Furtails
Роберт Асприн
«Война жуков»
#NO YIFF #насекомые #ящер #война #милитари #фантастика #боевик

Война жуков

Роберт Асприн




Посвящается Роберту «Баку» Коулсону, чья песня «Воспоминание» вдохновила меня на написание этой книги.



КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА

— 1 —


Я просыпался.


Первым сработал рефлекс: ПРОВЕРИТЬ ОРУЖИЕ. Оружие было на месте: развешанное по телу или на гвоздях в изголовье кровати. Я ощупал в темноте все по очереди, перевел дух и перешел к следующей стадии пробуждения. Мое оружие при мне, я жив, я цзын, я готов исполнить свой долг, я Рым.


Вспомнив, что я цзын, я уже не удивлялся тому, что вспомнил про долг прежде, чем вспомнил, как меня зовут. Для любого цзына естественно думать прежде о своей расе, об Империи, и только потом уже о себе. Особенно если он, как я, принадлежит к касте Воинов. Поговаривают, что у кое-каких каст — Ученых, например, принято думать прежде об индивидууме, а потом о расе. Не думаю, не думаю. Цзын есть цзын.


Я сжал и разжал когти. Тело функционировало нормально. Можно продолжать проверку. Ни тревоги, ни шума битвы я не слышал, но, осторожно отодвигая хвостом щеколду, я был начеку. Дверь приоткрылась чуть-чуть — на долю дюйма, и я внимательно осмотрел Коридор.


Коридор был тускло освещен — не ярче лунного света. Воздух был теплым — не горячим, но теплым и влажным, как и должно быть ночью на Черных Болотах. Мы просыпаемся не для отдыха и жрачки. Мы просыпаемся для охоты. Мы готовы драться.


Я без всяких дальнейших размышлений отодвинул дверь до конца и собрался было выползать, но застыл. По коридору шел другой цзын. Я подождал, пока он пройдет, использовав это время, чтобы лишний раз проверить оружие.


То, что я выше его по званию — собственно, на этой операции я был его непосредственным начальником, — здесь ни при чем. То, что я пропустил его, не назовешь даже вежливостью — это чистая логика. Коридор слишком узок для двоих, а он шел первым.


Мы не обменялись официальными знаками приветствия, только хвост его чуть дернулся, когда он проходил мимо. Его десятифутовую тушу, крупную даже для цзына, и в полумраке коридора ни с кем не спутаешь. Зыр — мой заместитель в этой операции. Я уважал его за его способности, а он меня — за мои. Я не испытывал потребности желать ему удачи или давать последние инструкции. Он был цзын.


Как и остальные в моей летной группе, он блестяще прошел тренировки, и я не видел причин почему бы ему иначе вести себя в реальном бою. Если он или кто-то другой поведет себя в бою безрассудно или струсит, я его убью.


Коридор опустел, и я пошел по нему вдоль стены с ячейками в сторону машинного отделения. Пару минут я радовался своему чину. Поскольку я командовал летной группой, мой флайер находился в первом от палубы ряду, что избавляло от необходимости ползти по изогнутой стене. Не то чтобы мне это было трудно, но с начала тренировок по пилотажу флайера я обнаружил в себе легкую боязнь высоты. В полете она, разумеется, не проявлялась, но вот висеть где-то между полом и потолком мне было бы противно.


Я не стал тратить время на проверку флайера. Это дело механиков. Я достаточно разбирался в машине, чтобы вести ее и даже исправлять несложные поломки, но за любую технику отвечают механики — это их дело, так же как отвечать за оружие — мое. И все равно, если они и упустили какую-то мелочь, я ее тем более не замечу.


Вместо этого я принялся раскладывать личное оружие по местам в кабине флайера: работа, которую не выполнит ни один механик. Я вовсе не хочу сказать, что механики не умеют водить флайер. Они тоже цзыны, а я предпочел бы в качестве боевого напарника скорее цзына любой касты, нежели любое другое разумное существо. Однако я из касты Воинов, боевой элиты боевой расы, поэтому оружие свое раскладываю всегда сам.


По правде говоря, шансов, что оно пригодится в предстоящей операции, было немного; с другой стороны, мне всегда спокойнее иметь его под рукой. Как-то не совсем я свыкся с теми новыми технологиями, что так внезапно обрушились на нас. Ручное оружие связывало нас с прошлым, с нашими корнями, с Черными Болотами. Даже Верховное Командование не возражает против ношения личного оружия при операции. Оно лишь ограничило вес личного снаряжения, которое можно брать с собой во флайер. Никто не может стать между цзыном и его оружием — даже другой цзын.


Удовлетворившись результатом, я залез во флайер и опустился в гель-кресло. С легким шипением задраился колпак. Я терпеливо ждал, когда на приборной панели загорится сигнал полной герметичности флайера; как только все флайеры нашей секции загерметизируются, мы сможем начинать операцию.


В отличие от транспортов с поселенцами десантные суда вроде нашего тесны, неудобны и оснащены лишь тем, что жизненно необходимо для выполнения операции. Это помогло мне не отвлекаться на лишние размышления. Впрочем, мысли мои против воли то и дело возвращались к тому, что нам предстояло. Мое нежелание думать об операции объяснялось вовсе не отсутствием боевого духа или страхом за свою жизнь. Я цзын. Но это не мешает лично мне неодобрительно относиться к геноциду.


Наконец обе стены-створки — и та, на которой был закреплен мой флайер, и точно такая же, противоположная — дрогнули и начали двигаться. Операция началась. Медленно, они распрямились, превратив параболическое в разрезе помещение в высокий, узкий прямоугольный зал. В результате флайеры с нашей стены оказались точно в интервалах между флайерами противоположной, словно готовые к сбросу бомбы.


Пока наши летные группы проводили последнюю предстартовую проверку, отсеки по обе стороны от нашего, наоборот, увеличились в объеме, давая возможность экипажам их флайеров занять свои места. Как я уже сказал, на десантном корабле нет лишнего пространства.


Палуба нашего отсека отворилась почти у меня под ногами. Поскольку мой флайер располагался в нижнем ряду, я имел великолепный обзор вниз. Глянув в зияющий черный провал, я испытал легкое головокружение. Мы не относимся к летающим расам.


А потом наступила невесомость. Не было ни толчка, ни стука, означавшего сброс флайера: только что я сидел в закрепленном на стене флайере, а в следующую секунду я падал. Притом что обыкновенно я избегаю комментариев, это ощущение не из самых приятных.


Как нас и предупредили при инструктаже, операция была назначена на ночное время. В этом имелся определенный смысл: неприятель вел дневной образ жизни, тогда как мы, цзыны, привыкли действовать ночью. Это давало нам неоценимое преимущество в предстоящем бою. Еще это означало, что нас сбросили на темную сторону планеты, затруднив возможность ориентироваться на местности.


Атмосферные потоки изрядно пошвыряли мой флайер при снижении, но это меня почти не беспокоило. И потоки, и давление, и погодные условия несомненно принимались в расчет сбросившими нас пилотами. В некотором роде пилоты — специалисты, подготовленные не хуже, чем Воины.


Легкое покалывание ступней на педалях дало мне знать, что мой флайер вошел в зону действия одного из источников энергии, заблаговременно сброшенных разведывательными кораблями. Тем не менее я продолжал падать. Теперь я мог уже различить отдельные детали простиравшегося подо мной ландшафта. Слева виднелась значительная водная поверхность, прямо подо мной — что-то вроде горного перевала, а справа насколько хватало зрения тянулись леса. Планета была явно почти не заселена. Неудивительно, что противник выбрал ее для колонизации. Неудивительно, что нам предстояло отбить ее у него.


Покалывание ног заметно усилилось, но я продолжал падать. Я даже позволил себе подумать о возможном отказе техники, но тут же отогнал эту мысль. Программа полета была настолько проста, что в ней просто не было места ошибке; к тому же я до сих пор не сделал еще ничего такого, что могло бы привести к неполадкам.


Словно в подтверждение моих выводов автопилот выбрал именно эту секунду, чтобы среагировать на надвигавшуюся землю. С легким хлопком развернулись перепончатые крылья из упругого металла, и флайер перешел в стремительный полет. Перегрузка вдавила меня в гель-кресло и на мгновение затуманила зрение.


Короткое нажатие обеими ногами на педали отключило автопилот и передало управление флайером мне. Несколько мгновений я позволял машине скользить вперед, потом точным нажатием педалей сбросил скорость. Управление флайером — исключительно сложный процесс, но мы натренированы до такой степени, что можем делать это почти автоматически, не думая. Флайеры для нас стали такими же послушными, как, скажем, собственные руки или ноги. Совершенная форма транспорта, только и всего. Голова должна быть занята только одним: операцией, противником.


Пока флайер шел не меняя курса, я изучал землю внизу, используя для этого как собственные чувствительные к теплу органы, так и акустические локаторы флайера. Последним я доверял в меньшей степени, но и они не помешают при управлении машиной. Иногда — особенно в ночное время — они могут предупредить о препятствиях по курсу раньше, чем собственные органы чувств.


Я несся над речной долиной, в восходящих потоках теплого воздуха. Прямо и правее по курсу начинался тот лесной массив, который я видел с высоты. Похоже, пилот правильно рассчитал точку сброса.


— Готовы, Рым.


Телепатированный голос Зыра прозвучал у меня в голове. Я не оглянулся. В этом не было нужды. Его сигнал передал мне все, что мне нужно было знать: отряд развернулся за моей спиной в боевой порядок, и им не терпится начать.


— Заводимся на счет «один», — телепатировал я. — Приготовились… Три… Два… Один!


Посылая последнюю команду, я с силой нажал на педали, и машина рванулась вперед с новой скоростью, когда включился двигатель. Не было ни рыка, ни даже нового шороха. Это одно из преимуществ нового привода. Искровые двигатели бесшумны — немаловажное дополнение к нашей тактике внезапности. Раса, которая их изобрела, ужасно гордится своими бесшумными заводами и лифтами. Как раса Воинов, мы нашли им и другое применение.


Наша эскадрилья неслась в темноте, заходя на первую атаку новой войны.

ГЛАВА

— 2 —


В темноте смутно виднелись другие эскадрильи, идущие параллельными курсами. Где-то далеко за нами шли еще четыре волны атакующих. Сто эскадрилий, шестьсот флайеров — и все против неприятеля, превосходившего нас численностью в тысячи раз. Впрочем, исход битвы беспокоил нас очень мало. Флайеры давали нам преимущество в скорости и маневренности полета. Огневой мощи оружия с лихвой хватало для того, чтобы справиться с таким противником. Маневренность и огневая мощь решают исход боя вне зависимости от прочих факторов — история военного искусства неоднократно подтверждала это и продолжает подтверждать. И потом, мы все-таки цзыны. Куда там простому насекомому инстинкту против закаленного годами боевых тренировок цзына. Мы победим в этой войне. Мы победим, потому что мы должны победить.


Мы шли уже на бреющем над лесом, не выискивая пока себе цели. По сравнению с исполинскими деревьями наши флайеры казались просто карликами. Стволы имели в диаметре не меньше тридцати футов, и корни их терялись где-то далеко внизу, в темноте. Если десантный корабль сбросил нас точно в расчетное время, в расчетном месте, если все эскадрильи строго выдерживали заданные скорость и курс, атака должна была начаться во всех квадратах одновременно, равно как атаки других дивизий, принимавших участие в операции по всей планете. По замыслу, это должно воспрепятствовать противнику организовать сопротивление.


Бесшумно скользя над вершинами деревьев, я видел в кронах темные пятна гнезд. Напрягая зрение, я пытался получше разглядеть противника, но пока ничего не мог разобрать, если не считать неясных силуэтов. Враг спал, облепив гнезда бесформенными роями, не подозревая о том, что смерть уже бросила тень на их цитадель. Что ж, ничего удивительного. Миллионы лет они и их союзники безраздельно правили звездами. Мы, цзыны, прилагали огромные усилия к тому, чтобы скрыть свое присутствие до тех пор, пока не окрепли для открытого столкновения. Теперь мы готовы, и враг будет знать о нас — если кто-нибудь из них останется в живых, конечно.


И все же мне хотелось посмотреть на них поближе. Как-то трудно представить себе похожую на осу тварь с крыльями от двадцати до тридцати футов в размахе. Рисунки и трехмерные голограммы — это, конечно, неплохо, но увидеть собственными глазами — все равно лучше.


Хотя говоря честно, чувствовал я себя неуютно. Я предпочел бы встретиться с противником на твердой земле — или, еще лучше, на тех болотах, где мы привыкли жить и сражаться. Мне никогда не доводилось еще встречаться в воздушном бою с летающей расой. При всей нашей летной подготовке воздух — не наша родная стихия. Мне хотелось бы, чтобы исход битвы зависел не от нашей способности летать лучше, чем существа, летающие от рождения. Это тревожило меня. Нет, я не оспариваю логики приказа. Было бы сущим безумием завязать военные действия на земле при воздушном превосходстве противника. И все равно мне было не по себе.


Что-то вдруг ударило в борт моего флайера — так непредвиденно, что я не успел увернуться. Оно цеплялось за плексиглас фонаря, — кусало его и царапало, пытаясь забраться внутрь. Мне потребовалось сделать над собой усилие, чтобы продолжать смотреть вперед, избегая столкновения, тогда как эта тварь висела меньше чем в футе у меня над головой. Краем глаза я видел фасетчатые, отсвечивающие металлом глаза и заостренные жвала, вгрызающиеся в прозрачный фонарь; потом я крутанул флайер, и тварь исчезла. Где-то сзади послышался легкий хлопок, будто лопнул надутый пузырь, и я понял, что это Зыр разделался с наглецом. Я бросил быстрый взгляд на фонарь в том месте, где за него цеплялась тварь. На внешней поверхности плексигласа виднелись глубокие царапины, а в том месте, куда впиталась слюна, он потемнел.


Я был доволен. Короткая встреча с противником подготовила меня к бою лучше любого психологического тренинга. Новая порция адреналина ударила мне в кровь, обостряя чувства, ускоряя реакции. Теперь уже нет необходимости искусственно разжигать в себе боевую ярость.


В первый раз я подумал о том, что хорошо бы выбраться из боя живым.


Мы вошли в зону цели. По моему сигналу эскадрилья разошлась, набрав дистанцию между фланерами. Потом, все в том же строю, мы нырнули к самым верхушкам деревьев, и Жучья Война началась.


Как и любой другой бой, этот очень скоро стал слишком стремителен, чтобы думать. Мы свыклись с нашими флайерами и оружием настолько, что они сделались продолжением наших тел, и пользование ими требовало от нас не больше мысли, чем, скажем, движение собственными когтями. Все наши мысли и чувства были сосредоточены только на неприятеле и земле под нами.


Мысли превратились в калейдоскоп отрывочных впечатлений и всплывающих в памяти инструкций. Пользуйся по возможности холодным излучением… оно не так эффективно, как горячее, но меньше повреждает лес… нам же самим здесь потом и жить… рой блокирует курс… так, прожечь дорогу… отклонение от курса не более пяти градусов… накрыть эти гнезда широким лучом… не уклоняйся от курса… стоит уклониться сильнее — и ты попадешь под огонь ведомого… так, девяносто градусов вправо… поворачивай вправо, только вправо… справа от тебя идет Кыр… перед ней опасно делать левый… обогнуть тот ствол… гнезда… холодными, только холодными… враг цепляется за крыло… бочка… гнезда… холодными, холодными!.. не отклоняться от курса…


Мы шли над зоной по произвольной ломаной кривой. Идти ровным зигзагом было бы проще, да и процент поражения противника был бы выше, но тогда наш курс стал бы предсказуемее. К третьему заходу противник успел бы сгруппироваться и ждал бы нас. Поэтому мы продолжали свой на первый взгляд произвольный курс, снова и снова минуя уже пройденные места, прожигая себе дорогу сквозь рои противника, идущие наперерез.


…Поворот направо… гнезда… холодными…


Мы постоянно балансировали на грани катастрофы. Наши флайеры превосходили скоростью врага, но, прибавив скорость, мы были бы вынуждены уделять больше внимания деревьям, рискуя пропустить гнезда. Стоит нам сбавить скорость — и обходить деревья будет гораздо проще, но и противнику будет проще перехватить нас. Поэтому мы заигрывали со смертью, то устремляясь вперед, то переворачиваясь, чтобы стряхнуть уцепившегося за крылья врага, который норовил утянуть нас к земле.


…Обойти дерево… прожечь себе путь через рой… поворот вправо… гнезда… переворот…


Одна мысль беспокоила меня. Операция протекала слишком гладко. До сих пор я не получил ни одного сигнала о выходе из операции или о бедствии. Все флайеры моей эскадрильи сохраняли место в строю; мы не потеряли пока ни одной машины. Если и остальные боевые группы действуют столь же успешно, у нас могут возникнуть сложности при возвращении.


…Не зевай… переворот… поворот вправо… гнезда… холодными…


Мы уже завершали зачистку своей зоны. Правда, меня беспокоила ее северная граница. Зоны, отведенные каждой эскадрилье, были задуманы с перехлестом, чтобы гарантировать стопроцентное уничтожение неприятеля. Это означало, что график движения каждой эскадрильи должен быть тщательно выверен во избежание случайной встречи с соседями. Система нудная, но эффективная; тем не менее что-то было не так. Складывалось впечатление, что северную границу нашей зоны обрабатывали мы одни, и, проходя вдоль нее, я видел к северу нетронутые гнезда.


Что-то случилось с нашими северными соседями, и принимать решение предстояло мне. Впрочем, решение это было несложным, поскольку вариант действий у нас оставался только один. Мы не могли рисковать, оставляя за собой нетронутые гнезда. В конце концов мы занимались геноцидом. Если мы оставим хотя бы немного яиц, нам придется возвращаться и начинать все сначала, только на этот раз противник будет ждать нас в полной боевой готовности. Мы никак не могли оставлять эти гнезда.


Завершив зачистку, я дал эскадрилье команду возвращаться на север. Это, несомненно, вызвало у моих подчиненных недоумение, но они были цзыны, поэтому повиновались беспрекословно. Я повернул эскадрилью налево. В этих условиях левый поворот был безопасен: я мог не опасаться Кыр, поворачивая навстречу неприятелю.


Выполнение боевой задачи над чужим квадратом усложнилось. Этого следовало ожидать, поскольку мы не могли больше идти произвольной кривой.


Когда на борьбу с преграждающими курс роями стало уходить не меньше времени, чем на уничтожение гнезд, в голове моей прозвучал наконец долгожданный сигнал. Войдя в чужую зону, мы первым делом включили системы оповещения своих, но только теперь дождались ответа.


— Я поймала ваш сигнал, — пришла мысль. — Спасибо, конечно, за помощь, но я могу завершить работу и своими силами. Возвращайтесь в точку встречи.


Я обратил внимание на то, что она назвала себя в единственном числе.


— Как у вас? — спросил я.


— Потеряно пять флайеров. У меня разбит фонарь, так что я не могу подняться обратно на корабль. Но задание выполнить в состоянии. Не задерживайтесь с возвращением.


То, что шесть флайеров столкнулись при зачистке своей зоны с трудностями, вызвало у меня некоторые сомнения в том, что один успешно завершит ее, однако я отогнал эту мысль. Она цзын, и если говорит, что справится с работой, значит, она с ней справится.


— Возвращаемся на корабль! — скомандовал я своим и перевел свой флайер на постепенный набор высоты. Мгновение я сомневался в Кыр, но безосновательно. Когда мы набрали высоту и пошли в предрассветных сумерках в точку встречи с кораблем, ее флайер занимал положенное место в строю.


Я не особенно размышлял по поводу отваги той, что отослала нас, оставшись биться в одиночку. Для цзына это не выдающаяся доблесть а, скорее, норма поведения.


Когда мы подошли к точке встречи с кораблем, небо вокруг него было уже пусто. В этом не было ничего удивительного, потому что зачистка чужой зоны отняла у нас дополнительное время. Остальные эскадрильи подошли и вернулись на борт раньше.


Далеко внизу я увидел горящий участок леса. Кто-то наверняка неосторожно пользовался горячим излучением. Проходя над этим местом, я посмотрел вниз. Горела сравнительно небольшая часть леса, к тому же отделенная от основного массива рекой. Оставалось надеяться, что огню не одолеть водную преграду. Было бы обидно после всех наших стараний потерять лес по чьей-то беспечности.


Мы уже почти вышли к кораблю и теперь медленно набирали высоту. Отсюда уже было видно корабль, вокруг которого вилось маленькое облачко заходящих на борт флайеров. Им там быть уже не полагалось.


Я старался не думать об этом, выстраивая свою эскадрилью для ожидания. Или мы не единственная эскадрилья, задержавшаяся с выполнением задания, или…


Я выбросил эту мысль из головы. Подходила наша очередь. Я повел свою эскадрилью по кругу от корабля, перестраивая ее для захода на борт. Перестроившись, мы вновь повернули к кораблю, ища глазами распахнутые створки люка.


Люк был закрыт. На наших глазах корабль повернул и, набирая скорость, ушел вверх.

ГЛАВА

— 3 —


Одним из наиболее сложных этапов подготовки военной операции является определение так называемого «расчетного уровня потерь». Межзвездные войны еще более осложнили эту проблему. Необходимо высчитать, сколько Воинов останутся в живых для успешного завершения операции, какой транспорт и сколько припасов для них потребуется. Недооценка потерь ведет к поражению. Переоценка — к потере своих сил из-за нехватки продовольствия или топлива в космосе.


Верховное Главнокомандование по-своему решило эту проблему. Оно твердо держится расчетной цифры потерь. Оно может потерпеть заниженный расчет, но никак не завышенный. Оно определяет количество Воинов, которые должны вернуться на транспорт, и как только это количество оказывается на борту десантного корабля, люки просто закрываются. Все, кто не успел попасть на борт, просто записываются в счет потерь.


Именно это произошло на этот раз с нами.


Поскольку это было наше первое столкновение с жуками, у командования недоставало данных для расчета потерь, поэтому они на всякий случай завысили цифру. Это давало гарантии того, что операция будет завершена успешно. Это означало еще и то, что нас уже вычеркнули.


Нам не было смысла искать другой корабль. Если бы на другом корабле оставались свободные места, нас бы перенацелили на него. Нам никто ничего не говорил. Мест больше не было. С точки зрения Верховного Главнокомандования нас больше не существовало.


Эта ситуация показалась мне забавной: я был живым командиром живой, но «мертвой» эскадрильи. Что положено делать после смерти? Я решил, что ситуация заслуживает того, чтобы обсудить ее с остальными.


— Совет! — мысленно передал я остальным. Я ожидал секундного замешательства, пока они соберутся с мыслями, но ответ Кыр пришел почти мгновенно.


— Если мы мертвы, самым разумным было бы захватить с собой в Черные Болота легион врагов дополнительно. Мы уничтожили яйца и маток, но в живых осталось еще много рабочих, которых мы можем уничтожить прежде, чем иссякнут источники энергии.


— Рым, говорит Ыхх. Неужели мы так просто свыклись с мыслью, что мы мертвы? Всегда есть шанс, что кто-то из десантных кораблей задержался, и на нем есть места. Я предлагаю использовать остаток энергии на поиски другого корабля. Если мы его не найдем, будем думать, что делать дальше.


— Позвольте напомнить, — послышался голос Жжых, — что вне зависимости от того, считается ли он живым или мертвым, нами командует Рым. Как бы трудно это ни было, его долг как командира решить, как нам поступать дальше, и не тратить время на бесполезные споры.


— Мыжж полностью разделяет точку зрения Жжых.


Я уже собрался возразить на столь превратную оценку моих функций как командира, однако меня перебил Зыр.


— С твоего позволения, командир, умирать нам совершенно не обязательно. Впрочем, если Черные Болота и призовут нас, мы еще можем сделать кое-что для Империи.


Его убежденность заинтересовала меня.


— Объясни, Зыр.


— На этой планете имеются поселения и других видов Насекомой Коалиции, а это значит, наш флот еще вернется. Если мы проживем достаточно долго, мы их дождемся. Даже если мы не доживем до их возвращения, мы сможем накопить полезную информацию, которой Империя сможет воспользоваться.


Его совет был разумным и своевременным. Если у нас есть еще шанс послужить Империи, нам не о чем спорить.


— За мной! — скомандовал я и повернул флайер вниз, к поверхности планеты. Остальные пятеро за моей спиной перестроились в боевой порядок и ринулись следом. Мы снова сделались боевым отрядом цзынов.


Теперь все решало время. Размещенные на поверхности источники энергии имеют ограниченный срок действия. Разумеется, они проработают еще некоторое время — по расчету это должно дать возможность отставшим флайерам найти другой транспорт, если таковой, конечно, имеется. Однако насколько нам было известно, потери были невелики — следовательно, расход энергии также был выше расчетного. В любое мгновение наши двигатели могли остановиться.


— Как только перейдем на бреющий, всем рассыпаться и перейти к индивидуальному поиску. Нам нужна большая пещера в невысокой горе, не более чем в пятистах метрах от воды, желательно с нависающим козырьком. Избегайте леса и ни в коем случае не набирайте высоту.


Как справедливо заметила Кыр, в живых наверняка осталось еще немало рабочих ос, так что не стоит нарываться на неприятности, а таковые не замедлят воспоследовать, если те обнаружат нескольких заблудших цзынов.


— Командир, разрешите предложить…


— Не разрешаю, Жжых! Ты сама сказала, что принимать решения — моя обязанность, и я их принял. Выполняй приказ.


Эскадрилья разделилась; каждый получил по сектору для поисков. Наши флайеры огибали невысокие холмы в надежде найти убежище до того, как иссякнет энергия. С каждым проходом мой сектор поиска расширялся. Я начал не на шутку беспокоиться: если так пойдет и дальше, скоро мы отдалимся друг от друга настолько, что можем не успеть слететься вместе до остановки источника энергии.


Я в очередной раз развернул флайер, решив, что еще пара проходов — и мне придется прервать поиски и придумать что-то другое. К тому же, если мы разлетимся на большое расстояние, мы не сможем общаться телепатически.


— Командир! Я нашла пещеру!


— Сообщение принял, Жжых. Туда пройдет флайер?


— Я на пробу влетела и вылетела обратно. Для наших целей подойдет вполне.


Я уже не раз замечал за Жжых склонность к поспешным поступкам. Впрочем, не время было устраивать ей выволочку.


— Всем подтвердить получение информации Жжых. Сбор у выставленного ею маяка.


— Мыжж, подтверждаю.


— Ыхх, подтверждаю.


— Зыр, подтверждаю.


Я выждал еще несколько секунд. Кыр не отзывалась.


— Зыр, Мыжж, ваши сектора ближние к Кыр. Передайте ее сообщение или подтверждение.


— Я слышал ее подтверждение, командир, — послышался ответ Мыжжа.


Успокоившись, я повернул флайер и направил его в сторону маяка Жжых. Двигаясь со скоростью звука, я очень скоро увидел вход в пещеру. Отверстие было не выше десяти футов, но достаточно широкое, чтобы пропустить внутрь флайер. На моих глазах два флайера — Ыхха и Мыжжа — нырнули внутрь. Я заложил вираж и начал спускаться.


Я убрал тягу и выровнял машину в двух футах от земли. Я не беспокоился, что пещера недостаточно глубока и я врежусь в севшие первыми флайеры. Существуй такая опасность, меня бы предупредили.


Темное отверстие входа стремительно приближалось, а потом я оказался внутри. Резкий переход от утреннего света к полной темноте на мгновение ослепил меня. Впрочем, мои ультразвуковые рецепторы продолжали говорить мне, что я нахожусь в глубокой — футов примерно сорок — пещере. Я различил остальные флайеры — четыре штуки, стоявшие в ряд на дне пещеры. Гадая, куда делся пятый, я повернул к ним и осторожно, затаив дыхание, опустился на землю — несмотря на то что я сбавил скорость, земля надвигалась слишком быстро, а наши флайеры не рассчитаны на приземление. Встряска при касании была ощутимой, а фонарь жалобно взвизгнул, царапнув по скале. Я не стал обращать на это внимания.


— Кого не хватает? — рявкнул я, едва флайер остановился.


— Кыр.


Это могло означать неприятности.


— Мыжж! Ты уверен, что она подтвердила…


— Вот она, командир.


Мое зрение уже адаптировалось к темноте пещеры. Я разглядел очертания флайера Кыр, бесшумно скользившего к нам от входа в пещеру.


У меня была уйма вопросов, но я сдержался. Всему свое время. Не стоит изводить расспросами того, кто совершает непредвиденную посадку на флайере.


Наконец ее машина замерла в нескольких футах от остальных. К этому времени все мы уже вылезли из кабин и ждали ее.


— Кыр! Объясни свою задержку!


Боюсь, голова моя склонилась угрожающе близко к положению, означающему откровенную злость. Разумеется, она заметила это и вышла из своего флайера, изображая злость и обиду.


— Я обнаружила противника, командир. Там было три…


— Они тебя видели?


— Да, но я уничтожила все три и проверила все вокруг, вот почему я…


— Зыр! — рявкнул я, обращаясь к своему заместителю, который как раз возник за ее спиной, в результате чего она — при росте в шесть футов — совершенно потерялась на фоне его исполинской туши.


— Да, командир?


— Имеются ли какие-то свидетельства того, что неприятель обладает телепатическими способностями?


— Это нам неизвестно, одни догадки. Известно, что многие низшие виды насекомых общаются телепатически.


Я резко отвернулся от них.


— Жжых! Проверь свои индикаторы: действуют ли еще источники энергии?


— Действуют, командир.


— В таком случае вы с Мыжжем развернете свои флайеры к выходу и с помощью горячего излучения завалите вход в пещеру.


Я снова повернулся к Кыр; несмотря на все мои усилия, кончик моего хвоста сердито подергивался.


— Кыр, у меня к тебе прямой приказ. Даже при том что из всех бойцов эскадрильи ты, несомненно, самая эффективная, твоя самодеятельность угрожает безопасности остальных. В будущем при столкновении с противником ты обязана немедленно оповещать об этом нас. Невыполнение этого будет считаться прямым ослушанием.


Послышался грохот, и даже тот слабый свет, что был в пещере, исчез. Вход в пещеру был надежно закрыт. Я повернулся и заговорил громче.


— А теперь направленным лучом проделайте ход на поверхность; мне надо, чтобы по нему можно было передвигаться только по одному и на карачках.


Последовало молчание.


— Командир, это невозможно.


— Не понял.


— Источник энергии только что прекратил передачу.

ГЛАВА

— 4 —


Мы успешно похоронили себя заживо. Я тщательно обдумал сложившуюся ситуацию.


— Есть у кого-нибудь с собой фонарик?


— У меня, командир, — послышался из темноты голос Ыхха.


— Полагаю, в интересах эскадрильи тебе лучше зажечь его.


— Согласен. Он остался у меня во флайере. Если вы двое, кто сидел в машинах, когда обрушили вход, подадите голос…


— Я здесь, — откликнулась Жжых. — Твой флайер футах в четырех слева от меня. Хочешь, чтобы я продолжала говорить для ориентира, или достаточно этого?


— Хватит. Так я иду за фонарем, командир?


Я услышал негромкий стук когтей по камню, когда он проходил мимо меня. Даже несмотря на полную темноту, я мог представить себе, что он делает. Он осторожно двигался бочком вдоль стены пещеры, поводя рукой перед собой и ощупывая пол кончиком хвоста. Цзынам не впервой действовать в полной темноте, так что шанса споткнуться у него почти не было.


— Жжых! Когда ты осматривала пещеру, ты полностью сканировала ее с флайера?


— Так точно, командир.


— Имеются еще выходы на поверхность — любого размера?


— Ни одного.


В темноте вспыхнул узкий луч света и расширился, осветив остальных. В темноте все оставались на своих местах, чтобы не мешать Ыхху, но теперь, с появлением источника света, все ожили.


— Куда поместить свет, капитан?


— Положи его просто на свой флайер.


Мои глаза быстро адаптировались к новому освещению. Очертания пещеры снова выступили из темноты. Хорошая все-таки вещь эти новые фонарики; я сделал себе заметку на память включить на будущее такой же в состав своего снаряжения. Впрочем, даже при улучшенной видимости я был рад, что Жжых проверила пещеру ультразвуком. Визуальный осмотр пещеры на предмет отверстий занял бы слишком много времени, тогда как ультразвук выдает результат за несколько секунд. Чертовски удобное приспособление.


— Предварительный осмотр показал также, что в пещере отсутствует жизнь любого вида: как животная, так и растительная.


Совершенно неуместное в данный момент замечание Жжых. Если бы в пещере имелись признаки жизни, она должна была доложить об этом в первом же сообщении, тем более на территории противника. Единственное, в чем я не был уверен, — было ли это еще одним свидетельством ее суетливости или она намекала на то, что мой вопрос насчет ультразвукового сканирования тоже неуместен. Впрочем, думать над этим было некогда: на очереди были вопросы поважнее.


Я еще раз огляделся по сторонам, прикидывая размеры и подсчитывая кое-что в уме. Нет, с кислородом проблем не будет. Нет необходимости отводить личный состав в глубь пещеры на время работы.


Я направился к своему флайеру.


— Зыр!


Он мгновенно вырос у меня над плечом. Я снял со стенки кабины ручной терморезак и протянул ему. Он быстро осмотрел его. Мало кто из цзынов пользуется терморезаками. Это оружие все еще непривычное, почти не опробованное в бою, так что предпочтение оказывается традиционному холодному оружию или его более современным вариантам. Выбирая себе арсенал, я захватил терморезак только для того, чтобы освоить его — на всякий случай. Неожиданная ситуация, в которой мы оказались, наглядно показала его ценность, и я уже прикидывал в уме, как лучше использовать его разрушительные способности. Остановка источника энергии положила этим размышлениям конец. Из всех видов оружия, которыми мы располагали, только это имело автономный источник питания, так что полагаться мы могли только на него.


— Возьми это и разбери часть завала. Работай по возможности вручную, но при необходимости используй терморезак.


Без лишних вопросов он повернулся и начал карабкаться на загородившую вход в пещеру груду камней. Я сделал вывод, что эта проблема решена, и повернулся к остальным.


— Я хочу обрисовать сложившуюся ситуацию. На неопределенный срок мы заперты на удерживаемой противником планете, и рассчитывать мы можем исключительно на собственные силы и на то оружие, которое захватили с собой. Наши дальнейшие действия определяются двумя основными задачами. Во-первых, мы должны постараться собрать максимум информации о противнике, которая может пригодиться Империи в борьбе. И во-вторых, нам желательно выжить, чтобы вернуться во флот, когда имперские силы вернутся. Как вы видите, эти две задачи противоречат друг другу. В этой связи я хочу переговорить с каждым из вас наедине, чтобы выслушать ваши точки зрения на то, каким образом нам лучше достичь выполнения этих задач. Вопросы есть?


— У меня, командир.


— Ну, Жжых?


— Почему вы хотите узнать это в личном разговоре, а не в открытом обсуждении?


Я смерил ее холодным взглядом.


— В ситуации, когда речь идет о выживании в течение длительного периода, мне как вашему командиру необходимо знать мнение каждого члена отряда, а также склонности, предпочтения и все прочее помимо простых анкетных данных. Многое из этого является сугубо личной информацией — например, ваше мнение обо мне и о своих коллегах по эскадрилье. Всем остальным это знать не только не обязательно, но и просто нежелательно. Надеюсь, вы поймете это и вспомните, когда сами будете командовать эскадрильями.


Голова ее оставалась упрямо вздернутой, но она смолчала.


— Еще вопросы?


Вопросов не последовало. Я пошел в дальний угол пещеры.


— Ыхх! Я хочу говорить с тобой первым. Остальные пусть займутся выгрузкой снаряжения из флайеров.


Ыхх единственный в эскадрилье был старше меня как по возрасту, так и по боевому опыту. Однако ни его личное дело, ни мои собственные впечатления о нем не позволяли дать ему однозначной оценки, так что мне не терпелось узнать о нем побольше.


Мы нашли себе место поудобнее и уселись.


— Ыхх, даже притом что я тебя почти не знаю, твои возраст и опыт говорят сами за себя. Я, несомненно, не раз обращусь еще к тебе за советом. Однако не могу удержаться, чтобы не задать тебе вопрос личного характера: почему это ты с твоим послужным списком до сих пор не получил звания повыше?


— Своим медленным продвижением по службе я обязан исключительно собственной осторожности, — без колебаний ответил он. — Слишком много видел я потерь в бою из-за поспешности или некомпетентности. Моему консерватизму претят действия впечатляющие, рассчитанные на зрителя, и с каждым новым сражением из тех, в которых я участвовал, это чувство только укрепляется, что вовсе не способствует продвижению по служебной лестнице. Я сам понимаю это и не имею ничего против. Только прошу, не принимай эту осторожность за трусость. Многие из тех, что расценивали это именно так, отправились с места дуэли прямиком на Черные Болота. Мои качества как Воина куда выше средних, так что в бою можешь на меня положиться.


Он чуть подвинулся и посмотрел на меня в упор.


— Что же касается моего мнения о тебе как о командире, я нахожу твою кандидатуру вполне приемлемой. Даже притом что ты способен на риск, которого лично я бы избегал, ты действуешь с решительностью и самообладанием, исключающими излишнюю опасность. Я не вижу, что помешало бы мне выполнять твои приказы.


— Что бы ты посоветовал мне в связи со стоящими перед нами задачами?


— Спячку для большинства членов эскадрильи. Спячка с разными сроками пробуждения на случай, если с бодрствующими членами что-нибудь случится. Так шанс того, что кому-нибудь из нас удастся дожить до возвращения имперского флота, будет гораздо выше. Чем меньше нас будет бодрствовать, тем меньше провианта нам придется добывать и, следовательно, тем меньше у противника шанс нас обнаружить. Оставшиеся бодрствовать члены эскадрильи могут охранять спящих и одновременно наблюдать за неприятелем.


— Что ж, я приму в расчет твою точку зрения. Однако должен сказать, что я не согласен с твоими выводами. Спячка помогала нашей расе пережить тяжелые времена, когда срок жизни был ограничен. Мне представляется, что сейчас все обстоит совершенно иначе. Препараты долголетия, изобретенные кастой ученых, обеспечивают цзынам практически вечную жизнь — по крайней мере до момента насильственной смерти. Поскольку на этой планете противник обладает численным превосходством, мне представляется наиболее разумным поддерживать в состоянии боевой готовности максимальное количество бойцов, чтобы в любой момент дать отпор противнику.


Он выслушал это спокойно. У него была своя точка зрения, у меня — своя. Вопрос о том, кто прав, а кто нет, не стоял. Я командир эскадрильи, значит, я отдаю приказы, а остальные их выполняют.


— Кстати, что из личного оружия ты захватил с собой на этот раз?


— Перевязь с дюжиной метательных ножей, хлыст из стальной пружины, пояс с распылителем кислоты, телескопический нож и дуэльные палицы.


— Что из этого ты мог бы выделить в общий арсенал?


Несколько секунд он думал.


— Пожалуй, все, за исключением дуэльных палиц. Разумеется, я рассчитываю, что меня не оставят безоружным, оставив что-то из списка или возместив чем-нибудь другим.


Это меня вполне устраивало.


— Еще один вопрос, Ыхх. Как ты оцениваешь своих коллег?


Он ответил не размышляя: он явно обдумал это задолго до нашего разговора.


— Зыр великолепно подготовленный и устрашающе отважный боец. При всем этом иногда мне кажется, что он слишком много думает. Меня даже посещают сомнения, действительно ли он из касты Воинов. Он исполняет свои обязанности безупречно и легко, но мне кажется, это не доставляет ему ни удовольствия, ни гордости.


Он чуть удивленно вздернул голову.


— Кыр, возможно, лучший боец из всех, что я встречал за свою жизнь. Из всей нашей эскадрильи с ней мне менее всего хотелось бы встретиться на дуэли. Ее реакции и боевые инстинкты прямо-таки фантастические. И все же, признаюсь, что-то меня в ней беспокоит. Поначалу мне казалось, что это просто моя зависть к ее способностям, но теперь я понимаю, что это не так. Мне кажется, убийство доставляет ей больше удовольствия, чем стоило бы. Другими словами, имея ее на нашей стороне, я больше уверен в победе, но мне не хотелось бы стать тем, кто прикажет ей остановиться.


Он ненадолго задумался, потом нерешительно склонил голову набок.


— О Мыжже у меня до сих пор нет никакого мнения. Он производит впечатление способного бойца, но целиком и полностью находится под влиянием Жжых. Во всяком случае, в настоящий момент он является лишь исполнителем ее воли. Возможно, понаблюдав за ним в ее отсутствие, я составил бы свое мнение о нем.


Голова его опустилась угрожающе низко. Я видел, как цзыны вызывали на дуэль, держа голову и повыше, чем этот.


— Жжых опасна. Если бы ты принял мое предложение насчет погружения в спячку, я бы предложил погрузить ее на максимальный срок. Ее присутствие угрожает безопасности всей эскадрильи. В то время как ты, Рым, рискуешь расчетливо, она бросается очертя голову. Безрассудство опасно в любом бою, но в нашем нынешнем положении может привести к катастрофе. Что хуже, она взяла в привычку постоянно оспаривать твои решения. Я считаю, что оставлять ее активно действовать опасно для эскадрильи.


— Очень хорошо, Ыхх. Это исчерпывающий ответ на мои вопросы. Если у тебя нет других предложений или вопросов, попроси подойти ко мне Кыр.


Кыр оставалась для меня загадкой. Она была маленькой, на целый фут ниже установленного для касты Воинов нижнего предела в шесть футов. Впрочем, это препятствие на пути в действующие части она преодолела благодаря своим упомянутым выше боевым способностям. Никакого сомнения, ее выберут для продолжения рода, с тем чтобы эти ее свойства перешли к следующему поколению Воинов, если только… если только они подтвердятся в реальном бою. Именно эта мысль занимала меня, пока она шла ко мне.


— Кыр, не буду скрывать своего мнения о твоих способностях. Они превосходны и сделали бы честь любому боевому отряду. И все же нельзя игнорировать то, что это твоя первая боевая операция, так что твое поведение под огнем еще неизвестно. Поскольку ты, как и Жжых, принадлежишь к новому поколению Воинов, которое с самого начала проходило подготовку на новой технике, а не по старинке, как остальные бойцы эскадрильи, ты будешь постоянно находиться под пристальным вниманием — моим и Верховного Главнокомандования.


Я сделал паузу в ожидании ее реакции. Она молчала.


— Все отмечают, что ты выказала необычайное рвение броситься в бой. Это не могло не вызвать определенных вопросов, из которых два особенно волнуют меня, и поэтому мне хотелось бы получить на них ответы сейчас же. Вопрос первый: является ли этот твой энтузиазм твоим индивидуальным свойством, или же он отличает все это ваше новое поколение, к которому мы просто еще не привыкли? И второй: не помешает ли этот энтузиазм беспрекословно выполнять приказы?


Она чуть откинула голову назад, задумчиво прикрыв глаза. Я не торопил ее: вопросы требовали серьезных размышлений и взвешенных ответов. Кончик хвоста ее легонько постукивал по каменному полу пещеры.


— Если подумать, мне кажется, что тот энтузиазм, с которым я рвусь в бой, скорее относится к моим индивидуальным свойствам, нежели к отличительным характеристикам нового поколения. Предупреждая следующий вопрос — или вопрос, оставшийся невысказанным, — скажу сразу: да, мне нравится бой. Это то, что я умею делать хорошо. Своим нынешним статусом я обязана в основном своим боевым качествам, и только используя их, могу я послужить Империи. Когда я не в бою, я ощущаю себя бесполезной. В то же время это не значит, что я не признаю своих недостатков, и я не только готова повиноваться приказам, но буду благодарна за любые замечания и советы бывалых офицеров.


Она вопросительно склонила голову набок.


— У меня есть вопрос, Рым. Во время атаки на неприятеля я заметила у тебя тенденцию строить нашу траекторию таким образом, чтобы поворачивать только направо. Случайно ли это или ты сознательно не хотел подставлять мне свой левый борт?


— Нет, это не случайность, — признался я. — Поскольку я не знал, насколько беспрекословно ты будешь держать строй, а также готова ли ты прекратить огонь в любой момент, я не был уверен, не обратишь ли ты свой огонь на цзына, отдавшего приказ к его прекращению, — в данном случае на меня. В этой связи я избегал маневров, которые могли бы хотя бы на короткий момент помешать тебе вести огонь. Как командиру мне положено просчитывать все возможные ситуации в бою и делать соответствующие выводы. В данном случае мои расчеты показали, что если бы ты решила атаковать меня, я был бы в невыгодном положении для обороны.


Она выслушала это без малейшего раздражения или обиды.


— Ясно, Рым. Но уверяю тебя, твои опасения на мой счет напрасны. Как я говорила уже, я не вижу ничего зазорного в том, чтобы получить замечание от такого ветерана-Воина, как ты. Кроме того, я не смогла бы обратить оружие против другого цзына. Меня учили сражаться с врагом, а применение силы против своих означало бы пустую трату этого умения. Из моего личного дела ты знаешь уже, наверное, что я ни разу не дралась на дуэли. Мои способности хорошо известны и служат мне хорошей защитой от вызовов, а мое неприятие борьбы с другим цзыном не позволяет мне вызывать кого-либо самой неспровоцированно.


— Какое твое мнение о других членах эскадрильи?


— Никакого. Они цзыны и честно сражаются. Меня не интересуют их мысли или побуждения. Ты в этом смысле не исключение. Твое руководство не вызывает у меня ни восхищения, ни неодобрения. Ты хорошо выполняешь свой долг, и никто не может требовать от цзына большего.


— У тебя есть предложения по дальнейшему плану наших действий на этой планете?


— Я сказала уже, что целиком и полностью доверяю в этом смысле опыту старших. В то же время, если тебя интересует мое мнение, я бы посоветовала нам действовать на открытом пространстве. Мы можем замуровать флайеры в пещере, а сами перемещаться по местности. Привязка к одному месту — в особенности с единственным выходом — опасна, поскольку делает нас уязвимыми. Перемещение по занятой противником территории даст нам больше гибкости в бою или при контратаке.


— Какое личное оружие у тебя с собой?


— Набор кастетов с шипами, треугольный меч, супербулава, три стальных шара диаметром по два с половиной дюйма, дуэльные палицы.


— Могла бы ты выделить хотя бы часть в общее пользование?


Она поколебалась немного.


— В таких случаях вроде бы положено делиться, но я предпочла бы не делать этого. Ты сам говорил, что в бою я весьма эффективна. Это следствие того, что я очень много времени потратила на упражнения именно с этими видами оружия. В бою я могу переходить с одного вида на другой почти без задержки, поскольку это отработано у меня до автоматизма. Я боюсь, что утрачу это свое умение, если мне придется менять стиль ведения боя. Единственное оружие, которое я готова отдать без колебаний, — это супербулава и дуэльные палицы. Супербулава — последнее дополнение к моему арсеналу, и я не совсем еще привыкла к нему. Что же до дуэльных палиц… что ж, я уже объяснила, почему они мне не нужны.


— Исчерпывающий ответ, Кыр. Если у тебя нет ко мне вопросов, позови сюда Мыжжа.


Она поднялась с камня, но не ушла.


— Вопросов нет, командир, но есть дополнение к сказанному ранее.


— Что именно?


— Я говорила, что не имею особенного мнения о своих коллегах. Подумав, я понимаю, что это не совсем так. Когда ты сказал, что мы с Жжых принадлежим к одному поколению Воинов, я испытала раздражение и подавила желание просить тебя о том, чтобы ты не ставил нас с Жжых вместе. Я могу расценить это как своего рода точку зрения. Я не могу обосновать ее, но по возможности мне не хотелось бы, чтобы нас с ней ставили на одну доску.


Она повернулась и отошла, чтобы позвать Мыжжа. Я ждал этого разговора. Как и Ыхх, я так и не составил пока мнения о нем, поскольку он все время находился в тени Жжых.


— Садись поудобнее, Мыжж. Мне нужно многое…


— Я лучше постою, командир, и если ты позволишь мне говорить первому, мне кажется, наш разговор будет коротким и по существу.


— Продолжай.


— Прежде чем мы перейдем к вопросам о том, как я отношусь к тебе и остальным, я должен сказать, что не считаю это существенным. — Я открыл рот, чтобы возразить ему, но он заговорил быстрее. — И не потому, что я не верю в то, что ты прислушаешься к моим словам; просто мое мнение и в самом деле немного значит. Видишь ли, еще на заре моей карьеры я внимательно проанализировал свои способности — гораздо тщательнее, чем мои наставники. В результате мне пришлось признать, что не обладаю никакими особенными качествами. Я не бездарь и не неуч, но и особых талантов у меня тоже нет: ни боевых достоинств Кыр, ни стремления к лидерству и тактического мышления, как у тебя или Жжых. Поэтому я решил, что если хочу продвигаться по службе, то мне лучше выбрать быстро прогрессирующего цзына и верой и правдой служить ему в качестве напарника, помогая ему возвышаться и самому возвышаясь вместе с ним.


Он сделал паузу и посмотрел на меня в упор.


— Так получилось, что цзын, которого я выбрал, — это Жжых. В этой связи мое собственное мнение ничего не значит. Я одобряю то, что одобряет она, и выступаю против того, против чего выступает она.


— Почему ты выбрал именно Жжых?


— А не тебя? Я ничего против тебя не имею, Рым. На мой выбор повлияло несколько факторов. Она молода, тогда как ты заслуженный ветеран. У тебя уже сложились рабочие отношения с различными цзынами — с Зыром и Ыххом, например. У нее — нет.


Значит, мне проще сделаться ее напарником, кем-то вроде оруженосца. Если бы мне предложили стать заместителем какого-нибудь заслуженного офицера, это произошло бы уже давно, но этого не произошло. Значит, мне нужно сосредоточить свои усилия на ком-нибудь из молодых. Она склонна к дерзким, независимым действиям. Если она научится выдержке, ее боевые качества привлекут к ней внимание командования, и она — а следовательно, и я — получим повышение. Если она этому не научится и погибнет, возможно, моя преданность не останется без внимания, и какой-нибудь другой амбициозный цзын пригласит меня к себе — тогда все начнется сначала.


Некоторое время я обдумывал все это.


— Ты думал о той опасности, которую таит в себе полное подчинение чужой воле?


— Это подчинение не полное, Рым. Если Жжых предпримет что-то, что, на мой взгляд, идет вразрез с интересами Империи, я отговорю ее от этого или просто помешаю. Я амбициозный цзын, но все же цзын.


— Что из оружия находится сейчас в твоем арсенале?


— Треугольный меч, гибкий меч, телескопическое копье, кортик и дуэльные палицы.


— Мог бы ты выделить что-нибудь из этого в отрядный арсенал?


Он не медлил с ответом ни секунды.


— Мне надо обдумать это и посоветоваться с Жжых, прежде чем дать тебе ответ.


— Что ж, это тоже ответ. Если у тебя нет других вопросов, передай…


Я осекся. В полумраке пещеры возникла массивная туша Зыра. Я взмахом руки отослал Мыжжа и стал ждать доклада Зыра.


— Ты закончил туннель?


— Да. Я оставил Ыхха дежурить у выхода, а сам вернулся доложить.


Он протянул мне мой терморезак. Я покосился на индикатор заряда: осталось меньше четверти. Паршиво.


— Ты хочешь говорить со мной сейчас, Рым?


Я подумал. Я знал своего заместителя лучше, чем других членов эскадрильи. Тем не менее он может посоветовать что-то дельное.


— Не сейчас, Зыр. Пока позови ко мне Жжых.

ГЛАВА

— 5 —


Прижавшись к древесному стволу метрах в десяти от земли, я медленно осматривал окрестности. Дерево покачивалось на ветру, и я вместе с ним. Это меня не беспокоило. Раскачивание деревьев — процесс естественный и не привлекает внимания. Вот то, что я, сидя на нем, поворачиваю голову, — уже не так естественно, поэтому я делал это с исключительной осторожностью. Даже если кто-то разглядит меня сквозь густую листву, мой силуэт почти сливается со стволом, так что вряд ли возбудит подозрения. Только движение головы могло выдать меня. Поскольку глаза у нас расположены по бокам головы, поле зрения цзына чрезвычайно широко, поэтому перемещения на каких-то шесть дюймов достаточно, чтобы иметь 360-градусный обзор. На то, чтобы подвинуть голову на эти самые шесть дюймов, у меня ушла почти четверть часа.


Пока ничего.


Если не считать передвижений низших форм жизни в поле перед нами и на берегу реки за нашей спиной, никакой активности не наблюдалось. Тем не менее мы продолжали сидеть в засаде.


Со мной дежурили Зыр, Ыжж и Кыр. Они надежно спрятались на земле. Я не боялся, что их обнаружат. Они цзыны, а цзыны не шевелятся, сидя в засаде.


Во всяком случае, наша методика маскировки срабатывала в случае с прыгунами. Мы наблюдали за ними уже больше месяца, и нас ни разу не обнаружили. Несколько часов назад один прыгун спустился к реке напиться. Он пересек реку, пройдя совсем рядом с нашей засадой, но нас не заметил. В общем, я не опасался, что нашу засаду раскроют.


Точно так же не опасался я и того, что мы останемся без добычи. Место для засады было выбрано не случайно. Дерево, в кроне которого я прятался, росло у единственной выходившей на реку прогалины на несколько миль вверх и вниз по течению. Мы уже знали из наблюдений, что прыгуны избегают заходить в лес — возможно, по привычке, согласно пакту о сосуществовании с почти полностью выбитыми ныне осами. Как бы то ни было, эта прогалина была единственным проходом от охотничьих угодий в полях к воде. Добыча не могла не появиться.


Я занимал позицию наверху — как наблюдатель и чтобы в случае чего обеспечить огневое прикрытие. Даже почти разряженный, мой терморезак мог оказаться очень кстати, если что-то пойдет не так.


Мысль о резаке воскресила в памяти мой разговор с Жжых. В тысячный раз я перебирал в уме все подробности.


Разговор не задался с самого начала. Жжых была одним из моих отпрысков. Возможно, сама она этого даже не знала. Я не говорил ей об этом; это ровным счетом не изменило бы ничего для нее, как не меняло для меня. Я просто отметил это для себя, знакомясь с ее личным делом перед операцией.


Спаривание с ее матерью имело место в качестве эксперимента Верховного Главнокомандования. Ее мать была в своем роде отклонением от нормы: она принадлежала к касте Ученых, но отличалась скорее изобретательностью, чем пытливостью. Ко времени нашего спаривания мой потенциал лидера оценивался значительно выше среднего, однако при этом отмечалось, что мои действия основывались преимущественно на опыте, но никак не на собственной импровизации. Мне недоставало изобретательности… воображения, если угодно. В общем, мне кажется, они решили скрестить Воина с Ученой в надежде получить — с учетом индивидуальных особенностей каждого — более изобретательного лидера из касты Воинов.


Одни эксперименты удачны, другие — нет. В случае Жжых они получили Воина-лидера, не связанного ни традициями, ни обычными заботами касты. До сих пор она оставалась единственным результатом этого спаривания, с кем мне довелось встретиться, но если остальные хоть отдаленно походили на нее, весь выводок стоило бы уничтожить после первых же тестов.


— Жжых, я откровенно не одобряю многие твои действия. Например, то, как ты залетела в пещеру, не сообщив предварительно остальным ее координат, могло поставить под угрозу наше выживание здесь. Стоило тебе разбить флайер или попасть в засаду внутри, и мы бы остались в неведении о ситуации, а твой сектор — необследованным.


Она встретила мой взгляд с подчеркнутым безразличием.


— И потом эта твоя привычка оспаривать мои приказы. Каждый Воин имеет право задавать вопросы по поводу приказов старшего по званию, но я вижу, что большинство твоих вопросов просто лишены смысла. Почти все они или повторяют вопросы, уже рассмотренные на инструктаже перед операцией, или уж вовсе риторические, имеющие единственной целью бесить меня. Если я хочу нормально работать с тобой, мне необходимо понять твои мотивы, что тобой движет.


Отвечая, она смотрела на меня в упор.


— Мои действия легко понять, если знать главное. Я считаю, что командовать этим отрядом должна я, а не ты.


Голова моя против воли опустилась ниже.


— Верховное Главнокомандование назначило на должность командира…


— Я знаю, — перебила она. — Я не ожидаю, что ты передашь мне командование, как не сделала бы этого и я на твоем месте. Размышляя логически, я это понимаю. Тем не менее я прекрасно знаю, что сама думаю на этот счет. Я не пытаюсь оправдываться, я просто объясняю причины моего поведения.


Я сумел-таки совладать с собой, так что ответ мой прозвучал спокойно.


— Ты понимаешь, как опасно твое поведение для эскадрильи?


— Разумеется, вот почему я очень надеюсь, что ты последуешь моему плану действий.


Ее наглость меня здорово взбесила, но я тем не менее заинтересовался ее планом и сел поудобнее, приготовившись слушать.


— Осознавая напряженность, сложившуюся в эскадрилье в результате борьбы за власть, я предлагаю разбить ее на три группы по два цзына в каждой. Помимо того, что это снимет напряжение, это имеет и другие преимущества. Во-первых, это уменьшит шанс полного уничтожения отряда в случае встречи с противником. Таким образом, это увеличит шанс того, что выжившие смогут передать собранную информацию своим. Во-вторых, действуя тремя независимыми группами, мы соберем больше информации, чем собрала бы одна эскадрилья. В-третьих… — Она замялась и оглянулась на остальных, потом продолжала голосом заговорщика: — В-третьих, это помогло бы нам избавиться от некоторых наименее желательных членов эскадрильи.


Моя голова дернулась вниз, но я усилием воли удержал ее на прежнем уровне.


— Объясни последнюю фразу.


— Состав нашей эскадрильи совершенно очевиден, даже для тебя. Мыжж хороший Воин, и его преданность мне не подлежит сомнению. Мы с ним составим одну группу. Ты вполне неплохой командир. Мои предыдущие реплики не имели целью принизить твои достоинства; просто я понимаю, что я еще лучше. Зыр медлителен, но его сила с лихвой компенсирует этот недостаток. Вы двое составите группу, шансы которой на выживание выше средних.


Она снова поколебалась, прежде чем продолжать.


— А Кыр? Ыжж? Что с ними?


— Кыр кровожадна, а Ыжж труслив. Если они сами не поубивают друг друга, это сделает неприятель.


Я перестал сдерживаться.


— Ты претендуешь на командование отрядом и в то же время предлагаешь сознательно убить треть его состава?


— Рым, и ты, и я прекрасно понимаем, что у маленького отряда шансов на выживание не меньше, чем у большого.


— Ты хоть немного представляешь себе, с чем мы столкнемся на этой планете, Жжых? Враг исчисляется не количеством солдат, но роями. Роями! А нас против них — шестеро цзынов. Шестеро! И ты предлагаешь разбить наши силы? Разбить, уменьшив нашу численность до четырех!


Я спохватился и заставил себя сдерживать голову и голос, хотя они и так были угрожающе низки.


— Я отрицаю твое предложение, Жжых. Я твердо убежден в том, что мы должны оставаться вшестером для того, чтобы обладать ударной силой и огневой мощью. Как доказательство того, насколько отчаянной я считаю ситуацию, я даже тебя не могу исключить из обороны!


— Если это твое мнение…


— Это мой приказ!


Она встала, чтобы уходить.


— Если у тебя больше нет ко мне вопросов…


— Есть! Перечисли, что из личного оружия у тебя с собой.


— Пожалуйста. У меня есть дюжина метательных дротиков, пояс с распылителем кислоты, два треугольных меча и, конечно же, дуэльные палицы.


— Что из этого оружия ты могла бы выделить в общий арсенал?


— Ни мое оружие, ни оружие Мыжжа не должно использоваться другими. Мы специально выбирали их для себя. Я полагаю, у других членов отряда хватает ума поступать так же. Мы держим свое оружие только для личного пользования.


— Позови сюда Зыра. Я хочу поговорить с ним.


Она сделала шаг, потом остановилась и повернулась ко мне.


— Командир, я не упомянула еще об одном оружии из моего арсенала, — она смерила меня холодным взглядом. — У меня с собой имеется также полностью заряженный терморезак, такой же, как тот, что ты дал Зыру прорубать туннель.


Так вот все и сложилось. Жжых с полностью заряженным резаком стерегла пещеру с флайерами, Мыжж с ней, а я жался к древесному стволу, прикрывая остальную часть отряда, имея от силы четверть заряда.


Внезапно в сотне метров от нас на лугу мелькнуло какое-то движение. Прыгун! Он вышел из кустов на открытое место, поколебался несколько секунд, сделал двенадцатифутовый скачок в нашу сторону и снова замер.


Я внимательно разглядывал его. Он был сравнительно невелик — не больше шести футов в длину. Возможно, это означало, что он молод. Отлично. Если наши предположения верны, его экзоскелет может быть мягче, чем у взрослого.


Он сделал еще один скачок в нашу сторону и снова настороженно замер. Он явно охотился или просто отличался особенной осторожностью.


Даже пронаблюдав за прыгунами больше месяца, мы так и не привыкли к их наводящей смертельный ужас внешности. Задние, прыжковые ноги прыгуна были раза в два длиннее остальных двух пар. Средняя пара служила для равновесия при ходьбе, зато передняя… при виде передней пробирала дрожь. Передние ноги прыгуна заканчивались длинными, узкими клешнями, зазубренными внутри и быстрыми как молния. Мы не знали еще, отравлены они или нет; отчасти наша сегодняшняя операция была посвящена именно этому. Гораздо более вероятно они предназначались только для того, чтобы хватать и удерживать жертву, тогда как окончательно расправлялись с ней чудовищные жвала. Челюсти прыгуна представляли собой еще одни смертоносные щипцы, острые как бритва и зазубренные как пила, только раза в три больше клешней на передних ногах. Я видел раз, как прыгун перекусил своими жвалами какое-то теплокровное животное напополам — собственно, поэтому мы и не знали, отравлены ли его клешни. Стоило жертве оказаться в непосредственной близости от этих жвал, и она погибала так быстро, что мы не могли сказать, был тому причиной яд или нет. Однако сейчас у нас появился шанс получить ответы на этот и другие вопросы.


Прыгун переместился к нам еще ближе. Зыру необходим был экземпляр для препарирования, и мы его ему добудем.


Прыгун сделал еще скачок в нашу сторону. Он определенно направлялся к реке, значит, ему не миновать нашей засады. Оставив его на время в покое, я внимательно вгляделся в луга, откуда он появился. Других прыгунов вроде бы пока не видно.


— Приготовиться! — передал я остальным телепатический приказ.


Я не заметил в траве ни малейшего шевеления, но знал, что мои подчиненные готовятся к нападению. От длительной неподвижности мышцы могут затечь и не подчиниться в нужный момент. Сейчас все напрягают и расслабляют по очереди все важные мускулы, восстанавливая кровообращение и чувствительность.


Других прыгунов по-прежнему не видать. Похоже, это подтверждало нашу теорию и опровергало общепринятую. При подготовке операции Зыру говорили, что имперским ученым известны случаи перемещения прыгунов поодиночке, но эти особи считались разведчиками больших стай. Наши наблюдения показывали, что эти отдельные особи так и остаются сами по себе, не имея отношения к стаям.


Прыгун уже почти поравнялся с нами — он уже не прыгал, а передвигался неспешно, вперевалку.


— Приготовиться! — передал я еще раз и снова осмотрел горизонт. Ничего. Прыгун миновал мое дерево и начал спускаться к реке.


— Давай!


Справа от прыгуна словно из-под земли вырос Ыхх. Он откинул руку назад; в ней раскрылся и зафиксировался со щелчком телескопический дротик.


Прыгун увидел его и застыл на месте. Со стороны казалось, что оба испугались друг друга и не знают, нападать или спасаться бегством. Потом прыгун увидел, как слева от него вынырнули из своих укрытий Зыр и Кыр, и принял решение. Он подобрал свои мощные задние ноги для прыжка, но было уже поздно.


Рука Ыхха метнулась вперед, и дротик, пробив подбрюшье прыгуна, пригвоздил того к земле, лишив возможности передвигаться.


Воздух разорвал пронзительный писк. Я поспешно покосился назад, на луг. Все еще никого.


Зыр подступил к пригвожденному прыгуну, помедлил, выбирая момент, поднял свой меч и со скоростью, неожиданной для своего роста, ринулся вперед, проскользнув под смертоносными жвалами. Короткий, но мощный удар мечом — и он, нырнув под угрожающе поднятой клешней, перекатился по земле и вскочил, держа меч наготове.


Впрочем, занятая им оборонительная позиция было уже не нужна. Меч рассек прыгуну голову, убив его, хотя конечности и продолжали еще упрямо дергаться. Впрочем, теперь, когда они лишились руководства, от них ничего не стоило увернуться. Что еще важнее, мастерский удар мечом оборвал поданный прыгуном сигнал тревоги.


Я еще раз осмотрел луг. Никаких признаков прыгунов, спешащих на помощь павшему товарищу, не было и в помине. Наши расчеты подтвердились. Наша жертва и впрямь оказалась одиночкой. Мы рискнули и выиграли, получив в качестве приза экземпляр для препарирования.


А потом мы увидели ос.

ГЛАВА

— 6 —


Целью нашей воздушной атаки на ос являлись гнезда с яйцами и матки. Задачи полного уничтожения рабочих ос не ставилось. Поскольку это была первая операция Жучьих Войн, командование посчитало эту задачу бессмысленным риском, пустой тратой живой силы и техники. Лишившись уже отложенных яйцекладок и возможности отложить новые, вся колония ос была обречена на вымирание в течение одного поколения. В таком случае, когда флот вернется, чтобы расправиться с прыгунами, ему уже нечего будет опасаться нападения ос.


Все это было очень верно для флота, но не для нас, оставшихся на планете в обществе рабочих ос. Даже притом что первая атака нанесла огромный ущерб их поголовью, а еще большее их количество погибло за месяц нашего пребывания здесь, численное превосходство, мягко говоря, все еще было на их стороне.


Они продолжали патрулировать в воздухе, хоть мы и не знали зачем. Они были здесь; все остальное было не так существенно. Нам без особого труда удавалось избегать встреч с ними… до этого дня.


Их было трое. Судя по всему, их привлек крик попавшего в засаду прыгуна. Мы заметили их только тогда, когда они вынырнули из-за деревьев метрах в семидесяти пяти от нас. Они медленно приближались к нам, держась в дюжине футов от земли. Застигнутые врасплох на открытом месте, Ыхх, Зыр и Кыр никак не могли остаться незамеченными. Мгновенно просчитав все шансы, они выхватили оружие и приготовились к бою. Я не знал пока, заметили ли осы меня на дереве. Во всяком случае, я сохранял неподвижность, а остальные участники засады не делали ничего, чтобы выдать мое присутствие.


Похоже, осы не особенно спешили с нападением. Приблизившись к нам, они вместо того, чтобы ринуться на нас, снова неторопливо взмыли на верхушки крайних к прогалине деревьев и остались там, глядя на нас сверху вниз и беспокойно переговариваясь.


Я мог бы сжечь их всех своим терморезаком, но мне не хотелось расходовать драгоценную энергию в ситуации, с которой можно было справиться холодным оружием. Придет время, когда оба наших резака разрядятся окончательно, и тогда в распоряжении у нас не останется ничего, кроме холодного оружия. Поэтому полезно будет потренироваться уже сейчас, чтобы быть готовым, когда такой день наступит.


— Командир, мы видим троих противников. Видишь ли ты других? — передал Зыр.


— В поле зрения ни одной осы или прыгуна больше не наблюдается, — телепатировал я ответ.


Соперники выжидающе следили друг за другом. Собственно, это было первым реальным столкновением Насекомой Коалиции и Империи Цзын. Внезапные нападения вроде нашего первого налета на планету или тщательно спланированной засады на одиночного прыгуна не давали противнику проявить себя в полной мере. Теперь же силы примерно равной численности готовы были сойтись в открытом бою.


Разумеется, при атаке с воздуха мы видели сотни, даже тысячи ос, однако совсем другое дело видеть врага прямо перед собой, не будучи защищенным фонарем флайера и огнем его излучателей.


Они продолжали следить за нами своими мертвыми, металлическими глазами, время от времени чуть передвигаясь и дотрагиваясь друг до друга усиками-антеннами, словно переговариваясь. Длина их тела достигала примерно десяти футов; размах крыльев — двадцати: довольно монументальная, но не слишком уязвимая мишень.


Впрочем, моих подчиненных это не смущало, и они продолжали хладнокровно готовиться к бою. Ыхх изготовил с полдюжины своих дротиков и, заняв позицию у ближнего к нему древесного ствола, начал втыкать их в землю вокруг себя. Поначалу я решил, что он просто готовит запас для метания — странная тактика, учитывая исключительно прочный экзоскелет ос. Потом он повернулся и вогнал еще два дротика в древесный ствол за своей спиной, оставив их торчать в воздухе под неестественным углом, и я наконец понял его замысел. Он сооружал между собой и противником частокол острых стальных пик, страхуя себя от неожиданного нападения. Похоже, этот закаленный в боях ветеран еще мог научить меня чему-то новому.


Зыр остался стоять на открытом месте в десятке метров от Ыхха. В руках он держал длинный меч, изначально входивший в арсенал Кыр. Вид у него был лениво-скучающий, но руки крепко сжимали рукоять меча, а глаза ни на секунду не отпускали ос. Они никак не могли посчитать его легкой добычей. Хочешь не хочешь, а с десятифутовым цзыном с мечом в руках придется считаться.


Еще в десяти метрах от Зыра стояла, завершая треугольник, Кыр. Она держалась поблизости от слегка покосившегося древесного ствола, но не пряталась за ним. На запястье у нее висела тяжелая палица с шипами — она, казалось, не замечала ее веса, перекидывая из руки в руку стальной шар.


— Командир! — послышался у меня в мозгу голос Кыр.


— Да, Кыр?


— Прошу разрешения вступить в бой.


— Разрешаю.


Не могу сказать, дал ли я свое согласие из нетерпения или мне стало любопытно посмотреть, что она такое задумала. Мне не пришлось долго ждать.


Поначалу медленно, но с каждой секундой все быстрее и быстрее, она начала крутиться на месте — так теплокровное животное охотится за собственным хвостом. Ее же хвост постепенно поднимался вверх до тех пор, пока не задрался вертикально вверх, и тут она, резко изогнувшись, метнула свой шар в ос, одновременно опустив хвост усилить удар.


Расстояние показалось мне слишком большим для прицельного броска, и осы, судя по всему, пришли к такому же выводу. Словно для того, чтобы опровергнуть это мое мнение, шар просвистел мимо меня и с силой врезался осе в брюхо.


Удар сбросил осу с ветки но, похоже, не нанес ей серьезных повреждений, так как она выровнялась и зависла в воздухе, не долетев до земли. Оставшиеся двое ос скоро присоединились к ней. Несколько долгих секунд они почти неподвижно висели в воздухе, и я уж было решил, что они вернутся обратно на ветку. И тут они неожиданно ринулись в атаку.


Говоря точнее, атаковали только двое, да и те приближались к моим подчиненным довольно неспешно. Третья взлетела и направилась прочь — судя по всему, для того, чтобы позвать на помощь других. Я держал ее на мушке, не решаясь стрелять до начала схватки. Двое нападавших миновали мое дерево, и я решил, что дальше медлить нельзя. Я нажал на спуск и проследил за тем, как отлетевшая оса вспыхнула и упала на землю, потом переключил внимание на то, что происходило на земле.


Обе нападавшие осы сосредоточились на одной цели — Кыр. На секунду я потерял ее из виду — нападавшие заслонили ее от меня своими телами — но продолжал видеть Зыра и Ыхха. Они покинули выбранные заранее позиции и спешили на помощь товарищу. Потом я увидел Кыр, стремительно перекатившуюся по земле в сторону, — она явно выжидала до самого последнего момента, едва успев выскользнуть из-под удара смертоносных жал.


Осы замешкались, явно озадаченные неожиданными действиями намеченной жертвы. Что ж, разумные существа не медлят, если их противник — цзын. Промедления в долю секунды хватило, чтобы Ыхх взмахнул стальным кнутом, и гибкая лента со свистом ударила ближнюю к нему осу, отделив голову от тела.


Обезглавленное тело, продолжая двигаться по инерции, тут же врезалось в последнюю осу, которая едва не упала на землю, но все же выровнялась и сделала попытку улететь. И снова эта попытка запоздала.


Рядом возникла мощная фигура Зыра. Он сменил настройку меча, и лезвие обвисло, превратившись в подобие хлыста. Эта гибкость только добавила энергии размаху его сильных рук.


Удар пришелся осе в брюхо, перевернув ее и швырнув на землю. Наверное, та поняла уязвимость своего положения, так как сделала еще попытку улететь — и снова безуспешно.


Перекатившись по земле, Кыр оказалась у ствола покосившегося дерева. Она прыгнула на него, залезла еще на несколько ярдов вверх и бросилась оттуда прямо на взлетавшее насекомое.


Она приземлилась ему прямо на спину и не ослабляла хватку, когда оса рухнула на землю; рука ее с зажатым в ней стальным шаром продолжала ритмично подниматься и опускаться, нанося удары по голове. Насекомая тварь билась и извивалась на земле, пытаясь стряхнуть своего мучителя или достать его смертоносным жалом.


Вот тут уже мог вмешаться и я. Ыхх не один захватил с собой дротики. Уцепившись за ствол рукой, ногами и хвостом, я свесился как можно ниже, свободной рукой раздвинул дротик и метнул его вниз. Промахнуться было почти невозможно. Дротик ударил в нижнюю часть туловища осы, пробил ее насквозь и пригвоздил к земле, обезопасив Кыр от удара жалом.


— Выходи из боя, Кыр! — окликнул я. — Она мертва!


Я не ошибся. Суставчатые ноги продолжали еще рефлекторно дергаться, оставляя на земле глубокие борозды, но Кыр уже разбила этой твари голову.


— Есть, командир!


Она ловко спрыгнула на землю, увернулась от дергающихся ног осы и остановилась, выжидая.


Я еще раз огляделся по сторонам, но вокруг было тихо. Я начал не спеша забираться обратно на дерево. Сумасшедшие прыжки уместны для едва вылупившихся из яйца юнцов вроде Кыр, но я слишком дорожу здоровьем, чтобы рисковать столь опрометчиво. И потом, я говорил уже, что не слишком люблю высоту.


Не скрою, я был доволен исходом столкновения. У нас имелся теперь экземпляр прыгуна для изучения, и я не беспокоился больше насчет поведения моего отряда в реальном бою.

ГЛАВА

— 7 —


Отряд наслаждался недолгим отдыхом. Мы разместились в безопасной пещере, оставив Мыжжа охранять вход. Что еще важнее, мы наконец поели.


За месяц нашего пребывания на планете мы заметно изменили интерьер пещеры. Например, добавился десяток клеток и загончиков, в которых мы держали мелких местных теплокровных животных, служивших нам для пропитания. Конечно, мы можем питаться и падалью, но свежее мясо куда предпочтительнее. Что еще существеннее, живыми этих тварей держать гораздо проще, чем хранить мясо, не давая ему испортиться.


Впрочем, это вызвало и некоторые проблемы. Подобно другим рептилиям, сытые цзыны склонны к сонливости, а этого мы себе позволить никак не могли. В конце концов, мы находились не на корабле, где можно готовиться к операции задолго до ее начала, воздерживаясь от приема пищи, потом отожраться после боя и задрыхнуть, пока на смену придут другие. Ситуация требовала, чтобы каждый Воин находился в постоянной боевой готовности. Исходя из этого нам приходилось есть часто, но понемногу, и спать тоже урывками. Особенно тяжело приходилось Кыр. Ее маленький рост приводил к повышенному расходу энергии, и она постоянно была голодна. Как следствие, она стала донельзя раздражительной — а уж этого я никак не мог допустить у себя в отряде, если хотел, чтобы он сохранял свою боеспособность.


В отличие от всех нас Зыр не стал есть по окончании боя с осами. Вместо этого он уединился в глубине пещеры и при свете фонарика принялся препарировать убитого нами прыгуна.


Отдыхая, я наблюдал за его ловкими, умелыми движениями. Он рассекал тушу прыгуна поэтапно, бормоча что-то в наручный диктофон. Славно было видеть его снова в своей стихии.


Зыр держался в отряде, да и вообще в касте особняком. В отличие от нас он рос и воспитывался не Воином. Он происходил из касты Ученых, но чем-то там им не подошел и сделался Воином — в основном благодаря своему впечатляющему росту.


Другие члены отряда тоже сторонились его, даже не зная о его происхождении. Он был хорошим бойцом, и они рады были иметь его рядом в бою, и все же что-то в его поведении выдавало в нем выходца из другой касты.


Взять, например, наш с ним разговор в первый день пребывания на этой планете. Даже зная о его происхождении, я был сражен наповал известием о том, что у него нет личного арсенала. Ну, если быть точным, он не был совсем уж безоружным. Все-таки он был цзын. Однако все его вооружение состояло из длинного кинжала и метательной петли с запасом отравленных и усыпляющих дротиков. Для Воина он был все равно что нагой! Вместо оружия он нагрузил свой флайер дисками со всевозможной информацией, а также чистыми дисками для записи.


— Мое оружие — знание, командир, — сказал он мне тогда.


Я не стал спорить насчет относительной ценности науки, тем более с Ученым. Более того, я признавал, что информация на его дисках повышала наши шансы остаться в живых, не говоря уж о том, что только с помощью его аппаратуры мы могли передать собранные нами данные Империи. Как бы то ни было, я тоже цзын и считаю, что наши шансы остаться в живых увеличились еще более после того, как я вручил ему еще два меча — плоский и треугольный.


Наблюдая за его работой, я не мог не вспомнить нашу с ним первую встречу. Вообще-то я не склонен углубляться в воспоминания, но на этот раз я сытно поел и не особенно следил за собой. Так и случилось, что я позволил своей памяти вернуться к тому совещанию, на котором я познакомился с Зыром, и с которого, собственно, и начались для меня Жучьи Войны.


Меня вывели из спячки до срока — само по себе это уже говорило о чем-то необычном. Вокруг меня спешили куда-то другие Воины, но их было не слишком много — значит это не внезапное нападение противника и даже не подготовка к кампании. Впрочем, я все-таки Воин, а не Ученый, так что никогда не тратил время на праздное любопытство. Поэтому я просто-напросто выполнил приказ: явился в назначенный кабинет и доложил о прибытии.


Цзын, встретивший меня там, был настоящим великаном. Помню, я еще тогда удивился, почему он Ученый, а не Воин. Уж мы бы нашли его силе надлежащее применение. Он пригласил меня к смотровому столу посередине помещения.


— Рым, каста Ученых получила разрешение разбудить тебя в числе нескольких экспертов, с тем чтобы ты помог нам разрешить одну проблему. Но в первую очередь подтверди свой послужной список: ты ведь участвовал в нескольких кампаниях против других разумных форм жизни, включая по меньшей мере одну, чья технология превосходит нашу, так?


— Совершенно верно.


— Итак, нам нужна твоя оценка как военного одного нашего последнего открытия.


Он протянул руку и коснулся кнопки, включавшей проекцию. На поверхности стола возникло изображение города. Величественного города; по крайней мере я лично не видел еще ничего подобного. Правда, в полностью разрушенном виде.


— Исследовательская группа обнаружила этот город на северных окраинах Черных Болот. Строители его явно обладали технологиями, какие нам и не снились. Можешь высказать свое мнение на этот счет?


Пока он говорил, изображение на поверхности стола медленно менялось, то показывая поверхности сооружений, то заглядывая внутрь. Некоторое время я смотрел молча.


— Все это, конечно, занятно с технической точки зрения. Но если вам нужно мое мнение военного, покажите мне то, в чем я разбираюсь. Могу я поглядеть на оборонительные сооружения, арсеналы, казармы?


— Их нет.


Я обдумал его ответ, потом свой собственный вопрос. Некоторое недопонимание в общении с другой кастой — обычное дело. Однако в данном случае вопрос был слишком элементарен, чтобы понять его превратно; тем не менее ответ был совершенно невероятным.


— Совсем нет?


— Проверено и перепроверено. В городе нет ничего такого, что могло бы быть создано для насилия. Разумеется, есть предметы, которые можно использовать для нанесения ущерба, но они явно создавались не для этого — во всем городе нет ни намека на оружие, сопоставимое с уровнем развития их технологий.


Я продолжал разглядывать развалины. Потребовалась пара минут, чтобы я пришел к заключению.


— Совершенно очевидно, что город и его обитатели уничтожены в результате нападения. Подтверждения этому видны на фасадах зданий — по всей их высоте. Это означает хорошо спланированное нападение разумной расы. Поскольку у жителей города не имелось военных технологий, гражданская война исключается. Только атака извне.


Я помолчал и некоторое время следил за изображением.


— Размеры разрушений подразумевают нападение с использованием механизмов; в то же время имеются свидетельства, которые не объясняются этим предположением. Вот, например, это здание, часть уличного фасада которого буквально содрана. Именно содрана, а не обрушена взрывом. Обрати внимание на то, что находящаяся в помещении техника осталась неповрежденной; следовательно, взрыва там не было. Впрочем, нет: вон те машины у самой бреши в стене, по материалу и конструкции не отличающиеся от тех, что стоят дальше, имеют изломы, продолжающие абрис пролома. Из этого я могу сделать вывод, что ограниченные размеры этого разрушения имеют причиной ограниченное по месту механическое — то есть не химическое и не взрывное — воздействие при нападении.


Я коснулся пульта управления, увеличив фрагмент изображения.


— Ключом к пониманию всего произошедшего является форма самого отверстия. Как я уже сказал, то, что эта часть стены сорвана, доказывает действие каких-то машин нападавших; в то же время царапины на стене напоминают скорее следы зубов.


Я поднял голову и посмотрел на собеседника в упор:


— Таким образом, я прихожу к выводу о том, что город, построенный и заселенный существами с развитой технологией, но без малейших познаний в военной области, подвергся нападению и уничтожению группой разумных существ, строивших свои военные машины в виде огромных чудовищ — возможно, по собственному подобию. Это нападение свидетельствует, во-первых, о чрезвычайной мощи нанесенного удара; во-вторых, о том, что те без колебаний применили эту силу против цивилизации, которая им не угрожала. Подобная сила может представлять серьезную угрозу существованию нашей Империи. Следовательно, мое мнение как военного заключается в том, что необходимо исключить любую возможность нападения этой силы на нас — отыскав ее и полностью уничтожив.


Похоже, мои выводы не удивили его.


— Твоя точка зрения записана и будет учтена, Рым. Твои выводы совпадают с предварительным анализом наших ученых, выполненным по заданию Верховного Главнокомандования. Вероятность большой войны настолько велика, что тебя просят задержаться в отделе размножения, прежде чем ты вернешься в спячку. И как всегда, все решает время. Будем надеяться, что неприятель отпустит нам достаточно времени на сбор и обработку информации, на подготовку наших армий до начала битвы.


Поскольку деловой разговор был окончен, я повернулся, чтобы идти, но он остановил меня жестом руки.


— Прежде чем ты уйдешь, Рым… Имеется еще одно дело, которое мне хотелось бы обсудить с тобой. Поскольку оно в отличие от официального приказа, вызвавшего тебя сюда, носит сугубо личный характер, ты имеешь полное право уйти.


Я не особенно спешил: кроме того, этот огромный ученый пробудил любопытство даже во мне. Разговоры между цзынами на личные темы — редкость. В случае же, если речь идет о двух разных кастах, это и вовсе дело неслыханное. Я дал ему знак продолжать.


— В рамках своего исследования я проводил опрос многих представителей касты Воинов. Любопытство побудило меня заглянуть в их послужные списки: меня интересовало, по какому принципу их отбирают для опросов. Из того, что я обнаружил в твоем личном деле — и моя личная встреча с тобой только подтверждает это, — я делаю предположение, что тебя скоро повысят в должности. В случае, если это так, я обращаюсь к тебе с просьбой позволить мне в надвигающейся войне служить под твоим началом.


Это обращение застало меня врасплох, хоть я и постарался не выказывать этого. Такова кастовая гордость: негоже раскрывать свои чувства перед представителем другой касты.


— Поскольку твоя просьба основана исключительно на твоем предположении, прежде чем ответить, мне хотелось бы услышать, на чем рассуждения основаны.


— В военное время неизбежно потребуется дополнительное количество офицеров. Несомненно, Верховное Главнокомандование в первую очередь будет продвигать по службе опытных боевых офицеров. В этом отношении твой послужной список не просто образцовый, но отражает те качества, которые Верховное Главнокомандование в первую очередь ищет в своих офицерах. С этой точки зрения более чем вероятно, что в преддверии надвигающейся войны ты получишь новое назначение.


— Что ты имеешь в виду, когда говоришь «те качества»?


— В первую очередь внимание к окружающим и подчиненным, тщательное изучение и осмысление их поведения, манер и пристрастий с целью прогнозирования их поступков. В этом отношении образцовый офицер сродни Ученому — вот почему я так интересуюсь этим вопросом.


— Как бы то ни было, боюсь, что твои выводы не совсем верны, — возразил я. — Эти качества характерны для офицеров только потому, что они характерны для любого Воина-ветерана. От внимания к подчиненным зависит наша жизнь.


Отвечая, он встал и заходил взад-вперед по комнате.


— Но не все Воины мерят друг друга одной шкалой. Во всяком случае, эти свои наблюдения они используют для разных целей. Мне трудно объяснить это тебе, Рым, поскольку ты, похоже, считаешь, что все думают точно так же, как ты. Подумай об этом так: остальные оценивают друг друга исключительно с точки зрения собственной безопасности. То есть они смотрят на другого Воина и спрашивают себя: эффективен ли этот Воин в бою? Не будет ли для меня опасно находиться в бою рядом с ним? Ты же и другие вроде тебя — офицеры или офицерский резерв — не ограничиваетесь этим анализом. Вы рассчитываете сильные и слабые стороны других и соответственно планируете свои действия. Это значит, что, будучи офицером, ты не откажешься принять в подчинение того или иного Воина, но просто поставишь его на такое место в отряде, где его сильные стороны будут раскрываться, а слабые — находиться под контролем. Именно это и нужно Верховному Главнокомандованию — офицеры, которые не тратят время, отбирая себе только подходящих им людей, но Воины, которые используют с максимальной эффективностью то, что им дают.


Мне требовалось время, чтобы обдумать эту информацию, поэтому я сменил тему разговора.


— Возвращаясь к твоей просьбе: зачем Ученому отправляться на войну? Точнее, зачем офицеру взваливать на себя бремя, принимая под свое начало Ученого?


— Наверное, я недостаточно ясно объяснил. Я хочу служить под твоим началом не как Ученый, но как Воин. Мое продвижение в касте Ученых замедлилось, и мое начальство все чаще намекает, что мне лучше было бы служить Империи в другой касте. И раз так, мой личный выбор склоняется к касте Воинов.


Как я ни старался скрыть свое возмущение подобной постановкой вопроса, мой следующий вопрос вышел резче, чем мне хотелось бы.


— То есть тебе кажется, что карьера Воина легче, чем карьера Ученого?


— В моем случае — да. Пойми меня правильно. Я не недооцениваю всех сложностей касты Воинов. В то же время сражаться для меня дело легкое, слишком легкое. Собственно, из-за этого я и пошел в касту Ученых. С моим телосложением не составляло особого труда бегать быстрее или бить сильнее своих сверстников, поэтому я не испытывал особого желания служить Империи в этом амплуа. Однако, потерпев неудачу как Ученый, я не имею другого выхода, как подавить мои собственные чувства и предпочтения и служить Империи в том качестве, для которого более подхожу, — то есть Воином.


— Значит, ты обращаешься ко мне как к цзыну, судящему об остальных не только с точки зрения собственной безопасности, в надежде на снисходительное к тебе отношение?


— Вовсе нет. Я рассчитываю быть полноценным членом отряда и не ожидаю поблажек. Чего я хочу — так это найти командира, не обращающего внимания на мое происхождение из другой касты, расценивающего мои познания и способности как дополнительное преимущество. Я прошу не более того, что просил бы любой цзын, и это мой шанс принести наибольшую пользу Империи.


Все же его логика не показалась мне слишком убедительной.


— Однако, согласно твоему же определению, это сделал бы и любой офицер. Почему ты обратился именно ко мне?


— Боюсь, что любой офицер сделал бы это только в теории. На деле таких людей немного даже в касте Воинов. Многие из твоих коллег, даже признавая важность других каст, ведут себя по отношению к их представителям покровительственно, почти презрительно. Впрочем, последнее верно по отношению не только к Воинам, но и к другим кастам, не исключая и Ученых. Однако видеть это в Воинах мне особенно досадно, так как именно в эту касту мне хотелось бы вступить. Я не ощутил такого отношения ко мне в разговоре с тобой, поэтому хотел бы служить именно у тебя — не потому, что ожидаю какого-то особого ко мне отношения, но потому, что ты, мне кажется, мог бы использовать мои способности в полной мере, как использовал бы возможности любого урожденного Воина.


Несколько секунд я обдумывал его предложение, потом повернулся к двери.


— Твое предложение не встречает у меня возражений. Если предсказанное тобой повышение состоится, я приму тебя к себе на службу.


Я задержался в дверях.


— Как тебя зовут, ученый?


— Зыр, — ответил он.


Так оно и вышло, и служба его оказалась действительно стоящей, равно как подтвердилось и его предположение насчет моего повышения. Я не только ни разу не пожалел об этом выборе, но и сумел назначить его своим заместителем, о чем не жалел никто из отряда, даже Жжых.


— Командир! — прервал мои воспоминания голос Зыра.


— Что у тебя, Зыр?


— Не подойдешь ли на минуту? Я тут обнаружил одну вещь, и тебе стоит знать это.


Вот вам и послеобеденный отдых. Я встал и пошел к нему в глубь пещеры.

ГЛАВА

— 8 —


Наступление холодной погоды временно приостановило деятельность нашего отряда. Я отдал распоряжение большинству погрузиться в спячку до самой весны. Даже имея в стандартном запасе препараты, позволяющие организму выдерживать низкие температуры, я не хотел расходовать их зря. Прыгуны тоже заметно снизили свою активность — точнее, они тоже погрузились в спячку, а оставшиеся вымерзли. Поскольку никакой новой информации в их отсутствие нам не светило, а на обследование спящих у нас не было ни персонала, ни оборудования, самое лучшее, что мы могли сделать, — это использовать временное бездействие для долгожданного отдыха.


Мы с Зыром задержались бодрствовать дольше остальных. Кыр тоже бодрствовала, но занималась делом, охраняя вход в пещеру. Мы с Зыром совещались, анализируя и сортируя информацию, которую мы успели накопить о прыгунах. Я использовал это время также для того, чтобы пополнить свои знания в том, что уже было известно имперским ученым.


Я не ощущаю себя виноватым за то, что не много знал к началу этой операции. Информации было слишком много, а времени на ее изучение — слишком мало. Вслед за открытием разрушенного города и связанного с ним неприятного известия о существовании Насекомой Коалиции в ход были пущены все силы имперских ученых и техников. Воины в это время спали. Все знания Империи были брошены на расшифровку языка строителей города — или Изначальных, как их стали называть, — и на то, чтобы, вооружившись этим языком, раскрыть тайны их истории и техники. Это занятие было нам не в новинку. Как уже говорилось, цзыны не впервые встречались с разумной, технически развитой расой.


Изучение Изначальных пополнило багаж цзынов уймой новых знаний. Трудно сказать, что оказалось для нас более фантастическим: их техника, позволявшая им путешествовать в космосе и колонизовать новые миры, или тот факт, что понятие войны и насилия у них отсутствовало вообще. Осознав это, нам уже несложно было понять, почему конец их цивилизации настал так быстро.


Еще задолго до выхода на просторы космоса, по опыту жизни на Черных Болотах родной планеты, цзыны усвоили главное правило выживания: не брать ничего, не строить ничего, если ты не в состоянии этого защитить. Чем бы ты ни обладал — будь то источник воды или твоя собственная кровь у тебя в жилах, — всегда найдется кто-то или что-то, вознамерившееся наложить на это свою лапу, и никто не помешает врагу сделать это — никто, кроме тебя самого.


Изначальные явно не усвоили этого урока. То ли они считали, что на их добро не претендует никто другой, то ли рассчитывали отделаться поделившись — этого уже никто не узнает. Как бы то ни было, повстречав где-то в космосе разумных насекомых, они решили поделиться с ними своими знаниями. Они обучили их пользоваться межзвездными ходами, с тем чтобы насекомые увидели бесконечное множество пригодных для обитания миров и поняли, что повода для войн за обладание землями или пищей нет. Они даже научили насекомых управлять простейшими межзвездными кораблями, чтобы те смогли на эти планеты попасть.


Логика насекомых была куда проще. Будучи цивилизацией, болезненно относящейся к проблеме роста населения, они понимали, что на всех и навечно миров не хватит. Исходя из этого они не могли не видеть в Изначальных потенциальных соперников. Следуя этой логике, они использовали полученные от Изначальных корабли и карты уже колонизованных теми планет для нападения, каковое и положило конец цивилизации Изначальных. Затем, избавившись от единственного известного им конкурента, насекомые вернулись на свою родную планету, а потом расширяли свои владения, но медленно, по мере роста населения. Этот процесс продолжался беспрепятственно до тех пор, пока не появились цзыны.


Изначальные были техниками, насекомые — завоевателями, но первыми настоящими воителями стали все-таки цзыны. Наши победы никак не спишешь на слабость соперника. И потом, в отличие от насекомых мы не отмахнулись от технологий, оставленных Изначальными. Хотя они не разрабатывали военной техники, многие из их изобретений и открытий можно было легко адаптировать и для этой цели.


Наши ученые и техники давно уже осознали, что любое открытие можно использовать как для созидания, так и для разрушения, поэтому им не понадобилось слишком много времени для того, чтобы найти технике Изначальных военное применение, и очень скоро мы уже были готовы противопоставить численности насекомых свое оружие и боевой опыт.


Период окончательной подготовки после пробуждения воинов из спячки был недолгим и сумбурным. Подобно большинству Воинов я осознал необходимость этой подготовки и сконцентрировал все усилия на освоении новых, но полезных для нашей касты технологий, таких как флайеры или лучевое оружие.


Впрочем, в нашей нынешней ситуации я все острее ощущал нужду в информации, которую недобрал при подготовке. Поэтому я был весьма рад присутствию Зыра и его библиотеки на дисках. Правда, мне доставляло большого труда удерживать его от избытка не слишком существенных для меня деталей. Даже ограничив объем жизненно необходимых мне теперь знаний, я был поражен, сколько на это уходит времени. И по мере того как день сменялся днем, а неделя — неделей, я проникался все большим уважением к Зыру. Впрочем, как Воина я его высоко ценил и раньше, однако глубина его талантов превосходила даже мои достаточно строгие требования к члену боевого отряда.


Эти соображения я высказал ему как-то раз, в один из редких перерывов для еды и отдыха. Даже в послеобеденной летаргии мысли его были на удивление ясны и быстры.


— Для меня это идеальный баланс занятий, командир. Мне кажется, ты и сам уже понял это. Знание — мощное оружие, но только если оно используется. Если бы Насекомая Коалиция использовала знания Изначальных так, как это сделали мы, сомневаюсь, чтобы мы с тобой сидели здесь. Цзыны сильны не знаниями, но тем, как они их используют. Ученые по крохам собирают знания и упорядочивают их, Техники претворяют в жизнь, а Воины используют в реальном бою. В нашем случае от моей информации было бы немного проку, если бы ты как командир не стремился извлечь из них выгоду. Как я говорил уже при нашей первой встрече, боюсь, что многие офицеры не захотели бы воспользоваться преимуществами, которые давала бы им моя помощь.


— Я не согласен с тобой, Зыр. Я не думаю, чтобы я отличался от обычного офицера. На всех стадиях подготовки мы во многом полагались на Ученых и Техников. Почему в боевой обстановке я должен поступать по-другому?


— В самом деле, почему? Возможно, многие считают, что никто не разбирается в бою лучше Воина, и что информацию лучше оставить для учебных аудиторий. Не могу сказать, чтобы любой другой командир отказался слушать меня, но многие ли с готовностью воспользуются моими советами?


— Мне хотелось бы верить, что большинство воспользовались бы, — не сдавался я. — Если нет, наши шансы выиграть войну уменьшились бы.


— Может, ты и прав, командир, — уступил он. — Должен признаться, подобно тому как ты с уважением относишься к касте Ученых, мое мнение о касте Воинов заметно выросло за время этой операции. Поводом к тому множество мелочей, о которых я раньше не думал. Например, воспитание Кыр.


— Какое еще воспитание Кыр?


— Я полагаю, тебе известно, что она давно уже составила бесповоротное мнение о каждом из нас. Я приписываю это на твой счет, поскольку даже если она не докладывала тебе своих мнений, ты более других способствовал их формированию.


Я поднял голову, чтобы посмотреть на него пристальнее.


— Любому опытному Воину свойственно критически относиться к своим коллегам. Часто от этого зависит выживание, — осторожно возразил я.


— Я знаю, командир. Именно поэтому я привожу в пример Кыр. Предполагаю, что чья-то помощь со стороны стала причиной того, насколько быстрее, чем можно было бы ожидать, происходит ее становление.


— Если ты настолько внимательно следишь за этим процессом, — возразил я, — ты не мог не заметить, что большую часть свободного времени она проводит в обществе Ыхха. С учетом того, что боевого опыта у него больше, чем у любого из нас, мне кажется очевидным, что если кто и наставляет ее, так это он.


— Согласен, командир. Однако от меня не укрылось и то, что именно ты поощрял его интерес к образованию Кыр.


— Ты не можешь не знать, Зыр, что ни один командир-цзын не может приказать Воину поделиться своими знаниями и опытом с другим Воином.


— Разумеется, знаю, командир. Чего я не знал до начала этой операции — так это того, как можно неофициально убедить старого, закаленного Воина в том, что в интересах его же выживания поделиться своим боевым опытом с другим, менее опытным цзыном.


Некоторое время я молчал, потом улегся отдыхать дальше.


— Какой из меня был бы командир, если бы я не стремился использовать каждого находящегося в моем подчинении воина с максимальной эффективностью?


— Именно это я и узнал, Рым. Вот почему я ни разу не пожалел, что пошел служить под твоим началом.

ГЛАВА

— 9 —


Никогда еще не испытывал я — Воин и тем более командир — такого бессилия, как тогда, когда был вынужден просто смотреть на то, как погибает Ыхх.


Стояла ранняя весна — период, в который деятельность прыгунов была еще почти не изучена. Именно это обстоятельство вынудило меня пробудить Жжых и Ыхха от спячки. Я выслал их на разведку — проверить, достаточно ли прыгунов для исследования, будить ли мне остальных членов отряда.


Они вышли на задание с обычным приказом: избегать контактов с неприятелем. Сам я остался сторожить вход в пещеру. Для того чтобы свести к минимуму возможность обнаружения, они вышли вскоре после рассвета, когда прыгуны еще малоактивны.


В долгие часы дежурства нечем занять себя, кроме размышлений. По злой иронии, как раз в то утро я думал о том, как удачно удается выживать нашему отряду. Мы пережили атаку, уход корабля, сложную посадку, и хотя нас было всего шестеро, продержались почти год на занятой неприятелем территории. И не просто продержались, но собрали множество ценной для Империи информации, и сделали это, не потеряв ни одного бойца.


Мне в голову пришла мысль попросить у Зыра пустой диск для записи некоторых моих соображений как командира. В дополнение к информации о противнике, наша тактика выживания могла оказаться полезной для других. Я прикинул в уме, как мне лучше описать наш опыт с момента приземления, наши ошибки и недочеты…


Мои размышления прервал предсмертный крик прыгуна. Я мгновенно напрягся, вслушиваясь, но крик не повторялся.


Тут я, к своему удивлению, заметил, что солнце клонится к закату. Похоже, вглядываясь в окружающую местность и размышляя, я не замечал, как проходит время. Разведчикам пора было бы уже возвращаться.


Послышался новый вопль. На этот раз я был уже начеку. Источник крика находился где-то за холмом на опушке леса, куда я посылал Жжых и Ыхха. Такое совпадение активности прыгунов и времени их возвращения вряд ли было случайностью. Это тревожило.


— Зыр… Зыр… Зыр… Зыр… — отчаянно телепатировал я в глубь пещеры.


Потребовалось мучительно долгое время, чтобы разбудить его.


— Зыр слушает! — послышался наконец вялый ответ.


— Что-то происходит на опушке… Возможно, это с нашими разведчиками… Я выхожу туда… Разбуди остальных и будьте наготове.


Последнюю часть приказа я передавал уже на бегу. Спускаясь по склону, я услышал еще один крик. Я ускорил бег, приближаясь к лощине между холмами.


Внезапно я, словно проснувшись, вспомнил все, чему меня учили. Это никуда не годилось. Нестись сломя голову в кризисной ситуации пристало какой-нибудь трусливой неразумной твари, обреченному на вымирание биологическому виду, но никак не цзыну, тем более Воину. Я заставил себя остановиться, сжав кулаки при новом вопле. Мне необходима была информация — информация, которую я должен был передать остальным членам отряда, и только это должно было руководить моими действиями.


Я повернулся и бросился вверх по склону, с которого только что скатился. Чуть левее меня торчал в небо скальный утес, который мы не раз использовали в качестве наблюдательного поста. Я решил, что утес послужит мне в этом качестве и на этот раз.


Цепляясь когтями, я вскарабкался на его верхушку и, распластавшись на камне, осторожно выглянул. Почти сразу же я уловил на опушке леса какое-то движение и напряг зрение, заранее смирившись с неизбежной головной болью от напряжения.


Это был Ыхх. На мгновение я разглядел его целиком, когда он привалился спиной к дереву, сжимая в одной руке дротик, а в другой стальной кнут. Потом он скрылся за стволом, а в то место, где он только что стоял, с разбегу врезался прыгун. Насекомое отшатнулось, оглушенное столкновением. Прежде чем тот опомнился, Ыхх снова вынырнул из-за дерева. Его кнут дважды сверкнул в воздухе, и насекомое кувырнулось на спину, лишившись двух ног. Ыхх уже бежал дальше, держась опушки. Понимая, что прыгуны легко догонят его на открытом месте, он использовал свое преимущество в маневренности. Несколько неподвижных или еще дергающихся тел, видневшихся поодаль, свидетельствовали об эффективности избранной им тактики. Должно быть, это их предсмертные вопли и встревожили меня.


Я никак не мог взять в толк, почему он просто не углубится в лес, чтобы оторваться от своих преследователей. В поле зрения их оставалось восемь, и они всей стаей пытались отрезать его от леса. Неожиданно он бросился ничком, и выскочивший из леса прыгун перемахнул через него. Так вот почему он держится крайних деревьев! Прыгуны, оказывается, заходят в лес!


Он приподнялся на колено и, метнув дротик в промахнувшегося прыгуна, пригвоздил того к земле… и тут же рухнул под телом другого прыгуна, приземлившегося на него в момент броска.


Я окаменел, борясь с болью в глазах. Однако насекомое почти сразу же опрокинулось навзничь, а Ыхх снова вскочил на ноги. Мгновение я не понимал, что произошло, потом до меня дошло. Лежа под тварью, он нажал на кнопку еще одного дротика, и мощная пружина сама оторвала прыгуна от него.


Он снова бежал, теперь хромая, когда из глубины леса показались еще два прыгуна. Сколько же их там еще? И где Жжых?


Я попытался найти ее взглядом, но внимание мое против воли вернулось к Ыхху. Прыгун поймал его в момент, когда тот пытался сменить направление. Он сомкнул свои мощные челюсти у Ыхха на талии и оторвал от земли. Ыхх выронил дротик, рука его дернулась за спину, и насекомое, опрокинувшись на спину, задергалось в агонии. Ну да, пояс с кислотой!


Ыхх двинулся дальше, но даже с моего места видно было, как ему больно. На боках его зияли ужасные раны, мешающие бежать быстро. Оставшиеся прыгуны заметили это и ринулись на него с новой энергией.


Отчаянно оглядевшись по сторонам, Ыхх решился на рискованный шаг. Снова просвистел кнут, но на этот раз не на прыгунов. Целью его была толстая ветка над его головой. Стальная лента обмоталась вокруг нее, и Ыхх стремительно подтянулся.


Слишком поздно! Один из прыгунов вцепился в его ногу и, упираясь оставшимися четырьмя конечностями, потянул обратно вниз. Ыхх сделал попытку подтянуться с дополнительным весом, потом оторвал одну руку от рукояти кнута и потянулся за другим оружием. Еще один прыгун, забравшись по телу первого, вцепился челюстями в шею цзына. Ыхх дернулся раз, потом его голова отделилась от тела и отлетела в сторону. Еще секунду обезглавленное тело цеплялось за кнут, потом рухнуло в гущу сбившейся под ним стаи.


Я не стал смотреть, как прыгуны разделываются со своей жертвой. Проследив путь, которым пришел Ыхх, я увидел кое-что еще.


Я увидел Жжых, притаившуюся на дереве метрах в десяти от места трагической развязки. Более того, в руке ее я увидел бластер с нетронутым зарядом.

ГЛАВА

— 10 —


Втроем — Кыр, Зыр и я — скользили мы в предрассветной мгле. Жжых и Мыжж остались сторожить пещеру.


Подобное распределение обязанностей было не случайным. Боевое столкновение представлялось вполне вероятным, а это требовало полного взаимопонимания и слаженности действий членов группы. И Кыр, и Зыр порознь заявляли нежелание идти на операцию в одной группе с Жжых, да и сам я не горел особым желанием работать с ней. Собственно, из всего нашего отряда один Мыжж поддерживал с ней отношения помимо самых необходимых. К сожалению, это привело лишь к тому, что от Мыжжа тоже стали шарахаться.


Мнение членов отряда о Жжых, и прежде не слишком высокое, после смерти Ыхха упало до нижнего предела. Говоря точнее, мне пришлось употребить всю свою командирскую власть, запретив дуэли на весь период нашего пребывания на планете. Этот приказ вызвал протест остальных членов отряда, включая Жжых и Мыжжа, но я твердо стоял на своем. Любая дуэль сейчас — вне зависимости от того, кто в ней участвует и каков ее исход, — означала бы потерю еще одного члена отряда, чего мы никак не могли себе позволить. Мне пришлось напомнить остальным, что, хотя они имеют право Воина опротестовать мой приказ, в зоне боевых действий он подлежит беспрекословному исполнению. Поэтому, сохраняя возможность подать на меня жалобу моему начальству по окончании войны и воссоединении с имперскими силами, им пока придется спрятать свои эмоции поглубже. И в случае, если кто угодно из них ослушается моего приказа, я вправе применить к нему любое наказание по своему усмотрению вплоть до смерти, а также обратиться к любому другому члену отряда за содействием в исполнении этого. Конечно, в истории касты Воинов не было еще ни одного прецедента неповиновения приказу, но и соответствующий пункт в Уставе существовал, сколько я помню себя, так что ничего не мешало мне обратиться к нему в случае необходимости.


Возможно, эта трактовка Устава и вызвала некоторое неудовольствие. Возможно, я трактовал его так, как это было выгодно мне. Однако Устав есть Устав, и если кто-то трактует его по-другому, то моего права на собственное прочтение никто не отменял. Клянусь Черными Болотами, если индивидуальная трактовка правил поставила меня в такое положение, моя собственная трактовка поможет мне из него выбраться.


Мой разговор с Жжых после смерти Ыхха был одним из самых неприятных за всю мою карьеру. Став невольным свидетелем этой трагедии, я не сразу вернулся в пещеру, а подождал ее. Впервые я потерял цзына, служившего под моим командованием, и моя подавленность вместе с физическим напряжением от усталых глаз, должно быть, сказались на том, что ко времени ее появления настроение у меня было хуже некуда.


— Объясняй! — скомандовал я, стараясь сохранять спокойствие.


— Что объяснять, командир?


— Мы потеряли члена отряда. Как командир, я хочу знать, почему это произошло, чтобы избежать подобных случаев в будущем. В момент гибели Ыхха ты согласно приказу должна была находиться рядом с ним, поэтому чисто логически ты являешься единственным источником информации об этом, так сказать, инциденте. А теперь рассказывай!


Вид у нее все еще был удивленный, но она начала рассказ:


— Мы с Ыххом получили задание разведать активность прыгунов. Мы осмотрели несколько секторов, но вплоть до середины дня не обнаружили прыгунов ни в стаях, ни поодиночке. Возвращаясь в пещеру, мы услышали шум нагоняющей нас стаи прыгунов. Поскольку мы имели строгий приказ избегать контакта с неприятелем, то попытались избежать обнаружения, забравшись на нависающую над тропой ветвь. Возможно, Ыхх либо поскользнулся, либо просто не рассчитал расстояния, но он не смог зацепиться. Прежде чем он успел прыгнуть снова, показались прыгуны. Судя по всему, он не хотел выдавать моего местоположения, поэтому побежал, отвлекая преследователей. Эта попытка оказалась неудачной; я подождала, пока прыгуны не уйдут, потом спустилась с дерева и направилась обратно в пещеру, однако на полпути меня перехватил ты со своим странным допросом.


Я молча смотрел на нее в упор до тех пор, пока она не отвела взгляд.


— Твой бластер исправен?


— Да.


— В таком случае почему ты не прикрыла Ыхха огнем, когда прыгуны догнали его?


— Это было бы нарушением приказа.


— Какого еще приказа?


Она снова приняла удивленный вид.


— Твоего, командир. Перед нашим выходом ты строго-настрого приказал нам избегать контакта с неприятелем и вступать в бой только для самозащиты. Моей жизни в этой ситуации ничего не угрожало, поэтому открыть огонь означало бы нарушить твой прямой приказ.


Я подумал немного, прежде чем задавать новый вопрос.


— Значит ли это, что если бы я не отдал приказа избегать контакта с противником, ты открыла бы огонь, защищая Ыхха?


Она тоже обдумала ответ.


— Нет. Огня бы я не открывала.


— Объясни.


— С самого нашего приземления здесь ясно было, что бластеры станут решающим фактором в любом бою с прыгунами. Осознавая это, я не могла себе позволить тратить заряд на защиту отдельной личности. Напротив, я считала своей обязанностью сохранить заряд на случай ситуации, угрожающей безопасности всего отряда. И во-вторых, нашей первоочередной задачей было доставить собранную информацию в отряд. Ввяжись я в этот бой — и выполнение ее оказалось бы под угрозой.


— Однако вы собирались доложить об отсутствии прыгунов в обследованных секторах — факт, опровергнутый нападением их на вас.


— Напротив, командир. Именно это нападение дало нам ценную информацию для доклада. Я собиралась доложить о повышенной активности прыгунов в окрестностях пещеры.


Наш разговор начинал повторяться, но я старался сохранять терпение.


— Позволь мне уточнить. Ты утверждаешь, что ты сберегала заряд. Верно ли то, что стая прыгунов была достаточно мала для того, чтобы ты могла сжечь их с минимальным расходом энергии?


— Верно, командир, но они настолько рассредоточились в бою, что определить их количество было невозможно до момента, когда они собрались, чтобы растерзать тело Ыхха. Впрочем, к этому времени Ыхх был уже мертв, так что с моей стороны было бы неразумно расходовать заряд и выдавать свое местоположение, ввязавшись в бой.


Я воздержался от комментариев, и она продолжала:


— И если мне будет позволено высказать свое мнение, командир, твое поведение в этой ситуации удивляет. Ты постоянно критикуешь меня за нетерпеливость и излишне самостоятельные действия. Единственное, что ты советовал мне, — это больше думать о благе отряда и меньше — о своих собственных желаниях. Теперь же, когда я действовала, строго следуя приказу и в интересах отряда, ты допрашиваешь меня словно последнюю преступницу. Я не могу удержаться, чтобы не спросить тебя, действительно ли ты интересуешься этой информацией или просто ищешь, на кого бы переложить ответственность за собственную некомпетентность?


Именно в этот момент я решил, что мы не можем позволить себе дуэли, хотя сейчас, по прошествии некоторого времени, оглядываясь на это решение, не могу сказать, чтобы оно вызывало у меня восторг.


В то же время пора было подумать и о предстоящей операции. Даже понимая ее необходимость, я не мог не думать о том, с каким риском она связана. Мы набрали массу полезной информации о прыгунах. Мы знали теперь их анатомию, брачные повадки, жизненный цикл и рацион. Оставался невыясненным еще один вопрос, имеющий большую важность для Империи, и ответ именно на него мы рассчитывали получить сегодня. Нашей задачей было выяснить боевые качества прыгунов.


До сих пор нам была известна лишь одна тактика насекомых, которую те использовали в бою или на охоте. Все, что они делали, — это обрушивались на жертву, используя свои скорость, физическую силу и численное превосходство, как правило, достаточные, чтобы в корне подавить любое сопротивление. Мы хотели знать теперь, способны ли они при изменившихся условиях действовать по другой схеме.


Солнце еще не взошло, но я решил, что уже пора устроить небольшой совет. Я дал знак остановиться, и мои спутники подтянулись ко мне. Я пригнулся, расчистил перед собой кусок земли и, объясняя, чертил когтем схемы.


— Я хочу еще раз просмотреть наш план во избежание путаницы. Операция опасна и так, а риск от несогласованных действий многократно умножает опасность.


Оба внимательно вглядывались в мои схемы.


— Впереди на некотором расстоянии река. Особую важность для нас имеют отмели. — Я постучал когтем по соответствующему месту на плане. — Мы с Зыром будем ждать здесь, в то время как Кыр двинется дальше, держась от нас минимум в километре. В этой точке, — я снова ткнул когтем в план, — она пытается привлечь внимание стаи прыгунов. Как только ее обнаруживают, она уходит от них, отступая в воду и двигаясь вниз по течению. Нам известно, что река между этим местом и отмелями достаточно глубока, чтобы прыгуны не пытались перейти ее вброд, и слишком широка, чтобы они могли нападать с берега. Главный вопрос заключается в том, бросятся ли они в погоню по берегу всей стаей или у них хватит ума разделиться и выслать группу на перехват к отмелям. Если они…


— Командир! — перебил меня телепатический возглас Кыр. Я вопросительно посмотрел на нее.


— Продолжай показывать что-нибудь на плане, — продолжала телепатировать она, — но оглядись незаметно по сторонам.


Я последовал ее совету и тут же увидел причину ее тревоги. Выказывая удивительную для этого предрассветного часа активность, из теней вокруг нас крадучись выступали прыгуны. По их движениям становилось ясно, что мы не только обнаружены, но и являемся целью их засады.

ГЛАВА

— 11 —


С внезапностью змеиного броска ситуация изменилась. Из охотников мы превратились в дичь.


Позже я вспоминал реакцию моих боевых товарищей с благодарностью и восхищением. Они не ударились в панику ни внешне, ни — я уверен — внутренне. Они не выдали себя ни малейшим движением кончика хвоста. Они не стали засыпать меня вопросами, дав мне несколько драгоценных секунд, чтобы проанализировать ситуацию и найти решение. Впрочем, все это я вспомнил уже позже, а в ту минуту мне было не до этого.


То, что на первый взгляд показалось сотней прыгунов, при более внимательном рассмотрении оказалось примерно вдвое меньшим количеством — но этого все равно достаточно, чтобы ситуация казалась отчаянной, но все же не настолько безнадежной, как можно было бы предположить.


Во многих отношениях нам повезло, что прыгуны выбрали для засады именно эту нашу вылазку. Как я уже говорил, в тот день мы ожидали боя и подготовились к нему как в смысле вооружения, так и — что более важно — морально. Потому единственным изменением в наших действиях было скорректировать наши планы в соответствии с местностью, избранной для боя противником. Подготовка любого Воина исходит из того, что день, когда Воин не сможет приспособиться к неприятельской территории, станет началом краха Империи. Похоже, это как раз подходящая возможность проверить эту аксиому. Я внимательно осмотрел окружающую местность.


Мы находились на склоне холма, последнего в гряде, возвышающейся посреди поросшей травой равнины. Кое-где виднелись пятна кустарников. В ста метрах слева кусты расступались, открывая проход в поля. В двухстах метрах впереди — линия деревьев, на берегу реки в том месте, где она расширялась и мелела, — именно туда мы и собирались первоначально. Справа от нас были все те же поля, нарушенные лишь одной примечательной географической деталью: чуть правее места, где мы находились, склон холма переходил в почти отвесный скалистый утес.


Конечно, деревья у реки были бы нашим лучшим шансом на спасение. К сожалению, противник также понимал это. Почти половину своих сил он направил в ту сторону, чтобы перекрыть нам дорогу к реке. Оставшиеся силы были поделены почти поровну: половина растянулась по полю справа от нас; вторая половина поднималась по склону в нашу сторону.


Такое распределение сил для нападения разом сняло все наши вопросы насчет их тактических способностей. Впрочем, особенной сложностью их план тоже не отличался. Они явно не хотели допустить нас к реке, а на случай, если хотя бы часть нас выживет после первого столкновения, отрядили часть сил для того, чтобы те теснили нас вправо, на открытое пространство. А там их превосходство в скорости должно было быстро решить исход боя. Даже смешно: мы угодили в эту западню, пытаясь выяснить, достаточно ли у них разума для того, чтобы опередить беглеца…


Я принял решение.


— Следуй за мной! — телепатировал я товарищам. — Идем так, словно мы их не заметили, но оружие приготовить.


С этими словами я встал и двинулся вправо, параллельно цепочке деревьев у реки. Зыр и Кыр держались сзади, изображая такую нарочитую беззаботность, что я даже испугался, не выдаст ли это наш план. Притом что цзыны любят нападать внезапно, нас нельзя назвать скрытной расой, так что наши неуклюжие театральные попытки могли быть приняты противником с точностью до наоборот.


Впрочем, похоже, мои опасения не оправдывались. Прыгуны не бросились в атаку, не сменили направления движения и вообще никак не выказывали боязни того, что их жертвы заметят подвох. Возможно, в скрытности они уступают даже нам.


Однако и прием наш не возымел желаемого эффекта. Я надеялся, что, войдя глубже в расставленную ими западню, мы вынудим их перебросить часть прыгунов, отрезавших нас от реки. В таком случае мы могли рассчитывать на то, что внезапным броском нам удастся прорваться к воде. Увы, отряд со стороны реки так и не уменьшился.


Мои товарищи были полностью готовы к бою. Зыр вынул меч из ножен и небрежно сшибал им на ходу головки цветов. Кыр задумчиво катала взад-вперед по клинку меча один из своих стальных шаров; в ее исполнении казалось, что это проще простого.


Было бы сущим безумием пытаться прорваться к деревьям при нынешней расстановке сил противника. Они просто вытеснили бы нас на открытое место, дав возможность остальным двум отрядам разом навалиться на нас со всех сторон. Что ж, оставалось действовать по более сложному варианту.


Я неторопливо снял с плеча стальной кнут. Собственно, это был уже не совсем кнут, так как я закрепил на его конце один из стальных шаров Кыр. Удар им со всего размаха разносил камень в пыль. Короче, это был уже не кнут, а жукомочилка.


— Хитростью, похоже, не вышло, — передал я. — На счет «два» прорываемся к утесу — приготовились… три… два…


Мы разом повернули и бросились к утесу. На бегу мы рассредоточились, и теперь между нами было по два с половиной метра — именно такое расстояние идеально, чтобы не мешать друг другу, но иметь возможность в любой момент прийти друг другу на выручку. Мы бежали не слишком быстро, и строй наш был далеко не идеально ровный, но, раз набрав скорость, мы уже не собирались останавливаться. Не думаю, чтобы вид был слишком уж устрашающий, но мало таких, что стояли на пути у бегущих цзынов и остались при этом в живых.


Несколько драгоценных секунд противник словно не реагировал на наше поведение. Судя по всему, они никак не могли свыкнуться с мыслью, что мы их увидели и нападаем в лоб. Потом за нашей спиной послышались писк и щелканье, и прыгуны ринулись в бой.


Между нами и утесом было не больше дюжины врагов. В обычной ситуации мы бы справились с ними без особого труда, но, посмотрев назад, мы увидели, что основная часть стаи быстро нагоняет нас. Если мы хотели остаться в живых, нам необходимо было разделаться с прыгунами у нас на пути как можно быстрее.


Я выхватил бластер. Оставшегося заряда не хватило бы на то, чтобы спасти Ыхха на таком расстоянии, но в ближнем бою он еще мог нас спасти. Перепрыгнув через куст, прыгун бросился на Зыра. Тот рассек ему голову мечом; прыгун с воплем рухнул на землю, и бой начался.


Путь мне преграждали трое прыгунов. Я сжег среднего, размозжил левому голову своей жукомочилкой. Третий успел прыгнуть, и я сжег его уже в воздухе. Из-за моей спины вылетел дротик и исчез в ближнем кусте. Пробегая мимо, я увидел корчившегося прыгуна — он явно ждал в засаде.


Еще один словно из-под земли вынырнул метрах в двух передо мной. Я сжег его и, не сбавляя хода, перепрыгнул через его останки — только для того, чтобы приземлиться как раз между еще троими. Я сжег одного, отшвырнул второго с дороги рукоятью кнута, но третий вцепился жвалами в руку с бластером и повис на ней. Я пытался бежать, волоча его за собой, но тот все-таки заставил меня остановиться. Из-за моей спины вынырнула Кыр, размозжила затылок прыгуна своим шаром и одновременно отсекла его челюсти мечом. Рука болела, но я все же повел стволом и испепелил еще одного, карабкавшегося в нашу сторону по краю расселины.


Мы высвободились и рванули вперед. До утеса оставались считанные метры, но там нас уже поджидали двое прыгунов. Стая почти догнала нас.


— Кыр, очисть дорогу! Зыр, по моей команде кругом… давай!


Мы с ним разом повернулись, чтобы встретить преследователей лицом к лицу, и начали медленно отступать к утесу, уверенные в том, что ко времени, когда мы доберемся до него, Кыр уже разберется с теми двумя.


— Дорога свободна, командир!


Мы рывком преодолели оставшиеся два метра и обернулись снова. Зыр стоял слева от меня, Кыр — справа, а за спиной был утес. Я опустил голову и зашипел в лицо врагу.


Мгновение они колебались, потом волной накатили на нас. Мы больше не бежали, и скоро земля вокруг нас покрылась мертвыми телами.


Перекинув жукомочилку через плечо, я сжег одного прыгуна из бластера, выхватил и раздвинул дротик, пришпилил им к земле другого и перехватил в воздухе третьего вовремя сдернутой с плеча мочилкой. Еще один напоролся на отравленные дротики Зыра, а другой — на один из метательных шаров Кыр. Еще двое прыгунов отлетели в сторону с головами, разбитыми моей мочилкой.


— Меня поймали! — послышался спокойный голос Зыра слева от меня.


Я повернулся и увидел, как он с прыгуном тянут его меч каждый в свою сторону. Еще двоих он не подпускал к себе, угрожая своими дротиками.


— Прикрываю! — крикнул я, выпуская заряд во вцепившегося в его меч прыгуна.


Тут на моем бедре сомкнулись челюсти. Прыгун, которого я считал убитым, подполз ко мне и вцепился в ногу. Я повел стволом в его сторону, но тут же сменил прицел, чтобы сжечь в прыжке другого. Прежде чем я опомнился, вцепившийся в меня прыгун перекатился на бок, вынудив меня потерять равновесие и упасть.


— Меня поймали! — передал я.


— Прикрываю! — послышался голос, и Кыр разрубила прыгуна своим мечом надвое. Мгновенно выпрямившись, она перехватила еще одного, прыгнувшего на нее, а я разрядил бластер в то место, где она только что стояла, испепелив третьего.


Я с усилием поднялся на ноги, а бой между тем продолжался. Заряд в бластере наконец иссяк, но мне хватило еще времени, чтобы раскрыть дротик и отшвырнуть очередного прыгуна в сторону. Еще удар, пронзивший его насквозь, — я снова был в форме, держа в одной руке мочилку, а в другой меч.


Враг отпрянул, дав нам минутную передышку. Я был измотан и сбит с толку. То ли я совершенно утратил контроль за ходом боя, то ли невнимательно сосчитал численность неприятеля; во всяком случае, прыгунов на поле боя оказалось значительно больше. Я внимательно огляделся по сторонам.


Из-за деревьев у реки выходила небольшая стая прыгунов, и еще одна виднелась довольно далеко в поле, направляясь в нашу сторону. Или какие-то неизвестные нам средства общения прыгунов, или просто шум боя вызвал подкрепления.


— Проверить оставшееся оружие, — передал я.


— У меня восемь… нет, семь отравленных дротиков, — доложил Зыр, потратив один из них на прыгуна, пытавшегося подобраться поближе.


Я заметил, что из рваной раны ниже локтя у него струится кровь, и только тут сообразил, что мы все трое ранены. Рана на бедре болела отчаянно, но я старался не обращать на нее внимания, раздвигая очередной дротик, чтобы достойно встретить изготовившегося к броску прыгуна…


Прежде чем я успел метнуть дротик, луч бластера ударил с вершины утеса за нашей спиной, испепелив прыгуна и следом за ним нескольких других. Ряды окруживших нас прыгунов быстро редели — луч косил их одного за другим.


Мне не надо было даже поднимать головы, чтобы посмотреть, кто это. Жжых, разумеется.

ГЛАВА

— 12 —


Возвращение Имперского Флота не застало нас врасплох. Все чаще мы засекали в небе разведывательные флайеры, так что понимали: новое вторжение начнется вот-вот. Разумеется, мы тоже не сидели без дела, готовясь к этому событию. Наши флайеры были достаточно легкими, чтобы переносить их по двое — на ровном месте, правда. К несчастью, они не были рассчитаны для старта с горизонтальной поверхности — для взлета требовалось выстрелить их из катапульты или сбросить. Поэтому у нас не оставалось выхода, кроме как затащить их на скальный карниз в глубине пещеры. Когда мы покончили с этой работой и пять флайеров, опасно балансируя, свесили носы с карниза под самым сводом, я не раз успел усомниться в мудрости своего решения снова использовать флайеры.


Мы исходили из предположения, что на этот раз по крайней мере часть сил вторжения будут составлять наземные войска, целью которых будет зачистка планеты от прыгунов. Поэтому нам не составило бы труда присоединиться к ним и без флайеров. Тем не менее я решил, что помощь от нас будет больше, если мы поддержим своих огнем с воздуха. Остатки ос давно уже повымерли, и я хотел в полной мере использовать превосходство в воздухе, за которое мы так боролись. И потом, всегда оставался шанс, что наши предположения неверны. У меня не было ни малейшего желания застрять здесь еще раз только из-за того, что мы поленились подготовить свой транспорт.


Довольно много времени у нас ушло и на то, чтобы освободить теплокровных, которых мы наловили себе на пропитание. Это оказалось куда сложнее, чем мы предполагали. Ясное дело, их необходимо было выпустить подальше от нашей пещеры, чтобы неожиданное обилие дичи не привлекло к ней прыгунов. Чего мы не учли — так это полного нежелания теплокровных уходить. Они явно предпочитали сытую жизнь в клетке необходимости самим искать себе пропитание и отчаянно протестовали против всех наших попыток вернуть их в природную среду обитания. Следом за нами тянулись они обратно в пещеру; их не останавливали даже камни, которыми мы пытались их отогнать. Некоторые оказались такими упрямыми, что прятались и прокрадывались обратно незамеченными. В общем, нередко посланный выпустить теплокровных цзын возвращался в пещеру с еще большим количеством теплокровных.


Они превратились в столь серьезную помеху, что мы даже всерьез рассматривали возможность перебить их — неслыханное дело для расы вроде нашей, убивающей исключительно ради защиты, пищи и — иногда — ради чести. Мы рассмотрели такую возможность и отказались от нее. Мы не убиваем только потому, что кто-то нас раздражает. Пришлось искать другое решение.


Впрочем, прежде чем мы его нашли, флот начал операцию.


В момент их прибытия я дежурил у выхода. Мне ни разу не приходилось еще видеть атаку наших сил с позиций обороняющихся, так что ее внезапность произвела на меня большое впечатление. Только что небо было чисто и безоблачно, а спустя мгновение весь воздух наполнился флайерами. Ни предупреждения, ни подходящих десантных судов; они просто возникли словно ниоткуда, и небо потемнело.


Среди них было много одноместных флайеров, таких же, какими пользовались мы, но мое внимание привлекли тяжелые флайеры незнакомого типа. Они снизились над полями, и из них посыпались на землю шарики, на первый взгляд пустые. Любопытство заставило меня приглядеться к ним повнимательнее, до предела напрягая глаза. При таком рассмотрении оказалось, что в каждом из них заключен воин-цзын. Судя по всему, шары были наполнены чем-то вроде эластичного геля наших флайеров, а все вместе это представляло новый способ высадки десанта.


Я бросил на картину высадки последний взгляд и вернулся в пещеру.


— По флайерам! — скомандовал я.


Объяснений им не потребовалось. Я сказал уже, что мы ждали прибытия флота. Все без суеты собрали персональные пожитки и полезли наверх, к своим машинам.


Прежде чем забраться в кабину, я помедлил и в последний раз оглядел нашу пещеру. Последних теплокровных давно уже отпустили на волю, а их клетки разобрали. Никаких следов нашего пребывания здесь не было видно.


До меня вдруг дошло, что остальные уже задраили фонари и ждут только меня.


— Огонь! — скомандовал я им и полез в кабину. Четыре раскаленных луча разом ударили в завал, и тот начал плавиться. Ко времени, когда я задраил фонарь, в пещеру пробились первые солнечные лучи. Я добавил мощь своего оружия к остальным. Я нарочно затягивал с командой прекратить огонь, чтобы отверстие получилось по возможности больше. Со дня, когда мы в последний раз пилотировали флайеры, прошло много времени, и я сомневался, что мы способны сейчас на особо точные маневры.


— Прекратить огонь!


Несколько долгих секунд мы сидели неподвижно в ожидании, пока скала остынет и растрескавшиеся от нагрева обломки осыплются вниз.


— Вылетаем по одному… Не стартовать, пока идущий перед вами флайер не минует отверстие!


Отдав этот приказ, я поставил ноги на педали и завел двигатель. Когда он, по моему ощущению, вышел на рабочий режим, я резко наклонился вперед. Флайер соскользнул с уступа и камнем понесся вниз. Я взялся за управление. Сразу же развернулись крылья, и падение превратилось в глубокий вираж. Еще несколько секунд — и я вырвался из пещеры на дневной свет.


Я перевел машину в набор высоты по спирали, не удаляясь от пещеры, пока из нее не вылетят все остальные. Когда последний, пятый флайер встал в строй, меня вдруг охватило чувство гордости. Больше года на занятой противником территории — и мы не потеряли ни одной единицы боевой техники, да и бойца лишились всего одного. Потом я вспомнил Ыхха, и от этого чувства не осталось и следа.


Я собирался уже передать команду сменить курс, когда заметил другую группу флайеров, прочесывавших местность недалеко от нас. Я тут же включил бортовой маяк, чтобы известить их о нашем присутствии.


— Назовите себя! — почти сразу же пришел запрос их командира.


— Командир Рым и отряд, выживший со времени прошлой операции на этой планете. Просим разрешения встать под ваше командование для выполнения вашей боевой задачи.


Последовала довольно долгая пауза.


— Выжили со времени прошлой операции?


— Так точно.


— Значит, вы еще не знаете…


Новая пауза была еще дольше.


— Не понял, — не выдержал я.


— Черные Болота уничтожены.


Это известие оглушило меня сильнее удара по голове. В первое мгновение мой рассудок восстал против этой невероятной новости, потом меня захлестнул горячий гнев. Черные Болота!


Разумеется, все мы понимали, что это может случиться. Именно поэтому перед вступлением в эту войну переместили практически все население Империи на транспортные корабли. Но даже так удар был оглушительный. Черные Болота! Место, где зародилась наша цивилизация и где до сих пор хоронили всех умерших цзынов. Все мы вышли из Черных Болот, и в Черные Болота все мы возвращались. Это было наше наследие, сердце Империи. Черные Болота! Уничтожены!


Холодная ярость овладела мной. До сих пор мы воевали с насекомыми по необходимости. Теперь это превратилось в кровную месть. Мы пойдем на все, только бы стереть их с лица земли. Всех до последнего.


— Командир! — передал я.


— Да?


— Мы собрали много информации, жизненно важной для Империи и этой операции. Прошу разрешения моему заместителю как можно скорее отправиться на ваш флагман для передачи этой информации командованию.


— Рым, — услышал я голос Зыра, — я…


— Ты будешь делать то, что тебе прикажут! — рявкнул я. — Так что, командир?


— Разрешаю. Координаты встречи сейчас уточню и передам.


— И я просил уже разрешения действовать против неприятеля в составе ваших сил.


— Разрешаю. Цели выбирайте по своему усмотрению.


— Отряд… За мной: приготовились… три… два…


Мы заложили вираж и ринулись вниз, на врага. Я вел флайер низко, опасно низко. Мы огибали кусты и прочесывали степь во всех направлениях, испепеляя всех встреченных нами прыгунов.


Черные Болота уничтожены! Я дал команду на новый заход. В соседних секторах методично работали другие отряды. В отличие от них мы знали, что времени нам отведено совсем немного. Мы-то знали, что как только собранная нами информация ляжет на стол командованию, операция будет свернута. Из того, что нам стало известно за время пребывания на этой планете, следовало, что такая атака на прыгунов лишена шансов на успех.

ГЛАВА

— 13 —


— …выраженный выдвигающийся яйцеклад, хорошо видный на этой части схемы.


Командующий операцией сделал паузу, когда лазерный зайчик очертил упомянутое место на анатомической схеме прыгуна на большом, во всю стену экране за его спиной.


Мы сидели в главной штабной комнате флагманского корабля. Нас пятерых как героев усадили по обе стороны от экрана. Командующий завершал не самую легкую задачу — объяснять полевым командирам, почему операция прервана, едва начавшись.


— Поскольку нам не удалось обнаружить ни кладок яиц, ни гнезд, мы пришли к выводу, что прыгуны либо живородящи, либо вынашивают яйца в утробе матери до почти полного созревания, так что потомство выводится почти сразу же после кладки. Если бы это подтвердилось, наш план уничтожения прыгунов на этой планете мог бы увенчаться успехом.


Он помолчал и посмотрел на наш отряд.


— Изыскания, проведенные непосредственно на месте командиром Рымом и его подчиненными, полностью опровергли эти наши предположения. Прыгуны откладывают яйца поодиночке, закапывая их глубоко в землю. Точное время созревания пока не известно, но составляет никак не меньше года. Вполне вероятно, что они вообще не развиваются до получения специальной телепатической команды взрослых особей. — Он в упор посмотрел на собравшихся офицеров. — Это означает, что даже если мы уничтожим всех прыгунов на поверхности планеты, яйца их останутся нетронутыми, и новые прыгуны будут выводиться в любой произвольный момент в течение длительного времени. Единственной возможностью справиться с этой проблемой было бы оставить на планете многочисленный гарнизон с целью уничтожения прыгунов по мере их вылупления, прежде чем они успеют отложить новые яйца. Даже если бы эта тактика оказалась успешной, у нас нет сил и возможности сформировать подобный гарнизон. В этой связи я принял решение свернуть операцию до того времени, пока нам не удастся выработать удовлетворительное решение этой проблемы. Это решение одобрено Верховным Главнокомандованием, и аналогичные приказы о приостановке операций против прыгунов отданы и другим нашим флотам.


— Можно сказать, нам еще повезло, что при подготовке операции мы закладывали очень низкий процент потерь. Будем надеяться, мы оставим за собой на планете совсем небольшое количество цзынов. Мы сможем снабдить их припасами и оружием, чтобы они смогли благополучно дождаться нашего возвращения. Верховное Главнокомандование заверило нас в том, что при следующей экспедиции для них будут зарезервированы места, так что их шансы воссоединиться с Империей достаточно высоки.


Он медленно обвел комнату взглядом.


— Вопросы будут?


Вопросов не было. Он повернулся ко мне:


— У вас есть еще что добавить, командир Рым?


Я занял его место у экрана.


— Мне хотелось бы привлечь внимание собравшихся офицеров к той большой помощи, которую оказал мне мой заместитель, Зыр, в сборе информации, о которой вам сейчас доложили, а также вообще в деле нашего выживания на планете. Во многом этому помогла подготовка, полученная им ранее в касте Ученых. Мне хотелось бы, чтобы находящиеся здесь офицеры помнили это впоследствии, если их гордость Воинов побуждает не брать к себе на службу Воинов, выросших в другой касте. Более того, я обращаюсь к Верховному Главнокомандованию с предложением включить в стандартную подготовку Воинов некоторые элементы подготовки Ученых, а эти диски с информацией о противнике и планете должны стать обязательной частью оснащения каждого Воина при следующей операции.


Прежде чем продолжить, я повернулся и посмотрел на Жжых.


— Далее. Мне хотелось бы при всех обсудить действия Жжых. Ее быстрая оценка обстановки и реакция в специфических условиях спасли жизни половины отряда и обеспечили передачу собранной нами информации.


Я снова повернулся к командующему операцией.


— Насколько я понимаю, на передаче вам собранной нами информации наше участие в операции заканчивается. Однако прежде мне хотелось бы публично обвинить одного из членов моего отряда, конкретно Жжых. Полное отсутствие у нее боевого опыта, неспособность спасти жизнь боевого товарища в критической ситуации, постоянные опасные выходки — все это подтверждает мое мнение о ней как о недостойной расы цзынов, не говоря уже о касте Воинов. Я прошу всех собравшихся офицеров быть свидетелями моего обвинения.


Командующий посмотрел на Жжых:


— Что ты ответишь на это?


— Я отвергаю обвинения, выдвинутые в мой адрес коммандером Рымом. Более того, я сама обвиняю его в том, что его собственные действия привели к описанным им ситуациям, в которых он выказал неспособность отдавать решительные и ясные приказы.


Командующий повернулся ко мне:


— Что ты предпочитаешь, Рым: передать это дело в Суд Воинов или встретиться с Жжых в поединке?


— Поединок.


— Твой выбор оружия?


— Дуэльные жезлы.


— Ты хочешь биться с ней лично или нанять чемпиона?


Над этим вопросом я думал уже довольно давно, поскольку знал, что его зададут в любом случае. Я не сомневался, что и Зыр, и Кыр с радостью встретятся с ней вместо меня и что шансы у любого из них выше, чем у меня, но эту дуэль я хотел провести лично.


— Я буду биться сам.


Он повернулся к Жжых:


— А ты, Жжых?


— Условия Рыма меня вполне устраивают. Я тоже буду биться сама.


— Отлично. Вы встретитесь ровно через час. Я найду вам подходящее помещение и сообщу об этом. Я лично буду распорядителем этой дуэли.


Таким образом, спустя час я стоял в одном из коридоров, ожидая Жжых. Я стоял лицом к стене, держа в руке дуэльный жезл и низко наклонив голову, как того требовал дуэльный кодекс цзынов.


Дуэльный жезл — нехитрое оружие. Он представляет собой металлический стержень полутора дюймов в диаметре, длиной примерно четыре фута, с одним заостренным концом. Стержень может разбираться на несколько сегментов, что позволяет легко переносить его в небольшом футляре. Собственно, именно эта способность разбираться и позволяет использовать его достаточно разнообразно.


Задуманные как колющее оружие, дуэльные жезлы могут заменить меч, если держать их в одной руке, или короткий шест, если держать их в двух, или даже дротик, если их метать. Можно снять несколько секций и держать их в другой руке, превратив таким образом из одного орудия в два. Разумеется, количество возможных комбинаций не так уж велико, но споры среди цзынов, как наиболее эффективно использовать их, не прекращаются до сих пор.


Так мы ждали, повернувшись спиной друг к другу и опустив головы — так труднее подглядывать за приготовлениями противника. Никогда не знаешь, какую тактику изберет твой противник, пока с ней не встретишься.


— Готов! — объявил я первым как вызывающий на дуэль.


— Готова! — послышался голос Жжых из другого конца коридора.


— Повернитесь и станьте лицом к сопернику!


Мы повиновались, и командующий вышел, закрыв за собой дверь. Он свое дело сделал: удостоверился, что мы не пронесли с собой запрещенного оружия и не напали на противника, пока он стоял, повернувшись спиной. Дальше все зависело только от нас самих.


Жжых держала в одной руке короткий сегмент с наконечником, а в другой — остальную часть жезла. Таким образом, в ее распоряжении были жезл и кинжал.


Я ожидал подобного решения, как и ее намерения драться в ближнем бою. Я поделил свой жезл примерно поровну, получив две короткие палицы, из которых одна имела заостренный наконечник.


Я начал осторожно приближаться к ней. Вместо того чтобы идти мне навстречу, она подалась вбок, к стене. Я помедлил, пытаясь разгадать ее тактику, и в это мгновение она запрыгнула на одну из ведущих вдоль стены галерей и застыла там, выжидающе глядя на меня.


Я прикинул ее замысел. Она явно хотела биться в пространстве, сковывающем маневр и ограничивающем замах оружием. Она стояла лицом к проходу; кинжал находился у нее со стороны стены, а жезл со стороны прохода.


Я принял этот вызов и поднялся на галерею с другого конца. Подходя к ней, я поменял руки: теперь заостренная часть жезла находилась между мной и стеной.


Мы не сводили глаз друг с друга, но не нападали первыми. Я делал расчет на то, что ее молодость и неуемный характер побудят ее сделать первый шаг, и я не ошибся.


Она прыгнула вперед, замахнувшись жезлом для удара по голове. Я отбил удар тупой половиной своего жезла, одновременно целясь заостренной половиной ей в грудь. Парировав удар, я сразу же замахнулся тупой половиной, целясь ей в голову. Она парировала удар, уклонилась и ударила жезлом мне по колену.


Этот удар застал меня врасплох. Я не успел отбить жезл, и мое колено прорезала острая боль.


Я отшатнулся, попытавшись ударить ее тупой половиной жезла по руке. Она увернулась от удара, но я все же достиг своей цели: не дать ей сразу же развить успех.


Дело принимало опасный оборот. Больная нога затрудняла передвижение в и без того стесненном пространстве.


Я приготовился к новой атаке и тут заметил, что она терпеливо ждет чуть в стороне. Она явно хотела, чтобы я сам двигался к ней в условиях, когда каждое движение причиняло боль раненому колену.


Я прикинул, не стоит ли вернуться обратно на пол коридора, но отказался от этой идеи: она с легкостью могла бы досаждать мне короткими нападениями всю дорогу вниз, изматывая меня. Возможно, она смогла бы даже расправиться со мной.


Конечно, можно было еще просто спрыгнуть вниз, но я не стал делать и этого, поскольку удар при приземлении мог повредить колено еще сильнее. Нет, придется биться по навязанным ею правилам.


Я медленно двинулся вперед; к моему удивлению, она не тронулась с места. Я ожидал, что она отступит, вынуждая меня двигаться дальше. Я решился на достаточно опасную тактику: ввязаться в бой прежде, чем до нее дойдет, что меня можно взять измором. Я ринулся в зону досягаемости ее жезла, надеясь спровоцировать Жжых на выпад, при котором я смог бы попытаться выбить жезл из ее руки.


Она не попалась на эту хитрость. Вместо этого просто подпрыгнула в воздух. Это движение настолько удивило меня, что я на мгновение расслабился, а когда спохватился, было уже поздно. Она свила свое тело в кольцо, а когда распрямилась, движение добавило ее удару дополнительной силы, и направлен был этот удар, конечно же, в мое многострадальное колено.


Удар пришелся совсем низко, и у меня даже не было возможности парировать его. Что-то хрустнуло, и нога моя мгновенно онемела. Я попытался сохранить равновесие, но пошатнулся и начал падать. В последнее мгновение я заметил, что Жжых уже ждет меня с кинжалом наготове, успел оттолкнуться здоровой ногой от галереи и головой вниз полетел на пол.


У меня не было времени перевернуться в воздухе, поэтому весь удар пришелся на голову и руки. Боль была отчаянная, но у меня не было времени приходить в себя. Я знал, что Жжых вот-вот бросится сверху на мое поверженное тело, чтобы прикончить меня прежде, чем я встану на ноги.


Я даже не пытался встать. Вместо этого я перекатился и наугад выставил заостренную половину своего жезла в точку где-то посередине между тем местом, куда я упал, и тем, где в последний раз видел Жжых.


Она уже летела вниз, подняв кинжал для удара. Наконечник жезла ударил ее в горло, чуть не выбив оружие из моих рук. Не выпуская его, я откатился в сторону, дав ей грянуться об пол.


Она пыталась встать. Мой жезл пробил ей шею насквозь. Она смотрела на меня взглядом, полным ненависти, но я оставался на недосягаемом для нее расстоянии. Наконец глаза ее закатились и тело бессильно обмякло.


Я выждал еще несколько минут. Потом, убедившись в том, что она действительно мертва, прохромал к люку и распахнул его.


Командующий уже ждал меня там.


— Все кончено, — сообщил я ему.


Он кивнул и принялся задраивать люк за моей спиной. Покончив с этим, он нажал кнопку в стене, и мы услышали, как отворился наружный люк, выбрасывая тело Жжых на поверхность лежавшей под нами планеты.


Это единственное, о чем мы с ней договорились перед началом дуэли, — победитель избавляется от тела побежденного именно таким образом. Обычно — в случае, если это, конечно, возможно, цзыны предпочитают, чтобы их хоронили в трясинах Черных Болот, где тела их смешаются с водой и тиной, из которых и вырос наш вид.


Насекомые положили этому конец. Их корабли сбросили на наши болота личинки плавунцов. Плавунцы — единственные всеядные члены Насекомой Коалиции, и размножаются они необычайно быстро, даже для насекомых.


От Черных Болот ничего не осталось. Раз так, мы просто избавились от тела Жжых наиболее простым в данной ситуации образом. Раз Черных Болот больше нет, не все ли равно, что будет с нашими телами?

КНИГА ВТОРАЯ

ГЛАВА

— 1 —


Я ждал.


Возможно, в первый раз за всю свою военную карьеру я ощутил всю тяжесть командирской работы. В отличие от рядового солдата или командира летной эскадрильи задача состоит не в том, как лучше выполнить приказ командования, но в том, чем занять периоды вынужденного безделья, пока твои приказы выполняют другие. Поскольку я цзын, мне это особенно трудно. До последнего назначения феномен свободного времени был мне просто незнаком. Я или бился, или тренировался, или спал. Я не привык ничего не делать. Это никак не назвать моим любимым занятием. Это на редкость неэффективно.


С другой стороны, рассуждая логически, у меня не было другого выбора. Меня разбудили на несколько дней раньше для уточнения планов операции с Крыхх, командиром транспортного корабля. Теперь, когда с этой работой покончили, я отдал распоряжение разбудить младший офицерский состав для совещания. Мой приказ исполнили, но я недооценил время, необходимое им, чтобы прийти в себя после длительной спячки. Это было явной ошибкой с моей стороны. Мне стоило бы вспомнить собственный опыт и поступать соответственно. Я этого не сделал, но не стал тратить время на то, чтобы сокрушаться по этому поводу. Я просто сделал в уме отметку не повторять подобной ошибки.


Я ждал.


Я мог проводить время с Крыхх, но решил этого не делать. Разумеется, она принадлежала к касте Техников. Я давно уже решил для себя, что Техники еще более болтливы, чем Воины. С момента моего пробуждения она пыталась втянуть меня в разговор о предстоящей операции, и мое нежелание отвечать лишь подстегивало ее к новым попыткам.


Во избежание возможных трений с ней по этому поводу я предпочел коротать время в одиночестве. С моей точки зрения, у Крыхх имелось достаточно информации об операции, чтобы выполнить то, что от нее требовалось. Любые другие объяснения или дискуссии были бы неэффективной тратой времени.


Ырк вошел в штабную комнату и уселся не поздоровавшись и не отдав честь. Возможно, я был не совсем прав, судя о Техниках по Крыхх. Командир технического подразделения нашего экспедиционного корпуса Ырк мог служить для этого более удачным примером. Он был самым маленьким в нашей экспедиции — на фут короче Крыхх — и по части разговорчивости был полной ей противоположностью. Впрочем, его тоже можно было считать не самым типичным случаем. Он бросил пост координатора, руководившего полусотней Техников, ради возможности командовать полевой группой из трех цзынов. Надо бы порасспросить его при удобном случае о том, что побудило его к такому лишенному логики поступку.


Мы оба подняли взгляд, когда в комнату вошла Цзы, командир научного подразделения. Мне в голову пришла забавная идея о том, что восстановительный период после спячки находится в прямой зависимости от роста индивидуума. Рост Ырка, пришедшего в себя первым, составлял всего пять футов, тогда как Цзы с ее семифутовым ростом оправилась прежде командира Воинов. Надо бы подбросить эту теорию Ученым. Если она вдруг подтвердится, точный расчет восстановительного периода пробуждаемых от спячки поможет сократить часы бестолкового ожидания.


Пост возглавлявшей группу из троих Ученых Цзы, возможно, был самым ответственным во всем нашем экспедиционном корпусе… ну, или почти таким же ответственным, как мой. Тем не менее, похоже, она справлялась с ним на удивление легко. Для нее и ее подчиненных — как, впрочем, и для всей касты Ученых, — это был первый опыт работы в полевых условиях. Интересно, подумал я, что означает ее спокойствие: полное самообладание или просто незнание того, что их ожидает?


Последним вошел Зыр в сопровождении Мыжжа. Под его командованием находился отряд стандартной численностью в шесть Воинов, что позволило ему явиться на совещание вдвоем с заместителем. Он не спрашивал на это моего разрешения: в том, что касается его подчиненных, он вправе распоряжаться сам. Впрочем, как и можно было бы ожидать, его выбор оказался удачным. Мыжж справлялся со своими новыми обязанностями на удивление хорошо.


Я в последний раз окинул их взглядом, удостоверяясь, полностью ли они пришли в себя после спячки. Глаза у всех были ясными, ни у кого не наблюдалось сонливости или других обычных после пробуждения эффектов. Что ж, можно начинать.


— Во-первых, позвольте мне на всякий случай успокоить вас. Никакого изменения в ранее согласованных планах не предвидится, и ситуация в зоне высадки также не отличается от ожидаемой. Я собрал вас здесь лишь для того, чтобы в последний раз обсудить наши планы, теперь уже в присутствии всех участников операции, с тем чтобы каждый из вас лучше понимал обязанности и возможности других.


Я сделал паузу в ожидании реплик. Их не последовало. Я снова ощутил не самый приятный груз ответственности. Никто из собравшихся явно не думал о возможности того, что что-то пойдет не так, как я планировал.


— В настоящий момент мы находимся на орбите планеты, которую полагаем родиной членов Насекомой Коалиции. Целью нашей экспедиции является поиск естественных врагов прыгунов как вида, а также средств, с помощью которых вышеуказанных врагов можно будет переправить на оккупированные насекомыми планеты с целью уничтожения их колоний.


Я поколебался, не доверить ли доклад оставшейся части информации Цзы, но в конце концов не стал этого делать. Раз я командую операцией, значит, мне надо привыкать управлять другими, пусть даже из других каст.


— Информация об этой планете, доставшаяся нам от Изначальных, — продолжал я, — весьма отрывочна. Коалиция осуществила нападение прежде, чем эти материалы успели обобщить и обработать, да и сам факт того, что это нападение увенчалось успехом, заставляет усомниться в их точности.


Что мы знаем совершенно точно — как по своей собственной планете, так и по другим известным нам мирам, — так это то, что в живой природе всегда существует естественный баланс поголовья. У каждого живого существа в родной среде обитания имеется естественный враг, регулирующий численность существ этого вида. Верховное Главнокомандование исходит из того, что такой враг имелся здесь и у прыгунов, прежде чем Изначальные дали им возможность распространяться по Вселенной. Нам необходимо найти этого врага, придумать средство его транспортировки и — в первую очередь! — удостовериться в том, что этот враг не нанесет Империи большего вреда, чем прыгуны, которых мы хотим с его помощью уничтожить.


Я обратил внимание на то, что стал слишком многословным. Похоже, общение с Крыхх оказало на меня большее воздействие, чем мне казалось. Я заставил себя продолжать.


— Для выполнения этих задач, жизненно важных для Империи, мы включили в состав экспедиции представителей всех трех каст. Мы будем действовать с укрепленной базы на поверхности планеты. Хотя корабль на все время операции будет оставаться на орбите, большая часть экипажа ляжет в спячку вскоре после нашей высадки, оставив бодрствовать только дежурную вахту. Это означает, что с начала операции и до момента эвакуации с планеты нам придется полагаться только на свои собственные силы.


О следующем разделе совещания я старался не думать. Если и возникнут некоторые сложности с подчиненными, то как раз сейчас самое время.


— Научное подразделение во главе с Цзы несет на себе основную тяжесть операции, собирая, перерабатывая и обобщая информацию об интересующих нас организмах. Тебе, Ырк, и твоим Техникам предстоит поддерживать техническое состояние базы, а также конструировать и изготовлять устройства, которые могут помочь нам в осуществлении наших задач. Боевое подразделение во главе с Зыром и Мыжжем, его заместителем, отвечает за безопасность операции, а также в случае необходимости поддерживает огнем действия научной группы по сбору информации в поле.


— Разрешите вопрос, командир?


— Что, Цзы? — Наивно было рассчитывать на то, что все обойдется без обсуждения.


— По действующему плану Воины отвечают за безопасность, в том числе на стадии расчистки площадки для приземления. Я настаиваю, чтобы в первую группу высадки включили одного из Ученых.


— Поясни.


— Воины хорошо умеют справляться с очевидной угрозой. Я уверена, что в интересах операции следует обеспечить на месте высадки присутствие цзына, способного опознать и выявить потенциальную угрозу.


— Группу высадки возглавляет Зыр; он обладает научной подготовкой.


— Я бы предпочла цзына, прошедшего эту подготовку успешнее.


Я покосился на Зыра. Тот сохранял бесстрастный вид.


— Твое предложение не лишено оснований. Мы включим в группу высадки Ученого.


— Командир?


— Да, Ырк? — Техники тоже не могли не высказаться.


— Я прошу разрешения разбудить техническое подразделение раньше, чем Ученых и Воинов. Это позволит им завершить проверку посадочного блока еще до первой высадки. Так мы будем уверены в том, что операция с самого начала будет протекать без помех.


Отвечая, я чуть опустил голову. Эту самодеятельность нужно пресекать в зародыше, пока она не вышла из-под контроля.


— Ты уже передавал мне свой график проверки снаряжения. Простое сравнение его с графиком действий Воинов по высадке и расчистке площадки для базы показывает, что у вас будет достаточно времени на проверку.


— Но что, если проверка покажет неисправность оборудования?


— Тогда вы исправите эту неисправность. Я надеюсь, ваша способность исправлять неисправности не зависит от того, спят остальные или нет.


— Я хочу сказать, командир, что в случае, если наша проверка выявит неисправность уже после высадки Воинов, те могут оказаться в западне на поверхности планеты на неопределенный срок, без всякой поддержки.


— Но Техники из твоего подразделения неоднократно убеждали меня в том, что сама возможность такой неисправности настолько мала, что ее можно не принимать в расчет. Или твои расчеты этой вероятности изменились с тех пор, а, Ырк?


— Никак нет, командир.


— Тогда позволь напомнить тебе, что половина Воинов из группы высадки уже имеют опыт выживания на занятой неприятелем планете в течение года с лишком — и без каких-либо источников энергии. В этой связи я уверен в том, что если твоя неполадка все же обнаружится, уж несколько лишних дней они как-нибудь продержатся.


— Отлично.


— Теперь мои вопросы. Скажи, Цзы, не повлияет ли включение в состав группы высадки одного Ученого на время, необходимое для проверки лабораторного оборудования?


— Никак нет, командир, я с самого начала закладывала в расчеты такую возможность. Если бы это зависело от меня, я бы подготовила приказ, разрешающий вход в лабораторию только Ученым… или в крайнем случае в сопровождении Ученого. Наши приборы и реактивы могут быть опасны для любого, не имеющего специальной подготовки.


— Разумеется, такой же приказ должен касаться мастерской, — добавил Ырк.


— Я учту вашу просьбу.


— У меня вопрос, командир, — вмешался Зыр.


— Да, Зыр?


— Ты говорил, что Воины обладают расширенными полномочиями по обеспечению безопасности. Распространяются ли эти полномочия на представителей других каст?


Забавно. Выходит, его интересует, имеет ли он право убить Ученого или Техника? Я тщательно обдумал свой ответ.


— Как и в любой другой операции, первейшим долгом цзына является его долг перед Империей. Любой цзын, вне зависимости от того, Воин он или нет, имеет право выступить против другого цзына в случае, если тот своими действиями угрожает успеху операции. Однако не забывай, что любой, применивший силу против другого цзына, должен затем оправдать свои действия перед следственной комиссией.


Я чуть повернул голову так, чтобы видеть всех сидевших в помещении.


— Если успех операции будет поставлен под угрозу из-за небрежности или неопытности, тот цзын, по чьей вине это произошло, должен быть готов ответить. Впрочем, мне не хотелось бы, чтобы подобные обвинения зависели от того, принадлежит ли тот или иной цзын к другой касте. Сама по себе принадлежность к касте не может служить ни поводом, ни оправданием.


Во многих отношениях нашу операцию можно считать экспериментальной. Во-первых, это первая полевая операция, в которой участвуют представители всех трех каст. Во-вторых, мы включили в состав участников несколько представителей последнего поколения цзынов, обладающих так называемым цветным зрением — способностью видеть предметы, которые большинство нас не видит. И наконец, это первая продолжительная операция на родной планете противника.


Я не буду пытаться приуменьшить сложности, сопутствующие первым двум названным обстоятельствам. Мы опасаемся напряженности, которая может возникнуть при работе с коллегами, чей образ мышления отличается от привычного. Я честно признаюсь, что не в состоянии пока понять и оценить это самое цветное зрение, его преимущества и недостатки. В то же время как Воин я понимаю, что война на два фронта недопустима. Мы не можем биться разом с насекомыми и друг с другом. Если мы позволим нашим индивидуальным различиям перерасти допустимые пределы, наша операция обречена на провал.


Я еще раз обвел взглядом собравшихся.


— Еще вопросы будут?


— У меня вопрос, командир.


— Да, Мыжж?


— Если основное бремя этой операции несут Ученые, почему ею командует Воин?


То, что этот вопрос наконец был задан, одновременно раздражало и радовало.


— За неимением лучшего ответа скажу, что так было приказано Верховным Главнокомандованием.


— С вашего позволения, командир, — вмешалась Цзы, — у меня имеется более убедительное объяснение. Разрешите ответить?


— Разрешаю.


— Командир довольно точно описал структуру нашей экспедиции. Определяющей характеристикой касты Воинов является понятие «эффективность». Первое, что вы спрашиваете при оценке решения проблемы, это: «насколько это эффективно?» Что же касается Ученых, таким понятием является «интерес». Наши приоритеты определяются тем, что представляет наибольший интерес для исследования. Это, несомненно, оптимально в лабораторных условиях, но может сослужить не лучшую службу в полевых условиях. Я совершенно убеждена в том, что Воин поставлен командовать операцией с целью направлять наши изыскания в нужное русло. Если бы не это, наше внимание легко могло бы переключиться на любопытное растение или минерал, не имеющие непосредственного отношения к интересующей нас проблеме.


— Раз уж мы заговорили о приоритетах, — вмешался в разговор Ырк, — у касты Техников тоже есть ключевая характеристика. Это понятие «работоспособность». Мне кажется, что прочие вопросы мы можем решить на месте. На данный момент у нас имеется работоспособная команда и работоспособный план. Может, начнем?


Возражений не последовало, мы закрыли совещание и приступили к операции.

ГЛАВА

— 2 —


Мы ждали в своей крепости.


Похоже, ожидание сделалось главным моим занятием на новой должности. Знай я это раньше, ни за что бы не согласился на это повышение — если бы мне дали такой шанс, конечно. Как-никак я был единственным командиром, на протяжении долгого времени успешно возглавлявшим отряд на занятой неприятелем планете, так что мое назначение диктовалось чистой логикой. Все равно не люблю бездействия.


Не слишком утешало и то, что вместе со мной на то же бездействие были обречены Ученые и Техники. На зачистку выбранного для посадки места ушло больше времени, чем ожидалось, но не настолько, чтобы искать виновных в задержке. Проверка оборудования завершилась успешно, и теперь двум другим подразделениям вместе со мной не терпелось приступить к делу. Но все они были цзынами, так что не жаловались.


Мы все лежали на гелевых подушках в ожидании сигнала к посадке с поверхности планеты. Я занимал подушку, изначально предназначавшуюся для третьего Ученого, высаженного на планету с первой группой. Должен признать, это выгодно отличалось от согласованного плана.


По этому плану мне полагалось занять почти не амортизированное место башенного стрелка или лечь на груду резервных мешков с гелем для собранных образцов. Я выбрал третий вариант. Приступы акрофобии, которые я испытывал при сбросе моего флайера, не шли ни в какое сравнение с ощущениями от первого и, надеюсь, последнего прыжка в амортизирующем пузыре. Даже с учетом того, что пузыри на сегодняшний день считаются самым эффективным способом высадки войск на поверхность планеты, мои воспоминания об этом были столь болезненны, что я не уверен, сохранил бы ли я полностью свою работоспособность сразу после приземления.


— Участок для посадки расчищен, — прозвучал у меня в голове голос Зыра. Отвечая, я невольно дотронулся рукой до ленты с усилителем на лбу.


— Ты не уложился в отведенное время. Объяснись.


— Нам пришлось уничтожить расположенное в зоне высадки гнездо ос.


— Ос?


— Другого вида, чем входящие в Коалицию, однако Зым, Ученый, счел их потенциально опасными.


— Ясно. Еще что-нибудь?


— Никак нет, командир. Приводной маяк установлен на место и включен. Мы готовы прикрыть ваше приземление огнем.


— Отлично. Не уходи со связи.


Я переместил фокус телепатирования на Техников.


— Ырк! — передал я.


— Слушаю, командир.


— Группа высадки подготовила все для нашего приземления и включила маяк. Принимай командование спуском. Крыхх будет следовать твоим приказам.


— Слушаюсь, командир.


И последняя задача. Я заговорил вслух, обращаясь к находившимся рядом со мной Ученым.


— Приготовиться к спуску. Группа высадки доложила о готовности площадки.


— Долго еще до спуска? — поинтересовалась Цзы.


— Сейчас прикину…


Крепость дрогнула и, отделившись от десантного корабля, понеслась вниз, к поверхности планеты.


— Вопрос снимается, командир.


Возможно, это было и к лучшему. Я не совсем уверен, что смог бы ответить ей как ни в чем не бывало. Когда я выбирал для себя способ спуска, то вовсе не имел в виду, что посадка в крепости мне понравится. Скорее, это было менее противно, чем посадка в пузыре. Свободное падение в замкнутом пространстве никогда не относилось к числу моих любимых ощущений. Надо бы порасспросить, не могут ли корабли высаживать войска непосредственно на поверхность планеты, вместо того чтобы сбрасывать их с орбиты.


Мне говорили, что наша крепость — шедевр конструкторской мысли, и что, если ее функционирование в этой операции будет признано удачным, она послужит прототипом для аналогичных аппаратов в будущем. Основной объем крепости представлял собой полусферу диаметром десять метров, увенчанную орудийной башней. Внутреннее пространство полусферы делилось герметичной переборкой пополам — на лабораторию Ученых и мастерскую Техников. Все это сооружение покоилось на диске диаметром двадцать метров и толщиной примерно три. В диске располагались каюты Воинов, арсенал и огневые точки ближнего боя. Еще мне сказали, что диск неустойчив в полете и обладает аэродинамикой камня.


Наш спуск, по словам Ырка, «не то чтобы полет… скорее это можно назвать управляемым падением». Не могу сказать, чтобы это служило мне сильным утешением в секунды, когда мы ожидали удара. Единственное, что хоть как-то утешало, — это то, что сами Техники тоже находились на борту вместе со всеми, а это значило, что они хотя бы уверены в своем детище.


Я почувствовал, как меня вжимает в гелевую подушку, потом еще раз, и сделал из этого вывод, что Ырк включает наружные двигатели — возможно, похожие на те, что приводят в движение наши флайеры, — с целью замедлить наш спуск. Торможения учащались и удлинялись, пока не сменились одной непрерывной перегрузкой.


Я немного успокоился. В конце концов, я мог бы и раньше сообразить, что ни Ученые, ни Техники не приучены переносить физические нагрузки так, как Воины, а раз так, приземление окажется заметно мягче, чем любое из испытанных мною до сих пор… Эта моя успокоительная мысль была прервана сокрушительным, прямо-таки зубодробительным ударом о землю.


Последовало несколько секунд молчания, на протяжении которых все приходили в себя.


Первой тишину нарушила Цзы.


— Командир… — неуверенно начала она.


— Мы разбились! — взвизгнул Рыхх. Он принадлежал к новому поколению, обладавшему цветным зрением, но никак не сдержанностью. — Доверься Техникам, и они…


— Довольно, Рыхх, — остановила своего подчиненного Цзы. — Что скажете, командир?


Прежде чем я успел ответить, в переборке распахнулся люк, и из него показалась Ырр, младшая из троих Техников — тоже из нового поколения, тоже с цветным зрением и тоже абсолютно без тормозов.


— Возможно, вам будет интересно узнать, — сообщила она, — что, если верить приборам, это было самое мягкое приземление из всех, которые до сих пор производил этот аппарат. Нам бы еще потренироваться немного, внести кое-какие последние изменения в конструкцию, и мы научимся сажать его так плавно, чтобы он устраивал даже самым взыскательным требованиям других каст.


— Скажем, так, — вмешался я прежде, чем Рыхх успел ответить, — посадку можно считать состоявшейся в пределах выносливости наших организмов. И можете больше не беспокоиться насчет способности Воинов переносить нагрузки… да и Ученых тоже.


— Забота об удобствах других каст не входит в наши обязанности.


— Ырр!


Даже сквозь герметичную переборку раздражение в голосе Ырка ощущалось без труда.


— Ырк просил вас, — поспешно добавила Ырр, — оставаться на своих местах до окончательного закрепления крепости на грунте.


Она исчезла, не дожидаясь моего ответа. С Ырр могли возникнуть проблемы. Ырк предупреждал меня, что его младшая подчиненная недолюбливает представителей других каст, а Воинов в особенности, однако я не ожидал, что она будет проявлять свои чувства так открыто.


Я покосился на двух сидевших рядом Ученых, пытаясь определить их реакцию. Они сосредоточенно молчали — видимо, заняты оживленным телепатическим разговором. По их напряженным позам я заподозрил, что Цзы устраивает Рыхху выволочку за вольные комментарии, и отвернулся, чтобы не смущать его еще больше. Цзы — настоящий цзын. Она в состоянии справиться со своими подчиненными.


Послышался шум: это включились генераторы холодного излучения, выжигавшего грунт под нами. Я переключил внимание на окружающий пейзаж.


Несмотря на то что я относился и отношусь к приземлению в этом или любом другом свободно падающем аппарате без чрезмерного энтузиазма, я не мог не восхититься продуманностью его конструкции. Из обзорного купола можно было наблюдать за окрестностями, оставаясь при этом незамеченным снаружи — немаловажное преимущество во враждебной среде.


Крепость медленно оседала вниз. Теперь я мог уже разглядеть часть окружающего пейзажа, равно как следы деятельности группы нашего авангарда. Ни Зыма, ни Зыра не было видно, но большая часть боевого подразделения оставалась на виду, оцепив крепость по периметру. Стоя с оружием наготове, Воины почти не смотрели на нас. Вместо этого они пристально вглядывались в небо и в кусты, выискивая любую потенциальную угрозу для экспедиции на начальной, весьма уязвимой фазе. Даже притом что расставлены они были на первый взгляд бессистемно, я угадывал в их размещении умелую руку Зыра. Зыр не одобрял обычной тактики расстановки часовых с равными интервалами. Он размещал своих подчиненных так, чтобы те могли прикрывать друг друга огнем, не оставляя ни одного не простреливаемого клочка земли по всему периметру защищаемого объекта. Когда организацией обороны занимался Зыр, я мог расслабиться… насколько только может расслабиться Воин.


Я немного удивился, увидев Ыхм, третьего Техника, работающей снаружи. Ей полагалось покинуть крепость немедленно после посадки. Ырк явно не уступал Зыру по части эффективности размещения персонала. Ыхм деловито разматывала провода, которые должны были стать внешней линией нашей обороны. Она была всецело поглощена этим занятием. Это могло быть к лучшему, но могло и наоборот. К лучшему, поскольку это занятие не оставляло ей времени на размышления, почему это она делает за Воинов их работу. К худшему, потому что на вражеской территории опасно не обращать внимания на окружение.


Шум стих. Верхняя плоскость диска опустилась теперь вровень с поверхностью земли. Теперь крепость установлена в рабочее положение.


— Не совсем горизонтально! — буркнул Рыхх, покосившись на маленький прибор на полу у своей гелевой подушки. Я не знал, что это за прибор, да меня это и не слишком интересовало. Ученые не расстаются со своими приборами, так же как Воины — с оружием.


— Надеюсь, это не слишком повлияет на выполнение вами своих обязанностей? — поинтересовался я.


— Мы привыкли справляться с недоработками Техников, — заверила меня Цзы.


В люке показалась голова Ырка.


— Командир! Можно вас на минуту?


Он окинул взглядом Ученых. Если он и заметил прибор на полу, то виду не подал.


— Если вы посидите на месте, мы закончим через несколько минут.


Ырк вышел прежде, чем они успели ответить. Похоже, Техники вообще отличаются умением выйти вовремя. Я встал и вышел вслед за ним.


— Сюда, командир, — донесся его голос из оружейной комнаты.


Я спустился по трапу и увидел, как он отдраивает какой-то люк в полу.


— Я вижу, Ученым не понадобилось много времени на то, чтобы обнаружить наш перекос, — заметил он, не отрываясь от работы.


— Ты слышал?


— Слушать было не обязательно. Я видел Q-блок на полу.


— Чего?


— Q-блок. Прибор, с помощью которого измеряется уклон. Вот ведь как выходит: Техники делают приборы для Ученых, а те, конечно же, используют их, чтобы критиковать нас.


— Ты считаешь, что с Учеными работать труднее?


— Не труднее, чем с Воинами. — Ырк оторвался от работы и наконец посмотрел на меня в упор. — Видите ли, командир, вы все-таки относительно изолированы от других каст. Вот Техникам — тем приходится постоянно по работе иметь дело и с Воинами, и с Учеными. Будь на то моя воля, я бы сказал, что возглавлять эту операцию должен Техник — учитывая наши способности работать с другими кастами.


Он отвернулся и вернулся к работе. Меня начала уже раздражать манера Техников обрывать разговор, не дожидаясь ответа.


Он снял крышку люка и отложил ее в сторону. Потом сунул голову в отверстие и потянулся рукой к какому-то устройству на поясе. Последовали вспышка и оглушительный свист холодного излучения. Я вздрогнул от неожиданности.


Ырк недовольно заворчал и вытащил голову из отверстия.


— Так я и знал. Излучатель номер шесть барахлит.


Говоря это, он отцепил устройство с пояса и принялся что-то там подкручивать.


— Вот, нате, командир, — произнес он, протягивая мне прибор. — По моему сигналу нажмите крайнюю кнопку слева.


— Я? А Ырр?


— У нее хватает работы с главным щитом. Именно поэтому мы используем переносной пульт. Да что вы, командир, тут же ничего сложного. Всего-то навсего нажать на кнопку, когда я вам крикну.


С этими словами он скользнул в люк и исчез.


Не могу сказать, чтобы минуты ожидания с этой странной штуковиной в руках показались мне особенно приятными. Несчетное количество кнопочек, тумблеров и индикаторов было мне абсолютно непонятным.


Стараясь не дотрагиваться до кнопок, я перевернул прибор, чтобы посмотреть на него с другой стороны.


Мои действия сопровождались вспышкой и свистом излучателей холодного излучения.


Впервые за всю свою карьеру я, можно сказать, окаменел. Ырк был там, под излучением! Мое дурацкое любопытство привело механизм в действие! Я убил своего!


Излучение прекратилось так же быстро, как началось. Мгновением спустя из люка выскользнул Ырк и принялся задраивать люк.


— Вот теперь мы строго горизонтальны, и каждому цзыну, который усомнится в этом, придется…


Он осекся и посмотрел на меня пристальнее.


— Что-то не так, командир?


Я приложил все усилия к тому, чтобы мой голос звучал как ни в чем не бывало.


— Ты не давал знака.


— Ах, это! Я вовсе не собирался нарушать субординацию. Проблема оказалась проще, чем я ожидал, так что я укрылся в мертвой зоне и включил излучатель вручную. Мне почему-то показалось, что вам не очень хочется включать систему, вот я и сделал это сам.


— В будущем, Ырк, — возмутился я, — если ты или кто-то из твоих объявит план действий, будьте добры его придерживаться. Мы как-никак в зоне боевых действий, так что любая несогласованность может иметь катастрофические последствия.


— Я учту это, командир, — пообещал он и наклонился, чтобы закончить свою работу.


Я не стал развивать эту тему. Собственно, я не стал развивать эту тему, поскольку опасался, что он может догадаться о причинах моей злости: не столько из-за приверженности к порядку, сколько от облегчения.


— Если мне больше нечем помочь здесь, я дам Ученым разрешение на выход. Им наверняка не терпится начать работу.


— Разумеется, командир.


Я начал подниматься по трапу, но встретился на полпути с Ырр.


— Коммандер, передовой отряд пытается связаться с вами.


Я ринулся мимо нее наверх. Теперь, когда я не концентрировался больше на работе Ырка, я и впрямь различил сигнал Зыра.


— Рым слушает, — передал я в ответ.


— Командир, у нас возникла проблема, требующая твоего участия.


Я хотел было предложить ему подождать, пока не разрешу Ученым выходить, но тут заметил, что они и так уже готовят лабораторию к работе.


— В чем у вас там дело?


Я уже мог разглядеть Зыра сквозь прозрачный купол, хоть он меня и не видел. Он стоял рядом с Мыжжем и Зымом, Ученым.


— Мы потеряли одного из Техников.

ГЛАВА

— 3 —


— Как погиб этот ваш Техник?


— Тебе совершенно не обязательно знать это, командир Крыхх. — Голова моя раскалывалась от долгого пользования усилителем. — Твое дело — сбросить нам Техника на замену, и как можно скорее.


— Я вынуждена отказать вам в вашей просьбе, командир Рым, — послышался ответ. — У меня нет лишних специалистов, чтобы ими разбрасываться.


— Возможно, ты и права, Крыхх. Возможно, мне стоило более детально обрисовать ситуацию. — Я заметил, что начал раздраженно пригибать голову — жест совершенно бесполезный, поскольку Крыхх находилась на орбите и никак не могла видеть меня. — Так вот, ситуация такова: руководство операцией осуществляю я, а это значит, что мое командование распространяется и на личный состав корабля. Поэтому я не прошу. Я приказываю тебе сбросить замену погибшему Технику. Более того, мне известно, что у тебя в экипаже на два цзына больше, чем положено. Это не случайно; так было задумано мною и поддержано Верховным Главнокомандованием. А знаешь почему?


Крыхх не ответила, но я знал, что она слушает, поэтому продолжал:


— Так было задумано на случай, если возникнет именно такая ситуация. Так я смогу убить тебя на дуэли, и все равно останется еще один резервный Техник. Исходя из этого я предлагаю тебе немедленно сбросить нам одного из твоих Техников. Даже так у тебя на борту останется лишний член экипажа. Ты согласна? Или ты всерьез рассчитываешь победить на дуэли Воина-ветерана?


Последовало долгое молчание, прежде чем пришел ответ:


— Я немедленно выделю Техника на замену и сброшу его, командир.


— Отлично. И еще, Крыхх…


— Слушаю, командир.


— Постарайся выбрать замену получше. Если мы получим Техника, который либо некомпетентен, либо плохо подходит для совместной работы, я буду вынужден расценить это как саботаж операции с твоей стороны.


— Вас поняла, командир. Конец связи.


Я стащил с головы ленту с усилителем и раздраженно осмотрел окрестности. При всей решительности моего разговора с Крыхх, я никак не мог быть доволен ходом операции. В прошлый раз я за целый год пребывания на захваченной врагом планете потерял всего одного цзына. Теперь же, несмотря на тщательную подготовку и обилие оборудования, мы потеряли цзына, даже не завершив обустройство базового лагеря.


Я еще раз проанализировал в уме инцидент.


Техник, Ыхм, тянула провода защитной системы. Она была так поглощена своей работой, что спиной вперед зашла в зону невысоких, по колено растений, идентифицированных учеными как «неизвестные».


Ну что ж, теперь нам известно о них все… или по крайней мере кое-что. Ученые настояли на том, чтобы их не уничтожали до тех пор, пока они не обследуют их как следует. А знали мы уже то, что при физическом контакте со стеблями те метали шипы, отравленные быстродействующим нейропаралитическим ядом, — очень похоже на метательные пистолеты, используемые некоторыми Воинами.


Ыхм умерла быстро, но не без мучений. Ни одного звука она себе, правда, не позволила. Техник или нет, беспечная или нет, она все же оставалась цзыном, а мы находились на занятой противником территории.


Я обдумал случившееся. Нет, это не самоуверенность — простая беспечность. Я подумал, не стоит ли поговорить с Ырком — пусть он напомнит своим Техникам, чтобы те впредь были осмотрительней, — и решил не делать этого. Их уже предупредили, причем в куда более наглядной и убедительной форме, чем это сделал бы я.


— Ырк! — передал я в сторону крепости.


— Да, командир?


— Нового Техника сбросят через пару витков. В случае, если он окажется недостаточно подготовленным, я хочу, чтобы ты немедленно доложил мне об этом.


— Есть, командир. Защитное ограждение установлено. Вы будете проверять его вместе со мной?


Вообще-то я собирался перепоручить это Зыру. Занятие обещало быть нудным; к тому же формально — как часть оборонительных систем — это входило в круг его обязанностей.


— Разумеется. Ты видишь, где я?


— Вижу. Сейчас подойду.


Я решил идти сам. Ырк неспроста пригласил меня лично проверить ограждение. На то могло быть две причины. Ырк — Техник, значит, он тоже чувствителен к межкастовым трениям. Если работа Техников будет раскритикована, для него лучше, чтобы эта критика исходила от меня. С одной стороны, это служило тактичным признанием моей руководящей роли в операции. С другой — он понимал, что я буду искать огрехи ради дела, а не ради возможности поставить его подразделение в неловкое положение; по крайней мере в меньшей степени, чем командир боевого подразделения. Ну и, возможно, он просто хотел переговорить со мной.


Он появился словно из-под земли, вынырнув из уже замаскированной крепости. Даже зная, где она находится, я с трудом различал ее очертания. Надо бы не забыть похвалить Ырка до окончания нашей инспекции.


— Сюда, командир, — телепатировал он.


Я подошел к нему и наклонился. Только с близкого расстояния я смог заметить вьющийся по земле провод.


Не дожидаясь меня, Ырк поднялся и последовал вдоль почти невидимого провода. Я просто последовал за ним, даже не пытаясь разглядеть ограждение. Собственно, выпрямившись во весь рост, я просто не видел его, поэтому ограничился попыткой понять схему размещения системы.


Такого рода оборонительные системы до сих пор оставались для меня загадкой. Их можно настроить так, что их сканирующее поле будет улавливать объекты не больше песчаной блохи, передавая на контрольный пост не только информацию о нарушении, но и размеры, массу и температуру тела объекта. В обычной ситуации эта информация идет на монитор дежурного. Однако в случае нападения ее можно переключить непосредственно на орудийную башню, венчающую купол, с тем чтобы автоматика определила интенсивность излучения и точный прицел. Короче, при полностью включенной системе все, что движется в радиусе трехсот метров от крепости, подлежит уничтожению.


По сравнению с нашим предыдущим пребыванием на занятой неприятелем планете это было значительным усовершенствованием.


— Командир!


— Что, Ырк? — передал я.


— Вы бы обиделись, если я попросил бы проверить систему не вас, а Зыра?


— Нет. Я сам попросил бы его об этом, если бы не твое предложение.


— Я мог обратиться к нему, но боялся, что вы сочтете это нарушением субординации.


Вот вам и все мои теории.


— Я предложил бы вернуться в крепость, а потом вы с Зыром завершите осмотр — я полагаю, так будет больше смысла.


— Предложение принимается, командир.


— Последний вопрос, Ырк. Твоя система уже включена?


— Конечно.


— В таком случае, — я в первый раз заговорил вслух, — я считаю, что район достаточно защищен для открытых разговоров.


Он вопросительно склонил голову набок.


— Неужели вам для официальной приемки не нужно подтверждения Воинов?


— Ырк, ты такой же цзын, как любой из Воинов. Твоя жизнь зависит от этой системы в той же степени, что и наши. Если ты считаешь, что система работает удовлетворительно, мне этого вполне достаточно. Проверка со стороны Воинов — скорее дань отношениям между кастами, чем действительно существенная процедура.


Несколько секунд он молчал.


— Теперь я начинаю понимать, — произнес он наконец, — почему руководить этой операцией назначили вас, командир.


Я не нашелся, что ответить на подобное заявление, поэтому предпочел сменить тему разговора.


— Кстати, Ырк, не могу не отметить отличную маскировку крепости. Можешь ли ты объяснить мне в доступных выражениях, как вам удалось добиться такого эффекта?


— Это всего лишь использование гибкой стали — материала, из которого сделаны, например, крылья ваших флайеров. Все видимые поверхности как бы двухслойные. Внешний слой — гибкая сталь, которой мы можем придавать любой рельеф, соответствующий окружающей местности. Добавьте фальшивый пень, скрывающий орудийную башню, — и маскировка готова.


— И мы все равно можем смотреть изнутри?


— Да.


— Как это вам удается делать так, чтобы неровная поверхность не искажала изображение?


— Я, конечно, мог бы объяснить, но для этого мне пришлось бы прибегнуть к специальной терминологии.


— В таком случае лучше не надо. До тех пор пока эта штука работает, с меня достаточно и этого. Так или иначе, это лучшая маскировка, какую я видел… или, точнее, не видел.


— Возможно.


Что-то в его голосе насторожило меня.


— Похоже, ты не до конца удовлетворен результатом. Есть что-то, чего я не заметил?


— Я не знаю точно, — ответил он. — Мне хотелось иметь больше информации, прежде чем привлекать к этому ваше внимание. Впрочем, может, и хорошо, если вы узнаете это раньше. В общем, все сводится к замечанию, сделанному одним из членов нашей экспедиции, обладающим цветным зрением.


— Хыф или Сырк?


— Хыф; однако я поделился его сомнениями с Сырком, и тот с ними согласился. Похоже, он тоже заметил это, но не хотел лезть в дела Техников.


— Ну и что он заметил?


— Если верить ему, наша крепость отличается по цвету от окружающей местности.


Прежде чем ответить, я еще раз посмотрел на крепость.


— Если руководствоваться только моими собственными наблюдениями, я бы сказал, что они ошибаются. Впрочем, признаюсь, я вообще плохо понимаю, что такое это «цветное зрение», которым отличается новое поколение.


— Насколько мне известно, в этом вы далеко не одиноки. Это все генетические эксперименты наших Ученых, основанные на записях, оставшихся от Изначальных. Нам как раз предписано выяснить в числе прочего, насколько эти штуки полезны для Империи.


— Но все-таки что это такое?


— Вроде бы они видят то, чего не видим мы… Нет, говоря точнее, они видят то же самое, но по-другому.


Вот этого я как раз и не понимаю.


— Возможно, я мог бы пояснить это на примере опыта, свидетелем которого был сам, — предложил Ырк. — На столе лежали три кубика: один темный и два светлее. Нас спросили, видим ли мы разницу между ними. Все до одного цзыны ответили, разумеется, что один — темный — отличается, а остальные два одинаковы. Потом в комнату впустили еще одного цзына, с цветным зрением, и задали тот же вопрос. Он ответил, что все три кубика разного цвета — один цвета, который он назвал «грязным», другой цвета «неба» и последний — цвета «травы».


— Все равно не вижу, что это доказывало бы.


— Это еще не все, — продолжал он. — Ставивший опыт пометил кубик «небесного» цвета крестом и перевернул его отметиной вниз. Цзына с цветным зрением попросили зажмуриться, и кубики поменяли местами. Тем не менее он без труда несколько раз подряд точно указал на помеченный кубик.


— Он хорошо зажмуривался?


— Несколько раз его просили выйти из комнаты, а мы сами произвольно перетасовывали кубики. И все равно тот ни разу не ошибся. Что-то он видел в этом кубике такое, что мы не могли.


Я подумал немного.


— И что в этом имеет ценность для Империи?


— Как раз это нам и предстоит выяснить в экспедиции. Вполне возможно, первый положительный опыт уже есть. Два члена экспедиции, обладающие цветным зрением, утверждают, что наша крепость отличается по цвету от окружающей местности: по их словам, она «стального» цвета, а окружающие скалы — «песчаного». Если им верить, любое обладающее цветным зрением животное не может не заметить этого.


Я снова погрузился в задумчивое молчание.


— Известно кому-нибудь, обладают ли цветным зрением насекомые?


— Я, во всяком случае, этого не знаю. Можно, конечно, спросить у Ученых, но не думаю, чтобы им было известно больше нашего.


— В таком случае, мне кажется, этот вопрос приобретает первоочередное значение. Передай Хыф и Сырку, пусть немедленно зайдут ко мне. Да, и Цзы пусть зайдет тоже. И последнее, пусть Зыр держит своих Воинов в полной боевой готовности до того, как я с ним поговорю.


— Есть, командир, но…


— Что?


— Вам не кажется неразумным действовать на основе столь малой информации?


— Ырк, нас здесь всего тринадцать, а противника на каждого из нас приходится по нескольку миллионов. Да, у нас мало информации, и мы должны действовать немедленно — именно по этой причине. Нам нужны ответы на наши вопросы, и быстро. Если мы их не получим, от нашей крепости не будет никакого толку.

ГЛАВА

— 4 —


Ответ на вопрос, обладают ли прыгуны цветным зрением, пришел так быстро, что это было даже неинтересно. Честь ответа принадлежит, во всяком случае, не нам. Как это часто бывает в боевой обстановке, решение пришло само, а нам только и осталось, что подобрать его и учесть в дальнейшем.


Мы не успели еще завершить совещание, как системы дальнего обнаружения засекли небольшую стаю из двух десятков прыгунов. Немедленно всем членам экспедиции, находившимся вне крепости, было передано предупреждение с приказом немедленно укрыться. Мы собрались в мастерской Техников под куполом, наблюдая за показаниями приборов; Зыр лично занял место за пультом управления орудийной башни.


Стая прошла в десяти метрах от станции. Они двигались не спеша, пытаясь выманить добычу из кустов. Был, правда, один неприятный момент, когда двое наших оказались прямо у них на пути, но отчаянные попытки связаться с ними увенчались успехом, и они сменили укрытие прежде, чем прыгуны их заметили.


Мы продолжали следить за стаей по мере ее удаления, сначала визуально, потом — с помощью наших датчиков. Однако ничего в поведении прыгунов не говорило о том, что они заметили нашу крепость.


Мы поспорили немного, был ли их проход по нашей территории случайностью или нашу посадку заметили и теперь прочесывают местность. Во всяком случае, в одном мы сходились: прыгуны не различают цветов. Если Хыф и Сырк правы, то, что прыгуны так и не заметили нашей крепости, убедительно это подтверждало.


Поэтому проблема с цветами заслуживала, конечно, изучения, но остроту свою несколько потеряла.


Это породило новые споры насчет того, решение какой проблемы является теперь самым актуальным. Ученые, например, посмотрев в первый раз на прыгунов в естественной среде обитания, горели желанием незамедлительно начать работать.


— Необходимо отправить отряд по следам этой стаи, — настаивала Цзы. — Чем больше информации мы накопим, тем быстрее сможем завершить экспедицию.


— Не раньше, чем мы завершим обследование ближайших окрестностей. Я ведь объяснял уже тебе, Цзы, что мы не будем делать вылазок, пока наши картографы не завершат свою работу.


— Ну же, командир, это ведь не первый контакт Империи с этой планетой. Мы уже предприняли три крупномасштабные кампании: против ос, против плавунцов, да еще эта прерванная операция против прыгунов. Не может быть, чтобы уже имеющихся географических данных не хватило для начала работы.


— Конечно, Цзы, кое-какая информация у нас имеется, — настаивал я. — Но эта информация устарела. Как командующий операцией я не буду без крайней нужды рисковать жизнью своих подчиненных, а полагаться на устаревшую информацию — хотя есть возможность получить более свежую — иначе как риском не назовешь.


— Но моим Ученым не терпится приступить к работе. Не думаю, чтобы безделье было лучшей формой служения Империи!


— Я тоже так не думаю, и все же в ходе этой операции нам придется поучиться терпению. Если уж вам совсем невмоготу, могу предложить поизучать неидентифицированную флору в пределах действия оборонительной системы. Мы уже потеряли одного члена экспедиции, причем как раз от растения, которое ваше подразделение не успело изучить.


Вообще-то критика была не совсем заслуженной, но Цзы, похоже, не стала обижаться.


— Отлично, командир. Однако я еще раз подчеркиваю важность полевых исследований в как можно более ранний срок. Это позволит нам быстрее выделить приоритетные направления дальнейших исследований и тем самым избежать пустой траты сил и оборудования.


Я не стал возражать, тем более что и возразить-то мне было особенно нечего. Вместо этого я отправился искать Ырка и нашел его в мастерской за работой. Я мог бы, конечно, связаться с ним и телепатически, но для этого разговора предпочтительнее был личный контакт.


— Готов обзорный экран? — спросил я его.


— Скоро будет, — ответил он, не отрываясь от работы. — Ручные инфоблоки готовы, так что, если хотите, их можно уже раздавать.


— Я прослежу за этим. Как новый Техник, ничего?


— Крынн? Вполне. Она работает не с максимальной эффективностью, но ничего другого от любого специалиста, включившегося в операцию не с самого начала, не стоит и ожидать.


Он все продолжал работать. Я поколебался немного, не зная, как бы тактичнее перевести разговор в новое русло. Так и не найдя удобоваримого способа, я решил действовать прямо.


— Если бы ты мог уделить мне несколько минут, мне хотелось бы обсудить кое-что.


— Разумеется, командир.


Он отложил инструменты в сторону и встретился со мной взглядом. Мне почему-то стало не по себе.


— Ырк, ты сегодня потерял одного из своих. Обстановка была такова, что я не имел возможности переговорить с тобой наедине. Притом что смерть эту можно объяснить, она все же в какой-то степени произошла из-за моего недосмотра. Чтобы прояснить все до конца, я хотел бы все-таки поговорить об этом с тобой. Расстроил ли этот инцидент тебя или твоих Техников? Надо ли нам вносить поправки в график?


— Нет, командир. Если не считать дополнительного времени на инструктаж нового Техника, о чем я вам уже говорил, никаких изменений вносить не надо.


— Меня больше беспокоят твои чувства, Ырк. Мне хотелось знать, нет ли у тебя претензий к Воинам за недостаточную защиту…


— Позвольте мне объяснить вам кое-что про нас, Техников, — перебил меня Ырк. — Возможно, так вы лучше поймете нас. Смерть значит для нас не больше, чем для Воина или Ученого. Несчастные случаи в мастерских — привычное явление, и полностью избежать их невозможно. Такова уж наша задача — найти практическое применение чужим технологиям, и решение этой задачи требует жертв, и немалых. Ну например, вам известно, что, испытывая флайеры, мы потеряли больше двухсот Техников?


— В первый раз слышу, — признался я.


— За пределами нашей касты это почти не известно. Поверьте мне, я вовсе не жалуюсь. Это наш долг, так же как ваш долг — сражаться с врагом. Я просто хочу сказать, что нам не впервой терять коллегу. Основное различие между нами и вами в том, что у нас никогда не было ничего похожего на фронтовое братство.


— На что?


— Фронтовое братство. Я хочу сказать, в отличие от Воинов наша работа редко ставит нас в такую зависимость от коллег, чтобы от них зависела наша жизнь. Насколько мне известно, Воины живут с ощущением долга друг перед другом.


— Последнего Воина, спасшего мне жизнь, звали Жжых. Я убил ее на дуэли сразу же по окончании операции.


— Ясно, — пробормотал он. Похоже, мое заявление изрядно потрясло его. — Возможно, я несколько ошибся в своих теориях и, следовательно, и в оценке Воинов вообще.


— Мы, Воины, отрицательно относимся к бессмысленной смерти, особенно если она вызвана неосторожностью или неумением.


— В этом вы мало отличаетесь от Техников. И — отвечая на твой вопрос — если Ыхм погибла по неосторожности, так только по собственной. Поэтому мы не испытываем особых эмоций по поводу ее смерти, равно как не обвиняем в этом Воинов.


— Очень хорошо. В таком случае будем считать дело закрытым. Прости, что отрываю тебя от дел, но мне хотелось разобраться с этим как можно быстрее.


— Ничего страшного, командир. Мы и так опережаем график монтажа главного экрана. Если тебе потребуется использовать флайеры, экран будет готов к моменту вылета.


— Отлично. Ученым и так уже не терпится начать работу.


— Разрешите сделать замечание, командир?


— Давай.


— Мы, Техники, больше общаемся с Учеными, чем вы, Воины. Они не знают меры, и при всех своих знаниях изрядно узколобы. Притом что я говорил уже насчет того, что операцию, по моему мнению, должен был бы возглавлять Техник, Воин во главе ее все равно гораздо лучше Ученого. Поэтому мне кажется, тебе стоит прислушиваться в первую очередь к своему мнению, а уже потом — к их.


— Я так и собирался, Ырк, но все равно учту твой совет.


Я нацепил один из наручных инфоблоков и, захватив еще пару, пошел искать Зыра. Что ж, разговор вышел неплохой; пора приниматься за дело.


Мы с Зыром стояли, глядя на пару улетающих флайеров. Наручные блоки были теперь у каждого члена экспедиции, и это давало надежду на то, что от главного экрана будет какой-то толк.


Машины пилотировали Мыжж и Выр. Я думал, не послать ли вместо Выра Кыр, но Выр был испытанным в боях ветераном, да и Кыр была не лишней в системе обороны крепости.


— Не посмотреть ли нам за их продвижением на главном экране, командир? — предложил Зыр.


Даже притом что наши наручные блоки могли показывать все то же, что и главный экран, — на экране все-таки видно гораздо лучше.


Флайеры, которыми мы пользовались в кампании против ос, казались примитивными по сравнению с теми, которые пилотировали Мыжж с Выром. Новые флайеры могли взлетать и садиться вертикально, что позволяло обойтись без посадок на брюхо или взлетов с кромки обрыва, как во время нашей прошлой операции. Более того, на каждом из них имелось теперь по три передатчика изображения, снимавших полосу земли, над которой летел флайер, и передававших изображение в центральный банк информации и на главный экран. При правильной настройке эта информация передавалась и на наручные блоки, так что каждый член экспедиции имел теперь трехмерную карту известной нам территории.


Ырк и Цзы уже заняли места перед главным экраном, когда появились мы с Зыром. Кстати, это одно из преимуществ цзына-командира: если происходит что-то важное, тебе не надо созывать совещание; все собираются в нужном месте сами.


Все четверо молча смотрели на разворачивающуюся на главном экране карту. Пока что она полностью совпадала с имеющимися у нас, однако даже подтверждение этого было очень полезно.


— Ырк! — нарушил я молчание.


— Да, командир?


— Вот этот овраг. — Я выделил сектор экрана. — Нам надо придумать способ переправиться через него.


— Арочный мост?


— Лучше просто трос. Да, и еще трамплин для скиммеров. Нам необходимо что-то, по чему могли бы переправиться мы, но не могли прыгуны.


— Ясно, командир. Начнем сразу же, как сможем доставить туда одного из Техников для рекогносцировки.


— Более крупное изображение поможет?


— Во всяком случае, не помешает.


Я включил усилитель.


— Мыжж! — передал я.


— Слушаю, командир!


— Овраг, к которому вы приближаетесь… по завершении первого облета нам бы хотелось, чтобы вы прошли над ним пониже.


— Есть, командир!


Выключая усилитель, я обратил внимание на то, что Цзы не сводит глаз со своего наручного инфоблока.


— Что-то не так, Цзы?


— Я не уверена, командир, но на первый взгляд это любопытно. Видите вон ту группу камней… и ту?


— Большие валуны в окружении маленьких?


— Вот именно. Вы не находите в них ничего странного?


Несколько секунд я внимательно разглядывал их.


— Ну, во-первых, они почти одинаковые. Во всех случаях это большой валун, окруженный кустами и камнями поменьше. А что? Похоже на какой-нибудь опознавательный знак?


— Не знаю, но поглядите-ка вот на это.


Она вытянула руку, чтобы мы могли видеть экран ее инфоблока.


— Это то же самое место, но отснятое во время прошлой кампании. Камни тоже видны, но количество их другое, и расположены они не так.


Я сравнил изображение на ее инфоблоке с тем, что было на главном экране. Она не ошибалась. Взаимное расположение камней действительно изменилось.


— У тебя есть информация со времени двух других кампаний? — спросил я.


Она вызвала на экран справочник и внимательно изучила его.


— Никакой информации с кампании против плавунцов… Тогда все внимание уделялось водоемам… нет… вот, есть.


Она набрала команду и снова вытянула руку.


— Это то же самое место, заснятое во время операции против ос.


Все жадно вглядывались в изображение. Расположение валунов на нем отличалось от тех двух, что мы уже видели.


— Зыр!


— Да, командир.


— Посмотри-ка на это.


Пока он подходил к нам, я настроил свой инфоблок на изображение, отснятое во время кампании против прыгунов, так что теперь у нас перед глазами были все три изображения.


— Посмотри на эти группы камней. Они…


Меня прервал голос Мыжжа, раздавшийся у меня в голове.


— Рым слушает.


— Вывожу изображение на главный экран! Срочно нуждаюсь в инструкциях!


— Командир! — позвал меня Ырк.


— Иду. Цзы, Зыр!


Мы столпились перед главным экраном, на котором появилось изображение огромного муравейника.


Муравьи! Последние после прыгунов члены Насекомой Коалиции! Мы знали, что они проживают на этой планете, но в этом районе их до сих пор не встречали. Этот муравейник был совсем новый, построенный уже после прошлой кампании. И находился он меньше чем в восьми километрах от нашей крепости!

ГЛАВА

— 5 —


Обнаружение муравейника, вполне естественно, изрядно нас обеспокоило.


Разумеется, о находке немедленно сообщили всем членам экспедиции. Я сразу же объявил состояние полной боевой готовности. В то же время Мыжжу и Выру было приказано продолжать разведывательный полет согласно первоначальному плану. Что бы там ни ожидало нас в будущем, точная информация об окружающей крепость территории понадобится в любом случае.


Зыр временно передал командование обороной Кыр, а сам присоединился к нашему экстренному совещанию.


Цзы от имени Ученых сразу же выступила с предложениями не только по интересовавшему нас вопросу, но и по порядку его обсуждения. Что ж, на этот раз я был к этому готов.


— Но послушайте, командир, то, что мы предлагаем, лишь логически вытекает из происходящего!


— Любые рекомендации по нашим дальнейшим действиям и их обсуждение будут иметь место только по получении полной информации.


— С вашего позволения, командир, позвольте напомнить, что в сложившейся ситуации решающим фактором является время.


— Совершенно согласен. Поэтому предлагаю не тратить его на пустые препирательства.


— Но…


— И позволь напомнить тебе, что если бы мы последовали твоему первоначальному, продиктованному требованиями тогдашнего момента совету и пустились бы вдогонку за прыгунами, то вряд ли заметили бы муравейник и скорее всего напоролись бы прямо на него со всеми вытекающими последствиями. Повторяю, от вас мне необходима ваша часть аналитического обзора ситуации, а ценные рекомендации приберегите на потом.


— Хорошо, командир. Насколько детальный анализ требуется?


— Только самые общие выводы. Как ты верно заметила, время — решающий фактор. Сделай упор на особенности их поведения применительно к нынешней ситуации.


Несколько секунд она молчала, обдумывая ответ.


— Муравьи — четвертый вид Насекомой Коалиции. Если верить записям Изначальных — а они подтверждаются нашими собственными наблюдениями, — из всех членов Коалиции эти являются наиболее разумными и, следовательно, наиболее опасными. Они выказали себя самыми способными учениками в управлении несложными механизмами, и их общество строится по строгим иерархическим канонам. Вполне возможно, что именно они стоят за созданием Коалиции.


— У меня вопрос.


— Да, Ырк?


— Пользуются ли они до сих пор механизмами, и если да — насколько сложными?


— Неизвестно. Считается, что они в состоянии управлять примитивными звездолетами Изначальных, после того как те доработали органы управления под них, а продолжающееся распространение насекомых по Вселенной является косвенным подтверждением того, что какая-то техника все же используется. В то же время нам неизвестно, старые это корабли или им удалось создать что-то свое. Вот почему Ученые предлагают в первую очередь…


Она осеклась под моим взглядом. Несколько секунд она молча смотрела на меня, потом продолжила:


— Притом что пищу они добывают на поверхности, образ жизни у них преимущественно подземный. Фактически вся их цивилизация развивается в подземных пещерах, соединенных лабиринтами туннелей. Хотя их можно заподозрить в слабом зрении вследствие подземного образа жизни, они, похоже, вполне удачно охотятся на поверхности в любое время суток. Естественным оружием им служат мощные жвала, и они пользуются репутацией сильных, свирепых и отважных бойцов.


— Ты что-то сказала про цивилизацию, — вмешался я. — Что о ней известно?


— Почти ничего, а то немногое, что известно, не подтверждено документально. В некоторых отношениях она напоминает нашу собственную. У них имеются касты Воинов и Конструкторов. Основное отличие в том, что у них имеется еще и каста Воспроизводителей. Так или иначе, все это мы знаем только от Изначальных.


— Каковы их уязвимые места — я имею в виду, в физическом отношении?


— Это, Зыр, тоже неизвестно. По их внешнему виду мы можем предположить, что те же, что и у ос. Но это в лучшем случае всего лишь предположение.


— Как быстро они роют свои туннели?


— Неизвестно.


— Сколько муравьев в одной колонии?


— Неизвестно. Предположительно многие тысячи.


— Тот муравейник, который мы видели, новое гнездо или новое ответвление старого?


— Неизвестно, командир.


Последовала долгая пауза.


— Если вопросов больше нет… — начал я.


— Есть еще одна деталь, которая может оказаться жизненно важной для наших планов, командир.


— Продолжай, Цзы.


— Они обладают свойством обмениваться информацией. Каким образом происходит этот обмен — посредством физического контакта, телепатически или даже на генетическом уровне — неизвестно. Ни одна попытка Изначальных выяснить это не увенчалась успехом.


Пауза, последовавшая за этим, тянулась еще дольше.


— Ырк, — произнес я наконец, — в какой мере присутствие муравьев скажется на эффективности нашей оборонительной системы?


— Система разрабатывалась для обнаружения наземных существ вроде прыгунов. Поэтому, действуя против муравьев на поверхности земли, она полностью бессильна против них же, роющих подземные ходы.


— Может ли ваша группа разработать систему защиты с учетом этой возможности?


— Мы можем поэкспериментировать в двух направлениях. Во-первых, можно создать прибор, улавливающий шум от подземных работ. Во-вторых, стоит попробовать систему, распознающую подземные пустоты. Вряд ли, правда, она будет улавливать их на глубине двух километров. С тем оборудованием, что мы имеем, мы не можем гарантировать работу в радиусе больше четверти километра… Ну, максимум полкилометра.


— Сколько вам потребуется на это времени?


— Трудно сказать. Надо подумать сначала над схемой. Думаю, завтра к утру я смогу дать приблизительный ответ.


— Очень хорошо. Теперь ты, Зыр. Как ты оцениваешь свои возможности по обороне?


Зыр ответил сразу же, размышляя по ходу ответа.


— Кампания, проведенная против ос, дала нам неоспоримое преимущество в воздухе. Кампания против плавунцов позволяет не опасаться нападения с воды. Итого — у нас остается два противника: наземный — прыгуны и подземный — муравьи. Поскольку от нас могут потребоваться только оборонительные действия, я гарантирую способность моих Воинов удержать крепость против любого нападения с поверхности, включая массированную атаку со всех сторон. Что же касается нападения из-под земли, нам придется полагаться на устройства, которые Техники сконструируют для нашей обороны. Воины не могут гарантировать стопроцентной защиты крепости или личного состава в случае подобной атаки.


— Что-то я не понимаю, Зыр, — вмешался Ырк. — Мне казалось, главная обязанность Воинов как раз и состоит в том, чтобы уметь биться с кем угодно, где угодно и когда угодно. А вместо этого ты говоришь о том, что в случае нападения из-под земли Воины беспомощны и вынуждены полагаться лишь на устройства Техников?


— Ты совершенно верно понимаешь обязанности Воинов, Ырк, — ответил Зыр. — В то же время долг командира Воинов — верно оценивать возможности своих подчиненных. У нас нет ни физической возможности, ни техники, ни специальной подготовки для того, чтобы вести бой под землей. Поэтому, хотя я могу заверить тебя в том, что, случись такое нападение, мои Воины будут биться так, как этого требуют обычаи нашей касты, я был бы никудышным командиром, если бы гарантировал успех. Избыточная самонадеянность может привести к катастрофическим последствиям для всей экспедиции.


— У меня вопрос, Зыр.


— Да, Цзы?


— Ты утверждаешь, что критически подходишь к оценке возможностей вашего подразделения. Тем не менее ты только что гарантировал отражение любой атаки наземных сил — не зная ни численности противника, ни его оснащения. Разве это не та самая избыточная самонадеянность?


Зыр посмотрел на меня, но я промолчал, предоставляя ему полное право говорить от имени Воинов.


— Названные тобой, Цзы, факторы, — начал он, — действительно неизвестны. В отличие от Ученых Воины не имеют дела с неизвестным; мы разбираемся с реальностью. Заставь нас просчитывать фактор неизвестности, и мы никогда не пошли бы на бой, поскольку гарантировать успех при неизвестных обстоятельствах невозможно. Впрочем, из твоего короткого сообщения следует, что мы имеем дело с существами, физически мало отличающимися от тех насекомых, с которыми мы уже сражались, и успешно. Они способны перемещаться по земле и под землей, но нам неизвестен их вид оружия или боевых машин. Поэтому вывод свой я делал исходя из этих фактов. В случае, если нам станут известны новые факты, я соответственно скорректирую эти выводы, но до этого момента они останутся в том виде, в каком я их изложил. Если же кто-то не намерен верить моему слову Воина…


— Зыр! — оборвал я его. Голова его опустилась опасно низко. — Давай закругляйся!


— Есть, командир. Мне просто хотелось прояснить некоторые пункты. Говоря о сложности для Воинов биться под землей, я имел в виду лишь возможность перехватывать противника и мешать его продвижению в проложенных им туннелях. Поскольку сами цзыны обитают на поверхности, противнику придется для атаки выходить наверх, а в этом случае все мои разговоры насчет подземного боя неактуальны.


Несколько секунд я внимательно разглядывал собравшихся. Они молчали.


— Очень хорошо. Теперь, выслушав сообщения всех подразделений, я готов рассмотреть ваши предложения по дальнейшим действиям. Кажется ты, Цзы, имела что сказать по этому поводу?


— Я приношу извинения за свою торопливость, командир. Вы совершенно правы. Теперь, когда я слышала доклады остальных подразделений, мои предложения видятся мне как совершенно элементарные — их и говорить-то неловко.


— И все-таки?


— Что ж, командир. Все наши планы под вопросом — из-за отсутствия информации о муравьях. Поэтому совершенно очевидно, что приоритет должен быть отдан исследованию муравьев. Это исследование послужит сразу двум целям: во-первых, оно снабдит нас знаниями, жизненно необходимыми Империи для грядущей кампании против муравьев; во-вторых, оно позволит нам решить, в состоянии мы продолжать нашу операцию или нет.


— Спасибо за рекомендации, Цзы. А теперь вот мои приказы.


Я чуть повернул голову, чтобы держать в поле зрения всех собравшихся.


— Нашей главной задачей должна стать оборона крепости. Ырк, мне нужно, чтобы двое твоих Техников занялись разработкой, изготовлением и монтажом описанных тобой приборов для обнаружения подземной активности. Третий пусть займется способом пересечения оврага.


Теперь ты, Зыр. Мне нужно, чтобы все твои Воины находились в состоянии полной боевой готовности до тех пор, пока указанные приборы не будут введены в действие. Единственное исключение из режима — мы должны совершать с произвольными интервалами разведывательные полеты над сектором с необъяснимыми перемещениями камней. Каких-либо контактов с муравьями и в особенности с муравейником до усовершенствования нашей обороны надлежит избегать.


Цзы, пока системы обороны будут усовершенствоваться, я хочу, чтобы вся твоя группа завершила обследование неизвестных растений в непосредственной близости от крепости. Кроме того, я ожидаю от вас гипотез насчет движущихся камней.


Я помолчал, потом посмотрел на Цзы в упор.


— Как только монтаж новых оборонительных систем будет завершен, операция будет продолжена строго по плану.


Цзы раскрыла рот для ответа, но передумала и смолчала.


— В соответствии с рекомендациями Ученых Техники изготовят два дополнительных передатчика изображения, которые будут установлены рядом с муравейником. Однако повторяю: текущая операция сохраняет свой приоритет.


Хочу напомнить собравшимся: следующая операция — это следующая операция. Нам поставлена задача готовить боевую операцию против прыгунов. Верховному Главнокомандованию было известно о наличии на этой планете муравьев; тем не менее сбор информации о них нам не поручался. Нам надлежит найти естественного врага прыгунов и сделать это по возможности с минимальными потерями, однако безопасность личного состава никогда не считалась главной задачей. Мы будем искать этого естественного врага, а муравьи — лишь одна из помех в осуществлении этой задачи.


Таковы мои приказы… приказы Верховного Главнокомандования. Надеюсь, мне не придется напоминать о судьбе любого цзына, который намеренно ослушается их?

ГЛАВА

— 6 —


Если Ученые и восприняли мои приказы без особого удовольствия, они никак это не выказали. Напротив, принялись за их выполнение с редкостным рвением.


Одно за другим растения в зоне обороны были обследованы и признаны безопасными — естественно, за исключением того, которое убило нашего Техника в день посадки. Некоторое время я тешил себя надеждой, что нам повезло и мы, быть может, с первой попытки обнаружили естественного врага прыгунов. Впрочем, надежда эта прожила недолго и угасла, когда Ученые представили доклад о результатах своих исследований. Растение оказалось смертельно опасным для цзынов, но никак не для прыгунов с их хитиновой оболочкой. Поскольку это было явно не то, что нам требовалось, поиски пришлось продолжить.


Блуждающие камни так и не поддавались объяснению, что меня особенно раздражало. Последнее, в свою очередь, удивило меня, поскольку я никак не отношусь к числу слишком уж любопытных цзынов. Обдумав это как следует, я пришел к выводу, что причиной моему растущему любопытству является длительное общение с Учеными. Даже притом что по большей части оно сводилось к конфликтам из-за их нетерпеливости, я не мог не проникнуться интересом к числу вопросов, требующих разгадок.


Обнаружив источник своих эмоций, я постарался отделаться от них. В конце концов я Воин, не Ученый. Я занимаюсь решением текущих проблем, а не спекулирую на домыслах. Блуждающие камни подождут до тех пор, пока мы не соберем побольше информации, а с этим, в свою очередь, придется обождать, пока мы не укрепим оборону.


Снова ожидание! Казалось, в эту операцию мне придется натерпеться ожидания на всю жизнь. Конечно, мое частое общение с Учеными действительно будило во мне любознательность, но нельзя было сбрасывать со счетов и время, особенно потраченное на полную бездеятельность. Я уже начал размышлять о том, насколько серьезной может оказаться эта проблема. Поскольку погружение в спячку практикуется цзынами только при космических перелетах, нашей расе придется все больше иметь дело с ничем не занятым временем. И если исходить из того, что остальные будут реагировать на это так же, как я, к каким последствиям приведет это для Империи?


Я мог бы размышлять на эту тему и дальше, но заставил себя остановиться. Снова отвлеченные размышления! Я Воин, не Ученый! Пусть Ученые ломают себе голову над последствиями своих открытий, а мне хватит хлопот и с неотложными проблемами. Вот, например, какая проблема наиболее актуальна на текущий момент?.. Как справляться с бездеятельностью!


До меня вдруг дошло, что, в то время как Ученые и Техники едва успевают справляться с работой, которую я им поручил, Воины вынуждены сидеть практически без дела — снова проблема!


Я отыскал Зыра, и тот подтвердил мои опасения.


— Ты совершенно прав, командир. Если честно, мы с Мыжжем уже обсуждали это, но так и не решили, стоит ли доводить это до твоего сведения.


— Как это проявляется?


— В вопросах, не имеющих отношения непосредственно к делу. В этом, а еще в чрезмерно долгих, многословных дискуссиях. Как бывший… как Воин, командир, не скрою, что обеспокоен боеготовностью вверенного мне подразделения.


Я удивленно посмотрел на него. Не в духе Зыра менять фразу, не договорив. Обычно он говорил взвешенно, продумав все заранее.


— Я тоже обеспокоен боеготовностью всей нашей экспедиции, Зыр. Ты начинал говорить что-то насчет твоей бывшей касты. Почему ты передумал?


Он поколебался, прежде чем ответить, что тоже было совсем не похоже на него.


— Ты же знаешь, командир, я всегда болезненно относился к своему происхождению не из касты Воинов. Я сменил касту не по прихоти; собственно, и решение-то об этом было не мое, и я всегда втайне жалел об этом… до нынешней операции. Глядя на Ученых теперь, после длительного перерыва, я рад, что меня не приняли в их ряды. Мне не хотелось бы, чтобы мое имя упоминалось в связи с ними, пусть даже и в том, что касается прошлого.


Я встретил это его заявление со смешанными чувствами. С одной стороны, меня радовало то, что Зыр ощущал себя теперь полноценным членом касты Воинов и не рвался на части из ложного чувства долга. С другой — на операции могло негативно отразиться его столь ярко выраженное отношение к Ученым. Не найдя что ответить, я вернулся к первоначальной теме.


— Так вы нашли какое-нибудь решение проблемы?


Он погрузился в задумчивое молчание, но наконец его мысли приобрели нужный оборот.


— Мой анализ исходных причин этой проблемы, — ответил он наконец, — навел меня на мысль о заметной разнице между простым боевым дежурством и активным патрулированием. В случае, если дежурство не прерывается какими-либо активными действиями, сознание начинает действовать самостоятельно, причем, как правило, наименее эффективным образом.


Он снова начал говорить как Ученый, но мне показалось неразумным указывать ему на это.


— Так что ты предлагаешь?


— Деятельность. Толковую деятельность. Возможно, что-то вроде учений или учебных стрельб.


— Это может оказать дурную услугу, Зыр. Даже если шум и не привлечет к нам внимание противника, ущерб, нанесенный окружающей местности, все равно выдаст наше местоположение. И потом, без надлежащей тренировочной оснастки занятия с личным оружием опасны для Воинов, а потерь мы сейчас себе позволить не можем.


Мы оба подумали немного.


— А как насчет скиммеров? — спросил наконец Зыр.


Я обдумал это предложение.


— Возможно. Мне надо поговорить об этом с Ырком.


Ырка моя просьба вполне резонно раздосадовала. Его группа и так была перегружена неотложной работой по созданию новых оборонительных систем, а также средств преодоления оврага. Тем не менее он был настоящий цзын, поэтому беспрекословно подчинился приказу. В необычайно короткий срок его Техники проверили скиммеры и подготовили их для Воинов.


Скиммеры представляли собой дальнейшее развитие катеров, использованных в кампании против плавунцов. Наша четверка — я, Зыр, Мыжж и Кыр — в той кампании не участвовали, поэтому лишняя тренировка в управлении этими машинами была нам очень кстати.


Это были двухместные машины с сиденьями, расположенными друг за другом — это позволяло до предела сузить корпус, улучшая его обтекаемость. Управлять им можно было с любого из двух мест, но при этом органы управления второго члена экипажа отключались — при той скорости, которую развивал скиммер, попытка скоординировать действия двух водителей неминуемо привела бы к катастрофе.


Причина, по которой скиммеры сделали двухместными, заключалась в усовершенствованной системе их вооружения. Оружие, установленное на наших флайерах, закреплялось неподвижно и стреляло только в одну сторону — в направлении движения машины. Оружие на скиммере устанавливалось подвижно и могло стрелять в любом направлении независимо от его движения. То есть я хочу сказать, что можно двигаться в одну сторону, а стрелять в другую. В теории это казалось гениальным и многообещающим новшеством. В жизни, как это часто бывает, все оказалось совсем по-другому.


Для того чтобы понять это, надо сперва вникнуть в причины, сделавшие это усовершенствование столь актуальным. Изначально скиммеры проектировались для перемещения по воде и под ней. Обтекаемая форма, сообщавшая им такую устойчивость в этой среде, оказалась далеко не идеальной для перемещения в воздухе. Там они начинали угрожающе вилять и раскачиваться при малейшем движении сидящих в них цзынов, исключая всякую возможность мало-мальски прицельной стрельбы из жестко закрепленного оружия. Для решения этой проблемы наши конструкторы вместо того, чтобы радикально перепроектировать машину, просто добавили поворотное оружие. В теории это позволяло направлять оружие на цель вне зависимости от того, что делает машина. Мне не терпелось дать нашим Техникам возможность первыми попрактиковаться в стрельбе с ходу из их столь гениально спроектированных машин в реальном бою.


На деле вместо того, чтобы просто наводить машину носом на цель и нажимать гашетку, вам приходится тщательно прицеливаться оружейными стволами, одновременно пилотируя скоростной аппарат. В принципе это возможно, но хлопот при этом больше, чем у няньки в момент вылупления из яиц целого выводка. Именно поэтому нам пришлось сажать в скиммеры по два цзына — одного чтобы управляться с оружием, и второго, водителя. Единственной ситуацией, когда с обеими этими задачами пришлось бы справляться в одиночку, могло стать маловероятное стечение обстоятельств, при котором один из членов экипажа был бы убит или выведен из строя, а второй при этом остался бы в живых. Шансы на это практически равны нулю. Если кого-то убивают, то, как правило, и второго вместе с ним, не говоря уж о машине.


Шарнирно закрепленное оружие само по себе порождало новую проблему. С традиционно нацеленным только вдоль оси машины излучателем можно было считать себя в безопасности до тех пор, пока ты сохраняешь место в строю. Совсем другое дело теперь. Поверни ствол чуть сильнее, и ты снесешь стабилизатор у ближнего к тебе скиммера.


Я уже заметил, что все больше и больше Воинов вообще избегают пользоваться оружием на турели, предпочитая просто сближаться с целью до предела, откидывать фонарь кабины и разить противника ручным оружием. При тех высоких скоростях, которые развивают скиммеры, даже удар дуэльным жезлом гарантированно разит насмерть.


Командование относилось к подобной практике снисходительно. В конце концов, Воины просто старались найти наилучший выход из неприятной ситуации. Разумеется, мы не раз заявляли протест по поводу неудачной конструкции скиммеров, но не добились ничего кроме приказа использовать их и дальше до тех пор, пока не разработают машины получше. Поэтому мы продолжали мучиться с ними, хоть и не совсем так, как предполагалось Техниками. Ну и конечно, вся наша каста с нетерпением ждала возможности послать в бой на такой машине хоть одного Техника.


Как и рассчитывал Зыр, тренировки на скиммерах стали для Воинов долгожданной разрядкой. Мы отрабатывали движение на высоких и низких скоростях, маневры строем и выдвижение отдельными группами в заданный район. Зыр предложил также поупражняться в использовании ручного оружия со скиммера, но тут я воспротивился. Пусть это и не запрещается, но поощрять подобную практику я тоже не собирался. Вместо этого мы выделили время для так называемых «свободных упражнений», в которое каждый мог пользоваться скиммером так, как ему заблагорассудится. Подозреваю, что именно в это время они и упражнялись с ручным оружием, но это оставалось лишь подозрением, поскольку мы с Зыром и Мыжжем прилагали все усилия, чтобы в эти часы заниматься совсем другим.


Наконец, когда наша фантазия в придумывании все новых и новых упражнений истощилась, мы соорудили импровизованные сети — без помощи Техников! — и дали Воинам поручение отлавливать местных теплокровных для пополнения съестных припасов. Разумеется, Техники отнеслись к нашим сетям весьма критически, но они действовали, а это главное.


И все же, несмотря на все наши усилия, у Воинов оставалось слишком много свободного времени, и большая его часть тратилась на разговоры — явление, неслыханное для нашей касты. Что огорчительно, Воины из последних выводков оказались особенно восприимчивы к этому. Одну из таких бесед мне довелось случайно подслушать.


— Чем больше я об этом думаю, — говорила Хыф, — тем больше мне кажется, что все наши тренировки — скиммеры, ручное оружие и прочая дребедень — вовсе не так уж и нужны. А что думаешь об этом ты, Кыр?


Воины из последних выводков до сих пор испытывали перед Кыр благоговейный ужас, и не случайно. Заслуженный ветеран, она, несмотря на несколько поколений селекционного отбора и генной инженерии, сохраняла самые отменные бойцовые качества во всей Империи.


— Я — Воин, — отрезала та. — Меня учили не думать, а воевать.


— Но, Кыр, — вступил в разговор Сырк, — мы и говорим о боевой подготовке… вернее, об ее имитации. Есть ведь и лучшие способы одолеть насекомых, чем открытое столкновение. Химическое там или бактериологическое оружие… это было бы куда эффективнее. Так что решение Воинов…


— Если тебя интересуют решения, обратись к одному из командиров. Меня учили не принимать решения, а сражаться.


— Но…


— И вообще мне некогда трепаться. Мне надо проверить свое оружие. Советую тебе заняться тем же.


— Опять? Мы же только хотели…


Но она уже ушла.


— Вот это Воин так Воин, — послышался голос Выра. — Кстати, она права. Все, что делает Империя, оправданно. Сомневаться в этом — значит зря терять время. Если Верховное Главнокомандование приказывает, значит, у него есть на то заслуживающие полного доверия основания.


— Но неужели ты никогда не задавался вопросами?


Прежде чем ответить, Выр немного помолчал.


— Был один случай, сразу после кампании против ос. На планете, где я участвовал в операции, потери оказались даже выше расчетных. Когда на моих глазах погибло столько цзынов, я начал задавать вопросы вроде тех, которые вы только что задавали Кыр: неужели нельзя было по-другому? Действительно ли оправдан такой риск? Короче, я получил освобождение от тренировок, с тем чтобы найти ответы на свои вопросы.


— И что случилось?


— Сразу две вещи. Во-первых, я нашел ответы. Если искать сравнения, мы не используем ни химических веществ, ни бактерий по той же причине, по которой не отрубаем лапу, чтобы избавиться от грибка на чешуйках. Мы ведем эту войну потому, что Изначальные нарушили экологическое равновесие Вселенной. Они позволили насекомым вырваться за пределы родных планет, где рост их численности не сдерживался более ни естественными врагами, ни какими-то другими факторами. Не встречая сопротивления, те так и будут распространяться по Вселенной, опустошая одну за другой все встреченные ими обитаемые планеты. Так что мы всего лишь восстанавливаем нарушенный баланс… ну, не без выгоды для себя, конечно. Мы не пытаемся нарушить его еще сильнее. Отравляющие вещества убивают без разбора. Бактерии, будучи раз выпущены на волю, могут выйти из-под контроля. Если мы хотим сохранить Вселенную, а не уничтожить ее своими руками, война должна вестись наиболее примитивными методами из всех возможных.


— Но если исходить из этой логики, чем мы отличаемся от тех же насекомых? Я хочу сказать, мы ведь тоже вышли за пределы своей планеты и тем самым нарушаем равновесие?


— Возможно. Но в отличие от насекомых мы знаем о необходимости равновесия и стараемся нарушать его как можно меньше. Если бы мы губили планеты так же, как делают это насекомые, мы бы ничем от них не отличались. Но мы не такие. Поэтому есть только два варианта: или мы, возможно, уничтожим обитаемую Вселенную, или насекомые точно сделают это.


— Ты сказал что-то о двух результатах твоего исследования. А второй?


Последовала еще более долгая пауза.


— В кампании против плавунцов я потерял двух товарищей, — тихо ответил Выр. — В совершенно дурацкой ситуации. Будь я чуть более натренирован, я мог бы спасти их. Но я не тренировался. Я искал ответа на проклятые вопросы, поиск которых был вовсе не моим проклятым делом.


— Смерть в бою — обычное дело.


— Я знал это, малек, еще когда ты из яйца не вылупился!


— Но ведь не было гарантии того, что ты бы…


— Гарантии не было, но возможность… Хотя бы возможность этого не дает мне покоя. Кыр знает это, и я тоже. Ладно, пойду проверю свое оружие.


— Но мы хотели…


Чем закончился разговор, я не слышал. Меня вызвал Ырк. Монтаж системы обороны был завершен. Мы могли начинать операцию.

ГЛАВА

— 7 —


— Мы на исходной позиции, командир.


— Хыф не заметила в валунах чего-нибудь необычного?


— Ничего. Она утверждает, что они не отличаются по цвету от любого другого.


Я вгляделся в экран, показывавший те самые камни. Техники установили в крепости дополнительные экраны, так что мы могли теперь следить одновременно за несколькими передачами.


Валун лежал в высокой — по колено — траве на отшибе от остальных. В высоту он достигал почти трех метров, а форму имел почти круглую. Во-первых, он действительно не отличался от тех, которые мы видели в округе. Во-вторых, два дня назад его на этом месте не было. Каким бы невинным он ни казался, это точно был один из загадочных «движущихся камней».


— А что ваш Ученый? — передал я.


— Зым? Ничего особенного; пока что он просто исполняет все, что ему приказывают.


— Я имею в виду, есть ли ему что сказать про камень?


— Нет. У него не больше объяснений этому феномену, чем у остальных Ученых, следящих за этим с экрана.


Сидящая за моей спиной Цзы нетерпеливо поерзала на месте. Разумеется, она не могла слышать нашего разговора с Зыром, но ее наверняка интересовала причина задержки. Как бы то ни было, на этот раз она промолчала.


— Обойдите камень скиммерами с двух сторон и поизучайте его в оптику.


Картина на экранах сменилась; скиммеры разошлись и заняли позицию по обе стороны от камня.


Теперь настала моя очередь ждать, пока они рассматривали цель и телепатически обсуждали результаты наблюдений. Во время паузы я еще раз обдумал про себя состав разведывательной группы. В момент их отбытия у меня случился неотложный разговор с Ырком, так что только сейчас появилась возможность проверить правильность сделанного Зыром выбора.


В разведывательную группу включили троих Воинов и — после некоторых колебаний — одного Ученого. Вообще-то мы старались по возможности не выпускать Ученых из крепости, с тем чтобы их потери в случае внезапного нападения были минимальными. Из трех подразделений это было наиболее ценным, тем более что найти им замену было бы труднее всего. Впрочем, приказать это оказалось гораздо проще, чем добиться исполнения приказа. Врожденная любознательность гнала их из крепости при малейшей возможности, а если таковой не представлялось, они создавали ее сами. Впрочем, в данном конкретном случае даже я не мог не признать обоснованности их требований. Непосредственные наблюдения Ученого на месте могли оказаться неоценимыми, пусть даже до сих пор он и не сказал ничего путного.


Скиммеры развернулись носом друг к другу, и я смог разглядеть на экранах их экипажи.


Экипаж первого составляли Зым — Ученый и Кыр. Из-за неопытности Ученого Кыр скорее всего управляла и движением, и оружием. Что ж, если кто-то из цзынов и был способен на такое, то и Кыр — наверняка.


Вторую машину вели Зыр и Хыф. Скорее всего именно способности Хыф к цветному зрению и склонили Зыра к выбору в ее пользу, оставив более опытного Выра в крепости. С другой стороны, где еще набираться опыта молодым Воинам, если их не посылать на задания?


— До сих пор внешнее наблюдение не обнаружило ничего необычного, — доложил Зыр. — Похоже, это самый обычный валун и ничего больше.


До меня дошло, что если объект нашего исследования и впрямь окажется самым обычным валуном, это может стать самым сокрушительным фиаско за всю историю касты Воинов. Но если нет…


— Продолжайте по программе.


— Есть, командир.


Скиммеры тронулись с места. Машина с Кыр и Зымом подошла на сорок метров к булыжнику и замерла, нацелившись на него носом. Неплохо! Они заняли выгодную позицию для того, чтобы прикрывать огнем второй скиммер. Освободившись от необходимости управлять движением, Кыр могла теперь целиком сосредоточиться на оружии, а когда огонь вела Кыр, я не сомневался, что она справится и с двумя валунами, что бы они собой ни представляли.


Машина Зыра — возможно, под управлением Хыф — отошла на несколько сотен метров, выждала, пока Кыр займет позицию, и рванулась вперед. Стараясь не оказаться между камнем и излучателями Кыр, она пронеслась мимо цели на максимальной скорости, едва не зацепив ее. Сделав крутой разворот, они развернули скиммер и снова понеслись на цель.


Что-то изменилось в камне… или это мне показалось? Мой взгляд метался с экрана на экран. Точно ли он пошевелился? Или это сдвинулся с места приемник изображения?


Скиммер Зыра снова приближался, на этот раз медленнее. Я видел их на экране такими, какими их видел приемник изображения на скиммере Кыр. Зыр высунулся из кабины с мечом наготове — он явно пополнил собой ряды Воинов, не доверяющих шарнирно закрепленному оружию.


И тут все и произошло, причем с такой скоростью, что мы только потом, по записям, смогли воспроизвести то, что случилось. Валун разом ожил, стремительно метнувшись навстречу машине Зыра. Паук.


Чудовищно огромный паук.


На экране, передающем изображение со скиммера Зыра, мелькнула земля, и он погас. Я перевел взгляд на экран с машины Кыр как раз вовремя, чтобы увидеть, как паук поворачивает в ее сторону. Он двигался с неописуемой скоростью, мгновенно заполнив собой весь экран. Однако каким бы быстрым он ни был, Кыр оказалась быстрее. Мы увидели, как из ее стволов вырвались струи холодного излучения — они уперлись в несущегося паука, не оказав на него, впрочем, никакого воздействия, во всяком случае, на первый взгляд. Изображение на экране дернулось вбок, и мне сначала показалось, что это Кыр пытается отвести машину в сторону, но тут оно снова замерло, показав куст и полоску травы, и я понял, что произошло. Оба скиммера потерпели аварию, визуальный контакт утерян.


— Клянусь Черными Болотами! — взорвался Ырк, словно угадав мои мысли. — Того, кто спроектировал эти скиммеры, мало изрубить на кусочки, пусть даже мне для этого придется лично вызвать его на дуэль!


— Что-то не так с холодным излучением, Техник! — вмешалась в наш разговор Цзы. — Неужели твои цзыны не могут поддерживать в норме даже имеющееся оборудование?


— Излучатели в полном порядке, — возмутился Ырк. — Эта тварюга как-то умеет защищаться от излучения.


— Вздор. Эти лучи прожгут насквозь…


— Посмотри сам. Сейчас воспроизведем запись с начала…


— Только используйте для этого другой экран, — приказал я.


— Но, командир, еще один экран…


— Всякий, кто уберет текущее изображение с этих двух экранов, будет иметь дело со мной. Я хочу видеть все в живом изображении, а не в записи.


— Простите мою непонятливость, коммандер, — вежливо поинтересовался Ырк, — но что вы хотите видеть?


До меня дошло, что он прав. Вряд ли куст с полоской травы могли сообщить мне ценную информацию. Еще до меня дошло, что, несмотря на разницу в росте, я смотрю на него в упор.


Я медленно вернул голову в нормальное положение.


— Оставьте все так, — произнес я уже спокойнее.


— Зыр на связи, командир.


Взмахом руки я заставил этих двоих замолчать и сосредоточился на телепатическом разговоре с Зыром.


— Докладывай, Зыр.


— Ситуация под контролем, командир. Нападавший уничтожен.


— Что с вами?


— У Хыф рука сломана… Больше потерпевших нет.


Одновременно с этим сообщением куст на экране исчез, сменившись нормальным изображением, — перевернутый скиммер вернули в горизонтальное положение. Зыр вел передачу, переворачивая его; на экране показались остальные трое. Кыр возилась со своим скиммером; Хыф помогала ей, несмотря на сломанную руку. Зым явно осматривал то, что осталось от убитого паука.


— Оба скиммера вроде бы в относительной исправности, — доложил Зыр, — хотя мой получил повреждения носовой части.


— Все верно, — ответил я. — Приемники изображения на твоем скиммере вышли из строя.


Я заметил, что Цзы пытается привлечь мое внимание.


— В чем дело, Цзы?


— С вашего позволения, командир, мне хотелось бы передать кое-какие инструкции Зыму.


— Разумеется.


Я не испытывал ни малейших колебаний на этот счет. Зыр заверил меня в том, что ситуация находится под контролем; все остальные подробности могут подождать до их возвращения. Пока что гораздо важнее не мешать Ученым делать их дело.


— Зыр, — скомандовал я. — Передай усилитель Зыму.


— Есть, командир.


— Ырк, — произнес я, передавая собственную ленту с усилителем Цзы. — Могу я переговорить с тобой?


— Разумеется, командир.


Мы удалились на другую сторону купола, чтобы не отвлекать Цзы от работы.


— Ты высказал одно замечание, которое мне хотелось бы прояснить.


— Насчет холодного излучения?


— Нет, насчет скиммеров.


— А, это… Простите меня, командир. Это непростительное проявление эмоций с моей стороны. Прошу вас, не забывайте, что мы. Техники, не привыкли наблюдать за боем непосредственно.


— Если честно, меня интересовала твоя критика конструкции скиммера. А мне-то казалось, вы, Техники, считаете скиммер шедевром технической мысли.


— Не надо путать всю нашу касту с отдельными индивидуумами, которые его создавали.


Я ждал, но он не стал продолжать. Мне хотелось было устроить ему небольшую выволочку за высказанное мимоходом замечание в адрес Воинов, но на этот раз любопытство взяло верх.


— Объясни подробнее, Ырк.


— Что, командир?


— Разницу, о которой ты говоришь. Мне хотелось бы получше понимать все это… в конце концов, это моя обязанность как командира операции, — поспешно добавил я.


— Не знаю, стоит ли это объяснять. Ну скажем, в касте Воинов не может не возникать разногласий, верно? Почему же тогда вы считаете, что у Техников должно быть по-другому? К какой бы касте мы ни принадлежали, мы все равно остаемся цзынами.


Я подумал над его ответом. Это казалось логичным, настолько логичным, что я даже удивился, почему сам не додумался до этого раньше.


— Я никогда не думал об этом с такой стороны, Ырк. Я всегда считал Техников исключительно сплоченной кастой.


— В этом нет ничего нового, командир. Помните мое замечание насчет понятия долга в касте Воинов на совещании по поводу муравьев?


— Ну, помню.


— Так вот, до того я тоже считал Воинов одинаковыми — высокопрофессиональными бойцами, но заносчивыми и надменными. Признание Зыра в том, что возможности его подразделения тоже ограничены, заставило меня посмотреть на вашу касту по-новому. Возможно, наши сложности заключаются в том, что до этой операции нам приходилось иметь дело преимущественно с рядовым составом других каст. Я давно уже заметил, что чем ниже индивидуум стоит на служебной лестнице, тем рьянее он защищает свою касту.


До меня вдруг дошло, что меня втягивают в гораздо более глубокомысленную дискуссию, чем я рассчитывал.


— Давай все-таки не отвлекаться от моего первого вопроса, Ырк. Каково твое мнение о конструкции скиммера?


Он поколебался, прежде чем ответить.


— Обычно я избегаю критиковать проект, в разработке которого сам не участвовал, — вы ведь тоже вряд ли будете критиковать кампанию, в которой не сражались. Но раз уже так вышло, что в минуту слабости я позволил себе открыто проявить свои эмоции, думаю, мое пояснение ничего не изменит.


Скиммеры созданы путем модернизации скоростных катеров. Само по себе это означает, что в тот момент Верховное Главнокомандование ориентировалось на решение других задач. Когда ты модернизируешь конструкцию вместо того, чтобы создавать совершенно новую, полностью избежать накладок и недостатков практически невозможно. Поэтому модернизированную конструкцию приходится модернизировать дальше. Результатом, как правило, являются неудовлетворительные эксплуатационные качества, свидетелями чему мы только что стали. Говоря короче, вы тратите уйму времени для того, чтобы произвести на свет устройство сомнительной ценности. Что до меня, я предпочитаю тратить рабочее время на создание чего-то, успешно действующего в условиях, для которых это чего-то проектировали.


— Значит, ты признаешь, что конструкция скиммера неудачна?


— Я до сих пор не могу понять, как Воины согласились принять их на вооружение.


— Мы и не соглашались. Наш протест был отклонен Верховным Главнокомандованием.


— Правда? — В голосе его звучало неподдельное удивление. — Что ж, это заметно повышает мое мнение о Воинах.


Я решил не упускать благоприятной возможности, если уж таковая представилась.


— Раз уж мы достигли согласия по этому вопросу, может ли твоя группа внести в конструкцию скиммера дальнейшие усовершенствования?


Несколько секунд он обдумывал это предложение.


— Что ж, можно попробовать, — сказал он наконец. — Хотя, глядя на то, как эта машина ведет себя в бою, у меня возникают сильные сомнения, что это что-нибудь изменит. Боюсь, что наилучший вариант — разобрать этот скиммер полностью и собрать из этих деталей совершенно новую машину.


— Сколько времени может занять подобный проект?


— Разумеется, я не могу назвать точный срок, но с теми специалистами, которые имеются в моем распоряжении здесь…


— Командир!


Цзы махала мне от экрана:


— Зыр хочет поговорить с вами.


Что-то не в порядке. Зыр не стал бы тревожить меня по пустякам.


Забыв про разговор с Ырком, я поспешил к экрану и взял у Цзы ленту с усилителем.


— Рым слушает.


— Командир, мне нужен твой совет. Посмотри на экран.


Я торопливо окинул взглядом экраны. На них не было ничего, кроме склона горы и редких кустов. Ничего особенного.


— Объясни, Зыр.


— Вон те кусты у засохшего дерева. Приглядись к ним повнимательнее.


Я последовал его совету. Сначала я не заметил ничего, потом, присмотревшись получше, увидел. Муравей.


— Кыр заметила его только что. Похоже, он наблюдает за нами.


— Давно он здесь?


— Неизвестно. Он вполне мог находиться здесь с самого начала нашей потасовки с пауком.


Я смотрел на муравья, но думал совсем о другом. В голове роились мысли о том, что сообщила нам тогда Цзы: разумны… способны пользоваться механизмами… и обладают способностью связываться с гнездом.

ГЛАВА

— 8 —


Странное дело, но Ученые не воспользовались этим инцидентом в качестве предлога для того, чтобы настоять на более детальном изучении муравьев. И кроме того, их активность в этом направлении несколько ослабла. Они даже прекратили непрерывное наблюдение за экранами, подключенными к приемникам изображения, установленным у муравейника. Вместо этого они с новыми силами принялись выполнять основную программу. Впрочем, времени на что-либо другое у них особенно и не оставалось: количество видов, требовавших сбора и изучения, росло. Ну и разумеется, в их число входил паук.


Поняв, что за ними наблюдают муравьи, наша разведывательная группа как можно быстрее покинула место происшествия, не забыв, однако, забрать с собой в крепость останки паука. Это означало, что они везли его на одном из скиммеров, с трудом выглядывая из-под его ног, чтобы управлять машиной. Я даже гордился выдержкой моих Воинов, выполнивших такую сложную задачу. Не так уж приятно всю дорогу сидеть, касаясь тела врага, тем более такого врага, который только что чуть не убил тебя самого. Тем не менее они выполнили и эту задачу без единой жалобы. Пришлось, правда, поволноваться, когда они проходили линии действия защитных систем.


Зыр, как и было условлено, дал сигнал, когда они подошли к внешней линии. Упомянуть про паука он забыл. Дежурившие в этот момент Воины даже не думали укрываться, так что появление в поле зрения отряда застало их врасплох. Действительно, когда ты ожидаешь появления своих товарищей, а из кустов появляется туша паука, скользящая к тому же над землей с неестественной скоростью, можно слегка обалдеть.


Катастрофу предотвратило только появление следом второго скиммера. Если Воина застают врасплох, он, как правило, реагирует, хватаясь за оружие.


Признаюсь, я был разочарован, когда Ученые почти сразу же отбросили паука как вероятного естественного врага прыгунов.


— Рыхх, Зым и я полностью согласны с этим выводом, — заявила Цзы так, как будто подобное совпадение взглядов само по себе уникально и является окончательным приговором. — Притом что изучение хитиновой оболочки, устойчивой к холодному излучению, представляет значительный интерес, равно как и его яд, этот вид никак не может считаться серьезным кандидатом на роль естественного врага прыгунов, которого мы ищем.


— Объясни.


— Во-первых, их метод охоты. Все говорит о том, что они охотятся исключительно из засады, оставаясь неподвижными до тех пор, пока жертва не подойдет к ним на расстояние броска. Этот метод никак не подходит для тех, кто мог бы являться естественным врагом прыгунов как вида.


Изучение пищеварительной системы паука показывает также, что они питаются достаточно редко, подолгу переваривая пищу. Это тоже никак не подходит под те характеристики, которые нам нужны. Мы ищем животное или растение, обмен веществ у которого происходит достаточно быстро, которое питается часто и обильно. Это означает, что оно постоянно и достаточно успешно охотится, не говоря о том, что оно должно быть способно справляться с прыгуном.


— А кладки яиц? — перебил я.


— Тоже исключается.


Она нагнулась и подобрала с земли первый попавшийся камень с кулак размером.


— Похоже это на яйцо паука? — спросила она.


— Нет, — не раздумывая ответил я.


— А вот мы, Ученые, в этом не уверены. Россыпи камней, обнаруженные нами в месте паучьих засад, на деле оказались кладками, как и сами пауки, замаскированными под камни. Причем размер их также не одинаков и зависит от упитанности взрослой особи и, возможно, от размера яйцеклада самки. Я сказала уже, что они замечательно замаскированы, так что мы не можем отличить яйцо от камня до тех пор, пока не разобьем его.


Для убедительности она подняла второй камень и со всех сил ударила им по первому. От удара камень раскололся, и она внимательно осмотрела разлом.


— Похоже, командир, вы правы, — сказала она, отбрасывая осколки в сторону. — Это был просто камень. Впрочем, будь это яйцо, мы бы узнали об этом, только уничтожив его.


— А разве нельзя придумать какой-нибудь другой тест?


— Можно, но в этом нет смысла.


— Объясни.


— В этом нет смысла, поскольку транспортировка необходимого для наших целей количества пауков — будь то взрослые особи или яйца — выходит за рамки безопасного.


— За рамки безопасного?


— Вспомните, командир, мы и так с трудом справляемся с содержанием собранных образцов. Я, конечно, сомневаюсь, что цзыны входят в повседневную диету пауков, но совершенно очевидно, что при случае они нападут и на нас. Вполне может получиться, что мы распространим естественного врага не только для прыгунов, но и для нас самих, создав тем самым новую угрозу Империи. Мне меньше всего хотелось бы заменять одного врага другим, особенно таким, который невосприимчив к нашему холодному излучению.


— Раз уж ты заговорила об этом, Цзы, существует ли возможность того, что у муравьев такой же панцирь?


Она подумала немного, прежде чем ответить.


— Трудно сказать, командир. Мы, Ученые, пока молим Черные Болота, чтобы нам не довелось проверить это.


Это удивило меня: слишком уж это противоречило любознательной натуре Ученых.


— Объясни, Цзы.


— Изучать муравьев можно было до тех пор, пока они не обнаружили нашего присутствия. Теперь, когда им известно о том, что мы здесь, их ответные действия — лишь вопрос времени. Раз уж так вышло, мы, Ученые, считаем своей первоочередной задачей как можно быстрее выполнить то, за чем мы сюда прибыли, и убраться отсюда. Наше пребывание здесь в лучшем случае небезопасно, и с каждым моментом риск все увеличивается.


С этими словами она повернулась и ушла.


Она дала мне достаточно поводов к размышлению, так что я воздержался от немедленных шагов. К тому же имелось и так много проблем, занимавших мое время. Поэтому я отправился на поиски Зыра.


— Как рука Хыф? — первым делом поинтересовался я.


— Хорошо, командир. Ученые сделали ей инъекцию вещества, ускоряющего срастание костных тканей. К началу следующей вахты она уже сможет выполнять обязанности, не требующие физической нагрузки, а к завтрашнему утру сможет нести полноценное дежурство.


— Отлично. Ырк говорил с тобой насчет модернизации скиммера?


— Да, командир.


— Каково твое мнение?


— Притом что для меня было большим облегчением узнать мнение Техников насчет конструкции скиммера, я отнесся к этому предложению отрицательно.


Такого ответа я никак не ожидал.


— Объясни, Зыр.


— Как бы неустойчиво ни вели себя скиммеры в боевой обстановке, они остаются единственным доступным нам средством наземного транспорта. По мере развития операции нам придется перевозить все больше и больше материалов, передвигаться все дальше и дальше в поисках новых образцов для Ученых. Конечно, задачи наблюдения и разведки можно выполнять и с флайеров, но ловить эти образцы можно только с уровня земли.


— Уже не раз, Зыр, мы наблюдали, как несовершенство конструкции скиммера не давало возможности в полной мере использовать огневую мощь оружия. Разве не скиммеры ставили тебя несколько раз в опасные ситуации?


— Наш план, командир, заключается в том, чтобы использовать их только в качестве транспортного средства, спешиваясь и выполняя операцию на земле по прибытии в нужное место. Тебе хорошо известно, что Воин-цзын даже пеший — очень опасный противник.


— Я все-таки не до конца понимаю твою позицию, Зыр. То, что ты говоришь, не лишено смысла, но ведь эту проблему можно решить и по-другому. Что смущает тебя в предложении Техников усовершенствовать конструкцию скиммера?


— Время, командир. Я вовсе не хочу оспаривать умение и опыт наших Техников, но такая работа требует времени, а этого-то мы и не можем себе позволить. Пока они будут усовершенствовать скиммер, мы, возможно, успеем найти то, что здесь ищем, и улететь.


— Могу ли я сделать из этого вывод, что ты разделяешь точку зрения Ученых на…


Он вдруг поднял руку, призывая к молчанию, и замер, склонив голову набок, и я понял, что он говорит с кем-то телепатически. Я ждал, а любопытство мое разгоралось с каждой минутой. Разговор явно затягивался; впрочем, возможно, он просто принимал чей-то доклад. Интересно, какое из повседневных дел наших Воинов требовало такого долгого разговора?


Наконец он снова повернулся ко мне:


— Командир, ситуация складывается таким образом, что я обязан поставить тебя в известность о происходящем.


— Что случилось?


— Один из наших Воинов, конкретно Сырк, исчез.


— Объясни.


— Он заступил на дежурство, вооруженный и с усилителем для переговоров. В условленное время он не вышел на связь и не ответил на попытки связаться с ним.


— Где он находился — в зоне действия оборонительных систем или вне ее?


— Это неизвестно, командир. Ты же знаешь, детекторы настроены так, что не реагируют на движение цзынов. Поэтому мы не можем сказать, выманили ли его за пределы системы или сама система не сработала.


— Хорошо. В таком случае немедленно начинайте поиск.


— Уже выполнено, командир. Поисковую группу вел Мыжж. Это он сейчас докладывал. Они не обнаружили ни самого Сырка, ни каких-либо следов борьбы.


— Так вы уже завершили поиск? Почему об этом не сообщили мне?


Зыр поколебался, прежде чем ответить.


— Подразделение Воинов до сих пор переживает нашу частичную неудачу в поединке с пауком, тем более что это произошло на глазах у представителей других каст. Поэтому мы не хотели поднимать тревогу до тех пор, пока не подтвердится факт исчезновения Сырка. Нам не хотелось бы выглядеть паникерами.


— Ты не ответил на мой вопрос, Зыр. Я тоже принадлежу к касте Воинов и умею молчать, если это нужно в интересах дела. Почему мне не доложили?


На этот раз пауза вышла дольше.


— Известно ли это тебе или нет, Рым, ты все больше отдаляешься от обычных Воинов. Мои Воины не могут не ощущать этого, поэтому ты для них уже не свой. Им неохота выглядеть дураками перед тобой — так же как перед любым Ученым или Техником.


Я тоже помедлил, прежде чем ответить, — мне не сразу удалось взять себя в руки.


— Зыр, — сказал я наконец. — На будущее, будь добр, запомни две вещи и передай это остальным. Во-первых, я пока что командую этой операцией, и поэтому я требую, чтобы мне незамедлительно докладывали о любом изменении обстановки — независимо от того, переживает кто-то из-за этого или нет. И во-вторых, — продолжал я, понизив голос до свистящего шепота, — я Воин, и первый же член экспедиции, независимо от касты, сознательно утаивающий от меня информацию, будет иметь со мной дело на дуэли — или здесь, или по окончании операции.

ГЛАВА

— 9 —


Мы так и не нашли тела Сырка. Хотя исчезновения Воинов для нашей касты и не редкость, это все равно изрядно нервировало. Не найдя тела, мы вообще ничего не знали — ни того, что явилось причиной его смерти, ни того, эффективны ли еще наши оборонительные системы. На редкость неэффективный способ умереть.


Тем не менее операция продолжалась вполне удовлетворительными темпами. Огромное количество образцов местных флоры и фауны было собрано, изучено и отвергнуто нашими Учеными. После нескольких не самых приятных попыток выступить в качестве связующего звена между Учеными и Техниками я позволил им связываться напрямую, что оказалось эффективнее, так что Техники почти не вылезали больше из своей мастерской, изготавливая требуемое оборудование.


Воины тоже не сидели без дела. В промежутках между дежурствами они сопровождали Ученых в их полевых вылазках.


Я же был по уши занят, пытаясь понять и связать воедино все сообщения, поступавшие ко мне со всех сторон. Мое требование, чтобы меня посвящали абсолютно во все события, было доведено до каждого члена экспедиции, поэтому теперь любой инцидент, каким бы мелким и незначительным он ни казался, доводился до моего сведения. Пожалуй, я мог бы даже пожалеть об этом своем приказе, если бы он не помогал мне бороться с бездельем.


Из сказанного понятно, что проблема ничем не занятого времени все-таки еще не решена. Несмотря на учащавшиеся выходы на задания, члены экспедиции все еще частенько маялись от безделья. Долгие беседы о чем угодно стали обычным явлением. Последнее новшество — продолжительные разговоры между представителями различных каст. Хотя в этом и не было ничего неожиданного, мне не сразу удалось привыкнуть.


Помню, один такой разговор меня совершенно обескуражил, поскольку ломал не только установившиеся кастовые предрассудки, но и служебную субординацию.


— Можно вас на пару слов, командир, если вы, конечно, не слишком заняты.


— Разумеется, Рыхх.


Рыхх был младшим по возрасту из троих Ученых, и я почти не общался с ним со времени его панического выступления при нашей посадке.


— У меня возникла одна теория, которой мне хотелось бы поделиться с вами, командир. Мне кажется, до вас ничего такого еще не доводили.


— Ты обсуждал ее с Цзы?


— Да, но она не хотела передавать это вам.


— Она объясняла, почему?


— Да. Она назвала две причины. Во-первых, она считает, что мы недостаточно оснащены, чтобы доказать или опровергнуть эту теорию, а она категорически не хочет предъявлять вам непроверенные положения.


— Ты не согласен с подобной практикой?


— Как правило, согласен, однако в этом случае вынужден сделать исключение. Даже притом что моя теория не доказана, в случае если она верна, это может оказать решающее влияние на успех нашей операции.


— Ладно, я могу понять твою позицию. Впрочем, ты сказал, что у Цзы было два возражения против передачи мне этой информации. А второе?


— Собственно, второе возражение логически вытекает из первого.


— Объясни.


— Ученые уже выступали с рядом предложений, которые вы мотивированно отвергли. Мы не протестуем против этого. Как командир операции вы имеете полное право действовать таким образом, и дальнейший ход событий подтвердил вашу правоту. И все-таки Цзы — возможно, необоснованно — уверена в том, что вы склонны отвергать скороспелые рекомендации Ученых относительно наших дальнейших планов. В своем стремлении восстановить нашу репутацию в ваших глазах она тщательно отфильтровывает информацию, чтобы к вам попадали лишь проверенные данные и обоснованные рекомендации.


Я обдумал это.


— Что ж, должен признать, и в ее рассуждениях есть своя логика, хотя я и не уверен, что она права. Раз так, я, пожалуй, выслушаю твою теорию.


Тем не менее, — продолжал я, прежде чем он успел заговорить, — я попросил бы тебя учесть, что нарушение установленной субординации, особенно в полевых условиях, может иметь далеко идущие и нежелательные последствия, поэтому к подобным явлениям надо относиться со всей серьезностью.


Прежде чем ответить, Рыхх на несколько секунд задумался. Я терпеливо ждал.


— Я учитываю это, командир, — сказал он наконец.


— Тогда говори.


— Это связано с тем, как мы спим.


— Спим?


— Да, и еще с тем, как питаемся.


— Исторически сложилось так, что все цзыны независимо от кастовой принадлежности между периодами активной деятельности впадают в спячку. Это было необходимо для того, чтобы ограничить потребление пищи и прочих ресурсов.


— Однако внедрение новой техники и технологий все изменило. На транспортных кораблях уже вполне достаточно и пищи, и пространства, а космические путешествия открывают для нас все новые планеты. Так что в результате потребность в спячке фактически отпала. Собственно, спячка сейчас необходима только тем цзынам, которые летят на космическом транспорте, готовясь к вторжению на новую планету.


— Все это мне хорошо известно, Рыхх, — перебил я. — Поближе к делу.


— Я пришел к убеждению, что, помимо очевидной цели сбережения ресурсов, спячка имеет и другие функции. Дело в том, что в процессе спячки происходит замещение клеток, совершенно необходимое для нормального функционирования организма цзына.


— Замещение чего? — не понял я.


— Простите, командир. Я попробую объяснить доступнее. При долгом функционировании тело и рассудок цзына испытывают определенную усталость — ну, примерно как оружие, которое слишком долго использовали на максимальной мощности.


— Насколько я понимаю, ты имеешь в виду бластеры, а не традиционное холодное оружие?


— Вот именно. И точно так же, как для нормального функционирования при стрельбе из бластера надо делать перерывы, цзынам для освежения ума и тела необходим сон.


— Я не совсем уверен, что до конца понимаю твои аналогии, Рыхх, — заметил я. — У каждого бластера два режима работы: максимальный и экономный. Максимальный означает, что оружие обладает на короткое время повышенной поражающей мощностью, но после этого может отказать. Ну и разумеется, есть еще экономный режим. Поражающая мощность при нем несколько меньше, чем при максимальном, зато так оружие можно использовать неограниченно долго — по крайней мере в теории. Если следовать твоей аналогии, цзыны могут функционировать в экономном режиме вовсе без сна.


— В принципе, именно так, командир. Вопрос только в том, как именно подобрать интенсивность такого режима. По моему убеждению, мы функционируем с интенсивностью, сильно превышающей этот оптимальный уровень. Поэтому, если мы не сменим график нашего кратковременного сна, боюсь, эффективность нашей деятельности скоро снизится.


Я обдумал это.


— А какое отношение имеет к этому наше питание?


— Клетки нашего организма требуют… — Он осекся и немного помолчал. — Прошу прощения, командир. Мне трудно объяснить это простыми словами. Я не очень привык разговаривать с кем-либо вне своей касты. Поэтому я прошу просто принять то, что я скажу, на веру. Я хочу сказать, регулярное питание имеет такое же значение для оптимальной жизнедеятельности организма, как и сон.


— И ты говоришь, что не в состоянии доказать эту свою теорию?


— Во всяком случае, не настолько, чтобы убедить в этом Цзы. Для того чтобы определить относительную эффективность деятельности цзына, необходимо провести интенсивные тесты представителей всех каст до и после сна. Однако для самых приблизительных результатов мне достаточно примера нашей экспедиции.


— Экспедиции?


— Почти все, если не все члены экспедиции практически не спали с момента нашего прибытия на планету. Я вижу, что это начинает уже сказываться на нашей эффективности — примером тому могут служить трудности, возникшие у наших Воинов в поединке с пауком. Боюсь, дальнейшее падение эффективности может иметь катастрофические последствия, особенно если учесть, что насекомые, напротив, будут действовать все эффективнее по мере нашего дальнейшего пребывания на планете.


— Ты уверен, что сопротивление насекомых будет возрастать? — спросил я. Обсуждать с ним эффективность действий Воинов мне почему-то не хотелось.


— Я специально изучал отчет вашей прошлой экспедиции, командир. Я совершенно убежден, что Империя недооценивает интеллектуальные способности насекомых.


— Объясни…


— Когда вы совершили вынужденную посадку на планете, прыгуны держались подальше от деревьев. В то же время из вашего описания смерти Ыхха следует, что прыгуны нападали, используя лес в качестве прикрытия. Уже одно это демонстрирует прямо-таки пугающую способность адаптироваться к новым условиям. Позже вы со всеми подробностями описывали засаду, устроенную прыгунами на вас и двоих ваших спутников. От этого нельзя отмахнуться. В поразительно короткий срок прыгуны не только распознали в цзынах опасного соперника, но и разработали меры активного противодействия. Они не просто нападали на вас при случайных встречах — они целенаправленно охотились на вас. И не забывайте, мы говорим всего лишь о прыгунах, виде, значительно менее развитом, чем муравьи.


Он осекся, явно стараясь совладать с эмоциями.


— Основываясь на этих наблюдениях, я имею вполне достаточные основания полагать, что по мере развития нашей операции мы будем испытывать все больше неприятностей с насекомыми. В этой связи я считаю, что членам экспедиции необходимо если не приказать, то по крайней мере рекомендовать как можно больше спать… именно сейчас, пока еще есть такая возможность. Очень скоро нам потребуется, чтобы каждый цзын выкладывался на пределе физических возможностей.


Должен признаться, при всем моем скептицизме, его аргументы произвели на меня впечатление.


— Я обдумаю твои рекомендации, Рыхх, — пообещал я.


Я говорил это ему совершенно искренне, намереваясь внедрить его предложения на первом же совещании с руководителями подразделений, однако то, что случилось почти сразу же после этого, заставило меня изменить планы.


Я обсуждал с Ырком очередность стоявших перед Техниками задач, когда заметил кое-что.


— Ырк, — перебил я его. — Все скиммеры в ангаре?


— Совершенно верно, командир.


— Но разве мы не высылали полевой группы?


— Высылали, командир. Они отказались брать скиммер.


— Почему?


— Они не объясняли причин.


Прервав разговор, я поспешил найти Зыра.


— Так решили сами члены группы, — сообщил он мне. — Поскольку они не будут удаляться от крепости больше, чем на два километра, они решили отправиться пешком, не связываясь с более скоростными, но ненадежными транспортными средствами, каковыми являются скиммеры.


— Кто входит в состав группы?


— Кыр и Выр. Они сопровождают Цзы.


Я не мог не одобрить выбора для охраны Воинов-ветеранов, но все равно ощущал тревогу.


— Без скиммера мы лишены визуальной связи с ними.


— Все верно, командир. Я сам говорил им то же самое, но они настаивали на своем. Впрочем, они поддерживают постоянную связь через нашлемный усилитель.


— Свяжись с ними, пусть доложат о состоянии.


— Но следующий сеанс связи только через…


— Свяжись с ними. Если они будут спорить, сошлись на мой приказ.


— Есть, командир.


Он натянул на лоб ленту с усилителем. Я нетерпеливо ждал. Мне не нравилось злоупотреблять своим положением для того, чтобы развеять собственные опасения, но я отбросил эту мысль. Весь мой опыт Воина приучил меня доверять своим инстинктам, и я редко испытывал такую тревогу, как в тот момент, когда узнал о выходе полевой группы без скиммера.


— Они не отвечают, командир.


— Свяжись с Ырком, пусть они срочно подготовят два скиммера. Мы с тобой…


— Командир! — прозвучал у меня в голове голос Зыма.


— Рым слушает.


— Настройте свой наручный инфоблок на передатчики у муравейника, быстро!


Конечно, Зым не имел права приказывать мне что-либо, но что-то в его голосе заставило меня подчиниться. Инстинктивно я дал знак Зыру глянуть на оживший экран.


У муравейника кипела бурная деятельность. Со стороны нашей крепости к нему приближалась группа муравьев, гордо тащивших добычу — трех наших пропавших товарищей. Судя по их неподвижности, все трое были либо мертвы, либо без сознания. Их втащили в зияющее отверстие муравейника, и больше мы их не видели.

ГЛАВА

— 10 —


Потеря трех товарищей оказала на оставшихся членов экспедиции сильное воздействие. Особенно, конечно, это касалось Цзы, потеря которой как Ученого и главы подразделения была просто невосполнимой. Впрочем, потеря двух Воинов-ветеранов, особенно Кыр с ее непревзойденными боевыми качествами, значила для нас не меньше, пусть и не все согласились бы с этим. Так или иначе, без них наши шансы на успешное выполнение задачи, да и просто на выживание уменьшались. Нас оставалось еще девять, но экспедиция была заметно ослаблена.


Ситуация приняла настолько серьезный оборот, что я созвал внеочередное общее собрание. Признаюсь, мне не хотелось делать этого, тем более что подобные совещания приобрели все более частый характер, но мы никак не могли позволить себе несогласованности действий. Нехватка информации в сочетании с разобщенностью обрекли на провал не одну кампанию, которую вполне можно было бы спасти.


— Как обстоят дела у Воинов, Зыр? — спросил я, открывая собрание.


— Воины смогут выполнять свои функции и с имеющимися силами, командир. Однако нельзя сбрасывать со счетов то, что с потерей четырех членов экспедиции, из которых трое — Воины, мы можем встретиться с силами, против которых не в состоянии будем продержаться. И особую тревогу вызывает неэффективность нашего холодного излучения. Оба Воина, отряженных на последнюю вылазку, были вооружены ручными бластерами — излучателями холодного излучения, а боевые реакции Кыр хорошо известны всем. Тем не менее они не продержались даже минимума времени, необходимого на посылку сигнала тревоги. Из этого приходится сделать вывод, что наше оружие этого типа эффективно против муравьев не более, чем против пауков. Я бы рекомендовал всерьез рассмотреть возможность использования в этой операции горячего излучения.


Я обдумал это предложение. Зым, представлявший теперь Ученых, промолчал, что было не так уж и плохо. Вполне можно было ожидать от Ученых обычных протестов: использование горячего излучения неминуемо нанесет ущерб окружающей среде. Но это было настолько очевидно, что не стоило даже и обсуждать — собственно, поэтому он, возможно, и молчал. Впрочем, я был благодарен ему и за это.


— Ырк, — сказал я наконец. — Могут твои Техники изобрести и изготовить какое-нибудь средство для тушения пожаров, вызванных горячим излучением, в зоне обороны крепости?


— Мы можем либо выжечь по периметру зоны защитную полосу, либо разместить по той же линии цепь автоматических огнетушителей. Разумеется, ни тот ни другой варианты неприемлемы.


— Почему?


— Оба метода либо слишком сложны, либо никуда не годятся с точки зрения маскировки: в любом случае они сразу же выдадут наше местоположение неприятелю.


— Позволь напомнить тебе, Ырк, что мы уже потеряли троих, а возможно, и четверых членов экспедиции, попавших в руки врага. Это означает, что враги прекрасно осведомлены о нашем присутствии, а если они еще и не знают, где именно наша крепость, то узнают в самое ближайшее время. А потому я поручаю тебе установить необходимое противопожарное оборудование. Лучше уж заранее подготовиться к нападению, чем сидеть сложа руки в надежде, что до этого не дойдет.


— Слушаюсь, командир.


— Зым, я понимаю всю сложность сложившейся ситуации и в нормальной обстановке дал бы тебе время освоиться с новыми обязанностями. К сожалению, у нас сейчас нет такой возможности. Можешь ли ты хотя бы ориентировочно сказать, сколько времени нам потребуется для решения главной задачи — выявления приемлемого для наших целей естественного врага прыгунов?


— Могу, командир. Я считаю, что мы уже нашли его.


— Объясни.


— Вот уже некоторое время наша группа занята изучением отдельных видов теплокровных, заселяющих эту планету. Они невелики — не больше полуметра в длину — и не представляют совершенно никакой опасности для цзынов. Их основную пищу составляют яйца прыгунов — они находят их по запаху, выкапывают и поглощают до полусотни в день. Мы полагаем, что насаждение растений, которых прыгуны предпочитают избегать, разведение на планетах этого вида теплокровных вкупе с массированным, поддержанным с воздуха ударом по взрослым прыгунам может полностью уничтожить этого члена Насекомой Коалиции.


— Но у теплокровных очень небольшая продолжительность жизни, — перебил его Ырк. — Как они смогут пережить перелет на транспортном корабле?


— Этот конкретный вид отличается высокой плодовитостью, — ответил Зым. — Они смогут воспроизводиться и на борту транспортного корабля.


— Если они настолько эффективны, — вмешался в разговор Зыр, — почему им не удалось уничтожить прыгунов на этой планете?


— Естественным врагом этого вида является хищное растение, произрастающее здесь в таких количествах, что только плодовитость спасает этих теплокровных от полного вымирания. Для решения проблемы на этой планете нам достаточно наладить разведение их на борту кораблей, чтобы компенсировать высокий уровень смертности. Потом, включив эти растения в один с прыгунами список целей для атаки, мы снова высадим этих животных на планету, чтобы они покончили с яйцами. Ко времени, когда растения вырастут снова из семян, теплокровные уже сделают свое дело.


— Чем они питаются, помимо яиц прыгунов? — поинтересовался Ырк. — Чем мы будем их кормить во время транспортировки?


— Мы приучили пойманные экземпляры питаться синтетической пищей, близкой к их естественному рациону. Эту пищу легко производить даже на борту транспортного корабля. И еще одно обстоятельство мне хотелось бы подчеркнуть особо: они не едят яйца цзынов.


— Насколько сложно организовать отлов? — спросил Зыр. — Во что нам обойдется набрать количество животных, достаточное для естественного воспроизводства?


— Готовая к спариванию особь издает специфический звук, что-то вроде чириканья, для привлечения внимания партнера. Этот звук несложно воспроизвести с помощью аппаратуры, и мы без особого труда подманим животных к нашей крепости для поимки и транспортировки на орбиту. Кстати, этим же приемом мы сможем ограничить их численность на планетах в случае избыточного воспроизводства.


— У меня еще вопрос, Зым.


— Да, командир?


— Описанное тобой животное представляется идеальным решением стоящей перед нами проблемы. Собственно, оно настолько идеально, что меня удивляет, почему это не доводилось до нашего сведения раньше?


Зым замялся и не сразу нашел нужные слова для ответа.


— Цзы… как бы это сказать… не любила теплокровных. Она… ну, не слишком, так сказать, спешила рекомендовать разведение теплокровных для распространения по Вселенной. Поэтому-то она и откладывала сообщение об этом нашем открытии, занимаясь одновременно поиском других вариантов. В момент ее похищения муравьями она как раз искала хищный вид насекомых, не входящий в Коалицию.


— Какие возражения у нее имелись против использования теплокровных? — спросил Зыр.


— У нее имелось что-то вроде личной теории. И по этой ее теории относительная масса мозга у теплокровных указывает на возможность появления у них разума, даже более развитого, чем у насекомых или цзынов. Это, в свою очередь, означает потенциальную угрозу Империи.


— Теплокровные? — не выдержал Ырк. — Угроза Империи?


— Даже обладая неполными данными о потенциальной разумности теплокровных, не говоря уже о минимальных шансах возникновения у них цивилизации, она относилась ко всем видам теплокровных с равным предубеждением.


— Я, конечно, не Ученый, Зым, — заявил Ырк, — но я нахожу эту теорию неубедительной. Вряд ли ее стоит принимать всерьез. Угрозу для Империи представляют не столько интеллект, сколько технологии. Как известно, теплокровные физически неспособны управлять механизмами. Разумные существа создают устройства в соответствии со своими собственными физиологическими особенностями.


— Вы сами сказали, Ырк, что вы не Ученый. Уже открыты отдельные виды теплокровных, строение передних конечностей которых мало чем отличается от нашего и, соответственно, у них неплохие хватательные функции. Скажу больше, до тех пор пока к нам не попали записи Изначальных, мы и не подозревали о том, что насекомые способны пользоваться машинами.


— Зым… — начал было Зыр, но Ученый остановил его движением руки.


— Прежде чем мы вернемся к теме нашего разговора, я хочу до конца прояснить нашу позицию. Лично я не разделяю теорию Цзы. Уже одни особенности температурного режима их крови ограничивают размеры потенциальной угрозы, которую они могут составить Империи. В то же время, будучи Ученым, я не могу отрицать вероятность того, что Цзы окажется права.


— Опасения Цзы будут учтены, Зым, — сказал я. — Тем не менее я полагаю, что мы пришли к единому мнению. Любые новые виды, которые мы можем открыть, несут с собой потенциальную угрозу и нам; к тому же поиск, может быть, и несуществующего в природе идеального вида требует времени и новых жертв. И насколько я понял, если мы и ошиблись с этими теплокровными, о которых рассказал Зым, мы сможем подманить их обратно, должным образом почирикав. Если нет возражений, я объявляю данный вид теплокровных нашей главной целью, так что давайте займемся их отловом.


После того как главная цель была определена, работа проистекала без особых происшествий. Созданный Техниками имитатор чириканья завлекал теплокровных в таком количестве, что мы еле успевали строить клетки.


Кодированный сигнал, посланный на орбиту, пробудил экипаж транспортного корабля, и с их помощью проблема клеток была решена. Остававшиеся на орбите Техники начали сооружать большие загоны, а ежедневные рейсы челночных катеров наполняли их пойманными животными, освобождая наши клетки для новой добычи.


Впрочем, забрезживший уже конец экспедиции не намного облегчил жизнь тем, кто остался на планете. Ырк и Рыхх улетели на корабль приглядывать за теплокровными, так что на поверхности нас осталось всего семеро. Чтобы хоть как-то компенсировать уменьшение нашего числа, Зым и Ырр вооружились и несли боевое дежурство наравне с Воинами, предоставив Крыхх в одиночку управляться с теплокровными.


То, что Зым от Ученых и Ырр от Техников сами вызвались на эту работу, уже не могло не вызвать удивления. При этом с Зымом все казалось яснее. Он всегда предпочитал работу в поле, так что для него это скорее был шанс сменить род деятельности, оставаясь в своей касте.


Совсем другое дело Ырр. С самого начала операции она не скрывала неприязни к Воинам — до такой степени, что Ырк счел необходимым несколько раз одернуть ее. Ее желание нести охрану можно было интерпретировать единственно как стремление доказать, что она может выполнять работу Воина не хуже, если не лучше членов нашей касты.


Двое не-Воинов — один настроенный дружественно, другой враждебно… Впрочем, меня не слишком беспокоили их побудительные мотивы. Они были цзынами, и я был рад тому, что они вооружены и охраняют нашу территорию.


И все же, несмотря на благополучное развитие событий, тревога не оставляла меня. Инстинкты Воина говорили мне, что ни один план — не исключая и нынешнего — не развивается так, как было задумано.


Я оказался прав.


Когда это случилось, я разговаривал с Зымом. Мы как раз договорились с ним о том, сколько теплокровных готовить к очередной транспортировке. Собственно, мы уже набрали их достаточно для успешного воспроизводства, но и дополнительная партия для подстраховки не помешала бы. Тут пришел телепатический сигнал:


— Боевая тревога! Приготовить оружие!


Я отреагировал мгновенно — точно так же как все, кто находился в пределах видимости. Мы ждали пояснений, но их не последовало. Голос, подавший сигнал, прозвучал настолько напряженно, что опознать его было практически невозможно.


— Кто подал сигнал? — передал я открытым текстом.


Ответа не последовало.


— Мыжж! — передал я. Он уже занял место в орудийной башне.


— Да, командир?


— Что показывают датчики оборонительной системы?


— Ничего, командир.


Я обдумал проблему, не выпуская из рук оружие.


— Командир! — послышался у меня в голове голос Хыф.


— Докладывай, Хыф.


— Установила визуальный контакт. Наблюдаю неопознанный объект, приближающийся к крепости с юго-востока… дистанция — пятьдесят метров.


— Что за объект?


— Не знаю. Я вижу, как шевелятся кусты, не более того.


— Всем членам экспедиции немедленно вернуться в крепость! — приказал я. — Мыжж!


— Да, командир?


— Что показывают датчики с юго-восточной стороны?


— Ничего, командир.


Весь оставшийся состав экспедиции был уже в сборе. Зыр жестами и телепатическими командами рассылал подчиненных по боевым постам.


— Вижу, командир! — послышался у меня в голове голос Мыжжа. — Это Кыр!


— Кыр? — не поверил я.


Это действительно была Кыр. Мы молча смотрели, как она приближается. Зыр бросился вперед помочь ей. Она была изранена и лишилась одной руки.


— Всем остальным оставаться на местах! — приказал я.

ГЛАВА

— 11 —


Зыр втащил Кыр в зону, прикрытую нашим огнем, и уложил на землю у стены крепости.


— Разрешите выйти из крепости, командир, — тихо попросил меня Зым.


— С какой целью?


— Оказать медицинскую помощь и…


— Нет! — перебил его голос Кыр, слабый, но неожиданно спокойный.


— Кыр! — возмутился Зыр.


— Я должна сообщить… это важно…


— Командир, она умрет, если ей не…


— Они готовятся к нападению… муравьи… Они сделают все, чтобы Империя не узнала…


— Командир! — настаивал Зым.


Я принял решение.


— Мы выслушаем ее доклад. Зыр, я хочу, чтобы ты перестроил нашу оборону. Зым, ты и старший Техник… Ырр, держались поближе, чтобы слышать ее рассказ, но не забывайте вести наблюдение на случай атаки противника.


— Есть, командир. — Зым уже двинулся с места, выполняя приказ.


— Спасибо, командир, — слабым голосом отозвалась Кыр. Я не отвечал.


— Мыжж! — окликнул я.


— Да, командир?


— Надень усилитель и немедленно свяжись с кораблем. Пусть как можно быстрее высылают челнок.


— Есть, командир.


— Все готово, командир, — доложил вернувшийся Зыр.


— Отлично. Кыр, говори.


— У них есть машины… Они… они наблюдают за нами, собирая данные для нападения…


— Какие машины? — перебила ее Ырр.


— Каким образом наблюдают? — спросил Зым.


— Ырр, Зым. Делаю последнее замечание. Я не потерплю, чтобы доклад прерывали. Кыр! Ты из касты Воинов. Значит, тебе известно, как надлежит строить доклад, чтобы информация была исчерпывающей. Прекрати этот беспомощный лепет и докладывай как положено!


Похоже, этот выговор несколько успокоил ее.


— Есть, командир. Нас взяли в плен… всех троих…


Она помолчала, словно собираясь с мыслями. Я терпеливо ждал, пытаясь представить себе судьбу двух других пленных.


— Какое-то парализующее излучение… оружие закреплено у них под телом… Радиус действия неизвестен… принцип действия тоже. Нас поразили на расстоянии примерно пятьдесят метров… Сначала парализовали нас с Выром, возможно, так как мы были вооружены, потом и Цзы… Я заметила только два излучателя. Значит, из них можно стрелять по меньшей мере дважды без перезарядки… Парализующий эффект мгновенный… полная потеря нервных реакций и частичная потеря сознания…


Она явно слабела. Я заметил, что обрубок руки все еще кровоточит. Я попробовал пережать ей артерии. Не могу сказать, чтобы это удалось мне полностью, но по крайней мере кровотечение немного утихло.


— Муравьи действуют быстро и слаженно… Нас полностью раздели — оружие, амуницию… даже ленты с усилителями — прежде чем сознание прояснилось настолько, чтобы сообщить о случившемся.


Нас отнесли в муравейник… Могли глядеть и думать, но не могли пошевелиться… Слабое освещение… бросили на пол…


Она замолчала, запрокинув голову. Я видел, что раны причиняют ей мучительную боль, но продолжал ждать.


— Бросили на пол в слабо освещенном помещении… Нас осмотрели… ощупали усиками… знали, что они ищут… Потом проводившие осмотр ушли… на их место пришли шестеро охранников… челюсти гораздо крупнее…


Наконец вернулась способность двигаться… Эффект от парализующего луча проходит постепенно… Осмотрела помещение… Цзы сказала, это специально для пленных… единственный вход, источник воды… Особенно освещение… флюоресцирующие камни… неестественная порода… их приносили охранники… время от времени меняли… Муравьям свет не нужен; значит, это для пленных…


Муравьи, которые нас осматривали, вернулись, когда мы пришли в себя… Погнали сначала Цзы, потом меня к Выру… Цзы сказала, они хотят, чтобы мы спаривались… размножались… Мы с Выром подчинились, Цзы — нет… Пригнали теплокровных нам в пищу… Цзы отказалась есть…


Продолжалось некоторое время… Отложила яйца, но муравьев к ним не подпускала… Они не настаивали… Пытались заставить Цзы спариваться… отказалась… Не хотела помогать неприятелю изучать цзынов…


Начали готовить побег… Могли подходить к выходу из помещения, но выходить стражники не давали… Видели вход в другое помещение напротив… машины…


— Командир! — послышался у меня в голове голос Мыжжа.


— Рым слушает.


— Я получил ответ насчет челнока.


— Доложишь позже.


Я сосредоточился на рассказе Кыр.


— Могли видеть только часть того помещения… Что-то вроде экрана… не полноценное изображение, как у нас… условные фигурки на светящемся фоне… Показывали нашу крепость и их муравейник… условные фигуры цзынов у крепости… Их число менялось время от времени… судя по всему, наши патрули и часовые… Пульта управления и операторов я не видела…


Подготовили побег… Примерно рассчитали расстояние до поверхности… постарались вспомнить повороты… Решили, что сможем прорваться… Решили не брать светящиеся камни… чтобы не выдавать себя в темноте… Мы с Выром должны были прикрыть Цзы… дать уйти Ученому…


— Командир, — снова послышался голос Мыжжа.


— Рым слушает.


— Датчики засекли неприятеля. Юго-восточный сектор.


— Кто именно?


— Прыгуны. Два десятка.


— Их перемещения?


— Стоят на месте в семидесяти пяти метрах.


— Боевая тревога, — скомандовал я. — Группа прыгунов, семьдесят пять метров к юго-востоку.


Я повернулся к Кыр:


— Продолжай.


— Предприняли попытку побега… Выр начал буйно вести себя… метался во все стороны… катался по полу… потом бросился к яйцам и начал топтать их.


Трое охранников пытались остановить его… Началась драка… Они боялись повредить его… Он убил одного, и я не шевелилась… двое из оставшихся охранников бросились на помощь своим… только один у выхода…


На полу лежали камни… некоторые такого же размера, как мои стальные шары… Убила стражника у выхода камнем… Мы побежали… Выр остался у выхода задержать преследование…


Бежали наугад в темноте… натыкались на стены… коридоры не охранялись… Налетела на муравья сзади… убила… столкнулась с другим… схватил меня за руку… Цзы бежала дальше одна… Убила муравья, но потеряла руку… Побежала дальше…


Получила сигнал от Цзы… Та наткнулась на большую группу муравьев… Заблокировали коридор, ведущий на поверхность… Цзы побежала в сторону… увела муравьев за собой…


Выбралась на поверхность, не встретив ни одного муравья… побежала к крепости… несколько муравьев пустились вдогонку, но потом повернули назад…


— Командир! — послышался голос Мыжжа. — Новая группа прыгунов с севера, и на этот раз с ними несколько муравьев!


— Понял, — передал я ему в ответ.


— Это весь мой рапорт. — Голос Кыр вдруг снова окреп. — Прошу особо отметить Цзы. Она умерла как…


По телу ее прошла судорога, и она затихла.


— Мыжж, — передал я. — Доложи обстановку.


— Визуальный контакт отсутствует, но приборы продолжают показывать наличие двух групп неприятеля. Никакой новой активности со времени прошлого доклада. Похоже, они чего-то ждут.


— Расчетное время прибытия челнока?


— Корабль расположен очень неудачно. Если они вышлют его сейчас, челноку не хватит энергии для взлета. Посадка возможна не ранее чем сразу после захода солнца.


— Докладывай о любом изменении обстановки… передавай это непосредственно Зыру.


— Есть, командир.


— Зым, — негромко окликнул я.


— Слушаю, командир.


— Осмотри Кыр и будь готов доложить о результатах.


— Слушаюсь.


Он подошел к телу Кыр.


— Ырр. Твое заключение по докладу Кыр?


Ответа не последовало.


— Ырр!


— Да, командир. Я… я сейчас.


Я готов был обрушиться на нее, но тут понял, что она очень тяжело восприняла смерть Кыр.


— Не думай об этом, — передал я ей. — Докладывай. Ты исполняешь обязанности главы Техников.


— Но, командир, — не успокаивалась она, — последнее, что я сказала ей перед… перед тем, как ее взяли в плен… Я сказала тогда, что считаю Воинов…


— Воин или Техник, она цзын. И ты тоже. А теперь докладывай.


— Но…


— Она мертва… и все мы, остальные, можем последовать за ней, если не сделаем выводов из ее смерти. А теперь твое заключение!


— Уровень развития техники у муравьев очевидно уступает нашему. Из описания их экрана следуют два вывода. Во-первых, они не владеют технологией прямой передачи изображения. Условные фигуры означают прием информации с самых примитивных датчиков. Возможно, там имелись и другие экраны с выводом цифровой информации. Вряд ли бы они обходились такими мониторами, будь у них аппаратура для передачи изображения.


— Во-вторых, они явно не способны модернизировать имеющееся у них оборудование. — Голос ее напрягся, но она продолжала: — Тот факт, что наши товарищи видели этот экран с некоторого удаления, свидетельствует о том, что этот экран световой. Живущие в темноте муравьи могли бы обойтись и без этого. То, что они не адаптировали это оборудование к своим условиям, несмотря на доступ к технологиям Изначальных на протяжении большего, чем у нас, срока, говорит о низком уровне их конструкторской мысли.


— Не может быть такого, — перебил я ее, — что они просто не предвидели возможности попадания представителей другого вида так глубоко в свои муравейники? В этом случае разработка другого типа мониторов была бы неоправданной тратой сил и времени.


— Я знакома с конструкцией мониторов и могу со всей ответственностью заявить, что светящиеся дисплеи несравненно сложнее в производстве и эксплуатации. Для любого существа с минимумом технических познаний соорудить неосвещенный дисплей гораздо проще. Поскольку они этого так и не сделали, я могу сделать заключение, что они не до конца понимают принципы действия устройств, которыми пользуются, и в лучшем случае лишь имитируют то, что было создано раньше.


— Ясно. Продолжай.


— Парализующие лучи тоже демонстрируют отсталость их техники. С точки зрения анатомии насекомых подвешивать оружие под тело — далеко не самый удобный вариант. Во-первых, это должно сильно мешать им прицеливаться на пересеченной местности. Более того, при стрельбе из укрытия это должно заставлять муравьев подставлять себя под огонь неприятеля.


— Как ты объяснишь тот факт, что они обладают оружием, отсутствующим в наших арсеналах?


— Об этом лучше спросить у Ученых, коммандер. Насколько мне известно, нас, Техников, никогда не просили сконструировать такое.


— Зым! Твои соображения.


— Кыр мертва, командир.


— Да, я и сам пришел к такому же выводу. Давай свои заключения.


— Ни одна из ее травм не носит следов воздействия механических устройств. Исходя из этого можно заключить, что, за исключением реального боя, муравьи предпочитают полагаться на свое природное оружие.


Что же касается парализующего излучения, по логике вещей — оно досталось муравьям от Изначальных. Вполне возможно, мы натыкались на его описания, но не придавали этому особого значения. Цзыны, как правило, либо убивают другие живые организмы, либо вообще не трогают их.


— Почему же? — возразил я. — В операциях вроде нашей такое оружие могло бы оказаться очень даже полезным при поимке живых экземпляров фауны.


— Не спорю, командир, но ведь исследовательские экспедиции — явление сравнительно новое. Вероятно, парализующие излучения были открыты, но забыты как не нашедшие применения задолго до того, как возникла необходимость в таких экспедициях.


— Что ж, может быть. Продолжай.


— Осмотр пленных, как его описывала Кыр, означает, что неприятель уже знаком с анатомией цзынов. Конечно, муравьи могли располагать этой информацией со времен наших предыдущих экспедиций на эту планету, но скорее всего это объясняет, что же произошло с Сырком. В любом случае это является свидетельством того, что муравьи способны собирать и перерабатывать информацию для использования в своих целях. Только этим можно объяснить тот риск, на который они пошли, захватывая живыми вооруженных цзынов для их дальнейшего изучения. Мы должны исходить из того, что если они достаточно разумны, чтобы делать это, им хватит разума и на то, чтобы использовать полученную информацию.


Я немного выждал, чтобы убедиться в том, что он закончил свой доклад.


— Мыжж! — передал я.


— Слушаю, командир.


— Можешь передавать оперативную обстановку непосредственно мне.


— Есть, командир.


— Зыр, твой доклад и анализ обстановки.


— В непосредственной близости от крепости находятся три группы насекомых. Судя по их размещению и действиям, им известно о нашем присутствии здесь и они готовятся к нападению. К северу и юго-востоку находятся две группы прыгунов, судя по всему, под командой муравьев. Прямо на запад от крепости находится еще одна группа, состоящая исключительно из муравьев. Все три группы не предпринимают попыток подойти ближе. Судя по всему, они ожидают сигнала или какого-то события, после чего начнут атаку.


Челнок совершит посадку не раньше захода солнца. Было бы наивно надеяться, что они не попробуют напасть до этого времени; поэтому нам необходимо разработать план обороны.


Я исхожу из того, что все три группы нападут одновременно, хотя не исключена возможность того, что группа муравьев на западе промедлит с атакой в надежде на то, что прыгуны заставят нас выдать наши оборонительные позиции. Если при нападении будет использоваться оружие, оно находится именно в этой группе.


Несколько аспектов предстоящего боя говорят в нашу пользу. Во-первых, противнику явно до сих пор ничего не известно о наших датчиках, которые уже засекли их расположение, численность и передвижения. Во-вторых, поскольку нам удалось убить паука, пользуясь только холодным оружием, они не знают о наличии у нас горячего излучения и о его действии.


Сомнительно, чтобы парализующие лучи, о которых сообщила нам Кыр, действовали на расстоянии более пятидесяти метров. По крайней мере прицельная стрельба с большего расстояния исключается. Радиус поражения наших бластеров и башенной установки значительно больше.


— К сожалению, — возразил я, — вести одновременный огонь из башни можно только по одной цели.


— Будем придерживаться тактики поражения противника с предельной дальности. Сосредоточим огонь из башни по группе муравьев на западе как представляющей наибольшую опасность. Потом по очереди разделаемся с группами на севере и юго-востоке.


— Зыр! — перебил я его. — Верно ли то, что оружие, установленное на турелях наших скиммеров, обладает большим радиусом действия, чем ручные бластеры?


— Совершенно верно, командир.


— Тогда не стоит ли нам…


— Командир! — услышал я голос Мыжжа.


— Рым слушает.


— Наши приборы показывают прокладку туннеля в нашу сторону. С юго-запада.

ГЛАВА

— 12 —


— Разреши обратиться, командир.


— Давай, Зыр, — передал я в ответ.


— В случае, если представится такая возможность, я попросил бы твоего разрешения лично ликвидировать тело Кыр.


— Какой метод ты выбираешь?


— Сжечь ее тело бластером.


— Объясни.


— Она была выдающимся Воином. Она заслуживает лучшей участи, чем послужить пищей муравьям.


— Разрешаю… Если, конечно, такая возможность представится. Мы не можем позволить себе раньше времени открыть неприятелю возможности нашего оружия.


— Разумеется, командир.


Я вполне доверял Зыру в решении подобных вопросов. И потом, тело Кыр все равно находилось с его стороны. Ему с Крыхх ничего не оставалось, как смотреть на него в ожидании вражеской атаки.


Наше положение было не из лучших. Прокладка туннеля с юго-запада остановилась, не доходя до нас метров тридцать. Остальные три группы насекомых не двигались с места, хотя группа на юго-востоке была усилена еще одной стаей прыгунов.


Мы открыли люки в верхней части диска — основания нашей крепости, получив таким образом подобие кольцевой траншеи. Наши силы были поделены на три части: Зыр и Крыхх держали на прицеле юго-восточную группу, Хыф и Зым прикрывали северный сектор, а мы с Ырр держали под наблюдением группу муравьев на западе. Мыжж в башне ожидал выхода туннеля на поверхность, с тем чтобы подавить всякого, кто покажется оттуда, огнем своих установок.


Я вглядывался в местность, но не видел ничего, даже напрягая зрение. Роща в пятидесяти метрах от нас перекрывала обзор, и если бы не наши приборы, я бы ни за что не догадался о том, что за ней таится враг.


Я пытался понять, чего ждут насекомые. Солнце почти село. Возможно, они задумали ночную атаку. Я отбросил эту идею. Это было бы слишком хорошо, чтобы на это надеяться. И потом, прыгуны не слишком эффективны в ночном бою.


— Командир, — снова голос Мыжжа.


— Рым слушает, — передал я в ответ.


— Наблюдаю подход с запада новых групп муравьев. Двигаются медленно. Такое впечатление, будто они тащат что-то.


— Уточни.


— Затрудняюсь, командир. Что-то большое, массивное. Возможно, механическое устройство.


Терпеть не могу таких накладок. Я покосился на клетки с теплокровными, все еще составленные у крепости в ожидании челнока. Казалось, одни они ничуть не волновались.


— Что с челноком?


— Еще не отошел от корабля… Боевая тревога, группы на севере и юго-востоке начали приближаться.


— Боевая тревога! — скомандовал я, но этого и не требовалось.


Шипение горячих лучей наших бластеров было негромким, но действие их от этого не стало менее убийственным — две группы защитников крепости открыли огонь, и ночь огласилась воплями умирающих прыгунов.


— Зыр, — спросил я, — действенно ли горячее излучение против муравьев?


— Еще как, — последовал ответ.


— Западная группа начала приближаться, командир, — сообщил Мыжж. — Но очень медленно.


— Понял, — откликнулся я.


— Противник приближается, — предупредил я Ырр.


— Я готова, командир. — Голос ее прозвучал напряженно. Я напомнил себе, что она Техник, не бывавший еще в настоящем бою.


— Обстановка на западе? — спросил я Мыжжа.


— Ничего не вижу, — заявила Ырр, напряженно вглядываясь в вечерние тени.


— Продолжают приближаться, командир, — доложил Мыжж.


— Они вон там, — передал я Ырр.


— Что ж, тогда давайте посмотрим на них.


Прежде чем до меня дошло, что она делает, она встала во весь рост и наугад выпалила на запад. Горячий луч ее лазера зацепил группу кустов, и та загорелась. В отблесках огня я увидел небольшую группу муравьев, копошившихся у какого-то массивного механизма.


— Ырр… — начал я, но было уже поздно.


Луч, вырвавшийся из неприятельского механизма, рассек ее пополам. Вот тебе и самозваный Воин-Техник. Луч ударил еще раз, проделав оплавленную дыру в куполе нашей крепости.


— Холодное излучение! — передал я остальным, отталкивая тело Ырр в сторону.


— Разобраться с ним, командир? — предложил Мыжж.


— Нет! Продолжай наблюдение за туннелем.


Я не хотел без нужды раскрывать противнику наличие у нас мощной башенной установки, тем более в ситуации, когда он мог попытаться поразить ее своим холодным излучением.


Пригнувшись, я пробрался немного левее, потом осторожно выглянул над бруствером.


— Какое-то массивное устройство, — передал я остальным. — Есть ли в ваших секторах что-то похожее?


— Приборы ничего не показывают, — доложил Мыжж.


— В юго-восточном секторе — ничего похожего, — передал Зыр.


— На севере — тоже, — послышался голос Хыф.


Муравьи тем временем подошли уже совсем близко. Я поднял свой бластер, тщательно прицелился и выстрелил. Я был награжден зрелищем разлетающейся на куски машины, от которой во все стороны разбегались муравьи. А потом передняя волна нападавших захлестнула меня.


Я испепелил двоих справа, резко повернулся и застрелил еще одного, спрыгнувшего в траншею рядом со мной. Я отступил, сжег четвертого и только потом заметил, что снизу к его телу прикреплен какой-то механизм — возможно, парализующий излучатель.


Возможно, такие штуковины и годятся на то, чтобы нападать из засады на небольшие патрульные группы, но только не против цзына из касты Воинов в открытом бою. Я все время перемещался, не давая противнику возможности прицелиться. Дважды я выпрыгивал на бруствер, расчищал огнем завал из лезущих через него муравьев и спрыгивал обратно в относительно безопасную траншею.


Я выхватил меч и принялся крушить им направо и налево, не разбирая живых и мертвых врагов. Иногда мне даже приходилось укрываться за муравьиными трупами, но пока что моя тактика себя оправдывала и я оставался цел.


А потом, совершенно неожиданно, поток врагов иссяк. Я понял, что уже стемнело; местность освещалась только горящими кустами Над моей головой с шипением разрезал воздух и ударил в скопление муравьев новый луч — это Мыжж прикрывал меня огнем из башни.


— Мыжж! Я же приказывал тебе держать под огнем туннель!


— Я остановил их там, командир! Они прекратили атаку после того, как я пожег первый десяток тех, кто выбрался на поверхность.


Я испепелил еще одного муравья.


— Все равно прикрывай тот сектор.


Муравьи затратили уйму времени на сооружение туннеля. Я не верил в то, что они так просто откажутся от этой затеи. Слишком много сражений проиграно из-за того, что кто-то преждевременно поверил в отступление неприятеля.


— Заходят справа, командир, — послышался голос Хыф, а через пару секунд появилась и она сама.


— Что с северной группой? — спросил я, не прекращая вести огонь по группе муравьев у горящего дерева.


— Уничтожена. Судя по всему, это был всего лишь отвлекающий маневр.


— А Зым?


— Помогает Зыру и Крыхх, — ответила она.


— Поменяйся местами с Крыхх, — приказал я.


— Но, коммандер…


— Мне позарез нужен Техник. — Я махнул рукой в сторону горящих деревьев. — Их огнетушители вот-вот погасят огни, нужные нам для освещения.


— Ясно, командир.


Она исчезла. Я покосился на догорающие огни. Придется положиться на то, что они погаснут сами, не нанеся особого экологического ущерба. Свет нам сейчас был важнее.


— Что с челноком? — спросил я у Мыжжа.


— Идет сюда, командир.


— Заходят справа, командир, — это появилась Крыхх. Она волновалась, но в целом держалась лучше, чем Ырр.


— Ты помнишь точное местоположение огнетушителей, установленных вами в западном секторе? — спросил я, поливая лучами троих муравьев, пытавшихся зайти к нам с фланга.


— Да, командир.


— Уничтожь их из бластера. Нам нужны эти огни.


— Командир! — послышался голос Мыжжа.


— Рым слушает.


— Приборы показывают что-то странное. Если верить индикатору подземных пустот, туннель удлиняется, приближаясь к крепости, однако шум от работы отсутствует.


— Холодное излучение! Они прокладывают туннель холодным излучением! — передал я всем.


— Я разберусь с этим, командир, — пришел ответ Хыф.


— Челнок совершил посадку, командир. В двадцати метрах к югу от крепости.


— Немедленно эвакуируемся! — На челноке полностью отсутствовало вооружение, и я не хотел, чтобы его захватили.


Мы с Крыхх разом выскочили из траншеи и побежали к челноку, на ходу поливая муравьев лучами бластеров.


У зияющего отверстия туннеля я увидел Хыф. Она швырнула в яму гранату, отступила назад, чтобы ее не задело осколками, и прыгнула туда сама с бластером на изготовку. И ей, и нам было совершенно ясно, что выбраться из туннеля ей не удастся, но теперь наше отступление было прикрыто с этого направления.


Зыр и Зым уже ждали нас у челнока, поливая огнем группу муравьев, напиравших с юго-востока. Собственно, со стороны противника в бою принимали участие уже одни муравьи — прыгунов уничтожили.


— Где Мыжж? — спросил я, поворачиваясь, чтобы встретить огнем еще одну группу муравьев на западе.


— Все еще в башне, прикрывает нас огнем, как приказано, — ответил Зыр.


Это вовсе не входило в мои планы.


— Мыжж! — передал я.


— Слушаю, командир.


— Включи таймер самоуничтожения крепости, ставь башню на автоматический огонь и уходи.


— Есть, командир.


— Пилот челнока! — передал я.


— Слушаю, командир. — К моему удивлению, я услышал голос Ырка.


— Приготовься взлетать немедленно, как только последний член экспедиции окажется на борту.


— Есть, командир, — отозвался он, поколебавшись пару мгновений. Я понял, что он ожидал эвакуировать гораздо больше цзынов, чем видел перед собой.


— Всем прикрыть огнем отступление Мыжжа, — скомандовал я остальным.


Мгновение, когда башенная установка переключилась на автоматический режим, мы заметили сразу: ствол заплясал из стороны в сторону, отстреливая цели по одной в порядке, диктуемом датчиками.


Секундой позже показался Мыжж. Ему пришлось буквально прорываться через муравьев, сообразивших, что одиночного цзына одолеть куда проще, чем группу у космического аппарата.


Мы сосредоточили огонь на других муравьях, спешивших отрезать его от нашей группы, но — как это бывает при несогласованном заранее огне — одного пропустили.


Оборонительная система была запрограммирована так, что не обращала внимания на цзынов, и она так и поступила. Башня повернулась и выстрелила в последнего оставшегося муравья, с механическим безразличием игнорируя тот факт, что Мыжж находится точно на линии огня.

КНИГА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА

— 1 —


Я нервно ходил из угла в угол отведенной мне каюты. В теории считалось, что одиночество благотворно действует на мыслительный процесс. Что до меня, одиночество действует на меня раздражающе.


Я не привык к одиночеству. Я Воин, и всегда, начиная с обучения, меня окружали другие цзыны. Даже ложась в спячку, я знал, что меня окружают такие же Воины, как я. Минуты одиночества были редкими, случайными и пролетали быстро.


Теперь мне — равно как и остальным кандидатам — отвели по большой персональной каюте на борту корабля-колонии до тех пор, пока я не представлю доклад со своими предложениями по предстоящей операции. Даже то, что так распорядилось Верховное Главнокомандование, не делало каюту уютнее.


Кончик моего хвоста больно ударился о стену, и до меня дошло, что я начал непроизвольно размахивать им из стороны в сторону. Так дело не пойдет. Я не слишком много наработаю, если не смогу держать себя в руках. Надо собраться с мыслями и работать.


Я решил было перекусить, но тут же отказался от этой мысли. Я не был особенно голоден, а избыток пищи всегда действует отупляюще.


Можно было, конечно, и поспать. Новые правила рекомендовали нам отводить на сон определенный процент времени. Подумав, я отказался и от этого. Слишком мало я продвинулся в своей работе. Чем скорее я с ней разделаюсь, тем скорее вырвусь из этой опостылевшей каюты. А поспать можно и в то время, пока мой доклад будут анализировать.


Разумеется, лучше всего было бы вернуться к работе. Я повернулся и брезгливо посмотрел на свой компьютер. Вокруг полиэкранного монитора громоздились катушки с пленками, от чего помещение казалось меньше.


Пленки были рассортированы на пять групп. Первая группа — это информация о муравьях — как достоверная, так и гипотетическая, хотя катушки были старательно помечены ярлыками, чтобы не спутать одно с другим. Вторая группа — доклад Техников об оборудовании, которым мы могли располагать в предстоящей операции. Остальные три кучки содержали информацию о трех заселенных муравьями планетах.


Передо мной и остальными кандидатами стояла задача разработать детальные планы нападения на каждую из трех планет. Анализ этих планов Верховным Главнокомандованием должен был помочь определить, кто из нас станет руководить планетарными операциями предстоящей кампании. Само по себе положение в касте еще не гарантировало назначения. Многие из кандидатов уже командовали планетарными операциями в прошлую войну, но и им предстояло вновь доказать свои аналитические способности применительно к новому заданию. И еще, всем было известно, что многих Воинов, командовавших планетарными операциями в прошлые кампании, даже не включили в список кандидатов.


В дверь постучали. Я встал перед входом и нажал на кнопку замка. В коридоре стоял Зыр с небольшой коробочкой в руке. Я отступил в сторону, пропуская его в каюту.


— Я увидел твое имя в списке кандидатов, Рым, — без долгих слов перешел он к делу.


— Это так, — подтвердил я, — хотя клянусь Черными Болотами, не знаю почему. То, как движется у меня работа над планом, только подтверждает мою изначальную уверенность в том, что я не гожусь для такой должности.


Он вопросительно склонил голову набок.


— Я считал, что Воин с твоим боевым опытом справился бы с анализом без особого труда.


— В теории, возможно, да, — ответил я. — Но на деле я обнаружил: мало что из моего предыдущего опыта может помочь мне в этом.


— Объясни, — настаивал он.


— Даже притом что в прошлом мне доводилось занимать командные должности низшего уровня, по характеру своему я скорее исполнитель. Мне всегда приходилось решать тактические задачи, никак не стратегические. Я всегда получал план, а мне оставалось только корректировать его в зависимости от обстановки и приводить его в исполнение.


Я махнул рукой в сторону груды пленок.


— А теперь, вместо того чтобы приспосабливать существующий план, от меня требуется создать новый. Нет чтобы дать мне задачу, цель, десять Воинов, три скиммера и возможность использовать их по своему усмотрению! А вместо этого мне дают цель, и спрашивают, сколько Воинов и какое оборудование требуются для ее уничтожения. Это неизмеримо более трудная задача, и не уверен, что мне она по зубам.


Несколько секунд Зыр обдумывал сказанное.


— Я понимаю твои затруднения, — произнес он наконец, — но, с твоего позволения, я мог бы предложить тебе, как с этим справиться.


— Предложение принимается.


— Ты теряешься, не зная, какой вариант выбрать из множества возможных. Я предлагаю тебе следующее: выбери условный контингент — то или иное количество Воинов, не особенно задумываясь, какое именно, — и произвольный набор оборудования. Разработай план операции так, словно у тебя не будет никаких других сил. Посчитай процент потерь при этом варианте. Потом удвой контингент и спланируй операцию заново. Если я не ошибаюсь, ты обнаружишь, что в первом случае твои возможности будут ограничены нехваткой сил, а во втором у тебя останется избыток Воинов. Возможно, ты решишь, что в отдельных случаях пара единиц техники вполне заменит, скажем, десяток Воинов. В любом случае у тебя появится точка отсчета для дальнейшего планирования, и ты лучше поймешь суть стоящей перед тобой проблемы.


Я обдумал его слова. Они были не лишены логики.


— Я попробую твой метод, Зыр, — сказал я. — Похоже, он и впрямь способен решить мою проблему.


— Этот метод давно уже используется Учеными, — заметил Зыр. — Не вижу, почему бы ему не подойти и для Воинов.


От этих слов мне стало немного не по себе, но я промолчал.


— Собственно, поводом к моему вмешательству в твои дела стала вот эта вещь. — Зыр поставил принесенную им коробку в угол каюты. — Мне кажется, это могло бы помочь тебе.


Я бросил взгляд на эту штуковину. Тесное общение с Техниками во время предыдущей операции только укрепило мое обычное нежелание иметь дело с незнакомыми мне механизмами.


— Объясни, — попросил я.


— Ученые обнаружили, что цзыны старших поколений плохо воспринимают тишину и одиночество. Для того чтобы помочь таким цзынам адаптироваться к новым условиям, они поручили Техникам сконструировать такие вот генераторы шумов. — Он замолчал и щелкнул тумблером на боковой стороне коробки.


Каюта наполнилась негромкими звуками. Слышались шаги, шлепки хвостов по полу, тихие голоса. Я различил даже негромкий лязг оружия.


— Эта штука имитирует шум от других цзынов, — продолжал Зыр. — Я настроил ее так, чтобы он напоминал группу Воинов. Надеюсь, это поможет создать более уютное окружение для твоей работы.


Я прислушался еще. Действительно, я словно стоял в помещении, где Воины заняты своими обычными делами.


До меня вдруг дошло, что, пока я слушал, почти все мое беспокойство исчезло куда-то. Мышцы расслабились, да и думалось лучше.


И раз уж мысли мои улеглись в относительном порядке, у меня возник новый вопрос.


— Зачем ты все это делаешь, Зыр?


— Хоть я больше и не Ученый, я сохранил старую привычку изучать списки теорий и открытий по мере их публикации кастой Ученых. Это маленькое новшество получило столь малое освещение, что я почти уверен: со всеми твоими делами ты не обратил на него внимания. Вот я и взял на себя смелость предложить его тебе, с тем чтобы оно помогло справиться с твоей задачей.


— Именно это я и хочу понять, Зыр: с какой стати мое благополучие так беспокоит тебя? Какая тебе разница — ждет меня успех или неудача?


— Мой план имеет своей целью благо Империи, — ответил он, — хотя не скрою, Рым, я не совсем бескорыстен в определении того, что хорошо для Империи, а что — не очень.


— Могу я поинтересоваться у тебя, что это за план, — раз уж я играю в нем какую-то роль?


— Разумеется. Во-первых, я хочу сообщить тебе, что отказался войти в список кандидатов.


Это удивило меня вдвойне. Я даже не заметил, что имени Зыра нет в списке кандидатов. Если подумать, раз там значилось мое имя, вполне логично было бы ожидать там и его. Но еще больше поразило меня то, что он отказался от этого назначения.


— С момента моего перехода в касту Воинов я потратил много времени, изучая ее структуру, — продолжал он. — В результате я пришел к выводу, что принесу наибольшую пользу Империи, занимая определенную должность, но это никак не должность командующего планетарной операцией. Согласно этой логике, у меня больше шансов получить должность, если ее займет офицер, бывший ранее моим непосредственным начальником, и если этот офицер возьмет меня к себе на службу. С этой целью я стараюсь по мере возможности поддерживать тебя.


— Какую должность тебе хотелось занять, Зыр?


— Заместителя командующего операцией и по совместительству командующего резервными силами, — без колебаний ответил он.


Я обдумал это.


— Могу я узнать, — спросил я наконец, — почему эта должность предпочтительнее для тебя должности командующего планетарной операцией?


— У меня на то две причины, Рым. Во-первых, вся моя деятельность в касте Воинов носила исполнительный характер. Я уверен, что справлюсь с работой в этом качестве, и предпочитал бы продолжать свою карьеру на должности, в которой могу принести наибольшую пользу.


— Но ты ведь командовал Воинами во время последней операции, — возразил я.


— Подчиняясь непосредственно тебе. Это в корне отличается от того, чтобы нести на своих плечах всю ответственность за операцию.


— Согласен, — кивнул я.


— И во-вторых, хотя мне не свойственна та жажда битвы, которая отличает урожденного Воина, я знаю, что в бою я не уступаю любому другому Воину, а то и превосхожу его. Я вижу, что моя подготовка Ученого позволяет мне быстрее наблюдать и анализировать факторы, от которых зависит исход боя. Эти способности в наибольшей степени раскроются на должности командира резервных сил, которые вводятся в действие тогда, когда ситуация имеет значительные расхождения с первоначальным планом.


Как всегда его ответы отличались продуманностью и логикой.


— Я приму твои доводы к сведению, Зыр, если меня назначат командовать планетарной операцией. Однако я не уверен, что Верховное Главнокомандование согласится назначить двух Воинов, обладающих опытом борьбы с муравьями, в одну и ту же ударную группировку.


— Это уже не нам с тобой решать, Рым. Пока же мне вполне достаточно уверенности в том, что ты отнесешься к моим предложениям со всей серьезностью.


— Моя точка зрения мало что будет значить, если я не получу этого назначения, — напомнил я ему.


— У меня нет никаких сомнений, что так и будет, — ответил Зыр. — Возможно, я не совсем ясно выразился, Рым. Я предложил тебе помощь только для того, чтобы облегчить твою задачу, но не оттого, что боюсь, будто ты с ней не справишься. Я уверен, что в твоем случае контрольное задание — простая формальность. Верховное Главнокомандование поступило бы глупо, не назначив тебя командовать планетарной операцией, и хотя я не всегда согласен с его решениями, дураками я их назвать никак не могу.


Он повернулся и, не сказав больше ни слова, вышел.


Я подумал еще немного. Зыр редко ошибался — если вообще ошибался — в своих логических умозаключениях. Еще даже не будучи членом касты Воинов, он правильно предугадал мое назначение командиром эскадрильи. От его суждений нельзя было просто отмахнуться.


Недовольно поморщившись, я вернулся к своему докладу. Даже если Зыр и не ошибался, назвав доклад пустой формальностью, его все равно нужно было сделать.


Знакомые звуки, доносившиеся из коробки в углу, помогали мне собраться с мыслями. Я сдвинул пленки в сторону и принялся составлять план операции.

ГЛАВА

— 2 —


Я внимательно разглядывал командиров четырех ударных групп, пока те, в свою очередь, знакомились с только что полученной информацией.


Я не сомневался, что Зыр занят тем же, чем я, хотя ни он, ни я не говорили ни слова. Собственно, другой реакции трудно было ожидать, потому что мы оба видели этих Воинов впервые.


Это вовсе не означает, что мы ничего о них не знали или не обсуждали их кандидатуры между собой. Напротив, мы с Зыром вместе выбрали их из длинного списка Воинов, досконально изучив их личные дела.


Выбор оказался куда более трудным занятием, чем можно было ожидать. Слишком много Воинов имели почти одинаково впечатляющие послужные списки, так что я с трудом боролся с соблазном написать на каждом «не вижу преимуществ» и сдать все Верховному Главнокомандованию, с тем чтобы оно само назначило мне офицеров. Впрочем, кое-какие индивидуальные особенности все-таки имелись, и на поиск их ушла уйма времени. Я надеялся, что не зря.


Впрочем, мы смотрели вовсе не на возраст, наследственность или результаты тестов. Мы искали личности, в наибольшей степени подходящие для решения наших конкретных задач.


Последним назначением Ымма была работа Воина-наблюдателя в касте Ученых. Это не значит, что она сводилась только к пассивному наблюдению. Иногда ему приходилось брать в руки оружие, чтобы продемонстрировать те или иные особенности его использования против муравьев. Зыр информировал меня о том, что не все результаты научных изысканий опубликованы по той или иной причине — чаще всего потому, что факты так и не нашли пока удовлетворительного объяснения. Впрочем, как Воину мне, как правило, хватало не объяснения, а констатации. Ну, скажем, если животное, с которым мне предстоит биться, плюется огнем, мне нужно знать это, пусть даже никто не может объяснить, как это происходит. Я надеялся, что Ымм поможет мне возместить нехватку данных.


Тыр-Кым была выбрана совсем по другим причинам. До сих пор она работала наставником. Ее доскональные знания в области учебных методик и оценок уровня подготовки могли помочь нам организовать тренировки личного состава с максимальной эффективностью. Ее собственные боевые качества и потенциал лидера производили изрядное впечатление, а то, как часто Верховное Главнокомандование использовало ее для воспроизводства, уже говорило само за себя.


Зы-Ры, я надеялся, должна была стать одним из сильнейших наших командиров. Мы делали на это ставку, поскольку порученный ее отряду муравейник отличался особыми размерами и запутанностью. Зы-Ры входила в число кандидатов на должность командующего планетарной операцией, не получивших одобрения Верховного Главнокомандования. Я запросил копию предложенного ею плана операции и обнаружил, что ее подход во многом сопоставим с моим. Интуиция говорила мне, что нам здорово повезло заполучить ее в командиры ударной группировки.


Из всех наших командиров Кых-Ты обладал наименьшим боевым опытом. Но даже так его боевые способности и потенциал лидера казались феноменальными. Из его личного дела следовало, что только нехватка боевого опыта помешала ему попасть в список кандидатов на пост командующего планетарной операцией. Выбор его на должность командира ударной группы мог бы показаться рискованным кому угодно, только не мне. И дело здесь только в одной маленькой подробности из его личного дела, наверняка оставшейся бы незамеченной любым другим: он появился на свет в результате спаривания Кыр, служившей под моим командованием на двух предыдущих операциях, и Зыра, моего нынешнего заместителя.


Все разом повернулись к двери, когда в кубрик, где мы устроили совещание, вошел последний, пятый командир. Походка вошедшей отличалась некоторой неуверенностью, свойственной каждому, кто попал на борт корабля-колонии только что и еще не свыкся с искусственной гравитацией.


Впрочем, в случае Рытт эту слабость можно было простить, тем более что на то имелась более чем уважительная причина. Она только что вернулась с боевого задания — она командовала эскадрильей флайеров, проводивших разведку одной из заселенных муравьями планет. Она узнала о своем назначении на новую должность по пути обратно на корабль-колонию.


— Как самочувствие, Рытт? Ты сможешь участвовать в совещании? — спросил я.


— Минуту, командир, — без колебаний ответила она. — Позвольте мне только напиться.


Мы подождали, пока она подойдет к крану и напьется. Космические перелеты часто сопровождаются у цзынов обезвоживанием организма.


Рытт тоже имела особую ценность для нашей операции. Ее работа в качестве командира разведчиков означала, что она лучше других знакома с новейшим доступным оборудованием и не понаслышке знает о связанных с этим неизбежных трудностях. Более того, она знала о муравьях почти все, даже то, что Верховное Главнокомандование и каста Ученых предпочли не публиковать.


— Я готова, командир, — объявила Рытт, забирая со стола свой экземпляр исходных данных. Признаюсь, ее выносливость меня поразила. Большинство Воинов потребовали бы для себя перерыва между боевыми заданиями. Помнится, я еще решил проследить, не связана ли ее выдержка с довольно солидным возрастом, о котором свидетельствовало даже ее имя. Представители последних трех поколений получали, как правило, двусложные имена, тогда как наши — мое, Зыра, Ымма или той же Рытт — выдавали в нас выходцев из другой, ушедшей уже в прошлое эпохи Империи.


— Прежде чем мы начнем, — сказал я, — мне хотелось бы прояснить для вас один момент. Мы уже получили окончательное подтверждение того, что в связи с накладками в графике транспортировки формирование контингента для нашей операции практически совпадает с подготовкой к кампании против прыгунов. Ко времени, когда мы выполним задание и вернемся на этот корабль-колонию, операция против прыгунов будет уже в самом разгаре, и десантные корабли будут находиться в пути к планетам-целям. Если кто-то из вас хочет отказаться от предлагаемой вам должности, с тем чтобы принять участие в той операции, вы еще можете сделать это сейчас. В группах, готовящихся к операции против прыгунов, еще имеются вакансии на командные должности.


Я помолчал, дав им возможность высказаться, но все пятеро молча ждали продолжения. Зыр снова оказался прав. Я-то был уверен, что как минимум один из них да предпочтет участвовать в завершающей операции против прыгунов.


— Что ж, отлично, — произнес я наконец. — Я, Рым, на основе полномочий, данных мне Верховным Главнокомандованием, подтверждаю назначение Ымма, Тыр-Кым, Зы-Ры, Кых-Ты и Рытт на должности командующих ударными группами.


По мере того как я называл имена, командующие группами переглядывались. Все верно, ведь до сих пор они даже не встречались.


— Зыр назначается моим заместителем и по совместительству командующим силами резерва, — продолжал я. — В случае моего отсутствия или неспособности исполнять свои обязанности он осуществляет командование всей операцией до тех пор, пока Верховное Главнокомандование не назначит нового планетарного командующего мне на замену.


Покончив с формальностями, я кивнул Зыру, который тут же включил смотровые планшеты. Над каждым из пяти планшетов появилось трехмерное голографическое изображение муравейника.


— Вот объекты нашей операции, — произнес я. — Как вы видите, нам поручено действовать на одной из самых заселенных муравьями планет — на ней целых пять муравейников, тогда как на большинстве планет их не больше трех. Нам поставлена задача уничтожить маток и кладки яиц во всех пяти объектах.


Я отвернулся от планшетов и окинул взглядом собравшихся.


— Каждому из вас предстоит командовать группой, штурмующей один из этих муравейников. Особенности операции и план действий содержатся в комплектах выданных вам документов. Вам надлежит как можно быстрее ознакомиться с ними и информировать меня или Зыра о предлагаемых вами изменениях в планах или о потребностях в живой силе и технике. Вам также надлежит подготовить и доложить на собрании командного состава детальный план операций в каждом из пяти муравейников.


Я помолчал, припоминая, все ли сказал, прежде чем перейти к следующему пункту.


— Поскольку мы входим в первую волну предстоящей кампании, вам предоставлена относительная свобода в выборе Воинов. Однако я должен предупредить вас, чтобы вы не слишком детально влезали в личные дела того или иного бойца. Чем больше времени уйдет на формирование ваших групп, тем меньше его останется на подготовку личного состава. Если я решу, что процесс отбора затягивается, я дам вам предупреждение — первое и последнее. Если и после этого вы не сможете набрать свой состав, я сам назначу его волевым порядком.


Условия расквартирования и графики боевых тренировок ваших подчиненных включены в комплекты полученных вами документов. Если вы хотите внести в график изменения, незамедлительно сообщите об этом мне или Зыру. Возможно, программа боевой подготовки покажется вам чересчур усложненной и затянутой, но не забывайте: большая часть боевых действий будет проходить в подземных переходах муравейников. Поскольку цзыны не привыкли биться в полной темноте, максимум времени должен быть отведен тренировкам с новым оборудованием.


Я пристально вгляделся в слушателей.


— Вы будете расквартированы здесь, вместе со мной и Зыром. С момента формирования ваших ударных групп вы переходите в режим полной боевой готовности — это означает стопроцентную подотчетность лично мне. Если я вызываю вас на собрание, я рассчитываю видеть вас, а не ваших заместителей. Единственным оправданием вашего отсутствия может быть ранение или серьезная болезнь, но если характер ее действительно серьезен, у меня нет возможности ждать вашего выздоровления, и я назначу замену. Кстати, в этой связи не затягивайте чрезмерно интервалы между сном. Не допускайте переутомления, поскольку в любой момент ваш сон может быть прерван.


Поскольку мы вылетаем на операцию первыми, время на освоение новой техники сведено к минимуму. Вопросы есть?


Несколько секунд все молчали, обдумывая сказанное мной.


Я ждал.


— У меня вопрос, командир.


— Да, Тыр-Кым?


— Поясни, пожалуйста: какой смысл уничтожать яйца, если мы все равно уничтожим маток?


Я повернулся к Зыру и кивнул, предоставив ему отвечать.


— Согласно имеющимся у нас данным, — начал он, — в случае смерти матки муравьи могут сделать специальные инъекции в яйца, в результате которых из них выведутся новые матки. В этой связи, если мы хотим уничтожить муравьев как биологический вид, нам необходимо уничтожить и маток, и все до одного яйца.


— Командир?


— Да, Рытт?


— Может ли случиться так, что выбранные нами Воины — особенно наши заместители — будут вами забракованы?


— Притом что мы рассчитываем на согласование с вами представленных нам списков, у нас не имеется никаких предубеждений ни по возрасту, ни по происхождению, ни по группе способностей, которые могли бы повлечь за собой наш отказ.


— Еще вопрос, командир.


— Да, Кых-Ты?


— Каковы расчетные потери при операции?


— Если операция будет протекать согласно плану, а сопротивление противника не превысит ожидаемого, мы рассчитываем завершить ее с потерями не более семидесяти процентов от численности первоначального состава.


Никто не произнес больше ни слова.

ГЛАВА

— 3 —


Перелет на челноке в технический сектор корабля-колонии я провел в обществе Зыра. Пожалуй, только тогда я осознал, что понятие «корабль-колония» по меньшей мере неточно передает истинное положение вещей. Последнее заключалось в том, что корабль представлял собой фактически скопление космических судов, перемещавшихся достаточно близко друг к другу, но не связанных физически. В принципе их можно было состыковать вместе, составив единый, исполинский аппарат — каждый новый модуль проектировался с учетом такой возможности, — но на деле такого не случалось с тех пор, как Империя переместила все свое население на такие корабли. В случае, если требовалось создать новый корабль-колонию, достаточно было просто отдать приказ отдельным модулям сменить курс, и на месте одного корабля возникало два, меньшего размера. Сколько таких кораблей имела Империя, я не знал, да это меня особенно и не волновало.


Модули, в совокупности составлявшие технический сектор нашего корабля, отличались от остальных по внешнему виду. В отличие от кольцеобразной формы модулей Ученых и Воинов, они представляли собой массивные диски. Причин этой разницы я не знал до тех пор, пока необходимость не заставила меня посетить технический сектор. Попав туда, я сразу все понял. В отличие от Воинов и Ученых, работавших и тренировавшихся в искусственной гравитации, создаваемой вращением кольца вокруг своей оси, Техники выполняли свою работу в невесомости, существовавшей в центральной части модуля. Собственно, некоторые подкасты Техников — пилоты челноков и десантных кораблей, монтажники крупногабаритных конструкций и тому подобные — специально выращивались для работы в невесомости и проводили большую часть жизни — если не всю ее — в этом состоянии.


Размышления мои были прерваны стыковкой. Мы вышли из аппарата, не обменявшись ни словом с пилотом. Как я уже отмечал, общения между представителями различных каст редки, за исключением определенных слоев.


Встречающий Техник уже ждал нас у трапа.


— Меня зовут Ыр-Сы, — представился он. — Мне поручено ответить на ваши вопросы.


— Это Рым, — отвечал ему Зыр, — командующий планетарной операцией Воинов, который прибыл сюда лично проследить за процессом подготовки специального оборудования, разработанного для кампании против муравьев.


Я не стал спрашивать, почему Зыр сам не представился. Одной из причин, по которым я брал его с собой в подобные поездки, было то, что он лучше меня знал правила межкастового общения.


— В первую очередь, — заявил я, — мне хотелось бы ознакомиться с новыми бурильными модулями.


— Ну разумеется, командир, — без колебаний отозвался Ыр-Сы. — Сюда.


Бурильные модули представляли собой дальнейшее развитие той крепости, которую мы использовали в нашей предыдущей операции. Вместо того чтобы просто погружаться в землю, прожигая себе путь излучением, новые модули оборудовались телескопическими стенами, раздвигающимися по мере удлинения туннеля. Впрочем, при общей схеме каждый бурильный модуль имел собственную конструкцию, адаптированную для конкретных условий того или иного муравейника. В первую очередь это касалось высоты стен, однако в тех случаях, когда расчетная траектория туннеля пересекалась с существующими переходами муравейника, в стенах имелись бойницы и крепления для огневых точек, позволяющие Воинам оборонять туннель от нападения извне.


— Вот опытный прототип бурильного модуля, командир, — объявил Ыр-Сы, проводя нас в просторный цех.


Высоко над нашей головой Техники лихорадочно монтировали рабочие модули. Не обращая на них внимания, мы разглядывали стоявший перед нами прототип.


Первое, что бросалось в глаза, — дополнительное вооружение. Орудия в башне наверху купола были мощнее, количество их возросло, не говоря о дополнительных огневых точках по периметру модуля.


— Модернизировали ли предохранительный механизм автоматической стрельбы? — поинтересовался я.


— Совершенно верно, — кивнул Ыр-Сы. — Теперь система распознает цзынов, находящихся в зоне огня, хотя лично я не понимаю смысла подобной модернизации.


— Во время нашей последней операции, — как бы невзначай заметил Зыр, — командир потерял члена отряда из-за того, что одна из автоматических установок открыла огонь, когда тот находился на одной линии с целью.


— Но специфика планируемой кампании не предусматривает нахождения Воинов на поверхности земли вне модуля, — возразил Техник. — С какой это стати Техники должны тратить ценное время на…


— Скажи, стены этого модуля полностью готовы?


— Полностью, командир.


— Почему их не испытывали на устойчивость к холодному излучению?


— Потому что в этом нет необходимости, командир, — ответил Ыр-Сы. — Энергочерпалка выведет из строя боевую технику муравьев.


Снисходительный тон, с которым он разговаривал с нами, начал меня раздражать.


— А если нет, находящиеся в модуле Воины рискуют оказаться отрезанными от путей к отступлению, — возразил я.


— Техники готовы поручиться за эффективность энергочерпалок.


— Вы проводили их испытания в боевой обстановке? — спросил я.


— Воины запретили проведение таких испытаний, — парировал Ыр-Сы. — Они обосновали это нежеланием раскрывать новое оборудование муравьям, чтобы те смогли разработать какие-то контрмеры.


Я заметил, что теперь уже Ыр-Сы начинает пригибать голову. Я попробовал поставить себя на его место и решил, что его злость не лишена оснований. Вряд ли кому-то понравится то, как разработанное им оборудование критикуют, обвиняя в отсутствии испытаний, тогда как эти испытания запрещены теми же критиками, во всяком случае, представителями одной и той же касты.


— Может быть, — предложил я, — ты снабдишь меня дополнительной информацией по этим вашим энергочерпалкам? Возможно, я просто не в состоянии оценить их эффективность — ведь все сведения о них строго засекречены.


Похоже, моя просьба удивила его, но он все же ответил.


— Разумеется, командир, — начал он. — Ксилометрический интерфейс, используемый муравьями…


— Прошу прощения, Ыр-Сы, — перебил я его. — Не знаком ли тебе Техник по имени Ырк?


— Как же, знаком, командир, — ответил он. — Мне приходилось служить под его руководством.


— Не знаешь ли ты, могу ли я сейчас с ним посоветоваться?


Ыр-Сы поколебался, прежде чем ответить.


— Ырк погиб, — произнес он наконец. — Убит на дуэли с Воином.


Это удивило меня.


— Но это лишено логики, — возразил я. — Воинам категорически запрещено вызывать на дуэль представителей других каст.


— Ырк сам сделал вызов, — объяснил Ыр-Сы.


— Тогда не найдется ли другого Техника, имеющего опыт общения с другими кастами? — спросил я. — Возможно, твои объяснения покажутся простыми другому Технику, но я — Воин, и совершенно незнаком с твоей терминологией.


Несколько секунд он задумчиво молчал.


— Возможно, мне стоит попытаться еще раз, коммандер, — предложил он наконец. — Я понимаю, что нужда в общении между кастами становится все острее, а сам я никогда не научусь этому, если поручу это другому.


— Тогда продолжай, — согласился я.


— Как муравьи, так и наша Империя используют одни и те же источники энергии, изобретенные еще Изначальными. Даже притом что мы значительно развили эту технологию, принцип действия остался тем же. Это как если бы муравьи и цзыны проживали в пещерах с круглым входом для освещения — пещеры могут отличаться, но отверстия и свет одинаковы. Это означает, что муравьи могут использовать наши источники энергии для приведения в действие своих машин, а мы — их.


Он помолчал. Я воздержался от комментариев, и он продолжил:


— В процессе подготовки к кампании против муравьев мы реализовали два значительных новшества. Во-первых, мы модернизировали наш источник энергии и соответственным образом усовершенствовали нашу технику. Продолжая аналогию, мы как бы сконструировали новое солнце, которое светит через отверстие в нашей пещере, но не через отверстие в пещере у муравьев.


— Как вы этого достигли? — поинтересовался я.


— Я все равно не смогу объяснить этого вам, командир, не прибегая к специальной терминологии, — ответил Ыр-Сы. — Придется уж вам поверить мне на слово.


— Хорошо, — согласился я. — Продолжай.


— Так. Короче, мы можем приводить нашу технику в движение от их энергии. С другой стороны, муравьи могут пользоваться только своей энергией. Когда ее источники иссякнут, их машины остановятся. Второй нашей главной новинкой стала машина, действующая на энергии от их источников. Она потребляет ее с невероятной скоростью и тут же переводит в вид энергии, аналогичный той, которую производят наши энергоблоки. Собственно, это и есть энергочерпалка. Говоря простыми словами, она усиливает нас, отнимая энергию у них и отдавая ее нам.


Я подумал немного.


— Она действует мгновенно?


— Нет, — признал он. — Однако план операции предусматривает сброс и приведение энергочерпалок в действие перед началом собственно атаки. Таким образом, муравьи лишатся энергии еще до высадки ударных группировок на поверхность.


— А что, если у муравьев окажутся резервные энергетические установки, которые они не задействуют до начала атаки?


— Значит, у них будет энергия, но только на короткое время, пока энергочерпалки не лишат их и этого источника.


— В таком случае, — решил я, — я от имени Верховного Главнокомандования официально требую, чтобы все буровые модули прошли испытания на устойчивость к холодному излучению.


— Что ж, это ваше право, командир, — согласился Техник.


— А теперь я хочу посмотреть, как продвигаются дела с оснащением челночных кораблей оружием.


— Разумеется, командир. Сюда.


Зыр оторвался от изучения прототипа бурового модуля и пошел за нами.


— Могу я задать личный вопрос, командир? — вдруг спросил Ыр-Сы, не сбавляя шага.


— Задавай.


— Вы с вашим помощником считаете ручные бластеры нынешней конструкции недостаточно эффективными?


Этот вопрос удивил меня. Я покосился на Зыра, но тот не спешил с ответом.


— Нет, — ответил я за нас обоих. — Вовсе нет.


— Я просто обратил внимание на то, что вы оба носите только холодное оружие, — объяснил Ыр-Сы и замолчал, то ли не желая, то ли не осмеливаясь спросить почему.


Впрочем, этот вопрос дал мне пищу для размышлений. Поразмыслив, я вспомнил, что все пятеро командиров ударных групп… да нет, все Воины, которых я встречал в последнее время, носили бластеры — как дополнение к традиционному оружию, а то и вообще вместо него. Я решил на будущее снова внести бластер в список носимого с собой оружия. Нехорошо, если кому-то покажется, что командующий планетарной операцией отстает от развития техники.

ГЛАВА

— 4 —


Я совершал одну из запланированных инспекций процесса подготовки к операции. Притом что из всех моих обязанностей как командира эта была, пожалуй, наименее неприятной, мне пришлось планировать ее заранее, чтобы не забыть о ней вовсе под ворохом других неотложных дел.


Как и предписывалось приказом Верховного Главнокомандования, Воины тренировались в новых изолирующих шлемах. К сожалению, это же приводило к тому, что узнать кого-либо под ними не представлялось возможным. На время тренировок на них навешивались дополнительные забрала, перекрывающие зрение и имитирующие темноту подземных переходов муравейника. Так Воинам приходилось полагаться исключительно на показания нашлемных датчиков. Сложность заключалась в том, что забрала закрывали и лица, так что опознать Воинов можно было только в редких случаях — скажем, по росту или ампутированному хвосту.


Зыр и пять командиров ударных групп следовали за мной. Если не считать нашего присутствия, тренировка проходила обычно… по крайней мере на первый взгляд. Я сказал, на первый взгляд, поскольку замечал множество мелких отличий того, что видел, и того, как — из моего опыта — должна выглядеть рядовая тренировка личного состава.


Во-первых, я редко наблюдал, чтобы наставник лично принимал участие в тренировке. Как правило, они не меньше моего загружены штабной писаниной, составлением расписаний, отчетами, заявками и прочей ерундой, в результате чего вынуждены перепоручать собственно занятия своим заместителям. Очень часто Воин проходил полный курс подготовки, так ни разу и не видев ответственного наставника в лицо. Зато в тот день все наставники как один были в наличии — одни лично руководили занятиями, другие просто наблюдали за процессом.


Кроме того, некоторая странность наблюдалась и в интерьере тренировочных залов. Разумеется, оружие требует аккуратности, но сосредотачиваясь на том, как наиболее эффективно поразить цель, Воины редко следят за тем, куда и как падают отработанные материалы, убирая их лишь по окончании занятий. На этот же раз в зале царил такой идеальный порядок, что я не мог отделаться от впечатления, будто попал не на боевую тренировку, а на какую-то выставку.


Впрочем, я все же не настолько доверял своим ощущениям, чтобы как-то комментировать это. Я только решил для себя, что следующую инспекцию проведу не по графику, неожиданно даже для своих старших командиров. Вот тогда я смогу сравнить свои тогдашние наблюдения с нынешними и решу, стоит ли поднимать тревогу.


Что-то обратило на себя мое внимание, и я задержался. Мои командиры тоже остановились, окружив меня.


Мы шли по одной из галерей, нависавших над учебным лабиринтом. Прямо под нами Воины перемещались по лабиринту в своих изолирующих шлемах, периодически останавливаясь и открывая огонь по появляющимся то здесь, то там мишеням.


— Зыр, — телепатировал я своему заместителю. Повышенная чувствительность нашлемных датчиков не позволяла нам разговаривать вслух.


— Да, командир?


— Вызови ко мне вон того Воина… того, в очереди ожидающих… третьего от начала.


— Есть, командир.


Я ждал исполнения своего приказа.


Одним из объектов моего особого внимания при этой инспекции была амуниция. Я говорил уже, что звуки в слышимом диапазоне частот оказывают пагубное воздействие на нашлемные датчики, а развешанное на амуниции холодное оружие не может не шуметь — пусть негромко, но все же шуметь. В этой связи мне крайне любопытно было посмотреть, какие усовершенствования внесли Воины в стандартную амуницию для решения этой проблемы.


Именно это я рассчитывал увидеть. Однако привлекло мое внимание совсем другое.


Воин, на которого я указал, подошел к нашей группе. Я с удовлетворением отметил про себя, что он не снял шлема. Похоже, личный состав приближался к той степени выучки, когда эффективность действий в изолирующих шлемах практически не отличается от обычных.


— Я — Рым, — передал я Воину, сделав шаг вперед. — Разреши взглянуть на твой меч.


— Разумеется, командир, — ответил тот, плавным движением вынимая меч из ножен и протягивая его мне рукоятью вперед.


Я взял меч и внимательно осмотрел его. Он ничем не отличался от моего собственного по размеру, заточке и балансировке. Исключение составлял набалдашник на рукояти. Именно он и заинтересовал меня. Он был не округлым, как у моего меча, а каким-то странно корявым.


— Меня удивляет конструкция рукояти твоего меча, Воин, — передал я ему. — Какие преимущества дает это изменение по сравнению с обычной конструкцией?


Воин недолго колебался, прежде чем ответить.


— Никаких, командир.


— Тогда какой смысл использовать такую рукоять, а не стандартную?


— Она сделана так, что напоминает голову муравья, командир.


Я еще раз, повнимательнее вгляделся в рукоять. Он говорил правду. Теперь-то и я видел, что рисунок рукояти отдаленно напоминает голову муравья.


— Но зачем тебе меч с рукоятью, похожей на голову муравья?


— Мне… мне доставляет удовольствие смотреть на нее, командир.


Мне начинало казаться, что все это не так просто. Возможно, это все избыток свободного времени, который так беспокоил меня в прошлую операцию.


— Откуда у тебя это оружие, Воин?


— Получил у Техников, командир, как обычно. Я не сомневаюсь, что если командиру будет угодно, для него тоже найдется такой меч. Я вижу, у некоторых твоих офицеров уже есть такие.


Совершенно пораженный этим его заявлением, я оглянулся на сопровождавших меня офицеров. Воин был прав! Зы-Ры и Рытт носили мечи, похожие на тот, что я держал в руках. Я просто не обращал на это внимания.


— Хорошо, Воин, — телепатировал я ему, возвращая меч. — Это все. Продолжай тренировку.


Воин повернулся и зашагал обратно. Я тоже двинулся дальше.


— Минуточку, командир, — прозвучал вдруг у меня в голове голос Тыр-Кым. Я остановился и повернулся к ней. Бывшая наставница внимательно вглядывалась в походку удалявшегося от нас Воина.


— В чем дело, Тыр-Кым? — удивился я.


— С твоего разрешения, командир, мне хотелось бы уточнить кое-что.


— Разрешаю.


Воин, с которым я только что разговаривал, остановился, повернулся и двинулся обратно к нам. Я понял, что Тыр-Кым телепатически окликнула его.


Она шагнула ему навстречу, и несколько мгновений они беззвучно разговаривали о чем-то. Потом Воин снял шлем и протянул его Тыр-Кым. Она взяла его и внимательно осмотрела.


— Командир! Это заслуживает твоего внимания.


Я подошел к ним, и она передала шлем мне.


— Мне показалось, что Воин движется слишком уверенно для упражнений в таком шлеме, — телепатировала она мне. — Присмотрись повнимательнее, и ты заметишь, что через это забрало можно нормально видеть.


Она была права. Внешне неотличимый от обычного, этот шлем позволял спокойно видеть все происходящее вокруг.


— Зыр! — передал я.


— Да, командир?


— Дай общий приказ. Всем тренирующимся в этом зале прекратить занятия. Всем Воинам немедленно снять шлемы.


Я сунул шлем в чьи-то руки и принялся ждать исполнения приказа. Через несколько секунд все уже стояли, обратившись к нам. Я подошел к краю галереи.


— Наставнику этого Воина немедленно подойти ко мне! — объявил я.


— Командир, — негромко произнесла Тыр-Кым, подойдя ко мне. — Если дело идет к дуэли, прошу разрешения представлять Империю. Данный инцидент бросает тень на всех наставников, следовательно, и на меня. В этой связи прошу разрешения лично бросить вызов.


— Я протестую, командир, — заявила Зы-Ры, подходя ко мне с другой стороны. — Этот Воин входит в мою ударную группу. С твоего позволения, право вызвать наставника на дуэль должно принадлежать мне.


— Я принял ваши заявления к сведению, — ответил я. — Возвращайтесь на места.


Они повиновались. Наставница этой группы Воинов подошла ко мне. Я забрал изолирующий шлем у Рытт и протянул ей.


— Посмотри внимательно, — приказал я.


Она взяла шлем и осмотрела его.


— С твоего позволения, командир? — спросила она.


Она шагнула к краю галереи и сделала знак кому-то из Воинов, судя по всему, своему заместителю.


Мы ждали, пока Воин поднимется к нам. Все это начинало принимать серьезный оборот. Наставники составляют привилегированную часть касты Воинов, но их высокий статус имеет и оборотную сторону. Они лично ответственны за все, что происходит в процессе тренировок.


Новый Воин подошел к нам, и наставница без слов передала ему шлем. Он только бегло взглянул на него, что не укрылось ни от меня, ни от наставницы.


— Тебе есть что сказать? — спросил я.


— Нет, командир, — ответила наставница.


Ее помощник шагнул было вперед, но она жестом руки остановила его.


— Я несу ответственность за эту часть подготовки, — продолжала она, — и, следовательно, готова ответить за все допущенные нарушения.


— Встань лицом к Воинам, — приказал я.


Она поколебалась, но все же повернулась и шагнула к краю галереи.


Я возвысил голос, чтобы меня было слышно в любом углу зала.


— Мне стало известно, что занятия, на которых я присутствую, сфальсифицированы. Если бы этого не обнаружили, если бы меня удалось убедить в том, что вы обучены лучше, чем это обстоит в действительности, я мог бы послать вас в бой, к которому вы не готовы. И если бы до этого дошло, мы потерпели бы сокрушительное поражение, кампания имперских войск против муравьев захлебнулась бы, и мы понесли бы слишком большие потери, чтобы надеяться на успех повторной кампании.


Я указал на наставницу.


— Этот Воин несет ответственность за данный этап вашей подготовки. Ее пренебрежение долгом направлено не против отдельных личностей, их группы или касты. Оно представляет собой прямую угрозу Империи.


Я дал знак Зыру. Его меч одним плавным движением вырвался из ножен и описал в воздухе кривую. Обезглавленное тело наставницы сорвалось с галереи и бесформенным мешком упало на пол.


— Она умерла не как цзын или как Воин на дуэли или на службе Империи, но как враг, несущий угрозу нашему существованию.


Я повернулся и в сопровождении своих офицеров зашагал в следующий зал. За нашей спиной слышался шум — это Воины возобновили занятия.

ГЛАВА

— 5 —


— …высказывавшиеся ранее предположения о возможности использования муравьями отравляющих газов или едких жидкостей не подтверждаются. Несмотря на то что подобные средства вполне доступны на их уровне развития техники, нет ни одного свидетельства их использования в прошлом.


Из всех моих обязанностей совещания с представителями касты Ученых оказались самыми противными. К этому совещанию это относилось в особой степени, поскольку мне пришлось присутствовать на нем в одиночку, без помощи Зыра, по горло занятого формированием резервных сил.


— Мы все еще работаем над средствами нарушения связи муравьев, но в настоящий момент сомнительно, чтобы мы отработали их до рабочего состояния до вашего отлета на операцию. Впрочем, достигнут значительный прогресс в разработке средств противодействия парализующему излучению.


Ученая показала на маленькое плоское устройство, лежавшее на столе в углу помещения.


— Их положено носить на груди. Полевые испытания подтвердили, что они полностью нейтрализуют парализующее излучение. Техники уже запустили их в производство, так что в ближайшем будущем вы сможете использовать их.


— Вы смогли определить точный радиус действия их парализаторов? — перебил я ее.


— Нет, — ответила Ученая. — Судя по всему, он меняется в зависимости от получаемой парализатором энергии.


Я сделал себе заметку на память: проследить, чтобы все члены экипажей челноков носили эти блоки. То, сможем ли мы защитить от парализующего излучения Воинов, будет иметь очень мало значения, если муравьи смогут использовать его против экипажей десантных машин.


— Мы провели анализ данных орбитальной разведки касательно имеющихся в муравейниках космических аппаратов, — продолжала Ученая. — У нас нет никаких свидетельств того, что те были каким-то образом модернизованы. В этой связи мы продолжаем исходить из того, что муравьи до сих пор используют примитивные аппараты, полученные ими от Изначальных. Вооруженные надлежащим образом челночные корабли являются гарантией того, что муравьи не смогут спастись после начала нашей атаки.


— На какой энергии работают космические корабли муравьев — на той же, что и их оружие? — спросил я.


— Совершенно верно.


— В таком случае верно ли то, что разработанные Техниками энергочерпалки не дадут муравьям возможности использовать свои корабли?


— Энергочерпалки разработаны Техниками независимо от нашей касты, — возразила Ученая. — До тех пор пока наши специалисты не испытают их и не подтвердят верность разработанного для них принципа действия, я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть их эффективность.


— Успеете ли вы испытать их до нашего отлета?


— Я не знакома со списком приоритетных изысканий применительно к вашей кампании, командир. Я выясню это и незамедлительно сообщу вам.


— Хорошо. Каков следующий пункт повестки сегодняшнего совещания?


— На сегодня у нас все, командирр. У вас нет вопросов?


Я помолчал, прежде чем ответить.


— Могу ли я задать тебе вопрос, не имеющий непосредственного отношения к этой операции? Вообще не имеющий отношения к военным делам?


— Разумеется, командир. Мне поручено снабдить вас по возможности исчерпывающей информацией. Объем этой информации не ограничивается никакими инструкциями.


Я еще раз обдумал свой вопрос, прежде чем облечь его в слова.


— Можешь ли ты сказать мне, имеет ли свободное время, доступное теперь любому цзыну, какое-либо воздействие на судьбу Империи?


Ученая удивленно склонила голову набок; хвост ее слегка дернулся.


— Не проясните ли вы свой вопрос, командир?


Я встал и беспокойно заходил по комнате. Я не привык раскрывать свои мысли перед Учеными.


— Со времени возвращения с последней операции меня все больше тревожат происходящие с Империей изменения. По большей части я стараюсь игнорировать их, поскольку они не затрагивают напрямую ни меня, ни того, как я исполняю свои обязанности. Однако за последние дни произошел инцидент, который я уже не могу игнорировать ввиду его потенциальной важности.


— Что за инцидент? — поинтересовалась она.


— Детали не имеют значения. Суть его сводится к сознательному обману.


— Обману? Но это лишено смысла.


— Мои офицеры обнаружили это в моем присутствии. Намеренная фальсификация учебного процесса. Вот меня и интересует, стало ли это проблемой в масштабах всей Империи или же это единичный случай?


Я ждал, пока она обдумает мой вопрос.


— До сведения Ученых до сих пор не доходило информации ни об одном подобном инциденте, командир, — заявила она наконец, — хотя я затрудняюсь сказать, потому ли это, что подобных случаев просто не было, или потому, что их считали чем-то незначительным.


— Незначительным? — Несмотря на всю мою хваленую выдержку, голова моя невольно пригнулась ниже. — Подобная фальсификация может быть расценена только как прямая угроза Империи!


— Я не совсем понимаю вашу логику, командир.


— Если бы я поверил в тот обман, я мог бы послать своих Воинов в бой преждевременно и потерять их.


— И вы послали бы их?


Мой хвост начал непроизвольно дергаться.


— Не понял вопроса.


— Согласно вашим словам, вы могли бы послать своих Воинов в бой, — ответила Ученая. — Вот я и спросила: действительно бы вы послали их? Если бы этот обман прошел незамеченным? Если бы вы поверили в то, что вам показывали, неужели вы бы сразу доложили Верховному Главнокомандованию, что войска готовы к началу операции?


— Разумеется, нет, — ответил я. — Подготовка Воинов далеко не завершена. До запланированной даты нашего отлета остается еще довольно много времени, и мой долг удостовериться, что это время использовано с максимальной эффективностью.


— Выходит, вы сами признаете, что этот инцидент не имеет особого значения.


— Ты совершенно не поняла сути происшедшего, — возмутился я.


— Возможно, командир. Может, вы проясните свою позицию?


Я помолчал, собираясь с мыслями.


— Как командующий планетарной операцией Воинов я не могу ограничиться только самыми насущными делами. Мне необходимо задумываться и о потенциальных, еще не реализовавшихся проблемах.


— Командир, вы говорите о необходимости учета потенциальных проблем представителю касты Ученых?


Я погрузился в молчание, осознав и ее правоту, и бесплодность своих попыток. Пауза затянулась, так как я никак не мог придумать, как бы получше выразить свои мысли.


— Командир, — произнесла наконец Ученая. — Вы разрешите задать вам вопрос?


— Разумеется, — ответил я.


— Сколько поколений цзынов вы помните?


Я наклонил голову:


— Объясни?


— Сколько поколений цзынов родилось за время вашей жизни?


— Не знаю точно, — признался я. — Моя карьера начиналась тогда, когда наша Империя еще обитала в Черных Болотах. И все это время количество новых выводков держалось в строгой тайне, во всяком случае, от строевых военных, таких как я.


— Вам известно, почему возникла такая необходимость?


— Да. Был такой момент, кампании за три до нынешней войны, когда наши противники, свиммеры, отличались не только разумом, но могли также расшифровывать нашу речь. Информацию о выводках засекретили, чтобы пленные Воины не могли под пыткой выдать ее врагу. Собственно, в нашей касте и сейчас существует точка зрения: полная уверенность, что Воин не выдаст тайны под пыткой, возможна только тогда, когда он этой тайны не знает.


— Но, — не сдавалась Ученая, — с тех пор информация о новых выводках доступна желающим. И сколько поколений вы помните?


— Я никогда не задумывался о таких вещах, — сказал я. — Я давно уже привык действовать в условиях отсутствия такой информации, да обстоятельства никогда и не требовали у меня знания этого.


— Командир, моя карьера началась уже здесь, на корабле-колонии, после кампании против ос. Хотя я тоже не вела точных записей, мне известны только тридцать выводков младше моего. Может, исходя из этого вы могли бы рассчитать…


— Я совершенно не понимаю, куда зашел наш разговор, — перебил я ее. — Что ты хочешь узнать от меня?


Теперь уже Ученая помолчала, прежде чем ответить.


— Командир, — начала она наконец. — В своей касте я считаюсь старой и умудренной знаниями. Но при этом у меня весьма смутные представления о том, что за жизнь была у нас в Черных Болотах, а уж информацию о кампании против свиммеров, которую вы помните так хорошо, я черпала только из архивных пленок.


— Мой статус ветерана, несомненно, сыграл главную роль в том, что меня выбрали на нынешнюю должность, если ты это имеешь в виду, — раздраженно заметил я.


— Я имела в виду совсем другое, командир. Это означает, что ваши взгляды на жизнь сложились во времена, совершенно непонятные нынешним Воинам.


— Ученая, — зарычал я. — Уж не сомневаешься ли ты в моей квалификации как командира из касты Воинов?


— Ни в коем случае, — поспешно сказала она. — Выслушайте меня, командир. Если моя информация верна, планы нынешних кампаний предусматривают размеры потерь от шестидесяти трех до девяноста двух процентов от первоначального состава. В давних войнах, которые вела Империя, уверенности в победе не было вообще. Возможно, в этом таятся сложности, которые вы испытываете, пытаясь понять логику мышления новых поколений.


— Объясни, — потребовал я.


Меня начинало всерьез беспокоить время, которое я тратил на этот разговор. То, что по моим расчетам должно было ограничиться простым ответом на несложный вопрос, перерастало в длительное объяснение.


— Новые поколения живут в условиях безопасности, какая вам и не снилась, командир. В то время как вас учили, что судьба Империи зависит от исхода каждой битвы, новые поколения Воинов живут с убеждением, что Империя выживет в любом случае. Поэтому их гораздо больше заботит их собственное служебное положение. Это вовсе не означает, что им безразлична готовящаяся кампания против муравьев. Что бы ни было, они остаются цзынами и Воинами и никогда сознательно не пойдут на действия, которые, по их убеждению, способны ослабить Империю. Тем не менее их заботит также и положение после войны, так что я могу понять их стремление изо всех сил произвести наиболее благоприятное впечатление на начальство — в данном случае на вас.


Я решил, что этот затянувшийся разговор пора кончать.


— Твоя оценка ситуации в высшей степени полезна, — официальным тоном заявил я. — Я приложу все усилия, чтобы это новое стремление к самосохранению не угрожало подготовке личного состава к операции.


— Но, командир…


— Мои обязанности командующего требуют моего присутствия в другом месте, — перебил я ее. — Однако Ученые как всегда оказывают неоценимую помощь касте Воинов и всей Империи в целом.


Я повернулся и вышел, прежде чем она возобновила свое словоизлияние. На ходу я ругал себя на чем свет стоит за то, что задал Ученому вопрос не по делу. Как и можно было ожидать, ответ оказался запутанным и к тому же далеко не на тот вопрос, который я задавал.


Я принял твердое решение не ходить больше на подобные совещания без Зыра. Может, стоит даже просто перепоручить эту обязанность ему. В конце концов мой долг готовить войска к битве, а не играть в словесные игры с Учеными.

ГЛАВА

— 6 —


Трехмерные схемы муравейников были настоящим чудом. Эти схемы были созданы Техниками уже после нашего возвращения с предыдущей операции. Если вы помните, первые наши приборы только констатировали наличие подземных пустот, хотя и это оказало большую помощь в организации нашей обороны, предупредив нас о приближении к нашей крепости муравьиного туннеля.


Внесенные в изначальную схему усовершенствования позволили этому устройству послужить и для подготовки наступательной операции. Новые системы не просто фиксировали наличие подземных пустот, они определяли еще и их размер или расстояние от поверхности земли. Разведывательный флайер, оборудованный таким устройством, пролетев несколько раз над муравейником, получал точную карту составлявших его пещер и переходов, на основе которой и были составлены эти трехмерные схемы.


Мои офицеры собрались у схемы второго муравейника, порученного группе Рытт.


— Трудности, ожидающие штурмующих этот муравейник, совершенно очевидны, — начал я. — Как видите, одна из основных кладок яиц расположена здесь, под озером.


Я ткнул указкой в самую середину голограммы.


— Я собрал вас на это совещание, чтобы выслушать ваши соображения насчет проблемы, возникшей… нет, скорее не решенной в срок. Судя по последним сводкам Техников, они не успевают отладить водонепроницаемый бурильный модуль. Более того, расчетный срок его окончательного изготовления уже отодвинулся далеко за дату нашего вылета на операцию. Это означает, что на нашем первоначальном плане пробуриться непосредственно в хранилище яиц можно поставить крест. Нам предстоит разработать и реализовать новый план атаки этого муравейника.


Я подождал, пока они переварят мое сообщение. Рытт подалась вперед получше разглядеть схему — насколько я понял, не потому, что плохо знала ее, но чтобы собраться с мыслями.


— Командир, — начала Зы-Ры. — Я правильно поняла: группе придется прорываться к хранилищу по туннелям от одной из других точек погружения модуля? Если это так, наиболее логично сажать модуль вот сюда — отсюда до хранилища ближе всего.


— Можно высказаться, командир? — вмешалась в разговор Рытт.


— Разумеется, Рытт.


— Твое предложение вряд ли подходит, Зы-Ры, — начала она. — Из этой точки моим Воинам придется следовать по одному из этих двух коридоров. Согласно нынешнему плану, оба этих коридора должны быть обрушены поверхностными вибраторами. Если мы не сделаем этого, муравьи смогут перебросить свои подкрепления для обороны своей матки.


— Вы не обдумывали возможность строительства собственных туннелей? — предложил Ымм.


— Объясни.


— Нам известно, что муравьи прокладывают свои подземные переходы с помощью холодного излучения. Поскольку холодное излучение имеется и у нас, что мешает нам использовать их таким же образом? Если мы погрузим буровой модуль, скажем, здесь, мы могли бы проложить туннель горизонтально с тем, чтобы попасть в хранилище.


Я обдумал это предложение. Оно представлялось эффективным и сравнительно несложным решением проблемы. Я уже собирался объявить это во всеуслышание, когда заметил, что Зыр роется в пленках с исходной информацией.


— Ты можешь добавить что-то к нашему разговору, Зыр? — спросил я.


— Минуточку, командир. Кажется, если мне не изменяет память… да, вот оно.


Он просмотрел пленку и продолжал:


— К сожалению, в конкретной ситуации этого муравейника прокладка горизонтального туннеля невозможна.


— Объясни, — возмутился Ымм.


— Это правда, муравьи используют при прокладке своих туннелей холодное излучение, однако только в дополнение к природным способностям своей расы. Сооружение туннеля — сложный процесс, который не сводится к прокладке горизонтального хода. Он требует также сооружения системы крепей и прочих конструкций, предохраняющих его от обрушивания. Муравьи, например, укрепляют туннели цементирующим веществом, получаемым на основе их собственной слюны. У нас нет такой возможности, так что попытка проложить туннель не приведет ни к чему, кроме катастрофы.


— Но если туннель прокладывается через скальную породу? Наверняка в таком случае любые дополнительные крепления не нужны? — не сдавался Ымм.


— Именно это я хотел узнать из пленок, — ответил Зыр. — Район расположения второго муравейника характеризуется рыхлыми, песчаными грунтами. Скальные породы здесь отсутствуют.


— Но возможно, Техники могут разработать для нас какие-нибудь цементирующие составы…


— Я узнаю у них, возможно ли это, — вмешался я. — В то же время хочу напомнить вам, что вся эта ситуация возникла как следствие неспособности Техников справиться с одной несложной проблемой. Поэтому, принимая во внимание то, что до начала операции осталось совсем немного времени, я считаю неразумным полагаться в решении нашей проблемы на то, что еще предстоит открыть. Надо искать другое решение.


— Командир?


— Да, Рым?


— Возможно, озеро, которое мы рассматриваем только как препятствие, окажется нам подспорьем.


— Объясни, — потребовал я.


— Нам известно, что муравьиные яйца не выносят сырости вообще и воды в частности. Почему бы нам не сбросить один из тех катеров, что мы использовали в кампании против плавунцов, в это озеро, чтобы он проделал холодным излучением отверстие в дне над хранилищем? Подобный ход помог бы нам затопить хранилище, уничтожив яйца, с минимальными потерями личного состава.


— Что помешает муравьям эвакуировать яйца в безопасное место по туннелям? — спросил Кых-Ты.


— Мы можем обрушить все ведущие в хранилище переходы поверхностными вибраторами, — ответил Зыр.


— Но как катер определит нужную точку для скважины? — спросила Тыр-Кым.


— Хранилище настолько велико, что можно не бояться промахнуться, — уверенно заявил Зыр.


— У меня есть возражения, — вмешался в разговор Ымм. — В кампании против плавунцов мы выяснили, что холодное излучение теряет свою эффективность в воде. Поэтому сомнительно, чтобы, даже выбрав оптимальную точку для бурения, мы смогли прорваться в хранилище.


— Командир?


— Да, Рытт?


— Мне кажется, я нашла решение. Вместо того чтобы обрушивать оба этих туннеля с поверхности, нам достаточно обрушить только этот. Тогда мы сможем попасть в хранилище по этому туннелю, войдя в него из точки погружения бурильного модуля.


— Ты сама только что сказала, Рытт, что это осложнит нашу атаку на матку.


— Я не забыла об этом, командир. Суть моего предложения заключается в том, что, миновав эту часть туннеля, мы используем холодное излучение наших бластеров и взрывчатку для того, чтобы обрушить его за собой, преградив тем самым путь муравьям.


Я даже не стал напоминать, что это же перекроет и путь отступления самому штурмовому отряду. Рытт, несомненно, понимала это, предлагая такой нестандартный ход.


— Ты уверена, что прорвешься к хранилищу с силами, достаточными для уничтожения яиц? — спросил я.


— Я задумала вот что, командир: если я обнаружу, что наши потери не позволят нам выполнить задачу обычным путем, я дам приказ сосредоточить огонь на потолке хранилища. Как справедливо заметил Зыр, затопление хранилища наиболее эффективно решит поставленную перед нами задачу, а это проще сделать изнутри, нежели из озера.


Если кто-то и мог сомневаться еще в том, что предлагаемый Рытт план представляет собой чистое самоубийство, последнее ее предложение должно было развеять и эти сомнения.


— Хорошо, — сказал я. — Надеюсь, ты понимаешь, что это является ключом к успеху всей планетарной операции. Я рассчитываю, что ты как следует обдумаешь кандидатуры Воинов для осуществления этой операции, в первую очередь руководителя.


— Я намерена лично возглавить эту группу, командир, — ответила она.


— Как тебе угодно, — сказал я. — Предоставляю тебе право по своему усмотрению отбирать Воинов из любой группы. Всю ответственность в случае конфликтных ситуаций беру на себя.


Я обвел собравшихся взглядом. Ни один из них не пригнул головы или не выказал каким-то другим образом недовольство моим решением. Что ж, хорошо. Рытт заслуженно считалась выдающимся Воином, и ее потеря будет для нас ощутимым ударом. Я не хотел жертвовать ею напрасно. Если эта часть операции и потерпит поражение, пусть это будет не из-за неуступчивости других командиров.


— На этом совещание закрывается, — объявил я. — Возвращайтесь к тренировкам со своими группами и не забывайте: времени до отлета осталось совсем немного. Зыр, задержись — мне нужно еще переговорить с тобой.


— Есть, командир.


Мы подождали, пока остальные не выйдут из помещения.


— Зыр, — начал я наконец. — Мне нужны твои пояснения по поводу списка оборудования, подлежащего погрузке на десантные суда. С чего это нам вдруг понадобилось два разных типа челночных катеров?


— Один тип — для посадки на поверхность планеты и обратного взлета. Мы использовали такой в прошлую операцию, командир, — ответил Зыр. — Другой тип — из тех, какие используются обычно для связи между модулями корабля-колонии. Только они будут вооружены для перехвата, на случай если муравьи попытаются бежать в космос.


— Разве мы не можем использовать для обоих этих целей какой-нибудь один тип катера? — спросил я.


— Это невозможно, командир. Тяжелое бронирование десантных челноков лишает их маневренности, необходимой для перехвата в космосе. И потом, согласно приказу, экипажи десантных челноков будут состоять из Техников, тогда как орбитальных — из Воинов.


— Да, теперь я и сам припоминаю, — сказал я. — Помнится, этот приказ показался мне еще тогда лишенным логики. Техники гораздо более привычны к управлению космическими аппаратами, чем мы, Воины. Мне казалось естественным, чтобы и эту функцию доверили им.


— В данном случае управление орбитальным челноком может означать боевое столкновение с противником, — объяснил Зыр. — А раз так, это прямая обязанность касты Воинов.


— Что ж, хорошо. Это исчерпывает мой вопрос, Зыр.


— Раз уж мы можем поговорить, командир, мне надо доложить тебе об одном небольшом событии.


— Каком событии?


— В твое отсутствие меня попросили быть секундантом на дуэли.


— Дуэли? И кто в ней участвовал?


— Двое наставников… точнее, не наставников, а заместителей. Одного из них ты, должно быть, помнишь — заместитель наставницы, которую ты казнил.


— Причина дуэли?


— Они мне не сказали, а я не спрашивал. Тот, о ком я сейчас говорил, вышел победителем и, похоже, был доволен тем, что этот инцидент считается закрытым.


— Как ты считаешь, Зыр, этот инцидент может иметь какие-либо отрицательные последствия? — поинтересовался я.


— Нет, командир. Мне просто казалось, тебе стоит об этом знать.


— Я отмечу это, — сказал я. — Можешь возвращаться к своим обязанностям.


Он вышел, а я все пытался вспомнить, что такое важное хотел ему сказать, но так и не вспомнил.

ГЛАВА

— 7 —


Я снова был обречен на ожидание. Возможно, все мои хлопоты на борту корабля-колонии снова свели на нет уже выработанное мной умение переносить бездеятельность, а может, оно просто вновь ускорило мой обмен веществ. Впрочем, какова бы ни была причина, я обнаружил, что ненавижу ожидание еще сильнее, чем прежде.


Я находился на борту одного из трех десантных кораблей, висевших на орбите планеты — цели нашей операции. На первом корабле группы Зы-Ры и Кых-Ты, на втором — Тыр-Кым и Ымма; группа Рытт и резерв под командованием Зыра были расквартированы на борту моего флагмана.


Пока операция протекала гладко. Доклады экипажей и показания приборов высланных на разведку флайеров утверждали, что никаких значительных изменений в схеме муравейников за время подготовки не произошло. Командиры ударных групп получили последние указания, каковые в настоящий момент доводили до своего личного состава. Энергетические модули и энергочерпалки уже были сброшены на поверхность планеты и работали безотказно. Мне полагалось бы радоваться. Я не радовался. Я мучился ожиданием.


Задержка, похоже, совершенно не действовала на нервы Зыру, ожидавшему рядом со мной в контрольной рубке. Мы оба решили не надоедать его подчиненным последним инструктажем — они вполне могли обойтись самой необходимой информацией в случае необходимости.


Зыр, неподвижный как изваяние, стоял перед батареей контрольных мониторов, и мучительно тянувшееся время, казалось, совершенно не беспокоило его. Я подумал даже, уж не изобрел ли он какую-то новую разновидность сна, чтобы погружаться в нее в такие моменты. Я совсем было собрался спросить его об этом, но передумал. Если это действительно так, с моей стороны было бы бестактно выводить его из его оцепенения без особой на то нужды.


Я решил еще раз просмотреть последние сообщения Верховного Главнокомандования — не из необходимости, но чтобы хоть как-то занять себя.


Техники наконец-то довели до ума водонепроницаемый бурильный модуль. Точно так же вышла из стадии разработки аэрозольная цементирующая смесь. Увы, ни то, ни другое уже не было доступно для использования нашими силами, поскольку мы покинули корабль-колонию задолго до этого.


Притом что я никак не мог взять в толк, зачем Верховному Главнокомандованию рассылать подобные сообщения, это немного отвлекло меня, дав пищу для размышлений. До сих пор, находясь на менее значимых командных должностях и не имея поэтому доступа к подобной информации, я даже не задумывался об относительном течении времени при космических перелетах. До сих пор мне было трудно поверить в то, что два, а может, и три или четыре поколения Воинов выросли, прошли обучение и направились на задания с момента нашего отлета с корабля-колонии.


Это навело меня на мысль о том, что мои проблемы, какими бы сложными они мне ни казались, просто смешны в сравнении с теми сложностями, которые должно испытывать Верховное Главнокомандование, собирая воедино все ресурсы Империи для одного решительного удара по муравьям.


Это напомнило мне также об одной так и не решенной мною проблеме, которую я до сих пор откладывал, ссылаясь на занятость.


— Зыр?


— Да, командир.


— Сколько поколений ты помнишь?


Он тоже помолчал перед ответом.


— Не уверен, что понял твой вопрос, командир.


— Сколько поколений родилось со времени, когда ты начал свою карьеру? — уточнил я.


— Не знаю, — ответил Зыр. — А что, это так важно?


— Там, на корабле-колонии, я спросил одну Ученую, что она думает об изменениях в Империи. Почему-то ответ на этот вопрос играл важную роль в ее оценке. Я так и не смог понять, что же она мне в конце концов ответила, поэтому надеялся, что, может, ты мог бы прояснить мне это.


Несколько секунд Зыр сосредоточенно думал.


— Ты ощущаешь себя старомодным, коммандер? — спросил он наконец.


— Не понял?


— Не испытываешь ли ты затруднений в общении с другими Воинами или в анализе их действий?


— Помнится, та Ученая тоже спрашивала что-то в этом роде. Однако когда я прямо спросил ее, сомневается ли она в моей квалификации как коммандера, она ответила отрицательно.


— Скорее всего она в этом и не сомневалась, — объяснил Зыр. — Она хотела сказать, что ты просто отличаешься от других — не хуже, просто не такой.


— Не понял? — нахмурился я.


— Со времени, когда ты и я начали карьеру, Империя изменилась. Я понимаю это, и ты наверняка тоже, хотя и не можешь до конца понять, в чем эти перемены. Сегодняшние Воины думают и действуют не так, как мы с тобой. Обрати внимание, я ведь не сказал: лучше или хуже; я сказал: по-другому.


Мы разом повернули головы: на контрольной панели загорелись огни готовности. Огни означали наш корабль. Рытт и ее ударная группа были готовы начинать.


— Я не сопротивляюсь этим переменам, — продолжал Зыр, — и не пытаюсь измениться сам. Я таков, какой есть, и я просто доверяюсь Империи в том, что она найдет наилучшее применение Воину с моими способностями и опытом. Конечно, может настать и такое время, когда от меня не будет никакой пользы, но я уверен, потом нужда во мне возникнет снова, и меня пробудят из спячки.


— Не можешь ли ты изложить мне свое видение будущего? — попросил я.


— Как тебе известно, цзыны не убивают без необходимости, — ответил он. — Если допустить, что наша операция против муравьев пройдет успешно и последние из членов Коалиции будут уничтожены, Верховное Главнокомандование не оставит нас, Воинов, без дела. Будь то неизвестные еще нам виды, угрожающие планам нашей колонизации, или появится та фантастическая раса разумных теплокровных, о которых говорила Цзы, угроза Империи будет существовать. Таковы законы природы. Так же, как Коалиция встретила в нашем лице естественного врага, мы рано или поздно встретим естественного врага, сопоставимого силой с нами самими. И в тот день Воинов пробудят от сна. А раз так, нам не стоит беспокоиться насчет нашей бесполезности.


Некоторое время я обдумывал это.


— Надо признаться, — произнес я наконец, — серьезная мысль о собственной бесполезности никогда не приходила мне в голову.


— Я бы тоже не забивал себе голову всем этим, — ответил Зыр, — будь я тобой, то есть командиром. Во многих отношениях ты меняешься гораздо сильнее, чем я.


— Объясни, — потребовал я.


— Но эти перемены совершенно очевидны, командир. Явилось ли твое повышение в должности следствием этих изменений в тебе или ты изменился для того, чтобы лучше соответствовать этой должности, не так уж и важно. Главное, перемены налицо.


— Что-то я не замечаю никаких перемен в себе, — возразил я.


— Это все оттого, что ты не склонен к самоанализу. Вспомни: было такое время, когда ты лично знал каждого Воина, служившего под твоим командованием. Ты считал это непременным условием успешного выполнения своих обязанностей. Теперь же я сомневаюсь, чтобы ты помнил даже, как зовут заместителей командиров твоих ударных групп. Пойми, я говорю это тебе вовсе не в порядке критики. Твои нынешние обязанности требуют некоторой отстраненности. Но согласись, это ведь отличается от твоих прежних привычек и поведения.


Загорелся новый индикатор. На этот раз корабля Тыр-Кым и Ымма. Время ожидания подходило к концу.


Третий индикатор упрямо не загорался.


До меня дошло, что было бы просто смешно, если бы окончательный удар Империи по Коалиции сорвался из-за неисправной лампочки на панели управления.


Индикатор оставался темным.


Я подумал, не послать ли за Техником, чтобы тот проверил индикатор. Я собирался уже посоветоваться об этом с Зыром, когда загорелся и этот индикатор.


Все наши силы были готовы к атаке. Усилием воли заставив себя успокоиться, я нажал на кнопку сигнала к атаке, и последняя битва началась.

ГЛАВА

— 8 —


Последовала некоторая пауза, прежде чем зажглись контрольные мониторы. Первым нашим шагом в битве была выброска флайеров — как старых, одноместных, так и новых, вмещающих трех Воинов.


Приемники изображения, транслировавшегося на мониторы, монтировались на днище флайеров и не включались до момента перехода их в горизонтальный полет. Конечно, я мог получить видеоинформацию сразу же после их отделения от десантных кораблей, но решил, что лучше уж потерпеть немного, чем наблюдать свободное падение их к планете.


Во избежание путаницы контрольные мониторы группировались по муравейникам. Мы с Зыром молча смотрели, как экраны по одному оживают.


— Говорит Ымм, командир, — пришло сообщение. — Докладываю о неисправности приемника изображения на флайере номер четыре.


— Сообщение принято, — отозвался я.


Этот обмен репликами стал возможен благодаря одному из последних изобретений Ученых. Чтобы уменьшить нагрузку на командный состав, они разработали устройство, преобразующее усиленный телепатический сигнал в обычный звук и наоборот. Даже притом что командующий планетарной операцией получал информацию только от командиров ударных групп, сообщения шли почти непрерывным потоком, так что это новшество оказалось очень ценным подспорьем.


Не обращая внимания на единственный темный экран, мы смотрели на события, разворачивающиеся на остальных. Первой задачей экипажей флайеров было изолировать муравейники, обрушив выходящие на поверхность и ведущие за пределы муравейника туннели. Одновременно с этим они сбросили глушилки, нарушившие связь противника. Лично я не слишком верил в эффективность этих штуковин — в первую очередь потому, что у нас просто не было возможности проверить их в деле. Темный экран являлся лучшим доказательством того, что никакая техника не застрахована от отказов, что бы там ни говорили наши Техники. Тем не менее мы не отказались от использования глушилок: в боевой ситуации связь жизненно важна, так что любая, пусть малейшая возможность дезорганизовать противника, стоила того, чтобы испробовать ее. Я просто не полагался на глушилки, планируя операцию.


— Говорит Тыр-Кым, командир. Бурильные модули приземлились и приведены в действие.


— Сообщение принято.


Это относится к четвертому муравейнику. Я бросил взгляд на мониторы в поисках подтверждения. Четвертый муравейник имел только три выхода, так что, вполне естественно, атакующая его группа первая приступила к боевым действиям.


— Говорит Ымм, командир. Бурильные модули приземлились и приведены в действие.


— Сообщение принято.


Пятый муравейник. Я попытался увидеть что-то на мониторах. Это оказалось не так-то просто. Как я уже сказал, приемники изображения стояли на флайерах, которым в этот момент хватало дел.


Пока бурильные модули приземлялись, флайеры занимались сбросом поверхностных вибраторов — работой, требовавшей ювелирной точности. Поэтому чаще всего на мониторах видно было только бешено несущуюся навстречу поверхность земли.


При подготовке операции мы много спорили о том, выбрасывать вибраторы до приземления бурильных модулей или одновременно с ними. Если бы мы сбросили их заранее, это дало бы флайерам больше времени на выполнение этого маневра, но одновременный сброс не давал муравьям времени на ответные действия.


— Говорит Зы-Ры, командир. Бурильные модули приземлились и приведены в действие.


— Сообщение принято.


Первый муравейник. Я надеялся, что муравьи находятся сейчас в полном замешательстве. Даже ожидая нашего нападения, они не могли предугадать его масштабы. Не зная о наличии у нас бурильных модулей, они могли готовиться только к отражению нашей атаки через туннели. То, что мы заблокировали их выходы на поверхность, должно было внести элемент неожиданности, еще более спутав их планы обороны.


— Говорит Рытт, командир. Бурильные модули приземлились и приведены в действие.


— Сообщение принято.


Второй муравейник! Что-то не так. Третий муравейник должен был доложиться прежде второго.


— Кых-Ты! — вызвал я.


— Слушаю, командир.


— Немедленно доложи обстановку!


— Встретили неожиданно сильное сопротивление на поверхности. Муравьи проделывают новые выходы на поверхность так быстро, что мы едва успеваем блокировать их.


Изображения на мониторах подтверждали это. Несмотря на все усилия экипажей флайеров, муравьи прорывались на поверхность.


— Тот район отличается сыпучими грунтами, командир, — сообщил мне Зыр. — Сомнительно, чтобы мы могли остановить их.


— Сбрасывайте бурильные модули, — приказал я.


— Есть, командир.


Мы сражались с осами с целью завоевать превосходство в воздухе. Теперь настало время использовать это превосходство.


— Зыр!


— Да, командир.


— Приведи свой резерв в состояние полной боевой готовности и доложи об исполнении.


— Есть, командир.


Если сложности начались уже на этом, раннем этапе операции, можно не сомневаться в том, что резерв потребуется нам задолго до ее окончания.


Один из мониторов погас.


Первый муравейник! Я ждал.


— Говорит Зы-Ры, командир, — пришло сообщение. — Мы потеряли флайер.


— Доложи подробнее, — приказал я.


— Причины неизвестны, командир. Флайер сбрасывал вибраторы и не вышел из пике. Предполагаю механическую неполадку.


— Сообщение принято.


Я надеялся получить более достоверную информацию. Механические неполадки у флайеров — событие исключительно редкое.


— Говорит Кых-Ты, командир. Бурильные модули приземлились и приведены в действие.


— Сообщение принято.


Третий муравейник. Что ж, битва теперь идет на всех фронтах. Я посмотрел на экраны. Муравьи собирались группами и направлялись к приземлившимся модулям.


— Кых-Ты!


— Слушаю, командир.


— Раздели свои флайеры. Пусть половина прекратит попытки заблокировать выходы и прикрывает огнем бурильные модули. Оставшаяся половина пусть пытается с помощью вибраторов заблокировать ведущие на поверхность туннели в их нижней части.


— Есть, командир.


Это будет настоящим испытанием подготовки и морального состояния ударной группы. Одно дело тренировки, на которых отрабатывался сброс вибраторов на заранее спланированные точки. Совсем другое дело найти цель на трехмерной карте, поменять настройку вибраторов и успешно осуществить маневр в условиях противодействия противника.


— Резерв к бою готов, командир.


Я не заметил, как вошел Зыр, но он снова стоял рядом со мной.


— Сообщение принято.


— Еще один приемник барахлит? — спросил он, заметив второй погасший экран.


— Потерян флайер, — ответил я. — Неизвестная неполадка.


При этих моих словах погас еще один экран.


— Говорит Зы-Ры, командир. Потеря еще одного флайера.


— Причины?


— Причины неизвестны, командир. Ситуация схожа с первым случаем.


Два флайера над одним и тем же муравейником!


— Что-то тут не так, командир, — перебил меня Зыр. — Не может быть, чтобы два флайера потерпели аварию из-за механических неполадок над одним и тем же районом.


Что-то в его словах натолкнуло меня на не оформившуюся еще мысль.


— Зы-Ры! Что, второй флайер упал там же, где первый?


Последовала небольшая пауза. Зы-Ры находилась в одном из бурильных модулей, так что вопрос пересылался ею на один из оставшихся флайеров.


— Ответ утвердительный, командир. Второй флайер упал, не выходя из пике, в том же секторе, что и первый.


— Дай приказ флайерам обходить этот сектор. Прикажи просканировать его ультразвуковыми локаторами и немедленно доложи мне результат.


— Есть, командир.


Я подозрительно покосился на остальные четыре группы мониторов, но загадочных аварий пока больше не было.


— Говорит Рытт, командир. Моя группа вошла в туннель и обрушила его участок за собой. Продвигаемся к хранилищу яиц. Потери пока — сорок три процента от первоначального состава.


— Сообщение принято.


Я бросил взгляд на ее группу мониторов. Все верно.


— Говорит Зы-Ры, командир. Ультразвуковое сканирование выявило наличие в указанном секторе техники. Визуального подтверждения нет.


— Сообщение принято.


Мои худшие подозрения начали подтверждаться.


— Рым всем командирам ударных групп! — передал я. — Предположительное использование противником холодного излучения. Огонь ведется по флайерам. По моей команде всем доложить текущую обстановку. Зы-Ры!


— Первый муравейник. Бурильные модули погружены или погружаются. В одно хранилище уже прорвались. Потери пока пятьдесят семь процентов. Предположительно противник ведет зенитный огонь по флайерам.


— Рытт!


Ответа не последовало.


— Кых-Ты!


— Третий муравейник. Бурильные модули погружены. Мы прорвались в два хранилища и камеру матки. Поступили сообщения об обстреле модулей холодными лучами, однако обстрел прекратился, не причинив заметного ущерба. Процент потерь пока не больше семидесяти семи.


— Тыр-Кым!


Ответа не последовало.


— Ымм!


— Пятый муравейник. Модули погружены или погружаются. Проникли в камеру матки. Потери — шестьдесят семь процентов.


— Рытт, вызываю второй раз.


— Второй муравейник. Бурильные модули погружены. Прорвались в камеру матки и одно из хранилищ. Потери — пятьдесят четыре процента.


— Тыр-Кым, вызываю второй раз.


Ответа не последовало.


— Говорит Рым. Вызываю командира отряда флайеров четвертого муравейника.


— Слушаю, командир.


— Доложи обстановку.


Последовала пауза.


— Обстановка неизвестна, командир. Связь с командиром группы прервалась с момента посадки бурильных модулей, и все попытки восстановить ее ничего не дали.


— Сообщение принято.


Я повернулся к Зыру:


— Твоя цель — четвертый муравейник. Проинструктируешь своих командиров при посадке.


— Какими силами атаковать, командир?


— Всеми наличными. Нам неизвестны размеры сопротивления.


— Есть, командир.


Я повернулся к экранам и не видел, как он вышел.

ГЛАВА

— 9 —


— Говорит Кых-Ты, командир. В районе третьего муравейника начался дождь.


— Сообщение принято.


Мы знали о потенциально плохих погодных условиях в зоне боевых действий, но не могли откладывать операцию в связи с необходимостью одновременного удара по всем планетам. Если уж на то пошло, нам повезло, что плохая погода случилась только в одном случае из пяти. Дождь заметно снизит эффективность воздушной поддержки, не говоря уже о сложностях при эвакуации с поверхности.


— Говорит Мыр-Зыт, командир. Принял командование группой в первом муравейнике.


— Сообщение принято.


Первый муравейник! Значит, Зы-Ры мертва. Первая… нет, возможно, вторая потеря командира ударной группы.


— Зыр!


— Слушаю, командир.


— Доложи обстановку!


— Четвертый муравейник, командир. Приказал флайерам сбросить все оставшиеся вибраторы с целью максимально дезорганизовать систему обороны противника.


— Что с группой Тыр-Кым?


— Не знаю, командир. Мы очень скоро спустимся в модули. Я немедленно доложу обстановку.


— Принято.


— Говорит Рытт, командир. Хранилище под озером обороняется холодным излучением. Несем тяжелые потери.


— Вы в состоянии выполнить задание?


— Разумеется, командир.


— Принято.


Снова холодное излучение! Во всем этом начала вырисовываться какая-то система, но у меня не было времени задумываться над этим.


— Говорит Ымм, командир. Поступают сообщения, что муравьи переносят яйца из хранилища по мере его уничтожения нами.


— Немедленно организуй погоню. Найди новое хранилище и уничтожь его.


— Есть, командир.


Обрушенные туннели должны были помешать муравьям перенести яйца. Похоже, в случае пятого муравейника это не сработало. Если муравьям это удастся, если они спасут хотя бы несколько яиц, их вид выживет, а значит, наша кампания потерпела провал.


— Говорит Зыр, командир. Мы в модулях и продвигаемся вперед, встречая минимальное сопротивление. Обнаружили ударную группу.


— Доложи.


— Ударная группа выведена из строя парализующим излучением. Муравьи прорвались в модули. Выживших нет. Мы очистили модули от муравьев. Модули в работоспособном состоянии, продолжаем выполнение задания.


— Были ли члены ударной группы оснащены антипарализующими устройствами?


— Да, командир. Судя по всему, муравьи или усовершенствовали свои парализующие лучи, или имеют в распоряжении еще неизвестное нам оружие. В то же время наша группа не встретила затруднений, подобных тем, что уничтожили первую группу. Возможно, действие этого оружия остановлено нашими энергочерпалками.


— Принято, — передал я.


Вот оно! Я нашел разгадку этой системы. Энергочерпалки продемонстрировали свою эффективность, но у каждого муравейника имелся резервный источник энергии. Судя по всему, наши глушилки не дали муравейникам возможности связаться друг с другом, поэтому каждый использовал резервный энергоблок по-своему, пока и его не оставили без энергии.


Первый использовал ее для организации зенитного огня, второй задействовал для обороны хранилища яиц холодное излучение. В третьем муравейнике тоже использовались холодные лучи, тогда как четвертый успешно применил для уничтожения ударной группы модифицированные парализующие лучи. Остается…


— Говорит Ымм, командир! Срочно! Пятый муравейник запускает космический корабль!


— Принято.


Теперь мы знали, как использовал свою энергию пятый муравейник.


— Рым вызывает экипаж орбитального катера! Немедленный старт! Занять боевую позицию над пятым муравейником!


Я нетерпеливо выслушал хор голосов, подтверждающих получение приказа.


— Ымм!


— Слушаю, командир.


— Доложи обстановку.


— Мы разведывали туннель, по которому муравьи выносили яйца. Туннель новый, сооруженный уже после нашего нападения. Туннель вел к камере, в которой находился космический корабль. Встретили очень сильное сопротивление противника, поэтому нам не удалось воспрепятствовать старту корабля.


— Сколько кораблей они запустили?


— Только один, командир.


— Начинай эвакуацию состава.


— Есть, командир.


— Рым вызывает капитана орбитального катера. Ваша цель — одиночный, повторяю: одиночный космический корабль. Уничтожить любой ценой!


— Есть, командир.


Если корабль с грузом яиц уйдет, мы проиграем, а Империя окажется в смертельной опасности.


— Говорит Ыр-Тык, командир. Принял командование группой номер два.


Я заставил себя отвлечься от стартующего вражеского корабля. Рытт мертва.


— Можешь ли ты подтвердить успешное выполнение задания Рытт?


— Подтверждаю, командир. Флайеры докладывают, что уровень воды в озере быстро понижается — значит яйца в хранилище гарантированно уничтожены. Я вывожу личный состав для эвакуации.


— Потери?


— На данный момент семьдесят два процента от первоначального состава.


— Сообщение принято.


— Говорит Кых-Ты, командир. Все цели в третьем муравейнике уничтожены. Потери восемьдесят семь процентов. Наши попытки вывести личный состав для эвакуации наталкиваются на сильное сопротивление противника. Остаткам моей группы не прорваться к поверхности своими силами. Прошу выслать подкрепление.


Я опасался чего-то в этом роде. Ухудшающиеся погодные условия еще более затрудняли эвакуацию личного состава.


— Резерв задействован полностью. Выслать подкрепление не представляется возможным.


Последовала секундная пауза.


— Все ясно, командир. Прошу разрешения отпустить флайеры — пусть возвращаются на десантный корабль.


— Разрешаю.


— Слушаюсь, командир.


Кых-Ты можно было считать мертвым. Он понимал это и пытался теперь спасти хотя бы часть своих Воинов.


— Говорит капитан орбитального челнока, командир. Мы обнаружили неприятельский корабль и уничтожили его.


— Доложи подробнее.


— Их корабль, судя по всему, не приспособлен для боя. Заняв позицию на низкой орбите, мы смогли перехватить его прежде, чем они свернули со стартовой траектории. Холодного излучения хватило, чтобы уничтожить его полностью.


— Возвращайся на транспортный корабль.


— Есть, командир.


Я мог утешаться тем, что хотя бы какая-то часть операции прошла без осложнений.


— Говорит Мыр-Зыт, командир. Все цели в первом муравейнике уничтожены. Эвакуируем личный состав. Потери шестьдесят девять процентов.


— Принято.


— Командир отряда флайеров третьей группы вызывает командира. Прошу разрешения приземлить флайеры и попытаться помочь группе прорваться на поверхность.


Я задумался. Флайеры группы Кых-Ты отказывались выполнять его приказ и уходить, бросив своих товарищей.


— Разрешаю. Приземляйтесь вне радиуса действия автоматических прицелов на бурильных модулях.


— Есть. Спасибо, командир.


Если есть хоть малейший шанс спасти блокированную группу, его нужно использовать. Я не имел права посылать Воинов на это почти безнадежное дело, но и не мог отказать им в просьбе сделать такую попытку.


— Капитан второго десантного корабля вызывает командира. Срочно! Мы падаем!


— В чем дело?


— Ошибка в маневрировании орбитального челнока при попытке стыковки. Сильные повреждения, не поддающиеся починке. Мы сходим с орбиты и сгорим при входе в плотные слои атмосферы.


— Принято.


Один из трех кораблей! Потерян! Такая возможность в моих планах даже не рассматривалась.


— Рым вызывает капитана орбитального катера. Не пытайтесь, повторяю: не пытайтесь стыковаться с десантными кораблями. Неисправность вашего челнока привела к катастрофе второго десантного корабля. Попытайтесь приземлиться вблизи муравейника и присоединиться к наземным войскам для последующей эвакуации.


Я не стал слушать подтверждающие отзывы. Пилотам челнока было не хуже моего известно, что их аппарат не рассчитан на приземление. Мой приказ был всего лишь приемлемой альтернативой ожиданию на орбите до тех пор, пока у них не выйдет запас воздуха.


— Говорит Зыр, командир. Все цели в четвертом муравейнике уничтожены. Вывожу личный состав на поверхность. Потери — пятьдесят девять процентов.


— Сообщение принято.


Итак, полная ясность со всеми муравейниками, кроме одного.


— Рым вызывает Кых-Ты. Доложи обстановку.


Ответа не последовало.


— Рым командиру отряда флайеров третьей ударной группы. Доложи обстановку.


Ответа не последовало.


— Рым вызывает всех выживших Воинов из третьей ударной группы. Доложите обстановку. Ответа не последовало.


Попытка спасти блокированных в третьем муравейнике Воинов провалилась.

ГЛАВА

— 10 —


Потеря десантного корабля заметно спутала наши планы эвакуации личного состава с поверхности планеты. Вместо расчетных тридцати процентов от первоначальной численности мы могли теперь вернуть на корабль-колонию не больше двадцати процентов. Даже полностью потеряв две ударные группы, мы все равно не смогли бы подобрать всех уцелевших.


Я отдал свой последний в этой операции приказ.


— Рым вызывает всех командиров и исполняющих обязанности командиров. Операция успешно завершена. Последовательность эвакуации согласуйте непосредственно с командирами десантных челноков. Мы имеем в распоряжении только два десантных корабля: первый и третий.


Получив их отзывы, я вышел из рубки управления и отправился в свою каюту.


Теперь я понимал, почему командующим планетарными операциями рекомендуется принимать пищу до начала боевых действий, и почему от них не требуется докладывать Верховному Главнокомандованию до самого возвращения на корабль-колонию.


Хотя сам я за все время последней кампании ни разу не брал в руки оружия, я устал больше, чем от любой из предыдущих операций. Я даже начинал верить Ученым и Техникам, утверждающим, что они, даже не участвуя в боях, устают не меньше Воинов.


И все же я уснул не сразу. Вместо этого я задумался почему-то над несколькими вопросами.


При каких обстоятельствах меня разбудят в следующий раз? Потребует ли Верховное Главнокомандование от меня подробного рапорта? Или меня привлекут к колонизации новых планет — если, конечно, война с Коалицией действительно успешно завершена? Или же — как это предполагал Зыр — меня разбудят только в случае новой серьезной угрозы Империи?


Зыр! До меня вдруг дошло, что его группа завершила задание последней. По логике вещей, это означало, что их эвакуируют с планеты последними из выживших и, следовательно, кто-то, если не все из них, может вообще остаться там. Будет ли Зыр в числе спасенных? Или он останется там, и его включат в список потерь?


Я вдруг понял, что эти вопросы волнуют меня не больше, чем… чем, скажем, вероятность появления разумного вида теплокровных. Я цзын, я Воин, и я успешно исполнил свой долг перед Империей.


Я уснул.





Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Артем Михалев «Московская магия. Первая волна.», Fred Patten «Псы войны I (сборник)», Кирилл Юрченко «Грозный. Пес, который искал человека»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: