень. И был удивлён, когда начал замечать, что такая обувь вновь входит в моду. Для особых случаев, у него были такие же, только лакированные. Так или иначе, его внешний вид не менялся особо.

Слегка закатав джинсы, Хаск подошёл к столу. Там, рядком стояла необходимая для него посуда: изящный бокал на высокой ножке, стакан-хайболл, и широкий низкий стакан. Тут же, на столе оказалась бутылка шампанского, у кота в номере был целый ящик с благородным напитком. Несколько ловких движений, и пробка была удалена почти бесшумно. Пенящийся напиток устремился в изящный бокал. Держа посудину в руке, кот слегка потряс её, наблюдая, как со дна бокала наверх поднимаются пузырьки. Некоторые воспоминая, возникли в его памяти.


В 2019-м году, закончилась последняя боевая командировка. Капитана Хаскина провожали, можно сказать, с почестями. Медали «За кампанию в Афганистане», «За Иракскую компанию», награда за выдающуюся службу украшали его мундир. С 99-го, началась его служба в самом пекле. Больше десяти лет он провёл в разных операционных, от полевой до многопрофильного центра, спасая пострадавшие жизни. Это была хорошая работа, благотворный труд. За всё время - никто не погиб на его руках. Ещё десять лет - рысь провёл в качестве командира медицинской службы - уже не оперируя. Капитан скромно гордился своей результативностью. После всего пережитого, пришло время прощаться с товарищами, и возвращаться домой. Хаск не боялся последствий, детально показанных в разных фильмах, описанных в литературе. В конце концов, он же был не солдатом, а всего лишь военным хирургом. Он не верил, что у него могут возникнуть какие-либо проблемы в мирной жизни. А между тем, он возвращался героем, но, по сути в никуда. Отец, гордившийся им, как продолжателем воинской семейной традиции, скончался ещё в самом начале карьеры кота. Мама, оставшись одна, очень скучала. Коротких отпусков сына было явно мало, да и к тому же, ей не придавали сил мысли, что он не вернётся из очередной командировки. Вскоре и она отошла в Мир иной. Её желанием было, найти последнее пристанище в Нэшвилле, откуда она была родом. Так и было сделано. Поэтому, Хаск вернулся именно в этот город.

На Родине его ожидало одиночество. Не оказалось ни единой близкой души, которая могла бы принять участие в мирной жизни капитана. Одна часть друзей из армии канула в лету, другая, коей повезло больше, была разбросана по всей стране. Первое время это не удручало Хаска. Устроившись в квартире мамы, доставшейся ей а потом и ему по наследству, он решил не покрываться пылью, сидя дома. Коту хотелось участвовать в жизни общества, быть на виду. Прививать народу уважение ко всем жизням, учить добру, хорошим делам. Возможно, устроиться в Университет, или ещё куда, чтобы готовить молодёжь к трудностям мирной и военной реальности. Набравшись решимости, капитан начал действовать. Он как слепой котёнок, тыкался носиком, то в одну инстанцию, то в другую организацию. Везде так удивлялись, видя живого героя перед собой, но все как один, ничем не могли помочь. Они просто бездействовали. Для одухотворённого ветерана нигде не находилось места, по крайней мере там, где он искал. Вскоре, решимость Хаска растворилась в едкой атмосфере мегаполиса. По началу кто-нибудь должен был подсказать, как освоиться, и с чего начинать. Такой кадр нашёлся. Хаск смог отыскать товарища в городе, с которым служил некоторое время. В армии, этому коту, который тоже был рысью, только рыжей, не сопутствовал успех. Однако на гражданском поприще, он был уже не подай-принеси, а целым шефом полиции Нэшвилла. Шеф Девеню, был очень рад встретить друга, потому сразу позвал его в ресторан, отметить встречу.

«Хаск, неужели. Я так рад, что ты вернулся живой! Что... Наконец-то мозги встали на место?» - Девеню приобнял его и ухмыльнулся.

Хаск доверял ему, хоть и знал, что тот не прочь измазать свои руки в чём-нибудь грязном. Ровно поэтому, такой стремительный карьерный рост друга, ему не казался фокусом. В любом случае: это был единственный знакомый в городе.

«Учить молодняк? Да брось! Что за дело?» - рыжий рысь подавился табачным дымом, услышав мысли Хаска о желаемом будущем занятии, и брезгливо стряхнул пепел с форменной полицейской куртки. Затушив злополучную сигарету в пепельнице, он поправил свою бежевую (ковбойскую) шляпу шерифа. «Ты уже не в армии. В этом городе, либо ты шуршишь по чёрному, и разного рода блажь снисходит на тебя, либо... Сразу иди побирайся. Хороший куш стоит попорченной шкурки. Скоро ты это поймёшь.»

После данной реплики, череда очень красивых, ласкающих ухо выражений, обрушилась на шефа Девеню, который не уставал ухмыляться, надвигая свою шляпу на глаза, вновь закуривая сигарету. Хаск высказал ему, пожалуй всё, что хотел, за все годы их знакомства. «Вот теперь узнаю, своего старого друга... Ты ничуть не изменился. Значит хочешь, чтобы народ услышал о тебе? Сделаем, без проблем. Будет у тебя образ самоотверженного героя. А ещё, тебе нужно хорошее дело, чтобы в кармане не было пусто. С этим, тоже решим. Я познакомлю тебя с такими перцами, у тебя просто голова кругом пойдёт, честное слово.»

Хорошо набравшись, старые друзья вышли из ресторана. Когда они вместе зашли за угол, где Девеню ожидал служебный Ford Explorer чёрного цвета, с водителем, полицейской аэрографией и мигалкой на крыше, Хаск схватил его «за грудки».

- Послушай... И хорошо запомни это... Ты меня знаешь. Я не брошу тебя, что бы там не было. Но если ты только вздумаешь, втянуть меня в какую-нибудь грязь... Я доберусь до тебя, и своими руками отправлю в Ад.»

Шеф в шляпе схватился за сильные руки военного врача. Он был под градусом, и с непривычки опешил. Решимость друга его будоражила.

- У тебя есть задатки успешного зверя. Это точно.»


Получив первую подсказку от шефа полиции Нэшвилла, Хаск точно последовал указаниям. Оделся максимально прилично, и отправился в «самый высокий небоскрёб города, мать его». Пройдя через автоматические двери, он оказался в огромном холле. Это был первый этаж, причём было ещё несколько подземных, и неисчислимое количество этажей вверх. Оглядываясь по сторонам с восхищением, он подумал: «Да уж... Так необычно. Я привык к руинам и маленьким поселениям». С удивлением оглядываясь несколько минут, осматривая изнутри современное здание, почти целиком стеклянное, капитан собрался с мыслями и двинулся по назначению. На пропускной, когда его остановила охрана, рысь достал бумажку, на которой записал все слова друга, и деловито сказал: к господину Арихоте. Все сразу засуетились, тут даже подоспел менеджер, который пообещал лично сопроводить его, до этого загадочного господина. «Наверное, важная персона, этот самый господин...» — думал Хаск, пока поднимался на верхний этаж, вместе с нервничающим менеджером. Быстро поднявшись, лифт дзынькнул, и кот следуя за лисом-менеджером, оказался в приёмной. Его взгляд случайно упал на олениху, которая выглядела очень деловито. Ей шёл к лицу деловой костюм, подтяжки, и какая-то южная вязанина на шее, похожая на бантик, вместо галстука.

- Я жду уже несколько часов. Когда я смогу увидеть мистера Арихоту?» — кинулся к ней один из раздражённых посетителей.

- Да... Нет... Простите... Нет. Меня ждут другие посетители...» — натужено улыбалась она. И поспешила ретироваться, постукивая высокими каблучками по мраморному полу. При этом, она подошла к Хаску.

- Добрый день. Мне сообщили... Что Вы, сер Хаскин, прибыли к господину Арихоте... Для личной аудиенции.» — олениха улыбалась всеми своими белоснежными зубами. Она имела манеру растягивать фразы, замедляя свою речь.

- Здравствуйте. Так точно. Мне назначено на сегодня, пришёл немного заранее. Знаете, привычка».

Собеседница улыбнулась ещё разок. «Я - мисс Диири. Секретарь господина Арихоты. Прошу... Пройдёмте».

Диири провела Хаска в следующее помещение, гораздо меньше. Там было очень тихо, а в разных углах сидело ещё несколько персон, видать, более везучие посетители. Был даже слышен ход классических, стрелочных часов. А за большой стойкой, важно восседала пума, один грозный вид которой отбивал всякое желание буйствовать.

- Госпожа Смит... Прошу прощения, за беспокойство...» — тихо начала секретарь олениха. «Сер Хаскин, по личному приглашению, явился... Свободен ли господин?». Пума своим испепеляющим взглядом оглядела Хаска, он стоял поодаль, но ему даже стало стыдно, как будто его раздели.

- Да. Представь Хаскина.» — прозвучал властный голос пумы.

- Благодарю Вас... С удовольствием!» — отозвалась Диири, и жестом пригласила рысь. Сам Хаск, уже был в ужасе, от предстоящей встречи. И думал, не зря ли он вписался в это дело. Следом за оленихой, пришлось ещё подняться по лестнице, на один этаж вверх. Наверху, они оказались перед входом в другое пространство. Едва нажав на ручку двери, ведущей в кабинет господина, секретарь едва не дрожа открыла проход. Очутившись внутри, Хаск чуть не упал. Он оказался в помещении, с панорамным остеклением. Весь город Нэшвилл, был как будто на его ладони, по всем географическим направлениям. А по середине комнаты, стоял длинный стол, с высокими кожаными креслами. Ну, прям как в фильмах.

- Господин Арихота... Я привела к Вам, сэра Хаскина. Вы приглашали его... Он явился, немного заранее, но всё же...»

- Ровно пол-второго. Отлично! Хорошая работа, Диири! Ты свободна.» — Хаск услышал низкий, бархатистый голос, который при желании обладателя, явно мог быть громогласным. Пройдя через ужасы войны, даже он, был сейчас в напряжении. Что уж говорить о несчастной оленихе.

- Да... Господин... Как скажете.» — секретарь мгновенно исчезла из помещения.


Оставшись наедине с «господином», рысь чувствовал себя неловко. Он пригляделся. Огромный самец, пума, явно был в несколько раз больше по габаритам, чем сам Хаск. Сейчас, он сидел во главе стола, и подписывал какие-то бумажки. Деловая рубашка, казалось, только подчёркивала мощь его тела. Взяв себя в руки, Хаск уселся на одно из больших кожаных кресел, находящееся у стола, примерно посередине его длины. Ничего лучше он придумать не смог. Услышав звуки движения, Арихота отвлёклся от документов. Он встал, и подошёл к остеклению, как будто не замечая капитана. Скрестив руки на груди, он несколько минут спокойно смотрел в окно, разглядывая городской пейзаж. А потом тихо спросил, не отрываясь от созерцания: «Капитан… Тебе есть о чём сожалеть?»

Такой вопрос застал Хаска врасплох. Это было абсолютно неожиданно. Он потупил взгляд и погрузился в поток воспоминаний, не зная, что ответить. Наверное, молчание так бы и продолжалось, но пума резко сменил манеру коммуникации. Он понял за эти несколько минут, всё, что должен был.

- Хаскин! Приветствую! Я ждал тебя!

После этих слов, пума резко сорвался со своего места, и исчез в мёртвой зоне. Из-за высокой спинки кресла, обзор сильно ограничивался. Такие движения были очень неожиданными. Теперь рысь занервничал, почти до трясучки. «Что происходит, чтоб меня...»

Внезапно, большие и ловкие руки, схватили Хаска за плечи, прижимая к спинке кресла. От такой сильной хватки, капитан чуть не пискнул.

- Что же ты... Так сутулишься. Расслабься! Ну же! Никакой опасности.» — Арихота выглянул из-за верхушки кресла, и начал массировать действительно зажатые плечи Хаскина. От такого влияния, он поддался доминатору, облокотившись на спинку кресла, и всё равно был в ужасе. Однако, действия пумы реально доставляли физическое удовольствие. Такой массаж плечей, отвлекал Хаска от нервных мыслей, и уносил в небытие. Но, военного было не так просто провести. Он мог удержать контроль над собой, и краем глаза следил за Арихотой, ожидая какого-нибудь опасного трюка с его стороны.

- Девеню мне всё рассказал! Говорит, ты хочешь побыть в центре общественного внимания. Заявляет, что ты военный врач, у которого выжили все до единого пациенты!» — раскатистый бас Арихоты наполнял зал. «Ты герой Америки, имеешь несколько орденов». Немного расслабив рысь, пума отпустил его, и резко повернул кресло в бок, в свою сторону. Теперь, Хаск оказался лицом к лицу с «господином». Он увидел лицо кота-хищника, и вжался в спинку кресла, кривя губы от внезапного разворота. Сейчас он ощущал себя каким-то беспомощным котёнком, которого трясёт как хочет нерадивый зверь.

- Поведай о себе, капитан Хаск!» — он лицезрел почти перед собой дикие, искрящиеся глаза самца. Его гладко выбритое лицо пумы, почти без усов. А ещё, ощутил звериную силу, но не испугался её.

- Позвольте, сэр Арихота. Я самый обычный гражданин. Выполнял свой долг, так хорошо, как мог. Спасал жизни. Вытаскивал с того Света наших солдат, и не только их, а теперь, после всех страданий, они все живут на этой земле. Моя профессия - военный хирург. Помогать, лечить, поддерживать, это моё призвание. И сейчас, как и впредь, хочу защищать Жизнь. Да, был комиссован из армии. После всего этого, желаю найти себе место в гражданском мире. Самостоятельно, провалил все свои попытки. Поэтому, прошу помощи. Понимаете, господин Арихота?!

Хаск даже подвинулся навстречу Арихоте. Тот отстранился, с непривычки, и довольно покачал головой. После этого, он начал ходить по залу, вокруг стола, поглядывая в панорамные окна.

- Прекрасно! Конечно! Я тебя услышал, Хаск. Но, позволь. Я уверен: Девеню не ввёл тебя в курс современных дел.» — Снова пума оценивающе взглянул на рысь. Тот, кивнул.

- Это даже хорошо, в нашем с тобой случае. Я лично поведаю тебе! Местоположение располагает: весь Нэшвилл у нас как на ладони, достаточно оглянуться. Начнём с простого. Ты знаешь, где ты находишься?» — Хаск попытался сказать название небоскрёба, но Арихота сразу перебил его.

- Нет, нет! Ты находишься в нашем здании. Построенном на нашей земле, на наши деньги. Тогда следующий вопрос: наши, это чьи?

Теперь капитан замялся на самом деле.

- Начнём тогда с самого начала! Чтобы легче укладывалось в твоей промытой армией голове.» — теперь Арихота уселся на своё место, во главе стола.

- Моя компания, занимается лоббированием различных интересов в правительстве. А ещё, продюсированием, юридическими и экономическими консультациями, и прочими сопутствующими услугами! Понимаешь? -

Хаск утвердительно кивнул.

- Хорошо. Идём дальше. Я - кот! Я - сильный! Я влияю на повестку государственного дня! Значит, вокруг меня собираются другие кошачьи. Грёзин, русский как ты, с нами. Умунна - с нами.»

Все фамилии были на слуху. Грёзин, тигр, известный коммерсант в городе, миллионер. Умунна, лев, в прошлом африканский боксёр, но сейчас популярный общественный деятель.

- Назови мне нынешнего мэра.» — уверенно спросил Арихота, усаживаясь на край стола. Похоже, усидеть на месте было трудом для него.

- Бобкэт, а зовут его...» — капитан сразу не припомнил всех деталей.

- Именно! Это наше достижение! Наш персонаж. Плюсом, известный тебе Девеню в полиции, и ещё несколько лиц в администрации города. Власть - за нами. Так что не бойся, всё схвачено. Это наше преимущество! Я говорю «наше», потому что всего этого бы не случилось, не будь у нас хороших друзей» — Лакота довольно улыбнулся.

- Расскажи. Похоже это реально важно…» — попросил Хаск.

- Ты ведь, и так знаешь. Кошачьи, не особо социальные существа. Мы не организованны в должной мере. Если достигаем чего, то рискуем потерять это, не сумев собраться для защиты общих интересов!

- Согласен. Это кошачье упущение.

- Не всё так плохо, когда есть те, для которых социальное объединение, ключ к успеху. Понимаешь меня?

- Ну...

- Где сходятся кошачьи и волчьи, там всегда экстаз, верно ведь?» — Арихота посмеялся. Хаскин кивнул. Теперь он стал догадываться, к чему идёт речь.

- Волки, идеально организованы! Без них, у нас бы ничего не вышло. Дела просто сыпались бы из рук, как песок! Мы объединились давно, и вместе прикладываем усилия для подчинения города. Кошки и Волки - вместе мы держим этот город в узде! У них, Стая, которая собралась из нескольких кланов. Торговля оружием, азартные игры, проституция, охранный бизнес, это держат они. Для больших мальчиков - большие игрушки». — Было заметно, как нравится пуме говорить. У него непринуждённо получалось внушать, естественным обаянием, которое граничило с дикостью.

- Там, где нужен подход более гибкий, заправляем мы: политика, обслуживание, финансы, юриспруденция. У нас - Прайд! Это наша стезя. Мы крепко повязаны с ними. И ведём дела совместно. Вместе - мы Семья! Так что, капитан Хаск, ты с нами? Ты с Семьёй, или сам по себе?» — сделав доброе выражение лица, приподняв брови, насколько физиология позволяла, спросил Арихота. Обождав несколько минут, больше из-за внутренних переживаний, Хаск ответил:

- Да. Всё складывается таким образом... Что Семья мне необходима.

Арихота подскочил к нему, и схватил его руку, жарко пожимая. Оказавшись так близко к нему, капитан ощутил себя ущербным, по сравнению с этим молодым, большим и сильным самцом.

- Идеально! Я верю тебе. Считай, что у тебя всё в ажуре. Мы поможем! Всё будет как ты хотел!

Теперь, эти слова настораживали Хаска. Но было уже неважно.

- Слушай сейчас, что я тебе скажу, и дерзай. Тогда будешь в шоколаде, капитан Хаскин.


В итоге, чтобы Арихота смог удовлетворить интересы Хаска, ему нужно было договориться с ещё одной персоной. Встреча была назначена через несколько дней. Местом была обычная кофейня, каких в центре города, в Дистрикте, множество. Это определённо радовало кота. Не придётся вновь строить из себя не пойми что, как было в небоскрёбе у пумы.

В нужное время, Хаск зашёл в маленькую кофейню, с яркой вывеской. Вот-вот должно состояться знакомство с ещё одним сильным мира сего, финансистом Эвери. Он являлся владельцем самого крупного банка в городе, через который проходили все крупные сделки, и вращались такие суммы, которые обывателю сложно вообразить. Оглядевшись по сторонам, капитан не увидел кого-либо, кто мог бы походить на персонажа подобной категории. «Может... Спросить у продавца» — подумал Хаск, и подошёл к стойке, где за стеклом были выставлены разные десерты. Как обычно, к кассе была очередь. Невольно, взгляд кота остановился на пирожных, многие из которых выглядели изысканно и необычно.

- Какие очаровательные... Так мастерски сделаны, что даже съесть жалко. Однако, вкус их тоже на высоте. Ты бы хотел какое-нибудь?

Кот не сразу понял, что это было адресовано ему. Находясь пару секунд в замешательстве, он всё же повернулся к заговорившему с ним. Это была норка. У самца была ухоженная бурая шёрстка, а белый подбородок элегантно выделял его из массы других зверей. Вообще, он имел крайне приятную внешность. Карие глаза смотрели ясно и приветливо, лицо украшала едва заметная, мягкая улыбка. Деловая одежда выглядела неброско, но по фасону и материалам, сразу было заметно, что она стоила целого состояния. Хаск замешкался, понимая, что явно тормозит, и начал шарить по карманам, где была записка от Арихоты. Его собеседник, по доброму остановил эти конвульсии, взяв капитана за руки. В этом жесте не было ничего отталкивающего, наоборот, Хаск понял, что ему самому стоило взять себя в руки.

- Эвери. А ты, наверное Хаскин. Так ведь?

- Да. Это я» — врач разочарованно отвёл глаза в сторону. До него донёсся аромат дорогого, прельщающего парфюма. Он подумал, что своей неловкостью провалил знакомство.

- Мне очень приятно. Будешь что-нибудь из буфета? Выбирай, смелее.

- Я не голоден. Пойду, займу место, пожалуй.

Хаск поспешил удалиться, в поисках свободного столика. Эвери проводил его взглядом, в котором читалось некое сожаление.

Капитану удалось занять место у витрины. Присев на стул, он вытащил из кармана своей чёрной стёганой куртки ту злополучную записку, которую не смог найти вовремя, и разгневанно смял её. Теперь в ней не было нужды, наверняка Эвери понял, что имеет дело с каким-то инвалидом. По крайней мере, Хаск был в этом уверен. Выражение его лица, теперь можно было охарактеризовать так: мрачнее самого ненастного дня в году. Тут подоспел и сам финансист. Он поставил перед новым знакомым блюдце с чашкой кофе, и сам разместился напротив с таким же угощением.

- Удачное место, можно поглядывать на улицу. Нам повезло» — Хаск начал разглядывать собеседника украдкой. Тот аккуратно попивал кофе. Он был гораздо моложе Хаска. Рост, был у них примерно равный, хотя Эвери, был несколько ниже. В его внешности, как и поведении, не было ничего ужасающего, или отпугивающего. Наоборот, капитан ощущал, что сам расположился к нему, ещё когда увидел первый раз, несколько минут назад. Это был хороший, добрый образ, впитавший в себя всю силу размеренной, мирной жизни. Поэтому, привыкшие созерцать боль и страдания глаза Хаска, имеющие обыкновенное для них утомлённое выражение, никак не могли насмотреться на столь непривычное зрелище. Спокойный, довольный зверь, вид которого успокаивал расстроенные фибры души военного врача. Вдруг их взгляды встретились, потому что банкир поднял глаза от чашки, и увидел, как его разглядывают. Он немного повеселел.

- Не переживайте, капитан Хаскин. Всё хорошо. Я ожидал, что для Вас будет стрессом, новое знакомство, тем более с личностью совершенно неизвестной. Поэтому, выбрал эту тихую кафешку. Мне тоже, очень приятно иной раз ощутить себя простой норкой, который решил провести выходной с другом. Вы часто так делаете, капитан?»

- Мне не с кем проводить своё время.» — Хаск отвёл взгляд. Он хотел продолжить разговор, но совершенно не представлял как. Эвери отставил свой напиток, и придвинулся поближе.

- Я Вам не верю. Такой видный мужчина, герой, с боевыми наградами, Вы не можете быть одиноким.» — в глазах финансиста горела заинтересованность судьбой Хаска.

- В этом городе нет никого, кто мог бы скрасить моё существование. Из старых знакомств, лишь шеф Девеню, с которым служил. Новыми ещё не обзавёлся. И да, прошу, называй меня Хаск.» — Эвери вздохнул, но не потерял оптимизма.

- Очень тяжело, когда некому поддержать, особенно после ужасов, которые пришлось пережить. Как ты себя чувствуешь?

- Справляюсь. У меня нет никаких проблем с этим.» — ещё немного… И капитан может дать слабину. За почти год, прошедший с возвращения домой, Эвери был первый, кто спросил у него подобное. Ему уже было неважно, формальная ли это вежливость, или реально хоть кто-то понял, что он живой, и тоже способен на эмоции.

- Я тебя понимаю. Вижу, ты очень сильный. Но послушай, пожалуйста, Хаск... Арихота, он как бурный поток, с двойным дном. Ты можешь пострадать, ввязываясь с ним в оборот. Если тебе нужно внимание, деньги, или известность, как ты хотел... Мы с тобой, вдвоём, можем это решить. А пуме скажем, что в его услугах не нуждаемся. Подумай. Мы с тобой... Я и ты... Мы прорвёмся.

- Не могу позволить себе такую роскошь. Ты мне ничем не обязан. Не хочу создавать для тебя проблем. Даже когда прошу тебя о помощи. Ведь если заимею перед тобой долг, возвращать будет очень трудно. Касаемо Арихоты... Да. Знаю. Он не из тех, кто даёт займы, а уж тем более не из тех, кто займы прощает…По сути, он предлагает мне обмен. Я сделаю что-то для него, а он потом для меня. Это справедливо, надеюсь. Ну а издержки, которые точно возникнут... Готов к ним. Другого выхода не вижу. Хочется ещё пожить, причём нормально пожить, хоть немного. А не утонуть в тянущихся со службы кошмарах. В любом случае, спасибо тебе за предупреждение. Даже не знаю, чем заслужил такую честь. Ты ведь миллионер, или может быть миллиардер, а я… Простой врач.» — Эвери взял Хаскина за руку. Кроткое, воздушное прикосновение мягкой, тёплой руки, ощущалось как нечто сверхъестественное. Капитану было непривычно, что к его персоне проявляют кроткую ласку.

- Ты не просто врач, совершенно точно. Я вижу это - в твоих глазах. Я помогу. Но тогда обещай мне, что не увязнешь в какой-нибудь трясине.

Он помолчал, потому что в его гудевшей голове всё переворачивалось. Но, не спешил отстраняться от Эвери.

- Постараюсь.


Эвери и Хаскин мило сидели в кофейне до темноты. Военный врач вкратце рассказал о своей судьбе, а финансист, детально поведал, как изменились дела в Нэшвилле за последнее время, и почему. Оказалось, в семье Эвери были военные, и он имеет представление, что происходит «по ту сторону жизни». Когда они всё же вышли, ночная прохлада дала о себе знать. Стояла ранняя весна, воздух ещё не успел прогреться должным образом. С другой стороны, было так свежо, что хотелось надышаться этим сладким воздухом до потери сознания. Эвери ожидал целый кортеж: Кадиллаки, его CT6 с водителем и Escalade для охраны. Он уговаривал и Хаска, усесться в чёрный седан вместе с ним, чтобы подбросить его домой. Но капитан отказался.

- Хочу прогуляться. Огни ночного города радуют меня.

- Как пожелаешь. Тогда... Приходи завтра в банк, в любое время. Я подготовлю все документы, которые просил Арихота. Ещё раз, обстоятельно всё расскажу. Если не захочешь участвовать, мы придумаем другой способ содействия. Не переживай. Всё наладится.

- Благодарю тебя. Хорошо провели время.» — банкир сунул в руки Хаска бумажку, на которой от руки написал номер телефона.

- Если что, звони в любое время. Это мой личный. Хаск. Береги себя.

Некоторое время, кот смотрел вслед удаляющимся автомобилям, которые постепенно растворялись в ночи. После встречи с Эвери, на его душе было так спокойно, как никогда не было, за последние лет двадцать. Хотя бы потому, что адекватно поговорить с живым, сопереживающим существом, не удавалось уже очень давно. Сейчас, он не понимал: это его так обманули роскошно, что ему даже понравилось, или Эвери и вправду был хорошей норкой. В целом, Хаск просто наслаждался моментом, стоя под светом фонаря, один, в прохладной ночи. Мгновения спокойствия были слишком дороги, чтобы тратить их на лишние мысли.

На следующей день, как и было обговорено, Хаск явился в банк. Он ожидал оказаться, в какой-нибудь супер хитрой мошеннической схеме, придуманной Арихотой, как иной раз показывают в фильмах. Но, на деле, всё оказалось гораздо проще. Стая хотела открыть в городе новую сеть букмекерских контор, тотализаторов. Проблема была в том, что выступить единоличными владельцами, волки не хотели. Это могло привлечь лишнее внимание. Поэтому, они подыскивали вкладчиков, которые желали бы поучаствовать в создании этой сети. Нужно было, чтобы вкладчики были со стороны, при этом проверенные, которым можно доверять. Хаск должен был стать одним из таких вкладчиков. Эвери уже подготовил для него необходимую сумму, но оказалось, что капитан сам располагает соответствующими средствами. Таким образом, он смог вложить деньги в бизнес, и стать полноправным совладельцем, а значит имел право на дивиденды. На данном этапе, это всё, чего от него хотел Арихота. Получилось даже лучше, чем ожидалось. Кот был рад, что удалось не обременять средства Эвери, и справиться с этим самостоятельно. Да и в целом, такое вложение было выгодно, потому что с него будут идти денежки. Неплохая прибавка к пенсии. А самое главное, что компания Арихоты теперь будет заниматься просьбой Хаска в полную силу.


Хаск был так взволнован, когда к лету ему начали поступать первые предложения от журналистов. Сперва прошли несколько интервью: сотрудники городских газет приглашали капитана, дать ответ на интересующие вопросы. Естественно, эти вопросы он получал заранее. Над ним никто не нависал, не «диктовал ответы». Напротив, перед рысью открывалась полная свобода самовыражения. Первый раз, он несколько дней корпел над созданием выступления. Подробно вспоминал каждую деталь, потом писал для себя «отчёт», с которым он пойдёт на интервью. В целом, вопросы были ожидаемые, из серии, «а расскажите ка о своей службе». Ничего провокационного. Наоборот, вопросы ставились таким образом, чтобы Хаскин мог ответить в выгодном для себя ключе. Именно так он и делал. Несколько интервью, несколько фотосессий. Интерес рос всё больше, и поступал со стороны газет, журналов, а также специфичных веб-сайтов. Неожиданно, Хаск получил максимально интригующее предложение. Его приглашали поучаствовать в программе, на телеканале NPT - Нэшвиллское общественное телевидение. Это было, гораздо круче, чем он мог себе представить. Попасть в телевизор? Нет, о таком кот даже не мечтал, когда в самый первый раз, судорожно набирал номер сослуживца Девеню. Подготовка шла своим чередом. Его познакомили с ведущим, показали студию, и объяснили как всё будет происходить. Для простого военного хирурга, такое внимание было из ряда вон выходящим. Однако, он понимал, из-за кого, к его скромной персоне такое внимание. Никто явно не хотел заиметь проблем с Арихотой. Да и сам Хаск не хотел подобного. Потому, всё должно было пройти идеально.

Вот, назначенный день наступил. Хаск уже не переживал, за эту пару месяцев, он влился в такую жизнь. В новой, парадной форме, с блестящими наградами, которые мог продемонстрировать мало кто, немного под градусом, Хаск оказался в студии. Усевшись в не очень удобное кресло, рядом с таким же неудобным столом ведущего, капитан расслабился, и был готов к плодотворной беседе. Несколько самочек-гримёров ещё немного покрутились вокруг него, и теперь он был неотразим, насколько это возможно. Суровый, мужественный вид военного, вместе с его выдержанной манерой вести беседу, выгодно выделяли его из числа обычных гостей телевидения. Камера, мотор! Отлично. Заученный текст не нужен. Всё пойдёт по известному сценарию.

После съёмок, довольный собой Хаск, оказался в толпе журналистов, которые дежурили в холле студии. На него посыпался град вопросов, его слепили вспышки фотокамер. От такого, он был с одной стороны в восторге, с другой, это конкретно утомляло возрастного самца. Купаясь в лучах своей внезапной славы, кот думал, как бы не утонуть, в этой неугомонной толпе репортёров, которые напирали со всех сторон. Хаск лишь вальяжно надвигал блестящий козырёк своей форменной фуражки на глаза, которая хорошо умещалась между его ушей с кисточками на кончиках, и довольно позировал на камеры.

Через некоторое время, толпа начала растворяться. Отведённое время подошло к концу. Надо сказать, капитан очень устал, от такого обильного, непривычного внимания к своей персоне. Неожиданно, кто-то из помощников, коих в этом здании телевидения было множество, попросил кота проследовать за ним. Как было объяснено, в магазин, что был через дорогу. Утомившаяся звезда передачи, была не в восторге от такой новости, но препираться не стала. «Зачем... Какой магазин... Что?» — думал рысь, пока его сопровождали через дорогу, в небольшое здание на другой стороне улицы. Когда же он оказался внутри помещения, напоминавшего своеобразный читальный зал, где кроме нескольких волков больше не было никого, все вопросы отпали сами собой. В окружении больших стеллажей с книгами, проводили своё время несколько мужчин. Поднявшись из-за стола, к нему вальяжно направился один из них. Это был здоровенный, серый волк, со спины. Передняя часть его туловища, была белоснежной. Сразу стало заметно, что самец уже не молод, он имел немного выдающийся живот. Но, всё его тело было явно ещё ого-го, он был увесистый и мощный. Да и шерсть, вполне что надо, чего только стоил его пышный серый загривок. Высокий, зрелый, массивный. Дорогой костюм, классика, обувь в тон, ранг этого персонажа был явно очень высок. Когда волк поравнялся с Хаском, тот вновь ощутил себя не у дел, ведь был ростом едва по его по грудь. При этом, кот уважительно пожал протянутую тяжёлую лапу, с несколькими блестящими перстнями на пальцах. Запах классного одеколона, свободные, раскованные движения хищника, слегка оттеняли его звериную сущность. Но рысь уже успел её прочувствовать, так ясно, что даже зашевелились волосы на затылке.

- Капитан Хаскин!» — самец улыбнулся, демонстрируя свои острейшие, белые зубы, среди которых поблёскивали несколько вставных, судя по светлому металлическому блеску, скорее всего из платины. «Такая честь. В наше время, иметь в друзьях столь преданного Отечеству и народу гражданина, огромная роскошь.» — рысь едва смог высвободить свою руку из цепкой хватки. «Пожалуй, пора представиться. Эмилио делла Фольгоре.» — волк не переставал гордо скалить свою острую морду, а Хаск изображал на лице безразличие. Он лихорадочно вспоминал истории, рассказанные банкиром Эвери. «Делла Фольгоре, у них босс, Альфа, как они называют его, или Вожак. Он направляет всю Стаю в городе. Вряд ли ты увидишь его когда-нибудь, но имя запомни. В разговоре упомянешь, типо случайно, что знаешь его, будь уверен, все свои хвосты подожмут!» — но теперь, сам Хаскин поджимал свой коротенький хвостик. Пытаясь не подавать виду.

- Премного благодарен!» — в мозгу всплывали самые вежливые выражения, какие только были познаны за всю жизнь. «Чем обязан, вниманию столь величественной персоны?

- Классное интервью! Я всё видел, и поздравляю, с дебютом на телевидении. Тебе явно стоит отметить такое дело! С удовольствием составлю компанию. Да! Я приглашаю тебя на обед. Что скажешь?

- С превеликим удовольствием… Принимаю Ваше приглашение.


Внезапно, целый кортеж нарисовался на заднем дворе тихого, книжного магазина, который находилось напротив здания Нэшвиллского ТВ. Очень удобно: с одной стороны, видно всё, что происходит у телевидения, с другой, можно скрыться из изолированного дворика с противоположной стороны здания, выходящего на другую улицу. Капитана усадили в новенький Крайслер Пацифику. Огромная сдвижная дверь, отдельные кресла на втором ряду, так удобно. Не говоря уже об отдельных настройках, и возможностью не оказаться под боком у Делла Фольгоре. До сего момента, Хаск даже не догадывался, что минивэн может быть настолько роскошным и комфортным. Волк разместился в кресле рядом, двери на сервоприводах закрылись, и кортеж из Крайслера и нескольких сопровождающих Гранд Чероки, спереди и сзади, двинулся в путь.

- Хорошая машина. Ещё не приходилось ездить на такой.» — кот тыкал кнопочки, настраивая сиденье под себя.

- Именно. Прошу заметить - отечественный автопром. Более того, ты сейчас едешь в автомобиле, с максимальным гражданским классом бронирования. Он может выдержать попадание с РПГ, или подрыв на фугасе. По крайней мере - таково обещание производителя.» — Эмилио усмехнулся, а Хаск, вспоминая, что случается с обычными авто после такого, ужаснулся. При этом, у сего чуда техники был настолько бодрый ход, и тишина в салоне, что реально было не догадаться о высоком уровне защиты.

- Мистер... Фольгоре... Позволю себе вопрос. Куда мы направляемся?

- Я везу тебя, показать такое место, что гарантированно, ты захочешь туда наведаться, ещё очень много раз.» — Эмилио довольно оскалился, вновь его «улыбка» засверкала, тревожа рысь. Чувствуя на себе, пожирающий взгляд большого самца, он задумчиво уставился в окно, на мелькающие пейзажи Нэшвилла. Невольно промелькнула мысль, кем всё таки сейчас будут обедать… После такого, кот предпочёл больше не задавать вопросов, и просто наслаждался поездкой в необычном Крайслере. Ехать было и вправду очень комфортно.

Через некоторое время, Пацифика остановилась. Двери начали открываться, как у космолёта, и теперь, Хаск понял, куда его привезли. В глаза бросалась витиеватая, яркая вывеска, искрящаяся даже днём. «Парадиз Земной». Об этом заведении, он только лишь слышал, несколько раз. Внешне, ничем не примечательное, большое здание из серого кирпича, в стиле классицизм, но современной постройки, с тонированными окнами. В Дистрикте таких много. А теперь, появилась возможность посмотреть на это чудо изнутри. При входе, посетители оказывались в тёмном холле, который подсвечивался множеством светодиодных ламп, и оканчивался высокой стеной, до самого потолка. Это при условии, что у постройки было пять этажей. Стена была как последний рубеж, отгораживающий «Рай на Земле» от повседневности. Также, в холле находилась стойка ресепшн, с милыми самочками в притягательных нарядах. У них были длинные платья, буквально в пол, но с такими глубокими декольте и оголёнными плечами, что можно было глазеть не стесняясь. Персонал был очень фигуристый. От одной такой, Хаск получил брошюру, в которой рассказывалось о заведении, взяв её из изящных пальчиков, в ажурной сетчатой перчатке до локтя. Потом, его вместе с Фольгоре провели через специальный вход для особых посетителей.

Как оказалось, на самом нижнем, третьем подземном этаже, был организован огромный бассейн. На втором, находился спа-салон, где можно было получить любой уход за своим телом, от сауны до множества видов массажа. Первый этаж был поделён на части, которые представляли из себя разные по размерам залы, они подходили для проведения банкетов или закрытых конференций. А также там умещался гараж для автопарка данного заведения. Выше, начиналось наземное расположение. Первый наземный этаж, был подобием реального сада. Пышная растительность, фонтаны в античном стиле, здесь можно было затеряться с одной из дам в прекрасном форменном платье. Такие же, как и за «стеной» на регистратуре, они проводили время здесь, казалось, ожидая только возможности, чтобы подарить счастливцу свою нежность. Подняв голову, Хаск увидел далеко наверху, стеклянную панорамную крышу. Поэтому, в «саду» было светло, но при этом сухо и тепло. Все остальные этажи, что были выше, представляли из себя лишь террасы. Второй и третий, вмешали изысканный ресторан. На четвёртом и пятом, можно было снять один из номеров, количество удобств и комнат которых были отражены в брошюре.

Капитан Хаскин был поражён. В прямом смысле. Он даже представить себе не мог, что где-то существует подобное. Тем более, в этом городе. Он даже не задумывался, о возможности побывать в подобном месте. Вольготно умостившись на огромном диване, в ресторане, у края террасы второго этажа, он с восхищением осматривался по сторонам. Перед ним был стол, из какого-то дорогого сорта дерева, а напротив, на таком же диване расселся Эмилио Делла Фольгоре.

- Я доволен. Вижу - что ты в шоке. Грёзину приходится поддерживать цены на уровне, однако по другому нельзя. Здесь собираются те горожане, которые могут по достоинству оценить сервис высочайшего уровня.

Хаск листал рекламный проспект, нет, даже целый журнал, с яркими иллюстрациями услуг, которые можно получить. «В целом, даже я мог бы себе позволить, приходить сюда. Где-нибудь, раз в месяц. Это место выглядит и вправду круто.» — несмотря на высокие цены, можно было заметить достаточное количество посетителей. Как внизу, в саду, так и в ресторане.

- Господа! Позволите ли прервать вашу интимную беседу?

Томную тишину и журчание фонтанов прервала громогласная речь. Капитан повернулся, и увидел тигра в белой рубашке, с закатанными рукавами до локтей. У него была широкая, пушистая морда, и роскошные усы, которые торчали в разные стороны. А его комплекция, могла вызвать у Хаска комплекс неполноценности, ведь он был, похоже, на голову выше Делла Фольгоре, и гораздо шире в плечах.

«Да что вы такое жрёте... Чтоб быть такими исполинами...» — мысленно сокрушался капитан, разглядывая тигра.

- Грёзин, какая честь. Пожалуйста, присоединяйся. Представлю тебе капитана Хаскина. Он военный хирург. Огромный послужной список, множество боевых наград. А более того...» — волк по хозяйски развалился на диване — «Он потомок выходцев из России.

Грёзин не на шутку оживился, и подсел к Хаскину на диван.

«Серьёзно? Расскажите, капитан! Не медлите!» — тигр горячо пожимал руку рыси, отчего у второго побрякивали медали груди. Высвободив конечность, в который раз за сегодня пожимаемую исполинами, Хаск выдохнул, и начал разговор:

- Да чего тут такого, в самом деле. Мой прадед, служил адъютантом у царского генерала. А после 17-го года, уехал в Америку. Потом уже мой дед стал военным, и отец, и я. У меня в семье мужчины - все военные.

- Вот это честь! Вот это я понимаю! Мой предок был Приамурским генерал-губернатором. Да мы с тобой, считай, товарищи!» — Грёзин хлопнул своей ручищей Хаскина по плечу, отчего тот чуть не упал с дивана — «Эй, официант! Водки нам неси! И икры!» — прогремел он на весь Парадиз, затем, потише обратился к волку — «Извиняй Емеля, сегодня у тебя на обед будет русская еда.

Делла Фольгоре вновь показал свои идеальные зубы, изображая улыбку, и деловито заявил:

- Мой дорогой... Я никогда не был против. А борщ подадут?

- Всё подадут, что пожелаешь. Хаскин, чего хотели бы опробовать?» — Тигр протянул ему меню, которое было похоже на толстенный гримуар.

- Зови меня Хаск. А что поесть... На твоё усмотрение. Доверюсь твоему вкусу.

Официант во фраке, услужливо поставил на стол хрустальный графин с холодной водкой и икорницу, заполненную красной икрой. А ещё, три красивые стопочки. Капитан давно не кушал русской еды, и сейчас был очень доволен. После нескольких тостов, когда водка уже хорошо ощущалась (она была забористая), официанты начали подносить еду. Тигр предложил рыси повторить заказ за волком, и тот оказался не прочь. Делла Фольгоре выбрал борщ и бефстроганов. Хаскин разделил с ним выбор, и сам Грёзин поддержал их, заказав тоже самое. Эмилио расправился со своим обедом быстро, и под конец, ему принесли томатный сок в красивом, хрустальном стакане. Он залпом осушил его, и в этот момент, Хаск обратил на него внимание. Красная жидкость окрасила волчьи белые клыки, испачкала светлую шерсть вокруг рта. Он с удовольствием облизывался, только размазывая красную жидкость. «Кровавое» питьё явно приносило самцу наслаждение, и со стороны, это выглядело жутко. Капитан отвёл взгляд, уставившись в свою тарелку, а тигр, кушающий рядом, вовсе не смотрел на волка. Наконец, Эмилио Делла Фольгоре вытерся тканевой салфеткой, и откинул её, в красных разводах, на стол. Обслуга поспешила убрать это дело. Тогда, он поднялся с места. Тут же встал Грёзин, и Хаскин поспешил подняться, хотя после водки он стоял не так уверенно, как эти двое громил.

- Господа. Хаскин, Грёзин. Благодарю за компанию!» — он ещё раз пожал им руки напоследок. «Вынужден откланяться. Мне было очень приятно познакомиться, капитан Хаскин. Верю, что у нас в будущем всё сложится, плодотворно.»

Делла Фольгоре довольно ухмыльнулся после своих слов, вновь сверкнув зубами. Хаск кивнул в ответ, собирался было сказать вежливость, да не успел. Фольгоре едва заметно подмигнул Грёзину, и удалился. Теперь коты остались вдвоём. Хаск осушил ещё несколько стопок. Еда была прекрасна. Горячий, ароматный борщ и нежный бефстроганов с картофельным пюре, были восхитительны. Ему очень нравилось, и он хотел сделать комплимент хозяину. Но, не решался заговорить первый. Повезло, и тигр сам начал, закинув руку на спинку дивана, за Хаском:

- Чего ты весь сжался? Тебе нехорошо?

- Наоборот... Чудесная кухня. Мне очень нравится, честно.

- Приятно слышать. Рад, что тебе по нраву труды моих поваров. Можешь не сомневаться, здесь, самые лучшие в городе, мастера своего дела.

Возможно, Грёзин был самым большим парнем из всех, что когда-либо встречались Хаску. Сейчас, он взглянул на тигра, и заметил, как тот рассматривает его с интересом, своими жёлтыми глазами. У них сошёлся цвет глаз, но оттенки всё же различались. Капитан ощущал, что этот коммерсант, источал другую ауру, нежели Арихота или Делла Фольгоре. Рядом с ним, было не так хорошо, как с Эвери, но и шерсть на разных частях тела не вставала дыбом. Это ощущалось примерно так, как если бы слон разглядывал муравья. Настолько разительная разница между двумя существами, что им не стоит обращать внимание друг на друга в обычной ситуации.

- Наверное, ты не в своей тарелке, после знакомства с Эмилио. Я заметил.

Услышав это, Хаск даже удивился, как Грёзину удалось его раскусить. Однако не подал виду. Его привычное выражение лица, выражавшее безразличие, не изменялось. Хоть сейчас, он уже изрядно захмелел.

- Он крутой... Настоящий Альфа. Вожак. Ничего не скажешь.

- Я считаю, везением, что тебя привели именно сюда. Он ведь мог выбрать любое другое заведение, в Нэшвилле реально есть из чего выбирать. Раз уж так сошлись звёзды - надо пользоваться. Поэтому, слушай. Тебе не обязательно лезть к нему!» — Грёзин указал пальцем на то место, где сидел волк некоторое время назад. «Он ценит кровожадных ребят. Я же вижу - ты не такой. У тебя это в глазах отражается. А что касается, твоего первого впечатления о нём... В реальности - всё ещё хуже.»

Хаск опрокинул ещё рюмку. Его рот слегка искривился, уголок отошёл вниз, и ещё он нахмурил брови. Взгляд переставал чётко фокусироваться.

- Да уж...» — протянул капитан, смотря вдаль.

- Держись меня. Мы по любому найдём, чем заняться, не сомневайся. Я всегда рад честным товарищам, тем более, соплеменникам. Если тебе будет интересно, узнаешь, я веду дела с многими русскими ребятами. И ты подтягивайся! К тому же, ты знаком с Эвери, Девеню. Мы заодно. А что касается Делла Фольгоре...» — Тигр обхватил своей тяжёлой рукой рысь за покатые плечи, и проникновенно взглянул ему в лицо. «Просто не переходи его волчьи тропы. Тогда, всё будет хорошо.»

Через некоторое время, Грёзин опрокинул ещё стопочку, и распрощался с Хаском, напоследок обхватив его лапку своими огромными ручищами. Проводив коммерсанта взглядом, капитан хотел было расслабиться, ведь теперь он оказался в одиночестве. Но, ненадолго. Внезапно, на горизонте событий возникла тигрица, в «служебном» платье. Грациозная, молодая и сильная, она подобралась к Хаску, заключая его в объятия. От нахлынувших на разгорячённое тело ощущений, капитан вжал голову в плечи, отчего тигрица хищно усмехнулась. Она изящно выпятила свою здоровую, мягкую грудь, поплотнее прижимая к ней рысь. Хаск плавился от ласки крупной самки, тёплое, дородное тело лишало его рассудка. И опытная обольстительница это замечала сходу, естественно.

- Ты такой хороший...» — говорила она, поглаживая Хаска своими сильными руками, будто убаюкивая его. «Моё имя Ольга. Меня попросили, присмотреть за дорогим гостем. Чего хотел бы мой милый друг?» — женские чары действовали безотказно. В согревающих объятиях самки, которая была гораздо больше, стало очень уютно, поэтому Хаскин почти уснул на увесистой тигриной груди. Однако остатки сознания ещё действовали, и Хаск всё таки выдавил из себя пожелание:

- Проводи меня к выходу.


Ольга всё поняла, и превосходно выполнила желание гостя. Держа Хаска под руку, она аккуратно вывела его из-за стола, а потом не спеша провела на подземную парковку. У «Парадиза» был собственный автопарк, часть из которого содержалась для перемещения посетителей. «Довезти лучшим образом. Личное поручение Грёзина!» — властным тоном сообщила она водителю, усаживая капитана в чёрный Крайслер 300С. На заднем сидении, пока тигрица пристёгивала рысь ремнём безопасности, её открытая грудь елозила в платье, норовя под своим весом из него высвободиться, ведь самка нагнулась и специально возилась вплотную у лица капитана. Когда же всё было готово, она напоследок приблизилась к Хаску лицом, едва не касаясь его губ, которые капитан покусывал. «Так приятно было познакомиться, капитан Хаскин... Такой сладкий котёночек, так хочется тебя распробовать... Я буду здесь, буду ждать... А пока - прощай!»

Она быстро отстранилась, едва блеснули в темноте салона её глаза, и дверь захлопнулась. Авто двинулось к выезду из увеселительного заведения.

- Да уж...

Прошептал Хаск, отдышавшись после общения с Ольгой.


Чего уж там говорить, Хаск снюхался с «семьёй» очень хорошо. Его дела шли как надо. Всё больше издательств, медиа-сервисов желали общения с ветераном, и в конечном итоге, это привело к тому, что капитана приметил сам мэр Нэшвилла. Сперва, Хаскин присутствовал на премьере нового мероприятия в Военном Мемориальном Зале, где повсюду был на снимках рядом с первым лицом города. А чуть позже, удостоился личной аудиенции, которая широко освещалась в городской прессе.

Что касается приватного общения, Хаск познакомился задолго до этого с Бобкэтом. Избегая одиночества, которое сулило мрачную перспективу, Хаск зависал на тусовках, которые устраивала Семья. На одной из таких, он сошёлся с мэром. Тот был не прочь, оказать честь достойному гражданину, который имеет блестящую карьеру военного. Да и все остальные, включая Арихоту и Делла Фольгоре, лишь радовались такому повороту событий. Их союзник - достойная личность! И пусть все в городе знают о нём! А вот об особых связях, не стоит знать никому, это уж точно. У капитана появилось несколько новых друзей, из Стаи. Он был им рад. Они хорошо отвлекали его от прошлого. Ведь приятно же ощущать себя героем! Особенно когда ты реально являешься им. Вот и Хаскина теперь узнавали, иной раз даже просили автограф, на улице, в магазине или в любых местах где он появлялся. И вот так, на какое-то время прошлое становилось несущественным. А будущее - казалось красивым и роскошным.

Только казалось. Потому что - от себя не спрячешься. Раз за разом, на каждой новой вечеринке, на интервью или на событии, в памяти Хаска возникали вспышки, которые вырывали его из блестящей, сверкающей реальности. Шокирующие картины военного времени, возникали в памяти, всё более ярко и болезненно. Самые страшные ужасы, проявлялись в неподходящий момент, и откровенно портили жизнь. По началу, рысь не предавал этому значения. Мол, просто устал, надо отдохнуть малость от яркого круговорота событий. Но чем дальше - тем больше. И хуже. Всё более отвратительно. Хаскин начал прикладываться ко спиртному гораздо чаще чем раньше. Дорогой алкоголь, думалось, лучшее средство от навязчивых флэшбеков. Но его требовалось всё больше, а блаженного времени наслаждения становилось всё меньше. Вскоре, Хаск начал сильно выпадать из социально-активного образа жизни его нового окружения. В итоге, общественное внимание к его персоне быстро сошло на нет. Новые товарищи, подумали что он наигрался, и теперь больше не нуждается в их громкой компании. Старина Хаск остался один на один со своей большой проблемой, которая медленно пожирала его изнутри. Самец «окопался» в своей квартире, проводя дни напролёт за просмотром интригующих (18+) фильмов и сопутствующим просмотру пьянством.

И вот, однажды, слегка пошатываясь, он пошёл ко входной двери своего жилища. Ночь прошла, утро едва вступило в силу, а магазинчик в соседнем доме уже должен был начать продавать виски. Вставив ключ в замочную скважину, подрагивающими руками, Хаск заметил, что стоит на каком-то конверте. Некто, засунул письмо прямо под дверь его квартиры. Вскрыв конверт острыми когтями, кот начал разглядывать ламинированный буклет, с рекламой какой-то радиостанции.

«Совсем уже аху***. Всякое говно прямо в дом закидывают.» - подумал Хаскин и собирался выкинуть в помойку это дело, как внезапно из порванного конверта на пол вылетела маленькая бумажка. Кряхтя, он наклонился, чтобы поднять это дело. И краем глаза заметил рукописный текст. Буквы были выведены крайне аккуратно. Даже старомодно-педантично.

«Сейчас ни один зверь в своём уме не будет так писать. Он напечатает текст на компе. Если только он не совсем е*******» - пробормотал капитан. Тем не менее, там было написано самое настоящее приглашение на эфир радиостанции. С точной датой и временем.

«Хм. У меня есть ещё пара дней, придти в себя. Хехе.» - Хаск довольно разглядывал календарь. Отбросив приглашение подальше, он радостно поплёлся в магазин. «Неужели, б****! Вспомнили обо мне, придурки! Это дело надо отметить!»

Хаск, на самом деле, несколько дней не выпивал, чтобы принять божеский вид. И к назначенному времени - был мрачнее самого ненастного дня в году. Он толком не изучал, что за радио, кто ведущий… Лишь запомнил, что его приглашает лично хозяин данной радиоточки. Это было для него, пожалуй, самой важной деталью.


Став на некоторое время знаменитостью, капитан попривык к обходительному обращению. На этом эфире, в отличии от всех остальных к нему не проявляли особого внимания. «Пофиг. Пригласили - уже хорошо», думал кот. Он разглядывал ведущего, когда они оказались в несколько старомодной студии для радиоэфира. Это был явно немолодой олень. Его интеллигентное лицо венчали маленькие очки, на самом носу, а на голове располагалась пара небольших, но ухоженных рогов. Несмотря на возраст, он был в красном пиджаке, белой рубашке и не менее красной чем пиджак бабочке. Вид более чем эпатажный. Да и постоянная улыбка от уха до уха, белёсые, островатые зубы, выделяли его из числа престарелых самцов.

- Сейчас моя помощница подаст нам кофе. Ирландский, естественно!» - олень демонически лыбился. «Господин Хаскин, прекрасно, что Вы смогли найти время для посещения моего эфира. Я - лично пригласил Вас! В Нэшвилле немного персон, кто может похвастаться подобным приглашением!

- Благодарю. Это приглашение дошло вовремя, Вам повезло. Прошу, напомните… Кто Вы?

Радиоведущий поднял бровь, и улыбка немного сошла с его лица. Оглядев ещё разок Хаска, словно не понимая в чём дело, он представился:

- Я Аластор. В городе меня знают как… Радио-демон. Единственный хозяин и ведущий АЛ-ФМ.

- Угу.» - ответил Хаскин без тени восхищения, и отхлебнул горячего ирландского кофе. Сейчас он оказался очень кстати. Такой напиток мог возвратить рысь в чувство. Аластор сперва был удивлён, но, понаблюдав немного за котом, улыбнулся. Он был доволен. Он не прогадал. И с удовольствием отпил свою порцию напитка.


„продолжение м/б следует“

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Другие рассказы в серии
Похожие рассказы: Redgerra «Беспокойная смена - 2. Рождество. (2-е место ЕРК-1)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: