Furtails
Khael
«Захватчики»
#NO YIFF #инопланетянин #хуман #фантастика

У Ирэ-шах сегодня было отличное настроение, сегодня ему исполнилось полных семь оборотов - возраст в котором особи летунов считались уже полностью сформировавшимися взрослыми индивидами. Так долго этого дня приходилось ждать только им – слишком сложное строение тела не компенсировал даже ускоренный метаболизм, он уравновешивался крупным по меркам вида т’лари мозгом. С другой стороны сегодня его ждёт встреча с Богами. Ни прыгуны, ни хамелеоны, ни лучники этой чести не удостоятся никогда, ну или почти никогда, Посвящение проходят лишь летуны, мыслители и скульпторы. Ну и конечно Королевы, но Королев всего две и обе проживут ещё не одну сотню, а может и тысячу оборотов, на новых королев Боги установили табу.


Боги суровы, но справедливы, они принесли т’лари мир и одарили разумом. Ещё тридцать оборотов тому у Ирэ-шах не было бы своего разума, его бы подавляла воля Консортов, и он бы не мог наслаждаться ощущением свежего прохладного ветерка в своих перьях-чешуйках, не мог бы любоваться блистающей красотой заросшего голубыми лианами озера, которое образовалось в месте попадания тактического термоядерного боеприпаса типа космос-поверхность. Вообще Боги советовали избегать подобных мест, даже двойное дублирование спирали ДНК не всегда могло предотвратить пагубных последствий воздействия проникающей радиации, но следы прошедших когда-то боёв не раз щедро засыпали дезактиватором и спустя столько лет они были уже далеко не так опасны.


Если бы у Ирэ не было крыльев, он бы тут не гулял. Но с крыльями ориентироваться на Поле Погибели было куда проще, и даже десяток тысяч прыжков расстояния уже не казался непреодолимой дистанцией. Нет, не подумайте, ему нравилось в городе, город удовлетворял все потребности, Боги позаботились о том, что у всех была пища, убежище для сна, места для игр и даже Смысл. Но его постоянно тянуло сюда, он пытался представить то, что происходило тут задолго до его вылупления, когда гнев Богов карал наших неразумных предков. А главное его сокровище покоилось на том берегу – полузатопленный обгоревший и оплавленный остов ударного крейсера прорыва как свидетельство дерзости его расы, посмевшей бросить вызов Богам и свидетельство их же былого величия. Потому, что даже просто торчащие из кроваво-фиолетовой воды орудийные суппорта третьей палубы левого борта и сопло одной из ходовых установок повергали Ирэ-шах в трепет, от них до сих пор веяло Великой Бездной и светом прекрасных чужих звёзд.


Молодой летун в последний раз взмахнул огромными серыми крыльями и, балансируя на неподвластном коррозии бронепокрытии падшего титана, свернул из за спиной. Его острые коготки оставили в налипшей на мёртвый остов корабля грязи длинные полосы, и припорошили её сверху мелким тальком, который защищал перья от вредоносных организмов и агрессивных жидкостей, а так же когда-то содержал сильнейший нейротоксин, опасный даже для защищённых скафандром Богов, попадая в воздушние фильтры, он постепенно разлагал их мембраны. Единственной защитой тогда была система с замкнутым циклом рециркуляции, но направленное Королевами редактирование генома избавило новые поколения выводка от этой неприятной особенности.


Чуть погодя он уселся поудобнее и уставился огромными фасеточными глазами на восходящее белое солнце. Зрелище его просто завораживало, не только визуальными эффектами, но и ощущением приносимого вместе со светом тепла, которое будто бы будило ото сна, хотя на самом деле первоначально летуны были ночными хищниками и всё должно бы быть иначе, но Королевы, ещё до встречи с Богами, освободили т’лари от многих недостатков. Впрочем они же и ограничивали развитие тех их достоинств, которые были направлены в сторону от узкой специализации – войны. Хоть в плане разума им повезло, пилот уникального живого корабля, выращивание которого занимало от десяти до ста оборотов, просто не может быть тупым болванчиком, пусть его интеллект и используется в жёстко заданных пределах.


Но все эти мысли сейчас Ирэ-шах ничуть не беспокоили, просто проскальзывая где-то на заднем плане, по давно протоптанным ими тропинкам, а он вытащил из синтпластового кейса холопланшет и достал стилус. Планшет был старой модели, излучатель был немного изношен и потому порой давал рябь, а батареи хватало всего на несколько часов, но несовершеннолетние не имели право работать, потому и денег на покупку нового у него не было. Всё необходимое для учёбы и досуга им давал Университет, который в последнее время неважно финансировался. Но вообще для целей Ирэ этого было вполне достаточно. Он привычно отпустил вожжи своего воображения, растворившись в фантазиях целиком. На инфоноситель постепенно переносился пейзаж совершенно не похожий на тот, который был перед его глазами. Тут не было ни корабля, ни джунглей, осталось только озеро и Город. Словно выросший на обильно сдобренной пеплом почве, совершенно ни на что не похожий Город. Город его и расы, не нуждающейся больше в руководстве свыше, но и не той, которая погибла в недавней войне, таких городов т’лари никогда ещё не выращивали, и никто не выращивал, его придумал молодой летун, немного неумело и наивно, но от всех своих четырёх сердец, он был не только выращен, но и построен, являя собой что-то совершенно новое, взявшее лучшее от технократической цивилизации Богов и биоцивилизации т’лари.


Рисунок был почти окончен, когда ноздри уловили чуждый запах. Он тут же бросил драгоценный планшет и перо в сумку на животе и повернулся в сторону потенциальной опасности. Хотя Боги давно уничтожили мятежных Королев, а большая часть бойцовых особей погибли ещё во время штурма, какая-то часть их осталась и в руинах и джунглях обитали Дикие. Они были безумны, лишившись связи с Консортами, никогда не обладая развитым разумом, они деградировали и одичали, нападая на всё что могло оказаться едой. Увы, но бластера у Ирэ не было, но был силовой нож – прямоугольная рукоять, созданная явно не под руку его вида с такой же линзой-излучателем, как у холопланшета, только не конической формы, а в виде тонкого длинного разреза. И «показывала» эта рукоять совсем не картинки, из неё выскакивало гудящее от переизбытка энергии и искрящее из-за раскалибровки фокусаторов плазменное лезвие длинной в локоть. Это оружие он нашёл неподалёку от упавшего десантного бота, совершенно случайно, и прятал его от Наставников, потому что знал – отберут и накажут. Но без оружия он бы никогда не набрался смелости летать в руины, где создавал свои рисунки, потому он осознанно пошёл на преступление, не против Богов конечно же, только против Наставников, эти не были так мудры, как Боги. Вот видимо пришла наконец пора применить нож по прямому назначению.


Прыгуна он учуял, когда тот был уже на расстоянии одного прыжка (собственно средняя дальность их прыжка и дала название единице отсчёта) и с шипением выпустил воздух из дыхательных щелей по обе стороны от шеи. Даже с силовым ножом против прыгуна шансов было мало. Во время войны эти туповатые, но невероятно быстрые существа использовались в роли штурмовиков ближнего боя. Две верхних пары лап оканчивались изогнутыми длинными клинками с очень тонкой кромкой. Третья, чуть покороче, имела гибкие длинные пальцы, обычно в ней было какое-то стрелковое оружие или щит, но даже без них более чем достаточно было верхней. Ещё две пары конечностей представляли собой ноги с тремя гибкими сочленениями и множеством самых разнообразных крючков на них, позволявших прыгунам бегать даже по очень гладким вертикальным поверхностям, а главное – они прыгали. Очень далеко. И имели практически молниеносную скорость реакции, даже по меркам летунов прыгуны были быстрыми, пусть и глуповатыми. За реакциями и инстинктами места для мозга у них осталось мало, да и мозг – уязвим, потому он был распределён по их телу в виде нервных узлов, гарантируя боеспособность даже при поражении половины их. Анатомия всех Сородичей преподавалась в том же Университете, но прыгунов осталось мало, в Городе он их видел за всё время всего пару раз, применения узкоспециализированной бойцовской особи в мирное время не находилось. И Ирэ был сейчас немного удивлён тем фактом что ещё жив, а прыгун не нападает, вообще выделения ароматных желез они полностью регулировали и запах он почуял лишь потому, что прыгун сам пожелал о себе предупредить.


- Не бойся. Нужна помощь.


Его жвала не двигались, и звуков он не издавал. Общение с прыгунами происходило в основном при помощи запахов, потому было очень примитивным. Но Дикие давно разучились общаться запахами даже с кем-то из себе подобных. Этот же явно умел в Речь.

Летуны запахами не общались, зачем это пилотам? Потому Ирэ, справившись с удивлением, ответил голосом


- Ты не Дикий?


- Я один. Охотник. Нужна помощь. Не буду убивать. Не стану есть.


Зеленоватые отливы хитина прыгуна давно покрыла коричневая патина. Он был стар. Видимо очень стар. Сам запах «охотник» был немного архаичным и означал скорее что-то вроде «охотник-у-подножья-трона». Один из клинков был выдран вместе с лапой, но судя по всему достаточно давно. Бледные следы на грудных пластинах свидетельствовали о таком же давнем повреждении хитина в этом месте. Но свежих ран Ирэ не видел. В чём помощь? Какая? Это было странно. И жутко интриговало молодого летуна, хотя всё ещё могло угрожать его жизни.


- Я помогу, если смогу.


- Ты поможешь. Следуй. Я покажу.


Сначала летун пытался и вправду за ним идти, но затем просто поднялся вверх и дело пошло куда быстрее. Конечно, уследить за сливающимся с фоном стремительным убийцей было тоже непросто, но он справился. На финальном участке всё же пришлось снова спуститься вниз. В этой части Руин Ирэ бывать раньше не случалось. Джунгли затянули всё сверху непроницаемой для визуального наблюдения маскировочной сетью, они закрывали собой огромные воронки и дыры в земле, но сами дыры остались там где и возникли во время давно отгремевшего боя. Оплавленные зёвы пещер, проломы в некогда живых сводах тоннелей, тут и там матово поблёскивает метал, то ли следы использовавшихся защитниками систем, то ли боевых машин Богов, проводивших зачистку Улья. Дыра в которую нырнул его проводник ничем не отличалась от других, под ногами у Ирэ что-то мерзко хрустело и переключив зрение на ночной режим он разглядел устилавшие пол хитиновые фрагменты самых разных представителей Рода. Здесь был и хитин прыгунов, и оскаленные изогнутые назад черепа мыслителей, и радужно переливающиеся чешуи хамелеонов, где-то кажется даже заметил истрёпанные и обгорелые перья летунов, хотя совершенно не понятно что они бы могли делать в туннеле, где их крылья бесполезны, а физические кондиции оставляют желать лучшего. Но постепенно останков становилось меньше, разрушения были не так масштабны. Большинство защитников погибли раньше, только у самого входа в большую камеру их встретили узнаваемые хребты с пустотелыми трубчатыми костяными метателями, в которых лучники хранили свои смазанные кислотой дротики – последняя линия обороны. И внутри зала молодого летуна впервые по-настоящему проняло. Королева! Вернее мёртвая королева, точнее то что от неё осталось, в очищенном от плоти хитиновом панцире давно нашли свой дом множество мелких обитателей. Здесь была когда-то камера одной из тринадцати Падших и едва не ставших причиной полного вымирания своего народа, но Боги милостивы.


- Сюда.


Ирэ едва не забыл о своём провожатом, засмотревшись на величественный, даже в смерти, экзоскелет существа определившего не только современную историю, но возможно и создавшего его вид. Прыгун стоял у дальней стены, там, чуть склонившись набок, покоилась мобильная камера гиперстаза, в которой находилось крупное золотистое яйцо. Камера могла принадлежать только победившей стороне, как и почему её здесь забыли? Что произошло после смерти Королевы? В Университете им рассказывали, что два королевских яйца удалось сохранить, из них и были воспитаны новые Королевы, способные вступить в диалог с Богами. Но если бы не удалось? Только теперь эта мысль посетила голову летуна. А ещё он вспомнил, что вместе с Королевами погибли все до единого Консорты, как они выглядели теперь можно было узнать только из архивных записей, так как их яйца спасти то ли не успели, то ли не сочли нужным. Проблема т’лари в данный момент заключалась в том, что хотя для воспроизводства и изменения любых особей сами молодые королевы в Консортах и не нуждались, но без Консорта не могло возникнуть ни одной новой Королевы. Сейчас в этом не было никакой необходимости, да и Боги обещали как-то помочь с решением проблемы, которая могла возникнуть в далёком будущем, но пока не спешили, большее количество Королев было не нужно ни им, ни самим т’лари, но это пока. И то, что Ирэ видел сейчас в мигающей красными индикаторами стазис-капсуле, не могло быть ни чем иным, как яйцом Консорта, хотя бы потому, что как выглядят все остальные яйца ему было известно. Единственным. Последним.


- Помоги. Сломалось. Скоро умрёт.


Да, огоньки своим немым суматошным мерцанием истерично вопили о критическом сбое системы. Молодой летун задумчиво прикоснулся к капсуле пальцами. Открыть он её не сможет – это понятно. Слишком хорошая защита, он не знает кодов, у него нет ключ-карты или ещё чего-то для доступа к устройству, да и вообще он не умеет выводить яйца из стазиса, вероятно это может оказаться вообще не самой банальной процедурой и требовать дополнительного оборудования. Поднять? Он дёрнул изо всех сил и только после этого заметил, что основание капсулы вплавилось в пол, какая же для этого нужна была температура?


- Я не знаю как. Я не умею.


- Приведи Убийц.


- Я не понимаю.


- Тех кто разрушил Гнездо.


Убийцы. Это слово поначалу показалось святотатством, но взглянув вокруг, летун согласился. Несомненно, Боги умели быть очень талантливыми убийцами. Но пока он долетит до Города, пока сумеет связаться с кем-то способным принимать решения, а вдруг огоньки погаснут раньше? Мысли что Боги не захотят помочь он и не допускал, они всегда помогали, они добрые.


- Боги могут не успеть. Помоги мне освободить стазис-камеру и я дотащу её до Города на крыльях.


Прыгун решил больше не тратить время на разговоры и принялся яростно бить по земле вокруг капсулы своими ужасными клинками. Всего лишь на третьем ударе сломался один, оставив лишь пару царапин, на пятом – второй, его конец намертво застрял в остекленевшей поверхности. Всё это заняло меньше одного вдоха.


- Стой! Так ничего не выйдет, у меня есть резак.


Плазменный клинок показал себя хорошим оружием. Хотя его батареи хватило едва-едва, после чего он превратился просто в неудобный кусок керамопластика (твердотельный топливный элемент невозможно просто перезарядить, он являлся банальным расходником) и Ирэ отныне остался без оружия. Но сейчас это его не волновало, важно было успеть принести яйцо Богам, будет нелегко, почти половина его собственного веса, возможно даже чуть больше. О том, что Боги могут на обрадоваться такому подарку и попросту его уничтожить, летун тоже даже и помыслить не мог.


- Помоги дотащить его наружу, а дальше уже я всё сделаю, обещаю.


***


- Стас, у нас на сегодня всё?


- Нет ещё один.


- Откуда? По плану же всех пропустили.


- Вчера не пришёл.


- Не может быть! Почему я слышу о ЧП только сейчас? А ведь это ЧП, Стас! Это пиздец какое ЧП!


- Юра, не кипиши. Нормально всё. Этот тот паренёк, из-за которого вчера весь экспедиционный корпус на ушах стоял и теперь Генеральная Ассамблея собирается, а нам, может, наконец снова бюджет благодаря ему утвердят, а то в последнее время вообще с финансированием швах. Не успел он просто. Занят был. Не сьехало у него ничего.

Юрий Максфлай, младший научный сотрудник центра ксеноадаптации на планете Пикуль 3, он же в прошлом капитан пятого десантного корпуса ВКС шумно выдохнул.


- Нихрена не нормально, Стас. Это ты тогда ещё у папки из яиц не выполз, а я эту планету брал. Мне до сих пор кошмары снятся. 27 лет прошло, а они, сука, снятся. И ребята, которые тут остались, во сне приходят, ничего не говорят, просто молча смотрят с той стороны, будто ждут чего-то. Если этот проект провалится, если эта пороховая бочка рванёт, всё зря окажется. Да какая бочка, это сраный артпогребнабитый активный антивеществом. Нет, я один из тех благодаря кому мы её и «недочистили», но я до сих пор не уверен, что это не было фатальной ошибкой. Эта война…это была самая хуёвая война, о которой ты можешь почитать в книжках. Эти королевы настрогали столько «мяса» что его просто прокормить было невозможно, оно обязано было дохнуть в бою или жрать друг друга, иначе бы сдохло с голоду. Эти мрази только и знали что жрать и плодиться. И чем больше они жрали – тем больше плодились. И чем больше плодились – тем им сильнее хотелось жрать. Космическая саранча, мать её, без малейших представлений о грёбаной демографии, с огромным адаптационным потенциалом, пожирающая и ассимилирующая ДНК пожранных рас, чтобы поставить их в строй и бросить в топку.


- Слышал я уже эту пластинку, Юр, при чём в твоём исполнении. И я тут не совсем чужой человек, историю знаю, и роль твою знаю. Да, мы на пороховой бочке сидим и пытаемся научить этих ребят думать своей башкой и жить своей жизнью, держа ствол в виде линейного крейсера класса Разрушитель у виска их Королев. Да, мы не ради ресурсов воевали, которые на любом астероиде можно копать, пусть и чуть подороже, хотя корпы сейчас и наглеют. Да, не ради жизненного пространства, для нас эта сраная сауна в которой ночью температура до +50 по Цельсию опускается - тот ещё Ад. Но давай держи свои воспоминания о бурной молодости в узде и постарайся быть обьективен. Хоть мы и продвигаем идею собственной божественности, но мы не боги, уничтожать всех кого мы попросту боимся - не вариант.


- Извини. Меня иногда заносит. А с этим Консортом сейчас и правда проблема. Даже не знаю во что это выльется, хочется взять и напиться, но нельзя, нас тут и так всего семеро на половину планеты осталось, дел постоянно невпроворот, если я сорвусь...


- Да в дыру это яйцо! Чёрную. Я считаю, что нам повезло. Ведь без него рано или поздно они бы деградировали и вымерли, а теперь есть шанс.


- Это ты называешь «повезло»? Шанс на то что всё повторится?


- Или на то что они изменятся. С нашей конечно помощью попервах и под нашим контролем.


- И будут нам благодарны до скончания веков, и поднесут стакан воды когда мы будем лежать на смертном одре, бла-бла-бла и прочая чушь, хватит заливать, не пытайся выглядеть идиотом. Как его имя?


- Кого? – непонимающим взглядом Станислав Каничев уставился на своего собеседника, мужчину среднего возраста с сединой в голове и пересекающим лицо шрамом, который он категорически отказывался убирать в ближайшем автодоке.


- Парня этого, мать их. И говоря парня я помню что они неопределившиеся гермафродиты, при чём с замороженной функцией к воспроизводству. Всё тут слишком чужое, Стас. Так как зовут этого Спасителя, черти б его драли?


- Ааа..сейчас. Ирэ-шах. Но Ирэ-тла ему по-моему не стать. Не дотягивает по тестам. Хоть и чуть-чуть, но не дотягивает, а в свете последнего залёта...


- Мы сегодня тринадцать летунов зарезали, Стасик. Тринадцать. И всего одного взяли. Я конечно понимаю что для них это не трагедия. Будут вариться в своей адовой печке, порхать над мутировавшими цветочками и делать бессмысленную работу, которую можно сделать любым автономным дроном втрое быстрее, но план у нас какой? Ин-те-гра-ци-я! И кого мы будет интегрировать, если меньше десяти процентов проходит?


- Правила не мы писали. А его за штурвал наших «Хорнетов» пускать опасно, сами обучим – сами получим. Знаешь сколько он нарушил? У него даже рабочий десантный тесак был, тот который PS-310. Как там вы его называли? Потрошитель?


- Кишковёрт. Херня всё это, товарищ второй наблюдатель, именно такие нам и нужны. Кстати зачем он ему? Он как-то оправдывался?


- Говорил что любит летать на Руины. А там опасно. Вот и не сдал.


Какой-то время они помолчали, а затем Станислав добавил.


- Он там восходы рисовал, представь?


- Зови. Я хочу в его глаза посмотреть. А потом сделаем, как я скажу. Под мою ответственность.


- И что ты в них увидеть хочешь кроме собственного отражения? А вообще я тебя не понимаю, ты же только что был резко против, с чего такой внезапный поворот на 180?


- Считай, что я подостыл и передумал. Только идиоты никогда не меняют своего мнения.


- Ну хорошо, тогда с тебя виски, Юр, настоящее, земное. И мне плевать, где ты его добудешь.


***

Всего пятнадцать минут спустя они оба стояли у огромного панорамного проекционного окна и смотрели как улетает в сторону складского комплекса сравнительно мелкий, метр-шестьдесят в высоту и всего тридцать два кило весом при 0,9G чужак. Сильно смещённое в УФ-спектр солце бликовало на том, что можно было назвать перьями, изящная, издали похожая на человеческую, а вблизи больше напоминающая огромного мотылька, фигурка удалялась, но не становилась мельче, мощные сканеры держали её в фокусе по прихоти Юрия. Для этого человеку не требовалось делать никаких манипуляций, универсальный кибердэк был имплантирован в затылочную часть его черепной коробки. Что его товарищ высмотрел в похожих на глаза насекомого буркалах, Стас не спрашивал, но бутылка виски можно считать была уже у него в кармане, и это осознание приятно грело душу.


- И что ты сейчас чувствуешь, приняв такое решение и пялясь на фигурку этой бабочки так, словно увидел аппетитную кралю из порножурнала?


- Мне кажется, что я вижу таинство рождения ангела. Который однажды приснился мне в детстве. Знал бы ты, как я когда-то мечтал о таких же крыльях.


- Потому и пошёл в Космофлот? Ради крыльев? Или чтобы найти ангелов, несущих смерть всему живому, а затем дать им передовой космоперехватчик и снова послать в бой? Порой я думаю, что все эти разговоры о гуманизме – чушь кошачья, мы просто не смогли отказаться от возможности заполучить лучшие ген.технологии и самых совершенных пилотов в исследованном секторе Галактики. А вся эта программа существует только потому, что мы пока не можем повторить эти штуки с перестройкой генома на достойном уровне и с нужным экономическим эффектом.


- Всё может быть. Но, в космофлот я пошёл уже когда мне эти недоразвитые крылья выжгли паяльной лампой. А чушь собачья, просто в отличии от кошек, собаки не пережили Эпоху Пандемии, как и большинство стайных животных. И вообще давай больше не будем о моих снах, Стас. Ты меня давно знаешь, но некоторые вещи никогда не поймёшь, так что не береди душу. Не потому что ты глупый, у тебя IQ выше на пятнадцать единиц, а потому что тебе в детстве никогда не снилось, что у тебя есть крылья.


- Так точно, товарищ капитан, иногда ты для меня загадка даже большая, чем они.


***


Ирэ-тла был счастлив. Боги дали ему шанс. Шанс увидеть Великую Пустоту и приобщиться к её мудрости, шанс преодолеть узы гравитации, шанс быть одним из них, пусть и не на равных. Он никогда не сменит штурвал истребителя на что-то большее, но это уже немало, а там кто знает, большинство его сородичей были лишены и такой перспективы. Сейчас он летел получать жетон кадета, специально спроектированную под физиологию летунов форму, карту доступа и даже личное стрелковое оружие, которое правда до сдачи экзаменов оно будет заблокировано дистанционным кодом. А через три восхода прибудет транспорт, который забирает с планеты новых рекрутов, и отвезёт их в тренировочный центр на орбите Пикуль 5. Там его научать нести мир, и оттуда он, если повезёт, вернётся кем-то другим, большим чем он сегодняшний, кем-то, кто сумеет построить на месте руин тот город, нарисованный ещё вчера на рассвете. Но все эмоции перекрывало возбуждение от полученного лично из рук Бога подарка, старого десантного плазменного резака, точной копии того которым он освобождал капсулу и уже думал, что лишился его навсегда (тот отобрали Наставники как только он вернулся, просто выбросить разряженное оружие у летуна не хватило духу). И вот на его поясе, уже открыто, висел такой же, с потёртой неудобной рукояткой, мелкими царапинами и парой сколов, но в идеальном рабочем состоянии. В основании излучателя сбоку можно было рассмотреть маркировку PS-310 5th Assault Scuad.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Арсен Шмат «Бейссел», Наталия Котянова «О взаимодействии осколков», otrstf «Антропоморфные лисы в космосе - 4»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: